LostShadow

LostShadow

Страничка с рассказами и всем прочим: https://vk.com/shadows_of_distant_worlds
На Пикабу
поставил 1752 плюса и 331 минус
отредактировал 142 поста
проголосовал за 182 редактирования

Сообщества:

Награды:
За победу над кибермошенниками За подвиги в Мире PlayStation 5 лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели редактирование тегов в 100 и более постах более 1000 подписчиков
242К рейтинг 3978 подписчиков 30 комментариев 185 постов 172 в горячем
543

Случай из практики 166

Женщина 31 год

— Есть у меня дурная привычка – говорить не думая, - пожаловалась клиентка, высокая симпатичная шатенка в деловом костюме. – Но ничего не могу с собой поделать, особенно когда вижу, как кто-то вводит себя или окружающих в заблуждение - тут же влезаю в разговор и говорю все как есть.

— Давно это с вами происходит?

— Знаете, я раньше как-то справлялась с этим делом, но когда моя лучшая подруга, Кристина лет пять назад в очередной раз, на наших с девчонками посиделках, начала ныть о своей нелегкой жизни то я не выдержала и объяснила ей что к чему — вот с тех самых пор все пошло по наклонной.

— А что конкретно вы ей сказали?

— Ну, она жаловалась на то, что у нее никак не получается завести серьезные отношения – мол, у всех уже мужья, дети и все такое, она до сих пор одна. Хотя сама при этом то с одним поживет, то с другим и все никак. Ну я ей и сказала: «А может, дорогая, стоит перестать встречаться с уголовниками, водятлами, или чуваками, которых разыскивает миграционная служба?» Я думала она оценит шутку, а получилось наоборот – ну разве я виновата, что двух ее хахалей посадили, еще один решил сыграть в игру – сколько раз можно разбиться на машине и выжить, а последний вообще оказался нелегалом, подлежащим депортации! Девчонки посмеялись, а вот Кристя обиделась…

— Да, неприятно, - задумчиво проговорила я. – У вас это со всеми случается или вы можете контролировать свое поведение с определенными людьми, родителями например?

— Ну мама недавно пришла с работы и сообщила что все - у нее на работе осталось всего два с половиной человека, остальные поувольнялись. Ну я ей и предложила подать объявление на сайты с вакансиями. А она такая: «Да кто же сейчас захочет работать в морге, да еще и за такую мизерную зарплату?» Ну я и ответила, что она плохо нынешнее поколение знает, нам чем проще – тем лучше. Можно даже слоган составить: «Работа мечты: тихо как в могиле, чище чем в операционной, плюс – каждому сотруднику по холодильнику». Отец, когда услышал - поперхнулся чаем, а мать посмотрела исподлобья и сказала: «Язык у тебя без костей – потому-то от тебя мужики и бегут».

— С родственниками понятно, а что насчет работы?

— А что там может быть? – Юлия неожиданно рассмеялась. – Думаю, меня ненавидит весь коллектив… Буквально позавчера, Илона, наш зарплатник пришла на работу темнее тучи – вскоре выяснилось, что у нее целая куча проблем накопилась. Так вот, сидела она у себя за столом и большим пальцем туда-сюда лезвие в канцелярском ноже водит и трещит при этом. Мне это, в конце концов, надоело, и я говорю ей через весь кабинет: «Ты это, если собралась вскрыться, то чур я забираю твое кресло и монитор, а еще тот маленький наборчик для маникюра из верхнего ящика». Вой поднялся на весь офис – мол я такая стерва и вечно лезу со своими тупыми шуточками! А в чем я виновата? Что она пришла со своими проблемами на работу и теперь лает на каждого сотрудника, который входит в бухгалтерию? Или что мешает своим треском окружающим? Или что не сходила к гинекологу, когда решила немного пошалить с парочкой левых парней в ночном клубе, напившись при этом до поросячьего визга? Да, мне порой не хватает немного, как это называется… такта, но блин, если вокруг меня одни тупицы, то почему я не должна называть вещи своими именами?

— На самом деле – это лично ваш выбор. Вы взрослый самостоятельный человек с неплохим чувством юмора и вполне отдаете себе отчет в том, что говорите и кому говорите. Просто вы не считаете нужным себя сдерживать – отсюда и все эти случаи. Вопрос в другом – а так ли это мешает вам жить? Разве родители стали вас меньше любить? Или вас раз за разом выгоняют с работы?

— Да вроде нет, - покачала головой женщина. – В офисе меня ценят и уважают, возможно, как раз потому, что я за словом в карман не лезу. Это только моим подружкам мешает – они-то меня к вам и отправили.

— Почему?

— Внушили мне что это проблема и так же, как моя мамочка твердят, что я так себе мужика не найду. А может он мне нафиг не нужен, если шуток не понимает и правды боится!

— И снова я не вижу проблемы, если такова ваша позиция. Не нужно пытаться меня свою натуру – особенно когда в этом нет особой необходимости.

— Спасибо что не стали мне мозги выкручивать! – усмехнулась Юлия. – Я когда вернусь, так всыплю этим балаболкам, которые меня сбили с панталыку! Наверное, почувствовали, что на моем фоне уже не кажутся такими же свободными как раньше – сидят, бубнят о своих мужьях и чуть что, спрашивают у них разрешения то задержаться на полчасика, то сто рублей на что-нибудь потратить. Вот и решили мозги мне вправить, чтобы была такой же. И еще меня стервой называют…

Показать полностью
1690

Случай из практики 165

Мужчина 35 лет

— У меня, наверное, самая тупая история на свете, - усмехнувшись, заявил клиент. – Будто меня вырезали из реальной жизни и засунули в какую-нибудь английскую комедию с черным юмором.

— Можете не переживать, я не стану смеяться.

— На самом деле я не особо то и против – порой и сам не знаю, плакать или ржать как мерин. Короче, я женат, детей нет, но мы с женой их очень хотели. Мы с ней уже давно: лет семь как живем вместе и года полтора перед этим встречались. Работаю хорошо, она тоже, широкий круг друзей, частенько собираемся вместе, играем в настолки, болтаем и порой выбираемся на природу. И вот, в апреле месяце, моя ненаглядная сообщает что беременна.

— Вы должно быть обрадовались?

— Еще как! Оставшиеся месяцы буквально носил Катьку на руках и пылинки сдувал. Еще бы – наш первенец. Родители накупили целую гору всевозможных вещей: начиная от пеленок и распашонок, кончая кроваткой с коляской, - так что мне даже не пришлось тратиться. Единственное – сделал ремонт в комнате, переделав ее в детскую. Ну знаете: обои со всякими животными, мягкий свет, утеплил окно ну и все такое. Одним словом, выложился я за эти месяцы на двести процентов.

— Главное, что вы сами этого хотели, - улыбнувшись, сказала я.

— Мне это действительно было в радость, но тут неожиданно жена сообщила что хочет моего присутствия во время родов. Сказать, что я остолбенел, значит ничего не сказать – меня словно ледяной водой облили. Ну, вы понимаете, насколько это необычная и страшная просьба для мужчины…

— Могу себе представить. Мало кто решается на такой поступок.

— Я хотел было отшутится, но Катя была непреклонна – хочу, чтобы ты был и точка. В итоге я сказал, что «подумаю над этим», рассчитывая на то, что она передумает – может это очередной заскок, какие бывают у беременных женщин.

— Но она все равно продолжала требовать этого от вас?

— Напоминала каждую неделю, а когда дело подошло к родам – так чуть ли не каждый день. Причем она даже специальную клинику выбрала, где такое разрешено. Я попытался договориться с врачом, чтобы она как-нибудь завернула меня перед родами – мол, у него на лице сыпь, это может быть опасно, ну или что-то в этом роде. Так вы представляете – Катя и это предусмотрела, заранее проговорив с врачом, чтобы она не реагировала на мои предложения. Вариантов как проходят партнерские роды несколько: первый, когда я только помогаю ей пережить схватки, а потом ухожу, второй, когда присутствую до конца, но сам процесс с кровью, пуповиной и всем прочим от меня скрыт занавеской и последний, предусматривающий присутствие мужа в момент, когда младенца кладут жене на грудь. Ну, как вы понимаете, моя настояла на втором, самом жутком.

— Какая настойчивость – видимо для нее это было действительно важно.

— Вы даже не представляете, насколько, - с огоньком в глазах, ответил Вадим. - В общем, начинаются роды – я захожу в зал, а там только с другой стороны уже стоит Санек, мой лучший друг. Я в непонятках – спрашиваю его что он тут делает, а он отвечает, что его Катя об этом попросила, потому как с ее слов я не успеваю и ей нужна помощь. И тут жена заявляет, что он – отец ребенка и тоже должен присутствовать. Уверен, такой дичи не ожидал ни Саня, ни я, ни окружающий нас персонал – наверное со стороны у нас всех в этот момент были очень глупые лица. Я даже переспросил ее, подумав, что это какая-то ошибка, но она четко и уверенно заявила, что Саня – отец нашего сына. Я смотрю на завотделением, она смотрит на меня, мы переглядываемся – и она тут же заявляет: «У нас разрешается присутствие только отца ребенка, но, если хотите, мы сделаем для вас исключение».

— Мда… - то и смогла выдать я.

— Как вы понимаете, в тот момент я вряд ли мог выполнить ту роль, на которую рассчитывает женщина, когда просит мужчину поучаствовать в совместных родах – я про психологическую помощь и все такое. Я какое-то время стоял оглушенный, глядя на разворачивающееся безобразие, а напротив стоял Санек с точно таким же видом. А потом мы, не сговариваясь, вышли оттуда, оставив Катьку спокойно рожать и пошли на улицу. Короче, стоим мы около входа, смотрим на небо и каждый думает о своем. «И давно это у вас?», - спросил я, а он ответил, что уже лет пять как, но он не знал, что она беременна от него. Я, естественно поинтересовался, как он может смотреть мне в глаза после все этого? И знаете, что он мне ответил? Ну вот ни за что не догадаетесь!

— Даже боюсь предположить.

— Оказывается Катя ему наплела что у нас свободные отношения, и я вполне лояльно отношусь к тому, что они вместе спят – главное только, чтобы они при мне об этом не говорили. Ну вы представляете?! Ее наглость и умение дурачить людей превосходят все мыслимые границы – я сразу же вспомнил все те моменты когда я напивался и шел спать, а Катька говорила что сейчас спровадит Санька и тоже баиньки, или когда отправлял ее к нему на дачу, чтобы они все вместе в большой компании повеселились пока я болею. А ведь они действительно веселились – и не поспоришь…

— И что сейчас с Екатериной и Александром и что еще важнее – с ребенком?

— Катя с дитем еще лежат в роддоме, а про Сашу вообще ничего не знаю – честно говоря, видеть их не желаю. Рассказал все и своим и ее родителям – они, конечно, в шоке, особенно теща, но попросили хотя бы какое-то время не бросать жену. Собрали кой-какие вещи, какие ей понадобились и отправили меня в качестве курьера. Подошел к окну, написал сообщение – она выглянула и показала ребенка, я промолчал, она тоже. А потом я задал только один вопрос – нафига был нужен весь этот спектакль с совместными родами? А она ответила, что таким образом пыталась проверить кто из нас двоих достоин растить этого ребенка. У меня аж язык присох к небу от этого заявления. Такое ощущение будто она живет в каком-то своем вымышленном мирке, где она королева и все мы должны быть счастливы всячески ей угождать и прислуживать. И это при том, что она простая девчонка из рабочей семьи: отец - слесарь, мать – библиотекарь, откуда такие замашки – не знаю. Короче, я всего за два дня лишился жены, ребенка и лучшего друга. Ну и понял, что если хочу сохранить рассудок и не наделать глупостей, то срочно нужно идти к психологу. Вот, собственно говоря, и вся история. Нужно придумать что делать дальше, а то я уже не могу находиться в собственной квартире, где все напоминает о жене и ребенке – хочется выть от горя и одновременно смеяться над собственной глупостью…

Показать полностью
117

Случай из практики 164

Мужчина 31 год

— Я даже не знаю как обо всей этой чертовщине рассказывать, - проговорил клиент, нервно потерев лоб.

— Вас беспокоит непонимание с моей стороны или вы не знаете с чего начать?

— Второе, - ответил он и добавил. - В последнее время столько всего произошло, что я даже не могу сказать, что из этого главное - вряд ли у вас есть время слушать полный пересказ.

— Тогда выберите любой момент наугад, а я, если что, буду задавать вопросы.

— Что же, тогда расскажу о своей семье: нас всего трое: отец, сестра и я. Мать бросила нас, когда мне было еще десяти не было - я ее почти не помню. Отец живет в Новокузнецке, у него там новая семья. Мачеха - прекрасная женщина, но я ни с ней, ни с отцом уже давно не общаюсь, с тех пор как приехал сюда учиться. Бабуля оставила нам с сестрой маленькую квартиру, так что было с чего начать обживаться в новом городе.

— Я так понимаю, вы получили здесь высшее образование, а затем остались и нашли работу, так?

— Все верно, - кивнул Александр, после чего с каким-то надрывом в голосе сказал. - А потом еще и сестру уговорил поступить точно также.

— Вы жили вместе все это время?

— Как только она приехала поступать, моя жизнь сразу же стала ярче - одиночество мгновенно улетучилось и все проблемы ушли, будто их и не было. Вы даже представить себе не можете насколько живой и яркий человек, наша Ульяна. Точнее, какой она была… Не важно! Она всегда знала, как поддержать, чем развлечь и что сказать в утешение. Вечно что-то придумывала, изобретала на кухне всякие шедевры, а про ее заразительный смех вообще молчу.

— Но потом что-то случилось?

— В какой-то момент она начала отдаляться от меня. Стала позже приходить с пар, сидеть подолгу в телефоне и все такое. Я подумал, что у нее появился парень, но не стал допытываться - она девочка взрослая и осторожная, могла и сама о себе позаботиться. Но я ошибся… Однажды, вернувшись с работы, я застал ее всю в слезах. Попытался успокоить и узнать, что случилось - выяснилось, что она забеременела от одного из своих одногруппников. Они какое-то время встречались, думала, что все серьезно, отдалась ему, а как только парень узнал к чему это привело, то сразу же слился.

— Сложная ситуация, - задумчиво произнесла я.

— Для начала я попытался связаться с этим типом и его родителями. Разговор у нас с ними не заладился - они сходу стали обвинять Улю в том, что она, понаехавшая, попыталась охомутать их золотого мальчика. Мол у нее ничего не выйдет и вообще, у них тут везде связи и не дай бог мы будем обращаться в суд, нас вообще в порошок сотрут. Я, если честно, даже не испугался, но сам факт того, что эти люди и знать нас не хотят говорил сам за себя. Оставалось только понять: рожать и растить самим или идти на аборт.

— Ульяна выбрала первый вариант?

— Угу, - пробормотал мужчина. - Она не стала делать операцию, потому что боялась остаться бесплодной. Я попросил ее не торопиться с решением и хорошенько все обдумать, но она уперлась - нет и все. Так что мне больше ничего оставалось, как попытаться начать получать больше, чтобы роды прошли нормально и у ребенка был хотя бы минимум из необходимых вещей. Не буду описывать то, с каким трудом мне это далось, важно то, что я появлялся дома только ближе к ночи, ужинал и падал на кровать, совсем не уделяя времени сестре. Она только понимающе улыбалась в ответ на мои оправдания, целовала в щеку и желала спокойной ночи.

— Ей, наверное, было тяжело вести такую жизнь, зная, как сильно она вас обременяет.

— Можете в этом не сомневаться, - устало вздохнув, отозвался Александр. - Это читалось в ее глазах и вечно извиняющемся тоне. С каждым днем от вечной хохотушки-выдумщицы оставалось все меньше и меньше - а после родов все стало только хуже. Я перестал узнавать в этой женщине свою сестру. Она жила словно на автомате - вечно понурая, невзрачная и сильно исхудавшая и это при том, что на еду у нас всегда были деньги. Конечно, можно списать все это на не самую простую беременность, а затем на заботу о ребенке, но все же - Ульяна совсем не походила на молодых мамочек, которых я каждый день встречал на улице.

— Ее состояние вполне объяснимо: разбитое сердце, ребенок от того, кто ее бросил, брат всеми правдами и неправдами пытающийся ей помочь и возможная депрессия. Вариантов еще много можно придумать…

— Можно, но все это уже не имеет смысла, - горько произнес он. - В какой-то момент я начал замечать, что ей стало хуже. Она начала подолгу смотреть в одну точку, засыпать прямо на ходу и говорить на странные темы, вроде судьбы и того, что будет после смерти.

— А вот это уже серьезно, - я сразу же встрепенулась, услышав его слова. - Нужно было срочно вести ее к специалисту.

— Нужно было, но я не знал об этом или просто не хотел придавать значения. Я как тот муж, который с утра и до ночи на работе и совсем не видит собственную семью. Однажды я пришел домой чуть раньше - купил торт чтобы хоть как-то поднять моей девочке настроение, как вдруг раздались детские вопли. Клянусь, таких страшных звуков я еще никогда не слышал - забежав на кухню, я увидел, что она склонилась над включенной плитой, на которой лежит ребенок. Услышав шаги, Ульяна повернулась ко мне, и я заметил на ее лице улыбку, совершенно искреннюю и довольную. Я оттолкнул сестру в сторону, схватил обгоревшего вопящего ребенка, положил его на стул и, после того как убедился, что на нем больше нет огня, дрожащими руками попытался вызвать скорую. Но тут Ульяна бросилась на меня словно дикий зверь и попыталась отобрать телефон, а когда это не вышло - кинулась на сына. Мне пришлось очень сильно ударить ее, чтобы получить возможность дозвониться до врачей.

— Ребенка спасли?

— Да, Ваня выжил - медики проделали просто невероятную работу, вытащив кроху с того света. Если честно, ему очень повезло что я пришел вовремя, еще каких-то несколько минут и все было бы кончено. А насчет Ульяны - она совсем слетела с катушек: даже с разбитым в кровь лицом, она ругалась, рычала и пыталась убить не только меня и ребенка, но и санитаров, пытавшихся ее удержать. В конце концов ее увезли и начали обследовать, предварительный диагноз – послеродовой психоз.

— Звучит правдоподобно, - пробормотала я. – Вы интересовались как она там?

— Я не так давно навещал Улю, собственно говоря, вскоре после этого я и пришел к вам, - лицо Александра приняло очень необычное выражение, сочетавшее в себе грусть, боль и затаившийся ужас. – Когда нас оставили одних, я даже не знал, что ей сказать. Если честно, я даже не знал зачем пришел после всего того, что она натворила. Возможно потому, что все еще любил ее и надеялся на улучшение ее состояния. Пауза затянулась и в конце концов я спросил, как она себя чувствует – она сказала, что все нормально и даже поинтересовалась как ребенок. А что я мог ей ответить? Только то, что не смогу дать ребенку те заботу и уход, какие ему нужны, а отца даже просить бессмысленно. «Значит в детдом?», - произнесла она, и я не понял это был вопрос или утверждение, но меня поразило то с какой легкостью она об этом говорила. На мой немой вопрос, она ответила, что ей нужно знать где его искать, когда она выберется из этого места и что это обязательно произойдет. Ее голос при этом был таким жутким, будто это говорил совершенно незнакомый мне человек, а не девушка, которую я знал всю жизнь. Я спросил зачем ей это, на что она ответила: «Ему не следует жить. Ты вряд ли поймешь, но он был зачат со злом в душе и должен быть очищен огнем. Сначала сгорит он, а потом мы». «Кто это мы?», - заикаясь от неожиданности и страха спросил я. «Мы – те, кто согрешил, кто причинял всем вокруг боль, кто заставлял тебя работать по ночам. Это все мы…». Я не мог больше этого выдерживать: ни ее диких слов, ни страшной маниакальной улыбки, ни вкрадчивого тона, - встал и пошел прочь. И с тех пор у меня все это не выходит из головы.

— Вы про то, как как она пыталась у вас на глазах сжечь собственного ребенка или про то, что она наговорила вам в больнице?

— Наверное и то и другое. Вы не представляете каково это - увидеть, как любимый человек в одночасье превратился в ужасную пародию на самого себя. Стоит мне закрыть глаза, как сразу же появляется ее искаженное лицо, а в ушах стоят угрозы повторить попытку.

— Я не уверена, что у нее это получится… - успокаивающе произнесла я. – Какова дальнейшая судьба Вани?

— Даже не знаю, скорее всего его устроят в детский дом, где он сможет получить нужный уход – мне в этом очень помогают специалисты из социальной службы. Там даже свои психологи есть - благодаря им я смог пережить первые дни. Думаю, что буду как можно чаще навещать ребенка, а когда немного встану на ноги и он чутка подрастет - заберу его к себе. Вот только боюсь, что Ульяна сбежит из больницы и сделает что-то страшное. Я просто места себе не нахожу от одной этой мысли и как от нее избавиться не знаю.

И что немаловажно, мне никак не удается избавиться от чувства вины – все время думаю, что если бы я больше внимания уделял Уле, то этого бы не случилось. Прояви я больше контроля, она бы не связалась с тем подонком, или если бы я не пропадал на работе до ночи – она бы не сошла с ума. Я знаю, что вы скажете: вашей вины тут нет, Ульяна – взрослый человек и сама несет ответственность за свои поступки, но я же чувствую, что это не так! Какая к черту ответственность в двадцать три года?! Да у людей мозги начинают только к тридцати появляться, до этого мы все делаем на эмоциях, и руководствуемся не здравым смыслом, а гормонами. Она доверилась мне, когда приехала в большой город и я, как старший брат, должен был ей помогать и оберегать, а я… я… - тут он не выдержал и по небритым щекам потекли слезы. – Я не справился…

Показать полностью
107

Случай из практики 163

Женщина 32 года

— Моя жизнь превратилась в чертовы эмоциональные качели! – заявила клиентка, по виду которой трудно было определить, когда она в последний раз нормально спала.

— И давно это происходит?

— Чуть меньше года, - не задумываясь, ответила она. – До того момента у меня все было нормально, я бы даже сказала слишком нормально. Абсолютно стандартная история: единственный ребенок в семье, избалованный вниманием и подарками, закончила школу с медалью, потом престижный институт, затем устройство на работу в крупную фирму. Все просто идеально – живи не хочу.

— С какой точки все пошло не так?

— Семнадцатого января у меня погибла мать – какой-то подонок сбил ее прямо на пешеходном переходе и, не сбавляя скорости, поехал дальше. И все это едва ли не в центре города!

— Она скончалась на месте?

— Да, скорая не успела приехать, - всхлипнула Нина, горестно посмотрев куда-то наверх. – А этого урода так и не нашли, представляете?! Было темно, и ни свидетели, ни камеры в окрестных магазинах ничего конкретного не заметили – какая-то черная машина и все. В итоге у нас с отцом появилась огромная рана на душе и сначала непередаваемая злость, а затем два месяца полнейшей апатии.

— Соболезную.

— Спасибо, но это только начало, - она вытерла глаза платком и принялась рассказывать дальше. – Чтобы хоть как-то отвлечься от этого, решила съездить в отпуск заграницу – в Испанию. Решение было принято спонтанно – просто увидела в интернете то уродливое здание в виде огурца посреди Барселоны, ну и решила – а чем черт не шутит, давай съезжу, гляну что там да как. Купила билеты, села и полетела – вот только по дороге мы попали в воздушную яму или зону турбулентности – хрен поймешь, как это правильно называется. В итоге я думала, что все – пришел конец. Не знаю как, но пилот таки вырулил оттуда, и мы благополучно приземлились, правда большая часть пассажиров поседела при этом, и я в том числе.

— Не самое приятное начало отпуска…

— Дальше веселее. В первый же день шатания по городу я встретила парня из Москвы – Гришу. Мы случайно познакомились в баре, разговорились, выпили ну и дальше все как положено в курортных романах. Мы с ним вылезали из постели только чтобы перекусить – он действовал на меня как алкоголь, и я хотя бы на какое-то время могла забыть через что пришлось недавно пройти. Но отпуск в конце концов закончился и мне пришлось лететь обратно: были слезное прощание, обмен контактами и долгие объятия. После этого мы долго-долго переписывались, а буквально через пару недель он приехал в Питер на выходные, и мы снова возобновили наше тесное общение. Сердце радовалось и предвкушало долгие и счастливые отношения.

— Но этого не случилось?

— Сначала у меня произошло ЧП на работе – мой зарубежный проект провалился. Тендер на поставку товаров неожиданно выиграла другая контора, которая вообще непонятно откуда взялась на рынке и поставила цену в два раза меньше нашей. Руководство оказалось, мягко говоря, недовольно и тут же полетели головы – лишь бы хоть как-то оправдаться перед акционерами. Короче, меня выгнали с работы, и мне пришлось искать себе новое место.

— Но при этом вы продолжали отношения с Гришей?

— Еще как! Все было просто идеально: абсолютное совпадение по интересам, а еще он красивый, нежный, обходительный и на редкость ненавязчивый. Я даже задумалась о том, чтобы послать карьеру к черту, выйти замуж и нарожать ему детей. Причем с каждым днем эта идея охватывала меня все больше и больше. В итоге я сдалась и решила махнуть в Москву, провести с ним немного времени, посмотреть, как он живет и заодно предложить съехаться, чтобы поднять наши отношения на новый уровень. Мне был известен его домашний адрес – пару раз отправляла ему книги по почте, ну я и решила сделать ему сюрприз в виде своего неожиданного появления. Даже заранее спросила дома ли он и, получив утвердительный ответ, проскользнула за одним из жильцов в подъезд, добралась до заветной двери и позвонила в нее. И знаете, что было дальше?

— Вам открыла другая женщина?

— Все как в тупых мелодрамах по телику! Я когда ее только увидела, то сразу же все поняла. Пустые места в его истории сразу же заполнились, и я вне себя от ярости закричала ему с лестничной клетки – вы бы видели его перекошенную рожу, когда он выскочил из комнаты. Но больше всего мне было жаль его жену, которая, естественно ничего не знала о похождениях этого ублюдка! Она молча смотрела на меня, слушая как я извергаю всю правду о ее ненаглядном. Я еще никогда не видела настолько хладнокровного человека как она – Ольга, кажется ее так зовут, лишь кивнула мне, повернулась к выбежавшему на шум мальчишке, лет так пяти и сказала ему чтобы он собирался – они поедут к бабушке в гости. Не знаю, чем там у них все закончилось – я слетела вниз по лестнице, и вся зареванная выбежала на улицу.

— Вы были совершенно разбиты?

— Не то слово – мой мир в очередной раз рухнул. Я просто сидела на какой-то лавочке и рыдала, глядя на землю. Не знаю сколько прошло времени, но, когда я нашла в себе силы чтобы подняться и отправиться на вокзал, уже стало темно. Отпускать меня начало только после возвращения домой – было так пусто и тихо, никто меня не беспокоил, никому я была не нужна…

— И как долго вы находились в таком состоянии?

— Где-то месяц – я может и больше бы страдала, но кушать-то хочется и нужно было искать работу. Но тут повезло – буквально через два дня после того, как я разместила резюме на сайтах, на меня вышла та самая контора, что выиграла тендер и предложила место руководителя отдела, что, по сути, было намного выше той должности, которую я занимала на прежнем месте. Я счастливая и довольная отправилась туда и с головой погрузилась в работу – пыталась максимально быстро влиться в коллектив и показать себя с лучшей стороны.

— И у вас получилось?

— Вроде да, но тут в моей жизни снова появился Гриша. Он начал преследовать меня, обвинять в том, что я сломала ему жизнь, угрожать расправой. Я заблокировала его везде, но он продолжил стучаться с других номеров и аккаунтов. А потом он как-то оказался в Питере и начал пакостить серьезнее – кидал камни в окна, разрезал мне шины на автомобиле, начал маячить на улице рядом с домом. Я написала в полицию заявление на преследование и хулиганство – его повязали и вроде как наказали, но буквально через неделю он снова оказался на прежнем месте. Дубль два - и на этот раз его не было еще две недели, и вот недавно, когда я уже смогла вздохнуть спокойно кто-то облил мне дверь красной краской и написал на стене что мне скоро придет конец. После этого мои нервы окончательно сдали – и я не знаю, чтобы сделала, если бы одна из подруг не порекомендовала обратиться к вам за помощью. Я уже не могу все это вывезти, понимаете? Просто не могу…

Показать полностью
628

Случай из практики 162

Начало

Мужчина 31 год

— Я думала вы будете вместе с женой, - сказала я, не сразу отметив подавленное настроение клиента.

— Она не придет, - отозвался он, покачав головой.

— Жаль, без этого мне будет трудно вам помочь.

— Не волнуйтесь, вы уже помогли, - Станислав устало улыбнулся. – Когда выслушали и предложили совместную беседу.

— У вас состоялся разговор, по итогам которого что-то решилось? – догадалась я.

— Вроде того, - буркнул он и, откинувшись на спинку дивана, начал рассказывать. – От вас я сразу поехал домой, с твердым намерением расставить все точки на и. Хотел сообщить Кате что нашел психолога и нам нужно будет к нему съездить. Зашел в квартиру, позвал жену, спросил у нее как дела, выслушал очередную тираду о всяких мелочах, которые ей мешают жить, вроде соседки, которая на нее не так глядит по утрам или о том, как ее достала политика, льющаяся изо всех щелей в интернете, после чего сказал, что придумал как нам наладить семейную жизнь. Она сразу же встревожилась, мне даже показалось что задержала дыхание, а когда услышала, что я нашел специалиста-психолога, который поможет с решением этого вопроса, так сразу же всполошилась. Хотя вернее было бы сказать, у нее сорвало крышу – начала бегать как заведенная по комнате и причитать, что ее все достали и она ничего не хочет. Потом забилась в угол и, отрыв шкаф, спряталась за дверцей.

— Какая необычная реакция, - пробормотала я, записывая его слова.

— Это еще не все – когда я решил ее успокоить и сказал, что нам действительно нужно чтобы она пошла к вам, Катя завопила, выбежала в прихожую и с грохотом закрыла за собой дверь. Я опешил от такого поведения и не сразу понял, что она вышла из квартиры, а когда заметил, то сразу бросился за ней. Мы живем на третьем этаже и спуститься вниз по лестнице дело не самое долгое, но когда я выбежал из подъезда то увидел, как она уже успела пересечь двор, при этом находясь в домашней одежде и что еще важнее – без обуви, в одних носках! Я, естественно, кинулся вслед за ней – март месяц как никак, но я не сумел ее догнать! Представляете?! Никогда бы не подумал, что Катя вообще способна бегать с такой скоростью!

— На что только не способны люди, находясь в нетипичном для себя состоянии.

— Вы даже не представляете на сколько вы правы, - усмехнулся он и продолжил. - Я обзвонил всех ее подруг, предупредил чтобы они мне сообщили если она появится. Потом сел на машину и попробовал поколесить по району, но когда понял, что это бессмысленно, то рванул к ее матери, благо она живет неподалеку. Куда же еще могла пойти Катя, будучи замерзшей, расстроенной и без телефона… Заметив мое перекошенное лицо, теща перепугалась, а когда я ей все рассказал, то начала Богом заклинать – найти ее дочь. Сказала, что она может и руки на себя наложить. На мой закономерный вопрос откуда у нее такие мысли, та проболталась что Катя очень возбудимая и уже не первый раз так себя ведет. Для меня это стало новостью, учитывая, что ничего подобного за моей благоверной прежде не замечалось – ну я и потребовал, чтобы теща мне все рассказала. Ну та возьми и выложи, что деточка ее психически не здорова – еще с самого раннего детства ей поставили диагноз какого-то там расстройства личности.

— Это могло бы объяснить ее поведение, но вы же должны были заметить неладное задолго до женитьбы.

— Оказывается она пила таблетки и скрывала это от меня, а я был влюблен и не замечал ее странного поведения – иначе я не могу этого объяснить, - горько произнес Станислав. – Тут-то я, естественно спросил – какого хрена они мне врали, и что еще важнее – почему теща уговорила меня вступить в брак, а заодно и ребеночка сделать? Ну она и заявила, что думала будто я, рано или поздно узнав правду, не брошу ее дочь вместе с дитем. Так сказать – спихнула ответственность…

— Как вы после этого поступили? Отправились искать Екатерину?

— Ну не мог же я ее бросить: больная или нет, – она моя жена и я ее люблю. Но долго искать не пришлось – позвонив в полицию и еще поискав по улицам, я вернулся домой, где она меня и ждала. Замерзшая и заплаканная – она сидела на полу около батареи и смотрела на меня полными отчаяния глазами. Я укрыл ее одеялом и позвонил всем, кого побеспокоил – дал отбой, затем обнял Катю, и мы долго сидели молча…

— А потом она во всем призналась?

— Узнав, что ее мать мне все рассказала, она подтвердила, что это правда и она действительно все эти годы скрывала от меня свой недуг. Извинялась, плакала – умоляла не бросать ее. А у меня у меня на душе стояла такая пустота… Я ее только об одном спросил – почему она отказалась ребенка рожать, хотя теща нещадно ее пилила. Ну она и ответила, что болезнь с высокой вероятностью будет и у ребенка, и она не могла так поступить ни с ним, ни со мной. Сказала, что была очень счастлива быть моей женой, хотя понимала, что рано или поздно все вскроется – поэтому и выжимала из жизни все что только могла. Боялась, что станет хуже.

— Это объясняет все, кроме того, почему вы сегодня пришли один. Вы собрались развестись с ней?

— Была такая мысль, если честно: они обе мне столько лет врали, столько нервов попортили и выпили крови, – что было бы справедливо выкинуть их из моей жизни и забыть, как страшный сон...

— Но?

— Но я все еще люблю ее, - печально улыбнувшись, ответил Станислав. – Да, она врала, но при этом, если выбросить ее дурацкое поведение, мы были вполне счастливы. Я сказал, что мне нужна вся информация о том, что с ней происходит и отправил ее к психиатру, а сам пошел к вам. Мне очень нужен человек, который выслушает и не станет тыкать пальцем: «А я же говорил»! Нужно составить план, что делать в случае, если ее болезнь неизлечима, или что будет прогрессировать, можно ли найти более эффективные лекарства и так далее. В голове роится мысль – брось ее и начни жить с чистого листа, но я отгоняю ее, мотивируя тем, что мой близкий человек попал в беду, и я должен ей помочь. В конце концов, а если бы ее сбила машина, и она не смогла бы больше рожать – я что, тоже должен был бы ее бросить, типа так ведь проще, да?

— Вы очень великодушный человек, Станислав, - улыбнувшись, произнесла я. – Что же, давайте вместе составим этот план, а дальше видно будет…

Показать полностью
165

Случай из практики 161

Мужчина 31 год

— Катя меня достала, сил никаких нет! – с явно раздраженным лицом заявил клиент, высокий худощавый мужчина с легкой небритостью.

— Кто такая Катя? – как можно дружелюбнее спросила я.

— Моя жена, - пояснил Станислав и показал мне их совместное фото на телефоне. Там была изображена миловидная блондинка примерно того же возраста, обнимающая мужа на фоне моря. – Она буквально съедает меня заживо, понимаете?!

— И когда она начала подобным образом себя вести?

— Почти сразу после свадьбы, - уверенно произнес клиент и, сняв очки, потер переносицу. – Мы с ней познакомились вскоре после того, как я закончил учебу – она оказалась соседкой моей сестры. Можно сказать, что это была любовь с первого взгляда: общие интересы, приятный внешний вид, чудесный голос, - короче, все было так, как мне нравится. Собственно говоря, я ей тоже оказался небезразличен – после года встреч, мы съехались и начали жить вместе. Самая счастливая пора…

— Но потом что-то изменилось? Появились дети?

— Если так, то ее поведение можно было бы объяснить… - посетовал он. – Но мы так и не сподобились родить: то ей не хватало размера квартиры, то хотелось немного пожить для себя, то неблагоприятный год. Ее мать как-то раз сказала мне, что Катя, наверное, не чувствует себя в безопасности – намекнув на то, что было бы неплохо зарегистрировать наши отношения. Я, если честно, не сторонник всех этих формальностей и последующей за ними пьянки среди родственников, но вздохнул и согласился. И чтобы вы думали? Вскоре после того, как у меня в паспорте появился штампик, девушку, которую я знаю, словно подменили! Милая, добрая и любящая женщина превратилась в безумную ревнивицу с какими-то маниакальными наклонностями!

— Об этом поподробнее, пожалуйста.

— Началось с того, что я как-то раз, выйдя из ванной, обнаружил что она копается у меня в телефоне. «Ну копается и копается», – подумал я тогда, предположив, что она ищет какую-то старую фотографию или чей-то контакт пытается отыскать. Так нет – она лазила по мессенджерам, искала доказательства моих измен. Как я об этом узнал? Очень просто – она начала постоянно звонить мне с вопросами, где нахожусь и что делаю. Потом, когда мне это надоело, а у меня такая работа, нельзя отвлекаться - начала названивать в офис и моим друзьям. Дошло до того, что ко мне подошел босс и мягко, но настойчиво попросил унять мою женушку, чтобы она перестала донимать коллег. Плюс к этому, я зашел в историю браузера на нашем домашнем компьютере – искал одно видео, которое смотрел накануне, а там меня ждала целая куча сайтов с информацией о том, как распознать изменщика.

— И при этом, как я понимаю, вы ей не давали поводов подозревать вас в этом?

— Все верно – у меня ведь каждый день такой же, как и предыдущий: проснулся, пошел на работу, потом домой, - все! При этом все происходит в одно и то же время – даже если бы я захотел завести отношения на стороне, то просто не смог бы найти для них времени. Ну это же очевидно!

— Видимо не для вашей супруги, - задумчиво ответила я. – Вы пытались поговорить с ней?

— Неоднократно, но каждый раз это происходит по заданному сценарию: сначала она обвиняет меня во всех смертных грехах, типа что я два года назад один раз не забрал ее в воскресенье от тещи или как-то проигнорировал ее просьбу купить какую-то безделушку; потом она начинает плакать, рассказывая о том как ей тяжело жить в такой обстановке, что она меня мало видит, а затем окончательно срывается, заявляя что я нашел себе другую и скоро брошу ее. Я, как могу, пытаюсь ее образумить, объясняю, что так много работаю потому, что у нас есть общие планы на жизнь: купить квартиру побольше, в отпуск съездить летом, ну и детей завести в конце-то концов. И конечно, же объясняю, что у меня нет и не может быть любовницы, иначе зачем бы я тогда на ней женился.

— Но это никак не решило вашей проблемы?

— На какое-то время она переставала вести себя таким образом, но спустя две-три недели все начиналось заново. Тотальный контроль, постоянные звонки, дурацкие, если не сказать другого слова, проверки и так далее. Семейная жизнь превратилась в сущий ад – я просил у отца, в чем может быть проблема, а он в очередной раз напомнил мне о том, что и так не раз уже говорил – не стоит женщине сидеть дома, пускай работает, строит карьеру, ищет свой путь в жизни. А так да, у нее начинают появляться дурные мысли в голове, она сама себя накручивает и получается то, что получается. Мудрые слова, но я ни разу так к ним не прислушался.

— И все же, в этот раз вы решили предложить ей найти себе занятие?

— Типа того, - раздраженно кивнул он. – Это было сродни взрыву бомбы – она начала бегать по комнате, кричать и чуть ли не рвать на себе волосы – дескать, она ждала этого предложения от меня. Это значит, что все предположения верны и я пытаюсь избавиться от нее и усыпить бдительность. Я молча выслушал этот поток сознания, после чего сказал, что мое терпение лопнуло – или она начнет вести адекватно и прекратит эту клоунаду, или я подам на развод и прекращу это безобразие. Тут ее словно подменили – снова слезы, сопли, «Не бросай меня Стасик», и все том же духе. А затем у нас был месяц тишины, после чего ее снова пробило, тогда я снова ей пригрозил и вуаля – снова месяц как шелковая. Но блин, это же не дело – вот так жить. Собственно говоря, поэтому я и решил пригласить специалиста к решению этой проблемы. Может быть, вы разберетесь с тем, что у нее на уме?

— Я, конечно, постараюсь - но вы уверены, что она согласится прийти?

— Попробую объяснить ей что либо так, либо развод. Сил моих терпеть это уже нет…

Показать полностью
441

Случай из практики 160

Мужчина 53 года

— К вам часто вот так за ручку приводят мужчин? – спросил клиент, невысокий поджарый брюнет с редкой проседью и довольно изможденным видом.

— Частенько, - вежливо улыбнувшись, ответила я. – У нас в стране среди мужчин пока не принято посещать психологов, особенно это касается старшего поколения.

— Стыдно сознавать, что тебе нужны услуги мозгоправа? – предположил он.

— В том числе, но это касается вообще всех врачей – нашим мужчинам с детства внушают что им нельзя показывать боль, страх, говорить о своих болезнях и так далее. Вот мы и получаем кучу людей, приходящих к врачам с уже запущенными болезнями.

— Понятно… - пробормотал Родион. – Но со мной вам вряд ли придется долго мучиться - мои проблемы лежат на самом верху.

— Расскажите мне о них - возможно я смогу помочь.

— Боюсь, у вас это не получится, но раз уж я здесь – глупо было бы просто молча уйти, - хмыкнул клиент и начал свой рассказ. – Я родился в Смоленске, в не самой богатой семье – отец трудился на заводе, а мать преподавала в местном техникуме. Правда, тогда люди не особо беспокоились насчет заработка – сами знаете… Мой старший брат выбрал карьеру военного, и я пошел по его стопам. Куда меня только за эти годы жизнь не забросила: и в Прибалтике был и на Дальнем Востоке, даже на Севере - на Таймыре пару лет отслужил. Собственно, из-за этого у меня так и не получилось обзавестись семьей. Было несколько мимолетных отношений, но все быстро заканчивалось стоило мне отправиться куда-то в другое место.

— И что, ни одна из девушек не соглашалась уехать с вами?

— Вопреки распространенному мнению, молодой офицер – это не самая интересная партия для большинства женщин. Не все готовы покинуть родные края, а потом еще и переезжать в случае необходимости, в ожидании, когда же мужу выдадут квартиру и можно будет пустить корни.

— Понимаю…

— Но в конце концов мне все-таки удалось осесть здесь, в Питере, найти хорошую женщину и завести ребенка, - с грустью в голосе проговорил Родион. – Лена ушла с работы и с головой погрузилась в быт – честно говоря, она мечтала об этом, и вся светилась от радости. Ей доставляло удовольствие создавать семейный уют, заботиться о нас с дочерью и заниматься любимым хобби – вышиванием. Она даже в каком-то конкурсе победила со своими кружевами.

— Женщина, которая вас ко мне привела – это же не ваша дочь, так ведь?

— Нет, это была не она, - покачал головой мужчина, не отрывая взгляда от окна за моей спиной. – Мои жена с дочерью погибли пять лет назад – их сбил пьяный водитель на перекрестке. Он проехал на красный свет и протаранил идущих по зебре пешеходов. Анечка погибла на месте, а Лена и еще двое человек скончались в больнице или по пути к ней.

— Сочувствую вашей потере, - произнесла я.

— Честно говоря, после этого события мой мир рухнул – как сейчас помню, как мне позвонили из больницы и рассказали о произошедшем, - по ожесточенному лицу Родиона скатилась слеза. – Я даже на какое-то время отключился от реальности – пришел в себя только после того, как мне дал оплеуху старший офицер, который никаким другим образом не смог привести меня в чувство. Не буду рассказывать о том, как прошло опознание, а затем похороны – вы и сами можете понять, как мне было тяжело в то время.

— Как вы сумели это пережить?

— Вначале я много пил – чего уж греха таить. Просто это был единственный известный мне способ отрешиться от произошедшего. Я чуть не потерял работу, жилье и, наверное, жизнь – к счастью, меня вытащил коллега, замполит нашей части. Он забрал меня из квартиры, поселил в офицерском общежитии и навещал каждый день. Я до сих пор ему за это благодарен, хотя между нами не было никаких дружеских отношений. Кстати, о друзьях – им как-то резко стало не до меня: и времени чтобы помочь или хотя бы посочувствовать не нашлось, и сил чтобы вытащить из запоя, хотя сам я не раз им в этом помогал…

— Друг познается в беде, - философски заметила я.

— Это – точно, - сказал он, вытерев глаза рукавом. – Работа, конечно, помогла мне выйти из апатии, но огромную дыру в груди она заполнить не могла. Особенно тяжело мне было идти домой вечером через парк и смотреть как там играют родители с детьми - прямо сердце кровью обливалось. Я понимал, что уже, наверное, не смогу снова завести семью, поэтому даже и не предпринимал попыток начать новые отношения – кому к черту нужен ветеран боевых действий за пятьдесят с таким моральным грузом за плечами?

— И чем же вы заняли пустоту в душе?

— Мне приснился сон, в котором я бегаю по игровой площадке и вожусь с чужими детьми. Они прыгали, визжали и всячески веселились, а я вместе с ними. Помню, как впервые за долгое время проснулся счастливым. И вот, на следующий день, я специально не стал переодеваться в гражданскую одежду, вышел с работы, заглянул в ближайший магазин и накупил целый пакет сушек. А потом, по пути домой, проходя через парк, подходил к детям, дарил каждому по упаковке и шел дальше.

— Вы специально остались в форме, чтобы взрослые не стали переживать из-за того, что какой-то посторонний мужчина пристает к их детям?

— Угу, - кивнул он, и я заметила, как его лицо смягчилось. – На следующей неделе я купил свежих булочек, затем тульских пряников и так далее. Потом дети начали узнавать меня на улице и проситься у родителей разрешения подойти поговорить. Так я стал любимцем у местной детворы – через пару месяцев уже все мальчишки мечтали стать военными как дядя Родион, а вслед за ними и девочки, когда я рассказал, что у нас в части есть и женщины. В какой-то момент дети даже начали звонить ко мне в домофон и спрашивать не выйду ли я с ними поиграть.

— Это хорошо, что вы продолжили контактировать с людьми, а не заперлись в себе.

— Это как минимум спасло жизнь одному человеку, - вновь насупившись, ответил он. – Однажды вечером ко мне в квартиру через домофон позвонил мальчик по имени Кирилл – мы с ним часто виделись на площадке. Он явно запыхался и стал жалобно причитать что его маму сейчас убьет какой-то дядя Коля. Я схватил куртку, сбежал вниз и попытался расспросить его что случилось, но он схватил меня за руку и потянул за собой, продолжая повторять что нужно спасти маму. Собственно говоря, он привел меня в соседний двор, открыл дверь в подъезд, а затем и в квартиру – а там, на кухне, истекая кровью из разбитого лица, лежала его мать, которую насиловал какой-то хмырь. Я накинулся на этого подонка и крепко приложил его о дверной косяк, мужчина попытался полоснуть меня кухонным ножом и вспорол рукав на куртке. Мы боролись несколько минут, прежде чем я смог вытащить его в коридор, где мне на помощь пришла хозяйка, которая что есть силы ударила подонка по голове чайником. Он разом обмяк и повалился на меня сверху. В итоге, приехавшая полиция забрала его с собой, а скорая увезла мать, которая никак не хотела оставлять ребенка, но я пообещал, что присмотрю за пацаном пока она не вернется и написал ей свой телефон на бумажке.

— Вы совершили достойный поступок, - восхищенно произнесла я.

— Это моя работа – людей защищать, - скромно улыбнувшись, произнес он. – Правда, я не думал, что придется это делать не на войне. На следующий день, мне позвонила мать Кирилла – Анастасия, горячо поблагодарила за помощь и попросила дать поговорить с сыном. Он рассказал, что мы весь вечер смотрели мультики, потом хорошо поели, а затем он упросил меня дать ему поносить мой китель. Короче – малец был в восторге от нашей холостяцкой ночевки и даже не вспомнил ни о чем из произошедшего ужаса, одним словом - ребенок. Мать спросила у меня, смогу ли я еще пару дней посидеть с дитем, поскольку ее не отпускают из больницы – как оказалось, у них в Питере не было никого, к кому можно было обратиться с подобной просьбой.

— И вы согласились?

— Ну а куда деваться – не выкинуть же ребенка на улицу. Правда пришлось взять парня с собой на работу – но ему, как мне показалось, это было только в радость. Он бегал между бронемашин и восторженно восклицал, а я пока следил за порядком на вверенном мне участке. В конце концов его мать вернулась, и я стал свидетелем их трогательного воссоединения. Я приготовил ужин и пригласил их поесть, после чего она рассказала мне как рано вышла замуж, и он ее бросил одну с ребенком, о том как переехала сюда на заработки, сошлась с тем хмырем с ее фирмы, но когда оказалось что его интересует только то что у нее под юбкой Настя попыталась отшить его, а чем это закончилось я уже знал.

— Вы продолжили общаться?

— Продолжили, - грустно проговорил Родион. – На следующий день я пришел к ним в гости, чтобы помочь с уборкой, а потом по нескольку раз в неделю, чтобы увидится с ребенком, который ко мне сильно привязался, и заодно увидеться с Настей… Поначалу я думал, что хожу туда только ради дитя, но потом осознал, что она пробудила во мне давно умершие чувства. И когда я понял это, то перестал их навещать. Через неделю Настя сама пришла ко мне – без звонка, просто взяла и зашла рано утром, одна. Спросила почему я к ним не прихожу, ну я не стал утаивать и сказал ей как думаю – что мы с ней слишком сблизились, и если так и дальше продолжится, то ничего хорошего из этого не выйдет.

— Она спросила почему?

— Спросила? Конечно спросила, хотя тут и так все понятно – ей было всего двадцать шесть, а мне уже за пятьдесят, какие уж тут отношения?! Что я потерял жену и ребенка и, кажется, уже не могу опять стать нормальным! - выпалил он, и я заметила, что в его глазах снова стоят слезы. – Она же просто обняла меня и сказала, что ей все равно, сколько мне лет и что она давно не встречала такого доброго человека как я. Мое сердце в первый раз за пять лет забилось так часто, что казалось вот-вот выпрыгнет наружу - мы поцеловались, а потом… К вечеру я не раз и не два пожалел о своем поступке, после того как схлынули эмоции. Сказал ей об этом – она попыталась помочь, и это даже помогло, но ненадолго. С тех пор мы пытаемся жить вместе, но я каждый день думаю о том, что это ошибка - в первую очередь для нее.

— И тогда Анастасия решила записать вас ко мне?

— Она хочет, чтобы я перестал себя корить за то, что лишаю ее шанса начать жить с кем-то ее возраста и без такого количества душевных ран. Потому и записала к специалисту – думает, что вы меня переубедите.

— А вы сами хотите, чтобы я вас переубедила?

— Сложно сказать: с одной стороны я всем сердцем желаю остаться рядом с Настей и Кириллом – мне давно уже не было так хорошо, как сейчас, а с другой стороны, я боюсь все испортить, и если не сейчас, то через пять или десять лет. Это рвет меня пополам, и я очень хочу перестать мучиться... Надеюсь, вы поможете мне в этом.

Показать полностью
154

Случай из практики 159

Начало

Муж и жена 36 и 35 лет

— Екатерина, вы знаете почему мы сегодня собрались? – спросила я у супруги, всем своим видом демонстрировавшей спокойствие и невозмутимость.

— Я так полагаю это как-то связано с нашей дочкой, - не задумываясь, ответила она. – Должно быть Мише не нравится, как идет ее воспитание – она в последнее время действительно плоховато себя ведет, не слушается. Но это нормально для девочки в ее возрасте – вы бы меня видели в то время… Ничего, как видите - выросла вполне нормальной.

— Боюсь, дело не ней, а в ваших с мужем взаимоотношениях, - мягко произнесла я, сделав себе пометку касательно дочери.

— А что с ними не так? - недоуменно подняла бровь жена, вызвав тем самым настоящую бурю эмоций на лице Михаила.

— Позвольте я объясню, - тут же сказала я, предотвратив готовящуюся речь мужа. – Видите ли, его очень сильно беспокоит то, каким образом в семье принимаются решения. Он считает, что вы не оставляете ему выбора ни по одному из важных вопросов: будь то отдых, перевод ребенка в другую школу и так далее. По его словам, вы заранее подготавливаете почву таким образом, что не оставляете партнеру даже шанса поступить иначе.

— Серьезно? – спросила она у мужа таким голосом, что я не смогла разобрать возмущена ли она или просто не понимает, о чем идет речь.

— Ты вообще не даешь мне ничего решать, даже по самым мелочам, - отозвался он, нахохлившись словно воробей.

— Но так это же для твоего блага, - попыталась оправдаться она.

— То есть вы не отрицаете факт того, что действительно это делаете, - уточнила я.

— Конечно не отрицаю – меня так воспитывали с детства, и я с трудом представляю, как можно жить по-другому, - проговорила Екатерина, немного покраснев. – Моя бабушка всегда говорила, что нужно успевать предвосхищать желания своего мужа, чтобы он мог не обращать внимание на всякие мелочи. Придя домой с работы, он не должен выслушать мои вопросы касательно того, к какому врачу следует сходить - к тому, про которого больше отзывов, или к тому, у кого больше стаж. Муж не должен помнить, что ему нужно еще позаботится о продуктах или о выборе места для отпуска, о том, как сделать так чтобы его дети были здоровыми и хорошо учились. Об этом в традиционной семье заботится жена – в этом моя работа. А муж пускай думает о работе, карьере, связях и прочих важных для благосостояния вещах.

— Звучит разумно, - с интересом выслушав ее, сказала я. – А вы когда-нибудь обсуждали с Михаилом это распределение ролей?

— Много раз, - кивнула она. – Еще до свадьбы, когда мы только встречались он часто говорил, что ему нравится то, как живут мои родители и сетовал на своих, у которых в семье одни скандалы за скандалами. Я тогда объясняла ему что в таком случае нам нужно будет разделить обязанности и стараться помогать друг другу, как только можно и я не припоминаю чтобы он отказывался.

— Это правда?

— Вообще-то да, - нехотя признал Михаил, но тут же добавил. – Но я же не знал, что это примет такой размах. Я блин даже в магазин не могу сходить без списка покупок и нотации в воскресенье что нам было бы неплохо сэкономить в этом месяце чтобы пополнить семейные накопления до нужных размеров. Ты буквально не даешь мне моральной возможности сделать даже малюсенький шажочек в сторону, понимаешь?

— Не совсем, - честно призналась она. – Разве плохо что я делаю твою жизнь гораздо проще? Да и что бы ты купил в магазине?

— Ну не знаю, ящик пива например!

— Ага, а что бы ты потом с ним сделал? Постой, постой – я знаю. Ты бы поехал к своим друзьям, и вы бы два дня сидели на пруду и ловили рыбу, а потом ты бы приехал весь искусанный комарами, с двумя несчастными карасями и потом целый месяц вздыхал что у тебя болит спина, и я бы по вечерам мазала ее мазью. Правильно я говорю?

— Может быть и так, - согласился он. – Вот только никто не давал тебе права решать то, как я хочу жить! Может быть, я хочу съездить с друзьями? Может я хочу просто смотреть на то, как солнце заходит за горизонт и слышать, как где-то рядом плещется рыба? Может я хочу чувствовать себя счастливым? Ты об этом не подумала?

— А что со мной ты не счастлив?

— НЕТ! – приняв грозный вид, воскликнул он, - Как ты не можешь понять – мир не замкнулся на тебе и твоем видении того, как я должен жить! Почему ты решила будто знаешь, чего я хочу? Почему ты считаешь, что я могу быть счастлив только с тобой? Почему, Катя? По-че-му?

— Потому что я твоя жена и это мой долг заботится о тебе и держать тебя всегда рядом, - удивительно бесстрастно ответила она и, приложив руку к груди, произнесла. – Разве не благодаря мне ты сумел-таки подняться из безработного слесаря до хозяина пусть и небольшого, но все же бизнеса? Разве не из-за моих трудов ты смог сконцентрироваться на работе и не отвлекаться на все вокруг? Разве не я была тем, кто всегда и во всем поддерживал тебя?

— Так, но…

— Тогда как ты отличаешь, где я права что контролирую многие аспекты твоей жизни, а где перегибаю палку? Ты не думал, что, если я сознательно постоянно ограничиваю тебя в чем-то, хотя это далеко не так - что это делается с определенным умыслом? Может, не пускать тебя к друзьям, это на первый взгляд кажется неприемлемым, но в долгосрочной перспективе может быть правильным действием. Ты, как минимум, не получишь возможности нажить больную спину, простуду, прокушенный рыбой палец, от которого может пойти заражение и в понедельник придешь на работу красивый, свежий и без больной головы. И это я молчу по поводу воздействия на дочь, которой и так хватает отрицательных примеров для подражания.

— Екатерина, вы во многом правы, и я уверена, что Михаил тоже это чувствует, - примирительным голосом сказала я. – Однако, он же не робот, который действует по написанной для него программе. Ваш муж признает то, как много для него вы сделали, однако за прошедшие годы внутри него накопилось много возмущения касательно того, как вы ограничиваете его свободу выбора. Для любого человека, не важно мужчины и женщины, неприятно жить в клетке, пусть даже и золотой. Возможно, вам следует задуматься над тем, чтобы иногда давать ему самому принимать решения, основываясь на собственном видении вопроса. А что касается вас, Михаил, вы не должны держать все это в себе – следует разговаривать друг с другом и не копить все это негодование до тех пор, пока оно не начнет разрывать вас на части. Когда вы поймете, что не согласны с супругой – вы обязаны указать на это, а не слепо действовать по указке. Никто не запрещает вам спросить почему следует сделать что-то именно таким образом. Уверена, что Екатерина без проблем обоснует причины своего решения, я права?

— Конечно, - кивнула она. – Я никогда раньше этого не делала, просто потому что не хотела тебя отвлекать по пустякам, но если ты хочешь, я могу начать объяснять то, как пришла к тому или иному выводу.

— Было бы здорово, Солнышко, - улыбнулся муж и очень нежно погладил ее по руке. – Мне порой не хватает возможности узнать, что у тебя на уме, чем ты сейчас живешь и почему совершаешь какие-то поступки. Не держи это в тайне от меня, тем более сейчас, когда нам не нужно думать о том, чем завтра кормить ребенка. И вот еще что – позволяй мне хотя бы иногда делать что-то, о чем я может быть потом пожалею... Прошу тебя.

— Хорошо, как скажешь, - смутилась она, и крепко сжала его пальцы. – Только ты напоминай мне, когда нужно будет уточнить что-то, а то ведь я забуду, сам знаешь. А вываливать на тебя тонны накопившейся информации, вроде причин почему нужно покупать только такое масло или ходить именно в этот магазин мне совсем не хочется - ты тогда точно взвоешь…

— Это да, мне иногда страшно подумать сколько всего хранится у тебя в голове, - рассмеялся он и, повернувшись ко мне добавил. – Спасибо вам большое, кажется сегодня вы предотвратили наш первый в жизни скандал.

Показать полностью
375

Случай из практики 158

Мужчина 36 лет

— У меня проблемы с женой, - сообщил клиент, хорошо одетый симпатичный мужчина со слегка раскосыми глазами и смуглой кожей. – Даже не знаю, как это назвать…

— Не обязательно давать точное определение, опишите как можете.

— Вообще, Катя – очень хорошая женщина, - немного замялся он. – Красивая, умная, хорошо готовит, не пилит по чем зря. Нашла общий язык с моими родителями – мать в ней души не чает. Я думал, что она ей в ножки упадет, со словами: «Слава Богу, хоть кто-то заберет у нас этого обалдуя».

— Но вы говорили, что есть какая-то проблема.

— Она мной манипулирует, причем очень, очень тонко – так, что я даже этого не замечаю, - разом помрачнев, заявил Михаил. – У обычных людей как: ей чего-то не хватает, тогда или зарабатывает сама, или просит мужа, а если он не может, то начинает пилить – мол, у подруги есть что-то там, а у меня нет. Или вон смотри, Ленка с мужем поехали на море, а мы уже четвертый год дома сидим, и так далее.

— Ваша супруга делает не так?

— Если бы ей захотелось на море и нужны были деньги на это, то есть мне бы пришлось немного поднапрячься на работе, то она бы однажды встретила меня вечером, почитывая какой-нибудь журнал, где на развороте был изображен пляж. А потом пошла бы смотреть сериал, где там люди на самолете потерпели крушение около тропического острова – не помню, как называется. В общем, делала все, чтобы я понял будто ей это очень нужно, но при этом ни проронила бы ни слова.

— Хм… - задумчиво пробурчала я.

— Недавно ей вздумалось отдать нашу дочь в частную гимназию вместо обычной школы. Якобы там лучше образование и вообще из воспитанников вырастают только успешные люди. На мой взгляд, это – настоящий бред, но я даже поспорить не мог - не было возможности. Суть проблемы не в деньгах – просто мне бы пришлось вставать с утра пораньше каждый день и везти ребенка в школу. Она уже все за меня решила и начала приводить план в исполнение: рассказывать о том, как важно дать ребенку лучшее образование, что сегодня мы инвестируем в него, а завтра получим хорошо развитую личность, способную идти по жизни с высоко поднятой головой и заодно принести нам внуков. И при этом всем я даже и знать не знал о том, что где-то есть та самая особая школа. Короче она подводит меня самого к мысли что надо бы найти ребенку место получше и стоит только мне ее озвучить как бац! Тут же выясняется, что буквально неподалеку есть нужное заведение и учеба там совсем недорогая – нужно будет только утром отвозить дочку на машине, а после обеда жена сама будет ее забирать. И вот понимаете, в чем дело – я ведь уже не могу отступить, после того как сам сказал, что так и нужно сделать.

— Ваша жена – умная женщина.

— Это, бесспорно, - рассмеялся он. – И более того, за двенадцать лет брака она множество раз подталкивала меня к тем или иным поступкам, которые в итоге привели к увеличению семейного благосостояния. Так я однажды не влез в авантюру, сумел сменить профессию, поборол страх публичных выступлений и так далее. Я с уверенностью могу сказать, что без Кати я бы никогда не достиг того, что имею. Но это не отменяет того, что я чувствую себя куклой в ее собственном театре. Мне неприятно чувствовать будто все что я делаю, согласовано с ее видением нашей жизни. Пусть я буду совершать ошибки, но это будут мои ошибки, и я буду на них учиться!

— Ваши чувства мне понятны, - отложив в сторону блокнот, ответила я. – Скажите, вы пробовали с ней об этом говорить?

— Нет, - покачал головой Михаил. – Я просто не могу заставить себя сделать это.

— Почему?

— Потому что знаю, что не смогу остановиться. Это как выкурить сигарету на бензоколонке – одна искра и будет взрыв. Я боюсь не сдержаться и разругаться с ней так сильно, как только возможно. Чаша моего терпения переполнена…

— Мне кажется, что вас больше раздражает не сам факт манипулирования, а то, что при этом она использует в качестве рычага давления вашу любовь? Только любящий человек способен отринуть свои интересы и начать что-то делать, ради того, чтобы объект его чувств смог быть счастлив и получить желаемое, будь то отпуск на море или что-то другое.

— Возможно, - сцепив пальцы в замок, произнес мужчина. – А еще мне не нравится то, что у меня нет выбора – она мне его просто не оставляет.

— В таком случае, лучшим способом исправить эту ситуацию станет совместный разговор. Я выступлю на нем в качестве третьей стороны и донесу до Екатерины ваши чувства и переживания. Уверена, это будет полезно для вас обоих. Вы сможете это организовать?

— А есть альтернативы?

— Мы могли бы поработать над новой стратегией вашего поведения, которая предусматривает сопротивление тому, чтобы вами манипулировали. Вы научитесь говорить: «Нет», - в тех случаях, когда чувствуете, что вас лишили выбора. Еще мы можем порассуждать о вашем месте в семье и о том каким вы его видите в идеале, после чего попытались бы приблизиться к этому состоянию. Но, если честно, разговор на троих – это самый быстрый и действенный способ.

— Почему?

— Потому что семья – это не один человек, а как минимум двое. Если оба начнут слушать, меняться или хотя бы что-то делать ради укрепления имеющихся связей, то это будет в разы эффективнее.

— Понятно… Я попытаюсь привести ее сюда, но обещать не буду, - пробормотал он и, после небольшой паузы, добавил. – Надеюсь у меня получится.

Показать полностью
122

Случай из практики 157

Женщина 34 года

— Я в прошлом журналист, - сообщила клиентка, симпатичная блондинка в ярко-желтом пиджаке. – Сначала писала для газет, даже вела свою колонку, потом переключилась на телевидение, ездила снимать телерепортажи для новостных программ.

— Жаль, но мне не довелось видеть вас на экране.

— Не удивительно – это были не федеральные телеканалы, и вряд ли вы бывали в Сибири, - усмехнулась она. – Дело шло неплохо, но вариантов расти куда-то дальше у меня не было. Точнее были, но я не хотела переезжать в Москву или Санкт-Петербург – не люблю мегаполисы.

— Но сейчас то вы здесь.

— Только проездом, - широко улыбнувшись, ответила Татьяна. – Нужно было заскочить на студию, помочь с оформлением отснятого материала.

— И где же тогда вы живете?

— Прописана я в Красноярске, в родительской квартире, но если честно, я почти весь год нахожусь в пути, то здесь, то там. Несколько лет назад, мне пришла в голову интересная мысль – а почему бы не применить свои навыки для создания фильмов о жизни в других странах. Ну помните телепрограмму «Вокруг света» с Михаилом Кожуховым?

— Это вы про такого замечательного усатого мужчину, который ездил по разным государствам и рассказывал, как там люди живут?

— Да, он мой кумир! – воскликнула она. – Я всегда мечтала путешествовать и неосознанно шла к этому всю жизнь. Научилась журналистике, освоила четыре языка, перестала бояться камеры, и так далее. Сказано – сделано, я собрала свои нехитрые пожитки и отправилась в Аргентину. Там живет моя двоюродная тетка, так что я решила начать именно оттуда – благо, для отечественного зрителя это достаточно экзотическая страна.

— Согласна, нам вообще редко показывают Южную Америку.

— Ну вот, я прилетела и буквально за две недели наснимала столько материала, что хватило бы на полгода дальнейшей работы. И это при том, что бюджет у меня был крайне скудный – аргентинцы оказались крайне приветливыми людьми, даже замуж меня чуть не выдали, - со смехом, заметила она. – Многие бесплатно пускали меня посмотреть коллекции в музеях, всякие достопримечательности и показывали не самые популярные у туристов, но очень интересные места. Короче, я начала каждый день постить в соцсетях короткие репортажи и потихонечку писать сценарии для больших статей и видеофильма для своего канала.

— Звучит как бизнес-план.

— Так и есть – я если за что-то берусь, то всегда подхожу к делу серьезно. Собственно говоря, с тех самых пор, вот уже года четыре, я то и делаю что путешествую по миру. Денег, если честно, мне это приносит не особо много – видимо грудь маловата, так что я даже подумала ее увеличить, - сказала она с решительным видом, но потом рассмеявшись, добавила. – Шучу конечно - думаю, это было бы лишним. Люди ведь хотят посмотреть на красоту природы или городские виды, а не на мою накачанную в спортзале задницу в стрингах. Во всяком случае, те люди, что на меня подписаны…

— Вам лучше знать вашу аудиторию, - улыбнувшись, сказала я.

— Собственно говоря о ее запросах я и хотела бы с вами поговорить, - вздохнула Татьяна. – Когда я еще училась в школе и смотрела как люди путешествуют по странам, то всегда любила наблюдать за самым главным, на мой взгляд – кухней народов мира. Помню, как они дегустировали всякую разную еду, от совершенно нормальной, то откровенно экзотической: вроде жареных тараканов, личинок или улиток. Больше того, как оказалось, это – действительно самая интересная для людей часть программы. Зрители чаще всего обращают внимание именно на те ролики, в которых автор поглощает зарубежные угощения, комментируют этот процесс и просят рецепт.

— Но у вас с этим, похоже проблемы?

— Как вы узнали?

— По выражению вашего лица, когда вы говорили про поедание насекомых.

— Вот, вы это тоже заметили, - посетовала она. – Во-первых, зачастую я не могу себя заставить съесть какую-то откровенную дрянь, вроде жареных тараканов или рыбы-фугу. Ну вот не могу и все тут – меня выворачивает наизнанку, стоит только подумать об этом. А во-вторых, даже если у меня получается совладать с собой, то ничего с выражением лица я сделать не могу. И на видео получается крайне малоаппетитное зрелище, в котором люди видят мою, мягко говоря, кислую физиономию, пытающуюся проглотить какое-нибудь заморское яство. В итоге я или не записываю такие видео вообще, или ем только «нормальную» пищу, что не особо нравится подписчикам. И я понимаю, что это проблема и ее надо как-то решать, но как это сделать – понятия не имею.

— Навскидку, есть пара идей, как решить эту проблему, не вдаваясь в подробности, - после небольшой паузы, произнесла я. – Вы не пробовали снимать других людей? Например, предложить кому-то из местных или вообще поменяться местами с вашим оператором.

— Идея довольно неплохая, но это немного противоречит основной концепции того, что это мое путешествие и люди хотят видеть мое мнение и мои действия. Интерес сразу же упадет, стоит только начать показывать кого-то другого.

— Хорошо, а как насчет того, чтобы сознательно показывать, как вам это неприятно, - предложила я. – Больше, чем наблюдать за удовольствием, люди любят смотреть на страдания. Может им гораздо больше зайдет ваше недовольное лицо, нежели маска человека, с интересом поглощающего всякие малоаппетитные диковинки. Они будут смеяться, пересматривать и всячески комментировать, вроде: «Не вижу ничего страшного в этом» или «Да я бы смогла съесть три порции и ничего». Вы никогда не узнаете какая будет реакция у зрителей, если не дадите им на это посмотреть.

— А что, это неплохая мысль! – оживилась Татьяна. – А еще можно это подать под таким соусом: «Вы долго этого ждали и вот я все-таки решилась…» и дальше дегустация всей той гадости, на которую я отваживалась в последние годы. Видео же сохранилось, я просто не включала его в репортажи. Попробую сделать пробный материал – авось и новая рубрика появится. Но, если честно, мне все равно страшно что люди захотят, чтобы я продолжала поглощать эту дрянь…

— Я уверена, что мы с вами справимся с этой проблемой, - невозмутимо ответила я. – У меня были похожие случаи, и даже гораздо более сложные.

— Еще сложнее?

— Как-то раз ко мне пришел повар, у которого в какой-то момент появилось отвращение к приготовленной им пище – он банально не мог снять пробу перед подачей. Или сомелье, который после двадцати лет спокойной работы, не мог заставить себя выпить хотя бы немного вина. Так что не беспокойтесь – попробуйте сделать то, о чем мы договорились, а дальше видно будет.

— Хорошо, я попробую, - с облегчением вздохнула клиентка. – Я уже вижу, как люди будут смеяться над моими попытками съесть скорпиона…

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!