LostShadow

LostShadow

на Пикабу
Страничка с рассказами и всем прочим: https://vk.com/shadows_of_distant_worlds
поставил 157 плюсов и 34 минуса
отредактировал 125 постов
проголосовал за 159 редактирований
сообщества:
72К рейтинг 1929 подписчиков 30 комментариев 42 поста 33 в горячем
4 награды
лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели редактирование тегов в 100 и более постах более 1000 подписчиков
1182

Случаи из практики 4

Мужчина, 39 лет:

— Причем у меня сносит голову только в командировках.

— И как часто это происходит?

— Семь-восемь раз в год, - стыдливо опустив глаза, ответил он. – Понимаете, оказавшись в другом городе я словно оживаю: хочется куда-то бежать, что-то делать. Вот только потом, лежа в постели с незнакомой женщиной, у меня внутри все сжимается от стыда.

— И все же, вы пришли только сейчас – что послужило поводом?

— Чаще всего я бываю в Минске, где с недавних пор провожу время с одной и той же женщиной. Наверное, я боюсь, что однажды просто могу не вернуться обратно. - пробормотал клиент, затем, встрепенувшись, добавил, - Я ведь люблю жену и не хочу ее бросать!

—А вы не думали, что можно перестать ездить по командировкам или вообще сменить работу?

— Эмм… нет.


Мужчина, 34 года:

— …но ничего не могу с собой поделать! – почти выкрикнул он.

— То есть, увидев какую-то вещь внутри игры, вы не можете себе отказать в ее покупке?

— Не только вещь! Это может быть какая-то возможность стать сильнее других игроков или какое-то важное дополнение, открывающее новые возможности - да что угодно!

— И как давно это началось?

— Не знаю, наверное, лет пять уже, - слегка успокоившись, ответил клиент. – Раньше я считал, что смогу себя ограничивать и буду покупать только самые нужные вещи, но это была ошибка. Теперь почти вся моя зарплата уходит на игры.

— То есть вы считаете сколько потратили?

— Конечно, - впервые на его лице появилась улыбка. – Это показывает мое превосходство над остальными. За год я закинул почти четыреста тысяч!

3625

Случаи из практики 3

1. Женщина, 29 лет:

— Я была членом этой Общины почти десять месяцев, а потом в коммуну ворвались вооруженные люди и арестовали нашего Владыку. Нас долго допрашивали, после чего молодых последователей, вроде меня, отпустили домой.

— Как отреагировали родители на ваше возвращение?

— Они были очень рады, пару месяцев вообще пылинки с меня сдували. Стоило показаться на улице, как соседи по подъезду начинали показывать пальцем и шептаться про то, какая ужасная вещь – секты.

— И вы не знаете, как пережить это? Потому и пришли ко мне?

— Нет, я пришла потому, что хочу найти в себе силы возродить нашу Общину.

— Что, что, простите?

— Моя мечта - последовать заветам Владыки и начать передавать его учение другим людям, - ответила девушка и, заметив мое замешательство, добавила. – Понимаете, коммуна - единственное место, где я была счастлива...


2. Мужчина, 34 года:

— Люди меня ненавидят!

— Почему вы так решили? -

— Вижу, - он устало вздохнул. – Повсюду: в магазине, когда забираю ребенка из детсада, на парковке возле офиса, где работает жена. По началу все идет хорошо, но потом окружающие узнают кем я работаю и тут же меняются.

— И кем же вы работаете?

— Налоговым инспектором.

— Вот оно как…

— Смотрите - вы сделали то же самое! – воскликнул клиент. – Вы перестали улыбаться!

4026

Случаи из практики 2

1. Женщина, 31 год:

— Мы с мужем переехали после свадьбы к его матери и я сразу же поняла – житья мне с ней не будет. Неделю назад мое терпение лопнуло, и я сказала Сергею чтобы он покупал квартиру и отправил мать туда.

— И что же он ответил?

— Что я сильно ошибаюсь, раз считаю, что смогу выжить свекровь из ее собственного дома! - клиентка повысила голос. - Но я-то не дура - бросать трехкомнатную квартиру в центре ради однушки где-нибудь на отшибе!

— И чем же я могу вам помочь?

— Как это чем?! Вы должны написать мне справку, где укажете что у меня крайняя степень депрессии из-за невозможности жить вдвоем с супругом именно на этой жилплощади.

— Предположим, я выдам вам такой документ - что вы будете делать с ним?

— Могли бы и догадаться! - она даже выпятила губы от возмущения. – Я предъявлю ее Сергею и скажу, чтобы он отправил эту старую дрянь куда-нибудь подальше, если конечно, его заботит мое здоровье. Понятно? А теперь давайте, пишите скорей – я тороплюсь!


2. Мужчина, 42 года:

— Расскажите, что именно вас беспокоит?

— Ничего, - он в который раз одернул рукав, чтобы я могла восхититься его золотым Ролексом, стоившим больше, чем я зарабатывала за год. – Абсолютно ничего.

— Зачем же тогда вы пришли на прием?

— Захотелось пообщаться.

— Боюсь, что я не совсем вас поняла.

— Конечно не поняли, дорогуша. Видите ли, обычно для этого я пользуюсь услугами девочек из эскорта - но с ними же не о чем поговорить, - он притворно зевнул. – И тут я услышал от одного друга что вы - весьма образованная женщина, плюс довольно симпатичная, а еще умеете слушать мужчин, как никто другой.

— …

— Кстати, у вас тут весьма удобный диван.

7443

Случаи из практики

1. Женщина, 29 лет:

— Почти полгода назад меня бросил парень, а я жить без него не могу! Чего только не перепробовала.

— Например?

— Писала ему, умоляла вернуться, позвонила его родителям, начала выкладывать в соцсети фотографии, на которых за мной ухаживают состоятельные мужчины, где я вместе с ними развлекаюсь на вечеринках или на пляже.

— А почему он вас бросил?

— Эмм, - замялась она. - Я ему несколько раз изменяла.

— …


2. Мужчина, 36 лет:

— И тут она говорит: «Пока не женишься, не будет тебе счастья!», - и все, жизнь сразу же пошла под откос. Чертова ведьма!

— Подождите, вы хотите сказать, что вас сглазили?

— Сглазили, навели порчу или как там это называется, - сокрушенно вздохнул он.

— Но разве в таких случаях не обращаются в церковь или еще куда-нибудь?

— Я обращался – бесполезно. Все повторяют оно и то же: «Женись и все пройдет».

— И почему же вы так не поступили?

— Это невозможно, – он закрыл лицо ладонями и выдал. - Я уже женат!

150

«Чего боятся звезды?» Записки психолога, часть 18

«Чего боятся звезды?» Записки психолога, часть 18 Звёзды, Популярность, Психология, Санкт-Петербург, Страх, Фанаты, Авторские истории, Длиннопост

За всю карьеру в числе моих клиентов насчитывалось не так уж и много звезд первой величины – поэтому каждый из них запоминался надолго. На дворе стоял сентябрь шестнадцатого года - она позвонила около полудня и дрожащим голосом попросила о встрече, представившись Светланой. Договорившись на пять вечера, я снова вернулась к работе – в кабинете меня ожидал пожилой мужчина, страдающий клептоманией. Девушка прибыла точно к назначенному времени, осторожно войдя в приемную так, словно ожидала увидеть там кого-то из знакомых. Несмотря на отсутствие дождя и в целом довольно теплую погоду, на ней был надет бежевый плащ, а волосы перевязаны цветным платком.


— Это вы – Князева Виктория Сергеевна? – спросила она, смотря на меня сквозь большие солнцезащитные очки.


— Все верно. А вы, должно быть, Светлана?


— Мы тут одни? – будто не заметив моего вопроса, торопливо произнесла девушка.


— Абсолютно, - я уже давно привыкла к таким вопросам. - Полная конфиденциальность - можете быть спокойны.


— Отлично! – с облегчением выдохнула она.


Клиентка сняла очки и платок, и я с удивлением поняла, что узнаю ее лицо – оно то и дело мелькало на самых разнообразных сайтах. Восходящая звезда отечественной поп-сцены, любимица тысяч зрителей, обладательница нескольких почетных наград и так далее. Даже с растрепанными волосами, полным отсутствием косметики и бледным от переживаний лицом – ее можно было назвать симпатичной. Белокурые локоны обрамляли выглядевшее уставшим лицо певицы, красноречивей любых слов говорившее о ночах, проведенных без сна.


— Вижу, вы меня узнали. Извините за этот маскарад – я боялась, что кто-нибудь узнает об этой встрече.


— Идемте в кабинет, «Светлана», - я особо выделила ее выдуманное имя, чтобы еще больше успокоить гостью.


— Спасибо, - тихо произнесла она и направилась вслед за мной.


— Будете что-нибудь?


— Нет, спасибо. Я очень спешу – через четыре часа меня ждет самолет.


— В таком случае, давайте сразу же приступим к делу, - сказала я, сев в кресло напротив нее.


— К делу, значит, – пробормотала она, собираясь с мыслями. – Еще в начале карьеры, знающие люди предупреждали меня о некоторых, сопутствующих известности, моментах - я говорю о поклонниках и журналистах. И если с последними все ясно и понятно, то с первыми мне гораздо сложнее. Это, конечно, прекрасно, когда ты выходишь на сцену и видишь тысячи восторженных лиц, в один голос подпевающих тебе, но у всего есть и другая сторона. Мне очень хорошо запомнилась первая фанатская выходка – несколько пьяных молодых людей каким-то образом проникли за кулисы, где проломили череп одному из охранников и попытались вломиться ко мне в гримерку. К счастью, их вовремя остановили, в противном случае даже не знаю, что могло бы случится.


Мда… - «Светлана» глубоко вздохнула. – А потом пошли письма, сообщения в соцсетях, звонки на телефон, надписи на стенах дома напротив. Первое время, я пыталась как-то фильтровать их, отделяя здоровую критику и положительные отзывы от тонн грязи, но, в конце концов, устала и бросила это делать. Правда, потом продюсеры заставили-таки взять агента, который взял это дело на себя и мне сразу же стало легче. И все же, особо зацикленным на моей персоне фанатам это не сильно помешало – им все так же удавалось доносить до меня весь бред который помещался в их головах: один преследовал меня повсюду, умоляя начать с ним встречаться, в противном случае угрожая расправой над моими близкими, другой повсюду демонстрировал отредактированные снимки, где мы с ним вместе, в обнимку, посещаем различные места – когда же по просьбе агента его аккаунт заблокировали, этот парень начал публиковать с новых страничек эротику, с моим лицом в каждом кадре.


Таких примеров можно привести много и, если честно, мне всегда было не по себе от всего этого. Нет, я не стала бояться выходить на публику, посещать мероприятия и так далее. Но появилась мания преследования – я начала требовать усиленную охрану, отдельную машину сопровождения, проверку закулисья на наличие посторонних людей и все в таком духе. Но все это мелочи, по сравнению с тем, что произошло пару месяцев назад – в США после одного из концертов местной певицы, имя называть не буду – она у нас не особо известна, состоялась автограф сессия, во время которой, к девушке подошел фанат, что-то сказал ей, после чего достал оружие и всадил в нее три пули! Представляете?! Какой-то сумасшедший просто взял и убил ее!


Я была в самом настоящем ужасе, особенно если учесть, что на сегодня у меня намечались гастроли, - произнесла певица, переведя дух. - У меня не получалось нормально спать, есть, посещать репетиции – не помогало ни снотворное, ни антидепрессанты. Хуже всего, было от осознания того, что мы с погибшей прошли практически один и тот же путь – и вот чем все кончилось. Конечно, я могла бы пересилить себя и выйти на сцену, но как быть с пресс-конференциями и встречей с поклонниками? От одной только мысли что придется встать один на один с целой кучей фанатов, некоторые из которых могут оказаться теми самыми преследователями, мне становится плохо – сердце стучит как бешеное, в глазах темнеет и подкашиваются ноги.


— А во время грядущей поездки у вас будет много таких встреч? – спросила я, после того как собеседница немного остыла.


— После каждого концерта, - устало ответила она, - то есть пять раз. Но дело не в количестве – я не смогу заставить себя пойти хотя бы на одну их них.


— Вас пугает именно личное общение с глазу на глаз, правильно?


— Именно так - позавчера у меня было выступление перед большой аудиторией и все прошло нормально.


— Отлично, давайте внесем еще немного ясности – что вы думаете о том, чтобы ухать отсюда на такси, а потом лететь в самолете с другими людьми? Как вы вообще решились прийти ко мне, незнакомому человеку, который, тем не менее, знает кто вы такая?


— Ммм… - задумалась девушка, забавно поджав губы. – Честно говоря, я не вижу в этом ничего пугающего.


— Вы же осознавали, что я вполне могла бы оказаться вашей фанаткой?


— Я понимаю к чему вы клоните, - немного склонив голову, произнесла она. – Ответ: меня это не смущает. Проблемы начинаются только когда я думаю о необходимости посещения каких-то мероприятий, вроде развлекательных шоу или пресс-конференций.


— Есть над чем задуматься, - пробормотала я, сделав несколько заметок.


— У меня совсем не осталось времени, - она готова была разрыдаться. – Я и так разругалась со всеми - отказ от встреч после концертов станет последней каплей. Конечно, я понимаю, что вы не волшебница, чтобы щелкнуть пальцами и все тут же придет в норму, но прошу вас – помогите! От этого зависит моя карьера, дело всей моей жизни!


— За оставшиеся полчаса? – проговорила я, после чего протянула плачущей звезде салфетки и, обнадеживающе улыбнувшись, добавила. –Я постараюсь.


— Правда? – в ее глазах появилась надежда, - И как же?


— Мы просто избавим вас от необходимости встречаться с объектом, который вызывает страх. Скажите – вы же можете попросить что-либо у организаторов вашего турне?


— Конечно, но только в пределах разумного.


— Отлично, - сложив пальцы домиком, сказала я. – Честно говоря, я не особо слежу за вашим творчеством, но слышала, что вы - очень трудолюбивый человек. Это так?


— Если бесконечные репетиции, записи, участие в съемках на телевидении и десятичасовые фотосессии можно назвать трудолюбием, то да.


— В таком случае вот вам решение: когда будет назначена встреча с журналистами, вы попросите организаторов устроить прямую трансляцию из вашего номера в гостинице. Представьте, как удивятся собравшиеся, когда вы появитесь на экране в халате с полотенцем на голове и сообщите о том, что всего через пару часов вас ждет самолет в другой город, но вы не могли позволить себе не прийти на это мероприятие и будете готовы ответить на все их вопросы, если, конечно, собравшихся не будет смущать то, как вы причесываетесь и собираете сумку.


— Идеально! – воскликнула «Светлана». – И как только мне самой не пришло это в голову! Только надо будет обязательно выбрать номер попроще и продумать что именно я буду делать перед камерой.


— А еще не стоит использовать профессиональное оборудование, достаточно камеры на ноутбуке – все должно выглядеть как вынужденная мера, - я развила мысль дальше.


— Точно! – она даже вскочила на ноги от энтузиазма, но сразу же сникла и опустилась обратно. – Но что же делать с фанатами?


— Примерно то же самое: заранее запишите для них видеообращение, в котором поблагодарите за внимание к вашему творчеству, расскажите о том, как цените каждого их них, и том как рады что все они собрались в этом месте ради вас. В конце сообщите, что просто не смогли остаться из-за плотного графика, но во время поездки сумели оставить пожелания каждому из поклонников на сувенирах с вашей символикой. Организаторам же сообщите что первые сто предметов – бесплатно.


— А вы точно психолог? – с улыбкой спросила она. – А то мне бы пригодился такой человек в команде.


— Точно, - тем же тоном ответила я. – И я всегда рада буду вам помочь, когда вы вернетесь после гастролей, чтобы окончательно избавить вас от появившейся проблемы.


— Спасибо вам огромное! – с ее плеч как будто упал тяжелый груз. – Я обязательно вернусь, как только все это закончится.


— И заодно, возьмите отпуск. Это - мой профессиональный совет.


— Хорошо, - усмехнулась девушка и, бросив взгляд на часы, вскочила как ужаленная. – Я уже опаздываю…

Показать полностью
190

«Молчание - золото» Записки психолога, часть 17

«Молчание - золото» Записки психолога, часть 17 Немота, Санкт-Петербург, Психология, Молчание, Притворство, Болезнь, Авторские истории, Длиннопост

Несмотря на февральские морозы, в моем кабинете было как никогда горячо – только закончился прием у влюбленной парочки, столкнувшейся с первой на их пути серьезной преградой. Его ожидала очередная командировка на другом конце страны, а она не хотела его отпускать – вполне себе обычная история, если бы не одно «но». Девушка придумывала тысячи нелепых причин чтобы удержать парня, просила его родителей повлиять, даже начала угрожать полным разрывом отношений – результат оказался нулевой и тогда она повела его к психологу. Увы, но это дало совершенно не тот эффект, на который она рассчитывала – во время беседы девушка не выдержала и призналась, что хотела устроить любимому поездку на море, где в непринужденной обстановке уговорить его на небезопасный секс. Как оказалось, во время отсутствия парня, она напилась на вечеринке, и, «не помня себя», отдалась сразу трем мужчинам, что привело к беременности, которую она попыталась скрыть таким вот образом. Такой бури эмоций мне не приходилось наблюдать очень давно – слезы, крики, слова, сказанные в гневе, мольбы о прощении…


Как только за ними закрылась дверь, я в изнеможении рухнула на кресло и вздохнула. Такие случаи очень выматывают психолога – и морально и физически. Я умылась и открыла окно чтобы хотя бы немного проветрить кабинет. Согласно записям, следующий посетитель должен был явится через пять минут и он, а точнее она, действительно прибыла точно к назначенному сроку.


— Здравствуйте, - едва слышно произнесла девушка. – Я на прием.


— Добро пожаловать. Снимайте верхнюю одежду и прошу за мной.


На первый взгляд ей было около двадцати – на это указывали детские черты лица, популярный у подростков рюкзак вместо сумочки и вязаная шапочка с помпоном. Но, при ближайшем рассмотрении, я поняла, что ошиблась – скорее всего она уже успела закончить университет и пару лет поработать. По профессии – дизайнер или кто-то вроде того. Пока я наливала чай, то успела заметить, как она отвечает кому-то в мессенджере – движения казались очень быстрыми, видимо она довольно много пользовалась этим средством связи. Завитые каштановые волосы водопадом спадали на белую кофту с длинными рукавами, на которых виднелись крупные перламутровые пуговицы, а темно-синие джинсы и замшевые полусапожки на небольшом каблучке довершали образ практичной молодой женщины.


— Вот, пожалуйста, - сказала я, протягивая ей чашку.


— Спасибо, - все также тихо ответила она, смущенно улыбнувшись.


— Что же, Ника – я вас внимательно слушаю.


— С чего же начать, - она немного сдвинула брови, пытаясь подобрать слова. – Честно говоря, я несколько раз представляла, что именно буду говорить, но когда дошло до дела, все куда-то улетучилось…


— Тогда попробуйте с того момента, когда все пошло не так, как вы хотели.


— Это было в сентябре, в тот вечер мы отмечали день рождения директора нашей фирмы. Он заказал беседку с видом на набережную, море угощений, выпивки и танцев – все как полагается. Поначалу, все шло хорошо, но ближе к концу посиделок поднялся ветер и, проснувшись на следующее утро, я почувствовала, как воспалилось горло. Вы знаете, как это бывает у «незаменимых» сотрудников – тебе все время кажется, что вся работа обязательно встанет, даже если ты опоздаешь хотя бы на час. Я быстро прополоскала рот каким-то составом, оставшимся с предыдущей простуды, после чего побежала в офис. И только через неделю поняла, что переносить болезнь «на ногах» было ошибкой – врачи диагностировали острый ларингит. Горло воспалилось настолько что я едва могла дышать, не то, что говорить. Добавьте к этому головные боли, насморк и все в таком духе и сможете понять, насколько плохо мне было.


— Как долго это продолжалось? – спросила я, воспользовавшись паузой.


— Чуть больше двух недель, - сокрушенно вздохнула она. – Важно другое, болезнь дала осложнение – я почти потеряла голос. Пришлось заново разрабатывать связки…


— Вы довольно неплохо говорите.


— Это сейчас, а первые месяцы все, что получалось – это какое-то странное бульканье. Честно говоря, когда процедуры не дали никаких результатов у меня опустились руки. Я ходила в магазин с планшетом, в котором показывала кассирам заранее заготовленные фразы, тратила кучу времени на объяснения того, что у меня нет возможности общаться обычным способом. Особенно тяжко пришлось на работе – раньше приходилось очень много общаться с заказчиками по поводу внесения правок в эскизы.


— Но со временем вы привыкли?


— Именно! - произнесла Ника. – До этого случая мне приходилось тратить часы на помощь менее опытным или более ленивым коллегам – ведь именно так должен поступать лучший сотрудник компании. Теперь же, я могла спокойно делать свою работу, не отвлекаясь на других, и знаете что? Повысилась не только моя выработка, но и всего отдела в целом – народ, поняв, что помощи ждать неоткуда, начал развиваться самостоятельно. В супермаркете, расположенном за углом, меня уже запомнили и не приходилось что-либо говорить, чтобы расплатиться за покупки.


Окружающие меня люди постоянно показывали жалость по отношению ко мне. Это проявлялось в огромном количестве различных мелочей: коллеги предлагали выполнить за меня часть организационных задач, хотя я была вполне способна закончить с ними самостоятельно, начальник стал выдавать менее трудоемкие в плане количества согласований проекты, даже в столовой мне начали уступать место!


— По началу вас это выводило из себя, верно?


— Не то слово! Я ведь не калека какой-то, чтобы мне место уступать!


— Что вы предприняли?


— Ничего, - она потухла так же быстро, как и загорелась. – Мне просто надоело постоянно что-то писать, чтобы кого-то разубедить. Перетерпела и постепенно привыкла к новому порядку вещей. А потом, в какой-то момент, поймала себя на мысли что все это мне нравится. Это же так удобно, когда мне уступают очередь в кассе, дают лучшую работу, не вступают в споры – и все только лишь из-за моих ограниченных возможностей. Я настолько вжилась в новую роль, что начала скрывать постепенное выздоровление.


— Вы никому не говорили?


— Только вам.


— Вот оно как…


— Скорее всего, вы думаете, что меня заела совесть и будете правы, - прошептала девушка. – Я настолько завралась что не знаю, как жить дальше.


— Вы боитесь, что однажды выдадите себя?


— И этого тоже, - кивнула она. – Понимаете, я не хочу менять нынешний порядок вещей, но при этом не могу найти в себе силы поддерживать его. Особенно тяжко становится, когда я встречаю настоящих инвалидов – на душе аж кошки скребут.


Девушка замолчала, давая мне время обдумать услышанное - она казалась подавленной и замкнутой в себе. Мне уже приходилось встречаться с людьми, долгое время удерживающими в себе что-то, но этот случай оказался самым необычным из них.


— Ника, давайте вообразим следующую ситуацию: вам необходимо купить себе что-то из одежды, о чем вы сообщаете своей ближайшей подруге, которая тут же соглашается вам помочь, поскольку знает ваши размеры и предпочтения. Она говорит: «Конечно, Ника, я с радостью помогу – тебе ведь так трудно сейчас». Что вы чувствуете в этот момент?


— Что чувствую? – эхом отозвалась девушка. – Тяжесть и… сожаление - она наверняка бросила ради меня свои дела.


— И вот вы вместе купили все что нужно, чем займетесь дальше?


— Разойдемся по домам, наверное.


— А как бы вы поступили раньше, до болезни?


— Посидели бы где-нибудь, Анька любит кино – может сходили бы на какой-нибудь сеанс.


— То есть, ваша немота не дает вам возможность провести время с подругой? Когда вы вообще выходили с ней куда-нибудь не по делам?


— Не помню, - честно призналась Ника.


— Как вы думаете, долго ли продлятся ваши с ней отношения, учитывая произошедшие с вами изменения?


— Думаю, не долго… - понурив голову, сказала девушка. – В последний раз, она очень неохотно согласилась съездить к моим родителям. Но, что самое ужасное - я знала, что она хотела провести это время со своим парнем и все равно продолжала ее упрашивать. Какая же я эгоистка!


Она закрыла лицо ладонями и зарыдала, а я встала с кресла и отправилась за салфетками. Нике было необходимо сбросить напряжение и мне следовало запастись терпением. На это у нее ушло минут десять, не меньше, после чего я налила ей еще чая и предложила пройти в уборную чтобы привести себя в порядок – потекший макияж придавал девушке страшный вид.


— Я тут подумала… - начала она, еще не успев вернуться на свое место, – что Аня не единственная с кем я так обращалась. Не знаю, смогут ли они простить меня если узнают правду.


— Они точно вас не простят, если вы продолжите притворятся.


— Но что же мне делать?


— Как минимум, понять одну важную вещь – вас никто не заставляет говорить. Существует великое множество молчаливых людей, и вы вполне можете стать одной из них.


— Поняла.


— Дальше, вам необходимо начать избавляться от своей вымышленной инвалидности. Сообщите близким и коллегам что начали потихоньку выздоравливать. Со временем, вы, совершенно незаметно для других вернетесь к изначальному состоянию и, возможно, останетесь на особом счету у руководства.


— Хорошо, - отрешенно кивнула она.


— Вас не радуют такие перспективы и это нормально, но вы уже поняли, что притворяться дальше, значит обречь себя на одиночество, - продолжила я, добавив в голос твердости. - Друзья рано или поздно отвернутся от вас, а родственники будут страдать, силясь облегчить вам жизнь. Вы, конечно, можете найти новых друзей среди тех, кто не понаслышке знает, что такое немота – но разве это то, чего вы желаете?


— Нет, я этого не хочу, - уверенно сказала Ника.


— Вот и замечательно… Может начнем исправлять это прямо сейчас?


— Каким образом?


— Напишите сообщение Анне…


— Думаете стоит?


Обычно я старалась не торопить клиентов, но мне отчего-то казалось, что Ника может сорваться и продолжить изображать инвалида. Такие люди обычно не возвращаются к психологу и продолжают гробить собственную жизнь. Так что, лучшим способом заставить их следовать нужным курсом – это проинформировать родственников и друзей, отсекая тем самым путь к отступлению.


— Уверена, - с нажимом произнесла я.


— Как скажете, - отозвалась девушка и начала набирать текст на смартфоне. – Готово.


— Вот и замечательно. А еще, когда Аня ответит, предложите ей отметить это событие. Она спросит: «Где?» - и вы укажете на ее любимое место, где обязательно сообщите как сильно цените все, что она для вас сделала.


— Мы пойдем в китайский ресторанчик рядом с нашим офисом, - прошептала девушка, стерев рукавом слезу, - она просто обожает его.


— Это станет хорошим началом, - ободряюще улыбнулась я. – Знайте: по началу вам будет трудно, но близкие станут надежной опорой, стоит только им довериться. А если терпеть станет невмоготу - приходите сюда.


— Думаю, я справлюсь, - воодушевленно заявила она. – Спасибо вам большое! Мне был очень нужен этот разговор.

Показать полностью
127

«На случай конца света» Записки психолога, часть 16

Это был как раз один из тех дней, когда совершенно не хотелось выходить на улицу – повсюду слякоть, хмурое серое небо и моросящий дождь. Как и ожидалось, клиентов оказалось довольно мало, так что я коротала время за компьютером, вбивая информацию о последних двух приемах. Раздался телефонный звонок – на том конце оказалась довольно молодая, судя по голосу, женщина, которая попросила как можно скорее принять ее вдвоем с мужем.


Они добрались буквально за полчаса, и при этом выглядели так, будто собрались в дорогой ресторан или на какую-нибудь важную встречу. Дорогой костюм смотрелся на муже словно на вешалке – он явно не привык носить его, следовательно, он был вынужден так одеться. Галстука не наблюдалось, рубашка расстегнута на две пуговицы и на туфлях ни следа грязи – похожи что они ехали на автомобиле. Помимо этого, я обратила внимание на бледную кожу рук и длинные пальцы клиента, а также едва заметную грязь под ногтями.


— Добро пожаловать, прошу за мной.


Синее платье ниже колен, подчеркнутое изящным пояском прекрасно подходило миниатюрной женщине, шедшей впереди мужа. Ее аккуратно остриженные волосы обрамляли овальное лицо с едва заметными морщинами вокруг глаз. На пальце сверкало обручальное кольцо, а на шее висел каплевидный кулон с крупной жемчужиной. «Слегка за тридцать, весьма позитивная, скорее всего один ребенок», - таков был мой вывод.


Порой не нужно становится психологом чтобы заметить пропасть между двумя близкими людьми – за все время они ни разу не взглянули друг на друга, их руки не соприкасались, муж ни разу не открыл рта и вообще сел на другой конец дивана. И все же, мне показалось что измена тут не причем – дело в чем-то другом.


— Так, с чего бы начать… - у жены оказался довольно высокий голос. – Ах да, меня зовут София, а мужа – Антон.


— Хорошо, София – чем я могу вам помочь?


— Видите ли, у нас есть одна проблема, - начала было она.


— Точнее у нее есть проблема, - заявил муж.


— Пожалуйста, дайте ей сказать, после чего сможете выразить свою точку зрения, - я решила сразу же объяснить правила.


— Хорошо, - буркнул он.


— Начну с самого начала, - виновато улыбнувшись продолжила супруга. - Мы с в браке уже восемь лет, есть ребенок, дочь. У нас свой дом в пригороде, остался в наследство от моего дедушки. Антон делает сайты: рисует, пишет какие-то тексты и все такое.


— Веб-дизайнер, - уточнил он, видимо привыкший к такому отношению.


— Угу, - кивнула София и, словно ничего не заметив, продолжила. –А я занимаюсь репетиторством на дому – учу детей английскому… Сложности начались вскоре после рождения Кристины: мы начали проводить друг с другом гораздо меньше времени. Я думала, что это временно, пока она хотя бы немного не подрастет. Но прошел год и ничего не поменялось – мы почти перестали разговаривать.


— У вас не осталось общих интересов?


— Можно и так сказать, - хмыкнула жена. – И это в основном моя вина. В начале я очень старалась понравится Антону, ну знаете – слушала его любимую музыку, читала книги, даже играла в его обожаемые компьютерные игры. А потом просто устала, понимаете? Устала изображать интерес.


— А еще заинтересованность во мне как в мужчине, - мрачно добавил Антон.


— Я не знаю почему так получилось! - рассеянно всплеснув руками, воскликнула она. – Мне почему-то больше не хочется…


— Вы проверялись на гормоны?


— Да, конечно, вы не подумайте, мы пытались решить это сами, обращались к врачам - они сказали, что все отлично.


Я ожидала чего-то подобного - классическая история: муж и жена, им хорошо вместе, потом появляется ребенок и все меняется. Мне не раз и не два приходилось встречаться с такими вот парочками, так что план действий уже имелся.


— И все же, мы уже привыкли жить с этим, - неожиданно заявила София, разом перевернув все с ног на голову. – Каждые выходные я заставляю себя с благодарностью принимать его ласки и делать так, чтобы он тоже остался удовлетворен. По утрам я рассказываю ему всяких мелочах вроде погоды или новостей, а вечером, когда он выходит из кабинета, выжатый как лимон, рассказываю, как прошел день. И все было бы хорошо, но неделю назад я обнаружила нечто, повергшее меня в ужас!


— Это не то, о чем вы подумали, - поспешил добавить муж. – У меня нет любовницы.


— О да, ты пошел дальше – решил нас опозорить! – мгновенно взъярилась София. – Вы представляете, он каждый день, тайком от меня, роет подземный ход из своего кабинета!


— Что, простите? – изумленно произнесла я.


— Он роет подземный ход!


— И что именно вас в этом смущает?


— То, зачем он это делает конечно же! – она вся побагровела. – Я спросила у него что все это значит, и знаете, что он ответил?! Это бункер на случай ядерной войны!


— Вот оно как… - многозначительно ответила я с интересом взглянув на Антона.


— Это все его дурацкие игрушки и фильмы! – продолжала полыхать супруга. – А если кто-нибудь из соседей узнает?! Да на нас будут смотреть как на сумасшедших!


— У меня для тебя плохие новости: дядь Саша и Витя давно знают – они уже сто раз помогали мне вывозить грунт, - удивительно хладнокровно заявил муж.


— Ах ты! – мне показалась что она вот-вот кинется на него.


— Постойте! – твердым голосом произнесла я. – Давайте немного успокоимся. Выпейте чаю и дайте Антону рассказать о том, чем он занимается.


— Хорошо, - пробормотала София, стрельнув глазами в мужа и потянулась за чашкой.


— А что тут рассказывать? Где-то год назад, я работал над дизайном для сайта, принадлежащего строительной фирме, специализирующейся на подземных работах. Меня это заинтересовало, почитал соответствующую литературу и решился попробовать.


— Но что вас подвигло на это? Не просто же так, вы взяли и начали рыть.


— На самом деле я хотел сделать для жены небольшой погреб, где она могла хранить свои заготовки, а то в гараже уже нет места. Копать решил под кабинетом, лишь потому что во всех других местах менее удобно. Потом я вошел во вкус и подумал, что стоит сделать еще одно помещение, для овощей. Заказал пять мешков с картошкой, спустил туда через люк – должно хватит до самой весны. Эх… и это я молчу про экономию.


— А причем тут бункер?


— Шутка, не более того.


— Но я же видела, что ты собрался копать дальше! – закипела жена.


—Точно не для того, чтобы пережить атомный взрыв, - усмехнулся Антон. - Тут и сотни таких как я не хватит.


— А для чего же тогда?


— Хотел сделать для нас с тобой тихое и спокойное место, где можно было бы уединится.


— Что значит уединится?


— Это значит, что я собираюсь привязать тебя голой к кровати и не слезать пока ты не устанешь кричать от наслаждения.


— Хм… ну… - София покраснела и выражение ее лица сменилось с гневного на удивленное. – Ладно… но почему ты раньше не мог сказать?


— А ты хоть раз дала мне такой шанс?


— Но ты же начал говорить про всякие там бункеры – как я должна была реагировать?


— Признаю, шутка была неудачная, но я никак не мог представить, что ты воспримешь ее всерьез!


— Это еще почему?


— Как тебе сказать, - рассеяно опустил руки муж. – Наверное потому, что для этого требуется прилично углубится в землю, залить огромную прослойку из бетона, провести вентиляцию и все такое. Тебя разве в детстве не водили в бомбоубежище?


— Нет, - покачала головой жена. – Так что там насчет уединения?


— Сложим камин, перед ним ковер, а на стену повесим большой телевизор. Устроим место, где можно было бы спрятаться от всего мира и заняться друг другом…


— Звучит просто замечательно! – всплеснула руками жена и резко замолкла – в ее глазах стояли слезы. – Прости меня за все это!


— Я сам виноват, - спокойно ответил он и заключил жену в объятия. – Ты в последнее время много работаешь и мне не стоило испытывать твое терпение на прочность. Ты же знаешь, у меня дурацкое чувство юмора.


— Это не правда, - подняв глаза на мужа, ответила она, после чего повернулась ко мне. – Спасибо вам большое!


— Всегда пожалуйста, - улыбнувшись, ответила я. – Старайтесь прислушиваться друг к другу и помните – в любых отношениях крайне важно сохранять терпение.


— Мы постараемся! – заверила она, после чего обратилась к Антону. – Может теперь ты действительно сводишь меня куда-нибудь?


— Только если ты не решишь заглянуть еще куда-нибудь по дороге, - рассмеялся он.

Показать полностью
85

«Дочь тьмы» Записки психолога, часть 15

Начало здесь: https://pikabu.ru/story/proklyataya_zapiski_psikhologa_chast...


Та неделя выдалась крайне сложной – больше всего сил ушло на мужчину, считавшего что его похитили инопланетяне женского пола. Бедняга пробыл у них почти год и был подвергнут тяжелому испытанию в виде помощи в продолжении рода неземной цивилизации, оказавшейся без собственных мужчин из-за какой-то техногенной катастрофы. После подробного рассказа о своих «злоключениях», он посетовал на то, что после возвращения его никто не воспринимает всерьез, особенно семья. Я ждала его на очередной прием, рассчитывая, что именно сегодня мы сможем укрепить наметившийся прогресс, но вместо этого получила звонок от супруги, сообщившей что ее муж снова пропал. Увы, но в этой ситуации мне ничего оставалось кроме как тяжело вздохнуть и попытаться выбросить все это из головы…


Я открыла окно чтобы немного проветрить комнату и обратила внимание на стоящую на полке фарфоровую статуэтку у ног которой лежал серебряный кулон в виде опутанного цепями дерева, оставленный Проклятой – женщиной, считающей себя жрицей темных сил. Она совершенно неожиданно посетила меня почти полгода назад, попросила о помощи в разрешении весьма специфической проблемы и, получив желаемое, также поспешно исчезла. Осторожно взяв в руки загадочную вещицу, я с удивлением поняла, что за все это время ни разу не прикасалась к ней. В этот момент в дверь постучались и я, положив кулон обратно, пошла встречать посетителей.


На пороге стояла молодая девушка, лет двадцати в длинном бежевом пальто с капюшоном, на котором еще не успели растаять снежинки. Мне было сложно разглядеть черты ее лица из-за больших черных очков и длинной челки. Гостья держала в руке длинную деревянную трость, что могло означать только одно…


— Добрый день, - произнесла я. – Вы на прием?


— Если вы – Князева Виктория Сергеевна, то да, - ответила она неожиданно высоким голосом.


— Это я, прошу – заходите, - ответила я и, спохватившись, добавила. - У меня тут небольшой порожек. Может я помогу вам?


— Буду признательна, - улыбнувшись, произнесла она и протянула руку.


— Здесь нужно переступить, так… Теперь дверь, осторожно. Все, можно садится, только давайте сначала снимем ваше пальто.


— Спасибо, - девушка начала расстегивать пуговицы.


— Будете что-нибудь?


— Например?


— Чай? Кофе?


— Чай, если можно, только не крепкий. Без сахара.


Я сразу же приметила несколько интересных особенностей новой клиентки, а именно отсутствие сумочки, сотового телефона и каких-либо украшений. Очки на глазах мешали рассмотреть то, какой косметикой она пользовалась, на виду оставались только губы, на которых виднелась гигиеническая помада. Брючный костюм цвета кофе с молоком, выгодно подчеркивал женственную фигуру незнакомки, а расклешенные рукава добавляли капельку шарма. К тому времени когда я поставила перед ней чашечку с горячим напитком, на столе уже лежал паспорт на имя Левиной Арины Геннадьевны. Очевидно, что она чувствовала неловкость и это был такой способ познакомится.


— Позвольте полюбопытствовать, Арина Геннадьевна – как вы до меня добрались? Вас кто-то ожидает на улице?


— Нет, меня никто не ждет, - ответила она и сделала один осторожный глоток, - Добралась сама, времени у меня много, да и идти недалеко.


— А как узнали обо мне? Почему не записались заранее?


— Однажды вы «помогли» одной женщине, - Арина как-то странно выделила это слово, - вот она и порекомендовала мне обратиться к вам.


— И как же ее зовут?


— Я знаю ее только под одним именем – Проклятая.


— Так значит… - события прошлого пронеслись перед глазами, - вы и есть та самая девушка, которую она спасла?


— Спасла? – насмешливо повторила она. – Это вряд ли можно так назвать.


— Почему же? – собравшись с мыслями спросила я. – Вы живы, чего же можно еще желать?


— Не проходит и дня чтобы я не задумывалась о том, что смерть лучше такой жизни.


— Что это значит? У вас остались какие-то раны после того случая?


— Нет, физически я вполне здорова, если, конечно, не считать врожденной слепоты. Дело совсем в ином…


Сказав это, она сняла очки и положила их на стол, после чего распахнула мертвенно-бледные веки, явив мне поистине ужасающее зрелище. Немного увеличенная в размере радужка вокруг ее зрачков имела абсолютно черный цвет! Я сдавленно вскрикнула и, вскочив на ноги, шарахнулась в сторону от Арины.


— Примерно так же отреагировала и моя мама, когда я очнулась в больнице, - с надрывом произнесла девушка.


— Простите меня за такую реакцию, - взяв себя в руки, ответила я и вернулась на место, стараясь при этом не смотреть ей в глаза. – Это было очень неожиданно.


— Для меня тоже, - бедняжка снова надела очки чтобы не пугать меня еще больше. – Врачи сказали, что это произошло в результате травмы головы, которая усугубила слепоту – синдром имени кого-то там. Но они ошиблись, причем очень сильно.


— Что вы имеете в виду?


— Такой я стала в результате лечения Проклятой – она называет это «Глазами Тьмы». Как выяснилось позже, она несколько раз посещала мою палату, пока я лежала без сознания. Представилась моей тетушкой, представляете?


— Вероятно у нее не было иного выхода.


— Может и так, но это не давало ей права превращать меня в монстра.


— Разве черные глаза это такая уж помеха? Вы и так все время ходите в очках.


— Дело совершенно не в цвете, - она нервно сцепила пальцы. – Я прозрела! Я по-настоящему прозрела! Вот только совсем не так как хотела бы!


— То есть вы меня видите?


— Нет, вас я не вижу – я вижу сквозь вас. Ваши самые большие страхи и переживания, то, о чем вы сожалеете, чего страстно желаете и мечтаете достичь.


— И о чем же я сожалею? – надеюсь, мой голос не прозвучал слишком насмешливо.


— Вы постоянно корите себя за то, что разрушили брак родной сестры, уведя у нее мужа, - после короткой паузы, медленно, словно пробуя каждое слово на вкус, проговорила Арина, - Но он воспользовался вами, точно также, как и ей – взял что сумел и исчез.


Я тщетно пыталась найти что сказать, но это было не так просто – моя хваленая выдержка дала огромную трещину. Никто в этом городе не знал об этом, ни одна живая душа! Кроме той, что сейчас сидела передо мной.


— Убедились? – на ее губах появилась жестокая улыбка. – А теперь представьте каково мне встречаться с людьми? Можете вообразить объем грязи и боли который обрушивается на меня, стоит только кому-нибудь пройти мимо?


— Не могу, - призналась я, все еще отходя от слов девушки.


— Знаете, что выяснилось, когда меня отпустили домой? Что мать ужасно устала от меня, отец уже давно в тайне живет с другой женщиной, а брат желает, чтобы я никогда не возвращалась. Нет, они не говорили этого, но они так думали. Все, как и говорила Проклятая…


— Вы с ней общались?


— Она появилась на следующий день после операции. Рассказала о том, как отогнала насильников, как влила в меня свою силу и как сомневалась стоит ли ей продолжать делать это дальше. Я услышала трогательную историю о том, как вы уговорили ее помочь мне выжить, а когда попыталась выставить эту психопатку вон, то ощутила ее ладонь у меня на губах и резкую боль, как будто кто-то вонзил нож в сердце. Это повторилось еще несколько раз в течение недели – удивительно, но мне становилось все лучше и лучше. Врачи утверждали, что это настоящее чудо, не понимая, как мне удалось выкарабкаться с такими-то ранами. Несмотря на это я просила не пускать ко мне Проклятую, но охранники заявляли, что видели ее всего один раз. Мне не нравилось то, что со мной происходит, а если быть точнее – я была в ужасе от видений того, как много женщин склонил к сексу заведующий отделением, как добрейшего вида медсестра оставила престарелую мать доживать последние дни в ужасающих условиях и воспоминаний бывшего солдата, много лет мучившегося болями в ноге от полученной в Афганистане раны.


— После чего снова появилась Проклятая, решившая, наконец, объяснить какая жизнь вас ждет впереди. Но вы не захотели ее слушать, верно?


— В тот момент я была не готова ко всему этому, - с болью в голосе ответила Арина. – Она сказала, что мне больше нет места среди обычных людей, что я просто не смогу находится рядом с ними, что такова цена, которую я должна буду заплатить за дарованный мне второй шанс. Проклятая видела, как тяжело мне все это слушать и просто ушла, сказав напоследок, что есть человек, который поможет мне, если выдерживать этот груз станет невмоготу.


— И вы решили, что это я?


— Я подумала, что раз вы помогли ей решится обратить меня, то частично в ответе за то, что со мной происходит, а значит не будете против хотя бы выслушать…


— Все верно – я действительно сказала ей что нельзя оставить вас умирать.


— Но я не могу жить так! - на Арину было тяжело смотреть – по ее щекам катились слезы, а руки судорожно вцепились в колени. – Почему вы просто не дали мне умереть?!


— Потому что решение жить тебе или умереть должна принимать ты сама. Мы с Проклятой лишь дали тебе выбор.


— Выбор, который я не хочу… не могу сделать! Мне нет места в этом мире, понимаете?!


— Как раз наоборот! – твердо произнесла я и тут же, смягчившись, добавила. – Ты от рождения слепа и прекрасно знаешь, что значит – быть не такой как все. То, что случилось с тобой вовсе не проклятие, а дар, который позволил тебе расширить горизонт восприятия. Мне, чтобы докопаться до истинных мотивов человека приходится тратить десятки часов, а ты можешь узнать все что хочешь, лишь взглянув на него.


— Но я не могу всего этого выносить!


— Как же может быть иначе в таком огромном городе? Тебе нужно переехать в какое-нибудь безлюдное место и сразу же станет легче. Со временем ты научишься спокойнее относится к правде о людях.


— Вы так думаете?


— Конечно.


— Если честно, то я даже не представляю куда мне теперь идти.


— Возможно стоит найти вашу новую мать.


— Но зачем?


— Она не понаслышке знает каково вам сейчас. Да и кто как не она сможет вам помочь? Вот только я не знаю где ее найти.


— Это как раз-таки не сложно, - покачала головой Арина. – Она сейчас находится в кофейне на углу - ждет чем закончится наш разговор.


— Откуда вы знаете?


— Не могу сказать точно, просто чувствую.


— Тогда все становится намного легче.


— Не для меня, - глухо отозвалась девушка. – Я не хочу становится темной жрицей, или кем там называет себя Проклятая.


— Вас никто и не заставляет, всегда есть выбор - поезжайте к родителям, попытайтесь поговорить с ними.


— Не знаю, как смогу говорить с ними, после всего того что узнала, - уныло пробормотала она. – Пожалуй мне стоит вернуться к Проклятой – раз уж стала волком, то мне уже нет места среди овец.


— Это смелое решение.


— Есть еще кое-что – я не знаю, как с вами расплатиться…


— О, не переживайте – Проклятая уже сделала это, - ответила я, вспомнив про медальон. – Если будет нужна помощь, вы знаете где меня найти.


— Знаю, - произнесла Арина, в первый раз за весь разговор счастливо улыбнувшись. – Спасибо вам большое!

Показать полностью
103

«Проклятая» Записки психолога, часть 14

Я с нетерпением ждала последнего клиента, когда в приемную вошла незнакомая женщина весьма примечательной наружности. Большая копна иссиня-черных волос, водопадом спадающих на плечи, обрамляла бледное лицо с карего цвета глазами и тонкими поджатыми губами. От каждого из висков, а также кончика носа, ко лбу протянулись татуировки в виде скрученных цепей, удерживающих расположенную в центре фигуру в виде миниатюрного древа. Точно так же выглядел и серебряный кулон свисающий с шеи незнакомки.


— Добрый вечер, - я встала из-за стола. – Чем могу быть полезна?


— Добрый, - эхом отозвалась она. – Чем полезна? Как насчет того, чтобы оказать мне помощь.


— Сожалею, но у меня сейчас клиент по записи, - сперва я хотела предложить прийти на следующий день, но что-то остановило меня. - Может быть вы дождетесь пока мы закончим?


— В этом нет необходимости, - ответила женщина и, устало вздохнув, сняла пальто. Удивительно, но в этот самый момент зазвонил телефон – клиент извинился и сообщил, что не сможет прибыть на прием, сославшись на срочные дела.


— Все верно, - мне стоило немалых усилий сохранить непринужденную улыбку. - Прошу за мной.


Устало опустившись на диван, она сладко потянулась и с интересом начала рассматривать интерьер. В отличии от большинства клиентов, посетительница отказалась от чая и попросила налить ей стакан воды, чем я и занялась, попутно набрасывая план разговора. Что-то смущало меня в ее внешнем виде или быть может позе, но что именно - оставалось загадкой. Казалось, будто на плечах незнакомки висел груз, справится с которым в одиночку ей было не по силам.


— Меня зовут Нелли, фамилия – Егорова, - начала клиентка. – Впрочем, в городе меня зовут «Невестой Распутина», «Проклятой», «Невской Ведьмой» и прочими глупыми прозвищами.


— Честно признаюсь, ни разу ни одно из них не слышала.


— Это не удивительно, - хмыкнула она. – Вы, дорогуша, явно не принадлежите к моей целевой аудитории.


— Так вы колдунья?


— Смотрю, вы не удивлены, - Нелли взглянула на меня с интересом, едва заметно наклонив голову вправо.


— Знали бы вы сколько волшебников, чародеек, знахарок и прочих адептов магии приходит ко мне в неделю…


— Могу себе представить, - понимающе усмехнулась Проклятая. – От этого кабинета исходит такое сияние, что его видно с другого конца города, можете мне поверить. Собственно, именно оно, меня сюда и привлекло.


— Ну что же, коли вы здесь, может приступим?


— Сразу к делу? Согласна, - кивнула она и начала рассказ. – Я потомственная жрица темных богов - в четвертом поколении, если не ошибаюсь. Правда в Северной Столице живу и работаю всего лет пять. Занимаюсь в основном накладыванием порчи, сглазом и прочими аморальными поступками, впрочем, нечего противозаконного – у меня даже государственная лицензия есть. На жизнь, круглосуточную охрану и отпуск раз в год вполне хватает – к большему и не рвусь.


Ровно восемнадцать дней назад я возвращалась домой на машине, когда прямо на дорогу вывалился человек, хорошо еще что успела притормозить. Вслед за этим фары засветили лица нескольких молодых людей - они хотели схватить того, кто бросился под колеса, но я не дала им этого сделать, когда выскочив, увидела, что это истекающая кровью девушка. Один из насильников хотел было напасть, но его остановил знак у меня на лбу. После того как они убежали, я сначала вызвала скорую, а затем полицию. Девчонке было совсем плохо: все лицо в кровоподтеках, одежда изодрана, нижнего белья нет, левая нога распорота. Дыхание было настолько слабым, что сперва показалось будто она уже умерла. К тому моменту, когда приехали медики, я уже успела скрыться, и только оказавшись дома, начала корить себя за содеянное. Бедняжка осталась в живых - разрез на ноге затянулся, а внутреннее кровотечение остановилось – но для этого мне пришлось совершить поступок, на который в другой ситуации никогда бы не решилась.


— И что же вы сделали?


— Влила внутрь ее столько силы, сколько смогла, - ответила колдунья таким тоном, словно рассказывала, как заваривала утренний чай. – Не знаю, что подтолкнуло меня на этот шаг, обычно я никогда не позволяю себе таких слабостей, как сопереживание, жалость или что еще хуже - любовь.


— То есть, вы исцелили ее?


— И да, и нет, - ответила она, устремив взгляд куда-то позади меня. – С одной стороны, она сумела пережить ту ночь, с другой стороны – я обрекла ее на еще большие страдания.


— Каким образом?


— Видите ли, я бесплодна, как и все мои сестры по вере. Такими мы становимся в результате инициации, которое проходим еще в раннем детстве. Именно тогда нас заполняют темной энергией, ломая и перестраивая организм – тем самым открывая доступ к новым возможностям. Этот процесс необходимо повторить как минимум два раза, в противном случае, человеку грозит гибель. Я видела, как это бывает - он медленно, но верно, сходит с ума, зачастую кончая жизнь самоубийством. Таких в былые времена называли одержимыми.


— То есть, если вы не поделитесь своей силой с той девушкой, она умрет?


— Именно так.


— Но вам что-то мешает сделать это? – предположила я. – Это как-то связано с возрастом жертвы.


— А вы довольно проницательны, - усмехнулась Нелли. –Нам запрещено превращать взрослых людей в себе подобных. Это связано с невозможностью устоять перед искушениями, которые преследуют нас каждый день и тяжестью самого перехода. Но если с этим можно попытаться справится, то как быть с тем что она непременно захочет поквитаться со своими насильниками, когда обретет власть над Тьмой? Я не хочу, чтобы в городе начали находить трупы мужчин, вся вина которых заключается лишь в том, что они допустили крамольные мысли о проходящей мимо женщине.


— И сколько еще есть времени, прежде чем она начнет сходить с ума?


— Максимум пара дней, - потухшим голосом сообщила колдунья. – Вы даже не можете представить насколько тяжело мне сейчас. Все валится из рук, работать невозможно, есть не могу, а в голове мысли только об этом.


— Это ведь ваша первая «дочь» ведь так?


— Как вы догадались?


— Будь это не так, вы бы не сомневались ни секунды и дали бы ей то, в чем она нуждается.


— Я не понимаю...


— Закройте глаза.


— Но…


— Закройте. Прошу вас.


Вспомните то время: вы сидите на бордюре, рядом урчит мотор вашей машины, а коленях лежит та самая девушка. Она еле-еле дышит, кажется, будто она прямо сейчас затихнет и жизнь окончательно покинет ее. Мысли мечутся из стороны в сторону, во рту пересохло. И тут вы понимаете, что именно нужно делать – не дать ей умереть. Она ведь такая молодая, еще совсем ребенок...


Той роковой ночью вы дали ей второй шанс, дали по собственной воле, поддавшись истинным чувствам. И сейчас, когда спасенная вновь нуждается вашей помощи, как можно ей в этом отказать? Вы боитесь, что причините ей еще большие страдания? Но разве она не пережила нечто гораздо худшее? Разве она не заслужила право на жизнь?


— Заслужила, - едва слышно ответила Проклятая.


— После инициации ей непременно потребуется наставник – потому именно в ваших силах сделать из нее ту жрицу, которой являетесь сами. Может быть вам удастся предотвратить рождение монстра? В противном случае, вы и сами знаете, что делать…


— Знаю, - открыв глаза, коротко ответила Нелли. – Кажется, мне срочно нужно попасть к ней в больницу. Спасибо вам!


— Не за что, - облегченно откинувшись на спинку, ответила я. – Если что, вы знаете где меня найти.


— Знаю, - улыбнувшись, ответила она и, оставив что-то на столе, направилась к выходу…

Показать полностью
57

«Бросивший вызов судьбе» Записки психолога, часть 13

Моим очередным клиентом оказался молодой мужчина, лет двадцати пяти с явно выраженным нервным расстройством. Словно загнанный зверь, он озирался по сторонам и все время держал руки в карманах пиджака. Примечателен был тот факт, что это состояние никак не отразилось на одежде: начищенных туфлях с небольшим каблуком, безупречно отглаженных брюках и сорочке с завязанным итальянским узлом галстуке.


— Добрый день, - негромко сказала я, но он все равно дернулся как от удара током.


— З… здравствуйте, - окинув меня цепким взглядом, ответил он. - Антоненко Михаил Юрьевич – у меня к вам запись.


— Все верно, - ответила я, сделав вид что сверяюсь с журналом. – Прошу за мной.


Каждый день я трачу время на то чтобы запомнить имена и фамилии всех, с кем у меня запланирована встреча, поскольку это помогает наладить контакт. Но в данном конкретном случае, стоило показать максимально «нормальную» реакцию на его слова, дабы не усугублять ситуацию. Проводив мужчину в кабинет, я, как обычно, предложила ему выпить чаю, но он отказался, объяснив это тем, что плотно позавтракал. Михаил совершенно не умел врать – полагаю, это было очевидно даже для него, так что он, смутившись моего пристального взгляда и повисшей тишины, признался, что немного нервничает и с радостью что-нибудь выпьет.


— Итак, что же привело вас ко мне? – задала я главный вопрос, заняв свое место.


— Что же привело? – эхом отозвался он и, собравшись с духом, начал рассказывать. – Все началось шесть лет назад, когда я только поступил на юридический. Зубрежка днем, походы с друзьями ночью – чего только не было… Как-то раз ребята предложили мне зайти к девчонкам, прогуляться вместе по ночному городу и посидеть где-нибудь. Я уже хотел было согласится, но тут неожиданно стало так тоскливо на душе… очень хорошо помню непреодолимое желание забиться в угол и укрыться одеялом. Парни только посмеялись над моими нелепыми отговорками и, собравшись, ушли в ночь. Только к следующему вечеру, в группе узнали о том, что один из них оказался в больнице с ножевым ранением, а второй задержан за драку в пьяном виде. Ничем хорошим для них это не вышло по итогу, но суть не в этом – я тогда сказал себе: «Как знал, что нужно остаться».


Прошло три года и этот случай успел забыться, о чем я очень пожалел впоследствии. Отец тогда был на заработках на Севере и как раз собирался возвращаться домой – об этом мне рассказала мать, когда мы общались по телефону. Внезапно меня охватило то же самое чувство тревоги, но я не придал этому значения – сказывалась тяжелая сессия. Через два дня позвонила бабушка и вся в слезах сообщила что отец разбился на машине и мне нужно срочно приехать. У матери просто не было сил чтобы сказаться мне об этом лично…


— И вы до сих пор вините себя в этом?


— А кто бы не винил, будь он на моем месте? – с горечью в голосе произнес Михаил.


Эти предчувствия больше не появлялись, и я научился жить без отца. Мне повезло найти хорошую девушку – мы учились на одном курсе. Ее родители держали адвокатскую контору в городе и по знакомству устроили меня к себе, что для мальчика из провинции было… ну вы сами понимаете. Однажды к нам пришел клиент и его направили ко мне – дело оказалось серьезным, ему угрожали расправой бывшие партнеры, с которыми он судился. Мы наметили план действий и уже закончили прощаться, как меня словно ударило током и сдавило сердце тисками. Я выбежал чтобы остановить его, но опоздал – в машину на полном ходу врезался грузовик. Через пару часов, когда приехали спасатели, из искореженного автомобиля достали лишь бездыханное тело.


И тут меня накрыло с головой – я ударился в эзотерические практики, духовные исследования и прочую хрень. Думал, что у меня что-то вроде дара и что им нужно научиться пользоваться. И первое время все шло хорошо – несколько трагедий удалось предотвратить в последний момент и каждый раз это было связано с работой. Но потом это превратилось в настоящую манию – вместо того чтобы разговаривать с клиентами, я начал замыкаться в себе, пытаясь найти отголоски того самого чувства. Это распространилось на родственников и девушку, с которой мы к тому времени уже успели пожениться. Вы можете представить, каково это, после каждого разговора или телефонного звонка, останавливаться и ждать появится ли Оно? Даже просто проходя по улице, меня начали одолевать чувства схожие с этим предчувствием!


— Но ко мне вас привели не проблемы незнакомцев, не так ли?


— Да… - опустившись до шепота ответил он.


Позавчера я совершенно явственно ощутил Его, когда общался с любимой - с ней должно было произойти что-то ужасное! Я, конечно же, попытался уговорить ее не выходить из дома – выдумав что она, по моему мнению, выглядит болезненной, а она лишь посмеялась и отправилась в офис. Пришлось весь день следовать за ней, наплевав на собственные обязанности. Когда же Лена потребовала объяснений, я сказал правду, опустив при этом всю предысторию. Она посчитала это шуткой, а когда я начал настаивать – рассердилась и сказала перестать дурачиться. Что мне было делать? С одной стороны – не хотелось рисковать потерять работу и отношения, а с другой – на кону стояла ее жизнь. К счастью, мне удалось найти выход – достаточно было сказать тестю что его дочь заболевает, как он тут же отправил ее домой. Я попросил не говорить ей о том, что это моих рук дело и предложил самостоятельно отвезти супругу. После этого мне не составило труда воспользоваться старым добрым трюком с термометром и «доказать» Лене что у нее повышена температура. Пока она спала, я начал в срочном порядке искать способ обезопасить ее, и вспомнил о том, что один из клиентов говорил о психологе, который помог ему решить одну деликатную проблему. Вот так я и попал сюда…


— Очень интересная история, но я хотела бы уточнить, в чем именно вам требуется моя помощь?


— Помогите мне сделать так, чтобы Лена осталась дома еще немного.


— Скажите, Михаил – как много времени прошло между вашим с матерью разговором и гибелью отца?


— Хм… - по лицу клиента словно пробежала тень. - Не больше пары-тройки часов, это точно.


— Вы говорили, что пару раз вам удавалось уберечь людей от несчастий – как это произошло?


— Это было зимой – я не дал пожилому мужчине зайти на скользкий участок дороги, где перед этим сильно ушиблась девушка из соседнего офиса. А во второй раз - когда стоял на перекрестке в машине, криком остановил пешехода, который не заметил мчащегося по соседней полосе водителя.


— Если прибавить к этому то, что ваши друзья по учебе умудрились попасть в неприятности всего за одну ночь, то можем сделать вывод, что после возникновения предчувствий, события с которыми они связаны, наступают не более чем через шесть часов. Верно?


— Ну… вроде так и есть.


— Значит с вашей благоверной все будет в порядке, раз уж она сумела продержаться так долго.


— Угу, - в его голосе не было ни следа облегчения.


— Я так понимаю – вас беспокоит совсем иной вопрос: что делать, если это повторится?


— Вы правы…


— На мой взгляд – есть три решения, - сложив пальцы домиком, проговорила я. - Во-первых, вы вполне можете ошибаться насчет этих предчувствий – науке известны случаи, похожие на ваши. Вполне вероятно, что в первый раз вы просто очень сильно не хотели никуда идти, предпочтя здоровый сон походам под луной. В следующий раз вы были измотаны тяжелой сессией, поэтому не могли не почувствовать тоску по родным, которую очень легко перепутать с тревогой. Случившееся с отцом только подтвердило ваши убеждения, что в конечном счете и привело вас ко мне. Может быть те люди, которых вы «спасли», на самом деле и не нуждались в помощи - старик не поскользнулся бы, а пешеход вовремя остановился. Знаю, все ваше существо восстает против моих слов, но вы должны понять - существует вероятность что с вашим психическим состоянием не все в порядке и следует срочно начать работать над его улучшением.


— А другие варианты? – сказал он с таким видом, словно ждал как я достану из ящика шприц с успокоительным.


— Сказать правду, - улыбнувшись, ответила я. – Расскажите супруге все, что поведали мне сегодня. Если она действительно любит и верит вам, то результат будет положительным. Стесняетесь – приводите ее сюда, я помогу вам понять друг друга. То же касается и всех остальных - родственников и друзей. Вдвоем вам будет гораздо проще убедить их послушаться ваших предостережений.


— Да, мне это по душе! – воодушевленно произнес Михаил.


— И вы не хотите услышать о последнем решении?


— Ах да, точно! – он смущенно сел на место.


— Мы с вами рассматривали вопрос только с одной точки зрения – будто вы действительно можете что-то изменить. Но что, если тот пешеход, пройдя пару кварталов, упал замертво с сердечным приступом, а старик серьезно простудился?


— Но Лена то жива!


— А вот ваш клиент, связавшийся не с теми людьми – нет. И он все равно был бы мертв, вне зависимости, сел он в ту злополучную машину или нет. Выстрел у входа в подъезд, шипы на дороге за городом или что-то еще в этом роде.


— Этого не может быть - я уже больше суток провел с женой и все в порядке.


— Вы в этом уверены? – ледяным голосом сказала я. – А что если в этот самый момент с ней что-то происходит? А может дело вовсе не в ней, а в вас самом? Что если вы заразились чем-то, когда отвозили ее домой? В том то и дело, Михаил, что никому из смертных не дано постичь значение нитей судьбы, божьего замысла, провидения – называйте, как хотите.


— И что же мне делать в таком случае – опустить руки?


— Как минимум, понять, что вы не Супермен и не можете спасти всех. У каждого человека свой путь, и ни вам, ни кому другому, не под силу его изменить. А как жить с этим, стоит спросить у тех, кто гораздо мудрее меня – благо, книг по философии великое множество.


— Это звучит как-то удручающе, - понурив голову, пробормотал он.


— Возможно, - в тон ему ответила я, после чего, уже громче, произнесла. – На самом деле, я могу лишь показать один из путей, а решать, идти по нему, или нет, предстоит именно вам, Михаил. Обдумайте это, и, если захотите, возвращайтесь – у нас с вами впереди еще много работы…

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!