LostShadow

LostShadow

на Пикабу
Страничка с рассказами и всем прочим: https://vk.com/shadows_of_distant_worlds
поставил 157 плюсов и 34 минуса
отредактировал 125 постов
проголосовал за 159 редактирований
сообщества:
72К рейтинг 1929 подписчиков 30 комментариев 42 поста 33 в горячем
4 награды
лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели редактирование тегов в 100 и более постах более 1000 подписчиков
57

«Бросивший вызов судьбе» Записки психолога, часть 13

Моим очередным клиентом оказался молодой мужчина, лет двадцати пяти с явно выраженным нервным расстройством. Словно загнанный зверь, он озирался по сторонам и все время держал руки в карманах пиджака. Примечателен был тот факт, что это состояние никак не отразилось на одежде: начищенных туфлях с небольшим каблуком, безупречно отглаженных брюках и сорочке с завязанным итальянским узлом галстуке.


— Добрый день, - негромко сказала я, но он все равно дернулся как от удара током.


— З… здравствуйте, - окинув меня цепким взглядом, ответил он. - Антоненко Михаил Юрьевич – у меня к вам запись.


— Все верно, - ответила я, сделав вид что сверяюсь с журналом. – Прошу за мной.


Каждый день я трачу время на то чтобы запомнить имена и фамилии всех, с кем у меня запланирована встреча, поскольку это помогает наладить контакт. Но в данном конкретном случае, стоило показать максимально «нормальную» реакцию на его слова, дабы не усугублять ситуацию. Проводив мужчину в кабинет, я, как обычно, предложила ему выпить чаю, но он отказался, объяснив это тем, что плотно позавтракал. Михаил совершенно не умел врать – полагаю, это было очевидно даже для него, так что он, смутившись моего пристального взгляда и повисшей тишины, признался, что немного нервничает и с радостью что-нибудь выпьет.


— Итак, что же привело вас ко мне? – задала я главный вопрос, заняв свое место.


— Что же привело? – эхом отозвался он и, собравшись с духом, начал рассказывать. – Все началось шесть лет назад, когда я только поступил на юридический. Зубрежка днем, походы с друзьями ночью – чего только не было… Как-то раз ребята предложили мне зайти к девчонкам, прогуляться вместе по ночному городу и посидеть где-нибудь. Я уже хотел было согласится, но тут неожиданно стало так тоскливо на душе… очень хорошо помню непреодолимое желание забиться в угол и укрыться одеялом. Парни только посмеялись над моими нелепыми отговорками и, собравшись, ушли в ночь. Только к следующему вечеру, в группе узнали о том, что один из них оказался в больнице с ножевым ранением, а второй задержан за драку в пьяном виде. Ничем хорошим для них это не вышло по итогу, но суть не в этом – я тогда сказал себе: «Как знал, что нужно остаться».


Прошло три года и этот случай успел забыться, о чем я очень пожалел впоследствии. Отец тогда был на заработках на Севере и как раз собирался возвращаться домой – об этом мне рассказала мать, когда мы общались по телефону. Внезапно меня охватило то же самое чувство тревоги, но я не придал этому значения – сказывалась тяжелая сессия. Через два дня позвонила бабушка и вся в слезах сообщила что отец разбился на машине и мне нужно срочно приехать. У матери просто не было сил чтобы сказаться мне об этом лично…


— И вы до сих пор вините себя в этом?


— А кто бы не винил, будь он на моем месте? – с горечью в голосе произнес Михаил.


Эти предчувствия больше не появлялись, и я научился жить без отца. Мне повезло найти хорошую девушку – мы учились на одном курсе. Ее родители держали адвокатскую контору в городе и по знакомству устроили меня к себе, что для мальчика из провинции было… ну вы сами понимаете. Однажды к нам пришел клиент и его направили ко мне – дело оказалось серьезным, ему угрожали расправой бывшие партнеры, с которыми он судился. Мы наметили план действий и уже закончили прощаться, как меня словно ударило током и сдавило сердце тисками. Я выбежал чтобы остановить его, но опоздал – в машину на полном ходу врезался грузовик. Через пару часов, когда приехали спасатели, из искореженного автомобиля достали лишь бездыханное тело.


И тут меня накрыло с головой – я ударился в эзотерические практики, духовные исследования и прочую хрень. Думал, что у меня что-то вроде дара и что им нужно научиться пользоваться. И первое время все шло хорошо – несколько трагедий удалось предотвратить в последний момент и каждый раз это было связано с работой. Но потом это превратилось в настоящую манию – вместо того чтобы разговаривать с клиентами, я начал замыкаться в себе, пытаясь найти отголоски того самого чувства. Это распространилось на родственников и девушку, с которой мы к тому времени уже успели пожениться. Вы можете представить, каково это, после каждого разговора или телефонного звонка, останавливаться и ждать появится ли Оно? Даже просто проходя по улице, меня начали одолевать чувства схожие с этим предчувствием!


— Но ко мне вас привели не проблемы незнакомцев, не так ли?


— Да… - опустившись до шепота ответил он.


Позавчера я совершенно явственно ощутил Его, когда общался с любимой - с ней должно было произойти что-то ужасное! Я, конечно же, попытался уговорить ее не выходить из дома – выдумав что она, по моему мнению, выглядит болезненной, а она лишь посмеялась и отправилась в офис. Пришлось весь день следовать за ней, наплевав на собственные обязанности. Когда же Лена потребовала объяснений, я сказал правду, опустив при этом всю предысторию. Она посчитала это шуткой, а когда я начал настаивать – рассердилась и сказала перестать дурачиться. Что мне было делать? С одной стороны – не хотелось рисковать потерять работу и отношения, а с другой – на кону стояла ее жизнь. К счастью, мне удалось найти выход – достаточно было сказать тестю что его дочь заболевает, как он тут же отправил ее домой. Я попросил не говорить ей о том, что это моих рук дело и предложил самостоятельно отвезти супругу. После этого мне не составило труда воспользоваться старым добрым трюком с термометром и «доказать» Лене что у нее повышена температура. Пока она спала, я начал в срочном порядке искать способ обезопасить ее, и вспомнил о том, что один из клиентов говорил о психологе, который помог ему решить одну деликатную проблему. Вот так я и попал сюда…


— Очень интересная история, но я хотела бы уточнить, в чем именно вам требуется моя помощь?


— Помогите мне сделать так, чтобы Лена осталась дома еще немного.


— Скажите, Михаил – как много времени прошло между вашим с матерью разговором и гибелью отца?


— Хм… - по лицу клиента словно пробежала тень. - Не больше пары-тройки часов, это точно.


— Вы говорили, что пару раз вам удавалось уберечь людей от несчастий – как это произошло?


— Это было зимой – я не дал пожилому мужчине зайти на скользкий участок дороги, где перед этим сильно ушиблась девушка из соседнего офиса. А во второй раз - когда стоял на перекрестке в машине, криком остановил пешехода, который не заметил мчащегося по соседней полосе водителя.


— Если прибавить к этому то, что ваши друзья по учебе умудрились попасть в неприятности всего за одну ночь, то можем сделать вывод, что после возникновения предчувствий, события с которыми они связаны, наступают не более чем через шесть часов. Верно?


— Ну… вроде так и есть.


— Значит с вашей благоверной все будет в порядке, раз уж она сумела продержаться так долго.


— Угу, - в его голосе не было ни следа облегчения.


— Я так понимаю – вас беспокоит совсем иной вопрос: что делать, если это повторится?


— Вы правы…


— На мой взгляд – есть три решения, - сложив пальцы домиком, проговорила я. - Во-первых, вы вполне можете ошибаться насчет этих предчувствий – науке известны случаи, похожие на ваши. Вполне вероятно, что в первый раз вы просто очень сильно не хотели никуда идти, предпочтя здоровый сон походам под луной. В следующий раз вы были измотаны тяжелой сессией, поэтому не могли не почувствовать тоску по родным, которую очень легко перепутать с тревогой. Случившееся с отцом только подтвердило ваши убеждения, что в конечном счете и привело вас ко мне. Может быть те люди, которых вы «спасли», на самом деле и не нуждались в помощи - старик не поскользнулся бы, а пешеход вовремя остановился. Знаю, все ваше существо восстает против моих слов, но вы должны понять - существует вероятность что с вашим психическим состоянием не все в порядке и следует срочно начать работать над его улучшением.


— А другие варианты? – сказал он с таким видом, словно ждал как я достану из ящика шприц с успокоительным.


— Сказать правду, - улыбнувшись, ответила я. – Расскажите супруге все, что поведали мне сегодня. Если она действительно любит и верит вам, то результат будет положительным. Стесняетесь – приводите ее сюда, я помогу вам понять друг друга. То же касается и всех остальных - родственников и друзей. Вдвоем вам будет гораздо проще убедить их послушаться ваших предостережений.


— Да, мне это по душе! – воодушевленно произнес Михаил.


— И вы не хотите услышать о последнем решении?


— Ах да, точно! – он смущенно сел на место.


— Мы с вами рассматривали вопрос только с одной точки зрения – будто вы действительно можете что-то изменить. Но что, если тот пешеход, пройдя пару кварталов, упал замертво с сердечным приступом, а старик серьезно простудился?


— Но Лена то жива!


— А вот ваш клиент, связавшийся не с теми людьми – нет. И он все равно был бы мертв, вне зависимости, сел он в ту злополучную машину или нет. Выстрел у входа в подъезд, шипы на дороге за городом или что-то еще в этом роде.


— Этого не может быть - я уже больше суток провел с женой и все в порядке.


— Вы в этом уверены? – ледяным голосом сказала я. – А что если в этот самый момент с ней что-то происходит? А может дело вовсе не в ней, а в вас самом? Что если вы заразились чем-то, когда отвозили ее домой? В том то и дело, Михаил, что никому из смертных не дано постичь значение нитей судьбы, божьего замысла, провидения – называйте, как хотите.


— И что же мне делать в таком случае – опустить руки?


— Как минимум, понять, что вы не Супермен и не можете спасти всех. У каждого человека свой путь, и ни вам, ни кому другому, не под силу его изменить. А как жить с этим, стоит спросить у тех, кто гораздо мудрее меня – благо, книг по философии великое множество.


— Это звучит как-то удручающе, - понурив голову, пробормотал он.


— Возможно, - в тон ему ответила я, после чего, уже громче, произнесла. – На самом деле, я могу лишь показать один из путей, а решать, идти по нему, или нет, предстоит именно вам, Михаил. Обдумайте это, и, если захотите, возвращайтесь – у нас с вами впереди еще много работы…

Показать полностью
91

«Сезон охоты на мужчин» Записки психолога, часть 12

Клиентка впорхнула в приемную словно разноцветная бабочка, внезапно решившая променять цветущий луг на стонущий от жары город. Одетая в легкий, ярко-желтый сарафан с красным пояском девушка с интересом осмотрела меня, будто пыталась решить – являюсь ли я той, к кому она пришла.

— Здравствуйте, - широкая улыбка озарила ее лицо. – Могу ли я увидеть Князеву Викторию Сергеевну?

— Здравствуйте, это я. Чем могу быть полезна?

— У меня запись на прием в двенадцать. Решила прийти пораньше.

— Я как раз освободилась – можем начать прямо сейчас. Прошу за мной.

Было забавно наблюдать за ее лицом, когда она вошла в кабинет. Девушка изумленно рассматривала бордовые портьеры, доставшуюся мне в наследство массивную деревянную мебель и любимый бабушкин сервиз. Но больше всего ее, похоже, впечатлила картина одного известного мариниста, украшавшая стену у меня за спиной.

— Немного не соответствует вашим ожиданиям?

— Угу, - пробурчала девушка. – В фильмах обычно все по-другому.

— Лежак, кресло и старик в очках?

— Что-то вроде того, - она с улыбкой приняла у меня из рук чашку прохладного зеленого чая и слегка пригубила. – Светлова Ксения – так меня зовут.

— А отчество? – спросила я, начав заносить информацию в карточку.

— Его нет, - ответила рыжеволосая красавица и, заметив мое удивление, пояснила. – Мама зачала, родила и вырастила меня в одиночку, сохранив личность отца в тайне - точно также, как когда-то поступила ее мать, и мать ее матери.

— Это какая-то традиция?

— Скорее безысходность – наличие мужчин в роду мешает выполнять нашу работу.

— О какой работе идет речь?

— Я – Ведунья.

— Так на Руси называли тех, кто занимается магией, правильно?

— Примерно, - усмехнувшись, произнесла Ксения. – Мы помогаем людям, каждый по-своему: кто-то работает с погодой, кто-то принимает роды и занимается лечением, а кому-то сподручней предсказывать будущее и делать обереги.

— А разве среди ведунов есть женщины?

— Редко, но бывает – наша семья отличный тому пример, - сказала Ведунья и с гордостью добавила. – Мы живем в этих местах вот уже десять поколений.

— Десять поколений без единого мужчины?!

— Процесс зачатия у нас больше напоминает обряд, в результате которого на свет всегда появляется девочка. Мужчина же, после окончания процесса, обычно забывает все случившееся и не доставляет проблем.

— Звучит довольно бесчувственно…

— Увы, так есть, - в голосе девушки проскользнули стальные нотки. - Моя старшая сестра ослушалась и осталась с партнером, после чего потеряла свою силу, переложив на меня всю ответственность за судьбу рода.

— Вы обижены на нее за это?

— Мать умерла, сестра бросила меня одну – конечно я обижена нее! – почти выкрикнула она, после чего, смутившись, уже спокойно добавила. - В начале было совсем тяжело и я даже хотела отомстить, но спустя лет двадцать увидела ее вместе с сыном и поняла, что она там, где и должна быть. Каждый имеет право на счастье – ведь так?

— Так, - кивнула я. – И как же вы смогли овладеть искусством ведовства без матери и сестры?

— Бабушка оставила после себя много рукописей - по ним и училась.

— Как же вы зарабатывали на жизнь в столь юном возрасте?

— В Советском Союзе с этим не было проблем, - она слегка прищурила глаза, устремив взор в окно, как будто что-то вспоминала. – Сначала помогала в детском саду, потом лет десять работала на швейной фабрике.

— Постойте, постойте - как десять лет?!

— Вот, держите, - рассмеявшись, Ксения достала из сумочки паспорт и отдала его мне.

— Но… - в графе дата рождения стояло двадцать второе апреля семьдесят первого года! Я бы в жизни не дала этой девушке больше двадцати, а на деле, она оказалась даже старше меня! – Как это возможно?!

— Я же Ведунья, - лаконично ответила она.

— Хм, - я в спешке пыталась переварить эту информацию и перестроить отношение к собеседнице. – И чем же я могу вам помочь?

— В последнее время я совершенно отчетливо чувствую, что не могу больше выполнять свои обязанности. Это похоже на усталость из-за постоянного недосыпа - меня перестали радовать даже любимые вещи и занятия.

— О как именно обязанностях идет речь?

— Это в двух словах не объяснить… - клиентка поправила непослушную прядь. – Хотя, вы должно быть лучше других поймете меня.

— Почему?

— Мы с вами, по сути, делаем одно и то же дело: только вы явно, а я незримо. Вы каждый день принимаете в этом кабинете тех, кто столкнулся с проблемами и не может нормально жить дальше. Люди выходят отсюда уже с пониманием того что им делать дальше. Вот так и я, встаю утром и пытаюсь сделать жизнь этого города хотя бы немножечко лучше.

— Но не в роли повитухи или знахарки?

— Решила оставить это дело врачам, - усмехнулась Ксения. – А я слежу за тем чтобы на вверенной мне территории не накапливались людские эмоции. Чем сильнее кто-то радуется, веселится или горюет, тем больший осадок остается в пространстве. В обычной обстановке эта психическая энергия быстро пропадает, но не здесь, в мегаполисе. Ведуньи из моей семьи издревле поддерживают обряд очищения, который и помогает решить эту проблему.

— Вас тяготит эта ноша?

— Неимоверно! – обрадовавшись моей догадке, воскликнула она. – Вы и представить себе не можете каково мне в последнее время! С каждым годом жителей становится больше, и они гораздо раздражительней чем раньше. Технологии сделали окружающих импульсивными, не желающими думать. И это я молчу обо всех этих магах, колдунах, прорицателях и прочих вредителях.

— А вы не можете взять что-то вроде отпуска? Накачать механизм энергией и попытаться просто отдохнуть.

— К сожалению, так не получится. Я связана с Петербургом, а он со мной. Невидимые нити не дадут мне уехать или перестать подпитывать их хотя бы на мгновение.

— А что будет если вы все же попытаетесь выбраться или с вами что-то случится?

— Первые несколько дней все будет хорошо, а потом начнется… Приступы паники, оргии, групповые самоубийства, беспорядки на улицах и все в том же духе.

— И что, вам совсем не у кого просить о помощи?

— Есть, но они не помогут, - хмыкнула Ксения. – Существует организация, включающая в себя всех ведунов в стране – называется Совет Цепи. Это очень консервативное сообщество, основной задачей которого является контроль за усилением тех или иных родов.

— То есть, если вы допустите кого-то в предназначенный вам город, это может усилить позицию другой семьи?

— Вам это может показаться незначительным, но история не раз показывала к чему может привести усиление той или иной ветви. Еще одной гражданской войны наша бедная страна не перенесет – поэтому я ни за что не отдам им Питер.

— А что предпримет Совет в случае вашей пропажи? Неужели он оставит город без защиты, боясь чьего-то усиления?

— Не оставит, это точно. В таких случаях назначается временный Смотрящий, который в течение полугода следит за порядком. Если к тому времени Ведун не появится, будет произведен передел его зоны ответственности между другими семьями.

— Но это же замечательно – с вашими способностями должно быть нетрудно исчезнуть месяцев на пять, а потом вернуться и с новыми силами взяться за дело.

— Если бы все было так просто… Во-первых, Совет обязательно проведет расследование причин моего отсутствия и может вынести очень суровое наказание, а во-вторых, прежде чем они обнаружат что у города нет Ведуньи может погибнуть много людей – на это я пойти не смогу, совесть не позволит.

— Есть и что-то третье?

— А вы довольно проницательны, - в ее взгляде появилось нечто, похожее на уважение. – Это мой город, и я не желаю делиться с другими.

— Кстати об этом, вы не боитесь все это рассказывать незнакомому человеку?

— Бояться нечего, - Ксения звонко рассмеялась. – Вам все равно никто не поверит.

— Да уж… - это было действительно смешно. – Итак, что мы получили в итоге – вам нужна небольшая передышка, но для этого вы должны будете передать бремя другому Ведуну. Просто сбежать вы не можете, пригласить человека со стороны тоже. Я правильно излагаю?

— Все так, -кивнула она. – Я уже полгода размышляю об этом, но не нахожу решения.

— Но его не может не быть, - задумалась я. – Вы упоминали о том, что Совет проводит расследование причин исчезновения Ведуна и, если не сочтет их уважительными, то применит наказание. Что может произойти чтобы Цепь оказалась удовлетворена?

— Тяжелая болезнь или ранение – но это крайне редкое явление для людей вроде нас. Еще может быть стихийное бедствие или массовые выступления народа, из-за которых Ведунов принудительно отправляют в другие места.

— Кажется я придумала выход, но не уверена, что вам он понравится…

— Говорите уже, - нетерпеливо произнесла клиентка, подавшись немного вперед.

— Как насчет того чтобы написать официальное письмо в Совет с целью его уведомления о приближении периода вашей нетрудоспособности и просьбой назначить временного Смотрящего.

— По какой причине?

— Продолжение рода.

— Эм… - на ее лице застыло растерянное выражение. –Я об этом как-то не подумала.

— Знаю, что это не совсем то, что вы подразумевали под словом отдых, но это изменит вашу жизнь. Тем более, что вы последняя в семье и ваш долг - не остаться такой.

— Выбор между одним или другим бременем? – Ксения задумалась, - Вы правы, это хотя бы как-то разнообразит будни.

— То есть вы согласны?

— Конечно! В древнем законе сказано, что Ведуньям дается до двух лет на поиск подходящего партнера и подготовки ритуала, что вместе с беременностью и уходом за ребенком даст мне лет пять отдыха от работы.

— У вас, наверное, уже есть подходящий кандидат?

— И не один, - она хищно улыбнулась и произнесла. – Пришло время открыть охоту на мужчин…

Показать полностью
51

«Человек, которого сломала жизнь» Записки психолога, часть 11

Он записался на прием еще в начале месяца, потом отменил, а затем снова договорился на тот же день и пришел за полчаса до начала. Когда я вышла из кабинета чтобы проводить клиента, то увидела молодого мужчину лет тридцати-тридцати пяти с густой щетиной на лице и большими очками-авиаторами. Под расстегнутой темно-синей джинсовой курткой виднелась футболка с серебристым орлом на груди, а на запястье правой руки - фитнес-браслет.

— Добрый вечер, - обратилась я к новому посетителю. – Игорь Алексеевич Маслов?

— Все верно, - он поднялся, и я заметила, что у него как-то странно топорщится куртка на правом боку. – Можно пройти?

— Конечно, только сначала оставьте оружие.

— Я боюсь за его сохранность, - прищурившись ответил он.

— Вот шкафчик, ключ можете забрать с собой на прием, - спокойно произнесла я, несмотря на пробежавший по спине холодок. – Или вы считаете, что оно понадобится для защиты?

— Нет, но… - он явно не хотел делать этого, но мотнув головой, все же вытащил из кобуры внушительного вида черный пистолет, - будь по-вашему.

— Прекрасно, - мне было хорошо видно, как он достал из нагрудного кармана две полностью снаряженные обоймы и положил их рядом. – Теперь идемте.

Оказавшись безоружным, мужчина сразу стал вести себя иначе – появились дерганность в движениях, сжатые кулаки и затравленное оглядывание по сторонам. Я протянула ему чашку со свежим зеленым чаем и села напротив. Он какое-то время молчал, наслаждаясь ароматом и вкусом напитка, благосклонно приняв правила игры и только после этого начал говорить.

— Я – хозяин небольшой ювелирной мастерской - делаю украшения на заказ, в основном из черного золота. Зарабатываю прилично, есть жена и двое сыновей, квартира машина – в общем все что нужно. Потихоньку учу старшего премудростям искусства, как когда-то делал мой отец. Почти год назад к нам пришел странного вида покупатель и попросил померить одно из готовых колец, стоящих на витрине, а когда я вытащил его наружу, то этот козел схватил меня за руку и впился в нее зубами, - с этими словами Игорь показал левую кисть, на которой остался хорошо заметный шрам. – На помощь пришел наш охранник, и вместе, нам кое-как удалось скрутить этого психа. Позже выяснилось, что он давно состоял на учете в местном диспансере и периодически срывался с лечения и нападал на людей. Еще когда он только вошел, я почувствовал, что с ним что-то не так: красные глаза, неуверенная походка и дрожащий голос - и только приличного вида костюм заставил меня открыть витрину. Не знаю где он его взял – украл, наверное; хотя плевать, все что меня тогда беспокоило – это не заразился ли я чем-нибудь.

Анализы показали, что все в порядке, но все никак не мог успокоится и еще дважды прошел все исследования. Результат оказался тем же, и, казалось бы, пора забыть и жить дальше, но с каждым днем становилось все хуже. Этот случай преследовал меня во сне каждую ночь, и я никак не мог выкинуть его из головы – на улице начали мерещится всякие ужасы. Казалось, что на меня вот-вот кинется какой-нибудь прохожий и все повторится снова. Появилась странная мысль: «А что если их будет становится все больше и больше – этих сумасшедших? Как мне от них защитится?»

Знаю, сейчас вы думаете о том, что я сам сошел с ума, и вы будете недалеки от истины - мне и самому это вполне очевидно. А знаете, что забавно? То, что я абсолютно без проблем прошел всех врачей и получил лицензию на ношение оружия - никто ни о чем не заподозрил. А вот теперь вы всерьез забеспокоились…

— Это так, - мой голос предательски дрогнул. – Но что-то мне подсказывает, это еще не конец истории.

— Верно, не конец, - он снял очки, и я увидела его красные, опухшие глаза. – Я никак не мог найти себе места, все перевернулось вверх дном – страшно было выйти в магазин, забрать младшего сына из садика, встретится с клиентом чтобы взять новый заказ. Я запирался в спальне и закрывал окна чтобы никого не видеть и не слышать и только тогда мне становилось легче. Скажите – как мы докатились до такого, что на тебя в любой момент может напасть какой-то псих? Почему никто не защищает нас от них? Почему я должен бояться за свою жизнь, прячась в самом темном углу?

— Потому что таково наше общество, - ответила я, глядя на то как по его щеке пробежала слеза.

— Тогда я не хочу жить в таком обществе! – с жаром воскликнул он.

— Уезжайте, найдите другое.

— Куда мне ехать? Где моя семья будет в безопасности? Заграницу?

— А почему бы и нет?

— Да там же еще хуже!

— Тогда может в какой-нибудь небольшой поселок, например, у моря. Вы вполне можете создавать свои украшения и там, а здесь оставить только магазин.

— Я не хочу заставлять родных бросать все и ехать за мной куда-то в глушь – они же не виноваты, что мне плохо.

— А разве семья не нужна для того, чтобы поддерживать друг друга в трудные минуты?

— Может быть… Но ведь там тоже будут люди.

— Но их будет меньше.

— Я боюсь, что не смогу удержаться и наврежу кому-нибудь.

— Пока что у вас неплохо получалось – вы, хоть и с трудом, но оставили свой пистолет в приемной и сумели откровенно поговорить со мной.

— Просто вы еще не все знаете, - неожиданно ледяным голосом произнес мужчина, откинувшись в кресле. – Несколько недель назад меня осенило – чтобы вернутся к прежнему состоянию, требовалось вырвать болезнь с корнем.

— И отправились на улицы… - догадалась я, уже зная, что именно он скажет.

— Я искал этого ублюдка. Искал везде, где только можно и, в конце концов, мне улыбнулась удача - один из бродяг показал на полуразвалившийся дом на окраине. Я выбил дверь и вошел внутрь – он лежал на дырявом матрасе, а рядом валялось несколько использованных шприцев. Мне было нужно чтобы он узнал кто положит конец его никчемной жизни - я схватил его за голову, но тут же выпустил ее – его кожа была холодной как лед, а изо рта шла пена. Черт! Вы не можете себе представить, что я почувствовал в тот момент!

— Так расскажите мне.

— Это была злость, самая настоящая злость! Я разгромил там все что было и остановился только когда ничего не осталось! - лицо мужчины исказила ужасная гримаса.

— И все же смерть этого человека не принесла вам облегчения.

— Потому что он снова не оставил мне выбора! Понимаете?!

— Понимаю, - кивнула я, пытаясь подыграть ему. – Вы потому и пришли ко мне чтобы снова взять судьбу в руки.

— Именно! –обрадованно воскликнул Игорь. – Я мечтаю снова стать собой! Помогите, умоляю Вас!

— Я очень постараюсь, - должно быть со стороны моя улыбка выглядела крайне жалко. — Как ваша семья справляется со всем этим?

— Я отправил их моему брату в Калининград. Негоже им смотреть на то, во что превратился их отец.

— В таком случае, вам следует первым делом позвонить им и узнать, как им там живется. Это очень важно!

— А что если они спросят, когда им можно обратно?

— Скажите, что пока не знаете, а на следующем приеме, мы с вами обсудим план восстановления и начнем возвращать вас к прежней жизни.

— Что же, это хоть какой-то выход, - облегченно выдохнул клиент. - Попробую позвонить жене, спасибо!

— Рада была помочь, - я облегченно выдохнула, когда он, как мне и хотелось, решил не продолжать прием.

— Вы выпишите мне счет или примите оплату наличными?

— Как вам удобно.

— Тогда, счет пожалуйста - для договора нужен мой паспорт, правильно?

— Да, конечно, - и тут мне все стало понятно: с самого начала этот разговор вел именно к этому моменту...

Я приняла из его рук удостоверение личности и начала вбивать информацию в программу. Распечатала документы и, подписав их, проводила ювелира в приемную, где он смог забрать свое оружие. Бросив напоследок полный надежды взгляд, клиент попрощался и вышел из офиса. Я подбежала к двери и, закрыв ее на замок, медленно сползла на пол.

Этот несчастный человек столкнулся с суровой реальностью, которая сломала его, пережевала и выплюнула обратно. Игорь совершенно четко осознавал, что скатывается все ниже и ниже - в таком виде он был опасен не только для других людей, но и для самого себя. Мужчина не мог решиться оставить семью и обратиться к врачам-психиатрам – единственным, кто мог помочь ему преодолеть все это. Снедаемый маниями, он, как ему самому казалось, нашел способ обезопасить себя – купить оружие. Но это лишь сделало его мучения еще сильнее. Доведенный таким образом до отчаяния, он решился на последнее средство – попросить о помощи у кого-то со стороны. Он совершил немыслимый по тяжести поступок – выбрался из своего убежища, добрался до центра города, добровольно снял оружие, раскрыл душу и собственную личность. Я боялась что одно единственное лишнее слово могло вызвать агрессию – но все закончилось именно так, как он и спланировал: я получила информацию о его личности и теперь должна была сообщить об этом в компетентные органы. Он надеялся, что его заберут и окажут помощь, раз уж ему самому не хватило на это смелости.

Я поднялась и побрела к телефону, думая о том, что Игорь не заслужил участи, которая его постигла. Мне очень хотелось верить, что такой человек как он сможет преодолеть все невзгоды и снова обрести себя, но опыт подсказывал обратное. Одним звонком я могла разрушить то подобие жизни что у него осталось, и лишь с небольшой вероятностью – дать ему новую жизнь. Почему я должна была решать судьбу совершенно чужого мне человека? Потому что он мог быть опасен для окружающих? Отличное оправдание для того чтобы отправить его комнату с мягкими стенками! А как мне потом жить с этим?! Игорь поступил со мной точно так же, как тот сумасшедший поступил с ним самим – просто не оставил выбора. Так что я взяла трубку и сквозь слезы начала вводить номер…

Показать полностью
73

«Феменистка поневоле» Записки психолога, часть 10

Очень часто люди приходят ко мне поздним вечером – часов в восемь-девять. Многим удобно приезжать после работы, но в большинстве случаев клиенты просто боятся оказаться замеченными у психолога. Последней посетительницей в тот день стала закутанная в платок женщина с большими, на пол-лица, солнцезащитными очками. Впрочем, я уже знала с кем предстоит вести дело - ее имя и фамилия стояли в журнале посещений.

— Добрый вечер, Светлана Николаевна, - я вежливо улыбнулась, приветствуя клиентку.

— Здравствуйте, - ответила она, пытаясь избавиться от своего нелепого маскарада.

— Пожалуйста, за мной. Будете что-нибудь?

— Стакан воды, если можно.

Я с интересом наблюдала за гостьей – довольно молодой женщиной, лет тридцати пяти, с ярко-рыжими волосами. Под ее длинным плащом оказался серый брючный костюм с клетчатой жилеткой вместо пиджака. Гораздо больше внимания привлекали миндалевидные глаза зеленого цвета, кажущиеся еще выразительнее благодаря хорошо подобранным теням и тонким ниточкам бровей. Светлана изучала меня так же пристально, как и я ее, что выдавало человека, привыкшего к общению с людьми, тем самым подтверждая уже имеющуюся у меня информацию об этой особе.

— Что привело вас ко мне, госпожа адвокат? – я решила сразу сказать о том, что знаю кто она.

— Отчасти – профессиональная деятельность, отчасти – личный вопрос.

— Что же, я вас внимательно слушаю.

— От меня ушел муж, - она сразу же перешла к сути, - и я хочу его вернуть, но не знаю, как.

— Вам известны причины этого поступка?

— Он устал от моего поведения, - лаконично ответила она.

— Расскажите поподробнее, пожалуйста.

— Мы познакомились лет семь назад, во время одного из судебных процессов – он оказался моим оппонентом. Соперничество привело к взаимному уважению, а после пары неформальных встреч – к более теплым чувствам. Сошлись и начали жить вместе, затем открыли собственную контору – тогда у меня еще не было той репутации что сейчас. Бизнес пошел в гору сразу после одного резонансного случая, о котором, вы, должно быть, знаете…

Мало кто в городе не слышал историю о девушке из одной крупной фирмы, подвергшейся насилию со стороны начальника. Мерзавец долгое время шантажировал тем что обнародует компрометирующие ее фотографии и пользовался ей как хотел, а после того, как она попыталась обратиться в правоохранительные органы, использовал силу. Жертва попала в больницу с сильнейшими побоями, после того, как ее прямо на улице затолкали в машину, а затем вывезли за город… Бедняжка попыталась добиться наказания, но столкнулась с бюрократической машиной и многочисленными связями своего насильника. И тогда она обратилась к Игнатьевой Светлане, тогда еще малоизвестному специалисту, которая не только умудрилась добиться обвинительного приговора, но и довольно солидной компенсации.

— … на меня посыпались десятки предложений, в том числе от женщин, столкнувшихся с самыми разнообразными проблемами: начиная от потери рабочего места, из-за появившегося работника-мужчины, и заканчивая физическим насилием. Один знакомый посоветовал работать на имидж и браться только за дела, связанные с дискриминацией и нарушением прав женщин. Я послушалась и через лет пять стала довольно неплохим специалистом в этой области.

Она довольно скромно описывала свои достижения – насколько мне было известно, представители крупных компаний всегда старались решить конфликт миром, стоило им только узнать, что за дело взялась «Рыжая стерва». Благодаря этому специалисту разрешилось множество конфликтов, десятки несправедливо уволенных людей вернулись на свои места, и многие женщины перестали бояться отстаивать свои права.

— Но вот какой парадокс – чем лучше я работала, тем хуже становились отношения в семье. Виктор, мой муж, со временем вообще отошел от практики и полностью сконцентрировался на поддержке работы офиса. Я полагала что в этом и кроется его раздраженность – большинство мужчин чувствуют себя довольно неловко рядом с женщиной, которая зарабатывает в несколько раз больше его самого. Потом решила, что он, возможно, завидует моему успеху, поскольку сам не состоялся как адвокат. Мы много раз говорили об этом, но он всякий раз отрицал это, причем настолько искренне, что я поверила.

— А в чем именно выражалось его раздражение?

— Сначала он замыкался в себе, а потом, в какой-то момент, взрывался и уходил из дома. Немного успокоившись и подышав воздухом, он всегда возвращался, и так каждый раз, кроме последнего.

— Вы ругались?

— В том то и дело что нет! – с жаром в голосе ответила женщина. – Я была бы рада услышать все что думает обо мне, но вместо этого он ограничивался обрывистыми фразами.

— Например?

— Ну сколько можно! Как я устал от этого! – для убедительности Светлана даже всплеснула руками.

— И от чего же именно он устал?

— Ему не нравилось, что я пропадаю на работе и совершенно неадекватно реагирую на мужчин.

— И вы согласны с ним?

— Ну… - она ненадолго задумалась. – Насчет первого – да, я в правду работаю допоздна, а во втором он точно неправ.

— Разве? – я позволила себе усомнится в ее словах. – А как же профессиональная деформация? Неужели специалист вроде вас, каждый день сталкивающийся с мужским произволом, способен оставить сложившееся отношение на работе и не переносить его на личную жизнь?

— …

— Сколько в вашей фирме сотрудников-мужчин?

— Только один – Виктор.

— Вы их даже не берете на работу, - подытожила я. – А что у вас в семье решает муж? Он регламентирует что вам делать, какую одежду одевать, когда встречаться с подругами?

— Ничего подобного – я сама способна решать эти вопросы! – возмущенно ответила Светлана. – Максимум на что он способен – это решить куда мы поедем на выходных или что купим на ужин.

— И так было всегда?

— Всегда? – недоуменно повторила она и спустя секунд пять ответила. – Да нет вроде…

— То есть, когда вы познакомились у вас были несколько иные отношения?

— Тогда я не была тем человеком, которым являюсь сейчас.

— С этим не поспоришь, -кивнула я. – Но вот в чем вопрос, а зачем вам собственно говоря муж, который ничего не решает, который зарабатывает меньше вас, не занимается воспитанием детей, да еще и треплет нервы своим недовольством?

— Как вам сказать? – она поджала губы, пытаясь сформулировать мысль. –Честно говоря, я привыкла к нему – Витя как будто бы всегда был рядом и без него дом кажется пустым, и на душе у меня точно также. Да и я люблю его, в конце концов.

— Вы утверждаете, что любите его, но при этом, продолжаете уделять свое время не ему, а работе. Не даете мужу проявлять участие в вашей жизни, принимая в штыки любое его действие. Вы считали он переживает из-за своего заработка и отсутствия успеха на деловом поприще. А знаете, что хуже этого для мужчины? То, когда его женщина осознанно указывает на это.

— Но я же не хотела его обидеть! – попыталась оправдаться клиентка.

— И все же, вам это удалось, причем не один раз, коли он настолько отчаялся, что ушел из дома.

— Как же мне быть теперь?! – лицо Светланы покраснело - мои слова задели ее за живое.

— Решить для себя что же именно вы хотите: уюта в доме, горячий ужин после работы или надежного и преданного партнера. В первых двух случаях достаточно завести кота или домработницу, а вот если вам все-таки нужен спутник жизни, то необходимо что-то менять.

— Я готова, скажите только, что! – судя по слезам она была совершенно искренна в своем порыве. - Я очень, очень хочу вернуть Витю!

— Позвоните ему – скажите, что вам его не хватает, что вы сожалеете о произошедшем и попросите о встрече.

— А если он откажется?

— Уверяю вас – этого не случится, - я ободряюще улыбнулась. - Мужчина, способный продержаться так долго, несмотря ни на что, действительно любит вас, а значит непременно даст еще один шанс.

— Да, я так и сделаю! – и она бросилась доставать телефон. Обычно, я не даю людям делать того что может нарушить ход беседы, однако, Светлана совершенно точно являлась человеком действия и прервать ее в такой момент, значило свести на нет весь ее запал.

— Звоните.

— Алло, Витя. Привет…

— …

— Мне тебя очень не хватает… Пожалуйста, вернись. – она говорила с надрывом.

— …

— Нам очень нужно поговорить!

— …

— Как домой?! Ты там!?

— …

— Да, да, конечно! Я скоро буду! Люблю тебя! – она отключила связь и зарыдала, но на этот раз от счастья.

Я дала ей время прийти в себя, отчетливо понимая, что мы еще не закончили. Договориться о встрече было лишь малой частью, теперь стал вопрос о том, что на ней говорить и делать. Именно сейчас, нам обеим предстояло выяснить, на какие уступки готова пойти Светлана ради сохранения брака.

— С этим мы закончили, - мягко произнесла я, возвращая клиентку к разговору, – теперь давайте поймем, о чем именно вы будете говорить, и каким образом собираетесь не допустить повторения таких ситуаций.

— Пообещаю, что перестану загружать себя работой и начну больше времени уделять ему.

— Неплохо, но вряд ли этого будет достаточно.

— Буду больше советоваться с ним по семейным вопросам. Что еще я могу предложить?

— На самом деле, лучше всего – это спросить у него самого, поскольку я могу лишь строить предположения.

— И все же?

— Может вам стоит сменить направление работы? - я с трудом выговорила эти слова – казалось, что я вот-вот лишу многих женщин надежного заступника.

— Вы думаете я не хотела сделать это? – неожиданно ответила она, издав нервный смешок. – Много раз собиралась, но так и не решилась.

— Почему?

— Моя репутация– как несмываемое клеймо. Никто не будет воспринимать меня всерьез и все, к чему я так долго стремилась, пойдет прахом, - проговорила она, с холодными нотками в голосе. - Чем я буду кормить семью? Откуда возьмется работа у моих сотрудников? Нет, я не могу на это пойти.

— И это основная причина?

— Единственная, - уточнила Светлана. – Вы, должно быть, полагали что я защищаю женщин, поскольку это мое призвание. Спешу вас огорчить – это далеко не так. Просто так получилось – подвернулся случай, мне повезло, и все закрутилось, само собой. Для меня, они – лишь очередные клиенты, которые приносят деньги.

— В таком случае, вам будет проще наладить отношения с мужем, - сказала я, в очередной раз удивившись тому, как сильно порой отличается наше представление о людях с реальностью. – Постарайтесь выслушать его и принять совместное решение.

— Поняла, - Светлана устало опустила руки, и я решила, что, пожалуй, не стоит продолжать разговор. – Но, если у нас что-то пойдет не так, мы можем прийти к вам вдвоем?

— Конечно, - вежливо улыбнувшись, ответила я. – Желаю удачи…

Показать полностью
115

«А это считается за измену?» Записки психолога, часть 9

Я как раз заглянула в журнал посещений, когда в приемную вошел очередной клиент – высокий симпатичный мужчина лет тридцати в серой спортивной куртке. Короткая стрижка, улыбающиеся глаза и слегка поджатые губы производили довольно приятное впечатление и только излишняя бледность указывала на возможные проблемы со здоровьем.

— Добрый вечер, - произнес он низким глубоким голосом. - Виктория Сергеевна, верно?

— Верно. А вы?

— Шевченко Сергей Леонидович, у меня к вам запись.

— Добро пожаловать, - приветливо улыбнувшись, сказала я. – Проходите, пожалуйста, в кабинет.

Клетчатая рубашка, заправленная в специально состаренные джинсы, была слегка помята, а на одном из кроссовок почти развязался шнурок. Сергей попытался достать очки из темно-красного футляра, и я не могла не отметить что это, казалось бы, привычное действие вышло у него с некоторыми трудностями. У него явно тряслись руки, что подтвердилось, когда он принял протянутую чашку с чаем. Это, вместе с покрасневшими глазами и натянутой улыбкой уже о многом говорило…

— Честно говоря, даже и не знаю с чего начать… - проговорил мужчина и, глубоко вздохнув, выдал. – У меня проблема.

— И в чем она заключается?

— В том, что я не знаю, как сохранить семью, - не задумываясь ответил он. – Пожалуй расскажу все по порядку. Я – работаю в вебкам студии, вы знаете что это такое?

— Честно говоря, нет.

— Так называются организации, которые занимаются наймом и наладкой работы моделей, которые общаются с клиентами через приватные чаты. Мы набираем молодых девушек, предоставляем им помещение, мебель, персонального фотографа, качественный интернет, компьютер, камеру и все остальное для работы, а их задача развлекать посетителей и за деньги выполнять их желания, в том числе интимного характера. В нашей студии на данный момент работают около двухсот женщин и почти тридцать мужчин и моя задача – следить за тем чтобы с их оборудованием было все в порядке. Сюда входит и слежение за качеством картинки на трансляции – так что я довольно часто сталкиваюсь с самыми интимными моментами из жизни девушек.

Еще три года назад, когда у меня появилась эта работа, то я решил, что не стану рассказывать о ней жене и сообщил что теперь буду системным администратором в бизнес центре. Зарплата оказалась более чем достойная, так что она не стала вдаваться в подробности. Мы познакомились с Ксюшей на последнем курсе института, она дождалась меня со службы, съехались, через пару лет поженились – вполне стандартная история. Она у меня никогда не отличалась особой страстью и к сексу всегда относилась равнодушно, хотя должен признать бывали и исключения. Было нелегко к этому привыкнуть, учитывая мой темперамент, но ее другие качества явно перекрывали этот недостаток, так что я смирился. А потом она забеременела и все стало гораздо хуже - сначала девять месяцев воздержания, потом полгода восстановления после родов и по итогу абсолютное нежелание рассматривать секс как часть жизни. Я даже уговорил ее обратится к специалисту – жена сдала анализы на гормоны, несколько раз ездила на приемы и спустя месяц мы получили заключение…

— В котором было сказано, что ваша жена – асексуальна.

— Как вы узнали?

— В моей практике уже были случаи, когда один из партнеров не испытывает никакого полового влечения к другому.

— Значит вы можете представить каково мне было это узнать… Я – здоровый, молодой мужчина, которому официально заявили, что с женой у него секса вообще не буде.

— И в добавок к этому нужно принять во внимание характер вашей работы.

— Вот именно! Я чувствую себя восемнадцатилетним пацаном, у которого при виде юбки отключается мозг и включается кое-что другое! А ведь у меня на мониторе показываются далеко не самые одетые девушки…

С каждым словом Сергей все больше и больше распалялся: он размахивал руками и перешел на повышенный тон. Он наконец нашел того, кто понял его проблему и теперь пытался выплеснуть все, что накипело за столь долгий срок. Я терпеливо слушала его рассказ в ожидании события, после которого клиент осознал, что все окончательно пошло под откос и ему срочно требуется помощь.

— В агентстве работает одна модель, Рита – студентка из Красноярска. Не сказал бы что она обладает выдающейся внешностью, но в ней есть что-то такое, чем она цепляет мужчин по ту сторону экрана. Совсем немногие знают, что не обязательно устраивать сексуальное шоу чтобы неплохо зарабатывать – есть клиенты, готовые платить за то, что девушка оденется как монахиня и прочтет им наизусть пяток стихов из раннего Маяковского. Рита как раз из таких - ей под силу два часа поддерживать дискуссию на отвлеченную тему, даже не снимая платья.

Так вот, пару недель назад, я зашел на трансляцию к Рите – она жаловалась на задержки в видеопотоке. Вывел изображение на второй монитор и периодически заглядывал в то время пока занимался другой задачей. Ей поступило предложение перейти в приватный канал, где она должна была выполнить желания очередного клиента, и я последовал за ней. Пользователь заплатил ей за интимные ласки на час вперед. Спустя минут пятнадцать после начала, я бросил работу и во все глаза смотрел за тем что она вытворяла на кровати. Поверьте, я не сторонник самоудовлетворения, но после полного отказа жены от интима, у меня просто не было выбора - и я снова сделал это. Если раньше процесс приносил только расслабление, то на этот раз он походил на разорвавшуюся бомбу, после которой я несколько часов не мог прийти в себя.

На следующий день я снова зашел к ней на трансляцию, потом еще раз и еще. У меня появилась зависимость от женщины, даже не подозревающей кто именно за ней наблюдает. А потом я сам заплатил чтобы она делала именно то, что мне больше всего нравится. Это было еще лучше, чем все, что было прежде - я получил неописуемое удовольствие от зрелища. Помню, как сидел полуразвалившись в кресле и смотрел как Рита заигрывает с новым клиентом, все тело приятно ныло, а в голове стоял туман…

— А потом у вас проснулась совесть?

— Я почувствовал себя виноватым перед Ксюшей. Она так заботилась обо мне и сыне – чтобы она сказала, увидев меня в таком виде? Вряд ли что-то хорошее.

— И вы продолжили приходить на трансляции к Рите?

— Да… - понурив голову, ответил мужчина.

— Но при этом вы каждый раз терзали сами себя.

— Мне казалось, что я изменяю жене, но мысль о том, что это не по-настоящему смягчала это чувство.

— Но вы, тем не менее, пришли ко мне.

— А как иначе я мог поступить? Нужно было что-то делать и я решил, что нужно с кем-то поговорить. Друзьям нельзя было доверится, так что лучшим решением стал психолог. Я хочу сохранить семью, она - все что у меня есть, но я не могу перебороть собственную природу…

— Тогда ответьте мне на такой вопрос – почему вы считаете то что вы делаете изменой?

— Я удовлетворял собственное желание с другой женщиной…

— То есть, если бы вы посмотрели порнофильм, то это также стало изменой?

— Нет, - после минутного раздумья ответил Сергей. – Там я не управляю действиями женщины.

— Но вы можете пролистать видео до того момента который вам нравится.

— Это немного иное, - покачал головой клиент. – Тут я как бы нахожусь в контакте с другим человеком, сообщаю о своих желаниях, и он добровольно их выполняет. Понимаете?

— Понимаю, - промолвила я, внимательно глядя на реакцию мужчины. – Это называется эмоциональной изменой.

— И что же мне теперь делать с этим?

— А как вы сами думаете? Вы должно быть много размышляли об этом, перед тем как пришли сюда?

— Я хотел уволится с работы, чтобы избежать искушения.

— Но?

— Но потом подумал, что это не важно – интернет сейчас повсюду и я все равно зайду на страничку Риты и все начнется снова.

— О чем еще вы думали?

— Что может быть стоит пойти еще дальше…

— Вы говорите о том, чтобы переспать с Ритой?

— Она сама не раз об этом намекала, но я отнекивался. Можете себе вообразить, чего мне это стоило?

— Но тогда все станет еще хуже?

— Пусть так, а что мне еще остается? Пялится в монитор, сгорая от желания? Или сидеть дома с равнодушной ко мне женой?

— А как насчет того чтобы поговорить с ней?

— О чем?! – раздраженно ответил Сергей. - Все уже давно сказано.

— Но что именно? – не унималась я. – О чем конкретно вы разговаривали с Ксенией?

— Я считал, что она совсем охладела ко мне именно после родов и настаивал на том, чтобы она проверилась у врачей.

— То есть вы решили, что она больна?

— Ну, я бы не так выразился, но да.

— Ну и как думаете – ей понравилось такое определение? А то, что, стремясь угодить вам, она целый месяц шаталась по врачам, посещать которых женщины точно не горят желанием?

— Хм… Думаю, нет.

— А скажите мне, вы в курсе как много на свете асексуальных людей?

— Понятия не имею.

— Примерно один процент от населения Земли.

— К чему вы ведете?

— К тому, что следовало бы перепроверить слова специалиста, сообщившего о таком редком явлении.

— Вы считаете, что он мог допустить ошибку?

— Конечно. Это легко проверить – стоит вспомнить не такое далекое прошлое. Вспомните время, когда вы только начали встречаться с Ксенией, свою первую ночь…

— Это было утро, -ухмыльнувшись сказал Сергей. – Она потащила меня за город, на дачу. Поезд задержали, и мы всю ночь просидели на вокзале, а когда приехали – то она сразу же потащила меня в баню и там мы впервые занялись любовью.

— Она сама захотела вас?

— Можно и так сказать – Ксюша потом рассказывала, что ей надоела моя неуверенность – поэтому она и сделала первый шаг.

— Вот видите – раньше она такой не была.

— Так я же и говорю – это началось незадолго после рождения сына.

— А если дело совсем не в ней? Может это вы изменились и перестали привлекать ее как мужчина?

— Это невозможно! Я не потолстел, не полысел, хожу в зал, зарабатываю достаточно денег чтобы содержать семью.

— А разве именно эти качества были присущи тому парню, в которого она когда-то влюбилась? Когда вы в последний раз общались с ней на интересную вам обоим тему? Когда вы дарили ей что-то, что ей действительно было нужно? Сколько прошло дней с тех пор, как вы проводили время вместе - и не потому, что так положено, а потому, что просто хотели побыть рядом с ней?

— Не помню, - честно признался мужчина.

— Вы приходите домой и все что слышите - это как хорошо спал ваш сын, сколько раз он кушал и не болел ли у него животик. Естественно вам это не интересно – это можно понять. А что насчет нее? Думаете ей нравится муж, который пропадает на работе, о которой она вообще ничего не знает? Думаете ей не все равно какая у вас фигура? Неужели вы считаете, что она предпочтет спешащего домой супруга тому, что каждые второй день зависает на беговой дорожке?

Сергей подавленно молчал, пока выстроенный им самим мир, рушился прямо у него на глазах. Он совершенно искренне считал, что делает все возможное для семьи и не допускал даже мысли что это совсем не то, чего хотела его супруга, вполне вероятно придумавшая историю о своей асексуальности, лишь бы оградить себя от посягательств мужа, приходящего домой только чтобы поесть и удовлетворить похоть.

— Есть и еще кое-что, о чем вы должны знать – многих женщин пугают сексуальные фантазии партнеров. В наше время, когда порнография стала общедоступна, у мужчин сложилось ошибочное представление о том, как должен выглядеть половой акт. А вы, как человек, каждый день наблюдающий за всем этим, наверняка приходите со всем этим багажом домой – и, вероятно, стремитесь получить желаемое от супруги. Я права?

— Правы, - глухо произнес он. – Некоторые мои фантазии, озвученные во время секса, даже вызвали у нее слезы…

— Вы, конечно, извинились – но осадок остался.

— И она решила, что если секса будет меньше, то я ограничусь малым, - сделал вывод Сергей.

— Вполне вероятно, что это произошло подсознательно – хотя точно сказать сложно, учитывая, что не она у меня на приеме, а вы.

— И что же мне делать?

— Поговорите с женой, только прошу - воздержитесь от обвинений, - ободряюще улыбнувшись, промолвила я. - Вы зря считаете, что, будучи не способной чувствовать то же самое, она не способна понять ваши нужды. Люди способны на эмпатию – именно поэтому мы плачем когда кому-то больно и улыбаемся, когда кто-то радуется. Я абсолютно уверена, что Ксения не откажет вам в близости, даже если ей это и не доставит большого удовольствия, при условии, что вы тоже пойдете ей навстречу и вспомните, что ваша задача заключается не только в содержании семьи, но и в различных мелочах.

— А если не получится?

— Тогда, вы по крайней мере будете точно знать то, в каком состоянии находятся ваши с женой отношения и сможете сделать следующий шаг.

— Но я не знаю с чего начать этот разговор.

— Скажите все как есть – она поймет, - мягко ответила я.

— Это будет непросто… - он глубоко вздохнул и встал с кресла.

Распрощавшись, я еще какое-то время смотрела ему вслед, размышляя о том, как много мужчин со схожими проблемами появилось в нашей стране в последнее время. И все же, хотелось отдать должное Сергею – он не только отважился обратиться к специалисту, но что еще важнее – решился на откровенный разговор с женой и мне искренне хотелось узнать, чем он закончился. Причем дело заключалось не столько в любопытстве, сколько в одном тревожащем меня факте – привязанности к Рите. У Сергея сложилось устойчивое влечение к этой женщине, которая, в отличие от супруги, могла удовлетворить все его фантазии и потребности. Так что, даже наладив отношения в семье, ему пришлось бы разбираться еще и с этой проблемой…

Показать полностью
87

«Как уговорить Духа» Записки психолога, часть 8

Мне не раз приходилось консультировать людей с ограниченными возможностями, так что я нисколько не удивилась, когда увидела молодую девушку, въезжающую в приемную на инвалидной коляске. Коротко остриженные темные волосы резко контрастировали с необычайно бледным лицом, на котором застыло мучительное выражение.

— Здравствуйте, - тихо произнесла она. – Я – Майя Зыкова, вы назначили мне прием к двум часам.

— Конечно, прошу в кабинет.

Очень хотелось сказать свое обычное «проходите в кабинет», но я сдержалась. Большинство инвалидов нормально относятся к упоминанию того, что им недоступно, но для успеха нашей совместной работы этого следовало избегать. Распахнув перед клиенткой двери, я пропустила ее внутрь и отодвинув одно из кресел, жестом предложила ей занять это место. Еще пару минут ушло на приготовление чая – это было необходимо, чтобы дать посетительнице время привыкнуть к обстановке, а мне - составить первоначальный портрет. На первый взгляд, Майе было не больше тридцати и, судя по одежде и закрепленному на спинке рюкзаку, она пыталась вести независящий от окружающих образ жизни. В глаза также бросился торчащий из кармана джинсов брелок в виде дерева - я нисколько не удивилась, если бы узнала, что девушка приехала на собственном автомобиле.

— Я вас внимательно слушаю, - легкой улыбки оказалось достаточно чтобы Майя немного расслабилась и начала говорить.

— С чего бы начать… - она глубоко вздохнула. – Сама я родом из Карелии, мать бросила нас с отцом, почти сразу же после родов – видимо ее не прельщала такая жизнь, поэтому она собралась и уехала в город. Отец, как мог, старался воспитать меня, но, когда я пошла в школу, он умер из-за сердечного приступа.

— Сколько ему было?

— Двадцать восемь. Вы, наверное, думаете, как мог мужчина умереть от проблем с сердцем в таком возрасте? – спросила она и сама же ответила. – Дело в том, что он был шаманом в нашей деревне, а это значило употребление всевозможных растений, в том числе тех что вызывают галлюцинации, ритуалы вызова духов, для которых ему приходилось доводить себя до исступления и все такое. В какой-то момент его сердце не выдержало, и он оставил меня одну со своими родителями. Бабушка все эти годы заменяла мне мать, помогала советами, и даже нашла для меня деньги на учебу здесь, в Петербурге – даже не знаю, как я жила без нее. Но речь не о ней, а деде, тоже шамане. К нему издалека приходили за советами люди, так что у нас в доме всегда были посетители. Одной из важнейших целей в своей жизни он считал переход знаний к следующим поколениям, и настоял на том, чтобы единственный сын также пошел по Пути Духов, при этом совершенно не заботясь о его здоровье.

— Должно быть потеря вашего отца оказалась для него настоящим ударом?

— Вы правы – сразу после похорон он исчез в лесу и не появлялся несколько месяцев. Тогда я очень сильно переживала за него, в отличие от бабушки, давно привыкшей к таким поступкам. Она рассказывала, что он уходил говорить с духами, чтобы успокоить разум и не дать мирским проблемам исказить его связь с ними. Однажды, после одного из таких исчезновений он вернулся и твердо решил обучить меня следовать Пути.

— Он хотел, чтобы вы тоже стали шаманкой?

— И да, и нет, - лицо девушки омрачилось. – Видите ли, по традиции, Говорящим с Духами может стать только мужчина, а женщины изначально предназначены для создания новой жизни и не подходят для общения с иным миром. Поэтому дед обучал меня исключительно теоретическим основам этого дела, не давая возможности попробовать все на себе. Моей задачей стало рождение сына, и в последствии, передача ему накопленных знаний. Знаю, вам кажется, что это какой-то бред – мне тоже так казалось, после того как дед умер и мне удалось вырваться из общины. Бабушка всегда скептически относилась к моему участию во всем этом, поэтому сама отправила внучку поближе к цивилизации.

Поступив в университет, я вскоре забыла обо всем что связывало меня с прошлым – сами знаете, какая она, жизнь в большом городе. Прошло много лет, я закончила учебу, нашла работу переводчиком в одной фирме, обжилась на новом месте. А потом все перевернулось – по дороге на работу меня сбила машина. Результатом стали почти полгода стационара и пожизненное пребывание в этом кресле. После реабилитации выяснилось, что я не смогу работать в офисе, банально из-за того, что не смогу добраться до него. Нашла работу фрилансером и что кое-как выкарабкалась в финансовом плане, хотя кредит за квартиру теперь платить оказалось гораздо сложнее. После выписки мне очень помогала одна женщина - с Верой, так ее зовут, я познакомилась, когда поступила в отделение травматологии. Она оказалась моим лечащим врачом и довольно приятным в общении собеседником. Мы довольно много времени проводили вместе – сказывалось отсутствие ее мужа, служащего по контракту в армии. Детей они не успели завести, так что все свою заботу Вера тратила на меня.

И вот, пару недель назад, посреди ночи кто-то постучал мне в дверь. Это была Вера, вся в слезах – ей сообщили что ее муж, Николай, пропал без вести во время спецоперации. Я отвела ее на кухню, достала бутылку коньяка и начала утешать бедняжку. А она продолжала рассказывать о том, как любит его и что не может жить вот так, ничего не зная о его судьбе. Я сидела рядом и рыдала вместе с ней, и тут в моей голове проскользнула мысль. Она показалась настолько кощунственной, что тут же оказалась погребена под целым слоем запретов и предрассудков. Но чем глубже я закапывала ее, тем сильнее она пробивалась наружу. И вот, сама себе не веря, я сказала ей что могу попытаться узнать жив ли Николай…

Все что нужно для обряда, осталось в наследство от деда и было привезено на память в те далекие дни, когда я еще навещала бабушку. Я разложила на столе перья глухаря - духа-проводника отца, когти волка, помогавшего деду и засушенную веточку ели, напоминавшую мне о родине. Мы потушили свет, зажгли свечи и благовония, а затем в центр образованного другими ингредиентами круга Вера положила фотографию мужа. Медленно раскачиваясь из стороны в сторону, я начала взывающий к духам речитатив. По ходу процесса голова, и так тяжелая из-за алкоголя, стала вообще неподъемной. Но потом все неожиданно прояснилось, и я увидела, как из открытого окна в комнату залетает сизый туман, настолько густой что сквозь него нельзя было ничего разглядеть. А затем послышался ужасный, пробирающий до глубины души вой и туман, закружившись на месте, обрел очертания волка с горящими голубым светом глазами. Он не отрываясь смотрел на меня, а я на него, памятуя о словах деда, что нельзя показывать страха.

— Чего ты хочешь, пропащее дитя? – голос волка звучал прямо внутри меня, повергая душу в тихий трепет.

— Узнать, жив ли этот мужчина, - дрожащим голосом ответила я, стараясь не обращать внимания на оторопевшую Веру.

— Зачем?

— Он очень дорог близкому мне человеку.

— Тогда слушай, - голос ненадолго пропал, но потом вернулся. – Он жив, но ранен, вокруг него песок, очень много песка и ярко светит луна. С ним двое братьев по оружию, они спокойны и чего-то ждут…

Он не успел закончить, исчезнув с порывом ветра, и оставив наедине с трясущей меня подругой. По ее словам, случилось нечто, похожее на припадок и Вера едва сумела привести меня в чувство. Видели бы вы ее глаза, когда я пересказала ей слова духа – это было изумление атеиста, неожиданного столкнувшегося с тем, что никак не мог объяснить. В подтверждение моих слов через пару дней пришла информация от самого Николая, о том, что он жив, но повредил плечо во время падения самолета. После небольшого лечения он должен был вернуться на родину, да еще и с наградой. Вера была вне себя от счастья и даже принесла мне довольно внушительную сумму денег - поначалу я отказывалась, но вспомнив о долгах, нехотя приняла дар.

Я помогла подруге, но с того самого дня начала чувствовать себя все хуже и хуже. Сначала, это было похоже на сон, я могла в любой момент заснуть и упасть на пол. Потом к этому прибавились странные видения, в которых мое сознание возвращалось в деревню, наполненную неизвестными людьми – они что-то говорили, но этот язык был мне неизвестен. Я позвонила Вере и попросила присмотреть за мной, хотя бы ночью, но от этого было мало толка, учитывая, что я перестала различать время суток. Она потащила меня на МРТ, кардиограмму и еще куда-то, но все что выяснилось по приборам это сильное переутомление и недостаток витаминов. Она, как врач, не знала в чем дело, однако мне было прекрасно известно, что именно происходит. Мной овладела так называемая «шаманская болезнь», поражающая всех, кто только вступил на Путь Духов. По сути, я должна была увидеть все, что происходит на той стороне реальности и почувствовать то, как она меняет меня. Это один из этапов становления и через него проходят все шаманы. Вот только от этого понимания мне легче не становилось: во-первых - я не хотела становиться Говорящей с духами, во-вторых – мне нельзя было этого делать из-за пола и отсутствия наставника, и в-третьих, я нарушила одну из главных заповедей – приняла деньги за работу. Единственным моим спасением мог бы стать другой шаман, способный помочь пройти обряд посвящения, но я, даже с помощью Веры, не смогла бы забраться так далеко в глубь Карелии в поисках подходящего человека. И даже если бы мне это удалось, вряд ли бы он взялся помочь мне. Я попыталась обратиться к тем, кто живет здесь и пишет объявления в интернете и газетах, но оказалось, что все они - обычные мошенники. Тогда я решила, что возможно, мне поможет психолог и, наведя справки, нашла подходящего специалиста – вас, Виктория Сергеевна.

Этот рассказ явно дался ей нелегко – порой эмоции били через край, и она то срывалась на крик, то переходила на шепот. Удивительно, но эта девушка действительно верила в то, о чем говорила и это здорово усложняло мне работу. В первую очередь, следовало попытаться выяснить чем грозит ей такое состояние и как долго оно может продолжаться. Требовалось убрать угрозу жизни клиентки, а потом только разбираться с остальными проблемами, хотя, я подозревала что это будет крайне непросто.

— Скажите, Майя – откуда взялось неприятие денег, получаемых за работу шамана?

— Дед рассказывал, что Духам не нравится, когда за их помощь люди расплачиваются чем-либо. Они не оказывают услуги и не желают получать за них плату.

— Но разве люди не приходят к шаману с чем-то? Он же должен на что-то жить?

— Все верно, но обычно это преподносится именно как дар, чтобы задобрить Духов. Естественно, что этими подношениями после обряда пользовался сам шаман.

— То есть разница в том, как выглядит дар – кусок свинины духам приятней чем пачка банкнот.

— Так мне это объясняли, - ответила девушка, косясь куда-то вбок.

— Хорошо, это мы выяснили, теперь дальше – вы упоминали о том, что ближайший наставник находится где-то далеко в Карелии, неужели вас осталось так мало?

— А кому захочется связать себя с такой сомнительной и опасной профессией? Молодежь уезжает из деревень, оставляя там одних стариков, которые умирают вместе со всеми традициями и знаниями предков. Моя жизнь тому пример.

— Понимаю… - задумчиво произнесла я, глядя на Майю. – Скажите, а вы сможете еще раз устроить сеанс связи с духами?

— Могу, но зачем?

— Хочу с ними пообщаться.

— И как вы себе это представляете?

— Вы же переводчик по профессии, так устройте нам разговор.

— Давайте попробуем, - устало произнесла Майя и закрыла лицо руками.

— Разве вы не должны использовать ритуальные предметы?

— Это необходимо только для вызова, - не меняя позы отозвалась она. – А сейчас в этом нет необходимости.

— Вы хотите сказать, что Дух сейчас здесь?

— Он зашел в кабинет вместе со мной, - замогильным голосом произнесла девушка, отчего я почувствовала нечто похожее на страх. – Он здесь, слева от вас, лежит на полу.

— Это Дух Волка, как и тогда, с Верой?

— Он… с тех пор как я начала одновременно находиться и тут, и там, Проводник постоянно следует за мной.

— Что же… кхм, спросите - может ли он ответить на несколько вопросов?

— Если это касается меня, то да, - спустя минуту ответила она.

— Как долго будет продолжаться эта болезнь? – сказала я в пустоту.

— До тех пор, пока он не убедится, что я готова принять свою судьбу и наказание.

— И как он узнает, что вы готовы?

— Молчит, - покачав головой, сообщила девушка.

— О какой судьбе идет речь?

— Молчит.

— Тогда, может он скажет сколько Говорящих с Духами осталось в наших краях?

— Десять.

— А сколько было двадцать лет назад?

— Восемьдесят четыре.

— Так я и предполагала – налицо сокращение числа шаманов. Он это понимает?

— Да.

— То есть, перед угрозой тотального исчезновения тех, кто должен помогать людям, используя мудрость предков, он все еще хочет блюсти старые законы о неприятии женщин и денег?

— Он не отвечает.

— А он в курсе, что в наше время женщины делают все то же самое что и мужчины и что люди, в большинстве своем, больше не держат животных, которых можно было бы принести в дар? Что теперь они просто платят шаману, и он уже озаботится о том, чтобы соблюсти все традиции.

— Молчит, но кажется, он в замешательстве.

— Надеюсь он понимает, что если ему подобные будут слепо следовать догмам, игнорируя изменения в мире людей, то скоро придет конец любому нашему взаимодействию.

— Он сказал, что болезнь прекратится, - с просиявшим лицом произнесла Майя. – Но я должна буду пообещать принести ритуальную жертву с тех денег что получила от Веры, научиться контактировать с другими духами и взяться помогать людям, подобно вам.

— Это же замечательно, -с улыбкой сказала я, искренне радуясь успеху.

— Он ушел… - прошептала девушка и взволнованно воскликнула. – Не могу поверить! Впервые за долгое время, я осталась одна. Спасибо вам! Огромное спасибо!

— Как уже и было сказано, это моя работа – помогать людям.

— Я думала, что не выдержу всего этого… но теперь, у меня просто нет выбора – придется заняться тем же чем занимались мои отец с дедом, - вздохнула клиентка. - Вас не смущает что теперь я, по сути, должна буду стать вашим конкурентом?

— Нисколько, - усмехнулась я. – Людей, которым требуется поддержка, гораздо больше чем нас - на всех хватит.

— А как же мои методы?

— Разве так важно, как именно вы будете помогать людям, если они будут уходить от вас счастливыми?

— Пожалуй, что нет, – ответила Майя и откатилась назад. – Теперь мне предстоит многому научиться…

Попрощавшись с девушкой, я вернулась обратно и подошла к окну – что-то во всей этой истории меня смущало, но что именно оставалось загадкой. Не слишком ли благосклонно отнесся к Майе преследующий ее Дух? Почему он так быстро согласился с доводами? Догадка осенила меня в тот самый момент, когда я прокручивала в голове условия, которые выставил Проводник – он даже не упомянул о необходимости родить мальчика, как того требовали традиции. Уж не потому ли он тогда пришел на зов пьяной девчонки, что знал – ей не выполнить завещания деда, поскольку авария, приковавшая ее к инвалидному креслу, также сделала ее бесплодной…

Показать полностью
69

«В постели с ведьмой» Записки психолога, часть 7

Ранним утром, до того, как я начала принимать посетителей, в приемную вошел молодой мужчина. Про таких говорят «на нем не было лица» - бедняга затравленно озирался, будто знал, что за ним следят. Судя по грязи на его туфлях и тяжелому дыханию – он пробежал довольно приличное расстояние прежде чем добрался до меня.

— Зд… здравствуйте, - начал он. – Вы – Князева Виктория Сергеевна, психолог?

— Да, это я – чем могу быть полезна?

— У меня очень серьезная ситуация! Вы можете меня принять?

— Сейчас?

— Угу, - выдохнул он.

— Сейчас посмотрим… - ответила я, заглядывая в журнал, хотя прекрасно знала, что ближайшая запись стояла на полдень. Прежде чем браться за дело, мне хотелось присмотреться к незнакомцу.

В глаза сразу бросилась татуировка скорпиона чуть ниже плеча с раскрытыми клешнями позади которого изображены три горы. Короткая стрижка, мозолистые руки, загорелая кожа, римский профиль – он мне кого-то напоминал, но никак не могла вспомнить кого именно. Заметив мой испытующий взгляд, мужчина хмыкнул и повернулся чтобы уйти, но я остановила его.

— У меня есть время - проходите в кабинет, пожалуйста.

— Спасибо! – искренне произнес он и направился вслед за мной.

— Выпьете что-нибудь?

— Минеральной воды, если можно.

— Вот, пожалуйста. – я протянула стакан и, дождавшись пока он утолит жажду, сказала. – Слушаю вас.

— Вы когда-нибудь видели ее? – неожиданно спросил он, показывая фотографию на смартфоне.

— Нет, первый раз вижу, - честно ответила я, глядя на стройную черноволосую девушку лет тридцати-тридцати пяти.

— Отлично! – с облегчением произнес мужчина и, откинувшись в кресле продолжил. – Александр Сергеевич Веснин - так меня зовут. Все началось, когда я вернулся со службы - сначала от рака умерла мать, отец от горя спился и вскоре скончался от инфаркта, оставив меня сиротой. Без нормальной работы, в одиночестве, я бы кончил точно так же, как и он, запираясь в нашей коммуналке и напиваясь до беспамятства, если бы не один случай. Это был декабрь две тысячи пятого - я выбрался на улицу чтобы сходить за выпивкой - голова болела зверски. На площадке перед магазином прямо на моих глазах двое подонков накинулись на девушку, повалили на землю и попытались отобрать сумочку. А она нет чтобы отдать – вцепилась в ручки изо всех сил, и они начали бить ее куда попало. Одному я проломил голову о ближайший столб, второй сбежал. Зашел в магазин и вызвал скорую – девчонка лежала без сознания и у нее явно была сломана пара ребер. Через пару дней мне позвонили и сказали, что она очнулась – я на всякий случай оставил свой номер. Я работал охранником в заведении как раз напротив больницы, ну и решил зайти, узнать, как она.

Оказалось, что ее зовут Анастасия, она совсем недавно приехала в город, и в этой сумочке были все ее деньги и документы. Врачи сказали, что выпишут не раньше, чем через три недели, а потом ее ждет еще полгода реабилитации. Не знаю почему, но я пришел к ней и на следующий день.

Мы подолгу беседовали на самые разные темы. Она старалась избегать вопросов о том откуда она родом, и кто ее родители, а я и не настаивал. Приносил ей те немногие книги, что остались в доме и отдал свой CD-плеер. А однажды, стоя перед зеркалом в ванной с бритвой в руках, понял, что уже забыл, когда в последний раз прикладывался к бутылке. А потом, когда Настя покинула больницу выяснилось, что ей банально некуда идти и я предложил ей остаться у меня…

Сказать, что мы жили, душа в душу - значит ничего не сказать. Она всегда поддерживала меня, когда становилось тяжело. Надоумила открыть бизнес – я подтянул старых армейских друзей, нашел первых клиентов и дело пошло. Через шесть лет Настя забеременела и мы, наконец, расписались. Родилась дочка, назвали Лизой – первый год прошел непросто, но потом мы привыкли. Пару лет назад начались проблемы с конкурентами, но благодаря жене, которая к тому времени стала неплохим юристом, они разрешились сами собой. Я стал приличным семьянином и, честно говоря, даже и не думал об иной жизни пока все снова не изменил случай.

Мою фирму попросили участвовать в охране крупного церковного мероприятия в одном из монастырей в области. Я лично поехал осмотреть место и условия работы, но стоило ступить в центральный храм, как по голове словно кувалдой стукнули. Пришел в себя только на следующий день, ребята сказали, что местные уже отпевать собрались, когда мне вдруг стало лучше. В общем, вышел я из кельи и отправился в ближайшую поликлинику, там посмотрели и сказали, что это обычное переутомление и посоветовали вернуться домой.

Пока ехал, в голову начали приходить какие-то обрывки мыслей, все казалось, как будто в тумане. Но самое ужасное началось, когда я вошел в квартиру и увидел жену и дочь. Они выглядели совсем другими, все вокруг стало другим – так, будто я никогда не жил в этом месте. Телевизор висел ниже чем раньше, на полках стояли книги с черным переплетом, дочь бегала вокруг, радуясь моему возвращению, но я не чувствовал ничего кроме раздражения от ее гомона. А жена просто стояла посреди комнаты и не спускала с меня глаз. И тут я осознал, что совершенно не знаю ее – абсолютно чужой человек находился напротив и грустно улыбался. «Это, наверное, стресс», - подумалось мне.

Сначала решил прилечь отдохнуть, а когда проснулся, понял, что лучше не стало. Настя приготовила ужин, но я к нему даже не притронулся, сказав, что не голоден. Я не мог понять, как многие годы с радостью ел эту гадость, как просил добавки, как говорил супруге что она великолепно готовит! Лиза просила, чтобы почитал ей перед сном, но мне совершенно не хотелось делать этого. Не из-за лени, а потому что я испытывал ужас от одной мысли что эта девочка – моя дочь! Дождавшись на балконе, пока она перестанет плакать и заснет, я перебрался на кровать и спустя минут пятнадцать увидел полуобнаженную жену. Она сказала, что знает, как поднять мне настроение…

Единственное мое воспоминание, которое в точности совпало с реальностью, было о том, как хороша Настя в сексе. Она очень старалась доставить мне удовольствие всеми мыслимыми способами, но я не испытывал ничего похожего на те чувства что были раньше. Наслаждение? Да! Любовь? Нет! Она сидела на мне сверху, а в голове одна за другой проносились мысли о том, что все мои решения за последние десять лет были словно нашептаны кем-то. Я жил как в тумане и совершал поступки, смысла в которых абсолютно не понимал. А потом мы с Настей встретились глазами, и меня осенило – это была она! Она во всем виновата! Она что-то сделала со мной, превратила в человека, которым никогда не хотел становится! Я сбросил ее с себя и вскочив бросился к комоду, на котором стояла пачка книг, совершенно не обращая внимания на недоуменные возгласы жены. Одна из них оказалась о травах, вторая – про какие-то языческие обряды.

«Ведьма! Эта тварь меня околдовала!» - вот о чем я тогда подумал. Видимо, оказавшись в храме, я как-то снял с себя эту мерзость и снова вернулся к нормальному состоянию. Вы бы слышали, как я на нее кричал… Обвинил ее во всех грехах, сказал, что она не имела права так поступать, даже хотел ударить - закончить то, что начали те двое парней у магазина, но сдержался. Схватил ключи и выбежал из квартиры.

Прошло два месяца, Настя много раз пыталась позвонить мне, но я каждый раз сбрасывал. Фирму оставил ей, потому что совершенно не знал, как мне с ней управляться в таком состоянии. Жил все это время на даче, вернувшись к выпивке и бессмысленному прожиганию жизни. Забавно, что мне пришло в голову именно это слово, учитывая, что на прошлой неделе весь дом сгорел из-за того, что я не потушил сигарету. Это наверняка Настя мне мстила, так что я решил вернуться и решить проблему раз и навсегда. И что вы думаете? Оказалось, что квартира заперта и ни жены, ни дочери там нет. На территорию фирмы меня не пустили собственные работники – сказали, что я уже давно уволен и единственным хозяином является моя «дорогая» супруга. В отчаянии, я отправился в ближайшую церковь спросить совета, а по итогу чуть не попал в руки к психиатру, которому меня сдал священник, услышавший, что я хочу знать, как бороться с ведьмами. Пришлось соврать, что я - журналист, ведущий расследование для одного журналов, посвященных мистицизму. Чуть позже, когда Настя начала мерещиться мне на каждом шагу, я даже пожалел об этом, но потом вспомнил что один из друзей упоминал о специалисте, который помог ему решить личные проблемы… Вот так я и попал к вам.

Я с интересом слушала наполненную эмоциями историю Александра, походу составляя список вопросов, с которых следовало начать терапию. Мне уже приходилось встречаться с людьми, истово верящим в то, что столкнулись с потусторонним миром и чаще всего, это касалось или видений из прошлого, или общению с духами умерших, однако этот случай явно выходил за рамки. Поэтому, я решила действовать осторожно, чтобы не подтолкнуть, и так стоящего на краю человека, к чему-то непоправимому.

— Скажите, Александр Сергеевич – чего вы хотите на данный момент? Отомстить? Наладить новую жизнь? Или, может быть, вернуть старую?

— Не знаю, - не задумываясь произнес он так, будто уже размышлял на эту тему. – Я просто плыву по течению.

— Тогда давайте попытаемся вернуться к вашему рассказу и прояснить несколько моментов. Ответьте, вы действительно не замечали, что супруга увлекается эзотерикой и мистицизмом?

— У нас в доме всегда сушились какие-то травы, но и все. Хотя, скорее всего я просто не замечал остальное из-за влияния приворота, или как там это называется.

— Допустим. Может быть есть что-нибудь еще, указывающее на то, что ваша супруга – колдунья?

— Да вроде нет, - после недолгих размышлений, ответил клиент. – Но она совершенно точно ведьма, иначе как можно объяснить, что я не могу вспомнить почему принимал то или иное решение, хотя прекрасно помню, как Настя высказывала свое мнение по поводу каждого такого случая.

— А вы не напомните мне, кем работала на фирме ваша супруга?

— Юристом.

— А разве не задача юриста – консультировать руководителя касательно большинства вопросов?

— Да, наверное.

— То же касается и семейной жизни – одна из задач состоящих в браке людей, делиться своим видением в каждой конкретной ситуации, вы согласны с этим утверждением?

— Что вы хотите сказать - что я совсем тронулся головой? Вы ее защищаете? – тут его голос опустился почти до шепота. – А может вы тоже под ее воздействием?!

— Будь это так, я бы подсыпала в ваш стакан с водой снотворное, - постаравшись не менять бесстрастного выражения лица, ответила я. – Так что, можете быть спокойны.

— Хорошо, но мне все еще не понятны ваши слова

— Я лишь пытаюсь логически обосновать ваше решение обвинить супругу в колдовстве, опираясь на ваш же рассказ. Итак, мы выяснили что в ее обязанности входило консультирование вас как по деловым, так и по личным вопросам, правильно?

— Угу, - нахмурившись пробурчал клиент.

— Теперь давайте вернемся к вашему рассказу – на момент встречи с Анастасией вы являлись человеком с довольно скромным достатком, не так давно перенесшим смерть родителей, и к тому же страдающим алкоголизмом. Если она действительно являлась ведьмой, то ответьте мне на вопрос – зачем ей очаровывать такого человека как вы, в то время как в городе имелись тысячи гораздо более выгодных с точки зрения достатка мужчин?

— Понятия не имею, - на лице Александра появилось озадаченное выражение.

— И теперь самое главное – когда вы позвонили в скорую, чтобы спасти Анастасию, она уже находилась без сознания. Верно?

— Да.

— Значит тот факт, что вы несколько дней спустя впервые отправились проведать ее в больнице, говорит о том, что это решение вы приняли абсолютно самостоятельно.

— Вы правы - я не знаю почему сделал это, но точно не по чьей-то указке.

— А теперь вспомните: с какой теплотой вы говорили о тех днях, когда вы навещали ее в палате, как приносили книги и давали слушать свою любимую музыку.

— Это было прекрасное время и, хотя порой нам действительно было тяжело, мы как-то справлялись… И все же, почему тогда мне стало плохо в храме?

— Может быть это просто совпадение? Стояла жаркая погода, вы долго ехали на машине, сказалось былое пристрастие к алкоголю и курению, отсюда и проблемы. Кто знает, что творится с вашим организмом – вы ведь уже не мальчик…

— Ох ты ж…! До меня только что дошло – мы ведь крестили Лизу, и Настя тогда была вместе со мной, - мужчина схватился за голову. – И ничего с ней не стало, никакого черного пламени и всего такого.

— И последнее, вы говорите, что сходили в поликлинику после того случая – вам назначили какие-нибудь анализы или процедуры.

— Да нет, ничего такого – просто глянули, посветили в глаза и сказали, что это стресс.

— Тогда вот вам информация – при сотрясении мозга вполне может нарушится восприятие реальности – вещи начнут казаться не такими, какими вы привыкли их видеть. Прибавьте к этому частичную потерю памяти, эмоциональную нестабильность и вы получите до боли знакомую картину…

— Господи, что же я натворил! – горько произнес Александр, по небритым щекам которого потекли слезы.

— Да, вы практически разрушили собственную жизнь, - сказала я и с чувством добавила. - Но есть кое-что, во что вы все еще можете верить!

— Что?! Скажите мне!

— В любовь, Александр, - мягко ответила я. – В любовь Анастасии, которую она пронесла через все эти годы.

— Как я могу верить, когда сам же и растоптал ее?

— Вы столько лет прожили вместе, и также вместе прошли через множество неурядиц – поверьте, эти чувства так просто не умирают. Вы должны встретиться с женой и все ей рассказать, но перед этим обязательно обратитесь к врачу и пройдите обследование.

— Я займусь этим сейчас же, - он аж вскочил с места. – Виктория Сергеевна, даже не знаю, как вас благодарить!

— Начните с того, что помиритесь со своей второй половинкой, - широко улыбнувшись, ответила я.

Показать полностью
59

«Как непросто быть левшой» Записки психолога, часть 6

Весь день лил дождь, причем такой, что многие клиенты сочли нужным позвонить и отменить запись. Исключение составил высокий сутулый мужчина в черной куртке, под которой оказалась клетчатая рубашка с закатанными до локтей рукавами. На его поясе висел старомодный чехол для телефона, какие мне уже давно не приходилось видеть.

— Здравствуйте, Виктория Сергеевна, - у него оказался довольно приятный голос. - У меня запись на семнадцать часов.

— Проходите, Игорь Андреевич, - улыбнувшись, ответила я, показывая рукой в сторону кабинета.

Пока он пил чай и устраивался в кресле, мне бросились в глаза его руки – бледные, с длинными, как у пианиста пальцами и коротко стриженными ногтями. Красные уставшие глаза с интересом осматривали окружающую обстановку, то и дело останавливаясь на расположенных за моей спиной картинах. Он молчал около пяти минут, прежде чем собрался с мыслями и начал свой рассказ.

— Все началось примерно месяц назад, когда к нам в офис пришла на работу новенькая. Молодая девушка, лет двадцати пяти, опыта нет – только с института. Как обычно, ее препоручили мне, чтобы научил азам работы с программами, распорядку дня и все остальному. Я посадил ее на рабочее место, начал показывать, что к чему, потом дал пачку документов, чтобы она могла попробовать внести их самостоятельно, и ушел к себе. Приходил каждые минут пятнадцать проверить как она справляется – получалось довольно неплохо для человека, который раньше и слыхом не слыхивал о таких вещах как накладная или счет-фактура. Однако, ближе к обеду, я начал замечать, что скорость ее работы немного снизилась. Катя начала медленнее нажимать на кнопки, а движения курсора стали какими-то дерганными, но прежде чем мне удалось поинтересоваться в чем причина ей кто-то позвонил. Она взяла телефон левой рукой и приложила к левому уху, отделалась от собеседника парочкой дежурных фраз и положила трубку на прежнее место – слева от стопки с бумагами.

— Катя, а ты случаем не левша?

— Да, а что?

— Тебе, наверное, не очень удобно работать, учитывая, что мышь настроена для правши?

— Да нет, все в порядке – я прекрасно умею все делать правой рукой, - заверила она, выдав безмятежную улыбку.

— Хорошо.

Я на некоторое время отвлекся от ученицы, погрузившись в текущие дела, но этот вопрос продолжал не давать мне покоя. Спустя пару часов, когда сотрудники отправились на перекур, мне удалось выкроить немного времени и посмотреть, как идут дела у новенькой – она ввела около сотни документов, а до конца дня оставалось всего три часа. Чтобы вы понимали – у меня на ввод такого количества ушло бы втрое меньше времени. Конечно, следовало принять во внимание что это первый рабочий день, но факт есть факт - девушка плохо справлялась с поставленной задачей.

Поскольку это был первый левша в нашем офисе за многие годы, я решил, что стоит понаблюдать и, по возможности, создать ученице комфортные условия для работы. Первой проблемой стала стена, расположенная слева от рабочего места – девушке оказалось неудобно брать неотработанные документы из пачки, поскольку не хватало места для локтя. Каждый отработанный документ подлежал маркировке – для этого у нас имелся специальный нумератор, которым нужно было ставить печать в нижнем правом углу страницы. Для того чтобы осуществить такую операцию, новенькой приходилось делать все правой рукой, во многом из-за ограниченного пространства на столе, и после сотни документов, многие из которых состояли из десятков страниц, ставить номера ей становилось все труднее и труднее. Дошло до того, что начальник сделал ей замечание – из-за недостаточного нажима номер стал очень бледным. И при всем этом, Катя еще дважды отказывалась от моего предложения переназначить ей кнопки на мыши и переставить ее слева от клавиатуры. В конце рабочего дня, когда все уже разошлись, мы с руководителем остались вдвоем.

— Ну как тебе новенькая?

— Сложно сказать, - честно ответил я. – Она сможет работать с клиентами: улыбается, вежливо говорит, опрятная. Но с другой стороны, ей сложно работать на компьютере и вводить документы.

— Она просто еще не привыкла, притрется.

— Я думаю, что дело не в этом.

— А чем же?

— Она – левша, так что ей просто неудобно работать конкретно за этим местом. Она за день ввела всего полторы сотни документов…

— Не особо хороший показатель.

— Вот именно, - согласился и начал излагать идею как решить эту проблему. - Нужно поменять ее местами с Ольгой Викторовной и немного сдвинуть стол, чтобы у нее слева было больше места для документов. Ну и конечно переставить оборудование.

— Ладно, завтра она доработает как есть, а когда вернешься, попробуем сделать перестановку.

Порешив на этом, мы разошлись по домам. На следующий день у меня по плану стоял выезд к клиенту, на которого, по итогу, ушел целый день, а вернувшись в офис, я не застал там новенькую – оказывается ее уже уволили. «Одной проблемой меньше» - было моей первой мыслью, однако при первой же встрече с руководством, все же попытался узнать в чем собственного говоря причина. Ей оказалось – «недостаточное понимание финансового смысла документов», а еще дополнительные сложности в работе. Под этой фразой, как я понял, скрывалось не желание подстраиваться под особенности сотрудника и менять расположение рабочих мест в нашем небольшом помещении.

И с тех самых пор меня продолжают снедать мысли об этом. Человека уволили из-за того, что он левша? И это при том что наш руководитель сам левша, которого в детстве приучили все делать правой рукой! Я полистал интернет и наткнулся на подобные случаи, в том числе в нашем городе. Мы во всеуслышание заявляем, что у нас не увольняют людей по религиозному признаку, что женщины имеют те же права, что и мужчины, а для представителей нацменьшинств даже открывают школы с обучением на родном языке – но при этом общество игнорирует права и потребности почти пятнадцати процентов населения, являющихся левшами.

— И тут вы начали замечать все что связано с этой темой? – догадалась я.

— Все верно, - кивнул мужчина и продолжил свою тираду, распаляясь с каждым словом. – Вы представляете, как вообще тяжело живется левшам в мире праворуких людей? Они приходят в банк, где пытаются подписать документы – но ручка стоит справа и не дотягивается до них. А турникет в метро? А ножницы, которыми приходится резать, не глядя? Вспомните линейки и рулетки, созданные только для праворуких? Я был в шоке, когда узнал, что в наших школах до сих пор некоторые учителя насильственно заставляют детей писать правой рукой, хотя на это есть многолетний запрет!

— Конечно, узнав все это, вы решили поделиться с друзьями?

— Знаете, что они сказали?! «Да не заморачивайся ты так - на свете много левшей и, если бы им жилось плохо, они бы что-нибудь сделали», – подражая чей-то манере говорить, сиплым голосом ответил Игорь. – Они слушали меня, но не слышали. Понимаете?

— Понимаю, - успокаивающим тоном произнесла я. – Это серьезная проблема, с которой уже давно пытается справится современное общество и замечательно, что вас это беспокоит. Вопрос в том, что эта озабоченность мешает вам в повседневной жизни – вы начали винить друзей и близких в черствости, а работодателя в притеснении нового сотрудника. Поэтому и пришли сюда за помощью…

— Угу, - понурив голову сказал мужчина.

— Вы знаете как много людей в мире страдают от голода? – неожиданно спросила я и сама же ответила. - Девятьсот пятьдесят миллионов. А что от недоедания ежегодно умирает шесть миллионов детей…? Что вы чувствуете по этому поводу?

— Ничего, - едва слышно проговорил он.

— Это потому, что вы не столкнулись с этим лично, точно так же, как ваши друзья, которым не довелось увидеть, как мучилась Катя, пытаясь делать работу левой рукой. А что насчет вашего начальника – неужели вы думаете, что он стал бы увольнять человека просто из-за нежелания перенести компьютер от одного стола до другого? Вы же сами рассказывали, о том, что ученица абсолютно не понимала, чем один документ отличается от другого и что ее уволили в первую очередь из-за этого. Может быть так оно и есть?

— Возможно вы и правы… Зря я начал грубить окружающим.

— Но у вас еще есть возможность исправить положение, - с выражением произнесла я. – Воспользуйтесь ей.

— Да, надо будет собраться всем вместе, а еще извинится перед шефом – скажу, что мало спал в последнее время.

— А что насчет левшей? Может быть вам под силу сделать что-то и для них, при этом не ломая собственные отношения с людьми?

— Можно попытаться, - он озадаченно нахмурился. – Знаете, у нас в России почти нет мест где эти люди могли бы пообщаться, поделиться своими историями и помочь друг другу. Я вполне мог бы на досуге сделать для этого какой-нибудь сайт – благо знаний хватает.

— Звучит довольно неплохо, - одобрительно кивнула я. – Если нужна будет помощь – вы знаете где меня найти.

— Конечно, - проговорил он. – Спасибо, что вытащили меня из угла, в который я сам себя загнал…

Показать полностью
49

«Две женщины и ангел» Записки психолога, часть 5

Начало истории здесь: https://pikabu.ru/story/v_moem_dome_zavelsya_prizrak_zapiski...


Прошло полтора месяца, прежде чем Ирина позвонила мне и договорилась о приеме. Как и в прошлый раз, она пришла ближе к вечеру, когда над городом уже успели сгуститься сумерки. В отличие от предыдущего визита, она выглядела гораздо лучше – никаких мешков под глазами и нервных покачиваний на стуле. Даже одежда подчеркивала настроение хозяйки: ярко-алое пальто, полусапожки на шпильке и юбка с довольно смелым вырезом.

— Добрый вечер, Виктория Сергеевна, - произнесла она, входя в приемную.

— Добрый, Ирина Николаевна, - приветливо улыбнувшись, ответила я. - Проходите, пожалуйста. Будете что-нибудь?

— Кружечку кофе, если можно. У вас очень холодно в последние дни.

— У нас всегда так в это время года, - я передала клиентке кружку с ароматным напитком и села напротив. – Мне кажется, или для вас этот месяц прошел довольно неплохо?

— Сложно сказать, - выражение безмятежности мгновенно слетело с ее лица. – Весь путь обратно в Ригу я размышляла о нашем разговоре, убеждая себя в том, что все будет хорошо. Вернувшись, первым делом забрала кота у соседей, и он тут же начал шипеть на пустоту, чем подтвердил присутствие сами знаете кого. Отправившись на кухню, я открыла початую бутылку коньяка, и встала только после того, как показалось дно. И знаете, что произошло дальше? Я просто ввалилась в спальню и выпалила: «Спасибо! До завтра!», - после чего упала на кровать и отрубилась.

Утром на тумбочке меня ждала оставленная давным-давно упаковка алказельцера. Помянув ангела добрым словом, я встала и отправилась по привычному маршруту: душ, завтрак, гардероб. Наливая кофе, мне пришла в голову мысль поделиться с новым соседом. Вот так у нас появилась новая традиция – каждый день, перед уходом, я оставляла на столе кружку с напитком, а вернувшись, выливала ее содержимое в раковину.

Моя жизнь окончательно стабилизировалась: на фирме дела шли лучше некуда, матери успешно сделали операцию, а еще, я начала встречаться с коллегой по работе. Забавно, но раньше я как будто не замечала знаков его внимания, а зря – он оказался довольно неплохим парнем. Я долго не решалась привести его к себе, но по итогу, он сам пришел, под предлогом, что хотел привезти документы и мне ничего не оставалось, кроме как пригласить его на чашку чая. И каково было мое удивление, когда он позвонил на следующий день и предложил подвезти до офиса…

— И вы подумали, что он прошел «проверку»?

— Что-то вроде этого, - кивнула Ирина и ненадолго замолчала. – Но стоило мне обрадоваться, как все пошло под откос…

Это случилось три недели назад – ночью ко мне в дверь застучали. Это оказалась моя лучшая подруга – Лика: вся мокрая, грязная, со здоровенным синяком на щеке и в разорванном платье. Как выяснилось, муж заподозрил ее в измене и, не сочтя оправдания искренними, дошел до рукоприкладства. Этот ленивый урод заставлял ее вкалывать на двух работах, а сам все время сидел дома. Мы с подругами давно говорили Лике, что хватит это сносить, тем более что детей у них не было, как и любых других обязательств – но она все терпела и терпела…

Я отвезла ее в больницу где ей оказали помощь и заодно засвидетельствовали побои. На следующий вечер договорилась с двумя парнями с работы, и мы вместе заехали к ней на квартиру забрать вещи. Муж пытался возражать, но я пригрозила ему что вызову полицию, и он не стал мешать. Так Лика поселилась у меня.

Первое время, она отходила от произошедшего, но потом очень быстро нашла новую работу в нашем районе, починила разбитый мстительным мужем автомобиль и даже завела нового ухажера. Она расцветала буквально на глазах, и приятно, что это во многом, оказалась моя заслуга. Было весело жить вместе - как в старые добрые времена, когда мы занимали одну комнату в студенческом общежитии…

— Но что-то пошло не так?

— Руководство компании довело до сотрудников информацию о грядущем сокращении штата, и моя фамилия оказалась в списке. Это было как гром среди ясного неба! Дальше хуже – коллегу, с которым у меня завязались отношения, собрались переводить в другой город. Стал выбор: или увольняться или переезжать, мы с Олегом много говорили об этом, но в итоге он сказал, что уже принял решение о переезде и ушел с каменным лицом. Его сложно за это судить - на кону стояла отличная карьера.

Мир как будто перевернулся, чем совершенно выбил меня из колеи. Я лежала на кровати не в силах встать – может тому причиной простуда, подцепленная неизвестно где, или просто накопившийся стресс - не знаю. Но тут вернулась со свидания Лика и начала рассказывать о том, как все замечательно прошло… и в этот момент до меня дошло в чем кроется причина всех моих бед. Это было как наваждение - я вскочила и начала кричать, ругаться, обвинять подругу во всех смертных грехах. Все закончилось тем, что я выгнала ее прочь – одну, с тремя сумками, посреди ночи…

— А наутро вы поняли, что натворили.

— Я металась по квартире пытаясь привести в порядок мысли и понять, что делать дальше. Потом начала звонить Лике, но у нее был выключен телефон. Попыталась найти ее через общих знакомых – бесполезно. Но самое ужасное было впереди – в голове пролетела мысль: «Да какая разница – мое счастье важнее чем ее». После этого мне было противно смотреть в зеркало...

И все же, отсутствие Лике помогло – на следующий день позвонили из центрального офиса и сообщили что меня не то что сокращают, а даже наоборот, повышают до руководителя филиала. А вечером пришел Олег и сообщил что передумал, что лучше найдет другую работу чем упустит шанс быть со мной. Он признался мне в любви, потом спальня, кровать, поцелуи, ну и все остальное.

— И все же, несмотря на это, вы пришли ко мне, - тихо произнесла я.

— Меня замучила совесть, - честно призналась она. – Мы с Ликой через столько вместе прошли, она не раз меня выручала, поддерживала в трудные минуты, а я поступила с ней как свинья.

— Но при этом вы прекратили все попытки найти ее и, хотя бы, извиниться.

— Потому что я боюсь, - ответила Ирина, спрятав лицо в ладонях. - Боюсь, что все опять станет плохо.

— А вы не задумывались каков предел сил у той сущности, на которую вы возлагаете столько надежд? Зачем она поселилась в вашей квартире? Какие цели преследует?

— Вы же сами назвали его ангелом – а они должны оберегать и поддерживать.

— Допустим, - я чуть пододвинулась вперед, в точности скопировав движение собеседницы. – И как вы думаете - ангел стал бы исполнять эту задачу, после того, что вы сделали с лучшей подругой?

— Нет, - клиентка едва сдерживала слезы.

— Тогда как вы объясните то, что на следующий день после этого инцидента, к вам вернулся мужчина и дали новую работу?

— Н… не знаю.

— И второе. Раньше, сущность в которую вы верите, ограничивалась в действиях одним домом: решала проблемы с ворами, шумными соседями, человеком, который хотел вас изнасиловать, - произнесла я. - Помните?

— Вы хотите сказать, что все эти проблемы на работе случились просто так, а не потому что Он не досмотрел за мной?

— Факты говорят сами за себя, - я развела руками. – Поймите, каждый человек – эгоист, в том, что касается его собственного счастья. И нам порой хочется переложить ответственность за происходящее на других людей, обстоятельства или высшие силы – но правда в том, что мы сами творим свою судьбу. Подумайте над этим.

— Как же я ошиблась… - после долгого молчания произнесла Ирина, по щекам которой покатились слезы. – Жаль, что уже ничего не исправить.

— Вы должны хотя бы попытаться.

— Не уверена, что смогу.

— Вы непременно найдете Лику, если хорошо постараетесь, - ободряюще сказала я.

— Но что мне ей сказать?

— Скажите правду – что были подавлены из-за болезни, потери работы и любимого мужчины. Что ее беспечность и счастье вывели вас из себя, и вы не ведали что говорите. Попросите у нее прощения.

— Что же, попробую, - окончательно успокоившись, промолвила клиентка. - И буду надеяться, что смогу восстановить хотя бы часть от наших прежних отношений.

— В таком случае, я могу лишь пожелать вам удачи.

Показать полностью
65

«В моем доме завелся призрак!» Записки психолога, часть 4

Сидевшая в приемной женщина явно спешила, судя по тому как она поглядывала на часы, а также по стоящему рядом большому чемодану. Пока я прощалась с предыдущим клиентом, то успела рассмотреть ее в деталях. Короткие темно-рыжие волосы обрамляли осунувшееся лицо, казавшееся еще бледнее из-за бежевого делового костюма. Судя по кругам под глазами и напряженной позе, она явно недосыпала в последнее время. Но что самое интересное – я где-то уже видела эту бизнес-леди.

— Здравствуйте, Виктория Сергеевна, - произнесла она вставая с кресла. – Извините что без записи, я знаю, что у вас большая очередь, но не могли бы вы принять меня?

— Вы уже бывали здесь раньше, верно?

— Да, одна из моих подруг приходила к вам на консультацию, - женщина назвала фамилию, и я тут же вспомнила о ком идет речь, - а я ее провожала.

— Вспомнила, - порой люди боятся приходить к психологу одни и берут с собой для храбрости кого-то из близких. Они обычно ждут в приемной или уходят, как только клиент входит в кабинет. – На вечер у меня нет посетителей, так что я приму вас, проходите, пожалуйста.

— Меня зовут Ирина - я здесь в командировке, сама живу в Риге, - начала она. - Мне тридцать пять, вроде бы все есть – приличная должность в фармацевтической фирме, большая квартира, машина, пара хороших подруг, - но все же кое-чего не хватает. Я про стабильные отношения с мужчинами.

— Вот, пожалуйста, - клиентка очень сильно нервничала, постоянно оборачивалась и не выпускала из рук телефон, так что я решила немного отвлечь ее чаем.

— Спасибо, - она сделала небольшой глоток и продолжила. – Поначалу мне хватало мимолетных свиданий – карьера шла в гору, и не хотелось бросать ее на полпути. Но где-то два года назад, я начала подмечать некоторые странности в поведении мужчин. Первое свидание – все в порядке, второе – то же самое, но как только дело доходит до посещения моего дома, то все – это конец. И не важно, чем мы там занимаемся: сексом, смотрим фильм пока на улице идет дождь, или просто пьем кофе на кухне. Результат всегда один – расставание. Причем они никогда ничего не говорят, просто рвут все контакты и добавляют в черные списки - так что я даже не могу узнать, что в чем проблема.

— Должно быть вы начали заниматься самокопанием.

— Еще бы! – усмехнулась она, - Везде пишут, что мужчины боятся сильных и независимых женщин, а если они еще и больше их зарабатывают, то вообще пиши пропало. Так что я перестала упоминать о своей работе, а на все вопросы отвечала, что у меня богатые родители.

— Но результат оказался тот же.

— Вот-вот, - Ирина взяла небольшую паузу. – А потом началось все остальное, месяца четыре назад моих соседей обокрали – вынесли буквально все. Воров поймали при попытке сбыть награбленное, один из их оказался консьержем в нашем доме. Я была в полиции в качестве свидетеля, и там сказали, что на вопрос: «Почему они не ограбили мою квартиру», - те заявили, что слышали из-за двери звуки, как будто там кто-то был. Естественно, никого в дома в тот вечер не было, так что я просто отмахнулась от этого - мало ли что могли наговорить эти бандиты.

Вслед за этим к соседям сверху вернулся сын, которого терпеть не мог весь подъезд – парень вечно включал громкую музыку, водил шумные компании и всячески нарушал общественный порядок. В первую же ночь я едва уснула из-за грохота и криков вызванной кем-то полиции. А затем все стихло – парень вообще перестал появляться на людях, а однажды, когда я встретила его выходя из квартиры, он шарахнулся так, что едва не упал с лестницы. «Может он решил, что это я позвонила в полицию»? Не прошло и пары месяцев как он окончательно съехал куда-то и больше я его не видела.

Дальше хуже – живущие рядом животные начали вести себя неадекватно. Голуби, вечно использующие мой балкон в качестве лотка, исчезли, а соседская псина перестала выть по ночам. В довершении всего подруги подарили мне кота – «Мужика не нашла, так хоть кота заведи». Первое, что сделало несчастное животное, попав ко мне в дом – это зашипело на что-то находящееся в спальне и убежало на кухню. Мой прошлый ушастый питомец вечно валялся на кровати, и я постоянно мучилась, убирая его шерсть отовсюду. А тут ничего – котенок боялся даже заглянуть в комнату, ел что дают и даже справлял нужду куда нужно, хотя его к этому никто не приучал. Стоило мне попытаться взять его на руки и отнести на диван, как он начинал орать как резаный, кусаться и царапаться. Снова попав на пол, он изгибал спину и шипел на пустоту, после чего убегал обратно на кухню.

— Хм, довольно необычно.

— Кульминацией всего этого стал один неприятный случай - я познакомилась с интересным молодым человеком, с предыдущей работы, - усталым голосом сказала клиентка. - Я сомневалась стоит ли мне начинать с ним отношения, но он решил все за меня. Он добавил что-то в мой коктейль, когда мы сидели в кафе напротив моего дома, после чего все было как в тумане. Мы поднялись наверх, он полез целоваться - я и не успела даже пикнуть, как оказалась на кровати без одежды. Я очень хорошо помню его лицо, с улыбочкой дорвавшегося до сладкого самца, которое в один момент исказилось так, будто он увидел что-то страшное. Он дико завопил и слетел с кровати, схватил разбросанную одежду и выбежал из квартиры.

— А что вы?

— Я еще пару часов лежала пластом, пытаясь прийти в себя, после чего еще раз осмотрела спальню, но так и не нашла ничего, что могло произвести такой эффект. И тогда я задумалась…

— И сделали вывод что у вас завелся призрак?

— Призрак, полтергейст, привидение или что-то в этом роде. Я ведь не психопатка, вы поймите – я не вижу духов, не занимаюсь черной магией, не варю зелья в котле ночью посреди леса и все такое, но то что произошло, явно выходит за рамки нормальности.

— В церковь вы не пошли, как я понимаю?

— Просто побоялась - не хотелось, чтобы обо всем этом стало известно вокруг. Поэтому я ничего не сказала подругам, не стала обращаться к экстрасенсам и им подобным. Но и ничего не делать не могла – после того случая ложиться в спальне мне было страшно, так что я переехала к коту на кухню. Потом подвернулась командировка, но и здесь, в Петербурге, нормально поспать не получилось – кажется, будто кто-то все время наблюдает за мной. А потом я вспомнила про вас и решила зайти перед отбытием…

— Скажите, у вас есть старший брат?

— Что, простите? – она явно не ожидала такого вопроса.

— У вас есть старший брат?

— Да, есть – даже два.

— Как они относились к парням, которые ухаживали за вами в старшей школе?

— Честно говоря - изводили как могли, - ответила Ирина.

— А если бы они узнали, что кто-то из этих парней захотел бы вас изнасиловать?

— Боюсь даже представить… - пробормотала она. – Вы хотите сказать, что этот призрак ведет себя так, словно он мой старший брат?

— Сами посудите – за все это время он не сделал вам ничего плохого и даже наоборот: убрал голубей с балкона, утихомирил соседа, даже спас квартиру от воров.

— Я не думала об этом с такой стороны, - озадаченно произнесла клиентка. – И все же, будет страшно опять возвращаться в квартиру.

— Если вас смущает слово призрак, то замените его, например, на ангела-хранителя – полагаю, так будет легче воспринимать эту сущность.

— Думаю да, - призадумавшись ответила женщина. – Попробую вернуться, но если что – я могу вам позвонить?

— Конечно, - я протянула ей визитку.

— Спасибо вам большое за то, что выслушали - я просто не знала к кому обратиться, чтобы не засмеяли.

— Всегда рада помочь.

— Я в следующем месяце снова приеду по делам и заодно расскажу вам как все прошло.

— Только не забудьте предварительно записаться на прием. – улыбнувшись, ответила я, прощаясь с клиенткой.

P.S. Продолжение следует...

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!