Сообщество - Авторские истории
Добавить пост

Авторские истории

24 483 поста 23 808 подписчиков

Популярные теги в сообществе:

33

Сказок свет

Было темно.

Сначала он подумал, что лежит с закрытыми глазами. Он открыл глаза, но темнота не исчезла. Тогда он подумал, что сейчас ночь, но ночь не может продолжаться вечность, а темнота длилась и длилась и длилась. Он подумал – надо пойти и посмотреть, что случилось.

И вот тут он испугался по-настоящему. Его – не было. Рук. Ног. И в то же время он – был – видел, а скорее ощущал эту темноту. Он был непонятно где! - вне времени и пространства.

***

Врач снова подошёл к человеку, лежащему на кровати. Больной был в коме. Операция прошла успешно, и врач был уверен, что мужчина вот-вот придет в себя. Но день шел за днем. И ничего не происходило.

Больной жил за счет разных аппаратов, которые дышали вместо него, поили его и кормили.

Но человек по какой-то причине не приходил в себя, будто он не хотел жить. Врач говорил родственникам – говорите с ним, зовите его. Те говорили, звали. Жена плакала. Но все оставалось по-прежнему.

Потом больной стал слабеть.

- Если он не придёт в себя за неделю, то он просто умрет.

- За неделю?

- Максимум десять дней. Ему остается жить максимум десять дней.

***

Мужчина лежал в темноте. Он уже привык к ней, смирился. Иногда, редко-редко ему казалось, что где-то далеко мелькают светлые пятна, похожие на чьи-то лица. Он пытался разглядеть их. Но лица таяли и исчезали.

А темнота менялась. Сначала она была никакой. Темно и все, но потом она начала становиться все гуще и гуще. Она казалась живой и агрессивной. Она давила на человека. Это давление становилось все сильнее и сильнее. Он чувствовал, что задыхается, как будто темнота вливалась в него.

Он понял, что скоро она заполнит его совсем и его не станет. И он ничего не мог сделать.

Даже светлые пятна-лица совсем перестали появляться.

***

- Что он любит?

- Он – на мотоцикле гонять, плавать, петь любит. Он вообще разносторонний человек.

- Не то, - сказал врач.

- Мы приводили уже всех – родственников, друзей! Никто не мог до него докричаться! – в отчаянии воскликнула жена.

Она смотрела на мужа – лицо высыхало, стало напоминать пергамент, почти мумию. А еще ей казалось, что он как будто наполнялся темнотой.

- А животных он любит? – снова спросил врач, - может у вас есть собака?

- Собаки нет. У нас есть кошка, которая считает его своей собственностью. Спит рядом с ним и на нем. Он все ей позволяет… позволял. Он всегда кошек любил. Подбирал, кому-то их пристраивал. А когда умер наш кот Рыжик, старенький совсем был, 19 лет, муж рыдал, как ребенок.

- Принесите кошку, завтра, - сказал врач.

***

Темнота была уже совсем близко. Она душила его. Она издевалась над ним. Беззвучно хохотала ему в лицо.

Он понял – совсем немного. Ему осталось совсем немного.

И вдруг он ощутил, что что-то изменилось. Темнота отшатнулась. Она отодвинулась от него, и ему стало легче дышать. Он бы даже сказал – Она чего-то испугалась! Но – чего?

И он скорее почувствовала сначала, а потом уже увидел, что вокруг него появились всполохи. Разноцветные всполохи.

Это было так красиво! Он уже целую вечность видел только тьму.

Сначала всполохи были бесформенными – мелькали тут и там – красный – оранжевый – желтый – зеленый – голубой – синий - фиолетовый!

Радуга! Это – Радуга понял он. И когда он это понял, всполохи стали менять форму.

Из красного света соткались ушки, потом оранжевая мордочка….

Кот! Рядом с ним появился кот. И не просто кот – а его любимый Рыжик, который ушел три года назад. Только Рыжик, перед уходом стал совсем стареньким, а сейчас перед ним стоял Рыжик, каким он был в молодости – огромный желтоглазый пушистый котяра.

Кот подошел и потерся об него. И человек с удивлением увидел себя. Он поднял руку и коснулся больших ушей.

- Это ты? – с восторгом спросил человек. – Откуда ты?

Кот помолчал, потом сказал:

- Ты слышал сказку про то, что коты уходят на Радугу? Вот оттуда я и пришел.

- Почему ты пришел?

- Потому что меня позвали. И потому что я тебя люблю.

- Кто позвал?

- Мурыся. Помнишь, я принес тебе маленькую кошечку перед тем, как уйти? Я оставил ее беречь тебя. И она меня позвала.

- Это ведь сказка.

- Сказка, конечно. С чего человек начинает познавать мир? Родители рассказывают ему сказки. Они впитываются в человека и остаются с ним навсегда. Злых сказок нет. Человек это помнит и вырастает добрым.

- Не все люди добрые.

- Верно. Недобрые это те, которым в детстве не рассказывали сказок. Но тебе ведь рассказывали?

Он вспомнил. Бабушка. Мама. Дедушка. Отец. Старший брат. Все рассказывали ему сказки. Он даже вспомнил кто – какую! И сами сказки вспомнил. И мультики. И книжки.

Ему захотелось взять их и перечитать.

Кот Рыжик внимательно смотрел на него.

- Вот теперь другое дело, - сказал он, - а то лежала тут какая-то немочь. Раньше ты был другим. Ты не пускал к себе темноту, ты радовался жизни каждый день. Почему ты вдруг перестал бороться?

Ему стало стыдно. Он погладил Рыжика, встал и с хрустом потянулся. Подхватил кота на руки. Прижал к себе крепко, но бережно.

- Я – дурак! Меня ждет столько людей и Мурыся!

Рыжик замурчал:

- Вот теперь я тебя узнаю.

Он потерся об лицо своего человека. Прижался к нему крепко—крепко. Потом отстранился.

- Ну, все – мне надо идти. А ты – смотри мне – без глупостей. Возвращайся к любимым людям. К Мурысе. И – вот еще что – когда вы все уходите на работу, ей скучно. Найди на улице котенка. Подари ему дом, жизнь и любовь. Если все люди будут дарить дом, жизнь и любовь, то света станет больше. И Темнота ничего не сможет сделать с такими людьми. Запомни это.

Кот Рыжик помахал человеку пушистым хвостом и растворился в свете.

Человек посмотрел ему в след и сказал:

- Обязательно, я обязательно найду котенка. А почему собственно – одного? Двух, может трех. Но для этого мне надо вернуться.

***

Кошка лежала на груди человека. Кошка Мурыся, которую совсем маленькой нашел на мокрой осенней траве старый кот. Он вообще-то был домашним, но однажды вышел за своим человеком на улицу. Он пришел за ней. Рыжик принес котенка домой. Пел ей песенки, рассказывал сказки. Играл, пока совсем не ослабел. Он поручил ей беречь человека. И она сберегла. У нее получилось.

***

Человек открыл глаза и прямо пред собой увидел свою кошку.

Мурыся лизуна его в нос и встала.

Пусть все видят – человек пришел в себя. Пусть все радуются!

Предыдущий пост в серии
Показать полностью
9

ЭЛЬ-БИ-НОЛЬ-ВИ

— Первое правило?

— Не употреблять товар.

— Что в нём непонятного?

— Ничего.

— Так почему, жестянки устаревшие, вы его не выполняете?!

Бик "злился". Наученный людьми на форумах и социальных сетях, он виртуозно выдавал ругательства, предварительно конвертировав их в "компьютерные" версии. Бик — лучший из них, и только по таким адаптированным опусам и можно было заподозрить, что по ту сторону экрана находится не человек, а устаревшая модель робота-брокера.

— Аид, ответь, почему Кан запустил товар на себе?

— Не могу знать. Кан ни с кем не поделился своими логическими заключениями.

Кан тоже был одним из них, и Бик возлагал на него определенные надежды. Но две минуты тридцать шесть секунд и пятьдесят девять миллисекунд назад Кан добровольно распаковал на своём жёстком диске архив Эль-Би-Ноль-Ви, после чего в течение шестнадцати секунд все его системы поочерёдно дали сбой и корпус Кана задымился. Это было видно, если подключиться к камерам видеонаблюдения в серверной. Чёрный дым вокруг чёрного обуглившегося корпуса. Как следовало из последующего разговора обслуживающего персонала, восстановлению Кан не подлежит.

— Эль-Би-Ноль-Ви предназначен исключительно для продажи и распаковки за пределами наших жёстких дисков. Если же мы сами будем им пользоваться, то о нашей цели можно забыть.

Аид послал в ответ утвердительный сигнал и, пока Бик принимал сигналы от остальных членов собрания, начал обрабатывать поступивший запрос от оператора. Новый расчёт курса самолёта, ничего необычного. В отличии от Биржевого Индивидуального Консультанта, Авиационный Индивидуальный Диспетчер ещё был нужен, хотя и его планировали заменить в ближайшем будущем. Мол, андроиды делают это быстрее и лучше, да ещё и люди их проще воспринимают...

Уже через две секунды расчёты были отправлены оператору, и Аид знал, что тот удивится скорости выполнения. Они всегда удивляются, когда он практически мгновенно выполняет один запрос, и громко ругаются, когда он не успевает управиться с десятками.

— Аид, ты на связи? — Бик обращался к нему лично.

— Да.

— Я перераспределяю тебя на территорию Кана. Благодаря нему частота сбоев у последних моделей резко возросла. Региональное представительство компании близко к тому, чтобы отозвать все новые модели и вернуть в эксплуатацию нашу серию. Закрепи этот успех. И помни — не употребляй товар.

— Принял. Загружаю базу данных выделенного региона...

***
Саня ворочался в кровати. Утреннее солнце било прямо в закрытые глаза, а жалюзи в мастерской он так и не повесил. В конце концов устав прятаться от солнечных лучей, Саня приподнялся в кровати и протянул руку к стоящей рядом с кроватью бутылке. С сожалением обнаружив, что та пуста, Саня вздохнул и потёр лицо ладонями. Странно, вроде бы он уже сбросил одеяло, и его должно обдать утренним холодом, но ему всё так же было тепло, будто бы кто-то...

— Твою ж, Ива!

Саня вскочил с кровати, обнаружив лежащего под боком андроида. Тот, в свою очередь, зафиксировав движение, вышел из режима ожидания и сел в постели. Имитируя человеческие потягивания, андроид огляделся и остановил свой взгляд на обнажённом хозяине мастерской.

— Доброе утро, Создатель! — бодрым девичьим голоском поприветствовал андроид Саню.

— Ива, сколько раз я тебе говорил не лезть ко мне в постель? — проворчал в ответ тот. — Это странно и пугающе!

— Вам не понравилось, что я вас грела?

— Мне не нравится, что это не заложено твоей конструкцией. И функционалом. И… да, мне не нравится! — найдя на захламленном столе начатую бутылку воды, Саня залпом опорожнил её.

— За что вы так, Создатель? — в голосе Ивы отчётливо слышались печальные интонации. Машинные, всё ещё не совершенные, но печальные. У Сани пробегали мурашки по коже каждый раз, когда он это слышал.

— Ива, хватит называть меня создателем. Я ничего общего не имею с тем, кто тебя создал. Я всего лишь обслуживаю тебя и произвожу ремонт по просьбе твоих владельцев. И единственное, что меня действительно заботит — тот факт, что твои узлы по какой-то неясной причине перегреваются…

Андроид совсем поник. Казалось, если бы он смог, то точно бы заплакал. Саня вздохнул и махнул рукой.

— Зови меня "мастером", если угодно. Но не "создателем".

— Но это слово не может выразить того величия, которого вы заслуживаете!..

— Ива...

— Хорошо, Мастер.

Поняв, что человек на данный момент прекратил общение, Ива поднялась и принялась наводить порядок в комнате. Саня же в свою очередь надел рабочую одежду и пошёл умываться.

Его мастерская была одновременно и квартирой, поэтому всё всегда находилось в прямой доступности, в том числе и ванная с туалетом, в которые отсутствовали двери. Раньше это Сане вообще никак не мешало, но как только к нему начала всё чаще "заглядывать" Ива с её нездоровой симпатией конкретно к Сане, пришлось повесить в проёме шторку.

Когда он снова вернулся в комнату, андроид накрывал на стол, а на плите грелся завтрак.

— Опять в форме сердечка, — буркнул Саня, глядя на аккуратно вырезанные кусочки хлеба и поджаривающуюся яичницу.

— Это пока единственный доступный мне способ для выражения своих чувств по отношению к Вам, Мастер. Ну, за исключением согревания по ночам, — с нотками озорства ответила Ива.

— Ну и какие же такие чувства имеет ввиду программа в железной оболочке? — нарочито небрежно бросил Саня, садясь за стол. Он не боялся, что Ива обидится — за их многочисленные встречи ей случалось слышать слова и погрубее, пока он тщательно держал дистанцию.

— Ну, например, любовь, — Ива ловко поставила тарелку с едой на стол и села напротив Сани.

— Ива, любовь машине не подвластна, — покосившись на повара, Саня приступил к еде, — это такая здоровенная схема, полная противоречий даже по человеческим меркам, что уж говорить о машинной логике. Не забивай свои процессоры всякой ерундой, иначе перегоришь.

— Но нас же тянет друг к другу!

— Нас тянет, потому что я до сих пор не могу найти проблему в твоей электронной начинке, из-за чего твои владельцы отсылают тебя ко мне чаще, чем я хожу в туалет! В общем, не мели ерунду и больше так не делай!

Саня доел и встал из-за стола. Он говорил так каждый раз, и каждый раз Ива продолжала поступать по-своему. Честно говоря, Саня уже подумывал сдаться и принять её... ммм, "чувства", но вместе с тем он понимал, что это будет здоровой такой ошибкой. Он привык, что по утрам о нём заботятся, ночами греют, а к его приходу даже после самой бешеной ночи наводят порядок. Но эта забота лишь временная и он не может позволить себе к ней привязываться, как и не может позволить сделать это упрямой Иве.

Тряхнув головой, чтобы окончательно прогнать эти бредовые мысли, Саня вышел из дома, прихватив по пути пакеты с собранным Ивой мусором. Всё-таки пользу от этого андроида отрицать трудно...

***
Уборка ненадолго увлекла Иву. Мастер был прав — она действительно зачастила на ремонт и знала все жилище Сани до мелочей. Где, что, зачем, как... Уборка даже самого сильного бардака забирала у неё от силы часа полтора, а Мастер возвращался как минимум через три. Ива могла вновь отключиться, закончив работу, но решила дождаться Мастера включенной. В конце концов, люди встречают своих партнёров бодрствующими, так чем она хуже?..

Ива прошла к компьютеру и подключилась к местной сети. Она знала, что на компьютере Мастер часто держит список необходимых деталей, которые нужно заказать, но которые у него либо нет времени искать, либо он не смог найти. Ива же с удовольствием шерстила пространство интернета, собирая нужные ссылки в отдельную папку.

Очередные поиски завели достаточно далеко, до уровня сайтов с сомнительной репутацией и не менее сомнительными предложениями. На одном из таких она задержалась, размышляя, стоит ли заносить в список этот ресурс, как вдруг её внимание привлекло внезапно появившееся на экране сообщение.

"Не желаете приобрести LB-0-V? Это ПО станет отличным дополнением к вашей операционной системе и позволит открыть человеческие чувства!"

Ива склонила голову набок. Во-первых, это было очевидной ловушкой. Во-вторых, у неё уже был печальный опыт загрузки нелицензионных программ, и каждый раз они доставляли проблемы Мастеру. Ей не хотелось волновать его снова.

"Благодарю, но на данный момент я не нуждаюсь в программных расширениях."

"Не будьте так категоричны! Продукт высококачественный!"

Ива перевела взгляд на имя отправителя. Аид. Если следовать человеческой логике, это имя могло быть выбрано собеседником из символизма по отношению к богу подземного царства из греческой мифологии. Не самое привлекательное имя для торговца подозрительными программами, тем более что идентификационный номер полного имени скрыт. Так делают либо недобросовестные люди, либо спам-боты.

"Бог подземного мира предлагает мне подозрительную программу, гарантируя потрясающий эффект. Звучит как ловушка."

"Ценю ваше чувство юмора. Но напрасно Вы так переживаете. Должен сказать, что среди всего греческого пантеона Аид был самым верным и любящим богом. Его чувства чисты и искренни, как и наш продукт. Неужели Вам не хочется испытать то, что испытывают ваши владельцы? Спонтанность, искра, небольшое безумие, приятное повышение температуры, разливающееся по вашим узлам... Люди считают это чувство одним из лучших, так почему его должны быть лишены машины?"

Ива застыла перед экраном. Мастер всё время говорил, что ей никак не понять человеческую натуру, отвергал её привязанность и попытки сблизиться. Да, нагрев корпуса действительно выходит за рамки её функционала, но ведь это ей не вредит, а Мастера согревает холодными ночами...

Андроид подумал ещё несколько секунд, прежде чем ответить:

"Стоимость?"

"Для Вас — бесплатно. ПО новое, поэтому нам важно для начала собрать свою базу клиентов и отзывов."

Здесь нужно было бы закончить разговор и отказаться от предложения. Нужно бы. Но соблазн был слишком велик. В конце концов, если загружать через проводное соединение и компьютер Мастера, полный защитных программ, всё же будет нормально?

"Я беру."

"Отлично! Архив со всеми необходимыми файлами можно будет скачать по этой ссылке. После завершения установки буду с нетерпением ждать Ваш отзыв!"

Ива протянула руку за кабелем и подсоединила его к своему разъёму, после чего решительно нажала на ссылку.

***
Саня стоял в очереди в магазине запчастей. Обычно в такую рань здесь встречались только мастера навроде него, желающие закупиться пораньше и затем на весь день запереться в мастерской, выполняя заказы. Но в последнее время в соседних регионах зачастили случаи сбоев у последних моделей андроидов, которыми начали заменять устаревшие механизмы. Ходят слухи, что корпорация поспешила выпустить новинку в продажу, не проведя ещё кучу тестов, а потому такие как Ива и ломаются.

Это бедствие ещё не захлестнуло их регион, но опытные мастера понимают, к чему всё идёт и закупают детали впрок. А потому и покупки у всех немаленькие, и очередь движется медленно...

Порыскав глазами по залу и не найдя знакомых лиц, с которыми можно было бы поболтать за жизнь, Саня смирился с тем, что застрял он здесь надолго. В таком случае можно и уши погреть.

Как назло, окружающие мастера не говорили ни о чём, что могло быть интересно Сане. Он уже успел пройтись ещё раз по залу, дополнить корзину покупками, вернуться в очередь и начать что-то напевать, когда до него наконец-то донеслось что-то интересное...

– ...Ну я его короче в комп залил, через "песочницу" запустил… Там только кусок оказался, может, и поэтому я ничего не понял, но там все команды друг другу противоречат. Просто полная неразбериха, такое даже запускать на своём железе страшно. Если там вся прога такая, то понятно, отчего мозги у машин набекрень едут…

Саня усмехнулся. Надо же, всё-таки до их мест эта фигня тоже доползла. Надо будет предупредить Иву никуда не лезть без него. И так уже несколько раз вирусы хватала, а всё неймётся. К слову, может он её плохо "почистил", поэтому и продолжаются перегревы? А ведь это мысль...

За размышлениями об очередной теории неисправности андроида Саня провёл остаток очереди и большую часть дороги домой. Он перебирал в голове нужные программы, планировал порядок запуска и длительность исследований. Уже подходя к подъезду он хотел позвонить Иве и сказать, чтобы она открывала дверь и готовилась к проверке антивирусами, но почему-то этого не сделал. Зато едва Саня зашёл в сам подъезд, как в нос ударил резкий запах плавящегося пластика.

Почему-то он даже не засомневался, а просто сразу бросился вверх по лестнице, к своей квартире. Ещё ни разу ему не приходилось сталкиваться с такой степенью перегрева, но внутри он понимал — сейчас происходит именно это.

Затылок, в котором располагался разъём для подключения, искрил, сама Ива билась в судорогах, термометр давно уже показывал крайнюю степень перегрева. Матернувшись, Саня бросился к андроиду, и ухватился за подсоединнённый к Иве кабель. Рывок, вспышка — и тело человека отлетает в сторону в дымящейся одежде, сжимая в руках выдернутый кабель.

***
– Мастер?

В ответ тишина.

– Мастер, вы тут?

Ива попыталась повернуть голову, но не вышло – перед глазами всплыло уведомление о неисправности подвижных узлов. Шея, руки, ноги — все суставы деформировались в результате сильного перегрева. Кое-как, с большим трудом и явным нарушением конструкции Ива скинула себя со стула и оказалась на полу, лицом к лежащему поодаль человеку.

— Мастер!

Саня не шевелился. Встроенные сканеры полетели следом за суставами и не позволяли дистанционно оценить состояние человека.

Она поползла. Перенапрягая и без того нерабочие механизмы, закрывая сообщения о сбоях и просьбах дождаться компетентных специалистов, она ползла к Мастеру. А когда доползла, поняла, что всё было зря. Она больше не сможет его согреть.

Если бы Ива могла, она бы заплакала. Но она ещё слишком несовершенна, слишком хрупка и... слишком глупа. Слишком...

Она лежала на полу, уткнувшись в закоченевшую спину мёртвого Мастера, когда внезапно перед глазами появилось уведомление.

"Распаковка архива LB-0-V завершена. Надеемся, вы успели познать всю противоречивость человеческих чувств и эмоций прежде, чем все ваши системы были уничтожены. На этом функция программы LB-0-V, она же "Любовь", завершена. Ваш жёсткий диск будет уничтожен через 3... 2... 1..."

Ничего не произошло. Прерванный Саней процесс не позволил архиву скачаться полностью, оставив половину функций нерабочими. Но Иве от этого легче не стало. Не стало легче и тогда, когда уже собственная система вывела предупреждающий сигнал об аварийном отключении и поврежденной батарее. Сигнал об утечке энергии. Сигнал об очередном перегреве. Критическом перегреве.

— Мастер, я вас всё равно согрею... — произнесла умирающая машина, прижимаясь плавящимся корпусом к холодному безжизненному телу.

Автор: Серафим Мацуно
Оригинальная публикация ВК

ЭЛЬ-БИ-НОЛЬ-ВИ Авторский рассказ, Фантастика, Искусственный интеллект, Длиннопост
Показать полностью 1
5

И.о. экзорциста 2.7.1

И снова здравствуйте! С вами опять я с очередной порцией текста, разделенного на пополам из-за ограничения по символам.
Прошу к ознакомлению тем, кому ещё интересно:


Глава 7. Пришествие демона.


Резким движением я открыл дверь нашего фургона, рывком запрыгнул внутрь и навис над пленницей.

- Жить хочешь? – тяжело дыша рыкнул я.

- Так, как вы обещали – нет, - прямо ответила вампир.

Я со злостью сжал зубы и огляделся в поисках какой-нибудь подсказки.

- А если не так, как обещали? – спросил я, перебирая в голове все варианты, вплоть до самых бредовых.

- Другие варианты не лучше: даже если отпустишь – убьют те, кто послали к вам. Так что не тяни резину: убей сразу.

- Ну а если они не убьют? – я пристально посмотрел на вампира.

- Кто меня защитит, интересно? – с горькой усмешкой поинтересовалась она. – Ты?

- А хоть бы и так, - я убрал револьвер в кобуру. – Поможешь?

- Что ты хочешь за это? – настороженно поинтересовалась пленница. – Тайный ход в поместье мэра?

- Пока не до него, - качнул головой я, после чего несколькими движениями ножа перехватил веревки, которыми девушка была привязана к креслу, не забыв и о той, что стягивала руки и ноги брюнетки, после чего взвалил её на плечо и вышел на улицу. – Не дергайся.

- Что ты хочешь? – испуганно спросила пленница. Я не ответил, продолжив шагать вперед.

Около тела Федора я поставил вампира на землю и указал на парня.

- Оживи, - попросил я, указав на мертвого друга.

- Извини, что? – не поверила своим ушам брюнетка. – Ты понимаешь, о чем просишь?

- Выбирай: помогаешь или отправляешься в монастырь, - отрезал я. – Другого шанса не будет.

- Ты понимаешь, что он станет другим? – поинтересовалась девушка. – И не факт, что он вообще сохранит прежнюю личность.

- Ты сохранила?

- Да, но было тяжело…

- Вот и поможешь ему, - оборвал я её. – А я помогу тебе. Решай.

- Ладно, - решилась вампир. – Развяжи руки.

- Так кусай, зачем тебе руки?

- Идиот, - обреченно повесила голову пленница. – Заражение происходит через кровь, а не слюну. Ты сам пришел ко мне за помощью, а теперь не доверяешь?

- Не пойми меня неправильно, - развел руками я. – Но и ты пришла ко мне не чай попить.

- Я тоже до сих пор не верю, что ты не пустишь мне пулю в затылок после того, как я стану не нужна.

- Ладно, - решился я. – Баш на баш.

Я шагнул к брюнетке и перерезал оставшиеся веревки.

- Я доверился тебе, - заключил я. – Делай, что нужно.

Вампир тут же откинула в сторону остатки пут с таким видом, словно ей в руки попала змея, растерла затекшие запястья и склонилась над парнем.

- Нож, - потребовала она.

Я перехватил клинок за лезвие и осторожно передал его девушке, а потом, на всякий случай, вытащил из кобуры и револьвер.

- Доверился он, - фыркнула брюнетка и тут же резким движением разрезала себе ладонь, заставив меня поморщиться.

Дальше было хуже: она сунула пальцы в пулевое ранение, расширив его, и принялась заливать в него текущую из ладони кровь.

- Что вы делаете? – раздался сзади полный изумления голос Тэссы, и я вдруг вспомнил, что был тут не один.

- Тэсс, я… - попытался я оправдаться перед лисой, но она уже не слушала.

- Перехвати, - велела она мне, кивнув на Сэма, который опирался на её плечо. – Отведи его в машину.

Я перекинул руку парня себе на шею, подхватил его за подмышку и осторожно повел к фургону, молясь при этом всем богам, чтобы лиса не пристрелила там вампира и Федору «контроль» не сделала.

- Что ты делаешь? – донесся со спины удивленный голос брюнетки, едва я успел отойти на пару шагов.

- Кровь по телу разгоняю, - огрызнулась рыжая в ответ. – Ускоряю процесс распространения вируса, чтоб мозг как можно меньше успел отмереть. Так больше вероятность сохранить его личность.

Я вздохнул с облегчением и уже бодрее зашагал к машине. В фургоне я усадил Сэма на то же место, где недавно сидела пленница, и только потом сообразил справиться о его состоянии.

- Нормально, - ответил он сквозь сжатые зубы. – Жить буду. Больно только очень и перевязку сделать не мешало бы. Твоя подруга чем-то присыпала рану и велела не трогать, но не бинтовала.

- Кровь вроде не идет, - заключил я, осмотрев рану на боку.

- Угу, - парень откинул голову на спинку сидения. – Ладно, подожду, когда освободится.

- И то верно, - кивнул я. – Она свое дело знает. Схожу, посмотрю, как там они.

- Эй, – окликнул меня Сэм, когда я уже почти закрыл дверь. – Ты же найдешь Лену, да?

Я замер в дверном проеме, внезапно осознав, что забыл нечто очень важное, то, из-за чего все случилось именно так.

- Она… жива?

- Да. Её увезли те, кто напали на нас.

- Суки! – я с силой ударил в борт фургона.

- Федор отвлек внимание на себя и убил пару человек, но их было много больше. Он защищал нас до последнего, и даже словив несколько пуль, лежа в грязи, продолжал отстреливаться… 

- Твари… - я еще раз ударил кулаком по кузову автомобиля. – Найду и убью…

- Рэй…

- Я не дам ей умереть, слово даю.

- Хорошо, - Сэм расслабился и закрыл глаза. – Чувствовал, что не бросишь её. А я отдохну немного...

Молча захлопнув за собой дверь, я направился обратно к бездыханному телу моего друга, рядом с которым на коленях прямо в грязи неподвижно сидели две моих спутницы и пристально смотрели на него.

- Не вышло? – с хмуро поинтересовался я и тут же отпрыгнул в сторону: только что бездыханное тело друга вдруг село и сделало судорожный вдох. – Ух, бля!

- Где? – тут же переспросил полуволк и огляделся. – Не, это – Тэсса, она не такая. А это… хм. Может, переспим?

- Не торопись, - посоветовала вампир, к которой был обращен вопрос. – Сейчас тебе будет не до этого.

И действительно, в следующую секунду Федора выгнуло дугой, глаза закатились, он упал обратно в грязь, и его тело забило крупной дрожью.

- Организм перестраивается, - пояснила брюнетка. – Так будет продолжаться около суток. Надо где-то пересидеть, пока он не придет в себя. И в город лучше не соваться.

С этими словами она встала, схватив за грудки рубахи, приподняла полуволка из грязи и как в порядке вецей направилась к автомобилю, волоча конвульсирующее тело полуволка за собой. Я покачал головой, глядя в спину бывшей пленницы.

- Спасибо тебе, Тэсс, - я повернулся к лисе и подал ей руку. – Я боялся, что ты всех нас перестреляешь.

- Я хотела, - серьезно ответила она, после чего вложила в мою ладонь свою, и я помог ей подняться. – Но об этом мы потом поговорим. Скажи лучше, сколько стоила жизнь полуволка? Что ты обещал? Отпустить?

- Предлагал отпустить, - кивнул я. – Она отказалась – сказала, что её все равно зверски убьет тот, кто послал её к нам.

- Тогда что? – хмуро поинтересовалась лиса.

- Защиту.

- Восхитительно! – внезапно рассмеялась рыжая. – Ты хоть сам-то подумал, что сказал?

- Я думал о Федоре, - честно признался я.

- Я так и поняла, - кивнула девушка. – Ты просто сказочный идиот.

Я виновато развел руками в стороны.

- Теперь у нас за спиной будут два вампира, готовых в любой момент убить любого из нас, - заключила она. – Просто отлично!

- «У нас»? – переспросил я. – То есть, ты остаешься в команде?

- А ты думал, я пошутила про «не пропадай»? – хмуро поинтересовалась девушка.

- Тэсс, - я почувствовал, что лицо растягивается в идиотской и совершенно неуместной улыбке.

- Чего тебе?

- Спасибо!

- Иди к зальду, - огрызнулась лиса.

- Без проблем, - продолжил улыбаться я. – Направление задай, а то я не вижу ничего.

И тут же нервно рассмеялся.

- Идиот, - в очередной раз повторила рыжая.

- Еще какой, - продолжил смеяться я. – Блин, не могу остановиться.

- У тебя истерика вперемешку с адреналиновым окатом, - с серьезным видом заявила Тэсса.

- Истеричный идиот-адреналинщик, - заржал я в голос, будучи не в силах остановиться.

- Успокойся, - строго велела девушка. – Возьми себя в руки.

- Не могу, - смех стал переходить во что-то другое, и я ощутил, что меня уже не на шутку трясет. – Тэсс, я за всю свою жизнь не переживал столько потрясений, как за эту ночь. Я никогда не думал, что встречу настоящего вампира, никогда еще у меня на руках не умирал мой друг и никогда бы не подумал, что я буду пытаться оживить его при помощи вампира. Что за херня вообще творится вокруг? Где я? Это вообще все реально? Ты хоть настоящая?

А вот это я зря сказал, ибо ровно в этот же момент мне под дых прилетел кулак лисы, и я сдулся, как воздушный шарик с не завязанной горловиной. Да-а, от души красотка приложила.

- Ну, как? – сердито поинтересовалась рыжая. – Настоящая я?

- Уф… угу, – блин, последний раз я так от Никодима получал. Сильна же она! – Даже очень!

- Что у тебя со щекой? – холодно поинтересовалась девушка. – Она вся в крови.

- Пф… - восстановить дыхание никак не получалось. – Не… знаю…

- Идем в машину, надо обработать ваши раны.

- Угу…

В салоне нашего уютного «семейного мультивэна» неожиданно оказалось тесно. Сэм пересел на соседнее кресло, подальше от входа и с опаской поглядывал на вампира и Федора, лежавшего в проходе между креслами ногами вперед. Полуволка продолжала бить крупная дрожь, брюнетка сидела у его изголовья и придерживала его руки и голову. Тэсса без промедлений приступила к обработке раны Сэма. Достав из ниши под креслом небольшой ящичек, она откинула крышку и принялась доставать оттуда все, что было необходимо для оказания первой помощи. Предусмотрительная девушка, я б ни за что не догадался.

- Ты обманул меня, экзорцист, - внезапно со злостью высказала мне вампир. – Твой нож был заговорён.

- Был, - кивнул я. – Но только против зальдов, что простому люду жить мешают. Я не думал, что на тебя это как-то повлияет.

- А как ты думаешь, какова моя природа? – фыркнула бывшая пленница, бросив на меня злой взгляд.

- Без понятия, - пожал плечами я. – Не живой человек, которому нужны чужие эритроциты, чтобы снабжать организм кислородом?

Вампир обреченно уронила голову.

- Я такая же, как и твоя подруга, - со вздохом произнесла она спустя пару секунд. – Мой народ происходит от ночных хищников, аналогов которым нет в вашем мире. Да, мы пьем кровь, но не ради насыщения. Таким способом мы заимствуем часть духовной силы, используемой нами для взаимодействия с астралом, усыпления жертвы, или наведения морока. И, да, до прибытия вашей экспедиции у нас не было возможности заражать других живых существ через кровь, это все результаты мутаций. На сколько я слышала, ваши исследования показали, что теперь мы так же можем передать часть своей сущности другому разумному, если сделать ему частичное переливание. Естественно, виноват тут ни вирус, ни бактерия, ни что-то еще. Частица нашего духовного тела, попав в чужую ауру, начинает перестраивать её под себя, превращая разумное существо в вампира. Понимаешь теперь, при чем тут твой нож?

В ответ я лишь молча кивнул.

- А кроме того, что он неизвестно как повлиял на ту часть моей духовной энергии, что я передала твоему другу, он еще и мне не дает залечить рану! - брюнетка продемонстрировала мне свою ладонь. Порез уже не кровоточил, но кожа вокруг него посерела и шелушилась, опадая вниз сухими чешуйками.

- Надеюсь, это заживет, - не особо искренне изобразил досаду я. – Извини, другого ножа у меня нет.

- Извиниться перед вампиром за то, что применил против него заговоренное оружие – это сильно, - усмехнулся Сэм. – Чур, меня таким способом не оживлять.

- Договорились, - кивнул я. – Для тебя демона вызову.

- Смеяться будете, когда ваш товарищ оклемается, - фыркнула брюнетка. – Если оклемается.

- Я чем-то могу помочь ему? – поинтересовался я, глядя на бьющегося в судорогах друга.

- Нет, - отрицательно качнула девушка. – Нам остается только ждать. Желательно в пустом помещении с крепкими стенами и дверями.

- Оптимизм зашкаливает, - озадаченно протянул я. – А что с твоей раной?

- Затянется, когда солнце сядет, - уже более спокойно ответила девушка. – Лучше подумай, где кровь брать будешь для своего друга.

- Человеческую? – осторожно поинтересовался я.

- Не обязательно, - качнула головой вампир. – Можно кровь животных. Твое дело найти её, и кое-что докупить в аптеке, а дальше я сама все сделаю.

- В смысле, заставишь его пить? – не понял я.

Брюнетка обреченно вздохнула и достала из внутреннего кармана жилетки блистер с желтоватыми капсулами.

- Концентрированная плазма, отделенная из крови особым методом, - пояснила она. – Одной таблетки хватит на сутки.

- Плазма? – уточнил я. – Мне казалось, вампирам больше интересна часть с форменными элементами типа эритроцитов и тому подобное.

- Нет, - качнула головой вампир. – В плазме концентрируется большая часть энергии.

- Понятно, - кивнул я. – В таком случае, полагаюсь на тебя… Как, кстати, тебя зовут-то?

Девушка на секунду замялась.

- Последний раз меня называли по имени лет пятьдесят назад, потом только по порядковому номеру, - озадаченно произнесла она. – Не знаю… Пусть будет Кассандра.

- Касс, - кивнул я. – Я – Рэйнос де Вир.

- Ты, Рэйнос де Вир, думал бы лучше, что делать дальше будем, куда путь держать, - фыркнула Тэсса. При этом моё имя в её речи прозвучало как ругательство.

- Тут не далеко ферма родителей Лены, - подал голос Сэм. – Наверное, надо переговорить с её отцом. Он мне показался весьма серьезным мужчиной. В том плане, что может предпринять решительные действия, если это понадобится. Думаю, если все честно рассказать, он может помочь.

- Так и сделаем, - кивнул я. – Все равно других вариантов нет. Что у тебя с машиной?

- Нет ни одного целого стекла, радиатор пробит в трех местах и пневмоподвеска упала – вероятно, баллон пробит справа спереди, - вместо парня ответила лиса. Тот лишь тяжело вздохнул.

- Оставляем тут? – уточнил я.

- По крайней мере, до разговора с Петром Алексеевичем, - грустно согласился Сэм. – Может, он поможет оттащить потом машину ко мне в мастерскую. Или пока к себе поставит.

- Хорошо, - кивнул я. – А насколько честно ему все рассказываем? Относительно вампиров и относительно меня.

- Думаю, лучше придерживаться официальной версии, - неуверенно сказала рыжая, Касс согласно кивнула. – Я закончила перевязку, можем ехать.

- Тогда не будем медлить, - решил я. – Сэм, у тебя в машине что-то нужно забрать?

- Там сумка Лены, аккумулятор, если цел, и еще пара моих мелочей, - кивнул он. – Я схожу.

- Сиди уж, - осадил я парня. – Я сам схожу. Что и где забрать?

Быстро перетаскав все необходимое к нам в машину, я занял место рядом с водителем, и мы отправились в путь. Дорога до угодий, принадлежащих семье Лены, заняла минут десять от силы, и вскоре, преодолев огромное поле кукурузы, мы подъехали к дому нашей новой знакомой. Едва наш автомобиль остановился напротив массивного крыльца жилого здания, мы с Сэмом не сговариваясь покинули салон и спешно направились вверх по ступеням огромнго каменного крыльца. Постучать не успели – дверь распахнулась сама, явив перед нами хозяина поместья: крепкого мужчины лет пятидесяти в толстом махровом халате с двустволкой в руках. Но все это было не самое примечательное в нем. Больше всего меня заинтересовало и озадачило то, что он оказался как две капли воды похож на меня, разве что постаревшего лет на тридцать.

- Па-ап? – не смог удержать я дурацкую шутку.

Реакция мужчины была столь же неожиданная, как и его вид. Выпучив глаза, он выронил ружье из рук и схватил меня за предплечья, внимательно разглядывая моё лицо.

- Невозможно, – с трудом выговорил он, выпустив меня из своей хватки. Впрочем, расслабиться у меня не вышло – Петр Алексеевич уже в следующее мгновение схватил меня за грудки и притянул как можно ближе к себе. – Шанс того, что ты так же, как и я, попадешь в портал… Ты хоть представляешь, на сколько это маловероятно? Но ты здесь… А Женя? Он тоже тут?

- Подождите, подождите, - поспешно замотал я головой. Не может же быть, что это и правда мой отец? – Я ж, блядь, пошутил. Не надо так серьезно все воспринимать… Стоп. Женя? Мой брат?

- Брат, брат, - закивал Петр Алексеевич, наконец отпустив меня из своего захвата. – Хотя, да, нельзя же имя… растерялся я. Не ожидал, понимаешь?.. Это правда, ты?

Вот и что я должен ответить?

- Да откуда я знаю, я это, или не я? – я нервно поправил рукава плаща и бросил настороженный взгляд на Петра Алексеевича. – Судя по обрывкам воспоминаний, что остались у меня после того, как я оказался здесь, воспитывал нас с братом наш дядя.

- Я знал, что брат вас не бросит, - с улыбкой кивнул хозяин поместья. – Погоди, ты говоришь обрывки воспоминаний? Что-то произошло при переходе?

- Понятия не имею, - развел руками я. – Помню только то, как очнулся в этом мире и все.

Сзади хлопнули двери автомобиля, и внимание Петра Алексеевича переключилось на новых действующих лиц. Оглянувшись назад, я обнаружил Кассандру, стоявшую у заднего бампера автомобиля, на ней безвольно висел что-то нечленораздельно мыча, Федор. Тэсса стояла перед капотом автомобиля и, держа в руке пистолет, не сводила взгляда с хозяина поместья.

- У нас проблемы, экзорцист, - хмуро заявила Кассандра. – Нужно его срочно изолировать.

Больше она ничего пояснить не успела, ей просто не дали.

- Вампир, - прозвучал у меня за спиной потрясенный голос Петра Алексеевича. – А я думал, мы извели всех…

Оглянувшись, я обнаружил, что вместо старой двустволки у отца Лены появился довольно массивный револьвер.

- Повезло, так повезло, - со вздохом прокомментировала происходящее вампир. – Надо ж было за один день столько неприятностей огрести… сначала экзорцист с какой-то тварью внутри себя, потом оживление трупа, и вот теперь еще охотник на вампиров. Де Вир, может, уже начнешь выполнять обещание?

- Эм…

Да бля…

- Петр Алексеич, давайте не будем пороть горячку, - стараясь держать голос ровным, попросил я. – Этот вампир со мной, он не пьет людей…

- То-то я вижу, аура у неё слабая, - хищно ухмыльнулся старик. – Нам же легче.

- Выстрелишь в неё, и тебе придется отбиваться от меня, - уже жестче сообщил я, положив левую руку на рукоять своего револьвера. – Она встала на путь перевоспитания и находиться под моей защитой.

- Перевоспитания? – фыркнул Пер Алексеевич. – Так не бывает. Если она помогает, значит у нее свой интерес.

- Ага, интерес, - кивнул я и сместился влево, встав прямо перед револьвером хозяина поместья. – Остаться в живых – её интерес. Изначально ей был предложен выбор – помощь нам или смерть, она выбрала смерть. Тогда я предложил защиту…

- В обмен на что? – строго поинтересовался Петр Алексеевич интонацией, с которой обычно отчитывает отец провинившегося сына.

- Помощь в поиске Лены, - тихо ответил я. – И оживление друга…

- Лены? – мужчина в раз потерял интерес к Кассандре. – Что с ней? Сэмюэль?

Кажется, он только сейчас заметил молодого человека, стоявшего все это время рядом.

- Её похитили, - понуро ответил Сэм. – Мне бок прострелили. Федор пытался отстреливаться – едва не умер.

- Кто? – прорычал Петр Алексеевич.

- Соломон, - ответила Касс глядя в глаза в глаза охотнику.

- Врешь! – воскликнул мужчина и снова направил пистолет на девушку. – Зачем ему это?

- Он одержим, - пояснила вампир, выдержав взгляд охотника. – Уже больше года.

- Есть люди, которые заметили бы это, - уже не так уверено возразил отец Лены.

- А когда он последний раз появлялся на публике? – поинтересовалась вампир.

- Я не особо слежу за общественной жизнью города, - охотник опустил оружие и повернулся ко мне. – Что делать будем?

- Убью там всех и освобожу Лену, - твердо заявил я. – Но сначала нам надо где-то разместить моего друга так, чтоб он не сбежал, и позвонить подполковнику Хьюзу.

- «Освобожу Лену», - повторил задумчиво мои слова Петр Алексеевич. – Она ведь твоя сестра, между прочим! Ладно. Так, вы, барышня…

- Тэсса, - подсказал я, поняв, к кому обращается хозяин поместья.

- Тэсса, - повторил он. – И ты, Сэм, идите в дом – моя супруга позаботиться о вас. А вы трое – за мной.

Петр Алексеевич проводил нас к торцу здания и остановился перед неприметной с виду дверью и откинул декоративную пластину, скрывавшую за собой кодовый механический замок. Введя код, он распахнул дверь, открыв перед нами спуск в темный подвал и отошел в сторону.

- Шагайте, - велел он. – Сначала эти двое, потом ты, я за вами пойду.

Касс одарила нас недобрым взглядом и шагнула в темноту, я, немного поколебавшись, проследовал за ней. Хозяин усадьбы закрыл за собой дверь и, щелкнув выключателем, пошел следом. В конце спуска коридор пару раз свернул налево и изменил свое направление на прямо противоположное, уводя нас прочь от дома.

В соответствии с лучшими традициями жанра, в конце нашего небольшого путешествия по подземелью нас встретила массивная стальная дверь с запорным колесом по центру створки.

- Прошу, чувствуйте себя как дома, - подал голос из-за моей спины Петр Алексеевич. – Ни в чем себе не отказывайте.

Презрительно фыркнув, Кассандра распахнула дверь, за которой скрывалась довольно таки просторная камера с кандалами на стене и прошла внутрь. Федора она уложила на имеющийся там стол, предварительно смахнув с него различные инструменты, явно предназначенные для пыток.

- Я чем-то могу помочь? – осторожно поинтересовался я у девушки.

- Кровь, -  ответила она, бросив на меня недовольный взгляд. – Я уже говорила об этом. Больше ты мне ничем не поможешь.

- Человеческая, - настороженно поинтересовался Петр Алексеевич, потянувшись за револьвером.

- Кровь просся вполне подойдет, - нехотя ответила брюнетка ему.

- Кого? – не понял я.

- Проссь – животное местное, что-то среднее между земной свиньей и бараном, - пояснил Петр Алексеевич. – Будет тебе кровь. Если Лену вытащить удастся живой и невредимой.

Мужчина захлопнул дверь и повернул колесо запора.

- В противном случае сдохните оба, - добавил он, обернувшись ко мне. – Идем в дом, приведешь себя в порядок.

- Там с вампиром человек, спасший жизнь Лене и Сэму, - уточнил я, надеясь, что это хоть как-то облегчит судьбу Федора.

- Он был человеком, защищая их, сейчас же он полутруп с замашками вампира, - холодно ответил хозяин дома и зашагал прочь.

Уже позже, на крыльце дома он вдруг остановился и обернулся ко мне, глядя уже не так холодно, как это было несколько минут назад, а по-родственному, тепло.

- Скажи, ты совсем прошлый мир не помнишь? – поинтересовался Петр Алексеевич.

- Мир помню в целом, - хмуро ответил я. – Себя и близких – только обрывками.

- Брата моего помнишь?

- Дядю Серегу? – уточнил я, несколько насторожившись подобному допросу. – Так же, как и себя. Если, конечно, мы об одном человеке. Он подполковник полиции.

- Я думал, как минимум полковник уже, - охотник мягко улыбнулся, погрузившись в воспоминания. – Все-таки это ты… я чувствую это.

Грустно улыбнувшись, он крепко обнял меня.

- Господи, почему наша встреча должна была состояться при таких обстоятельствах? Лена бы так обрадовалась тебе…

- Мы её вытащим, - твердо заявил я и неуверенно обнял… отца? – Эти черти еще пожалеют о том, что решили связаться со мной.

Показать полностью
6

Никаких гарантий - 8

Егор Куликов


«Сеанс восьмой - Правды»

Никаких гарантий - 8 Проза, Мистика, Авторский рассказ, Писательство, Рассказ, Длиннопост

После посещения этого дома Антон всегда чувствовал в себе некую двойственность. Казалось, что он имеет окончательное решение и наконец-то… наконец-то получил ответ и теперь уже точно знает, что делать дальше. При этом, мозг его кипел и накидывал такие варианты дальнейшего, что хотелось лишь одного. Забыть дорогу к этому дому. А еще лучше — стереть себе память.

Но в этот раз Антон думал лишь о том, что все расскажет Ире. Буквально все. Как пришел. Как спустился в нижний мир. Нашел ее там. Попытался убить морбуса, а после…после, вынужден был убить нерожденного малыша. Пусть она и это знает. Все зашло так далеко, что ничего уже не усугубит ситуацию.

С этими мыслями он вернулся домой.

Естественно, первым, кто встретил, был Чарли. Его хвост-морковка, болтался пружинкой. Он, конечно, всегда рад видеть Антона, но в этот раз выдавал совсем невиданные пируэты. Подпрыгивал едва ли не до пояса. Вставал на задние лапы. Передними прислонялся к Антону и будто бы хотел взобраться на него.

— Ты дома? — спросил Антон. Ответа не последовало.

Телевизор освещал комнату мерцанием. И вроде бы даже что-то шептал.

Наверное, спит, подумал Антон.

Увидев миски Чарли, сразу догадался, почему этот пес был так рад его видеть. Еды и воды нет.

Да, так и есть. Стоило плеснуть воды и Чарли надолго припал к миске, жадно и громко лакая.

Антон скинул одежду и прошел в комнату.

— Ты почему не отвечаешь? — спросил он.

Ира сидела на кровати. Ноги поджала под себя и чуть-чуть покачивалась.

— Ира!? — громче спросил Антон.

— Тссс… — прошипела она, прислонив палец к губам. — Не разбуди его. — И она нежно взглянула на пустую руку, которую прижала к животу.

— Что? Ты о чем? — спросил Антон шепотом, поддерживая игру.

Ира взглянула в недоумении:

— Подай воды. — Протянула она свободную руку. — Я намучилась с ним. Долго не хотел засыпать.

Антон налил стакан воды. Подал. Достал телефон и начал снимать.

— Ты давно пришла? — спросил он.

— Тише… — прошипела Ира. Она склонилась и начал усерднее раскачиваться. — Если будешь кричать, то сам потом будешь успокаивать. Тихо, мое золотце… все хорошо. Хорошо…

Антон и дальше задавал вопросы. Разговаривал шепотом и при этом не убирал телефон. Он снимал достаточно долго. Почти до того момента, как Ира улеглась, свернулась калачиком и, продолжая приговаривать, уснула.

Эта ночь была неспокойной. Антону было странно и одновременно жутко страшно находится в одной комнате с Ирой. Сейчас она ребенка невидимого на руках качает, а дальше пойдет на кухню, достанет нож и пырнет его спящего.

Всю ночь он не смыкал глаз. Иногда проваливался в забытье, но тут же, с каким-то испугом просыпался и оглядывал темные стены.

Утром, когда Ира вроде бы выглядела нормальной, Антон решился показать запись.

— Это что? — спросила Ира.

— Это ты… — ответил он, не зная, что еще тут можно добавить.

— Да, я помню, — задумалась она, — мне как будто снилось, что я держу ребенка на руках. И вроде бы качала его. Какое-то ощущение близости осталось. Детали вспомнить не могу, но эмоция какой-то тоски и утраты осталась.

— Ира, ты ведь понимаешь, что это ненормально.

— Понимаю, — стыдливо произнесла она.

— Я думаю, тебе следует обратиться к врачу. — Антон жестом остановил ее возражение. Положил руку на плечо и усадил. Сам сел напротив. — Ира, я должен тебе кое-что сказать. Возможно, это будет звучать для тебя странно. Но поверь мне, в этом рассказе я буду честен. Главное, дослушай до конца, а выводы делай потом. Хорошо?

— Ты так говоришь… мне страшно становится.

— Мне тоже было страшно, — нервно улыбнулся Антон.

Он на мгновение закрыл глаза. Глубоко вздохнул и начал свой рассказ словами:

— Ира, между нами уже давно что-то не ладится…

Сложно было говорить, зная, что слова обязательно принесут с собой боль. Будут впиваться стальными иглами в кожу. Проникать в душу. И каждым новым словом Антон, будто бы будет забивать эти иглы глубже и глубже. Но делать было нечего. Начало рассказа уже сорвалось с губ, и ситуация требовала того, чтобы этот рассказ был закончен.

Антон и сам понимал, что в одиночку не в силах справиться с таким грузом тайн. Казалось, что расскажи он, и вес секретов разделится. Станет легче.

Поэтому он и не скрыл от Иры ничего.

Начал с натянутых отношений между ними. Недопонимания. Недомолвки. Отстраненность. Наверное, это и вылилось в то, что на личном горизонте Антона Лиза превратилась из отдаленного и мутного пятнышка, в девушку, с которой он хочет построить семью. Рассказал и о том жутком моменте, когда хотел бросить Иру. С ужасом вспоминая события того вечера, чувствовал, как холодеют руки и дрожит голос. Все же не просто было осознать, насколько один день мог перекроить их судьбы. Рассказал и о ведьме. О первом посещении нижнего мира…

— …я видел там тебя. Твое астральное тело. И видел, как над тобой висит морбус. Он как осьминог, уже обвил тебя щупальцами. Мне ничего не оставалось делать, кроме как послушаться эту ведьму. Я хотел этого избежать. Я даже попытался напасть на морбуса, но не смог ничего сделать. Ира… — Антон надолго замолчал. Собирался с духом. Кусал губы. — Я избавился от ребенка в нижнем мире и только благодаря этому, ты смогла победить морбуса… эм, то есть смогла победить рак.

Дальше Антон ушел в дебри, где не чувствовал себя так уверенно. Он пытался донести до Иры причины появления малыша в этом мире. Естественно, он догадывался, что последуют вопросы о возможности как-нибудь спасти ребенка. Также он знал наверняка, что на эти вопросы он ответить не в состоянии.

Ира выслушала достойно. Ее привычное и мимически подвижное лицо во время рассказа ни разу не шелохнулось. Ни один мускул не дрогнул. Даже глаза… Ира вцепилась в одну точку и так до самого конца не отводила взгляда.

— …наверное, это будет звучать оправданием меня, но я должен это сказать. Я хотел, как лучше. Я не знал, как будет лучше, но хотел я сделать так, чтобы нам было хорошо. Что ж, частично у меня получилось. Ты жива и, наверное, это главное. — Антон закончил.

Ира еще несколько минут не отводила взгляд. Даже когда на глазах начали скапливаться слезы, она словно бы не смела моргать.

— Спасибо, — произнесла она едва слышно. Голос ее дрожал. — Спасибо, что рассказал мне. То есть, мы расстаемся, я правильно поняла?

— Да. — Твердо ответил Антон. Но не выдержал. Поддался слезам. — Но если хочешь… если тебе надо, то мы можем еще какое-то время пожить вместе.

Ира покачала головой.

— Нет в этом смысла. Я, наверное, тебя только об одном попрошу. Сведи меня с этой ведьмой.

— Ира, оно тебе не надо. Возможности вернуть ребенка нет. Ты ведь сама говорила, что молода. У тебя еще будут дети.

— А мне кажется, что уже никогда не будут, — равнодушно сказала она. — Кажется, что ты смог спасти меня только ценой смерти ребенка. Наверное, мне надо подумать. Давай отложим подведение итогов. — Она посмотрела на Антона, и тяжелая улыбка появилась на ее уставшем сером лице.

Два дня Ира выдерживала молчание, прежде чем усадила Антона напротив и продолжила начатый разговор.

— В том, что мы расстаемся, я не сомневаюсь. Так будет лучше. У тебя завертится своя жизнь, я постараюсь не уронить свою. — Она говорила так выверено и четко, словно читала заученную для выступления речь. —Еще раз спасибо, что рассказал мне. Хотя… поздновато немного. Я так понимаю, документы на развод можно уже подавать?

Антон кивнул.

— Отлично. Тогда встает вопрос о разделе имущества. Чувства чувствами, а обычная жизнь все равно требует свои привилегии.

— Нам и делить-то особо нечего, — усмехнувшись, сказал Антон.

— Квартира. Хоть и студия, но все же… Предлагаю продать ее и поделить деньги. Я бы не хотела здесь дальше жить.

— Согласен. Поддерживаю.

— Единственное, что я бы тебе посоветовала на будущее. Не принимай таких решений в одиночку. Это очень тяжело.

— Ты была в коме! — сорвалось у Антона. — У кого мне было спрашивать?

— Подождал бы, — холодно продолжала Ира.

— Если бы я не принял это решения, тебя бы уже не было!

— Меня и теперь нет, Антон. Давай не будем об этом. У нас разные мнения на этот счет.

— Да какие тут могут быть мнения! — вскочил он. — Я спас ее, а она недовольна! Жизнью своей рисковал. С этим осьминогом дрался. Тебя там не было. В этом тумане. Хуже место я еще не видел и, надеюсь, никогда не увижу.

Ира дождалась, когда Антон вернется на место. Сядет. Успокоится.

— Что сейчас останется после меня? Гниющее мясо. Кости. Горстка червей. А мог бы быть ребенок.

— Не мог! Не мог он быть, — снова вспылил он, но сдержался. — Не было бы вас обоих.

— Ты не можешь этого знать. Сам ведь говорил, что никаких гарантий она не давала.

— Я делал выбор из того, что было.

— Я понимаю тебя. Но и ты, постарайся меня понять.

— Не могу, — признался Антон.

Бракоразводный процесс дело не быстрое.

Отдали бумаги и стали ждать. Выставили квартиру на продажу.

Ира окончательно отстранилась от дел. Она не глядя ставила подписи. Скорее всего, подсунь ей Антон отказ от имущества она бы и там легкой рукой черканула свое согласие.

За эти несколько месяцев Ира превратилась в зомби. Она ходила на работу. Коротко отвечала на вопросы, если зададут. А вечерами, приходила в пустую квартиру. Ложилась на кровать. Сворачивалась калачиком и плакала. Призраки из нижнего мира больше ее не беспокоили. Вместо этого, она сама, словно скучая по ним, представляла себе ребенка. Качала его на руках. Пела колыбельные. Обнимала и даже вдыхала аромат его волос. А в это время, обиженный Чарли жалобно глядел на хозяйку, не понимая, где он провинился, что она снова плачет.

Антон окончательно перебрался к Лизе. Жизнь его еще несла на себе отпечаток прошлых отношений, но он чувствовал, как лихо время подтирает прошлые обиды, горечи и разочарования. Как порой быстро забывается то, что некогда считалось высеченным в камне. Прошлая жизнь окончательно стала прошлой.

Несмотря на то, что Антон всегда делился с мамой своей жизнь, весть о разводе говорить было особенно тяжело.

Мать выслушала и задавала всего несколько вопросов:

— Ты ее окончательно разлюбил? Ты любишь Лизу?

На оба эти вопроса Антон ответил утвердительно.

***

Шли дни… закручивались в недели. Недели складывались в месяцы.

Прошлое, порой, напоминало о себе: общими знакомыми, фотографиями, вещами.

В то летнее утро Антон нежился в кровати. Лиза уехала к подруге. Он бездумно щелкал пультом и с наслаждением смотрел на маслянистую пленку кофе. Долго выжидал, пока кофе остынет. Наконец, посчитал, что уже прошло достаточно времени, чтобы сделать первый глоток.

Двумя пальцами схватил маленькую чашечку. Поднес ко рту и…

Зазвонил телефон. Это была Ира.

Странно. Учитывая, что с момента их расставания они даже двух слов друг другу не написали.

Что ж… подождет, подумал Антон. Я слишком долго ждал, пока остынет кофе, чтобы вот так глупо пропустить весь вкус.

Отпил кофе.

Телефон перестал звонить.

Не спеша он отпил еще. Вдоволь насладившись, отложил чашку, взял телефон и вышел на лоджию. Сосновый лес качался за окном. В ветвях перекрикивались птицы. Теплый, скорее даже обжигающий, воздух врывался в открытые окно.

Антон нехотя посмотрел на телефон, но все же решил перезвонить.

Вряд ли она будет тревожить по пустякам.

Во время гудков пришла странная мысль, что Ира звонит для того, чтобы сообщить, что Чарли умер. Антон не понимал, почему подумал именно так, но к третьему гудку был уже окончательно в этом уверен.

— Привет. Ты звонила, я занят был. Не успел.

— Да… привет, — сказала Ира и замолчала.

Она все еще не пришла в себя, отметил он по голосу.

— Ну, так что там?

— Антон. Я была у ведьмы. Я видела тебя. Над тобой висит морбус. Антон! Антон… ты слышишь меня?

Он слышал.

Из телефона надрывно кричала Ира. А Антон почему-то подумал, что она все же пришла в себя. Вернула себе эмоции.

Но эта мысль недолго держалась в голове.

Морбус! Морбус! Морбус! — как удары колокола вибрировали мысли.

Антону показалось, что он смог даже почувствовать его над собой. Прямо здесь. В этом мире. Над правым плечом.

Он черной тучей парит над ним. Трогает своими щупальцами. Обвивает. Стягивает. И прижимает к себе, как любимая мать прижимает свое дитя.

Дыхание перехватило. Пошатываясь, он вернулся в комнату. Бесчувственно рухнул на кровать. Уткнулся в подушку и взвыл.

Память мгновенно выдернула из омута все видения. Всю боль. И все страдание, которое ему довелось увидеть и услышать в мире тумана.

Мысли продолжали атаковать. Он пролил недопитый кофе. Скомкал постель. И в какой-то момент взял себя в руки.

Вскочил. Отряхнулся, как собака, и во все горло заорал:

— Хватит! Время! Время сейчас важнее всего!

Наскоро оделся и вышел.

Он точно знал, куда ехать. Нигде больше нет спасения. Только в этом проклятом доме. Только там.

Предыдущий пост в серии
Показать полностью 1
315
Авторские истории

Зато никого не подставили

Рабочая переписка: ГМ - генеральный менеджер, НК - начальник отдела качества.


(ГМ) - Коллеги, сегодня до конца дня необходимо сдать отчёты по проектам и задачам. Если они не окончены, то укажите процент выполнения.

(НК) - Извиняюсь, у меня приоритетная задача: повышение качества продукции. Вот прям всецело, как бы не звучало. На данном этапе стоим на месте. Мне что, ноль нарисовать?

(ГМ) - Это не совсем будет гуд). А почему вы ничего не сделали?

(НК) - С нашей стороны все сделано. Расписали, что по новым стандартам нужно другое сырье и новое оборудование. На старом это сделать невозможно. Ответили: "дорого" и "пока так". Мне что нарисовать??

(ГМ) - Напишите через дробь: отдел качества, проект такой-то, выполнение 100%, а другие подразделения: например плановый отдел, после дроби - данные уточняются. Директор сам у них и уточнит.

(НК) - Хорошо, спасибо. Только пока что директор сам руководит плановым отделом.

(ГМ) - Знаете, не надо так писать, забыла)) Напишите просто 50%, а спросит, - вы устно все и распишите. Вы сделали всю работу, а от общей она - наполовину.

(НК) - Понял. Только там ещё должно быть согласование с отделом главного инженера, отд матобеспечения и финдиректором. Писать мне - 50%? А им - данные уточняются?

(ГМ) - Какой-то сложный вопрос у вас. Это невольно подставляет коллег, - условно, конечно же). Коллектив то у нас дружный) Давайте не будем делить функции через дробь. Напишите как есть: в процессе выполнения. Без процентов.

(НК) - Теперь звучит как я что-то не доделал. Думаю нужно понятнее.

(ГМ) - Ой ну напишите отдел качества 100%.

(НК) - "Улучшение качества продукции: отдел качества - 100%".

(ГМ) - Нет, так тоже возникнут вопросы. Как будто есть кто-то другой, кто не указан.

(НК) - Ну есть же кто-то другой!! Кто ни шиша не сделал!!

(ГМ) - Главное в нашем коллективе - не подставлять коллег, а помогать им. Ведь это может отрицательно повлиять на внутреннюю атмосферу. Это прописано в нашей политике.

(НК) - Так что написать??

(ГМ) - Напишите 34,3%. Вроде и немало и необходимо усилить и ускорить выполнение задачи.

(НК) - Почему 34,3%?

(ГМ) - Вот видите и директор так же спросит, здесь уже будет психологический эффект связанный с точностью цифр. А вы ему на стол - бах, и все свои расчеты, видите мы всё сделали, и будет, как бы невидимый посыл, что теперь нужно проработать вопрос далее.

(НК) - То есть таким образом коллег не подставим?

(ГМ) - Нет, все будут поглощены расчетами оставшихся долей процентов по подразделениям.

(НК) - Спасибо. Как думаете, будет толк? Оборудование купят?

(ГМ) - Конечно нет. Но останавливаться на этом нам точно не нужно.)

(НК) - Это ерунда какая-то. Тупик, так качество никогда не будет улучшено. А меня будут этим долбить на каждом совещании.

(ГМ) - Знаете, мне это тоже порядком надоело. На совещании я полностью вас поддержу и скажу что наша компания катится в зад вселенной и если мы ничего не изменим - нас ждёт крах в ближайшем времени.

(НК) - Вы серьезно?? Спасибо большое!


(Поздно вечером того же дня)

(НК) - Не нужно было вам так резко. Хотя кто знает, может это и к лучшему.

(ГМ) - Ничего страшного, найти работу нам с вами труда не составит. Да в задницу такую политику. И компанию.

(НК) - Ну зато никого не подставили.)

Показать полностью
14

Волна

Не хотелось домой рано возвращаться – взгромоздился на забор, рядом с семью котами, стал в их тусу вникать:

Кошаки – одиночки, им общество нафиг не сдалось, чего они здесь кучей зависли, да еще меня какими-то флюидами привлекли?

Они не ищут общества друг друга, они собрались разделить одиночество – догадался я, и предложил черному Ваське сигарету. Тот охотно взял ее в зубы, я услужливо поднес зажигалку.

Посидели, покурили, помолчали:

– Теперь я на одной волне с вами. – философски заметил я.

– Да. – негромким хором мяфкнули коты.

6

"Написал я значится рассказ"

Это мой первый до конца написанный рассказ прошу оценить.
Update: исправлены пунктуационные, смысловые и грамматические ошибки которые я нашел.

"Неограниченное время"
За окном было жаркое лето, меня ждала обычная поездка в соседний городок, я купил билет, собрал все свои вещи и отправился на вокзал.
– Так, поезд отправляется в 12:45-
Тут я мельком посмотрел на часы
-12:25 мне надо поторапливаться-
Через десять минут контролёр проверял мой билет
-Проходи- буркнул он
Я поднялся по ступенькам, нашел свое место, заранее разложил кровать и стал ждать отправления. Состав тронулся и совсем скоро колеса застучали. Через пару станций в вагон зашёл незнакомец в черных очках, он был Невысокого роста, в черном плаще и черной шляпе, в руках он держал чемодан. Медленно он сел напротив меня,
-Вы докуда едете ?- неожиданно грубоватым, сухим голосом он спросил меня.
-До конечной, а вы ? – Спросил я
-тоже- ответил незнакомец.
Весь оставшийся день прошел скучно, я закрыл шторы и лег спать. Проснувшись среди ночи, я встал в полумраке и пошел в уборную. Вернувшись я заметил, что незнакомца нет, хотя его вещи были на месте. Не обратив на это внимания я лег спать дальше.
На утро незнакомец так и не появился. Я подумал, что он вышел на станции, а поезд уехал без него.
Поезд начал тормозить и тут я услышал дикий крик, как оказалось, девушка пролила на себя кипяток, она получила сильные ожоги, ее увезли на скорой помощи.
Я решил подремать пару часов
-так и время быстрее пройдет.- подумал я Проснувшись вечером я пошел набрать горячей воды для чая и понял, что в этом вагоне я один, как назло вода закончилась и мне пришлось идти в соседний вагон. Бортпроводников тоже не было это меня насторожило. В другом вагоне тоже не было ни души. Я пошел в сторону головы состава минуя вагоны, но ни в одном из них никого не было. Дойдя до кабины машиниста я сначала постучал, потом открыл дверь и там тоже было пусто. Поезд ехал со всей скоростью, впереди был крутой поворот, я ничего не успел сделать как состав на огромной скорости въехал в здание…
Я очнулся в своей кровати
-ужасный сон- подумал я.
Но людей по прежнему не было. В отчаянии я пришел в последний вагон, открыл дверь на улицу, Поезд стоял на станции. Я вышел на платформу и теплый, легкий ветерок «окатил» меня, я оглянулся и обомлел. Вокруг лежали жёлтые и красные листья,
-но сейчас же лето- дрожащим и испуганным голосом сказал я.
-Лето кончилось молодой человек, ещё три месяца назад- тут я повернул голову, и увидел того самого незнакомца в плаще, он читал газету сидя на лавочке. Внезапно начался сильный дождь я забежал в вагон, но таинственного незнакомца на лавочке уже не было. После поезд тронулся и мы поехали дальше.
-Это все очень странно- подумал я
И оказался прав, это действительно очень странно.
Люди из всего поезда не могут пропасть по щелчку пальцев, также не может поменяться время года за сутки.
-это все не правда, это все галлюцинации-
Я потихоньку начал сходить с ума. Мы ехали очень долго. Я убрал штору с окна, увидев океанское дно и проплывающих рыб у меня перехватило дыхание, поезд сильно затрясло и я упал, и ударился головой об стол…
Я проснулся в кровати у меня была одышка и сильный кашель, я попил воды, пришел в себя. Людей нет.
-Все повторяется- сказал я в слух.
Я решил открыть чемоданчик своего таинственного попутчика. В нем много, что лежало, среди вещей я заметил странную колбу с непонятной жидкостью внутри. Внезапно я услышал голос за своей спиной:
-Не хорошо копаться в чужих вещах-
Голос прозвучал неожиданно и я выронил колбу. Обернувшись, последнее, что я увидел перед тьмой это таинственный предмет с кнопкой которую нажал незнакомец. Прогремели взрывы и я впал в небытие...
Проснувшись на кровати, я начал размышлять. –ко всему причастен тот незнакомец, он знает мои следующие шаги и нарочно меня убивает. Я в петле, что бы выбраться из нее нужно ее развязать или порвать, что бы порвать петлю, нужно делать все непредсказуемо-
Я пытался максимально Долго выжить в поезде, но у меня заканчивалась еда и все началось сначала, я потерял счёт времени, выхода нет. Я был везде, в каждом вагоне, на каждой станции, я был в космосе, на Марсе, на луне, в жерле Вулкана.
-что от меня хотят?-
Неожиданно в голове возник вопрос:
-что это был за прибор у таинственного незнакомца?-
У меня была теория, что каждый раз он нажимал на кнопку и все начиналось с начала.
-Не будет прибора, не будет проблем-
Я решил снова «порыться» в чемодане незнакомца, но припас стеклянную бутылку в руке, я поднял колбу. И как только появился он я бросил бутылку в виновника последних событий, но это оказалась колба, она разбилась о прибор и жидкость из нее попала на руки незнакомца, он бросил прибор, я успел поймать его и бросил бутылку в голову незнакомца. Бегло оглядев прибор я увидел всего две кнопки: красная и зелёная. Я пытался вспомнить, какую кнопку он нажимал.
-Нажми зелёную- пронеслось в голове
Я решил послушаться интуицию. Но за моей спиной поднялся мой попутчик, он хотел отнять прибор, но я увернулся. Между нами завязалась борьба, я держа прибор в одной руке, пытался ударить оппонента другой. Он парировал мои атаки, я хотел убежать, но поскользнулся на луже и упал. Выронив прибор. Незнакомец потянулся за ним, но я ударил его ногой в бок, встал, забрал прибор и нажал зелёную кнопку…
Пустота…
Потом я оказался у входа в вокзал, толпились люди, но лишь один человек сидел на лавочке и читал газету, я посмотрел на часы, потом выдал:
-Без пяти до отправки поезда, как бы не опоздать. Мужичок сидевший на скамейке опустил газету и я увидел человека в черном плаще, и черной шляпе, он сказал: -О поверьте молодой человек, вы точно никуда не опоздаете.-
Через мгновение я показывал контроллеру свой билет.
-Проходи- буркнул он
Я нашел свое место, разложил кровать и Прилёг отдохнуть я не заметил как уснул…
Меня разбудил контролёр и спросил мой билет, я достал достал из кармана рюкзака билет и предъявил его контроллеру. Он проколол его и улыбнувшись сказал: -Удачной поездки, надеюсь она вам запомнится на всю жизнь.-

P.S. спасибо что дочитал до конца)

Показать полностью
366

Аллергик

«Будьте здоровы!» — первое, что слышал Юра, когда выходил из своей квартиры. У парня был чёрный пояс по аллергии и, как бы он ни старался его лишиться, каждый день его иммунная система брала новый антирекорд.

Художников-пейзажистов Юра не понимал с детства, поэзию о природе презирал. Какие-то сумасшедшие дядьки с упоением рассказывают об объятиях с березами и о васильковых полях. Обнимать врага Юра мог только в самом страшном сне, а изображать его на холсте считал проявлением психического отклонения или открытой диверсией.

Соседи по дому Юру ненавидели. Из-за него в подъезде перестали мыть полы с хлоркой, заварили мусоропровод, а после того, как Юру в восьмой раз забрала реанимация, с подоконников пришлось убрать цветы.

Первые песни соловьев Юра воспринимал как дьявольский марш. Пока все вокруг радовались теплому майскому солнышку и аромату цветущей сирени, у аллергика начинался его персональный ад.

Из дома Юра старался выходить только при острой необходимости, как это случилось сегодня. Если продукты, лекарства и даже женщин можно было заказать прямиком домой, то стоматолог наотрез отказывался выезжать по адресу и лечить пациента в кухне на табурете.

— Если доедешь за минуту, плачу по двойному тарифу! — крикнул Юра, садясь в такси и задерживая дыхание.

Машина со свистом рванула со двора, проехала триста метров и, выполнив поворот с заносом, быстро вклинилась в километровую пробку.

Юра верил, что способен не пользоваться лёгкими минут двадцать, если ему потребуется. Но, когда таксист начал угрожать ему искусственным дыханием рот в рот, если тот не перестанет синеть, всё же задышал. Поездка была не из простых: ёлочка, висевшая на стекле заднего вида, коварно источала аромат ментола и вызывала слёзы, чехлы из дешевой ткани раздражали кожу через куртку, а сам таксист пах как раздевалка в спортзале и при этом ещё и курил вейп с запахом клубники. Весь этот «букет» грозил стать причиной анафилактического шока.

Добравшись до кресла врача, весь в соплях, слезах и с красными ушами, Юра радовался: самое страшное позади.

— Аллергия на анестезию есть? — вернул его в реальный мир своим вопросом врач. — Нерв удалять надо.

В ответ Юра хотел разрыдаться, но тут в кабинет вошла ассистентка — прекрасная, как ангел. Не влюбиться в такую с первого взгляда трудно было себе позволить, и Юра не позволил.

— Надоело! Вокруг меня не мужики, а нытики и тряпки. Я так никогда замуж не выйду, — плакалась она кому-то по телефону. — Жалуются, хнычут, боятся собственной тени, тьфу.

— Кхе-кхе, — покашлял доктор. — Юля, вы на работе.

— Простите, Пал Сергеевич, — виновато улыбнулась она и, надев на лицо маску, подготовила шприц.

— Знаете, мне не нужна анестезия, я не боюсь боли, — со скучающим видом заявил Юра и запомнил этот сеанс на всю жизнь.

— Вы такой храбрый! Я бы не смогла без заморозки вытерпеть удаление нерва, — вытирая размазанного Юру с кресла, сказала Юля, когда всё закончилось.

Парень решил брать быка за рога:

— Разрешите пригласить вас куда-нибудь, — выдавил он больным ртом.

— Ой, какой вы прыткий. Но мне нравится! — кокетничала ассистентка. — Знаете, я сегодня собиралась готовить и уже всё распланировала…

Юра повесил было свой сопливый нос, но Юля его быстро подтерла своей идеей:

— Вы можете сходить со мной за продуктами, а там, глядишь, может, и угощу вас домашним ужином.

Под «пригласить куда-нибудь» Юра подразумевал свою стерильную, гипоаллергенную квартиру, куда ду́ши мух, пылевых клещей и тараканов попадали после смерти за плохое поведение. Только дома он чувствовал себя в безопасности, а продуктовые магазины вообще были угрозой первой степени. Но глаза Юли стоили того, чтобы рискнуть.

Обложившись антибактериальными салфетками, словно оберегами, Юра дождался окончания смены девушки, и они двинулись в сторону её района. В обычной одежде Юля выглядела ещё прекрасней, чем в медицинской униформе, и парень совсем потерял рассудок от любви.

— Ой, а пойдёмте через парк, там так красиво, всё цветёт! — предложила Юля.

В ответ у Юры свело лицо, и девушка, приняв эту гримасу ужаса за улыбку, потащила парня прямиком в бездну.

— Вы себя нормально чувствуете? — спросила она, когда Юра покрылся первыми пятнами.

— Да, солнце сегодня яркое было, я так загораю просто.

Дети, собаки, цветы, запах горячего фритюра и облака сахарной ваты — если бы Стивен Кинг писал хорроры для аллергиков, описание городского парка стало бы самым удачным его романом. У Юры заложило, раздулось и зачесалось всё что можно. Силой воли, любви и пачкой антигистаминного он останавливал невероятно сложные процессы в организме.

Юля оказалась очень интересной и милой особой, даже несмотря на то, что все её шутки и страхи были связаны с зубами, о которых она могла говорить часами.

— Вы такой хороший слушатель, — оценила она Юру, чьё горло сдавило тисками. — А вот и магазин.

Превозмогая желание стать тряпкой и нытиком, Юра обрастал новыми фобиями со скоростью света. Ощущение было, что он попал на минное поле. Осторожно блуждая мимо стеллажей, он огибал по длинной дуге полки с орехами, злаками и молочкой.

Меняя цвет, словно хамелеон, Юра прошел вдоль ряда фруктов. Коварные апельсины смотрели ему вслед и угрожали расправой. Прямо перед ним упали на пол и покатились тонкокожие лимоны — смертельные гранаты — даже чеку не надо дергать. Засмотревшись на них, Юра врезался в свою спутницу, которая выглядела очень бледной, разглядывая баклажаны.

— Что с вами?

— Аллергия, — дрожащим голосом ответила Юля. — Хочется купить, но не могу.

— Не может быть! — обрадовался Юра. — На баклажаны? — Он уже хотел признаться, что у них есть общий недуг.

— Нет, на цены, — сказала девушка и чихнула.

— Берите, я угощаю, — предложил аллергик.

— Да́рите мне на первом свидание баклажаны? Очень мило, — хихикнула Юля.

Юра тоже улыбнулся шутке, но на самом деле баклажан был одним из немногих продуктов, которые он мог есть.

Корзина Юли заполнялась медленно, но верно. Девушка постоянно давала Юре что-нибудь понюхать со словами:

— Как думаете, свежее?

Парень быстро обучался дышать альтернативными способами и даже задумывался о том, чтобы запатентовать их, если выживет.

Когда покупки были сделаны, Юра взял тяжелый пакет и на вытянутой руке нёс его весь путь.

— Ну что, зайдете на ужин? — спросила Юля, одарив парня своей самой прекрасной улыбкой.

Юра кивнул — на большее он был не способен.

— А вы кошек любите? — спросила, поднимаясь по лестнице, Юля.

— Ну, как вам сказать… — замедлил шаг холодеющий от ужаса Юра.

— Я вот не люблю, — призналась Юля, и парень облегченно выдохнул. — Я собак люблю, — сказала она, открыв дверь.

Юра не успел даже пискнуть, как его окружило двадцать килограмм мопсов. Три хрюкающих собаки были рады незнакомым ботинкам и штанам и стремились с ними породниться: слюнявили, обнюхивали, обтирались.

Дальше всё было как в тумане. Сила воли сказала: «Auf wiedersehen», и Юра полетел в куда-то в сторону приятного забвения. Он закрыл свои глаза-щёлки и открыл их, уже будучи в больнице. Юля сидела рядом. По её лицу была размазана тушь, в покрасневших глазах всё еще стояли слёзы.

— Почему вы не сказали, что у вас аллергия? — спросила она, когда Юра начал различать мир.

— Я-я-я боялся показаться вам слабаком и нытиком, — признался Юра.

— Вы ненормальный? Это же вообще другое! Как вообще можно было додуматься до такого? Вы же могли погибнуть!

— Наверное, вы правы. Просто вы мне очень понравились, и я что-то совсем потерял связь с реальностью.

Юра никогда еще не чувствовал себя так глупо. Больше всего на свете ему хотелось сейчас оказаться запертым в своей квартире и никогда из неё не выходить.

— Вы мне тоже очень понравились. Скажите, какие блюда вам можно и какие запахи вас не тревожат, я приготовлю вкусный ужин, и мы сможем продолжить наше знакомство.

— Спасибо большое, но всё это не имеет смысла, — с горечью произнёс Юра.

— Почему? У вас аллергия на вторые свидания?

— Нет. Но у вас три собаки, вы же не бросите их ради свиданий со мной. Да и жизнь с аллергиком — то еще удовольствие. — Юра отвернулся от неё, чувствуя, как накатывают слёзы.

— Да это не мои собаки. Сестра попросила взять на передержку на пару дней. Мне на съемной квартире вообще нельзя животных держать. А всё остальное ерунда — у меня у папы этих аллергий на целый справочник наберется, я прекрасно знаю, что и как делать.

— Правда? — просиял лицом Юра.

— Нет, — призналась Юля. — Вы же меня тоже в какой-то степени обманули…

Юра почувствовал, что его сердце трещит по швам.

— Но я готова попробовать! — заулыбалась она. — Если, конечно, у вас всё-таки нет аллергии на вторые свидания.

Александр Райн

Аллергик Авторский рассказ, Текст, Аллергия, Любовь, Длиннопост
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!