Сообщество - CreepyStory
Добавить пост

CreepyStory

7 179 постов 31 743 подписчика

Популярные теги в сообществе:

160
CreepyStory

Итоги конкурса от сообщества CreepyStory и канала Necrophos . По теме "Мистический детектив"

Уважаемые пикабушники и подписчики сообщества CreepyStory, подвожу итоги нашего конкурса по теме "Мистический детектив". 


1 место- @chetushka с историей Мафусаиловы хляби (часть 1)  приз 5500 рублей.


2 место @N.Liat c историей Что-то большее: ч. 1  приз  2700 рублей.


3 место @Wargoshi c историей Хранитель воспоминаний. Часть 1 приз 2500


Приз от канала Некрофос за понравившуюся историю @los.yebenes  история Крыса (часть I) - 600 рублей.


Приз  от вк паблика Если б я был писателем  - @Morgot76 за историю Мимикрия  - 700 рублей.


А так же всем призерам будет сделана бесплатная озвучка на канале Некрофос. 

Вашу историю услышат десятки тысяч людей!

Озвучку своих историй получают так же замечательные работы:


@Pozitifffff  Судный день


@LemmonPepper  Добрый Дядя Тук


@Martiss Амдерма. На краю света. Часть 1/2


@MOHAPXl Ночной бриз


@strorri3 В глушь часть 1


@PavelGarm Преобразование. Часть 1/2


@user4814658 Тихое Место


Ребят, вы потрясающие! Спасибо вам за то, что подарили нам нескучно проведенное время, интересные истории и запоминающиеся образы!


Благодарю подписчиков нашего сообщества за конструктивную критику, это всегда очень важно для автора.


Еще раз огромное спасибо тем, что поддержал наших авторов деньгами -  @lork26  @pikabumoderator  @LarryVerton .  Вы сделали доброе и важное дело. 


Я благодарю авторов, решивших поучаствовать в конкурсе и дать нашим подписчикам немного отвлечься, читая написанные истории. Выбор для меня был не легким, учитывалось все. Подача, яркость текста, сюжет, грамотность, умение донести до читателя образы и характеры персонажей, так описать место действия, чтобы каждый там, в этом месте, себя ощутил. Насколько сюжет зацепит. Сколько останется вопросов по логике действий персонажей после чтения.  И много других нюансов, так как текст идет для озвучки.


Всем мира, добра и нескучных историй!)


Обнимаю, ваша Джурич.

Итоги конкурса от сообщества CreepyStory и канала      Necrophos     . По теме "Мистический детектив" Конкурс крипистори, CreepyStory, Мистика, Детектив, Авторский рассказ, Страшные истории, Длиннопост
Показать полностью 1
18

Криповое зеркало

Приветствую и прошу помощи.

Когда-то давно, лет 10 назад, читал на мракопедии пасту, в которой зеркало уродовало людей, которые кривлялись, глядя в него.

Сейчас вспомнил, захотелось перечитать, а найти никак не могу.

Если кто-то знает эту пасту, и может поделиться ссылкой, буду очень благодарен.

65

Великая степь. Пылающий мазар. Глава первая

Они вжались в угол сидя на детской кроватке. Мать закрывала собой круглолицую полноватую девочку, которая плакала навзрыд, испуганно таращась на сидящего у двери на ветхой табуретке бледного, опиравшегося на клюку из красного дерева старика.


Тот в свою очередь улыбался, показывая нейлон зубного протеза и молчал. Комната освещалась лишь ночником – божьей коровкой, вставленным в розетку у входной двери, отчего всё вокруг окрашено было в мистический красноватый цвет.


– Чему учит эта ужасная сказка, чему?!- прокричала женщина, больше прижимая девочку к стене, закрыв её от взгляда старика ещё и расставленными в сторону руками.

Старик не ответил, только улыбнулся шире, и нитка зеленоватой (это было отчётливо видно даже в полумраке) слюны потянулась из-под протеза к полу.

Великая степь. Пылающий мазар. Глава первая Продолжение следует, Мистика, Крипота, Роман, Страшные истории, CreepyStory, Длиннопост


Глава первая


В центре жилища теплился огонь, спрятанный в глиняном кувшине. Сизоватый дым тянуло вверх к венчику дымохода. По бревенчатому куполу скакали желтые и оранжевые тени, была ночь

.

На застеленном конской шкурой топчане лежал голенький младенчик. Над ним ворковала мать:

– Ули-ули, пай-пай-пай, спи малютка засыпай, - мурчала она, подёргивая ребёнка за пальчики ног - Этот конь пьёт росу, этот конь ест траву, этот конь несёт рассвет, - женщина касалась пальчиков от большого к мизинцу.


Внезапно из соседнего помещения раздался жуткий звук напоминавший одновременно мяуканье крупной кошки и хрипение умирающего. Мать прижала младенца к груди и встревоженно уставилась на завешанный пологом вход. Ребёнок, напуганный звуком захныкал, женщина вынула из проймы своего платья налившуюся грудь и сунула сосок в рот младенцу.

Вскоре звук стих и селенье погрузилось в сон.


*


Лая́ра не спала всю ночь. Браси́ то и дело просыпалась и кричала. Утро, неласковое из-за моросящего холодного дождика, было для неё особенно сложным. Сегодня впервые доили молодую кобылу.


Лошадь закладывала уши и показывала зубы, когда женщины завели её в доильную хижину, придерживая за недоуздок. Вороной новорожденный жеребёнок шел за матерью, с любопытством оглядывая каждую из женщин. Тульне́й приманила малыша сладким корнем и пока жеребёнок им занимался принялась доить кобылу.


Остальные придерживали недовольную происходящим лошадь за гриву и недоуздок, подкупали лакомствами из сушеных трав.


Кобылу и малыша выпустили в табун, который после дойки погнали на пастбище. Женщины разлили молоко по кожаным сосудам. Когда сосуды были подвешены в доильной хижине пришло время готовить пищу.


Те из женщин, кто имел грудных детей отправились в жилые помещения по коридорам селища. Лишь Лаяра шла на некотором отдалении от остальных, с недавних пор она всё яснее понимала – скоро в селенье придёт шаман. Понимали это и остальные.


Браси уже не спала и смотрела на полог у входа своим необыкновенно взрослым, немигающим взглядом.


Её тонкие как сухие веточки руки были изогнуты под немыслимыми углами, раздутый живот в сетке голубых, толщиной в палец вен подёргивался от икоты. Ноги, такие же тонкие, как и руки с крупными узлами коленей были непривычно длинными, будто у маленького жеребчика и постоянно на ощупь казались ледяными. Крупная, словно раздувшийся бурдюк голова, с несколькими прядками рыжеватых волос, покоилась на свёрнутой валиком конской шкуре. Рот девочки был перекошен, из него текла слюна. Глаза были необычного цвета: карие, а нижняя четверть призрачно-голубая, от чего казалось, будто Браси постоянно закатывает глаза. Бурый лес в объятьях зеркального озера. Это было бы хорошим поводом повысить калым, если б малышка не была проклята.


Над колыбелью висели костяные фигурки, которые в ожидании рождения дочери вырезал каменным ножом отец. С момента рождения Браси мужчина не ночевал у семейного очага, постоянно оставаясь с лошадьми на пастбищах.


Лаяра выдохнула и осторожно отогнула шкуру, служившую в её жилище пологом. В душе она желала Браси смерти, посему каждый раз с замиранием сердца заходила к дочери. Девочка глядела на мать своими жуткими глазами.


Из соседних помещений послышался детский смех и нелепица, которую обычно болтают малыши – ровесники Браси, у очага проклятых было тихо. Лаяра благодарила рухов за это, потому как крик её дочери леденил души всего селища.


Грудь заныла, переполненная молоком, платье спереди стало намокать. Лаяра медленно подошла к девочке, спустила по пояс шерстяное своё платье и, взяв Браси на руки стала кормить.


Для женщины каждое кормление было испытанием на стойкость, потому как помимо прочего, Браси родилась с зубами. Искусанную до крови грудь Лаяра смазывала конским жиром, а чтобы унять боль пила перебродившее кобылье молоко. По мере того, как девочка взрослела – крепли и зубы, а с ними сильней становилась и боль. Поэтому Лаяра всё чаще пила кисловатый молочный напиток, и всё меньше была похожа на прежнюю цветущую жену.

Сегодня было восемнадцатое полнолуние со дня рождения Браси.



Он сидел сложив ноги по-турецки на застеленном линялыми шкурами земляном полу. Мужчина, которому с лёгкостью можно было дать и тридцать лет, и шестьдесят. Посередине жилища горел в глиняном очаге огонь: гудел и потрескивал. Мужчина был светлокож. Вокруг носа и губ залегли заметные, но не слишком глубокие морщины, от чего уголки рта казались всегда недовольно опущенными. Длинные, спутанные рыжевато-золотистые волосы стелились вокруг него, голову венчал колпак украшенный соколиными перьями.


Перед мужчиной лежали красивые разноцветные камушки, собранные им на дне потаённого ручья. Сегодня было необыкновенно тихо. В лесу, где находилась ямная хижина, как обычно всё жило, потрескивало и ухало, к тому же мелкий дождь, переходящий в колючую крупку снега шуршал по конусовидной бревенчатой крыше, будто кто-то невидимый скребётся, просясь к огню, но было тихо. Рухи нынче молчали, не советуя и не требуя ничего.


Мужчина помешал между собой камушки, стал выкладывать их в одной только ему известной последовательности. Разложив поглядел на кумалаки сердито упершись кулаками в колени, затем встал и направился к висящему у выдолбленной в земляной стене прямоугольной полке с глиняными сосудами, кожаными мешочками, каменной ступкой с пестиком. Полка была украшена черепами мелких животных, когтями и сушенными лапками птиц. Подхватив один из кожаных мешочков мужчина запустил в него руку, сделал резкий разворот, в движении выбросив в очаг сушеную травку.



Жилище тут же заволокло синеватым дымом. Огонь в очаге вздыбился, стал выскакивать из горловины, потянулся ввысь к дымоходу. Вдохнувший травяного дыма мужчина изменился в лице. Морщины разгладились, опущенные уголки рта поднялись он рассмеялся немыслимым, срывающимся голосом, выпустив из рук мешочек с травой. С крюка под крышей соскользнули к нему бубен с костяной колотушкой. Поймав их на лету мужчина стал отбивать ритм, выгибаться и скоро, хрипло дышать. Мотал головой, едва не опаливая кончики своих длинных волос.


Дыхание стало похожим на ритмичные вскрики «Ха», движения ломанными и неестественными. Танцы продолжались не долго. Очень скоро шаман выбился из сил, прерывисто задышал и рухнул на пол лишь бормоча:


– Ответа, ответа…


Пламя в очаге унялось, снова стало уютно потрескивать. Уже третью луну пытался Кати́р добиться от рухов иного выбора, не согласный брать в ученицы Браси. Отдышавшись, он вновь вернулся к своим камушкам. Сел, запустил правую руку пол волосы в районе затылка, а левой стал читать ответ, водя узловатым пальцем между камней. Ответ был всё тем же – Браси.



Браси рыдала, вновь и вновь заставляя соплеменников плотнее завешивать пологи, и прикреплять на дверные проёмы амулеты. Она басила своим схожим с кошачьим мяуканьем голосом, захлёбывалась слюной, кашляла и вновь басила. Лаяра тем временем одурманенная сбродившим кобыльим молоком не была так уж восприимчива к крику дочери и сидела в хозяйственном помещении, завороженно глядя в огонь. Она ни о чём не думала, лишь красноватые угольки, постепенно терявшие свою яркость волновали её.

Великая степь. Пылающий мазар. Глава первая Продолжение следует, Мистика, Крипота, Роман, Страшные истории, CreepyStory, Длиннопост

Лаяра взяла из приготовленной у входа кучи сухих веток хворостину и осторожно сунула руку в очаг. Занявшаяся веточка вспыхнула ярким факелом, но через минуту стала черна, как и окружавшая Лаяру ночь.


– Ещё,- зашептали из очага. - Ещё пищи…


Женщина наклонилась к огню, едва не сунув голову в горловину очага. Оттуда вырвался сноп искр, и топлива потребовали настойчивее:


– Ещё!


Лаяра кинулась к куче хвороста, схватила целую охапку и бросила в очаг. Огонь разгорелся, осветив помещение ярко, словно днём. Женщина, завороженная пламенем потянулась к сосуду со сбродившим молоком.


Когда в очаге унялось, Лаяра вновь услышала:

– Женщина, - голос был уже сильным, не шепчущим и принадлежал ни то молодому воину, ни то очень уж мужественной жене. – Нынче в твоё селище прибудет шаман Катир. Но это-то ты уже и без меня знаешь…


Оцепеневшая Лаяра только и смогла, что кивнуть в знак согласия.


– Он хочет ослушаться рухов, - продолжил очаг. – Не возьмёт её в ученицы.


– Как не возьмёт? Ведь вождь…


– Он предпочтёт проклятье, не возьмёт девку,- перебил очаг. - Тогда ты будешь вынуждена до конца дней ходить за Браси… Он обречёт тебя жить проклятой! А на завтра, - очаг немного помолчал, будто бы собираясь с мыслями. – На завтра твой муж придёт с просьбой к вождю, после чего ты с дочерью будешь изгнана.


– Что же делать? – прошептала Лаяра недолго помолчав.


– Убей! – закричали из очага, но голос был уже другим, более звонким и не приятным. – Убей Браси, брось её в очаг! От того лишь племени лучше! Все боятся проклятого выродка!


– Молчать! – рыкнул первый голос. – Но вообще он прав…Убей Браси!


Лаяра осторожно приблизилась. Она присела и украдкой заглянула в горловину очага.


– Он? – спросила она тихо. - А сколько вас там?


Тут же брови ей опалили вырвавшиеся из очага искры. Женщина отпрянула и плюхнулась на зад, едва не побив глиняные сосуды для приготовления пищи.


– Но если я убью Браси, - захныкала обожженная Лаяра. – Меня ведь тоже изгонят!


– О нет, - из очага засмеялись на разные голоса. – А если станут тыкать пальцем, или устроят судилище – ты скажи: шаман мол убил…


– Лгать о шамане? – Женщина закрыла рот ладошкой.


– Ложь во спасение! От шамана не убудет. Скольких он уже убил, подбирая себе приемника?



Накричавшаяся, замёрзшая и голодная Браси забылась беспокойным, зыбким сном. Племя тоже задремало, лишь потрескивали уголья в очагах. Лаяра неслышно ступала меховыми онучами по земляному полу, она прижимала к груди большой плоский камень, которым прессовали выделанные для уздечек кожаные шнурки.


Отогнув шкуру на входе женщина тенью проскользнула внутрь своего жилища. Очаг чуть теплился, но мать отчётливо слышала подбадривающие её голоса:


– Убей! Избавься от обузы!


Браси сходила под себя во сне. Лаяра брезгливо сморщилась и занесла над раздувшейся головой дочери камень. Тут внезапно девочка открыла глаза и уставилась на мать. У женщины затряслись руки, камень заходил ходуном, грозя свалиться на голову самой убийце.


Мать услышала, как кто-то мягко отодвинул полог, неслышно подошел к ней сзади и негромко заговорил:


– Раз подняла камень – бей…


Это был шелестящий мужской голос. Удивительно спокойный для свидетеля покушения.


– Однако, если ты ударишь и сразу не убьёшь, сможешь ли повторить?


Лаяра медленно повернулась, всё так же держа над головой камень. Позади неё стоял припорошенный снегом старик в одежде из волчьих шкур. На голове его был надет колпак с перьями.


– Не ударишь? – спросил он глядя на камень.


Лаяра узнала его – то был Катир, шаман год назад забравший из племени одиннадцатилетнего Парум. Калеку с сухой ногой, чтобы сделать того своим приемником (мальчик не выжил). Женщина медленно повела головой в знак отрицания.


– Угу,- кивнул Катир. Он заглянул за мать, встретился с маленькой калекой взглядом. – Браси?



Лаяра повернулась к дочери. Та внимательно глядела на занесённое над головой матери орудие. Женщина почувствовала, как её пальцы под взглядом малышки стали разжиматься, а рук она отпустить не может, парализованная невиданной силой. Мать закричала, но было уже поздно:

Тяжелый пресс обрушился на голову Лаяры и расколол её будто перезревший арбуз.


Утром женщины нашли Лаяру в её залитом кровью жилище. А от общего входа многокамерного дома тянулась цепочка следов, особенно чётко отпечатавшихся на свежем искристом снегу.

Показать полностью 2
7

Ктулху

Скоро выложу пару постов на тему ВТО, но времени пока нет, так как текст требует редакции. А пока в благодарность людям, которые на меня подписались, выложу небольшое стихотворение. В своё время я написал его своему брату, истинному ценителю Г. Ф. Лавкрафта.

Среди теней заросших улиц
И мёртвых брошенных глубин
Там волны бьются о трезубец
Там Ктулху тёмный господин

Рожден он был среди забвенья
Разлома тысячи миров
И зазвучало песнопенье:
"На дне морском найдёт свой кров"

Сейчас он спит, почти что дремлет
Заветы тайные храня
Один из них - один из древних
тех кто укрылся от огня

Огня лжецов сошедших с неба
Надевших маску доброты
Ведущих стадо в бездну слепо
На пир духовной пустоты

А те лишь блеют и смеются
Растрачивая дар Богов
И в вечной верности клянутся
Влачась на смерть под звон оков

Грядëт тот час, грядёт то время
Он пробудится ото сна
И вновь возвысит своё племя
Поднимет войско тьмы со дна!

Показать полностью
15

W. Часть 1

W. Часть 1 Авторский рассказ, Демоны среди нас, Мистика, Городское фэнтези, Длинное, Длиннопост

Лощёный, словно обожравшийся кот, О.Пороев, гендир, самый-самый небожитель и глава нашей секты корчил на экране самую скорбную мину.

Я его не слушала – всё, что он говорил мы все уже знали и смирились.

Мажоры тупо не вышли на работу, пенсионеры раскручивали стюарда и администратора на дополнительное списание продуктов, а студенты делали вид, что сегодня не последний рабочий день.

А у меня нещадно гудели ноги. К тому же, наши гости, прослышавшие о закрытии, устроили настоящий апокалипсис, достигший апогея именно сегодня, когда большая часть продуктов у нас просто закончилась.


Удивительно, да? Особенно, если учесть, что поставки остановились неделю назад.


Ох, ножки мои ножки, бедные, мы так далеко друг от друга, что мне будет совсем не до вас.

Зы, плевать на всё, соскальзываю вниз, на коробку с салфетками, приваливаюсь спиной к холодильнику и вытягиваю ноги.

Это просто чудовищно, время вышло, но на кассе ещё кто-то маячит

.

- На этом пока всё, друзья. Прошу вас не паниковать и надеяться на лучшее, - гендир наконец прекратил свою погребальную песнь.


Кто-то догадался выключить телевизор к чертям собачьим… осекаюсь, прижимаю руки ко рту и оглядываюсь в сторону лестницы в цокольный зал.

Черти-черти… Вслух я ничего не сказала, но вдруг кто-нибудь и мысли умеет читать.


- Так, друзья мои, - Коваль выпроваживал последних упирающихся гостей, а теперь стоял перед стойкой, оглядывая нас щурясь, как близорукий, - я прошу всех сохранять спокойствие. Мы ни с кем не прощаемся, напоминаю, что три следующих месяца нам платят зарплату и засчитывают стаж. Никому не пропадать, думаю, что всё обойдётся. Всем спасибо, моемся и закрываемся как обычно, на мотивацию!


- Ураа, - прохрипел Лёшка с саладета.


- Ура – не ура, а работу-таки придётся искать, - Натаха Беленькая горестно вздохнула, начав швырять стаканчики в бак, - что там эти три месяца? К тому же оклад – голый, считай просто пособие.


- Может не будем мыться сегодня? – хохотнул Серёжа, выключая бургерные лампы.


- Ты можешь прямо сейчас валить, - резко ответил подошедший Коваль.


- Ага, ща, чтобы ты мою премию себе в карман засунул напоследок?


Упираюсь рукой в пол и заставляю себя встать. Я не могу их больше слышать. И видеть.

Ноги трясутся, предательски подгибаясь, как же я устала, интересно, сколько нужно времени, чтобы пасть как та лошадь?

Беру курс на раздевалку, и чуть не врезаюсь в Коваля, загородившего мне дорогу.


- Ничего не забыла?


С усилием поднимаю голову – выдерживаю взгляд вперившихся в меня бесцветно-серых глаз из-под белесых бровей.


- Русь, а тебе никогда не советовали перекраситься? Ну, там, в русый хотя бы? Или в рыжий?


Коваль ухмыляется от чего его неприятное лицо становится просто отталкивающим. В очередной раз удивляюсь, почему генетика бывает такой беспощадной – ведь высокий, стройный, но, блин, физиономия кривая, как после пареза, нос – что у твоего буратины, да ещё и альбинос, бледная немочь.


- Нет. Не советовали. Многим нравится – блондины всегда ценятся.


- Тебя жестоко обманули.


- Смотри, чтобы тебя никто не обманул. Ещё одна ночь.


Сука. Сука-сука-сука, чёртова сука.

Мотаю головой, но знаю, что он прав. Ещё одна ночь.


Всё равно спускаться вниз, на цоколь, только не налево, где в углу притаилась крашенная в цвет стен дверь обычной раздевалки, а направо, через второй зал, уже вымытый, к порталу, закрытому рольставней – раньше я думала, как и все, что это просто закрытый проход на подземный паркинг, которым перестали пользоваться из-за попрошаек.


Ставня при моём приближении бесшумно скользит вверх, открывая лестничную клетку с глянцевыми чёрными стенами.

Я прекрасно знаю, что слева – лестница с такими же чёрными ступенями и на миг останавливаюсь – чёрный глянец – прекрасное зеркало, только отражает чётко и контрастно он только меня.

Стою, смотрю на себя посреди Тёмного, на нелепую заляпанную форму, на слипшиеся волосы и осунувшееся лицо.


«Ещё одна ночь».


Тёмное – это не просто чёрное ничто, оно смотрит на меня в ответ, краем уха я слышу смех, музыку, а потом меня начинает будто подталкивать в спину.


«Ну, чего ждёшь, давай».


Медленно выдыхаю и делаю шаг, потом другой и ступаю на чёрную плитку.


«В чёрном-чёрном Городе, на чёрной-чёрной улице, - рольставня за моей спиной опускается так же быстро и бесшумно, отрезая свет, - есть чёрный-чёрный дом».


Стою, пытаясь привыкнуть к темноте, но снова не получается. Ничего. Даже кругов перед глазами.

Страх наваливается мгновенно, оползнем.

Стою и пытаюсь медленно дышать.

Вот сейчас паниковать уже нельзя.

Уже ничего нельзя.

Ни оборачиваться, ни бояться, ни пытаться бежать, ни кричать.


В этом тёмном я не одна.

Кто-то стоит прямо за спиной, едва касаясь, стоит и… улыбается.

То, что улыбается – я точно знаю.

Мне рассказали, как много людей испугалось именно на лестнице, в панике развернулось в надежде заколотиться о ставню, но попало прямо в объятия… а как его зовут, интересно? Лестничный?


Пароль.


Волосы на затылке встают дыбом. Это не голос, хотя дыхание, пахнущее, как метро, я чувствую. Это мысль, возникшая прямо у меня в голове, словно заноза. Чуждая, холодная, а ещё он склоняется вплотную ко мне и щёлкает зубами над ухом.


- Descente.


Голос у меня дрожит, а мочевой пузырь заполняет половину нутра.

Зубы снова щёлкают, уже разочарованно, а я вдруг понимаю, что вижу контуры перилл, лестницу – свет начинает просачиваться отовсюду, со всех сторон разом, как зловоние в давно запертой комнате.


Иди. Два пролёта.


Спасибо, вы очень любезны сегодня.


Тихий смешок догоняет меня, когда я почти наощупь преодолела первый пролёт.


Может быть… пожалеешь, что не я тебя обнял.


Чёрная-чёрная лестница выводила на площадку-близнеца верхней, только сбоку от поднявшейся рольставни прямо на чёрном была намалёвана алым кривая буква W.


Добро пожаловать, будьте как дома.


Раздевалка походила на декорации к фильму ужасов – нечто давно брошенное, подгнившее. Шкафчики были деревянными, покрашенными жутчайшей зелёной больничной краской,

когда я открыла дверцы ближайшей – закашлялась от ударившего в нос запаха корицы и, кажется, каких-то сырых трав.

Под равнодушным светом болтающихся на проводах голых лампочек, я разделась,

стала такой же голой и отвратной, и прошлёпала по стёртой чёрно-белой плитке в душевую,

ноги вмиг заледенели, а руки покрылись гусиной кожей.


Душевая подслеповато уставилась на меня мутными стеклянными мозаиками под потолком – извивающимися фигурами, перетекающими одна в другую –

никаких кабинок, просто торчащие по стенам квадратной комнаты трубы,

краны и широченные лейки душа из желтовато-красного металла.

Собравшись с мыслями, я всё-таки заставила себя дотронуться до вентиля – на ощупь никакого металла не было, он пульсировал и был склизко-тёплым, будто кусок ещё живого мяса.

За моей спиной раздался тихий смешок, но я даже не обернулась.


Как там сказал Тимофей? Сначала страх, чтобы испытать решимость, потом отвращение, чтобы испытать…


Лейка душа зашумела, дрогнула и выпустила струи пахнущей тёплой воды, кажущейся мутно-жёлтой, я отчаянно зажмурилась, сжала рот, но всё равно ощутила на губах мерзкий солоноватый вкус. Вонь поднялась резко, окатывая с ног до головы.

Показалось, что внутри что-то оторвалось, я закашлялась в рвотном порыве, оступилась и схватилась за трубу на стене. Под ладонью был явно не металл, это было похоже на пульсирующую склизкую и отвратительно тёплую колбасу, и оно было живым – чужой пульс столкнулся в моей голове с чужим, а перед опущенными веками светящиеся круги сменились картинкой – из сети? – из детства? – из чужой памяти? – груда парящих внутренностей на металлическом столе и чьи-то руки в латексных перчатках аккуратно разбирающие


Ливер.


Вода, пахнущая мочой иссякла и сменилась чем-то более густым, почти горячим.

Вонь пропала, будто и не было, зато через нос проник и ударил в гортань металлический привкус.


Ну, нет, этого…


Я всё же приоткрыла глаза, поднесла руку ближе и сквозь слипшиеся ресницы чётко увидела багрянец.

Какой всё-таки поразительный сервис – стоит только подумать о крови и меня тут ей и окатывают.

Хотя, сегодня – символично, с крови всё и началось… или завершилось?

Показать полностью 1
34

Ворота

Случилось все в 2000 году, летом. Мне по роду своей деятельности пришлось приобрести газовый пистолет. Как объяснило мне мое начальство, это нужно было для моей же собственной самообороны.

Купить-то я купила. Только до сих пор не могу понять, от кого с его помощью нужно обороняться. За эти годы на мою неземную красоту вроде никто и не думал покушаться. Ну, да ладно. История не об этом.


Пострелять мне уж дюже хотелось из нового приобретения. Аж распирало. Но не будешь же палить посреди большого города. А в первые же выходные после этого знаменательного события посчастливилось мне поехать на дачу к моей сестре. Там у ее дочери юбилей случился - 20 лет. Мы это дело хорошо отметили в узком семейном кругу с мужьями. Хорошо так отметили, весело. Я, естественно, похвасталась покупкой.

- Оказалось, что у мужа сестры тоже какая-то "волына" имеется. И решили мы пойти в лес пострелять. Это только по пьянке мы могли такое придумать, потому что время уже было часа два ночи. Лес находился за деревней, на расстоянии - полкилометра по шоссе. Мы благополучно отстрелялись, получили массу удовольствия.


Когда шли обратно, я увидела неприметную грунтовую дорогу, уходящую вправо от шоссе. Оказалось, что эта дорога ведет на местное кладбище. Тут у меня в одном месте засвербило. Ну, не могла я мимо никак пройти. Приспичило мне туда свернуть. Как ни странно, но идея всем понравилась, и мы дружной шаблой из пяти взрослых тетенек и дяденек дружно отправились на погост. Я еще смеялась, что по дороге, если что, будем отстреливаться.


Мы прошли по дороге метров 500 и уткнулись в ворота. Широкие такие, двустворчатые ворота. И они были наглухо закрыты. Мы уже было расстроились, что не попадем внутрь, но вдруг узрели сбоку маленькую калитку. В нее мы дружно и просочились.

- Кладбище было старым, на нем уже давно никого не хоронили. Прогулявшись по главной аллее, мы ничего интересного не обнаружили. Вот жутко, конечно, было: ночь, темень, тишина, полное безветрие. Только где-то вдалеке в деревне собаки лаяли, да изредка по шоссе проносилась запоздалая машина.


То, что случилось дальше, я даже вспоминать боюсь. Когда мы дошли обратно до ворот - они были открыты настежь. Причем обе створки были развернуты до упора. Мы остановились как вкопанные и минуты две молча на них глазели.

- Я сразу покрепче сжала в руке свой новый пистолет и сняла его с предохранителя, в душе твердо решив, что живой не дамся. Но рядом не было никого.


После этого кто-то из нас высказал дельную мысль. Он предложил закрыть ворота и убраться оттуда побыстрее. Что мы благополучно и сделали. Бегом, конечно, не бежали, но лично я шла и оглядывалась. Казалось, что в спину нам кто-то смотрит и сейчас неожиданно набросится сзади.


Кто открыл эти ворота, мы так и не поняли. Ветра в ту ночь не было вообще. Сами они открыться тоже не могли, так как были очень старые, ржавые и дико скрипучие. Мужики, когда их закрывали, приложили немало усилий. Я могу, конечно, предположить, что кто-то спрятался в кустах и открыл их с целью напугать нашу честную компанию. Но вряд ли это бы ему удалось сделать так бесшумно, что мы совсем ничего не заметили и не услышали. Да и, чтоб напугать, можно придумать массу других, более впечатляющих способов.


Что бы это ни было, но мне было очень не по себе. Очень. И туда я больше не пойду.

Показать полностью
121

Жильцы нашего дома

Всё началось в самый обычный вечер. Я сидел за компьютером в своей квартире и доделывал отчёт, который нужно было предоставить на работе уже на следующий день.

Время перевалило за полночь. Меня постоянно что-то отвлекало и тормозило. Я старался закончить свой несчастный отчёт, изо всех сил пытаясь сосредоточиться, но в один момент на этаже выше послышались громкие топающие шаги. Они прозвучали настолько отчётливо, что мне на миг показалось, что кто-то ходит в моей квартире.

Я оторвал свой взгляд от монитора и прислушался. Снова раздались громкие шаги, которые на этот раз сопровождались неясным шуршанием и звуками, словно что-то волокут по полу. Весь этот шум прозвучал на этаже выше прямо надо мной.

"Что они там устроили?" - пронеслось в моей голове. Шаги и шорохи сверху не прекращались. И даже когда я, наконец, закончил свои дела и лёг спать часа в два ночи, то, засыпая, всё ещё слышал их.

На следующий день, возвращаясь с работы, я задержался у почтового ящика в подъезде. Пока я доставал оттуда газеты и квитанции, в подъезд зашёл мужчина, которого я раньше у нас не видел.

Он был одет в старые потрёпанные джинсы и серую кофту, усеянную несколькими тёмными пятнами. У него была непримечательная внешность, однако я хорошо запомнил лёгкую улыбку и какой-то странный взгляд, с которым он посмотрел на меня.

- Здрасьте, - сказал ему я, но мужчина не ответил, а лишь на пару секунд задержал на мне свой взгляд, а затем начал подниматься по лестнице наверх. Его движения тоже были довольно странными. Каждый шаг мужчина совершал небольшим рывком и на мгновение останавливался, словно заводная кукла. Со стороны это можно было бы не заметить, но если начать приглядываться, становилось понятно, что что-то не так.

Проводив его взглядом, я услышал, как он поднялся на второй этаж, затем на третий, после чего раздался скрип металлической двери и хлопок. Я закрыл почтовый ящик и для интереса отправился наверх, вслед за мужчиной.

На третьем этаже была только одна железная дверь, которая выглядела очень старой и была усеяна многочисленными царапинами и пятнами ржавчины. Квартира с этой дверью располагалась как раз над моей однушкой.


В тот вечер я не придал особого значения всему происходящему и уже вскоре спокойно отправился спать. Однако проспать до утра мне было не суждено.

Я проснулся посреди ночи от громких стуков, доносящихся из квартиры сверху. Было ощущение, что кто-то с силой бил по полу куском железной арматуры. Какое-то время я просто лежал на кровати и с недовольством слушал эти стуки, непонимая, что там происходит, и надеясь, что это скоро закончится.

Но звуки всё продолжались и продолжались, с каждым новым ударом усиливая мою злость.

В один момент я уже не выдержал и встал с кровати, намереваясь отправиться к соседям сверху и сказать им пару приятных слов. Но тут звуки резко прекратились, и наступила долгожданная тишина.

- Наконец-то, - прошептал я, укладываясь назад в постель.

Мне уже почти удалось уснуть, как вдруг сверху раздался новый раздражающий шум. Это прозвучало так, словно кто-то ковырял бетонный пол чем-то острым. Звуки также сопровождались неприятным хрустом.

"Как будто кто-то грызёт пол," - пронеслась в голове безумная мысль, когда я уже засыпал.

Следующим утром я, смутно вспоминая события ночью, собрался на работу и вышел в подъезд. Пока я закрывал входную дверь на ключ, то услышал шаги.

С первого этажа по лестнице вверх поднималось четверо мужчин. Все были в старых потрёпанных одеждах и с лёгкими улыбками на лицах оглядывали меня, проходя мимо и поднимаясь на этаж выше. Они совершали шаги небольшими резкими рывками, на мгновение замирая на месте, также как вчерашний мужчина.

Когда они поднялись на этаж выше, раздался скрип металлической двери, за которым послышался негромкий хлопок.

"А это уже странно," - подумал я. В этот момент снизу скрипнула дверь подъезда, а ещё через несколько секунд вверх по лестнице мимо меня прошли ещё трое таких же странных людей. Один из них на секунду остановился и пристальным взглядом посмотрел прямо на меня, его улыбка стала чуть шире. Испугавшись, я начал пятиться назад, попутно нащупывая в кармане ключи, которые я только что убрал.

Однако спустя мгновение мужчина как ни в чём не бывало продолжил подниматься наверх своей резкой жутковатой походкой. Снова скрипнула и хлопнула железная дверь, наступила полная тишина.

Постояв в ступоре минуты две, я, наконец, собрался духом и быстро спустился на первый этаж, вылетев из подъезда, как напуганный ребёнок.

Весь этот день меня терзали беспокойства, мысли о странных людях не покидали меня ни на минуту. Я решил, что было бы неплохо распросить о них других соседей. Возможно, кто-то что-то знает.

Вечером я возвращался домой с работы и у самого дома встретил своего соседа с первого этажа, деда Гришу. Он всегда был позитивным человеком, при любом удобном случае начинал со мной разговор и постоянно шутил.

- Здрасьте, Григорий Сергеич, - сказал ему я. Он обернулся с улыбкой на лице, и я думал, что сейчас услышу какую-нибудь шутливую фразу, но ошибся.

Гриша как-то странно посмотрел на меня и, ничего не ответив, пошёл дальше. Мурашки пробежали по моему телу, когда я увидел ломаные резкие движения, с которыми он приближался к дому. Только когда Гриша уже заходил в подъезд, я обратил внимание, что вся его одежда была потрёпана и усеяна грязными пятнами.

В тот момент мне стало по-настоящему страшно. Я стоял на улице пару минут, надеясь, что появится кто-нибудь из соседей, и я зайду в подъезд вместе с ним. Но никто не появился, и мне пришлось идти туда одному.

Входная дверь в квартиру деда Гриши сразу же привлекла моё внимание. Эта деревянная дверь, конечно, и была старой, но теперь выглядела так, словно с минуты на минуту должна была рассыпаться в труху. На ней виднелось огромное количество трещин и царапин, в нескольких местах древесина почернела, а в углу снизу она и вовсе была покрыта какой-то плесенью.

Из квартиры послышались звуки громких шагов, остановившихся у самой двери, за которой начало раздаваться чьё-то тихое дыхание. Я ощутил на себе неприятное чувство, словно кто-то пристально наблюдает за мной, и поспешно поднялся к себе, закрывшись на все замки.

Желания расспросить других жильцов у меня больше не было. Я боялся снова увидеть этот пустой взгляд, жуткую улыбку и неестественные резкие движения, когда начну говорить с кем-либо из этого дома. Теперь мне казалось, что лучше всего просто убраться отсюда как можно скорее.

Я решил позвонить своему брату, чтобы узнать, могу ли я какое-то время пожить у него, взял в руки телефон и набрал нужный номер. Гудки раздавались один за другим, трубку никто не брал. После нескольких неудачных звонков я оставил попытки связаться с ним, отложив это на потом.

Буквально спустя минуту в квартире сверху раздался ошеломительный грохот. Не знаю, что там произошло, но у меня в комнате даже посуда на столе подпрыгнула от такого удара.

Вскоре после этого послышались громкие шаги, постукивания и хруст бетона, в точности, как в прошлый раз. Вот только теперь это начало происходить не глубокой ночью, а в 8 вечера.

Сколько я не пытался, я не смог понять, что там может твориться, чтобы оттуда раздавались такие звуки. Не может же там кто-то взять и начать грызть бетон зубами... По крайней мере хотелось на это надеяться.

Когда я уже начал готовиться ко сну, изо всех сил стараясь свыкнуться с неприятным шумом сверху, все звуки вдруг неожиданно стихли. Но не успел я даже с облегчением вздохнуть, как во входную дверь послышалось четыре медленных негромких стука.

Мне совершенно не хотелось идти и проверять, кого это принесло, но незванный гость всё никак не успокаивался - четыре стука раздавались снова и снова, наверное, даже с одинаковой периодичностью. В конце концов я всё же подошёл ко входной двери и, стараясь не издавать ни единого шороха, посмотрел в глазок... Не стоило мне этого делать.

Там был дед Гриша, который, наклонив голову вбок, с широкой улыбкой смотрел на дверь. В паре метрах позади него стояло трое странных людей, которые тоже улыбались и смотрели в эту сторону. Пока я наблюдал за ними, то заметил, как по лестнице сверху вниз на четвереньках прополз ещё один жуткий человек и скрылся внизу.

От страха моё сердце забилось так сильно, что казалось, сейчас все его услышат. Но вдруг где-то в подъезде раздался звук открывающейся двери. Все странные люди, включая деда, синхронно повернули головы и застыли, глядя в сторону лестницы. Спустя пару секунд они пошли туда и начали спускаться вниз своими резкими неестественными шагами.

Наступила тишина.

Я отошёл от двери и сел на диван в своей комнате. Руки тряслись, в голове метались беспокойные мысли. Разум отказывался принимать происходящее, говоря о том, что такого бреда просто не может существовать.

Пока я пребывал в сильном шоке и думал обо всём этом, мой телефон внезапно зазвонил, заставив меня вскочить с дивана от неожиданности. На экране над номером виднелась надпись: Брат.

- Ало, - произнёс я, ответив на звонок. На том конце слышался неразборчивый шум вдалеке, но никто ничего не говорил.

- Ало! Тебя не слышно! - уже громче сказал я и услышал тихое частое дыхание.

- Миха, ты чё прикалываешься надо мной?! - крикнул в трубку я, хотя уже понял, что это не так. Дыхание всё продолжалось раздаваться из трубки, поэтому мне пришлось сбросить звонок. Я убрал телефон в карман и потёр виски.

"И куда теперь идти? Что теперь делать?" - крутились мысли в голове. Я перевёл взгляд в сторону балкона и почувствовал, как внутри меня всё сжалось от ужаса.

За тонким стеклом старой двери стоял один из тех жутких людей и с улыбкой глядел на меня. Окно на балконе было приоткрыто, так что скорее всего он каким-то образом залез в него ко мне на второй этаж. Дверь на балкон была закрыта на щеколду, но такое стекло сможет сдержать разве что насекомых.

Я начал медленно пятиться назад, не сводя с незванного гостя глаз. Со стороны кухни послышались негромкие постукивания по стеклу, и стало ясно, что единственным выходом для меня остаётся путь через подъезд... в котором полно этих тварей.

Оказавшись у входной двери, я быстро посмотрел в глазок, убедившись, что в подъезде в данный момент никого нет, и осторожно открыл дверь.

"Это же второй этаж. Если они ушли, то я успею по-быстрому выскочить на улицу. Окна в квартире выходят на другую сторону дома, так что те твари не должны меня достать," - думал я.

Существо на балконе начало стучать ладонями по стеклу. Я поспешно вышел в подъезд и закрыл дверь, чтобы эти звуки не привлекли лишнего внимания.

Вокруг стояла гробовая тишина. Вообще никаких звуков не было слышно.

Я торопливо стал спускаться по лестнице, но, дойдя до пролёта между этажами, резко остановился. Оказалось, что те трое жутких людей вместе с дедом всё это время просто стояли на первом этаже. Увидев меня, они направились в мою сторону, но не бегом, а очень быстрыми резкими шагами, замирая на долю секунды после каждого шага.

Со всех ног я ринулся назад, но услышал звон разбивающегося стекла из своей квартиры. Пришлось бежать дальше вверх по лестнице, однако, в пролёте между третим и четвёртым этажами мне навстречу на четвереньках ползла ещё одна тварь.

Судорожно глядя по сторонам, я заметил слегка приоткрытую старую железную дверь, ведущую в квартиру этих жутких существ. Так как они окружили меня со всех сторон, мне ничего не оставалось, как бежать именно туда в надежде, что внутри никого не будет, и я смогу выпрыгнуть через окно.

Позади меня раздавались шаги, медлить было нельзя. Я быстро зашёл в квартиру, осветил всё вокруг фонариком телефона и закрыл за собой дверь на засов.

Все стены были покрыты пятнами грязи и крови. На полу в коридоре валялись окровавленные тряпки. Рядом стоял старый табурет, на котором лежало несколько ржавых инструментов: скальпели, ножи и ножницы. Во всей квартире царила кромешная тьма.

Стараясь сохранять самообладание, я прошёл на кухню, где стоял такой отвратительный запах, что мне с трудом удалось подавить рвотные позывы. Посередине кухни располагалась чугунная ванна, наполненная каким-то зеленоватым раствором. В ней плавали части человеческих конечностей и лоскуты ткани. Рядом стоял покрытый ржавчиной и грязью холодильник, внутри которого слышались тихие шорохи. Раковина в углу была залита кровью, из неё тоже шли какие-то звуки, похожие на бульканье. Было не видно что их издаёт, но подходить и проверять мне вообще не хотелось.

Закрывая ладонью рот и нос, я посмотрел на окно. Оно было закрыто ржавой железной решёткой с этой стороны. Можно было бы попробовать выломать её, но я подумал, что, возможно, окно в комнате ничем не заделано и получится выпрыгнуть через него.

По пути в комнату мне на глаза попалась часть человеческого лица, выпирающего из стены. В этот момент во входную дверь стали раздаваться удары один за другим.

"Нужно торопиться!" - панически думал я и огляделся вокруг.

По комнате было разбросано множество молотков и скребков, весь пол был усеян трещинами и неглубокими дырами. Посветив на стену слева, я с ужасом увидел, что на ней висел человек, руки и ноги которого держало множество отростков, напоминающих пальцы. Они будто бы медленно затягивали его внутрь стены. Рот этого человека также был закрыт отростками, однако несчастный и не пытался кричать и звать на помощь. Когда я посветил на него фонариком телефона, он лишь устало посмотрел на меня, а затем перевёл взгляд в сторону и как ни в чём не бывало начал осматривать комнату.

Удары в дверь прекратились, и в наступившей тишине за моей спиной послышался хруст бетона. Я резко обернулся и посветил туда.

На противоположной стене виднелось небольшое отверстие. Из него выглядывало улыбающееся лицо молодого парня, который жил в этом доме на пятом этаже. Практически целиком он находился внутри стены и вгрызался зубами в бетон, пытаясь проделать себе таким образом путь наружу. В перерывах между этим занятием он смотрел на меня жутким взглядом и улыбался, точно также, как и преследующие меня существа.

Удары во входную дверь вывели меня из ступора, и я побежал в сторону окна. Оно было закрыто железной решёткой, прикрученной к стене, также как и на кухне.

Я попробовал отломать решётку от стены, но у меня не хватало сил.

- Тут же куча молотков валяется! - вслух сказал я сам себе и схватил один из молотков.

После двух десятков безумных ударов решётка отвалилась от стены и с лязгом упала на пол. Я открыл окно и посмотрел на улицу. По дороге сновали машины, на тротуаре ходили прохожие. Под окнами никого не было, что меня очень обрадовало. Только небольшой ряд кустов тянулся вдоль дома.

Решив, что это мой единственный шанс, я спрыгнул вниз с третьего этажа в кусты. Приземление вышло не слишком мягким. Больше всего пострадала левая рука, которая почти что перестала двигаться. С трудом я поднялся на ноги и ринулся бежать вперёд по улице.

К счастью меня никто не преследовал, и спустя некоторое время мне удалось добраться до травмпункта. Там мне диагностировали множественные ушибы и перелом левой руки, на которую наложили гипс.

В свою квартиру я так и не вернулся, на утро снял дешёвую однушку на окраине и заселился там.

Через два дня по всем СМИ пронеслась новость о страшном пожаре, в результате которого тот дом почти полностью сгорел. А ещё через день все новостные порталы разрывались от жутких подробностей, где с ужасом сообщалось, что в стенах этого дома было обнаружено множество замурованных тел.

"Предполагается, что в доме орудовал серийный убийца. Полиция уже ведёт по этому поводу расследование", - было написано на одном из сайтов.

- Да уж, - прошептал я, вспоминая всё происходящее.

Вскоре выяснилось, что мой брат пропал без вести в тот день, когда мне поступил от него звонок. Его телефон был обнаружен неподалёку от дома, в котором тогда находился я.

Сейчас у меня есть своя версия того, что там творилось, хоть она и довольно безумная.

Эти существа внешне выглядят, как люди, но их выдают ломаные резкие движения, пустой взгляд и постоянные улыбки. Они охотятся на людей в доме, похищают их и превращают в себе подобных. Однако превращают не всех, судя по расчлененным телам на кухне.

Сам процесс превращения очень странный и жуткий. Жертву вешают на стену, где её постепенно начинает затягивать внутрь до тех пор, пока она не окажется полностью замурована. А когда это происходит, она перестаёт быть человеком и становится одним из них.

Тот человек на стене был ещё не полностью поглощён, но уже не пытался ничего сделать, спокойно наблюдая за окружающей обстановкой. Скорее всего хоть он ещё и не стал до конца одним из тварей, его уже было не спасти.

Когда превращение завершается, замурованное существо начинает освобождаться, прогрызая стены зубами. Другие существа могут помочь своим собратьям выбраться, о чём говорят валяющиеся молотки и звуки ударов, которые я часто слышал.

А мой брат в тот злополучный вечер скорее всего пришёл меня навестить, но наткнулся на этих тварей и стал одной из их жертв.

Мне повезло выбраться оттуда живым, и пока всё вокруг спокойно, но... мне на даёт покоя одна мысль. Я вспоминаю тот миг, когда я посмотрел в окно из той квартиры. На тротуарах ходят люди, на дорогах ездят машины, а буквально в десяти метрах, в одной из квартир дома происходит настоящий ад.

Со стороны всегда кажется, что всё хорошо, но кто знает, сколько ещё в мире есть таких домов и таких квартир.

_______________________

История написана специально для канала DARK PHILL, озвучка на других каналах запрещена.

Показать полностью 1
26

Мистический триллер

Меня зовут Маркиз Альберт Вильгельм Джинджер фон Валентайн. Обычно ко мне обращаются просто по титулу, но некоторые используют краткую форму. Иногда без спроса. Мой прадед основал сыскное агентство. Мой дед развил бизнес, мой отец подхватил его, а теперь всё досталось мне. Таким образом, я принадлежу к знатному роду, помощью которого пользуются все вокруг. Почёт, слава, материальные блага и хорошие друзья окружили меня, стоило лишь мне успешно ступить на семейную стезю. Я живу в красивом доме, где строю планы, разрабатываю стратегии, принимаю клиентов. Всё шло хорошо, пока сапожник не остался без сапог. Хотя, нет. Не та аналогия. Пока врач не смог вылечить сам себя. Что-то в этом духе.


Это произошло вчера. Пригожим летним днём. Мне кажется, что вчера. Признаюсь, мои мысли сейчас немного путаются. Я помню, как проснулся, умылся, размялся и был готов к новому дню. Полный сил я отправился проверить содержимое моей ячейки. Прошлым вечером я положил туда кое-что очень ценное. Ничего не предвещало беды. Но ячейка была пуста. Я перепроверял всё на много-много раз. Я покрывал этот мир проклятиями. Злоба, испуг, паника, отрицание. Эмоции ничего не решали, всё было очевидно – важная ценность пропала. Лишь я мог найти её и вернуть обратно.


У меня всегда было очень развитое чутьё. С детства. Это генетическое, как вы могли догадаться. Изучив улики, оставленные на месте преступления, сопоставив все факты и рассмотрев несколько версий, я понял, в каком направлении мне нужно искать. Я познал истину и ужаснулся. Так уж вышло, что я обитал возле запутанных и непостижимых коридоров древнего строения, чьё значение было мне неизвестно. Признаюсь, я получал отличные дозы вдохновения, просто смотря в сторону тех чудных мест, где зрение тебе врёт, а запах не то, чем он кажется. Внутрь нельзя было идти без подготовки, чего не знал вор, судя по всему. Разумеется, я не мог всё так оставить и отправился на поиски.


Я ступил на земли первобытного зла. На земли, в сторону которых не дозволено даже смотреть большинству неискушённых представителей нашей цивилизации. В нос ударил пряный запах, смешанный с гнилостным амбре и сладковатыми миазмами, словно воскуривался фимиам. Я помнил, что запахам внутри доверять нельзя. Они могут значить и хорошее, и плохое. Вне зависимости от степени приятности. Так что я отверг сомнения и пошёл дальше по долине смертной тени, рассматривая чудовищные алтари и отвратительные детали интерьера, пока не добрался до развилки. Слева от меня располагалась дверь, ведущая к богомерзким оссуариям, но дальше шла кромешная межпространственная путаница. Я призадумался. Да, я уже бывал внутри, но строение было изменчивым и непредсказуемым. Мне нужен был кто-то, кто помог бы мне эффективно идти по следу грабителя.


Спустя недолгое время, я выбрался из тошнотворных интерьеров, что неспособен был понять простой разум, и направился к своим осведомителям. Мой желудок недовольно бурчал, но время для еды ещё не пришло. Дела превыше всего. Первым делом я попытался найти свидетелей тех событий, что привели меня к поискам. Мой старый друг Макс ничего не видел. Знакомый Барон, что проживает в замке Гранд Канапе Петале Лилас, тоже утверждал, что ничего не заметил, но я видел, что он темнит. А это означало лишь одно, мне нужен был старый Бэйзил, что видит своим единственным глазом, и что так же совершает прогулки в уродливые закоулки. Бэйзил ответил мне, что уверен в краже на сто процентов. Он так же заверил меня, что, вне всякого сомнения, вор сбежал внутрь гадких комнат и гнусных коридоров. И вор был под стать месту, где он решил укрыться. На мои вопросы, где же мне искать вора, я получил простой ответ.


– Там, где запахи страннее всего.


Я сразу понял, что имелось в виду. Я знал, куда идти. И объял меня ужас, и трепет потряс все кости мои.


Это была ловушка. Это была верная смерть, но я был вынужден. Похищенное у меня было важно мне просто в бесконечной степени. Я переступил порог тех мест, что лучше было оставить в покое, и двинулся в путь.


В первом же коридоре я увидел одного из жителей тёмной обители. Я раньше встречал его, но мы не контактировали, ибо я быстро уходил прочь, в сторону своего дома. Но тот раз был особенным. Я искал путь, я тратил много времени, я привлёк его внимание с лихвой. И оно заговорило.


Что такое? Маркиз, ты ли это?


Оно было чернее чёрного, а пряталось в самом тёмном углу, скрывая весь пугающий спектр своей истинной сути.


– Давай, мы не будем задерживать друг друга, и ты просто укажешь мне путь. Ты ведь знаешь, что я ищу.

– Конечно же, я знаю! – оно засмеялось, сотрясая пространство – Ты уже забыл? Ты всегда это ищешь. ОНА забрала его. Как и КАЖДЫЙ раз. Но я напомню тебе. Она там, за большой белой дверью.

– Каждый раз?..


Существо засмеялось и уползло в ещё более мрачные углы. А я задумался, что оно имело в виду. Его слова пугали. Я не мог их осознать. Я начал подозревать, что схожу с ума. Было понятно, что все вопросы получат свои ответы, стоит мне только дойти до белой двери и открыть её. Звучало просто, но от одних только мыслей о той двери я испытывал целый спектр эмоций, которые сложно как-то кратко и ёмко охарактеризовать.


Дверь была белой, как и сказала мне тварь, чей цвет полностью противоположен. Кроме того, дверь была очень высокой, явно нерассчитанной на обычный рост. Я предпринял все усилия, но всё же смог просунуть пальцы между косяком и полотном и потянуть на себя. С той стороны было шумно. И пахло так, как я и ожидал. Очень много чем. И приятно, и отвратительно. И там была она. ОНА. Боги, какое же отвратительно создание. Белая шерсть, которая неестественным образом торчала на голове, два огромных глаза со странными зрачками и какими-то отростками вдоль век, мерзостные конечности. Я лишь сделал шаг, и она увидела меня. Я приготовился к схватке.


– Ооооой, привееееет.


Я был наслышан о низком интеллекте обитателя данной запретной комнаты, так что постарался говорить громко и чётко.


– Где мои какашки, двуногое?!

– Ой, кто это размяукался? Сейчас накормлю мою радость! Иди сюда, скорее! Рыжик, иди сюда!


И она достала пакет, потрясла им и высыпала содержимое в миску. Я вдохнул запах и безумие хлынуло в мой мозг, который был способен лишь пульсировать «ЕДА! ЕДА! ЕДА! Я НЕ ЕЛ ЦЕЛУЮ ВЕЧНОСТЬ!». А чёрное существо в тёмном углу смеялось надо мной. И над двуногой.

Мистический триллер Мистика, Рассказ, Ужасы, Проза, Авторский рассказ, Поиск, Сыщик, Пропажа, CreepyStory, Длиннопост

Подписуйтесь на VK

Показать полностью 1
94

Номер на ночь

К тому времени, как им попался на глаза этот щербатый, ржавый по краям металлический указатель, Вика и Артём успели окончательно разругаться.

Идея поехать на море своим ходом принадлежала Вике. Кому же еще? Артём отбивался до последнего. Пробки, июньский зной, затёкшие ноги, уставшие глаза. Жена упёрлась: «будем меняться», «мы так мало времени проводим вместе», «настоящее приключение», «ну пожалуйста, коть»... Закончилось всё ожидаемо. Вика вызвалась сменить его на пару часов в первой половине дня, когда он толком не устал. Зато, стоило воцариться полуденному зною, жена моментально приняла умирающий вид, и Артёму пришлось усесться за руль и вести машину до заката.

Еще в Москве Артём с Викой строили честолюбивые планы не останавливаться на ночлег, гнать по-максимуму, сменяя друг друга, и, меньше чем через сутки, нежиться на пляже в Ейске. Однако, радужным надеждам не суждено было сбыться. Сначала Вика, заспанная и сердитая, перетряхивала чемоданы, комплектуя их забытыми полотенцами, тапочками и Бог знает, чем ещё. Выехали позже намеченного. Потом встряли в пробку на МКАД. Вика, высосавшая за время ожидания полтора литра кваса и сменившая Артёма за рулем, останавливалась каждые полчаса под предлогом «сбегать в кустики». Артём скрипел зубами и медленно, но верно зверел. Сменив Вику, он, хмурый и молчаливый, пытался выжать из старенького Опеля всё, что можно, чтобы хоть как-то компенсировать задержки. Вика, развалившись на пассажирском сиденье, сначала щебетала, а потом начала жаловаться, что от быстрой езды её укачивает. Артём не выдержал, рявкнул. Слово за слово – и к тому моменту, когда стало ясно, что им придётся останавливаться на ночлег, в Опеле сгустилась сердитая тишина. Артём, свернув на обочину, остановил машину.

– Я не смогу вести всю ночь. Нам придётся где-нибудь заночевать, если ты не намерена спать в машине.
– Ну, конечно! Если бы ты не свернул с трассы, Сусанин хренов, мы бы, может, уже доехали!
– Вика! Если бы ты весь день не тормозила…
– Ой, всё! – Вика демонстративно отвернулась к боковому стеклу, замолчала.

Минут на пять воцарилась тишина. Артём массировал виски, глядя на руль.

– Смотри. Можно остановиться тут, – Вика нехотя кивнула в сторону окна.

Артём поднял голову, посмотрел туда, куда она указывала. Жилья вокруг не было, уже довольно давно за стёклами Опеля мелькали то поля, то чахлая лесополоса. У края асфальта, почти в придорожных кустах, возвышался столб с крупной жёлтой металлической табличкой, старой и поеденной ржавчиной. «У Лили. Комнаты посуточно, номера на ночь. Уютно, недорого». После слов «У Лили» указатель замарала чёрная клякса, будто ожог, зацепив последнюю «и». Красная стрелка под надписью приглашала свернуть на узкую колею.

– Небось клопы и сортир во дворе, – проворчал Артём, но миролюбиво: дорога вымотала, и он готов был улечься где угодно, лишь бы вытянуть ноги. Солнце почти закатилось за горизонт, раскрасив небо в багряные тона, но жара не спадала. В Опеле было душно: кондиционер барахлил. Артём завёл двигатель и направил автомобиль меж деревьев.

Лесополоса вскоре расступилась, явив взгляду завораживающую картину. Невидимое с дороги, перед путниками раскинулось поле. Вдалеке виднелось небольшое скопление домиков – часть дачного посёлка или окраина села, а ближе, посреди поля, возвышался одинокий дом, опоясанный шиферным забором. С дороги был виден второй этаж, угадывалась странная форма: дом был почти идеально квадратным, выкрашенным в оранжевый цвет, пламенеющий в лучах закатного солнца. Симметрично расположенные окна второго этажа, то ли плотно занавешенные, то ли закрытые ставнями, чернели провалами глаз. Железная крыша отражала умирающий свет – казалось, её охватило пламя.

– Нифига себе… – Вика, позабыв обиды, смотрела через лобовое стекло, – думаешь, нам туда?
– Скорее всего, – Артём хмыкнул, – глянь на забор.

Вика оторвала взгляд от дома, посмотрела ниже. На светло-сером шифере, неаккуратными большими буквами, кто-то вывел красной краской: «Добро пожаловать к Лил» – дальше забор сворачивал за угол, и фраза обрывалась. По верху забора висела гирлянда из алых сигнальных фонарей, как на стройплощадке. Такая же гирлянда висела и под крышей, будто новогоднее украшение. К тому времени, когда Артём подъехал к калитке, сгустились сумерки, и фонари зажглись – видимо, где-то был спрятан генератор.

Супруги вышли из машины. Переглянулись, замявшись – красный свет искажал знакомые черты, навевал ассоциации с опасностью, дорожной аварией. Наконец, Артём заблокировал авто, стряхнул оцепенение и решительно забарабанил в калитку.

– Есть кто? На постой пустите?

На участке вспыхнул свет, на сей раз привычный, жёлтый. Хлопнула дверь. Калитка распахнулась, пропуская грузную старуху, одетую в длинное ситцевое платье в мелкий цветочек и засаленную ажурную безрукавку. Морщинистое лицо, нос крючком. Седые волосы собраны в тугой пучок на затылке. Старуха заметно прихрамывала, но выглядела крепкой и бодрой.

– Батюшки! Давно у Лили не было гостей. Проходите, милаи, гостям Лиля завсегда рада!

Хозяйка посторонилась, пропуская гостей во двор. Они увидели дом – действительно квадратный, современный, не из дерева, а то ли бетонный, то ли из похожего материала, в полумраке не разберёшь. Над крыльцом горела лампа. Будто прочитав мысли Артёма, старуха забормотала:

– Недавно отстроилась, старый дом-то сгорел, жилец уснул с папироской, паразит. Вы не курите?
– Н-нет, – Артём сглотнул, слегка опешив, – нам бы ночь перекантоваться. Сколько берете?
– Да недорого, милок, недорого, договоримся. – Она увлекла Артёма в дом.

Вика задержалась на улице, разглядывая двор. Ни грядок, ни деревьев – пристройка и деревянный сарай, закрытый на амбарный замок. Видимо, «удобства» были в доме. У сарая притулилась большая железная бочка. Повинуясь внезапному порыву, Вика подошла и заглянула внутрь: света не хватало, но она разглядела тряпьё и разнокалиберную мужскую обувь. Из железного нутра тянуло горелым. По спине Вики пробежал холодок, и она поспешила в дом.
В прихожей она столкнулась с хозяйкой. Артёма видно не было.

– Милый твой притомился, наверх ушёл. Статный, крепкий, повезло тебе, – старуха сально подмигнула, Вику аж передёрнуло. – Ты не голодная?
– Нет, спасибо. Куда он пошёл?
– Да в спальню, наверх топай, – хозяйка кивнула на широкую лестницу.

Вика поднялась на второй этаж. Её встретили три закрытые двери – из-под дальней пробивался свет. Вика мотыльком потянулась к нему. Распахнула дверь и застыла на пороге.

Артём, в одном нижнем белье, растянулся на большой двуспальной кровати, уткнувшись в смартфон. С двух сторон у изголовья постели – аккуратные тумбочки. У стены расположились две напольные вешалки – на одной висели джинсы и футболка Артёма. На другом конце комнаты через приоткрытую дверь виднелся санузел. Внимание Вики привлекло окно – задёрнутое плотными шторами-блэкаут, а поверх них…

– Фи, это что? – Вика подняла бровь.
– А мне нравится! – ухмыльнулся Артём, оторвавшись от соцсетей.
– Кто бы сомневался…

На передней перекладине карниза – цельная декоративная шторка, будто для ванной, только больше. Фотопечать: светлый фон и крупное изображение женщины, снятой по пояс. Смоляные волосы рассыпались по плечам, алые губы изгибаются в похотливой улыбке. Одета дамочка в красный кружевной бюстгальтер – и всё. Скрещенные под грудью руки подчеркивают аппетитные формы. Под картинкой вьётся чёрным шрифтом: «Lilith».

– Тут что, мальчишники проводят? – Вика нервно рассмеялась и присела на край кровати. – Женихи сбегают в поле, нагуляться перед каторгой?
– Не знаю. Может, местные приходят поразвлечься. Тебе не пофиг? Душ в номере лучше зацени, роскошество! Там и полотенца свежие висят.
– Ладно, оставайся со своей Дитой фон Тиз, а я, и правда, в душ.

Стоило бы сходить к машине, за чистой одеждой, но было лень. Вика умылась, сполоснулась под тугими струями, дивясь подобному сервису в глуши. Нагишом вернулась в комнату. Артём уже посапывал, прямо поверх пододеяльника. Постельное бельё выглядело дешёвым, но новым, с иголочки. Вика выключила свет и улеглась.

Снилась ей тревожная муть. Несмотря на духоту, Вика уснула быстро, но посреди ночи проснулась, будто по сигналу. Вика попыталась пошевелиться – она лежала на боку, повернувшись в сторону Артёма (и окна), но не смогла. В подростковом возрасте её пару раз одолевал сонный паралич, к счастью, исчезнувший вместе с гормональной бурей. Сейчас ощущения были точь-в-точь.

Вика лежала, обливаясь потом, глядя в темноту. Чувствовала, как колотится сердце. Необычный звук заставил бы Вику подскочить, если бы она не окаменела от макушки до пят. Шорох, будто на пол упало что-то мягкое, струящееся. В то же мгновение плотные шторы заскользили по карнизу, управляемые невидимой рукой, разъехались, впустив в комнату красный свет сигнальных фонарей.

Над краем матраса показалось нечто. Упавшая шторка поднималась с пола, оформляясь в женский силуэт. Ткань туго натянулась, обозначив внушительные груди, статные бедра. Казалось, невидимую девушку спеленали, будто мумию. Фигура резво скользнула на кровать, оседлала спящего на спине Артёма. Он не шевельнулся – Вика слышала тяжёлое дыхание, но муж лежал неподвижно, будто мёртвый. Ткань шторки влажно блестела, отражая алый свет из окна. Запахло мускусом.

Вика боролась изо всех сил, но тело отказывалось подчиняться. Сосредоточилась на руках, пытаясь согнуть пальцы. Слёзы катились по щекам, затекая в ухо.

Женщина-шторка приспустила боксёры Артёма, поёрзала. Ритмично задвигалась. Артём глухо застонал, но не очнулся. Фигура наклонилась, впилась в губы Викиного мужа. Внезапно раздалось шипение, и по комнате поплыл отвратительный запах палёных волос, смешиваясь с мускусным ароматом.

Тело Артёма изогнулось, забилось в конвульсиях. Вместе с ним задёргалась оседлавшая его тварь. В стороны полетели капли густой жидкости, покрывавшей шторку. Несколько попало на Вику, обожгло голое тело, будто кислотой. И в этот момент оцепенение, наконец, спало. Вика, визжа, скатилась с кровати, бросилась в ванную, не раздумывая, стремясь смыть с себя разъедающую кожу дрянь. Влетела внутрь, захлопнула дверь, повернула задвижку. Лихорадочно нащупала выключатель. Загорелся свет. В зеркале отразилось безумное, взлохмаченное существо. На груди, шее, лице – там, куда попали жгучие капли, вздулись багровые пузыри.

Вика заскулила, забилась в душевую кабинку, включила воду. Смыть, смыть немедленно! Боковое зрение уловило движение: Вика перевела взгляд на дверь, оторопела. В ванную, через щель под дверью, втягивалась шторка. Она потеряла очертания женского тела и, сантиметр за сантиметром, вползала внутрь. Вика выбралась из кабинки, наступила на шторку, топча голыми пятками. Ступни обожгло. Подвывая, девушка шарахнулась назад, поскользнулась, упала, стукнувшись затылком об дно кабинки. Перед глазами заплясали чёрные пятна. Голени начало печь – шторка продолжала двигаться, скользить по Вике, выше и выше. Плоть горела огнём. Когда ткань доползла до груди, Вика отключилась.

***
Ангелина Петровна, матерясь, отмывала ванную. Лилит, натешившись, поглощала и самцов, и их сучек практически полностью, но всё равно оставалось много грязи. Иногда выходили и серьёзные накладки – как с тем мужиком, который умудрился поджечь шторку зажигалкой. Чары бестии, незнамо почему, подействовали на него слабее, не введя в обморочный сон. Полдома выгорело, а еще пришлось покупать новую шторку и призывать Лилит заново – а это, между прочим, затратный ритуал, Ангелина Петровна пожертвовала двумя пальцами ног. Впрочем, новая вещь понравилась демонице больше – то ли баба красивее, то ли ещё чего. Вселялась с радостью.

Ангелина Петровна утёрла пот. Оставалось много работы: сжечь остатки белья и одежды, а еще связаться с Митькой по поводу машины. В прошлый раз доли Ангелины Петровны хватило на новый генератор. В этот раз она надеялась разжиться новой мебелью для своей спаленки. А то всё для гостей, да для гостей…

Автор: Мария Синенко
Оригинальная публикация ВК

Номер на ночь Авторский рассказ, Путешествия, Старуха, Ночевка, Длиннопост
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!