Koldyr

Koldyr

Авторские рассказы; подборки криповых фильмов и видео, а также копипасты годных страшилок.
Пикабушник
Дата рождения: 01 августа
поставил 66624 плюса и 2865 минусов
отредактировал 710 постов
проголосовал за 1063 редактирования

На цикл рассказов "ГаражЫ" и повесть "Тараканы? - Не думаю!"

Хотелось бы мотивировать себя писать больше, чаще и лучше, чем искренне пытаюсь заняться.

0 5 000
из 5 000 собрано осталось собрать
Награды:
10 лет на Пикабу За свидание 80 левела Победитель конкурса крипи стори "Подземелья" Победитель конкурса в сообществе за март, по теме "Загадочные послания" самый сохраняемый пост недели редактирование тегов в 500 и более постах более 1000 подписчиков объединение 100 и более тегов
157К рейтинг 2493 подписчика 701 подписка 969 постов 372 в горячем

Тараканы? - Не думаю!

Анонс: главы будут длинными, сделаем с соавтором часть из них. Постараемся до конца новогодних праздников выложить повесть целиком. Начнём, пожалуй, с пролога. Надеюсь, вам понравится знакомство с первыми персонажами.

Пролог: Доктор и Воин

Лес кончился, пошло поле. Накинулась морось: сентябрьская, уже холодная, колкая. Шёпот листвы сменили порывы ветра и свежесть. Запахло озоном, а тучи угрожающе нависли над головой. Грибник накинул капюшон и подпалил сигарету. Прикрывая её рукой, мужчина подобрал корзину с грибами и неспеша пошёл через заросли. В нескольких метрах засуетился грузун. Подождав, пока зверёк проберется через пожелтевшую траву, любитель тихой охоты продолжил путь. Одетый в камуфляж, он казался одной из частей поля, которое, спотыкаясь о гаражи, выходило к пятиэтажке.

Сапоги тонули в осенней жиже. Не замечая тропинки, грибник шёл напрямик. Достигнув бетонной плиты, мужчина снял с обуви добрый килограмм грязи и снова закурил, открыв бутылку пива. На окраине ГСК он мог быть спокоен: от ветра защищают обезличенные коробки; до дома рукой подать, а небо пока сдерживалось, копя силы для ночной бури.

Небо краснело. Даже через тучи проявился закат. Робко, словно стесняясь, он вкидывал багровые краски в осеннюю серость. Полюбовавшись пейзажем, грибник допил пиво и лениво поплёлся в сторону дома. У подъезда, обтерев остатки грязи о поребрик, мужчина направился к двери, но его прервал ломающийся голос подростка:

- Воин! Отдай телефон! Пожалуйста! Мать заругает.

Бывший военный тяжело вздохнул. Почесав заросший подбородок, полез во внутренний карман куртки. Глядя в лицо тощему пареньку лет шестнадцати, протянул тому выключенный смартфон.

- Ещё раз узнаю, что у малых отжимаешь хоть что, не отдам. Попадёшь на последствия. Понял, шкет?

- Да, Воин! Без базаров! Отв...

- Взял и иди. Не словом докажешь, а действием, - отдав телефон, мужчина открыл подъездную дверь и направился к лестнице, не слушая объяснений подростка. Дел хватало и без него: грибы. Давняя страсть Воина. Консервированные, жаренные, сами по себе или в составе блюд, они будоражили воображение мужчины. А процесс готовки стал ритуалом. Включить колонку, любимую музыку, встать у плиты и творить кулинарные шедевры, насколько хватит фантазии. Но сначала, конечно, подготовка. Рассортировать грибы, очистить, промыть. За этим приятным занятием Воин услышал настойчивый стук в дверь. Даже "Король и Шут" не смогли его заглушить.

Выключив музыку и воду в раковине, мужчина рывком оказался у входной двери и недовольно процедил:

- Кто это и что тебе надо?!

- Это Доктор. Открой, - послышался приглушённый вкрадчивый голос.

Моментально отворив дверь, грибник удивлённо уставился на визитёра. Затем, жестом показав на кухню, дождался, пока гость разуется, и проводил его. Стемнело, дождь уже вовсю барабанил по окнам, ветер усиливался. Начиналась гроза.

- Воин, нужна твоя помощь, - Доктор, поседевший, ссутулившийся, уже не казался грозным стратегом, - у тебя пара-тройка крепких ветеранов есть на районе?

Воин, продолжая промывать грибы, кивнул. Мало ли что понадобилось недавно переехавшему старику. Может, тоже захотел попугать местных малолеток, двинувшихся не в ту степь? Или кто-то осмелился наехать на старика?

- Серёж, маньяк завёлся у нас. Четыре жертвы.

- Не я. Не наши. Все мужики при деле. ПТСРов нет, Доктор, - Воин поёжился, - за нас такое не говори.

- Я в тебя и твоих ребят верю. Ты не понял. Четыре жертвы за трое суток в радиусе километра. Все найдены вчера вечером и сегодня.

Воин задумался. Слухи ходили. Пропали девушки. Получается, вот оно как? Он знал только о трупе в овраге. Доктор подтвердил опасения.

- Девушки от восемнадцати до тридцати. Создаю патрули дружинников. Мужики со складов и промзоны согласились ходить. До работы с утра и после работы до полуночи.

Воин оторвался от грибов, закурил. Затем, спохватившись, полез в холодильник, передал Доктору бутылку пива. Недобро, что полиция прозевала маньяка, но с другой стороны: район окружён лесом и промзоной, где куча безлюдных мест. С точки зрения тактики - рай для маньяка.

- Чего от меня хочешь, Доктор?

- Ночью только полиция в деле. Возьми пару-тройку своих ребят, потом пацанов с района с ними познакомь, сделай рабочие "двойки" и присоединись к моему патрулю.

Доктор вальяжно раскинулся на диване. Несмотря на его позу, Воин заметил, что бывший врач беспокоится. Можно, конечно, трёх-четырёх толковых парней подтянуть, но местные как на подбор - детдомовцы, полусироты, мелкая блатота или пьющие работяги.

- Сам понимаешь, какой контингент будет?

- Зато молодые или мужики. Работая в паре, справятся. Шокеры раздам, фонарики - тоже.

- Доктор, - речь Воина разорвал гром, - Доктор, - добавил Воин громче, - раз такое серьезное дело, я своих подниму. Пацанов - только несколько адекватных.

- Хотя бы так, - поседевший мужчина поднялся и протянул Воину руку, - грибами хоть угостишь?

***

Насекомые выползали изо рта девушки. Они уже съели глаза и часть внутренних органов жертвы. Она так и осталась прислонённой к дереву, где несколькими часами ранее прошёл довольный грибник. Затем, стекаясь в разношерстный ручёек, стая насекомых направлялась в сторону пятиэтажки. Крупные капли дождя стреляли по ним, как артиллерия, но жуки, тараканы и прочие упорно стремились к заветным огням. Были среди них и создания намного хуже, о чём не знал Воин, собирающий свой отряд.

***

Продолжение следует

Показать полностью

Живые души [Финал]

Живые души - 1 глава

Живые души - 2 и 3 главы

Живые души - 4 глава

Живые души - 5 и 6 главы

Пустой бульвар.
И пение метели.
И голова
опущена устало.
… В такую ночь
ворочаться в постели
приятней,
чем стоять
на пьедесталах.

Иосиф Бродский

Глава 7

С очищенной головой думалось легче. Казалось, Лина потравила в ней тараканов и - против моей воли - алкоголизм. Раньше я бы забился в свою вино-водочную нору, как испуганный зверь. Или мне просто предали уверенности и не дали быть одному? Взять миллионы снежинок, метель. Они - поток, общее, целое; а что случается с человеком без поддержки других? Он становится призраком. Да, какое-то время ещё живым, выполняющим свои функции и маршруты типа работа-дом-работа. Но постепенно всё угасает, становится мрачным и холодным настолько, что умирающей душе просто хочется выть. И если придерживаться этой логики, получается: призраки среди нас.

Подъездная дверь не захлопнулась: слабые магнит и пружина с трудом сопротивлялись метели. В щель белым роем залетели снежные мухи. Едва не поскользнувшись, я ухватился за Лину, и та вовремя удержала меня. Лёд? Да тут же целый каток! Мы удивлённо переглянулись. Сняв перчатку, я дотронулся до батарей: еле греют. Плохо дело; казалось, всё тепло высосали.

Подав подруге знак, я начал подниматься по лестнице. Лампочки изредка подмигивали, подбадривая меня. Лина хотела спросить, есть ли здесь кто живой, но я вовремя одернул её. У каждой тишины есть свой вкус. Например, натянутых до крайности струн. Лучше лишний раз не тревожить. Пока.

Маркер замёрз, защитные символы пришлось рисовать углём. Теперь дверь походила на арт-объект, довольно нелепый для антуража. Тяжело дышу, подпаливаю сигарету. Хоть Лина и будет за входной дверью, в считанных метрах, всё же не по себе.

Мне уже не раз объясняли, что делать. Первое преимущество - знания и инструмент, а призраку нечем похвастаться, кроме мстительности и злобы. Второе - без подпитки Игорь уже сильно ослаб. Воспользоваться всем этим я смогу, тем более, ритуал был предельно прост.

- Главное - не поддавайся на провокации, - одними губами произнесла Лина.

Кивнув, я наконец-то вошёл. Квартира встретила стужей. Изо рта пошёл пар. Кабинет - чисто. К удивлению, окно оказалось закрытым. Хотелось позвать призрака вслух, но лучше придерживаться нашего с ведьмой плана. Я шёл из помещения в помещение, включая свет. Коридор - здорово, кухня - готово, ванная - есть. Последняя комната. Дверь отворилась сама. Не почувствовав сквозняка, я принял то приглашение.

Под ногами всё так же хрустело стекло. Кровь припорошило снегом, столик с бутылками - тоже, те забавно блестели при свете. В углу, обняв руками колени, сидел подавленный Игорь. Напротив, в метре, работал обогреватель. От волн горячего воздуха дух снова немного "плыл".

- Батареи холодные, да? Или питаться больше некем, паскуда?

Дух поднял голову и посмотрел на меня. Теперь на месте глаз зияли тёмно-синие провалы, в которых мелькали...звёзды? Нет, скорее осколки льда.

- Где был?

Голос слабый. Неужели, этот гад окончательно дохнет?

- Лечился, - спокойно достаю из-за пояса нож, а из кармана бутылку. Невольно вспоминаются школьные годы. Тогда при себе была и фольга. Поливаю нож пятипроцентным раствором воды с кровью мертвеца.

- Так, что ты делаешь, идиот?! - похоже, Игорь действительно не знал про ведьм и их методы.

- Ты не подумал о том, что у меня есть друзья, которые могут помочь? Может, пора твой паразитизм кончать? Сам-то как думаешь?

- Ну, я думаю, что ты - носорог, - Игорь встал, выпрямился, - обогреватель сам сюда пришёл и в розетку включился, как думаешь? - передразнивая меня, ответил окрепшим голосом дух.

"Не поддавайся на провокации" - вспомнился совет Лины. А ещё, часом ранее, она советовала быть предельно внимательным. И это я провалил. Игорь взмахнул рукой. Мне казалось, осколки от люстры смогли бы подняться в воздух без пафоса. Но призрак считал: это - его звёздный час. Целый вихрь закружился вокруг меня: они царапали руки, лезли в нос и глаза. От неожиданности выронив нож, я попытался закрыться, но стекляшки с каждым разом жалили всё сильнее, уже пробивая одежду и кожу, сбивая со стола следы давнего застолья, превращая в решето шторы. Вместе с ними в воздух попали свежие и старые капли крови. Мчась к выходу из комнаты я смог на мгновение раскрыть рот, чтоб испуганно закричать: "Лина! Спасай!".

С трудом, но мне удалось захлопнуть за собой дверь. Пулевыми очередями осколки разносили дерево в щепки. Испуганная ведьма ворвалась в квартиру, переплетая пальцы в причудливом символе.

- Отойди от двери!

Дважды просить не пришлось. Удар - и та распахнулась. Я приготовился к новому обстрелу, но, к удивлению, осколки опали, вихрь утих. На мгновение показалось: мы победили.

- Т-т-ты, блядь, н-нож проебал?

Лина неловко развернулась и схватилась одной рукой за витиеватую рукоятку. Затем, сделав пару шагов, рухнула на пол.

"Идиот, ссыкло и мудак!" - холодея, ругал я себя. Трясясь, приподнял Лину. Нужные слова не находились. По хрусту стекла я понял, что Игорь отходит к окну, тем самым издеваясь над нами. Внезапно ведьма тепло улыбнулась, в её глазах заплясали зловещие огоньки.

"Вытащи из меня нож, уеби этой твари!" - пронеслось в голове.

"А ты?"

"Эта тварь опасней меня. Раз, два..."

Я никогда не вытаскивал из человека нож. Оттого ровно на "три" так и не получилось, но на гипотетическом "семь" под жуткий визг Лины лезвие вошло в удивлённого Игоря. Дух, хоть и был прозрачным, отчего-то удержал нож. Теперь тот просто торчал из призрачной туши, а потом...

Мир на миг выключили. Не было полётов над городом, изменения времени и пространства. Казалось, экран телевизора потух, затем вновь включился, показывая нам новый кадр. В нём мои руки по локоть в крови. В нём корчащаяся от боли Лина пыталась утешить меня и сказать, что я справился. В нём я, пачкая кровью экран смартфона, вызывал Скорую. В нём та же Лина, матерясь, просила курить. В нём мы оба сидели на полу, прислонившись к дивану и выпускали в теплеющий воздух облака дыма.

В нём наконец-то прекратилась метель.

В нём я покончил со своим одиночеством.

В нём я был счастлив.

Конец

P.S. Спасибо тебе, дорогой читатель, что был со мной и героями все эти семь коротких (к сожалению) глав. Мы с тобой не прощаемся, самое "вкусное" впереди!

С уважением, автор.

Показать полностью

Живые души

Живые души - 1 глава

Живые души - 2 и 3 главы

Живые души - 4 глава

[Две главы, но при желании хронологического порядка - начинать с крайней]

Глава 5

Последние дни мир был удивительно тесен. Поликлиника, магазин, а затем - прокуренная квартира. Всё это под аккомпанемент камерного оркестра имени Одиночества. На виски давило изнутри, - даже мыслям требовалось наружу. Я решился и выпустил.

Пролетая над ночным городом, я не знал, сон это или реальность. Последняя вызывала всё больше вопросов. Грань стиралась, как ластик карандаша. Возможно, я - одна из снежинок, уносимых ветром. Тот, как судьба, нёс мимо улиц, огней и дорог. Куда делись все бытовые проблемы, простуда, кредиты, работа и пустой кошелёк? Существовали ли они вовсе? А все знакомые, родные, друзья - не летят ли они со мной в этом сумасшедшем потоке? Впрочем, уже не вспомнить имён, многих событий и мест. Значит, нет смысла о чём-то переживать и жалеть.

Разумеется, я не стал пустотой. Скорее частью безудержной эйфории, которую раньше не замечал. Остатки сознания готовились раствориться в ней, но всё испортило звонкое, визжащее "нет!".

Поток сменил направление. Снежинки начали исчезать одна за другой. Ветер слабел. Через считанные секунды я уже смог различить приоткрытое окно знакомого дома. Влетая туда, я остался последним осколком льда. Оказавшись на своём горячем и потном лбу, я понял: меня возвращают назад.

***

На этот раз ничего не болело, а сознание будто вырвали из чьих-то проворных рук. Получилось даже облегченно вздохнуть и откинуться на спинку стула. Пока было не до вопросов. Я ждал, пока Лина заговорит сама. Повисла тишина, я различил её тихое грудное дыхание. Биение сердца: похоже, она чем-то сильно взволнована.

Сначала девушка ходила по комнате. Затем поставила второй стул напротив меня. Пришлось открывать глаза. Первое, что в них бросилось - бледность Лины; второе - чёрные стены, покрытые рунами вперемешку со старославянским.

- Андрюш, ты сначала действительно заболел.

Я покорно кивнул, мол, знаю, давай уже к интересному.

- Не знаю, с чего начать...дура я! - девушка вздрогнула.

- Поумнее меня. Я тебе верю, рассказывай. Поверю во всё, - попытался улыбнуться, но получилась кривая ухмылка. Всё же надо набраться сил.

- Я через дня два после приёма карты раскладывала, гадала. И...всё про тебя. Раз за разом: паразит, переселенец, иноходец, незваный гость, называй, как хочешь. Второй раз в жизни такую одержимость заметила. А потом ты со стремянкой и пазл сложился!

- Ты про Игоря?

- Нет. Стоп, наверное, да, - девушка быстрым движением смахнула чёлку. Так она делала, когда сильно нервничала. Что случалось нечасто.

- Начал видеть призрак соседа.

- А потом одно несчастье за другим, травмы, ухудшение состояния, упадок сил и кровопотеря?

Я задумался. Всё сходится: кровь из носа, открытые окна, контузия, жар...Как я сам не додумался!

- Игорь - вампир?!

- Нет, я не почуяла. Дух, который в тебя пытался вселиться. Первое время они питаются, понимаешь? - Лина не без труда достала из кармана облегающих джинс сигаретную пачку и закурила. Я тоже протянул руку и удивился, насколько побледнела кожа, - Сначала нужно, чтобы сосуд максимально ослаб. Он тебе в мозг проникал? Я выгоняла какую-то сущность. Её малую часть. И тебя, правда, не вышибла чуть.

- Говорил в голове. Сон ещё был, как его убивали, - теперь-то можно расслабиться, тут я в надёжных руках. Ещё в школе Лина не раз выручала из передряг.

- Х-ха! - лицо девушки просветлело. Фигня! Типичный мстительный дух. И...

- Что "и"?

- Андрюша, я - ведьма.

Лина напряглась и пронзительно смотрела на меня, наверное, ожидая скепсиса или насмешек.

- Я верю. Дух в годовщину смерти мог обостриться? И почему он тут до сих пор?

- Понимаешь, - закуривая вторую, ответила ведьма, - есть люди типа меня. С даром. Если они не раскроют его при жизни, но умрут насильственной смертью, этой энергии некуда деться. Её слишком много, чтобы вся куда-то ушла. Кто-то может стать добрым домовым или барабашкой безобидным, а есть козлы-Игори, Ок?

- Я теперь понимаю, как у нас с ним всё бредово было. Но так быстро, опомниться и подумать не мог. И как нам с ним быть?

- Нам?! - глаза девушки округлились от удивления.

- Мне есть, за что этому пидору отмстить. Так добьём гада?

- Хы. Ок, на подхвате. И...- Лина посмотрела на меня, словно ожидала удара, - за электрошокер ты не в обиде?

- Что?.. - притворился непонимающим я.

Глава 6

Несколькими часами ранее

- Ёбана! Это - труп?! Да я тебя...

Лина рывком закрыла фургонную дверь и злобно уставилась на водилу:

- Гони!

- Лина, если это...

- Да живой он, Родик, живой! - девушка рылась в недрах бездонной сумки. Найдя маленький бутылёк, она поднесла его к ноздрям парня, от чего тот поморщился, но в сознание не пришёл. Затем, растерев руки дурно пахнущей мазью, Лина положила их пациенту на глаза, неразборчиво что-то шепча.

На повороте их занесло, но Родион справился с управлением. Свят, находящийся в кузове, помог удержать парня.

- Что с ним?

- Одержимость, как у тебя была, - привычно отмахнулась Лина.

- Э, слыш. Мы с братом поможем сейчас, на этом наш долг закрыт, правильно?

- Да! Неясно, что ли, сказала? Ко мне вези! Блядь, быстрей!

Метель делила город на миллиарды частей. Сквозь неё чудом виднелись фонари, фары машин и огни домов, превратившиеся в размытую линию. Интересно, насколько размоет линию жизни Андрея? Есть ли тут шанс на спасение? Слишком много зависит от самого человека, причём не в физическом плане. Подобно огонькам домов, в сердце ведьмы зажёгся свой. Надежда, путеводная нить.

Машина перестала подскакивать на ухабах. Шины будто покрылись дополнительными шипами. Водилы со встречной перестали проезжать в опасной близости от фургона, и даже светофоры, как сговорившись, становились зелёными.

- Занесёте ко мне.

- Как? Полицию вызовут!

- Будто он пьяный. Занесёте как пьяное тело, - поморщив носик, девушка продолжила, - оно почти так и есть. Отведя глаза Святу, девушка аккуратно поцеловала Андрея. С её губ соскочила едва заметная искорка.

Теперь счёт шёл на минуты. Подозревая, чем всё закончится, девушка заранее подготовила "колдовскую" и стулья. Обряд предстоял непростой. Только б довезли вовремя!

Продолжение следует

Показать полностью

Живые души

Живые души - 1 глава

Живые души - 2 и 3 главы

Глава 4

Тепло, сознание и время вернулись одновременно. А силы - нет. До кабинета пришлось ползти. Закурив, я "поплыл". Может, сотрясение мозга? Или я по-прежнему лежу на полу рядом с той проклятой люстрой? Вроде логично, но слишком правдоподобен тот звонок Лины. А если всё это - затянувшийся глюк, значит, во входящих вызовах я найду её номер. Фантазия спроецирует. Вот тебе и ситуёвина, думать и думать ещё...На этот раз - без алкоголя, пора выйти из запоя; и, может быть, отпустит наконец-то?! Надежды не оправдались.

- У-у-у, ёпта, - простонал Игорь, обретая полупрозрачные очертания.

- Тоже поколбасило?

- Ну, - призрак почесал затылок, от чего тот пошёл крупной рябью, - так, а что делать-то будем?

- Точно не пить!

Добраться до стола оказалось сложнее, чем думал. Тело раскалывалось, пароль на ноуте всё не вводился, а от сильного приступа кашля клавиатура покрылась мокротой. Похоже, последние события добили меня. В голове всплыла забавная картина: рекламный ролик со слоганом: "Призраки, потустороннее, простуда и алкоголь ослабили иммунитет? Смертивизин - выхода нет!".

- Так, брат, совсем ты плох стал. Поспи лучше, а я обмозгую всё это. Только Цоя включи, если сможешь. Не слушал давно.

Долго упрашивать не пришлось. С трудом перевалившись на диван, я погрузился в царство призрачного Морфея.

***

Кажется, я видел тот вечер. Зима; метель роем пчёл устремилась к окнам пятиэтажки. Те словно гасли от попаданий. Судя по всему, время позднее; редкие жильцы, отряхнувшись в холле, расползались по этажам. Игоря я заметил сразу, тот наоборот выползал в снежный ад, спеша к магазину. Похоже, тот скоро закроется.

Нервно мигали подъездные лампочки. От ветра подрагивала дверь домофона, ей вторил гул батарей. Время тянулось мучительно медленно. Наконец чей-то топот ног разорвал эту липкую атмосферу. Со второго этажа выскочил запыхавшийся Геннадий. Затравленно озираясь, он наполнил подъезд перегаром и ворвался в метель. На улице я не смог ничего разобрать. Но факт: в подъезд Гена вернулся один, неумело пряча за пазухой нож и дешёвую бутылку тепла. Игорь так и не появился, а следы убийства спрятала непогода.

***

Которая ворвалась в комнату. Выскочив из-под одеяла, я поспешно закрыл окно. Игорь, глядящий на улицу, даже не шелохнулся. Он стоял, как статуя, словно впитывая метель. Пол комнаты уже был усыпал тонким слоем снега. Изо рта шёл пар; лёгкие горели. Но вместе с тем меня наполнил адреналин.

- Какого хуя ты, сука, падла творишь?! - вместо яростного крика получился лишь тихий хрип. Болело горло, стало тяжело дышать.

- Это не я. Что-то открывает окно, когда погода похожа, - призрак поёжился, будто чувствуя холод, - а я пока без плоти. Разбудить бы не смог.

Голос лишён эмоций. Движения неестественны. От начавшейся дружелюбности будто не осталось и следа. Неужели, он...тоже боится чего-то? Оттого бессилие и трясёт? Но неужели он не нашёл бы способа разбудить? Говорить-то он мог! Даже орать!

- Сукин ты сын! - попытавшись ударить Игоря, я попал в стену, расцарапав кулак.

- У тебя там телефон разрывается. Проверил бы, что ли. И не враг я тебе! - раздалось в спину.

Опираясь на стены, я кое-как доплёлся до другой комнаты. Лина. Как чует, как чует! Но что ей сказать? Извини, я еще больше заболел, потому что у нас с призрачным соседом тут проблема неловкая? Или...от горла и темпера что-нибудь пусть привезёт?

- Алло! - получилось слишком вяло; не как ожидал.

- Ну хоть окно закрыл, идиот! Я у подъезда, почему домофон отключил? - раздался встревоженный голос Лины.

- Да не выключал вроде. Подожди, ща спущусь.

Я уже чувствовал жар. Всё тело ломило, одеваться получалось с трудом. Начинали ныть сердце и шея. Осколки и застудил?..Казалось, даже в продуваемом всеми ветрами подъезде теплее. Уходя, я заметил, что Игорь так и стоял у окна, всматриваясь в метель. Возможно, у него есть для этого основания. А моя цель - протянуть относительно здоровым хотя бы несколько дней. Может, и придумаю, что с Геннадием делать, а там уже - отдыхать. Как же всё остопиздело!

По лестнице спускался, вцепившись в перила. Пропустив от соседки дежурное "тьфу, алкашня!", вывалился на первый этаж и впустил в подъезд порыв ветра и Лину. Та, усыпанная снежинками с ног до головы, смотрела на меня... с болью? Раскрасневшаяся, запыхавшаяся, она выглядела не намного лучше меня.

- Ты совсем плох, идиот! Скорая там, пошли уже, ну! Пошли, - кажущаяся робкой девушка подхватила меня под плечо и без особых усилий открыла дверь, которая, словно щит, защищала владения человека от непогоды. Даже сквозь снежных пчёл я различил, что вместо медицинского микроавтобуса нас ожидал какой-то чёрный фургон. Не успев осмыслить увиденное, я почувствовал, как электрошокер бьёт в шею.

Продолжение следует.

Показать полностью

Живые души

Живые души - 1 глава

Глава 2

Кажется, я вчера перепил. Кроме того, пробуждение вышло липким. От этой мысли я даже рассмеялся, проведя аналогию с временами подрочества, но тут же схватился за нос. Тот предательски ныл. "Ну и уделал я тут...". Кровь оказалась на диване, одежде, полу и даже стремянке, покрывшейся инеем. Трясясь, я закрыл окно и потянулся за водкой. Бутылка порядочно опустела. Похмелившись, я наскоро умылся, закутался в одеяло и прямо в грязной одежде залез на диван, потягивая алкоголь из горла. Хорошо, хоть не окочурился. От последней мысли затрясло чуть сильнее. Больше всего запомнилась первая часть сна, когда увидел непонятного мужика. Действительно, ужас: жуткий тип! наедине со мной! в ванной!

- Врагу такого не пожелаешь, - подбадривая себя очередной шуткой, я рассмеялся.

Алкоголь брал своё. Гудящий в ногах обогреватель начинал убаюкивать. Комната прогревалась, а вместе с ней я. Вчерашний вечер казался даже забавным: будет что рассказать знакомым на посиделках. Или внукам...

Мечтания прервала навязчивая мелодия. С трудом найдя телефон в недрах огромного одеяла, я постарался максимально трезво ответить:

- Алло!

- Шипелов! Тебе пизда! - голос одноклассницы звенел от злости, - ты какого лешего не идёшь на приём?!

- Ох...плохо мне, Лина.

- Напился опять? Андрюша, то, что мы знакомы, это одно. Но сейчас я твой врач! Это - нарушение больничного режима, дебил!

- Я вчера со стремянки упал. Помнишь, про ремонт говорил? Вырубился. Нос разбил. Комната вот в крови.

Не прерывая разговора, я подскочил с дивана и начал фотографировать вчерашний погром. Кровь идеально дополнила интерьер.

- Я тебе в Вотсап переслал.

- Ну-ну, посмотрим сейчас. Шипелов, если ты меня подст...ёб твою мать! - знакомая терапевт, казалось, подавилась от неожиданности, - так, Скорую ты, конечно, сам не вызовешь, да?

- Нет. Перенесём приём на послезавтра?

- А на завтра что, умник? - примиряющим тоном спросила Лина, - если хочешь, езжай ко мне, я тебя осмотрю хоть.

- Хорошо. Не злишься? - снова плюхнувшись на диван, я задумался. Зачастую люди подставляют тех, кто действительно заботится о них или хочет помочь. Это всегда вызывало неприятное чувство в глубинах души. Стыд? Наверное, да. Но до раскаяния мне пока далеко.

- Да что уж там, на каждого дурака злиться - нервов не напасёшься. Наколдую я что-нибудь с приёмом твоим, отходи. Если совсем плохо станет, вызовешь Скорую?

- Хорошо. Спасибо, родная, - почти искренне сказал я и завершил вызов.

- Ля ты пиздабол, каких мир не видал, - раздалось сбоку.

Подскочив, я выронил из одной руки телефон, а из второй едва не выпала водка, но её вовремя подхватила призрачная рука. Постепенно в воздухе проявлялся, подобно изображению на негативе фотографии, Игорь.

- Блядь. Я сильно ударился головой?

- Если ты меня глюком назвал, значит, да, - призрак выпил, поморщился, - прости за вчерашнее. Ты мне мозг вопросами подорвал, меня разворотило слегка.

- А нахер ты припёрся сейчас?! День на дворе! - вовремя вспомнив, чем всё кончилось в прошлый раз, я прикусил язык.

- Кровь, наверное, привлекла. Я не знаю, как это работает. Но...я как будто на время тело обрёл.

Игорь выглядел растерянным. Встав, он прошёлся по комнате. Только сейчас я понял, что вчера не слышал шагов. Сейчас же под Игорем неприятно похрустывало стекло. Призрак неловко ощупал свою потёртую клетчатую рубашку. Треники, затем начал рассматривать тапочки. От нелепости ситуации я рассмеялся, за что был удостоен злобного взгляда.

- Нам надо понять, как это работает. Выпьем?

Глава 3

"Закусив" водку крепким кофе и сигаретами, я всё-таки привёл себя в порядок. Насколько это возможно: внешний вид оставлял желать лучшего, но вымытое тело и чистая одежда придавали уверенности. Но сидеть за одним ноутбуком с новым соседом было неловко и странно. Тот напряжённо вглядывался в заголовки прошлогодних статей. Как выяснилось, последних мгновений жизни Игорь не помнил, потому предложение провериться на убийство было принято без лишних раздумий.

- Криминальная хроника, так...Фамилию обычно не пишут. Так, общие данные, такой-то мужчина, по такому-то адресу найден мёртвым, - понимаешь?

- Ага, - ответил призрак, обдав меня перегаром.

Версия с насильственной смертью подтвердилась. Услышав про ножевые, Игорь досадно-радостно взвыл и подскочил на ноги.

- Так, а что ты теперь хочешь сделать? Может, у тебя какие-то версии есть, а, алко-Шерлок? - вырвалось у меня.

- Генка, мать его! С четвёртого этажа, гадом буду! Сколько вместе пили, всегда что-то пропадало из дома. Я его поэтому нахер послал. А никто ему больше не наливал. У-у-у-у, убью с-суку!

- А теперь проверим мою гипотезу, - я закурил.

В этот раз дым не проходил через Игоря. Раз так, сможет ли он покинуть квартиру, или же что-то привязывает его? Если да, то что? В любом случае, есть только один способ проверить.

- Камеры на нашем этаже еще не поставили. Попробуй-ка покинуть квартиру.

- Х-ха. Думаешь, выйдет?

- Не попробуешь, не узнаем.

Мы одновременно вылетели из комнаты. За секунду миновав коридор, оказались у входной двери. Игорь опасливо посмотрел на неё, затем, перекрестившись, потянул ручку.

Мир снова разлетелся осколками. На этот раз неведомая сила отшвырнула меня на несколько метров назад, от чего я больно приложился о дверь. Уши зажимать не пришлось, повисла полная тишина, а время будто замедлилось. Я видел, как пылинка целый час преодолевала несколько миллиметров. Холод. Он был повсюду, будто во всех измерениях. Снаружи и внутри меня; на мгновение показалось, что я существую в нескольких реальностях, объединённых лишь этой стужей. "Время замерзает!" - с ужасом подумалось мне. Получается, звуки - тоже?

"Я дурак. Меня контузило расщеплением призрака" - мысль казалась забавно-пугающей. Дальше-то что? И как это здесь - "дальше"?

Ответ пришёл незнамо когда. Я засыпал. Точно альпинист на вершине горы, я терял силы и веки очень-очень медленно, но смыкались, а дыхание пропадало. Когда пылинка преодолела следующие несколько миллиметров, я уже провалился во тьму.

Продолжение следует.

Показать полностью

Живые души

Главы 2 и 3

1 Глава.

Новая жизнь - это далеко не всегда переезды, повышения или смена карьеры. Бывает, что важно начать с себя и окружающей обстановки. Например, позаботиться о здоровье, взяв недельный больничный. Сюда же вписывается ремонт тесной двушки и множество размышлений в стиле "что дальше?" и "где был неправ". Первые несколько дней прошли продуктивно: отдохнувшее тело бралось за любую работу; даже остатки позитива робко выглянули из-за угла. Сегодня я немного расслабился: в планах только замена люстры, а оставшийся вечер грозил перейти в попойку до воскресенья.

Но как там у Летова? "Лихой фонарь ожидания мотается, ведь всё идёт по плану?". Вместо него оказались почерневшая лампочка, а по плану пошли стремянка, разбитые люстра и я. С трудом перевернувшись на бок, напарываюсь на несколько мелких осколков, царапаю шею.

Сумерки? Значит, провалялся недолго. До ванной добрался на наощупь. Так, несколько кусочков стекла. Успокоился, выдохнул, взялся за щипчики. Кровь сразу же окрасила раковину. Одеколон огнём прошелся по шее, чтобы позже скрыться подо льдом пластыря. "Вот я урод". Распухшее лицо, недельная щетина, покрасневший от насморка нос, красные, выпученные глаза и какой-то тип за спиной. Ушибленный мозг не сразу нашёл в изображении лишнее. Телу понадобилось несколько секунд, чтобы вздрогнуть и развернуться, направляя в незваного гостя упаковку от пластыря.

- А, круто-круто, - незнакомец, с трудом протиснувшись, вышел из ванной.

Твёрдой и уверенной походкой он направился в комнату, где, подперев руками бока, осматривал учинённый бардак.

- Не, ну ты рукожоп или да? Как ты так навернулся?!

По спине пробежал холодок. Дверь входная закрыта, соответственно, посторонний войти не мог. Значит, я умер? Он - моя смерть? Жнец? Призрак, которого я теперь могу видеть? На ватных ногах я доковылял до дивана, трясущимися руками нащупал пачку, но сигарету достать не смог.

- Так ты припадочный, что ль?

- Т-ты к-кто?

- Игорь, жил тут когда-то, - мужчина протянул руку.

Высокий, тощий и бледный, он всё равно казался крепче меня. На вид лет сорок, типаж "алкаш классический или вечно надоедающий сосед". Но глаза - те не соответствовали внешнему виду. Провалы, из которых, одна за одной лились едва заметные искорки света, которые, отлетев буквально на миллиметр, исчезали одна за другой.

Вместо конечности я ощутил только воздух. "Призрак!" - пронеслось в голове. "Верно" - прозвучало в ней чужим голосом.

- Если что, ты не умер. Покури уже, я открою окно.

Морозный воздух наполнил комнату. Несколько осколков тут же смело под шкафы. Сигаретный дым проходил через Игоря, отчего тот периодически морщился.

Интересно, кем он был при жизни? Что о нём скажут соседи? А обо мне, умри я сейчас? Словно почуяв вопрос, Игорь заговорил. Вкрадчиво, спокойно, как с провинившимся ребёнком, злиться на которого уже не было сил.

- Инженером-электриком был в промзоне. Жену-детей не нажил, подсел на стакан. Год назад...да, ровно год назад я пошёл за добавкой. Была сильная метель, а под снегом - лёд. В магазин-то дошёл, а вот обратно - не удалось.

- А-а-а-а. Стой, по...

- Сразу: я сам не знаю, почему ты видишь меня. Не ребёнок вроде. На старика не похож. Странно, но к сути. Про загробный мир не знаю, там не был. Почему я здесь, не имею мозга понять. А та рыженькая две недели назад была ничего!

Меня передернуло. Что он ещё мог увидеть? Всё, что я делал здесь? Насколько сильно я ударился головой? Без водки не разобраться. "А, накидаться решил? Мне налей и рюмку на подоконник поставь".

- Для глюка ты слишком наглый алкаш, - возмутился я, но совету последовал.

- Не перебарщивай. Тебе завтра к врачу.

- Так! - меня осенило, - если знаешь про больничный, значит, ты в моей голове, соответственно - глюк! Выпьем за это!

- Нет. У тебя все бумаги на столе в кабинете, дебил, - призрак стоял у подоконника, глядя в окно. На минуту стало тоскливо. Чем он тут занимается одинокими вечерами? Не сошёл ли с ума от скуки? Нравится ли ему мой ремонт? Как он лезет в чужие мысли?! Каково это - подсматривать за людьми, зная, что ты лишен их повседневных радостей и ощущений? Но все вопросы отпали вместе с воплем "ОТВЯНЬ!". Мир словно разлетелся на сотни звенящих осколков, из носа побежали ручейки крови. Зажав уши, я плюхнулся на пол, где приятная прохлада накрыла меня с головой.

Продолжение следует.

Показать полностью

Смердь

1. Пасть города

Осень по обыкновению пришла в середине апреля. Мокрый снег чередовался дождем, а лёд ненадолго вытеснялся распутицей, чтобы вернуться с утра. Серые пятиэтажки скелетами доисторических чудищ разлагались вдоль ухабов дорог. Засыпая, город покрывался сыпью оконных огней. Они нестерпимо чесались, потому Энск щедро обрабатывал их мазью из осадков и тьмы.

***

Воздух жëг лëгкие. Андрей, подпалив сигарету, ускорился. "Бронхит? Пневмония? Жëванный крот! " — быстро пронеслось в голове. Но старенькая Тойота, казалось, обогнала саму мысль и окатила парня дурно пахнущей жижей.

— Придурок! Мудак! — хрипло прокричал несчастный и выкинул потухшую сигарету.

Андрей отдалился от обочины и повернул в сторону мрачного сквера. Тëмная пасть с грибками деревянных зубов. Того и гляди, она захлопнется, поглощая зазевавшегося прохожего. Но то ещё не самое страшное: недалеко, на пустыре, противно причмокивает трясина. Подобно беззубой старухе, она медленно обсасывает жертву, благоухая всеми отходами человеческой деятельности.

Парень тряхнул головой и спрятал замерзшие руки в карманы. "Хватит. Харэ. Надо переезжать на Юга". Робко улыбнувшись, будто кто-то мог позариться на эмоцию, Андрей побежал. "Бесит! К чëрту всë! Загнаться, как лошадь, а дома отдышаться, скинуть с себя весь бред. Да, сука, да! ".

Родная многоэтажка приближалась с пугающей быстротой. Она манила теплом, не ведая, что начинается жар.

***

Ксюша улыбнулась и взмахнула руками. Толстовка, слишком большая и длинная, делала её похожей на помесь Мальвины с Пьеро.

— Я. Тебя. Съем.

Андрей лесково укусил девушку за ушко, затем уткнулся в густые синие волосы.

— Можно, не надо? — Ксюша крепко обняла парня, не обращая внимания на влагу и грязь, — я тебя только для того и кормлю, чтобы меня не ел, злыдень!

Парочка рассмеялась. Ксюша привычно подхватила рюкзак Андрея и упорхала на кухню: обеденные лотки решительно не хотели очищаться сами, поэтому приходилось прибегать к традиционному методу.

Андрей тем временем устало поплелся в душ. Струями почти кипящей воды молодой человек смывал с себя прошедший трудовой день и мОроки депрессивного города. С теплотой взглянув на ванный шкафчик (Ксюня заставила его множеством вкуснопахнущих ëмкостей), парень обтëрся, переоделся в домашнее и чуть ли не влетел на кухню. Девушка встретила его радостным визгом, утонувшим в крепких объятиях. "Как ребёнок! Ради этого стоило покупать Киндер-сюрприз! ".

День заканчивался уютно-обыденно. В одной руке Андрей держал бокал с коньяком. Ксюша, как кошка, расположилась у него на коленях. Свободной рукой парень поглаживал, девушку, иногда обводя указательным пальцем её губы и нос. Насколько раз Ксюня в шутку укусила его, вызвав этим приступ смеха и умиления.

— Знаешь...— Андрей прислушался к сердцебиению девушки и посмотрел в окно, за которым бушевал град, — давай, может быть, переедем на Юг?

— А повышение? — взгляд Ксюши был наполнен заботой, добром, но искры в нем гасила тревога.

Ну-у, — на мгновение замялся Андрей, —чëрт с ним. Мне кажется, ещё немного...и Энск переварит всех нас.

***

Забулдыга споткнулся. Вроде бы плëвое дело: подставь руки, если успеешь, упади, испачкайся, неуклюже встань и шкандыбай себе дальше. Проще простого. У красноносого убийцы печени такого опыта должно быть больше, чем трезвых дней в году. Но что-то пошло не так. Угодив лицом в неглубокую лужу, алкоголик на секунду затих. Затем задергался, как в агонии. Бешено колотя руками по краям лужи, мужчина не мог подняться, а его голова по-прежнему оставалась в воде. Невесть откуда взявшаяся арматура обвила шею несчастного, с каждым рывком затягиваясь сильнее. Вода бурлила, приобретая алый оттенок, пока алконафт не перестал подавать признаков жизни.

Этой ночью Энск неплохо перекусил.

Смердь Крипота, Город, Ужас, Проза, Рассказ, Мистика, Ночной город, Страшные истории, Мат, Смерть, Бомж, Подвал, Огонь, Страх, Зло, Длиннопост, Текст

2. Внутренности: кишки

Бездомный тяжело и хрипло вздохнул. Он повидал многое: войну, разруху, шершавые стены сотен подвалов, но к крику матери, потерявшей дитя, он привыкнуть не смог.

— Плюх! Пш-ш-ш! - капля упала с одной из труб под потолком и тут же вскипела на горячем бетоне.

Тесно. Душно. Воняет человеческим мясом и клонит в сон, однако какое-то липкое наваждение не выпускает отсюда. Сосредоточиться на капле, будто крика не существует, будто нет в двух метрах, за степной пара и тьмы, страдающей женщины в опаленных лохмотьях! Город пощадит, он насытился жертвой!

— Трубы не отпуска-а-а-ают его, - рыдала в запоздалом отчаянии бывшая мать.

Тело мальчика, казалось, прилипло к двум металлическим отросткам подвала. Одежда расплавилась, впрочем, как кожа. Трубы будто всасывали безвольное тельце в себя.

— Он не отдае-е-ет мне его-о-о. Отдай! Отдай, мразь! — последние слова — рык раненного животного.

Бомж пригубил спирта. Почему-то тот охлаждал. Освежал мысли. Было в происходящем что-то неправильное, но что именно — мужчина понять не мог. Быть может, потому что забыл, как это самое "правильно" было.

— Это ж не твой сын, сука тупая! Это куча тряпья! Там твой сын, наверху! — сам того не ожидая, закричал бомж, словно что-то вложило в его глотку эти слова.

Неуклюже подпрыгнув, бывшая родительница оказалась в углу, между потолком и стеной.

— Плюх! Пш-ш.

Бомж снова сконцентрировался на каплях. Ему стало чертовски неловко, словно он в чем-то виноват.

— Я знала! Он жив!

— Кап! Пш-ш.

Женщина, ставшая новой тварью этого города, пауком карабкалась прочь.

***

Андрею нравилось наблюдать, как собирается Ксения. С каждым разом он замечал в этом процессе всë больше уютных и расслабляющих мелочей, от чего его руки и шея покрывались мураками. "Как она волосы рассчесывает! Потом и себя попрошу! " — подумал про себя юноша. Ксюня, почувствовав взгляд, обернулась.

— Будешь валяться ещё?

— Да! — Андрей радостно потянулся, зевнул, — я тебе говорил, увольняйся быстрее, так бы тюленились вместе!

— Я только документы забрать, — девушка присела на кровать и поцеловала Андрея в щеку. От неё пахло духами и кремом.

— Андрюш, я тебя очень люблю. Безумно. Ты...

Под щебетание и поглаживания Ксении парень быстро вернулся в царство Морфея. Девушка, убедившись, что всë в порядке, быстро собралась, но в последний момент остановилась у входной двери. Нехорошее предчувствие или боязнь перемен? Сделав ставку на последнее, Ксюня поправила челку и выскочила в подъезд.

***

Кто-то верит в Бога, некоторые принимают судьбу, иные проклинают злой рок. Город почему-то никто не ставит в один ряд с этой тройкой, а зря. В ту минуту дано: одна спешащая девушка, аналогичное количество истерящей женщины-паучихи, старенькая тонированная Тойота и гололëд, окруживший многоэтажку. Решение? Его принял Город.

Действие первое: сумасшедшие насекомое проносится мимо Ксении, случайно задевая еë.

Действие второе: Ксюня теряет равновесие, пытается удержаться на ногах, но поскальзывается, падая на дорогу.

Действие третье: скорость, Тойота и мозг на асфальте.

Ответ: жадная земля впитывает кровь даже через лëд, капли по венам труб попадают в подвал.

— Плюх! Пш-ш-ш!

3. Испражнения города.

Вместо еды пародия на человека насыщала себя плесенью, соскребая еë со стенок вонючего холодильника или отдирая от левой стороны мусорного ведра. Правую существо старательно игнорировало, будто по какой-то причине не могло посмотреть туда, где — вопреки физике — ярко светилась обёртка от Киндер-сюрприза. Впрочем, зачем свет тому, кто не способен его увидеть? Тому, чей разум и душа почти погрязли в помешательстве и темноте. Насытившись, существо уползать в ванную, где в триста восемнадцатый раз предалось истерике и безумию.

"Плесень. Мерзкая плесень! Она оккупировала всю ванную. Она съела весь мозг, поэтому мысли так путаются! Больше не человек. Гнида. Изгнание. Ложь! Все это — грязная ложь! ".

Андрей обхватил колени и зарыдал. От его плача и без того тесное помещение сузилось. Штаны намокли, на пол побежала моча. Вскоре и дурно пахнущая лужица поддалась дрожащему танцу.

Внезапно что-то упало в неё. Горячие брызги попали на истощенное лицо парня, но тот даже не шелохнулся.

Андрей не мигая смотрел на баночку с кремом. Та...упала со шкафчика? Запах...знакомый... Еë?! Утро, да! Плесень появилась тогда! Она заполнила всë! Мозг... Нет, он занят мерзкой, ебучей плесенью! Плесень! Она!

— О-на, — по слогам выдавил из себя парень.

— К... Ксюня?!

От воя Андрея содрогнулся весь дом. Соседи стучали по батареям или же батареи по соседям, чтобы их успокоить, — остаëтся за кадром. Зато в голове молодого человека кое-что прояснилось. Он вспомнил. Кем был на захудалом заводе, как любил возвращаться в тогда ещё уютную квартиру. Как просто любил. По щекам текли слезы, смывая мочу.

Колонка и ноутбук нашлись быстро. В грязной, мокрой одежде парень лежал на кровати, подпевая Самойлову:

Роняйте лед плесните яд на свежие мозги

Я знал что все не так я сам себе не верил

[Город, почуяв неладное, поморщился, по его лбу пробежала рябь молний]

Пока-пока

Цыплята табака

Вы были как одна любовь до гроба

[Поняв, что жертва вот-вот сорвется с крючка, Энск начал выпускать из закромов самые жуткие мороки и навеждения. В одном из гаражей на окраине сама по себе завелась тонированная Тойота]

До гроба были вы, а после нифига,

А мне уже пора

Пока

Я соберу со дна осколки самого себя

И снова заживу без боли и унынья

[Мощный порыв ветра, ударивший в окно, удивительно походил на истеричное "нет! "]

И я найду ее найду она одна моя,

А все еще стоит, а сердце не остыло

Пока-пока...

Андрей никогда так не плакал. Но вместе со слезами из него выходило что-то чужое, зловещее. То, что отравляло его с апреля по конец октября. С трудом поднявшись, парень вернулся в ванную. Встал под душ и вздрогнул от звука включённой воды. Сначала шла ржавая, как кровью смывая с него остатки наваждения Города.

Одеваясь (процесс осложнялся вопросом о времени года), парень перекрыл груду одежды. Найдя что-то приемлемое, он уже хотел было закончить со сборами, но взгляд сам зацепился за шарфик с ромашками. Повязав тот на шею, парень выскочил из квартиры, даже не закрывая её. Казалось, та выдохнула, выпуская изо рта накопившиеся зловоние.

"Почему она любила депрессивные песни? Почему навлекала беду? " — кричал про себя парень, раз за разом прикасаясь к шарфику, пахнущему родными духами.

Струи дождя почему-то сторонились Андрея. Нащупав в кармане ветровки несколько смятых купюр, парень поспешил в магазин. Водка, сигареты. То, что надо для отрезвления.

— Ебучая трагикомедия или гротеск? — не ожидая ответа, проворчал Андрей, направляясь прочь, во дворы.

Теперь он сторонился людей. А город... с ним хотелось повоевать. Это он во всем виноват!

Водка оказалось паленной. "Сука, да, сука, да! Да! " — истерично ликовал юноша. Занюхивая спирт шарфом Ксении, Андрей думал, нет, даже чувствовал, что существует нечто сильнее всех мороков и опасностей Города. Поэтому тот никогда не заполучит его. И точно — не этой ночью.

Петляя по дворам, Андрей не сразу заметил, как оказался на пустыре. Бутылка оказалась наполовину пустой, тело наполнилось приятным теплом. Не тем, что когда-то дарила любимая девушка. Это тепло было зарождающимся огнём, освещающим путь. Всë стало ясным, как день.

Андрей совсем не удивился свету фар старой тонированной Тойоты. Он уже все решил.

Дано: бутылка, предположительно со спиртом; легко воспламеняющийся шарфик, зажигалка, умение сложить два плюс два, коктейль Молотова, а также машина, набирающая скорость, несмотря на все ухабы и выбоины пустыря.

Действие первое: бармен мешает коктейль.

Действие второе: сказать "ты не сожрешь меня, злыдень"

Действие третье: встреча горящей бутылки, машины и Андрея.

Ответ: ?

***

В конце октября на город налетела весна. Дождь, град и мокрый снег отступили; они высохли, как слезы после истерики. Ожила даже пожелтевшая трава, на деревьях впервые за долгие годы появилась листва.

Сияющие в лучах весеннего светила пятиэтажки пускали солнечных зайчиков, а во дворах снова раздавался детский раскатистый смех. Просыпаясь, город покрывался жителями, которые обрабатывали его раны мазью против ожогов и добротой.

P. S. Июнь 2022 — апрель 2023.

Первый рассказ "Энского цикла". Ещё не писал подобного, но таки решился на эксперимент. Спасибо, если уделили мне время :)

Показать полностью 1

Дьявол носит Puma

Дьявол носит Puma Рассказ, Проза, Мистика, CreepyStory, Страшные истории, Писательство, Дьявол, Ад, Мат, Алкоголь, Сделка с дьяволом, Длиннопост

Усталость подобралась незаметно. Сдав сразу несколько рассказов, я откинулся на спинку стула и закурил. Чёрт, ведь почти завязал! Но нервы, мать их. Последние месяцы писательство заменяло мне девушку: с ним я совокуплялся почаще. Роман, потом два-три рассказа, день отдыха, а потом всё по-новому. Повторять до максимального отупения и творческой импотенции. Таков рецепт уставшего автора. Ах, да: еще алкоголь, который так внезапно закончился!


По привычке закидываю несколько пустых бутылок в мусорное ведро, медленно одеваюсь, уделывая пол пеплом. Треники, старые кеды, свитер с матерной надписью — и вперед, штурмовать круглосутку! Там покупаю две полторашки, которые продавщица заботливо прячет в чёрный пакет. Нельзя же после 22 часов продавать! Хорошо, что в магазине на окраине на это забили. Иначе бы пришлось брать такси и ехать к черту на рога.


Что ж...снова дом, прокуренная комната, комп. Проверяю, сколько просмотров у рассказов. Смотрю электронную почту: есть ли рекламные предложения? К сожалению, нет. Жаль. Подработав тут же, за ноутбуком, мог бы получить больше, тысяч семь-восемь. Ничего не стимулирует творчество лучше денег — объективная истина. Если даже на простейший рассказ уходит день-два и клубок расшатанных нервов.


— Я творец или ремесленник ёбаный? — кидая попрыгунчик в стену, думаю я.

Тот, отпружинив назад, летит в шкаф и сбивает с полки награду за победу в каком-то лит.конкурсе.


— Ремесленник. Эх!


Продолжаю строчить. Какой-то неприметный рассказ. Всё-таки надо почаще выбираться из дома. Ловить новые впечатления и места. Тогда получается писать лучше. Но в данном случае — наболело. Может, из-за эмоций выдам что-нибудь стоящее.


— Хм. Сделка писателя с дьяволом! Или лучше с чертом? Талант, публикации, Нобелевка и бляди — я бы загадал их. В обмен...на душу? Банально, надо мыслить иначе!


Разговоры с самим собой спасали от одиночества. Создавали иллюзию вовлеченности в диалог. “На прения с самим собою ночь” — кажется, так писал Бродский? Думаю, он был в теме.


— Так...я, Серёга Александрович, обязуюсь каждым своим рассказом побуждать людей к нарушению заповедей, дабы они попали в ад и страдали там вечно. С моих слов записано верно, дата: тридцатое апреля две тысячи двадцать первого года.

Конечно же, передо мной не открылась геенна огненная, а рогатый не бежал со всех ног подписывать этот контракт. Но для рассказа или романа идея не так уж плоха.


***


Под ногами хрустел снег. Пар, выходя изо рта, складывался в причудливые фигурки чудовищ. Шёл мокрый и липкий снег. В небе раздавались раскаты грома, похожие на рев какого-то монстра.


— Атмосферные сны подкатили. Стоит заснуть за работой, сразу погружаюсь в какую-то дичь! — опять говорю с собой, будто это что-то изменит.


— Так, Сергей Александрович, ты не пизди, меня на сделку кто звал? — раздалось за спиной.


Не удивляюсь: пока всё идет по сюжету, что даже кстати. Заберу эти идеи в рассказ, если память и похмелье позволят.


— Ну, я. Буду произведениями побуждать людей косячить, в ад попадать. Совращением займусь, если надо. А ты мне за это премии, баб, издания, деньги. По рукам, чертила ты этакий?


Вельзевул не был похож на классическое порождение ада. Высокий, в спортивном костюме, он напоминал скорее легкоатлета. Рога — и те куда-то пропали, а вместо копыт —  фирменные кроссовки. Которые можно прорекламировать за малую мзду, если стану продаваемым автором.


— Я тебя за язык не тянул. Подписывай, — спортсмен протянул договор, прицепленный скобой к планшету. Никаких тебе пылающих свитков или подписей кровью. Будто документы об аренде квартиры или типа того. Хотя нет — с риэлторами страшнее, не разглядев мелкий шрифт, им если не душу, то жопу можно продать.


Обязуюсь...бла-бла-бла...ага, в произведениях побуждать...так...провоцировать на...совращать и...всего сроком на пятьдесят восемь лет?!


— А чего так мало? Мне и тридцати нет! Значит, 27 + 58 и всё?!


— Да ну тебя, — казалось, обиделся дьявол, — вы все до ста лет жить хотите. Не-не-не, или душу свою продаёшь, или только 58!


— Л-ладно, — замерзая, соглашаюсь я, — а чего у вас холодно так?


— Х-ха! Вы же ебаное ЖКХ проклинаете и поносите. Вот они все к нам попадают сейчас. Заморозили, гады!


— Братан, я тебя понимаю. Обязуюсь ещё в нескольких рассказах добавить фразу “ебанное ЖКХ”, хорошо?


— Нет, лучше побуди этих пидоров поработать. За это, может, накину тебе года два, по рукам?


— А давай! — я жму ему руку и оглядываю ледяную пустыню, — а домой мне теперь как попасть? А, понял! Это типа сон, я проснусь и такой: “ого, привидится же такое!”


— Для тебя у меня эксклюзив. Три, два, один!


***

— Чёрт! — мигом протрезвев, я еле увернулся от мотоцикла.


Ночь. Дорога километрах в пятнадцати от моего района. Мелкий противный дождь.


— Чё за херня?!


Ноги набились ватой, к горлу подкатил ком. Получается, я реально славу и деньги променял на души людей? Значит, это работает так? Неужели, я настолько отвратен и беспринципен? Или виновато ощущение сна, нереальности произходящего? От вопросов затрещали виски.


Повезло хоть, что есть деньги в кармане. Доберусь до района, куплю пива — и спать. Нет-нет-нет, спать уже не получится. Сразу — писать!


Или нет? Что будет, если не воспользуюсь даром? С другой стороны: а какое мне дело до душ остальных? Многие из них сами попадут, куда надо. В любом случае, у меня есть дорога. Пока доколупаю до дома, может, придумаю что-нибудь. Надо сделать правильный выбор.


***

— Алло, Коляныч, могу я твою аудиторию романами закидать? Озвучкой страшилок занимаешься еще, да? Какой там канал? Ага, ясен хер, что Ютуб. У меня три вещи готовы, скину ссылки на гугл-доки, идет? — получив одобрение, заканчиваю разговор, бросаю трубку в карман. Фух, вроде бы договорился. Всё-таки не жалко мне слушателей. Читать надо, читать! А то обленились совсем: всё им озвучивай, подавай с музыкой, видеорядом. А книги?! Бумажные такие, со страницами вкусно пахнущими — куда?


Тихонько прикрыв дверь студии, плюхаюсь на кресло рядом с приятелем-звукачом. Тот напряженно вслушивается в очередной инди-рок. Группа по ту сторону стекла не первый час мучает гитары и клавишные. Собственно, это унылое зрелище и побудило меня позвонить Николаю. Собственно, это же зрелище подарило другую идею.


— Бей её по печени, сволочь,

Венам дай порезов чутка,

Это всё закончится в полночь,

Сделай хотя бы два-три глотка…


Валера снял наушники и с интересом посмотрел на меня.


— Сам написал?


— Только придумал и само вырвалось! А чё они тупо музыку гонят? Добавим им текста?


— Давай! — звукач припал к микрофону, — ребята, стопэ! Димон, зайди-ка сюда.


Текст дописался за пять-шесть минут. Идеально попав в метр и прочее, я создал монстра. Тот по-любому заберёт хотя бы несколько душ. Господи...что же будет, когда напишу им альбом?..


***


— Вельзи, скажи, я — мудак?


Яхта размеренно покачивалась на волнах, а солнце грело замёрзшие в Питере кости. Взмахнув рукой, я подозвал официанта: тот всё понял без слов и обновил мой коктейль.


— Это с какой точки зрения посмотреть, — ответил волосатый повелитель геенны, — грешники и так на грани стоят, ты всего лишь их подтолкнул.


Мы лежали на шезлонгах и потягивали виски-колу. Вдалеке виднелись острова Гавайской гряды.


— Почему ты мою душу не взял?


— Ну...талант какой-никакой у тебя всё же был. Я его только катализировал материально. Так ты привёл уже двести семьдесят душ. Это только за год! Кстати, с рок-группами будешь дальше работать?


— Не знаю. А смысл? Может, мне писать сценарии для кино?


— О-о-о-о-о, — Вельзевул задумчиво почесал грудь, — а ты в верном направлении метишь! Ещё и саундтреки к фильмам создай, соберём урожай! А я тебя недооценивал, парень!


— Давно спросить хотел. Вот теракты...крестовые походы и прочее. Жертв дохуя. Религии ты придумал?


— Был у меня один менеджер, он занимался ими немного. Не все, конечно, придумал, но парочку — да.


— Не, ну ты тот ещё…


Мы рассмеялись и чокнулись. Неплохой всё-таки выдался день.


***

Восемь сценариев в год: не так плохо для новичка. Может, самому начать фильмы снимать? Заодно загребу больше денег. Жалость к грешникам исчезала. С каждым днем я становился жаднее и безразличнее. Может, раз так, и в госдуму пойти? Это ж сколькими законами можно собрать урожай?! Вельзи просто кончит от счастья!


Я продолжил с того места, где всё началось. Покатавшись по миру, вернулся в свой родной город. В тесную квартиру в доме у круглосутки. Здесь я ощущал себя человеком. Прежним, с начальной стадией алкогольной зависимости. В меру добрым, в меру честным перед собой. Только с большим денежным счетом и недвигой по всему миру.


Но тут опостылевшая известность не беспокоила. Здесь мало кто меня узнавал. А деньги тратились вяло и медленно. Что ж...каждый отдыхает по-своему, чёрт мне судья. Или - я с трудом отогнал эту мысль, - меня всё же немного мучает совесть?..


— Пора бы покуролесить! — спешно одевшись, я выскочил в магазин.

Набрать алкоголя, присоединиться к поддатой компашке. Бить морды, отвоевывать барышень с низкой социальной ответственностью. Почему бы и да? Во всяком случае, мне терять нечего.


***


Ад полыхал. Языки пламени, подобно росткам травы, пробивались из трещин. Тут и там раздавались стоны жаренных грешников. Небеса, окрасившись в алый, извергали десятки молний и громовые раскаты, от которых содрогалась земля.

Существо в спортивном костюме подпалило сигарету, ожидая реакции новичка. Тот, потеряв дар речи, осматривался. Прошло несколько минут прежде, чем юноша вышел из ступора.


— Где это я?! — заповил паренек. Поняв, что уже можно, хозяин ада заговорил.

— В аду, Илюха, в аду. Но у тебя и у меня мало времени. Мы можем друг другу помочь. Сразу: возвращаю тебя на землю, а ты выполнишь мою просьбу. А дальше — живи, сколько косяков совершишь, туда и отправишься по итогу. А пока я все твои грехи обнулю. У вас в стране любят обнуляться, я правильно понимаю?


— Я...умер?


Пока юноша соображал, Вельзевул протянул ему планшет, откуда каким-то чудом торчал модем. Прямо из трещины в корпусе.


— Читай.


Всё ещё находясь в шоковом состоянии, Илья взял планшет и пробежался глазами по статье Википедии.


— Писатель...о, из моего города. Круто…


— На, — дьявол протянул ему пистолет, — ТТ, в комплекте два магазина. Расстреляй авторишку — и мы в расчёте.


— Я же попаду в ад!


— Дебил! Ты в аду! Уже! А я теперь предлагаю шанс выбраться, — буквально вспылил Вельзевул, но тут же потушил рукой волосы, — сразу к магазину перенесу. Он будет покупать пиво. Дальше действуй, как хочешь, но чтобы к утру он был мёртв. По рукам?


— А за шо?


— За всё хорошее, блядь! — не выдержал дьявол, — слушай, вас, из его города свежепредставленных грешников, мало, не еби мне мозги. Из другого конца мира я с ума сойду в этот город переносить. Ты вот подошёл, радовался бы, идиот! Всё: один вопрос и отправляю тебя. Ну? Что ты хочешь спросить?


— Его-то за что?


— Ух, бля! — дьявол поймал фейспалм, — ты мог про египетские пирамиды спросить. Про Иисуса хотя бы! Короче: заключил я с тем автором сделку. А он микроскопический шрифт не прочёл. Могу его убить в любой момент, а контракт разорвать. Почему убить? Больно известный стал, а после смерти — ты представь! — бомба будет! Столько фанатских самоубийств! Столько переизданий. Короче, малину не порть. Пристрели его, а? Парень перестарался. Перегорел, — Вельзевул, не сдержавшись, хихикнул.


— Ладно, окей, — мало что понимая, согласился парнишка, — а что там про пирамиды?..


***


Компании не нашлось. Пятачок у продуктового магазина был пуст. “Ладно, мне и одному хорошо. А если надо, найду кого-нибудь во дворах”. Стучу в маленькое окошко. Его открывает сонная продавщица.


— Три полторашки пиваса, водки бутылку и селедку с хлебом, пожалуйста. Вилочки не забудьте!


Женщина пропадает в недрах магазина, чтобы через пару минут вернуться с увесистым чёрным пакетом. Расплатившись, открываю первое пиво и бреду, куда глаза заведут.


Унылые многоэтажки таращатся тысячей окон. Тускло светят редкие фонари, бродячие собаки наворачивают круги, ожидая, что покормлю. Всё по-провинциальному скучно. Где-то в недрах дворов слышен гогот пьяной компании: мне туда.


— Здаров, пацаны! Места на лавочке не найдётся?


— Оп-па. Найдётся, а шо?


— Ну, выпьем за знакомство сначала, — достаю из пакета бутылки и присаживаюсь к компании, — я Серёга, а вы кто такие?


Найти общий язык с быдлом — проще, чем кажется. Алкоголь, сигареты и пошлые анекдоты — вот весь секрет. Юра, Стас и Димон быстро приняли меня в коллектив. Как же в крупном городе не хватало этой спонтанной сплоченности! Душевных бесед. Общих опасений, что может полиция загрести. Отрада. Какая отрада!


— Вчера вон Стасика задержали. Распитие в общественном месте! Вот ***, честное слово!


— У-у-у-у, ***, — поддерживаю разговор я, — не дают отдохнуть!


— Да! Выпьем за то, чтобы нам такие нетоварищи больше не попадались!


Сказано — сделано. И так ещё несколько раз. Алкоголь уже начал действовать, тело охватила приятная слабость. Душевно сидим...Блин, душа! Сколько их я забрал? Девяносто семь тысяч года за три. Ну, эти ребята точно от моих песен, фильмов и книг не пострадают, за них я могу быть спокоен…


— Э! — кто-то осветил нас фонариком, — кто тут Сергей?


— Я, блядь, и чё? — зачем-то перебил меня Дима.


Я даже был этому рад. Несколько пуль сбили его с лавки. Выстрелы эхом отразили многоэтажки.


Чёрт! Что-то не так! Жаль, быстро бегать я не умею! Ноги опять налились свинцом, разбег давался с трудом. Выбросив пиво, я попытался ускориться. “Это же меня он искал! Фанатик какой-то!”


Стас меня обогнал. Неловко придерживая штаны, он проскользнул в щель между домами и с криками понесся дальше, за гаражи. Чёрт! Прозевал! Ладно, впереди парк, там, в тополях, потеряюсь!


Что-то резко кольнуло бок. Через считанные метры я почувствовал, как по нему течёт кровь. Задел меня? Пулей? Не,  так не пройдет!


— Вельзи! Проблема! Алло! — перепрыгнув бордюр, кричу я.


— Сам виноват. Не стоило становиться настолько известным, — проносится в голове. Жадность фраера сгубила, как говорится.


— А договор? Сука, а договор?!


— Без микроскопа лучше его не читать. Братан, извини, так будет лучше для всех.


— Сука! Мудак!


Пули просвистели над ухом. Этот убийца чё, как Усейн Болт? А целится, как Джон Уик?!


Ещё одна пуля прошла по плечу. Бежать становилось всё тяжелее.


— Я дам тебе денег! Остановись! — кричу на ходу, но понимаю, что дьявол предложил убийце сделку лучше.


Парк был уже близко. Это давало надежду. Метров десять, затем через дорогу — и всё.


— Спасаю! Остановись!


— Хуй тебе! Нет!


Дыхалка горит! Не выдержу: всё! Дотянув до ближайшего тополя, прячусь за ним и оглядываюсь назад.


Парня, бегущего за мной, сбивает машина. Успех! А нехер на дороге по сторонам не смотреть! Виски колотит, как молотком. Кровь хлещет из бока и плеча, шатает уже. Что же этому скоту предложил Вельзевул?!


Бреду к дороге. Водила, увидев меня, спешно прыгает в тачку и дает по газам. Его не жалко — пусть потом мучается в аду!


Склоняюсь над телом, щупаю пульс. Вроде бы ещё жив.


— Э! Убийца, алло! Ты от Вельзи? Из ада?

Резко очнувшись, он выплёвывает ком крови и отвечает:


— Это сделка у нас!


— Придурок! Ты другого человека убил! Гореть тебе в…


Господи...почему я, опытный автор и сценарист, написавший немало боевиков, так туплю? Надо было выхватить ствол!

Пока ничего не чувствую. Лишь шум в ушах. Сколько было выстрелов? Три? Блядь! Блядь! Блядь!


Сам не замечаю, как падаю. А боль? А толчки или чувство, что жалят осы? Разве всё не так должно быть?


— С-сука. Мы же оба в ад к нему попадем! — пытаясь встать, кричу я. На глазах слёзы. Обида, мать её! Блин!


Прокашлявшись, неудачник-убийца что-то мне отвечает, но слышна лишь концовка фразы:


— ...я ещё выживу...выживу, мне обещали!


— Ну, удачи, мудак! — каким-то чудом мне удается встать на колени. Две пули прошли между рукой и туловищем, задев по касательной. А третья теперь жгла живот.


Каким-то чудом встаю. Выбиваю ногой пистолет из руки трясущегося в судорогах парниши. Ладно, блин. Теперь-то что делать? Мысли с трудом, но начинают приходить в порядок, перестают роиться в раскалывающейся башке.


Вытащив из кармана котлету купюр, иду до поворота дороги. Чтобы водители не видели тело. Становится холодно, вся одежда в крови.


Я ж как-то писал про раненного маньяка, который уходил вникуда, в охватившую город метель. Под музыку Цоя. А теперь сам оказался в подобной ситуации. Долбанный Вельзевул!


Рядом резко затормозила старенькая Тойота.


— До городской больницы. Всё вам плачу! — с трудом передаю водителю деньги через окно. Сколько там? Тысяч двадцать? Думаю, хватит.


— Что случилось?


— Быстрее вези! — падаю назад, — если что, потом доплачу!


Тот, кивнув, срывается с места. Неплохо. Я жив. Я пока жив. Главное — держаться за жизнь.


— А ты сильнее, чем кажешься, — дьявол внезапно появился на пассажирском сидении спереди, — может, я зря списал тебя со счетов? Вернее, слегка поспешил.

Водитель не заметил его появления, видимо, попав под какие-то чары.


— Душу отдам, а жизнь пока сохрани. По рукам?


— Что ж...если мы этот инцидент позабудем, работу продолжишь?


— Идёт!


— На этот раз врать не буду. Давай! Только поосторожнее, не гонись за всем сразу. А то у меня снова возникнет соблазн...


***

Презентация романа “Дьявол носит Puma” прошла на ура. Да что там презентация: Нобелевская премия за другие романы приятно радовала глаза. В этот раз Вельзевул не подвёл. Умеет, сучёныш, слово держать, как отдашь ему всё! А я...а что я? Слушаю отзывы критиков. Некоторые говорят: “автор подошёл к роману с душой”. Я усмехаюсь. Знали бы они, как ошибаются! Но это — уже другая история. А про ЖКХ, кстати, я не забыл.



Апрель-осень(?) 2021 г.

Показать полностью 1

Район Bad. Серия 3

Бесячие алкунцы

Серия 1

Серия 2

Район Bad. Серия 3 Страшные истории, Продолжение следует, Рассказ, Мистика, Крипота, Подростки, Славянская мифология, Лихо, Мат, Фантастика, Приключения, Городские истории, Проза, Сериалы, Домовой, Бесы, Алкоголь, Одержимость, Триллер, Длиннопост

У киоска случился аншлаг. Впрочем, может ли быть иначе теплым пятничным вечером? Казалось, вся “элита” района слетелась на огонёк. Потрепанные мужики деловито цедили пиво, деды один за другим покупали заветный пузырь, а подростки выстраивались в очереди за “Багбиром” и “Блейзером”. Все лавочки соседних дворов гудели, где-то слышался звонкий гитарный бой.


Вэвэ отхлебнул безалкогольного пива и поправил солнцезащитные очки. Лихо не отзывался, опаздывал. Парень волновался, но в присутствии Лизы вида не подавал. Та по-прежнему выглядела бледной и казалась растерянной. Увидит ли она Лихо теперь? Если да, теперь Вэвэ не один, а с боевой подругой. А не увидит — почему б не свести отношения в горизонтальную плоскость?


— Его ещё нет? — девушка с опаской посмотрела по сторонам.


— Нет. Сам жду, но скоро придёт.


— Хорошо, — Лиза как бы невзначай коснулась руки Вэвэ, — а алкобесов ты видишь?


— Своих друганов? — нервно пошутил юноша, рассматривая толпу.


— Ты с ними дружишь?! — глаза девушки округлились, — с дебилами этими?!


— Стоп. Ты про бесов из сказок? Ну, чертей типа? — Ваня снял очки и внимательнее присмотрелся к киоску и очереди.


— Ага. Мелкие такие, не выше колена. Трутся у ног, иногда вселяются в нас.


— Гонишь!


— Да нет! Ну посмотри, блин! По-любому есть хоть один.


Мелкая сущность практически сливалась с толпой Чертёнок быстро перемещался между людьми, словно выискивая кого-то. Опухший, краснощёкий, бесёнок смешно перебирал короткими ножками, а его рожки то и дело цеплялись за пакеты или штаны.


— А! Вот оно что, — рассмеялся Вэвэ.


— Увидел? Справа у ларька был! — обрадовалась Елизавета и осеклась.


Подростки переглянулись. Выходит, у девушки всё же остался дар! “Ух, теперь отожжём” — обрадовался Вэвэ; по губам Лизы тоже пробежала улыбка.


— Ну, разобрались, голубки? — Лихо бестактно нарушил момент, — я боялся сразу приходить, знал же, что на бесов пыриться будете.


— Ух, ё! — Лиза вздрогнула, — первый раз вижу тебя…живой.


— И вам вечер в хату, сударыня, — поздоровалась существо, отрыгнув, — надо бы погонять шелупонь.


— Для чего? — удивился Иван, — им же тут самое место. Или не так?


— Не. Вот смотри: на Руси бед и так на сто миллионов лет припасено. И с запасом. Куда ещё этим народ на пьяные выходки подбивать? Спаивать ещё, ёпт. Нет, надо действовать с разумом и хитрей, — Лихо почесал голову, — я бы для них заповедники сделал. Места специальные, то бишь, где охота на пьяниц разрешена. А тут…ну центра района!!! Сейчас Дима снова сядет пьяным за руль, Вова и Толян подерутся из-за последней поллитры, местная давалка перепьёт и вырубится, пардоньте, в самый разгар…


— Стопэ! — вмешалась Елизавета, — что тогда предлагаешь? Для справочки: меня эти мудаки тоже бесят.


— Бесят, говоришь? — усмехнулся Вэвэ.


— Парень мыслит в правильном направлении! — подхватил Лихо.


— В каком? — хором удивились подростки.


— Слушайте. Знаю я одно место. Приглядывал за человечком одним, лихое житие-бытие организовывал в своё время. Поднялся Дмитрий Аркадьевич, бар-магазин, млять, недавно открыл. Да не просто так, а возле…милиции, местного отделения! Ментам, конечно, и хорошо: “палки” каждый день, пиво бесплатное. Алкашам тоже круть: и в вытрезвитель уложат, и сильно разойтись не дадут. Считайте, безопасное место, беспредела там не случится. Посему предлагаю этих бесов переселить.


— Только как? Они разве с нами пойдут? — закуривая, поинтересовался Вэвэ, — или…


— Да! Набухаем Елизавету! Подселим бесов в неё, отведём в ту пивнуху и выкинем там! Дальше я с ними разберусь, чтобы дальше — ни-ни! Юная и пьяная девушка — наживка отличная!


— Чего-о-о-о?! — вздрогнула Елизавета, — вы не попутали там?!


— Лихо, скажи мне, пожалуйста, почему я до сих пор не послал тебя нахуй?..


***

Иван не мог отвести глаз от Лизы. Лихо просто ржал, вливая в себя второй литр водки. Парень уже беспокоился, не вселились ли в его компаньона бесы, но доводы, что существо просто страдает алкоголизмом, несколько успокоили.


Девушка прикончила вторую бутылку “Багбира”. “Интересно, не лопнет?” — подумалось юноше, — “и что потом делать с ней пьяной?”. Совета у Лиха Вэвэ спрашивать побоялся: опять последуют колкость и пошлости. Когда девушку начало заметно шатать, существо радостно хлопнуло в ладоши, это означало: пора.


Как истинный джентльмен Вэвэ взял даму под руку и повел к месту спецоперации. Стараясь не выдать себя, парень старательно не смотрел под ноги, что чуть не сыграло злую шутку, — споткнувшись, Вэвэ задел плечом грузного мужика. Тот, выругавшись, хотел было отвесить леща, но удачно промазал.


Лихо терся неподалёку. Хоть — по его словам — бесы были низшими существами и не видели прочих, приближаться к ним дух не спешил.


Несколько раз продефилировав мимо очереди, подростки притаились в конце. Лихо держался правее, у киоска с курами гриль, чтобы в нужный момент подать знак. Вэвэ периодически встречался с существом взглядом. Волосы на голове того шевелились: похоже, дух волновался. Но почему?..


Когда подошла их очередь, Вэвэ вывалил из карманов последнюю мелочь (парень пообещал себе, что следующее приключение будет спонсировать Лихо) и взял полторашку вишневого “Блейзера”. Отходя от ларька, юноша посмотрел на компаньона — тот удовлетворенно кивнул и показал два волосатых пальца: по количеству вселившихся бесов.

Вэвэ ещё не был на полноценных свиданиях. “И, похоже, не буду” — с грустью подумал парень, поддерживая Елизавету. Стемнело. Пройдя несколько дворов, они вышли в плохо освещенный сквер, обожаемый местными парочками. Со стороны они походили на одну из них, если б не множество “но”.


— Вэвэ? Это ты, мля? - окликнул парня невовремя появившийся рокер.


Протянув парню мозолистую руку, Ден многозначительно подмигнул, бросив взгляд на пьяную Лизу. Отчего-то Вэвэ передернуло.


— Я-я, — сдерживаясь ответил юноша.


— К нам на репетиции приходи! Твоя песня — хитяра, я тебе г-рю!


— А вот и приду! Про бесов-алкоголиков текст наваяю, будет тебе! — с вызовом ответил Вэвэ.


— О, смотри, каким встал. Ну, бывай, важная курица, буду ждать!


— И мы тебя…а эт ваще кто? Выглядит как гомос… — почуяв бесовскую подставу, парень вовремя заткнул рот подруги. Благо, рокер этого не увидел.


***

На подходе к бару Лиза, казалось, пришла в себя. Не знай парень про бесов, он посчитал бы, что спутница отрезвела. Оглядев улицу и вздрогнув, когда взгляд наткнулся на отделение, девушка отпустила Вэвэ и зашарила в недрах куртки. Парень искал взглядом Лихо, но тот куда-то запропастился. Тем временем, вооружившись рогаткой, Лизавета прицеливалась в ближайший фонарь. В последний момент выхватив орудие вандализма, парень не выдержал, закричал:


— Лихо, придурок, ты где?!


— Не кричи, — дух отвесил Лизе подзатыльник и огляделся, — я в бар её затащу, а ты…на шухере стой.


— Но…


— Ты шизоид или дебил? С кем ты там говоришь? — начала было Елизавета, но невидимая сила потащила её прочь от Вэвэ.


Парень остался один. На улицу доносились звуки какой-то попсы, в окнах бара мелькали силуэты людей. “Интересно, что там Лихо наворотит? Зря, блин, зря ему Лизу отдал!”.

Парень не успел сделать и шага, как одно из окон бара разбилось. Осколки звонко разлетелись по тротуару. Вылетевший мужик, выругавшись, поправил камуфляжную куртку и с нечленораздельным криком вернулся в бар. Так же — через проём.


Мгновением позже из заведения выбежала растрепанная Елизавета, следом — не менее растрёпанный Лихо. С криком: “Шухер! Ща менты прибегут!” — двоица пронеслась мимо парня. Наученный горьким опытом, Вэвэ помчался за ними.


***

— Шерстяное мудло! — отдышавшись, наехал на Лихо Вэвэ.


— Да не ссы, всё нормально прошло. Бесята там, в баре. Отжигают уже.


— Чёрт…ребят, я в таком состоянии домой не поеду, — с трудом выговорила Елизавета и опустила голову на плечо парня.


— Лихо, выкладывай всё про бесов! Заебал уже, долбоёб!


— Сейчас не до этого. Вернусь туда, дельце надо закончить одно. Может, на выходных?


— А вы знаете коктейль пидр? Это когда пиво с сидром мешают, — от реплики девушки компаньонов накрыло.


— Ладно, — отсмеявшись, Лихо не без труда встал с лавочки, закурил, — я обещаю тебе на выходных устроить лекцию про бесов и прочую шелупонь, зуб даю. Сейчас мне надо закончить…давнее обещание, по рукам?


— Валяй, — устало ответил Иван, — а с ней мне что делать тогда?


— В интернете полно пособий, даже видеоуроки есть, — заржал дух, скрываясь в сумерках.


— Э-э-э-э, — не оценила прикола Елизавета.


— Всё хорошо, — Вэвэ погладил девушку по голове, — заночуем у меня. Только…ну, это…потише. Сразу — ко мне в комнату, поняла?


— Между…ик! Между прочим, мог бы цветов прикупить!


***

Лихо осторожно проскользнул в подсобку. Через приоткрытую дверь дух видел, как наряд оформляет особо отличившихся дебоширов, а владелец заведения смиренно подметает осколки посуды и окон. Отпив светлого чешского, существо изучило ассортимент. Кеги с пивом разных стран и ценовых категорий, крафт, сидры, эли и медовухи…похоже, бизнес процветал, несмотря на неприятное для многих соседство с милицией.


Когда хмурый сержант и ефрейторы, прихватив несколько литров пива, уехали, дух вышел в основной зал. Дима скинул с себя футболку и продолжал уборку голым по пояс. По излишне волосатой спине бежали ручейки пота. “Худеть ему надо, лишний вес до добра не доводит” — резюмировал Лихо.


Закончив со столами и полом, мужчина вынес из подсобки здоровый кусок фанеры и примерил его к окну. Удовлетворенно хмыкнув, коммерс привычно вооружился молотком и гвоздями.

Наблюдая за работой мужчины, Лихо то и дело тяжко вздыхал. Жаль, он не может помочь: даже у здорового человека может не выдержать сердце, когда молоток сам по себе парит в воздухе, а гвозди появляются словно из ниоткуда. Убедившись, что Дима не сильно расстроен и почти справился, Лихо встал в дверях. “Совсем взрослым сын стал. Может, и не стоит за ним постоянно приглядывать. Он уже справляется сам”.

Дмитрий забивал последний гвоздь, когда мощный порыв ветра распахнул дверь. Вместе с листвой в бар влетели несколько комьев волос. Пожав плечами, коммерс проверил подсобку: стакан пива был пуст. Видимо, домовой навестил его снова.


***

План Вэвэ практически удался. Ловко проскочив в комнату, парочка тут же грохнулась на пол. Парень прислушался: дверь родительской спальни открылась, послышались шаги. “Мама, наверное”, — холодея, подумал Вэвэ.


Лиза тем временем успела с невинным видом усесться на стул и достать из своей бездонной куртки коробку конфет. Парень, подхватив задумку, плюхнулся рядом, словно так и задумывалось.


— Ва…— Татьяна Евгеньевна замолкла на полуслове. Женщина не сразу поняла, что озадачило её больше: то, что сын привёл домой девушку, или запах алкоголя вкупе с торчавшей из рюкзака бутылкой коктейля.


— Здравствуйте. Меня Елизаветой зовут, — представилась девушка.


— Очень приятно. Татьяна Сергеевна, — нервно теребя футболку, ответила женщина.


— Мам, мы…чай с конфетами пьём, — выпалил покрасневший Иван.


— Да…хорошо. Только за чаем на кухню сходи, — промямлила мать Вэвэ и закрыла за собой дверь.


— Вот видишь? А беспокоился, — Леза взъерошила Вэвэ волосы, — как тебе идея схомячить “Блейзер” с конфетами?


— Можно наоборот?


— Наливай!


***

— Думаешь, до утра? — не унималась Татьяна Евгеньевна, — Саш…


— Чего всполошилась? Лучше у нас, чем…в подъезде каком. Спокойнее так, — Васнецов-старший положил газету и отпил кофе, — утром вместе позавтракаем, поговорим.


— Тебе не кажется, что с Ваней происходит что-то странное? Все эти его ночные прогулки….С друзьями не видится…


— Это, дорогая моя, называется — женщина. Вы как появитесь, так…


Увернувшись от брошенного в него печенья, Александр Семёнович рассмеялся. Не выдержав, Татьяна Евгеньевна присоединилась к нему.


***

Утренние планы сломались о домового. Нависнув над кроватью Вэвэ, тот нагло пялился на подростков, корча им рожи. Приоткрыв один глаз, Елизавета показала бывшему похитителю средний палец и начала вспоминать всю знакомую брань, проклиная мешающее похмелье.


— Буди доброго молодца бесов гнать!


— Чё? — услышал не до конца проснувшийся Ваня.


— У соседей твоих. Скоро увидите, ну! — с этими словами Викентий превратился в облако пыли и просочился под дверь.


— Это что вообще, млять?!


— Вань…кажется, нам надо идти, там, похоже, пиздец.


— Всё лучше, чем перед родителями краснеть.


— Да они ничего у тебя, — одеваясь, усмехнулась Елизавета.


— Всё, уходим. Быстрей! — Ваня схватил девушку за руку и, даже не завязав шнурки, побежал в коридор.


Викентий ждал на лестничной клетке, показывая на соседнюю дверь. Домовой не выглядел испуганным, скорее — наоборот. Ухмыляясь, дух проворчал:


— Алкаши, тьфу. Покоя не дают бедному домовому. У-у-у-у-у, гады!


Вэвэ чуть не начал оправдываться, но ему помешала внезапно открытая дверь. Соседка, пожилая пенсионерка, бросив вслед несколько  ругательств, резво поскакала по лестнице.


Подростки, не сговариваясь, проскочили в квартиру. Услышав на кухне пьяные голоса, Вэвэ первым проскочил в помещение и завис.


По потолку, изрыгая перегар, ползали колдыри. В потертых майках-алкоголичках и трениках, они, конечно, вписывались в скромный интерьер кухни, но их местоположение вызывало что-то близкое к диссонансу. Один из одержимых, Виталий Андреевич, признал в Иване соседа и приветливо помахал, затем этой же рукой схватил комара, чтобы мгновением позже, чавкая, его проглотить.


— Лихо! Сука! Лихо, ёб твою мать! — раздался на весь подъезд разъяренный вопль подростка.


************************

Продолжение следует



Кстати, Пикабу разрешил мне оставлять реквизиты для донатов:

Яндекс (уже Ю-мани) 410019082077008

Сбербанк: 4274 3200 7677 7633

Показать полностью 1

Район Bad. Серия 2

Серия 1

Серия 3

“Я водяной, я водяной, никто не водится со мной”

Район Bad. Серия 2 Рассказ, Мистика, Крипота, Авторский рассказ, Триллер, Фантастика, Лихо, Славянская мифология, Приключения, Мат, Водяной, Призрак, Страшные истории, Продолжение следует, Подростки, Заброшенное, Городские истории, Проза, Домовой, Сериалы, Длиннопост

Идти приходилось на цыпочках. Боясь потревожить водяного, Вэвэ даже дышал через раз. Правда, это не помогло. Подвела ветка, что невовремя хрустнула. "Млять!" — выругался Вэвэ про себя и застыл. Тихо журчала река, вдалеке переговаривались ночные птицы, откуда-то слышался лай собак. "Наверное, пронесло" — обрадовавшись, Вэвэ сделал несколько робких шагов и ослеп. Глаза водяного, подобно мощным прожекторам, осветили перепуганного мальчишку.


По телу пробежал холодок. Внутри стало тоскливо и пусто. Лишь вода, такая близкая, теплая и родная, манила надежным укрытием. Мальчишке захотелось в ней раствориться, подобно сахару в кружке горячего чая. Он даже попятился к берегу, но зычный крик Лиха оборвал наваждение.


— Взгляд! Взгляд отведи от него!


Вэвэ послушно припал к земле и крепко зажмурился, для верности закрыв руками глаза.


— Чушь водяная, поди-ка сюда! Я твое болото сношал! — переключал на себя внимание Лихо.


Что-то противно забулькало, в нос ударила ужасная вонь. Едва сдерживая рвотные позывы, Ваня осмелился оглядеться. Водяной поплёлся на другой берег, где в зарослях маячила волосатая голова Лиха. Воспользовавшись моментом, Вэвэ устремился вперёд. Если верить напарнику, труп утопленника должен быть метрах в десяти от него. Лопата легко вошла в мокрую почву. Орудуя инструментом, парень старался не замечать происходящего на другом берегу. Он словно абстрагировался от окружающего мира — так работала защитная реакция. Копок, ещё один, второй, третий, десятый…


— Быстрее! — судя по голосу, Лихо отдалялся вглубь леса, уводя за собой водяного. Тот, похоже, слабел: свет глаз-фар становился бледнее.


Оторвавшись от этого зрелища (и так потратил пару драгоценных секунд!), парень упал на колени и принялся разгребать грязь руками. Через мгновение раздался радостный или испуганный вопль: Вэвэ добрался до трупа.


— Водяной! Я передам твое тело людям, клянусь! Тебя похоронят, как подобает, ты будешь свободен! — голос мальчишки едва долетел до духа. Помог ветер, внезапно сменивший направление в нужную сторону. Водяной остановился, закрыл глаза. Затем робко попятился назад, в речку. Не издавая звуков, он погружался всё глубже и глубже, пока синяя голова с редкими клочками волос не исчезла в мутной воде. Сразу же затрещали сверчки и прочая живность, берега наполнились жизнью.


— Дуралей! — прокричал с другого берега Лихо, — быстрее надо быть, быстрее!


— Чё? Не слышно тебя! — соврал Вэвэ, отряхиваясь от грязи. Ему ещё предстояло дать милиции и Скорой наводку на труп. Как это сделать? “Алло, здрасьте, вот координаты, там труп валяется, посмотрите, пожалуйста?”. Как бы не посадили. Мало ли что.


Напарники встретились на поляне. Пепелище ещё не успело остыть, от него несло жаром и сажей.


— Ну, понял, как с водяными работать?


— Вроде бы. А этот — он какой-то особенный, да? — закуривая, спросил Вэвэ. Голова раскалывалась от кучи вопросов и предстоящих забот.


— Как сказать…мстительный больно. Ну, утонул, не нашли труп, чё такого? Сиди в болоте, кайфуй, детишек нерадивых за пятки хватай. А, нет: загрязнили речку, никто не ходит туда, вот и всё. Заскучал и обозлился этот мудак, аж убивать захотел. Ты не думай, они в целом мирный народец, хоть и противные донельзя, — выдал монолог Лихо и свернулся калачиком, — утомил ты меня, середина ночи, имей совесть!


— Ты прямо здесь будешь спать?


— А чё такого? Не у тебя же…


— Хм. Если так хочешь…


— Нет-нет, иди уже, воин, — пряча слёзы, ответил дух.


— Ну ладно, д-давай, — стуча зубами от холода (надо было одеться теплее!), парень поплёлся домой.


К этому времени улицы опустели. Шла противная морось: что-то среднее между мокрым снегом и градом. Накинув капюшон, Вэвэ ускорился, на ходу придумывая отмазку. Всё же час ночи, родители, наверное, беспокоятся.


Осторожно закрыв за собой, Вэвэ почти бесшумно разулся и проскочил в комнату. У родителей горел свет, шумел телевизор. Может, заснули? Быстро раздевшись, парень спрятался под одеялом, прислушался.


— Может, девочка появилась, — разобрал Вэвэ, — вот и гуляют.


— Так поздно?


— Почему бы и да?


— Погода видела какая? — не унимался отец.


— Молодёжь ночные гулянки любит. Завтра поговори с ним о…контрацепции, хорошо?


— Опять начинается…


— Обещай!


— Хорошо. Не завтра, но в понедельник после работы — поговорю, — с этими словами Александр Семенович прошлепал на кухню, где, судя по звукам, поставил чайник. “Действительно, девушку не помешает найти. Хотя б как прикрытие” — подумалось парню. Под мысли о совместных прогулках под луной Вэвэ провалился в тревожное забытье.


***

Лихо появился, как всегда — неожиданно. Парень так и застыл: стоя на одной ноге.


— Джинсы хотя бы надень! — хихикнуло существо, затем по-хозяйски уселось на стул.


— Чего приперся так рано? Суббота же, сволота!


— А сам-то намыливаешься куда?


— К друганам, от дачи кошу, — потупив взгляд, начал оправдываться Вэвэ.


— Ну-у-у-у-у, я же лучше друганов, да? — Лихо протянул парню сидр.


— Нафиг, я  алкоголиком стану с тобой, — отмахнулся Вэвэ и натянул любимую футболку с Кобейном.


— Тут дельце снова одно есть. Ненадолго, буквально — час-два. Буду должен.


Парень задумался. Ему хотелось расспросить духа о чём только можно, но тот часто уходил от ответов или выдавал информацию кратко, дозированно. Может быть, это шанс узнать больше о других сущностях?


— Вижу, по глазам вижу, что интересно. Быстрее беги, родители почти собрались!


Накинув на одно плечо джинсовку, а на второе — рюкзак, парень пулей выскочил из квартиры. За ним неспеша последовал довольный Лихо: кто ж поедет на дачу, когда с утра обещают сильнейшие ливни?


***

Заброшенный дом уныло смотрел на хмурое небо и таких же людей, проходящих мимо него. Один из них, паренёк лет четырнадцати, остановился у входа и с кем-то заговорил. По небу пробежала ветвь молний. Нахмурившись, молодой человек погрозил невидимому собеседнику кулаком и направился внутрь.


Сняв с кед сантиметровый слой грязи, юноша закурил и осмотрел безжизненный холл. Влево и вправо уходили широкие коридоры, а напротив, едва различимая в темноте, обнаружилась лестница. Включив фонарик, парень пожал плечами и поднялся на второй этаж. Там уже бежали по стенам дождевые ручьи, из многочисленных щелей и оконных проёмов несло сыростью и озоном. Иногда молнии освещали кажущиеся бесконечными помещения, от чего юноша каждый раз вздрагивал.


— Направо, затем прямо по коридору и окажешься в дальнем крыле, — командовал Лихо, по традиции рассевшийся на плече.


— Ты чего ленивый такой? И как сильно можешь уменьшаться и увеличиваться?


— Кажись, от размера мыши до небольшого слона, — пропустив первый вопрос, ответило существо.


Фонарик оказался предателем. Несколько раз моргнув, он погас, оставив парня практически в темноте.


— Молнии жди. Ща поймёшь, — напряженно прошептал Лихо.


Юноша понял. Но по неудачному совпадению это оказался тот случай, когда лучше не видеть, не слышать, не понимать. Свет молнии выхватил из тьмы стройную полупрозрачную фигуру девушки в белом.


— Ёб твою мать! — выронив ставший бесполезным фонарик, юноша развернулся и хотел было дать дёру, но нос к носу столкнулся с призраком. Та пахла пряными травами, свежестью и росой. Запах ввёл Вэвэ в подобие транса. Они так и стояли, смотря друг на друга, дрожа.


— Это — Елизавета. Елизавета, джентльмена перед тобой звать Иваном, — нарушил молчание Лихо.


Вэвэ не смог сдержать приступ смеха. Он, конечно, привык к жутикам и смирился со своей участью, но ситуация выглядела глупее некуда. Хотя…сам недавно думал о девушке: вот, получите и распишитесь!


— Очень приятно, — ответило привидение, с интересом разглядывая подростка, — он, значит, видит нас?


— Видит всех. Уникум! — хрипло усмехнулся дух на плече.


— Т-ты мертвая, да?


— Уникум, но тупой, — рассмеялась Елизавета и прошла сквозь Вэвэ. Тот ощутил, как по его телу прошла волна жара.


— Не без этого, — резюмировал Лихо, — присядем? — дух указал на поваленные бетонные плиты.

Компания покорно расселась. Вэвэ не знал, как начать, а Лиза и Лихо молчали, словно ожидая чего-то. Раздался гром, девушка вздрогнула. “Наверное, ей скучно и страшно одной” — подумалось парню.


— Если хочешь, буду приходить иногда. Для компании, — начал парень, затем, как ему показалось, на ум пришла гениальнейшая идея, — или труп твой найти?


— Млять, — выругался Лихо.


— А ты точно не даун? — вспылила Елизавета, но, быстро взяв себя в руки, продолжила, — а для компании — навещай.


— Извините. А с телом-то что не так?


— Не похоронили меня. Я уже год как в коме лежу. Почему я тут — непонятно. Просто есть вот и всё, — тяжело вздохнула Елизавета, - вырубилась здесь, упав с лестницы - и хана.


— Ты это…не серчай, но раз нас видишь, считай, за главного на районе. Тебе же лучше знать, как, что, кто, где, — доставая водку, посоветовал Лихо.


— Х-хорошо. Это и есть твоё дело?


— Эй! Говоришь так, будто это — пустяк! — будто бы обиделась Лиза, но зачем-то подсела поближе к парню, — Лихо рассказал, как ты ему помог, как разделался с водяным. Может, и для меня придумаешь что-нибудь?


— Постараюсь. Слышь, Лихо, дай-ка бухнуть!


***

В медицине парень не разбирался от слова “совсем”. Да и чем это может помочь, если виной всему — что-то мистическое? Вэвэ курил одну за другой и решительно не понимал, как поступить. Расспросы Лиха тоже не помогли, оставалось надеяться на себя.


— У нас, кажется, завелся домовой, — прервал раздумья Вэвэ нарочито бодрый голос Александра Семёновича.


Парень даже не успел выкинуть сигарету в окно. Так и стоял, смущенно глядя на отца. Тот тяжело вздохнул, но нотаций читать не стал.


— Какой домовой? Нет его у нас. Вроде, — оглядевшись, ответил Иван.


— Ну, знаешь, это сейчас он не показывается. А иногда шалит. То вещь какая-то пропадёт, то — наоборот — появится что-то новое. Захочет — заберёт, захочет — отдаст. Проверь, пожалуйста, шкаф, —  нервно посоветовал Васнецов-старший, затем деликатно удалился из комнаты.


“К чему этот цирк? Презервативы, что ли, подсунуть решил?” — задумался парень, но тут же ударил себя по лбу. Эврика, ёпт! Ну и где этот Лихо, когда он та-а-а-ак нужен?!


Быстро одевшись, парень выскользнул ночь и начал внимательно всматриваться в дома. Прислушиваться ко внутренним ощущениям. Да, определённо, домовые существовали. Он видел их в детстве, но упорно не замечал последние дни, когда дар обострился. Эти мелкие сущности воспринимались…как должное. Они жили не в каждом доме. Например, взять их двор: четыре свечки, одна хрущёвка. На всё это хозяйство — лишь один дух, похожий на ворчливого лохматого старика.


По окнам знакомых домов вновь застучали капли дождя. Вскоре к ним добавился ветер, пронизывающий до костей, ловко просачивающийся под одежду, но вдохновенного парня это не останавливало. Где сейчас Лихо? Интересно, а если просто…позвать?


— Лихо! Ёпт, Лихо, ты где!? — закричал парень в пелену усиливающегося дождя. Какой-то поддатый мужик удивленно обернулся на Вэвэ. “Погоды, что ли, мало ему? Нафига беду кликать?”.


— Бр-р-р! Тута я, чё?! — раздалось за спиной.


— У заброшенных домов есть хозяева? Домовые? — перекрикивая ливень, закричал парень.


— Они умирают, как правило. Долго не живут, если в доме становится пусто. Для них даже проклятие-пожелание есть: “чтоб тебе пусто было!”, не слышал?


— А если в доме постоянно тусят неформалы? Подростки? Если каждый день кипит жизнь?!


— Они становятся водяными.


— Кем-кем? — сильный порыв ветра едва не сбил юношу с ног.


— В переносном смысле. Мудачатся, звереют, видоизменяются сильно. А чё?


— Их мы можем увидеть?


— Не всегда, они прячутся в свои норы или вовсе исчезают, пробуждаясь время от времени. Ты к чему это всё?


— Пошли в заброшку! Быстрее!


— Думал, не предложишь уже, я намок, как собака!


Двоица побежала. Утопали в глубоких лужах новенькие кеды Ивана, собирали на себя килограммы воды волосатые ноги Лиха, но напарников это не беспокоило. У обоих на уме было только одно: разгадка до безобразия очевидна.


Дом встретил юношу и духа задорными криками и пьяными голосами. Компания готов оккупировала холл первого этажа. Пиво лилось, подобно струям дождя, десятки двухлитровых бутылок усыпали пол. Кивнув нескольким смутно знакомым личностям, парень пулей понесся наверх, напоследок разобрав реплику высокого гота:


— Третий день дождь идёт. Выпьем за всемирный потоп!


— Лиза! — не стесняясь лишних ушей, закричал парень, — где ты?


— Тут! — озорно воскликнула девушка, мгновенно оказавшись напротив, — придумал что-то уже? — с надеждой спросила она.


— Домовой, педрила ты ебаная! — вместо ответа закричал парень, — матов боишься, ведь так? Я сам, лично, блядь, этот дом разнесу, если ща не появишься!


— Блядь! Ты больной?! — не выдержала девушка и испуганно посмотрела на Лихо, но тот вторил Вэвэ.


— Пидор косматый, появись, а не то я тебе в жопу насру!


— Что вообще происходит?! Сдурели?! — казалось, двоица довела Елизавету до истерики.


— Чё вам надо, дебилы? Разоралися тут, — раздался из темноты скрипучий и мерзкий голос.

Постепенно из мрака проступила сутулая фигура бородатого существа. Грязный, будто измазанный углём, он больше походил на гота.


— Скажи, хозяин-долбоёб, ты ли Лизавету к рукам прибрал? Лихо, домовые могут такое?


— Обыкновенные — нет, а одичавшие, ежели берега попутают и зазеваешься, запросто своей собственностью назначат.


— Ну, прибрал и прибрал. Всё равно — застряла между миров. Может, мне скучно ночами? Чё серчаете-то?


— Фу-у-у-у, — начал было Лихо, но домовой испуганно замахал руками и перебил:


— Да любуюся я, как…телевидение это!


— Баш на баш предлагаю, — внезапно решительным голосом начал Иван, — я тебе новое место, жилой дом подбираю, где ты нужен, а взамен — отпускаешь Елизавету. А то буду тут каждую ночь вечера матерной поэзии с разносом дома по кусочкам устраивать. Принято?


— Да как я Дом брошу… — начал мямлить старик.


— А ты выйди за его пределы. И поймёшь, что содержишь развалины. То, что здесь сейчас — нихуя не полноценная жизнь.


— Сначала новый дом покажи.


— Лихо, возможно же его заселить?


— Такого дикого? Х-ха, да он сам себе любое строение отожмёт. Айда проверять?


Ошарашенная Елизавета молча наблюдала за диалогом. Что. Они. Хотят. Сделать?!


***

Дождь закончился на рассвете. Солнце внезапно разогнало грузные тучи, а ветер стих сам собой. Пьяные готы вовремя разошлись: несколько раз вздрогнув, заброшенный дом сложился, как карточный домик. Лучи дневного светила игриво плясали на мокрых развалинах.


— Это он сам или потому, что домовой ушёл?


— Скорее всего, из-за него. Видимо, старик из последних сил дом содержал. Как переехал — так всё, — тоскливо резюмировал Лихо.


Дух жалел таких брошенных, одиноких существ. Благо, некоторым из них, как тому хозяину дома, ещё можно помочь.


— Выпьем за то, чтобы условных “водяных” стало меньше. Согласен?


— Ещё б! — в этот раз Иван не стал возражать.


— Не боишься, что старик твой дом разнесет?


— Нет. Не видел, как он расцвёл? Да если что, матом его приложу. Не врала бабка, когда сказала, что домовые брани боятся...


— Дело твоё. Теперь можешь посмеяться над батей, про домового задвинуть, — рассмеялся Лихо, вспомнив рассказ Вэвэ об отце и контрацептивах.


— Я лучше закончу, что обещал.


Под удивлённый взгляд товарища Иван достал телефон и набрал милицию.


— Алло, здравствуйте. Хочу…о трупе заявить. На берегу реки найден, уже несколько дней там лежит. Адрес? Я покажу.


“Растёт юноша, матереет, — подметил Лихо, — когда Елизавета выйдет из комы, из них получится хорошая пара. С таким, как Ваня — не пропадёт”.


— Лихо! Пойдёшь на берег со мной? Не люблю я этих..ну, в форме. Напрягают меня.


— Собственно, почему бы и нет? Заодно помогу придумать отмазку поубедительнее. Думаешь, они поверят, что ты просто так гулял в глухом лесу у берега вонючей реки?


************************

Продолжение следует: 3 и 4 серии на этой неделе, 5 и 6 - в течение следующей.


Кстати, Пикабу разрешил мне оставлять реквизиты для донатов:

Яндекс (уже Ю-мани) 410019082077008

Сбербанк: 4274 3200 7677 7633

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!