LighthouseMarie

LighthouseMarie

на Пикабу
поставил 172 плюса и 128 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
34К рейтинг 36 подписчиков 991 комментарий 18 постов 12 в горячем
734

"Чужих детей не бывает"

Давно об этом думала, а тут порадовал пост ДНК тест VS алименты Особенно порадовал тем, что информацию в нем доносит девушка. В таком вопросе неуместно говорить о женской солидарности. Как говорит моя знакомая: "Какое счастье, что я женщина и точно знаю сколько у меня детей!" Мужчинам в этом плане сложнее. Приведу пару историй для примера:


Яна.

Однажды она захотела стать мамой. Видимо, звёзды так стали, сложился пазл - хотелось отдохнуть от ненавистной, но высокооплачиваемой работы, личная жизнь не налаживалась, одиночество достало, ну и ещё - она очень зависима от общественного мнения. А в провинции это сплошное "часики-хренасики", "без деток плохо", "смысл жизни - это дети", "ради них живём", "что бы мы без них делали?", "это тебе уже тридцать??? надо родить для себя" и прочее. Человек она целеустремлённый, дабы приблизить желаемое спала со всеми подряд. Я робко спрашивала - не боится ли она вместо беременности подцепить нечто совсем иное, и размножать потом бактерии, а не людей? Пофиг. "Мне нужен ребенок!" Беременность случилась. Оказалось, что по сроку есть три предполагаемых отца. Как-то резко захотелось замуж, хотя раньше об этом и речь не шла, мол, мне бы только ребеночка и не надо больше вообще ничего. Из троих один был бедный, второй женатый, третий свободный-перспективный. И доверчивый. Беспрекословно поверил и женился. Родился ребенок - чистая копия того женатика. Редкостное сходство. Но муж не в курсе гуляний, не негритенок и ладно. Только он резко спился. Это просто аттракцион был невеселый, как молодой умный мужик, стремительно продвигавшийся по карьерной лестнице за год превратился в алкаша, который ходит под себя. Развелась, подала на алименты. А он также и бухал. Банк отобрал у него ипотечную квартиру, алименты не платит, уже несколько лет как пропал без вести. И всё это время любимая тема - "горе-папаша, оставил ребенка без жилья и денег".

- Но это же не его ребенок...

- Но он-то этого не знает!!!



Даша.

Даша сказала мужу, что подает на развод. Чувства угасли, а она встретила первую любовь. Обратного пути нет. Но развод дело не одного дня и в процессе времени отведенного на "примирение" (или как там) Даша узнаёт, что беременна. От первой любви, это неопровержимо, т.к. с мужем давно ничего нет, первая любовь уже несколько месяцев маячила, а она не шлюха какая чтобы с двумя спать. Удивительный факт - первая любовь не хочет ребенка, как так? А он просто хотел её, процесс его увлекал, а дети орут и требуют денег. Даша резко передумывает разводиться, муж, конечно, уже надоел до смерти, но у него жильё и работа. Но мужу неохота воспитывать-содержать чужое дитя и теперь уже он настаивает на разводе. Приходит тетка из опеки:

- Как Вы можете бросать беременную жену?

- Это не мой ребенок!

- Ну и что? Все так живут!

За какие-то плюшки жена-таки согласилась на развод (а могла бы его проканителить пока ребенку год не исполнится), но ребенка записала на него. Пришлось оспаривать отцовство через суд, путем ДНК-теста. Пятнашка денег и кило нервов. Всяко дешевле, чем алименты 18 лет. Если спросить Дашу объяснит Вам, что чужих детей не бывает, бывший муж - подлец, правильно сделала, что развелась. А первая любовь - хороший, просто как-то ещё не определился в жизни.

Особенно грустно, что речь идет не о маргиналах, от которых логично было бы ждать чего-то подобного. Все герои историй - вполне приличные люди.
Пока писала пост сделала несколько запросов в поисковике, почитала про "ДНК-тест - это паршивенькая подлость неудавшихся папашек, аргумент и инструмент давления на женщину" (с Пикабу, кстати) и давление на жалость (дети ведь не виноваты).
Насколько я поняла, законопроект об обязательном ДНК-тесте отложен в долгий ящик. Но мы ведь и сами - взрослые люди с головой на плечах, не так ли? Ложь и подлость тяжело пережить, но когда речь о детях им вообще нет прощения. Так что, всем добра и искренности в отношениях. Ну и не пренебрегайте контрацепцией, если нет желания быть папой/судиться/лечиться.

Показать полностью
1014

Уютный маленький ад

Антоха развелся с Леськой так быстро, что никто и ахнуть не успел. Казалось бы, чего там и ахать-то, сейчас только ленивые не разводятся. Но эта ситуация вызвала искренний шок у многочисленной родни и общих знакомых. Всем они казались идеальной парой. Причем немного-немало, а целых десять лет.

Леська не была исключением и тоже считала свою семью идеальной. Они с Антоном начали встречаться еще на третьем курсе, а после университета сразу поженились. Антон красиво сделал предложение у телевышки, откуда открывался прекрасный вид на город, сверкающий миллионами огней. Антон настоял на том, что несмотря на трудности с деньгами свадьбу играть надо, ведь как он выразился «такое раз в жизни бывает». Антон за день до подачи заявления на развод прислал ей сообщение, где называл «Любимой». Антон был всей ее жизнью.

Ушел муж и с ним, словно бы ушла и жизнь. Леська не ела, не пила, перестала работать, не отвечала на телефонные звонки и не открывала дверь. Днями и ночами она лежала на диване, то закрывая глаза и забываясь некрепким сном, то открывая, но не замечая ничего вокруг. В конце концов, дверь съемной квартиры отперла хозяйка, вызванная Леськиными родителями. Мама увидев тощую всклокоченную дочь разрыдалась. У отца тоже навернулись слезы на глазах, но он ушел курить на кухню. Как ни странно, именно плач матери вывел Леську из анабиоза. Она встала с дивана и пошатываясь отправилась в ванную. Умылась, почистила зубы, причесалась, переоделась и заверила родителей, что готова начать новую жизнь, а умирать пока не собирается.

- Что ты будешь делать, доченька? – прошептала мама.

- То же, что и всегда, - хмыкнула Леська, - работать. Попробую заработать на собственный угол.

Единственный урок, который Леська вынесла из этой ситуации заключался в том, что умирать в съемной квартире очень бестактно.



Работа закипела пуще прежнего. Леська, по старинке, звала себя парикмахером, клиентки предпочитали величать ее стилистом. А суть заключалась в умелых руках и наметанном глазе. Постоянные клиентки не посылали Леське картинок с образцами причесок и даже, зачастую не высказывали пожеланий, потому что знали – их мастеру виднее. Уходили от нее довольные, помолодевшие, похорошевшие, уверенные в себе. Расхваливали Леську на все лады, а она улыбалась, кивала в ответ, но стоило закрыться двери, как улыбка пропадала с лица. Леськина работа казалась ей однообразной и скучной.

- Ты создаешь новые образы! – твердила подруга.

- Я стригу и крашу. – возражала Леся.

Стригу и крашу, стригу и крашу. Сколько лет уже? Много. Чуть не треть своей тридцатилетней жизни. Вроде после окончания универа все складывалось неплохо – Леську звали преподавать в мореходку. Звучит красиво, но платили копейки – не выжить. Вернее, можно было бы попытаться, но Антон поступил в аспирантуру и доступно объяснил ей, что работать в ближайшие три года не сможет, писать диссертацию надо, а стипендия – слезы. И за съемную квартиру нужно платить, оба ведь приезжие. Так Леська начала стричь и красить. Думала – ненадолго, а потом затянуло. Антон защитил диссертацию, но на работу его взяли не сразу, а когда взяли, то только на полставки со смешной зарплатой младшего научного сотрудника. Нужно было печатать научные статьи, летать на конференции в другие города, порой даже и в другие страны, нередко за свой счет. Когда муж заговорил о покупке машины, Леська взмолилась:

- Антошенька, может, пока не надо? Еще и на нее расход пойдет. У меня диплом стареет, скоро ржавчиной покроется, ты же знаешь, я всегда хотела преподавать!

Антон разочарованно кивнул:

- Естественно! Я знаю, ты сделаешь все, чтобы моя мечта не сбылась!

Ночью Леська не могла уснуть, чувствуя себя сволочью. Машину купили через три недели в кредит. Леська, чтобы его отдать столько стригла и красила, что начали болеть ноги, нестерпимо ныли, по утрам не было сил подняться с постели. Вены не заставили долго ждать, повылезали на коже. Через полтора года Антон сказал, что машину нужно менять – подвернулся очень удачный вариант. Еще через полтора года он подал на развод.



У Леськи появилась цель и она шла к ней уверенным шагом. Цель давала смысл жизни.

- Доченька, но у Вас, в большом городе такие дорогие квартиры! – сокрушалась мама.

- Мамуля, я не собираюсь здесь оставаться. Просто тут клиентура наработанная. – отвечала  Леська, не упоминая о том, что жить в одном городе с Антоном казалось ей невыносимым. Ведь не всю же жизнь ей стричь и красить, не видя белого света! Она вернется к нормальной жизни, обязательно вернется. И не хочется ей ходить по улицам, зная, что бывший муж может показаться из-за любого угла. И само его присутствие здесь, кажется, отравляет и без того грязный воздух.

- Я поеду к морю.

- Куда? – изумилась мама.

- В Солнечный. Помнишь, мы туда после свадьбы ездили? Мне очень понравилось. Небольшой поселок, благоустроенный, море, горы, тепло. Ближайший городок в часе езды. И без работы не останусь.

- Ты уже не собираешься преподавать? – осторожно спросила мама.

- Нет. Не в этой жизни. Да и не помню ничего, мне заново учиться надо, а не преподавать.

- Парикмахер – достойная работа. – утешила мама. – И руки у тебя золотые! Только мне кажется, на море, жилье тоже очень дорого стоит.

- Да, Мамуля, ты права. Об отдельном жилье мечтать не приходится, но там общежитие есть. На комнату я соберу года за три.

О том, что все это время ей придется есть солому, как зощенковскому крестьянину, Леся промолчала.



Последующие три года мама переживала по поводу Леськиного выбора и рассказывала об ужасах жизни в общежитии. Через три года на очередной звонок домой неожиданно ответил отец:

- Леся, мне надо с тобой поговорить. Мы с мамой думали, когда ты в гости к нам приедешь, тогда и скажем, но, вот, решили – лучше сейчас.

Леська услышала, как дрожит голос у ее сурового отца и заволновалась:

- Что случилось, папа? Мне приехать?

- Это, может, не телефонный разговор, - замялся отец. – но мы с мамой тоже деньги собирали. Все эти годы, и раньше еще начали, думали, может, какая-то помощь будет нужна. Золото мамино продали тоже, она его все равно не носит.

- Папа, о чем ты?

- Мы денег тебе хотим добавить. – Леська поняла, что голос отца дрожит от торжественности момента. – Чтобы ты квартиру купила, а не комнату.

Леська на мгновение потеряла дар речи, но отец ждал ее реакции и пришлось быстро собраться с духом:

- Пап, давай я приеду в ближайшее время и мы обо всем поговорим?

- На выходных?

- Ой, нет, на выходных у меня самая работа. В понедельник.



Потом Леська уговаривала родителей не отдавать ей деньги. Говорила, что прекрасно поживет и в общежитии, а они пусть лучше съездят в санаторий, подлечатся, а потом за границу куда-нибудь, никогда ведь не были нигде. Мама плакала. Отец курил еще больше, чем обычно. Деньги ей передали завернутыми в простой полиэтиленовый пакет.

Наступил октябрь. Курортный сезон завершился. Леська по телефону договорилась о съемной квартире в Солнечном, сроком на месяц, собрала пожитки и безо всякого сожаления уехала из города, где была так счастлива и где хотела умереть.

В отличие от большого города в Солнечном поселке еще заканчивалось лето. В единственном местном агентстве недвижимости Леську встретили приветливо и сходу предложили ей купить не квартиру, а земельный участок. С тем, чтобы постепенно построить дом.

- Так почти все делают. – толковала молодая и довольно привлекательная риэлторша. – Квартиры плохо покупают сейчас. Люди строиться хотят. Вашей суммы вполне хватит, чтобы участок на окраине купить – ровный, незатопляемый.

- Нет, я бы все-таки хотела квартиру. – возразила Леська, пытаясь не вспоминать, как они с Антоном мечтали купить участок земли в окрестностях большого города и даже рисовали проект будущего дома. – Я - одна, мне строиться совсем не под силу.

- С квартирами сложнее. – нахмурилась риэлторша. – Срочных продаж сейчас нет, а по Вашей сумме вариантов очень мало.

- Давайте посмотрим, что есть.

- Конечно, посмотрим.

- Лиза! – вмешался в разговор мужчина, сидевший за столом у противоположной стены. – Ты забыла, что Вавулиди сегодня утром приносили?

- Ой, да!!! – риэлторша просияла. – Кажется, что у нас есть то, что Вам нужно!

Жилье продавала молодая пара с греческой фамилией Вавулиди. Квартира Леське понравилась сразу – аккуратная и чистая, к тому же хозяева обещали оставить кухонный гарнитур и почти всю мебель. А то, что квартирка была маленькой, вроде скворечника, Леську не напугало. Когда три года собираешься жить в общежитии, даже маленькое, но отдельное жилье покажется раем. Зато из окон открывался прекрасный вид на горы.

Тем не менее, бросаться в омут головой, Леська не собиралась. Еще неделю они с риэлторшей колесили по поселку, договаривались о встречах-просмотрах с хозяевами-продавцами. Но с греческой квартирой ничто и с сравнение не шло. Одна была убитая в хлам, другая – в доме без канализации, где предполагалось делать септик своими силами, третья на отшибе села, на улице без асфальта. Четвертая также оставляла желать лучшего. У Леськи вошло в привычку вечерами ходить к пятиэтажке, где пока еще обитали Вавулиди и подниматься на их четвертых этаж. Дом был построен в семидесятые годы, с коридорной планировкой. В длиннющем коридоре свистел ветер, а по стенам были двери квартир-малосемеек. Иногда откуда-то раздавался шум, но в отсеке Вавулиди всегда стояла мертвая тишина, столь нетипичная для многоквартирного дома. Своим удивлением Леська поделилась с риэлторшей, но та не нашла в этом ничего странного:

- Здесь половина квартир пустует – хозяева только летом приезжают. Купили себе квартиру, вроде дачи, деньги вложили, а зимой им какой интерес здесь торчать?

Так все прояснилось.

На десятый день размышлений Вавулиди неожиданно предложили небольшую скидку, что окончательно добило Леську в принятии решения.

- А у них точно все документы в порядке? – волновалась Леська.

- Точно. – успокаивала ее Лиза. – Мы же полное юридическое сопровождение сделки проводим.  Без полного пакета документов даже объявление о продаже публиковать не будем. Оно нам надо? Тут же село, все всё знают. Один раз сделку запорешь, потом вообще никто не придет. Нашему агентству шестнадцать лет.

Сделка состоялась. Документы были поданы на государственную регистрацию. Вавулиди сказали, что на переезд им много времени не надо и завтра после обеда они ждут Леську по известному адресу. Отдадут ключи и квитанции. И она может сама посмотреть по счетчикам – у них все оплачено и никаких долгов нет.

Вечером Леська с мамой плакали вместе. По телефону.



Закрыв дверь за четой Вавулиди Леська пошла по квартире медленно-вдумчиво, не веря своему счастью. Квартира была маленькой и уютной, в светлых тонах, оснащенная всем необходимым. И хотя прежние хозяева забрали всю технику, но оставили диван и шкаф, а на кухне – весь гарнитур, газовую плитку и стол с четырьмя табуретами. Леська ахала, сто раз открывала и закрывала окна, включала и выключала свет. Впервые приняла душ в своей собственной ванной и легла спать. Казалось, что прошло всего несколько минут, когда она проснулась, сама не понимая от чего. Темно, значит, еще очень рано. Темно, но не тихо, как обычно. Из подъезда доносились крики и вопли. Шум приближался. Мат-перемат, исковерканный пьяными голосами, становился все отчетливей. Загрохотала дверь слева от Леськиной квартиры. Спустя несколько секунд загремела дверь справа. Сон слетел в одно мгновение. Леська лежала уставившись в потолок. Слева на полную громкость включили радио. Справа – телевизор. Правда, его шум, благодаря кухне, был не так слышен. Что, впрочем, с лихвой искупалось, бессвязной матерщиной мужчины и женскими то ли всхлипами, то ли вскриками.

«Что делать?» - ломала голову новоявленная хозяйка квартиры. Спать стало совершенно невозможно. Идти к соседям, после услышанного, было страшно. Знакомых в поселке нет и обратиться не к кому. Леська встала и принялась разбирать вещи. Ползала, словно сонная муха. Часы показывали четыре утра.



Когда утро стало не столь ранним, Леська отправилась в ЖЭК. Зачем – не знала сама, документы о государственной регистрации квартиры еще не пришли и предъявить ей было нечего. Хотелось разузнать что-нибудь об обитателях соседних квартир. На пороге конторы Леська встретила полицейского. Служитель закона радовал глаз – был высок и крепок, даже скорее мощен.

- Здравствуйте! – обрадовалась Леська. – Вы - здешний участковый?

- Как Вы догадались? – поинтересовался хранитель порядка.

- Сама не знаю. – честно ответила Леська. – Я только переехала…

- Какой адрес?

- Тенистая 54, квартира 104.

- Запишите мой номер. – участковый в мгновение ока продиктовал Леське свой телефон. – Зовут Вадим. Звоните в любое время дня и ночи.

- Ааа… - растерялась Леська. – Я про соседей хотела спросить. Что там, с двух сторон от меня – квартиры неблагополучные?

- Мягко сказано. Два алкаша живут и в гости друг к другу ходят. Один женатый – жену лупит, а она терпит. Второй – одинокий, так к нему весь поселок бухать идет. Как Вы вообще эту квартиру купили?

- Не знаю. Тишина такая была…

- Так это их, обоих, на пятнадцать суток закрывали. Вчера отпустили.

- А нельзя что-нибудь сделать?

- Да ничего не сделаешь. Жена заявление не пишет, а пить в своих квартирах никому не запрещено. Ладно, до свидания.

Участковый потопал по своим делам, а ошарашенная Леська села на бордюр и уткнулась лицом в колени. Идти домой не хотелось.



Последующие дни смешались в какой-то дикий узор поломанного калейдоскопа. Справа Колян кидал о стену Леськиной кухни свою терпеливую жену, она визжала дурным голосом, что, судя по всему, радовало мужа, ибо экзекуции практически не прекращались. Слева, также, в любое время суток принимал гостей, радушный Лёха. Народная тропа не зарастала, в соседнюю дверь то и дело колотили кулаками и ногами, коридор пропах перегаром, дымом дешевых сигарет и еще какой-то неведомой вонью. Тонкая стена постройки семидесятых годов не спасала от круглосуточных воплей радио и телевизора. Дней и ночей для алкашей не существовало, жизнь их была бесконечным праздником, не омраченным глупостями, вроде восьмичасового сна. Иногда Леська пыталась мирно поговорить с соседями. Лёха кивал головой, ухмылялся и прибавлял звук. К Коляну она и вовсе решилась постучать всего раз, но самого Коляна не увидела – визжащая жена чуть не вцепилась ей в волосы, голося что-то про «шлюх поганых, которые уже прямо домой являются».

Пряник не помогал. Кнута не было. Не спящая на пару с алкашами Леська чувствовала, что теряет способность мыслить разумно. Она купила холодильник, стиральную машину и телевизор, но, даже работая все вместе, они не покрывали соседского шума.

Леська поставила вторую входную дверь – по заверениям продавцов – шумопоглощающую. Не помогло.

Позвала мастера, который обил ее сторону их с Лёхой совместной стены гипсокартоном и оклеил толстыми обоями. Вдоль нее выстроился могучий шкаф-купе, длиною во всю стену. Не помогло.

Потом купила беруши, все три вида, что нашлись в местных аптеках и научилась правильно вставлять их в уши – в этом, оказывается, тоже была премудрость. Не помогло.

На третью неделю вынужденной бессонницы Леськины нервы окончательно сдали и она позвонила Вадиму. Было десять часов вечера, в Лёхиной квартире пятый час гремела дискотека восьмидесятых.

- До двадцати трех часов нарушением не считается. – по телефону участковый был не столь любезен.

- А что, для шума в квартире вообще никаких рамок нет? Получается, можно, хоть стены рушить?

- Я приеду в течение часа.

Вадим приехал в двенадцатом часу ночи, наорал на Лёху, вырубил музыку и отбыл. Пьяный Лёха проявил потрясающую сообразительность и через пару минут их общая стена содрогнулась от ударов чем-то, вроде кувалды. Одновременно Леське объяснялось, что ее ждет в ближайшем будущем. Выражениями, которые не публикуют в газете. Леське стало по-настоящему страшно и она вновь набрала Вадима:

- Он мне угрожает! Я хочу заявление об угрозах написать!

- Не надо. – отрезал участковый. – Я еще недалеко уехал.

Через пять минут Лёху забрала патрульная машина. Через полтора часа он вернулся и два дня вел себя тихо. Потом все вернулось на круги своя. Участковый сообщил Леське, что провел опрос соседей и кроме нее никто не жаловался. Удивленная Леська провела свой опрос и выяснила, что над Лёхой та самая квартира-дача, где живут только летом. Под Лёхой – глухой старичок. А сбоку только она. Чуть не половина подъезда оказалась у алкаша в давних друзьях-собутыльниках. Вторая половина слышала в худшем случае лишь отголоски шума и связываться с маргиналом не хотела. Староста дома, Валентина Васильевна и вовсе звала его Лёшенькой и говорила, что в их общем детстве он был очень хорошим мальчиком.

Когда вся страна ахала по поводу ядовитого «Боярышника» в Иркутске, Леська стонала от досады:

- Почему в Иркутск? Зачем так далеко? Везли бы к нам! Восемьдесят человек – это же полная санобработка поселка!

Хуже всего были разговоры с родителями, которым в ком-то веки посчастливилось взять отпуск в одно время – на июль. Они и припомнить не могли, сколько уже не были на море и мечтали, как приедут в гости к дочери, в ее собственную квартиру. Представлять в этом аду своих тихих родителей было невыносимо. «Ни за что! – думала Леська. – К их приезду посдираю обои, скажу, что ремонт затеяла, а им номер сниму в какой-нибудь мини-гостинице. Правда, они, наверняка, будут рваться лично ремонт делать… Придумаю что-нибудь. Нельзя их сюда пускать. Работать надо, деньги нужны». Леська вспомнила о своем умении стричь и красить и неожиданно легко нашла место в одном из салонов красоты.

- Сейчас заработка большого не жди. – предупредила хозяйка. – Зато летом – не присядешь, место проходное, отличное. За три месяца на весь год заработаешь и останется еще.

Леська торчала в парикмахерской целыми днями. Весть о ее таланте разлетелась быстро и клиенток становилось все больше. Хозяйка была очень довольна, не скупилась на похвалы. А Леська чувствовала, как слабеют руки от постоянного недосыпа. Как чахнет ее фантазия при создании причесок, как все труднее ей становится создавать красивые образы.

Если бы продать злополучную квартиру! Но кто же ее купит? Даже если сговориться с Вадимом и опять упечь друзей-алкашей на пятнадцать суток – Леська никогда не сможет врать людям в глаза. Никого не хотелось подставлять, топить в болоте, выбираясь из него. Чувствую полную растерянность, Леська радовалась растущему заработку и прикидывала, что после Нового Года сможет снять себе квартиру.



- На тридцать первое декабря – полная запись! – ликовала хозяйка. – Прямо дрались из-за тебя. Сможешь в восемь начать?

- Да хоть в пять. Мне к празднику готовиться не надо.

Предновогодним утром Леське не пришлось просыпаться, потому что всю ночь она слушала шансон из-за стены. Выходя на работу чуть не пришибла дверью Коляна. Громко икнув он протянул к ней руку, но Леська увернулась и одним движением заперев дверь, отскочила на несколько метров.

- С Ны… дом… - бормотал сосед. – Пдем, а? Я вчра нашабашиыыыыыл.

- Лучше б ты за женой следил, чем шабашить. – словно ядом плюнула в него Леська. – Ты пока вчера работал, знаешь, где твоя жена была?

Колян начал трезветь с пугающей скоростью.

- ГДЕ? – рявкнул он.

- У Лёхи, вот где! – и Леська понеслась по лестнице вниз. До самого выхода из подъезда она слышала раскаты грома и дикий рев. «Зачем я это придумала? А, ну их!»



Уже вторая клиентка листала журнал, пока краска для волос боролась с сединой на ее голове, когда прибежала взволнованная хозяйка.

- Лесечка, ты что делаешь?

- Убираю, инструмент мою. Через полчаса краску смывать.

- Милая, я все доделаю. Ты лети домой срочно, мне Васильевна звонила, вроде, случилось там у Вас что-то.

- Да наверняка просто опять алкашня отношения выясняет! Что я буду – работу бросать?

- Беги, Лесечка! Если все нормально – вернешься.

Леська набросила пальто и побежала домой. Еще издали показалось, что у подъезда столпилась добрая половина поселка. Гудели голоса, слышались какие-то крики. Вполне уместно смотрелись машины «Скорой помощи» и полиции. На подступах к дому ее перехватила растрепанная Васильевна:

- Убили! Убиииииииили!

- Кого? – с робкой надеждой спросила Леська.

- Лёшеньку убиииииили! – Васильевну подхватили под руки и куда-то повели сердобольные женщины. Леська глядя поверх толпы и еще не веря своему счастью, столкнулась взглядом с Вадимом. Его коллеги, как раз, выводили из подъезда Коляна. Алкаш потрясенно мотал головой, озирался по сторонам и икал.

«Надо же, до сих пор икает». - посочувствовала Леська. – «Хоть бы воды попил».

- Леся, Вы что-нибудь знаете? – спросил ее Вадим.

- Нет, я на работе была. Видите же, только прибежала. А что – это правда?

- Правда. Не знаю, сколько там ножевых ранений, но, по-моему, не меньше пятнадцати. Весь кровью истек. И жену Колян за малым не придушил. Вас вызовут, как свидетеля.

- Да, пожалуйста! Я могу на работу вернуться?

- Конечно. С наступающими. Поздравляю.

- Спасибо!

Леська не помнила, как подстригла, покрасила и причесала всех клиенток этого дня. Каждая слышала о происшествии и пыталась что-то узнать, но она пожимала плечами, мол, сама не в курсе. Домой летела, как на крыльях, ни на секунду не задержавшись возле торчащей у подъезда Васильевны.

- Там у Вас кровь в коридоре! – крикнула она вслед Леське. – Кровищи – море целое!

Войдя в квартиру, Леська прислонилась к стене, не веря своим ушам. Была тишина. Идеальная, пронзительная, как в самый первый день. Леська разулась, в одежде рухнула на диван и проспала больше суток.



Работа приносила все больший доход. Леська становилась уважаемым человеком в поселке. Васильевна считала ее ведьмой. Жену Коляна направили на вечное жительство в интернат для психически больных. Коляну, твердившему, что он ничего не помнит, дали пятнадцать лет строгого. Квартиру опечатали. Лёхино жилище унаследовал сын, вполне приличный с виду. Прибыл из Москвы, сделал в ней косметический ремонт и уехал, сказав, что на лето будет приезжать с семьей. Второй комплект ключей отдал Леське – на всякий случай. Январь выдался очень теплым, безветренным, дни становились длиннее и идя с работы Леська не уставала любоваться закатами. Небо радовало такими красками, которые, как она раньше думала, бывают только в раю.

Показать полностью

Приличные люди

Знакомый рассказал:

Был я юный, горячий, познакомился с девушкой. Симпатичная, взаимностью ответила, оказалась ещё горячей меня. Страсть кипела, всё горело синим пламенем. И тут мне понадобилось на денёк в Москву съездить. Она со мной махнула. Утром приехали, всё сделали, отлично погуляли по столице, погода как на заказ была. Ночевали у родственников, спасибо, приютили. Прекрасные люди, только вот живут большой семьёй в однушке. В общем ночью мы спали в лучшем смысле этого слова. Утром - поезд, ехать сутки. Намаялись. Обнимались, конечно, но не более. Вагон полон, дети, женщины, бабули, вахтовики, группа юных художественных гимнасток. Смотрят, не скрывая интереса, даже целоваться неловко. Ночью ненамного спокойнее стало, то заходят, то выходят, а у нас две верхние боковушки. Вышли в тамбур, а там - дело молодое, всё само собой случилось, естественно-органично. По-быстрому, понятно. Только одежду поправили, сзади рев:

- Вы что тут, курить вздумали???

Проводница с розгами, жаждет применять телесные наказания. Тогда как раз запретили дымить в поездах. Мы:

- Нет, нет, что Вы, мы не такие, совсем не курим!

Ну и пошли спать.

3606

Такой разный Питер

Читая комментарии про заснеженную Сахару

Такой разный Питер Погода, Санкт-Петербург, Снег, Комментарии на Пикабу, Скриншот, Юмор

вспомнился диалог с коллегой:

- Помню как я впервые в Питер приехала. Из Нальчика. Свинцовое небо, пасмурно, холодно, бррр...

- А я впервые в Питер из родной Воркуты приехал. Красота! Тепло, светло, травка зелёная...



#comment_190257466

14

Неожиданный сервис

Всю свою жизнь я провела на юге России, где светло, тепло и вяленая хурма по 600 р/кг. 4 года назад и вовсе решила, что хватит мерзнуть в Ростове и перебралась в Краснодарский край, где и так постоянно проводила по несколько месяцев в году. Уютный и уже очень хорошо знакомый поселок под Геленджиком принял меня гостеприимно. Коррупция обошла стороной, беспредел, о котором регулярно читаю на Пикабу тоже, кубаноидов не встречала, казаки не докучали. Черное море, сосны, норд-ост, дельфины - не жизнь, а сказка. Всё нравилось. Когда в работе случались перерывы было очень удобно пить кофе в Макдоналдсе. Место отличное, центр города, набережная. Конечно, бывали казусы, пару раз мне дали большой капучино вместо маленького, а однажды даже положили лишний шримп-ролл, но по таким поводам я конфликтов не затеваю. Промолчала, пережила. Смотришь на Платановую аллею и слушаешь музыку вперемешку с полезной информацией про маски, перчатки, институт гамбургерологии и самый северный в мире Макдоналдс...
Кто же знал, что судьба подготовила мне сюрприз и вскоре я уже буду пить кофе именно там? Однажды я прожила полгода в Питере и твердо решила, что на север больше ни ногой, ни за какие коврижки. Тем более, за Полярный круг. Ну и где оно, то решение? 15 октября я, всё ещё не веря происходящему, бродила по Краснодарскому аэропорту. +27, солнце, жара... Три с половиной часа любуешься на Россию и закат, и, пожалуйста, -4, легкий снежок идёт по косой. Человеку, прожившему всю жизнь на юге, здесь очень интересно. Красиво, необычно.

Неожиданный сервис Мурманск, Макдоналдс, Фастфуд, Длиннопост

Море огней и самой разнообразной подсветки. Приливы и отливы на Кольском заливе. Самый длинный мост в Заполярье, а за ним - речка с черной бурлящей водой - просто сказочная речка колы и другая речка, Ура, с песчаным пляжем, покрытым снегом.

Неожиданный сервис Мурманск, Макдоналдс, Фастфуд, Длиннопост
Неожиданный сервис Мурманск, Макдоналдс, Фастфуд, Длиннопост

Полярная ночь, я-то думала, это кромешная тьма, но примерно с 11 до 14 часов - светло, только солнца нет. Фантастически (в хорошем смысле) работает общественный транспорт. Правда пока что больше всего меня удивила женщина убирающая Мак. Как ни странно. Их тут пять, но тот в котором она работает оказался самым удобным. Не веря своим ушам, я третий месяц слышу:

- Вы чего ноги не вытерли?


- Почему маску на стол положили? Дети туда картошку ложат, а на Вашей маске какие микробы...


- Сколько сидите уже? Это ресторан быстрого питания - поели и пошли!


- Где столько грязи набрали? Думаете легко по 12 часов тряпкой махать?


И так далее.

Вчера приходим, а её нет, другая девушка убирает бесшумно и никому ничего не предъявляет. Из динамиков рассказывают про всё тот же самый северный в мире Макдоналдс. Заказы выдают быстро, мест всем хватает. Тоска. Хоть в шаурмятню поезжай.

Морали нет, но это возвращение к советскому стилю обслуживания в подобном заведении впечатляет каждый раз. А с другой стороны - тряпкой не швыряет и ладно. Очень неожиданно для меня, но пока что эта дама - единственное проявление "суровости" Севера.


С наступающими праздниками всех!

Показать полностью 2
6658

"Психологический каннибализм"

такое определение гиперопеки прочитала я однажды.

- Мама, смотри - енотик!!!
- Отойди от енота! Не трогай енота! Ты его боишься! Ты забыл, что ты его боишься?


- Мама, я сам круг надел! - кричит мальчик, которому на вид не меньше десяти лет.

- Умничка моя, сам, без мамочки...- умиляется мама по дороге на пляж.


- Виталя, масло сам не выбирай, ты как пятилетний, тебя и в магазин не отправишь, когда ты уже женишься... - говорит мама сыну, которому давно за тридцать.


- Мне нужен номер на двоих, я с ребенком. Сколько ребенку лет? Двадцать четыре. - в пансионат заселяются отдыхающие.


Гиперопека - страшное явление. У нас была соседка, а у нее дочка, Катюша, немного старше меня.

- Почему ты не хочешь дружить с Катей? - спрашивала меня мама. - Добрая, хорошая, воспитанная девочка.

Она и правда была такой. Но властная мать полностью подавила её с самого детства. Я не хотела дружить с Катей, потому что её как бы и не было, она открывала рот и я слышала фразы её матери, слово в слово. Девочка говорила языком взрослой женщины. Катя прекрасно шила, рано начала работать на заказ. Клиентки выглядели как с картинки, а сама швея ходила в старомодных нарядах, в оборках и рюшах - мама лучше знала, что подходит молодой девушке. Естественно никаких прогулок во дворе, общения со сверстниками вне школы. Но она была очень симпатичной, с ней познакомился парень, студент из Питера, полюбил, имел самые серьезные намерения... У семьи были средства, чтобы отправить Катю в Питер, способностями она тоже не была обделена, окончила школу с медалью, но "а вдруг в подолЕ принесёт???" Парень писал письма, ещё те, бумажные, приезжал на каникулы. Катя очень его любила. Мать строго контролировала их - все письма читала, могла не одобрить и надо было переписывать, во время телефонных разговоров слушала по параллельному телефону (это вторая половина 90х). Парень окончил военное училище и началась служба, отпустили на неделю - примчался жениться. Соседка не дала. "Как это так - за неделю жениться? У меня ни пододеяльников нет, ни кастрюль!!!" Катя не пошла против воли матери. Парень не уговорил, не убедил, уехал. Теперь уже насовсем.
Потом она всё-таки вышла замуж, я уже жила в другом городе и не знаю, как ей это удалось. Моей маме нравилась Катя, она говорила, что новый жених совсем никудышний, мягко пыталась её отговорить, но услышала: - Тётя Ира, я бы уже за чёрта пошла, лишь бы из дома уйти!!!
Сразу после свадьбы он сказал, что любит другую женщину, но она на десять лет старше и с ребенком, родители задолбали, чтобы женился на "нормальной" девочке и обеспечил их родными внуками. Очень скоро Катя тяжело заболела - онкология, мужу было плевать, свекры сказали "нам внуки нужны, а ты - инвалидка", а мама... Мама не пустила её обратно домой. "Вышла замуж - вот и живи". Моей маме сказала, что после того, как они с Катиным отчимом остались вдвоем, у них начался просто медовый месяц и никого им больше не надо. Через два с половиной года борьбы, мучений, после двух операций и химиотерапии, Кати не стало. Ей было 25 лет. Так и осталась в моей памяти девочка, которой как будто не было, которая если и проявляла что-то свое, то лишь во множестве альбомов с рисунками разной одежды...

- Вы меня не узнаёте?

Передо мной невероятно хорошенькая большеглазая девушка, просто красотка, вглядываюсь:
- Лиза???
- Ну да!!!
Моя ученица, ты ли это? Где тот раскормленный колобок, с глазами-щелочками, что с одышкой поднимался на третий этаж, задыхался на физкультуре и плакал, потому что никто из мальчиков не хотел идти с ней парой на каком-то мероприятии...

- Меня никто не узнает. В 17 лет от родителей съехала, на правильное питание перешла, в спортзал записалась. Плакала от боли, от салата тоже плакала. - смеётся Лиза. - но это было приятнее, чем плакать от фразы "Бегемот, съешь ботинок!" Меня ведь с детства кормили чуть ли не круглосуточно, уж не знаю зачем...

Экскурсия к водопадам. Идём по лесу, в гору. Мама и бабушка суетятся вокруг насупленного четырехлетнего парнишки. Он не хочет на ручки, он упорно идёт сам.
- Суровый у Вас парень.- замечаю я.

- Ой, Вы не представляете!!! Сегодня на пляж собирались, так он взял пакет, сделал две дырки для ног, надел вместо шорт и так шёл всю дорогу! Мы говорим - Севочка, над тобой все смеются! А он - "а мне пофиг"!
Не у всех хватает сил сопротивляться с самого раннего детства. Работаю в санатории и наблюдаю как после обеда часть детей разбегается по номерам и по процедурам, а часть идет строго рядом со своим взрослым, ни шагу в сторону. Выхожу и вижу первых ребят во дворе, теннис, спортплощадка, качели, да просто общение. И тех, вторых, стоящих на балконах, у окон... Гиперопека - это очень страшно, между ней и любовью к ребенку нет ничего общего.

Показать полностью
529

Это очень хорошо

Сын подруги после девятого класса поступил в колледж. Сегодня у них было родительское собрание, далее рассказ от первого лица:
"Компания собралась пестрая, кому 18+ пришли сами, от кого-то родители, бабушки, даже одна девушка в группе (специальность - отделочные работы), одна мама очень положительно на всё реагировала:

- Завтра к Вашим детям придет психолог

- Это очень хорошо!

- Впервые за двадцать лет нам сделали ремонт, у автомехаников теперь даже настоящая яма и настоящая машина

- Это очень хорошо!

- Из-за коронавируса до конца третьей пары нельзя будет выходить из здания, следовательно, никаких перекуров за углом...

- Это очень хорошо! А туалеты в здании есть?

- Конечно, у нас есть туалеты. Всё оборудовано санитайзерами

- Это очень хорошо!

- И камеры теперь везде висят. Если кто-то что-то сломает - включим Вас в смету на ремонт туалета

- ...

Тишина."

165

Потерянный фотоаппарат

Дело было лет десять назад. Каждое утро мы возили отдыхающих из нашего поселка в геленджикский аквапарк "Золотая Бухта". Там они купались-плескались-катались, а потом мы ехали обратно, усталые, но счастливые (в основном).

Однажды встречаю людей у автобуса, приближается семья - молоденькая мама плачет,папа мрачен, ребенок идёт грустный, судя по всему передалось настроение родителей.

- Простите, у Вас что-то случилось? Я могу помочь?

Женщина, всхлипывая, объясняет мне, что они потеряли фотоаппарат. А там и весь отдых, и родственники, которые раз в сто лет приезжают, и чья-то свадьба и всё на свете. И вообще они давным-давно фотки не перекидывали. Есть ли какой-то шанс его найти?

- Вы оставили заявку?

В аквапарке писали заявки на пропавшие вещи, с описанием потерянного и своими координатами.

- Да.

Ситуация печальная. Мы возвращали забытые купальники, спасательные жилеты и электронные сигареты, но шансов, что никто не прихватит фотоаппарат немного. Всё же самый большой аквапарк России, тысячи посетителей.

По дороге звоню подруге, которая работает в аквапарке радиооператором - нет, пока не находили. Остановка. Женщина всё такая же заплаканная, обмениваемся телефонами. Утром звоню в аквапарк - нет, не нашли. Объясняю женщине, что надежды нет. Не уверена, но кажется, что она снова плачет.

Прошло несколько дней. Очередная экскурсия. Встречаю эту же семью, но уже в составе другой группы. Узнали, поздоровались.

- Очень жаль, что фотоаппарат не нашелся... - сочувствую я.

- Нашёлся... - бормочет она. - Это муж его спрятал - проучить меня хотел. Я вечно всё теряю...


Смотрела я видео, где мужик якобы палец скобой пробил и вспомнилась эта история. Не совсем одно и то же, но вот это проучить близкого человека, напугать его - кому это может понравиться?

69

Любимая работа

Первая экскурсия после карантина. Предвкушение счастья - я очень соскучилась по любимой работе. Как же хочется снова ехать и видеть эти прекрасные зелёные горы, бескрайнее небо и всегда разное море! Рассказывать интересные истории и общаться с новыми знакомыми. Ура! Наконец-то!

Автобус приехал пораньше, я тоже подошла задолго до начала. Первой из экскурсантов появилась пожилая дама.

- Здравствуйте, проходите, пожалуйста! - поприветствовала её я.

- От жары-то подохнем, наверное? - не уступила мне в любезности дама.

- Не должны. - возразила я - Кондиционер хорошо работает.

- Опять всех продует. - понимающе констатировала дама, достала из сумки полиэтиленовый пакет, надела его на голову и ехала так всю дорогу.

Водитель ржал, я рассказывала, дама была гвоздём программы. Поехали!


Всем, кто любит дорогу - интересных путешествий. Всем здоровья.

1588

Фото с обезьянкой

Иду вчера по набережной Геленджика, вечер, музыка, фонтаны, подсветка, атмосфера всеобщего отдыха. Слышу какие-то препирательства, жалобный женский голос и напористый мужской. Вижу картину на которую мне сто раз жаловались отдыхающие - развод на деньги. Людей (в основном женщин с детьми) останавливают - "сфотографируйтесь с попугаем, малыш, бери на ручки обезьянку, игуана травоядная, не бойтесь, а что у крокодила пасть скотчем перемотана, так ему это нравится, старинная крокодилья забава, и енот себя прекрасно чувствует на солнцепёке и не укусит, мы ему зубы первым делом вырвали" и т.д.

- А сколько стоит?

- Двести рублей всего!

Счастливый ребенок держит в руках зверушку, мама фоткает, достаёт кошелёк и слышит:

- Восемьсот рублей.

- Что???

- Ну, двести рублей за одного зверя, за каждый кадр, а мы Вам ещё голубя на плечо посадили, а Вы сто раз сфоткали, это ещё со скидкой, самоеда, что у ног лежал, считать не будем и бла-бла-бла...

Почему на этом месте не послать их подальше? Вполне возможно, что кто-то и посылает. Но кто-то ходит потом, горюет, оплакивает свои деньги. "Фотографы", в основном мужчины и чаще всего работают не по одному. Умело втолковывают растерянным женщинам, что они ничего не поняли.

Вид у меня совсем не грозный, но людей жалко. Подхожу:

- Что здесь происходит?

Двое мужиков нависают над нами и нагло-агрессивно, не замечая меня, втирают женщине, что она должна им тысячу. Но я не собиралась отступать:
- В чём дело? Где Ваши документы? Почему Вы находитесь на этом месте? Где обозначение Вашего объекта? Где прейскурант на услуги? Где правила техники безопасности? Где запись о пройденном инструктаже? Где ветеринарные карты животных? Какие проводите обеззараживающие мероприятия? Где медицинские книжки? Вы имеете право работать с людьми и животными?

Понимаю, что всё это бред, но женщина, почувствовав поддержку, приходит в себя. "Малые бизнесмены" спрашивают кто я такая, но спокойно, вид у меня офисный, понятно, что не отдыхающая и кто там знает, кем я могу оказаться. Спрашиваю, кто они такие и знакомо ли им понятие "мошенничество". Велю женщине идти с миром, она берет ребенка и отчаливает, я смотрю на дельцов презрительно и тоже сваливаю.


Мораль (если это считается моралью): люди, не отдавайте свои деньги всяким жуликам. Если уж без фотографии с замученным совёнком Вам жизнь - не жизнь, договаривайтесь сразу что и за сколько.
Хотя, на мой взгляд, странно, что фото с животными ещё не запретили. По крайней мере, в той форме, в которой оно существует на набережных курортных городов.

Отличная работа, все прочитано!