Romul111

Romul111

Пикабушник
поставил 474 плюса и 162 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу
6107 рейтинг 19 подписчиков 1073 комментария 14 постов 6 в горячем
97

Про друзей

Когда-то давно был я молод, высок, строен, хорош собой и у меня частенько собирались друзья-подруги.
Когда они уходили я очень не любил их отпускать и, закрыв дверь за последним гостем садился в одиночестве у разореного стола, подпирал рукой подбородок и вопрошал в пустоту: "Куда ж вы все уходите-то?"
И становилось мне очень одиноко.

Сейчас, вернувшись с очередного весьма грустного "мероприятия" в свою пустую квартиру я, обхватив голову руками задаю себе тот же вопрос.
И не нахожу ответа.

493

Про лучшего педагога в моей жизни


Было мне годиков эдак 25 и, заканчивал я, после прохождения армейской службы музыкальное училище в одном славном сибирском городе. Говорят, оттуда невозможно уехать – пиздят.

Уезжал я потом и надолго. Правда, все равно пришлось возвращаться. Но, это другая история.


Итак, за две недели до госэкзаменов ловит меня в коридоре зав.фортепианным отделением и вещает: Romul111, как мне сообщают, ты не готов к госам абсолютно, посему, я беру тебя к себе, сегодня ко второй паре, будь любезен, явись перед мои светлы очи, в мой светлый кабинет.

Был я тогда не просто распиздяй, а РАСПИЗДЯИЩЕ, положивший хер на всё, в том числе и на госы эти драные.


Но, даму эту я уважал за то, что она никогда меня из фортепианного зала не гоняла, ибо мне нравилось на концертном рояле играть. Вот, все, суки, завучи, да и просто преподы орали, что я расстраиваю инструмент (ну, какого хера игра на инструменте его может расстраивать?), а она вот нет! Просто приостановится, следуя в свой кабинет через зал, че-то послушает, ухмыльнется и дальше идет. Меня это немного удивляло, но, не более того.


Ну, пришел я, стою, очи долу… Она: показывай, что там у тебя? Ухмыльнулся я, конечно, от двусмысленности, но, мужественно ставлю ноты и играю. Полифонию, там, пьесу, крупную форму.


Она: Так, Чайковский нормально, полифония пойдет (ну, Бах, куда-там спорить), а вместо вот этого мы будем играть Скрябина.

ЧЕГО??? Я в тихом ахуе.


Она нисколько не чинясь, раскрывает ноты и играет НЕИМОВЕРНО ОХЕРЕННОГО Скрябина. У меня аж слюна потекла, насколько это была шикарная вещь (хотя, если уж играть Скрябина, я бы в то время выбрал "Прелюдию для левой руки", я левой своей тогда гордился, специально нарабатывал ее, чтобы иметь правую свободной для курения, выпивания и... ну, вы понимаете для чего. В полной темноте окружающие даже и не понимали, что я играю одной рукой, а правая в данный момент... скажем так: обнимает талию некоей дамы:).


Тем не менее, за две недели менять полностью произведение? На абсолютно незнакомое? «Она пизданулась», подумал я.

И тут она выдает фортель.

- Значит так, пять минут на туалет и возврат в мой кабинет.

Что меня подвигло не послать ее нахер? Типа, ну и что ты со мной сделаешь? А???

Наверное, любопытство. И, Скрябин, мать его.

Ну, пошел, поссал (руки вымыл, за инструмент нельзя с грязными руками, с детства приучили).

Прихожу.

И тут она опять:

- Я закрываю тебя на два часа, за это время две страницы наизусть.

Если честно, я в тот момент лишился дара речи, ничем иным объяснить свое молчание, пока эта стерва победно гремела ключами снаружи кабинета я не могу.


Бля… на РАЗБОР данного произведения нужна неделя… ну, три дня, если упереться вусмерть. После этого я неуверенно смогу играть его по нотам. С трудом и большими ошибками.

А эта… хмм… дама заставляет выучить наизусть половину его за два часа. Тетка охерела. Не, не так: ОХЕРЕЛА!

Так примерно сказал себе я и забил на все ее указивки со словами: «Пошла бы ты нахер, дура старая».

Потряс дверь – заперто. Пошлялся по кабинету, попинал напольные горшки с пальмами, полистал методички на полках – вот же бред-то и муть. Скучнейшая.


Но, Скрябин-то классный! Она ж, ведьма, показала, насколько…

Сел, раскрыл. За полчаса, к своему удивлению выучил первую страницу. Наизусть! Вот нихера себе, сказал я себе. А вторую слабо?

Через два часа она приперлась, гадкая такая, и я ей небрежно продемонстрировал, что все ее выебоны мне абсолютно по-барабану и я, как любой мужчина могу вааще все. И не только посуду мужественно мыть по приказу супруги, но и Скрябина за два часа наизусть две страницы. Да легко, ебтть!

Она не смогла скрыть своего удивления, что я с легким злорадством и заметил, тихонько поржав душе.


Но, тут эта красавица выдает второй фортель:

- Час тебе на туалет и обед, потом приходишь назад.

По приходу она меня запирает еще на два часа с заданием – наизусть до конца.

Я, конечно, был не просто зол, а ЗОЛ! Но, результат…

Ну, вы поняли... через два часа пальцы играли то, что надо. ВСЁ произведение.


***


Потом мы долго работали над нюансами, это самое сложное на самом деле. Важно же не просто попасть в ноты, но, главное, понять, ЧТО выражается этими нотами. Часами общались на тему, что Я вижу, когда это играю, она же делилась своими мыслями, что ОНА видит. У меня видение было эмоциональное, у нее художественное. Она видела зимний лес и повозку, медленно едущую по заснеженной дороге, я видел душевные терзания молодого Вертера:) Спорили, я доказывал свою правоту, иногда она смеялась, иногда склонялась к моей трактовке, иногда в корне не соглашалась, но, никогда не навязывала свое мнение.

Это было великолепно. ВЕЛИКОЛЕПНО!


Она и объяснила тогда, что – самое главное и самое трудное на начальном периоде – отвязаться от нот. Ты должен просто играть и понимать, что играешь, плевать на ноты, говорила она, и я впервые в жизни понял, КАК на самом деле она права.


Никто и никогда за двадцать лет обучения музыке мне ничего подобного не говорил и не применял таких приемов…

Жаль, что это пришло так поздно.


На госах я получил 4+, что неимоверно круто для музыкантов и кто-то из педагогов мне по секрету сообщил, что на обсуждении она заявила: «Romul111 мы просто проглядели, его потенциал гораздо выше, чем мы все считали».


Светлая тебе память, мой лучший педагог.

Показать полностью

Про Новый Год и елочные игрушки

Когда-то я был маленьким мальчиком.

Глядя в зеркало мне самому сейчас трудно в это поверить, но так было, фотографии не врут.

Был я щупленьким, юрким и безумно любопытным, что неоднократно приносило мне то неожиданные открытия, то проблемы, заканчивающиеся ата-та по попе.

Над кладовкой у нас была огромная антресоль, заваленная всякими занимательными вещами, она периодически манила и звала, я, конечно, героически терпел, но, однажды любопытство таки взяло верх и я туда залез.

Весь.

Я легко там поместился, ибо антресоль была большая, а я маленький. Со мной был фонарик, и я с любопытством разглядывал связки журналов, бухты телефонного кабеля, какие-то таинственные свертки и чемоданчики.

Один из них был совсем небольшой и я решился открыть его прямо там, на антресолях. Моим глазам предстала совсем уж маленькая картонная коробка. Коробка была явно не новая, по краям уже обтрепанная, а кое-где на ней и швы разошлись.

Я аккуратно снял крышку. Под ней лежал слой ваты. Подняв ее, я обнаружил целый мир.

Маленький белый медвежонок, розовый чайник с вишенками, парашют с бело-голубым куполом, серебристый колокольчик, золотистая шишка, лимон, серебрянная раковина, Дед Мороз, Снегурочка, белоснежный конь с золотой гривой. И еще много-много других.

Это были новогодние игрушки.

Миниатюрные, величиной с палец. С мой маленький детский палец.

Там же лежали картонные и стеклянные гирлянды и большая, на фоне остальных игрушек верхушка в виде двух скрепленных шариков и и остроконечного навершия.

Я долго разглядывал всё это, удивляясь, как из стекла можно было сделать такую крохотную красоту, потом осторожно сложил их в коробку, переложил ватой и упаковал в чемоданчик где игрушки лежали раньше.


Близился Новый Год.

Мама нарядила елку, потом загадочно улыбнулась, взяла одну из больших веток, оставшихся от подпиливания елки по высоте, укрепила ее на стене над изголовьем моей кровати и… достала ту самую коробочку.

Мы украсили ветку этими игрушками и я в Новый Год и в Рождество засыпал и просыпался под качающиеся на длинных иголках крохотные фигурки. Долго их разглядывал и только потом вставал.


***


Мамы уже нет.

Я потихоньку разбираю ее квартиру от всех привычных мне с детства вещей.

Дошли руки до антресолей. Долго выгребал оттуда подшивки Нового Мира, Москвы, Науки и жизни, рулоны обоев и каких-то чемоданов…

Чемоданов?

Достаю маленький чемоданчик, открываю и вижу знакомую коробочку, где, проложенные ватой хранятся эти самые, давно забытые мною игрушки, крохотные, величиной с пальчик. Пальчик маленького ребенка.

Близится Рождество и, стоило бы нарядить маленькую елочку или, как это делала мама – ветку, прикрепленную к стене. Стоило бы, только вот, для кого?

Я один, ни родных ни близких рядом со мной не осталось.

Маленькая дочка живет со своей мамой где-то далеко, в тысячах километров от меня…

Иду на почту, покупать посылочную коробку.

Прими подарок, доченька.


03.01.2022

Омск.

Про Новый Год и елочные игрушки Новый Год, Детство, Игрушки, Длиннопост
Показать полностью 1
608

Про Турцию и Белый Рояль

В стародавние времена, задолго до Ковида, отдыхал я как-то с девушкой в Турции. Отель был весьма обширный и в одном из корпусов на подиуме стоял Белый Рояль.


Весь отпуск я ходил вокруг него, облизывался, но, все как-то не решался. Думал, подойду, а меня охраннички турнут, типа кто Вы такой сударь, а не пойти ли Вам нахер…


Но, тут последний день пребывания настал, завтра возвращаться домой, позориться так позориться, я слегка подпил текилы и решился.

Подошел внаглую, уселся за него, открыл крышку. Рояль оказался Фёрстер… попробовал, звук прекрасный, настроен. Сыграл пару медленных инструменталов, вроде не гонят меня, уже хорошо.


А потом решил сбацать, то, что давно хотел сыграть именно в Турции. Ну и, спеть, конечно.


Летят перелетные птицы

В осенней дали голубой,


Начал так негромко, как бы напевая тихонько…


Летят они в жаркие страны,

А я остаюся с тобой.


Голос окреп, выдал все обертоны, а чё нам, красивым, и не поорать?


А я остаюся с тобою,

Родная моя сторона!


И тут со стороны бассейна послышался нестройный, но, очень громкий хор:


Не нужен мне берег турецкий!

И Африка мне не нужна!


Пою дальше, уже легко и свободно:


Немало я стран перевидел,

Шагая с винтовкой в руке.

И не было горше печали,

Чем быть от тебя вдалеке.


Немало я дум передумал

С друзьями в далеком краю.

И не было больше награды,

Чем выполнить волю твою.


По мере исполнения этого куплета какие-то суровые и мокрые тагильские мужики в плавках почему-то забирались на подиум и вставали рядом, опираясь на рояль. У кого-то были бокалы в руках, у кого-то нет. Было понятно, что слов они в большинстве своем не знают, но глаза их подозрительно блестели. От выпитого, наверное…


Летят перелетные птицы

Ушедшее лето искать.

Летят они в жаркие страны,

А я не хочу улетать,


А я остаюся с тобою,

Родная моя сторона!

Не нужно мне солнце чужое,

Чужая земля не нужна!


Последние четыре строчки пели все в десяток луженых глоток.

Остаток ночи помню урывками.

Утро не помню вообще.

Показать полностью 1
381

Про отчима и планер

Отца своего я не помню. Всю свою младенческо-подростковую жизнь я считал своим отцом другого человека.

Звали его Лев.

Очень подходящее ему имя. Лев Оськин, если полностью. Этот человек воспитывал меня с самого раннего детства. По рассказам мамы, он носил меня внутри своего пальто, только голова на улицу торчала, чтобы дышать мог.

Когда чуть подрос – носил, перекинув через плечо, а я делал вид, что спал. Ну, ленивая жопа…

Он был, как в песне «художник и поэт», кроме того, был красив, развит физически и интеллектуально, но, беда была в том, что мама не терпела рядом с собой сильных личностей, т.к. сама такой являлась, поэтому у них всегда были конфликты.

И всегда была Любовь. Странная, нестандартная, но, без сомнения, Любовь.

Про него можно много чего написать, ибо что-то от мамы слышал, что-то видел, что-то на своем опыте познал, но, сейчас мне хочется рассказать про планер.

Однажды, летом мама устроилась работать в пионерский лагерь. Я там был, соответственно, пионером, Лев – руководителем кружка авиамоделистов. Мама – медработником.

Пока пионЭры клеили модели из наборов, Лев конструировал планер по собственным чертежам.

Размах крыльев – два метра.

Он его аккуратно собирал день за днем, я там пропадал с ним днями и ночами выпиливал эти самые долбанные нервюры, лонжероны и иную хрень, мне непонятную, шкурил, оклеивал калькой, наносил надписи под его руководством и, наконец, настал день, когда этот красавец был готов.

Испытания мы решили проводить забросом планера с крутого берега Иртыша со слегка смещенным рулем, чтобы не улетел на противоположный берег. Я УМОЛЯЛ Левку, чтобы на него посадили меня, мне лет восемь или десять тогда было, мне безумно хотелось полетать, однако, Лев был непреклонен. Планер великолепно взлетел, свершил величественный полукруг и долбанулся носом в обрыв, коих в Чернолучье множество. Сломался пополам и рухнул на берег Иртыша.

Я чуть не плакал. Однако, Лев совсем не был обескуражен, он некоторое время что-то высчитывал, потом вЫрезал и наложил на сломанный тонкий фюзеляж несколько уменьшающихся в размере пластин, усиливающих фюзеляж, и мы его запускали, запускали, запускали.

Моему восторгу предела не было. Я по-прежнему просился полетать на нем, Но, Лев резонно отвечал, что в случае чего мама снесет с него голову и я соглашался, ибо хорошо знал свою маму, а Левку любил. Просто любил.

Однако, хорошее не приходит без плохого. Когда тебе подфартило в жизни – жди подвоха.

***

Уж не знаю, чем мама не угодила начальнице лагеря, однако, по окончанию сезона ей заплатили значительно меньше, чем полагалось. Объяснение было простое – Ваш мужчина тут использовал казенные материалы для собственных целей.

БЛЯДЬ, работая через много лет в этой системе я понял, что такого просто быть не может.

Ну, не может она списать деньги с медработника за перерасход материалов с кружка авиамоделистов. Однако, это случилось – факт.

И, когда мама, уже осенью, получила эту урезанную сумму на руки, она, придя домой молча взяла топор, пошла в сарай, где хранился этот красавец и превратила его обезличенную щепу.

Впервые в жизни я тогда увидел, как Лев плачет.

Он молча сидел возле печки и слезы просто текли по щекам.

Больше мы с ним не встречались.

P.S. Через много лет у меня в квартире зазвонил телефон. В три часа ночи. Я включил бра, взял трубку, рядом зашевелилась моя будущая жена.

- Привет…

- Привет…

- Это я, Лев.

- Я узнал. (голос дрогнул, но, я посчитал, что это спросонья)

Мы поговорили какое-то время, мне по большому счету нечего было ему сказать, я стал другим человеком, прошедшим армию, часть взрослой жизни, рядом лежала девушка, которую я любил, и которая сильно хотела спать.

Я стеснялся этого разговора. При ней.

В конце он сказал: «Помнишь тот планер? Который мы в Чернолучье делали?». Конечно, ответил я.

«Я до сих пор его вспоминаю. Хорошая была машинка, правда?»

Он засмеялся и я понял, что он пьян. И пьян сильно.

«Папа, давай созвонимся в ближайшее время».

Мы распрощались.

Больше я его никогда не слышал.

Он погиб трагически через несколько лет.

P.P.S. Спасибо тебе, Лев, что воспитал меня мужчиной. Прости, что я это не оценил.

Показать полностью
819

Чувствую себя как трезвый Лепс

Где я? Что это за херня тут передо мной?
Кто, бля, все эти люди?
Как все достало...

Чувствую себя как трезвый Лепс Григорий Лепс, Усталость, Апатия, Унылый, Трезвость, Мат
Показать полностью 1
7

Защитник, мля

Звонит подруга, привезла мне какие-то волшебные помидоры, типа забери. Время три часа ночи, я слава Великому Ктулху не дома, рассекаю по дорогам любимого невыездного Омска.
ОК, говорю, ща подъеду.

Я, говорит, с собакой гуляю по 20 линии, вот, вдоль нее поезжай, меня увидишь.
Сука, в 3 часа ночи. С собакой, которая в лучшем случае может зализать вусмерть.
Высказал ей, какая она дура, та согласилась, но решения своего не изменила.
Еду.
Стою на перекрестке на красный - на той стороне эта балда с собакой, на этой какой-то хмырь. В трениках и олимпийке.

И, как-то пристально на нее глядит, прям, не понравилось мне. Ну, пристально и оценивающе так, нах. И, неподалеку ещё один такой же хмырь мотыляется.
Ну, ланна, свет на зелёный сменился, пересёк перекресток, подкатил к подруге, высунулся из окна, кричу: "Эй, дэвушк, апилсынов хочыш, да?"
Стоит, смеется.
И тут хмыренок в трениках подтягивается, и так борзо - "Это моя девушка и моя собака!"
Спаситель, нах...
Я так внимательно на Ольгу глянул и говорю хмырю: "Слушай, вообще-то девушка моя.
Была.
Только что.
Я понимаю, что дама она ветренная и, то, что пару минут назад она была моей ещё ничего не значит, но...
Собаку-то когда она успела тебе подарить?!"

Оля давится от рыданий и что-то парню шепчет. Он поспешно ретируется. И долго на той стороне дороги с корифаном о чем-то совещается в нашу сторону поглядывая.

Вроде все хорошо кончилось и помидоры волшебные она мне отдала, но,..
Чёт какой-то червячок гложет...

Показать полностью
-27

Принцесса Лея умерла

Принцесса Лея таки умерла...

Вчера.

На днях смотрел "Изгой-один" и не удержался от выдоха, когда она появилась в финале, все та же красивая, юная и обворожительная.

За несколько дней до этого прочел известие о ее сердечном приступе на борту самолета, посочувствовал и порадовался, что спасли.

Не спасли.

The Force will be with you. Always.

Принцесса Лея умерла Star Wars, Принцесса Лея, Текст
837

Про неверие в Деда Мороза

Моя дочь никогда не верила в Деда Мороза.

Но, когда мы остались без мамы - периодически, под Новый Год клала письма к нему в морозилку. Из них я палил ее желания и исполнял их.

Она утром прибегала с криками - "А мое письмо Дед Мороз забрал!" Я изображал крайнее удивление - "Откуда забрал???" - "Из морозилки!" - "Как ты догадалась туда его положить?"

В новогодние каникулы пошли с ней в кино детское, рядом сидела девочка ее возраста и, пока сеанс не начался они шушукались, прислушался краем уха, слышу дочка ей говорит "Ты в Деда Мороза веришь?". Та - "Нет, это все взрослые придумали." Моя - "А я верю! Он мои письма читает и подарки мне дарит."

Отворачиваюсь, чтобы не видела мое лицо...

12

Мама и Город Детства

Мама моя, кроме основной работы подрабатывала экскурсоводом. Да много еще кем подрабатывала, бывало мы не виделись месяцами – она уходила, когда я еще спал, а я приходил, когда она уже спала, но это было потом. А в то время, про которое хочу рассказать, я был еще маленьким, поэтому она таскала меня с собой везде, не хотела одного оставлять дома.

Так вот, у эксурсоводов была так называемая «Маршрут выходного дня», во внутреннем обиходе - «Автотеатрал», суть ее заключалась в том, что автобус выезжал в какой-то райцентр области, там забирал коллектив какого-то предприятия или школы и вез в город, где они и проводили культурно время. И, чтобы забрать группу автобусу надо было выехать раным-рано (в Сибири расстояния немаленькие), а, экскурсоводу, надо было встать еще раньше. В итоге вставали мы с мамой часов в пять утра, чтобы на первом рейсовом автобусе добраться до Бюро Путешествий и Экскурсий.

И, вот как-то ранним летним утром вышли мы на остановке в центре Омска и пошли пешком по мосту через Омку, а утро было такое… очень раннее летнее утро. Птицы еще не проснулись толком, и ни ветерка, тишина абсолютная… Мама дошла до середины моста, перегнулась через перила, долго смотрела на реку, потом взглянула на меня своими лучистыми глазами и тихо пропела: «…в медленной речке вода как стекло…» я взглянул на воду – действительно, под мостом как будто зеркало рыжеватое расстелилось до самого впадения Омки в Иртыш, ни волны, ни самой крохотной ряби. И солнце нестерпимо отражается в этом зеркале.

Я вопросительно уставился на маму и она рассказала:


***


- Во время войны в Омске жила одна семья, где с мамой жил мальчик . Примерно твоего возраста. Мама работала в военном госпитале и так же как и я часто брала сына с собой. Собственно, там он и рос. Мальчик любил писать стихи и первые стихи свои писал именно там, в госпитале. И читал их раненым солдатам. Шло время, cемья этого мальчика уехала из Омска. Он рос, учился и постепенно стал большим поэтом. Маститым и всемирно известным.

Однажды он написал стихи про Город Детства:


Где-то есть город тихий, как сон.

Пылью текучей по грудь занесен.

В медленной речке вода как стекло,

Где-то есть город в котором тепло.


Наше далёкое детство там прошло.

Ночью из дома я поспешу,

В кассе вокзала билет попрошу.

Может впервые за тысячу лет,

"Дайте до детства плацкартный билет."

Тихо кассирша ответит: "Билетов нет"...


А потом эти стихи стали песней.


Мама улыбнулась и потрепала меня по вихрастой макушке – пойдем сынок, нас ждут.

- А зовут-то его как? – спросил тогда я.

- Роберт Рождественский – обыденно сказала мама.


***


Маме сейчас 80. Вчера я был у нее, пытался сфотографировать на телефон, она только руками закрывалась: «Не надо, я старая и страшная». Моя стройная красивая мама. Про которую один из ее ухажеров писал: «Я представляю, как ты идешь по улице и все встречные парни оборачиваются тебе вслед».

Долгих лет жизни тебе, МАМА.


19.05.2016 Омск

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!