494

Про лучшего педагога в моей жизни


Было мне годиков эдак 25 и, заканчивал я, после прохождения армейской службы музыкальное училище в одном славном сибирском городе. Говорят, оттуда невозможно уехать – пиздят.

Уезжал я потом и надолго. Правда, все равно пришлось возвращаться. Но, это другая история.


Итак, за две недели до госэкзаменов ловит меня в коридоре зав.фортепианным отделением и вещает: Romul111, как мне сообщают, ты не готов к госам абсолютно, посему, я беру тебя к себе, сегодня ко второй паре, будь любезен, явись перед мои светлы очи, в мой светлый кабинет.

Был я тогда не просто распиздяй, а РАСПИЗДЯИЩЕ, положивший хер на всё, в том числе и на госы эти драные.


Но, даму эту я уважал за то, что она никогда меня из фортепианного зала не гоняла, ибо мне нравилось на концертном рояле играть. Вот, все, суки, завучи, да и просто преподы орали, что я расстраиваю инструмент (ну, какого хера игра на инструменте его может расстраивать?), а она вот нет! Просто приостановится, следуя в свой кабинет через зал, че-то послушает, ухмыльнется и дальше идет. Меня это немного удивляло, но, не более того.


Ну, пришел я, стою, очи долу… Она: показывай, что там у тебя? Ухмыльнулся я, конечно, от двусмысленности, но, мужественно ставлю ноты и играю. Полифонию, там, пьесу, крупную форму.


Она: Так, Чайковский нормально, полифония пойдет (ну, Бах, куда-там спорить), а вместо вот этого мы будем играть Скрябина.

ЧЕГО??? Я в тихом ахуе.


Она нисколько не чинясь, раскрывает ноты и играет НЕИМОВЕРНО ОХЕРЕННОГО Скрябина. У меня аж слюна потекла, насколько это была шикарная вещь (хотя, если уж играть Скрябина, я бы в то время выбрал "Прелюдию для левой руки", я левой своей тогда гордился, специально нарабатывал ее, чтобы иметь правую свободной для курения, выпивания и... ну, вы понимаете для чего. В полной темноте окружающие даже и не понимали, что я играю одной рукой, а правая в данный момент... скажем так: обнимает талию некоей дамы:).


Тем не менее, за две недели менять полностью произведение? На абсолютно незнакомое? «Она пизданулась», подумал я.

И тут она выдает фортель.

- Значит так, пять минут на туалет и возврат в мой кабинет.

Что меня подвигло не послать ее нахер? Типа, ну и что ты со мной сделаешь? А???

Наверное, любопытство. И, Скрябин, мать его.

Ну, пошел, поссал (руки вымыл, за инструмент нельзя с грязными руками, с детства приучили).

Прихожу.

И тут она опять:

- Я закрываю тебя на два часа, за это время две страницы наизусть.

Если честно, я в тот момент лишился дара речи, ничем иным объяснить свое молчание, пока эта стерва победно гремела ключами снаружи кабинета я не могу.


Бля… на РАЗБОР данного произведения нужна неделя… ну, три дня, если упереться вусмерть. После этого я неуверенно смогу играть его по нотам. С трудом и большими ошибками.

А эта… хмм… дама заставляет выучить наизусть половину его за два часа. Тетка охерела. Не, не так: ОХЕРЕЛА!

Так примерно сказал себе я и забил на все ее указивки со словами: «Пошла бы ты нахер, дура старая».

Потряс дверь – заперто. Пошлялся по кабинету, попинал напольные горшки с пальмами, полистал методички на полках – вот же бред-то и муть. Скучнейшая.


Но, Скрябин-то классный! Она ж, ведьма, показала, насколько…

Сел, раскрыл. За полчаса, к своему удивлению выучил первую страницу. Наизусть! Вот нихера себе, сказал я себе. А вторую слабо?

Через два часа она приперлась, гадкая такая, и я ей небрежно продемонстрировал, что все ее выебоны мне абсолютно по-барабану и я, как любой мужчина могу вааще все. И не только посуду мужественно мыть по приказу супруги, но и Скрябина за два часа наизусть две страницы. Да легко, ебтть!

Она не смогла скрыть своего удивления, что я с легким злорадством и заметил, тихонько поржав душе.


Но, тут эта красавица выдает второй фортель:

- Час тебе на туалет и обед, потом приходишь назад.

По приходу она меня запирает еще на два часа с заданием – наизусть до конца.

Я, конечно, был не просто зол, а ЗОЛ! Но, результат…

Ну, вы поняли... через два часа пальцы играли то, что надо. ВСЁ произведение.


***


Потом мы долго работали над нюансами, это самое сложное на самом деле. Важно же не просто попасть в ноты, но, главное, понять, ЧТО выражается этими нотами. Часами общались на тему, что Я вижу, когда это играю, она же делилась своими мыслями, что ОНА видит. У меня видение было эмоциональное, у нее художественное. Она видела зимний лес и повозку, медленно едущую по заснеженной дороге, я видел душевные терзания молодого Вертера:) Спорили, я доказывал свою правоту, иногда она смеялась, иногда склонялась к моей трактовке, иногда в корне не соглашалась, но, никогда не навязывала свое мнение.

Это было великолепно. ВЕЛИКОЛЕПНО!


Она и объяснила тогда, что – самое главное и самое трудное на начальном периоде – отвязаться от нот. Ты должен просто играть и понимать, что играешь, плевать на ноты, говорила она, и я впервые в жизни понял, КАК на самом деле она права.


Никто и никогда за двадцать лет обучения музыке мне ничего подобного не говорил и не применял таких приемов…

Жаль, что это пришло так поздно.


На госах я получил 4+, что неимоверно круто для музыкантов и кто-то из педагогов мне по секрету сообщил, что на обсуждении она заявила: «Romul111 мы просто проглядели, его потенциал гораздо выше, чем мы все считали».


Светлая тебе память, мой лучший педагог.