С тегами:

рассказ

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
Туалетный хоррор
5 Комментариев  
Туалетный хоррор ужас, юмор, туалет, рассказ

Оригинал: #comment_93947600

4
Былое и были
1 Комментарий  

Дело было в 80-ых годах в СССР, когда трава была зеленее, небо голубее, а люди были немного добрее. Четверо молодых парней, проживавших в поволжском городе N, решили на выходных посетить находящийся неподалеку остров с целью отдыха, рыбалки, употребления спиртных напитков и общения между собой. Жаркое июньское лето в Поволжье-это всегда тучи комаров от которых спастись можно только на берегу. В лесу рта не откроешь-наешься, да и длительное пребывание в рою кровопийц беспокоит не только тело, но и голову, которая воспроизводит этот противный визг, даже когда неприятелей рядом нет. Так вот, лодка Казанка должна была увезти всю компанию, когда Василий (небольшого роста, шустрый на общение с дамами и жутко болтливый) не высказался с просьбой взять с собой свою девушку Елену-красивую барышню с каштановой пышной шевелюрой и милым личиком. Девушка горела желанием скрасить свои выходные в компании 4 парней и алкоголя. Мольбы не обрадовали 2-метрового угрюмого рыбака Федора, Евгения-хозяина лодки и любителя алкогольных напитков, Алексея-друга Евгения и любителя всего по-немножку из выше перечисленного. Короче говоря, никого не обрадовало. Тогда Василий изменил тактику и оповестил друзей, что возьмет лодку у знакомого и они не будут мешать рыбному промыслу, а подъедут вечером к костру со звенящей тарой и огоньком в глазах. На том и порешили. День приезда на рыбалку отмечался компанией лихо и с размахом. Девушка была скромна и обаятельна, парни немного "фильтровали базар", но тем не менее искрометно шутили и подливали спиртное в стаканы. Опустилась ночь, а с ней стих ветер, который отгонял кровопийц от костра. Весьма хмельной состав участников этой истории принял единственно верное решение-заночевать на лодках в 20 метрах от берега. Остров населяли не только комары и гнус, но и такие дикие звери, как кабаны и лоси, а встречаться с ними не хочется никому. Сказано-сделано. Лодки отплыли от берега, бросили якоря и народ стал потихонечку укладываться спать. Безлунная ночь. Слышимость по воде прекрасная, несмотря на почтительное расстояние между двумя судами. Василий с Еленой долго беседовали, потом их лодка пришла в движение, сопровождаясь возней и плеском волн о борта, затем все стихло. Неожиданно ночную тишину всколыхнули всплески и бултыхания по воде со стороны влюбленных. Экипаж первой лодки не обратил должного внимания на это, беспокойство соседей их уже не смущало, но тут они услышали греблю веслами в их сторону. Это был Вася.
В: Мужики, тут это...,-Василий замялся, подбирая слова и формулируя предложения в хмельной голове.
Ф: Чего? -Федор был явно не рад, что его сон потревожили
В: Она... это..
А: Кто? -Алексей тоже заинтересовался
В: Да Лена, она выпрыгнула,-выпалил Вася и умолк, сидя с умоляющими глазами на парней.
Действительно, все трое только сейчас заметили отсутствие барышни. О ее наличии напоминала только одежда.

В: Она это.. сказала, мол  "ну, я пошла" и прыгнула...
"Как же это здорово!"-не сказал никто из разбуженных. Вася был смерен взглядом, аля "ладно, с тобой потом поговорим", якорь был вытащен и компания поплыла к берегу.
Ф: Наверное рыбацкий стан там, справа.
Прищурившись все увидели то, о чем говорил Федор.

А: Говорить буду я!,-сказал Алексей, но координация подвела его и он зацепился ногой о борт лодки, полетев аккурат в мокрый песок
Выругавшись на Васю, Лену, рыбалку и водку, Алексей умылся и все они направились к рыбакам.
Двое щупленьких мужичка тихо говорили, когда из темноты на них вышли трое пьяных, злых, нечесаных товарища, Вася скромно плелся сзади.
Ф: Мужики, тут вопрос есть,-Федор пробасил и заметил, что две пары глаз с ужасом взирают на их компанию.
Р: Да?,-отозвались рыбаки.
Ф: Бабу голую не видели? -Федор никогда не отличался тактичностью.
Р: О_О Чччего?
Ф: Баба, голая, одна штука, ищем, -Федор басил, делая паузы и теряя терпение.
Р: Нннннет, нннне было...,-мужики серьезно опасались за свое здоровье.
Да и правда, вопрос был из серии "как пройти до библиотеки?" ночью в подворотне.
"Спасатели" переварили полученную информацию и решили углубиться в лес и тем самым начать поиски. Зовя девушку по имени, надрывая голосовые связки, компания углублялась в лес, не видя ровным счетом ничего.
Девушку в итоге нашли, но она так и не отозвалась ни разу. Сидела на корточках недалеко от берега в кустах, покрытая комарами настолько, что они ее обнаженное тело скрывали как шаль. Девушку одели, напоили алкоголем и вручили Васе, тот сиял от счастья. Ложились спать снова "на воде", но на этот раз лодки были рядом и обошлось без происшествий.


Показать полностью
9
1990-е годы. Своя ремонтная мастерская 1
4 Комментария  

Все началось в 91 году.

Я устроился на работу в некое учебное заведение грузчиком на склад.


Работа была в целом не пыльная, и было много свободного времени.


Я начал думать, как же мне искать клиентов. Кто-то подсказал, дай объявление в газету.


Долго не думал над текстовом,*Ремонт японских мопедов* но загвоздка встала с адресом.


В те годы стационарный телефон в квартире, дикая редкость. В моей многоэтажки на 200 квартир, было всего 2 телефона, и как вы поняли не у меня.


На свой адрес я не рискнул давать объявление. Гаража или конкретного места, где ремонтировать у меня не было. И возникла некая пауза, пока мне не подсказали, напиши до востребования. ( до востребования, это когда посылают письмо в конверте реальное, с некими цифрами, которые указал получатель, в моем случае был какой то документ личности, точнее серия и номер, вроде так уже сам точно не помню.)


Я опубликовал объявление несколько раз и стал захаживать на главпочтамт.


И мне прислали 2 письма. Это были мои первые 2 клиента. Один написал мне целое письмо как покупал, как ездил, как радовался жизни, и как у него умер его любимый мопед. Реально не выдумываю, несколько листов написано ручкой, сам в шоке был от этого письма.


Второе письмо было лаконично, нуждаюсь в ремонте адрес такой то.


Врать не буду, но тот, который написал длинное письмо, не могу даже вспомнить, что там у него было, но письмо запомнил. Второй мопед к моему приходу, был уже продан и в моих услугах не нуждались. Я поздно дал объявление уже была практически осень, и больше ни кто не писал.



На самом деле тогда эти два письма мне дали толчок для дальнейшей деятельности.


Зимой я активно искал телефон, точнее не сам телефон, а диспетчера. Хоть я и был юн но был смышлен и рассуждал просто, если мне написали письма, то значить будут звонить.


Через знакомых нашел диспетчера. Это была семья муж и жена, и они согласились принимать заявки, за конкретную плату в месяц, я тогда еще сам не понимал как вести расчеты)))


Настала весна, я стал публиковать объявления в несколько местных газет.


И пошли заявки. Их было примерно 1 в неделю. Может 1 в две недели, но они были!!!


И я как телемастер, только мото мастер, с сумочкой с простым советским инструментом, стал ходить по заявкам трудящихся.


Мои амбиции разлетелись как граненый стакан на мелкие кусачки, я столкнулся с реальностью.


Можно сказать почти реально Все эти мопеды были с другой планеты.


Они абсолютно отличались от того что было в СССР, нет не так только гайки и болты некоторые подходили, и все. Запчастей не было совсем. И казалось бесконечный ряд моделей разных производителей.


В этот сезон, было примерно 20 мопедов и 1 мотоцикл, и не одни не повторялся.


А мало того, что не повторялись, но и конструктивно были разные. Ни документации, ни технических описаний по эксплуатации, ровным счетом ни чего.


Но и это еще не все, не понятно было, сколько брать денег, и в целом как иметь дело с клиентом.


Но был очень, положительный момент. Так же быстро выяснилось, что не боги горшки обжигают. Все работало по тем же абсолютно, физическим принципам, что и наше советское. Отличалось только конструктивно и качеством изготовления. И это лично мне прибавляла уверенности.!!!


Часть мопедов я не смог запустить, так как не возможно было найти запасные части. Причем я себе создал правила, если не запустил, денег не беру,


Но другую часть я все же с горем пополам запустил.


На первом этапе деньги для меня были как дополнительный бонус. Мне было жутко интересно разбираться в этих маленьких космолетах по тому времени, но и брал деньги, если запущу. Естественно речи и не могло быть о полноценных ремонтах, но голь на выдумку хитра. Одним словом рукоделье, да и только.


Первой заявкой я отбил месяц или два оплаты диспетчера. Затем я взял денег на сумму инструмента, который более, менее подходил, для ремонта мопедов. Еще диспетчера, ну и на какую то фигню для себя, то ли обувь то ли свитер.


Я не относился легкомысленно к деньгам, так как в то время их было катастрофически мало. Точнее ни хуя не было, именно так и было на тот момент.


Так и закончился этот сезон. Но появился хоть кокой, но опыт и желание продолжать в следующем сезоне.

Показать полностью
37
Путь открыт
16 Комментариев в Авторские истории  

- Жилой дом, шестнадцать этажей, построен лет сорок назад, последние пять лет раз в полгода хоть кто-нибудь да спрыгнет. Все самоубийцы - школьники, подростки двенадцати-семнадцати лет. Замки вешали, двери железные ставили, домофон - ничего не помогает, и как только пробираются?! Внятной причины ни у одного самоубийства нет - записок не оставляли, друзья и родственники ничего толком сказать не могут: жил себе человек спокойно, потом вдруг бац и сиганул вниз. И главное, всё сюда лезут, будто им тут мёдом намазано, а других домов вокруг и вовсе нет. Но самое странное произошло... Ребята, а вы точно из РосАно?


Я и Павел сонно слушали невысокого мужичка в потёртой кожаной куртке и серой кепке блином, который встретил нас ранним утром на вокзале и уже целый час, не умолкая, трещал обо всех достопримечательностях своего городка, на которые, по его мнению, мы должны были обратить внимание. Городок был небольшой и тихий, но, по словам нашего гида, здесь шагу нельзя было ступить, не наткнувшись на какую-нибудь чертовщину. Однако нашей целью было лишь это старое многоэтажное здание, в предрассветных лучах казавшееся особенно жутким и таинственным из-за своей мрачной репутации.


Порывшись в карманах, мы показали удостоверения, и мужичок (его звали Григорием), удовлетворенно кивнув, громким шепотом продолжил рассказ:


- Самое странное случилось два месяца назад. Девочка-подросток, значит, прыгала днём, при свидетелях. Вон оттуда, со стороны двора. Долетела до середины дома и исчезла. Растворилась в воздухе. Мы сначала думали, что это галлюцинация, да только свидетелей - пять человек, и мать девочки потом в полицию обратилась. Оформили как пропавшую без вести - тела-то нигде нет! Ну мы это дело быстро засекретили и сразу к вам обратились. Без РосАно тут не разобраться.


"Засекретили" - сильно сказано, пару месяцев назад об этом происшествии писали все газеты и говорили по всем каналам, потому мы и приехали только теперь, когда улегся шум. Мы изучили эту историю во всех деталях, однако устав рекомендовал нам не пренебрегать дополнительной информацией, и мы в сотый раз выслушивали одно и то же.


- Нам всё это уже известно, - устало сказал Павел, когда треск из-под кепки наконец умолк. - Скажите лучше, почему вы привезли нас сразу сюда, а не в гостиницу.


- Точно! - воскликнул провожатый, ударил в ладоши и достал из кармана брюк ключи. - Значит так: из дома по причине всех этих прыгунов съезжает много жильцов. Некоторые квартиры пустуют. Мы вас заселим в 23 квартиру на восьмом этаже - это как раз рядом с тем местом, где пропала девочка. Там вам будет удобнее, чем в гостинице. И до места работы буквально рукой подать. Что ж, вы тут разбирайтесь, а я поехал - дел невпроворот. Вечером заскочу - поедем опрашивать очевидцев. Вопросов нет? Вот и славно, доброго вам дня!


Григорий отдал мне ключи, сел в машину и укатил по пустой дороге навстречу кроваво-красному, поднимавшемуся из-за домов и деревьев солнцу. Мы с Павлом переглянулись. Молодцы, что тут скажешь: разместили рядом с аномальной зоной. Хорошо ещё, что не на крыше.


Наступил полдень, когда я и Павел, перекусив в местном кафе, обустроившись и немного отдохнув в предоставленной нам квартире, начали исследовать участок двора, куда, повинуясь законам физики, должен упасть предмет, брошенный с вершины здания. Там мы не нашли абсолютно ничего необычного, показания всех приборов не выходили за пределы нормы, и мы принялись изучать ведущую на крышу лестницу. Дойдя до массивной двери с большим висячим замком, я вынул связку ключей и тут же с досадой хлопнул себя по лбу: на металлическом кольце болтались лишь ключи от квартиры, ключа от крыши не было! Растяпа Григорий забыл нам его отдать, а я спросонья не проверил, всё ли в порядке.


- Что теперь будем делать? Позвоним ему в департамент, пусть возвращается к нам?


- Вряд ли он быстро вернётся, - задумчиво ответил Павел, открывая на телефоне карту города. - А если ждать до вечера, то мы потеряем весь день... Давай так: я поеду туда и сам заберу ключ, а ты продолжай наблюдение, ещё раз внимательно всё осмотри.


- Договорились.


Итак, я остался один. Повторный осмотр территории не принёс ничего нового. Я, уже совершенно уверенный, что разгадку этого дела мы обнаружим на крыше, неторопливо прогуливался по двору, глядя, как ветер лёгкими прикосновениями стряхивает с деревьев красные, оранжевые, жёлтые листья. Золотая осень в самом разгаре...


- Андрей, это ты?


Я обернулся. Позади меня в тени развесистого клёна стояла девушка в лёгком сером пальто. Я смотрел на неё, и воспоминания, сладкие и мучительные, одно за другим вспыхивали в моём сознании.


- Аня?.. Сколько лет, сколько зим! Никак не ожидал тебя тут встретить...


- Я переехала сюда недавно, всего год назад. Как странно... Ты что же, тоже теперь здесь живёшь?


- Нет, я по работе, буквально на пару дней. Погоди, сколько же мы не виделись - восемь лет? Девять?..


Мы разговорились. Она стала рассказывать о себе, о родителях, о переезде, о наших давних приятелях... Я рассеяно кивал головой, почти не слыша её, неотрывно глядя на знакомые черты лица, волосы, губы, глаза. Как мало она изменилась. Словно и не было этих долгих лет, минувших с момента нашей последней встречи. Конец лета, городской парк, мы, попрощавшись с друзьями после прогулки, шли вдвоём по залитой тёплым светом аллее. Она о чём-то весело болтала, потом я говорил о том, как уеду учиться в другой город и, возможно, останусь там насовсем, а сам тем временем думал: сказать ей или нет? Определённо, я испытывал к ней некие чувства, это было нечто большее, чем просто дружба, она манила меня, притягивала, завораживала... Но я всё же не был уверен, что это в самом деле любовь; я был робок, пуглив, и потому остановился в шаге от признания... Тогда я ничего ей не сказал. После той прогулки было ещё два или три коротких и пустых телефонных разговора, и вот пролетело девять лет... А что произошло за эти годы? По сути - ничего. Работа в РосАно оказалась не такой уж и интересной. Семью я так и не завёл. Старые товарищи разбежались кто куда... А она - у неё теперь своя жизнь. Багряный кленовый лист, тихо кружась, опустился мне под ноги.


- Ну, а как твои дела? - задала вопрос Аня.


Я сообщил, что уже пятый год работаю в РосАно, изучаю аномальные зоны и ловлю барабашек.


- Так значит всё это правда? - Аня улыбнулась. - А как же секретность? Тебя не уволят за разглашение?


- Но ты ведь никому не выдашь мой секрет, да? - сказал я полушутя. - А даже если и расскажешь, кто тебе поверит?


Мы замолчали. Я не спеша брёл по тропинке, Аня шагала рядом, глядя в пёстрое пространство, задумавшись о чём-то своём. Кажется, она совсем не собиралась уходить. Чтобы развеять неловкую тишину, я предложил показать ей свои датчики и приборы. Она согласилась. Мы прошлись по двору, уставившись в монохромный дисплей, стабильно отображавший ноль. "Здесь нет торсионных полей..." - начал я объяснение, но внезапно показания прибора отклонились от нулевого значения. Это произошло рядом со входом в шестнадцатиэтажку.


- Что такое? - спросила Аня.


- Есть, оно активизировалось! Пойдём быстрее...


Мы вошли в здание, стали подниматься по лестнице всё выше и выше. Прибор будто обезумел, число на экране росло с каждой ступенькой. "Найти эпицентр, установить защиту и астральный спектрометр, определить глубину выхода..." Проклятая железная дверь вновь преградила мне дорогу. Я в сердцах ударил её кулаком.


- Вот чёрт!


- Что случилось?


- Источник возмущения за дверью, а у меня нет ключа...


Аня шагнула вперёд и коснулась пальцами замка. Он лязгнул и громко упал на пол, тяжёлая дверь распахнулась сама собой.


- Путь открыт - иди, - с улыбкой сказало существо, представившееся мне Аней. Как под гипнозом, я поднялся на крышу. "Доппельгангеры... Всюду двойники... Никому нельзя верить..." - беспорядочно мелькали мысли. Я был потрясён, обезоружен, пойман. На крыше меня встретили резкие порывы холодного ветра и бледный призрачный силуэт, клубившийся в воздухе и даже не пытавшийся казаться человеком. Датчик аномального излучения показал число 65535 и выдал ошибку. Я оглянулся: "Аня" стояла у меня за спиной и медленно таяла, становясь прозрачной и расплывчатой. Я находился между двух привидений и покорно ждал развития событий.


- Что с Аней? - произнёс я наконец. Почему-то этот вопрос беспокоил меня сильнее всего.


- Её больше нет, - ответило парившее передо мной существо густым далёким голосом. Я вздрогнул от этого похожего на эхо звука и с минуту молчал, прежде чем задать новый вопрос.


- Она... мертва?


- Нет! - раздалось в ответ. - Она жива, у неё есть муж и дети. Нет больше той девушки, которую ты знал и любил. Её время прошло, и твоё - тоже.


Призрак плавно колебался на месте, радужно переливаясь в солнечных лучах. Он был похож на облако, на странное ожившее облако, зачем-то опустившееся на крышу дома.


- Мы дарим людям шанс изменить их судьбы. В мире, откуда мы пришли, это возможно. Мы открываем окно в прошлое, но лишь на невидимых крыльях можно вернуться туда. Переступи через край - пока будешь падать, крылья раскроются и ты полетишь сквозь проход. Она ждёт тебя там.


- Вы хотите меня убить... Вы хотите, чтобы я убил себя!


- Нет! - гулко лилась нечеловеческая речь. - Немногие дети погибали, потому что их крылья ещё маленькие и слабые. Они были предупреждены об опасности, но всё равно перешли черту. Твои крылья широкие и сильные, тебе нечего бояться. Ты знаешь, что мы не лжём.


И тут я почувствовал у себя за спиной что-то... что-то огромное, но лёгкое, вырастающие из меня, нечто живое, готовое к движению, к полёту. Крылья невозможно было увидеть, но я ощущал их явственно и привычно, будто они были у меня всегда.


- Путь открыт. Действуй, - молвил призрак и пропал.


Я подошёл к краю крыши, откуда всё казалось игрушечно крохотным, и увидел окно в своё прошлое - висящий передо мной большой шар искажённого пространства. Я остановился в шаге от прыжка и... застыл на месте, не решаясь двинуться ни вперёд, ни назад. Дул промозглый ветер, по небу скользили тучи, во дворе осыпалась листва, внизу несколько человек сбились в группу и что-то кричали мне. А я всё стоял и стоял, мысли вперемешку с пустотой кружились в голове, я стоял, пока две пары рук не схватили меня и не оттащили прочь. Я попытался вырваться, но Павел и Григорий крепко держали за плечи; время было упущено - портал в иной мир погас, астральные крылья исчезли.


И больше ничего не случилось.

Показать полностью
0
Сила найдет выход (часть 6)
1 Комментарий в Авторские истории  

Трибуны были большими - такими, чтобы около пяти сотен человек могли разместиться с удобством. Громадным круговым амфитеатром ряды сидений сходились к помосту. Множество публичных речей было произнесено с этого помоста, многие уважаемые люди вышагивали здесь взад-вперед, тысячи раз это место заходилось в плаче или содрогалось от аплодисментов.


Но сегодня был особый день. На помосте были установлены высокие колонны с широкими полотнами на вершинах, расположенных таким образом, чтобы их можно было увидеть даже с самого неудобного места на трибуне. Полотна были нейтрального цвета, однако знающий человек понимал, что ждать осталось совсем немного.


Каждое полотно на вершине колонны было магически связано с живой человекоподобной статуей, с големом. Заклинание "Магическое Зрение" транслировало на полотна весь свет, который попадал на глаза големов, что позволяло в прямом смысле смотреть на происходящее глазами ожившей статуи. Где бы голем ни был, стоило ему открыть глаза - и на зачарованной поверхности вспыхивали изображения, а на трибунах прекращались всякие разговоры.


Лишь две статуи стояли сейчас перед трибунами, в углах помоста. Большинство големов разбрелось по своим наблюдательным постам в локации, избранной для проведения очередного Несерьезного Сражения. Выбор места для Сражения ложился на преподавательский состав, который подходил к этому вопросу максимально креативно. Все-таки среди преподавателей дураков не держали, а потому они хорошо понимали, что правильный выбор места напрямую повлияет на результат Сражения. Перенеси его с ровной земли ристалища в заброшенные катакомбы или в нечто подобное - и обычный "мордобой толпа на толпу" элегантно превращается в "образовательное упражнение с элементами боя".


Студентам Академии довелось сражаться в густых лесах, в руинах крепостей к западу от Эс'Талакейна, в болотах, на горных плато, в запутанной сети пещер - словом, везде, где можно было смоделировать бой и куда доставала множественная телепортация. Сегодня местом Сражения оказался участок руин какого-то древнего имения, владельцы которого, судя по всему, давным-давно канули в Лету, но когда-то были баснословно богаты. Большие комнаты с высокими потолками и окнами, сложный рисунок коридоров, крытые каменные галереи, несколько внутренних дворов, поросших травой и деревьями... что ж, это место идеально подходило для Сражения.


Где-то там, на приличном расстоянии друг от друга, две армии студентов занимали стартовые позиции. Последние секунды обычно уходили на уточнение стратегии, проверку снаряжения и оружия, поднятие боевого духа и тому подобное. Армии готовились к битве.


Наконец, когда ропот ожидающих зрителей достиг предельной точки, на помост вышел человек. Печатая шаг, он встал ровно в центре площадки, развернувшись спиной к колонне и лицом - к смотрящим на него големам и зрителям.


Часы отбили одиннадцать, и с последним их ударом големы на помосте и те, что находились в далеких километрах от трибун, синхронно открыли глаза.


Тут же полотна преобразились. На них замерцали разные изображения: зритель видел локацию Несерьезного Сражения с высоты птичьего полета, два больших зала, в которых расположились армии, несколько крупных коридоров и комнат, которые, скорее всего, быстро наполнятся звоном мечей. На магических экранах проявлялось все больше деталей местности для предстоящей битвы, но на самом большом полотне, находящемся по центру, была другая картинка - лицо человека, вышедшего на помост.


Короткие черные волосы, едва тронутые сединой, карие глаза, прямой нос, щетина на лице. Сурово смотря прямо в глаза стоящего перед ним голема, Касадель Энко возвестил:


- Леди и джентльмены!


Его магически усиленный голос (а экраны передавали и звук - все ради полного погружения!) разнесся по трибунам и одновременно по коридорам имения, чтобы его могли слышать и воюющие армии. В воцарившейся тишине преподаватель продолжил:


- Студенты и преподаватели, а также приглашенные друзья! Рад приветствовать вас на Несерьезном Сражении третьего курса Адиатальской Академии. Оно начнется через минуту, сразу после оглашения правил и проверки готовности.


С приветствиями было покончено, ведь свою функцию - сконцентрировать внимание публики - они выполнили. Еще парочка формальностей, и...


- Сегодня Несерьезное Сражение осуществляется по модели "Истребление", армии сражаются до полной победы над каждым солдатом армии оппонента! Использование оружия - разрешается! Использование нечестных приемов - приветствуется! Использование местности, ловушек, секретов, потайных ходов при их обнаружении и другие творческие стратегии - поощряются! Использование заранее приготовленных магических предметов - запрещено!


Громкий низкий голос, отдающий сталью, четкая дикция и великолепная осанка превращали эти фразы, звучащие перед каждым Сражением, в произведение искусства.


- Инициирую проверку готовности! Лерикт Кровавых Грифонов, статус?


- Армия готова к бою, сэр! - на одном из экранов показался Теннер Аши в окружении своих командиров.


- Лерикт Ледяных Волков, статус?


- Все прекрасно, сэр!


- Големотворцы, статус? - спросил Касадель, обращаясь к группе магов, управляющих големами.


- Готовы!


- Медперсонал, статус?


- Все готово! - отозвался с экрана Трир Веллар, старший целитель медицинской группы, разбившей палатки неподалеку от места Сражения.


Касадель кивнул. Затем улыбнулся. Сейчас начинается самое интересное.


- Зрители, - закричал он трибунам, - СТАТУС?!


Сотни глоток разом завопили:


- МЫ ГОТОВЫ !


- Бейтесь доблестно! - воскликнул Касадель, развернувшись к экранам, показывающим армии, - Сражайтесь, словно в последний раз, сражайтесь без страха! Победа или смерть!


Главный слоган Несерьезных Сражений не орали разве что големы.


- ПОБЕДА ИЛИ СМЕРТЬ !


И битва началась.


* * *


Увернувшись от свистящих над головой стрел, Дрейк кувырком откатился за угол.


Что ни говори, а это Несерьезное Сражение пока что складывалось не в его пользу. Формат "Истребление" предполагал быстрый масштабный бой, в которым сходились две большие группы людей, желающих намять друг другу бока. Быстрота действия обеспечивалось правилом трех часов - если по истечении трех часов в каждой из армий оставался хотя бы один боец, обе они признавались проигравшими.


"Истребление" делало невыгодным уклонение от схватки - нужно было как можно быстрее выбить из строя всех воинов противника. С учетом того, что на территории имения сошлись 70 Ледяных Волков против 92 Кровавых Грифонов, армия Дрейка оказалась в печальном положении с самой первой секунды боя.


Из-за поворота выскочили пять солдат армии Грифонов - вид Дрейка, удирающего от них в одиночестве, казался слишком соблазнительным, чтобы оставить лерикта Волков в покое. Однако Дрейк лишь симулировал бегство. В соседнем коридоре его преследователей уже ждали арбалеты Волков.


Рухнув на землю, Дрейк крикнул:


- Пли!


Щелчки арбалетов, звук падающих тел. Грифонов стало на пять единиц меньше.


Дрейк был знаком с Теннером Аши уже три года, но и без этого было нетрудно представить его тактику. С учетом формата Сражения и численного преимущества лерикт Кровавых Грифонов пойдет в грубую лобовую атаку, стараясь раздавить своего противника и по возможности окружить его, загнать в угол.


Поэтому Волки будут перемещаться. Первым же приказом Дрейк раздробил свою армию на семь отрядов по десять человек, и прямо сейчас ударные группы Волков мчались во всех возможных направлениях, следуя второму приказу - обойти Грифонов с флангов и по возможности зайти им в тыл, проверять коридоры на предмет потайных ходов и тут же использовать их, и наконец, уничтожить крайние отряды противника.


А потом выполнить третий приказ.


Дрейк усмехнулся. А затем снял с лежащего противника шлем и сорвал с его плеча шеврон.


* * *


- Ничего себе!


- Спокойно, он цел и невредим.


Алия со скепсисом посмотрела на сидящего рядом с ней чародея.


- Почему тогда он так упал? Он даже не шевелится!


- Ну, во-первых, он упал и не шевелится, потому что решил напасть на Кэтрисс Кови. А во-вторых, потому что именно так работает эффект Оглушения. Студенты Академии сражаются без реального оружия (надеюсь, ты не думала, что им разрешат драться боевым оружием?). Это лишь макеты, но максимально реалистичные как по весу, так и по внешнему виду. Для дополнительного реализма оружие зачаровано на некоторые магические эффекты, такие как Сон, Оглушение или Паралич. Организаторы поработали на совесть, - Веритас говорил громче, пытаясь перекричать начавшиеся аплодисменты, - потому что эти эффекты проявляются в зависимости от того, как ты ударишь противника. Попадешь по броне - ничего не будет. Заденешь кисть, предплечье или голень соперника - и вдобавок к физической боли он почувствует усталость, головокружение, но еще останется в сознании. И только если попасть в неприкрытое броней туловище или голову, противник ощутит полновесные Сон, Оглушение или Паралич. Аналогию с блоком, простым и смертельным ударом понимаешь?


- Конечно. Только не пойму другого. У него же пол-лица кровью залито! Неужели он будет лежать там все время Сраж... ого! Это еще что было?


- А это, - смеялся Веритас, - был ответ на твой незаконченный вопрос. Один из медиков только что телепортировался к поверженному солдату Грифонов, чье ранение тебя так волновало, а затем телепортировался вместе с ним в медицинские палатки. Целители следят за Сражением еще зорче, чем мы, и вовсе не из-за сделанных ставок! Они высматривают серьезные ранения и вытаскивают студентов с поля боя при помощи такой двойной телепортации. Их яркие белые одежды показывают, что атаковать их нельзя.


На экране Алия увидела еще одного мага-целителя: буквально вынырнув из ниоткуда, человек в белых одеяниях припал на колено рядом с бесчувственным телом, положил руку ему на плечо и вместе с ним втянулся в пространство. Остальные поверженные солдаты отряда Грифонов продолжали валяться на полу. Капитан Кэтрисс Кови, а с ней и семеро выживших Волков стали наклоняться к телам противников и забирать себе их шлемы с плечевыми шевронами.


- Ладно, сдаюсь. Зачем они это делают?


- У меня есть только предположение, но говорить я тебе ничего не буду, не хочу испортить сюрприз, - с энтузиазмом в голосе ответил Веритас. - Будь уверена, развязка не заставит себя долго ждать.


- Ах ты... скажи хотя бы, откуда Дрейк знал про все эти потайные ходы?


- А он и не знал. Он узнал о месте Сражения только сегодня утром, как и все остальные. А преподавателям запрещено оказывать воюющим студентам помощь, так что никто ему рассказать о них не мог. Думаю, что здесь все дело в складе ума Дрейка - он наверняка был уверен, что такое древнее и грандиозное здание просто должно иметь потайные ходы, плюс Касадель на это намекнул в самом начале Сражения, помнишь? Для Дрейка этого было достаточно.


- Но все равно как?


- Интуиция, полагаю. У Дрейка она хорошо работает.


* * *


Ранее. Стартовая позиция армии Волков.


- При выполнении второго приказа осматривайте все, что вас окружает! Бросайте взгляды на каждый гобелен, трогайте подставки для факелов, вазы для цветов, бегло прощупывайте голые стены, толкайте каждый чертов канделябр, да и вообще не игнорируйте подозрительные предметы рядом. Нашли потайной ход - и вперед!


- Лерикт Кови!


- Да, капитан Онра?


- Осмелюсь спросить, откуда такая уверенность, что мы найдем ходы? Может, нам строить стратегию на более стабильных переменных?


- Осмелюсь заметить, что вы беспредельщик, капитан Онра. Потайные ходы не являются для нас основой, это лишь приятный бонус, которым вы обязаны воспользоваться! А что до их наличия... с позиции лерикта навязываю вам, капитан Тас Онра, пари суммой в десять серебряных. Если я найду в этом зале хотя бы один секретный проход, деньги мои, а если нет - твои.


- Пари принимается!


Окинув взглядом комнату и старательно изображая поиск, Дрейк как бы случайно повернулся к уже замеченному им странному следу на полу - он обратил на него внимание, как только вошел в зал. Тонкая, едва заметная прерывистая царапина... словно оставленная отъехавшим в сторону книжным шкафом.


- Рядовая Лаконтра, - обратился он к стоящей рядом девушке, - На пятой полке вон того шкафа стоит книга, больше других, темно-зеленый корешок. Потяните ее на себя.


Шух. В-ж-ж-ж-ж.


- Тас, с тебя десятка.


* * *


Пусть у Дрейка и было меньше воинов, но своими солдатами он распорядился прекрасно. Ударные группы Ледяных Волков были мобильны, самодостаточны и укомплектовывались таким образом, чтобы подобрать максимально опасное сочетание игроков. В условиях пересеченной местности, узких коридоров и бесчисленного количества поворотов (нет, серьезно, как тут вообще могли жить люди?) такие отряды подходили для боя как нельзя лучше.


Местность вообще была тем фактором, который сегодня играл на руку Дрейку. Во-первых, из-за потайных ходов. Конечно, никто из воюющих не знал, куда приведет его тот или иной проход, но Дрейк ничего не имел против путаницы на поле боя.


Особенно с учетом третьего приказа, данного лериктом своим Волкам.


Во-вторых, внутри имения было удобно маневрировать, что не позволяло Теннеру Аши использовать свое численное преимущество как следует. Избегая внутренних дворов, просторных залов и открытых мест, Ледяные Волки под видом отступления заманивали Грифонов на лестницы, в ряды заброшенной библиотеки, в узкие проходы, где бой велся как минимум на равных. Солдаты Дрейка медленно уводили соперника за собой, заставляли большие группы разделиться, а затем нападали на них, не забывая при случае сдирать с побежденных шлемы и плечевые шевроны.


Каким образом они все это успевали? Дело в очень быстром передвижении, правильной тактике и элементе сумасшествия - потратив много времени на поиск потайных ходов, Волки-таки нашли парочку, и их постоянные перемещения сбивали противников с толку. Вот Грифоны на крыльях возмездия летят в коридор, где только что скрылись убегающие Волки, но после поворота обнаруживают лишь тупик. Один из секретных ходов позволил капитану Кэтрисс Кови завести свой отряд за спину Сэнду Бастилле - он как раз вел вверенных ему людей по коридору, за одним из гобеленов в котором был выход из потайного хода. Отодвинув в сторону гобелен, Кэтрисс спокойно нацелила арбалет в спину Сэнду и отправила его спать. Внезапным натиском они перебили оставшихся без капитана Грифонов.


Еще одним проявлением элемента сумасшествия были так называемые "секреты локации" - всевозможные сюрпризы, оставленные организаторами повсюду в месте Сражения, которые в умелых руках становились страшным оружием. Несколько склянок с зельем Бодрости (невосприимчивость ко Сну, Параличу или Оглушению на минуту), маскировочный плащ (принимает цвет обстановки за тобой как хамелеон), невзрачный камешек с заклятием «Солнечная Вспышка» (лучше закрыть глаза, когда он расколется на части) - организаторы могли сколько угодно говорить о реализме, мол, в настоящем сражении может случиться и не такое, но Дрейк был уверен, что все эти штуки нужны только для восторга публики. Впрочем, сейчас его это мало волновало. Заглянув за какой-то постамент и обнаружив там две взрывные сферы, Дрейк думал только о предстоящем сражении.


На самом деле такие секреты были нужны для того, чтобы приучить студентов быстро принимать решения и реагировать на ситуацию. Сам по себе секрет никогда не приводил к победе, и в этом был еще один урок - получить преимущество нетрудно, трудно грамотно его использовать.


Свое преимущество Дрейк использовал, устроив пожар в библиотеке.


Со своим головным отрядом в двадцать воинов Дрейк старался создать как можно больше хаоса, завладеть вниманием Теннера настолько, чтобы тот не обращал внимания на фланги. Дрейк постоянно маячил у Теннера перед глазами, шаг за шагом отступая все дальше, пока в конце концов не оказался в просторной комнате с ровными рядами книжных шкафов. Два из них в ходе акта вандализма были превращены в баррикаду, за которой и засел отряд Дрейка - обстреливая подступающих Грифонов из арбалетов и изредка швыряясь книгами, Волки удерживали позицию и тянули время. Дрейк помнил о своей роли и знал, что не должен отступать далеко. Головной отряд Волков должен был медленно отходить назад, но оставаться примерно в центре имения и при этом как можно больше шуметь - их фланговые группы должны иметь хоть какие-то ориентиры, чтобы продолжить осуществление злодейского плана.


Затупленные стрелы прошивали воздух и с глухим стуком бились о баррикаду. Волки отвечали неприятелю тем же, но Грифонов было больше.


- Они нападут, - заявил Найл Ву, один из капитанов армии Волков. Он припал на колено и в щель между досками изучал поле боя. - Я вижу Теннера, он размахивает руками и выкрикивает указания. Часть их авангарда обходит нас со стороны.


- Сколько у нас времени?


- Полминуты, не больше.


Дрейк кивнул.


- Когда начнется пекло, уводи Волков в дверь позади нас, а потом - налево от развилки. Ясно?


- Понял. Ты что будешь делать?


Вместо ответа Дрейк вытащил из-за пазухи взрывную сферу и взвесил ее в руке.


Брошенная сфера сдетонировала так, что два первых ряда Грифонов буквально смело назад. Вслед за ударной волной вихрем разлетелись языки пламени. Оранжевые змеи мигом захватили соседние шкафы и стремительно распространялись дальше.


Огонь и дым заставил Теннера и всех воинов авангарда Грифонов отойти назад. Дрейк же со своими людьми ушел в боковой коридор, где нырнул в уже знакомый потайной ход, чтобы внезапно появиться с другой стороны от армии Грифонов и продолжить атаку.


До исполнения третьего приказа осталось совсем немного.


* * *


Волки были хороши, но Грифоны не отставали. Через сорок минут непрерывных стычек, столкновений, взаимных оскорблений и нескольких поваленных стен счет команд составлял 43 на 49. Об этом красноречиво заявляли цифры на магических экранах, пылающие синим и красным цветами соответственно.


Теннер Аши не позволял своей армии рассеяться. Их численное преимущество - очевидный козырь, и благодаря ему вместе с жесткой тактикой и отличной выучкой Грифонов неприятель будет повержен.


Было приятно думать, что Дрейк и сам это понимает. Ведь он убегал, не вступал в открытое сражение, он исчезал в коридорах, а люди его падали на землю - подмечая упавшие тела с синей линией на шлемах, Теннер с возрастающим пылом велел своим солдатам продолжать преследование.


Да, Волки погибали, а Грифонов было больше. Смирившись с возможной потерей отряда капитана Бастиллы, который должен был уже давно присоединиться к общему отряду, Теннер тем не менее был уверен в победе. Крайние группы Грифонов возвращались, присоединялись к его погоне за Дрейком - все больше воинов в красных шлемах выбегали из боковых коридоров и без лишних слов бросались на отступающих Волков.


Остатки армии Ледяных Волков (по прикидкам Теннера, соотношение сил составляло примерно 20 на 60) пытались скрыться, перегруппироваться. Теннер не мог их в этом винить, но бесконечная гонка уже начала ему надоедать. Хлопнув себя по карману и почувствовав, что бутыль на месте, лерикт Кровавых Грифонов зловеще улыбнулся.


Пора заканчивать. Грифонам нужно всего лишь одно прямое столкновение - и победа у них в кармане.


- Хватит убегать, Дрейк! - заорал Теннер.


Дрейк был слишком занят, чтобы ответить - в эту самую секунду он вместе со своими воинами был прижат стене каменной галереи. Спрятавшись за щитами, Волки под градом стрел отходили в сторону двери и, не успели Грифоны добить их, выскользнули в соседний внутренний двор.


- Не дать им уйти! За ними, вперед, вперед!


Где-то далеко, на трибунах ристалища, зрители и преподаватели Академии затаили дыхание. Было ясно, что Сражение близится к концу, ведь внутренний двор упирался в крутой обрыв без какой-либо надежды на дальнейшее бегство. Дрейка наконец загнали в угол.


- Бежать больше некуда, волчонок! - громко сказал Теннер. - Твои воины перебиты, помощь не придет. Хочешь что-нибудь сказать перед поражением?


- Хочу задать тебе вопрос, - с довольным видом ответил Дрейк. Выстроившиеся напротив него Грифоны, казалось, его ничуть не волновали. - Ты действительно такой идиот или просто притворяешься?


Осознавая, что на него смотрят сотни людей, в том числе и те, кто будет писать о нем итоговую характеристику студента, Теннер негромко рассмеялся; в смехе его были нотки снисхождения, как у человека, уже чувствующего вкус победы и готового простить проигравшему такую вольность, как оскорбления. С тем же видом превосходства лерикт Кровавых Грифонов произнес:


- Что ж, будь по-твоему.


Но не успел он отдать команду, как Дрейк сбросил с головы шлем и закричал:


- Зову за собой!


Ответом на прозвучавший сигнал был оглушительный, сотканный из десятков голосов боевой клич, который, к недоумению Теннера, звучал не только от остатков армии Дрейка, но и со стороны его собственных воинов:


- ЛЕДЯНЫЕ ВОЛКИ !!!


* * *


Не было времени думать или ругаться. Теннер размахнулся и швырнул бутыль под ноги Дрейку и его воинам, но оценить эффект броска не сумел. В следующее мгновение кто-то, стоящий позади лерикта Кровавых Грифонов, схватил его за запястье, обезоружил, молниеносно заломил ему руку за спину и опрокинул Теннера Аши, пригвоздив к земле.


- Ку-ку, - произнесла Кэтрисс откуда-то сверху.


"Дерьмо" - успел подумать Теннер, прежде чем крепко уснуть.


* * *


Веритас часто твердил Алии о самоконтроле. «Твой разум должен быть чист, словно стекло, потому что это твое самое главное оружие и твоя главная опасность. Как воин заботится о своем мече, так и ты должна заботиться о своем разуме. Не позволяй ему туманиться эмоциями».


Трудно было воспринимать это всерьез, поскольку сейчас этот блюститель самоконтроля, хватив кулаком по спинке кресла впереди, смеялся до колик. Его истерика уже дошла до того уровня, когда в легких не остается воздуха, поэтому Веритас просто согнулся в три погибели и закрыл лицо руками, сотрясаясь от беззвучного хохота.


Подобная картина возникала повсюду на трибунах. Всякий, кто вовремя сообразил, что происходит, сейчас держался за живот от смеха, а все остальные во главе с Алией оторопело смотрели на магические экраны.


А экраны показывали вполне мирную картину – среди бесчувственных студентов, равномерно покрывающих внутренний двор локации Сражения, одиноко стояли на ногах несколько фигур в синих шлемах. Именно таким был итог боя, и именно таким был результат третьего приказа Дрейка Кови.


«После того как уничтожите крайние отряды Грифонов, снимайте с павших шлемы и шевроны и надевайте на себя! Да-да, вы должны надеть их шлемы и налепить их плечевые шевроны поверх своих, словно вы из армии Грифонов. А свои шлемы надевайте на тела противников. При этом лучше расположить тела так, чтобы со стороны не было видно лица павшего и плеча без шеврона – Грифоны должны быть уверены, что это побежденные Волки!»


Они и были в этом уверены. Проходя мимо очередного тела в синем шлеме, Теннер Аши отмечал еще одного побежденного Волка, мысленно ставил плюс своей команде и минус – команде соперника, не подозревая, что на самом деле все обстоит с точностью да наоборот.


Шлемы и плечевые шевроны были единственными знаками отличия, по которым можно было определить принадлежность солдата к армии. Методично истребив несколько крайних отрядов Грифонов, солдаты Дрейка присвоили себе их знаки отличия, а затем вернулись к центру боя, но уже в другом амплуа. Став новым воплощением фразы «волк в овечьей шкуре», солдаты в красных шлемах аккуратно вливались в центральный отряд Теннера Аши, изображали атаку на группу Дрейка и дожидались сигнала. В общей неразберихе хитрость осталась незамеченной.


«Не разговаривайте ни с кем из командующего состава Грифонов, вас не должны раскрыть раньше времени! Просто будьте рядовыми из армии Кровавых Грифонов. Отвернитесь от остальных, имитируйте бурную деятельность, заряжайте арбалеты, прячьтесь за щитом или даже стреляйте в мой отряд. Держите друг друга в поле зрения и медленно окружайте Теннера с его командой. В нужный час я позову вас за собой!»


И Дрейк позвал. Он позвал их за собой, и двадцать воинов как один сорвали с себя фальшивые шлемы и выкрикнули в небо название своей настоящей армии. Долой полетели шевроны с вышитыми на них кровавыми крыльями. Плечи рычащих Волков гордо показывали миру свой знак - профиль оскалившегося волка.


Не успел Теннер понять, что его армия стала меньше на треть и к тому же окружена, как вокруг уже кипела битва. Надо отдать им должное, Грифоны бились достойно, сражались до конца, но все равно проиграли.


- Им не помог даже секрет локации, который обнаружил Теннер незадолго до решающей схватки, - произнес Веритас. Они с Алией возвращались в общем потоке студентов обратно в Академию. – Видела бутылку, которую Теннер кинул под ноги Дрейку? Это очень интересная, но сложная в исполнении вещь под названием «Сосуд Гроз». В эту бутыль были собраны молнии, которые и вырвались на свободу, стоило стеклу разбиться. Конечно, этот экземпляр был не такой уж сильный, но его хватило, чтобы моментально парализовать Дрейка и еще четырех его солдат. Тем не менее, Волки все равно победили – помимо Дрейка там достаточно хороших полководцев. Ну, каковы твои впечатления?


- Это было… невообразимо, я даже не думала, что… - Алия взмахнула руками, в не силах выразить мысли словами.


- Как я тебя понимаю, - глубокомысленно закивал Веритас. – Ты ожидала увидеть что-то, смахивающее на обычную драку, не понимала, откуда весь этот ажиотаж, но сейчас круто пересмотрела свои взгляды. Да, я когда-то был таким же. Точно так же шел по дороге с открытым ртом и отсутствующим взглядом.


- Сражения всегда… такие?


- Если ты подразумеваешь то, что Дрейк обычно называет «улетностью», то нет, не всегда. Бывает по-разному, это зависит от формата Сражения, от выбранной местности, от секретов организаторов и, разумеется, от лериктов. Ну и от курса, конечно. На первых курсах Сражения редко могут удивить зрителя, и чаще всего их наблюдают полупустые трибуны. Но на третьем курсе… что ж, ты слышала не хуже меня, что Касадель в начале Сражения приветствовал, помимо всех, еще и приглашенных друзей. Но самое интересное, - в глазах Веритаса заплясали огоньки, - что на третьем курсе в некоторых Сражениях участвуют маги. И я уверен, что в одном из следующих Сражений мы с тобой примем участие.


- Правда? – спросила девушка.


- О да, это будет здорово!


Какое-то время они шли в тишине. В своих мыслях Алия была еще там, на развалинах древнего имения, и заново переживала сцены, увиденные ею на магических экранах. Звон мечей, крики, взрывы и магия навеяли на нее такую задумчивость, что Веритас даже взял ее за руку, чтобы не пропустить нужный поворот.


- О чем ты задумалась? – спросил он. – У меня такое ощущение, будто тебя что-то гнетет. Все в порядке?


У стены комнаты длинная фигура, теряющаяся во мраке. Ее очертания подергиваются, а протянутая рука раскрывает жуткий веер когтей. В очередной раз увидев такое во сне, поневоле задумаешься, чтобы ответить «нет».


Но Алия сказала лишь:


- Просто устала. Старый кошмар не дает спать. Ничего серьезного, Веритас.


Нахмурившись, чародей внимательно посмотрел на девушку и, когда она ответила на его взгляд улыбкой, произнес:


- Ладно. Но если вдруг что – сразу говори мне. Мы разберемся с этим. А проблему усталости отлично решает медитация, что мы сейчас и сделаем.


- Отлично, - искренне ответила Алия. – Слушай, хочу спросить, а этому сосуду гроз меня…


- Нет, тебя ему не научат. Во всяком случае, пока что. Это мастерская работа, которая нам сейчас недоступна и во многом по причине серьезной опасности.


- Ну что ж, придется сделать заметку на будущее.


- Сделай, - одобрительно кивнул Веритас. – Когда-нибудь и я этому научусь, но пока что у нас другие задачи. Идем, покажу тебе медитацию Эшена.

Показать полностью
3
Початый край (Повесть въ семи главкахъ съ эпилогомъ)
3 Комментария в Авторские истории  

Представляю вашему вниманию вторую главу своей повести. Очень нуждаюсь в критике и обратной связи. Хочу сразу предупредить, что вещь довольно необычная, два языка разных времён в себе сочетающая. Впрочем, с нетерпением жду ваших отзывов!


Глава первая. Новые посевы:


https://pikabu.ru/story/pochatyiy_kray_povest_v_semi_glavkak...


Глава вторая. Вселенская вписка.


I


Даже не успев расположиться в нашем нумере, по фасту побросав вещи тут же, мы вышли из дому и отправились кутить в доселе неизвестное нам имение. Располагалось оно к нам напротив, нужно было лишь зайти и подняться на несколько этажей вверх. Однако Арсений, со своими неуёмными мещанскими замашками доставил нам немало хлопот своей фразой в сторону вахтёрши: «Мы прибыли, потрудитесь доложить об этом!», после чего нам пришлось пробираться через чёрный ход, именуемый пожаркой.

— Любезнейший, что вы обо всём этом думаете? — кряхтя, выцеживал из себя я, подсаживая Антона, чтобы тот сумел зацепиться.


— Понимаю резонность вашего вопроса, — отвечал мне Антон, уже вскарабкавшись и подавая мне руку, — я действительно нахожу это весьма странным, и обеспокоен не меньше вас. Но мне кажется, что мы быстро освоимся. Да держитесь же! — моя нога в этот момент соскользнула с тоненькой ниши между кирпичами, но я не растерялся, быстро подставив вторую, и вскоре мы вдвоём уже вытягивали Арсения.


— Поймите меня правильно, — продолжал Антон с уже немного сбившимся дыханием, — я прибыл сюда не по рекрутскому набору, но по воле своей, и мне далеко не равнодушна судьба факультета нашего. Я верю, что именно мы, именно наше поколение… Сможет… Уф, Арсений, Бога ради, цепляйтесь! — мы сделали сильный рывок, и таки помогли Арсению забраться. — А ведь больше некому, понимаете? — обращался он опять ко мне. — С каждым неурожайным годом мы теряем свой авторитет. Мы имя своего факультета теряем!


— Гм, положим, это проблема, — начал рассуждать я, осторожно приоткрыв дверцу в коридор, проступая внутрь, — но как вы один собираетесь её решать?


— Тут работать надо, а не решать, — вздохнул сзади нас Арсений, — слышали же, чего глава сказал. Не работает никто, и проблемы все отсюда идут. Ведь неважно как сделаешь, авось галочку поставят, небось, паёк дадут, а вот качество… Качество никто пуще совести твоей и не проверит. Не мыслит наш брат себя как часть чего-то большего, единого, великого! — на последнем слове был поставлен очень экспрессивный акцент. — Оттого и смысла в пахоте не видит.


Мы с Антоном удивлённо обернулись.


— Ох, сударь, да вам бы в ораторы! Впрочем, в чём-то вы определённо правы, — заверил его я, отчего Арсений смущённо улыбнулся.


— Покамест рано судить, — отозвался Антон, успев отдалиться вперёд, — но я верю: как вновь прибывшие люди, так и те, что ездят сюда не первый год, все они действительно заинтересованы в светлом будущем факультета, пускай даже пока и не осознают великое предназначение своё.


Мы подошли к лестнице, и Антон радостно побежал по ней, так, что дальнейшая вложенная в постукивающий ритм шагов речь его бодрым и детским голосом лилась на нас громким эхом откуда-то сверху:


— Это ведь в каждом из нас есть, пускай даже если самый маленький уголок, уголёк, огонёк в душе, и мы способны его ширить и множить, и освещать больше! Ведь порой одной искорки хватает, и загорается человек, и перестаёт обманывать себя, убеждая в том, что можно не стараться, но действительно делает всё, что в его силах, и полностью выкладывается, безоговорочно!


Нам же с Арсением оставалось только едва поспевать за ним, дивясь его несбиваемому дыханию.



II


Вскоре, обойдя ещё несколько однообразных потрескавшихся коридоров, мы были на месте. Шум доносился только из одного нумера, что, впрочем, неудивительно, на часах было без пяти минут одиннадцать пополудни!


Но вот мы вошли, и нашему взору открылась великолепная картина: все приглашённые сидели лицом к нам, будто нас-то они и ждали. Сквозь них было видно стену, состоявшую по большей части из двух больших окон, которые открывали вид на поле с ещё зелёной травой. Ветер аккуратно проводил по ней ладонью, как проводят по только что постриженным волосам, выходя из цирюльни, отчего она переливалась голубым лунным светом. Даже шум этого колыхания был слышен, поскольку все на секунду затихли. Я приятно удивился такому радушному и восторженному приёму, но увидев, как радостные и волнительные лица в одно мгновение и без остатка были смыты волнами гримас разочарования, сразу стало понятно – ждут не нас, а нам лучше немедля найти себе место и уткнуться в него, даже не отрекомендовавшись. Гости снова начали разговаривать, будто и не замечая нашего появления. Мы с Антоном переглянулись, и, кажется, уже начали понимать друг друга, а потому аккуратно взяли под руки недоумевающего ввиду перекрытия потока внимания к своей персоне Арсения и отошли в сторону, усевшись на свободную кровать.


Только после сиих событий у меня появилась возможность немного осмотреться: стены были украшены клочками бежевых облезших обоев, в трёх углах стояли кровати с придвинутыми к ним столами, на которых уже располагались откупоренные бутылки и какие-то закуски. Между двумя кроватями к стене было придвинуто фортепьяно (как у любого уважающего себя аристократа), чуть выше висели небольшие настенные часы с маятником. Из присутствующих я узнал только Никодима в окружении дам, да Пахома, сидящего на стуле где-то поблизости. Приглашённых было десятка с два,а вот комнатка оказалась невелика, посему, несмотря на две приоткрытые форточки, было довольно душно. Все оживлённо разговаривали и смеялись, впрочем, громкий хохот Никодима бесспорно выбивался из этого водоворота голосов, спиралеобразно расходящегося по комнате, врезаясь в стены и отталкиваясь от них. Кто-то забрался на кровати, поджав ноги, кто-то уселся на подоконнике, смотря на поле вместе со своей новой пассией, а кто-то подставлял пальцы под самый огонь свечи, после чего усиленно вдавливал ими в стол, словно лепил что-то (возможно, какая-то местная забава, доселе мне неизвестная). Словом, энергия сего приёма ощущалось мною на тот момент весьма хаотично и неравномерно, впрочем, этим она и была так замечательна.


В четвёртом же углу кровати не было, но на ковре, прислонившись спиной к стене, сидел один господин, кажется, примерно лет двадцати трёх от роду. Мне приходилось бывать на подобных светских приёмах, и я не понаслышке знаю, что на каждом из них бывает вот такая вот маргинальная личность, которая забьётся в угол и будет смотреть на всех остальных осуждающим взглядом, попутно напиваясь. Но чтобы в таком-то виде! С взлохмаченными чёрными волосами, в потрёпанной одежде, с таким угрюмым взглядом, так ещё и сидя на полу, помилуйте, это же просто немыслимо! Таковой была моя первая реакция, но тут внезапно наши глаза встретились, и я, верите ли, что называется, поверил в его ум. Чёрные, всеобъемлющие, но при этом потерянные и запредельно ко всему равнодушные. Мы смотрели друг на друга с минуту, пока Арсений не толкнул меня локтем. Неизвестный же мне господин напротив, заметив это, чуть приподнял горлышко бутылки в мою сторону, отхлебнув, казалось, добрую треть её содержимого.


— Чего вам, Сеня? — повернулся я к нему с едва скрываемой неохотой.


— Вы знаете? Вы знаете, кого все ждут? — как обычно, он говорил с ненужным и чрезмерным придыханием.


— Э, чёрт! Почём же мне знать? Мне никто не поведал.


— Никодим поговаривает, сюда придёт важный человек с соседних полей, ну как же, кто же там слева от нас? — замялся Арсений, щёлкая пальцами.


— Технический факультет, — еле слышно прошептал Антон, бесцельно ковыряя в столе зубочисткой. Я впервые за долгое время обернулся на него и заметил, что светлые голубые глаза его постепенно обволакивались серой пеленой отрешённости. На тот момент я подумал, что с ним следует побеседовать, и, забегая вперёд, ямогу сказать, что очень пожалел, что не успел этого сделать.


— Господа-а-а, — протянул было Никодим, встав и резко подняв свой бокал, призывая всех к тишине.


— Если вы не заметили, здесь присутствуют и дамы! — фыркнула какая-то особа, недовольно повернув голову, оторвавшись от созерцания полей за окном. — Объективировать нас изволите? В наше-то время?


— Покорнейше благодарю вас за поправку! — протяжно пробормотал глава нашего факультета, даже не обернувшись, лишь чуть качнув бокалом в её сторону. — Впрочем, речь моя обращена, как обычно, всем, кто трудится на благо нашего факультета!


Гости постепенно стихали (последним выбивающимся из общего гула звуком был тяжёлый и обречённый вздох господина в углу, который, судя по всему, был явно чем-то недоволен), и Никодим продолжил:


— Все вы знаете о некоторых неприятностях, постигших нас. Но я верю, что в этот раз мы сможем сделать первый наш шаг к возвращению нашей былой, непобедимой мощи! — Никодим многозначительно поднял сомкнутые пальцы кисти вверх.— Я верю, что постепенно, в несколько этапов, мы сумеем освоить все наши богатые и бескрайние земли! Вы спросите, как нам удастся это сделать? — за этим вопросом последовал жест чуть приподнятой ладони. — Не торопитесь, не торопитесь, дорогие мои, всему своё время, я вам так скажу. А сейчас время, как говорится, накатить! Изопьём же за наш факультет!


«За факультет!» — протяжно раздалось из всех щелей в этой комнатке.


Порядочно накатив за наш факультет, мы втроём подошли поближе к столику Никодима, дабы всё-таки узнать об его великом и таинственном плане развития нашего факультета.


— План? А-а, господа, это вы! — добродушно расплылся он перед нами, едва ли расслышав вопрос. — Садитесь, прошу вас! Что ж, сейчас вы воочию всё увидите. Увидите, как мы их всех облапошим! Весь факультет ихний раздробленный победим!


После этих слов дверь с лёгкостью приоткрылась, и, ехидно скрипнув, наконец оправдала ожидания всех присутствующих.


— Надо же! Сергей Уключин, если не ошибаюсь? Как же, как же, проходите, рад вас видеть, — пытался произносить Никодим уже слегка заторможенным языком, делая широкий жест рукой. — Прошу вас, садитесь, садитесь! Водочки изволите? Али чего погорячее?


Г-н Уключин был довольно высок, статен, но при этом расслаблен и непринуждённо спокоен. Поднятые вверх волосы с помощью воска, солнцезащитный монокль, прикреплённый к карману, тонкие белые перчатки, в общем, судя по его платью – тру денди, что называется, «весельем улиц орошен». Говорил он спокойно и чётко, но изречения его были полны такой лёгкости и раскованности, что приходилось волей-неволей подстраиваться под его стиль общения. Дополняла его образ постоянная, не совсем утончённая, но, тем не менее, добродушная улыбка.


— Благодарю покорнейше, сударь, — ответил Уключин, чуть поклонившись, приложив ладонь к груди, а затем вальяжно усевшись напротив Никодима, закинув ногу на колено.


Прежде чем я продолжу, хочется предупредить моего читателя о том, что в дальнейшем повествовании моём вышла небольшая сумятица. Видите ли, наш кутёж неожиданно обернулся для меня тем, что я изряднейшим образом накидался, а потому последующая часть вписона сохранилась в моей памяти очень фрагментарно. Однако я уверен, что самое важное я успел ухватить. Ещё одна особенность заключается в том, что мне приходилось следить за всем этим организмом сразу, и многие вещи происходили одновременно, а не последовательно. Надеюсь, читателю удастся установить правильное соответствие.


Антон подсел к Господину-на-ковре и о чём-то с ним разговаривал (притом они не раз выходили повейпить в коридор), одна прелестная тян села за фортепьяно и исполнила несколько композиций Бетховена и Фараоха, что способствовало всеобщему флексу и беседе «о прекрасном» в этом многоуважаемом обществе. В центре вписки, разумеется, были Никодим с Уключиным. Как оказалось, Г-н Уключин действительно был с технического факультета, а посему неприкрыто егорасхваливал.


— Позвольте, как же вам удаётся выжимать максимум из своих крошечных земель? — поинтересовалась у него одна из девиц.


— На изичах, сударыня, — самодовольно отчеканил Уключин, жестикулируя свободной от напитка ладонью, будто синхронно переводил свою речь для глухонемых. — Перво-наперво, они очень плодородны, да и мы, знаете ли, очень трудолюбивый факультет. Видите ли, наши земли размежёваны на множество маленьких участков, и в итоге каждый своё владение имеет, каждый сам на себя работает, никто не отлынивает.Бтв, за сбор урожая нам выписали новое оборудование, теперь-то дело и пойдёт!


— Чудесно, ч-десно! Слуш-те, как же мне париятно иметь с вами дело, — пробасил Никодим, приподняв свой бокал в сторону Сергея, покачиваясь и довольно улыбаясь. — Впрочем, я уже выказываю вам своё согласие. Эгегей, Пахомка, выпиши этому господину обещанные векселя!


— Нет, право, я себя удерживал, однако ни капли терпения более не имею, — прокряхтел Антону в другом углу комнаты Господин-валяющийся-пьяным-на-ковре, а затем поднялся и вдруг с вызовом, достаточно громко, чтобы заглушить симфонию Фары, крикнул. — А вы-то, по-видимому, хайпить сюда пришли, верно? Хайпануть вам захотелось, да, ссударь?


— Молчите, о, Игнат, молчите! — успел лишь оскалившись прошипеть Пахом со своего стульчика, оторвав голову от ассигнаций, но его почти никто не услышал, однако я узнал, как величать этого господина.


— Омг, что это за тон? — Уключин нахмурился, не переставая улыбаться, повернувшись в сторону источника крика, а затем чуть вскинул брови, мотнув головой, и продолжил быстрее. — Я бы и вовсе не стал вам отвечать, но не могу, в отличие от вас, позволить себе столь неэтичного поведения. На самом деле, да будет вам известно, я здесь для того, чтобы сделать вашему факультету предложение, которое касается обмена некоторой нашей техники на ваш урожай, но если вы и дальше будете общаться со мной таким образом...


— А знаете, я в любом случае буду за хайп! — довольно громко вклинился в разговор Арсений, будучи уже хорош. — Дамы и господа, помилуйте! Чего же стоит наша жизнь без хайпа? Если никто не увидит, чего мы достигли? Как можно жить, при этом ни разу и не хайпанув-то по-царски? Такой стиль жизни видится мне весьма и весьма зашкварным!


— Мой человек, — сдержанно улыбнулся Уключин, протягивая ему ещё одну рюмку. — Неистово плюсую вам, мой друг, найс мыслите. Впрочем, и сам не люблю иметь дела с людьми, которые всё усложняют, — усмехнувшись, с этими словами он бегло взглянул на Игната, который, отвлёкшись, что-то упорно доказывал Антону, сидящему рядом.


— Гляди-ка, как этот Уключин его овнит! — шёпотком произнёс мне Сеня, похрюкивая. Я же в это время украдкой посмотрел на Никодима, удивляясь, чего же он молчит, но обнаружил пренеприятнейшую вещь. Глава команды нашего факультета изволил ужраться в такое говно, что заблевал вокруг себя всё в радиусе одного аршина, естественно, к великому неудовольствию сидящих рядом дам.Стараясь не задерживать свой взор на сией неловкости, я, по понятным причинам, поспешно отсел. Уключин, видя всё это действо, поспешил было ретироваться, аккуратно привстав.


— Постойте, подождите, любезнейший, — пытался остановить его Пахом, касаясь плеча и плетясь следом, — кажется, нам многое нужно обсудить.


— Хз, хз, мой дражайший друг, — проговаривал Уключин, чуть ли не выхватывая векселя у него из рук, — сами видите, обстановка не располагает к делу. Однако дальнейшие договорённости я энивэй отправлю вам телеграммой. Векселя-то пожалуйте, пожалуйте-с. Что ж, я получил недюжинноеудовольствие, а теперь позвольте откланяться… — Сергей повернулся к выходу, но Игнат и не думал отпускать его.


— Вы, видимо, думаете, что всё так просто? Что на нас можно так легко на нас обогатиться? Всучить нам это? — не унимался он, трезвея прямо на глазах. — А понимаете ли вы, что с таким отношением к делу никакая техника нам не принесёт нам пользы? О, конечно, конечно понимаете! — Игнат начал дрожать, подходя к Сергею всё ближе. Показательно, что в этот момент уже все гости наблюдали за ними. — Вам наплевать на всё, кроме материальной выгоды, кроме хайпа, а вы и не совеститесь этого вовсе.


— О, дико, дико! — отмахивался Уключин, абсолютно не показывая своего раздражения. — Ваше поведение дико, например! Помилуйте, что за голословные выпады? Я не собираюсь оставаться в месте, где меня оскорбляют, так что засим я, пожалуй, камбекнусь к себе.


Во всё время ихнего спора Антон постепенно подходил к бугуртящим господам, да так настороженно и плавно, что никто не заметил, как он очутился между ними. Когда же Игнат с Сергеем повернулись в его сторону, он скромно, неизвестно к кому обращаясь, многозначительно вымолвил:


— Но ведь это же рофл…


Как нарочно, пятая симфония Фараоха была доиграна именно в этот момент, и его фразу услышали все, на мгновение стихнув.


— Да, да, именно этого я и ожидал от тебя услышать! — воскликнул Игнат, приблизившись к Антону с двумя поднятыми к лицу ладонями, как поднимают их люди, торопящиеся что-то объяснить. — Всё это рофл, но можно ли жить рофлючи и пранча?Ведь это, уважаемые, тупик, это скользкий, пустой путь в никуда, кривая пародия, нравственное самоубийство! — на последней части своей тирады Игнат сначала поднял голову, обращаясь ко всем, а затем повернулся обратно к своему оппоненту, чуть склонив голову набок. Запыхавшийся, с вызывающим взглядом горящих ледяных хрусталиков в глазах, он явно ожидал ответа.


Однако в следующее мгновение дверь резко распахнулась. Перед нами предстала заспанная и запыхавшаяся вахтёрша, которая медленно, буквально по слову выцеживала из своих сгнивших дочерна зубов следующее:


— Этот. Запах. Я ни с чем. Не спутаю. Здесь!..


Затем всё как в тумане: все разом всполошились, но господин Уключин молниеносно перебил её, не давая закончить своим разговором и стараясь осторожно и ненавязчиво уводить внезапно прибывшую в коридор. Игнат лишь озлобленно фыркнул, чуть ли не за руку схватил Антона, и они вышли. Мне это не понравилось, и я пошёл за ними.


В коридоре стояла какая-то девушка. Всего я увидеть не успел. Казалось, она пыталась остановить их, но Игнат жестом показал, что делать этого не стоит, и она смирилась, при этом я был окликнут ею (помилуйте, почему я забываю более важные детали, но эти вычеканиваются в памяти неумолимо?) на десятом шаге:


— Нет, не стоит, поверьте мне. Пойдёмте лучше со мной, иузнаете всё, что вас интересует.


А интересовало меня немало. Я согласился.

Показать полностью
-6
Трейнспоттинг реальности
1 Комментарий в Авторские истории  

Дисклеймер: это НЕ пропаганда наркотиков, это художественный текст, мать его.

если после прочтения вам захотелось уколоться, сочувствую, у вас критический недостаток мозга. не сидите в инетике, идите к врачу.

18+



Все люди наркоманы. Некоторые даже не поневоле.


Прежде чем злостно возражать мне, прислушайтесь к голосу разума, если он у вас есть, конечно. Что есть наркоман? Жалкое существо, имеющее зависимость, от которой не может отвязаться. Любой идиот себе наркомана представит. Вот он, втыкает иглу себе в убитую вену, а потом мучается от ломки, пока ещё дозу не достанет. Или нюхает кокаин, или там глотает таблетки. Или смолит сигарету, третью за день, и ждёт не дождётся четвёртой. Или заливает в себя утреннюю чашку кофе, чтобы в голове прояснилось, а не выпьет – та же голова будет полдня болеть и глаза закрываться. А чего вы хотели? Кофеин тот же наркотик, только легальный.


Нет, это слишком сложно. Вот ты, я верю, что ты не пьёшь кофе, не куришь, не употребляешь алкоголь, да и вообще весь такой хороший. А теперь скажи мне, когда ты в последний раз ел? Нет, это тоже сложно. Когда ты в последний раз дышал? Да, дышал, носом и лёгкими. Обмен кислорода в организме и прочая херь. Спорю, ты и сейчас дышишь, читаешь это и дышишь. Потому что если перестанешь, у тебя наступит кошмарная ломка. Худшая из ломок – в глазах потемнеет, голова закружится, давление упадёт ниже плинтуса и будет казаться, что рёбра вот-вот сломаются из-за вакуума, возникшего в лёгких. Понимаешь? Если нет, попробуй не дышать пару минут.


Вот теперь понимаешь.


И не надо мне тут заливать, что без наркотиков, которые особенно люблю я, жить можно, а без воздуха нельзя. На спиды, уколы и прочее подсаживаешься только после того, как первый раз попробуешь, ну или первый десяток. Так же с воздухом – после того, как тебя шлёпнут по заднице в роддоме, и ты сделаешь первый глоток этого адского азотного зелья, в первый раз прочувствуешь кайф от того, как оно наполняет лёгкие и бьёт прямо в мозг, ты уже не сможешь остановиться. И вот очередной зависимый прямо перед нами, орёт и размахивает маленькими ручками, понимая всю тяжесть своего положения.


Так что, не отрицайте – все мы наркоманы.


Только я, в отличие от большинства, стал им по своей воле.


****


Мне говорят, что у меня больная логика. Наверное, они правы, даже не наверное, потому что она реально больная, но уж какая есть.


Существует куча психологических практик, советующих принять себя таким, какой ты есть. Принять полностью, ничего не отвергая. Принять со всеми остатками выпадающих волос на черепе, татуировкой в виде жопы на заднице, прыщами от дерьмового питания, торчащими костями и охрененными пальцами, которые отлично играют на пианино. Поэтому я беру и принимаю себя таким, какой есть. Вот он я.


Ещё я люблю сквернословить, принимать наркотики, читать постмодернистов вроде Эко и не спать ночами, если можно, сутками. Это тоже я.


Люблю себя.


Знаете, я тут уже говорил о психо-практиках. Так вот, один парень на вписке как-то сунул мне книжку почитать. «Транссёрфинг реальности» называется. Я не фанат таких штук, но почему-то заинтересовался. Может, это была вина пары косяков и полулитра травяного чая, который я тянул у окна, читая книжку в свете уличного фонаря. Может, просто написана была любопытно, не помню. Так вот, там было правило, цитировать не буду, суть в том, что категорически нельзя разочаровываться в своей жизни. Нельзя и всё тут. В любой ситуации думай, что у тебя всё удалось, абсолютно в любой. Я так и делаю.


Никаких разочарований, одни радости. С ощущением великого счастья и удовлетворения собой я одной рукой ковыряю прыщи на подбородке, а другой заливаю в себя банку пива. Какой я молодец. Жизнь удалась.


Я не иронизирую, чтоб вы знали.


Я сижу на мягком ворсе ковра, прислонившись спиной к дивану. Диван не занят ничьими задницами, но на полу мне удобнее. Мой друг Оттер лежит на этом же ковре, уткнувшись лбом мне в бедро, и бормочет что-то, я не могу разобрать.


Оттер, Otter – это «Выдра» с английского. Он такой же худой, вертлявый и вечно голодный. И воняет как выдра, хотя я никогда не нюхал выдр, но могу себе представить.


Ему тоже неудобно на диване.


Мне тепло, потому что июнь, солнце бьёт через незашторенное окно, на мне плотные джинсы, а Оттер обнимает меня за ногу. Вцепился в меня будто в подушку или в спасательный круг, и плевать, сколько между этими предметами разницы. Он всё ещё бормочет что-то, по его подбородку стекает слюна, оставляя пятна на моих джинсах и ковре.


Может, у него галлюцинации. Может, он просто хочет пообниматься.


Вокруг нас есть ещё люди, но я не обращаю на них внимания. Это как звук включенного фоном телевизора, который не прибавляешь, пока тебя не заинтересует какая-нибудь передача. Мне ничего от них не надо, я вырезаю их из своей реальности.


Скажите, что я эгоистичная тварь, я отвечу, что следую советам мастеров транссёрфинга и творю свою действительность.


Скажите, что я злобный циник, я… Может, вы и правы. Но я просто пытаюсь жить так, как нравится мне.


Вы не поверите, сколько раз мне говорили, что нельзя так делать. Что я должен бросить всё и стать хорошим, сознательным человеком. Что я должен взять себя в руки, закончить институт, найти работу, включиться в общепринятую правильную реальность, освещённую утренним солнышком и чистую.


Скажите мне это. Выскажите на улице, в автобусе, в кабинете врача, на сборище родственников. Скажите, и я отвечу.


Я отвечу, что я знал одного парня, считавшего себя падшим ангелом. Он пару раз ночью на чьей-то кухне тыкал мне в лицо свои лопатки – я не эксперт по лопаткам, но его выглядели абсолютно нормальными, и рассказывал, как это было больно, падать с небес. Он верил, что страдает здесь на земле за нечто ужасное, совершённое на небе, но не помнит, за что, потому что Бог стёр ему память, чтобы воспоминания не заставили его страдать слишком уж сильно. Да, тот самый Бог, который с большой буквы. И он реально во всё это верил.


Я знаю ещё одного парня, который выпив больше своей нормы, начинал заливать всем вокруг, что он – реинкарнация Нострадамуса. И каждый, кому повезло или не очень оказаться в радиусе метра-двух, получал ужасно срифмованные пророчества. Я уже не помню, сколько раз мне предрекали то богатство, то смерть от чумы, то встречу с демонами, то… много чего. Но самое занятное в том, что этот парень на каждое сборище приносил с собой блокнот и ручку, чтобы записывать туда самые лучшие пророчества. Никогда их не забывал.


Однажды, пока он спал, я полистал этот его блокнот. Не смог разобрать почерк.


Я знаю девчонку, которая под кайфом вообразила, что её волосы превратились в змей, как у Медузы Горгоны. И что, тоже как у Медузы, любой, посмотревший ей в глаза, превращался в камень. Придя домой, она последовательно обошла всех, кого любила, увидела, как они окаменели, и долго плакала, думая, что убила всю свою семью. Отоспавшись и очнувшись утром, она увидела, что всё в норме и была… разочарована.


Все эти люди, они уже занимаются тем, что творят свою реальность.


Так чем она хуже вашей? Отсутствием утреннего солнышка, что ли?


****


Инга протягивает мне шприц и ватку, смоченную водкой. Может, раньше кто-то и подхватывал СПИД с заражением крови на каждом уколе, но не сейчас. Хотя бы не на каждом. У нас есть мозги, а наркотики и так достаточно убивают, зачем ускорять процесс?


Да, я знаю, что наркотики убивают. В смысле, я наркоман, а не дебил. И это не синонимы. Иначе всех бы стоило назвать дебилами. Хотя, так оно и есть…


Я знаю, что они убивают, но продолжаю принимать, потому что мне нравится. Я отчаянный гедонист, это мой недостаток. Было тяжело, но я с ним смирился и смог принять себя.


Но на чём я остановился?


Инга протягивает мне шприц. У неё на бедре, я знаю, уже есть новая красная точка от укола. Поцелуй иголки. Врата наслаждений. Любая другая идиотская идиома, которую можно придумать.


Меня ждёт такая же. Я забираю у неё шприц и закатываю рукав толстовки. Какой смысл прятать следы уколов в паху или между пальцев, когда тебе не хватает только таблички «торчок» на лбу?


Я не знаю точно, что это за райское зелье, но у Инги они всегда хороши. За это я ей и плачу, когда получается раздобыть денег.


Я разрушаю свою жизнь? Я пускаю по вене очень опасное что-то, морщась от боли в сгибе локтя. Я стою с шприцем в руке на грязной кухне, моя недо-дилер недо-товарищ даёт второй шприц моему другу, чтобы он присоединился ко мне на волнах кайфа.


Я разрушаю свою жизнь, и мне это нравится. Я люблю каждую секунду своего полёта в пропасть.


Оттер бросает на пол шприц и прислоняется к моей спине. Инга флегматично наблюдает за тем, как он восполняет свою нужду в тактильном контакте, обнимая меня и пуская слюни мне на толстовку.


Я расправляю рукав и закрываю глаза.


Не буду описывать кайф. Во-первых, это сложно, а во-вторых, чего вы там не знаете. Просто удовольствие высшей пробы. Скучно. Невероятно приятно. Но скучно.


Есть кое-что ещё. Когда у меня заканчиваются деньги, когда никто рядом не хочет поделиться, вот об этом я мог бы рассказать.


Это как сломать кость, сломать разом все кости. Это как болезни из медицинского справочника, от «А» до «Я», все разом. Это как быть распятым на кресте, или лучше на скале, но чтобы вороны клевали не только печень, а всего тебя, вырывали куски плоти, выковыривали клювами глаза из глазниц.


Я чувствую, как они копаются в моих кишках.


Это невозможно вытерпеть. Но транссёрфинг говорит, что нет ничего невозможного. А ещё он говорит, что если не можешь преодолеть – научись получать удовольствие. От затянувшейся учёбы, от нескончаемой работы, плохой погоды и подъёмов в шесть утра. Полюби, вместо того, чтобы ненавидеть или бояться. Научись получать удовольствие от всего и будет тебе счастье. Сделай это своим хобби, своим смыслом жизни, люби.


Боль забирается в каждую клетку моего тела.


Я люблю её.


Сами понимаете, что на наркотики никто не подсаживается ради ломки. Суть в кайфе, его остроте, это то, что нам нужно. Не боль.


Я всё равно люблю её.


Я катаюсь по полу, принимая её. Открываясь, вместо того, чтобы сжаться в клубок или попытаться убежать – метафорически, конечно, сейчас я не смогу даже встать на ноги. Она всё длится и длится, а я не терплю, я живу с ней. Не отталкиваю, но впускаю в себя.


Мне слишком больно, чтобы понять, помогает ли это.


Через пару часов Оттер делит напополам свой шприц и говорит мне:


– Ты выглядишь как мертвец.


– Я и есть мертвец, – отвечаю я. Из проколотой вены ещё выступает кровь, но мне уже лучше.


– Я тоже, – говорит Оттер и выкидывает пустой шприц.


****


Мы стоим на мосту, а в холодной воде реки отражается луна.


Оттер кидает вниз сигаретные окурки: зажигает одну за одной, докуривает до половины и, не погасив, разжимает пальцы. Звёздами сигареты падают в реку, и можно загадывать желания.


Я дрожу, мне холодно. За последние три месяца я похудел на 15 килограммов. Я могу пересчитать свои рёбра и позвонки, просто ведя пальцами по коже. Никогда не хотел выглядеть так, но чёрта с два мне это не нравится.


Оттер зажигает очередную сигарету, а я, не вынеся такой траты наркотика, выхватываю её у него из рук. Спасаю от смерти в холодной воде.


Облако дыма присоединяется к серым облакам на ночном небе.


Луна отражается в реке.


Позади нас на мосту шумят машины, но мы не обращаем на них внимания, а они на нас.


Мне всё ещё холодно, но я правильно настраиваю себя, чтобы получать удовольствие от этого. Как говорят транссёрферы, не обстоятельства сильнее меня, это я умею игнорировать их и обращать в свою пользу. Я думаю о том, как приятна ночная прохлада, как красива луна и как наркотик делает меня счастливее, сжигая мои лёгкие.


Оттер зажигает ещё одну сигарету и, выпуская дым в небо, спрашивает:


– Мы похожи на самоубийц?


Я пожимаю плечами.


– Никогда не хотел убить себя.


– Ещё бы, ты уже мёртв.


Сегодня я с этим не согласен, но мне слишком лень спорить.


– С чего ты взял, что когда-либо был живым? – продолжает Оттер. – Ты вообще понимаешь, каково это? Никто не понимает и никто не знает. Всё, что мы ощущаем, может быть всего лишь галлюцинацией. Тебя может вообще не существовать, а может…


– Хорош уже, – говорю я, делая ещё одну затяжку. Оттер продолжает. Так с ним всегда, то молчит целыми днями, а вдруг подсядет на какую-то тему, и не заткнёшь.


Болтовня – тоже наркотик.


– …может, это меня не существует. Может, мы оба часть чьего-то сна. Может, у нас даже нет тел, или мы – облако звёздной пыли, парящее в космосе и видящее сны. Ну ты понял. Как можно сказать, что ты жив, если ты даже не знаешь, как это проверить?


Я докуриваю, бросаю горящий окурок вниз и загадываю желание – чтобы Оттер заткнулся. Провожу ладонью по затылку и нахожу на ней ещё несколько выпавших прядей.


Не то, чтобы я хотел облысеть в 20, но чёрта с два я буду жаловаться.


****


Мы снова на чьей-то вписке и сегодня я могу позволить себе дозу. Мы с Оттером закатываем рукава, делаем себе уколы, и он, как обычно, падает на моё плечо.


Эти постоянные физические контакты – я подозреваю, что он бисексуал или кто-то там ещё, но мне плевать. Плевать в хорошем смысле, то есть, меня не заботит, кого и кто предпочитает затаскивать к себе в постель. Ориентация это вообще не показатель общего идиотизма.


Откинувшись на спинку дивана, я чувствую рукой чей-то локоть или колено. Вокруг так много людей, но я слишком хочу погрузиться в себя, чтобы обращать на них внимание. Колонки взрываются музыкой и мигает свет, но всё это происходит не со мной. Меня здесь нет*.


Хотите понять, что я чувствую? Сосредоточьтесь на своём наркотике. На воздухе. Пусть каждый вдох будет не чем-то обыденным, к чему вы давно привыкли, а необходимым и желанным. Вдыхайте медленно, но не слишком, чтобы не затягивать. И чувствуйте. Чувствуйте, как он наполняет лёгкие, как кислород с кровью разносится по всему вашему телу и бьёт в мозг. Чувствуйте его везде, от макушки до кончиков пальцев. Поймите, насколько вам нужен воздух, что вы не выживете без следующего вдоха, без ещё одной дозы. И тогда – примите её.


И ещё одну. И ещё.


Вот на это и похожа моя жизнь. Медленное самоубийство с музыкой Рэдиохэд на заднем плане. «Нормальные» люди говорят, что я потерян для общества, что я качусь под гору так быстро, что не смогу остановиться. Они всё никак не могут понять, что я не хочу.


Говорят, что так важно устроить свою жизнь именно так, как тебе нравится, и заниматься тем, что ты любишь. Только под этим обычно подразумевается, что всем нравится быть красивыми и здоровыми, иметь какое-то там положение в обществе и много денег. И никто не думает, что кому-то могут нравиться вещи, которые это же общество клеймит как убийственные и мерзкие. Что не все хотят квартиру в центре большого города и летнюю виллу на юге. Кому-то нужен не самый чистый угол на чьей-нибудь вписке или тёмная подворотня.


Предложите мне выбор между дозой и всеобщей любовью, и я выберу дозу.


Предложите мне выбор между вратами Рая и кайфом, который закончится, оставив меня наедине с болью, и я выберу кайф.


Я не больной. Меня только считают больным те, кто не понимает, что я просто живу так, как хочется мне.


Что каждый убивает или возрождает себя, как хочет.


Я чувствую, как бурлит пустой желудок и немеют кончики пальцев, а мозг заволакивает приятный туман. Я не знаю, сколько мне осталось: месяц, два, неделя. Я отлично понимаю, что скоро всё закончится и виноват в этом буду только я.


Оттер пускает слюни мне на плечо. Рядом кто-то безумно смеётся.


Я ощущаю невероятную эйфорию от наркотика в моём кровотоке. Ещё я чувствую, как он убивает меня, сжигая нервы, отравляя кровь и разрушая клетки мозга.


И знаете что?


Я счастлив.



__________________________________________

*Radiohead «How to disappear completely».


ps: я анти-хороший человек, признаю. я забросила выкладывание своего теста про поджигателей сюда, и... ну, много чем занималась, закончила два рассказа, это вот один из них.

спасибо моей соседке, Саше, за то, что она познакомила меня с Транссёрфингом. нет, я им не занимаюсь. но идею это подкинуло занятную.

и спасибо Уэлшу и Бойлу за "На игле"~

Показать полностью
1
Моя волшебная кошачья жизнь. Глава 5
1 Комментарий в Авторские истории  

Чужой среди своих

Моя волшебная кошачья жизнь. Глава 5 рассказ, кот, магия, авторский рассказ, попаданцы, длиннопост

После церемонии статная старушка с улыбкой поздравляла Тали (ну мне кажется, что она ее поздравляла). В этот момент я отвлекся всего на секунду, но этой секунды хватило, чтобы зажать мое слабое тело в крепких объятьях. К этому времени у меня уже были когда, поэтому статус-кво удалось вернуть быстро. Последняя церемония прошла без инцидентов.

После этого последовала небольшая вроде как наставительная речь от учительниц, особо они при этом выделили, указав рукой, заслуженных гениев нашего кошачьего поколения – меня с моим другом (скорее выделили наших хозяек, но, думаю, очевидно, что речь шла именно о нас). Мама-кошка при этом сидела на столе, попеременно осматривая каждого своего отпрыска.

На этом все и завершилось. Куча девочек со смехом выбежала в коридор, делясь впечатлениями. Я пытался осмотреться, но всюду маячившие дети закрывали обзор. Высвободится из давящих объятий я смог только в комнате Тали, после чего сразу же спрятался за шкаф. Тали какое-то время пыталась меня выманить, затем долго что-то говорила, в конечном итоге она ушла спать, оставив мне комнату на изучение.

Думаю, теперь я опишу свой новый дом, в котором сейчас и живу (в данный момент я сижу на том самом шкафу и делаю эти записи; обычно книгу-блокнот с чернилами получается спрятать за деревянной балкой под потолком). Комната сама по себе небольшая, есть один шкаф, кровать, рабочий стол, пара табуреток, два сундука, мешок-сумка и куча полок. Все выглядит довольно красиво, даже немного вычурно, но вид портит один важный момент – кругом (как и сейчас) царил беспорядок. Разве что книг тогда на столе лежало больше. На против шкафа окно с видом на лес (если смотреть со шкафа – с видом на гладкую белую стену, окружающую башню).

После всего пережитого хотелось спать. Насмотревшись на окружающие меня предметы, я взобрался на кучу тряпок около сундука и мгновенно заснул, чтобы утром проснуться под внимательный взгляд Талиэллы. Испугавшись, я с громким мявком свалился за сундук. Девочка что-то говорила (вроде она просила прощения) и пыталась выманить меня, но это продлилось недолго – испуганно вскрикнув, она схватила метлу, стоявшую у шкафа, и выбежала в коридор, оставив дверь открытой.

Вечный двигатель завелся в причинном месте. Это был мой шанс!

За дверью оказался коридор, освещенный светом из разноцветного окна и множеством светящихся кристаллов. Кругом было довольно тихо, все ученицы видимо были на занятиях, так что башня была полостью в моем распоряжении! Первым делом я решил утолить внезапно проснувшийся голод. Будучи хищником по природе, я попытался принюхаться в поисках еды, но единственные источники запаха были за закрытыми дверьми вдоль коридора – другие ученицы, в отличии от моей “хозяйки” не забыли оставить еды своим новым питомцам. Но к тому времени я уже начал приходить в прежнего себя, и решил не тратить время на бесполезную злобу и на попытки пробраться в закрытые комнаты, а просто отправиться вглубь башни на поиски еды.

Казалось бы, котенок легко заблудится в огромной запутанной магической башне, но я же гений кошачьей расы! Запоминать пути не составляло особого труда. По пути вниз я обнаружил несколько классных помещений, библиотеку, и много комнат, заваленных непонятными приспособлениями. В конце мне удалось почуять запах еды. К сожалению, двери в столовую были закрыты, и мне пришлось искать обходной путь. В его поисках я вошел в ближайшую дверь и оказался во дворе.

Красивый зеленый газон простирался вплоть до широко открытых белых ворот. Как и стены, ворота были украшены разнообразной резьбой и, казалось, светились на солнце. Кругом можно было заметить людей и животных (котов, лошадей, сов, ящериц размером с крокодила – кого там только не было). В противоположном краю двора девочки учились летать на метлах. Решив ничему больше не удивляться, я направился к источнику запаха еды - кухне, на пороге которой уже сидело несколько котов.

В основном коты и кошки (их было примерно штук 7) лежали под солнцем, но особо упитанная троица сидела непосредственно перед дверью, из-за которой и доносился этот чарующий запах. С мыслью, что зов котенка подействует лучше, чем зов наглой толстой морды, я уверенно направился к ним. Лениво проводив меня взглядом, коты продолжали лежать, позволив мне исполнить задуманное. Спустя несколько жалобных мявков, дверь отворилась, обдав меня запахом свежих котлет и супа, одновременно с этим проснулась и лежавшая рядом троица. Отпихнув меня, они нагло полезли в дверь, мяуканьем выпрашивая еды, но злой голос гнал их прочь. В конечном итоге, устав от наглецов, кухарка что-то крикнула, и из кухни выбежал высокий вислоухий пес, начавший задорно лаять на удирающих котов. Стоит ли упоминать, что зверь, превосходящий только мой рост минимум в шесть раз, спугнул и меня тоже.

Отбежав до ближайшего дерева, я попытался на него запрыгнуть, но силы меня подвели. Свалившись с него, я быстро поднялся и оглянулся – пес покрутился возле двери кухни и улегся на ступенях перед ней. Голод тем временем уже не на шутку разыгрался, ведь ел я последний раз почти сутки назад, еще до церемонии. Чтобы унять чувства досады и обиды пришлось даже громко выругаться на кошачьем. Пока я ругался и думал о своих последующих действиях, сзади что-то спрыгнуло с дерева.

Элегантная черная кошка внимательно смотрела, как я испуганно перекувыркнулся вперед (та неделя была полна ярких эмоций). На вид она была намного моложе моей матери, но взгляд был не менее умным. Она подошла и обнюхала меня, не забыв разок пройтись языком по лбу. Не придумав ничего умнее, я начал жалобно мяукать, пытаясь донести мысль о своей скорой голодной смерти – шанс на ее помощь был мал, но он все же был. К счастью кошка меня поняла (даже по прошествии года в теле кота я до конца не осознал способа их коммуникации, что-то связанное с языком тела и очень тихим мурлыканьем, но биологическая память иногда подкидывает ответы).

Осмотрев кухню и облизнувшись, она запрыгнула обратно на дерево и спихнула с ветки здорового кота. Кот немного удивился подобной ситуации и поначалу даже пошел на вернувшуюся кошку в атаку, но та села перед ним и уставилась в его морду. Они пару раз переглянулись и посмотрели на кухню, кот глубоко вздохнул, опять переглянулся с кошкой и пошел к собаке. Пес, при виде здоровяка, встал и даже грозно зарычал, от чего кот опустил хвост, но не перестал идти. Когда кот оказался практически перед мордой огромной пса, он наклонился, выказывая свою покорность. Пес глухо рыкнул, насупился и хотел уже опять гавкнуть, но здоровый кот резко ударил пушистой лапой по его обвислой щеке, от чего пес даже завалился на бок. Придя в себя спустя пару секунд, пес с оглушительным лаем кинулся за котом, за ним из кухни выбежала кухарка, в то время как еще несколько женщин остались стоять в дверях. Теперь и кошка начала действовать, в то время как я семенил за ней.

Незаметно обойдя веселившихся женщин, мы прошли в комнату, заполненную летающими кухонными приборами. В длинной раковине щетки отмывали посуду, поварёшки помешивали что-то в кастрюлях, где-то стукали ножи по разделочным доскам. От этого магического представления меня оторвала кошка, аккуратно запрыгнувшая на стол. Воспользовавшись табуреткой неподалеку, я проследовал за ней. На столе лежало множество кусков свежего мяса и разнообразные палки колбасы. Пока кошка выбирала кусок повкуснее, я нацелился на ароматную палку ветчины. Она была в полтора раза больше меня, но один ее вид так и говорил, что это именно та ветчина, которая должна оказаться у меня в животе. Конечно в лапах я ее унести не мог, для зубов она тоже была тяжеловата, но я же не простой глупый котенок. Облокотив одну ее половину об другую колбасу, я пролез под нее и, уцепившись в один край зубами, поднялся. Так, таща ветчину на загривке, я донес ее до края стола и скинул вниз. Звонкий шлепок об пол всполошил кошку, сразу посмотревшую сперва на меня, а потом на дверь – похоже кухарки (хотя скорее ведьмы кухни) тоже это услышали. Кошка вцепилась зубами в ярко красный шмоток мяса и спрыгнула вниз.

Спрыгнув и водрузив ветчину на спину, я начал следовать за кошкой, которая побежала к двери, ведущей в столовую. Выпустив из зубов мясо, она прыгнула на дверь и вцепилась в ручку, опуская ее таким образом вниз. Когда женщины вошли, мы уже убежали со своей добычей (кошка убежала, я следовал за ней пешком).

На улице кухарка уже успела поймать своего пса и гнала того обратно к кухне. Почуяв запах еды, другие коты начали приближаться к нам с твердым намерением поживится. Честно, я подумывал отгрызть от ветчины сколько смогу и ретироваться, но спокойствие кошки предавало уверенности, и я остался. Когда толпа котов была уже совсем близко, к нам прибежал тот большой кот, что свалился с дерева. Грозно зашипев (даже скорее зарычав) на собравшихся, он осмотрел меня и кошку, схватился зубами в ветчину и с лёгкостью поднял ее и меня (я все еще цеплялся в нее зубами, да и кот не собирался меня стряхивать, а скорее наоборот следил, чтобы я не упал). Вместе с кошкой они отправились к своему дереву где мы втроём поделили добычу по принципу, в кого сколько влезет. Это был лучший пир в моей жизни!

Через час, когда я довольный и сытый отдыхал на дереве, снизу послышался знакомый голос. Моя “хозяйка” всюду бегала и со слезами на глазах выкрикивала мое имя. Вздохнув, я, вцепившись когтями в ствол дерева, медленно сполз вниз и пошел к ней на встречу. Она сразу обняла меня и начала прижимать к груди, выдавливая только что заработанную еду. Ценой неимоверных усилий я старался устроится у нее на руках хоть сколько-нибудь удобно, когда услышал смешки. Группа девочек смеялась над моей хозяйкой иногда указывая на меня – видимо над ней потешались, потому что она потеряла своего котенка.

Перепалка продолжалась. Тали, судя по голосу, отвечала все язвительней и громче, но противницы давили численным превосходством. Внезапно со стороны двора послышался громкий девичий возглас и на подмогу Тали пришла крепкая и высокая девчонка (на церемонии, за день до этого, она стояла рядом с Талиэллой), громогласно что-то говорившая хулиганкам. Вскоре от действия столь громогласной артиллерии обидчицы начали ретироваться. В качестве заключительного штришка, я, выбравшись из рук Тали, забрался к ней на плече и принял столь надменную позу, на какую только был свободен, при этом как можно презрительней посмотрев на хулиганок. Не знаю, заметили ли они мой жест, но повисшая тишина и наше гордое возвращение в башню определенно должны были производить впечатление.

Когда мы были уже вне поля зрения трех наглых девчонок, подруга Тали разразилась оглушительным смехом, от которого я чуть не свалился с узкого плеча. На сколько я понял, девчонки смеясь обсуждали произошедшее, все время пытаясь потискать меня (я, естественно не давался). В какой-то момент подруга Тали (сейчас я уже узнал ее имя - Рейна) достала своего котенка из своей сумки, перекинутой за плечом - маленький кот, вцепившись в кусок колбасы, с удовольствием его жевал. Ойкнув, Тали попросила еды и для меня, в результате чего я, с намного меньшим удовольствием, также начал есть мясную сосиску.

Пока мы проходили по коридору со мной произошло очередное ужасное событие – как будто невидимый злодей опустил рычаг машины судного дня и из дверей начали выбегать дети лет шести-восьми. Увидев котят, они тут же меняли свое направление и неслись к нам. Я вцепился в голову Тали двумя лапами и недвусмысленно давал понять, что слезу с плеча только вместе с волосами девочки. К счастью дети вскоре убежали в столовую, оставив нас почти одних, и я смог заглянуть в открывшиеся кабинеты. Мой взгляд успел зацепиться за одну из досок, в которой исчезали старые записи и вырисовывались новые – большие буквы и разные картинки. Внезапно пришло осознание – на первом этаже расположены младшие классы, здесь учат читать и писать. Новая цель замаячила перед моим взором.

Предыдущая глава / Первая глава

Показать полностью
2840
Шуба.
84 Комментария  

Бабушка работала в конце 70-х в Норильске в центральном конструкторском бюро. Надо заметить, что Норильск находится за Полярным Кругом и зимой там... хм... холодно. Минус 30 - совершенно нормальная температура, минус 40 - прохладно, а вот холодно когда минус 50 и ниже. Поэтому и носят там люди шубы, полушубки, дубленки. А в те годы было также неудивительно и вполне приличного человека в валенках увидеть.



Верхнюю одежду оставляли работники внизу в гардеробе, который как правило не охранялся. Годы были другие, да и все свои как бы. Но вот повадился кто-то мелочь из карманов воровать. Вроде бы не большое происшествие, чтобы милицию подключать, но неприятно. Опять же коллективный дух страдает, все подозревают друг друга.



Среди прочих конструкторов был один мужчина небольщого роста и хрупкой комплекции. Такими особенностями своей анатомии и решил он воспользоваться. Залез в валенки, встал в шубу, что висела на вешалке. Со стороны ничего не видно. Затаился наш Пинкертон и ждет.



И вот появилась она, дамочка средних лет. Проверила один карман, другой... полезла в третий... а шуба взяла ее да и обняла. Тетка в обморок. Милицию вызывать не стали, написала она заявление "по собственному" и отправилась лечить вдруг открывшуюся хроническую диарею.

10
Двор
0 Комментариев в Авторские истории  

Нас завели во двор, со всех сторон окруженный металлической сеткой. В углу стоял верстак, рядом небрежно брошен разнообразный инструмент, будто совсем недавно здесь работала бригада строителей.

Девочки с визгом бросились туда – разбирать, кому что понравится. Их было три, нас же, парней, пятеро.


Организатор терпеливо выждал минуту, затем велел девчонкам положить все на место.


- Правила просты, - начал он. – Разбиваетесь на две команды. Поровну. Одна направляется в тот конец двора, к красным воротам. Остальные остаются здесь. Берете инвентарь, он аналогичен с обеих сторон. И начинаете. Ваша задача – прорубить себе выход на противоположный край, опередив соперника. Все препятствия должны быть уничтожены. Начинаем по сигналу. Вопросы есть?


- Приз?.. – подал голос один из участников.


- Сумма, обозначенная в условиях, делится на количество членов команды. Еще вопросы?


Все, кто дернулся уже спрашивать, обмякли после фразы про гонорар.


Я подошел к верстаку и выбрал увесистый молоток. Одна из оставшихся с нами девушек решительно схватила ножовку. Чья-то рука потянулась к бензопиле. Зачем? Особых препятствий на пути не было, так – символические фанерные стенки и ящики из-под фруктов. Один пинок, и декорации разлетятся. Так что молоток был взят скорее для вида.


Под неприятный плач сирены мы двинулись вперед. Как и предполагалось, с фанерой не возникло проблем. Мы шли в бодром темпе, распинывая ящики, и до той стороны добрались меньше чем за пять минут. Противники едва разобрались со своими «баррикадами» и теперь недовольно смотрели на похитителей выигрыша.


Ворота не открылись. Должны были открыться после победы, но мы продолжали стоять и смотреть, а тяжелые створки оставались неподвижны.


- В чем дело? – не выдержал мой сосед с пилой.


Его возглас подхватили остальные.


- Условия не выполнены, - последовал ответ из-за ворот. – Остались препятствия.


- Какие к черту препятствия?! Посмотри, мы же победили!


Мы огляделись. То, что могло помешать прохождению, было безжалостно отброшено в сторону; теперь прекрасно просматривался другой вход, ранее закрытый грудой досок. Только мы и наши соперники ярко выделялись среди опустевшего двора.


На этом моменте пришло понимание, причем ко всем и сразу. Препятствия действительно оставались, в количестве восьми штук. И я являлся одним из них.


- Они сказали прорубать вход, - упавшим голосом прошептал кто-то.


- Постойте… - впервые за все время я заговорил и даже поначалу закашлялся. – Стойте! Никто не может нас заставить нападать друг на друга. Это преступление. Давайте просто перелезем забор и пойдем домой, не нужен нам этот приз.


- Если хочешь, уходи! Нам же лучше – долю увеличат.


Пожав плечами, я шагнул к воротам и был остановлен голосом организатора.


- Остановись! Забор и ворота под напряжением до окончания игры.


- Тогда просто выпустите меня, - предложил я. – Как и сказали ребята, гонорар поделят по-другому.


- Никто не выйдет отсюда! – загремел голос. – Должен быть победитель и проигравший. Откажетесь от борьбы – просидите здесь, пока не умрете от голода.


Я повернулся к своим, ожидая встретить растерянные, испуганные лица...


Они готовились к драке. Покрепче сжали в руках «оружие», и в этот момент мне захотелось отмотать время вспять, чтобы выбрать бензопилу.


Раздался повторный вой сигнала. Зажмурившись, я впитывал ушами происходящее вокруг: пощелкивание и жужжание, дикий вопль, шлепок чего-то упавшего… Снова вопли. Один из них приближался, и я вслепую отмахнулся молотком, внеся свой вклад в неприятный звуковой фон. Глаза рефлекторно открылись, и я оценил свою меткость – враг распростерся на земле, вместо носа на его лице зиял кровавый провал. Подкатила тошнота. Я попятился, споткнулся о скользкую доску и, не удержав равновесие, полетел назад, предчувствуя боль в копчике. Спина почувствовала холод металла – сетчатый забор смягчил падение.


Впереди одни люди убивали других. А я сидел, прислонившись к забору, не в силах встать после потрясения. Ноги не слушались, но я схватился за сетку, заставил тело подняться. Медленно, по шажочку добрался до выхода, навалился плечом и чуть не упал снова.


Ворота были открыты.

Показать полностью
59
"Вовчик". Мой рассказ
18 Комментариев в Истории из жизни  

Все называли меня Вовчиком. И пацаны, и девчонки, и родители. Даже мои друзья. Мне было немного обидно. Да, я был невысокого роста. Но почему Стаса, который был на целую голову ниже меня, все называли Стасаном, Стасом, но никак не Стасиком?! Или Федьку все звали Федором (правда, иногда обзывали Дядей Федором). Я просил называть меня просто Вова, но хватало этого максимум на один день. Так что мне пришлось привыкнуть. Звали меня, так как в школе, так и в лагере, в который родители отправили меня почти на все лето.


Лагерь наш назывался «Березка», находился он прямо в лесу. Среди сосен стоял наш корпус, столовая, домик директора и несколько домиков для вожатых. Нельзя было пройти и двух метров, чтобы не упереться в дерево. Зато девчонкам было удобно одежду сушить. Они веревки между сосен натягивали, а мы лазили по ним как макаки. Девчонки бесились. У нас даже спортивной площадки не было! Только так кольцо баскетбольное прибили к сосне да турник сделали. В футбол мы играли на поле за территорией. До него еще топать прилично было. Хотя до речки тоже было не близко. Но никто не ныл. Так как все хотели погреться на солнышке. Ведь в лагере это было невозможно сделать – сосны создавали одну большую тень. Помню, накупаешься, придешь в лагерь – замерзнешь, а трусы купальные еще сутки сушиться будут. Потом мокрые надеваешь.


Жили мы дружно. Даже как-то и врагов не было. Ну, у меня не было. Может, у кого-то и были. Хотя был у нас один Макс Хвостов. Из старшего отряда. Его вечно пацаны доставали. То тапки его в туалете утопят, то панамку на дерево закинут, то записку на спину прилепят. Но в нашем отряде такого не случалось. Каждый мог постоять за себя. Девчонки тоже были хорошие. Попадались, правда, дуры, но это среди девчонок часто бывает. С вожатыми было хуже.


Вожатые нашего отряда Катя и Толик были супер! Особенно Толик. Он нас и на рыбалку водил, и в походы. Он на гитаре играл, и костры разжигать умел. И даже разрешал нам девчонок ночью пастой мазать, хоть Катька на него и ругалась. Вообще мазать можно было только в королевские ночи – в первую и в последнюю. Ну, как можно... Нельзя конечно. Просто никто не следит за этим. А Толик даже помогал нам, говорил, когда девчонки заснут. Катьку отвлекал. Молоток парень был! Катя нам тоже нравилась. Она всякие вечера интересные делала. То мы играли в тайного друга – выбирали себе, не глядя, «друга» и весь день незаметно делали ему приятные подарки. То рассказывали истории при свете свечки. То задавали друг другу разные вопросы, которые Катя заранее придумывала и мы их, потом, выбирали с закрытыми глазами. То рисовали карикатуры друг на друга. В общем, было интересно, и вожатые очень старались.


Но вот вожатых старшего отряда мы не любили. Если Наташку еще можно было терпеть, то Ирку невозможно! Она постоянно ко всем лезла. Ей постоянно все не нравилось. Она даже Катю до слез доводила. Мы с Федькой ей за это на пляже шлепанцы в песок зарыли. Она потом наш отряд долго пытала, но мы не признались. Макс просто рассказал ей, что это кто-то из младшего отряда сделал. Мы Максу потом отомстили. Из купальных трусов резинку вытащили. А Наташа вела у девчонок аэробику. Она, в принципе, неплохая была, но сильно серьезная. Совсем не смеялась. Что только ребята из старшего отряда не делали! Видимо что-то с ней было не так. Вообще она была очень строгая и когда была очередь ее и Ирки укладывать нас спать, то это было просто кошмаром!

Палат в корпусе было всего две. Одна для мальчиков, другая для девочек. Мы свою палату разделили на половину, с права старший отряд, слева наш. Девочки, на сколько я знаю, таких разделений не делали.


Помню, как мы в первую ночь девчонок мазали. В 10:00 отбой, все легли, тюбики с пастой положили кто подмышку, кто под коленку. Их надо было обязательно нагреть. Если не нагреешь, то когда начнешь мазать - девчонка проснется. Паста то холодная! А нагретая она и жжет меньше. Лежим мы, значит, пасты греем. А вожатые под окнами сидят – костер развели. План был таков: проползти под окнами, намазать девчонок и обратно ползком. Прошло часа четыре. Пасты были нагреты. Почти все наши уже заснули. Оставалось пятеро, включая меня. Трое из старшего отряда и мы со Стасом. Приготовились – под одеяла засунули скомканные покрывала, типа, что бы вожатые думали, что мы спим – и поползли. Заползаем к девчонкам – тишина, сопят только. Егор из старшего отряда подползает к одной, открывает тюбик и случайно запинается за ночное ведро. Ведро гремит, но снова тишина. Егор переводит дыхание и говорит: «Темно». На что с кровати ему отвечают: «Ага, хоть глаз выколи!» И тут девчонки соскакивают с кроватей и начинают нас пастой мазать! Оказывается, они нас ждали! Еле ноги унесли! Вожатые даже не оглянулись! Ну, мы с горя намазали всех пацанов в нашей палате. А так как мы были в пасте, то все на девчонок и подумали. Но никого не ругали. Королевская ночь это святое!


Также очень важным в лагере было проведение игры «Любовь с первого взгляда». Эта игра проводилась на второй день. Участников было 10 мальчиков и 10 девочек. Я тоже вызвался. Я сразу выбрал себе девочку, Таней звали, и начал ей подмигивать. Она сразу поняла суть дела, и в итоге мы выбрали друг друга. Всего совпало три пары: Егор с Машкой из старшего отряда, Коля из нашего отряда с Люськой из старшего, и я с Таней. Нам устроили «романтический ужин». Просто поставили под дерево столы, на каждом свечку и принесли обычный ужин, правда, еще с шоколадкой. Затем отвели в домик директора и наказали побольше друг о друге узнать. Лучшую пару обещали свозить в местный санаторий. В домике понаставили свечек, поставили диванчики и выключили свет. Мы добросовестно друг у друга расспрашивали об интересах. Через час пришел Толик и сказал, что решили отвезти все три пары. Мы были очень рады. Нас посадили в «Пирожок» и куда-то повезли. Ехать было весело, жаль, окон не было. Ехали мы минут тридцать. Подвезли нас к большому красивому деревянному дому. Толик сказал, что ночь мы проведем тут. На улице уже потемнело. Мы направились к дверям дома. И тут! Два приведения вылетело из дверей! Девчонки завизжали. Мне самому было страшно. Колька побледнел. Хорошо, что приведения быстро сбросили простыни и оказались директором и завхозом! Как мы смеялись! Такого мы просто не ожидали! Толик попросил нас не рассказывать об этом ребятам до конца сезона. И мы весь сезон делали загадочные лица, когда нас спрашивали о романтическом путешествии.


Каждый вечер в лагере обязательно происходило какое-нибудь мероприятие. КВН, например, мне надолго запомнился. В этот вечер я впервые обратил внимание на Люсю. Люся была маленькой и худенькой. Я удивлялся, почему она была в старшем отряде. Оказалось, что ей уже 13 лет! А так сразу и не подумаешь. В номере КВН она должна была играть козочку. Втерлась в доверие к Кате. И пока та делала ей «рожки» из волос, прочитала все наши номера! Все наши вопросы и ответы на разминку! Все это, конечно, я узнал от нее в конце сезона. А тогда мы не догадались, почему старший отряд подготовился лучше нас. Так вот она должна была играть козочку, а ее друг Димка должен был играть волка. Козочка лежала в обмороке а волк должен был ее поцеловать. Волк наклонился и в самый интересный момент прикрылся шляпой. Я подумал, вот здорово, наверное, играть волка. И понял, что, похоже, втюрился в Люську! И решил с ней подружиться.


Дима, Люськин друг, был очень странным. Я никогда в жизни не видел таких пацанов. Он был весь белый! Белые волосы, ресницы, брови. Когда он выходил на солнце, казалось, что он лысый. Его лицо постоянно двигалось. Мне было смешно на него смотреть. Но смеяться над ним было нельзя. Кулаки у него были о-го-го! Меня бы он, наверное, мог и убить. Вообще Дима был хорошим парнем. Когда все пацаны прикалывались над Максом, он не принимал в этом участия. Он постоянно был рядом с Люсей. Помогал ей по кухне – чистил картошку, помогал, когда она убиралась в палате – носил ей ведра с водой. Они вместе готовились к номерам. Девчонки не завидовали ей. Смеялись, что она дружит с таким страшным. Я уважал ее за это.


Сначала я боялся, что Димка не будет со мной даже разговаривать. Но это было не так. Димка оказался клевым пацаном! Мы стали общаться. Он стал ходить с нами на рыбалку. Учил всяким хитростям. С ним было интересно. И самое главное, теперь я мог видеть Люсю чаще.

Я был очень рад, что Люся относится ко мне хорошо и даже называет просто Вовой. Мне нравилось с ней разговаривать. Правда, я обычно начинал нести чушь, но она слушала меня внимательно. Даже про автомобили ей было интересно! Единственное, что меня напрягало, это то, что Люсе нравился Макс. Она всегда жалела его, когда старший отряд над ним издевался. Она даже как-то раз играла с ним в бадминтон! Особенно беспокоило это Диму.


Макс вел он себя как последний дурак. Попросту стучал на всех. Сплетничал с девчонками. Рассказывал им про пацанов разные вещи. Где подслушает, где увидит. К вечеру знает весь лагерь. Рассказал директору, кто из старшего отряда курит - лишился шлепанец. А однажды в лагере проходила игра – найди клад. Так он подслушал и подсмотрел, куда вожатые клали записки, и рассказал своему отряду. Старший отряд, конечно, выиграл, но свой приз отдал нам, а Макса вечером побили – всю игру испортил. Я думаю, если бы я так же вел себя, то давно бы уехал из лагеря, стыдно было бы. А Макс продолжал стучать до конца сезона. А Люся его жалела, говорила, что ему просто внимания не хватает. Она с ним в бадминтон поиграла, а он рассказал девчонкам, кто ей нравится из отряда. Хотя она ничего такого ему не говорила. После этого Макса побил уже Дима. А Люся перестала с Максом общаться.


Дима каким-то таинственным образом узнал, что мне нравится Люся. Сказал: «У тебя нет шансов, впрочем, как и у меня». А у кого они были? Люся выглядела так, будто кто-то самый-самый живет в ее сердце, но она об этом никому не скажет. Даже нам.

Наступало 7 июля и мы, пацаны, готовились. Толик разбудил нас в 5 утра, мы приготовили ведра с водой и встали у выхода из корпуса. Нам хотелось спать, но мы ждали – кто будет первым, кого мы обольем? Кто-то выходил. Кто-то выходил. Мы приготовились. В окне показалась светлая голова. Я понял, что это Люська. И в последний момент закричал: «Не-е-е-ет!», но было уже поздно. Люся стояла вся мокрая и… смеялась! Она кричала: «Ура! Я первая, кого сегодня облили!» Она тут же схватила наполненное ведро и вылила его на меня. Я растерялся и закричал. И разбудил весь корпус! Что тут началось! Мы обливались, наверное, час. Замерзли. Вожатая Наташа заставила нас переодеться и бежать вокруг лагеря.


После завтрака мы вдоволь пообливались и начали готовиться к празднику. Я и Дима собирали для Люси и ее подружек траву. Девочки делали костюмы русалок. Костюмы выглядели так: из верха и низа купальника торчала трава. Было очень смешно. Девчонки походили на туземцев. Мы с Димой делали анекдот про папу и сына. Остальные тоже что-то готовили.

После полдника все отряды оделись в «костюмы», построились парами и пошли на речку. Было очень весело. Мы пели песни про лагерь, про лето. Говорят, что на Ивана Купала всегда идет дождь. Так было и в тот раз. Но мы не расстроились. Наоборот! Даже небо нас обливало!


Река, в которой мы обычно купались, была мелкой и быстрой. Только в одном месте, ближе к деревьям был глубокий омут. Там разрешалось купаться только тем, кто умеет плавать. Я плавать, конечно, умел. И всегда удивлялся, почему другие не умеют. Ведь это так просто! Просто двигаешь руками и ногами, а вода тебя держит.


Так вот. Пришли мы на поляну, где обычно загорали, и начали наш праздник. Толик был Нептуном, а Люся и ее подружка, Юлька, его дочками русалками. Нептун сказал речь и объявил празднество открытым. Но купаться разрешалось только тогда, когда каждый покажет что-то интересное Нептуну и его свите. Мы с Димой показали анекдот. Стас и Федька изобразили танец чертей. Девочки из старшего отряда спели песню русалок. Все старались. В самом конце Люся с подружками должны были танцевать танец. Причем в реке. Они вошли в воду по пояс и начали танцевать. Люся, если честно, танцевала не очень. Но мне равно нравилось смотреть. И тут во время танца Люся поскользнулась на камне и начала тонуть! Она танцевала почти рядом с омутом. Плавать она не умела. Девчонки визжали. Пацаны кричали. Толик и вожатые бегали по берегу. И только я прыгнул в воду и вытащил Люсю! Она даже не успела наглотаться воды, но сильно испугалась. Ее еле успокоили. Вожатые тоже успокоились и разрешили всем купаться.


Люся меня очень благодарила, зато, что я ее спас. Дима корил себя за то, что в этот момент уходил за дровами. Но Люся его не винила.


Сезон подходил к концу. Я очень жалел, что родители в последний момент решили отправить меня к бабушке в деревню. Люська же оставалась в лагере на следующий сезон.

В предпоследний день сезона у нас в лагере проходил день самоуправления. Мы в этот день придумывали, как заработать деньги. У Люси с Юлькой был салон предсказаний. Димка устроился дворником. Я стал почтальоном. В конце дня нам обещали аукцион. И мы решили работать вместе, чтобы заработать побольше денег. А я решил признаться Люсе в любви. Я написал ей записку. И передал как почтальон. Она прочитала. Очень удивилась и сказала мне: «Какие-то придурки прикалываются». Я расстроился. Я так надеялся, что она догадается!


Оказалось, что мы втроем набрали больше всех денег. Мы передали все деньги Люсе. Она нам сказала, что купит все, что мы захотим. Сначала продавали конфеты. Затем игрушки. Я захотел себе машину. Люся, конечно же, ее выкупила. Дима захотел себе фонарик. Люся купила и его. На себя у нее денег не хватило. Но она успокоила нас, что ей ничего не понравилось тут.


На следующий день мы прощались. Дима подарил мне и Люсе по шоколадке. Люся подарила нам игрушечных слонов, которых сшила в лагере. Я только ничего не приготовил. Очень переживал из-за этого. И поэтому забыл спросить телефон Люси.


Автобус развез нас по домам. Девчонки плакали. Я если честно тоже. Но никому не показал. Август я провел в деревне с ребятами и потихоньку забыл Люсю.


Уже не помню, сколько прошло времени. Год, может два. Зимой я ехал в трамвае в спортивную школу. И увидел Люсю. Она совсем не изменилась! Она сидела у окна. Но я так к ней и не подошел. Я боялся, что она не захочет со мной разговаривать. Она вышла на остановке раньше меня и ушла, не оглядываясь, унося с собою мои воспоминания.



Август-сентябрь 2008г. На фото автор

"Вовчик". Мой рассказ моё, рассказ, длиннопост
Показать полностью 1
-12
Тёмный дар. Часть 4. Миру не обязательно казаться таким, какой он есть.
6 Комментариев  

Здравствуйте, мои, уже 23 подписчика, спасибо что вы есть. Я пишу только ради вас, потому как иначе я бы забросил всё это в самый дальний угол своего рабочего стола и никогда бы не вспоминал, потому что эти истории отнимают уж очень много времени, а отклика почти никакого (даже говном никто не называет). Что ж, я намерен закончить этот цикл, даже если меня заминусуют к херам. Пока есть вы - я буду писать)


1 часть: https://pikabu.ru/story/tyomnyiy_dar_chast_1_vtoroy_shans_46...

2 часть: https://pikabu.ru/story/tyomnyiy_dar_chast_2_novyie_gorizont...

3 часть: https://pikabu.ru/story/tyomnyiy_dar_chast_3_priotkryitaya_z...



Что я могу сказать? Мы приехали в Ад на ЛиАЗе-677. Правда я проспал весь этот процесс. Однако рогатый не соврал, описывая Ад. Здесь и правда жарковато.

Дядя Юра дал нам своё неповторимое напутствие и укатил в горизонт, грохоча оторванным глушителем.


Я стоял в некотором ступоре от осознания того, что уж точно не в соседней области и тем более мне сейчас не кинется на грудь светловолосая нимфа с косами до поясницы. Если в первом я не сомневался, то второе развеял горящий клерк с чемоданом, проходящий мимо.


-- Во парень на работе горит. – попытался схохмить мой спутник и глянул на охранника. Охранник показал жест «ну так себе». – Да что ты понимаешь в юморе? У тебя мозги из глины.


Поуничтожав взглядом бедного Глыбу, главный повёл нас на парковку, где стоял его лимузин. Здоровяк сел за руль, а мы назад.


-- Как тебе на нашем курорте? Солнышко не печёт?


Я посмотрел на небо и увидел там сотни тысяч фонарей, изрыгающих пламя, простирающихся до горизонта. Как ни странно, света было достаточно, чтобы считать, что сейчас вечер. На домах, что мы проезжали, танцевали тени. Атмосфера была столь жуткая, сколь захватывающая. Бесконечный город вечной ночи, где собрались самые порочные люди. Жгучая смесь, пожалуй. Но сколь порочен он был, столь же он был и стар. Объезжая квартал, можно было наблюдать архитектуру разных эпох и разных культур на одной улице. Проблема части этих домов была в том, что являясь аварийными, они не требовали ремонта и вопреки законам физики ничто не собиралось рушиться. Из-под старых заплат на асфальте, местами торчала брусчатка, времён Римской Империи.


-- Надо сказать, что когда Римляне научились строить дороги и заселять Ад, они сделали всё так качественно, что Ад уже нельзя было назвать Адом в плане дорог. До тех пор, пока не придумали комбинировать асфальт и коррупцию. Вот это и правда, самая настоящая кара. – отозвался мой спутник.


Люди, живущие здесь, явно были несчастны. Некоторые пытались жить своей жизнью, но всё делалось для поддержания общих упаднических настроений. Музыка была строго индивидуальная и играла только на полной громкости. Я заметил это, когда мы остановились на перекрёстке у салона красоты и оттуда доносились звуки brutal black metal-а, вместо какого-нибудь Ласкового Мая.


-- Знаешь, я тебе немного соврал. Тут есть маргиналы, но сама система не даёт им быть собой и заставляет перестраиваться. Вот, например, посмотри на ту скамейку.


Взглянув туда, я видел как гопники сидели и читали книги. Это удивило меня даже больше, чем общая картина этого места. Было приятно осознавать, что могила горбатого исправляет.


-- Наркоманам тут будет несладко, придётся пережить не одну ломку. Ведь даже если ты нашёл дозу, то всё что ты вынюхал, выкурил, вколол и съел – выйдет через место приёма с немалым дискомфортом. Некоторые пытаются прокопать лаз наружу, но даже если у них хватит сил, то мы жестоко пресечём попытку начать зомби-апокалипсис.


-- Странно, но я не видел ни одного зомби.


-- Это потому что наши люди работают здесь чётко и слаженно. Да и я приказал ведьмаку ликвидировать их наверху. Эти идиоты думают, что они будут жить вечно, но их ждёт вселенский облом. Умереть второй раз и вернуться тебе никто не даст. Тебя просто стирают из реальности и всё, что от тебя остаётся – это история. Сама душа не рассчитана на возвраты, Бог просто не предусмотрел этого. Что было у него в голове? Никто не знает.


Люций достал из холодильника бутылку явно дорогого скотча. Распечатал её, достал два стакана и разлил в них жидкость янтарного цвета.


-- Это редкость здесь. Смакуй вкус и насладись ароматом.


Я взял стакан, понюхал, отпил чуть-чуть и не найдя в нём ничего особенного, я опрокинул его залпом.


-- Имбецил! Ты хоть знал сколько она стоила?! А осушил как какую-то сивуху.


-- Дружище, надеюсь ты забрал сдачу. Тебе толкнули подделку.


Он отпил и поморщился.


-- Сраный вайтхорс! Я найду того барыгу и буду жечь его неделю.


-- Зачем ты его пьёшь вообще? Тебе ж всё равно, что вода.


-- Потому что мне нравится вкус, да и так я являюсь лучше других, ведь они не могут себе этого позволить. Всё в нашем мире делается, чтобы тебя заметили, все хотят быть лучше остальных. Все эти огромные дома, крутые машины, шмотки с именами дизайнеров – всё это делается, чтобы почесать своё эго о перила из кости мамонта. И чтобы каждый, кто это увидел, захотел бы также. Все стремятся к роскоши и почитанию, подобно богам. Чтобы люди падали, как домино, когда ты едешь по улице на своей новой, покрытой бриллиантами машине. И им неважно, какое говно ты несёшь у себя внутри, главное, что ты ослепил их своим богатством, а на остальное плюнут, поверь мне. Раньше в этом плане было ещё проще: твоя значимость росла прямо пропорционально с количеством твоих титулов. Будь ты хоть умственно отсталым овощем, испражняющимся под себя каждые 20 минут. Если тебя нарекли «Наместником Бога По Праву Рождения», то тебя будут хотеть, давать тебе деньги просто так, ты будешь желанным гостем в любом доме, а каждое твоё мычание будет приниматься с восторгом. Надо лишь ярко гореть, а что потом с тобой будет – неважно.


Он закончил свой монолог и пристально смотрел мне в глаза. «Хуйню сморозил», подумал я.


-- Может и сморозил, но если смотреть поверхностно, то так наш мир и устроен. – снова погрузился он в мысли, и не замечая того, что я забился в самый дальний угол лимузина с белым, как простыня, лицом и в позе богомола. – Гордыню многих я могу зацепить, могу предложить то, чего они хотят, отправляя души стройным маршем сюда. А ведь у нас здесь перенаселение, преступность, да и других проблем хватает. Можно понять, что ты делаешь что-то неправильно, если занимаешься этим несколько тысяч лет. Одно лишь неизменно – идолы. Людям надо чему-то поклоняться, быть рабами, иначе они не могут. Вот ты чему поклоняешься?


-- Здравому смыслу, я полагаю.


-- Ах, рыцарь ума и адекватности. Много же вас развелось, однако всех вас можно купить тем или иным удовольствием. Всех можно сломить, превратить в мычащих животных. Нужно лишь дать то, чего вы хотите и чуточку больше.


В этот момент раздался взрыв и половина машины вместе с моим собеседником и его молчаливым другом утонула в огне, а меня вместе с задней её частью откинуло на двадцать метров назад. Мне в руку воткнулся кусок бутылки и хорошенько её исполосовал. Я понимал, что надо отсюда валить, не то будет поздно, но не сразу заметил, что горлышко торчало из моего колена. «Ёбаный вайтхорс!» - подумал я. С дикой болью я её доставал, наплевав на все правила первой помощи. Важно было лишь вылезти из этой грёбаной машины, хоть на одной ноге, но вылезти…


Глыба не пострадал и полез вытаскивать своего хозяина, но судя по его виду, помощь ему была совсем не кстати. Он оттолкнул Глыбу так, что тот приземлился в фонарный столб на другой стороне улицы, щелчком пальца затушил весь огонь в радиусе пятидесяти метров, кроме того, что пылал у него в глазах и ореолом вокруг головы. Рогатый был явно недоволен, что его прервали.


-- Гриневицкий! – заорал он сотней голосов. – Твою мать, третий лимузин за месяц!


Фигура в ночи резко дёрнулась наутёк, но это было бесполезно. Люцифер распустил чёрные крылья, взмыл на высоту пары этажей и спикировал на бедолагу, подобно коршуну. Затем метнул его в окно здания неподалёку и влетел за ним. Были слышны крики горе-сапёра. Там определённо происходило нечто страшное.


Не теряя времени, я присел на бордюр и достал все осколки, превозмогая боль. Раны затягивались быстро, но с некоторым жжением, а колено уже не болело. Было жалко порванные штаны, что я, ко всему прочему, запачкал кровью.


Глыба уже стоял рядом со мной и наблюдал за разборкой наверху.


-- Что, дружок, нелёгкая работёнка?


-- Я нужен, чтобы защитить наверху. Внизу бесполезен. – послышался грустный утробный бас охранника.


-- Вот как? А не жалеешь, что тебе досталась такая роль?


Он ухмыльнулся и махнул рукой.


-- А ты не из разговорчивых. Жаль, я было хотел потрещать с тобой в одном из местных заведений. Но видимо, твой хозяин своими разговорами выполняет и твою норму тоже.


Глыба посмотрел мне в глаза и рассмеялся, похлопывая меня по плечу. Я не думал, что ладонью можно сломать ключицу, но ему это удалось. Благо она быстро срослась, но жуткое ощущение осталось.


-- Надо бы их разнимать, а то что-то долго это продолжается.


Охранник попятился назад и всем своим видом показал, что ему страшно.


-- Не в таком настроении. Убьёт.


-- А я думал моя бывшая во время месячных – зверь. Ладно, меня-то он вряд ли убьёт, так что надо попытаться.


Я вбежал в этот дом и поднялся на второй этаж. Старичок, мирно спящий там минут десять назад, сейчас дрожал, держась за одеяло. Я его успокоил и сказал, что сейчас разберусь. Он взвыл и начал дрожать ещё больше. Зайдя в комнату, я охуел. Князь Тьмы лупил бедолагу горящим факелом по голой заднице и тыкал его носом в пластид, приговаривая «Будешь так ещё делать, сука?! Похож я на императора?!».


-- Люцифер, ты говорил, что у нас дела какие-то были…


Он посмотрел на меня горящими глазами и в следующий момент остыл.


-- Да, знаешь, время – деньги. Оставлю-ка я его Сатане. Он-то из него дерьмо выбьет. – после этих слов бедолага взвыл и попытался убежать. – Куда блять?! Пойдёшь с нами, раз ехать мы уже не можем!


Люций вздохнул. В этом вздохе чувствовалась вселенская печаль, что он не может материализовывать брички из воздуха.


-- Ну благо осталось нам недалеко. Моя башня, считай тут, за углом.


Выходя из комнаты, я ещё раз извинился за беспорядок перед старичком, на что тот залез под одеяло.


-- Hallo, Otto! Wie geht es Ihnen?– с улыбкой сказал Люцифер и пошёл дальше.


-- Ausgezeichnet! – крикнул в след старик, вылезая из под одеяла.


Глыба подходил к нам, когда Люцифер кинул в него горе-подрывника.


-- Пойдём, переоденемся, а то эта сволочь наделала в моём костюме много лишних отверстий для вентиляции.


Путь был и впрямь недолгим, а башня стоила всех этих мучений. Вырастая из земли, словно каменное дерево, она врастала в гипотетический потолок, утопавший в непроглядном мраке.


Внутри нас встретила огромная очередь жалующихся, в начале которой сидела сварливая тётка, принимающая жалобы в одиноком окошке.


-- Вот что значит призвание! Она работала на почте всю жизнь, попивая кровь из клиентов вечными перерывами и хамством, а тут она может заниматься этим безнаказанно. Напротив, это даже поощряется… Кстати, который сейчас час?


-- Где-то шесть, а что?


-- Смотри внимательно за окошком.


Она встала из-за стула и с улыбкой захлопнула ставни с надписью «Обед – 7 рабочих дней»


-- Да ты больной ублюдок…


-- А ты думал. Это место не просто так Адом зовётся.


-- Хорошо, а чем она тогда занимается все эти семь дней?


-- Стоит в очереди за обедом, среди таких же сварливых тёток, как она, которые так и норовят обойти друг друга в очереди.


-- Напомни мне тебя не злить, хорошо?


Глыба в этот момент нас покинул. Видимо пошёл передавать пленника тому парню, что зовут Сатаной.


Мы поднялись на середину башни в так называемый «пентхаус»


-- Вон там ванная. – сказал Люцифер. – Отмойся от сажи, смой кровь и надень костюм, что найдёшь в шкафу.


-- Мы к чему-то готовимся?


-- Да, я познакомлю тебя с семьёй.


-- Эй, мы не так давно знакомы. Может ты меня сначала в ресторан сводишь?


-- Не хохми, это важное мероприятие. Будь готов к двенадцати.


-- А чего меня знакомить? Я же простой парень с улицы, подопытная крыса, как ты выразился.


-- Да, подопытная крыса. Но теперь ты не просто парень с улицы. Теперь ты Абаддон, демон войн и наш союзник.


-- Но я не соглашался на такое!


-- Увы, Витя, таково было соглашение. – он достал какую-то пергаментную бумажку и показал её мне. Мой взгляд упал на самый конец.


«...сим обязуюсь выполнять волю Совета Семи в войне против Баала-узурпатора. Виктор Филин»


-- Ты хотел выбраться из своей тюрьмы? Ты выбрался, получил великую силу. Что тебе ещё нужно?


-- Я был под обезболом!


-- Ну не знаю, выглядел ты вполне трезво для парня в гипсе от ушей до пят. В любом случае, Витя, ты нам поможешь, хочешь ты этого или нет. Я не зря притащил тебя в Ад и не опозорюсь перед братьями. А хочешь пожаловаться – вперёд, иди в очередь внизу.


-- Твою ж мать… Ты как сраный кредитор, что кидает карточки в почтовые ящики.


-- Это моя работа, парень, ничего личного. Отдыхай, пока можешь. – сказал он и ушёл вглубь квартиры.


С тяжёлой головой и уставшим телом я направился в ванную. «Хоть перебоев с горячей водой тут нет, я надеюсь» - подумал я и улёгся в удобную посудину из меди. В больнице мне этого так не хватало. Вся тяжесть последних событий навалилась на мой разум.


«Чёртов еврей, и чего я его слушаю?» - пронеслось у меня в голове, перед тем как я отрубился без задних ног.

Показать полностью
0
Липкарук
2 Комментария  

Не могу ручаться за все города нашей необъятной страны, но думаю, что во многих есть такие районы, где аномально много писклявых кровососов – хрупких, но очень настойчивых комаров.

В этом небольшом рассказе речь пойдет об одном из таких районов. Мне кажется, что глобальная угроза, о которой говорят на всех телеканалах, грядёт не со стороны США или других враждебно настроенных соседей, а именно с этих районов. Конечно, некоторые «политики» сейчас мне возразят…Мол, так это же американцы запустили москитов в наши города. Не будем противоречить этим Амереканофобам, а просто продолжим повествование. Ибо, собака лает а караван идет. Так вот: Постапокалипсис моими глазами.


Тонкий гул, режущий уши здесь никогда не прекращался. Тысячи комаров наполняли воздух, словно осенний дождь наполняет трещины изголодавшейся по влаге, земле. Полупрозрачная пелена, мешавшая видеть картину отчетливо, становилась все более плотной, чем ниже опускалось солнце... Эти места небыли предназначены для проживания чего-либо живого. БАМ. Так называли эти места. На табличке, у самого въезда на район красовалась табличка с трафаретным рисунком человека, которого подняли в воздух страшного вида насекомые. А чуть ниже, на том же знаке был нарисован запрещающий знак с перечеркнутыми на нем подтяжками.


Звук приближающегося автомобиля спугнул писклявый туман, и тот чуть развеялся. Визг тормозов заглушил все посторонние звуки, которыми полнилось пространство. Когда авто остановилось, из него вышел человек в белом халате с безумным лицом. Его глаза были наполнены злобой… это читалось не только в его лице. Каждое движение кричало о том, что не с добрыми намерениями он приехал в эту обитель проклятых. В этот ад на земле.


- Ну что!? Пора испытать мое изобретение. – захохотал он в голос – теперь город узнает, какова месть за насмешки над гениями! Кома два, неси аэрозоль!



Из машины показалась конечность необычной формы. Без какого либо намека на пальцы или кисть. Просто тонкая волосатая палка, сужающаяся к концу.

вскоре из машины вышло нечто, между человеком и комаром. Много грубых волос на голове, четыре руки, две ноги, горб и длинный, острый нос. В одной из рук он держал… нет, не держал… скорее прилепил едко зеленый баллончик, с распылителем сверху.



- пошевеливайся, что ты там так долго!?


- Пи-па-пи-пи пи-па-па-пу – ответил на понятном ему одному наречии Кома и протянул баллончик. Послышался характерный звук, который был знаком каждому из нас с самого детства, когда мы еще носили сандалии на липучках.


- Так то лучше.


- Пи-па!


- Какая тебе Пипа – возмутился мужчина в халате - умным сделать смог, а вот язык их учить желания нет – заметил раздосадованный ученный. После чего, постояв еще минуту в раздумьях, методично начал распылять содержимое баллончика.



-теперь быстро в машину! Они растут быстрее, чем умнеют..


Пустой баллончик еще не упал на землю, когда послышался рев мотора. Машина, подняв облако пыли, исчезла в нем так же быстро, как и появилась.


Прошу оценивать по строгости. набираюсь опыта )

Показать полностью
19
Курение убивает.
7 Комментариев в Авторские истории  

Патрик и Стэнли, сидя в кабинете нотариуса, внимательно прочли завещание своего отца. Оно гласило: дом, бизнес и всё имущество достанется тому из братьев, кто бросит курить, и не начнёт снова в течение года. Если курить бросят оба брата, через год наследство будет разделено между ними поровну, если же оба закурят вновь - всё уйдёт на благотворительность...



Покидая контору нотариуса, братья искоса поглядывали друг на друга. Оба они были заядлыми курильщиками с большим стажем, и оба категорически не желали расставаться с дурной привычкой. Было ещё кое-что, объединяющее их: оба брата не любили работать и перебивались случайными заработками, дожидаясь, пока отцовское наследство не избавит их от этой нудной обязанности. Однако каждый из них рассчитывал на цельный куш, а не на половину! Стэнли и Патрик и без того терпеть друг друга не могли, а угроза потерять половину наследства зажгла в их глазах настоящую ненависть.



- Ну что, брат, будем бросать? - ехидным тоном осведомился Патрик, когда они сели в такси.


- Куда деваться... - Стэнли демонстративно вышвырнул в окно сигару и откинулся на сиденье. Патрик так же демонстративно отправил туда же трубку и тоже замолчал.



Вернувшись в отцовский особняк, братья разошлись по своим комнатам. Стэнли, как обычно, стал возиться со своей лабораторией, а Патрик вывалил пачку чипсов в миску, включил детективный сериал по ТВ и заработал челюстями.


Но уже через десяток минут Патрик заколотил в дверь к Стэну.



- Стэнли, ублюдок, я тебя предупреждал, чтобы ты вонял своей химией в гараже! Убирай лабораторию из дома, урод, дышать же нечем!


Стэнли распахнул дверь, и мощная волна кошмарного запаха чуть не сшибла Патрика с ног.


- Чего разорался? Ну да, чуть-чуть пахнет...


- Чуть-чуть? Воняет как на скотомогильнике!


- Сам виноват. Это же ты сломал мне нос в восемь лет, вот я запахов с тех пор и не чувствую. Хорош визжать, я окно открою...



В другое время Патрик скандалил бы ещё пару часов, но... Но в этот раз он внезапно заткнулся и ушёл. Стэнли пожал плечами и закрыл дверь. Он обожал доводить "любимого" братца химической вонью, но сейчас она ему была нужна лишь для маскировки.


Стэн включил вытяжку и, надев респиратор, осторожно зажёг газовую горелку под тиглем.



***



- Дело, в принципе, понятное. - старший следователь Джим Дэниэльс улыбнулся журналистке. - Старший брат не чувствовал запахов, младший напустил в его комнату газа и тот взорвался, когда закуривал сигару. Вот только старший - неплохой химик - успел добавить братишке в его трубочный табак какой-то химической дряни, и тот, когда закурил свою трубочку, двинул кони от сердечного приступа. Курение убивает, да. Можете сделать эту фразу названием статьи. И не забудьте добавить, что благодаря курению сиротские приюты Пенсильвании получат двести миллионов долларов.



Создано в соавторстве с https://pikabu.ru/profile/Nedvoray

Показать полностью
10
Общественный долг.
16 Комментариев в Авторские истории  

Женщина возвращается домой после похода в ближайший к дому магазин. Купив только самое необходимое из пропитания и бытовой химии, она считает деньги, которых остаётся не так много до следующей зарплаты, и тяжело вздыхает. Сняв с себя верхнюю одежду, она проходит на кухню, делает себе бутерброд с кефиром и идёт смотреть телевизор в единственную комнату своей квартиры. Не заметив как летит время, женщина погружается в сон до самого утра.

Звонок в дверь резко пронзает воздух в квартире и застаёт спящую на диване врасплох: резко вскочив и не успев привести себя в порядок, женщина подходит к двери, смотрит в глазок и хрипло выдавливает из себя дежурное «Кто там?». В ответ женщина услышала что-то невнятное про пенсионные обязанности или ответственности и открыла дверь, чтобы узнать что в действительности хочет от неё незнакомец.

Услышав про пенсию, хозяйка сразу вспомнила о 55-ой годовщине собственного рождения, вспомнила про скорое увольнение с работы и про то, что, скорее всего, её ждёт не самое светлое будущее с таким маленьким стажем и отсутствием заслуг перед собственной страной.

Мысли и размышления женщины разбились о мягкое, но уверенное «Здравствуйте» незнакомца из пенсионной организации.

— Здравствуйте, вы пришли по какому вопросу? — женщина уже знала ответ на этот вопрос, однако на всякий случай спросила вслух.

— В соответствии с недавним государственным постановлением мы вынуждены оповещать всех женщин, вскоре достигающих пенсионного возраста, что им просто необходимо подписать заявление на добровольную эвтаназию в целях оптимизации государственных расходов. У вас есть родные и близкие, с которыми нужно решать юридические тонкости вопросов о наследстве?

Женщина, ошарашенная и абсолютно неподготовленная к подобному, способна ответить только на вопрос представителя пенсионной организации:

— У меня никого нет…

— Это прекрасно, — перебивает мужчина и, выудив документы из толстенной папки для бумаг, протягивает ей вместе с ручкой, — тогда вам нужно лишь подписать документы здесь, и в день вашего рождения мы бесплатно для вас предоставим транспортировку до ближайшего центра дожития, где вас подготовят к процедуре ухода на пенсию.

Женщина в ступоре смотрит на незнакомца, который всё ещё ожидает её подписи на бумаге. Через мгновение дрожащими губами она задаёт короткий вопрос:

— А что, если я откажусь?

— В случае отказа от проведения процедуры, — продолжает мужчина, — вам положены ежемесячные выплаты, посчитанные, естественно, в соответствии с вашим стажем и заслугами перед страной. В данном случае, однако, есть один нюанс: ваше имя попадает в так называемый постыдный список граждан, препятствующих позитивному развитию общества. На вас будут показывать пальцем на улице, все ваши соседи будут относиться к вам с презрением, но самое главное — за счёт выплат таким как вы урежут пособия многодетным семьям, инвалидам и другим нуждающимся социальным категориям. Граждане страны будут знать какой стыдный проступок вы совершили для продления собственной жизни в нашем государстве — продолжать свою жизнь за счёт будущего поколения, за счёт социально-экономических жертв, на которое идёт страна ради вас… вы сами всё понимаете.

Женщина молча смотрела на представителя государственной структуры, её нижняя губа изредка дрожала, она не знала что ответить. Где-то в глубине души она понимала, что всё равно у неё никого нет, а быть изгоем общества ей становиться очень уж не хочется.

— Но… что же станет с моей квартирой? — необычайно спокойно спросила она, уставившись в бумаги с большим количеством непонятных ей слов.

— Не переживайте, ваша квартира обязательно будет передана самым нуждающимся гражданам и будет использована со всей пользой. Не беспокойтесь о деталях, о них, как всегда, позаботится государство.

Уже через несколько дней в квартиру заселился военный, потерявший руку на некогда начатой государством войне. Ему, конечно, не сказали кому принадлежало его новое жильё до небольшого косметического ремонта. Только старая фотография маленькой девочки, упавшая под письменный стол, напоминала о старой хозяйке квартиры. Подобрав карточку и не без удивления посмотрев на неё, бывший военнослужащий пожал плечами и выкинул её в мусорное ведро и пошёл заваривать себе чай.

Показать полностью
1043
Вечный страх. Фельдшер — о людях, которые видели теракт и не могут это забыть.
32 Комментария  

Она приготовила завтрак и сидела у окна, дожидаясь мужа, когда соседняя многоэтажка слегка приподнялась над землёй, чтобы сразу же рухнуть вниз, оставив вместо себя груду камней, перемешанных с обломками мебели и человеческими останками.



***



— Она третий раз уже это делает! — мужчина крутился вокруг медиков, мешая работать.



Просьбы выйти в другую комнату мужчина, казалось, не слышал, продолжая нарезать круги по небольшой комнатушке. В отличие от него парнишка лет четырнадцати, в то время как его мать лежала на полу и за её жизнь рьяно боролась бригада, вёл себя более чем адекватно.



Пока отец целиком отдавался причитаниям, он бегал в машину скорой за дополнительными банками для капельниц и баллонами с кислородом, выносил из комнаты мешающиеся стулья и пуфики, помогал держать капельницу, а потом приспособил для неё швабру.



Оставшись без дела, он вытолкал отца в коридор и сел в непосредственной видимости бригады, готовый сорваться с места по любому жесту или просьбе о помощи. В его глазах читались и любовь, и забота, и переживания за судьбу матери, но страха в них не было. Страх заменили внимательность и сосредоточенность.



В конце концов больная стабилизировалась до того состояния, что можно было везти её в стационар. Муж начал лихорадочно искать документы, а пацан убежал на улицу, чтобы через три минуты вернуться с носилками и четырьмя дворниками. Документы жены отец так и не нашёл. Плюнув на них, бригада с дворниками погрузила больную в машину. Немного подумав, врач взял в сопровождающие не только отца, но и сына, решив, что, кроме взрослого, в приёмном отделении должен быть ещё и кто-то адекватный.



***



— О чём раньше-то думали, — фельдшер обращался к мальчишке. — Третья попытка суицида. Отец-то куда смотрел? Не мог психиатру маму показать?



— Он думал, обойдётся, — пацан разговаривал как взрослый, поглядывая на сидящего чуть поодаль отца, который всю дорогу не проронил ни слова, держа в своих руках руку жены. — Я предлагал. Он ни в какую. Говорил, что само пройдёт. Маму жалко, — продолжил он после паузы. — Она с той ночи, когда дом рухнул, сама не своя стала. К окнам не подходила, спать боялась. И вообще.



— А сам-то чего ж к врачу её не сводил?



— Пытался. Не хочет. Говорит, всё с ней нормально. А на дом вызвать... Кто ж меня послушает. Я несовершеннолетний. Отец по три-четыре месяца в командировках. И потом, мама же не всегда такая. Она и обед готовит, и стирка, и уборка. Ну… — парень спохватился, — я ей тоже помогаю, конечно, — он опять помолчал. — Мы с ней всегда гуляем, в кино ходим. Она знаете как много всего знает? И нас с папой любит, — он помолчал, собираясь с духом. — Маму теперь в дурдом заберут?



— Не в дурдом, а в психиатрическую больницу. И не сейчас. Сейчас ей другая медицинская помощь нужна. А потом психиатр будет решать. Может, и не положат. Лекарства назначат, чтоб дома пила. Говоришь, она вот так третий раз поступает? И всегда в один и тот же день?



Парень утвердительно кивнул.



— Да. Первый раз я у неё таблетки в руках увидел — отнял. Потом весь день от неё не отходил. И ночью тоже. Утром отец приехал. Я ему рассказал. Потом год всё нормально. Ну, почти нормально. Второй раз уже отец остался. Она чуть в окно не выпрыгнула. А потом опять всё нормально. А сегодня не уследили. И где она их прятала, эти таблетки?



— Ясно. Ты правильный пацан, хоть и несовершеннолетний, — фельдшер одобрительно кивнул головой и покосился на отца парня. — Уж не знаю даже, в кого. Захочешь в медучилище поступать, звони. Помогу, если надо. Вот мой телефон.



— Спасибо. Я даже не знаю… — парень растерялся. — Страшно у вас.



— Бояться боялся, а работу свою делал. Мы без тебя не справились бы, — фельдшер улыбнулся. — Ну, сам думай. Моё дело предложить.



***



"Спасибо. Я поступил. С мамой всё в порядке. От неё привет. От папы тоже спасибо".



Фельдшер гордо прочитал СМС доктору.



— И чему радуешься? Что парня на галеры подписал? — врач укоризненно покачал головой.



— А что? Не того подписал? — фельдшер изобразил на лице недоумение. — Надо было папу?  Автор - Дмитрий Беляков.

Показать полностью
1798
Надо подготовиться
69 Комментариев в Дети и родители  

Сын лет этак в пять начал копить деньги. То дедушка с бабушкой дадут, то мы подкинем. Спросила как-то, а на что он, собственно, копит. Ответил: "Ну, а как. Вот исполнится мне 18, пойду жену искать, а она мне скажет: то хочу, се хочу. Надо подготовиться..."

457
Немного из " Злого медика ". Очередная подборка.
57 Комментариев  

****

Ну почему каждый третий должен спросить на УЗИ - "Как это вы там что-то видите?"



****


- Назови хоть один плюс работы на скорой помощи без избитых фраз.



- Работа на скорой помогает не обращать внимание на запах в общественных туалетах.



****


А вы никогда не задумывались над двойными стандартами вот какого рода: для усыновления ребенка нужно массу всего. И доход, и жилье, и работу стабильную, и всевозможные характеристики. А "самодельного" хоть под мостом рожай, никому не интересно.



****


- Девушка, а что вы делаете сегодня вечером?


- Аборт.



****


Половина всех диагнозов в ожоговом отделении летом начинается с фразы:


- А мы шашлыки пожарить хотели!



****


Село Кукуево на окраине области. Село маленькое, молодёжь уезжает или спивается, работы нет, населена роботами. Привозят роженицу в областной центр, т.к. прогноз тяжёлых родов. Всё проходит хорошо, но на скрининг УЗИ обнаруживают порок сердца (или сосудов). Предлагают в течение (не буду врать) стольки-то лет наблюдаться и провести операцию, по достижению нужного возраста.


Мать с ребёнком выписывают, и больше они не появляются. Проходит (пусть 5 лет), на приём к педиатру приходит мать, под руку с синюшно бледным дистрофиком с одышкой.


И требует единовременно всё вылечить. После споров, жалоб и объяснений - врачи говорят нет, т.к. стадия декомпенсации пошла и уже все органы повреждены.


(И тут начинается вторая часть спектакля, ради которой всё затевалось!)


"Ну тогда вы нам инвалидность выпишите, мне тётя Нюра сказала, что нам 100500 тыщ полагается."



Т.е. ради здоровья ребёнка она это время не появлялась, а как деньги замаячили, то сразу припёрлась и ребёнка привезла. Все врачи (информация то идёт) чуть ли не проклинали эту мамашу и жалели ребёнка, пусть это черно, но желая ему скорее отмучиться.


Так как никакого развития тела и личности там не было, плюс повреждение многих органов, в том числе и нервной системы.


Через полгода паренёк отмучился из-за осложнённой пневмонии.



****


На УЗИ заметили патологию плода, предложили сделать прерывание. Мать отказалась.


Но после родов подала всякие жалобы в минздрав и прокуратуру, что в роддоме неправильно приняли роды и теперь ребёнок инвалид.


Была долгая проверка, нервы потрепали и больнице и отдельным врачам - но в претензии отказали, т.к. есть документ отказа, результаты УЗИ и дородовая карта.


Официально-то, врачи не виноваты, но мать уже успела "присесть на уши" многим роженицам и просто беременным, чем попортила имидж и честное имя больницы и врачей.



****


- Проездив 8 часов с одним заездом на 10 минут, в туалет и быстренько пополниться, в приемнике смотря на меня и больного долго думали кого принять в стационар. Того КОГО привезли или того КТО привез. Но когда я вместо вопроса "Какое сегодня число?" спросил "Какое меня зовут?" медсестра приемного покоя предложила мне койку в отдельной палате. Заработался.


- 8 часов всего? Щенок!



****


- А будет больно?


- Да.


- Чего Вы меня пугаете!?


- Нет, больно не будет.


- Чего Вы меня обманываете!?



****


Как говорит наш невролог: "Если новопассит не помогает, то тогда нужен старопассит 10-ти или 15-ти летней выдержки".



****


Давно рассказывали...


В советские времена приехал какой-то профессор из ГДР, для обмена опытом, совместную операцию провести. Ну, его естественно ждали, и даже ассистировать намылся сам заведующий. Специально бикс зарядили новым бельем - ну, типа "рванины нет у нас".


Интернов отличников нагнали полную операционную - перенимать бесценный опыт. Профессор намылся, ему подали белейший халат, пациент готов, вот-вот начнут. Профессор в перчатках. Ему подали инструмент, а он на кондер пальцем показывает- ''кондишн''. Говорит - ''кондишн арбайт''? Все так заерзали, а профессор опять, громче уже: ''кондишн арбайт''?


Ему: ''Найн''.


Он: ''нихт арбайт''? - переспросил. Заведующий головой помотал - "нихт".



Немец разворачивается, снимает перчатки, швыряет в таз и выходит.



****


- Ребята, у нас инфаркт!


- В молельную его! Быстро!


- Сестра, Псалтырь! Иоанн 1:45!


- Пульс падает, давление 60/40!


- "Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли..."


- Отец, мы его теряем!


- Может Петра попробовать?


- Сестра, крест! Переворачивайте его!


- Если это не поможет, то ничего не поможет.


- Как же туго входит...


- Пульс нитевидный. Всё, отдал Богу душу.


- Не вините себя, отец... На всё воля Божья.



****


Лежал у нас в отделении Боря (16 лет). Цирроз печени на почве хронического алкоголизма. Для нас Боря стал сенсацией. Мы к такому непривычные, больничка то детская!


Болел Боря сильно, по животу "голова медузы", сам похож на беременного зомби. Жалели мальца все, слушали развесив уши его жалостливые истории про бухающих родителей и огромные планы на будущее. Лечили изо всех сил! Плазмочка, альбуминчик, все,чтоб только лучше зайке стало. Боря слегка очухался и начал борзеть. Пару раз его с охраной по больнице искали. Потом унюхали подозрительные ароматы. Только рассекретить не могли, где берет спиртное. Заведующий не верил. Но однажды Боря просчитался.


В ту ночь дежурил его лечащий врач. Он зашел вечером в палату и увидел подозрительный блеск в глазах Бориса. Не говоря о подозрительном запахе. Возмущенный данным фактом, доктор сдернул Борю с кровати вместе с подушкой, из-под которой покатились бутылочки салицилового и муравьиного спирта!


Тут уж мамки, соседки по палате, рассказали страшную историю. Боре оказывается выдали таблетки, которые нужно запивать спиртом. А спирт не выдали! Вот они и проявили доброту и участие.



Что с ним сейчас не знаю. Надеюсь живой.



****



©ДокторЯр

Показать полностью
-4
Мой первый рассказ
19 Комментариев в Авторские истории  

Прошу сильно не ругать, это мой первый рассказ. Мне было интересно написать про апокалипсис, но чтобы не совсем мрачно, а чтоб какая-то надежда в светлом конце туннеля. Если найдёте ошибки, скажите, чтобы мне исправить. Я очень стараюсь, чтоб не было ошибок. Надеюсь, вам понравится. Если понравится, я могу ещё написать.

Сказка про бабушку и её папу


Был один мальчик без папы и его друзья. И ещё один враг, который тоже с друзьями играл.

И бабушка им всем рассказывала про телефон, телеграф, самолёты и интернет. Потому что у них случился постапокалипсис и так плохо жили на даче. А в городе страшно. А за городом плохо. Взрослые ходят из где плохо в куда страшно и приносят всякие полезные штуки. И вот они одни с бабушкой, которой 60 лет. Они думают, что это очень старая, потому что никогда Мадонну не видели.


А ещё бабушкин папка был космолётчик и куда-то улетел от них с мамой. А потом пожалел, но уже далеко было.

А потом вернулся, когда уже всё это с планетой случилось и жить стало плохо и страшно.


Он летал очень далеко и поэтому совсем не состарился, а даже намного моложе своей дочери, которая бабушка. Ему примерно лет 40.


Папа приземлился, потому что бабушка держит рацию в сарайке и включает её каждый вечер на полчаса. Ритуал. И вот сарайка сгорела, бабушку вытащили из горящего бункера, замотали в ковёр, чтоб согреть и напоили кактусовой водкой с аналогичной целью. И пьяненькая бабушка рассказывает им свои исторические байки.


А тут прадедушка с неба - бумс! Бабушка взламывает пол в кухне, фотку из-под половицы, глянула и в обморок - дынц! А главный наш героический герой смотрит на прадедушку и орёт: "Папка! Ты живой!" А евошный враг который - тот, оказывается, из прадедушкиной замороженной спермы был сделан. Немножко эктоплазмы, немножко барсучьего жира, пантокрин, билирубин и прочие волшебные ингридиенты - и вуаля! Мальчик готов. Но самого главного героя ненавидит. Потому что тот на него похож, а сам при этом настоящий. Ненастоящие мальчики ущемляются от его вида.


А бабушка им объясняет, что он не ихный папка, а еёшный:

— А вот это видел?! — и крутит им перед носом своей энцефалограммой. На энцефалограмме она - вылитый прадедушка.


Все врубились, что это Кащей Бессмертный - и драпать.

Так у бабушки возникла передышка, чтобы ознакомить прадедушку с рекогносцировкой.


И они все собираются идти в город. Потому что у Кащея на корабле не хватает одной детали. А потом он их всех спасёт и мир впридачу.


А ненастоящий мальчик подслушал и тоже собирается с друзьями в город. А настоящего бабушка с Кащеем не берут - заботятся. И ему приходится топать вместе с друзьями в стелсе. Он за это рассказывает мальчикам, что они ищут иголку в стоге сена. И все начинают дружно сено перебирать - как где встретят стог, так набрасываются. Но при этом придерживаются бабушкиного маршрута и идут ноздря-в-ноздрю.


А ненастоящий мальчик страшно гордится, что он из героической спермы сделан и вот у него папка живой - а у других нету. Но по следам прошлой вражды хочет погубить бабушкиного внука. И вот когда тот уже почти совсем выпадывает из окошка (они в городе, в стоэтажке) - он тогда его спасает и говорит:


— Ты же мой внук, — до него допёрло, что он бабушке брат. А у него раньше не было сестёр и братьев. А теперь у него семья и он их стал любить. Потому что семья - это самая большая ценность.


А в это время Кащей с бабушкой спасли электростанцию от злобных пришельцев и заодно почистили авгиевы конюшни и запустили турбулятор. И радуются, что скоро настанет светлое завтра.


И тут вдалеке, на другом конце города - бабушкина сноха орёт нечеловеческим голосом. А сына у бабушки уже нету, он где-то умер. Оказывается, она там грабила магазин и её захватили пришельцы, чтобы скушать. Или чтобы клонировать. Или сперва клонировать - а потом скушать. Так мяса больше будет. Кащей распустил крылья (а он был Бэтмэн, в далёкой галактике выучился на Бэтмэна), взял бабушку на ручки и полетел к маме. А мальчики остались сторожить электростанцию.


Мальчики посторожили-посторожили, им стало скучно - и они пошли захватывать телефон и телеграф.


А их звали Миша и Вася, допустим. Можно ещё подумать, а пока пускай так. И ещё у них друзья: Коля, Петя, Ваня и Рычаг. Потому что он рычит всё время и не разговаривает. Он немножко оборотень. Не всегда, а только ночью. Но разговаривать не любит. Он поэтому и стал оборотнем, что не любит разговаривать.


И вот Рычаг бежит впереди, хвостом виляет, а мальчики идут по улице и вдруг магазин с игрушками. Ну, там куклы-барби всякие, машинки и автоматы. И инструкции как этими игрушками пользоваться. Про машинки мальчики не вполне поняли, а оружие им очень понравилось. Они постреляли друг в дружку и расстроились - оружие же ненастоящее.


А Рычаг ещё дома давно нашёл военную базу и всё время туда убегал. Он там мечтал что станет волком-одиночкой и никому про эту базу не рассказывал. А теперь решил рассказать. Только он уже говорить совсем ещё не умел. И вот он давай всех кусать и рычать. И ноги грызёт. Мальчики хотели его всякими палками добить, но Рычаг был самый ловкий. А Миша, который бабушкин внук, им говорит:


— Постойте, мальчики, он пытается общаться.


Мальчики постояли, но общения нету, а только рычит и кусает. Они ругаются нехорошими словами и пытаются убить Рычага. А Миша открыл дверь и выпустил его. И сам за ним побежал. И Вася. И другие мальчики за ними. Потом другим мальчикам надоело бежать и они пошли грабить секс-шоп. А Вася и Миша прибежали с Рычагом на военную базу и затарились оружием. И через неделю пришли снова в город. Там далеко потому что было.


Они сразу побежали искать бабушку с прадедушкой и нашли их в лапах у пришельцев. И только они начали стрелять - как уже и другие мальчики прибежали за ними и тоже начали стрелять. Только сперва попросили, чтоб им оружие дали. А оружие оказалось настоящее и очень хорошо всех пришельцев убило. И мальчики освобождают бабушку, прадедушку и маму. И ещё одних бабушку, прадедушку и маму. И ещё одних. И ещё. И ещё. Оказывается, пришельцы их всех клонировали. И вот они не знают, как быть. И тогда самая первая мама хватает Мишу за руку:

— Мой мальчик! Как я рада! — и не отпускает, чтобы другие мамы не отобрали.


А вторая мама тогда хватает Васю за руку и кричит:

— Мой мальчик! Теперь у тебя есть мама!


А третья ещё мальчика. А четвёртая ещё. И пятая. А Рычага никто не хватает, потому что уже мамы кончились. Тогда первый прадедушка обнимает первую маму:

— Ты мне не родственница и это не инцест! — целует её и обнимает ещё Рычага и бабушку. Он же Бэтмэн, он всех может обнять.


И второй прадедушка обнимает вторую маму и вторую бабушку. И третий. И четвёртый. И так все поженились и у мальчиков возникли родители.


А потом оказалось, что Рычаг мутант и тоже уже почти Бэтмэн. А других мальчиков ещё учить да учить.



К О Н Е Ц

Показать полностью
4
Галя.
4 Комментария  

- Галя, мы с тобой уже целый год вместе, а ты мне ничего не рассказывала о твоём отце. О маме постоянно, а об отце никогда. Расскажи мне о нём, кто он?

- Ну хорошо, расскажу, вернее прочитаю! Я написала рассказ, что бы послать его в журнал "Новый мир", но там его не напечатали, теперь ты будешь его единственным свидетелем.

- Когда-то давно я жила в маленьком городке в трёхэтажном кирпичном доме. Вокруг моего уютного дома тоже находились трёх и пятиэтажные дома. И только в центре города построили большой пятнадцатиэтажный дом. Все его называли "пятнашка". Но примечателен он был не этим, а тем, что это был единственный дом в городе, в котором находился лифт! Да не один, а целых два.

Одно из развлечений у нас было - это катание на этих лифтах. Сначала во дворе в резиночку, потом в классики, потом в прятки и салки, а напоследок все шли в "пятнашку" ездить на лифтах.

Так было всегда, до того самого случая, который я хочу вам описать.

Как-то утром я завтракала, мама в это время варила холодец и, пока я ела, она рубила топориком говяжьим кости. Достав большую жестяную банку с солью, мама нечаянно уронила её на пол и рассыпала эту соль обильно по всей кухни.

- Ладно, мамочка, всё, я поела, пока, пошла гулять, - уж очень мне не хотелось собирать эту соль.

- Хорошо, иди, детка.

Я вышла на улицу и прошлась по двору. Во дворе как будто специально никого не оказалось.

Пришлось в одиночку сразиться в классики.

Делать нечего - пойду пройдусь по городу. Пока я шла, кошка черного цвета дважды перебежала мне дорогу, а потом ещё взялась меня сопровождать. Вот с таким эскортом дошла я до "пятнашки".

Зашла внутрь, вызвала лифт. Лифт приехал и встал. Но он был не такой как обычно. Он был обсолютно темный. Электрическая лампочка не работала.

Что-то мне говорило: дождись другого лифта, не садись.

Но я зашла в лифт и нажала на пятнадцатый этаж.

Двери захлопнулись, и я оказалась в абсолютной темноте.

Лифт ехал небыстро, осторожно перебираясь с этажа на этаж.

Вдруг он заскрипел и встал.

- Ну все, я застряла!

А надо сказать, что я застряла в лифте впервые и абсолютно не знала, что мне делать в таком случае.

Я села на корточки и стала плакать. Не знаю, сколько прошло времени - много или мало, но неожиданно раздался приглушённый голос:

- Ты чего плачешь?

Я говорю:

- Я в лифте застряла и не знаю как выбраться отсюда.

А сама думаю: "Кто это может со мной разговаривать здесь в лифте?"

Голос опять говорит.

- А мне кажется, что ты плачешь по своему умершему отцу.

- Я его совсем не помню, но сейчас, когда я плакала, мне почему-то он вспоминался и мне казалось, что он рядом и хочет мне помочь.


- А твоя мама вышла снова замуж?


- Вышла, только я не люблю нового маминого мужа, потому, что он хочет чтобы я его папой называла, а я его дядя Жора зову.


Голос как-то затих, всхлипнул и опять заговорил.


- Ты ведь Галя?


- Да я - Галя Проскурина.


- А я твой папа!


- Как?


- Я не умер! Меня посадили в тюрьму по ложному обвинению.

Обвинение это сделал дядя Жора, оклевитал меня перед мамой и родиной. Мы тогда работали в другом городе и он присвоил себе государственные деньги. Меня он напоил и подбросил в мой рюкзак пустые мешки от денег. Потом на суде он не заступился за меня и сказал, что он ничего не знает.

Когда меня приговорили к лагерю, он приехал сюда к твоей маме и втерся к ней в доверие, ещё больше оклевитал меня уже пред ней. Мама в конце концов вышла за него замуж! Но я знаю - она не знала всей правды.

Тебе они сказали, что я умер! Но я не умер. Недавно я сбежал из лагеря и приехал в ваш город.


- А где вы живёте?


- Здесь, на чердаке этого дома. Сегодня я спускался вниз и увидел тебя, заходящую в этот подъезд. Я очень удивился, но не выдал себя и спрятался под лестницу.


- А как вы меня узнали?


- Ты очень похожа на мою маму Татьяну Васильевну. Потом голубые глаза и улыбка и сразу видно, что ты - моя дочь!


- А вы какой?


- Я очень давно не видел себя в зеркало, наверное я такой сейчас небритый и страшный. Но ты меня сегодня не увидишь, иди сейчас домой и постарайся ничего не говорить маме и дяде Жоре.


На этих словах лифт тронулся и поехал вниз.


Двери открылись, и я выскочила на улицу. Я шла домой вся в смешанных чувствах, не зная, что мне предпринять.

Дома ничего не изменилось. Холодец был разлит в корытца и стыл в холодильнике. Мама куда-то ушла, а дядя Жора находился в командировке.

Я полезла в шкаф и нашла коробку с фотографиями и документами. Там были фотографии меня маленькой, мамы с папой, сидящих в обнимку, и какие-то документы.

Я стала читать всякие справки, дипломы, уведомления и вдруг наткнулась на постановление об аресте моего отца. Потом справка о разводе моей мамы с ним.

- Какой ужас, всё это было правдой!

Я полезла в гардероб к дяде Жоре, все там перерыла, но ничего подозрительного найти не удалось.

Тогда я вспомнила, что однажды застала дядю Жору в гараже, что-то сующего под железный шкаф. Тогда я не придала этому никакого значения.

Я нашла вторые ключи от гаража и спустилась во двор. Гараж находился тут же во дворе. Для своего алиби я слазила в погреб и достала маленькую баночку малинового варения. Потом я подошла к шкафу и сунула руку под шкаф. Там был какой-то деревянный ящик. Я его вытащила и отодвинула металлический шпингалет на нём.

В ящике был пакет из толстого целлофана. Я развернула пакет и нашла там золото - разные часы, серьги, цепочки, медальоны, монеты, несколько пачек денег и пистолет. Какой-то иностранный. Я это поняла, потому что на нём были иностранные буквы Walther, втавленные в ленточку, и две буквы РР.

Я взяла этот пакет и отнесла его домой, спрятала его за батареей у себя в комнате. А пистолет положила под матрас своей кровати.

Висячий замок я не стала закрывать, а бросила его в пруд. Ключи вернула на место.

Когда мама вернулась, я не подала никакого вида, что со мной что-то произошло. Отчим должен был вернуться на следующий день, и я стала ждать развития событий.

Отчим приехал весёлый, привез маме янтарные бусы. Он был в Прибалтике и достал там кассетный магнитофон Веф и торжественно вручил его мне. Ятоже как бы радовалась и была естественна. Смеялась и радовалась дорогому подарку.

Отчим вечером пошёл прогуляться и вернулся через некоторое время чёрный как туча.

Он подошёл к матери и сказал, что влезли в гараж.

Мама спросила.

- Что украли?

- Он говорит, что ничего!

- Давай вызовем милицию?

- Нет! Не надо, ничего же не украли.

В этот вечер дядя Жора достал бутылку водки из бара и выпил её всю.

Потом он стал орать на маму и говорить ей всякие плохие слова.

Я не выдержала и пришла к ним в комнату с пистолетом.

Глаза отчима, увидев пистолет, просияли: "так это маленькая стерва залезла ко мне в гараж. Слава Богу. Теперь главное узнать у неё, где деньги и драгоценности."

- Ты что, была в гараже?

- В каком гараже?


Надо вынудить его признать, что это его деньги и пистолет.


- А что у вас было в гараже, дядя Жора?

- А ты сама что, не знаешь?

- Нет, не знаю! А это ваш пистолет?

"Мерзавка, хочет выудить меня признать перед матерью, что это мой пистолет! Тогда придется их валить! Да уже и так это придется сделать!"

- Это мой пистолет, я его с войны нёс!

- А откуда у вас денег столько много и золота?

"Хочет узнать о деньгах! Ну теперь можно уже и сказать! Всё равно валить, а так и помирать им будет спокойней."

- Эти деньги я украл и сделал так, что все подумали на твоего отца! Поняла, маленькая ведьма?

Тут мама как заревет!

- Ой, ууууууувув, ой ууууууувув!

В этот момент он рванул на меня и я выстрелила.

Пуля прошла мимо, я бросила пистолет в отчима и побежала.

Не соображая как, очутилась на улице и долго бежала. Чувствовалось, что дядя Жора бежит за мной.

Каким-то образом я оказалась около " пятнашки". Забежала в подъезд и вызвала лифт. Послышались шаги в подъезде, отчим ворвался, лифт приехал и распахнул своё чёрное пространство.

Я быстро прошмыгнула под лестницу и затаилась там.

Отчим подошёл к лифту и зашёл в его темноту. Двери закрылись и лифт поехал.

В это время я почувствовала чье-то присутствие под лестницей. И вдруг послышался лёгкий шёпот.

- Доченька, это я, папа, не бойся!

- Я не боюсь, папочка! Ты где?

- Я здесь, прощай, мне надо наверх.

Отец мягко прошел около меня в сторону и стал подниматься наверх.

Я выбежала из подъезда и помчалась в милицию.

Когда милиция пришла в пятнашку, она обнаружила застрявший лифт на девятом этаже. Лифт открыли и увидели отчима лежащего на полу. В руках у него был пистолет. Экспертиза установила, что он стрелял в разные стороны и одна пуля отскочила и рикошетом ударила ему в голову.

Ещё в милиции нам с мамой сказали, что папа сбежал из лагеря неделю назад и был застрелен при проведении разыскных мероприятий в лесной зоне около поселка "Девментьевская изба" Коми АССР.

Все ценности мы сдали государству, мой отец был оправдан.

По номеру пистолета и архивным фотографиям установили, что дядя Жора был на самом деле немецким агентом-диверсантом Юрием Бугаевым, предателем родины закончившим разведывательно-диверсионную школу в городе Луккенвальде при Абвер-2.

После войны он затаился и жил под чужим именем. Но его злая суть не могла затаиться и он промышлял черными делами, воровал, грабил, погубил моего отца и в конце концов погубил и себя.

Галя закончила читать! Молодой человек сидел молча и неподвижно. Вся эта история немного напугала его своей невероятностью!

- И это правда с тобой произошло?

- Да! Это моя история, с которой я живу.

- Мне нужно пойти пройтись, поразмышлять! Очень много вопросов, ведь если действительно с тобой говорил и помогал тебе твой отец, то он это делал уже после своей смерти! А это противоречит всему тому, во что я верю!

- А я в это не верю, я это знаю потому что это со мной происходило! А тебе, правда, остаётся только верить мне и моей истории.

Галя. рассказ, проза, мистика, длиннопост
Показать полностью 1


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь