Sochinil

Пикабушник
поставил 5464 плюса и 155 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
11К рейтинг 101 подписчик 1089 комментариев 41 пост 9 в горячем

Снова ВТБ

Собственно, ситуация для того, чтобы потенциальный клиент лишний раз подумал, а стоит ли связываться с ними.
Лично я понял - больше никаких дел никогда с этим банком.

Ну и, по традиции, либо я разучился пользоваться поисковиками, либо информация достаточно редкая, поэтому буду благодарен любому совету.

Предыстория:
-Есть ипотека в ВТБ, есть арест приставов на этой карте.
Банк заставляет платить всё через третье лицо через его счета с личным присутствием при подаче заявления этого человека. В последний раз с менеджером вроде выбил право тупо с его заявлением приходить и вписывать самому сумму, чтобы не напрягать человека.

Сама ситуация:
Есть немного денег на частично досрочное погашение ипотеки, на все попытки внести их, банк отвечает... Отказом!
Нет возможности, счёт арестован, со счёта третьего лица нельзя, можете только вы.

Результат очевиден - лишние переплаты и невозможность досрочно гасить в ускоренном режиме.

Везде написано, что это вопиющее нарушение закона.
Подскажите, кто знает, как это прекрасное заведение понудить исполнить свои обязательства?

Показать полностью
85

Когда-то давно, когда я был маленький

Мы с бабушкой и сестрой гуляли по местному лесу-парку. Мне было лет семь, сестре пять.
Ехали на троллейбусе, под его монотонный скулёж электродвигателя до конечной.
Оттуда - пешком.
Я не помню, сколько это занимало времени, по ощущениям - вечность.
Мы останавливались у каждых турников, лабиринтов и качель.
Дальше, мимо шахматного клуба, с такими загадочно-сидящими-на-одном-месте дедушками и бабушками.
В лесу были белки. Иногда мы их кормили. В конце пути мы доходили до живописного холма.
И обратный путь - так же обстоятельно, с лазаньями и шутками.

Сегодня я добежал туда за 13 минут.
Всё детство поместилось в три песни в наушниках.

Не знаю, к чему я это всё.
Пока писал - позвонил бабушке.

Когда-то давно, когда я был маленький Воспоминания из детства, Детство, Бег, Длиннопост, Фотография
Показать полностью 1
11

День четвёртый! Цыганка, конец автостопа...


https://pikabu.ru/story/den_pervyiy_8494982https://pikabu.ru...

День 3

Паша разбудил меня ближе к восьми утра и мы отправились на первый этаж – завтракать. Покушав, мы дождались его знакомого, с которым он с утра и собирался ехать в Ульяновск. Собрались. Ехать нужно было в «газели», у которой, как выяснилось при переключении на вторую скорость, не отрегулированы клапана или что-то там ещё, и в итоге она мало того, что «кашляет», так ещё и едет не быстрей 40км., а в горки вообще просто поднимается - уже хорошо.

По пути, на дороге из деревни к трассе, Паша пожелал мне удачи, сказал, что даст свой номер телефона, и если мне потребуется помощь с жильём, или что-то ещё, то я могу ему звонить из любого города страны. Сказал, что постарается помочь, чем сможет. Мы доехали до трассы, остановились. Я вышел и мы попрощались, они уехали. Мне же нужно было подняться вверх на развязке, под которой я вышел. Номера Павел не дал, видимо забыл, но я решил не наглеть и не напоминать ему – он мне и так хорошо помог.

Я его недооценивал. Поднявшись на развязку и пройдя метров триста, я услышал натужное кряхтение машины и гудок сигнала – они не поленились, вспомнив что забыли дать номер развернуться, подняться вверх на этой раздолбанной газели, чтобы дать мне номер, на случай если понадобится помощь. Приятное ощущение – знать, что в мире есть такие люди. Знать, что не всё меряется деньгами. Протянув мне бумажку с номером, они уехали, а я пошёл дальше, вперёд.

Впереди стоял комплекс из придорожных зданий – кафе, гостиницы, бани, пункта ДПС. Пройдя мимо них всех, и решив, что воду набрать всегда успею, я хотел было начать голосовать, но ко мне подошла проходящая мимо цыганка.

-Дай, сколько не жалко! – оценивающе глядя на мои пожитки, потребовала она.

-Все жалко.

-Дай, я тебе погадаю!

Тут я решил поиздеваться, мне всегда было интересно узнать и проверить на себе «колдовские чары», с помощью которых у людей цыгане отнимают деньги, драгоценности и прочее. Всегда с усмешкой слушал такие рассказы.

Поэтому с лёгкостью согласился. Цыганка взяла мою руку, что-то там покрутила, сделав вид, что читает моё будущее и судьбу. Приговаривала о том, что своему барону она гадает за деньги, а мне выпала великая честь. В общем набивала цену, если русским языком. Вычитав мою судьбу она начала говорить о моей жизни, собирая в кучу ложь и правду, ту информацию, для большинства людей в которой будет высокий процент «предсказаний». Рассказывала шаблон общего человека в общем. Возможно, делая ставку и исходя из моего возраста. Не может же быть одинаковым предсказание для меня и какой-нибудь бабушки на вокзале?

Потом сделала таинственное лицо, и «загадочным» взглядом решила проверить мою реакцию. – Я засмеялся.

-Не смейся! Не смейся! – со страхом промолвила она, - будешь смеяться, тебя настигнет кара!

Конечно же, я снова засмеялся. Она попросила опять дать, сколько не жалко.

Я вспомнил, что в кармане у меня валялись 4 рубля, на которые я «купил» яблок вчера возле Самары. Сунул руку в карман, выгреб мелочь и протянул ей. Она с ужасом посмотрела на сумму, взяла рубль, остальное отдала мне.

Пошерудила рублём из одной руки в другую, произнесла какую-то фигню, обращаясь видимо к рублю, и протянув мне, сказала: «Бери!»

-Стой, его нужно завернуть в деньги, иначе не сбудется, - сказала она мне, отведя рубль от моей руки, которой я только что потянулся к рублю.

Я достал бумажку с номером Павла из кармана (номер уже был переписан в телефон, и бумажка не была нужна), протянул кусочек ей, она же в ответ яростно запротестовала – нужно заворачивать только в деньги. Вот здесь я совершил ошибку и достал деньги. К тому же у меня не было мелочи, и я достал 500 рублей, она взяла их, обернула ими рубль, скомкав, вытолкнула рубль и отведя руку мне за ухо – за поле зрения, спрятала деньги в рукав.

Нагло улыбнулась, показав пустую ладонь. Ожидая каких-то попыток хитрых махинаций, следя за всеми её действиями, и в принципе все осознавая, я купился на банальном любопытстве, просто ошалев от такой наглости. В эту же секунду, стоя перед ней начал думать – залезть в рукав за деньгами? Легко. Я дёрнул её руку, начал лезть в рукав, она её одёрнула. Залезть в наглую, так же, как она их украла? С одной стороны да, можно, и даже нужно – деньги мои. С другой, неизвестно, сколько тут в кустах может сидеть этих цыган, а я на дороге как-никак. Вдали их бродило несколько и от воплей цыганки они насторожились и перестали бродить.

Вдруг кинутся? Да, есть нож. Резать стадо цыган из-за пятиста рублей? Заманчиво, конечно… Вдали пост ДПС. Подойти к ним, рассказать о случившемся? Не думаю, что цыгане возле поста для них новость, скорее лишняя графа в бюджете. Звонить в милицию? Потеряны пол дня, к тому же наверняка не смогу доказать, что деньги мои, скажет лежали. Да и пока они приедут… Просто пригрозить ей ножом, чтобы сама отдала? Не поверит, не резать же её в самом деле? В итоге перебрав возможные варианты за пару секунд в голове, я понял, что попросту лишился пятиста рублей. Тебя кинула цыганка, поздравляю – пронеслась в голове мысль. Денег осталось ещё две тысячи, за всё время я потратил только пятьсот рублей, и столько же потерял за пару минут. Решив, что все способы вернуть деньги себя не оправдывают, я не перестал улыбаться, глядя цыганке в глаза, изображая, что для меня это не деньги. Она отдала мне рубль, сказав, что через две недели я получу в два раза больше, чем потерял, и ушла восвояси.

Я забегу вперёд, и скажу, что ровно через двенадцать дней мне дали две тысячи рублей – тысяча из них была моей. Мне до сих пор смешно от того, что эта цыганка и представить себе не может, насколько интересней и загадочней может оказаться жизнь, воплощая глупые успокаивающие слова, которые использовались для того, чтобы дать время на отход восвояси и предназначенные дать людям шанс себя оправдать. На самом деле нет никакой магии, во всяком случае тогда – не было. Есть банальные уловки, для каждого свои, я попался на самоуверенности и интересе, не ожидая обычной кражи с цирковым трюком. А те люди, что говорят о магии, завороженном взгляде, о том, что не понимали, что с ними происходит – просто боятся. Боятся себе, или же окружающим признаться в том, что сами виноваты.

Через пять - десять секунд(!!!), я не шучу, через максимум десять секунд после того, как цыганка начала от меня отходить, возле меня остановился джип, водитель которого и даст мне через две недели те две тысячи, и не только их - уже потом. Судьба и жизнь – лучшие режиссёры, определённо.

Возможно мне повезло потому, что я не расстроился потере пятиста рублей, иногда мне кажется, что удача сопутствует безрассудству и опрометчивости. Может смелости. Лично для меня было немного неуютно и страшновато закрывать двери своей квартиры, понимая, на что иду. Что у меня есть хоть маленький, но риск не вернуться.

[2019. Я как сейчас помню, как бросал в подъезде на пол рюкзак и палатку, закрывал дверь квартиры, убирал ключи. Дома никого не было, мама была на работе, я вызвал кнопку лифта и он ехал долго, с самого низа. Я слушал грохот машины, шелест смазанного мотора где-то наверху и думал – а увижу ли я ещё раз этот лифт? Открою ли я ещё хоть раз эту дверь?

Да, должен увидеть. Должен открыть. Но дорога – это и аварии, и кража людей, и куча непонятных и случайных событий в неизвестных мне городах с неизвестными мне людьми. Шанс невернуться я оценил где-то в 8-20%. Интуитивно. Двери лифта открылись, я зашёл в них и поехал.]

А может приехавшая машина сразу после цыганки, как и сбывшееся её предсказание - просто случайность. Не знаю, в чём причина, но садясь в машину этого джипа, я ещё не был знаком с его водителем, поэтому чего думать? Я сел, закрыл дверь, и мы поехали.

Водитель оказался немолодым дедом, но очень интересным человеком. Он почти сразу же, при первом поводе, спросил меня посмеиваясь:

- Угадай, сколько мне лет?

- Шестьдесят три, или пять, - ответил я, поглядев повнимательней. На самом деле он настолько и выглядел, поэтому я решил сказать правду, лишив его возможности похвастаться.

- Мне семьдесят три.

Я чуть с сидения не съехал. Дед, которому семьдесят три года, едет за две тысячи километров (это выяснилось из разговора чуть раньше) на «митсубиши паджеро», не особо опасаясь того, что стрелка спидометра переваливается за сотню-полторы. При этом, если его кто-то умудрялся обгонять, он искренне удивлялся, поддавал газу, обгонял машину и похихикивая спрашивал у меня:

-Классно я его, сосунка, да?

В общем хохотали вместе. Оказалось, что он едет до моря, но взять меня с собой не может:

- По пути возьму матрёшек, места в салоне не будет.

Матрёшки – это он так женщин называет изредка, видимо уменьшительно… ласкательное?

Разговорившись и узнав, сколько у меня с собой денег, куда я еду, он предложил поработать у него на стройке каменщиком, сказав, что жить я могу у него, и питаться буду тоже бесплатно – готовить есть кому и есть для кого. Я легко согласился.

Поэтому, не доехав со мной до Волгограда километров 50, мы обменялись телефонами и попрощались.

[ 2019 - К сожалению вся эта часть рассказа написана уже после поездки. Блокнот где-то был потерян и я восстанавливал всё из памяти уже году в 2014. Поэтому не всё записано, а ощущения могут быть прохладней, чем были. Тем не менее про деда я помню ещё один прикол – пока мы ехали, он задал мне «загадку» - угадать, что в автомобиле самое важное? Пока я перечислял внутренности автомобиля, он, похихикивая, остановился у какого-то лесочка, достал из бардачка туалетную бумагу – «вот что» и ушёл в лес.]

Теперь, попрощавшись с дедом, мне нужно было доехать до Темрюка, что в Краснодарском крае, и потом позвонить ему. А перед этим добраться до Волгограда и посмотреть на Родину-Мать.

Я встал на обочину и начал ловить машину. Примерно через пол часа возле меня остановился ваз классика и мы поехали в бывший когда-то Сталинградом город.

Приехали на какую-то площадь, где я вышел и спросив у продавщицы кваса как мне добраться до желаемой статуи, пошёл по указанному маршруту к трамвайной остановке. Меня встретили округлые трамваи с дверьми от троллейбусов, ореолом обитания которых является почти вся центральная Россия, в одном из которых я и доехал прямо до Мамаева кургана.

Описывать статую и все те монументы, что находятся возле неё, на длинном подъёме вверх кургана не имеет смысла, это просто нужно видеть. И слышать (там звучит музыка военных лет). У вечного огня легко можно увидеть плачущих мужчин. Вообще сама статуя не произвела на меня каких-либо особых впечатлений. Она огромная. Она красивая. Но я примерно так и представлял её. А вот в целом, окунувшись в высеченные из камня лица людей из прошлого, лица целой страны, которые воевали так, что о них ещё долго будут помнить, начинаешь осознавать масштабы трагедии, и становится страшно. Этот урок должны помнить люди всех стран нашей планеты, потому что пока память сохранилась – меньше шанс повторения подобного.

Ещё в Волгограде, не доходя шагов 300 до основания монумента, у меня сломался фотоаппарат. Единственное событие за всю поездку, которое меня расстроило – фотографировать не смогу. Минуты через две забив на это, я стал снимать на камеру телефона (кошмарные 0.3мпксл с неизвестной матрицей вместо 10.1 с нормальными настройками и зумом).

Потом немного подумав, я решил добираться от Волгограда уже не автостопом, а поездом или автобусом. Во-первых, хотелось наконец-то оказаться на море, во-вторых хотелось комфорта. И хотя подумав о том, что доехать до конца автостопом было бы не плохо, я всё-таки не надумал ехать и дальше так же – больше времени побывать на море, а одну из двух целей (посмотреть на Родину-Мать вблизи) я уже осуществил.

Потому доехал до вокзала, купил там билет до Краснодара, истратив чуть больше тысячи рублей. До поезда оставалась куча времени, я сходил до автовокзала и сравнил цены на билеты. Разница была в сто рублей в пользу поезда, но во времени посадки в Волгограде поезд выигрывал почти часов семь. У меня совсем не осталось продуктов питания, поэтому я пошёл гулять по городу, по пути выискивая какой-нибудь супермаркет. Найдя такой, купил пакет молока, батон и булку хлеба, пару пачек лапши, два пакета семечек и яблок. Примерно так, точно уже не помню…

[2019 – 1673 километра расстояние от Челябинска до Волгограда. Я уже сам забыл, что в Волгограде купил билет на поезд, думал, что ехал до самого Темрюка автостопом. Очень разочаровался. По примеру веломарафона 200 помню – преодолеть до конца = гораздо круче. Сегодня даже жалко тот остаток участка, что недоехал. Но, се ля ви.]

Потом часа два сидел на вокзале в зале ожиданий и занимался разглядыванием прохожих вперемешку с чтением книжки. Кстати говоря – с собой у меня не было кофты, фонарика, джинсов и мастерки, но были две книжки Лукьяненко. Выбор пал на него, потому что всё остальное в доме было либо подозрительных названий и непрочитанное, либо зачитанное до дыр. А эти книги читал всего по одному разу.

Там же на вокзале я сходил в душ, отдав за это кошмарные 100 рублей и повоевав с его «наместницей», предложив ей заплатить 50 рублей вместо ста, но уложиться в 15 минут а не отведённые 30ть. После такого предложение она пришла в ярость и начала орать, пришлось сказать ей «потише», после которого оставшиеся действия она производила в полном молчании, мне на радость.

Зайдя в душ я выкрутил воду на полную мощность, и пол часа торчал в душе, умудрившись затопить таким напором не только сам душ, но и коридор за дверью. Хотя пол там был выложен плиткой, и тётка своими криками заслужила провести лишние пять минут, обдумывая то, какие ужасные пошли люди.

Потом я сел в поезд, он был проходящим, и в пять утра местного времени в нём все уже спали. Поэтому я тихо нашёл свою койку, получил бельё, расстелил его и лёг спать.

По прямой до Азовского моря мне оставалось 410 километров, до Чёрного 680, а до Каспийского – 420. Таким образом, в сумме проехав чуть меньше двух тысяч километров автостопом за четыре дня и добравшись до Волгограда, заплатив за весь проезд 62 рубля, часть моего путешествия закончилась, перейдя в другую стадию.

Показать полностью
6

День 3

День второй
День первый


С утра я проснулся раньше всех минут за десять, дома бы так просто не встал и с будильником.
Мы собрались и сразу же выбежали на улицу. В машине, с помощью манипуляций и сравнений распечатанного мной в яндекс.картах маршрута и картой Самары в руках парня, мы пытались выяснить в какую сторону мне нужно ехать, чтобы выехать из города на трассу до Саратова. Нам оказалось не по пути, мы попрощались прямо у подъезда, и он уехал.

Прошлым вечером, на одном из столбов я успел заметить указатель в сторону Саратова и Волгограда. Дорога, как я думал, была прямая, поэтому решил пойти в обратную сторону и, найдя указатель, двинуться в направлении выезда из города. По пути мой взгляд упал на электронный градусник, висящий на одном из зданий: 07:32, и спустя ещё пару секунд: +47. Сошёл с ума, - подумал я и пошёл дальше. Следующий градусник тоже сошёл с ума и показывал те же +47.
Третий градусник, оказавшийся в тени, я заметил издали и подходя к нему ждал опровержений, а получил +46. В тени. В полвосьмого утра.

Это конечно было забавно и всё такое, но идти было тяжело и постоянно хотелось пить, просто постоянно. Оказалось, что идти было не просто тяжело, но и мало того, бесполезно – я шёл и оглядывался на каждый столб, прошёл по одному из главных проспектов города километра с три и ничего не нашёл. Видимо ночью, мы всё-таки где-то делали повороты.

Спросив у одного из прохожих маршрут, оказалось, что мне нужно идти в обратную сторону, пока не наткнусь на какую-то там «Аврору» и трамвайные пути возле неё. Решив ориентироваться на трамвайные пути – их не заметить или потерять сложней, я пошёл обратно. Пройдя весь путь назад почти до дома, где ночевал, я увидел рельсы – перешёл их, и метров через двадцать увидел конечную маршрутных такси, которые раз в час ездили до какого-то городка рядом с Самарой, то есть как раз выезжали за пределы города, и были тем, что мне нужно. В общем, от дома, из которого я вышел утром, до этого места было метров триста. Я шёл около двух часов.

Узнав у водителей, которые курили неподалёку от своих микроавтобусов, к которым изредка подходили люди и садились, что мне по пути и выйду я там, где мне надо, я тоже сел в машину. Подождав девяти часов, мы поехали. Билет стоил шестьдесят рублей, до этого момента на всю дорогу было потрачено 22 рубля, и те в Челябинске. Не доезжая до городка, который оказался Чапаевском, я вышел на повороте с дороги, и увидел на обочине женщину, торгующую яблоками.

Подошёл к ней:

- Почём у вас яблоки стоят?

- Сорок рублей за ведёрко. (Маленькое такое, килограмма на полтора)

- А в розницу?

- Сколько у тебя денег?

- Четыре рубля, - найдя мелочь в кармане и сосчитав её, отвечаю я. Хотелось взять одно-два яблока.

Отсчитав и дав мне штук семь – восемь яблок, то есть почти половину ведра, она взяла четыре рубля, а я довольный встал чуть поодаль, начал их есть и ловить попутку. Минуты через две она подошла ко мне, и с улыбкой протягивая деньги, говорит:

- Возьми, пригодятся.

- У меня есть, - удивлённо отвечаю в ответ и вспоминаю, что с собой у меня ещё примерно две с половиной тысячи. Мало, конечно. Очень мало, для поездки на такое же расстояние, сколько денег, но всё-таки.

В итоге мы минуты три спорили, и мне пришлось взять мелочь, иначе спор грозил затянуться. Радостная своей помощью, женщина села назад на перевёрнутое ведро и снова открыла книжку, продолжив читать в ожидании покупателей, а я вновь вытянул руку с большим пальцем.

[2019 – что руководствуется людьми, когда они меняют своё решение. Ведь прошло десять лет, а я пишу сейчас и думаю о яблоках в ведре. Я желаю ей здоровья, даже не зная, жива ли эта женщина. Я не помню вкуса этих яблок, не помню её лица. Помню дорогу, сухой пыльный песок обочины и прочитав при редактировании вспоминаю детали. Кто-нибудь прохожий сможет когда-нибудь вспомнить так меня?]

Машины останавливались часто, штук пять минут за двадцать, но всем оказывалось не по пути. Время было что-то около десяти и желудок явственно намекал о завтраке – всячески урчал и мешал мозгу адекватно воспринимать информацию. Достав из палатки (в рюкзак не влезли) плавленые сырки, купленные в Самаре вчера вечером, я их открыл и попробовал – оказалось на такой жаре, они за несколько часов уже испортились. Пришлось все их выкинуть, вместе с консервой, есть которую я тоже побоялся. Остались хлеб и два-три завалявшихся с первого дня поездки огурца.

Скоро остановилась ещё одна машина, водитель сказал что поворачивает в деревню, километрах в пятнадцати дальше. Мне к тому времени наскучило стоять в одном месте, я залез к нему в авто и мы поехали. Проехав свой поворот, он сказал, что довезёт меня либо чуть дальше – до второго поворота, либо может высадить чуть поближе – у кафе. Я решил выйти у кафе, мы остановились, я сказал «спасибо», узнал расстояние до ближайшего паркинга (в пятнадцати километрах) и он уехал.

Солнце к тому времени было в зените. Оно вообще весь день было в зените, и никуда деваться не собиралось, светило и светило. Туч и облаков не было, жара стояла невыносимая, хотелось пить. Просидев час у этого «кафе» - непонятного закрытого сарая с рядом расположенным деревянным столом под открытым небом, к которому меня довёз человек, едущий в деревню, и выпив треть запаса воды – литровую бутылку, я понял, что делать тут нечего - машины пролетали на огромной скорости и даже не пытались остановиться, а вода такими темпами кончилась бы через два часа. Пришлось встать и решиться идти вперёд, дальше. Режим был такой – пройти два километровых столбика и сесть отдохнуть на десять минут. Всего семь заходов, последний в три километра.

На десятом километре на ногах снаружи, на уровне коленей, появились кровавые ссадины – от сумки с палаткой, которая была нагружена всеми запасами воды и весила достаточно много, поэтому, когда болталась - шаркалась об ноги. Руки тоже были в мозолях – ручки сумки с палаткой явно не предназначались для такого веса (В сумке для палатки у меня лежали и другие мои вещи, помимо воды). Я шёл, старался сконцентрироваться на дыхании и ни о чём не думать. Часа за три дошёл до паркинга, бросил обе сумки, сел на них, выпил оставшиеся пол литра воды залпом и подумал – здесь хотя бы можно будет набрать воды, и не мучиться от жажды. Пока не сяду в машину, никуда отсюда не уеду.

[2019 – я до сих пор помню этот путь. Было тяжело. Как и в первый день, казалось, что всё зря, что это дурацкая затея и невозможно так ехать]

Сидеть было лучше. В кафе была вода.

[2019 – может показаться странным, находиться посреди трассы, вдали от городов, деревень, от людей, рядом с одиноко стоящим зданием кафе, время всё равно приближалось к вечеру. Кафе могло закрыться и я останусь один на один с миром – посреди дороги.

Но такие путешествия учат одному простому факту – мы всегда один на один с миром. Даже если идём вместе]

Я ждал очень долго, наверное, не меньше, чем перед Уфой в конце первого дня. Точного времени не назову – оно тянулось как резина, медленно и незаметно. Наверное больше двух часов. В конце концов, проезжающий по дороге автобус мест на двадцать, остановился возле меня и открыл двери. Я удивлённо поднялся по ступенькам и спросил у водителя:

- До Саратова довезёте? – Удивлённо, потому что за проезд в автобусах, как вы знаете, принято платить. А автобус был полон пассажиров, только три места в конце салона пустовали. Водитель ответил мне, что до Саратова не доедет, но до Балакова довезёт. Ну хоть до Балакова, подумал я и так же сказал вслух. Водитель приглашающе махнул мне, и я прошёл к свободным местам. Сел, двери закрылись, и мы поехали. В моих мыслях это Балаково было небольшой деревенькой близ Самары, максимум, на что я рассчитывал проехать – километров пятьдесят. Но шло время, мы ехали час, потом второй, ещё час. Потом сломались и встали на ремонт возле придорожного ресторанчика в каком-то посёлке. Минут сорок водитель со своим местным другом латали автобус, пока пассажиры пережидали жару в ресторанчике и попутно обедали.

Внезапно возле автобуса столкнулись два порыва ветра и возник вихрь из песка – высотой метров пятнадцать-двадцать, и шириной метров пять. Выглядело красиво, все, кто остался в салоне, выбежали посмотреть на него, но он уже рассасывался. Жизнь его оказалась недолгой – всего секунд двадцать. Но в самом его начале, мне хватило ловкости достать фотоаппарат, включить его и высунув руку из салона запечатлеть себе кусочек уже растворяющегося вихря себе на память. Сначала я подумал, что такие явления здесь обыденны, но по удивлённым взглядам понял, что люди удивлены не меньше меня. Приятно, увидел что-то необычное.

За то время, что мы ехали, в автобусе я познакомился с двумя парнями года на два старше меня. Узнав, сколько у меня с собой денег, они угостили меня салатом и гречкой в пластиковых тарелках в упаковке, купив всё это в том ресторанчике, возле которого мы ремонтировались. Оказалось, они оба живут в Балаково, и это никакая не деревня, а город с населением почти в 200 тысяч человек, своей атомной электростанцией, являющейся крупнейшей в России, 8% энергии которой доходит и до Урала. Помимо этого, там находится Саратовская ГЭС, так же в Балаково. Мало того – от Самары город находился всего в 250 километрах. Проболтав с одним из этих парней до самого города, мы не заметили, как приехали на автовокзал. Ещё километрах в пяти от города нас остановили местные ГАИшники – они во всей области были одеты в белые рубашки и брюки, наподобие милицейских, что выглядело довольно непривычно и забавно. Скорее всего это связано с неимоверно ярким солнцем, так хоть часть его лучей отражается.

По пути один из парней, Антон, предложил мне такой вариант – за ним на вокзал приезжает друг на машине, мы все вместе едем до Антона, там он берёт ключи от своей машины, и везёт меня на Волгу – купаться. В целом вариант меня устраивал – время уже было около семи вечера, а в автобусе стояла невыносимая жара – если уж с утра было +47, страшно представить, сколько градусов было днём в автобусе, полном людей. При выходе из автобуса я сказал спасибо водителю, на что он посоветовал подойти к «воон тому водителю в автобусе», указав на одного из водителей одного из автобусов, и спросить, довезёт ли он меня до Саратова. Я ещё раз поблагодарил его, и вышел на улицу из духоты салона.

Подумал, что видимо, водители между собой хорошо знакомы, и мне повезло. Радостно захожу в автобус, стоящий чуть позади нашего, и не менее радостно спрашиваю:

- До Саратова довезёте?

- Довезём, - отвечает мне кондуктор, сидящая в кресле слева у двери. Водитель тем временем копошился в каких-то документах. Я вышел из этого нового автобуса, добежал до Антона и попрощался, сказал, что меня, похоже, сейчас довезут до Саратова, в спешке мы пожали руки и я, ещё более радостный, залетаю обратно в автобус, но не успеваю пройти и метра внутри, как меня останавливает кондуктор:

- Эй, а деньги заплатить?

Естественно весь салон с любопытством поворачивается в мою сторону: разыгрывался редкий спектакль. Я понял, что никакой договорённости не было, а водитель посоветовал просто наудачу попробовать договориться.

Ну, делать нечего, я говорю:

- Деньги? Мы видимо друг друга неправильно поняли, - и под ещё более любопытные взгляды разворачиваюсь и выхожу. Думаю, вот блин, если сейчас из-за этого автобуса упущу шанс доехать до Волги в незнакомом городе, потом ещё устану выбираться отсюда на трассу. Обхожу автобус и вижу – Антон стоит возле своего друга и его машины, ещё не уехал. Смеётся и машет мне. Иду к ним, знакомит с другом, спрашивает про автобус. Потом садимся, и друг подвозит нас к его дому, а затем уезжает, пожелав удачи. Мы едем в каком-то кроссовере, вроде кайена, я не помню модель, помню, что там работал кондиционер – и это, после поездки в душном автобусе с неоткрывающимися окнами – просто прекрасно.

- Извини, домой впустить не могу сейчас, людей много там, праздник - говорит Антон, - но я быстро, сейчас ключи только возьму и попить что-нибудь вынесу.

Я сажусь на ступеньки у подъезда и глядя на скамейку, которую целиком оккупировали четыре старушки, невольно слышу их трёп, они как раз говорили про то, какой Антон хороший парень – жениться собрался, не буйный, бла, бла, бла.

Минут через десять он вышел с полторашкой ледяного домашнего кваса, отдал её мне, сказав, что попил дома, и мы поехали на Волгу.

Антон довёз меня не просто до берега Волги, а выехал за пределы города, чтобы мне оттуда было удобней – метров через 100 впереди был пост ГАИ. По пути из города мы проехались по плотине ГЭС через всю реку, которая была шириной полтора километра. Что, впрочем, ещё мало, учитывая, что возле Ульяновска Волга достигает в ширину 32 километра, а берега там не видно вообще, будто на море.

Приехав на пляж, мы искупались, он рассказал про свой город пару смешных историй, поговорили обо всём понемногу, и ему нужно было собираться – к 8 часам в загс, на какое-то собрание, он сам не знал зачем.

Мы обменялись номерами телефонов и icq, постояли у машины, ещё поговорив, и он уехал. Я же решал, что мне делать – остаться на берегу Волги, поставить палатку, впервые отдохнуть часа два-три перед сном и никуда не идти, ничего не ждать. С утра искупаться, собраться и двинуться в путь. Или же идти сейчас – с возможностью никуда не уехать и остаться у дороги в палатке без воды – оказывается, я забыл взять в машине у Антона и бутылку с квасом, и купленную им же для меня банку с минералкой.

Но подумав минут десять, я решил, что лучше уж постараться как можно быстрей добраться до моря, а там уже и наотдыхаюсь. Оделся, обулся – и пошёл в сторону поста ДПС. Казалось правильным использовать полученные в результате пересечения часовых поясов +2 часа не на отдых, а на дорогу. Хотя уже начинало темнеть – вообще, чем ближе к югу, тем быстрей и раньше садилось Солнце. У нас в Челябинске часов в 10 только начинало темнеть, а за Самарой в 9 уже была ночь. Дальше – ещё раньше. Я шёл медленно, идти было в гору и далеко, шесть километров по дороге до перекрёстка на Саратов. Пришёл я туда в полдесятого, хотелось пить. Поэтому увидев на перекрёстке очередную кафешку, я зашёл внутрь и отстояв очередь, состоящую из мужа и жены, уставших с дороги и решивших перекусить, спросил у официантки есть ли у них питьевая вода? Видимо вопрос был поставлен неверно, и оказалось, что питьевой воды в кафе нет. Она посоветовала мне выйти на улицу и попробовать попросить воды у сторожа, «у него вода в бочке есть».

Да пошли вы, делать мне больше нечего, воду выпрашивать, - решил я, и пошёл в сторону дороги. С жажды не помру. Времени было около десяти часов, хотелось спать – длинный день выдался. Вроде и фонарь какой-то светил в отдалении, чуть ближе к перекрёстку, на заправке. На улице уже давно была ночь. Но я решил добить этот день до победного и стоять, пока ещё люди ездят, подошёл к обочине и стал ловить машину. Начался сильный ливень. Идти было некуда. До Балаково шесть километров. На перекрёстке – только эта кафешка, которая наверняка скоро закроется. С одной стороны, думалось что ночью будут реже останавливаться, бояться. Темно, ничего не видно, какой-то перекрёсток, ливень…

С другой – наоборот подумать, что я так могу стоять до утра, весь мокрый, холодно, и решиться подвезти. Пока я стоял прошло минут двадцать. Потом остановился мужчина, которому оказалось не по пути, он сразу же уходил вправо. Следом за ним остановилась десятка и наконец я услышал долгожданное:

-Садись!

Мы поехали и начали разговор. Человек оказался добрым, мужчина лет тридцати двух – тридцати пяти.

[Боже! Надеюсь ему было около сорока, а я очень ошибся. Наверняка так и было. Серьёзно. Сейчас я помню – ему с виду много больше, чем мне сейчас.]

Он занимался чем-то, связанным с реабилитацией после алкоголя и наркотиков. Ехал он почти до Саратова, километрах в пяти сворачивал к своей деревне. Вдоволь наговорившись – ехали долго, мы стали слушать диски с музыкой. Вначале играло что-то незнакомое, но приятное, я в этот момент глядел в окно и думал о том, как далеко умудрился проехать и сегодня, несмотря на то, что путь оставался неблизкий. Потом включилась песня из «Бременских музыкантов», Паша (так его звали) пошутил, что это видимо мой девиз. Видимо, ответил я и стал слушать песню, глядя в окно и улыбаясь. Знаете, это по-настоящему восхитительное чувство, уехать одному на другой край страны, неизвестно куда, туда, где никогда в жизни не был, на расстояние, которое становится существенным даже в масштабах глобуса, без денег, без маршрута, познакомиться на дороге с незнакомым, но хорошим человеком, ехать в его машине и думать о путешествиях, когда в колонках вдруг звучат такие слова:

Мы свое призванье не забудем:

Смех и радость мы приносим людям!

Нам дворцов заманчивые своды

Не заменят никогда свободы.

И на твоих руках вырастают огромные, жирные мурашки.

Они соединяют тебя со вселенной.

Мы доехали почти до Саратова, город уже заманчиво мелькал своими огнями вдали, приглашая в гости. Паша предложил мне переночевать у него, сказал, что есть такая возможность. Но нужно будет свернуть в деревню, это пятьдесят километров с дороги. С утра обещал выехать вместе со мной, ему было по пути – ехать в Ульяновск, и довезти меня до выезда из Саратова. Я согласился. Пока ехали дальше, разговорились о природе, оказалось он жил раньше ближе к Уралу, тоже привык к берёзам, которых тут нет, поэтому когда искали где строить дом, объездили всю область, пока не нашли эту деревню: «Ягодная поляна», которая была как раз окружена берёзами. Почему-то я не удивился названию, лишь улыбнулся - где ещё жить такому человеку, как не в Ягодной поляне?

Минут за пятнадцать доехали до места, вышли из машины, нас встречала собака – нечто беспородное, но доброе, виляющее хвостом и тыкающееся холодным носом мне в ладони. Ещё, наверное, стоит описать дом: зайдя в него, я был приятно удивлён. Словно кто-то взял и запустил The Sims 2, построил квадратный двухэтажный домик примерно 6х6 плиток, и аккуратно, с изящным вкусом наполнил его дорогими, но не вульгарными вещами. Обставил уютно, по-домашнему. Картины, висящие на стене – хотелось рассмотреть, в кресло, стоящее у стены – сесть. И так со всеми вещами. Всё было на нужных местах, казалось идеальней и не придумаешь. Я искупался (если можно назвать купанием ледяной душ без горячей воды), затем мы сели к столу. Хотя была ночь, на столе была расставлена целая куча блюд, словно здесь какой-то царский приём, или же я оказался персонажем сказки маша и медведи. Стояли и жареные баклажаны, и суп, и гречневая каша, мясо, кукуруза, всего и не вспомнить. Запомнился хлеб - я смотрел на него и перед тем, как взять подумал, что свежий кусок стал бы идеальным завершением ужина и целостности общей картины впечатлений, взял в руки - он оказался вчерашним. Не сухим, а вчерашним. С колоссальным сожалением поднеся хлеб ко рту и откусив его я чуть не открыл рот - он был ВКУСНЫЙ. Именно с заглавных букв, вчерашний хлеб никогда не бывает даже просто вкусным, лишь съедобным, а тут... И я понял, что именно суховатый хлеб был дополнением к этому ужину. Он подходил и создавал ощущение реальности – что-то должно быть не идеальным. Потом попили чай, и поднявшись на второй этаж Паша показал мне на пустую комнату с кроватью – там мне предстояло провести ночь. Второй этаж был чистый, но пустой, не обставленный мебелью. Мне расстелили кровать, и пожелали спокойной ночи. Я разделся, лёг в кровать. Было до ужаса приятно и хорошо, казалось лучше сейчас и быть не может, но я ошибался – стоило об этом подумать, как я заметил прямо над своей головой, чуть дальше основания кровати большое пластиковое окно, которое мне тут же захотелось открыть. Я встал, потянулся к ручке, повернул её… и в этот момент вся комната наполнилась звуками ночи – шелест тёплого ветра и листьев, пение каких-то неизвестных мне птиц, вдали был слышен лай собак, а небо было усыпано звёздами. Я лёг на кровать. Я рискнул идти дальше от Балаково.

Разодрал в кровь ноги утром на трассе, прошёл кучу километров днём, вечером, назло всему стоял под дождём посреди темноты и неизвестности, и вот - глядя вверх – прямо через окно, на звёзды, снова улыбаясь, я засыпаю.

Показать полностью

Выборы и результаты

В Челябинске ЕР набрала одни из меньших по стране баллы, и неудивительно.
Папки с результатами долетели, докуда нужно...
Там сделали выводы...
И вбухали их в рекламу!

Сижу, читаю пикабушечку. И что я вижу?

Выборы и результаты Выборы, Власть, Обман

Ну да, ну да. Только у дебилов, которые делали рекламу не хватило ума увидеть, что это трамвай.
Не уверен, что в городе есть эти автобусы, но, если есть, их года за 1.5 поставили. Где они планируют взять ещё 142 - тут столько всего автобусов не насобирается, всё в поганых маршрутках и ужасных ПАЗах.

Выводы - они реально не вдупляют или не способны что-то менять. Дешёвая реклама на наши же деньги - вот и всё.
Ну да, догадались залить на пикабу, ладно.

Но боги, неужели ваши автобусы настолько стрёмные, если существуют, что их даже сфоткать нельзя?
Ответ, уверен, один - да. Если они существуют, вангую, что они не низкопольные и вообще УГ.

Но, что не может не радовать, - результаты им известны. Они знают, как их "любит" народ.

Показать полностью 1
37

День второй

Начало(день первый): День первый

Когда ночью я ложился спать температура была комфортной, уснуть было легко и просто, если абстрагироваться от шума и света, но устав – разве это помеха?
Проснулся в первый раз я часов в 6 утра от холода, укутался в своё покрывало чуть потеплей, начал думать, что когда замёрзну – достану кофту или мастерку (так как не помнил, что именно взял). Эта мысль грела меня и я представлял, как надену это что-то тёплое, когда станет совсем холодно. За этими мыслями я снова попытался уснуть. Получилось.

Часа через полтора проснулся ещё раз – было ещё холодней, я решил достать это что-то тёплое, чтобы одеть его, и в этот момент как раз выяснил что ничего, кроме трёх футболок не взял. Похохотал (хохот в голове звучал, как: «вот это идиот. Это просто невообразимо!») и лёг спать дальше, ёжась от холода и мурашек. Третье пробуждение было в десять часов утра – от невыносимой жары, в палатке была духота, словно в теплице. Из последних сил дополз до двери, открыл молнию и практически выполз на улицу. Там дул холодный ветер, в этот момент вся затея показалась абсолютно бредовой, не понимая, что я тут делаю и зачем, я начал задумываться о том, а не развернуться ли мне назад? Начало второго дня – а я ещё до Уфы не добрался. Но на свежем воздухе я вроде бы оклемался, умылся, стало полегче. Собрал палатку и сел голосовать возле откуда-то появившейся тётки с мёдом. Никто не останавливался, и я решил спрашивать у водителей, идущих из кафешки после обеда – вдруг подвезут?

Первый водитель сказал, что никуда не едет, завёл машину и уехал. Второй, через пол часа, взял меня с собой, мы сели в его фуру и поехали. Он как раз и был тем водителем, рассказавшим о причинах, по которым обычно не берут попутчиков. Ехали мы с ним долго, доехав почти до Уфы. Обогнули её по объездной дороге и двинули в направлении Самары. За окном кончились наши уральские горы и начались Башкирские степи. То тут, то там виднелись нефтедобывающие вышки, приглянулся так же придорожный ресторанчик с названием «Старая Монголия». Ещё непривычным было видеть у нас в стране почти все дорожные знаки дублированными на два языка – наш и башкирский, что иногда выглядело забавно. Я ведь нигде не был. Проболтав с водителем всю дорогу мы начали подъезжать к городу Октябрьский. В это время по рации один из дальнобойщиков, едущий метрах в 300 впереди нас попросил объяснить и рассказать ему маршрут до Самары и как оттуда выйти к дороге на Саратов.

- Ростовский, - сказал мне водитель, после того, как объяснил маршрут ему по рации, - тебе бы с ним поехать…

И уже в рацию:

- Слушай, возьмёшь парня до Ростова? Мне сейчас поворачивать, не по пути я бы сам довёз. Парень хороший, в сторону моря едет.

В ответ тишина.

- Видишь как они… Чуть что себе надо так это сразу, а как помочь кому – не дождёшься. Зато «товарищи», «кореша» чуть что.

- Так что, возьмёшь – нет парня? – снова в рацию спрашивает, - до Самары хотя бы довези? Молчишь, да?.. Ну молчи.

- Вот так вот, видишь… Ну извини, чем смог – помог.

Я честно говоря обалдел от такой настойчивости, было очень приятно.

Минуты через четыре тот же водитель снова спросил по рации:

- Не понял дороги, объясни ещё раз?

На что мой водитель, правда уже не в рацию, а говоря мне, резонно заметил – а *** тебе, а не дорога. Прямо поедешь – упрёшься.

- Сейчас будет невероятно красивое место. Я покажу.

Мне стало интересно, стал ждать.

-Вот, смотри, как красиво, да?

- Где?

-Да вот же! Озеро!

Смотрю вдаль – вижу лужу в поле. У нас в таком озере вообще стыдно купаться, у нас же область считается «регионом тысячи озёр». На самом деле в Челябинской области озёр «свыше 3478», сколько бы это ни значило.

В общем я спросил у водителя откуда он, оказалось он откуда-то из степей, а на Урале не был никогда и для него вообще озёра редкость и красиво.

Так я понял, что часто мы не ценим то, что вокруг нас. Что близко нам и к чему мы привыкли.

Мы доехали до поворота на Октябрьский, остановились у кафе за этим поворотом, рядом стоял паркетник с номерами 174.

- Попробуй спроси, может помогут, земляки ведь, - на прощание посоветовал водитель.

Я поблагодарил его, мы пожелали друг другу счастливого пути и попрощались, потом подошёл к машине: мужчина и женщина ковырялись в багажнике.

- Здравствуйте, вы ведь из Челябинска? – подойдя чуть поближе, спрашиваю я.

- Ничем помочь не можем, - отвечает женщина, даже не глядя в мою сторону, с каким-то обидным презрением.

- Я ничего ещё не спросил. – Так же, с презрением на лице и в голосе отвечаю в ответ и разворачиваюсь, чтобы уходить. И думаю – вот уж действительно земляки, ничего удивительного.

- Что хотел-то? – догоняет меня, уже идущего, вопрос.

- Подвезёте в сторону Самары, если по пути?

- Мы сломались, сами стоим тут.

Ну да, снова не удивительно. Иду к ближайшему кафе, покупаю там лаваш (хлеба попросту не было), прошу кипятка и завариваю лапшу быстрого приготовления в своей пластиковой тарелочке, под удивлённые взгляды продавщицы, которая видимо по совместительству была и директором сего заведения.

Быстро перекусываю лапшой и лавашем с помидорами и огурцами. Выхожу – минут через пятнадцать и без удивления замечаю, что сломанная машина «земляков» куда-то запропастилась. Мысленно восхищаясь умению врать в лицо и трусости открыто сказать «нет», я двинулся по направлению к чуть ли не единственному, встреченному на пути озеру. Оно было недалеко от трассы, возле него было немало машин и отдыхающих, многие купались в воде. Так как всё время светящее солнце создавало невероятную жару под сорок градусов в тени, которой к тому же в здешних степях практически не было, искупаться хотелось сильно.

Ещё в Башкирии очень красивые девушки, придя на озеро, я ещё раз в этом убедился и с любопытством начал разглядывать присутствующих неподалёку красоток, благо купальники позволяли. Подходя к озеру, я уже решил, что искупавшись, сразу же пойду назад на трассу ловить машину, и позволил себе немного пошутить, так сказать оставить впечатление – идя уверенной походкой в сторону озера (уже странно – откуда здесь взяться одному человеку с палаткой и рюкзаком, метрах в пятистах от трассы?) я на ходу отпустил палатку, бросив её на пол, так же на ходу снял рюкзак и бросил неподалёку, не снижая шага и не снимая ни одежды, ни кепки, ни часов (всё равно водонепроницаемые) быстрым шагом зашёл в воду, нырнул – проплыл метров семь-десять под водой, вынырнул, выплыл из озера, не останавливаясь взял и одел рюкзак, захватил палатку и ушёл назад. В сумме этот спектакль занял минуту, а зрителей собрал порядка десятка. Замечательно, удовлетворённо подумал я. С улыбкой дойдя до трассы, с удивлением обнаружил – вся одежда уже почти полностью высохла.

Вернувшись на то же место, где попрощался с водителем-дальнобойщиком, свернувшим на перекрёстке, я снова встал голосовать. Минут через десять остановился мужчина на десятке и подвёз меня километра три до развилки, где он повернул направо, посоветовав мне пройти до высокого (три этажа) здания километрах в двух дальше по дороге, где часто останавливаются фуры, есть кафе, гостиница и заправка. Дойдя до туда, в одном из кафе я наполнил бутылки водой, потом вышел на улицу и пошёл в сторону выезда на дорогу. По пути увидел стоящий возле АЗС японский грузовичок с номерами 174. Подошёл к водителю, сидящему за рулём, спросил не по пути ли ему в сторону Самары?

- Нет места, - буркнул он. Хотя я прекрасно видел оба пустых сидения. Ну, может быть, он ждёт попутчиков? Или встретит их дальше по дороге. Хотя по человеку и так всё обычно видно.

Дойдя до выезда на дорогу, я встал голосовать, попутно думая о дружелюбии Челябинцев. Но, видимо в этом мире случайностей действительно не бывает, и проехавшая мимо меня на огромной скорости “Honda” с правым рулём, затормозив метров за триста вдали, остановилась и развернулась, пролетев ещё раз мимо меня в обратную сторону она снова остановилась и развернулась ещё раз – и окончательно остановилась уже возле меня. Парень выглянув из окна весело сказал:

- Садись! Два раза мимо пролетел.

Ему почему-то было не лень останавливаться и разворачиваться. Разговорились. Он оказался Челябинцем (ура!), который уже пять лет жил на севере, где-то далеко за нашей областью, а сейчас ехал в Москву работать. Он жаловался на зиму – почти целый месяц было за -50 и холодней, что в такую погоду нужно водить ребёнка в садик, ездить на работу и тд., решил вот уехать в Москву.

Мы ехали и разговаривали часа два – море тем для разговора, интересный собеседник и хороший человек, что ещё нужно? Потом он включил музыку в магнитоле на флешке и тут заиграли мои любимые песни и исполнители, один за одним, будто это я дал ему свою флешку, а не слушаю его. Я слушал эти песни утром, перед отъездом из Челябинска, и не надеялся услышать до приезда домой. Мы ехали на огромной скорости, в метре от меня во время обгона пролетали огромные гружёные фуры, а я откинулся в кресле, слушал любимую музыку почти на максимальной громкости, улыбался и наслаждался. На спидометре было 120, в колонках играла песня – «120 в минуту в груди грохотало. 120 в минуту, ты не уставала, ты не уставала. И мы танцевааали…» По коже пробежали мурашки – это было действительно здорово. Музыка, дорога, высунутые из окон руки, настоящие - добрые люди. А впереди: новые повороты, что-то неизвестное за ними. Атмосфера в машине была дружеская. Парень ехал в Москву практически без сна, спал всего около двух часов и к шести утра следующего дня должен был быть на работе в столице. Потом на заправке он купил две баночки Red Bulla, угостил меня одной, мы проехали ещё километров с пять и на повороте в сторону Тольятти он спросил - что, как дальше – подвезти ли меня до города?

Я сказал, что не нужно, так как в отличие от него никуда не опаздываю, мы пожелали друг другу всего хорошего, счастливой дороги и попрощались, почти успев подружиться.

Наверное, сказалась схожесть характеров, любимая музыка, дорога, скорость и может то неизвестное впереди, куда мы оба направлялись.

Так или иначе, после этой поездки я отчётливо понял, что не зря поехал на море автостопом, я шёл по дороге в сторону Самары, думал о том, что всё, что ни случается – в большинстве своём случается к лучшему, и напевал песни. До города оставалось около десяти километров, и я знал, что доберусь хоть пешком, хотя и было уже темно. Ещё я знал, что сейчас меня подвезут. А когда идёшь с таким настроем…

Хотя, несмотря на настрой, в этот момент со мной всё-таки случилась неприятность – я ушёл с дороги в сторону леса, позвонил в тишине от дороги по телефону маме, сестре, другу, который отказался от поездки в последний день, и пошёл полем назад, срезая крюк, как в этот момент на меня набросилась стая собак. Они набежали непонятно откуда, целая куча, штук десять, и все лаяли, рычали, быстро окружив меня и пытаясь укусить, отвлекая одна от другой. До дороги было метров 200 и я бы не добежал так быстро, успели бы укусить как минимум. Я достал нож, который лежал в ножнах, прикреплённых к поясному ремню джинс, сбросил рюкзак и приготовился сражаться со стаей. Было страшно, так как в стае были и большие собаки. И в момент, когда одна из собак надумала прыгнуть и укусить меня, я почти полностью сел на четвереньки, приготовился пырнуть собаку ножом в живот и смотрел ей прямо в глаза. Собака передумала прыгать, словно ощутив угрозу. Сразу за этим событием вся стая отстала от меня, собака развернулась, и все они оставили меня в покое, отходя с ещё большим лаем.

После этого я вышел на дорогу, вспомнил про свой настрой добраться до Самары и про мысли о том, что когда идёшь с таким настроем – всё получается. В общем, уже метров через сто остановилась первая машина, но оказалось, что на повороте впереди, метров через триста, ему нужно будет уходить направо. Я не стал садиться, поблагодарил водителя, закрыл дверь и пошёл дальше. Ещё метров через сто остановился парень на четвёрке, года на четыре старше меня. Я добежал до него, он пожаловался:

- В темноте не сразу тебя заметил, проскочил. Потом увидел рюкзак – думаю надо остановиться, подвезти.

И мы поехали в Самару. Разговорившись, он в восхищении смотрел на меня и говорил, что ему этого не хватает: ощущений, впечатлений. Пока ехали, он предложил мне переночевать у него дома, если я не против. Против я не был. Но перед этим ему нужно было заехать к тёще, поесть там арбуз – обещал, и забрать жену с ребёнком. Я подождал его во дворе возле машины, там же в магазине купил рыбные консервы и плавленые сырки – неудачное решение, но об этом позже.

Я стоял в старом дворе внутри района пятиэтажных хрущёвок. Всё в нём было таким же, как в моём городе, и всё – чужим. Немного не такие люди, немного не такая природа, всё немного не так и всё то же самое. Я качался на качелях, ходил вдоль забора, и думал. Думал о себе, о жизни. О том, о чём никто и никогда не сможет написать.

Дождавшись парня от тёщи, мы втроём, вместе с его женой, поехали к ним домой, там девушка почти сразу же легла спать вместе с сыном. Я искупался, потом мы немного поговорили на кухне, пока я ел. Затем он расстелил мне кровать в зале на диване, и сам ушёл спать. Вставать нужно было в семь часов утра. Я поставил телефон на зарядку и лёг спать.

Всё-таки на второй день я умудрился доехать до Самары, проехав огромное расстояние, познакомившись с хорошими людьми, потрясающе провёл время, искупался в озере и ночую не в палатке, а у незнакомого человека в чужом городе(!!!). Было непривычно и забавно, очутиться в чужой квартире, в такой, где люди не боятся открывать двери, помогать, быть добрыми и открытыми.

Я засыпал с улыбкой на лице.

Показать полностью
149

День первый

Выйдя из дома в десять утра местного, Челябинского времени, и совершенно не представляя того, что меня ждёт, я закрыл дверь и шагнул вперёд, глядя навстречу неизвестному, к своим приключениям.

Доехав на трамвае и маршрутке до выезда из Челябинска, я прошёл чуть дальше поста ГИБДД, бросил на пол рюкзак и сумку с палаткой, безжалостно сев при этом на последнюю, вытянул руку с поднятым вверх большим пальцем и начал «голосовать». Так всё и началось.

Спустя минут тридцать передо мной остановилась серебристая «Волга» и парень, прервав мои объяснения о том, куда мне ехать, спросил, как добраться до Кургана. Я честно ответил – без понятия, он пригласил меня сесть, и мы поехали. Метров через пятьсот остановившись возле продавщицы на трассе и узнав у неё маршрут, мы доехали до поворота, на котором парню нужно было уходить направо. Мы попрощались, и я, пройдя до конца развилки, чтобы ловить все едущие машины, сел на так приглянувшуюся для этих целей палатку голосовать дальше. Как только я уселся, он подъезжает ко мне снова, сделав где-то на дороге крюк:

- Садись, мне оказывается дальше!

И через пять километров мы прощаемся ещё раз, уже окончательно. Я был примерно в 35ти километрах от города, и начало было положено. Подойдя к концу этой, второй по счёту развилки, я увидел там парня – тоже автостопщик. Я хотел пройти чуть дальше него (хороший тон, вычитал в интернете. Пожалуй, это было единственное, что я вычитал в интернете), но только успел подойти к нему, как он весело заметил:

- Отстаёшь!

- Я один еду, - растерялся я.

- Да нет, два раза тебя уже обгонял просто, - доставая бутылку воды из рюкзака, объяснил он, - будешь?

Спросив, куда я еду, он сам рассказал, что ездил поступать на учёбу. Мы пожелали друг другу удачи, и я отошёл чуть дальше. Через минут пять он подошёл ко мне, протягивая небольшой журнальчик:

- Чуть не забыл, тебе пригодится. Это карта Черноморского побережья Кавказа.

Потом он сказал, что если мне нужна будет «вписка» в Уфе, то я могу к нему приехать. Назвал адрес, и ушёл назад. Заочно – Уфа мне уже нравилась.

Парень уехал минут через десять на «Газели», а ещё через полчаса передо мной останавливается какая-то недорогая иномарка, не запомнил модели, и водитель говорит:

- Садись быстрей, поехали. Вещи кидай в багажник.

Из машины звучала музыка, а я в этот момент думал – странно, зачем просит вещи положить в багажник? Боится, что чем-нибудь испачкаю салон, или ещё что? Потом, если что случится, я ведь их не вытащу оттуда. Решаю довериться интуиции и рискнуть, швыряю вещи в багажник, сажусь рядом с водителем, и мы трогаемся. Едем быстро, молчим – шумит ветер в открытых окнах и звучит музыка. Напряжение стало нарастать и водитель, тоже видимо поняв это, убавил музыку и спросил, куда я еду. Ну… описывать все последующие примерно такие же возгласы удивления и порции мыслей на тему моего сумасшествия и того, как можно было решиться на подобную поездку, особого смысла, наверное, нет, поэтому просто скажу, что он был немало удивлён. Оказалось, что он директор или начальник какой-то местной фирмы, и её сотрудники едут в двух микроавтобусах на корпоратив, а он не знает пути и боится, что не догонит автобусы до того, как они повернут в неизвестном направлении. Немного проехав вперёд по трассе, мы увидели те автобусы, они как раз уже поворачивали, водитель повернул и сразу остановился. Потом, видимо, чтобы не давать повода для волнений, вышел из машины и дошёл вместе со мной до багажника. Хотя страшно уже не было – прямо на перекрёстке стоял наряд ДПС. Я забрал вещи и мы попрощались.

Стоило мне перейти дорогу, как ко мне из машины выскочил один из гаишников. Он радостно сообщил мне о том, что в этом месте нельзя переходить дорогу, а ходить по ней нужно только навстречу потоку. На мои уверения о том, что я иду по травке и вообще не участник дорожного движения он заявил, что на этом участке ведутся дорожные работы и если со мной что-нибудь случится, ему отвечать.

- Что же мы теперь будем делать? – говорю я.

- У тебя с собой есть паспорт? – глядя в сторону сумки спрашивает гаишник.

- Есть, но я его не достану. Далеко, – отвечаю, а сам думаю: вот докопался же.

Гаишник разворачивается в сторону дороги и тормозит первый попавшийся автомобиль – старый фургончик «УАЗ», наподобие фургонов скорой помощи, всё ещё курсирующих повсюду, и начинает докапываться до водителя: почему фара не работает, почему то, почему сё и так далее…

Во время оправдательного лепета водилы спрашивает куда они едут (в машине двое – муж с женой), и выяснив, что едут в сторону Уфы просит водителя подвезти меня.

- Сын ваш? – спрашивает водитель.

- Нет, не сын, - улыбаясь, отвечает гаишник.

- Мы его два раза уже видели, останавливаться не стали, медленно едем просто…

Сажусь в машину, в кузов, и мы трогаемся. Стоит отметить убранство авто: к потолку гвоздями прибита какая-то огромная фанера, в расстояниях между гвоздями торчат воткнутые алюминиевые ложки и вилки, а также трефовый валет. Всюду разбросан разный мусор, привязанным ручками к кузову стоит возле двери большой самовар, по полу катаются бутылки с водой и без. На заднем диване – старый ковёр, в углу на ковре аккуратно сложенный плед, а на нём почему-то мокрая и вся трясущаяся (я думал от какой-то болезни, а оказалось просто от страха поездки) кошка. За диваном какие-то банки и железная печная труба. На полу стоит огромная сумка, в которую потом и спряталась кошка. В машине чем-то неприятно пахло, двигатель шумел в салоне и по горам Урала ехал неохотно, с натугой, шумел и грелся. Открытые повсюду окна вместе с ним создавали невероятный шум – всё гремело, каталось, летали какие-то целлофановые пакеты. Постоянно останавливались, чтобы охладить двигатель. Дверь в салон вообще чудом оставалась висеть на своём положенном месте. Зато со стороны салона над двигателем горделиво висели два тумблера: «освещение: вкл.» и «обогревание: вкл.». Видимо дописывать «выкл.» необходимости не было.

Проехав часа два-три, лопнула правая передняя камера внутри шины и нас, километрах на шестидесяти, чудом не унесло в деревья, удалось съехать в кювет чуть дальше, где было ровней и нет такого резкого перепада дороги и леса.

Выйдя и опознав неисправность, водитель приступил к её устранению, призвав меня на помощь. Заменив колесо на запаску, мы перекусили огурцами и помидорами и двинулись дальше в путь.

(2019 – я помню, мне не хотелось помогать ему менять колесо, потому что он не просил, а словно требовал – «подай ключ», «неси камеру», а потом я понял, что он просто не наглый, а простой – просто мужик из деревни. Так же помню про кошку – я спросил о ней, её брали с собой, так как уезжали куда-то в гости.)

Высадили они меня не в Уфе, а на повороте в сторону деревни «Первуха», возле которого я безрезультатно просидел с час. Потом решил пойти дальше, в надежде наткнуться на перекрёсток, заправку, кафе или кемпинг. Идти было далеко и в гору. Сел передохнуть и по пути ловил машину, глядя как по такой жаре медленно ползут фуры. Остановившийся возле меня водитель-дальнобойщик, едущий в обратную сторону, с горы, заставил весь поток сзади него остановиться тоже – на дороге была нарисована сплошная. Криками из кабины он объяснил мне, что в гору никто не остановится, и от него же я узнал, что вдали, «примерно в километре» есть точка торговли, где стоят фуры. Я пошёл дальше вверх, километр оказался примерно тремя, после которых меня встретил знак

«P

600м».

Придя туда, меня встретили парочка ветхих киосков, торгующих всяким барахлом, даже еды не продавали. Просидел я там часов, наверное, пять и всё безуспешно. Кто-то останавливался и делал покупки, кто-то просто ходил и смотрел, отдыхая после долгой дороги, но никто, отъезжая, не отреагировал на мою вытянутую руку.

Наступал вечер.

Закрались мысли о том, а не вернуться ли домой? И вообще в целом, о бредовости всей затеи. Ещё было не с кем поделиться впечатлениями.

Ко мне подошёл парень, который торговал вместе со своей мамой на одной из точек, примерно мой ровесник, и начал советовать: нужно подойти к тому, кто остановился, и попросить подвезти, потому что так никто не останавливается. Сказал, что вчера тут «какой-то гривотряс с гитарой почти целый день торчал, а потом таким способом уехал». Мне терять было нечего, и я решил спрашивать у остановившихся водителей не подвезут ли они меня, если нам по пути. В первых трёх машинах не было места, и я не делал даже попыток подойти. Я кстати на тот момент думал, что не доехал до Уфы километров сто пятьдесят, и сильно ошибался.

В итоге, четвёртой машиной был седельный тягач «Volvo FH 16», водителя которого я поймал уже в метре от кабины:

- Здравствуйте. Подвезёте в сторону Уфы?

- Нет.

- Просто уже часов пять стою тут и уехать пытаюсь, никто даже не останавливается…

С секунду подумав, водитель отвечает:

- Ладно, садись.

Я побежал за своими вещами, открыл кабину, положил вещи. Перед тем, как сел, водитель попросил стряхнуть пыль с кроссовок об лестницу, и видимо поняв, что её всё равно не стряхнёшь, так как на улице чисто, и кроме как помыть, с подошвами ничего не сделаешь, он тут же начал оправдываться тем, что на улице много пыли, я быстро вставил:

- Конечно, - после чего тщательно стряхнул невидимую пыль об лесенку.

Уже тогда я понимал, что вхожу практически в святилище для водителей – в своих машинах они ездят, спят, практически живут целыми сутками. На следующий день, уже другой, второй водитель, объяснил мне, что грязь и пыль – одна из причин, по которым дальнобойщики не хотят брать попутчиков. Вторая: появляется обязанность. «А вдруг я тётку взять захочу, а тут ты?» Третья же причина - лень останавливаться.

Проехав с первым водителем до двенадцати ночи, примерно сто двадцать километров, мы остановились в примерно тридцати километрах от Уфы. По пути во время разговоров, он, как и все, удивлялся моей затее, спрашивал не страшно ли ехать одному, говорил, что никогда и ни за что на такое бы не решился, ну и вообще он оказался хорошим человеком. Хотя доехав до большого кемпинга в полночь он сказал, что дальше не поедет, а нам было по пути и дальше, с сожалением думал я. Выйдя меня встретила замечательная задачка: темно, ночь, непонятный и незнакомый кемпинг представляющий собой кусок асфальта, штук двадцать грузовиков на нём, два здания и лес вокруг. А ещё у меня нет фонарика и предстояло решить, что делать.

Я пошёл к первому зданию, решив зайти в кафе. В здании оказался магазин запчастей для грузовиков, а возле стоял какой-то парень и девушка. Глядя на магазин я стоял и думал, что буду делать потом.

- Ты что-то ищешь? – спросила девушка.

- Нет… Где тут кафе?

- Вон. – и уже не мне, хихикая, - мальчик заблудился!

После её игривого тона я пригляделся – она в кожаной мини-юбке, рядом поодаль ещё несколько таких же.

Знала бы ты как, - подумал я и пошёл в кафе.

В нём я вежливо пропустил в очереди водителя, который меня вёз, и заказал самое дешёвое блюдо – пюре.

- С чем?

- С ничем… с ложкой.

- Подлив-то надо? – с любопытством спрашивает кассирша.

- А сколько он стоит? – тоже с любопытством, но уже я.

- Бесплатно, улыбаясь отвечает. Видимо пожалев меня, не знаю.

- Тогда побольше, - говорю я с радостью и сажусь напротив телевизора в ожидании пюре.

Поел, попросил у этой же кассирши наполнить бутылки водой, после чего сел смотреть телевизор. В кафе все, кому не лень, в наглую пялились на меня, в принципе ко взглядам людей отношусь нейтрально, скорее они меня обычно радуют и тешат самолюбие, но когда настолько открыто и с нескрываемым интересом целая куча людей смотрит на тебя, то под этими пристальными взглядами я начинал подсознательно чувствовать какую-то беззащитность или нечто вроде того. Хотя беззащитным я не был, и на всякий случай с собой на чехле, и спрятав от глаз людей, носил нож – мало ли что, а жить мне хочется. Минут тридцать глядя в телевизор я начал засыпать и клевать носом. Тогда я решил что нет никакого смысла ждать утра – буду сонный, утром поставлю палатку, просплю и потеряю весь следующий день, а я между прочим перед выездом хотел на второй день быть уже в Самаре!

Поэтому я вышел из кафе, перешёл дорогу, пройдя метров двадцать вдоль леса нашёл непонятную просёлочную тропу и разбил палатку, поставив её прямо на кусты сразу после сворота. Ставить палатку одному, в темноте и без фонарика, как выяснилось, очень весёлое занятие – приходится светить экраном телефона, откладывать его в сторону и поднимать оба края палатки сразу. Внутри палатки на пол я положил кусочек пенки примерно метр на метр, на него покрывало, под голову – сумку от палатки. На одну часть покрывала ложился, второй укрывался. Я был этакой шаурмой. На небе светили звёзды, вокруг были горы, сосны и свежий воздух.

В палатке правда было жутковато – совсем близко на высокой скорости пролетали грузовики, стуча прицепами на кочках и светя фарами, а в лесу позади меня доносились какие-то шорохи. Но смотря на звёзды мне подумалось о том, что ехать сюда стоило одного только этого ради. Я уснул.

Показать полностью
11

«И мечты, ну конечно, сбываются –если этого сильно захочется»


Предисловие к постам:
Я написал этот рассказ во время автостопной поездки к морю, без денег, просто потому, что двадцатилетним парнем понял - ХОЧУ. В моей душе творилось не пойми что, неразделённая любовь, бушующие гормоны, и я понял - надо на море.

Об этом, на мой взгляд, увлекательном приключении, хочу рассказать.
Я знаю, что для многих оно - серая обыденность. Но оно мне дорого - как самый первый шаг в жизнь после того шага, где я научился ходить.

Из-за размеров, разделю рассказ на несколько постов. Дальше - пара предисловий и всё текстом меня того возраста.

Предисловие к рассказу:

Вообще я не знаю, что здесь писать. Наверное, немного о том, зачем я решился на подобное приключение: в моей жизни существует очень много целей, от которых мне иногда самому становится страшно – «а вдруг не смогу?» И в какой-то момент так получилось, что решиться или нет на поездку - стало равносильно ответу на самый главный для меня в этом мире вопрос: «нет ничего невозможного?» И ответом не для окружающих, а для себя.

Поэтому, когда мой друг, с которым мы готовились к поездке, в самый последний момент отказался – я был полон решимости.

Ещё замечу, что такой текст, как описание событий, вообще сложно соотнести с каким-то литературным жанром или назвать произведением, но я постараюсь сделать всё, что смогу.


Предисловие к поездке:

Два года назад осенью мы решили летом съездить на море. Прошёл год, наступило лето и получилось так, что пришлось выбирать на что потратить деньги. Мы выбрали не море. Прошёл ещё год и этим летом деньги тоже ушли на другие цели. И случайно, на пути в маршрутке купаться на Шершни (местное водохранилище), мы под удивлённые и насмешливые взгляды людей на камень-ножницы-бумагу решили, что едем на море. Так же на камень-ножницы-бумагу выбрали дату поездки, потом правда передвинули её на неделю пораньше.

Денег не было и ехать решили, взяв с собой всё, что есть - по 3000р. каждый.

Таким образом, когда я собрался выходить, у меня с собой были: палатка, кусочек пенки 1х1 метр, покрывало, три футболки и три пары носок, шампунь, мыло, зубная щётка и паста, топор и нож, паспорт и 3000 рублей, кастрюлька и ложка, соль, сахар, 2.5 литра воды. По пути купил килограмм огурцов и помидоров, булку хлеба. Всё. =)


В следующем посте - старт и начало поездки.
Показать полностью

Как перешагнуть? Глупая исповедь обычного меня

Видел пост о том, где же тут обычные люди - да мы это вы, повсюду..

Утром услышал песню Сергея Бобунцова(смысловые галлюцинации) "Ты умеешь летать"
и спустя время всё равно думаю об одной девочке, с которой было что-то непонятное и странное.

Я понимаю, здесь у людей серьёзные проблемы, такие, от которых даже в мыслях, что о них можно думать - страшно.
Но я и со своей-то сам не могу справиться, поэтому решил попробовать написать что-то вроде исповеди чистому, белому экрану.

Буду краток - мне было  27, ей 16, а моей дочке от другой девушки - 2, мы дружили два года, а потом это переросло в что-то другое.
Это были даже не отношения, а соприкосновения всего. Вв каждом моменте, когда я на неё и в неё смотрел - я видел что-то родное, и уверен, это было обоюдно, иначе такое никак. Говорить можно было без слов, одними местоимениями:
- А..
- Да!
- Но ...
- Смотри..
- Ааа...

И мы понимали.
А потом она уехала в другую страну, учиться. (И правильно сделала)
Я приезжал, она приезжала, когда мы были далеко, общались каждый день по 3-4 часа, я в жизни ни с кем столько не мог общаться, а потом всё как-то естественно растянулось, вокруг неё всегда были толпы парней, учёба, работа, общения стало меньше и, со временем, она сказала, что ничего не было.

Мы перестали общаться, и я постарался пойти вперёд. И всегда думал, что у меня получается, но наступает утро, включается какая-нибудь новая песня, "Ты умеешь летать" или "За полшага", в любой - я слышу её. Я вижу её.

И я всё так же хочу, чтобы она была подле меня. И уверен, что смог бы так всегда, до конца.
А самое страшное - это желание дарить счастье ей. И только с мыслью о том, что её счастье впереди - я могу хотя бы пытаться отпускать. Но хочется нести)

Как уйти вперёд, когда тот, с кем ты был одной частью, ушёл дальше.
Я и жить вроде помню, вокруг всегда что-то интересное, и если нет времени - я не думаю, это работает. Но наедине, где-то в глубине души, я несу её с собой.

Буду рад, если услышу мнение со стороны. Со стороны всегда всё очевидно.
Я, кроме гордости, пока вообще не вижу способов. Но гордость - это не искреннее "отпускание" человека, а без этого, я уверен, нельзя начать что-то новое.

В общем, не знаю, вроде стало полегче, написав - буду идти за попутным ветром)

Показать полностью
13

Скотный двор за окнами страны

Дослушал "Скотный двор" Оруэлла, сказать, что я под впечатлением - ничего не сказать.

Это скорее не художественное произведение, а скорее скрижаль, чего опасаться.

Ниже возможны спойлеры.
Как свиньи подменяли конституцию, как меняли идеи с "все равны" на "все равны, но некоторые - равнее", как у них был свой "геббельс", который уверял в необходимых мнениях. Стройки века, награды самих себя, внушения лжи о прошлом, настоящем, будущем, как отобрали пенсии и поля для них, как начали защищаться сворой взрощенных собак, как убирали неугодных.

Ничего не напоминает?)

Нам уже не поможет, мы где-то ближе к концу повести, но, может будет хоть день, может будет хоть час...

Скотный двор за окнами страны Политика, Книги, Россия
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!