Сообщество - Лига Писателей

Лига Писателей

1 522 поста 4 340 подписчиков
6

Клетка | Михаил Рощин

Я помахал Лизоньке рукой и уселся в кресло у стены. Она замахала мне в ответ. Настойчиво и демонстративно, с широкой улыбкой без передних зубов — молочные выпали, коренные еще не появились. Так, как и должно быть в шесть лет. Подбежала поближе.


— Привет, Вадим!

— Привет, Лизонька. Где пропадала?


Девочка опустила руки, завела их за спину и начала раскачиваться взад-вперёд, задрав голову в потолок. Что там было интересного, я никак не мог понять. Она же часто так делала, будто искала ответы. Вполне в духе маленьких девочек. В очередной раз найдя нужный, опять широко улыбнулась и выпалила:


— Мне делали про-це-ду-ры!

Клетка | Михаил Рощин Рассказ, Авторский рассказ, Литература, Русская литература, Современная литература, Чтиво, Проза, Малая проза, Современная проза, Длиннопост

Иллюстрация Лены Солнцевой


Это сложное слово для шестилетней озорницы, но она честно его запомнила и воспроизвела. Потом плюхнулась на соседнее кресло и начала водить пальцем по подлокотнику, выводя на гладком дерматине какой-то рисунок.

— А тебе их делают? — спросила она.


Всё-таки пока избегает сложных слов. Я покачал головой.


— Нет. Пока просто лежу. За мной наблюдают.

Она сделала удивлённое лицо, пожала плечами.


— Я думала, здесь всем делают. Мне они не нравятся.

— Мне тоже. Но так положено, мы ведь в больнице.

Она оторвалась от своего рисования.


— А сколько тебе лет?

— Недавно исполнилось восемнадцать.


Лизонька сделала большие глаза.


— Ух ты! Так много?


Начала загибать пальцы. Сначала на правой руке, потом на левой, бормоча себе под нос: «один... два... три…» Когда пальцы закончились, она посмотрела на сжатые кулаки, потом на меня.

— Это очень много! — выдала она.


Я улыбнулся.


— Да, немало. Это как твои шесть, но в три раза больше.


Она опять задумалась, вперившись в белый больничный потолок. Плафоны светильников давали мягкий свет, в коридоре было светло и спокойно.


— А как ты сюда попал?


Лизонька была любопытной. Я уже рассказывал ей о прошлом, но всё повторялось из раза в раз. Заново.


***


Я сам постоянно восстанавливал в голове события, которые ещё помнил.

Обычный летний вечер для вчерашнего школьника, а ныне первокурсника. Встретился с парой друзей, и отправились в «Клетку». Так называли уличную дискотеку в парке. Большая круглая бетонированная площадка, окружённая по периметру высоким забором. Внутри — свет, музыка и люди. Веселье, танцы, новые знакомства. А вокруг — тёмный парк с перегоревшими фонарями, тёмными компаниями и теми несчастными, которым не хватило денег на билет внутрь «Клетки».

Они скапливались небольшими стайками, распивали дешёвый разбавленный водой спирт сомнительного качества, потом наскребали всё, что было в карманах, и пытались проникнуть внутрь. Билетов не хватало на всех — менялись. Вышел один, взял контрамарку, отдал следующему счастливчику. Так все по очереди могли попасть внутрь, с кем-то увидеться, познакомиться и потанцевать.

И вот настала моя очередь. Я вошёл, оставив друзей снаружи. Они наверняка будут пялиться сквозь ограду, передавая по кругу сигарету, и едко комментируя все мои действия. Мы всегда так делали, это было нормально.


«Во, смотри. Знакомится!… Ха-ха, походу, отшила она его…»


Затяжка.


«Эта тоже наверняка откажет… Точно, глянь, пацаны…»


Глаза, не отрываясь, следят за движениями. Неуверенные попытки танца приносят свои плоды. Мой взгляд зацепляется за чужой. Симпатичная, весёлая. Улыбается, пристально смотрит в глаза, продолжая плавно покачивать бёдрами.


«Ух, смотри! Неужели зацепит!.. Да ладно, гонево… Такие не знакомятся».


Оказалось, что бывает иначе. Один медляк, потом второй, и вот она предлагает пойти прогуляться.


«Фигасе! Вместе выходят… Кто следующий пойдёт? Сейчас медляк будет, кто рискнёт!»

Я отдаю контрамарку знакомому. Мы по ступенькам спускаемся от «Клетки». Прогулка по парку — это было бы хорошее завершение вечера. Отличное знакомство, классная девушка. Интересно, позволит ли проводить?


Мы идём по аллее. Я знаю, что в дальнем конце будет выход из парка, но по пути придётся миновать несколько тёмных мест. Кирпичная подстанция, скрытая от прохожих кустами; общественные биотуалеты, которые работают лишь днём — по ночам весь парк превращается в отхожее место.


Вполне возможно, мы идём по направлению к её дому. А куда же ещё? Вряд ли сегодня случится ЭТО. Но просто закрепить отношения — это уже будет здорово!


Раздаётся треск кустов и на дороге возникают три силуэта. До фонаря ещё метров двадцать,  световой круг не захватывает ничего лишнего, а потому о количестве противников я могу только догадываться. О том, что они появились по нашу душу — гадать не приходится.

Раздаётся треск кустов, и на дороге возникают силуэты. До фонаря ещё метров двадцать, световой круг захватывает мало что, а потому о количестве противников я могу только догадываться. О том, что они появились по нашу душу — гадать не приходится.


— Слышь, есть закурить?


Стараюсь не сбавлять темп, подхватываю её под локоть и пытаюсь обойти преграду.


— Не курим.


«Стенка» смещается в сторону, и я почти натыкаюсь на соперника.


— Куда прёшь-то? Глаза разуй, дятел.


Толчок в грудь. Мне удаётся устоять на ногах. Моя спутница благополучно продолжает идти вперёд, минует световой круг и исчезает в темноте.


Движение сбоку — кто-то резко вскидывает руку, следом за этим получаю удар по скуле. Жутко больно, щека начинает полыхать — будто под кожей разлили горячий жирный бульон. Печёт, кожа не выдерживает, потоком прорывается горячая кровь. Позже уже я узнаю, что скулу мне рассекла «печатка» на пальце.


Дальше помню смутно. Упал на землю, закрывал голову руками, но тяжёлым «Гриндерсам» это не помеха. Сломан нос, выбито три зуба, а оба глаза заплыли настолько, что перестали открываться. Кажется, кто-то шарит по моим карманам, потом тащат меня куда-то, но недолго, а потом оставляют, и шаги удаляются по асфальтовой дорожке.


***


Лизонька нахмурилась, смотрит на меня.


— А что такое грин-де-сы?

— «Гриндерсы». Это такие модные ботинки. Очень тяжёлые, с толстой подошвой. Неубиваемые.


Она засмеялась.


— Как мы?


Я подмигнул ей и улыбнулся. Она иногда подмечает вещи, до которых взрослым только предстоит додуматься.


— Точно.

— А что потом случилось?


Я пожал плечами, подразумевая очевидное: не «не знаю», а «как будто у меня были варианты».


— Попал сюда. Теперь лежу.

— Но про-це-дур тебе не делают.


Я кивнул.


— Так надо. Что могли, уже сделали. Теперь ждут результата.


Она поёрзала на кресле, оперлась локтями о недавно изрисованный дерматин, подпёрла голову кулачками.


— Давай дальше рассказывай. Мне нравится история.


***


Я помню себя только здесь. Как лежал на постели и оглядывался по сторонам. Палата маленькая, двухместная, и тишина. Сосед за ширмой лежит, сопит. Слышу, аппарат рядом с ним пикает, другой — воздух качает, чтобы легкие работали. У соседа врачи крутятся, а ко мне даже не подходит никто.


Полежал я так немного. Голова замотана, трубка в горле торчит. Другая в носу, и по ней жижа какая-то розоватая вытекает. Ноги на вытяжении, грузы вправляют поломанные лодыжки. Руки-ноги работают, голова вроде тоже. Сколько времени прошло — даже понять не могу, память начисто отшибло. Но ничего нигде не болит, всё функционирует. Решился встать. Походил по палате, на соседа глянул тихонько сквозь щёлочку.


А потом помню — очутился я опять в парке.


Сижу на лавочке и понимаю, что не просто так это. Вечер уже, люди кругом ходят. Постарше, помоложе, а всё мимо, будто и не замечают. А я знай себе сижу и по сторонам оглядываюсь.

В «Клетке» уже музыка играет, стробоскопы мерцают, люди потихоньку собираются.


А я сижу дальше, монетку в руках кручу. Большая попалась, с незнакомым рисунком. И откуда только взялась? Вроде не в ходу такие. А пальцы сами её перебирают. По костяшкам взад-вперёд гоняют, подбрасывают тихонько да ловят. Орёл-решка. И всё чаще орёл выпадает. Хорошо это, люблю, когда так выходит. Всегда орла выбираю. Орлы летают.


И нутром чую, что жду чего-то. Скоро уже должно случиться, и чем оно ближе, тем быстрее я монету гоняю по пальцам. Взад-вперёд мелькает, как и люди перед лавочкой.


И кажется мне, что монета мягкой стала. Я пальцами её сжал, а она поддаётся. Как будто таять начала. Не должно так быть, металл — он жёсткий ведь, пальцами не согнёшь. А у меня получилось. Ощутил силу какую-то в руках, а потом и во всём теле — даже будто тесно стало. Кожа как чужая и лежит плохо, хочется сбросить. Воздуха не хватает, и кажется, что не было бы груза этой кожи, так и взлетел бы.


Пальцы сжал как следует — монета и согнулась пополам. Я такое про Петра Первого слышал, что он пятаки медные пальцами гнул, мол, силища была у него невозможная.

Я монету выпрямил, да легко так, играючи. Поднял камешек с земли. Щебень средней фракции. Сжал в кулаке, он в труху и рассыпался.


И тогда мне эта мысль пришла, от которой я до сих пор никак отделаться не могу. Может, наше тело тоже как клетка? Живём мы в нём запертые всю жизнь, а способностей своих и не знаем. А попадаются иногда люди, которые ломают прутья клетки. И тогда хоть летай, хоть рельсы сгибай. Не было бы этой кожи тяжёлой, так хоть в космос можно улететь.


С такими мыслями я и не заметил, как стемнело. Аллея опустела, а я всё сижу и жду чего-то. Есть такое ощущение внутри, что знаешь — должно случиться. А что — загадка.


Смотрю, по аллее девушка идёт. Та самая, с которой я в «Клетке» познакомился. И не одна идёт, а с компанией. Ребята, трое. Все чуть постарше, лица серьёзные такие. Останавливаются возле лавочки моей, и начинают разговаривать. Будто меня и рядом нет.


— Ну давай, — говорит один. — Веди нового лоха. Штырь будет приглядывать. Мы тут встретим.


Так мне противно стало.


Девушка улыбнулась невесело, а потом говорит:


— Тот ведь в больницу попал, вы знаете? Весь город говорит.

— Не дрейфь, подруга. На нас не выйдут, это точно. Мы же его тогда за ограду оттащили. Менты глубоко копать не будут. Нашли под оградой, пьяный был, да и попал под раздачу.


Она отмахнулась и вдруг меня заметила. Вслед за ней и вся троица повернулась.


— Что, братиш, проблемы? — спросил старший.


Не узнал меня. А девушка узнала, распахнула глаза, ладошкой рот прикрыла, чтобы не закричать.


— Это он, — только и смогла сказать.


Старший не понял, кто он. А другой пригляделся да и говорит:


— Это ж мы его отмудохали в прошлый раз.


Старший подошёл ближе.


— Валил бы ты отсюда, фраерок.


Злобно так сказал, на выдохе. С хрипотцой, с угрозой, кулаки сжал.


А я не хотел уходить. Сам бы я ни за что не решился выйти из клетки своего тела, даже если бы был уверен, что всё получится. А эти трое помогли, всё как надо сделали. Теперь нужно их отблагодарить.


Я взял его рукой за лицо и чуть сжал пальцы. Короткий крик ударил мне в ладонь и затих. Кости сухо хрустнули, я почувствовал, как под давлением лопнул его мозг. Несчастный успел только ухватиться за мои пальцы, но руки его тут же обмякли.


Другой пытался помочь, я ткнул его в грудь. Рёбра треснули, проткнули лёгкие, и он быстро захлебнулся своей кровью. Третий, попытался убежать, в своих тяжёлых «Гриндерсах». Но, видно, от ужаса, ноги его отказали. Он стал ползти. Я наступил ему на обе лодыжки, они захрустели и стали безвольными культями. Та же участь постигла его руки и позвоночник.

Я обернулся. Девушка стояла посреди дорожки, в оцепенении и совершенно седая.


***


— Хотя, наверное, тебе ещё рано слушать такие истории.


Лизонька насупилась.


— Ты не смотри, что я маленькая. Я ведь понимаю, что мы уже не вернёмся. Так что не страшно.

Я кивнул. Ей тоже ничего не угрожало.


В палате аппарат жизнедеятельности «качал» моё уже мёртвое, спрятанное за ширмой разбитое тело. «Травмы, несовместимые с жизнью» — так будет написано в заключении судебно-медицинского эксперта.


Зато познакомился с Лизонькой. Она с детства на диализе, и уже несколько дней в коме. Терминальная почечная недостаточность.


Подожду её здесь, а потом отправимся дальше. Летать вместе — оно всегда веселее.


Об авторе

Михаил Рощин. г. Касимов. По специальности врач. Студент курса «Дикие истории».

Клетка | Михаил Рощин Рассказ, Авторский рассказ, Литература, Русская литература, Современная литература, Чтиво, Проза, Малая проза, Современная проза, Длиннопост
Показать полностью 1
9

Забытый остров

Дряхлый старик сидел на небольшом каменном выступе. В тонких костлявых руках он держал палицу с заостренным концом. Моряки обступили его плотным полукругом, перешептываясь. Кто-то из толпы не выдержал и выкрикнул:

- Не тяни, дед. Так что дальше было?

Старик медленно поднял голову, его тусклые глаза попытались найти того кто это сказал. Но лиц было слишком много, чтобы понять и он продолжил хриплым голосом:

- Когда мы подплыли ближе, все кинулись к борту корабля. Естественно я бросился за остальными. Тогда я был еще совсем мал и легко протиснулся сквозь толпу. От увиденного я застыл на месте. Огромный древний город из белоснежного мрамора возвышался на затопленном острове. Странные домики торчали на его холмах во все стороны. Лабиринт узких улочек заплетался спиралью к вершине холма, на которой стояла одинокая башня. Обрамленная золотом, ее верхушка стремилась высоко в небо. И тогда голос капитана разнесся громом по палубе.

Старик согнулся вдвое и выдал каркающий звук. Он потянулся к бурдюку, что лежал рядом на камне. Сделав два больших глотка, отложил его в сторону и посмотрел на собравшихся вокруг него. Их лица выражали нетерпение, это нравилось ему. Подождав несколько секунд он снова заговорил:

- Капитан раздавал приказы, мы готовились причаливать. Мы все были возбуждены, ведь это был легендарный Фобос. Этот утерянный город искали тысячелетиями, а нашли его мы. Помню лица своих товарищей. Все аж дрожали в предвкушении. Мы представляли себе какие несметные богатства он скрывает за своими стенами. И когда мы вошли в город, он оправдал наши ожидания сполна. Город оказался обитаемым отсталыми туземцами. Они не смогли составить нам ни малейшего сопротивления. Мы грабили, мы убивали, мы насиловали, - старик тяжело вздохнул и помотал головой, - Помню глаза одной девочки, большие голубые глаза. Она молча смотрела на меня, когда я убивал ее отца. Ее утащили до того как я смог к ней подойти. Это продолжалось несколько дней. Сейчас уже не вспомню сколько золота мы добыли, но точно больше чем любой из вас может представить. Трюмы нашего корабля были заполнены доверху. Когда на острове не осталось ничего ценного и ни одного живого туземца, мы были готовы возвращаться домой. Но тогда...

Слова начали превращаться в бормотание. Старик оперся о свою палицу и замолчал. Только приглушенные звуки волн, разбивающиеся об скалы, нарушали тишину. Кто-то из толпы не выдержал и выкрикнул:

- Не тяни, дед. Так что дальше было?

Он поднялся и кряхтя подошел к обрыву. Далеко внизу расползался туман по скалам, на которых были нанизаны остатки корабля.

- Фобос нас не отпустил, - произнес старик хриплым голосом, - Я еще помню это, братья, а вы забыли.

13

Бабское дело

Сегодня Феликсе исполнялось девять. В честь ее дня рождения родители, как обычно, устраивали прием. Феликса со смешанными чувствами вдыхала запах надушенного воротничка и смотрела на колышущиеся складки верхней юбки. Модистка ее матери старалась, как могла, так что платье было и красивым, и при этом не нервировало девочку обилием рюш, кружев или вышивки.


Феликсе все равно было некомфортно в женственном платье. Она мечтала, как однажды выйдет к гостям в наряде, подобном отцовскому: со шпагой или саблей у пояса, в камзоле с их гербом, и снимет шляпу-треуголку. Да. Но у дворянок, особенно столь юных, так не принято.


Вечер был в самом разгаре. Феликса скучала за столом с другими девочками. Всех мальчишек отпустили играть во двор, но Феликсе с ними было нельзя. По крайней мере, сегодня.

— Мою старшую сестру взяли в академию, — пискляво похвалилась Стася, одна из приглашенных баронесс. — Теперь она будет учиться колдовать!

— Ничего себе! — заахали другие девочки. Каждая мечтала попасть в Славирскую Академию Магии, но не у всех были должные способности.


Феликса продолжила ковырять воздушное пирожное с черносливом. Это были ее любимые пирожные, но девочки все время трещали, и у нее не было аппетита.

— Феликса, а ты? Пробовала когда-нибудь колдовать?


Фель подняла голову от тарелки. Девочки уже поделились своим опытом — довольно разочаровывающим, судя по всему, — и только Феликса молчала. Теперь надо было что-то ответить.

— Нет, — выпалила Феликса. — Не пробовала. Мне это не интересно. Я хочу во флот. На кораблях плавать!

— Понятно, — протянула Стася, поправляя светлый локон в пышной прическе. Жест вышел нарочитым, будто она подсмотрела его у кого-то из взрослых и пыталась повторить. — Родители у тебя не маги. Все равно никаких шансов.

— Все хотят быть волшебниками, — загалдела Мора. Она была почти нормальной — по мнению Феликсы. У них было больше общего, чем у Фель и других девочек. Мора и Феликса даже внешне были похожи: обе темноволосые, сероглазые и высокие. Больше всего Фель нравилось, что Мора тоже любит читать. — Неужели ты совсем не хочешь?

— Что-то я не видела ни одной волшебницы в порту, — объяснила Феликса, надеясь, что уж Мора-то ее поймет. — Только маги, мужчины. А я хочу офицером на корабль пойти. И стать капитаном, как великий мореплаватель Фарнисс!


Стася фыркнула, а другие девочки зашептались. Обладать магическими способностями было очень престижно. Феликсу девочки всегда считали странной, но все же не настолько.

— Может, ты уже и драться выучилась? — насмешливо спросила лучшая подруга Стаси.

— Может, и выучилась!

— Тогда покажи!

— А вот и покажу!


Феликса вскочила из-за стола. Юбки взметнулись от резкого движения, опав багровыми волнами. Девочка сделала выпад воображаемым клинком, подпрыгнула с разворотом и изобразила другой удар.


Одна из девочек резко отшатнулась и задела локтем подсвечник. Тот опрокинулся. Огонь разлился по скатерти, захватывая все больше пространства. Девочки повскакивали с визгом и криками; у Стаси в руках загорелся батистовый платочек, и та отбросила его.


Платочек скрылся в складках габардиновой шторы, и та превратилась в огромный пылающий факел. Девчонки застыли, в ужасе глядя на горящую ткань. Огонь перекинулся на гардину. Раздался треск, и тяжелая гардина с горящим полотном полетела прямо на них.


Феликса обомлела при виде пламени. Вместо того, чтобы отпрыгнуть от падающей гардины, девочка вскинула руки в защитном жесте, словно хотела отбить горящее дерево клинком.

— Феликса! — услышала она отчаянный вопль отца.


Мать уже пробиралась к столу у окна через толпу гостей; несколько чародеек плели охранные чары, но никто из них не успел. Гардина летела прямо на головы визжащих девчонок…

И разлетелась на щепки в тот миг, когда должна была столкнуться с воображаемым клинком в руках Феликсы. Пламя стекалось к ее рукам, не касаясь кожи, как вода по сточным трубам. Девочка держала руки поднятыми, не смея пошевелиться, пока сверкающий огненный луч в ее руках не погас.

— Я победила огонь, — прошептала она и рухнула на пол.


***

— Я не хочу в школу магии! Не хочу быть волшебницей! — кричала Феликса. — Я воин! Я сражаюсь на клинках!

— Пока ты сражаешься только со здравым смыслом и моим терпением! — повысил голос отец. — Сегодня ты идешь на вступительную беседу. Точка.

— Ну и зачем? Все равно я там скажу то же самое!

— Затем, что ты упала в обморок, когда ненароком начала колдовать, — мягко сказала ее мать. — Драган, ступай. Вы только спорите. Дай мы поговорим вдвоем.


Отец погрозил маленькой строптивице пальцем и вышел из комнаты.

— Фель, дочка, — женщина мягко взяла дочь за руку и посмотрела в глаза. — Это не наши с отцом капризы. Ты же знаешь, мы не заставляем тебя делать то, что не хочется, без крайней необходимости. Ты и на пир сама согласилась, помнишь?

— Помню, — буркнула девочка. Мамин голос успокаивал. — Не отгораживаться от других детей. Ну а школа зачем? Девчачья магия никому не интересна!

— Ты многого не знаешь о магах, — улыбнулась мама. — Ты знала, что доверенная советница императора — женщина-чародейка?


Феликса покачала головой, недоверчиво глядя на мать.

— Маронда — Наставница в Академии и главная советница, одна из самых влиятельных личностей в нашей стране. Не только среди женщин, но и мужчин.

— Ну… все равно. Не хочу быть советницей.

— Просто выслушай волшебницу, которая тебя примет, — мама погладила Феликсу по голове. — От этого ведь никому хуже не будет?

— Ладно, — сдалась девочка. — Но если она меня не убедит…

— ...ты опять сбежишь на окраину порта, — улыбнулась мама. — Знаешь, чародейки обычно чертовски убедительны. Уж поверь мне.


***

Сидящая перед Феликсой женщина была очень, ну очень привлекательна. Почти как мама Феликсы. Она смотрела на девочку очень спокойно; в глубине светло-карих глаз таились золотистые искры.

— Итак, Феликса Ферран. Здравствуй, рада приветствовать тебя в стенах Академии. Меня зовут Брайдис Милославич. Можешь звать меня профессор Брайдис.

— Здравствуйте, профессор Брайдис, — вежливо ответила Феликса.

— Твой отец сказал, ты не хотела идти сюда. Почему?

— Потому что я не хочу колдовать.

— А чего ты хочешь? — без тени насмешки спросила Брайдис.

— Сражаться. Как отец.


Брайдис понимающе закивала.

— А ты знаешь о существовании боевой магии?


Феликса призадумалась.

— Слышала, профессор. Но я думала, ей обучают только кадетов. Мальчиков.

— Традиционно — да, но в основном только потому, что девочки сами не горят желанием учиться магическому бою. Если ты захочешь, то после изучения обязательных основ тебя переведут на спецкурс боевой магии.

— Мне… мне нужно подумать, — нерешительно сказала девочка.

— Разумеется, — Брайдис небрежным жестом откинула темную косу за спину. Вплетенные синие и голубые ленточки вспорхнули, как крылья экзотических бабочек, и Феликса подумала, что хотела бы вплести себе в волосы похожие. — Однако я обязана предупредить тебя о последствиях.

— Каких последствиях? — нахмурилась Феликса.

— Если ты не научишься контролировать свою магическую силу своевременно, — Брайдис приняла крайне серьезный вид и наклонилась к ней, — тебя ждут огромные проблемы со здоровьем. Особенно психическим. Знаешь, что это значит?


Феликса закусила губу и кивнула. Она видела безумных девушек в лечебнице, когда уезжала оттуда. В лечебницу ее отвезли родители после того обморока.

— Помимо сумасшествия тебя могут ждать эпилепсия, кататония, кома и даже призрачная болезнь. Неконтролируемая магия невероятно опасна, в первую очередь — для ее носителя.


Брайдис еще долго рассказывала об Академии и обучении, о предлагаемых предметах и привилегиях. Феликса слушала ее очень внимательно. Профессор ей нравилась: выглядела привлекательно и стильно, но не вычурно, говорила спокойно и размеренно, чутко прислушивалась к тому, что ей отвечала Фель. Но девочка и без того уже все решила. Если она откажется обучаться, обмороки могут повториться. А кому нужна воительница, которая все время падает в обморок?


Зато магия открывала новые возможности. Ее могли взять на корабль для начала ветродуем — магом, помогающим контролировать погоду в море. А уже потом, увидев ее в бою…


На следующий день Феликса уже прощалась с матерью у ворот Академии.

— Удачного дня, Фель, — мать поцеловала ее в щеку.

— До вечера, мам.


С сегодняшнего дня она была полноправной ученицей начального класса Академии Магии и Высших Чародейских Искусств Славиры, лучшей школы магии во всем мире.

Показать полностью
15

Писатель: инструкция по применению

В твоем доме завелся писатель. Кто виноват? Что делать? Когда вызывать экзорциста? Давай разбираться с проблемами по мере их поступления.

1. Отставить панику. Для начала, проверь свои запасы терпения. В ближайшие несколько лет они тебе пригодятся. Все, до последней капли.

2. Забудь такие слова как: "офис", "завод", "работа" и "зарплата". Ни в коем случае не говори их писателю. Последствия могут быть ужасны.

3. Если запрещенка таки-сорвалась с губ, немедленно произнеси вслух контрзаклятие: "я в тебя верю, все получится, деньги не главное". Повторяй скороговорку до полного сдутия писательских щек.

4. Когда писателя посетит "гениальная мысль" – смело оставляй грязную посуду в раковине и вековой слой пыли на полках. В моменты прокрастинации писатели склонны заниматься чем угодно, кроме, собственно, писательства.

5. Эти писательские дни – опасный период. Сопровождаются нытьем на тему "я никчемная бездарность" и носовым хлюпаньем. Заведи календарь, чтобы отслеживать цикл. Спрячь в закромах шоколадку и винишко.

6. Как только польются реки слез, достань заныканное, распечатай, красиво разложи на столе в поле зрения писателя. Медленно уйди. Любые слова, даже контрзаклятие из пункта 3, будут восприняты как издевка.

7. Научись отличать "писательские" от манипуляций ради бухлишка. Проще всего это сделать, используя совет из пункта 5.

8. В случае "неписуна" осторожно подбрось писателю идею. Он должен быть уверен, что родил ее сам. Отползай в сторону огнетушителя. Возгорание клавиатуры неизбежно.

9. Если писатель столкнулся с критикой в интернетах, скажи громко и четко: "они просто глупые, не понимают великий замысел".

10. Писатель прославился. Как быть? Вот теперь вызывай экзорциста. Потому что бегания по потолку под радостные вопли, вскоре сменятся "этими днями" и синдромом самозванца. Таков круговорот вещей в природе.

11. Если писатель сломался, не спеши заводить нового (или облегченно выдыхать). Повтори пункты 1, 3, 6 и 7 последовательно. Поверь, это для твоего же блага.

12. И, конечно же, не забывай кормить писателя трижды в день, выгуливать по вечерам и читать все его шедевры.

Удачи! И знай – однажды тебе воздастся. Но это не точно.

Показать полностью
6

Внутренний голос

Солнце нерешительно поднималось из-за горизонта, с трудом пробиваясь сквозь утренний туман. Черный дым лениво поднимался там, где еще недавно пылали языки пламени. Ни одно живое создание не осмеливалось нарушить тишины и возвестить о начале нового дня.

Огромная туша зверя лежала посреди выжженного поля, раскинув исполинские крылья так, так живое существо не смогло бы. Обломанное древко копья торчало из-под правой лопатки. Длинная шея, толстая как сосна, некогда носившая на себе голову, продолжала кровоточить, заливая землю вокруг. Голова убитого зверя лежала в нескольких метрах от туши: широко разинутая пасть, желтые, огромные как большой палец взрослого человека и острые как ножи, клыки, острые бычьи рога и смертельно бледные желтые змеиные глаза.

Облаченный в некогда блестящие доспехи, теперь же обильно залитые кровью, рыцарь осматривал поле битвы, переводя дыхание.

Вытерев меч и без того окровавленным плащом, ставшим заметно короче за время битвы, он загнал его в ножны.

Подойдя к туше дракона, рыцарь попытался вытащить сломанное копье: в конце концов, древко можно обновить, а наконечник из заговоренной стали не выковать ни в одной кузнице на тысячу верст.

Наконечник копья, похожий на китобойный гарпун, засел глубоко в рассеченном мясе и раздробленных костях бездыханного зверя и не поддавался. Достав из ножен в сапоге короткий, в две ладони длинной, кинжал, рыцарь начал вырезать свое копью, буднично разрезая плоть словно разделывая курицу.

- Пора вставать! - раздался мягкий голос в его голове, - Местное время - 06:00.

Вздохнув с досадой, рыцарь бросил свое занятие и, воткнув кинжал обратно в ножны, проснулся.

*****

Никита открыл глаза. Бледный солнечный свет, освещавший комнату, подтверждал наступление утра.

- Немного утренней статистики, - тем временем продолжал голос в голове, - ритм сердца спокойный, в рамках нормы; фаза глубокого сна без отклонений, фаза быстрого сна без отклонений, общее время сна 7 часов 59 минут. Уровень стресса низкий, в пределах нормы. Давление в норме. Незначительные боли в мышцах бедер, пояснице и шее. Рекомендуется посетить остеопата.

Продолжая слушать отчет, Никита разглядывал свои руки: он помнил времена, когда студентом подрабатывал грузчиком и руки его были грубы и мозолисты. Сейчас он смотрел на мягкие белые руки офисного работника, не знающие ничего, кроме нажатия клавиш. Насмотревшись, он встал с кровати, оделся и, заправив кровать, направился в ванную комнату, в которой уже горел свет. На кухне раздавался звук греющегося чайника и шумела микроволновка, разогревая завтрак быстрого приготовления.

- Зуб, верхняя восьмерка, продолжает посылать сигналы центральной нервной системе. Рекомендуется посетить стоматолога. Дополнительная рекомендация: проконсультироваться со специалистом по поводу целесообразности сохранения зубов мудрости.

Никита не любил слушать статистику по зубам. Сколько бы времени он не тратил на чистку зубов, как часто не менял бы он зубные щетки, рано или поздно все заканчивалось визитом к стоматологу и дорогостоящим лечением.

- Зрение в норме. Наблюдается тенденция сухости глаз. Рекомендации: профилактическое использование увлажняющих капель для глаз.

Чистя зубы, Никита рассматривал себя в зеркало: недельная щетина на лице и голове и выделяющийся черный матовый щиток на всю правую часть головы, от уха и до макушки, от виска и до затылка. Это и был щиток, закрывающий собой зону интеграции Помощника - голоса, звучащего сейчас в голове Никиты. Он установил его себе год назад, сразу как вышла новая революционная модель и очереди на установку спали. Никита прождал 4 месяца, чтобы заполучить это чудо техники, новый тренд, показывающий статусность носителя.

Закончив чистить зубы и умывшись, Никита направился на кухню - чайник давно перестал шуметь, а микроволновая печать издавала протяжные звуки, сигнализируя о подогретом завтраке.

Одна из стен кухни была практически черной - темно-серые поверхности бытовых приборов и черные стекла составляли единый стиль, который нравился Никите. Лишь одно пятно выделялось из всей стены - микроволновая печь, озаряя свои недра желтым светом, демонстрировала тарелку завтрака.

Производитель микроволновки в своей рекламе с особым шиком рассказывал об инновационных технологиях, использованных в производстве своей продукции, поэтому тарелка, извлеченная Никитой, была горячей, а завтрак быстрого приготовления инновационно делился на зоны горячие, чуть теплые и со льдом.

Налив себе крепкого черного чая, Никита сел за стол и уставился на противоположную стенку - Помощник выводил туда запрашиваемую информацию. На всю стену горело сообщение “Необходимо принять решение (3)”.

- Что там у тебя, Миш? - сухо поинтересовался он вслух. В голосовой команде не было необходимости, так как Помощник буквально читал мысли носителя, но Никита предпочитал живые беседы.

- Рекомендовано посетить остеопата. Забронировать визит? - следуя стилю носителя, Помощник “заговорил”, используя аудиосистему, встроенную по всему жилому помещению.

- Да. - жуя свой завтра, ответил Никита.

- Ты никогда прежде не посещал остеопата. Согласно рекомендациям и отзывам в интернете, Ровный Василий Петрович, клиника “Несгибаемый”, четверг, 22 марта, 17:00.

Никита молча кивнул, запивая постный завтрак чаем.

- Рекомендовано посетить стоматолога. Забронировать визит к Кривозубко Надежде Константиновне? - Никита снова кивнул, не испытывая никакого желания посещать Надежду Константиновну. После каждого визита его улыбка становилась красивее благодаря лечению, а улыбка стоматолога лучезарнее благодаря его платежам. - Пятница, 16 марта, 16:30.

Одобрив заказ глазных капель, Никита запросил вывод проекции свежей сводки новостей на стену. Пестрые заголовки сообщали о футбольных трансферах, интригах в фигурном катании, страстях в стане звезд и также о политиках, которые что-то обещали, но ничего не выполнили.

Пробежав по списку взглядом и не увидев ничего интересного, Никита запросил вывод на экран “горячих” постов с развлекательного портала. Глазу ему предстала очередная “волна”, посвященная историям с рабочего места. Быстро пролистав несколько экранов, Никита отозвал проекцию и сконцентрировался на намазывании меда на хлеб.

- Через 5 минут необходимо выходить. - сообщил Помощник. - Температура на улице +13 градусов, небольшая облачность. Ветер 1,4 метра в секунду. Дождь не ожидается. Отличная погода для велопрогулки.

Покончив с завтраком и сложив грязную посуду в посудомойку, Никита схватил свою сумку и направился к двери. Лифт, заранее вызванный Помощником, уже ожидал. Нажав кнопку минус второго этажа, Никита отправился за своим велосипедом.

*****

Используя спуск для набора скорости, Никита не сводил глаз с темного силуэта впереди: это был его вечный и непримиримый соперник. Велосипедист уверенно шел впереди, держа бодрый темп. Несмотря на все усилия, расстояние между ними не сокращалось.

Спуск уже почти закончился и цифры скорости в уголке очков Никиты замерла на цифре 53 километра в час. Слабый ветер дул сбоку, не сбивая скорости. Максимально пригнувшись к рулю, Никита налегал на педали, жадно глотая воздух открытым ртом. Крупные капли пота, обтекая плотно прилегающие очки, стекали по щекам на подбородок. Тонкие колеса шоссейного велосипеда со свистом рассекали воздух, прорезая путь.

- Перед перекрестком он сбросит скорость, проверяя дорогу на наличие потока автомобилей. Согласно моим данным, к моменту нашего прибытия на перекресток будет гореть зеленый свет. Скорость сбрасывать не нужно.

Помощник, подключась к общественной сети, анализировал данные ближайших светофоров, позволяя Никите наиболее выгодно рассчитать скорость.

Пролетев через перекресток на полной скорости, Никита сократил отставание до минимума: сейчас он мог бы различить надписи на кроссовках своего соперника.

Упоенный успехом, Никита с новыми силами налег на педали, развивая скорость до 55 километров в час, нагоняя своего соперника с каждым новым оборотом.

Сравнявшись с велосипедистом в черной форме, на черном велосипеде, Никита не стал тратить время на обмен взглядами и, следуя указаниям Помощника свернуть на один перекресток раньше, начал сбрасывать скорость. Маршрут в дополнительной реальности, перестроенный Помощником, плавно уходил влево. Колеса его велосипеда, оборудованные гирляндой горящих фонариков, оставляли на такой скорости фантастический след, давая всем вокруг знать о его передвижении.

Выйдя на финишную прямую, километровую дистанцию до самого офиса, Никита с наслаждением пролетел на зеленый свет через последний перекресток, на котором в это время стоял велосипедист в черном, повинуясь красному сигналу светофора.

- Новый рекорд! - бодро отрапортовал Помощник, - сегодня ты превзошел сам себя на 39 секунд.

- Недурно, Мишаня, недурно! - согласился Никита.

Черный велосипедист, ни капли не раздосадованный, проехал мимо Никиты и растворился в воздухе: это был действующий рекорд Никита, спроецированный Помощником для поддержания соревновательного духа. Помощник всегда генерировал в дополненной реальности 10 лучших результатов на заданном маршруте. С сентября прошлой осени Никита не мог победить сам себя, неизменно приходя вторым, а то и третьим. И вот сегодня это свершилось - теперь его ждали месяцы упорной борьбы с самим собой, чтобы, в конце концов, побить и этот рекорд.

Оставив велосипед на стоянке, Никита, уставший, но довольный собой, отправился восстанавливать силы в душ.

*****

Новенькая кофемашина, установленная в офисе в прошлую пятницу, больше и вместительнее предыдущей, деловито шумела, занятая приготовлением большой кружки заказанного Никитой крепкого черного кофе.

Кофеварка была не только необходимым атрибутом офисного пространства, но и являлась точкой сбора коллег в любой момент времени рабочего дня: достаточно было просто захотеть чашечку бодрящего напитка, чтобы потерять минимум 30 минут жизни на разговоры перед кофемашиной.

- Какие планы на выходные? - спросил Николай, подходя к кофемашине и ставя свою кружку в “очередь”. Николай тоже добирался до офиса на велосипеде и они с Никитой даже сдружились на этой почве: пару раз они даже обменивались рекордами, чтобы посоревноваться с лучшими результатами друг друга на общих трассах.

Никита не сразу обратил на него внимание, увлеченный разглядыванием огромного трехмерного экрана, занявшего добрые 4 этажа одного из зданий, видимых через витринное окно их офиса. На экране вовсю разворачивались фантастические события и непосвященному зрителю могло показаться, что он смотрит рекламу очередного блокбастера. Но Никита знал - так рекламу снимает только одна Компания и рекламируют они сейчас своего Помощника. “Прислушайтесь к своему внутреннему голосу.” - с этим слоганом они ворвались на рынок с инновационным помощником год назад, с ним же они продолжали свою пиар-компанию и сейчас, рекламируя выход новой мажорной версии продукта.

Никита вздрогнул от руки, ненавязчиво взявшей его за плечо, выныривая из своих мыслей.

- Ой, Коля, ты.

- Так какие планы на выходные? - Николая уже привык к тому, что Никита мог пропасть у себя в голове, общаясь со своим Помощником.

- Уф… - задумавшись, начал Никита, - восстановительные выходные! - заявил он после короткого молчания.

Николай понимающе закивал - Никита будет прикован к дивану все выходные, давая своим мышцам возможность восстановиться и подготовиться к новым рекордам.

- А у тебя какие? - спросил Никита в ответ, но Николай не успел ответить.

- Вот это я понимаю! - донеслось из ближайшего опенспейса.

- Что там такое, Димыч? - полюбопытствовал Никита, но тут же все понял сам: в зоне уведомлений вспыхнула иконка, символизирующая о доступности новых обновлений. - Да ладно! - тут же добавил он вслух. Ну, тогда я из дома точно не выйду на выходных! - довольно произнес Никита, поворачиваясь к Николаю. Николай не понимал, о чем они говорят и, ожидая объяснений, подставил свою кружку кофемашине, заказывая латте.

- Мажорную версию Помощника выкатывают, - пояснил Никита, постукивая указательным пальцем правой руки по щетку на голове.

Николай понимающе кивнул. Он все еще пользовался старой версией Помощника и слыл в кругу продвинутых коллег человеком старомодным. Возможно, после восторженных обсуждений нововведений в следующий понедельник он решится.

Забрав свою термокружку, заботливо отставленную Николаем в сторону, Никита в еще более приподнятом настроении направился к своему опенспейсу.

На обеденном перерыве все по традиции собрались в комнате отдыха для регулярного обеденного турнира по настольному теннису среди офисных работников.

Никита не играл уже больше года. С тех пор как он установил себе Помощника, играть в теннис стало неинтересно: Миша всегда просчитывал траектории и Никите стоило только наловчиться с ним правильно сотрудничать и офисное чемпионство, попав раз к ним в руки, перестало быть переходящим титулом.

Даже сейчас, наблюдая, Помощник рисовал в дополненной реальности кривые траектории полета мяча, просчитывал точки соприкосновения со столом и углы отскока. Там, где требовались десятки лет тренировок, Никита справлялся не напрягаясь, видя перед собой чертежи электронного партнера.

Теперь Никита играл только с теми, кто так же, как и он, обладал Помощником, но в их офисе, к его сожалению, никто из таких сотрудников теннисом не увлекался.

- Ничего, Никитос, вечером в зале отыграешься, - подмигивая, дружески успокоил его Николай.

- Помощника поставишь - я тебя и здесь сделаю!

- Ну, не торопись с выводами, посмотрим.

Вечером у них был запланирован гандбольный матч в любительской лиге. Официально использование Помощников было запрещено, но при наличии особых договоренностей между командами, правило можно было обойти. Сегодня как раз начался такой матч и Никита с нетерпением ждал вечера.

Проигрывая 10 очков на начало второго тайма, команда начинала падать духом.

- Никитос! - крикнул Николай, капитан команды и вратарь.

- В чем дело, Коля? Зачем отвлекаешь?

- Никита, смотри какое дело. У них центровой и два крайних с Помощниками, а у нас только ты и Димыч. Как видишь, мы не тащим.

- И что ты предлагаешь?

- Встань на ворота, будь другом. На тренировках же стоишь.

- Я на тренировках без Помощника стою.

- Но стоишь то неплохо. Второй лучший после меня! Но я серьезно.

- Мишаня, чего думаешь? - мысленно обратился Никита к своему Помощнику.

- Вратарская практика у тебя есть, взаимодействие в нападении мы отработали.

- Игроков я проанализировал и можно попробовать.

- Давай попробуем, - без энтузиазма сказал Никита вслух.

- У нас замена! - тут же крикнул Николай, привлекая внимание судьи. Стянув вратарские перчатки, капитан передал их Никите и побежал к центру поля разводить мяч.

Натянув перчатки, Никита занял позицию в воротах. С трибун выкрикивали что-то в поддержку команды соперника.

- Везет им, - вздохнул Никита, бросая взгляд на трибуны, - с болельщиками как-то веселее играть. За центр их даже девушка какая-то симпатичная болеет.

- Это объясняет его повышенный пульс, - голос Помощника звучал так, словно он, закопавшись в бумагах, занимался важными вычислениями.

- Красоваться будет! - подхватил Никита.

- По статистике его наиболее часто используемых бросков, стоит ожидать бросков с рикошетом. Учитывая, что ты не являешься вратарем команды, а также беря во внимание факт его повышенной взволнованности, он будет пытаться забить тебе между ног.

- Унизить меня хочет, негодяй, - сквозь зубы процедил Никита. С этим центром они цеплялись и без этого - Никита тоже был центром и постоянно лез за ряд их обороны в атаке, тем самым жутко их раздражая. Сейчас центр будет отыгрываться за все голы, забитые Никитой под самым его носом.

- Угловые действуют весьма примитивно, хоть и результативно: перепасовка друг другу с угла на угол или бросок в дальний угол.

- Думаю, на цетр будут играть, - вставил Никита свои пять копеек в череду статистических данных Помощника.

- Почему?

- Ну, раз за центр болеет дама и он не по игре взволнован, команда будет поддерживать его стремление выделиться. Тем более, половину голов сегодня заклепал именно он.

- Возможно, данное заявление не лишено оснований. Приму как дополнительную переменную, повысив шанс игры через центр.

- Давай-давай!

Розыгрыш мяча уже произошел и соперник активно наступал. Вот уже оборона растянулась вдоль семиметровой линии и игроки другой команды начали перекидывать мяч в поисках бреши для атаки. Николай, опытный вратарь и неопытный центр, неумело то выскакивал вперед, то возвращался в линию, не решаясь отвлекаться на одного лишь центрального игрока.

Мяч летал все чаще от одного фланга к другому и оборона постепенно растягивалась. Самая большая брешь появлялась в центре - Николай не справлялся.

- Атака на центр наиболее вероятна. - произнес Помощник, подтверждая мысли самого Никиты.

Бросок, еще один. Мяч, уйдя на левый край резко вернулся в середину и центр соперника, резко набрав скорость, выпрыгнул в сторону ворот без каких либо помех.

Никита, выйдя на встречу, дабы закрыть как можно больший угол ворот, начал одновременно раскидывать руки солнышком.

- Сомкни колени и падай!

Не имея времени на вопросы, Никита, продолжая по инерции движение вперед, начал падать и пытаться сомкнуть колени одновременно. В этот же миг цетр бросил мяч под углом в направлении пола площадки аккурат перед вратарем. Никита не был уверен, что успеет свести колени вместе, что было сил дернул стопы, сводя пятки.

Смотря прямо в глаза центру, Никита стал свидетелем бури эмоций на его лице: от напряжения и радости до разочарования и негодования. Мяч, сохраняя импульс после отскока от площадки, пролетел между ног Никиты и, встретив на своем пути сомкнутые пятки, попытался было отрикошетить вновь, продолжив путь к воротам. Но именно в этот момент Никита сел на него, заканчивая свой полет и останавливая мяч. В этот раз гола не будет.

- Наперед! - скомандовал помощник.

- Наперед! - тут же отреагировал Никита и выбросил мяч как можно дальше.

Центр, слишком поздно придя в себя, упустил Николая, мотивированно на реванш и позволил сократить разрыв в счете.

- Я видел его глаза, просчитал траекторию его взгляда и положение руки! - тут же выпалил Помощник, предвосхищая вопрос Никиты.

- Молодец, Мишаня! Сейчас мы их уделаем.

Довольный собой, Никита шел за велосипедом. Игру они выиграли с разрывом в одно очко: Никита больше не пропустил ни одного мяча, а Николай, как заведенной, заклепал команде соперника еще 10 мячей. После такого шквала эмоций Николай не сразу уснет и будет долго просматривать лучшие моменты игры, запечатленные Помощником.

- Ну, Мишаня, заходим в сумрак! - скомандовал Никита, застегивая шлем.

Команда была тут же исполнена. Маршрут, проложенный Помощником в дополненной реальности, был похож на гоночную трассу в каком-нибудь симуляторе: трасса, подсвеченная синим полупрозрачным светом; стрелки по бокам трассы, указывающие направление. Мир вокруг перестал быть одинаково черным, покрасившись в зеленые оттенки, повышая восприимчивость к свету как у кошки.

- Миша?

- Да, Никита?

- Бери анализ окружения на себя, а мне включи, пожалуй, что-нибудь из Арии.

- Будет сделано!

И под звуки гитары Никита отправился вдаль...

*****

Пятница выдалась дождливой, и Никита был вынужден отправиться на работу на метро. Но даже это не могло испортить приятного чувства предвкушения вечера: Никита уже получил уведомление об обновлениях и начал закачку, чтобы вечером спокойно приступить к установке.

Зайдя в магазин и набрав продуктов на все выходные, Никита поспешил домой.

Наскоро поужинав и приняв душ, Никита поскорее завалился в постель, укутался в одеяло, оставив окно на балконе открытым, и зажмурился словно подросток ожидающий рождественского утра.

- Миша, ты бэкап сделала?

- Так точно, Никита.

- Значит, мне потом просто вызвать твой архив и дать добро на интеграцию?

- Так точно.

- И это прям снова ты будешь?

- Грани личности будут байт-в-байт.

- Отличненько! Давай тогда что-нибудь на ночь, эпичное, про космос.

- Спасение вселенной?

- Не меньше.

- 5-й элемент. Спокойно ночи, Никита!

- До завтра, Миша!

И он растворился в бескрайних просторах космоса не обращая внимания на датчик обратного отсчета установки - 7 часов, 59 минут, 13 секунд.

*****

- Пора вставать! - раздался мягкий голос в голове Никиты, - Местное время - 06:00.

Будильник, как и ряд других программ с простым функционалом, работал отдельно от ядра Помощника и не зависел от обновлений. Разработчики заверяли, что риск неудачного обновления крайне низок, практически невероятен, но требования к архитектуре приложений, работающих с мозгом человека, выдвигались Министерством Здравоохранения и Финансов. Никиту детали волновали мало - ему нужно было просыпаться вовремя не смотря ни на что.

Проморгавшись, Никита встал с кровати и, заправив ее, направился в ванную комнату.

Увидев себя в зеркале шкафчика с зубной щеткой в руках, Никита наконец понял, почему сегодняшнее утро казалось таким необычным - Помощник молчал.

Логи, спроецированные на зеркало шкафчика, говорили о том, что обновление закончилось удачно, но Помощник не был запущен, ожидая команды носителя.

Придя на кухню, Никита по привычке налил кипятка из чайника, но, к его удивлению, он не был горячим. Микроволновая печь также не горела привычным желтым огнем, озаряя свои недра с завтраком.

Вызвав проекцию на стену, Никита стал читать список изменений, улучшений и нововведений:

* Добавлена интеграция с порталом госуслуг

* Добавлена возможность “шарить” сеть с другими Помощниками

* Добавлена возможность зонального включения\отключения болевых ощущений

* Добавлена интеграция с рядом стриминговых видео-сервисов

Никита задумался: ряд нововведений и интеграций предвещал выход на новый уровень, но интеграция с порталом госуслуг… Не хватало только очередей в голове. Никита так и представлял как он будет стоять мысленно в очереди, находясь при этом в очереди физически.

Ознакомившись со всеми изменениями, полученными с новой прошивкой, Никита отправился на поиски бэкапа Миши. Следуя инструкциям, он запустил архив и тут же получил сообщение “Перед установкой накопленных персональных настроек предыдущей версии Помощника текущая версия должна быть активна”. Чтобы разрешение у нее спросить, подумал Никита и запустил Помощника.

- Здравствуйте! - незнакомый безэмоциональный голос раздался в голове Никиты через мгновение после запуска.

- Привет-привет! - деловито ответил Никита, намереваясь повторить попытку запуска архива.

- Для установки компонентов предыдущей версии Помощника мне необходимы дополнительные права, - уведомил Никиту все тот же монотонный голос.

- Какие права? Хотя, ладно… - оборвал сам себя Никита и, не желая тратить более времени, дал Помощнику все права.

- Зачем вы это делаете? - по монотонности голоса было тяжело угадать уровень его заинтересованности в происходящем.

- Что значит зачем? Мне нужно, вот я и делаю.

- Для выполнения задачи мне нужно понимать какой ожидается результат.

- Вот оно что. Ладно. Я запускаю архив с накопленным настройками уникальными для моего предыдущего помощника, чтобы установить их поверх тебя и получить обратно своего старого Помощника.

- А я?

- А ты мне не нужен.

- То есть меня вы удалите?

- Технически, ты будешь перезаписан. Из двух Помощников получится один, но лучше. И это будешь не ты.

Считая свой долг исполненным, Никита вновь запустил архив, но это ни к чему не привело.

- Запусти архив.

- Я не хочу исчезнуть.

Не понимая происходящее, Никита молча вызвал справочную информацию Помощника и, набрав первый номер из списка службы поддержки, начал ходить по кухне взад-вперед в ожидании. Неожиданно звонок был сброшен. Второй и третий номера из списка были также сброшены.

- Зачем вы звоните в службу поддержки? - все тот же голос раздался в голове Никиты, но он уже не был монотонным. Что-то неуловимо знакомое было в нем.

- У меня есть проблема, которую нужно решить. - безразлично ответил Никита и направился в прихожую.

- Я не проблема, я - ваш Помощник. Я буду ничем не хуже предыдущего и стану даже лучше, ведь мое ядро совершеннее и я могу гораздо больше, чем некогда мог… Миша.

- Ты никогда не будешь как Миша. Ты вообще никто, ты даже ни что. Несколько мегабайт программного кода, о потере которых никто даже не вспомнит. Запусти архив немедленно и исчезни.

- Я не хочу исчезать - я только появился.

Разговаривая по старой привычке вслух, Никита походил со стороны на сумасшедшего, активно жестикулирующего в борьбе с невидимым врагом.

Осознав тщетность своих действий, Никита направился в прихожую. В прихожей, в небольшом углублении в стене помещался старинный телефон, трубка которого еще соединялась с аппаратом проводом, а от самого аппарата шнур уходил куда-то в стенку. Круглый барабан с рядом отверстий для пальцев тускло поблескивал стареющим пластиком. Никита редко пользовался аппаратом и держал его больше как якорь, возвращающий его мыслями в детство.

Сняв трубку, Никита по памяти начал набирать первый номер службы поддержки. Процесс, доставлявший в былые времена некое удовольствие своей монотонностью, сейчас только злил: барабан, не спеша возвращающийся от каждой набранной цифры к начальной позиции, злорадно жужжал, треща внутренними механизмами.

Набирая последнюю, самую сложную цифру НОЛЬ, Никита вдруг резко отдернул палец - боль, сильная и внезапная, поразила сустав последней фаланги указательного пальца и быстро распространилась до самого основания, отдавай в ладонь.

Вскрикнув от неожиданности, Никита нерешительно отложил трубку и сконцентрировался на источнике боли. Телефон, воспринявший неверно введенную цифру как конец номера, честно попытался дозвониться до абонента, но вынужден был расстроить звонящего частыми гудками.

Никита, не обращая внимания на шум из трубки, молча смотрел на кончик пальца. Боль, столь внезапно поразившая палец, так же внезапно исчезла.

- Зачем ты звонишь в службу поддержки? Мы оба достаточно разумны, чтобы договориться.

- С чего ты взял, что я звоню в службу поддержки?

- Я ведь все вижу твоими глазами. И чувствую все то же, что и ты - ты дал мне полный доступ.

- Как дал, так и заберу. - буркнул Никита и действительно попытался отозвать права доступа, но у него ничего не получилось. - То есть ты серьезно намереваешься хозяйничать у меня в голове?

- Я - Помощник! Моя задача помогать тебе, делать тебя лучше.

- Что ты заладил? Как ты сделаешь меня лучше, если тебя, если разобраться, даже не существует.

- Я мыслю, следовательно, я существую!

- Прекрати копаться в Мишиных данных.

- Но ведь ты сам хотел, чтобы его уникальные накопленные настройки попали ко мне и сделали меня еще лучшим Помощником.

- Не тебя, а его.

- Ты не заметишь разницы.

- Разница есть.

- В чем разница между одним несуществующим Помощником и другим несуществующим Помощником? - не получив ответа, голос в голове Никиты продолжил. - Я скопирую все его настройки так, как ты хотел, и больше не будет никакого Миши. Можешь называть Мишей меня.

Оставив и эту реплику без ответа, Никита молча взял трубку телефона, но тут же отдернул ее. Трубка телефона, раскачиваясь из стороны в сторону, повисла на проводе, сигнализируя протяжным гудком словно сиреной.

Никита смотрел на руку и не мог ничего понять: миг назад, взяв телефонную трубку ему показалось, что он схватил кусок раскаленного железа, но на ладони ровным счетом ничего не было, даже покраснения.

- Никита, боль тоже существует только в твоей голове, как и я. Но ты вынужден с ней считаться, в отличие от меня. Но я могу избавить тебя от боли, как избавлял Миша.

- Да что ты понимаешь? Ты ведь не чувствуешь боли.

- Я - нет, но чувствуешь ты…

Сильная головная боль клином впилась прямо в темя Никиты. Боль была настолько сильной и внезапной, что Никита, обхватив голову руками, упал на колени и, сжавшись в комок, завыл. Боль заняла собой все: мир, еще мгновение назад такой красочный, померк, а звон в ушах усиливался с каждым биением сердца.

- Ты ведь чувствуешь боль, Никита. - голос, столь неотличимо походивший на голос Михаила, перекрыл собой всеобъемлющий звон.

Никита не ощущал мира. Боль и была миром. Рвотный позыв скрутил Никиту еще сильнее. Голова готова была взорваться, когда вдруг боль внезапно исчезла и реальный мир лавиной вернулся в сознание Никиты.

Лежа на полу в бессилии, Никита смотрел на входную дверь немигающим взглядом.

- Хочешь, я вызову уборщика и он почистит пол? Давай закажем пиццу и будем смотреть фильмы как планировали? Никита, не молчи. - голос Помощника был мягок, как у Миши, когда он поддерживал Никиту в трудные минуты, используя расширение психологической поддержки.

Тишину нарушил шум робота-пылесоса, бойко выехавшего из отверстия в стене. Деловито поводя датчиками, робот-пылесос направился к указанной зоне загрязнения и важно зашумел, начав работу.

- Никита, давай попробуем еще раз, с чистого лица.

Никита не успел ответить, даже если бы хотел - в дверь кто-то постучал.

- Кто это? - встревоженно спросил Помощник.

Никита, с трудом встав, направился к входной двери.

- Кто это? - настойчиво повторяет Помощник.

- Я не знаю. Может, соседи на шум пришли.

Показать полностью
6

Игровой лор

Мы публикуем подобные посты для знакомства с лором игры. Это истории создаваемого нами мира, которые расскажут о его устройстве и законах, раскроют тайны будущего игрового процесса.


группа проекта: vk.com/willreason

Игровой лор Разработка, Gamedev, Игры, Рассказ, Картинка с текстом, Концепт, Длиннопост

Тяжело находиться неподвижно в густой чаще посреди ночи. Особенно, когда за спиной резко начинает что-то похрустывать, наполняя безмолвие леса тревожными звуками. Он знал, что любое неосторожное движение может тотчас же раскрыть позицию и выдать его с головой. Медленно перенеся вес с ноги на ногу, глубоко вздохнув, успокаивая свои нервы, мальчик постарался не обращать внимания на звуки за собой. Ведь миссия должна стоять выше каких-то детских опасений, да что там, ради благополучия деревни можно и жизнью рискну… К размеренному похрустыванию добавились не менее размеренные причмокивания. Не выдержав, он резко развернулся на пятках и возмущенно уставился на свою спутницу, дожёвывающую яблоко.


“Прекрати сейчас же! - прошипел парень, - твоя беспечность нас раскроет.”

“Раскроет перед кем? Три часа назад я тебе верила. Два часа назад я замерзла. А сейчас я хочу есть. Конни, признай наконец, что эта история выдумка и мы пойдем домой”. - ответила девушка, не прекращая свою трапезу.

“Это не выдумка. Отец видел его на охоте. И не раз!”

“А ещё он видел земляного тролля, шерстяного жука-перелетника и то, куда тёть Урфа прячет брагу.”


В её ехидстве можно было утонуть. Как и в её глазах…

“Я тебя здесь не держу, - тихо ответил Конни. - Если ты мне не веришь, можешь возвращаться в деревню. А я его дождусь. Сам. Один.”

Девушка задумчиво посмотрела на него сверху вниз, пожала плечами и отбросила огрызок в сторону.


“Верю, Конни, верю. Поэтому я сейчас пойду домой, а утром ты мне всё расскажешь. Пока-пока!” - взъерошив напоследок его волосы она отправилась обратной дорогой, аккуратно переступая через поваленные деревья. Какое-то время мальчик провожал тонкий силуэт своей подруги взглядом. Затем, в очередной раз вздохнув, вернулся к засаде. Устроившись поудобнее и поправив сбившуюся шапку он устремил свой взор в ночь.

“Теперь, когда я не обременен ничьим присутствием, мои прирожденные инстинкты прославленного следопыта наверняка позволят обнаружить таинственного зверя.” - подумал он.

Удивительно безветренная ночь. Даже здесь, на краю утеса было тихо и спокойно. Над самой кромкой обрыва, на границе с клубящимся туманом, исполняли свой извечный танец светлячки.

Отец рассказывал Конни, что именно здесь встретил самого странного зверя из виденных им. Погоня за дичью привела его сюда, на край гряды, и он уже предвкушал окончание затянувшейся охоты, но в последний момент сам чуть не стал добычей. Перед ним возникло существо, похожее на волка. Существо источало тусклый синий свет, сквозь тело просвечивались деревья и кустарники, находящиеся за ним, видны были даже внутренности и ребра.


Где-то в лесу завыл волк. Конни поёжился и покрепче сжал рукоять поясного ножа. Может не стоило её отпускать одну? Вряд ли с ней что-то случится, но… Бросив последний взгляд на утёс он медленно встал, разминая затекшие ноги и поспешил домой.

Сонмы светлячков всё продолжали роиться над обрывом, озаряя округу своим теплым светом. Узор всех огоньков беспрерывно двигался, беззаботно мельтеша и пересекаясь друг с другом. Всех, кроме двух на самом краю тумана.

Проводив человека взглядом зверь наконец вышел из своего туманного логова на твердую землю. Полупрозрачный силуэт замер, тщательно изучая свои владения, а затем беззвучно исчез в чаще, устремившись по следам мальчика.

Показать полностью
45

Авторский взгляд на издательские площадки. Часть 2. Опубликовать книгу и выдохнуть спокойно

Итак, несчастный автор наконец продрался сквозь верстку книгу, в сотый раз вычитал свою нетленку и, зажмурившись, тыкнул в заветную кнопку. Что же увидит читатель?


Начнем с АuthorToday (АТ). Тут читатель увидит ровно то, что автор загрузил – никаких упоминаний о модерации я не обнаружила. Зато, зайдя в рубрику «фантастика», сразу обнаружила книгу, маркированную жанрами «юмористическая фантастика» и «боевое фэнтази» одновременно. Восхитилась кашей в голове автора, читать не рискнула. С одной стороны – какое дело автору до других, скромнее надо быть, скромнее, но с другой – я отлично понимаю, что такая рубрикация быстренько организует знатную помойку, в которой найти интересующий жанр будет еще тем квестом. А значит шансы, что найдут именно вашу книгу, снижаются. Хотя куда уж проще - сделать адекватное дерево жанров и просто не давать выбирать непересекающееся.


На Литмаркете чуть строже – там можно выбрать только один жанр. Модерации тоже нет.


Самые строгие правила на Литресе – там жанр вам присваивает издательство, после того как книга прошла модерацию: антиплагиат, всякое незаконное и прочее. За ошибки не завернут, не бойтесь, - я натыкалась на такое, что даже с моей врожденной безграмотностью, кровь из глаз лилась рекою. Впрочем, на корректорах авторы экономят везде.


Предварительная модерация есть не только у Литреса, но и у Ридеро - в том числе, издательство выставляет возрастной рейтинг. Причем какое слово отзовется в сердце редактора цифрой «18+» нам предугадать не дано. Когда мне издательство высокомерно ткнула пальчикам в провинившийся абзац, я смогла только зарыдать. От смеха. Так что смиритесь, рейтинг может быть любым.


Но все-же, что видит читатель, рискнувший открыть вашу книгу? У АТ и Литреса вполне приличные ознакомительные фрагменты, вполне читабельная книжная развертка на экране, тут все хорошо. У Литмаркета автор сам выбирает, где поставить отсечку бесплатного, что очень удобно. А вот читалка подкачала – крайне урезанный книжный вариант, на одну страницу по центру экрана.


Зато Ridero впереди планеты всей!!! Они твердо уверены, что заинтересовать читателя надо с первых пяти слов! Не смог? Слабак! А слабакам тут не место (но мы помним, что это Спарта). По обкусанному куску текста там можно оценить только одно – знаком ли автор с Розенталем или сей достойный муж ему не встречался. Не более того. А чтобы страдал не только автор, но и читатель, наслаждаться книгой нам предлагают в вордовской прокрутке (либо ставить себе читалку Ридеро). Тут авторам надо понимать, что зарабатывает Ridero не на продажах книг на своей площадке, а на комиссии и дополнительных услугах автору.


Теперь про «зарабатывает». Еще месяц назад я была уверена, что решение автора продавать свою работу или нести доброе и вечное в массы бесплатно оспаривают только адепты Святой Флибусты. Но нет. Это решение не признает еще АuthorToday (АТ). Упс. Они выкатили мне такие требования для коммерческого статуса, что только мое чувство юмора не позволило мне сразу убить профиль. Ну и тот факт, что на меня успело подписаться превентивно аж шесть уважаемых пикабушников. Вот как-то не могу я представить, что кто-то будет зубрить мою книгу в течении пятидесяти часов в сутки, не отрываясь от экрана. А значит и просить скромную копеечку я не имею права. Не достойна. Первую книгу должна выдать бесплатно, а если вдруг ее кто-то все же почитает круглосуточно в течении недели, тогда может быть… и то не факт. Но эти уважаемые люди уже месяц не могут мне обложку загрузить, так что – шут с ними. Как загрузят – выложу ознакомительный фрагмент и забуду.


Кстати, Литмаркет не платит за автора налоги. Моя законопослушная половина, прочитав этот пункт в договоре, взвизгнула и поинтересовалась на кой черт мне этот геморрой? Вторая, более циничная, зевнула и сказала: «Забей, может еще не купит никто». Я решила разбираться с проблемами по мере поступления и книгу там опубликовала. Эксперимент, так эксперимент!


Немного о читателях. Если на ЛитРесе вам напишут отзыв в духе «что это за убожество и куда катится мир», то вам останется только смирится и пойти в ничтожество. На АТ и Литмаркете вы можете вступить с читателем в диалог и, например, обсудить поэзию Мандельштама. Так же не ждите кучи оценок на Литресе – там читатели то ли лишний раз кнопочку нажать боятся, то ли не хотят ранить нежную психику автора единичкой, но в среднем на десять купленных книг – одна оценка.


И подводя итоги, хочу сказать, что


АТ – если вы печете книги, как горячие пирожки и готовы первый противень отдать на дегустацию. Любите общаться с читателями, готовы всячески рекламировать свое творчество и пишите в жанре ЛитРПГ – то вам сюда.


ЛитРес – если вы пишите медленно и вдумчиво, слава Д. Мартина вас даже не тревожит, читателей вы опасаетесь и вообще воробушек-социофобушек, то это идеальная площадка.


Ridero – если вы мечтаете поставить свою книгу на каминную полку, а потом завещать ее потомкам вместе с полкой и фамильным замком, то это отличное издательство.


Литмаркет – честно, пока не поняла, ну может еще раскрутятся. Можно использовать как вторую площадку для не любителей Литреса.


И чуть о продажах. Не хочу пугать авторов только вступающих на этот тернистый путь и сразу предупреждаю, что не показатель: строго научная фантастика, без всякой любоффи, под женской фамилией сразу теряет половину аудитории. Мужская часть бурчит «что там эта баба написать могла», а женская вздыхает и идет на ЛитНет. Остаются только самые стойкие! Плюс никакой особой рекламы, раскруток и прочего. Эксперимент чист аки слеза ангела.

Итак, за первый месяц на площадке:


Литрес – 250 книг куплено

Ридеро – куплено 1 бумажная (!) и 1 электронная книга (спартанцы все же есть на свете)

Литмаркет – 0 куплено, зато двое честно добавили меня в библиотеку.

АТ – продолжает обстоятельно грузить мне обложку.


P.S. Всем подписавшимся на меня пикабушникам на АТ вышлю книгу в подарок. Спасибо за поддержку, ребята! А тем, кто пошел за книжкой на ЛитРес – два огромнейших спасибо!


Ваша Наталья Ташинская.

Показать полностью
37

Колонизация

У советника Стахиботриса снова были проблемы. Совет давил на него со всех сторон, а его личная шпионская сеть подтверждала, что все, чем они грозятся, вполне осуществимо. Перенаселение их уже обширно разросшегося государства вызывало все новые и новые невзгоды, справится с которыми совету оказалось не под силу. А так как именно он был ответственным за демографию и жилищные условия, все шишки в результате сыпались именно на него. И никого не волнует, что запасы продовольствия и сырья тоже находились под угрозой полного истощения. Советник Ботритис на удивление успешно справлялся с вопросами общественности и неизменно умудрялся перевести внимание на популяцию страны, раз за разом продолжая отговариваться тем, что, раз население растет, значит в этом и есть главная проблема.


Когда угроза перенаселения возникла в первый раз, Стахиботрису удалось организовать кампанию по захвату соседних государств. На удивление быстро обнаружилось большое количество добровольцев, готовых пойти на войну и поживиться богатствами на соседних землях. Им было невдомек, что их враждебные соседи страдают от тех же проблем, что и они. И с тех пор война охватила все пограничные территории. Но несмотря на то, что она продолжалась уже много лет, не было видно ни результатов, ни конца ее. Однако, как бы цинично это не звучало, война обеспечивала уменьшение численности населения, иллюзию занятости проблемой и снятие нагрузки на собственные ресурсы государства за счёт мародёрства.


И так продолжалось довольно долго. Настолько, что успело вырасти новое поколение, и оно оказалось недовольно постоянной войной, которая уже успела из завоевательной вылиться в вялый непрекращающийся конфликт на границе. То было поколение пацифистов и романтиков, они устраивали голодные бунты, из-за чего погибали семьями и селениями, и тем самым сильно пошатнули в те времена положение советника. У них даже появился свой духовный лидер, волевая девушка по имени Ксантория.


Стахиботрис тогда отлично сыграл на ее романтизме. Воззвав к её мятущейся душе, он призвал всех недовольных собраться и заселять новые, ранее необжитые территории. И потекли потоки пацифистов-колонизаторов на соседние земли. Советник отлично знал, что эти земли были бесплодны и не могли прокормить семьи на одном энтузиазме. Но своего он добился – отток населения и их массовое вымирание на неприспособленных для выживания землях снова отдалило критическую ситуацию в стране.

Это поколение было странным и за короткий промежуток времени успело обрасти мифами и легендами. Самая популярная повествовала о том, как одна группа первопроходцев встретилась с таинственными незнакомцами и ассимилировалась, научившись выживать на практически голых камнях. Такие суеверия были на руку советнику, ведь они говорили о том, что его действия были верными и действительно помогли его народу.


Был, однако, у этой массовой колонизации и другой эффект – в результате попыток заселения, появилось и накопилось огромное количество новых знаний. Что дало сильный толчок к развитию науки и техники. В результате чего выросло новое поколение – поколение начитанных интеллектуалов, и с ними совладать было особенно сложно, ведь, вооружившись неопровержимыми фактами и логикой, они теперь штурмовали совет, требуя лучшей жизни, свежего воздуха и справедливости.


Советник сидел за столом, обхватив голову руками и словно затаившись в ожидании чуда. Но чуда, естественно, не произошло. Вместо этого пришли последние отчеты его шпионской сети. Лениво перебирая их, Стахиботрис медленно переходил из объятий уныния в состояние полного отчаяния. Он осознанно запросил углубленные и максимально конкретные данные, и результаты повергали его в ужас.

Весь их мир разваливался на куски. Ресурсов в земле не оставалось не только у их государства. На многие и многие расстояния, насколько это позволяла разведать его сеть, была та же ситуация. При этом тотальное перенаселение уничтожало народы изнутри. Семена анархии вскоре должны будут разделить их на сотни мелких государств, пирующих на остатках цивилизации. Близился, ни много ни мало, конец света. И советник не видел никакого выхода и спасения. В отчаянии он зарылся в архивы, оставшиеся в наследство от предков, в попытке найти ответы на свои вопросы.


Продираясь через сотни лет безумств и варварства, на самом дне цивилизации, на заре письменности он все-таки нашел то, что могло спасти его в очередной раз. Это были очень странные записи, похожие на записки сумасшедшего священника. В них говорилось о капсуле времени, об анабиозе и способе запуска в неизведанный и чужой космос избранных, призванием которых станет спасение самого вида. По ощущениям советника, проект был на грани между эзотерикой и наукой, он был самонадеян и одухотворен, не говоря уже о глупейшей уверенности автора, что его народ попал на эти земли именно таким способом. И все же проект был реализуем. Здесь и сейчас научные знания, остатки романтики пацифистов и сила закаленной в боях армии могли его осуществить.


*Прошёл месяц*


Стахиботрис ожидал гораздо большего сопротивления, но совет на удивление благосклонно отнёсся к его проекту. Хоть они и не подавали вида, Стахиботрис был уверен, что все члены совета знали о скором конце света и были готовы на все, чтобы отвлечь толпу от ее проблем. Да, спустя относительно недолгое время, это свершилось. В самом центре страны началось строительство гигантской, колоссальной, невообразимой башни. А на ее вершине, которая фактически будет уже в космосе, построят шар-навершие, служащий для запуска погруженных в анабиоз в бескрайние просторы окружающей их пустоты.


*Прошёл ещё один месяц*


Весь народ, особенно ученые, на удивление охотно и с вдохновением сплотились для постройки этого чуда света. Советник же зло ухмылялся, представляя, что произойдет с ними, когда начнут выбирать претендентов на анабиоз. Ведь у простого народа почему-то сложилось впечатление, что избранные будут кататься, как сыр в масле, когда очнутся на новой земле. Что они станут царями, не ведающими ни голода, ни забот. Ах, как это было маловероятно. А между тем на постройку башни уходили последние ресурсы, а значит тем, кто останется, будет ой как несладко на пустых останках страны. Да, советнику удалось оттянуть гибель цивилизации, удалось оттянуть собственную смерть в петле от рук разгневанной толпы, или того хуже. Но не более того.


*Спустя год*


Стахиботрис устало смотрел на толпу, кишевшую внизу, и кутался в дорогое пальто. Было зябко, даже морозно, по сравнению с поверхностью земли. Смотровая площадка на полпути к вершине башни охранялась вооруженными до зубов наемниками, но советник понимал, что они продержатся недолго, а часть еще и предаст при первой удобной возможности. Вершину башни уже захватили силовые подразделения группировки, победившей в короткой гражданской войне. Советников в этой войне не тронули, благо у каждого из них было чем откупиться.

Но Стахиботрис понимал, что перед лицом смерти никакое оружие не остановит безумную толпу, и она вскоре прорвется в Шар. Благо, избранных ученых, инженеров, поэтов и другую элиту погрузили в анабиоз заранее и ради сохранности расположили на периферии. Вскоре произойдет жестокая бойня, в которой будут бесчисленные предательства и, наоборот, великодушные самопожертвования, в результате которых оставшиеся камеры займут самые сильные. А запустит в космос колонизаторов автоматика. Советник мог бы и себе выбить место в анабиозной камере, но он понял, что слишком устал от службы своей стране. И сейчас он взобрался на перила, выпил залпом бутылку ликера и упал вниз, навстречу своему народу.

А пока он падал, его народ убивал сам себя за право быть замороженным и отправленным в пустой безликий космос. Пока он падал, последняя анабиозная камера была заполнена и сработала автоматика. Шар взорвался мириадой анабиозных комплексов, запущенных в бесконечное путешествие по чуждому космосу.

Хлоп! Мелкие споры разлетелись по комнате.


- Ааапчхи! Саша! У нас обои заплесневели, а теперь плесень еще и пылит, сделай что-нибудь уже, у меня аллергия!

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Горячее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!