tristana77

tristana77

На Пикабу
поставил 155086 плюсов и 3 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу лучший длиннопост недели лучший авторский текстовый пост недели
186К рейтинг 920 подписчиков 93 подписки 157 постов 130 в горячем

Средний палец vs. Скрепы

История от моей коллеги, у которой как-то конфликт между ученицами закончился членовредительством.

Для начала немного вводных. Девочка Женя: 12 лет, 6й класс, неблагополучная семья. Мама - типичная РСП, а ещё любит прибухнуть. Но на фоне других неблагополучных семей, эта ещё выглядит оптимистично. Мамуля опции "этожеребёнак" и "яжемать-мне-все-должны" не включает, а если ещё и пожаловаться на чадо (когда девочка Женя скатывается на двойки, курит и матюкается или ещё что), то мама принимает меры и чадо на какое-то время поднимается к своим обычным тройкам и четвёркам, исключает из лексикона забористые словеса и ведёт здоровый образ жизни... до следующего раза. Девочка Лена - 12 лет, одноклассница Жени, относительно благополучная семья (мама, папа и хомяк), учится на 4 и 5, ходит на кружок рукоделия.

Был обычный день. Оставалось несколько минут до урока математики, а конкретно - до "контрошки по матеше". Поскольку пользоваться на сем мероприятии телефонами строго запрещено, то школота по старинке запасалась шпаргалками, попросту говоря "шпорами". Девочка Женя сидела у себя за партой и медитировала на стенку. В это время мимо проходила девочка Лена, которая узрела торчащий из Жениного пенала край мелко исписанной бумаги (как оказалось - великолепно изготовленной "шпоры"). Лёгким движением руки девочка Лена вытащила "шпору" из пенала.
- Эй, отдай! - возопила Женька.
В ответ на просьбу девочка Лена продемонстрировала девочке Жене средний палец и добавила комментарий:
- Отсоси - потом проси!
Женя среагировала моментально - ухватилась за Ленкин средний перст и резко со всей дури рванула его вниз, аки стоп-кран.

Дальше уже всем стало совсем не до контрольной по матешке. Вопли, слёзы, сопли, беготня, вызов "скорой" (перелом, гипс и пр.) и родителей. Туева хуча писанины, пиздюли классной от директора, отдела образования и пр. Профилактические беседы с девочкой Женей и и пиздюли ей же от Женькиной мамули. Объяснения девочки Лены (а какого лешего она полезла в чужой пенал) на голубом глазу звучали так - дескать, Лена увидела "шпору", возмутилась тем фактом, что отдельные ученицы поступают непорядочно, посему вытащила она ту шпаргалку с единственной целью - сдать классной для наставления девочки Жени на путь истинный. Все сделали вид, что поверили девочке Лене... но не от всего сердца. В итоге всё закончилось хорошо - сломаное срослось, контрошку перенесли, и Женька "шпору" уже прятала основательней. А потом Женя и Лена подружились и вместе, играя в "Догони меня, кирпич" снесли к чёртовой матери дверь в гардероб.

Среди всей этой свистопляски особенно всех умилил комментарий вахтёрши (почтенной бабуськи глубокопенсионного возраста):
- Совсем долбанулись с этими "факами"... Нахватаются всякого из этих Америк и машут ими по любому случаю... А вот показала бы она тогда русский кукиш - глядишь и пальцы были целы!

Показать полностью

...и гуси

#comment_303744457

...и гуси Комментарии на Пикабу, Скриншот, Гусь, Деревня, Мат
Показать полностью 1

Ответ на пост «Эгоистичная коллега»

Немного предыстории.

Очень, ну ооочень провинциальный дом культуры в посёлке с 1200 чел. населения. Есть два зала - один большой (сцена+200 попо-мест), другой - маленький (т.н. "камерный") для маленьких уютных представлений. И если большой зал ещё более-менее в нормальном состоянии, то маленький уже вовсю требует косметического ремонта - краска выцвела и облупилась, батареи требуют покраски и т.д. Но провинциальный ДК- это вам не Мариинка, финансирование, прямо скажем, не впечатляет; в данном случае руководителю изостудии просто выдали денежку и сказали: "Купи, Толяныч, краски и покрась маленький зал. Если что, старших учеников можешь привлечь". А у Толяныча был сложный период в жизни - развод, раздел имущества, алименты и депра или ещё что, и ещё неизвестно, что толкнуло его на креатив и нетривиальщину. Короче пошёл он в хозмаг, накупил аэрозольной краски разных цветов - золотой, бурячковый, ядовито-голубой, розовый, чёрный и салатовый. Раздал старшим ученикам и сказал "Творите!!!" и ушёл домой, где его продолжила пиздить депрессия.
Вообще, эти дети умеют хорошо рисовать (если по одному), могут хорошо рисовать и коллективно (если под чутким руководством педагога), но тут сработали факторы "Толяныч съебался и взрослые не видят" + "Март в башку ударил, каникулы скоро", и поэтому детишки не творили, а вытворяли. Как в последний раз. Я, к сожалению, не видела результат их стараний, но все кто видел, начинали описание примерно одинаково - "бля, это пиздец". Еединственный плюс - не изобразили половые органы и свастоны. Любой нормальный человек, заходя в обновлённый маленький зал, хотел одновременно плакать, хохотать, самовыпилиться и обоссаться, и желательно всё сразу. Режиссер мероприятий - интеллигентная дама Людмила (Люся) - хотела сожрать свои очки, чтобы не видеть этот бич-бардак-психодел. А ещё лучше - засунуть очки в жопу Толянычу.
По результатам оформления Толянычу, конечно, выписали пиздюлин, но денег на переделку маленького зала не было и в ближайшем будущем не предвиделось. Люся покопалась в кладовке, нашла какие-то занавески, ещё советских времён задрапировала ими стены, пришпилив степлером. Занавесок не хватило. Пришлось опять копаться в кладовке. Люся нашла декорации к спектаклю "Чипполино", который ставили ещё при Союзе, посему такие же древние и выцвевшие, как и занавески. И что не было задрапированно, то было загорожено гигантскими фанерными овощами. Маленький зал стал выглядеть как гибрид гарема и овощехранилища... но это всё же было лучше, чем колористическая шиза.
Это предыстория. Теперь к сути.

Канун Нового Года. Директриса ДК находится на выезде - в мэрии райцентра, с кучей народу. Суть движухи - господин мэр толкает речь об итогах года, награждает присутствующих, потом банкет. Во время речи директрисе на вацап от местной чиновницы из мэрии падает сообщение (текст): "У нас после ремонта излишек краски остался, я договорилась с мэром, что он тебе отгрузит в дорогу, хватит, чтобы закрасить этот ваш пиздец в малом зале. Он только спросит, во время награждения, какой цвет вам нужен и всё. Есть жёлтый, светло-зелёный и персиковый". Ну ок. Директриса дама простая, решила спросить у Люси - в конце концов, она же там в зале больше работает - ей и видней, в какой цвет красить. Пишет Люсе сообщение. Текстовое - типа есть краска, какую просить?.
В ответ получает голосовуху. Которую в данных условиях прослушать вообще невозможно - директриса сидит во втором ряду, мэр толкает речь, выйти никак (толпа народу у входа, да и выглядеть уход будет слишком демонстративно и невежливо).
Директриса пишет Люсе: "Люся напиши текстом, я сижу в актовом зале здесь невозможно слушать голосовое".
В ответ приходит голосовуха.
Директриса пишет капсом: "ЛЮСЯ НАПИШИ БУКВАМИ, А НЕ ГОЛОСОВЫМ"
В ответ приходит голосовуха.
Между тем, уже началась церемония награждения. Директриса пишет Люсе: "Жёлтый?"
Голосовуха.
Директриса пишет: "Зелёный?"
Голосовуха.
Директриса пишет: "Перс" и недописывает, потому что господин мэр вызывает её для награждения. А вручив грамоту, цветочки и планшет, говорит: "Мария Пална сказала, что вам до зарезу краска в ДК нужна, у нас тут остался жёлтый, светло-зелёный и персиковый. Вам какой?" Директриса попросила персиковый, только потому что, как выглядит жёлтый и светло-зелёный, она знает, просто интересно было, что это за цвет такой - персиковый (не успела в инете посмотреть). Так что да - в свой посёлок она отбыла с наградой, несколькими банками персиковой краски и кучей закуски и морем шампанского внутри. Звонить Люсе с речью "я взяла персиковую и меня не ебёт, какую ты хотела" уже не было смысла - краску погрузили в машину, водила сидел и играл в игрульки в телефоне, пока из мэрии не вынесли изрядно бухую директрису и не усадили в машину с искренним пожеланием всего хорошего.

(Порешать вопрос после награждения было вообще нереально, ибо уже через 15-20 минут после окончания награждения и господир мэр, и Мария Пална, и завхоз и мужЫки, которые грузили краску были уже изрядно бухими - долго ли умеючи?)

И теперь Люся негодует, потому что она хотела светло-зелёную, а голосовые записывала, чтобы подробно объяснить, ПОЧЕМУ именно она хочет светло-зелёную краску. А директриса на это заявила, что:
а) её и персиковый устраивает;
б) Люся, нефиг было выёбываться.

Показать полностью

"Святые" девяностые

Эта волна про 90-е не закончится, пока живы те, кто это время застал.

Многа букаф...

Жила-была Диана. После школы, в первой половине 80-х попыталась она поступить на иняз, но провалилась. Через год попыталась ещё и опять провалилась. Ну... бывает. Поступила тогда Диана на библиотекаря. Проучилась пару лет и тут на её жизненном пути повстречался Пал Палыч и сделал ей предложение руки и сердца. Палыч был относительно молод (30+), хорош собой, умён и обаятелен. А ещё у Пал Палыча были "золотые" родственники, благодаря которым он работал в торговой конторе, и это было намного лучше, чем работать в магазине. Не нужно было ныкать дефицитный товар под прилавком, а потом наблюдать, как простолюдины в очередях готовы убить друг друга за последний кусок мяса или отрез гардинной ткани (кто застал восьмидесятые, тот понимает, о чём речь).

Естественно Диана приняла предложение. Ну а кто бы не согласился?

Ну а ещё Палыч сказал Диане: дело твоё, конечно, можешь учиться и работать, но вообще-то его ресурсов вполне хватит на неработающую жену. Палыч не ставил Диане каких-то жёстких условий, просто дал выбор. И выбор Дианы был вполне очевиден: она бросила опостылевший институт и прочно обосновалась в его 4-комнатной квартире. Очень быстро нашла общий язык со свекровью и принялась ходить с ней на службы в церковь (старушка со второй половины восьмидесятых резко уверовала в Бога). Потом они поселили в квартире родственницу из деревни, которая исполняла обязанности домработницы. И здесь Диане несказанно повезло, поскольку родственница в хозяйский кошелёк/карман руку не запускала, в Дианины шмотки не рядилась, в постель к Палычу нырнуть не пыталась и вообще знала своё место. И стала Диана вести расслабленную жизнь образца американской домохозяйки из класса выше среднего: дом, дети, отдых на югах (в т.ч. и за границей), церковь и общение с такими же как она успешными домохозяйками и пр.

Между тем в стране разворачивались интересные события: сначала по пизде пошла перестройка, потом развалился Союз, к чертям собачьим отправилась экономика, начались невыплаты зарплат, обнищание населения, убийство отечественного производства и рост преступности. Других граждан (которые в бывших союзных республиках вдруг оказались неправильной национальности) гнали из их домов, не давая не только продать эти дома/квартиры, но и просто элементарно собрать вещи в дорогу. И как результат - толпы беженцев, которые на исторической родине оказались нахуй никому не нужны. Одним словом, весь спектор развлечений, который нормальный человек до сих пор вспоминает с содроганием. Поскольку Диана жила не в хрустальном замке, она, ясен пень, отдельные фрагменты лихих девяностых наблюдала, но давала происходящему такую трактовку, что у людей которые были в теме, полыхали пердаки.

Короче, девяностые (по версии Дианы) - это очищающая эпоха, поскольку Советская власть воспитала несколько поколений эталонных лодырей, которые только и знали как на автомате ходить на работу и получать зарплату. А тут настало время, которое этих лодырей отсеяло, и оставило энергичных людей, которые энергично оздаравливают экономику. А если и есть отдельные люди, которые оказались выброшены на обочину жизни (Диана упорно отказывалась признавать массовость явления), то "они сами виноваты". Были бы в девяностых социальные сети (допустим, такое возможно) Диана вполне бы могла рассказывать, как она "сома добилась" и давать советы типа "если вы бездомный, то просто купите дом" и пр.

Где-то во второй половине 90-х Палыч из сферы торговли плавно перетёк в систему ЖКХ. Эти ребята что сейчас, что и тогда не бедствовали (я имею в виду администрацию). Диана перемены не заметила. Миновали девяностые, наступили нулевые. В конторе, где работал Палыч сменился гендир, который принялся внедрять своих людей; и Палыч пятой точкой и мозжечком почуял, как зашаталось под ним тёплое кресло. Что-то надо было предпринимать, и тут - подарок судьбы! - Палыч приглянулся дочке нового гендира. Да, дочка была 20-летней сикухой, но и её можно было понять, ибо редко встретишь в ебенях чела, который перешагнув 50-летний рубеж сохранил шевелюру, все свои (!!!) зубы и стройную стать (никакого пивного пуза, коленки не хрустят). Прибавить к тому, что импозантность Палыча была украшена благородной сединой, он был лёгок на подъем - ну просто Шон Коннери приколо-пиздецкого разлива. И дочка гендира не выдержала и прямо-таки потекла в объятия Палыча. Дочка та, кстати, была вполне себе красива, относительно свежа, правда несколько слаба на передок, но - чёрт возьми! - должны же быть у новой жены Пал Палыча какие-нить недостатки! Короче, Палыч быстро понял, с какой стороны хлеб маслицем намазан, и принялся работать в этом направлении. Подключил свои связи, свои юридические знания, свой неплохо подвешенный язык, налил жене в уши что-то вроде "Дианочка, так надо, уверяю тебя, это временная мера... и т.д." и - оп-ля! хуяк-мотыляк! - Диана глазом моргнуть не успела, как оказалась разведённой и с какой-то мизерной суммой в качестве отступных. Правда, я бы не назвала 70000₽ мизерной суммой - для простого человека в 2005 году это были неплохие подъёмные. Просто некое подобие финансовой самостоятельности у Дианы в последний раз наблюдалось когда хлеб стоил 20 копеек; так что растрынкала она эти отступные быстро и вообще не пойми на что. А когда деньги кончились, остались в сухом остатке только факты - слегка за сорок, без образования с нулевым стажем работы, из недвижимости только мамина убитая однушка на окраине города (где волки срать боятся) и без каких-либо связей. Есть люди, которые в любой ситуёвине просто обрастают нужными знакомствами и связями, у Дианы видно в этом направлении не было никаких талантов. Короче, "грибы искать - и то счастье надо!"(С) Свекровь к тому времени умерла, а дочка, которая на тот момент стажировалась в Германии, очень быстро просекла, что в этой ситуации с папой лучше не ссориться, поэтому "мама, морально я с тобой, денег нет, но ты держись", собственно этим её помощь и ограничилась. То, что развод - далеко не временная мера, Диане стало понятно, когда Палыч для закрепления своего зада в тёплом кресле, состругал своей новой жене ляльку. А потом ещё одну.

Единственным человеком, который протянул Диане руку помощи, оказалась бывшая домработница, которая по знакомству устроила Диану уборщицей/вахтёршей в спортшколу. И то хлеб.

Собственно обычная история, если бы не одно "но"... В понимании Дианы девяностые - это золотое время не только для неё, но и для всей страны, а вот потом началось тёмное время и жуть. Причём начало тёмных времён удивительно совпадает с датой её развода - 2005 год. И она искренне не понимает, за что так хуесосят Ельцина. И она ещё более искренне оплакивала его смерть, ибо ЕБН по версии Дианы - святой человек, вытащивший страну из упадка. И переубедить Диану невозможно. Вообще.

Во всём остальном Диана - нормальный человек и хороший работник. Без сарказма. Вымыть спортзал в рекордно короткий срок, чтобы он действительно стал чистым, а также отпиздить шваброй и блином от штанги охуевших спортсменов, чтобы они ходили по струнке - такое не каждому дано...

Показать полностью

Свет в окне

Жила-была Даша. Её школьные годы пришлись на девяностые. Место жительства на тот момент - маленький пгт в российских ебенях, где с развалом Союза было приватизировано накрылось хуем градообразующее предприятие. Семья Даши - это даже не семья, а просто "Даша+мама". Обычная семья, по которой "святые девяностые" прокатились катком в полной мере. Зарплату не платят, своего даже самого маленького огородика нет (все, кто пережил те времена, помнят, что и пара грядок бывали очень кстати). Дашина мама официально работала в какой-то конторке, вроде госстраха, где денег не платили, а выдавать продукцией зарплату вообще никак. Но не увольнялась исключительно ради стажа в трудовую. Неофициально работала сторожем на каком-то складе, где платили сущий мизер, зато регулярно, иногда подкидывали продукты со склада. А ещё мамуля вязала носки и варежки на продажу. У самой Даши тоже начались невесёлые времена: сначала в местном Доме пионеров прикрыли театральную студию, в которую она ходила, а потом и сам Дом пионеров закрыли "за нерентабельностью"; потом, ввиду резкого сокращения населения пгт, две школы соединили в одну. К тому времени большинство семей Дашиных одноклассников уехало, в числе этих одноклассников были Дашины друзья и подруги, в том числе и те, с которыми она с самого детсада дружила. И когда Дашин класс слили с другим классом, она оказалось среди совершенно незнакомых детей, у которых с ней никаких общих интересов не было. Ну, не травили, и то хорошо. Но и не общались - Даша сама по себе, остальные тоже сами собой. Дашина мама вследствии навалившихся проблем не то чтобы озлобилась, а просто стала какой-то неласковой, да и вообще не всегда дома бывала (работа и ещё раз работа).

И вот, навалилось на Дашу ОДИНОЧЕСТВО. Такое, от которого впору на луну выть, такое, какое бывает у старых людей, когда вся родня и друзья сгинули, а заменить их уже некем. До обеда - школа, потом дома - уроки, помощь маме (вязание), домашние дела. Телевизор не показывал. Из развлечений - чтение, радио и наблюдение в окно. А вид из окна - прямо скажем, на любителя. Через дорогу стояла деревянная двухэтажка (два подъезда, шестнадцать квартир). За той двухэтажкой раньше был частный сектор, но с наступлением девяностых он стремительно опустел и превратился в район заброшек, то есть теперь за двухэтажкой пгт уже кончался - дальше только развалюхи и лес. Даша глядела в окно и наблюдала, как в двухэтажке всё меньше и меньше зажигается свет в окнах - это значит, что люди уезжают и дом пустеет. И вот (Даша к тому времени перешла в выпускной класс), осталась в том доме только одна жилая квартира, в которой каждый вечер зажигался свет. И всякий раз, когда Даша отвлекалась от чтения или уроков, она смотрела на свет в окнах, и представляла, какой жизнью там живут люди, и искренне желала, чтобы свет в окнах и дальше горел, потому как вроде мелочь, но если в том доме вообще погаснет свет, то будет совсем грустно; а глядеть ей походу на ту двухэтажку предстояло ещё долго. Ибо ближайший город, в котором можно куда-нить поступить после школы находился примерно в 1000 км от пгт, и по молчаливому уговору после школы Даша должна была пойти уборщицей в контору где работала мама, а там как повезёт, может удасться найти в посёлке работу, где какие-никакие деньги платят, потому как Даша с мамой перманентно болтались между состояниями "денег нет" и "денег нет вообще". Даша смирилась с перспективой.

Но однажды воскресное утро (Даше оставалось месяца два до выпускных) началось с необычной движухи. К двухэтажке подкатили машины, чья принадлежность к правоохранительным органам не вызывала сомнения. А в квартиру к Даше и маме пришли люди в форме и стали задавать вопросы, по поводу обитателей той самой единственной жилой квартиры из дома напротив - может видели что этой ночью?

В общем, жили в той квартире муж и жена - эталонные маргиналы и алконавты. В тот вечер муж привёл в квартиру какую-то бабу, и они втроём насинячились. Потом жена продолжила бухать на кухне, а муж и баба ушли в спальню, где они принялись дружить организмами. Бухая вжвак жена алконавта продолжила возлиять под звуки ебли, но потом у неё щёлкнуло в голове, что-то типа "да он же изменил мне, бляяя!!!". После чего баба взяла топор, смачно потрескала по головам изменщика и его пассии, а сама пустилась в бега.

В общем, Ричард Кимбл из той бабы оказался хуёвый, так как поймали её уже вечером того же дня. Но Дашка, глядя в погасшие окна мёртвого дома, железно решила для себя, что она из этого посёлка выберется. И мать вывезет. Туда, где и работу можно выбрать и друзья найдутся. И неважно, какими способами.

И таки выполнила обещание. При этом пережила приключения, про некоторые из которых маме лучше не знать, а про некоторые лучше не знать УК РФ, но это уже совсем другая история...

Показать полностью

Важнейшее из искусств

60-е года. Мама ходит в школу. Вся школа дико фанатеет по фильму "Город мастеров". Разыгрывают сценки из фильма, придумывают свои сюжетные линии и пр. Разумеется, высший пилотаж - быть Вероникой. И для того, чтобы быть Вероникой, мало быть красивой - в конце концов, красивых девочек много, а Вероника одна. Нужно соответствовать.

Важнейшее из искусств Длиннопост, Текст, Школа, Детство, Фильмы, Город мастеров, Рабыня Изаура, Слово пацана (сериал), Мат

Во-первых, учиться без троек. Во-вторых, соответствовать высокому моральному облику (не ругаться, не курить, не целоваться с мальчиками). В-третьих, что-то уметь, ну то есть, претендентка на роль Вероники должна посещать какий-нить кружок или секцию (музыкалка, рукоделка, художка и пр.) Мамуля всем этим требованиям соответствовала. И вот настала её очередь быть Вероникой (ради такого случая она пришла в школу в белом переднике, хотя день был не праздничный). И тут некая Варя пафосно выкладывает перед одноклассниками на парту пачку сигарет. "Вот!" - драматически восклицает она, не менее драматически указуя перстом на маму - "Только что вытащила у неё из кармана. Она курит!!!" Все попытки мамули опровергнуть обвинение, были проигнорены и пошли прахом, потому что Варенька ещё подбросила фтопку подробности - якобы она сама видела, как мамуля курит. Короче уплыла от мамули роль Вероники к Варьке. Правда и Варенька долго Вероникой не была. В тот же день мамуля подкараулила её после школы на улице, и отправила портфелем по голове мордой и туловищем в грязь. Заняв выгодную позицию, мамуля обьяснила Вареньке ногами, портфелем и кулаками, где она неправа и что порядочные люди так не поступают. Когда стараниями мамули Варенька из Вероники превратилась в гибрид Клик-Кляка и дерьмодемона, батл был прекращён случайным прохожим, который - "Фу, как не стыдно, а ещё девочки!" - оттащил обеих пионерок за шкирятник обратно в школу. Там уже пошли разборки в директорском кабинете с вызовом классной и родителей. Что характерно, об истинной причине драки взрослые так и не узнали. Мамуля и Варенька молчали как партизаны. Но пиздюлей, ясен перец, отхватили.

Мои школьные годы золотые. Вся школа... нет вся страна упарывается по сериалу "Рабыня Изаура". Ну, тут пионерский БДСМ во все поля - столб для наказания рабов, халупа, в которой Леонсио спалил Тобиаса и свою жену (прости, дорогая, но так получилось))) Я уж не говорю, про способы приставания к бразильянке-недотроге в исполнении советской школоты (щипки за жопу и ответка кулаком промеж глаз прилагались).

Важнейшее из искусств Длиннопост, Текст, Школа, Детство, Фильмы, Город мастеров, Рабыня Изаура, Слово пацана (сериал), Мат

Халупой для сожжения персонажей выступала кинопроекторная будка в кабинете труда (для пацанов). В какой-то момент было решено, что не хватает этого, как его там... натурализьма. И в будку через дыру была заброшена дымовуха. "Тобиаса" и "донью Малвину", об креативе не предупредили. Чистый экспромт. Не то чтобы, дымовуха не оправдала свои ожидания... Очень даже оправдала!!! Но, короче, всё пошло не по плану. С воплем "Йобаныйврот!!!" "Тобиас" и "Малвина" вывалились из дымящейся будки и принялись пиздить всех, кто попался им под руку и под ногу. Это действо прервал трудовик, который и загнал нас к директору на разборки. Ну штош... вызов классной и родителей. Неуды по поведению, пиздюли... (К слову сказать, мне так и не довелось побыть Изаурой, просто потому что в классе решили, что очкастая Изаура - это перебор. Дискриминация, как она есть)

Наши дни. Звоню знакомой, чтобы узнать почему её младшенькая (8 лет), а моя ученица, не пришла на занятия. "А Ксюша не придёт!" - ржёт в голосину её мамаша - "Эта идиотка сильно вывихнула ногу!". И продолжает ржать. Несколько удивившись такой реакции родительницы на травму чада, я выслушала объяснения. Оказывается, сегодня Ксюхина очередь быть Айгуль, и чтобы показать этим сосункам-одноклассникам, как надо прыгать (до этого девочки прыгали с лестницы), она сиганула с окна первого этажа в сугроб. К счастью Ксюхин бенефис не привёл к перелому или простуде. Но пару-тройку дней полежать придётся.

...И в продолжении темы Ксюхина мама вспомнила, как они в пятом классе дрались с девками не на жизнь, а насмерть за право быть женой Юры Шатунова.

Показать полностью 2

Пофигисты

Такая хрень, мне кажется, только в девяностые могла случиться.

Как-то случилось, что не выдержала моя фляга столкновений с реальностью. И засвистела. (В девяностые это раз плюнуть было, просто не все до нужного врача доходили.) Дошло дело до психиатра. И после нашпиговывания меня какими-то таблетками (не помогло), мозговед выписал направление в областной психдиспансер и наказал мне явиться с вещами и паспортом утром к больнице, дабы скорая отвезла меня в пункт назначения. Собственно, ничего необычного - человек заболел, человеку надо в больничку. Но тут подхватились мама, бабуля с дедом, дяди и тёти и еще овердохуя родни - это ж ПСИХУШКА! Что люди скажут? Сумашедшая в семье! О-хоспади-ужос-и-позор!!!

Сначала решили не пускать меня, а обойтись домашними средствами - ну, там травки, бабуськи-знахарки, вдруг поможет*. Потом решили выслушать мнение отца. На тот момент он уже несколько лет был в разводе с мамой, но всё ещё формально считался главой семьи. А у папани своих проблем хватало - и личных, и тех, которые могли возникнуть только в девяностые. Поэтому, когда его под большим секретом вызвали к нам домой и изложили суть проблемы, батя выдал: "Да и пофиг! Заболела - пусть лечится!" и, считая, что сказал достаточно, покинул свои бывшие пенаты.

Ну и отправилась я лечиться. Никакого шок-контента, никаких смирительных рубашек. Всё логично - у людей проблемы и они их устраняют. Разве что немного умилила дева лет шестнадцати, попавшая в дурку за жёсткую драку с одноклассницей - сия пациентка исполняла песенку собственного сочинения про весёлую капустку, которая бегала по полям, трахалась с овощами и зайцами и натрахала себе овощную гонорею; до сих пор жалею, что не сохранила в памяти этот шедевр. (Несколько лет назад у меня на работе дамы из бухгалтерии резко увлеклись фен-шуём - вот где была ДУРКА по полной!) Телик был, чёрно-белый, без половины кнопок и показывал он только вторую программу и то размыто и с полосками. На полке в комнате с теликом была туева хуча книг, но всё какая-то любовная поебень в мягких обложках. Я порылась и откопала "Реквием каравану PQ-17" и принялась читать...

Через три недели моего неспешного лечения в больницу пожаловали люди в погонах и принялись разбираться с главврачём по поводу дверей в конце коридора. Хз откуда они были, эти люди в погонах - из милиции, пожарки или прокуратуры - но они выебали мозг главврачу по поводу этих дверей. Моя палата находилась рядом с этими дверями, книгу я уже дочитала, поэтому вместо того, чтобы мирно спать (дело было после обеда во время сон-часа) пыталась вникнуть в суть претензий людей в погонах. Сразу скажу, словосочетаеие "пожарная безопасность" ни разу не прозвучало, вообще не понятно, что им было нужно - слова вроде русские и русскими буквами говорены, но общий смысл речей ускользал. Походу людей в погонах удивлял и расстраивал сам факт присутствия дверей в коридоре психбольницы. Вот и говори потом, что это незаразно... Продолжалась эта шизофазия довольно-таки долго - люди спорили, махали руками и какими-то бумагами, затем вся эта честная компашка вместе с мозговедом ушли в его кабинет и продолжили спорить там. А дверь не заперли, только прикрыли.

Минут пять я смотрела на дверь, после чего подумала - "А почему бы и неть?" Нах мне это надо было - условия пребывания в больнице меня вполне устраивали, но я именно в тот момент решила оттуда слинять. На дворе конец октября, все мои документы и одежда в служебных пенатах старшей медсестры, к которым хрен подберёшься. Посему я пошла подбирать одежду в местный гардероб. Гардероб - ну это сильно сказано; просто склад ненужной одежды, попавшей туда по принципу "на боже, что нам не гоже". Заперт гардероб был на висячий замок, где петли, правда, держались на честном слове. Вынула петли, зашла, принялась подбирать более-менее приличную одёжу. Приличной одеждой выступили: а) ботинки-говноступы; б) рейтузы с начёсом на три размера больше меня (пришлось подпоясаться верёвкой); в) майка-алкоголичка; г) больничная роба грязно-белого цвета со штампом учреждения на спине (альтернативой робе могла бы быть кожаная куртка из тех, что были на пике моды в 80-е - черная с кучей заклёпок и аэродромными плечами - но это было уже слишком). Пошурудив по карманам этих одёжек, я насобирала советских денег рублей на 200 (каких-нибудь лет 10 назад это было бы неслыханной удачей) ...и прогулочным шагом направилась к двери. Куртку из восьмидесятых захватила с собой на тот случай, если мой прикид покажется слишком уж вызывающим.

В сестринской находились медсестра и три санитарки, которые вроде как должны были заинтересоваться, что за "модный приговор" у них шароёбится в коридоре в сон-час. Но нет - им было пофиг, остались сидеть в сестринской. Так что я спокойно вышла на улицу, дочапала до остановки и села в автобус. Пассажирская масса была представлена в основном бабками и парой-тройкой работяг. Казалось бы - особа в фееричном прикиде с причесоном "я упала с сеновала, тормозила головой" и зашедшая в транспорт на остановке с говорящим названием "Психиатрическая больница", однозначно должна была стать звездой рейса. Ан нет - всем было пофиг. Я даже не знаю, был ли в этой толпе кондуктор - плату за проезд с меня никто не требовал.

В городе жила моя двоюродная тётя, к которой я добиралась немыслимыми зигзагами, опасаясь, что мой нестандартный прикид шокирует впечатлительных горожан. Надела было куртку "из 80-х", и блин, видок у меня стал вообще ахуительный. Пожалуй штамп на спине "Психиатрическая больница г. Энск" всё-таки более адекватный вариант. Но, по прошествии примерно часа моих мотыляний по городу, я поняла, что тем редким прохожим, что встречались мне на пути, было фиолетово, то есть похуй. Поэтому последние пару сотен метров до тётиной квартиры, я преодолела по центральным улицам. Искренне при этом надеялась, что тётя дома, а не свалила к родне на пару дней (чапать полтора десятка км до приюта печали было некомфортно, начинало темнеть).

Тётя была дома. Открыла мне дверь. Где-то полминуты ушло на идентификацию ходячего пугала в меня. Помолчала. Потом спросила: "Ты что, из психушки сбежала?" Ну, я кивнула. Возникла дооолгая пауза. Ситуация до боли походила на ту самую сцену из х/ф "Добро пожаловать или посторонним вход воспрещён", ту самую, где Костя Иночкин тоскливым взглядом загоняет бабулю в гроб со слониками...

- Ну, давай, проходи, я прирожков напекла. Поди, отвыкла от домашнего?..

Ну, и всё. Более мной никто не интересовался. Лечебному учреждению было похуй на то, что у них там на одного психа стало меньше. Универу было похуй на то, что студентка почти месяц где-то шароёбилась (я им не сказала про лечение). Более того, до начала нулевых - когда массово стали менять советские паспорта на российские - я жила без паспорта: получала диплом, устраивалась на работу, выкупала и отправляла посылки по почте, заключала договора и т.д. - и всё без паспорта. Где-то там, на дне больничного сейфа, наверное, до сих пор лежит мой "серпастый-молоткастый", никого не трогает, жрать не просит. Всем было похуй на гражданку без паспорта. Лишь один раз мне понадобился паспорт: когда я летала самолётом. Пришлось взять паспорт подруги (я - в основном славянские предки, пара-тройка евреев, один осетин; подруга - этническая кореянка). Прокатило. Видимо, и в этом случае всем было похуй.


Потом наступили нулевые и "похуй" закончился. Но это уже другая история.
___________________
* - бабка с молитовками вообще не вариант. Там со мной в больничке была деваха, которая торчала там четвёртый месяц и лечила болячку (на которую обычно уходит полтора месяца) именно потому что "чтобы в дурке не лежать, надо бабушку-ведунью позвать".

Показать полностью

Школа, швабры, два стола...*

А помните, летом на Пикабу была волна "Дайте кассирам стулья!" Хочется спросить хотя бы одного кассира - помогло?

Как-то давно, ещё в конце сороковых, когда моя бабуля была ещё молодой девчонкой, устроилась она уборщицей в школу. Почти всё было хорошо, кроме одного - педсостав решительно не одобрял использование уборщицами швабр. "Моем только руками!"

Школа, швабры, два стола...* Длиннопост, Текст, Мат, Школа, Швабра, Абсурд, Идиотизм, 40-е, Уборщица

За исполнением этого наказа учителя строго следили. В случае использования швабры учителями на вымытой территории фиксировались отдельные молекулы грязи. Писались докладные, швабры таинственным образом исчезали из каптёрок, вахтёршам был дан строгий наказ не пропускать уборщиц со своими швабрами, уборщицы, в свою очередь, закидывали швабры в окно, а потом проходили через центральный вход. Однажды химичка застукала мою бабулю, как она доставала из тайника швабру и визгу было как при подготовке теракта, как минимум. Это абсурдное противостояние, в конце концов, вылилось в собрание, целью которого было в приказном порядке и на официальном уровне запретить техперсоналу пользоваться швабрами. Инициаторы собрания - внушительные и монументальные тётеньки - толкали речи которые в современном выражении звучали бы так "О преимуществах тёплого лампового мытья полов руками и враскорячку против бездушной швабры". Монументальные тётеньки приводили аргументы, дескать при мытье шваброй не только остаются микрочастицы загрязнений, но ещё и уровень влажности на полу остаётся выше, чем если бы пол мыли руками, люди могут поскользнуться и травмироваться, а ещё в этом случае пол, а вместе с ним и фундамент гниют и приходят в негодность быстрее. Директор школы - могучий дядька под два метра ростом, фронтовик с орденами, авторитетная личность, которому в школе мало кто смел возразить, но в данном случае сам не мог вставить слово возражения. Внушительные дамы из педсостава выступали сплошняком, одна за другой, этакая словесная танковая колонна, напрочь забивающая ростки возражений от комсомола, молодых учителей, учителей мужеска пола (их и так было не много, а после войны вообще единицы остались), ну и конечно же уборщиц. Бабуля видела, как охуевает директор, как охуевают остальные, как охуевает даже, не к ночи будет помянуто, товарищ Сталин на портрете, у которого от такого потока ебанины страдальчески обвисли усы.

Директор слушал весь этот поток бетонных аргументов, попытался было взять слово (безуспешно), потом начал меняться в лице. Директор не стал ждать, когда в своей аргументации внушительные и монументальные дамы дойдут до довода "угроза швабры гос.безопасности" или ещё что похлеще, он встал во весь свой прекрасный рост, и, грохнув кулаком по столу, провозгласил:

- БАБЫ, ДА ВЫ ЧТО, ЕБАНУЛИСЬ?!?!

Голос у директора и в нормальном-то состоянии был громовой, а тут он увеличил громкость и в наступившей тишине произнёс яркую сочную речь, которая наверняка вошла в анналы школьной истории. Из приличных слов в его выступлении были предлоги, междометия и слово "швабра". И это был шедевр ораторского искусства, который учитель французского восторженно охарактеризовал как "Ля мюзик..."

Смысл речи был прост, незамысловат, но весьма доходчив, во всяком случае, ни одна из монументальных дам впоследствии принятое решение не оспаривала. А именно - уборщицы будут пользоваться швабрами, завтра же трудовик с учениками возьмётся за изготовление нужного числа швабр, каждая из которых будет пронумерованна. Директор лично будет проверять наличие швабр и пропажа или уничтожение сего девайса будет приравнена к покушению на государственное имущество.

Помогло...
‐---------------------------------------
* - поэтическая вольность. Наверняка столов в ленинской комнате было больше.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!