Poznayushij

Poznayushij

пикабушник
поставил 1048 плюсов и 506 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 2 редактирования
184К рейтинг 3044 подписчика 3114 комментариев 275 постов 73 в горячем
3 награды
лучший длиннопост недели 5 лет на Пикабуболее 1000 подписчиков
137

Ответ на пост «Мой синдром быстрой жизни» 

О, а давайте я вам поведаю как бывает наоборот?

Назовет это "синдром медленной жизни" или как жить вечно)))

Года три назад я осознал очень простую истину:

Жизнь измеряется счастливыми часами.

За свои тридцать лет я не встречал человека, который бы сказал мне "Кажется, я слишком мало времени проводил за работой" или "я слишком много времени проводил с семьей и забыл о главном".

А еще я стал следить за собой, и подмечать, как отрезки времени укладываются в памяти. Например, час проведенный с друзьями или семьей идет за час воспоминаний. День проведенный на работе неплохо влезает в минуту, а еще в нее запросто умещается рабочая неделя/месяц/год.

Недельная поездка в Барселону в большим трудом влезает в условных пол года жизни, алко/нарко/блядо трип по Европе легко занял впечатлениями год, а еще в год умещается суточная поездка в Дюссельдорф, когда мы с приятелем внезапно купили билеты на рейв, где выступали лучшие ди-джеи Европы а на танцполе одновременно было где то тысяч сорок человек.

Короче, осознав эту простую истину я начал борьбу за свою жизнь. Хотя местами это и напоминало карьерный суицид. Надо встретить девушку с работы или задержаться на работе? Еду встречать девушку под осуждающие взгляды коллег и начальства. Пять минут на разговоры с родными по телефону это не так плохо (если каждый день), а еще позволяет буквально через месяц осознавать простую истину, когда близких людей не станет я точно не буду думать что надо было проводить с ними время больше.

На работе на месяц задержали ЗП? Пишу заявление об увольнении. Не строю иллюзий и не размениваю свою жизнь на мелочи (и серьезные бонусы от закрытых проектов). А тут еще невеста забеременела, тоже очень счастливое время. Лучше я пока дух переведу и буду каждое утро тратить час на приготовление вкусного и полезного завтрака.

В моем холодильнике появились овощи, а в рационе паста ручного приготовления.

Только тут не будет истории "правильного подхода". Так себе идея. Мой путь повторять никому не следует.

Деньги кончались, поиск квалифицированной работы это та еще история, которая ничем хорошим не кончилась, к большим деньгам всегда прилагается просто огромных размеров геморрой. Ни кто не будет платить сотруднику 150 к в месяц, не обогащая его половую жизнь опытом а психику - неврозом.

Но мне повезло, и я нашел свое призвание, уйдя в писательство. Наличие определенного таланта и хорошего жизненного опыта позволило мне очень неплохо работать в этой сфере, да настолько что уже через месяц мои книги будут стоять во всех книжных страны, если они не закроются, гребанный короновирус. Кстати, о том как идея "показать пример коммерческого текста для электронной продажи" вылился в персональную серию и бумажные книги, расскажу отдельно. Но опять же, писателей на самиздате тысячи, а успешных разве что пару сотен наберется. Так себе статистика)))

Вот только теперь я оборачиваюсь назад и не могу различить в дымке дней даже начало лета.

Слишком много всего хорошего со мной случилось.

Дочка растет у меня на руках, я укачивал ее в недельном возрасте и сейчас каждый день читаю ей книжки. Первое слово у нее было "папа". Мои дни растягиваются в недели.

Моя жена никогда не скажет "Муж уделяет мне слишком мало времени". Напротив. Я могу отправить супругу гулять в одиночестве целый день, восстанавливать нервную систему. Друзьям я звоню чтобы узнать как их дела, а не для того чтобы пожаловаться на жизнь.

А еще могу потратить три часа в день на прогулки.

Или сделать настоящую чиабатту (на это надо потратить часов пять).

Пару раз за это время я отказался от очень солидных предложений по работе. Деньги где то даже местами большие, чем мои гонорары, но менять круглогодичный отпуск на потогонку и общение с ребенком по экрану мобильника? Не, нахер-нахер.

Повторю еще раз, поступать так, как поступил в свое время я - не самое разумное решение. разве что у вас есть серьезные капиталы, жилье, которое можно сдавать или вы кто то вроде деда мороза и можете работать пару недель в году.

Но если у кого выйдет - дерзайте. Вот честно, оно того стоит.

Показать полностью
31

Три сапога - пара. Глава 10

- Ммолодые люди, а что вы делаете? – с какой-то оторопью уточнил профессор минут через пять.

- Собираемся. Не переживайте, мы быстро, – ответил Ричард, размышляя, куда ему пристроить короткий меч с массивной гардой-кастетом. Лезвие можно было использовать как зеркало из-за серебряного наплава.

Салех тем временем проверял патроны. Часть из них содержала подкалиберные серебряные дротики. В других — простая картечь, связанная тонкой шелковой нитью. Перед помещением в патронташ каждый патрон внимательно осматривался.

К чистке и зарядке были подготовлены пару пистолетов.

- А зачем вам столько оружия?

От вопроса Ричард аж замер.

- То есть как это, «зачем»? Вы предлагаете убивать труп… - Гринривер осекся, уж больно странно прозвучала фраза. – Вы же сказали, что он сбежал. Мы тут недавно наблюдали такой вот казус. Мистер Салех очень уж запачкал костюм. Так что в этот раз мы решили использовать вещи, более предназначенные для убийства демонов, чем голые руки моего душехранителя.

- Ппправо, не стоит, если такое дело, может, мы обратимся в охрану? Ночь всё же, а если вы думаете, что он ожил…

- О, не беспокойтесь, до утра мы совершенно свободны, как раз искали, чем бы заняться, – Ричард нервно хохотнул. В итоге просто взял нож в одну руку, а револьвер в другую. Салех же навешивал на себя арсенал еще какое-то время. В конце компаньоны надели головные уборы. Ричард нацепил цилиндр. А Салех свой котелок.

- Профессор, мы готовы! – отрапортовал графеныш.

Глубокой ночью горели только каждый третий фонарь в кампусе. Небо было затянуто тучами, и темнота была густой, и даже слегка какой-то липкой. Профессор трясся.

- Гггоспода, а вам разве нисколечко не страшно? – спросил в итоге Ян-су, не разделявший воодушевления приятелей.

- Профессор, сами посудите. С вами штурмовой пехотинец, останавливающий бронеход, просто будучи намотанным на гусеницу. И аристократ способный дать просраться пехотинцу. У нас два пистолета, картечница, куча ножей, топор, мы молоды, веселы, и полы энтузиазма. Поймите, профессор, это мы самые опасные долбоебы в этом сонном городишке! – радостно отрапортовал молодой аристократ.

- Простите? - опешил преподаватель от такого пассажа.

- Мистер Гринривер крайне воодушевлен, ведь он не ужинал и проголодался. – пояснил Рей истерику своего нанимателя. У него тоже было много противоречивых эмоций, но вместо истерики его потянуло на издевательство над собеседником.

- Пппроголодался?

- Да, ожившие трупы имеют крайне необычный и изысканный вкус. Я даже несколько патронов начинил солью, – вежливо пояснил свои слова инвалид. - В доме мистера Салеха была традиция, в случае чьей-то случайной смерти проводить ритуал вселения, а потом готовить строганину из умершвленного измененного.

- Профессор, вы не переживайте, сожрать сразу шесть пудов у нас не выйдет, мы с мистером Салехом обязательно оставим вам кусочек. Только тсс, это большой секрет. Вы же не хотите с нами ссориться, профессор? – с таким Ричардом ссориться не захотел бы кто угодно. Тот, размахивая своим оружием, едва не отсек собеседнику ухо. Впрочем, даже не заметив этого.

Профессор поспешно замотал головой.

Из темноты выплыла громада учебного корпуса. Разговоры стихли. Скрипнула входная дверь. Компания вошла в здание. Следуя за провожатым, они углубились в коридоры.

- Сюда, сейчас, я найду свет… Погодите минутку… - пропищал профессор внезапно севшим голосом. Шаги стали чаще. Потом стихли.

Тишина начала давить.

- Мистер Салех, мы ведь действительно пошли в полной темноте убивать какую-то тварь, просто потому что нас позвали? – уточнил Гринривер после длительного молчания.

- Хм, я как-то не рассматривал ситуацию с такой точки зрения, – прогудел бывший лейтенант, слегка смущенно.

- Мистер Салех. В детстве я читал много страшных историй, которые начинались точно так же. Ума не приложу, зачем мы так сейчас поступили. Куда делся этот наш провожатый? Профессор! – прокричал графеныш.

Тишина была ответом.

Раздался звук, с которым кабан трется задницей о дерево. Рей озадаченно почесал в затылке.

- Кажется, наш проводник потерялся и тоже бродит в темноте. Думаю, нет смысла его искать. Предлагаю идти, – сделал вывод инвалид.

- Куда? Вы запомнили дорогу?

- Нет, но определённо, оставаясь на месте, мы никуда не попадем! – логично заключил инвалид.

И они пошли. Как умные люди, обратно. В целом, помогло не очень, и вскоре компаньоны окончательно заблудились. Рей шел чуть впереди, а за ним, ориентируясь на стук протеза – Ричард. Через какое-то время глаза начали привыкать к полной темноте. И очередной поворот вывел их в длинную анфиладу. Слабый свет слегка разгонял мрак. Высокие потолки тонули во мраке.

По помещению разнесся тихий шелест. Скрип… И что-то громко ухнуло. Рей развернулся, пригибаясь и вскидывая картечницу. И упер ее переносицу своему нанимателю.

- Эм… Мистер Салех, я бы на вашем месте дождался зарплаты, – иногда Рея удивляла поразительное спокойствие графеныша в подобных ситуациях. Другой бы хоть икнул, для приличия. – Это был всего лишь филин. Наверно, залетел случайно…

Одним из важных качеств бывшего лейтенанта, которое позволило ему выжить в трех военных конфликтах и выйти в отставку пусть и по ранению, зато живым, являлось умение очень быстро соображать. Он еще только вспоминал разговор с непонятным духом, что выпрашивал у него коньяк. Только вспоминал странное и нелепое пророчество, а рука уже смещала ствол выше. А пальцы вдавили курки. Все три. Сразу.Три выстрела слились в один. У цилиндра оторвало верхушку. А за спиной молодого аристократа что-то рухнула на пол с чавкающим звуком.

- Мистер Салех, вы попали? – произнес Гринривер, кажется, он даже не моргнул.

- Очевидно, – ответил инвалид, обходя работодателя.

- Надеюсь, вы не сочтете дальнейшее чем-то компрометирующим? – Кажется, графеныща знатно оглушило, но он не подал виду.

- Ты о чем? – удивленно спросил Рей. И даже оглянулся на компаньона. Макушка того слегка дымилась.

- Судя по всему, я обмочился, – тяжело вздохнув, сказал Ричард.

- О, не парься твое сиятельство. Ты главное в себе не держи. А то с переживаний неврозы случаются. Спать плохо будешь. Кошмары смотреть.

По коридору разнесся громкий довольный гогот.

- Ну, кто там пал очередной жертвой вашей кровожадности, мистер Салех? – поинтересовался молодой аристократ, стараясь что то рассмотреть в темноте.

- Ушел, – огорченно выдал инвалид, рассматривая пятно красной жидкости, слабо опалесцирующей в темноте.

Он присел на корточки, провел пальцем по луже, принюхался, лизнул.

- Кардамон… – задумчиво протянул бывший лейтенант.

- Кардамон? Мистер Салех, хотите сказать, что специи делают из всякой нечести? – Ричард почесал лоб стволом револьвера.

- Очень далеко зашла трансформация. Это у демонов кровь светится и пахнет разным. Перед нами вполне себе демон. Полноценный.

- Интересно, как его так проморгали в университете?

- Да тут половина состава преподавательского еще не приехала. Весна нынче ранняя, дороги развезло. Может профессор и не в курсе был, что делать с таким трупом… - рассуждал Салех, поднявшись на ноги.

- То есть случись неприятность на месяц раньше, он так бы и лежал в управлении? И потом побежал бы в город жрать людей? – уточнил молодой человек.

- Определенно. Но я не думаю, что работа с такими случаями тут постоянная практика. Сонный городишка. И происшествий никаких, – хохотнул бывший лейтенант. – Босс, предлагаю добить животинку.

- А как мы его найдем? – поинтересовался будущий дипломированный волшебник.

- По запаху! – хмыкнул инвалид и быстрым шагом пошел в темноту.

- Кстати, куда он мог направиться?

- Демоны лечатся плотью. Чем больше мертвой плоти, тем лучше!

- Морг?

- Кухня!

Путь в темноте по кровавой дорожке занял минут двадцать и действительно привел компаньонов на кухню.

Со вскинутым на изготовку ружьем Рей прошел через столовую, и переступил порог кухни. Тут был свет. Горел газовый фонарь. То ли кем-то оставленный, то ли просто забытый. Стояла большая бадья с тестом. По полу шла каровавая цепочка в сторону кладовки. Оглянувшись на спутника, бывший лейтенант подошел к запертой двери и пинком распахнул ее. Дверь пнула лейтенанта в ответ с такой силой, что тот покатился по полу, впрочем, не выпустив ружье. И в комнату ворвался демон. Он словно какое-то насекомое пробежало по потолку, , кинувшись на Салеха. Что-то проскрежетало, и Ричард смог разглядеть как тварь перекусывает ружье в руках инвалида. Напополам. Впрочем, Рея это даже не ошеломило, и он, опустив ружье, с силой боднул тварь головой. Что-то хрустнуло, и существо отпугнуло назад, тряся башкой.

Получилось, наконец, рассмотреть существо.

У демона было четыре конечности, с одним дополнительным суставом на каждой лапе. Из шеи торчала бугристая голова, чем-то напоминающая человеческую. Массивная челюсть, без губ. Ряд острых пилообразный зубов. Вместо глаз – два небольших хоботка, оканчивающихся присосками, в которых шевелились острые иглы. В районе груди под кожей что-то светилось и переливалось, подсвечивая существо изнутри. Серая кожа была покрыта язвами.

Ричард начал стрелять. Несмотря на то, что глаз у демона не было, он заметил и успел закрыться вскинутой конечностью. Пули увязли в плоти. А вот удар топора едва не отсек вскинутую конечность. Инвалид не терял время зря.

Ответный удар пришелся на топорище и оружие вырвало из рук Рея. Топор со свистом пролетел через комнату и воткнулся рядом с Головой Ричарда. Тот снова выстрелил, прямо в открытую пасть. Демон щелкнул челюстью и плюнул в ответ. Шипящий комок из крови и какой-то дряни распластался по стене рядом. Точность плевка пострадала из-за удара, который Салех нанес огрызком ствола.

Монстр прыгнул, игнорируя инвалида, и целясь в Ричарда. Тот хладнокровно сунул в пасть монстра кортик, и всадил три оставшихся в барабане пули в глаза-хоботки. Демон завопил. Гринривер отдернул руку. Челюсть сжалась на оружии и начала жевать. Кажется, анатомия демонов была устроена как-то иначе. Пули в глотке не произвели на существо ни малейшего эффекта. В этот момент Салех нанес очередной удар, снося существо в сторону. Сила удара была такой, что демона просто сдуло. Но в последний момент тот успел вцепиться в полу пиджака Ричарда, и они вместе покатились по полу.

- Зажимай ублюдка! – проревел инвалид и слабо соображающий Гринривер вцепился в монстра. Всеми силами стараясь помешать твари двигаться. Началась возня, в результате которой графеныш оседлал монстра. Голова существа начала поворачиваться, впрочем, не полностью, и хоботок с иглами потянулся к лицу аристократа. Тот завопил от ужаса и сделал то, из-за чего Салех, который подбежал к монстру размахивая какой-то бутылкой, на мгновение замер.

Ричард вцепился в хоботок зубами, не давая тому разжаться. Тварь жалобно заскулила. И вскинулась, впечатывая своего «наездника» в стену. Тут же пропустив удар бутылкой по второму «глазу» от правильно оценившего обстановку Салеха. В воздух взвились осколки, и Рей вонзил полученную розочку в податливую плоть щупальца.

Три сапога - пара. Глава 10 Книги, Глава, Творчество, Забавное, Юмор, Позитив, Длиннопост, Текст, Мат, Мат

Ультразвуковой вопль заставил полопаться все стекло на кухне, а бывший лейтенант затряс головой. И как-то совсем на автомате активировал атрибут. От мгновенно охлажденного до четырех градусов монстра поплыла легкая дымка конденсата. Тварь попробовала отмахнуться, но сделала это крайне вяло, взмах одной из конечностей инвалид просто отбил. Так продолжалось какое-то время. Ситуация сложилась патовая. Свою способность Салех активировал каждые пару секунд. Это не убивало тварь, но не давало ей огрызаться. Но и сам инвалид был скован.

- Ричард, Ричард, хуй высокородный, очнись! Ублюдок, очнись!

Оклики тоже не действовали. В итоге Рей просто наступил на компаньона, прижимая тому кожу ноги к полу. Графеныш взвыл. И сел, очумело тряся головой, на которой каким-то чудом сохранились ошметки цилиндра.

- Топор! Говономес! Очнись! Топор! Ричард! Сука, зарядка!

Последний оклик подействовал как стакан холодной воды в лицо, и сознание Гринривера прояснилось. Испуг в глазах сменился упрямой злостью. Графеныш по стенке поднялся, и, волоча ноги, похромал к торчащему из стены топору. Повис на нем и выдернул, снова сверзившись на пол.

- Ну же, графчик, родненький, неси этот топор, давай, давай, уеби пидораса!

В глазах Ричарда троилось. Он полз на чистом упрямстве, волоча за собой топор. Во рту стоял привкус крови и кардамона, на зубах что-то скрипело. Аристократ поднялся на ноги, перехватил топор и рухнул на пол, потеряв равновесие. По одобрительную ругань инвалида, прижимающего тварь к полу, Гринривер снова поднялся. Уже не так размашисто поднял топор. И ударил. Промахнувшись. Лезвие воткнулось в доски пола, не задев слабо шевелящиеся конечности монстра.

Рей прихватил топор за ручку, и выдернул из пола, протягивая очумело таращившемуся компаньону. Тот ввернул что-то куртуазно-благодарно. Взмахнул топором и на этот раз попал, отсекая твари пару пальцев на ноге. Та зашевелилась активнее, но получила мощный удар кулаком.

Дальнейшее напоминало рубку дров. Приходящий в себя графеныш махал топором, отрубая от твари маленькие кусочки. Большие куски топор не брал. Рей держал и матерился. Запах кардамона стоял такой, что начинала кружиться голова.

- Быстрее, быстрее руби, она регенерирует!

Прошло полчаса.

За это время Гринривер успел прийти в себя, хлебнуть вина из найденной на полу бутылки, угостить им запыхавшегося Салеха. А еще лишить тварь конечностей и части таза. Было установлено опытным путем, что крупные кусочки начинают оживать. Снова сложилась патовая ситуация. Тело твари сопротивлялось топору.

Тяжело дыша, графеныш огляделся. И увидел...

- Мистер Салех, мы спасены! – обрадовался молодой аристократ.

- Ты там где-то увидел паладина светлых богов? – прорычал Рей.

- Достижение прогресса!

И Ричард снял покрывало с какого-то механизма, под которым обнаружилась огромная мясорубка, в которой, кажется, можно было перемолоть сразу целого барана.

Рей сразу понял задумку, и, подхватив извивающегося как червя демона, перебросил его в зев шнековой мясорубки. Графеныш налег на ручку и аппарат провернулся. Дело пошло веселее. Торс ушел наполовину в машинку, перед тем как механизм заклинило. Демон слабо скулил, но был жив и продолжал извиваться. Салех, наконец-то, смог выпустить свою жертву. Подхватив топор, он несколькими ударами снес монстру голову. А потом вытащил наружу светящийся янтарный шар с кулак размером.

Странный камень начал менять окрас. Рей нахмурился. Поднял взгляд на Ричарда.

- Ричард, был рад нашему знакомству, но пришла, пора прощаться. Нам пиздец.

- Что? Почему? – спросил с пола Гринривер, куда он рухнул, едва за дело взялся Салех.

- Демоническое сердце. Напитанное под завязку. Ушло в перегруз. Сейчас рванет. И утянет на план всех, кто убивал тварь. За пару минут мы не отмоемся. Посмертное проклятие.

- Ничего нельзя сделать? – графеныш заворожено уставился на шар.

- Разве что сорвать с себя кожу. Или… - глаза Салеха вспыхнули безумной надеждой. Он взял шар с пола и сунул в руки Графеныша.

- Дематериализуй!

- Что, я не…

- Дематериализуй! – взревел телохранитель.

- Как?

- Как ту пробку, пусть он исчезнет!

- Это был фокус, я тебя наебал, слышишь? Мой атрибут другой!

Рей схватил нанимателя за грудки и притянул к себе, заглядывая в глаза. В руках у инвалида сверкнула обычная ложка. Если бы Гринривер мог описаться снова, он бы сделал это второй раз. Взглядом Салеха на Ричарда посмотрела сама бездна. Голодная бездна. Инвалид оскалился, демонстрируя зубы. Сейчас он пугал аристократа куда больше, чем демон, тридцатью минутами ранее.

- Минутку, Ричард, у тебя есть шестьдесят ударов сердца. Или шар исчезнет или следующую минуту я буду тебя жрать. Живьем. Ты смерти ждать будешь, минуту или две. Я тебе клянусь душой своей!

Метнулись тени по углам, саловно услышав клятвы, потянуло могильным холодом.

Гринривер вцепился в шар. Тот был гладким и скользим, от налипших ошметков плоти.

- Раз!

- Я не могу, у меня другой!

- Два!

- Я…

- Три!

- Сука…

На счете десять Ричард перестал причитать. На тридцатом Салех начал облизываться, на сороковом молодой аристократ разревелся.

На пятьдесят четвертый счет шар исчез.

Полными удивления глазами молодой аристократ поднял голову и уставился на компаньона. И встретил спокойный взгляд душехранителя.

- Вот, видишь, а ты переживал. Стоило только постараться.

- Но мой атрибут другой…

- Не важно…

Рей рухнул рядом с Ричардом, подтаскивая поближе очередную бутылку.

- А ты действительно ну… Начал бы меня жрать?

Салех как-то натужно и не очень естественно рассмеялся.

- У меня есть револьвер. Перед взрывом ядро начинает менять цвета, как радуга, – начал рассказывать инвалид. – Так вот, перед взрывом бы снес тебе башку, а потом и себе.

В общем, на вопрос Рей не ответил. Ричард это заметил, но тему развивать не стал.

- А откуда вы знаете столько про демонические сердца? – решил сменить тему Гринривер, после чего принял из рук телохранителя бутылку и стал поласкать рот кисловатым молодым вином.

- Было дело, в одной компании. Наткнулись на точку укрепленную демонопоклонниками. Они пустили под нож раненых и призвали тварь. Взвод ее завалил. Не мой, соседний. Но всех утянуло…

Повисло молчание.

- Я бы пожрал чего. Тут где-то должна быть колбаса и вчерашний хлеб. Ричард, ты как?

Гринривер огляделся. Кухня была разгромлена. По полу валялись кухонные приборы, содержимое кастрюль тоже оказалось на полу. Медленно расползалась в стороны вывалившееся тесто. Из мясорубки на пол вывалилось пару кило дурно пахнущего фарша. А еще все было забрызгано кровью. Она уже перестала светиться, и запах кардамона куда-то пропал.Стоял запах свежего мяса. Комок покатился по пищеводу, и Ричарда вырвало желчью.

- Не, я лучше вина, – просипел графеныш. – Мистер Салех, надеюсь, мы можем зачесть все произошедшее как зарядку?

Еще минут через двадцать, когда небо в крохотном окошке под потолком потеряло однородно-черный цвет, на кухню заглянул профессор Ян-су.

- А… а… а… - только и смог выдавить он.

На разожжённой плите стояла сковорода, на которой что-то шкварчало. Бывшего лейтенанта одолел голод, и он решил себе пожарить найденное на разгромленном складе мясо.

- Профессор, рад, что вы живы! – поприветствовал вошедшего инвалид. Он что-то жевал и говорил с набитым ртом. - Котлетку хотите?

В этот момент взгляд профессора упал на голову демона, что все еще лежала на столе. Потом он уставился на кучу фарша на полу. Снова посмотрел на демона. Потом, видимо, сопоставил увиденное со скворчащей сковородой.

- Котлетку? – писклявым голосом переспросил он. Потом хихикнул. Потом рассмеялся в голос, визгливым смехом с подвываниями. Потом выдал полный ужаса вопль. И рухнул без чувств.

Сидящий в углу Гринривер тяжело вздохнул. И молча плеснул себе еще вина.

Пришедший вскоре истопник, при виде залитых кровью студентов в обморок падать не стал (на кухню он, к счастью, не заглянул), но попытался удрать. Остановил его только предупредительный в воздух. После чего очень быстро стало как-то крайне суетно.

Народ бегал, кричал. Появились неприметные люди в форме. Ричард, ругнувшись, заявил, что он будет общаться только с проректором по безопасности лично. Бессознательного профессора куда-то отволокли. Зашел медик, осмотрел приятелей. Решительно пытался напоить каким-то элексиром. Был послан на проходную общежития, откуда вернулся с набором эликсиров. С шевелением на волосах Гринривер обнаружил, что их стало пять. Часть составов было употреблено на месте, под присмотром медика.

Где-то у входа толпились непонимающие студенты. Голодные волшебники это страшно и ни разу не безопасно. К счастью, об этом никто не узнал, так как в самый разгар внезапного собрания подошел князь Брин-Шустер и одним своим видом успокоил начинающиеся волнения.

Проектор внимательно осмотрел место битвы. Посмотрел на слегка пьяных героев. А потом довольно профессионально провел допрос.

Долго допытывался, как демон оказался в мясорубке. Выспрашивал про ядро. Уточнял его размеры, цвет, яркость свечения. Потом пришлось пройтись по коридорам, до места первого контакта. После позвал компаньонов в свой кабинет.

Там он дал распоряжение накрыть стулья какой-то ветошью. С извинениями и реверансами. А потом закрыл кабинет и уселся за стол.

- Мда… - выдал он, раскурив трубку. – Везучие вы сукины дети. Признаться, после первого раза я не поверил. Я бы спросил, кто вы такие, так беда в том, что знаю уже.

- В этот раз без мин? – поинтересовался зевающий Ричард.

- После такого, признаться, я уже и не уверен, что возьмут вас мины, – тяжело вздохнул князь. – Судя по голове, это был ночной охотник. Ликвидатор. Абсолютно бесшумный демон. Он нацелен на то, чтобы уничтожать добычу в условиях замкнутых пространств. А вы из него пирожков сделали. Еще раз, мистер Салех, скажите, как вам в первый раз удалось его подстрелить?

- Он спугнул филина, что гнездился под крышей, – ответил Рей. – Стрелял на движение. Там чуть света было.

- И три раза попали? – недоверчиво произнес проректор. - Точно было три выстрела? Может меньше?

- Да, точно, три. Вон, мистер Гринривер цилиндра лишился, – подтвердил слова Салех.

В этот момент графеныш поднял глаза, уставившись на привычный козырек головного убора. Чертыхнулся, и сорвал останки шляпы. А потом какое-то время не мог понять, куда деть ветошь. Сунул в карман.

- А с чего вы взяли, что мистер Салех попал? – поинтересовался Гринривер.

- Ни одного следа на стенах. Дважды осмотрели, – пояснил проректор.

- А как вообще эту ситуацию допустили? – задал мучающий вопрос бывший лейтенант. – Ведь вроде инспектор предполагал такую возможность. Даже выдал нам снаряжение, на случай оживления покойника.

- За этим я вас и позвал, господа, понимаете, какой казус… - голос князя стал вкрадчивым. – Был грубо нарушен регламент работы. А еще полностью выдохся защитный рунный контур в морге. Мы как-то упускали этот момент, да и финансы были потрачены на представительские расходы… Да вообще, за сорок лет морг ни разу не пригодился, для подобного… - еще сильнее понизил голос проректор. - Виновные, безусловно, будут наказаны, но при расследовании не хотелось бы, чтобы эти факты всплыли. Я надеюсь, на последующих допросах вы сможете упомянуть, что стены прозекторской светились зеленым? А мы потом обставим так, что неизвестный злоумышленник эти контуры отключил. И не вопросов не будет ни у кого…

- А зачем это нам? – так же вкрадчиво поинтересовался молодой аристократ, понимающе улыбнувшись.

- О, вы сможете рассчитывать на мою протекцию в любых вопросах. В абсолютно любых вопросах. Я понимаю, в вашем возрасте молодые люди могут попадать в разные приключения…

- Ни слова более. Ваше сиятельство, благородные люди всегда смогут договориться! – прервал речь собеседника Ричард. – К тому же отец крайне вас уважает, а я уважаю мнение отца. Право, такая мелочь!

- О, это замечательна новость, всегда приятно общаться с понимающими людьми! – радостно заулыбался князь. – Как насчет того, чтобы отметить вашу удачу? У меня как раз есть сорокалетний виски. Удивительно приятный купаж вышел.

- С удовольствием! – хором ответили компаньоны, довольно переглянувшись.

- Ух, хорош… - довольно протянул проректор, когда порция виски была отправлена в желудки. —Может есть что-то, чем я могу помочь вам прямо сейчас?

- Да, безусловно! – подхватил Гринривер. – Нам бы полный допуск в библиотеку, во все разделы. У меня есть пара личных вопросов, которые возникли при изучении семейных архиваов. И мне было бы крайне неловко называть области интереса…

- Надеюсь, ничего такого, что может уронить наш кампус в бездну? – с улыбкой уточнил Брин-Шустер. – Полно, господа, я пошутил, – замахал он руками, когда Ричард попытался что-то сказать. - Я вам всецело доверяю. Сейчас распоряжусь, пропуски вам подготовит секретарь. Сразу и возьмете. А теперь отдыхайте, от занятий я вас на сегодня освобождаю. Мне надо еще с вашим куратором пообщаться. Если что, раньше трех часов полудня вас не будут беспокоить. Спите, господа, ночка вышла беспокойной! – усмехнулся проректор.

На этих словах приятели резко напряглись.

- Благодарю за заботу, князь, но я сегодня перенервничал, а значит, засну не раньше следующей ночи, – возразил молодой аристократ. – С вашего разрешения, мы переоденемся и в библиотеку. Если будем нужны, пусть ищут нас там. Страсть как хочется разгадать загадку архивов.

- Ах, как же в наше время приятно видеть столько рвения в учебе, я обязательно упомяну ваше прилежание в учебе в разговоре с самим! – палец, поднятый к потолку. – Даю вам слово дворянина! Господа, не смею задерживать!

И Ричард с Реем покинули кабинет.

Показать полностью 1
26

Три сапога - пара. Глава 9

По понятным причинам Ричард с Реем на лекции были первыми. Компаньоны уселись за первой партой, разложив бумаги и открыв чернильницы.

Вскоре в аудиторию зашел грузный мужчина в пиджаке. Голову его украшала залысина, отечное лицо украшала сетка вен. Преподаватель тяжело дышал.

- Молодые люди? А остальные…

- Получают учебные материалы. Небольшая заминка с документами, – пробасил бывший лейтенант.

- А вы?

- Староста. Рей Салех, – представился инвалид.

- Ну хорошо, тогда ждем.

Группа, бросающая очень странные взгляды на парочку, просочилась в аудиторию, рассаживаясь. Между студентами и компаньонами образовалась полоса пустого пространства.

Когда все расселись, началась лекция.

- Меня зовут профессор Шульц. Со всеми вами я познакомлюсь на индивидуальных занятиях по развитию дара. Сейчас же мы проведем вводную лекцию. Прошу все дальнейшее подробнейшим образом стенографировать.

Группа зашуршала бумагой и заскрипела перьями.

- Итак, начнем с определения. Волшебством называется волевое воздействие, нарушающее привычный порядок вещей или законы мироздания, без использования магической энергии. То есть маны. Отсюда следует тот факт, что волшебство абсолютно. Ничего не может помешать волшебникам активировать атрибут. Разумеется, кроме смерти самого волшебника.

Гринривер что-то возмущенно шипел, пальцы слушались плохо, почерк выходил корявым. Салех же напротив все больше погружался в удивительный мир знаний. По нему сложно было сказать, но бывший лейтенант обладал глубоко запрятанной любознательностью. Меж тем, профессор продолжал.

- Атрибутом мы будем называть проявление волшебства у оператора волшебного воздействия. Классификация атрибутов достаточно обширная, и будет вами рассматриваться в рамках отдельного курса лекций. Для примера, любые атрибуты, изменяющие температуру, относятся к термическим. Не важно, повышается ли температура или наоборот. Есть атрибуты, наделяющие сутью, то есть оживляющие. Есть биологические, взаимодействующие с живым организмом. Существуют атрибуты, влияющие на время…

- Ричард, ты должен подружиться с одногруппниками, – нравоучительно заметил Салех, когда лекция закончилась, а группа сгрудилась в углу кабинета, максимально дистанцируясь от Рея с Ричардом.

- И как вы себе представляете, мистер Салех? Они ведь не моего уровня.

- Ну, со мной ты ведь как-то нашел общий язык? – все так же миролюбиво поинтересовался инвалид.

- Мистер Салех, вы меня избиваете каждое утро до полусмерти. Думаю, именно это, и огромное жалование примеряют вас с моим существованием.

- Спорить не буду, это, несомненно, тоже влияет. Но в те моменты, когда ты не ведешь себя как прыщ на нежной заднице жизни, ты кажешься вполне себе пристойным человеком. Даже приятным.

- Ну ка, ну ка, мистер Салех, припомните, когда такие моменты наступают?

Рей задумался. Потом тяжело вздохнул.

- Когда ты без сознания, – вынуждено признался он.

- Я безнадежен, мистер Салех. А вы идите, может быть у вас что-то выйдет. К тому же вы староста.

- О, а это идея!

- Что… Бл… Ск… – все эти смешные звуки графеныш издавал, когда инвалид взял его под локоток, аккуратно вывернув сустав так, чтобы сбежать конвоируемый не мог.

- Мисс Сертос, можно вас на пару слов? – девушка испуганно оглянулась, но все же подошла.

- Да? Я вас внимательно слушаю.

- Понимаете, мисс Сертос, мой подопечный на тренировке сегодня повредил руку, и его конспекты оставляют желать лучшего. Можете ему помочь в этом вопросе?

- Ккконечно. А что с мистером Гринривером? Почему он такое бледный?

- Очень рука болит.

- А почему он шипит?

- Вежливый очень, от боли. Ругаться хочет, но воспитание не позволяет, – почти куртуазно ответил Салех.

- Так может быть вы его отпустите? – растерянно поинтересовалась девушка.

Салех с сомнением посмотрел на компаньона, тот тянулся струной и пытался встать на носки.

- А, понятно, чего он такой молчаливый. Ну ладно…

- Сссспасибо, мисс Сертос, я бы с вами хотел наедине обсудить пару вопросов по вашей помощи, – и уже тише и сквозь зубы, – пожалуйста, уведите меня от него, я вам заплачу! – и столько мольбы было в голосе Ричарда что сердце девушки не выдержало.

Бывший лейтенант довольно улыбнулся, глядя на спасаемого от него компаньона, и направился к одногруппникам. Пришло время познакомиться поближе. И без разрушительного влияния Гринривера, который был способен превратить в скандал даже поход в сортир.

Тем временем где-то в городе.

- Ну что? Договорился? – библиотекарь нервно топтался на месте. Одет он был, несмотря на солнечный день, в длинный плащ и широкополую шляпу.

- Увы, но Кристофер меня уверил, что ничего страшного не произойдет, в конце концов, что тебе сделают эти молодые люди?

- Ты не понимаешь, это не просто аристократ и громила! Ты не слушал тех слухов что про них ходит в городе? Громила убил измененного, голыми руками! А тот аристократ безжалостен. Говорят, они запытали старого Роберта за то, что тот отказался их учить пыточному делу! И если шутку с предметами я еще может и нивелирую как-то, в конечном счете, просто откуплюсь, у меня есть дом в горах, достался от бабушки, то пасквиль с письмами может стоить мне жизни. Я должен остановить этих газетчиков, Эрик! Пожалуйста, я тебя умолю.

Профессор посмотрел на своего приятеля. Тот пребывал в полном душевном раздрае.

- Знаешь, Тревор, тебе явно не помешает выпить! Давай-ка ты пойдешь в Рогатого осла и выпьешь грамм сто, для успокоения? А потом приходи на работу, а завтра мы над этой историей вместе посмеемся, а меня извини, скоро лекция, – с этими словами профессор Эшли покинул своего приятеля и направился в кампус.

- Все будет хорошо, все будет просто замечательно! – передразнил библиотекарь ушедшего приятеля. — Ты в глаза этих убийц не заглядывал. Все приходится брать в свои руки, нет места сомнениям! – с этими словами библиотекарь зашел за угол редакции и пошел вдоль стены.

Из-под полы плаща показалась бутылка с прозрачной жидкостью, заткнутая ветошью. От бутылки сильно несло керосином. Тревор остановился, и поставил бутылку на землю, после чего достал пачку спичек. На его лице выступила чуть безумная улыбка.

- Ничего, ничего страшного. Нет газеты, нет проблем! Раз уж никто не захотел договариваться…

Горящая бутылка полетела в открытое окно склада. Тревор радостно улыбнулся, и свернул в подворотню, путая следы. Через десять минут он зашел в трактир. На нем был пиджак. Плащ и шляпа нашли свое упокоение на пыльной дороге и вскоре были подобраны бездомным.

Библиотекарь заказал себе сто грамм ароматного кальвадоса и тарелку с крохотными колбасками. Самое страшное он предотвратил.

Между тем пожар развивался явно не по сценарию. Бутылка с керосином рухнула на печатную машину. Та моментально занялась пламенем, вспыхнули стопки бумаги, и пламя добралось до банок с краской. Несколько минут в потоках пламени заставили жидкость внутри вскипеть. И через пять минут внутри здания расцвел огненный цветок. Вскоре полыхала не только типография со сладом, но и вся редакция.

Прибывший наряд пожарников принялся поливать водой соседние здания, стремясь не допустить возгорания соседних зданий.

Огонь распространялся с такой скоростью, что у находившихся в здании людей не было ни единого шанса. А массивные решетки на окнах превратили кабинеты в смертельные ловушки. Из полусотни человек, кто находился в здании в момент поджога не выжил никто.

Тем временем Ричард с Реем сидели на лекции по арифметике. Преподаватель, долговязый мужчина массивных очках, проводил контрольную. Бывший лейтенант скрепил пером, от усилия высунув язык. Гринривер справился со своей работой довольно быстро и теперь с надменным выражением оглядывал аудиторию. У остальных студентов дела шли не так хорошо. И если со сложением и умножением справились практически все, то более сложные задачи вызывали ступор у многих.

- Господа, прошу, не надо огорчаться, – преподаватель арифметики верно оценил эмоции аудитории. – Работа является проверочной, и должна мне показать общий уровень группы. Исходя из этого уровня и будет сроиться программа обучения.

После пары взятый под локоток Ричард предстал перед группой.

- Господа, у меня для вас хорошая новость. Мистер Гринривер изъявил желание поднять общий уровень группы в обучении арифметики. Когда утвердится расписание, он начнет заниматься с отстающими. Группа ошарашено уставилась на графеныша. Можно было увидеть приветливые взгляды. Послышались слова одобрения и благодарности.

- Урод, ты чего несешь? – процедил Ричард сквозь сжатые зубы.

- Делаю дружеский жест к одногруппникам. От твоего имени, – так же проявил талант к чревовещанию Салех.

- Нахрена?

- Детишки умеют убивать, ты не доживешь до конца года с твоей манерой поведения, – продолжил показывать фокусы Салех. Он вообще не размыкал губ при этом.

- А зачем это мистеру Гринриверу? – уточнил кто-то, не особо поверив разыгранной пантомиме.

- Согласно теории мистера Салеха, только объясняя информацию можно усвоить ее в полном объеме. Прошу, не стоит принимать это за жест альтруизма. Я все же преследую тут свои весьма практичные цели. И да, мистер Салех не сказал, но вторым постулатом его теории, является необходимость умеренного физического насилия в учебном процессе. Он получил на это добро у самого… - тычок в потолок. – Вообще мистер Салех профессиональный педагог и у него колоссальный опыт, – вернул Ричард подачу.

- Аааа… А чему вы учили? – поинтересовалась одна из девушек.

- Убивать, – вежливо ответил Салех.

- Что случилось?

- Пожар. Сгорела редакция газеты. Всё оборудование, все склады. Все сотрудники мертвы. Говорят, их там было больше полусотни.

- Это… Плохие новости. Что удалось выяснить?

- Поджог. Кто-то очень профессионально запалил газетчиков.

- Причина?

- Только слухи. И они вас не порадуют.

- Говори уже.

- Те двое…

- Что, опять? Они-то тут при чем?

- По слухам, в редакцию газеты попали какие-то письма. Приватные письма. И они касались сына графа Гринривера.

- Как давно?

- Менее суток назад.

- Ты хочешь сказать, что газетчики нарыли что-то настолько ценное, что эти двое решились на подобную акцию? И не просто решились, а сожгли заживо пятьдесят человек в центре города?

- Да. Всё так.

- Сума сойти! Теперь-то хоть полиция их ищет?

- Нет. Эти двое снова вне подозрений.

- А кого же ищет полиция?

- Это следующая плохая новость. В фундаменте обнаружилась вытравленная на камнях пентаграмма. Напитанная силой под завязку. У нас сеть таких по городу. Они собирают эманации огня и смерти и подпитывают алтарь. Из-за гибели людей она активировалась… Господин, полиция ищет нас!

Учебный день подошел к концу. Ричард и Рей шли по аллее в сторону общежития.

- Удивительно спокойный день, – признался Гринривер.

- Да, даже странно. Ни в кого не стреляли, никого не били. Даже толком ни с кем не поругались. Более того, ни разу никого не напугали! – радостно сказал Рей.

Молодой аристократ озадаченно уставился на своего компаньона. Впрочем, тот либо не заметил взгляда, либо проигнорировал его.

- Пожалуй, сегодня надо лечь пораньше, – задумчиво протянул графеныш. — Надеюсь, ночь пройдет не менее спокойно.

- А мне надо завтра зайти в учебную часть, какая-то нелепица с расписанием, видимо, не везде сообщили про изменение программы, – задумчиво протянул староста.

- А еще вам надо будет завтра добыть мне пару букетов цветов. И нужно будет сделать заказ в кондитерской, – распорядился Ричард.

- Думаете волочиться сразу за двумя девушками?

- На самом деле, там была еще милая преподавательница, не помню, как ее зовут. Если судьба нас сведет, цветы будут предназначены еще и ей.

- Чисто из любопытства, а если у тебя выйдет соблазнить всех? Что ты будешь делать?

- Что я буду делать? Вопрос хороший, но не очень актуальный. Но знаю, что будете делать вы.

- Бегать за цветами каждое утро?

- Завидовать, мистер Салех, завидовать, черной завистью! – самодовольно ответил молодой аристократ.

- Скорее сочувствовать. – Ухмыльнулся инвалид.

В этот раз первым уснул Ричард, просто отрубившись, едва его голова коснулась подушки. Хотя за окном только начало темнеть.

А Рей сел за стол и начал писать:

«Письмо Рея Салеха матери, почтенной миссис Настасье Салех

Черновик

Здравствуй мама! Прости что так давно тебе не писал. Всё времени не хватало.

Матушка, хочу сразу тебя порадовать. Помнишь, я тебе писал, что мне дали стипендию и отправили учиться? Так вот, оказывается, я буду волшебником. Бабушка таких еще называла чудотворцами. И рассказывала сказки о том, что наш славный предок мог успокоить бушующее море, лишь опустив руку за борт? Так вот, это были не сказки. У меня нашли атрибут, это то, что делает человека особенным. Быть теперь мне государевым служащим. Можешь всем начать рассказывать.

Также я нашел подработку. По дороге на учебу я познакомился с молодым аристократом, у него отец граф, представляешь? Этого достойного молодого господина зовут Ричард. Он славный малый. Немного застенчивый, и не очень ладит с людьми. Мы угодили в небольшой переплет в дороге, и он показал себя отчаянным храбрецом. Я помог ему в одном деле, и он предложил мне должность его помощника. Платит он щедро.

Потому на днях зайди в банк, я отправил вам перевод. Будет Анне подарок. Вы только не отказывайте себе ни в чем. Там мое жалование за месяц. Так что деньги еще будут. А я в них не нуждаюсь. Ричард платит за все, а развлекаться мне некогда. Учеба будет очень напряженной.

Еще мы успели поучаствовать с Ричардом в передряге. Представляешь, на нас напали! Но я утихомирил хулигана, заборол. Даже бить не пришлось. А еще я помог, случайно, одному студенту старших курсов, более плотно овладеть его атрибутом. Не я один помогал, это мой компаньон там отличился. Но ты представляешь, это заметили. И я был обласкан светлейшим князем, он тут за проректора. Меня назначили старостой! За ответственность и прилежание.

Еще мы познакомились с местным старшим следователем, начальником над местной полицией. Он выдал нам жетоны, и теперь мы вроде как стажеры при полицейском департаменте. Недавно провели там пол дня. Нас накормили удивительно вкусной выпечкой.

Поселили нас в очень хорошем месте. Комната с большим окном, которое выходит в сад. Есть своя ванная комната. С горячей водой! По сравнению с казармой — просто царские хоромы.

По утрам мы с Ричардом бегаем и занимаемся зарядкой. Он первое время ворчал, потом втянулся. Все пытается от меня убежать, очень уж его расстраивает что я хоть и на одной ноге, но всяко быстрее его бегаю. Очень переживает. Но ничего, я ему еще не показывал все уловки. Как научится, будет у меня товарищ по борьбе. Он, правда, хлипковат, но характера в нем на двоих.

Сегодня был первый учебный день. Познакомился с одногруппниками. Со многими даже успел подружиться. Представляешь, с нами учатся три девушки! Я забыл сказать, мое учебное заведение принимает всех. Так что, если у сестренки начнутся чудеса всякие, ты пиши, я замолвлю словечко, волшебников тут учат совершенно бесплатно.

А Ричард меня сегодня удивил, по-хорошему. Я думал он зазнаваться будет, но я ему намекнул, что со своими знаниями (у него очень серьезное домашнее обучение) он легко подтянет одногруппников. Так он сходу предложил свою помощь!

Хотя мне кажется, это он, чтобы девушкам понравиться. Очень уж на женскую красоту падок. Но галантен, этого у него не отнять. Он очень на днях помог одной незнакомой девушке спас ее друга от серьезных проблем. Так его за это девушка с ложечки кормила. Это было очень мило, а мне теперь предстоит бегать за букетами. Хорошая у меня работа.

Учиться очень интересно. Хотя тут путаница, вводят новую программу и не всем выдали учебники.

Кормят тут очень хорошо. От пуза. И мясо можно есть сколько хочешь.

Мама, мне тут очень нравится!

Обними за меня Аннушку, наверно совсем большой стала. Если будут женихи досаждать, покажи им мое фото (прилагаю к письму). А еще у меня есть ружье.

Очень по вам скучаю, надеюсь в этом году выбраться на каникулах с побывкой.

С самыми теплыми пожеланиями.

Искренне твой, Малыш Рей».

Потянувшись, бывший лейтенант протяжно зевнул, и, отложив в сторону протез, лег спать. Полостью довольный жизнью.

- Опаздываете, молодой человек!

Инвалид непонимающе огляделся. Он находился в комнате. Только что-то изменилось. Сразу так и не поймешь…

Осознание пришло сразу.

Во-первых, за окном вместо привычного пейзажа была какая-то хмарь. Во-вторых, вместо современных газовых светильников со стен светили висящие в воздухе свечки. В-третьих, Рей увидел, что его правая нога вернулась на свое законное место. А озадаченный жест активации мыслительной активности дал понять, что голову покрывал ёжик коротких черных волос.

Ах да, самое главное – в центре комнаты, уперев локти на спинку стула, сидел старый Роберт. Вполне себе живой. Правда немного не такой, каким его запомнил Рей. С длинного костистого лица ушли все признаки старческих слабостей. В карих глазах горел лихорадочный огонь. На голове была широкополая шляпа анатома. Одет старый Роберт был в черную рубашку с серебряными манжетами. А еще у него было четыре руки.

А еще на второй кровати сидел Ричард. Он был вплавлен в стену и у него не было рта.

Короче инвалид сразу догадался что спит.

- Доброго вечера! – пробасил Салех, и, не обращая внимания на присутствующих в комнате, начал прыгать на правой ноге, явно наслаждаясь процессом. После чего засунул руку в карман и извлек оттуда ложку.

Он подошел к вплавленному в стену нанимателю, схватил того за вихляющий в стороны подбородок, и начал ложкой выковыривать ему правый глаз. Жертва замычала и забилась. Глаз выпал, и повис на тонкой ниточке сосуда. Оттерев кровь об одежду Рей продолжил экзекуцию и вырвал второй глаз. Посмотрел на свою жертву, истекающую кровью. Огляделся. Выглянул в окно. Подергал дверь. Та оказалась заперта.

- Эм… мистер Роберт, не подскажете, тут где-то бабы есть?

- Увы, нет.

- Плохо, должны быть бабы. Тогда одолжите стул? – Роберт поднялся и отошел в сторону, на лице его застыл вежливый интерес.

Согнав со стула мертвого старикашку, Рей схватил предмет мебели и швырнул его в окно. Стул не отскочил. Просто оказался на прошлом месте. И на него тут же сел визитер.

- Угомонились?

Поинтересовался через какое-то время снящийся Штоф.

- Ах, да, тут вед тоже тут! – обрадовался Рей. Подошел и нанес ночному визитеру удар ногой в голову.

По ощущениям – словно пнул кирпичную стену. Было больно. Было очень больно.

Роберт поднялся, навис на упавшим Салехом наступил ногой топу на причиндалы. И тут бывший лейтенант понял, что больно ему до этого не было.

- Это же сон, не может так больно быть! – пропищал Рей, сквозь льющиеся из глаз слезы.

Старый Роберт расхохотался. Его руки замелькали в воздухе, он вздернул рея, держа за шею и вырвал из стены Ричарда. Оставив в стене одежду с кожей.

- Ну что, ученики! Теперь то вы понимаете, что всё это на самом деле?

- Это не сон? – просипел Рей.

- Он, самый настоящий сон. Просто у меня есть тут власть. И теперь вам предстоит исполнить свою клятву. Вы будете учиться, сученышы!

Снова мелькнула черная рука, глаза вернулись в глазницы. Длинный коготь сверкнул, и рассек кожу графеныша на месте рта. Раздался протяжный крик.

- И у меня есть явный фаворит. Рей, скажу прямо, вы мне нравитесь. Как вы этого прощелыгу! Раз-раз, и глазки повисли. Очень качественная работа. Так, шкеты, вы меня сейчас наверно не слышите…

То, что называло себя Робертом встряхнуло приятелей. Рей почувствовал, как боль прошла. Он обессиленно рухнул на пол. Рядом, ощупывая лицо и тело, упал Ричард.

- Мистер Роберт, я дико извиняюсь, а зафиксируйте, пожалуйста, моего душехранителя. Мне срочно нужно восстановить душевное равновесие. После чего я стану договороспособен и вежлив, – удивительно учтиво попросил Гринривер с ненавистью глядя на Рея.

- Ой, как неловко вышло… Ричард, может сначала послушаем мистера Роберта? Вдруг он занят и у него есть дела? Зачем задерживать уважаемого человека? – испуганно затараторил Рей. Он был не робкого десятка, но сейчас творилась какая-то чертовщина.

- Руки, пожалуйста, в вытянутом положении, и пальчики пусть растопырит. Ага, спасибо! Я быстро, обещаю.

Старый Роберт благосклонно кивнул.

Какая-то сила подняла Салеха и намертво зафиксировала в воздухе. Инвалид влип, как муха в паутине. В руках графеныша появились блестящие тонкие гвоздики. Десять штук. И небольшой молоточек.

- Я тебя размажу! – прошипел бледнеющий Рей.

- Ничего личного, просто сон! – безумно оскалился Гринривер. И вогнал иголку под ноготь указательного пальца своего душехранителя. Боль затопила сознание бывшего лейтенанта. Он забился как в припадке. И заорал, срывая горло.

Вторая иголка…

- Болван! Кретин! Неуч! Ты же его так убьешь! Мясник! Балбесина!

Сквозь волны боли до Ричарда доносились чьи-то слова. Он приоткрыл плотно зажмуренные глаза и увидел, как Роберт стучит графенышем об стену.

- Твой пациент должен жить, страдать и сраться от ужаса! Труп — это не профессионально! Запомни: нет, я лучше тебе запишу! – паукообразная фигура извлекла из воздуха перо, кончик которого светился белым. Запахло паленым мясом и теперь уже Ричард заорал дурниной.

И в этот момент раздался стук. Все замерли. Стук повторился.

- Продолжим завтра. Надеюсь, вы успели уяснить правила! – недовольно просипел старик. Все вокруг начало стремительно тускнеть. Рей проснулся.

Инвалид был насквозь мокрым от пота, по телу гуляли отголоски перенесенной боли. Руки тряслись. На соседней кровати ощупывал руку Ричард. Стук повторился.

Рей, кряхтя, поднялся, и подойдя к двери, распахнул ее.

На пороге оказался старый знакомый. Профессор Ян-су. Вид он имел самый что ни на есть жалкий. Лицо заливал пот, одышка говорила о долгом беге. Белых халат был скомкан, одна пола задрана.

- Профессор? Чем обязаны позднему визиту? – проявил Салех не свойственную ему вежливость.

- Ппомните вы давеча несли труп, в прозекторскую? – сбивчиво спросил визитер

- Да, какие-то проблемы?

- Ввы не могли его случайно ну… Потерять? Положить там в другую аудиторию? – продолжил заикаться профессор.

- Исключено, нам помог найти прозекторскую куратор группы. Он же и запер за нами дверь. А что?

- Ппонимаете, какая неприятность, труп ппотерялся…

- Потерялся? – недоуменно потряс головой Салех. В голове все еще жили образы прошедшей ночи.

- Ннну, потерялся, или украл кто его…

- Труп? Украл? Зачем?

- Ну, тогда наверно все очень плохо, кажется, труп того… сбежал! – казалось, мистер Ян-Су был готов упасть в обморок.

И тут раздался голос Гринривера.

- Сбежал! Как пить дать, сбежал! Всесветлый творец всего сущего, труп сбежал, радость-то какая!

Графеныш натурально рыдал от счастья.

Показать полностью
36

Три сапога - пара. Глава 8

Спал Ричард беспокойно. Снился ему бывший лейтенант Рей Салех. Он не кричал, не угрожал, он просто шел за молодым аристократом. И смотрел. Печально так, задумчиво, оценивающе. Гринривер пытался что-то спросить, узнать, что нужно его душехранителю. Но на все вопросы Салех молчал и просто шел. Ричард запаниковал, развернулся и побежал. Бежал он изо всех сил, но всякий раз как он оборачивался, он видел инвалида. И тот был чуть ближе, чем в прошлый раз. Графский сын задыхался.Страх сжимал сердце. Кровь стучала в висках.

В очередной раз он развернулся. Салех стоял прямо перед ним. Бывший лейтенант улыбнулся все пастью, которая, кажется, опоясывала голову.

- Зарядка!

Гринривер заорал в ужасе и проснулся. Было еще темно. Воздух был свеж и пах лесом. На открытом окне сидел Рей Салех и поигрывал длинным острым шилом.

- Там же засов… - пропищал Ричард севшим голосом. Вчера он позаботился о том, чтобы максимально обезопасить себя. Последний этаж, прочная дверь, которую даже Салех не выбьет сходу, была дополнительно подперта засовом.

- А я через окно, – бывший лейтенант как-то очень тепло улыбнулся и кивнул в сторону улицы.

- Так пятый этаж…

- Представляешь, как мне было страшно?

- Не представляю! – честно признался графеныш.

- Зарядка! – маниакальные нотки в голосе инвалида напугали даже человека не сильно знакомого с воякой. А уж после всего пережитого…

- Я сейчас, оденусь и…

- Не-а… - отрицательно помотал головой душехранитель. И снова кивнул в сторону окна.

Ричард заплакал.

- Стой, сука, пятый этааааж! – хруст веток и оглушительный шелест листвы. – Блядь!

- Эй, Ричард, ты там живой?

Завывающий и бессвязный мат был ответом.

- Не слышу!

- Я зашибся! Подыхаю!

- Странно, ну ладно… - протянул бывший лейтенант. - Я спущусь тогда, у тебя фора в две минуты, можешь убежать и спрятаться!

Через две минуты Рей был внизу. Под окнами, разумеется, никого не оказалось. Ни молодого аристократа, ни его бездыханного тела. На это зрелище инвалид только одобрительно хмыкнул.

А дальше сэр Ричард Гринривер, сквайр, узнал, что отставной лейтенант мистер Рей Салех, по прозвищу «Струна», имеет базовую егерскую подготовку. Ну, или графский сын хреново играет в прятки.

Зарядка, полная боли, началась.

Через пару часов молодые люди шли по аллее в сторону столовой.

Ричард сильно припадал на левую ногу, лицо украшал шикарный кровоподтек, с которым не справилась даже алхимия, а настроение была такое, что графеныш всерьез искал, кому можно проломить голову. Самой очевидной кандидатурой был душехранитель, но попытка нападения на него с заранее припрятанным топором окончилась неудачно.

- Мистер Салех, я вас прошу провести воспитательную беседу с комендантом общежития! Если бы вы сломали ему ногу в шести местах — я бы ощутил себя удовлетворенным.

- Ричард, я не буду бить коменданта! Во-первых, у меня для этого, нет основания, во-вторых, нас тогда отчислят. Объясни, чем вызван твой приступ кроважадности?

Аристократ открыл рот, собираясь высказать все, что копилось на душе. Но воспитание взяло верх. Его посетила мысль, что инвалид над ним издевается, но, еще раз глянув на своего спутника, он понял, что нет. Салех пребывал в удивительно умиротворённом состоянии. Впрочем, если бы Ричарду позволили почти час непрерывно избивать своего телохранителя, он бы, скорее всего, тоже был бы сейчас счастлив.

- Он не исполнил наш договор! Он обязался не раскрывать мое местоположение тебе ни при каких условиях!- все же решил обозначить свои претензии графеныш.

- И даже при угрозе физической расправы? Ты ему много заплатил?

- Два золотых! За ночь безопасного сна.

- Неплохо… А почему ты не предложил эти деньги мне?

- Потому что это было бы похоже на попытку откупиться! Первостепеннейшая трусость! Сначала нанимать себе специалиста, а потом платить, чтобы он не выполнять свои обязанности? Да меня засмеют!

- А что же тогда было вчера?

- Хитрость! – Ричард охнул и осторожно потрогал заплывшее лицо. – Неудачная хитрость!

- В любом случае комендант выполнил свои обещания. Он мне ничего не сказал. Да я и не спрашивал… - Рей подхватил своего нанимателя под локоток, когда тот в очередной раз споткнулся.

- Только не говорите мне, мистер Салех, что нашли меня по запаху!

- Нет, просто я глянул, каких ключей не хватало на стеллаже. Там хранятся копии, в том числе от нашей комнаты. А вот трех ключей не оказалось. Я выбрал самый верхний этаж.

- Умно! Я думал, вы применили пытки.

- Честно, я хотел, но комендант был вежлив и показал мне заряженную картечницу. Так что…

На это Гринривер только тяжело вздохнул, признавая поражение.

На входе в столовую компаньонов встретил вестовой от князя.

- Его сиятельство приглашает джентльменов позавтракать с ним.

По итогу, джентльмены избежали пары покушений. Волшебники в вопросах мести такие затейники…

Князь был приветлив. Он принял компаньонов в небольшой крытой веранде. Накрытый стол украшали разнообразные яства, в числе которых крохотные пирожные с кремовыми шапками, три вида мяса и десяток закусок.

После того как все расселись за стол, Рей, ничтоже смущаясь, наложил себе в тарелку всего понемногу и начал с аппетитом поглощать угощение. Ричард же дернул щекой. Руки снова ходили ходуном. Князь это заметил.

- Ричард, прошу вас, не стесняйтесь, меня проинформировали о ваших тренировках. Я прекрасно понимаю причины вашей слабости. Сейчас слуга принесет тонкие лепешки, вы можете завернуть в них еду. А мистер Салех, я думаю, вам поможет за столом.

Гринривер только благодарно кивнул.

Когда стол опустел, а перед всеми участниками застолья оказалось по большой чаше какао, князь начал разговор.

- Господа, в первую очередь я встретился с вами, чтобы самолчино убедиться беспочвенности некоторых слухов.

- Например? – Ричард с удовольствием отхлебнул горячий напиток. Заморское лакомство было густым, пряным, отдавалось на языке нежной сладостью и оставляло ни с чем не сравнимое бодрящее послевкусие.

- По некоторым данным, Мистер Салех не далее, как утром выкинул вас из окна. С пятого этажа.

- Всё именно так.

- Тогда почему вы еще живы? – от такой постановки вопроса Ричард едва не поперхнулся.

- Я не специально, право слово! – только и смог произнести молодой аристократ.

Князь залился смехом.

- Мистер Салех, прокомментируйте?

- Деревья. Грабы. На них рекомендуют производить десанты в случае необходимости приземляться без специального оборудования, – Салех нюхал шоколад, едва не выворачивая ноздри.

- А как, позвольте поинтересоваться, можно отличить граб издали? Это же не эвкалипт или кедр?

- Не знаю. Там в циркуляре было много интересных советов. Так что по принципу: если вы выжили — это был граб, – инвалид пожал плечами.

- Это многое объясняет. Например: под окнами общежития растут дубы, но для ясности, пусть будут грабы.

Молчание за столом было смущенным.

- В любом случае, позвал я вас не за этим, – князь Брин-Щустер стал серьёзным. – Я даже предположить не мог, что вы настолько яро возьметесь за дело. Появились первые результаты обследования того события, участниками которого вы стали. Так как вы в данной ситуации лица гражданские, то бумаг показать не могу, но поведаю на словах. Вы прервали ритуал вселения. Но не простой.

- То есть нас ни в чем не подозревают? – уточнил Ричард.

- О, тут вы тоже неправы, в чем вас только не подозревают. Например, я заподозрил вас в том, что вы некрокукла под управлением господина Салеха.

Гринривер вскинул брови. Салех тоже вскинул брови, но этого никто не заметил, так как бровей у него не было.

- В какао вода с эманациями света. Будь вы нежитью, вас бы сожгло изнутри.

Компаньоны ошарашено молчали.

- Ну, сами посудите, вы справились с измененным, излишне жестоки, а ваши тренировки больше напоминают укрощение немертвого духа. Некоторые виды некрокукол могут испытывать боль.

- А как же артибут? Я думал, что нежить не владеет волшебством, – уточнил Ричард.

- Зато владеет магией, и то, что оборудование не засекло токов магии, еще ничего не значит. Но вода точно подтвердила, – чуть огорченно ответил князь

- Это единственное, в чем нас подозревают? Ну, может быть мы еще кто-то? Демоны там, големы, механизмы? – голос Гринривела сочился ядом.

- Тоже проверили. Вы спокойно ели с серебра, на подушках руна развеивания магии, а магическая мембрана в крыше фиксирует только звуки, издаваемые живыми организмами. Но если вас интересует, я ставил на куклу некроманта.

- А в чем нас в итоге, не подозревают? – бывший лейтенант, невозмутимо пригубил шоколад.

- В организации преступления, которое вы предотвратили, – князь огладил усы. – Это было так называемое агентское вселение. Демон после ритуала должен был сожрать жертву, спасенный вами бродяга для того и лежал в комнате. После чего демон переваривает тонкое тело кадавра, в которое вселяется. Получает всю его память. И фактически, занимает его место. Он связан приказом демонолога. Натворить может всякого… А со временем подобный вселенец с трудом определяется поверхностной проверкой.

- Ваше сиятельство, я вам искренне признателен за информацию, но зачем вы нам это рассказали? – осторожно поинтересовался Ричард.

- На самом деле, я вас позвал практически уверенный в том, что вы не тот, за кого себя выдаете… - признался хозяин стола. – Так что, господа, я просто не был готов к разговору. Если у вас есть какие-то вопросы – постараюсь на них ответить.

- А что бы было, окажись мы кем=то… из вашего списка? – задал интересующий вопрос Рей.

- В полу мины. А на мне амулет. Но не переживайте, это не специально для вас. Они тут постоянно, – невозмутимости князя можно было позавидовать.

- Тогда мы наверно пойдем? – в голосе графеныша отчётливо прозвучала надежда.

- Да-да, безусловно. И еще пару моментов, господа, раз уж вы живы, сходите сегодня в гости к мистеру Вульфу, оформите показания как положено. И мистер Салех, завтра начинается учеба, я вас очень прошу, мистер Ричард, безусловно, талантливый молодой человек, но ваши однокурсники могут оказаться не столь живучи. Я могу вас просить отказаться от ваших, наиболее… необычных методов воспитания? Или, по крайней мере, согласовывать их с куратором группы? Этим вы очень меня обяжете!

Рей Салех раздраженно дернул щекой. И начал уточнять.

- Вы хотите сказать, никаких огневок под кожу?

- Попрошу воздержаться, – подтвердил князь.

- Лишение сна?

- Лишнее.

- Электричество? Оно сейчас модно.

- Пожалуйста, под присмотром медика.

- Избиения?

- Только в рамках учебного курса.

- Обучение борьбе?

- Только если они измененные.

- Тактические игры?

- Мистер Салех, даже думать не хочу, что вы вкладываете в последнюю фразу! – не выдержал Брин-Шустер. - Все, решено. С вас программа подготовки, групповая или индивидуальная, для каждого студента. Без ее утверждения я запрещаю вам предпринимать какие-либо, вы слышите, хоть какие-либо действия по отношению к вашим одногруппникам. С мистером Гринривером можете делать все что угодно, эти взаимоотношения меня не касаются, – Ричард издал протяжный стон разочарования. – И пожалуйста, в восемь часов вечера общий сбор группы, не опоздайте на него. Вас должны были оповестить по громкоговорителям, но раз вас не будет в кампусе… А теперь не задерживаю.

Уже на границе слышимости проректор услышал едва сдерживаемый шепот, полный паники:

- Мистер Салех, кажется, я поменял свое решение, в какую сумму вы оцениваете свое обещание исключить из программы обучения… Ваши идеи, озвученные князю?

В управлении визит Ричарда с Реем вызвал нездоровый ажиотаж. Беготня, испуганное перешёптывание по углам, тихое бряцание оружием. Впрочем, всё это молодые люди проигнорировали, направившись сразу в кабинет старшего следователя. Секретарь хотел было преградить им путь, но Салех ему радостно улыбнулся. Улыбка произвела на парнишку в серой жилетке и очках такое впечатление, что тот сделал разворот на месте и едва не выскочил в окно.

Господин старший следователь при виде визитеров от полноты чувств громко крякнул.

- Можете нас поздравить, с нас сняты все подозрения! – известил хозяина кабинета Ричард. У него на языке вертелась фраза насчет того, что смерть не повод откладывать визит, но решил, что им, скорее всего, поверят, а Вульф был тучен и скор на дурную кровь. Как бы не помер.

Старший следователь на это только залез под стол, звякнул чем-то, вылез обратно и присосался к бутылке из мутного стекла.

- Ах, молодые люди, какая жалость, что вы не оказались во всем виноватыми! Право слово, я даже не могу представить, что мне теперь делать! Будете? Полирнем, так сказать, вашу чистую репутацию!

Молодые люди были не против. Пойло оказалось приторно-сладким и обжигало пищевод.

- А с чего вы взяли, что мы всё же совершили то жуткое преступление? – поинтересовался графский сын.

- Стоило вам уйти, как пришли люди с удостоверениями имперских дознавателей. Нагнали жути, все вежливые, манерные, а глаза мертвые, и не моргают… - из стола был извлечен и тут же разломан на части монструозных размеров пряник. По кабинету поплыл запах корицы и кардамона. – Посетили они, значит, место преступления, стали в мясце копаться, вынюхали что-то. А потом спрашивают, инспектор Вульф, а что тут с изменённым случилось? Так я им говорю, были тут два почтенных студиоза, хваткие молодчики, они, говорю, тварюшку прибили. Забороли, говорят. И у них даже это есть, алиби!

- Не поверили? – теперь уже уточнил Салех, угощаясь пряником.

- Ржали, как кони, с подвыванием. А лица при этом не живые, как маски фарфоровые. Говорят, надули тебя, старший инспектор. Надули, как детишки жабу, через соломинку. Твои молодчики демонологи, или твари какие созданные. Я говорю, какие же они твари, на вид такие приличные люди, с вежеством всяческим. А мне отвечают: первостепеннейшие твари, но туповатые. Ритуал неверно рассчитали, так у них демон из-под контроля вышел, сожрать хотел. Так они его того… - мужчина сделал жест руками, словно разрывал багет. – Совсем того. Говорят, ты, инспектор Вульф, первостепеннейший простофиля! Но радуйся, был бы ты умнее, они бы и тебя, того… Лежал бы ты сейчас в одном ведерке с низменными. Всем отделом. Но, говорят, не переживай, люди государевы свое дело знают. Не побеспокоят твари тебя больше. Есть, говорят, и на таких управа. Кончилось, инспектор Вульф, ваше знакомство. Я в таком расстройстве был, молодые люди, верите, нет, вчера помянул!

- Не бывает слишком толстого дракона, бывает мало взрывчатки, – подытожил бывший лейтенант, на что получил одобрительный кивок.

- А теперь, я, значица, сижу, и тут вы заходите. Думаю, ну все, пришел конец тебе, славный инспектор, если уж люди государевы не сладили, то и тебе только и остается что предков помянуть. И на знакомство с ними отправляться. Думаю, главное, чтобы твари пытали не долго, а сразу примучали, из уважения, так сказать, к хорошему моему отношению. А вы обрадовали, что ошиблись, значица, ищейки ентовы, – Вульф снова присосался к бутылке, и, кажется, ее уполовинил. Под осуждающие взгляды Рея, который любил сладкие настойки. – Какая же радость, что вы оказались ни в чем не виноваты!

Молчание затянулось. Бутылка пошла по второму кругу.

- Чем могу служить? Вы же по делу пришли? – уточнил инспектор. Лицо его раскраснелось. А настроение заметно улучшилось.

- Да нас прислал светлейший князь. Вы, говорит, молодые господа, должны уважаемому инспектору Вульфу… - Ричард скривился и затряс головой, изгоняя из себя манеру общения инспектора. – Нас попросили дать показания. Заполнить протоколы.

- Его светлость всегда был крайне щепетилен в вопросах следования циркулярам. Очень уж я это уважаю, – инспектор поднялся из-за стола, – а вы сидите, сидите, сейчас к вам придет Джимми, чернильная душонка. Парень трусоват, но аккуратен. Заполнит все бумаги с вами. А я пройдусь, есть у меня идейка одна. Обмозгую и обсужу кой чего…

И Вульф покинул кабинет, оставив молодых людей в компании пряника и недопитой бутылки.

Вскоре явился Джимми, им оказался давешний секретарь. Парнишка был бледен, а в руках сжимал картонную папку и пенал с писчими принадлежностями.

Заполнение бумаг затянулось на час. В какой-то момент в кабинет тихонько просочился инспектор, в руках он держал пухлый пакет, от которого умопомрачительно пахло свежей выпечкой. Через несколько минут в кабинет вошел еще один сотрудник управления с подносом, на котором стояли чашки с чаем, сахар и чайник со сливками.

- Уважьте, молодые люди, почаевничаем? А я вам расскажу одну интереснейшую безделицу!

- С огромным удовольствием! – Салех высказался первым и заткнул своего нанимателя взглядом. Тот, видимо, хотел вежливо отказаться. Но Рею было плевать, Рей любил пирожки.

- Есть у нас контора одна, в городе, касса взаимопомощи государственных служащих. Там обретаются старички всяческие, кто честным трудом и службой усердной получили пенсию. Людишки они мирные, среди них много интересных персонажей бывает, – начал Вульф, распотрошив пакет и выложив его содержимое на поднос. - Я там приятельствую с председателем. Человек он скользкий и шельмует помаленьку, но кто без греха? Так вот, я ему изложил вашу надобность, учебную. И он мне отрекомендовал старичка одного. Мистер Роберт Штоф, или старый Роберт, местная легенда! По слухам, ему давно перевалило за сто лет. Так вот, он, оказывается, работал не абы где, а целым младшим дознавателем при шестой канцелярии. А они как раз пыточным делом прозябались. Старикашка он скандальный и желчный, туговат на одно ухо, но, в свое время, был награжден прадедом самого… - многозначительный взгляд в потолок. – За усердие в работе палаческой!

- А он в маразм не впал еще? – уточнил Ричард. Он примерно помнил, когда жил прапрадед нынешнего правителя, цифры не бились. Точнее бились, но…

- Я Филипу, приятелю своему, тот же вопрос задал. А он ругаться, – инспектор шумно отхлебнул чай, - говорит, было бы здорово, начнись у него маразм. А так… Каждый год требует ине… инда… уф, ну и завернут иногда эти чиновники, язык сломаешь, денег он требует каждый год, все больше и больше. У него самая солидная пенсия в городе! - так что вот вам его адрес, – на стол лег клок бумаги.

- Примите мою искреннюю благодарность! – проговорил Ричард, не глядя на собеседника, а следя за тем, чтобы телохранитель не утащил последний пирожок с подноса. – Сейчас прям и зайдем!

В итоге из управы приятели люди вышли изрядно осоловевшими.

- Ричард, ты у нас человек образованный, скажи, а прапрадед нынешнего императора, это же полтора века назад? – голос инвалида был весьма озадаченным.

- Все верно, мистер Салех. Я думаю, инспектор просто ошибся.

- А если нет?

- Если нет, то мы действительно найдем редкого специалиста. Или его проклял кто, и старик вечно прозябает на этом свете. Сама смерть забыла дорогу к его ветхому дому. Дни его пусты и сливаются в серую полосу, где мелькают лица и слова, а взгляду не за что зацепиться. Все песни уже прозвучали, камин не греет, и лишь лютая злоба сжигает изнутри, но немощное тело не в состоянии причинить боль даже кошке. Элементаль, заключенный в хрустальную клетку и выставленный на потеху публике, что жаждет любоваться бесконечным танцем корчащего от ярости порождения чистого пламени. В его мечтах вокруг него пылают города, обращаются пеплом насмешники и острословы, но тлеющий жар не в состоянии согреть даже старые кости. И этот осколок былых времен станет учить нас тонкому искусству причинения страданий живым существам! – Гринривер остановился и закинул голову к небу, придерживая цилиндр

- Красиво! – оценил вояка. – Сочиняешь?

- Мистер Салех, вам должно быть стыдно за вашу необразованность. Это всего лишь слегка переделанная цитата за авторством самого великого Ульстона.

На подначку бывший лейтенант не отреагировал.

- В любом случае, оно пришлось крайне к месту. Надо бы почитать этого Ульстона. Ты много поэзии знаешь?

- Мистер Салех, всеё,что вам надо знать о моем образовании заключается в следующем: мои преподаватели считали нормальным бить за плохой литературный вкус. Так что при случае я найму некроманта, призову дух этого самого Ульстона и буду пытать его, заставляя делать литературную адаптацию песенки «Что нам делать с мертвой шлюхой?» – благожелательность стремительно улетучивалась из графеныша. – Надо найти карету, Римтаун не очень похож на столицу, не желаю свернуть себе ногу на этих камнях!

Через какое-то время компаньоны с недоумением разглядывали дом по указанному на бумажке адресу. Двухэтажный деревянный особняк больше напоминал гнилой зуб. Серые стены, изъеденные плесенью, замшелая крыша. Дом стоял в саду, который уже лет двадцать не знал заботливой руки садовника. В пыльных окнах не горело ни огонька.

- Мистер Салех, напомните мне, при случае, прикупить вам серебряные патроны для пистолета. Вы умеете убивать нежить?

- Предлагаете зайти в другой раз? – бывший лейтенант подобрался.

- Ну, раз уж пришли… Но если тут и впрямь логово древнего лица, я вынужден буду признать что инспектор Вульф гениальный актер. И очень хочет нас убить. Знать бы за что… Сначала демон, теперь нежить. Предполагаю, что в следующий раз нам придется войти в логово свихнувшегося биоманта.

От скрипа калитки в воздух взвилась стая ворон и начала кружиться по небу. В лицо пахнуло сыростью, и даже небо слегка потеряло в яркости. Сжимая потными ладонями трость, Ричард шагнул за ограду.

Показать полностью
30

Три сапога - пара. Глава 7

- Мистер Салех, он жив? – Гринривер выглядел бледным и озадаченным.

Бывший лейтенант навис над телом, опустившись на одно колено.

- Я конечно не врач, но думаю, что нет. Ему костыль вбили в рот и он вышел через затылок! Ты вообще о чем?

- Я не разбираюсь в анатомии… - молодой аристократ прислонился к стенке. Его мутило.

На реплику Рей лишь хмыкнул и продолжил осмотр тела. Ученый умирал очень плохо. Костыли были вбиты через локтевые и коленные суставы. Тело было перекорежино, и скрючено. Одежда изорвана.

Голова закинута, через рот вбит последний костыль, видны обломки зубов. Черты лица искажены, и залиты кровью. Так что даже сложно было понять, как бедняга выглядел при жизни.

Рей начал рассматривать железнодорожный костыль. Или вернее, что выглядело таковым. Длинный штырь белого металла, на котором, не было ни капельки крови, хотя комната была буквально вся забрызгана ею. На сплюснутой шляпке был какой-то сложный символ, вытравленный красной эмалью. Символ слабо мерцал.

Бывший лейтенант схватил костыль, торчащий в руке, за оголовье и выдернул его. Тот вышел с раны со слабым хрустом, все такой же чистый. На пол полилась жидкая кровь.

- Его убили недавно. Тело еще не остыло…

- Вы хотите сказать, преступник еще тут? – Ричард испуганно заозирался.

И тут раздался стон. Бывший лейтенант подпрыгнул, оглядываясь. Гринривер вскрикнул и вжался в стену, выставив трость перед собой.

Стон повторился. И стало понятно, что исходит он из-за дивана. Держа пистолет двумя руками, с нервами, натянутыми как струна, Рей заглянул за предмет мебели. На полу лежал какой-то бродяга. Мужчина непонятного возраста был сильно избит, руки и ноги связаны кожанными ремнями, впившимися в кожу. Ладони раздулись и посинели. За спиной инвалида что-то хрустнуло.

- Пиздоблядское мудоебище и все его славные предки! – в голосе графа звучал ужас, обреченность и восхищение.

Одним слитным движением Рей Салех развернулся на костыле, смещая сектор обстрела.

Перед ним действительно стояло пиздоблядское мудоебище. К счастью, без его славных предков. То, что стояло в центре комнаты, назвать как-то иначе было нельзя. Тело мертвого ученого странно текло, словно вылепленное из воска. Существо стояло на искривлённых конечностях в коленные суставы медленно втягивались штыри. Тот, что торчал в голове как-то странно изогнулся, становясь похожим на жало. Правая рука неестественно изгибалась, имея видимо пару дополнительных суставов. Оставалась обычной только левая рука, висящая плетью.

Сказать, что Салех испугался – значит сильно приукрасить действительность. Линейная штурмовая пехота сама могла напугать кого угодно. Особенно с похмелья. Зачастую, в войнах на стороне враждующих сторон билось такое… В общем, в голове бывшего лейтенанта промелькнули пункты устава:

«Химера гуманоидного типа. Функционирует магически. Класс – сверхлегкий противник. Форма обуславливает высокую скорость и маневренность, живучесть низкая, прочность средняя. Подобные твари эффективны на длинных и средних дистанциях. Рекомендуемая тактика – сближение. Сверхближний бой»,

Вбитые на уровне рефлексов тактические схемы толкнули тело вперед. Выстрел из пистолета мягко толкнул ладонь. Тварь дергается, смещаясь с линии огня, и встречным ударом выбивает оружие. Инерцией Салеха разворачивает. Бывший лейтенант скручивается, и, выхватив из сапога нож, вонзает твари в основание шеи. Клинок намертво застревает в текущей плоти. Костистая ладонь смыкается на предплечье инвалида, но он того и добивается. Его учили убивать подобное.

С грохотом противники падают на пол. Измененное магией существо наваливается на Рея, стремясь добраться до его горла. Тот держит противника за шею, бедрами охватив ноги существа. Мах ногой, тело бывшего вояки скручивается, и вот, в зубы твари упирается голень сапога, а верхняя конечность зажата в цепких пальцах. Все тело бойца напрягается, Салех рычит, мышцы бугрятся и с противным хрустом инвалид просто отрывает существу руку. Измененный отпрыгивает в сторону.

То, что убило бы человека на месте, лишь ошеломило монстра. Ноги того начинают мутировать быстрее, становясь чем то похожими на лапы кузнечика. Блестят когти. Тварь прыгает, целясь ими в лицо противника, но мелькнувшая трость лишает существо равновесия, и она падает на пол, прямо под ноги Салеха, который вбивает протез в раскрытую пасть. Сапог опускается на вторую руку. Но на этом бывший лейтенант не наваливается, и, присев, хватает тварь за ноги. Выпрямляется. И разрывает на ее на две части.

После чего тщательно и деловито превращает голову существа в кашу.

- Мистер Салех, я хочу поинтересоваться, вы уже закончили убивать этого монстра?

Рей огляделся. Он был залит кровью с ног на головы. В комнате пахло как на скотобойне, а под ботинком влажно чавкало содержимое головы существа.

- Да, определённо. А что ты хотел?

- Проблеваться от ужаса, прошу меня извить…

Салех аж засмотрелся. Он не умел так интеллигентно выворачивать желудок.

- Мистер Салех, вы не ранены?

Рей осмотрел себя. Кроме нескольких ушибов, ссадин и шишки на затылке повреждений не было. Он огляделся и сорвал плед с дивана, оттирая себя от телесных жидкостей убитого существа.

- Нет, но тебе придется купить мне новую одежду. У меня драку только сапог пережил без потерь. Не обманул интедант, надо ему при случае проставиться будет. А ты Ричард, кстати молодец. Мало кто может так хладнокровно выжидать и ударить. – похвалил нанимателя Рей.

Его, кстати, тоже изрядно потряхивало.

- Но я должен признать, я изрядно перепугался, – Гринривер поднял трость и осматривал ее на предмет повреждений.

- Ничего удивительного. Тварь была резвая. А еще крайне мерзкая. Бедный сэр Гримли-Вестор.

Ричард как-то странно посмотрел на своего компаньона.

- Кстати, что вы обнаружили за диваном?

Бродяга, обнаруженный за диваном, жалобно заскулил и заплакал, увидав Салеха. На Гинривера он внимания не обратил. Или, что вернее, просто не заметил стройного аристократа на фоне перемазанного кровью одного громилы.

- Может пристрелить его? От греха подальше? – предложил аристократ со скрытым в голосе опасением.

- Он мог напасть когда я разбирался с химерой, – задумчиво протянул инвалид. - Так что не думаю, что это еще один измененный. Мистер, вы же не планируете на нас нападать?

Связанный так активно закрутил головой, что едва не вырубился от головокружения.

- Так, точно, нож… - вспомнил Рей.

Оружие нашлось в куче мяса. Тесак инвалида пришел в полную негодность. Металл крошился в руках. Чертыхнувшись, бывший лейтенант отправился на кухню. Там он взял поварской нож, и тут его нос уловил запах мяса. В кастрюле обнаружились куски вареной говядины, которую, бывший лейтенант, воровато оглядевшись, принялся закидывать в рот.

Скрипнула половица. Салех поднял голову. Перед ним стояла женщина, лет сорока, в сером платье поварихи. В руках она сжимала плетеную корзинку с овощами.

Рей улыбнулся незнакомке. Та, не издав ни звука, рухнула в обморок. Пожав плечами, инвалид продолжил насыщаться.

- Мистер Салех, я теряюсь в догадках… - Гринривер прокомментировал явление компаньона с незнакомкой на плече.

- Да я просто проголодался и…

- Право слово, мистер Салех, я согласен оплатить вам обед в лучшем ресторане этого города, только умоляю, оставьте бедняжку в покое. На худой конец, сожрите лучше бродягу.

Рей на это только вздохнул и опустил женщину на диван.

После чего ножом разрезал веревки на бродяге. Тот что-то благодарно пропищал, попробовал подняться и рухнул без чувств.

- Да чтоб вас всех! – в сердцах выругался Ричард. — Мистер Салех, давайте звать полицию. Я в полной растерянности.

- Да без проблем, но иди ты зови, я сейчас не так чтобы хорошо выгляжу.

- Да, зрелище не для слабонервных. Сейчас. А ты пока сходи на кухню. Или пошарь по шкафам, надеюсь, у сэра Гримли-Вестора найдется, чем помянуть его душу.

Пока Рей довольно профессионально мародёрил, Ричард вышел на улицу и громко свистнул, привлекая внимание уличных мальчишек.

Самый бойкий тут же кинулся к нему. Ребенок был бос, носил драные штаны, такую же рубаху, на голове у него была широкая кепка.

- Чего желает добрый господин?

- Беги в здание полиций, и передай старшему следователю Вульфу, что в доме сэра Гримли-Вестора произошло убийство. Вот, за срочность.

Мальчишка в полном шоке уставился на серебряную монету, а потом исчез.

Ричард несколько раз озадаченно мигнул, огляделся и увидел вдалеке спину мальчишки. После чего озадаченно вздохнул и вернулся в дом.

Отряд полиции во главе со старшим следователем прибыл через двадцать минут. За это время молодые люди успели прикончить две бутылки найденного вина и нацеливались на третью.

Расположились они прямо в центре комнаты, накинув на кресла найденные тряпки.

В воздухе плыли клубы табачного дыма (у ученого нашлись в том числе и сигары)

- Господа, что здесь… Отрыжка бездны! – зашедший в комнату следователь побледнел оглядываясь. У него за спиной кого-то рвало.

- И вам доброго дня, господин Вульф. Если вы интересуетесь, где сэр Гримли, то хочу вас огорчить, кажется, вы стоите на его селезёнке. Точнее на селезенке той твари, в которую превратился несчастный.

И молодые люди начали подробно и в красках рассказывать произошедшее. От своего визита в дом, до того момента как пришла кухарка.

В это время в доме царила нездоровая суета. Полицейские отправили вестового за магом. Бессознательного бродягу вытащили в ванную комнату и поливали водой в ожидании, что тот очнется. Служанка пришла в сознание. Но ничего сказать по делу не смогла. Пришел местный доктор. Он внимательно осмотрел «героев», долго ругался за грязные ботинки, отжал себе бутылку спиртного, сунул бродяге бутылку нашатыря под нос и с ворчанием удалился.

Бродяга рассказал следующее: не далее как сегодня утром к нему подошел хорошо одетый господин, внешность которого он не запомнил, и угостил его бутылочной отличного шнапса. Следующее что он помнит – как очнулся в комнате. Сивухой от бродяги разило крепко, что, в целом, объясняло, почему его похититель, видимо, останется неузнанным. Бродягу задержали до выяснения всех деталей.

Явился маг – представительный мужик лет сорока. Одет он был щегольски, в темно-синий костюм в крупную клетку. Пуговицы на костюме были серебряными. Значок гильдии на лацкане пиджака демонстрировал принадлежность мага к гильдии некромантов. Завершала образ аккуратная бородка клинышком и пенсне на прямом носу.

Маг долго и со вкусом ругался. Потом раскрыл саквояж и стал доставать из него какие-то приборы. Ему был вручен костыль из белого металла, который маг не стал строгать руками, а с помощью специальных щипцов перехватил и положил в массивную шкатулку.

- Молодые люди, у меня всего один вопрос, что случилось с инферналом? – голос мага соответствовал внешности. Приятный баритон.

- Мистер Салех его заборол. Я уговаривал его использовать пистолет, или на худой конец, нож, но тот уперся и использовал только свои руки. Он утверждал что оружие – это не спортивно! – голос Ричарда был излишне вкрадчивым.

- Прошу простить моего нанимателя, он уже изрядно набрался, – влез в разговор бывший лейтенант, – но я действительно уничтожил инфернала.

- Как? У вас был с собой какой-то артефакт? Что-то связанное с силой притяжения и инерцией? Если судить по повреждениям?

- Сэр…

- Фристос. Сэр Фристос, – представился маг.

- Сэр Фристос, что вас смущает? – Рей зевнул, не прикрывая рот. Маг слегка вздрогнул.

- Судя по показаниям моих приборов перед нами останки инфернала, и, по косвенным признакам, это был «погонщик», разумная и опасная тварь, неуязвимая для обычного оружия. Она могла перебить полгорода. Вы утверждаете, что убили ее… голыми руками?

- Мы застали ее в начале трансформации. Я случайно извлек один из штырей, видимо, это ослабило одержимого. А дальше дело техники. Я служил в пехоте, в штурмовых частях. Мне доводилось убивать… всякое, – Салех покрутил ладонью в воздухе, демонстрируя указанное «всякое». - У таких вот… не тощих тварей тело слабое на «разрыв». Главное, ограничить подвижность. А дальше дело техники. Боли они, конечно, не чувствуют, но без руки или ноги сражаться трудно кому угодно. Хоть демону хоть нежити, хоть человеку.

Гринривер озадаченно покосился на приятеля. Тот невозмутимо отхлебнул вино из бутылки.

- Какая жуткая история. Молодые люди, вы понимаете, что у Центрального Управления к вам будут вопросы? Нам все предстоит проверить, – старший дознаватель вошел в комнату. И скривился при виде обстановки.

- Да, безусловно. Нас в чем-то подозревают? – вкрадчиво поинтересовался Ричард.

- Безусловно! Вы же представляете, как это выглядит? Залитая кровью гостиная, размазанный по полу инфернал, какой-то бродяга в отключке и бессознательная кухарка. Преступление первого класса! Да тут такого отродясь не случалось! Четыре горда назад пара студентов придушила куртизанку, и год назад один пьянчуга свою жену придушил. Нам вся эта демонятина тут не нужна, слышите молодые люди?

Молодые люди не нашли что ответить.

- Кстати, просветите, каким образом вы вообще оказались у сэра Гримли-Вестора? Как меня просветил мистер Вульф вы прибыли в город только вчера?- продолжил допытываться маг.

- Мы искали репетитора. У нас новая программа в университете. Не далее как два часа мы получили рекомендации от господина Вульфа. Сразу направились сюда. Вы реально думаете, что мы решили убить ученого по наводке господина старшего инспектора? – поинтересовался Гринривер. В голосе его был лед.

- Это действительно так? Мистер Вульф? – маг был в крайнем смятении.

Но ответить полицейский не успел

- И да, раз уж вы тут, может быть, вы сможете дать нам частные уроки по дисциплинам из этого списка? – Гринривер был слегка пьян и абсолютно невозмутим. – Я готов платить полновесным золотом за ваше время.

В руки мага перекочевала бумажка.

Мистер Фристос удивлённо вскинул брови. Удивление сменилось каким-то брезгливым выражением лица, словно ему подсунули мочу вместо кофе, но следующая фраза Ричарда замкнула магу уста.

- Я вижу, вы человек занятой, но думаю, пять серебряных за час занятий будет достойной платой? Так же буду рад рекомендациям к нужным нам специалистам.

- Я могу дать вам уроки по рунистике и графологии, возможно, сумею прочитать лекции по огматике, хотя ума не проложу, зачем вам это, вы ведь не маги… И да, при необходимости я могу научить вас языку империи Яль, только…

- Я думаю, мы сейчас пройдем в банк и я оплачу вам полный курс лекций. Предположим, на полгода вперед. Что вы хотели добавить?

Добавить маг хотел много чего. Например, что рунистика нужна волшебникам примерно так же, как линейной пехоте – навыки хорового пения. Графология изучается только механиками и помогает рассчитывать сложные механизмы, огматика касается призыва огненной стихии и является сугубо магическим предметом, изучать который могут только одаренные с навыками видения тонкого мира, а язык империи Яль – мертвый язык на котором написаны фундаментальные труды одной старой школы некромантии с историей, насчитывающей пару тысяч лет. И кроме этих трудов от империи Яль не сохранилось вообще ничего.

Мистер Фристос обладал академическими знаниями и перед тем как пойти в некроманты был инженером, а так же происходил из довольно старого рода, где богатая эрудиция была результатом традиционного домашнего образования.

А еще у мага была молодая жена и большая нужда в деньгах. Так что если молодой аристократ платит золотом, то кто такой мистер Фристос, чтобы ему мешать? В конце концов, это просто некультурно!

Все эти мысли буквально за мгновение промелькнули в покатой голове приквартированного к полиции некроманта.

- Я хотел добавить, что нам придется снять помещение на отшибе, некоторые практики огматики могут быть не безопасны.

- Ни разу не проблема. – подытожил Гринривер. – Мистер Вульф, вы до сих пор подозреваете нас в данном преступлении? Мистер Фристос, скажите, сколько времени необходимо на подготовку и совершение такого преступления?

- Сутки минимум, к тому же кто-то должен был оглушить того бродягу, – рассеянно высказался маг. Он был занят подсчетом возможного заработка.

- Мистер Вульф, вы всерьез уверены, что мы могли убить бедного ученого, запихнув в него демона, с учетом того, что даже о его существовании узнали буквально пару часов назад? – процедил Ричард. Салех прикидывался предметом мебели и торопливо приканчивал вино.

- А кого же мне тогда подозревать? – растерянно ответил инспектор.

Гринривер на это лишь презрительно хмыкнул, и пошел в сторону выхода, обойдя Вульфа по широкой дуге.

Рей поднялся следом и проследовал за приятелем. Последним из комнаты вышел маг, виновато улыбнувшись инспектору.

В первую очередь небольшая компания отправилась в банк. Там вид покрытого кровью Салеха произвел такое неизгладимое впечатление, что Гринриверу пришлось добрых десять минут объяснять икающему операционисту, что они не собираются никого грабить, а деньги выдавать нужно по чековому билету. Кассир все же попытался отдать им пяток лишних золотых, так. На всякий случай. Графеныш сопротивлялся.

После визита к нотариусу, который должен был заверить договор с магом, а вместо этого все выпрашивал, кто желает оформить на молодых людей наследство, Ричард вспылил. Распрощался с магом и приказал отправляться на помывку.

Банщик проводил друзей в помывочную, а потом просто-напросто сбежал. Как и все, кто был в этот момент в банях. Вместо банщика через полчаса в парилку постучался отряд городовых. Они узнали новоявленных стажеров и после чего были отправлены, в свою очередь, ловить банщиков. Одежда сама себя постирать не могла.

Когда канитель немного улеглась, а в банщик принес пару запотевших кружек светлого нефильтрованного пива, Салех глубокомысленно выдал:

- Точно! У нас же есть жетоны полиции! Мы же могли их показать и сказать, что идем после задания.

- И где же ты с ними раньше был? – взвился Гринривер, которого не упокоило даже холодное пиво.

- Да я думал, ты про них в курсе. Так развлекаться вполне в твоем духе, – аристократ только проскрежетал зубами. И дернул себя за волосы.

Часом позже.

- Сударь, как стричь будем?

Салех посмотрел на себя в зеркало. На бледного цирюльника. Снова на себя. И тяжело вздохнул.

После захода солнца…

Рей уснул, оглашая комнату богатырским храпом, Ричард сел за письменный стол и раскрыл папку с чистыми листами.

Письмо Ричарда Джереми Гриринривера, сквайра отцу, графу Майклу Уильяму Гринриверу.

(Черновик)


Отец, ты должен забрать меня отсюда, в таких темпах я не протяну и трех дней. Я словно вижу кошмарный сон и не могу проснуться!

Отец, как и было обещано, пишу тебе в случае важных событий. Не думал, что такие события наступят буквально на следующий день после моего прибытия, но обстоятельства сложились самым необычным образом. Я близок к смерти и прощаюсь, похоже, это мое последнее письмо. Моя предстмертная воля...

Утро, едва не ставшее для меня последним, началось интересно. Этот больной выбросил меня из окна. Мистер Салех решительно и беспощадно сделал попытку меня убить погнал меня на тренировку. Столько боли я не испытывал за всю свою жизнь до этого! Было сложно, я кажется, по пьяни, призвал демона сразу чувствуется суровая школа садиста – вивисектора офицерской подготовки. Потом меня избивали на потеху толпы как конокрада Урок рукопашного боя произвел на меня неизгладимое впечатление! Есть подозрение что меня бессознательного снасильничали, но я боюсь уточнять. С такой подготовкой я быстро тронусь умом и стану вторым Эшли – Потрошителем дам фору не только Квентину, но и Расмусу с его офицерской подготовкой. Узнав что мне пришлось пережить они бы отправили мистеру Салеху букет цветов и назначили пожизненную пенсию. Траты на эликсиры оказались весьма умеренными. Найду автора эликсира и залью ему жидкое олово в глотку!

Завтрак прошел в теплой и дружеской атмосфере. Мы даже никого не избили! Мне приглянулась одна девушка с курса. Ею зовут Кристин Стюарт, узнай, богата ли ее семья, если да, то мне следует начинать опасаться наемных убийц, я был неотразим думаю поволочиться за ней.

Но на самом деле то, что я описал выше, не имеет особого значения. Я просто боюсь пойти спать, я не уверен что переживу следующее утро. Важные события начинаются с обеда. Мы с мистером Салехом обнаружили незначительные изменения в учебном плане. Чтобы с гордостью носить фамилию Гринривер, я решил нанять лучших преподавателей по незнакомым мне предметам. Себе и компаньону, тупой громила, я надеюсь он будет страдать от сложной учебы раз уж он отвечает за мою репутацию. Вокруг меня должны быть только лучшие! Это было унизительно! Отец, почему твои аналитики не дали мне информацию, я едва не опозорился! Так же нам дали предписание: познакомиться с куратором в отделении полиции.

Мы решили сделать два дела сразу. В полиции нас приветливо встретил местный инспектор Редкостный тюфяк и пьяница. Крайне положительный господин, неторопливый и расслабленный, как и весь этот город. Он дал нам рекомендации и мы отправились, как нам тогда казалось, к нашему будущему репетитору. Как же сильно мы ошибались!

В доме мы застали жуткую картину, это был пиздец ученый, к которому мы направлялись, он был прибит к полу штырями. Кусок металла торчал у него из глотки, ошметки мозга валялись вокруг. Бедняга скончался в жутких мучениях.

Мистер Салех проявил редкую выдержку. Он облизнулся, отец, я тебе клянусь, он облизнулся. И начал осматривать тело. Было похоже, что ученого принесли в жертву в каком-то жутком ритуале.

Как выяснилось позже, то был ритуал призыва демона. И мы застали его конец. Тело ученого стало вместилищем скверны, и перед нами предстал низменный. Мистер Салех исполнил свои непосредственные обязанности. Это будет преследовать меня в кошмарах, он порвал бедного демона на куски голыми руками, как кусок колбасы. Вступил с монстром в схватку. Это была ебанная скотобойня, запах дерьма и крови, кровь на полу и стенах. И одолел его! А после этого как ни в чем не бывало пошел на кухню жрать мясо! Даже не смыв кровь твари! Благодаря его силе и ловкости я могу писать тебе это письмо. Отец, мне теперь ничего не страшно, только мой телохранитель. В очередной раз благодарю тебя за ценные советы.

Полиция хотела натянуть нас на кукан но я порвал им жопы высоко оценила нашу помощь в произошедшей истории и благодаря этому мне удалось найти лучшего преподавателя в этом городе!

Я изрядно поиздержался за эти дни, но я думаю, ты легко можешь отследить мои расходы и видишь, что в основном финансы были потрачены только на то, что должно быть профинансировано по высшему разряду: учеба и безопасность. Это уже спасло мне жизнь.

Отец, вышли бочку смолки.

С выражением искренней признательности,

искренне твой Ричард.

Гринривер погасил газовую лампу и тихонько вышел из комнаты. Путь его лежал к коменданту, карман оттягивало золото.

Где-то в городе. Примерно в то же время.

- Откуда эти кретины вообще взялись? – зычный баритон с властными нотками и плохо скрываем бешенством0

- Ученики академии. Библиотекарь устроил ежегодный розыгрыш… - второй голос был поглуше, терпеливый тон, но без подобострастия.

- Что за розыгрыш?

- Недавно узнал, библиотекарь объявляет первым пришедшим к нему студентам изменение программы, и смотрит, что те будут делать. Юный Гриривер решил найти преподавателя.

- А как они оказались в полиции? Мне доложили, что у них были жетоны.

- Дисциплинарное взыскание. За сутки до этого они устроили драку в кампусе и кому-то прострелили колено. В качестве наказания…

- Да плевать, измененный, каким образом они его умудрились прикончить? Ты же уверял меня, что с ним может справиться только обученный демонолог или отряд жрецов.

- По официальным данным…

- Я читал отчеты, что за бред? Если верить бумагам они порвали твоего высшего как тряпку!

- Но с ним был этот Салех…

- Монстролог? Демоноборец? Может он сам измененный? А что, судя по повадкам – похож.

- Нет, исключено, мы проследили его биографию. Штурмовая пехота.

- И что говорят твои умники?

- Мы не учли тот факт, что они учатся во ВУНВОВ. Данных по атрибутам у нас еще нет.

- Волшебник с демоническим аспектом? Ты представляешь, что это значит?

- Еще мы рассматриваем варианты с гравитацией и неуязвимостью…

- Возьми под контроль. Под полный контроль, ты понял? Операцию по внедрению мы готовили полгода, сейчас придется действовать по резервному плану. И чтоб на этот раз без накладок!

- Это был форс-мажор!

- Только поэтому ты еще жив. Иди!


К главе готов иллюстрация. Было принято решение - делать их в виде старых фотографий.

Три сапога - пара. Глава 7 Книги, Глава, Творчество, Забавное, Юмор, Позитив, Длиннопост, Текст, Мат
Показать полностью 1
32

Три сапога - пара. Глава 6

В следующей главе - иллюстрация!


Предаваясь мечтам об ожерелье из острых зубов компаньона, молодой человек отправился в душ. Стекающая вода жгла многочисленные ссадины и красилась в розовый цвет.

Алхимический эликсир не был панацеей, и запакованный в костюм Ричард держался довольно скованно. Более того, он безжалостно отнял у бывшего лейтенанта трость. Впрочем, тот и не подумал расстраиваться и использовал в качестве оной слегка обструганную палку, которой утром колотил графского сына. Глядя на это, Гринривер только тяжело воздохнул и мысленно записал еще один бал на счет инвалида.

В столовой вокруг приятелей образовалась зона отчуждения. В полной тишине Ричард прошел на раздачу, выложил на стол несколько серебряных монет и через какое-то время один из поваров принес поднос, заваленный всяческими яствами. Яйца пашот, грибное суфле, тосты, сливочное масло, джем, чай. И еще куча всего. Проблема возникла там, где ее ни кто не ждал. У Ричарда тряслись руки. Так сильно, что молодой аристократ вынужден был отложить вилку.

- Мистер Салех, кажется, пришло время вам начинать решать проблему, – молодой аристократ снова был вежлив и собран.

- И как ты себе это представляешь? Предлагаешь кормить тебя с ложечки? – Бывший лейтенант таких проблем не испытывал и с пугающей скоростью опустошал поднос.

- Я прошу вас сохранить мою репутацию, а не уничтожить ее окончательно.

- Могу устроить дебош, и мы вынужденно покинем столовую… – инвалида ситуация откровенно забавляла.

- Боюсь, это не лучший выбор. Указать место завравшемуся плебею – это одно. Искать скандала без повода – другое.

- Могу сходить на раздачу, пусть принесут пару коньячных бокалов с рассолом. Это даст логичное объяснение происходящему, – Рей продолжал накидывать варианты.

- Нет, увы, это демонстрирует слабость. Другое дело — если бы мы пили до этого с кем-то из этих людей.

- Ричард, половина университета видела утреннюю тренировку. А кто не видел, тем рассказали. Разве истинный аристократ не может наплевать на мнение толпы? Тот факт, что ты можешь ходить иначе как работой некромантов не назовешь.

Гринривер, всё это время внимательно оглядывающий набивающихся в зал студентов, чему-то довольно усмехнулся.

- Уже лучше, мистер Салех. Но еще рано, эти люди не знают меня, им только предстоит понять насколько я несоизмеримо выше каждого из них. Тогда я смогу демонстративно пренебречь общественным мнением. Но не сейчас. Сейчас я, кажется, нашел выход, – и графеныш кивнул куда-то за спину бывшего лейтенанта.

Тот обернулся. Каре золотистых волос, россыпь веснушек, вздернутый носик. На девушке был жакет и длинная юбка.

Студентка сидела с прямой спиной, уставившись в тарелку. Сразу было понятно, девушка старательно делает вид, что занята едой и в своих мыслях.

- Пригласите леди за наш стол. Буду требовать с нее виру.

- Что, прям на обеденном столе? Ричард, это несомненно отвлечет людей от твоих трясущихся рук.

- Мистер Салех, ваш пошлый юморок тут крайне не уместен. Впредь попрошу воздержаться от подобного рода замечаний. И пожалуйста, будьте вежливы с дамой. Вам знакомо это слово? – голосом Гринривера можно было охлаждать пиво.

- Да, без проблем. Мистер Гринривер, Сэр, как прикажете сервировать указанную даму? Подать к ней белый соус? Или нафаршировать артишоками? Вы планируете поглощать ее вместе с одеждой?

Графский сын тихо зарычал. Рей довольно оскалился и поднялся из-за стола.

- Леди?

Девушка подняла испуганный взгляд на широко улыбающегося Салеха.

- Д-да?

- Сэр Ричард Гринривер смиренно просит вас разделить с ним утреннюю трапезу. В ходе нее он планирует обсудить с вами вопрос, известный только вам двоим.

- Кристин, у тебя уже есть какие-то дела с сыном графа? – заинтригованный шепот с соседнего столика был слышан, кажется, во всех уголках столовой.

- Я не…

- В частности, будет обсуждена плата за ту услугу, которую Сэр Ричард оказал вам не далее чем сутки назад.

Теперь девушка покраснела.

- Но…

- Я вынужден настаивать на данном приглашении, – улыбка бывшего лейтенанта стала зловещей.

- Х-хорошо, но только разговор!

На эту фразу Рей лишь пожал плечами.

Девушка поднялась из-за стола и в сопровождении бывшего лейтенанта, словно под конвоем, проследовала к столу, за которым сидел Ричар. По залу пронеслись шепотки.

- Мистер Салех, я буду признателен, если вы проследите за тем, чтобы нас ни кто не потревожил.

Бывший лейтенант сделал три шага в сторону и уселся на край стола, всем своим видом выражая готовность с кем-то пообщаться. Желающих, по понятным причинам, не оказалось.

- Леди, мы не представлены. Приношу свои извинения за столь неоднозначные обстоятельства нашего знакомства, – Гринривер и не думал понижать голос. Шепотки в зале смолкли. – Но я бы хотел исправить данное недоразумение. Мое имя вам уже известно.

- Кристина Стюарт, – девушка не знала куда деть руки и потому мяла салфетку.

- Признаться, не ожидал, что в столь тенистом месте как академия можно встретить столь прекрасный цветок. Крайне рад знакомству, мисс Стюарт, – Ричард мягко улыбнулся.

- Увы, не могу сказать того же, – девушка стрельнула глазами.

- От чего же? Я вам неприятен? – деланно удивился Гринривер.

- Сэр Гринривер, вы грубы, надменны и жестоки. Врач сказал, что бедный Ю-Вонг больше никогда не сможет нормально ходить.

- Леди, я чувствую себя оскорбленным! Мистер Ю-Вонг хотел напасть на меня. На потомственного аристократа. При свидетелях, проиграв в словесном поединке. Я был в праве убить мистера Ю-Вонга но не стал этого делать, заметьте, по одной лишь вашей просьбе. Мистер Салех, пожалуйста, подойдите!

Рей, с трудом сохраняя бесстрастное выражение лица, подошел к нанимателю.

- Мисс Стюарт, скажите, вас пугает мой компаньон?

Рей попытался сделать дружелюбное выражение лица. Девушка побледнела.

- Да… - едва прошептала она

- Не слышу!

- Да! – почти выкрикнула девушка.

- Признаюсь вам честно, меня тоже. Представляете, этот милый малый заставил цирюльника полчаса махать ножницами над его лысиной, имитируя стрижку. Тот аж поседел от ужаса. Руки так и тряслись. Я думал, бедняка оттяпает мистеру Салеху ухо, и тогда произойдет нечто жуткое. Тогда мистер Салех схватит несчастного и сдавит за шею так, что та хрустнет и безвольное тело забьется в конвульсиях, истекая желудочными соками, – и Ричард весело рассмеялся. Девушка побледнела. – Рей, будьте добры, вспомните, что вы сказали мне, после того как я исполнил просьбу мисс Стюарт? И пожалуйста, не стесняйтесь, леди явно не из робкого десятка.

- Я сказал, что за подобную просьбу эту кобылку, просите грубый солдатский юмор, мисс Стюарт, эту кобылку следовало бы взнуздать.

- Как взнуздать, мистер Салех? – произнося все это Ричард не отрывал взгляд от девушки которая то краснела, то бледнела. И, кажется, была близка к обмороку.

- Хорошенько перед этим выпоров. Кнутом.

- Спасибо, мистер Салех, я вас позову, когда вы мне понадобитесь.

Бывший лейтенант отошел на свой «пост».

- Вы видите тут плетку, мисс Стюарт?

- Что?

- Плетку. Которой вас надо пороть.

- Ннет…

- А знаете, почему вы ее не видите?

- Нннеет…

Девушка была готова разрыдаться.

- Потому что я добр, мисс Стюарт, добр и милосерден. И благородство мне не чуждо. Я знаю общество, ведь это люди подобные мне пишут для него законы. Вы опрометчиво согласились сходить со мной на свидание. Это не уничтожит вашу репутацию, но скомпрометирует ее настолько, что любой мужчина в вашем окружении неизменно будет сравниваться со мной. Безусловно, проигрывая. Вы этого не поняли, но понял я. Вы не сделали мне зла, леди, а лишь заступились за попираемого моими ботинками. Глупо, но благородно. Потому я прощаю вас. Прощаю ваши слова, прощаю ваш гнев и страх. Вы ведь считаете меня чудовищем?

Девушка подняла глаза и тут же их опустила, не издав ни звука.

- Считаете, – кивнул Ричард своим словам. – Хорошо, сыграем в эту игру. Я монстр, чудовище. А вы будете тем, кто кормит ужасного Гринривера с рук.

- Что?

- Вы все слышали. Покормите меня. Вот вилка, вот нож, вот ложка. Начните, пожалуй, с яйца Бенедикт, после перейдем к этим чудесным колбаскам, закончим оладьями с джемом. Нальете мне чаю, и напоите меня им. После чего ваши обязательства передо мной полностью погашены.

Девушка пребывала в ступоре.

- Ну же, смелее! Неужели жизнь мистера Ю-Вонга не стоит даже столь бессмысленного и милого действия? Заплетите косичку мантикоре, мисс Стюарт! Потом можете распускать про меня любые слухи. Что сэр Ричард Гринривер ослабел настолько, что вымолил у вас помочь ему, что я так сражен вашей красотой что вы одной улыбкой смягчили мой буйный нрав, что я пытался на вас жениться но все чего я добился – невинный жест материнской любви. Ну же!

Девушка взяла со стола нож и вилку. Что-то блеснуло. Нож, разрезающий яйцо, оставил глубокую борозду на фарфоровой тарелке. Вилка, проткнувшая яйцо, кусок тоска и кусок помидора оставила четыре глубоких отверстия в блестящей поверхности. Графский сын не моргнул и глазом. В полной тишине раздавался скрежет разрушаемой посуды.

В конце Ричард указал взглядом на салфетку, и девушка промокнула испачканные в желтке губы.

- Вы свободны, мисс Стюарт. Между нами больше нет долгов.

Девушка резко поднялась, взметнув платье, направилась на выход из столовой.

- Кристин!

Оклик Ричарда заставил девушку испуганно замереть на месте.

- В следующий раз жизни других людей не обойдутся вам столь же дешево. Идите.

Из столовой приятели выходили в полной, оглушительной тишине.

- В такие моменты, мистер Салех, я готов простить вам ваш подход к физическим упражнениям, – Гринривер был сыт и просто лучился довольством.

- Не торопись, Ричард, в этот раз мы не зашли дальше разминки, – Салех тоже был весел.

- Приму ваш совет к сведению. Тогда вынужден сообщить вам, что буду искать способ поквитаться с вами за сегодняшнее, а также за завтрашнее и любую другую подобную тренировку в любой другой день. Сейчас в планах у меня стоит вас отравить.

- Боюсь, это не так просто. Солдатская походная пайка и неумеренное потребление алхимических эликсиров сделали для меня весьма широкими понятие «еда» а так же сильно сократили понятие «отрава».

- Звучит как вызов.

- А это он и есть. Лучше расскажи мне, благородный сэр, в чем был смысл произошедшего? Зачем было глумиться над бедной девочкой? Или ты ешь чужой страх на завтрак?

- Нет, девушка приманка, а на завтрак я ем вот их, – и Ричард кивнул в сторону вышедших на аллею молодых людей. Те были облачены в недорогие костюмы, на лицах незнакомцев было выражение собранной решимости.

- Господа, чем могу быть полезен? – обратился графеныш к преградившим дорогу студентам.

- Мы требуем… - реплику парня по центру, в руках которого была небольшая книжка грубо прервал Салех. Бывший лейтенант преградил дорогу нанимателю, повернувшись спиной к молодым людям. Те изрядно растерялись.

- Слушай, твое высокоблагородие. Я понимаю твой хитрый план, сейчас мы выбьем все дерьмо из студиозов, а ты потом предъявишь несчастной мисс Стюарт еще один счет. Ведь это ее друзья, или, не дай бог, воздыхатели. В следующий раз она постирает тебе одежду, почистит обувь или приготовит ужин. Обиженные попробуют тебя шлепнуть, и вот уже на мисс Стюарт стоит тавро! – не на шутку разошелся бывший лейтенант.

- Даже если на мгновение предположить, что вы правы, мистер Салех, думаете, ваши слова что-то поменяют? Эти молодчики уже здесь и уже решительно настроены. Господа, вы же решительно настроены?

Господа растерянно молчали.

- И я напоминаю вам условия контракта, вы обязаны содействовать мне в любом начинании. – графский сын оперся на трость и подался корпусом вперед.

- И в чем же твое начинание, Ричард? Завоевать девушку? Или за сутки получить репутацию самого мразотного аристократа во всей округе? Так я тебя обрадую, уже ни кто тебя превзойти не может. Держу пари, ты просто не умеешь ухаживать. Тебя настолько пугает мысль быть отвергнутым, что тебе проще сломать человеку репутацию и жизнь, чем оставить шанс на проигрыш!

- Для того чтобы говорить мне подобное, мистер Салех, вам надо сыграть со мной в рулетку с шестью патронами. Можем начать прямо сейчас. – хищно улыбнулся Гринривер.

Рей не повел глазом.

- В соревновании на самую дурную башку я, несомненно, проиграю. Ставить жизнь на кон ради развлечения это не смелость, это болезнь.

- Мистер Салех, вы меня разочаровали! Но я принимаю ваше пари. Если я выиграю, мы сыграем в рулетку! Но хорошо, с одним настоящим патроном. Хочу узнать, крепки ли вы духом.

Взъярённый Салех вытащил револьвер, не глядя, крутанул барабан, приставил к виску и нажал на спуск. Всё то время он внимательно смотрел на графеныша, который удивленно вскинул брови.

- Вопрос насчет моей смелости снят, Ричард? Следующий ответ тебе может не понравиться.

- А сколько там патронов осталось?

- Два.

- Хорошо, мистер Салех, признаю, мои претензии были необоснованными и оскорбительны, приношу свои извинения. Надеюсь, вы меня прощаете?

- Я в раздумьях.

- Как насчет компенсации? Я вам сниму лучший бордель в этом городе. Весь. На трое суток.

- Хорошо, думаю, это сгладит возникшее противоречие, – теперь бывший лейтенант улыбнулся предвкушающе…

- Тогда остается вопрос, насчет чего мы спорим?

- Твои варианты?

- Проигравший в течение месяца будет носить одежду канареечного цвета. С обязательными перьями.

- Идет, у тебя три месяца на то, чтобы завоевать мисс Стюарт. Запрещается использовать свое положение и связи для принуждения девушки. А так же шантаж, угрозы, алхимические зелья и услуги магов.

- Идет. Это будет проще, чем вы думаете, мистер Салех. Канареечный вам придется к лицу, – в глазах молодого аристократа сверкнуло плохо сдерживаемое пламя азарта.

Рей крутанулся на костыле и уставился на молодых людей, что всем своим видом выражали смесь озадаченности и ужаса.

- Господа, вы слышали? Сэр Ричрд Гринривер никоим образом не собирается угрожать мисс Стюарт. Более того, он сейчас дал обещание в своих ухаживаниях не переходить определенных рамок. У вас остались какие-то вопросы к моему нанимателю?

- Н-нет, никаких вопросов, мы удовлетворены… - и молодые люди поторопись удалиться, не прощаясь и едва не срываясь на бег.

- Мистер Салех! Они же расскажут мисс Страт о споре и я его проиграю! – неожиданно громко прокричал Ричард, корча рожи. – Мистер Салех, срочно догоните свидетелей и избавьтесь от них! - подмигнул графеныш в конце.

- Хорошо, босс! Эй, а ну стойте! – прокричал бывший лейтенант, впрочем, не сдвинувшись с места.

Раздался характерный звук, с которым три человека в ботинках резко срываются на бег.

Приятели расхохотались. После чего продолжили прогулку.

- Признаться, я на самом деле не имел планов насчет мисс Стюарт, и всего лишь хотел устроить конфликт, – через какое-то время признался Ричард.

- А я придержал барабан пистолета. Я же не идиот, вышибать себе мозги на глазах каких-то кретинов?

- Тогда и дамы в борделе будут соломенные.

- Увы, не выйдет. Данная сценка была разыграна в рамках сохранения репутации. Так что награда должна быть реальной, – с притворным сожалением вздохнул инвалид.

- Вычту из зарплаты.

- Разоришься на эликсирах.

Аллея вела приятелей в сторону учебного корпуса.

Полчаса спустя.

- Мистер Салех, что у вас с лицом? – Ричард участливо посмотрел на бывшего лейтенанта. Тот в прострации смотрел на лист бумаги, что держал в руках.

Молчание было ответом, и Гринривер выхватил у Салеха лист бумаги. Тот не сопротивлялся.

- Рунистика, графология, небесная механика, химия, натурофилософия, химеристика, пыточное дело, огматика, язык империи Яль…

Теперь завис графский сын.

- Мистер Салех, вы что, не знаете языка империи Яль? – наконец смог говорить он. – И наверняка у вас будут проблемы с химеристикой?

- Я из списка этого знаю разве что химию и пыточное дело. Остальные науки мне не знакомы. Это стандартный набор наук для высшего образования? – Рей озадаченно чесал лысину. Грубые ноги скребли по шелушащейся коже, и на плечо посыпалась перхоть.

- Признаюсь, я к вашему списку могу прибавить лишь небесную механику. Когда я изучал информацию по университету, все было не настолько запутанно. В списке была разве что натурофилософия. И достаточно стандартный набор предметов. Благородный сэр, не подскажете, с чего настолько кардинальное изменение программы университета?

Ричард обратился к мужчине за небольшим столом, который стоял в библиотеке. Библиотекарь демонстрировал всему миру блестящую залысину. На вытянутом лице были следы многочисленные оспины. А еще он обладал просто выдающихся размеров носом.

- Это новая, экспериментальная программа. Более того, согласно новому распоряжению ректора, не сдавшие экзамены в срок будут перешиты. – сказано все было спокойным, немного скучающим голосом.

На лице молодого аристократа промелькнул страх.

- Как такое возможно? Это же незаконно!

- Как вы могли слышать, из университета не отчисляют. Способности волшебников слишком ценны, чтобы этот ресурс пропадал впустую. Коронное имущество.

- Хорошо, тогда давайте нам учебные пособия.

- Да, сейчас принесу.

В течение следующих десяти минут молодые люди тихо приходили в полнейшее смятение. Библиотекарь выносил книги.

Учебники по рунистике были написаны на пергаменте и, кажется, слегка светились. Учебник по графологии был в толщину такой же, как и в длину, и напоминал куб. Небесная механика чужеродно смотрелась современным внешним видом и была покрыта толстенным слоем пыли. Учебник по химии выдавался в сундуке, ученики по натурофилософии были оббиты человеческой кожей, о чем говорило ухо на одной обложке и нос со сшитым ртом – на другой. Учебник по химеристике шевелился, и библиотекарь выдал по банке белесой жидкости с наказом поливать ей учебники каждый день, во избежание травм. Принюхавшись, Салех узнал маковую настойку. Трактат по пыточному делу представлял собой толстенный альбом, размером с половину посменного стола. Вместо учебника по огматике библиотекарь выдал кристаллы какого-то минерала, завернутые в несколько слоев асбестовой ткани. Последними библиотекарь вынес ворох свитков и разделил их на две кучки. Свиткам было лет пятьсот, они были покрыты каким-то непонятными символами, при попытке вчитаться в которые начинала болеть голова.

- Это все? – на всякий случай уточнил Ричард, с плохо скрываемым недоумением глядящий на две стопки книг.

- А вы ждали еще чего то? – ответили все тем же скучающим голосом.

- Да, ну мало ли, выводок пикси, драконье яйцо, покрытое узорами, фолиант по некромантии, карлик, покрытый татуировками? – язвительно предположил графеныш.

- У нас есть межбиблиотечный обмен. Желаете заказать?

- Как будь в другой раз. Мистер Салех, вам все это тащить.

- Да я уже понял. – подавленно произнес Рей. Он тоже пребывал под впечатлением от учебных пособий. - А у вас есть какая-нибудь тележка? – поинтеерсовался бывший лейтенант у библиотекаря.

Нашелся мешок.

В общежитие молодые люди возвращались в полном молчании.

В двери комнаты они нашли записку от проректора с приказом явиться сегодня в городское управление полиции для знакомства с куратором. Князь, видимо, решил не откладывать наказание. Или же просто решил убрать за предел университета двух скучающих балбесов, которые, со скуки, вполне могли кого-то и убить. На календаре была суббота, а первый учебный день приходился на понедельник.

После того как книги были свалены на кровать, Гринривер заговорил.

- Мистер Салех, без паники, мы наймем лучших репетиров в этом городе! Деньги не проблема! Боюсь, ваше посещение борделя откладывается, не думал, что вопрос учебы станет вопросом жизни и смерти…

- Я буду тебе крайне признателен. Да чтоб тебя! – обернувшийся Ричард увидел, как рей засунул палец в рот, а учебник по химеристике зловеще скалит разворот страницы.

- Предлагаю заняться вопросом прямо сейчас, и думаю, в вопросе преподавателей нам поможет полиция! Вперед, у нас сегодня много дел!

И молодые люди поспешно покинули комнату. Так и не разобрав вещи.

Тем временем в библиотеке состоялся крайне интересный разговор, который нам стоило бы послушать.

- Тревор, ну как студенты в этом году? Небось сходу раскусили? – в дверной проем заглянул мужчина преклонных лет. Широкое лицо, кустистые брови, напомаженные бакенбарды. Одет он был в длинный сюртук медового цвета.

- А, заходи, вашблагородье. Ты представляешь, нет! – библиотекарь поднялся из-за стола и крепко пожал руку вошедшему. – Ни тени сомнения. Я тебе больше скажу! Тот, что помладше, принял за чистую монету новость о том, что проваливших экзамены будут сшивать!

Мужчины расхохотались.

- Редкостные недоумки, – резюмировал Тревор. - Уложение по университету не читали, правил не знают, документы подписывают не читая. У меня есть пара замечательных документов. Один – признание в любви к статуе коня, за подписью мистера Рея Салеха. Второе – Признание в намерении кражи здания учебного корпуса университета с целью перепродажи, за подписью Сэра Ричарда Гринривера, сквайра.

- Хм, а мне князь отрекомендовал как исключительных молодых людей, хоть и несколько импульсивных.

- Ставлю серебрушку, что догадаются не раньше понедельника, – азартно предложил библиотекарь извлекая из недр стола пузатый чайник.

- Принимается! Думаю, это будет веселый год.

Тем временем Ричард с Реем, поймав извозчика, посетили полицейский участок. Секретарь в канцелярии управления долго не мог взять в толк, чего от него нужно молодым господам. А поняв – отправил их в кабинет к самому большому начальнику.

Самым большим начальником оказался похожий на колобка господин. Звали господина Аркуль Вульф, был он толст, румян, гладко выбрит, имел должность старшего инспектора и периодически начинал довольно хохотать.

В данный момент он с самым благожелательным видом разглядывал врученную ему Ричардом бутылку и слушал историю молодых людей, что привела их к нему на порог.

- Ах, господа, право слово! Мне так неловко, я был бы очень рад устроить вам достойное прохождение практики у себя в участке. Но боюсь, я не в силах предложить вам занятие, достойное вашего высокого статуса.

- А в чем причина, господин Вульф? Ответственная работа? – поинтересовался Ричард.

- Какой там, скука смертная! Римтаун полон людей короны, опекают будущее империи! Ограбления, убийства, похищения? Да о таком тут уже лет пять, как не слыхивали! Из происшествий разве что ваш брат, студиоз, перепьет и пойдет чудеса творить, направо да налево. Или, стыдно признаться, какими пустяками приходится заниматься! Почетный бюргер, мистер Морстон, перекушал-с бренди с местной винокурни, кстати, очень рекомендую. Так представляете, что он сделал? Завалился к своей соседке, мисс Принстли, и уснул у нее на коврике, в прихожей. Большой скандал был. Особенно бушевала миссис Морстон. Дама выдающихся достоинств, – на этой фразе инспектор сладко зажмурился. - Так что распоряжение светлейшего князя выполню с удовольствием, радостью и всяческим гостеприимством. Только вот, чем вас занять не представляю. Господа, порадуйте меня, вы ведь играете в бридж?

Через час приятели покинули гостеприимный полицейский участок. С инспектором они расстались если не лучшими друзьями, то добрыми приятелями. В руках Ричарда была записка с адресом. Со слов полицейского там проживал Сэр Гримли – Вестор. Чудаковатый барон с ученой степенью. Барон имел слабый магический дар, по слухам, учился в самой столице, и был постоянно стеснен в финансах. Кто мог в городе помочь с поиском нужных специалистов или стать репетитором по столь сложными предметами, так только он.

Нужный дом выходил углом на небольшую площадь с фонтаном. Аккуратная живая изгородь, проволочная арка, увитая плющом на входе. Ступеньки на крыльце пронзительно скрипели под весом Рея. На стук никто не отозвался. Раздраженный Ричард пнул ногой дверь и та распахнулась.

- Не нравится мне это… - задумчиво протянул бывший лейтенат и вытащил из кармана пистолет. После чего аккуратно провернул барабан и взвел курок.

- Мистер Салех, не слишком ли вы подозрительны? – усмехнулся Ричард. – Может Сэр Гримли тоже перепил местной самогонки и уснул на террасе? Слуг-то он не держит.

- Кровью пахнет. Человечьей! – ноздри Рея раздулись и зашевелились. Губы подрагивали, обнажая острые зубы.

- Может, стоит обратиться в полицию? – рассудительно заметил Гринривер.

- Мы и есть полиция. Жетоны мне вручили на выходе. Я и на тебя взял. – Салех расстегнул пуговицы на манжетах и закатал рукава.

- Это плохая идея... – с сомнением протянул графский сын.

- Для человека, который пару суток назад едва не вышиб себе мозги, ты слишком рассудителен, – Рей подпрыгнул, проверяя, нигде ли не мешает одежда. – В конце концов, это мы — самые опасные долбоебы в этом городе. И у нас есть ствол.

- Уступаю вашему долбоебизму, мистер Салех. Уговорили.

И молодые люди вошли в пахнущий кошками холл.

Острожный осмотр комнат привел их в гостиную.

- Да Ричард, ты был прав. Это была очень плохая идея.

Сэр Гримли – Вестор находился в гостиной. Он лежал на полу. Прибитый к доскам пола железнодорожными костылями.

Показать полностью
37

Три сапога - пара. Глава 5

Кабинет проректора находился на четвёртом этаже северного крыла центрального учебного корпуса. Хозяин кабинета, представительный мужчина с короткой бородкой и завитыми усами, встречает гостей достаточно приветливо. Дверь за спиной дворника захлопывается.

- Господа, присаживайтесь!

Ричард с Реем занимают пару стульев у вытянутого рабочего стола. Проректор достает из стола парку из плотного картона.

- Разрешите представиться, наследный князь Эмансоль Брин – Шустер. Я отвечаю за порядок на территории ВУНВОВ. Наш университет относится к коронным учебным заведениям, и потому обо всех серьезных нарушениях доклад идет на прямую… - фраза сопровождалась многозначительно поднятым к потолку указательным пальцем.

- Крайне рад знакомству. Сэр Ричард Гринривер, сквайр. Младший сын графа Гринривера. И мой компаньон – телохранитель, мистер Рей Салех, пехотный лейтенант в отставке, награжден стальной омелой.

Последней фразе Салех удивился. Он точно помнил, что ничего подобного своему нанимателю не рассказывал.

- На вас поступила жалоба от студентов второго курса. За «необоснованное нападение с применением огнестрельного оружия» и «оскорбительное и вызывающее поведение». Как-то можете прокомментировать данное происшествие? – проректор сложил руки замком перед собой и поднял брови, всем своим видом демонстрируя вежливую заинтересованность.

- Да, у меня возникла словесная перепалка со студентом по имени Ю-Вонг, в ходе которой тот предпринял попытку нападения. Попытка была превентивно предотвращена моим телохранителем.

- Как вы определили, что это была именно попытка нападения?

- Мистер Салех? – перевел стрелки Ричард.

- Студент Ю-Вонг выхватил чернильницу и перо. За час до этого я проходил замеры атрибута и профессор проводящий замер уверил меня что моя способность охлаждать бутылки позволит мне уничтожать армии. Опираясь на эти данные, я заподозрил в жесте Ю-Вонга смертельную угрозу моему нанимателю и открыл упреждающий огонь по конечностям.

- Складно, очень складно. Даже придраться не к чему. – с притворным сожалением вздохнул князь. – С правилами внутреннего распорядка, которые, в частности, регламентируют разрешение подобных конфликтов, вас должны будут ознакомить только через два дня, когда начнется учебный процесс. С точки зрения закона вы поступили абсолютно верно, хоть и излишне жестоко. Но все же, я вынужден буду наложить ряд дисциплинарных взысканий. Во всей империи за год выявляют не более сотни волшебников. Это примерно в пятьдесят раз меньше чем магов. И каждый волшебник является большой ценностью. Потому нам и пришлось отказаться от сословных различий. А все выпускники приравниваются к безземельному дворянству. Так же хочу отметить, что волшебники находятся вне юрисдикции судебной системы и все случаи нарушения законов со стороны волшебников рассматриваются специальной комиссией при личной канцелярии императора.

- И зачем вы нам все это рассказываете? – не выдержал Салех. Он давно потерял нить разговора и изначально не понимал его смысла.

Проректор и Ричард с одинаковым выражением вежливого терпения посмотрели на бывшего лейтенанта. Тот стушевался.

- Тут замешаны личные интересы самого… - снова палец указывает на потолок. – Потому дело обретает излишнюю деликатность. К тому же, мистер Салех прав в своем умощаключении, но он не знает всей картины целиком. В результате произошедшего студент Ю-Вонг сумел остановить кровотечение с помощью своего атрибута. Нарисовал повязку на ноге.

- А что он мог делать изначально? – поинтересовался Гринривер.

- Оставлять несмываемые надписи на любой поверхности в зоне видимости. В общем, по итогу произошедшего я решился на эксперимент. Господа, в рамках наказания за порчу коронного имущества вы обязаны в течение следующих трех месяцев в выходные дни стажироваться в местном отделении полиции. Так же мистер Салех моим указом назначается старостой группы и становится ответственным за учебную и физическую подготовку одногруппников. С самым широким спектром полномочий. Разумеется, вам будет назначенная дополнительная стипендия. Сэр Ричард, я официально запрещаю вам использовать условия контракта личного найма для получения тех или иных преференций от вашего нового старосты.

Осознав последнюю фразу, бывший лейтенант улыбнулся. Широко и радостно. Разошедшиеся губы обнажили ряд заострившихся зубов и покрытые мелкими язвами десны. Водянисто-голубые глаза приобрели мечтательный вид. При взгляде на радостного инвалида, Ричард заметно побледнел.

- И да, последнее, обратитесь на кухню, повара охотно пойдут на небольшое нарушение регламента и организуют вам питание с преподавательского стола. Так же можете организовать доставку пищи из городских ресторанов. Очень рекомендую оценить кухню «Черного лебедя».

- Сердечно благодарю, – смущенно улыбнувшись, поблагодарил графеныш.

- И при случае обязательно упомяните в письмах отцу мою искреннюю благодарность за те три бочки кальвадоса, качество напитка было высоко оценено самим! – бывшего лейтенанта начал раздражать этот многозначительный жест. Но он промолчал.

Когда за спинами приятелей закрылась дверь учебного корпуса, Ричард не выдержал.

- Мистер Салех, я очень надеюсь, что вы высоко цените мою лояльность! В конце концов, я вам плачу... – в голосе Гринривера звучала плохо скрываемая тревога.

- О, Ричард, не стоит беспокоиться. У нас совершенно однозначно определено что входит в такое понятие как «репутация», не переживайте, я не позволю кому-то усомниться в вашей чести! Даю вам слово офицера, вы будете лучшим на курсе! Чего бы мне это не стоило. Ваш отец будет гордиться вами. Его святейшество, что возложил эту тяжкую ношу на меня, будет гордиться вами. Сам! – многозначительный тычок пальцем в небо. – Будет гордиться вами!

- Прошу, успокойте меня, вы ведь не планируете использовать армейскую методику подготовки? – Рей мог поклясться, что в вопросе он слушал заискивающие нотки.

- Если я тебя правильно понял, то не переживай. Никакой армейщины! Только авторские методики подготовки штурмовых частей, – Ричард незаметно и очень тревожно вздохнул. – Ты ведь знаешь, почему штурмовые отряды не используют стрелковое оружие?

- Высокая насыщенность магическими артефактами? Особые сплавы брони? Каторжане в личном составе? Уникальные тактические схемы?

- О, нет, все гораздо проще. Штурмовой пехотинец — это шесть пудов злобного, высокоподвижного мяса. Знаешь, что представляет самую большую угрозу на поле боя для личного состава пехотных частей?

- Минные заграждения? Отряды химер прорыва? Бронеходные части? Нежить?

- Нет, личный состав пехотных частей.

- Вражеской?

- Нет, свой. Основные потери в штурмовых частях – не боевые. Современные магические технологии позволяют преодолеть простреливаемые зоны. И пережить пару заклинаний массового поражения. Вооружение частей позволяет пехотинцам пустить дракона на шашлык, измененных зверей на фарш, бронеходы на сувениры а нежить на анатомические пособия.

Гринивер разочарованно хмыкнул.

- Пехота, атакующая дракона? Пехота против бронеходных частей? Пехота против армии нежити? Мистер Салех, я был о вас лучшего мнения! Я понимаю, когда пьяный офицер кадрит кокетку, расписывая, что нет ничего страшнее его рода войск. Но вы мне это заливаете всерьез! Раньше вы не производили впечатления враля и солдафона!

- Да? – Салех удивился. Он был уверен, что изначально именно подобное впечатление и производил. – Ричард, а ты азартен?

- Мне запрещено приближаться к игорным домам ближе, чем на пятьдесят шагов. Данное распоряжение разослано по всем заведениям в империи. Как легальным, так и подпольным. Еще один человек, удостоенный подобной чести, носит императорскую фамилию! – голосом, лишенным эмоций, поведал графеныш. – Вы желаете предложить мне пари?

- Да, но совершенно не знаю, как можно что-то подобное провернуть. Я хотел предложить провести натурные испытания.

- Хм, в данный момент это действительно затруднительно. Но мы можем условиться заранее.- Проигравший вылизывает победителю ботинки? – вкрадчиво предложил инвалид.

- Мистер Салех, вы ведь понимаете, что в гипотетическом случае вашей победы я просто вынужден буду вас устранить? Без вариантов?

- Тогда предлагай что-то более… Аристократичное? – подобрал слово вояка.

- Да, безусловно. Как насчет полной смены пола?

Бывший лейтенант спотыкнулся и едва не влетел носом в брусчатку мостовой.

- И как вы себе это представляете?

- Ну, я познакомлю вас с одним магом жизни… - начал было Ричард.

- То есть полная смена пола приемлема для аристократа, а вылизать ботинки – нет?

- Всё именно так.

- Ничего не понимаю. Но все же, как насчет того, чтобы проехаться вокруг города голым, на корове, покрашенной в цвет государственного флага?

Теперь уже пришел черед Ричарда бороться с ошеломлением.

- Мистер Салех, вы все схватываете просто на лету. По рукам!

И компаньоны пожали друг другу руки.

- Ричард, открой секрет, когда ты успел посмотреть мое личное дело?

- Я подкупил человека за конторой.

- Ты все вопросы решаешь деньгами?

- Да.

Под неспешную беседу приятели вернулись в общежитие.

Остаток дня прошел без происшествий. Еду удалось достать через охранника на входе в общежитие. Мальчишка-вестовой добежал до цирюльни и обеспечил доставку вещей.

Под одобрительный гогот Рея, Ричард расставил склянки с трофейным усом и пучком волос на книжной полке. Остальные вещи Салех бережно разложил по полкам, слушая подсказки герцогского сына.

С заходом солнца бывший офицер моментально вырубился, а Ричард, под светом газового фонаря, сел составлять письмо отцу.

«Письмо Ричарда Джереми Гриринривера, сквайра, отцу герцогу Майклу Уильяму Гринриверу.

(Черновик)

Здравствуй отец! Как и обещал, пишу тебе по прибытию на территорию учебного кампуса.

Добрался я драконьей доставкой, в алкогольной коме с небольшим изменением маршрута и прибыл в город на восемь часов раньше.

Римтаун – тихий провинциальный город, не лишенный определенного очарования. Много старинной архитектуры. На улицах поддерживается порядок.

Процесс приема оказался на удивление простым и носил скорее явочный порядок. Мне даже не пришлось прибегать к рекомендательным письмам.

Мне сразу удалось влиться в местный коллектив и завести дружеские отношения со многими студиозами старших курсов занять положение, соответствующее моему высокому статусу. За это я должен поблагодарить тебя, так как это мне удалось, во многом, благодаря твоему ценному совету. Следуя ему, я нашел себе компаньона.

За время нашего короткого знакомства он зарекомендовал себя отчаянным головорезом крайне оборотистым малым. Именно благодаря ему мне удалось сократить время маршрута, пусть и сделал это он как смертник, я едва выжил немного снизив комфорт поездки.

Так же ему удалось одним своим видом до смерти напугать всех встреченных торговцев и государственных служащих получить солидную скидку во всех посещенных нами лавках и казённых предприятиях.

Что удивительно, указанный молодчик не является отставным приказчиком или чьим-то поверенным, а всего лишь несколько дней назад был уволен из армии по ранению, им подавился вражеский дракон и издох в страшных муках, имеет боевые награды и был Высочайшей Волей отправлен на учебу в мой университет. Имеет крайне перспективный атрибут и в будущем, по слухам, может, войдет в высший свет по праву силы. Это будет номер, так как он омерзителен как моряк умирающий от цинги.

К его несомненным талантам стоит отнести готовность вскрыть горло каждому встречному, страдая от похмелья он едва не перегрыз горло уличной шавке, чтобы выпить ее кровь, мне пришлось притвориться мертвым высочайшие боевые навыки, благодаря демонстрации которых мы едва не устроили бойню в студенческой столовой в ходе дружеской потасовки на нас обратил свое высокое внимание сам князь Брин – Шустер. Вместо того чтобы пристрелить отморозка как бешённого пса. Его высокопревосходительство сразу же предложил моему компаньону и душехранителю (договор мы оформили тремя часами ранее) должность старосты группы и выделил ему персональную пыточную с набором инструментов, а так же предложил, в качестве эксперимента превратить учебную группу во взвод смертников штурмовой роты в полу-армейское подразделение, использующее самые современные методы подготовки офицерского состава.

Под угрозой увечья я вызвался первым проверить на себе указанные методики и теперь прощаюсь с тобой, так как не уверен что протяну и неделю и надеюсь одним из первых продемонстрировать результат подобного подхода.

Возможно, мой выбор покажется тебе несколько авантюрным, но у меня не остается другого выхода, меня освежуют и пустят на корм собакам, но следуя твоему совету, я решил довериться его высокопревосходительству.

В качестве поощрения, нас отправили разгребать все дерьмо этого мелкого города стажироваться в местные органы полиции, чтобы этот зверь в человеческом обличи утолил свою тягу к убийствам и выпотрошил какого-то бродягу вместо того, чтобы подвергать опасности жизни студентов, которых и так не слишком много мы могли на практике отработать полученные в ходе учебы знания.

Отец, спаси меня, я передумал, я согласен жениться!

Вне всякого сомнения, учеба в университете принесет мне много ценного опыта.

С выражением глубочайшей сыновьей любви,

искренне твой Ричард.

P.S. Светлейший князь шлет тебе привет и выражает благодарность за три бочки кальвадоса.

Отец, какай к черту, кальвадос, у нас ни одной винокурни ты поставляешь кокаин в императорский дворец?»

- Сэр Ричард, подъем!

- Что случилось, пожар? – сонный графеныш с трудом разлепил глаза.

- Зарядка. Вставай, благородный Сэр, пора на пробежку.

- Мистер Салех, какая пробежка, у вас же нет ноги!

- Зато у вас их две, и поверь мой юны друг, этого более чем достаточно!

- Я отказываюсь подчиняться этим странным требованиям, мистер Салех, если вам так приспичило заняться физической активностью, я не могу вам этого запретить, но прошу, избавьте меня от подобного!

- Это твоё окончательное решение? – вкрадчивым голосом поинтересовался бывший лейтенант.

- Да, и оно не обсуждается, – с этими словами Ричард натянул одеяло почти до самого носа и отвернулся к стенке.

Раздался скрип раскрываемых створок окна. По комнате прошелся прохладный ветер.

В следующий момент мир закрутился, и Ричард осознал себя судорожно вцепившимся в оконную раму. А его пальцы на откосе разгибал Рей Салех, жутко оскалившись.

- Сууука, ты чего творишь! – едва не визжал толкаемый в пустоту графеныш. – Уууублюдок, третий этаж!

- Зарррряядка! – прорычал лейтенант оскалившись

- Тут третий этаж, Салех, я же сдохнуууу!

Рею надоело ковыряться с пальцами и он, высунув ногу, обутую в сапог, толкнул Ричарда в лицо. Тот с воплем покинул оконную раму. Раздался треск веток.

- Салех! Скотина! Ты уволен! Слышишь? Увоооолен! Я тебя сгною, землю жрать будешь! Пидарас лысый! – орал графеныш срывающимся голосом.

- Хм, ругается, значит живой. Пооберегииись!

И бывший лейтенант рыбкой сиганул в окно.

Гринривер едва успел откатиться в сторону. А Рей, легко поднявшись, подобрал какую-то палку.

- Пробежка!

- Но…

- Ай… Больно! Хватит, ай, Салех, ты тр… агх! – очередной хлёсткий удар палкой сменился тычком и Ричард сложился пополам.

- Пробежка!

- Я понял, понял, обуться хотя бы дай! – в голове аристократа промелькнула мысль о том, что можно попробовать сбежать, добравшись до общежития. Промелькнула и пропала вместе с прилетевшими в лицо гимнастическими тапочками, которые Салех ухитрился захватить с собой.

- На старт, внимание, марш! - и очередной удар палки в «отсушил» Гринриверу руку. Тот побежал. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее.

«Он же без ноги, я могу оторваться!» - с этими мыслями графский сын ускорился, ныряя в сумрак аллеи. Дальнейшее больше напоминало жуткий сон. Ричард бежал по дорожке, слыша за спиной жуткое сопение бывшего лейтенанта. Тело болезненно ныло от многочисленных ударов, убежать всё никак не получалось. Все тело сжималось в ожидании очередного удара. По лицу графеныша текли слезы бессилия и ярости. Он строил планы по тому, что сделает со своим телохранителем когда это все, наконец-то, закончиться. Но время тянулось и тянулось. Мелькали деревья и стены зданий. Над головой медленно светлело небо, звонко щебетали птицы.

Стали появляться какие-то люди, с интересом глядящие на грязного, потного, едва переставляющего ноги Ричарда. Тот пытался просить у них помощи. Он молил. Он сулил денег, он взывал к милосердию. Но за ним, воплощением Немизиды, по пятам следовал Рей Салех, одной своей улыбкой освобождая Ричарду дорогу и избавляя от надежды на случайную помощь.

Иногда Рей кричал «ускоряемся» и приходилось ускоряться, иначе палка, в воображении графеныша ставшая ядовитой змеей, чаще начинала наносить укусы. В какой-то момент Гринривер спотыкнулся и покатился по дорожке, на подгибающихся руках он поднялся и его вырвало. После чего устало завалился на бок.

- Хоть убивай, я не встану! – простонал он в лицо своему мучителю.

На что Салех лишь пожал плечами, и палка в его руках снова ожила. Через какое то время Ричард осознал себя снова бегущим, хотя и не мог вспомнить: как же он все же поднялся. Помнил только то, что ему было очень больно…

- Разминка окончена!

Услышанное не сразу дошло до уставшего мозга. И теряющий сознание графский сын сделал еще несколько шагов, перед тем как рухнуть на холодный камень мостовой, который показался ему мягче любой перины.

На лицо полилась вода, и Ричард закашлялся, одновременно хватая пересохшими губами потоки живительной влаги.

- Не жадничай, твое сиятельство. Потом напьешься. Теперь боксируем.

Слова бывшего лейтенанта пытаемый осознал не сразу. Перед ним на землю упала пара боксерских перчаток.

А вот осознав… графский сын просто сломался. По лицу потекли слезы, а из горла вырвалось рыдание. Но с тем же успехом можно было пытаться разжалобить камень. Цепкие руки инвалида натянули ему на безвольные руки перчатки. Вздернули на ноги и запихнули в рот какую-то тряпку.

- Ричард Гринривер! Защищайтесь!

Если до этого Ричарду было больно, то сейчас тренировка стала походить на какую-то пытку.

Звуки были такие, словно кто-то месил тесто.

Кулаки, больше напоминающие чугунные гири, с каким-то издевательством обернутые тонкой тряпочкой, летели со всех сторон. Все тело стало единым комком боли. Графский сын пытался прикрыться, но тело слушалось плохо. Руки были словно деревянные. И никак не хотели подняться хоть чуть-чуть, чтобы смягчить очередной удар. Но…

В какой-то момент нога Гринривера подломилась, и он просто свалился челюстью на летящий в него кулак. Блаженная темнота сомкнулась над страдальцем, и он провалился в глубокий нокаут.

Слегка вспотевший Салех огляделся. Его белая косоворотка была забрызганная кровью. Звуки избиения привлеки массу зрителей. Из многих окон торчали лица. Кто-то прятался за деревьями. В общем, царил нездоровый ажиотаж.

- Сэр Ричард Гринривер провел свою обычную тренировку, дамы и господа, завтра утром все желающие могут к нам присоединиться. А если кто-то является поклонником бокса, то может присоединиться прямо сейчас! Куда же вы, уважаемые?

С похвальной скоростью зрители начали прятаться. А кто-то даже растворяться в воздухе. Бывший лейтенант вздохнул, закинул бессознательного нанимателя на плечо и направился в общежитие. Охранник на входе вручил ему небольшой флакон, чем заработал благодарный кивок. Инвалид со своей ношей направился в сторону лестницы. Впрочем, через какое-то время он вернулся и смущено попросил ключ, забытый в комнате.

Бессознательный Ричард был аккуратно уложен на пол комнаты. После чего Рей сел на него сверху, прижав коленями руки к телу. Зажал Гринриверу нос и влил в открытый рот содержимое флакона.

Графеныш забулькал, засипел и широко распахнул выпученные глаза. Все его тело забилось в судороге. Все это время Салех заботливо прижимал его к полу, не давай себя покалечить. Тело на полу обмякло. Рей поднялся с пола.

Гринривер был в сознании. Он сипло дышал, и руками пытался расцарапать горло.

- Убей меня, слышишь? Ублюдок! Убей меня, или как только я смогу уползти отсюда, по твою душу явятся три накаченных смолкой Зелтарийца. Они развальцуют твою задницу раскаленной кочергой, размозжат твои гениталии, а потом будут сношать тебя, пока ты не забьешься в агонии. Я вырву твоя язык, а глаза залью спиртом и поставлю на ебучую полку! Так убей меня, пока можешь, иначе потом ты умрешь!

- Сразу видно, порода! – одобрительно прорычал Салех, подхватил с кровати полотенце и направился в душ, оставив дверь открытой. – Пункт семь, подпункт девять. Компаньон обязуется обеспечить нанимателя лучшим обучением из возможных. Включая физическую подготовку, навыки рукопашного боя, а так же обучение тактическим схемам. Компаньон обязуется обеспечить выполнение данного пункта, невзирая на сиюминутное желание заказчика, если это не несет прямой угрозы жизни и здоровью заказчика.

- Ты нарушил договор! – просипел Ричард, в кишках которого словно кто то разжег костер. – На мне живого места нет!

- Ой ли? – весело спросил Салех и включил душ, что-то глумливо напевая.

А графеныш прислушался к своему состоянию. Боль из тела уходила. Сознание прояснялось. Даже отбитые руки начинали слушаться.

- Чем ты меня накачал?

- Настойка керамитки, – рев Салеха заглушал звук льющейся воды. - Но не чистая, а замешанная вытяжками из двух десятков трав. Военная разработка. Позволяет поднять на ноги бойца даже с самым серьезным переутомлением. Заживляет внутренние микротравмы, рассасывает гематомы. До последнего не верил, что ее можно заказать в местных лавках. Одна беда с ней, стоит по золоту за унцию. И на вкус как выдержанное собачье дерьмо. Так что не забудь отдать сторожу в общежитие деньги. Я заказал на твое имя.

Ричард очень натурально зарычал, скрежета пальцами о покрашенные доски пола.

- Тебе бы помыться, твое сиятельство, разит как от коня. И кажется, ты обоссался. Но не переживай, Ричард, с твоими деньгами и моим богатым опытом мы из тебя быстро сделаем машину для убийств. Твой уважаемый батюшка будет очень доволен. И должен признать, держался ты молодцом. Я думал сдохнешь раньше!

Показать полностью
33

Три сапога - пара. Глава 4

Мне так и не объяснили за что меня забанили в книжной лиге.


Список глав смотрите тут

В следующей выкладке - обложка


- Тут была дверь…

Ричард подошел к своему компаньону и подозрительно его обнюхал.

- Вы где были? Объясните человеческим языком.

- Так нас от выхода позвал какой-то мерзкий старик, круглый весь, он попросил торопиться, так как кого-то давно не кормили, и это может быть опасно, потом он выпрашивал меня, у себя в кабинете, про род занятий, задавал какие-то странные вопросы и сказал, что он твой много раз прадедушка.

- Я ничего не видел! Салех, вы точно ничего тайком от меня не принимали?

- Нет…

- Чертовщина какая-то. Как выглядел этот человек?

Рей описал внешность незнакомца.

- Хм…

- Клянусь могилой матери, это был твой родственник! Вы даже, сука, хмыкаете одинаково, одинаково относитесь к людям, и даже говорите одними и теми же словами! Особенно про коньяк!

- Так, так, помедленнее. К кому мы одинаково относимся? К каким людям? И причем тут коньяк?

- Что ты, что он сказали мне те же самые фразы при знакомстве, на моей памяти только ты настолько отбитый, чтобы мне, мне(!) говорить, что я, сука, стремный и что мне надо сдохнуть при такой внешности. И этот коньяк, на предложение его охладить он назвал меня моральным уродом!

- Так это и есть моральное у… - что-то во взгляде Салеха было такое, что Ричард предпочел не заканчивать свою фразу. – Ладно, ладно, я понял. А я точно такое говорил? Вам не послышалось?

- Нет!

- Тогда приношу свои извинения. Это поведение не достойно истинного джентльмена. Обычно я более… изящен в своих оскорблениях. Сейчас бы я сказал…

Что сейчас бы сказал Ричард мы, к несчастью, так и не узнаем. Как и не узнаем, что произойдет с головой графеныша если в нее прилетит кулак Рея, а также не сможем узнать, как это согласуется с условиями заключенного между молодыми мужчинами договора. В общем, много чего интересного не произойдёт из-за того, что Ричард заткнется.

- Джентльмены? Вы заблудились?

Джентльмены испуганно заозирались, пока не увидели владелицу голоса, миловидную женщину в строгом платье, чью голову украшала небольшая шляпка, покрытая цветами.

- Да, у вас тут очень запутанные коридоры, – честно признался Рей

Девушка рассмеялась, словно услышав отличную шутку. Салех огляделся, чувствуя подвох. Небольшой холл, метров четырёх в поперечнике. Входная дверь, коридор, из которого показалась девушка. Пара высоких окон. Все. Никаких анфилад (по которым успел побродить Ричард), никаких теряющихся в бесконечности коридоров, никаких кабинетов со странными господами.

- Следуйте за мной. В этом году вы первые. Вы что-нибудь уже знаете про то место, где будете учиться?

- Да.

- Нет.

Голоса приятелей зазвучали хором.

- У этого места богатая история. Изначально комплекс зданий принадлежал ордену Остролиста, – лекторским тоном начала вещать незнакомка. – Этот орден объединял искателей бессмертия. Ученых, магов, просто энтузиастов, во всей ойкумене. Примерно пять сотен лет назад Орден прекратил свое существование.

- Они все умерли? – решил блеснуть остроумием Салех.

- Нет, от чего же? Орден достиг своих целей и был распущен. А в здании разместилась наша академия. В те времена волшебников считали чем-то навроде носителей небольших мутаций. Проявленное в разумном блуждающих заклинаний. Так продолжалось достаточно долго, первые упоминания о волшебниках встречаются еще в ранних письменных источниках. Но шесть сотен лет назад ордену Остролиста удалось выяснить что атрибуты волшебников можно развивать. Это было побочное исследование, и ему не придали особого значения. Вплоть до момента роспуска ордена. Тогда наработанные материалы стали наследием Северной империи. И на государственном уровне было принято решение поставить на поток обучение волшебников. Слишком убедительным выглядел результат работы ордена.

- Я прошу свои искренние извинения, я не представился. Сэр Ричард Гринривер. А это мой компаньон и душехранитель, мистер Рей Салех. Нас так впечатлило это место, что мы полностью позабыли о манерах, – прервал лекцию графеныш.

- Мисс Виолетта Девис. Я веду расширенный курс по истории. Рада знакомству.

- Мисс Девис, есть ли что-то критически важное, что вы можете нам поведать перед тем, как мы будем вынуждены расстаться? Я слышу голоса, а значит, ваша миссия проводника скоро будет выполнена.

Салех аж заслушался. Он не обладал подобными дипломатическим талантами, а весь его опыт общения с женщинами не предполагал подобных словесных кружев. Или вообще ограничивался передачей горсти монет.

- Да, безусловно. Мистер Гриривер, запомните одну вещь, тут, в стенах университета, нет сословных различий. С вами за одной партой будут учиться бывшие крестьяне, служащие, военные, представители других народов. Академия дает равные права мужчинам и женщинам. И мое уважение могут заслужить лишь достойные студенты, а не те, чье мнение о себе зиждется на длинном списке предков или размере кошелька. До встречи на лекциях, господа!

И отвесив короткий поклон, мисс Виолетта Девис ушла обратно по коридору.

- Босс, кажется, тебя сейчас грубо отшили с твоим графством, – откашлялся в кулак Салех чтобы самым мерзким образом не заржать.

Впрочем, Гринривер не выглядел хоть сколь-нибудь расстроенным.

- Мистер Салех, видимо в женщинах вы понимаете не больше, чем я в содержании драконов. Немного общеизвестной информации и куча домыслов?

На эту реплику Салех предпочел промолчать, чтобы не попадать лишний раз своему нанимателю на острый язык.

- Запомните, мой друг, самое печальное, что может с вами произойти при общении с барышней – это равнодушие. Раздражение – первый шаг к графской постели! – самодовольно закончил Гринривер.

У Салеха возникло пару остроумных реплик насчет того, что Ричард раздражает всех, и его, Рея, в первую очередь. Значит ли это, что скоро у графского сына будет крайне бурная и разнообразная половая жизнь? Но потом до бывшего лейтенанта дошло, что может в ответ на это придумать Гринривер, и он промолчал.

К тому же стало не до разговоров, молодые люди зашли в приоткрытую дверь и оказались в просторном помещении.

Параллельно стенам в нем стояли конторские столы, три из которых на данный момент были заняты.

Сама процедура заполнения документов запомнилась Салеху разве что тем фактом, что Гринривер оказывается, был двадцати трех лет от роду, второе имя у него, кстати, было Джереми.

Так же студентам полагалось место в общежитии. Проживание в городе возможно только после третьего курса. Та же история касалась питания. Но, как подсказывал Салеху жизненный опыт, скорее всего, были варианты, позволяющие сделать свою жизнь намного комфортнее.

После заполнения бумаг Рея пригласили в соседний кабинет. Который уже давал понять, что учат в университете волшебников, а не государственных служащих. Кабинет напоминал лавку сумасшедшего старьевщика. В нем было все: баночки, бутылочки, механизмы, клетки с мелкими животными, тубы с нанесенным рунами, связки трав, разнообразное оружие. В центре этого великолепия сидел сухой старик в очках-консервах. Он разглядывал через каскад линз что-то зажатое в пинцете.

- Так, так, так… Ну-с, с чем пожаловали? – голос живо напомнил Салеху полкового врача. Именно таким голосом он узнавал подробности заражения триппером или сифилисом.

- А?

Старичок за кафедрой вздохнул. Будущий волшебник, наконец, заметил на столе табличку: «Юлий Ремуль, профессор».

- Рассказывайте, говорю, какой у вас атрибут.

- Охлаждаю бутылки со спиртным.

- Только со спиртным?

- Ага…

- Ожидайте.

Внезапно из пола выдвинулась стальная стенка и уперлась в потолок, отсекая старичка за столом от остальной комнаты. Рей удивлённо огляделся. Какое-то время постоял на месте, вслушиваясь в шебуршащие звуки и позвякивания. Бывший лейтенант сел на обнаруженную табуретку и принялся разглядывать содержимое полок. А потом… Потом Салех, в лучших солдатских традициях, уснул.

- Молодой человек! Молодой человек! Просыпайтесь!

- Ась?

- Просыпайтесь, говорю. Из служивых, что ли?

- Ага…

- Оно и видно, на этой табуретке обычный человек не то, что не уснет — не сядет. Демонстрируй, давай, свою силу.

Перед старичком стояло три бутылки. К каждой из которых на крышку был прикручен термометр. Бутылки были пронумерованы кусками бумаги.

Салех взял бутыль с номером 1 и попробовал применить свой дар. Ничего не вышло. Повторил…

- Если не срабатывает, просто ставьте на место, говорите об этом и берите вторую, – подсказал старичок.

В итоге охладить получилось только третью бутылку. Снова поднялась штора. Снова Салех принялся ждать. Снова три бутылки.

История повторилась, только теперь Салех охладил все три бутылки.

И снова штора вверх…

После шестого раза бывший лейтенант не выдержал.

- А что мы делаем-то?

- Изучаем границы вашего дара. Способны ли вы охладить смесь спирта и масла? Нагреется ли охлаждённая смесь, будет ли работать способность без спирта. И так далее.

- И какие результаты?

- Если будет надо, вам скажут. А вы не отвлекайтесь, раньше закончим — раньше вы покинете мой кабинет.

Испытание продлилось еще почти час. В животе у Рея урчало, и он уже откровенно заколебался.

- Так, первичный анализ закончен. Результаты обследования вам выдаст куратор группы. Обращаю внимание, это именно что первичный результат. Когда приступите к учебе, нужно будет пройти еще один цикл анализа, но уже полный. Дата, форма и время проведения назначаются в частном порядке. До встречи на лекциях, думаю, мы будем часто встречаться.

- Профессор, а можно один вопрос?

- Задавайте, – Ремуль вернулся к своему занятию.

- А моя сила, ну, она…

- Сможете ли вы убивать армии? Да, сможете.

- То есть я действительно волшебник?

- Вне всяких сомнений.

- А…

- Столовая налево, до конца аллеи. По студенческому жетону питание бесплатное.

- Спасибо.

- Не за что. Хорошего дня.

Находясь в крайне приподнятом настроении, Салех покинул кабинет. На выходе ему выдали два жетона. Один для поселения в общежитие кампуса, второй для получения учебных пособий. Так же он получил ученический амулет. Он представлял собой переплетенные буквы, из которых состояла аббревиатура названия. В центре торчал большой зеленый камень.

Своего нанимателя бывший лейтенант нашел на выходе из здания. Тот развалился на скамейке, раскуривал небольшую трубку и щурился от яркого солнца.

- Я разочарован.

Этой фразой он встретил приятеля.

- И чем же? Неужели условиями содержания? – Салех опустился рядом.

- Условиями содержания, скажете тоже. Тут не конюшня! Поймите, мистер Салех, университет готовит лучших! Людей, что вершат судьбы! А что же я вижу в итоге? Канцелярию, скучающих клерков за конторами. Словно не на чароплета пошел учиться, перед которым весь мир склоняет колени, а кусок мыла купил. Тут распишитесь! Там распишитесь!

- Кому суп жидок, а кому и жемчуг мелок, – философски заметил Рей.

- Предлагаю оценить местный общепит. Хотя после всей этой бюрократии у меня запросто может быть несварение, – подытожил графеныш.

Столовая обладала той же монументальностью, что и остальной университет. Длинные деревянные столы, кажется, застали еще прежних владельцев комплекса. В центре зала располагался гигантский очаг, сейчас потухший. Стены, местами, были забраны гобеленамитакой грубой выделки, что становилось понятно их истинное предназначение – защита от промозглого холода зимой.

В отличие от здания приемной комиссии, в столовой было довольно много народу.

- То есть вы серьезно утверждаете, что это вот — еда? – Ричард с болезненной брезгливостью смотрел на содержимое подноса.

- А что не так? – Рей, наоборот, был предельно счастлив. Во-первых, на раздаче были котлеты из мяса. Во-вторых, их можно было накладывать неограниченно.

- В нашем поместье чем-то подобным кормят собак! – достаточно громко прокомментировал Ричард.

Вокруг стало тихо.

- Вы гость в этих стенах и оскорбили стол, что вам накрыли. Попрать старые законы может только тот, у кого нет чести.

Рей огляделся. Реплика исходила от парня восточной наружности. Длинные волосы, собранные в пучок на затылке. Острое лицо, раскосые глаза. Длинное черное одеяние, напоминающее халат.

- У северных народов существует традиция, есть полупереваренные оленьи фекалии, извлеченные из кишечника. У шумацев есть религиозный закон, согласно которому они едят печень своих стариков, так те, кто уходят за грань, могут поделиться с потомками своей мудростью. У зелтарийцев есть традиция: добавлять пару капель своей крови в вино гостя. Кочевники пьют мочу мальчиков до десяти лет. Их законы я тоже должен соблюсти? – всё это Ричард произнес, не поворачивая головы.

- Мудрость предков несет в себе отпечаток созидающей силы. Глупец идет против законов человеческих, безумец против законов божественных. Подлец попирает их прилюдно. – так же спокойно ответил студент.

- А те, кто плевал на эту замшелость, придумали туалетную бумагу. И научили ею пользоваться даже восточных дикарей. Как может рассуждать о чистоте чести тот, кто не в силах подтереть себе задницу?

В руках спорщика появилась чернильница и кисть. Так быстро, что Салех даже не успел уследить за движением. Студент поднялся из-за стола и сделал первый шаг.

Школа магии. Оскорбленный человек делает что-то непонятное. Бывший лейтенант не знал ничего про волшебников и их возможности. Но хорошо разбирался в драке. Он выхватил из кобуры пистолет и выстрелил владельцу чернильницы в колено.

Тот рухнул на пол с жалобным криком. Теперь в столовой замолчали все.

- Мистер Салех, одолжите мне свой тесак? – Гринривер не выглядел чем-то удивленным или недовольным. Скорее наоборот.

Инвалид оглядывался по сторонам, в поисках угрозы. Оружие он толкнул своему нанимателю через стол.

С крайне мерзопакостной улыбкой Ричард сделал первый шаг к стонущему на полу студенту.

- Не убивайте его, Ю-Вонг не собирался нападать на вас! – раздался полный отчаяния девичий голосок. – Он всего лишь хотел пошутить.

Салех оглянулся и увидел обладательницу голоса. Миловидная блондинка с коротким каре золотистых волос. Девушка была облачена в какую-то странную робу, а за поясом у нее торчали запачканные грязью плотные перчатки. В глазах девушки стояли слезы.

Гринривер отвесил ей приветственный поклон. И опустился на корточки перед неудачливым шутником.

- Ю-Вонг значит? Пошутить хотели? Ничего плохого не замышляли?

Истекающий кровью парень судорожно закивал, а потом так же судорожно закрутил головой.

- Юная леди, на что вы готовы ради того, чтобы я не сделал этим замечательным ножом какой-нибудь весьма ужасной вещи?

Молчание было ответом.

- Ах, плебс так развращен. Бедная девушка уже напридумывала себе невесть чего. Леди, не надо так краснеть и бледнеть. В обмен на жизнь этого недоумка я запрошу с вас всего лишь свидание. Большего он не стоит. В людном месте, можно при свидетелях. Вы согласны?

- Да! – кажется, девушка была готова бухнуться в обморок.

- Ну, значит, убивать вас я не буду, – с сожалением протянул аристократ.

- Вы не посмеете! – просипела жертва графеныша.

- Еще как посмею! Но не сейчас, сейчас мне предложили хороший выкуп. И плату с тебя я возьму, - мелькнул тесак, и в руках Гринривера оказался срезанный пучок волос. – Мистер Салех, пройдемте, поедим в другом месте. Леди, мой поверенный свяжется с вами позже. Господа! – это уже Ричард обратился ко всем зрителям. - Честь имею.

Рей с сожалением взглянул на поднос полный еды и последовал на выход.

Шли молодые люди в полном молчании.

- Мистер Салех, примите мою искреннюю благодарность. Именно такого поведения я от вас ожидаю в дальнейшем. Вы совершенно правильно разобрались в ситуации и предприняли совершенно правильные, и, главное, своевременные действия, – пучок волос Ричард завернул в платок и сунул в карман, а нож отдал обратно Рею.

- Не слишком ли жестоко? Студиоз навряд ли хотел тебя оскорбить. Ричард, черт возьми, это была столовая при кампусе. Студентики, облил бы он тебя чернилами… – бывший лейтенант испытывал какое-то мерзкое чувство. Словно пнул котенка.

- Вы не верно истолковываете произошедшее. Аристократа может оскорбить только аристократ. А черни надо указывать на ее место. И если бы вы в глубине души этого не понимали, то не прострелили бы этому студентику коленку. У вас хорошие задатки и славные инстинкты. Не противьтесь им.

- А нас за произошедшее не отчислят? – запоздало поинтересовался бывший лейтенант.

- Не забивайте себе голову пустяками. Свидетели подтвердят, что было что-то очень похожее на нападение. Вы превентивно устранили угрозу, при этом у нас вами контракт. Плюс ваши многочисленные контузии, плюс связи отца.

- Этому Ю-Вонгу предстоит долго лечиться, не факт, что он сможет нормально ходить.

- Ну, я наслышан о возможностях волшебников на поприще медицины, так что сомневаюсь, что ему угрожает что-то серьезное. А если и нет, то какое вам дело?

На это инвалид не нашел что ответить и весь оставшийся путь до общежития они проделали молча.

Переговоры с комендантом общежития Ричард взял на себя. Он просто захлопнул дверь кабинета перед носом Салеха и какое-то время общался там с мистером Ясоном (имя которого поведала табличка на двери).

В итоге крайне довольный Гринривер, позвякивая ключами, поднялся на третий этаж, увлекая за собой приятеля. Комната, которую им выделители, находилась на третьем этаже и выходила окнами в сад. Обстановка была скромной но добротной. Две массивные кровати, пару стеллажей с книжными полками, столы, обитые зеленым сукном. На входе небольшой гардероб. Туалет и душевая кабина в отдельных комнатках. Газовые фонари на стенах. Вода из-под крана текла, правда, только холодная, но Ричард уверил что этот вопрос будет решен в самое ближайшее время. Рею обстановка понравилась.

- Сарай, конечно, но это лучшие апартаменты во всем университете. Представляете, комендант просто отказался брать больше! Так что дойдите до цирюльника, и проследите, чтобы наши вещи перевезли сюда. Ах да, и добудьте мне стеклянную банку, посимпатичнее. Надо упаковать трофей, – и Гринривер помахал завернутым в платок пучком волос, поясняя о каком трофее идет речь.

В этот момент в дверь настойчиво постучали.

Визитером оказался массивный мужчина в костюме дворника. Габаритами он превосходил даже Салеха, а на поясе у него болталась дубинка, сверкающая рунными цепочками.

- Господа! Вас срочно вызывает проректор по безопасности. Собирайтесь, я вас провожу.

«Опять не пообедаем» тоскливо подумал бывший лейтенант. Тон дворника не предполагал препирательств.

Показать полностью
23

Три сапога - пара. Глава 3

По непонятным причинам меня забанили в книжной лиге

@joppashmat поясните данный момент? Какие правила я нарушил? А то я даже не могу в своем же посте оставлять коменты

Так что продолжения выкладываю тут

Глава 1


Глава 2


У Рея болела голова. Это было первое, что он ощутил. Противное, мерзопакостное чувство, словно изнутри кто-то поставил распорку и медленно крутил винт, расклинивая стенки черепа еще больше.

Горький колючий комок где-то в районе желудка усугублял страдания бывшего лейтенанта. Но потом пришла жажда, и мысли обрели другую направленность. Он вспомнил компанию в пустыни, вот он хватает варана, сворачивает ему шею, выгрызает кусок кожи и глотает вязкую, солоноватую кровь рептилии. Видение сменилось и теперь в руках пребывающего в полубессознательном состоянии Салеха в руках была кошка. Здоровая, лохматая, истошно верещащая. Вот он тянется зубами к кошачьей шее, глядя в оскаленную злобную морду. Вот кошка изворачивается, и в лицо инвалида умирается вонючая кошачья жопа.

С омерзением Рей перекручивает кошку, и снова в лицо упирается жопа. И еще попытка…

В очередной виток он яростно сжимает кошку так сильно, что упертая в лицо жопа начинает сочиться и брызгать чем-то…

- Буэээээ….

Болезненный спазм скручивает тело. Но желудок не исторгает из себя даже желчи. Вкус кошачьих фекалий остается на языке.

С трудом разлепляя глаза, под которые будто сыпанули песка, бывший лейтенант оглядывает. Слабое свечение рунных цепочек на стенах вызывает целую волну смутных и не особо приятных образов. Мысли в голове двигаются медленно и неохотно. Приняв устойчивое положение на четвереньках, Салех делает первый, самый трудный… ну пусть будет шаг. Все тело ломит, словно после тяжелого марш-броска. Дверь контейнера неохотно поддается и с громким скрипом открывается.

Свет больно бьет по воспаленным глазам. Свежий воздух омывает легкие, и в голове слегка поясняется.

Вокруг зиждутся кое-как наваленные друг на друга контейнеры. Резкий и противный звук ранит барабанные перепонки и Салех со стоном оглядывается в поисках его источника. Звук повторяется. И Рей недобро ухмыляется, все же обнаружив причину беспокойства.

Небольшая собачка дворовой породы злобно скалит зубы в сторону похмельного лейтенанта. Тот скалится в ответ. Трескаются сухие губы. Видение пустыни и варана снова посещает лишенную волос голову. Собачка что-то начинает понимать и жалобно скулит. Впрочем, удрать у нее не выходит, кабыздох привязан на веревке рядом с небольшой будкой.

Рей делает шаг. Скулеж собачки срывается на истерический вой.

- Эй, мужик, с тобой все в порядке? Мужик, о боги, ты что, пьешь из собачьей миски?

Рей с трудом оторвался от источника живительной влаги, оглянулся и поспешно поднялся на ноги. Мир вокруг закрутился и Рея вырвало.

- Мужик, ты там живой?

Продолжал допытываться голос.

- Нет, но это лечится, – просипел Салех, оглядываясь.

Перед ним стоял мужичок в костюме служителя воздушного порта. У бывшего лейтенанта возникло острое чувство дежавю, словно именно этого человека он встречал буквально недавно. Только вот не мог вспомнить, где…

- Все лорды бездны, ты что, из контейнера вылез? Его же дракон припер! Тебя что, хотели убить?

От участливого тона Салеха снова затошнило. С трудом удерживая себя вертикально, бывший лейтенант порылся в карманах, достал серебрушку и протянул ничего не понимающему собеседнику.

- Вода, а лучше рассол, а лучше пиво, – в руку мужичка легла вторая серебрушка. – А это за забывчивость. Я просто знакомился с собакой. Славный у тебя песель.

Славный песель, которого от безвременной кончины спасла миска воды, замеченная инвалидом в последний момент, истерично гавкнул, подтверждая версию

Получивший свою недельную зарплату мужичок повеселел и куда-то убежал. Салех устало сел на какой-то ящик, пытаясь унять мигрень.

Служитель порта явился буквально через минуту с ведром воды и черпаком. После чего снова убежал. Принес половину банки рассола и пару бутылок самого дешевого пива.

Увидев принесенное богатство, Салех повеселел. При виде благодарной улыбки служитель сбледнул и удрал.

«Работать человеку надо», подумал Салех, сорвав зубами пробку с бутылки, залпом опустошил ее, сладко прищуриваясь от первых лучей солнца.

Из недр зловонного контейнера раздался тяжкий стон. Испытывающий легкое чувство вины за случившееся, бывший лейтенант полез спасать нового знакомого.

Вытащенный на солнышко Ричард был болезненно бледен и пребывал без сознания. Салех занялся реанимацией.

Холодная вода, щедро выплеснутая на лицо, заставила графеныша зайтись в спазме то ли кашля, то ли рвоты. Встретившись со взглядом, лишенным разума, Салех протянул «пациенту» ковш воды. Который был моментально опустошен. Как и следующий.

Вздернув все еще ничего не соображающего графского сына на ноги, Салех с хеканием (и не скрываемым удовольствием) зарядил ему кулаком в живот, от чего Ричард резко опустошил желудок.

Пробка со звоном падает на землю и в зубы «исцеляемого» упирается горлышко бутылки. «Пациент» болезненно кривится, и пытается отвернуть голову в сторону. Впрочем, безрезультатно. Покрытые мозолями пальцы сжимаются на тонком носу. Минута борьбы и прохладное пиво начинает течь по пищеводу. Тело в руках бывшего лейтенанта обмякает.

С чувством исполненного долга Салех возвращается на ящик, прихлебывая рассол.

- Кто вы такой? Где мы? – раздается сиплый голос.

Пребывающий в состоянии, близком к просветлению, бывший лейтенант лишь неодобрительно косится на приятеля.

- Почему мне так хреново? Вы меня похитили? – продолжает допытываться жертва похмелья.

- Я купил тебя в борделе. Ты там работал последние пару лет. Вчера ты перебрал водки с героином и всем рассказывал, что являешься младшим сыном графа Гринривера. Имел полный фурор!

На шутку Ричард не отреагировал.

- Мы с вами вчера пили… О боги, мне нельзя пить… Но я очень плохо переношу высоту! Это катастрофа.

На последнее заявление Салех только хмыкнул.

- А тебе приходилось когда-нибудь участвовать в дуэли? – чисто в порядке издевки решил поучаствовать в разговоре бывший лейтенант.

- Дуэли? Отрыжка бездны, только не говорите, что я кому-то назначил дуэль! Отец лишит меня наследства…

На этих словах Салех не выдержал и заржал. Заливисто, с подвыванием. После чего, внимательно глядя на своего попутчика, подробно поведал ему обстоятельства их знакомства. Упустив только финальную сцену, в которой Ричард высказывал свое отношение к выбранному способу перемещения.

Выслушав всю историю с невозмутимым лицом, Ричард только тяжело вздохнул.

- Мистер Салех, я верно понимаю, мы ведь с вами будем учиться в одном университете? Ваше вчерашнее поведение сделало вам лучшую рекомендацию из возможных. Вы не убили меня, выручили в трудной ситуации, и мы все же добрались до Римтауна, причем до момента прибытия нашего дирижабля. Одно из требований моего отца заключалось в том, что я должен нанять себе компаньона, именно для решения такого рода проблем. К тому же это один из надежных способов обеспечить ваше молчание, не прибегая к услугам третьих лиц. Так что я предлагаю вам контракт.Компаньон-телохранитель. Я понимаю, что это не является для вас жизненно важной работой, государство щедро оплачивает стипендию будущих волшебников. Но, благодаря этой работе, вы сможете вообще ни в чем себе не отказывать. Вам придется вытаскивать меня из неприятностей, разрешать конфликты и устранять свидетелей. Тем или иным образом. Вы отвечаете за мою жизнь, бережете мою честь и управляете моей репутацией.

Салех хотел было возразить, что после вчерашнего будет помогать Ричарду и так, он проникся искренней симпатией к наглухо отмороженному юноше. Но промолчал.

Ричард назвал сумму.

Салех онемел. После чего излишне поспешно кивнул.

- Ну и отлично. Тогда, пожалуйста, возьмите наши вещи, если они долетели с нами, и давайте выбираться отсюда. Нам необходимо привести себя в порядок!

Пару раз заблудившись, похмельная парочка все же нашла выход из доков. Первый же пойманный извозчик сходу отказался вести зловонных пассажиров, но, получив мотивирующий удар в зубы и серебряную монетку в качестве платы, поменял свое решение.

Через пол часа Салех отмокал в чане с горячей водой, в компании нанимателя, который сидел в соседней бадье, а чьи-то умелые руки разминали ему плечи.

- В такие моменты жизнь играет особо яркими красками, вы не находите, Рей?

- Да ты философ, как я посмотрю. Эх, сейчас бы бабу… – мечтательно произнес Салех.

- Изволите позвать? – отозвался банщик.

- Что за манеры, Салех, привыкайте, в моей компании вы посещаете только элитные дома терпимости. К тому же здесь вы наверняка подхватите срамную болячку. В тех заведениях, которые будем посещать мы, за этим строго следят.

- А тебя заразит этой болячкой дама из высшего общества? Чем это будет отличаться?

- Вы хотели сказать «великосветская блядь»? Тогда это забавный конфуз. А вот нижний насморк, пойманный в публичном доме – признак дурного вкуса.

- Чепуха, как по мне.

- Привыкайте, мой друг, это высший свет! – усмехнулся Ричард и погрузился в ароматную воду с головой.

Спустя какое-то время...

Рей неуверенно топтался перед лавкой готового костюма. А графский сын толкал его в спину, пытаясь впихнуть во входную дверь.

- А может не надо?

- Надо, мистер Салех, надо. Дозволяю не выбрасывать вашу военную одежду, но мое окружение должно быть, насколько это возможно, с претензией на элегантность.

Какое-то время спустя…

- Вот, так гораздо лучше. А почему вы отказались от ботин… ка? – Ричард разглядывал преобразившегося Салеха. Длинное синее пальто из плотной шерсти, рубаха с воротником-стойкой, клетчатая жилетка, брюки из плотной ткани, массивная пряжка ремня.

- Сапог поддерживает голеностоп. Не вижу смысла превращать себя в ковыляющего «джентльмена» в угоду «элегантности», – голос Рея сочился ядом. Новая одежда была крайне непривычной. Он просто-напросто не узнавал себя в зеркале!

Сам Ричард был в темно-зеленом клетчатом костюме-тройке. Старую одежду он брезгливо оставил в примерочной. Единственное, что осталось от прежнего гардероба – цилиндр. Головоной убор пережил все испытания и даже не сильно помялся.

- Салех, вы упомянули вчера пистолет. Он еще при вас?

- Да.

- Тогда я закажу еще кобуру. И кстати, вам не хватает пары аксессуаров, чтобы завершить образ…

В результате всех манипуляций Рей обзавелся шляпой-котелком, нагрудной кобурой и тяжелой тростью с набалдашником в виде головы пуделя. Указанная голова была отлита из латуни.

- Мистер Салех, я вас очень попрошу, в будущем, не нужно улыбаться продавцам в магазине. Поверьте, я не тот человек, который нуждается в скидках у поставщиков одежды. К тому же беднягу мог хватить удар. А возиться с трупом – долго.

Бывший лейтенант только вздохнул.

И еще какое-то время спустя…

- Какую стрижку изволите?

Цирюльник крутанул стул, на котором сидел завернутый в пелерину Салех. Бывший лейтенант уставился на себя в зеркало. Не лишним будет напомнить, что волос у Рея голове не было вообще, никаких.

- Вы издеваетесь? – от накатившей злобы лицо инвалида пошло красными пятнами.

- Молодой господин только что оплатил мне десятикратную стоимость самых дорогих парикмахерских услуг, – прошептал цирюльник на ухо взбешенному клиенту. – Я честно, пытался ему возразить, но он сказал, что в противном случае вы переломаете мне все кости. Пожалейте старика…

Озадаченное молчание затягивалось.

- Могу отполировать. Хотите?

В итоге пахнущий дорогим одеколоном Рей Салех в компании такого же свежевыстиранного Ричарда Гринривера подошел к академии с не выговариваемым названием. Ровно в полдень они прошли через монументальную гранитную арку.

- Мистер Салех, ощущаете торжество момента? Весь мир у наших ног. Из этого места выходят люди, что творят историю!

- То-то я о нем за три с лишним десятка лет ни разу не слышал! – Рей был раздражен. Если бы его спросили почему, то бывший лейтенант навряд ли бы сказал что-то внятное. По факту он не был похож на себя прежнего. И новый костюм в этом вопросе был куда как более инороден, чем отсутствие ноги.

- Невежество и безграмотность — бич современной цивилизации. Двигать людей в сторону прогресса — вот истинная задача аристократии. Теперь и вам, мистер Салех, предстоит разделить со мной эту тяжкую ношу, раз провидению было угодно одарить вас.

- Звучит как пафосный бред завравшегося аристократа. Ричард, ты отстриг ус морскому офицеру и наблевал в сапоги городовому, при всем моем уважении к твоим деньгам, ты не тянешь на человека, что несет непосильную ношу прогресса. Может, ты знаешь, как устроен паровой двигатель?

- Ах, мистер Салех, вы просто не понимаете! Но ничего, пройдет время, и я изменю ваше мнение об аристократии.

- Гринривер, я бью для тебя людей, ношу чемоданы и похмеляю поутру. За то, чтобы я соглашался с твоим мнением, ты мне не платишь.

- А если буду? За какие деньги вы согласитесь лизать мне задницу?

Салех задумался. Ему уже платили больше, чем гвардейскому полковнику.

- Боюсь, на подобное денег нет даже у твоего отца, – покачал головой инвалид.

На эту фразу Ричард озадаченно промолчал, но спорить не стал. Чем несказанно удивил бывшего лейтенанта.

- Ничего, мистер Салех, я еще куплю вашу душу. Я еще не встречал человека, что устоял бы перед теми соблазнами, что дает ему положение.

- А я и не планирую такой подвиг. Просто привык называть вещи своими именами. Ты богатенький мальчик, который решает все свои проблемы деньгами. И тебя в моих глазах извиняет только то, что ты отморожен как полк кирасиров, и ставишь на кон свою шкуру, которая у тебя одна, так же легко, как и деньги, которых у тебя не счесть. Это много стоит. Но все равно ты мудак и сволочь.

- Ах, мистер Салех, вы даже не представляете весь список моих пороков. Я похотлив, мстителен…

- Ричард, заткнись! – послушав долгожданную тишину, бывший лейтенант осторожно добавил. – Пожалуйста.

Под зловещее молчание графеныша приятели зашли в здание, где висела табличка «приемная комиссия».

В помещении было тихо и пустынно. Здание было старым, и носило следы достаточно бережного ремонта. Кое-где из стен выступали крупные камни. Часть плитки на полу была взломана корнями. В воздухе витал дух не старины, — древности!

Ричард тоже подавленно молчал. Происходящее выбивалось и за его жизненный опыт. Стены становились все выше, и потолок тонул в дымке. Казалось, молодые люди стоят на краю бесконечного пространства. То же самое испытывает человек в первый раз увидевший океан.

- Молодые люди? Вы абитуриенты?

Наваждение схлынуло. Здание снова стало нормальных размеров. Одна из дверей оказалась открыта, и в проеме показалось новое действующее лицо. Незнакомец был низок, лыс, и казалось, состоял из одних сферических поверхностей. Серые глаза навыкате, круглый едва заметный подбородок, покатые плечи и выдающееся брюхо. Все это подчеркивал костюм коричневого цвета. Рей был готов поклясться, что ботинки на незнакомце тоже круглые.

Убедившись, что внимание привлечено, незнакомец продолжил.

- Проходите быстрее, я не советую задерживаться в этом месте надолго. Мы его давно не кормили.

Не став выяснять подробности, приятели пересекли зал, едва не прижимаясь друг к другу. Последние слова незнакомца настораживали.

- Имя, возраст, специальность?

- А? – Салех огляделся. Он стоял в большом светлом кабинете. За столом сидел круглый дяденька. В широко раскрытые окна врывался теплый ветер.

- А где… - Ричарда нигде не было, хотя буквально пару ударов сердца назад он стоял рядом и в воздухе витал запах его одеколона.

- Тоже заполняет документы. Не теряйтесь. В этом году вы первые, – мужчина взглянул на Салеха через круглые очки, которые держались на круглом носу безо всяких дужек. - Имя, возраст, род занятий?! – рявкнул незнакомец басом.

Салех рефлекторно вытянулся по стойке смирно.

- Рей Салех, тридцать четыре года, лейтенант двадцатого пехотного полка в отставке.

- Салех, Салех, ага… Нашел! Травмы, увечья, психологические расстройства?

- А…

-Так и запишем, ибицильность…

- Ноги нет... – прошипел Салех, изрядно натренированный общением с Гринривером, не сорвавшийся только по этой причине.

- Какой?

- Чего?

- Какой ноги нет?

- Левой… Я очень извиняюсь, а это разве так незаметно? – подтверждая свои слова, Салех топнул ногой в протезе.

- Сколько яблок я держу?

Бывший лейтенант с непониманием уставился на своего собеседника. И на его руки, которые лежали на столе.

- Что?

- Лейтенант, ты совсем тупой? Повторяю вопрос: сколько яблок я держу?

- Ноль! Ни одного. А в чем смысл этого вопроса?

- Читать умеешь?

- Полное среднее образование. Курсы младшего офицерского состава.

- Это понятно. А читать то умеешь?

- Грамотный! Вы меня совсем за идиота держите?

- Нет. Имя свое написать сумеешь?

- Да!

- Докажи.

- Что?

- Говорю, докажи. Напиши свое имя вот на этом листке.

Тяжело вздохнув, и мысленно извинившись перед Ричардом за то, что отбирает у него титул самого сложного собеседника, Рей склонился над столом и старательно вывел свое имя на листке бумаги.

Незнакомец долго вглядывался в написанное. И, кажется, сверялся с бумагами на столе.

- Хм… А в обратном порядке сможешь?

На Салеха снизошло вселенское спокойствие. Он понял, что общается с чем-то недоступным его пониманию. Что-то вроде армейского начальства. На бумагу, с небольшой задержкой было записано требуемое.

- Хм… Хм… Не соврал, гляди-ка… Ишь ты… Каким наукам обучен?

- Минное дело, тактика действия малых групп, базовый курс медицинской помощи, управление паровыми механизмами, стрелковая подготовка, штурмовая подготовка, базовая психология, полевая фортификация…

- Хм… Благородны, что ли?

- Никак нет!

- Зря…

Салех сразу так и не нашелся, что ответить на подобное.

- Атрибут?

- Вино охлаждаю.

- Покажи!

- Ээээ… А на чем?

- Салех, ты совсем тупой? На бутылке!

- Какой?

- Конечно, своей!

- Но у меня нет…

- Или ты сейчас мне рожаешь бутылку, или я начинаю тебя потрошить на тему того, кто ты на самом деле и куда дел Салеха. Ну?

Бывший лейтенант воровато оглянулся и достал из сапога тесак, а следом – небольшую плоскую флягу.

- Вот, теплая.

- Что там?

- Коньяк.

- Пойдет! Наливай!

- Но, атрибут…

- Салех, только моральные уроды пьют коньяк холодным! Признавайся, в карательных операциях принимал участие?

- Никак нет!

- Тогда наливай.

- А как же атрибут?

- Да сдался мне твой атрибут, всё в личном деле есть. Я только бумаги заполняю.

На столе из воздуха возникло пару стопок. Рей молча разлил по ним содержимое фляги.

Незнакомец опрокинул стопку и довольно хекнул, занюхав рукавом.

- Не нравишься ты мне, Салех. Ну вот, ей-богу. Знаешь, встречаешь иногда человека, а он на вид как кара божия. Не человек, а пиздец. Вот и ты, не человек, а пиздец. Лысый и блестящий. Тебе что, полировали лысину?

На эту реплику Рей только открыл рот. И закрыл его.

- А вам случайно Ричард Гринривер не приходится родственником?

- Ох, а ты, я смотрю, не так туп, как кажешься. Он мой пра пра пра пра… Короче, родственник.

- Оно и видно. Такая же мразота, – реплику про возраст незнакомца Рей решил проигнорировать, чисто для душевного спокойствия.

- Что ты сказал?

- Черты у вас, говорю, семейные! – соврал Салех.

- Ага, порода у нас такая, у всех красота мужская сильна! – Салех подавился воздухом. Незнакомец больше напоминал какое-то земноводное, нежели человека, и, видимо, имел совершенно чудовищное самомнение. - Короче, Салех, несмотря на то, что ты мне не нравишься, вынужден признать, что ты психологически устойчив, хотя я не исключаю что твою тупость я принял за сдержанность. Людьми командовать способен. Опыт имеешь. Так что быть тебе старостой курса. Пистолет тебе выдать?

- У меня свой есть. А зачем?

- Вдруг тебя всё достанет, и ты застрелишься? Порадуй старика.

- А вы не опасаетесь, что я вам сейчас голову проломлю?

- А ты попробуй, – спокойно отозвался собеседник.

Салех решил, что у него скоро случится передозировка Гринриверов, и решительным движением закрутил колпачок фляги.

- Эй, погодь, да не горячись ты, совсем шуток не понимаешь… - с жалобным видом круглый человек облизнулся.

- Совсем не понимаю. День у меня трудный вышел. Да и нога побаливает…

- Короче, служивый. Сделка у меня для тебя есть, я беру твоего коня на постой в университете, с кормежкой по высшему разряду, как для племенного рыска, а ты мне оставляешь коньяк.

- Не пойдет. У меня нет коня!

- Хорошо, раз так… Я тебе отдаю ее!

На стол рухнула непонятно откуда взявшаяся булава.

- Ээээ…

- Булава силы и власти!

Указанная булава была покрыта толстым слоем ржавчины.

- Она типа волшебная, да?

- Конечно, нет! Ты меня за ненормального держишь, менять волшебное оружие на фляжку коньяка?

- И зачем она мне?

- Как зачем? Людей бить, ты же форменный душегуб. А тут такой знатный инструмент!

Инструмент был старше Салеха минимум на сотню лет.

- Да мне как бы кулаками сподручнее. Да и у меня есть, вот… - Рей покрутил тесаком и убрал его обратно в сапог.

- Хорошо, мое последнее предложение! Вот!

Монета, старая, медная, одна штука.

- Да вы издеваетесь!

- Да чтоб тебя, ладно, уломал, черт языкастый, дам тебе совет, дельный, очень дельный. Который тебе поможет!

- Эм… Хорошо.

- Фляга вперед!

Салех уже изрядно устал от этого разговора. К тому же флягу можно купить и новую. Потому и протянул требуемое.

- Перед смертью филин летит! – провозгласил незнакомец таким тоном, словно сказал какую-то великую мудрость. Которая больше напоминала великую ахинею, но все же…

- Я могу идти? – с надеждой уточнил Рей.

- Ага, катись.

Какая-то неведомая сила подбросила Салеха с места и вытолкала за порог. Дверь с грохотом захлопнулась.

- Мистер Салех, где вас черти носят?

Ничего не понимающий бывший лейтенант с выражением полного охреневания уставился на Ричарда. Тот выглядел изрядно раздраженным.

- Так я был у кого-то из приемной комиссии… В кабинете…

- В каком кабинете, Салех, вы о чем?

- Да вот… - Рей оглянулся и непонимающе уставился на каменную кладку.

Показать полностью
20

Три сапога - пара. Глава 2

Первая глава


Гринривер поднял перчатку, осмотрел ее внимательно, и громко в нее высморкнулся. Салех мысленно попрощался со своим собутыльником и пытался вспомнить, успели ли они оплатить съеденное и выпитое или нет? Майор выглядел человеком, который знает с какого конца браться за оружие.

— Ага, отлично. Рей Салех, выступишь моим секундантом? Раз вызвали меня, то и решение об оружии и времени дуэли принимаю я сам. Стреляемся! Прямо сейчас. И наверно прямо тут, за бортом слишком сильный шторм для подобных маневров. Барон. Я вижу, у вас есть револьвер?

— Да, вот он! – оскорбленный показал оружие.

— У вас будет секундант?

— Трактирщик! Тебе выпал уникальный шанс, стать свидетелем решения спора благородных! – проорал барон куда-то вглубь зала.

Из недр буфета выскочил испуганный мужчина в фартуке и подошел к столу.

— Будешь секундантом?

— Вашблагородь… А что делать-то надо?

— Сейчас один из нас вышибет себе мозги, а ты подтвердишь полиции, что всё было честно и по взаимному согласию.

— Но я…

— Если ты откажешься, мой друг оторвет тебе голову. Он сегодня еще никого не убивал и потому грустный! – на этих словах Салех миролюбиво оскалился, демонстрируя что он не особо грустит сейчас. Глядя на острые зубы за тонкими губами, трактирщик побледнел и едва не рухнул в обморок.

— Ллладно…

— У меня оружия нет, Салех, у тебя есть ствол? – поинтересовался графенок.

— Не-а. – задумчиво протянул отставной лейтенант, лениво рассуждая, можно ли заменить ствол, тесаком, который у Салеха был. И стреляться уже из него…

— Тогда упросим задачу. Давай ствол моему секунданту. Лейтенант! – рявкнул Ричард.

— Я! – от неожиданности Рей аж подпрыгнул.

— Возьми у майора ствол, вытащи оттуда патрон, один, и выдерни из него пулю. Саму гильзу верни в патронник. Майор, тебя все устраивает? – голос графского сынка звучал почти трезво.

— Стреляешься первым! И я кручу барабан. – на это Ричард лишь пожал плечами.

— Один патрон, Салех!

— Да слышу я, слышу, может вообще не вынимать? – буркнул покалеченный вояка.

— Не, так не интересно…

Штрайсе протянул свое оружие. Рей откинул раму, вытащил патрон и зубами вырвал пулю. На стол посыпались гранулы пороха.

Пустой патрон занял свое место в барабане. Револьвер вернулся владельцу.

— Крути, дядя, смелее!

Побледневший майор крутанул барабан, потом еще раз и еще. И протянул револьвер Ричарду, который ковырялся в носу. Тот взял револьвер, покрутил его в ладони, приставил к виску.

— Так, пару моментов. Трактирщик! На! – в воздухе блеснула золотая монета. – За выпитое и если придется меня отмывать от стен. Салех! Ты меня внимательно слушаешь?

— Ага.

— Слушай, мы почти стали друзьями, так что у меня будет небольшая просьба, ну, в том случае, если я сейчас умру… Обещай выполнить?

— Ну…

— Обещай!

— Ладно, ладно…

— И смотри у меня там, не выполнишь, вернусь с того света…

— Говори уже! – рявкнул Салех.

— Ты мне никогда не нравился, ты редкостный урод, и потому завещаю тебе утопиться в выгребной яме!

С этими словами Ричард поднес дуло к виску и нажал на спуск. Раздался хлопок, все вздрогнули. Из дула пистолета шел дым. Дым от сработавшего в холостую капсюля.

К слову, графеныш даже не зажмурился.

— Спасибо, Рей, но тебе придется продолжать жить. Майор! Теперь твоя очередь!

Крутанулся барабан. Дрожащей рукой офицер взял ствол. Оружие гуляло по широкой дуге.

— Я… я не могу…

— Салех, помоги дяде!

Тут уже Рею не нужно было подсказок. Общение с графским сыном не прошло даром, и последние два часа инвалид мечтал сломать кому-то пару костей. А тут такой шикарный повод!

Кулак впечатался в живот трясущегося Майора, и того согнуло пополам.

Привставший Салех схватил одной рукой свою жертву за загривок, а второй перехватил руку с револьвером. И сел обратно на стул. Лицо незадачливого дуэлянта оказалось прижато к столешнице, а дуло револьвера прижато к покрытому испариной лбу.

Все происходящее заняло доли мгновения.

— Ппожалуйста, ннне надо, умоляю, пппожалуйста… — залепетала жертва.

— Рей, я знаю, ты благородный человек, ты просто обязан помочь офицеру сохранить его честь! – Ричард говорил невнятно, пережевывая курицу, куском которой он размахивал.

— Уууу меня есть деньги, ввозмьмите, всё ввозьмите, не убивайте! –майор рыдал, уже не пытаясь вырваться.

— Тихо, тихо, тихо, Штрайсе, не надо так унижаться, мы вас убьем в любом случае! Но всем расскажем, что вы умерли как настоящий мужчина. С оружием в руках, защищая свою часть. А трактирщик подтвердит. Да, трактирщик?

Бледный трактирщик, который трясся как осиновый лист лишь затравленно кивнул.

— Рей, приступай!

— Ммммама!

Раздался выстрел. Тело на столе обмякло. Пуля, пролетевшая над ухом Майора, вонзилась в потолочную балку и выбила крупную щепу.

— Эх, Салех, Салех, урод ты. Нет у тебя чести и сострадания. Убил бы ты идиота, было бы все просто и понятно, неудачная дуэль, джентльмены решали свои проблемы. Как цивилизованные люди, ты понимаешь своим скудным умом это слово? Цивилизованные! А теперь что, у человека травма, он же теперь служить не сможет, выстрелов станет бояться. Моральный дух флота подорвет! А это что, натуральная диверсия! Так что ты еще и предатель!

— Противно! – отмахнулся от собутыльника Салех. Он не мог понять своих чувств к новому знакомому. Раздражение, уважение и… страх? Бывший лейтенант всерьез опасался этого прощелыгу, которого мог убить одним ударом кулака?

— А мне, думаешь, не противно с тобой пить? А я вот пью! – Ричард закидывает в глотку очередную стопку и лезет в саквояж. – Но просто так у меня этот урод не отделается! – в руках Гринривера оказывается опасная бритва. Сейчас я оставлю на ублюдке свою подпись!

А дальше Рей завороженно наблюдал за тем, как склоняется над бессознательным майором графский сын. Сверкает в слабом уличном свете острое лезвие, направляемое длинными музыкальными пальцами. Выверенное движение…

На стол падает длинный напомаженный ус. Левый.

— Трактирщик! – трактирщик, который вовсе не трактирщик а владелец буфета, аж подпрыгивает на месте. Впрочем, подпрыгивает и спрятавшийся за стойкой половой, громко ударяясь затылком об стойку. И Салех, едва не роняя практически пустой графин.

— Чччего изволите?

— Склянка есть? Прозрачная? Из-под сиропа?

— Должна быть…

— Тащи! И эту падаль выкинь за порог, вонять уже начал!

Буфечик принес вымытую склянку на подносе, и, подхватив все еще пребывающего без сознания майора за ноги, вытащил того из помещения на улицу.

Тем временем Ричард бережно подхватил трофейный ус за кончик и поместил в склянку, предварительно убедившись, что та внутри сухая. Горлышко он заткнул грязной печаткой, полученную композицию бережно завернул в салфетку и поместил в свой дорожный саквояж.

Салех поднял с пола пистолет, хозяйским взглядом посмотрел его, протер, завернул в салфетку и запихнул в заплечный рюкзак.

На этом сбор трофеев был закончен. На столе тем временем материализовался еще один графин.

Бывший лейтенант разлил спиртное по стаканам и провозгласил тост:

— За удачливых ублюдков! Признайся, ты богу смерти в кашу насрал?

— Ага, трахнул любимую дочку!

— Так у него, если память не изменяет, любимая дочка – повелительница крыс и чумы. У нее крысиные лапы вместо ног, а из женского естества сочится гной…

— Зато всегда скользко, – пожал плечами графский сын.

Коньяк пошел Рею не в то горло, и бывший вояка закашлялся. А потом заржал. В пехоту шли люди из самых «низов», и пошлая шутки там всегда была в цене.

И они посидели еще немного. И еще намного. А потом…

— Слушай, вашблагородье, а мы чего пьем-то?

— Кажется, это бренди. Но я не уверен.

— Не, не в смысле, что, а в смысле зачем?

— За знакомство.

— Так мы вроде уже познакомились?

— Ага.

— А до того, как познакомились, двигались ли мы куда?

— Я на дирижабль. У меня билет.

— Хм… и у меня билет.

За окном смеркалось.

— Твою мать! – это уже хором.

— Трактирщик!

— Каналья!

— На барабан пущу!

— Кишки выпущу!

На полные ярости возгласы никто не явился. Где-то за стойкой что-то рухнуло. Раздраженный лейтенант, с трудом сохраняя равновесие, встал из-за стола и двинулся на поиски того, кому можно было поставить в вину тот факт, что гости засиделись и пропустили свой рейс.

В буфете было пусто. В всем здании было пусто. Как и на улице.

— Нет никого. Все разбежались. – как-то растерянно резюмировал Салех.

— Это все ты виноват! Если бы не твоя стремная рожа, такая ерунда бы не произошла! Всех распугал! Да тут даже тараканы от твоего вида разбежались! Ты что, не мог быть добрее к людям? Если бы не твоя жестокость и отбитость, нам бы сообщили об отправлении дирижабля! И вот что нам теперь делать?

Растерянный Рей не знал куда деть руки. Взгляд его упал на крупного рыжего таракана, который презрительно разглядывал бывшего лейтенанта, и никуда не собирался уходить.

— Мрак! Темные времена! Отрыжка творца! Чумы гнилое естество! – продолжал распаляться герцогский сын, с ненавистью глядя на собутыльника. – Так, Рей Салех, ты эту кашу заварил, тебе ее и расхлебывать! Иди и найди нам транспорт до Римтауна! Живо!

Растерянный Салех, давая сильный крен не правый бок (где был костыль) вышел из буфета и огляделся. В его мозге, отравленном флюидами алкоголя, не было и тени сомнения в том, что совестное опоздание на дирижабль — это сугубо его, Салеха, проблема. Была ли в этом вина литра крепкого алкоголя, многочисленных контузий, армейской привычки подчиняться аристократам или же что-то еще, мы, скорее всего, так и не узнаем.

Но факт остается фактом. Пьяный Салех отправился решать проблему.

Касса оказалась закрытой. Фуникулер тоже не работал, персонал причального порта ходил домой пешком. Свет горел в небольшом домике, на стене которого красовался герб полиции, но туда отставной лейтенант соваться не стал, догадываясь, что понять его могут превратно, то есть просто пристрелить с перепугу.

В итоге путь лейтенанта напоминал путь шарика для пинг-понга. Цок – цок – цок – глухой удар кулаком в дверь, серия проклятий, и снова цок-цок-цок.

— Чего надо?

Из-за очередной двери (пятой по счету) раздался заспанный голос.

— Дело есть, надо срочно доставить двух знатных господ в Римтаун! Ик! – Салех старался говорить внятно. Получалось не очень, но он старался.

— Не на чем! Следующий дирижабль через три дня.

— Плачу, ик, любые деньги! – Рей даже заслушался. Первый раз он произносит подобную фразу.

— Да хоть срешь ими, я тебе дирижаблю не рожу. – раздалось лязганье замка, скрип двери и Салех увидел владельца голоса. Плюгавый мужичок с плешивой лысиной. На нем была замызганная рубашка и грязные кальсоны. – Мужик, ты вообще, кто?

— Рей я!

— Какая, нахрен, рея, ох… — до мужичка долетел запах перегара. – Мил человек, ты закусывал хоть?

— Ик, пехота не закусывает! – бухнул себя кулаком в грудь Салех. Он умудрился забыть начало разговора и сейчас с каким-то удивлением пялился на мужичка.

— То есть это вы дебош устроили, облевали полицейского и обосрали морячка? – продолжал допытываться незнакомец.

— Не мы! Он сам! Ик!

— Ох, кретины… Мы тут таких не любим!

— Мы тоже! – согласился Салех, окончательно забывший что он тут делает.

— Деньги, говоришь, есть?

— Ага…

— Много?

— Сколько надо!

— Есть вариант один, могу вас отправить в грузовом контейнере для особо хрупких грузов. Но лететь он будет часов девять.

— Хм… А быстрее?

— Д-классом? Выйдет часа четыре. Ты уверен?

— Ага! Мне только самое лучшее, давай свой Д-класс!

— А на Д класс точно денег хватит?

— Сколько?

— Два золотых! Платить монетой. А то знаю я ваши бумажки!

Презрительно усмехнувшись, Салех ощерился и вытащил из кармана запрошенную сумму. Жалование у него было в платежных билетах, и его еще надо было обналичить. А вот выданные интендантом монеты приятно оттягивали карман. Теперь уже карман плюгавого мужичка.

— Через полчаса подходи сюда, будет стоять контейнер. Залезаете во внутрь. С собой берите одеяла. Опоздаете – денег не верну! –дверь перед носом отставного лейтенанта захлопнулась. И тот, довольный, отправился обратно в буфет, хваля себя за находчивость и удачливость.

— Эй, твое высокоблагородье, слышь! Я решил нашу проблему! – с радостным ревом Рей открыл дверь буфета. С такой силой, что та повисла на одной петле.

— О, и как? – казалось, Ричард спал с открытыми глазами. Перед ним стояла открытая бутылка, явно снятая со стеллажа за барной стойкой. — Откуда такие выводы? Указанный стеллаж был разбит.

— Ты просто не знаешь с кем пьешь, у меня везде свои люди! Так что собираемся, нас ждет транспорт! – с этими словами Рей отправился к барной стойке, в поисках уцелевших бутылок.

Сборы не заняли много время. И вскоре завернутые в несколько скатертей, позвякивающие утащенными бутылками, Ричард и Рей отправились на посадку. Многочасовая пьянка все же сказалась на них, и потому шли они молча, стараясь не отключиться прямо на ходу.

Контейнер представлял собой прямоугольный стальной ящик, высотой чуть выше двух метров.

Салех открыл дверь. Внутри стены были покрыты слабосветящимися рунными цепочками. На стальной двери была нанесена большая буква «Х», которая давал знать всем желающим что внутри едет хрупкий груз. Глупо хихикая, отставной лейтенант накарябал еще две буквы, и первый полез в недра контейнера. За ним зашел графский сын.

Ричард кинул на пол украденные в буфете скатерти и растянулся на них, отравляя атмосферу целым букетом сивушных запахов. Рей закрыл дверь, уселся на корточки и разместил на куске скатерти бутылку и пару засохших бутербродов.

Снаружи заскрежетало.

— Ничо, долетим в лучшем виде. У меня везде свои люди! Это вам не хухры-мухры, настоящий Д – класс! – пробормотал Салех, запрокидывая бутылку, даже не взглянув на этикетку.

— Как ты сказал, Д класс?

Рей перемогался и уставился на своего собутыльника. Ричард сидел и глазами полными ужаса взирал на Салеха.

— Д – класс. Через четыре часа будем в Римтауне. Экспресс доставка!

С жутким воплем графский сын подскочил и ломанулся в сторону выхода. Контейнер тряхнуло. Ричард отправился в короткий полет, мягко затормозив у стены. Сработала руническая магия, не позволяющего содержимому контейнера биться об стены. И о другие предметы в контейнере. Салех с выпученными глазами уставился на саквояж в парсе сантиметров от своего носа.

Снаружи снова заскрежетало и раздался рев. Контейнер снова тряхнуло, взбалтывая содержимое.

— Скотина! Мудила! Ублюдок! Дерьмоед погааааный! – завопил Ричард отправляясь в полет к противоположной стене.

— Что за сраааань? – вопил ничего не понимающий инвалид, лишь благодаря магии не сломавший себе шею при очередной встряске.

— Кретин, фетюк, свиная малафея! Д – значит «драконья»! Я убью тебя! Я убью себя! Идиот, педераст, уееееебище! – тряска усилилась, и Рей уже не мог понять, где верх, где низ, и вообще, где он. Магия контейнера не позволяла ничего себе повредить или убиться об стены. Но и только.

Очень, просто очень долгий полет начался.

Примерно за минуту до указанных событий.

Двое мужчин сидели на пустых ящиках. В темноте тлели угольки, в воздухе висел запах сладкого яблочного табака.

— Генрих, ты уверен, что эти кретины не догадаются?

— Они столько выжрали, что я не уверен, что они вообще поймут, что происходит. А потом им станет не до этого. Я мощность рунной цепочки выставил на минимум. Везет их Кривокрылый, у него под брюхом амплитуда тряски под пять метров, мужики замеряли.

— Ох, и хитер ты! Спасибо тебе дружище, спасу нет от этой швали! Аристократы, мать их! Белая кость, нас вообще за людей не считают!

— Ниче, пусть проветрят себе мозги. А главное, сами ведь попросили, денег заплатили, вдвое больше.

— Так ежели догадаются и обиду затаят?

Плюгавый мужичок только хохотнул, и успокаивающе хлопнул по плечу своего собеседника, в котором можно было узнать городового, несколько часов назад сильно обиженного Ричардом.

— Не бери в голову, мы о них больше не услышим. Помяни мое слово! Да и кто из этих урродов нас в лицо запоминает? Как ты правильно сказал, мы для них не люди, так, предмет обстановки. Пусть теперь сами поймут, каково это быть предметом. Хрупким и ценным.

Мужчины расхохотались. Так смеются только те, кто отмстил своим обидчикам тройной мерой. Так смеются абсолютно счастливые люди.


В следующем посту обложка и процесс работы над ней.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!