Zootehnick

Zootehnick

https://vk.com/mystici3m — паблик с историями https://author.today/u/zootehnick — книги Добавить на вискарик — 5469 1300 1292 4823
Пикабушник
поставил 265 плюсов и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
За космическую внимательность более 1000 подписчиков
20К рейтинг 1991 подписчик 747 комментариев 143 поста 103 в горячем
226

Страшные истории, рассказанные в поезде (заключительная часть)

Внизу будет ссылка на озвучку для тех, кому лень читать (получилось вполне атмосферно + музыка и фоновые звуки))


Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 1)

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 2)

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 3)



— А говорила, что не заснёт ночью, — приглушённым голосом сказал Андрей Фёдорович, смотря на Таню, которая где-то к середине истории незаметно задремала, положив голову Егору на колени. Тот аккуратно гладил девушку по волосам, дослушивая рассказ за двоих.

— Да, быстро её разморило, — согласно кивнул Егор. Тут же широко зевнул сам. — Теперь, как бы самому не вырубиться. Всё-таки монотонная тряска неплохо так укачивает.


Андрей Фёдорович размял себе правое плечо. Хотел приподняться с койки, но завалился обратно.

— Я тоже видать засиделся, ноги не слушаются — он улыбнулся, еле подавив зевок. — Прямо в сонное царство попали.

Мужчина допил из стаканчика, едва его не опрокинув из-за движения вагона. Удивлённо спросил.


— А ты чего не пьёшь? Чай вроде хороший, вон Татьяна успела всю кружку выдуть.

— Вовремя не начал, а теперь он холодный стал. Невкусный.

— Кстати, извини за вопрос, но давно с Татьяной познакомились? — неожиданно перевёл тему его собеседник.

Егор задумчиво потёр затылок. Серьёзный взгляд Андрея Фёдоровича буравил ему лоб, заставляя чувствовать себя неуютно.


— Не очень, — наконец ответил парень. С нежностью коснулся лица Тани. — Но хочется верить, что... мы это изменим. Думаю, она мне подходит, как никто другой. С остальными всё было совсем по-другому, нет той нужной искорки... я давно не чувствовал себя таким живым. — Егор замялся, смущённо замолкнув.

— А с ней не случалось ничего необычного? Может замечал какие-нибудь странные перемены в её поведении?

— Интересные у вас вопросы..., — хмыкнул Егор. — Или вы после рассказа про больницу что-то не то подумали? Девушка, как девушка... не припоминаю за ней ничего экстраординарного.

— Хорошо, хорошо, — взгляд Андрея Фёдоровича немного расслабился. Да и сам он обмяк, снова подавив желание зевнуть.

Мимо них быстро прошагала проводница.


— А вот и люди стали появляться, — пробормотал мужчина, помахав ей рукой. — Нашли девчонку? Спорим, что нет..., — он потёр свою шею, потом принялся лениво массировать глаза.

Проводница, словно не услышав его слов, двинулась дальше. Егор осторожно сдвинулся в сторону, чтобы не разбудить Таню. Пальцы продолжали гладить волосы девушки, перебирая каждый локон.


— Давайте теперь я расскажу вам историю, — голос Егора привлёк внимание Андрея Фёдоровича. Тот осоловело посмотрел на парня, затем кивнул. — А то выходит, что только я ничего не придумал. История будет совсем небольшая, даже названия у неё нет. Да... неплохо звучит...



История без названия


Жил на свете маленький мальчик... звали его... пускай будет Андрей... С самого детства он был проблемным ребёнком, постоянно пугался тьмы, боялся оставаться один в комнате, даже со светом, рассказывал всем небылицы про чудовищ, живущих в самых тёмных уголках дома, про монстров, крадущих людей и другие пугающие истории. Можно всё списать на его возраст — ведь в детстве многие вещи и события, которые взрослые считают фантастикой, ребёнку кажутся реальностью — но своими сказками Андрей доводил других детей до слёз в садике.


Его родителей часто вызывали к директору, но толку было мало. С возрастом ничего не поменялось, даже стало прогрессировать — Андрей так же видел то, что недоступно другим. В школе его принимали за чудика и сторонились, никто не хотел дружить с психом, который рассказывает идиотские небылицы. Родители водили Андрея по врачам, потеряв всякую надежду даже к разным целителям, но те ничего не могли сделать.


А затем мальчик — уже парень — загремел в психушку. Произошло это так — вечером, в студенческой общаге, Андрей чуть не зарезал одногруппницу, возомнив, что она мерзкая тварь, лишь притворяющаяся человеком. Якобы он видел тьму вокруг неё, чёрный ореол, который отличает исчадий ада от обычных людей. К счастью, почти все удары ножа пришлись вскользь, оставив только неглубокие порезы на руках и животе несчастной девушки.


Именно в психушке у Андрея появились первые настоящие слушатели, полностью разделяющие его бредни. И он сам впитывал все сумасшедшие истории братьев по несчастью — запоминал, конспектировал их пересказы себе в тетрадку, записывал имена и фамилии людей, с которыми происходили непонятные случаи. Верил, что это поможет в дальнейшем.


Вёл он себя спокойно. Никаких рецидивов, во всех беседах с врачами соглашался со своим неутешительным диагнозом, обещал, что стал другим, исправно пил назначенные лекарства и, через несколько лет, вышел, чувствуя новое предназначение. Искать монстров и уничтожать их. Благие цели — жаль, что помощи было неоткуда ждать. Андрей не отчаивался и первой жертвой избрал ту подругу, чудом спасшуюся одногруппницу. Ведь ореол тьмы вокруг неё никуда не исчез, даже стал гуще.


А затем Андрей продал квартиру родителей — так кстати умерших от отравления угарным газом — и принялся путешествовать по необъятной России, предпочтительно в мелких городках, подальше от столицы. Как мог маскировался, выискивая тех "счастливчиков", которые попадались к нему на больные глаза. Беда в том, что ПОЧТИ все жертвы были обычными людьми — с работой, семьями... детьми.


Андрей попросту свихнулся от своего, так называемого, дара, потерял границу реальности, в его голове перемешалась больная фантазия психов со своими собственными страшилками, создав чудовищный винегрет. Последние убийства Андрей совершал в поездах, наверное, ему понравилась эта дорожная атмосфера, этот азарт охоты, желание провернуть всё скрытно от чужих глаз и, одновременно, находясь в присутствии других пассажиров. Ночные рейсы, непопулярные маршруты и малое количество людей — вот какие были основные критерии отбора. Мужчина маскировался с помощью разной одежды, линз и накладной растительности, усыплял внимание нужных ему пассажиров своими рассказами и либо подсыпал отраву в чай, либо выкидывал из поезда на перекуре. Реже, когда внимания было чересчур много, он убивал уже после приезда на станцию, подстерегая жертву до подъезда.


Андрей следил за одной интересующей его особой, купил билет, зная, что будет мало людей, и уже предвкушал занимательную поездку, но тут вмешалась судьба — оказалось, произошла путаница с билетом. Андрея перевели в другой вагон, почти пустой... и судьба снова стала к нему благосклонной! Ведь девушка, путешествующая со своим парнем, оказалась одной из тех тварей, которые мерещились ему повсюду. Это утверждение лишь усилилось, когда пропала маленькая девочка.


Андрей завёл диалог, принялся общаться, отвлекая внимание — такое поведение всегда срабатывало. Время летело незаметно, ребята расслабились, слушая занимательные рассказы, и спустя полтора часа он наконец-то решился — сходил набрать воды и намешал попутчикам в кружки своего ядовитого варева. Неизвестно, что именно Андрей хотел сделать с безобидным парнем девушки — тоже пустить в расход, так как тот видел его лицо и мог стать свидетелем, или же расправиться с девушкой и по-тихому скрыться, оставив парня в сонном коматозе. Почему-то я предполагаю, что в приоритете был первый вариант. Сопутствующий ущерб — жалко, но что поделать.


А после оставалось лишь ожидать, когда отрава подействует. Плёвое дело.

Я минуту назад обмолвился, что почти все его жертвы были обычными людьми... в этом и крылся главный подвох... Ирония судьбы заключалась в том, что возможно Андрей и не такой сумасшедший, как могло показаться в начале истории. Ведь — вот сюрприз! — чудовища действительно существуют, старательно скрывая от людских глаз свою сущность, пряча истинный облик, подстраиваясь, мимикрируя под общество. И они ОЧЕНЬ не любят, когда их пытаются раскрыть, а тем более начинают убивать. Горе тому, кто удачно попробует так сделать.


Но, к сожалению, Андрей этого не знал. Не знал, что теперь он сам находится под присмотром, что его перевели сюда не просто так, что эта поездка будет последней. Надеюсь, он хотя бы наговорился вдоволь, рассказал свои самые лучшие истории.

Вот и сказочке конец...



* * *

— Как вскоре и её герою, — закончил рассказ Егор, перестав казаться сонным. Внимательно наблюдая за состоянием Андрея Фёдоровича.


Мужчина что-то пробулькал, прошамкал едва шевелящимися губами. Глаза бешено вращались, от напряжения полопались капилляры, Андрей Фёдорович попытался приподняться, но из-за тряски пола свалился на свою койку, бессвязно бормоча. Тихо заскулил, из уголка рта потекла слюна.


— Я знал, что ты подмешаешь отраву. И поменял стаканы, — продолжил Егор спокойным голосом.— Ну и подсыпал кое-чего от себя, — он помахал перед глазами мужчины маленьким пакетиком. — Друг передал вместе с твоими фотками, говорил ядрёная вещь. Медленно парализует тело и приглушает боль. Как раз то, что нам нужно.

Андрей Фёдорович вяло замахал рукой, пытаясь уцепиться за столик, но пальцы лишь слабо скользили по поверхности.


— Тише, тише! — Егор продолжал сидеть, ласково поглаживая волосы спящей девушки. Взгляд переместился в сторону и парень широко улыбнулся, кому-то кивнув. — А вот и наши остальные гости. Подтянулись на... пусть будет ранний завтрак.

Мужчина скосил глаза и издал сипение, словно проколотый шарик.


К их койкам почти бесшумно, благодаря перестуку колёс, подошли четверо, толпясь на пороге. Женщина с пропавшим ребёнком и две проводницы. Одна из их вагона, другая, та, которая и направила его сюда, строго запретив менять места. А он дурак, только обрадовался, увидев эту чёртову Татьяну и то, что людей в вагоне почти не было! Просто идеальное место!


Таня, якобы блаженно спящая на коленях Егора, словно почувствовала мысли мужчины. Грациозно поднялась, потянулась, разминая затёкшее тело. Закинула гриву волос за спину и лукаво усмехнулась Андрею Фёдоровичу. Рот её растянулся... слишком сильно для обычного человека. Челюсть хрустнула, выползая вперёд, а волосы зашевелились, как живые, потянулись к распростёртому телу Андрея Фёдоровича.


Тихие вздохи мужчины превратились в отчаянные хрипы. От резкой тряски вагона он качнулся вперёд и чуть не грохнулся с койки — Егор еле успел подхватить его и усадить обратно, приложив затылком об стенку. Но боли Андрей Фёдорович почти не почувствовал, так лёгкое покалывание. Тело не слушалось никаких команд, превратив его в бревно со слезящимися глазами. Андрей Фёдорович мог лишь смотреть, видя всё сильнее изменяющих человеческий облик тварей.

Одна из проводниц напоминала образ из его детства, из рассказа про ночёвку у бабушки — то самое существо, подходившее к нему ночью и которое, согнувшись над изголовьем, смотрело на него, оцепеневшего от страха.


Маленькая девочка вытянулась вверх, становясь всё тоньше, превращаясь в какого-то длинного червя — глаза, уши, нос, всё втягивалось вглубь тела. Мать, стоявшая рядом, приподняла свой свитер. Трещала натянувшаяся кожа, живот ходил волнами и глухо рычал, всё сильнее раздуваясь. Проводница, не выдержав, вцепилась в руку Андрея Фёдоровича, её пальцы без труда проткнули кожу, словно мягкий пластилин, проникая глубже и глубже. Женщина зашипела от наслаждения, чувствуя, как мясо становится более поддатливым, более готовым для поглощения.


Егор спохватился, хлопнув себя по голове. Порылся в карманах и вытащил небольшую коробочку. Таня заинтересованно повернула к нему голову, в то время как её волосы впились в ноги Андрея Фёдоровича, пульсируя и на глазах наливаясь красным цветом.


— Я думаю место получилось очень даже романтичным, — Егор достал из коробочки кольцо и протянул его девушке. — Ты выйдешь за меня? — серьёзным тоном продолжил он, не слушая тихих стонов рядом.

— Конечно же да, милый! — очаровательно улыбнулась ему Таня своим акульим ртом, любуясь колечком.

— Эй, молодёжь, — проводница привлекла их внимание. — Тут праздничная трапеза приготовилась. Налетай, пока не остыло!


Все весело рассмеялись и принялись за ещё живого Андрея Фёдоровича уже всерьёз...

Показать полностью 1
168

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 3)

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 1)

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 2)



Случай в больнице


В больницу я попала лет в четырнадцать из-за ухудшающегося зрения. Медленно, но верно, оно постепенно падало — а всякие процедуры, по типу чтения в специальных очках и закапывания в глаза различных капель, делу не очень помогали. Носить очки я не хотела, но и решиться на лазерную коррекцию тоже. Было слишком страшно, что операция может закончится плачевно— а такие случаи редко, но происходили, что лишь добавляло страха и неуверенности.


Врачи посоветовали более простой вариант — склеропластика. Поможет остановить ухудшение зрения, а дальше мне и родителям самим решать — всё же идти на коррекцию или пробовать продолжать следовать старым процедурам. Плюсом этой склеропластики было то, что проходила она под местным наркозом, то есть я оставалась в сознании. Вырубаться полностью не хотелось — много было прочитано на тот момент историй, в которых во время общего наркоза происходили какие-нибудь неполадки. И что можно вообще не проснуться. Скорее всего страшные интернетные байки, но они настроили на нужный лад.


Конечно, в местном наркозе был и минус — понимание, что доктор будет копошиться у тебя в одном из самых слабых участков тела, не особо способствовало радостному настроению. Я всё серьёзно обдумала с родителями, собрала волю в кулак и согласилась именно на такую операцию. Коррекцию решили оставить на крайний случай.


Кратко расскажу суть склеропластики — на задней стенке глаза врач делает микроразрезы, вводит специальную биологическую ткань или крохотные пластинки, которые не дают глазу дальше расти. Ну и улучшают его кровообращение. После этого зрение перестаёт падать и стабилизируется.

Делалась операция в два захода — вначале один глаз, потом полугодовая адаптация и следом второй. Сейчас оперируют уже сразу оба, но я рада, что у меня всё происходило именно так, поочерёдно. С другой стороны можно было сразу отмучиться...


Сама операция тоже испытание не для слабых духом — лежишь на кушетке, тебе ставят специальную распорку и просят посмотреть влево, вправо, не шевелить глазом. В это время ты ощущаешь лёгкие покалывания, видишь время от времени сам скальпель, которым орудует доктор, чувствуешь, как промокают марлей вытекающую кровь. Тогда становилось максимально некомфортно, у меня постоянно бегали идиотские мысли, что врачу стоит немного не туда сдвинуть пинцет — или что там было за оборудование — и глазу хана. Я даже толком не почувствую, как он стекает по щеке склизкой каплей. Разговоры врача со мной, дабы хоть немного успокоить, тоже не помогали. Я на автомате следовала командам и сжимала кулаки, что было сил, мысленно молясь о скорейшем завершении.


После успешной операции мне наложили повязку на глаз и отвезли в палату, где, кроме матери, было ещё три человека — женщина под сорок, не помню её имени, и две девчонки примерно моих лет — Катя и Света. У Кати операция уже прошла несколько дней назад, так что она чувствовала себя самой опытной, помогая остальным не затянуться в пучину печали и страха от предстоящих событий.

Наркоз ещё действовал, поэтому я некоторое время пообщалась с товарками по несчастью. Но постепенно лекарство теряло свою силу и тупая боль всё чаще появлялась в голове, мешая говорить, лишь улыбаться через силу. Я распрощалась с матерью до завтра и последовала умному совету от Кати — пока эффект лекарства не исчез окончательно, нужно постараться заснуть. Так будет проще для организма адаптироваться, да и меньше желания потереть больной глаз — а чесотка началась знатная, видимо на какой-то компонент лекарства у меня была аллергия.


Я кое-как задремала, забылась полуснами под бормотания девчонок. Мимо кто-то проходил, слышались тихие шаги, приглушённые голоса обсуждали разбушевавшуюся непогоду, что-то ярко-белое промелькнуло перед закрытыми глазами, наклонилось и обдало этим странным неповторимым запахом больницы — смеси разных медицинских препаратов. Но я всё глубже проваливалась в сон, какая-то странная истома полностью завладела всем телом, даже боль отошла на дальний план. Было хорошо и даже спокойно, пока пальцы правой руки не обожгло. Резко и больно, словно я прислонилась ими к раскалённому железу.


Широко распахнув глаза, точнее один глаз, я не сразу поняла где на данный момент нахожусь, лишь затем вспомнила, что я в больнице, лежу в палате после операции. Приподнялась и посмотрела на руку, которая во время моего сна безвольно свесилась с койки. Ожидала увидеть на кончиках пальцев ожоги, но нет, они были совершенно нормальные. Видимо приснилось что-то настолько неприятное, что даже частично пробилось через сон, вызывая фантомные ощущения.


Вокруг было темно и тихо. Похоже я проспала до поздней ночи и сейчас единственная проснулась из-за непонятного кошмара — на остальных койках сладко посапывали временные соседки. Закрытый глаз пульсировал тупой ноющей болью, но я терпеливо сносила неприятные ощущения. Моя койка находилась прямо возле двери и, когда та начала открываться, я сразу это увидела. Поначалу промелькнула мысль, что это нас решила проверить медсестра, делая ночной обход. Створка бесшумно распахнулась, увеличив проход, а вот за ней никого не обнаружилось... и ничего... лишь пустой коридор в полутьме. Тогда стало совсем не по себе, все остатки силы воли тут же пропали.


Я, стараясь не шуметь, легла назад на подушку. Задышала через рот, боясь выдать даже тихим сопением, что не сплю и нахожусь в сознании. Тело предательски дрожало, несмотря на отопление в комнате. Мог ли сквозняк, непонятно откуда взявшийся, раскрыть дверь? А какие ещё были варианты?


Вдруг совсем рядом я услышала тихий, едва слышный, протяжный вздох. Пол хрустнул и мимо койки протащилось что-то невидимое моему глазу, который я, до боли сжав зубы, прикрыла, молясь прямо как во время операции. Чтобы всё быстрее прекратилось или оказалось кошмаром. Уши различали лишь шлёпающий звук, словно невидимое нечто было босиком и совсем не торопилось уходить. Время бесконечно тянулось, а я боялась даже сделать вдох, шевельнуться хоть немного, боялась, что невидимая тварь сразу услышит меня. Воздух в лёгких заканчивался, но на моё счастье невидимка медленно отошёл в сторону, так что я аккуратно глотнула воздуха и приоткрыла глаз, сама удивляясь своей решимости. Или безграничной глупости.


У окна на тумбочке, рядом с койкой Светы — девчонкой, которая должна была пойти на операцию завтра — валялся маленький пакетик из-под чипсов. Он в полнейшей тишине начал похрустывать и постепенно сжиматься, словно невидимая рука собирала его в комок. Затем опять шлёпанье босых ног. Света что-то забормотала во сне и перевернулась на бок, а после... немного приподнялась в воздух. Шторы были занавешены, но не полностью, так что минимум света всё равно проникал в палату и промежуток между её телом и кроватью был хорошо виден, особенно с моего угла. Хотя я не верила, что такое вообще возможно, но всё происходило наяву — Света словно левитировала во сне!


Вот только тихий шёпот, исходящий сбоку от неё, не давал в это поверить. Шёпот не был злым, он скорее успокаивал, умиротворяюще повторял одни и те же фразы, но слишком неразборчиво, чтобы я понимала. "Здесь тебе не место" — это единственное, что мне удалось разобрать из тихих звуков.


Шум воздействовал и на меня. Тело расслабилось, глаза, помимо воли, стали слипаться, страх потихоньку проходил. Я начала снова проваливаться в свои дрёмы под шёпот невидимой сущности, держать глаз открытым становилось всё труднее, зрение не могло ни на чём долго фокусироваться. Почти бараньим безразличным взглядом я наблюдала, как Света проснулась, поднялась на кровать, а с неё перелезла на подоконник. Девочка боролась с заевшей оконной щеколдой, а мне тяжело было даже моргнуть.


Я хотела хоть что-то сказать, но из горла лишь раздавался слабый писк, приподняла над кроватью руку, но силы закончились и та тут же упала назад. Света обернулась, склонив голову и прислушиваясь к своему невидимому собеседнику. Посмотрела на меня, счастливая улыбка промелькнула у неё на лице и девочка, наконец-то, справилась с непокорным окном. "Сделай это" — шёпот из умиротворяющего, резко стал грубым, жёстким. "Сделай это!" — повторил голос приказным тоном. Света распахнула и бесстрашно шагнула наружу.

А я окончательно унеслась в свой сон, провалилась в черноту.


Девчонку по итогу так нигде не обнаружили — ни в больнице, ни в округе. Наша палата располагалась на третьем этаже, так что без последствий Света никак не могла выпрыгнуть, но факт остаётся фактом — девочка бесследно пропала. И никто не мог рассказать, что же произошло — все спали...

А я потом несколько лет всегда запирала окна, даже жарким летом. И особенно ночью...



* * *

Таня обвела взглядом своих слушателей.

— Да уж, — присвистнул Андрей Фёдорович. — неплохо получилось. Очень даже неплохо!

— Я себя прямо как на экзамене чувствовала, — девушка выпила остатки кофе. И со своего, и со стаканчика Егора. — А волнения едва ли не больше.

— И это действительно с тобой произошло? — недоверчиво спросил Егор. — Почему же я не слышал?

— Не особо люблю распространяться, — пожала плечами Таня. — Тема всё же довольно щекотливая.

— Да, — лаконично согласился Андрей Фёдорович. — Только вот чересчур много параллелей с моей историей...

— Может, вы просто встретили в своей жизни похожих существ? Созданий, похищающих детей? — приглушённым голосом произнёс Егор

— Я немного недоговорила, — Таня замялась. — В истории есть одна неточность... По-настоящему похитили не Свету...


Андрей Фёдорович внимательно слушал, сцепив пальцы рук.

— Никого никуда не забирали, — после непродолжительной паузы сказала Таня. Слишком уж серьёзно на неё пялился мужчина. — Я придумала этот рассказ буквально только что, на ходу.

Егор издал тихий смешок.

— Вот ты коза. Подловила меня!

Андрей Фёдорович хранил молчание.


— Ваша история была очень занимательной, вот я и решила выдать что-то похожее. Извините, если обидела.

— Ничего страшного, — мужчина приподнялся с койки. — У тебя, Татьяна, получилось на короткое время заставить меня поверить в эту историю. А это уже многого стоит. И вышло всё вполне логично, что тоже немаловажно.

— Ну в больнице я действительно была. И операция проводилась, и девчонки в палате присутствовали. Но вот никто не исчезал, да и невидимая тварь ночью не забегала. Так что тут смесь правды и лжи, в нужной пропорции.

— А такие истории и получаются лучше всего, — заметил Андрей Фёдорович. — Когда жестокая реальность переплетается с необъяснимым..., — он собрал стаканчики. Достал из сумки пакетики с чаем. — Ладно, теперь моя очередь сходить за водой, навести нам последний напиток... и рассказать последнюю историю.

— Звучит, как в ужастике, — с иронией в голосе высказался Егор.


Мужчина хмыкнул и вышел. Прошла пара секунд и его шаги мгновенно затихли, перебиваемые шумом колёс. Вагоны, как никогда, трясло и болтало, казалось машинист решил выжать из поезда максимальную скорость.


— Спать не хочешь? — Егор ласково погладил Таню по волосам.

— Ты же знаешь, что нет. Остановка должна быть скоро, там хоть выйдем, разомнём ноги. Да и рассказ хочется послушать.

— А ты я погляжу заинтересовалась историями, — Егор кивнул на сумку мужчины, в которой предположительно лежала тетрадь со всеми его записями. — Спроси, может даст тебе почитать.

— Мне вслух нравится больше. Как-то более правдоподобно получается.

— У меня голос, кстати, тоже неплохой, — Егор откашлялся, намереваясь что-нибудь сказать.

— Я тебе и так верю, — засмеялась Таня, прикрывая ему рот ладошкой. — Не надо ничего демонстрировать.


Вернулся Андрей Фёдорович. Раздал с серьёзным видом стаканчики. Уже с чаем.

— Интересные дела творятся, друзья мои, — произнёс мужчина, отвернувшись и выглядывая в проход. Массивное тело почти не ощущало тряску вагона. — Мы уже и позабыли про наших других пассажиров — мамашку и её потерянную дочурку.

— А что с ними? — недоумённо спросил Егор в спину мужчины. Тот в последний раз посмотрел по сторонам и сел на свою койку.

— Нету их до сих пор. Да и проводницы тоже.

— Может вышли? — сказала Таня и тут же спохватилась. — Ой, точно, остановок ещё не было!


— В ближайший вагон перешли — вдруг там знакомые. Или продолжают поиски по другим вагонам,— высказал сразу два предположения Егор. — Но да — странно, что и проводница ушла с ними. Вроде бы во время ваших историй проходила мимо пару раз.

— Проходила, — утвердительно кивнул Андрей Фёдорович. — Но, при рассказе Татьяны, я уже её не замечал. — Мужчина тоже схватил стаканчик, делая осторожный глоток. — В принципе, так даже лучше — не припомню, когда так хорошо сидел. И слушатели мне достались прекрасные.


— Вы про историю-то не забыли? — напомнила Таня, широко зевнув.

— Такие вещи я не забываю. Произошла она лет пять назад, можно сказать один из самых необъяснимых случаев, в которые мне доводилось попадать. После неё мне потом долго снились кошмары. Название у этой истории...



Я чувствую тебя


Мотался я одно время по различным командировкам. Побывал во многих городах нашей необъятной России — а расстояния у нас действительно масштабные, устанешь куролесить. Не буду забивать вам голову, по каким причинам приходилось очень часто менять места жительства, это к делу не относится. Просто специфика профессии.


Так вот. Остановился я на пару недель в небольшом городишке в Тамбовской области. Снял квартиру, занимался спокойно своими делами и тут вечером звонок в дверь, даже ближе к ночи. Открываю — стоит тётка в растрёпанном халате, озирается по сторонам и глаза пучит. Говорит, слышал ли я посторонние звуки недавно. Отвечаю, что обычно сплю в берушах, а до этого включаю музыку, так что всё может быть. А что не так?

Оказывается, что уже пять дней мою временную соседку донимает странный шум — что-то царапается, скребётся в дверь по ночам, а когда она подходит, то никого за дверью не обнаруживает. Даже едва заметные царапины на поверхности показала. Больше похожие на следы от гвоздя или отвёртки.


Я соседку еле успокоил, она всё твердила, что сердце у неё слабенькое и боится она до чёртиков этот страшный шум, а остальные соседи ей давно не верят. То, что тётке не доверяют, я понял на следующий день — поспрашивал жильцов, все рассказывали про Зинаиду Павловну одно и тоже — после смерти мужа двинулась она немного рассудком. Вот и всё. А царапины оставляют какие-нибудь глупые мальчишки, шутят над больным человеком.


Сам не знаю, чем меня так заинтересовала данная история. Скорее всего именно из-за непонятного рассказа, в котором хотелось разобраться, меня прямо тянуло узнать, что же происходит тут по ночам. Чувствовалась во всё этом таинственная подоплёка, да и глаза соседки были чересчур испуганные.


К вечеру купил камеру для видеонаблюдения — такую, самую простую. Мутная картинка, запись в небольшом разрешении, зато размер что надо, если правильно расположить над дверью, то и не увидит никто.

Аккуратно установил, чтобы угол обзора попадал как раз на нужную дверь, и с чувством выполненного долга отправился спать. День был очень насыщенным и я рухнул на кровать, практически сразу заснув. Специально даже не стал использовать беруши, мало ли, вдруг действительно по ночам так сильно шумят, портя имущество бедной женщины, что я тоже услышу.


Но нет, никто не завывал и не скрёбся ко мне в дверь. Теперь оставалось проверить шпионское оборудование. Выйдя с табуреткой в коридор, я посмотрел на входную дверь соседки — вроде всё по-прежнему, новых следов нет. Материал поверхности был такой, что новые царапины я бы заметил. Отвернулся, поставил стул, собираясь залезть на него и отцепить мелкую камеру, расположенную рядом с лампой. И тут на глаза попалось следующее — пара продольных следов чего-то острого... на двери своей квартиры. Недоверчиво протёр заспанные глаза и наклонился ближе — тонкие царапины не исчезли. Они проходили по низу кромки, сразу и не увидишь. Может они были и раньше, просто я не обращал внимания?


Я постарался пока не забивать голову этими предположениями и вначале посмотреть видео. Но следы заставили понервничать, мне постоянно казалось, что из-за угла кто-то подсматривает, буравя затылок ледяным взглядом. Я постарался как можно быстрее снять камеру и, лишь закрывшись на ключ в квартире, вздохнул спокойнее.

Достал карту памяти и подсоединил к своему походному ноутбуку. Включил видео, сразу проматывая до ночи. На кадрах замельтешили соседи, возвращающиеся домой, сама соседка откуда-то приковыляла. Потом всё успокоилось, видео словно превратилось в картинку, только еле мерцающий свет от ближайшей лампы развеивал эту иллюзию. С двадцати трёх часов я уже принялся ускорять запись аккуратнее, внимательно вглядываясь в монитор. Изображение было средней паршивости, но мне и не нужно супер разрешения — главное увидеть, что же оставило царапины.


Пошли мелкие помехи, словно аппаратура внезапно забарахлила. Я потряс ноутбук, но проблема была именно в самой записи. Лампочка рядом с камерой стала тускнеть, она быстро замигала, освещая коридор всё хуже с каждой секундой, пока света не осталось минимум, лишь различать нижнюю часть двери соседки. Затем наша дальняя лампочка в общем коридоре потухла, а за ней и следующая, почти сразу. Целой осталась последняя, у самой дальней двери — я её даже на камере не замечал, лишь тусклые отблески, которые давали совсем чуть-чуть видимости. И то не там, где надо.


А потом темнота шевельнулась, словно превратившись в густой туман, который медленно плывёт вперёд, не встречая препятствий на пути. Это сравнение лучше всего подходило для той пугающей ситуации — тьма едва заметно колыхалась сгустками черноты, подбиралась всё ближе к двери соседки. Я скрючился в кресле, чувствуя сухость в горле и непонятную тревогу, которая не давала расслабиться, лишь ещё сильнее сжиматься в ожидании чего-то плохого. Будто всё запечатлённое на камере не было записью, а происходило именно сейчас, в минуты, когда я наблюдал за происходящим на экране. Что сейчас не день, а ночь, и неведомая темнота заполонила коридор, медленно просачиваясь сюда, ко мне в комнату.


Я почти приподнялся с кресла, намереваясь сходить к глазку и самому убедиться, что за дверями ничего нет. Но вместо этого лишь недоверчиво потёр глаза, быстро перематывая видео назад, несколькими секундами ранее. Ведь поверить в увиденное было нереально — длинная рука вытянулась из тумана-темноты и легонько поскреблась в дверь соседки. Словно проверяя на прочность. После резко втянулась обратно — просто пять секунд, которые можно было легко пропустить, если не присматриваться и на что-нибудь отвлечься.


И тут я чуть не вскочил от испуга с кресла — и было от чего. Тихий, едва-едва слышный голос прошептал... "Я слышу тебя..." сразу не разберёшь, мужской тембр голоса или женский. Со страху даже показалось, что слова возникли из неоткуда, заунывный нечеловеческий шум сразу проник в уши, минуя компактные колонки. Главное, что больше всего навело на меня неконтролируемую панику... шум и взялся из ничего — ведь видео всё это время и шло без звука, аудио не предусмотрено в таком типе дешёвых камер... только картинка!


Я нажал на пробел, не сразу попав по нужной кнопке. Видео тут же остановилось. "Может у меня включился какой-нибудь ролик на компьютере?" — эта мысль показалась мне самой логичной, но после нажатия паузы, звуки тоже сразу прекратились. Я свернул видео и начал разглядывать рабочий стол, будто ожидая, что прямо сейчас появится ответ на мучивший вопрос. Сердце продолжало учащённо биться, я решал, стоит ли продолжать просмотр или же оставить всё как есть. Интерес взял вверх и, щёлкнув мышкой, я опять развернул окно с видео. Потянулся курсором начать воспроизведение.


"Я чувствую тебя..." — тихий бесплотный голос снова возник из неоткуда. Такой же пугающе реальный, без малейших помех — будто кто-то невидимый действительно находился передо мной, а не просто звучал из дрянных колонок. Затем видео включилось само — я ничего не нажимал, да и на тот момент был не в состоянии, так сильно меня напугал этот непонятный голос.


На видео, из темноты, выползла какая-то тварь, урывками передвигаясь на четвереньках. Она горбилась и медленно шевелила конечностями, словно позабыв, как нужно правильно ходить. Хоть качество видео и было плохим, всё в пикселях, но я заметил, что на скрюченной фигуре была накидка — рваная и грязная, похожая на шерсть. Тварь затряслась, приближаясь к двери вплотную, движения были... сложно сказать... неправильные, неуверенные, слишком искривлённые конечности давали пугающий эффект. Эффект из фильмов ужасов, когда руки и ноги существа резко шевелятся, мгновенно ускоряясь. На такое было очень тяжело смотреть без какого-то внутреннего отвращения.


Тут тварь поскреблась в дверь... нижнюю часть моей входной двери... и подняла голову, уставившись прямо в камеру, смотря на меня, сидящего в оцепенении за компьютером. Словно зная, что я буду потом наблюдать за ней.

"Я вижу тебя..." — тихая фраза стала последней каплей. Я с диким криком вскочил и выдернул провод, потом вырубил и ноутбук, тяжело дыша и шепча под нос ругательства. За окном светило солнце, а меня прошибал лютый страх. Голос продолжал монотонно шептать едва слышимые слова, никак не получалось разобраться, чей он — мой или той твари с видео.


Находиться дома было выше моих сил, но и выйти отсюда тоже не получилось бы. Ведь надо открыть свою дверь и пройти в общий коридор, а после увиденного, это казалось подобно смерти. Собравшись с силами, я смог сходить на кухню и заварить себе чай, добавил туда бальзам. Чересчур много, но на тот момент мне обязательно нужно было расслабиться. Напиток вскоре подействовал и я вздохнул спокойнее, собрался с более рациональными мыслями. Даже получилось снова включить ноутбук, чтобы перекинуть видео с карты памяти на рабочий стол. Такую жуть следовало скопировать на всякий случай.


И тут меня ждал сюрприз... Запись исчезла, просто испарилась. Словно я не слушал жуткие звуки, которые и быть не должны, словно я не смотрел на скрюченную тварь, от которой мурашки бегают по коже. Просто пустая карта памяти, на которую с прошлой ночи ничего не записалось.


Серьёзно всё обдумав, я решил тут долго не оставаться. Такая чертовщина была совсем не по душе, пропажа видео доходчиво показала мне, что ждать до ночи и попробовать сделать другую запись это очень плохая идея. Быстро собрав вещи, я позвонил хозяину квартиры и соврал, что возникли очень срочные дела, поэтому я переезжаю. Остаток денег возвращать не нужно, пусть забирает себе.

Как оказалось я не зря так поступил — уже на следующий день он сам перезвонил мне, рассказав, что умерла соседка. Почти в полночь она открыла входную дверь... и скончалась на пороге. Что-то так сильно её напугало, что смерть наступила почти мгновенно. Разрыв сердца.


После этого трагического события через пару дней разыскались и предполагаемые виновники. Оказывается ночные шутники действительно были! На протяжении длительного периода двое ребят царапали дверь, звонили в квартиру, но в ту ночь, когда соседка умерла, они как раз ничего не делали — гуляли в совсем другом районе. Тайна так и осталась тайной.


Я ещё долго оставался в сомнениях, действительно ли я видел ту непонятную тварь. Не могла же она мне просто привидиться из-за плохого качества, низкого разрешения видео и освещения самого коридора. Стопроцентного ответа для своего успокоения я так и не нашёл...



Продолжение следует...

Показать полностью
139

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 2)

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 1)



Неудачный поход в лес


На лето я обычно уезжал в спортивный лагерь. Лет с десяти это стало моей дальнейшей многолетней приятной привычкой, которая включала в себя здоровое времяпрепровождение на чистом свежем воздухе, да ещё и плюсом куча веселья и новых знакомств. Вот раньше и без интернета справлялись, находили себе развлечения. И главное — вполне хорошо себя чувствовали. Ну да ладно, а то я опять брюзжать начал.


Решили с двумя приятелями — с одним ещё с детства мы были не разлей вода, а с другим я познакомился как раз прошлым летом — поменять в этом году проверенный лагерь на новый. Новый именно для нас, так тот лагерь вполне успешно функционировал уже лет десять. Поспособствовало данному решению ещё то, что мать друга как раз могла взять туда путёвки подешевле. Мы не долго думали и единогласно решили, что смена обстановки не помешает, а, наоборот, пойдёт только на пользу.


Лагерь оказался не лучше и не худше нашего старого — другая расстановка корпусов, другая местность, более обширная территория леса за оградой, да и речка поближе — вот и все отличия в принципе. А так, даже вожатые и то были похожи на наших знакомых, словно мы ничего и не меняли. Смех смехом, но директора лагеря звали Олег Петрович — так же как и директора нашего прошлого места отдыха. Мы еле сдержали смех, когда об этом узнали.


Лето проходило беззаботно. Дни летели, словно договорились друг с другом, как можно быстрее выкинуть нас назад в начало учебного года и хмурую дождливую осень. Но думать о таких печальных вещах совсем не хотелось, ведь вокруг происходили дела повеселее!

Было принято решение сходить в первый поход на субботу-воскресенье. Разумеется, с ночёвкой в палатках. Всех прямо взбудоражила эта новость, словно никто никогда не был на таких мероприятиях. Особенно старались ребята помладше — с радостными визгами носились по корпусам, не зная, что с собой взять. Мешались остальным под ногами и наводили лишнюю суету.


На утро мы, толком не выспавшиеся, ринулись покорять дремучие чащи. Конечно, на деле они оказались не такими и дремучими, но... всё-равно мелькает на душе что-то адреналиново-опасное, когда бродишь по почти не тронутому цивилизацией лесу. Вокруг высокие сосны с обширными кронами — куда не кинь взгляд, тут же наткнёшься на плотную шеренгу деревьев. И кажется, что если сойдёшь с тропы, то через пару минут попросту заблудишься, не найдёшь дорогу назад. А эхо от твоих испуганных криков будет ещё долго разноситься вокруг...


Но мы точно не забивали себе головы такими депрессивными мыслями. Вожатые усиленно следили, чтобы ребята шагали именно по нужной широкой тропе, чтобы никто не убежал в сторону или не отстал от общей группы. Наконец, медленно, но верно, все дошли до конечной точки маршрута — небольшая полянка, огороженная густыми зарослями кустов с трёх сторон, и выходившая на расчищенный участок пляжа. Вода тоже была достаточно чистой, особенно у самого берега — а что ещё нужно для ребятни?

Но вначале мы, с помощью вожатых, расставили палатки и разделились на мелкие группки. Ко мне и двум друзьям ещё добавился Витя — неплохой такой паренёк, особо не выделывался, но и не выглядел лошпедом.


Остаток дня и часть вечера все резвились в речке, пока вода не стала совсем холодной. Затем девчонки остались в нашем импровизированном лагере, а ребят, пока ещё не стемнело, погнали искать дрова для обязательного костра. Часть вожатых тоже пошла с нами, чтобы не упускать никого из виду. Хотя по-моему, они только делали строгий вид, а сами больше не следили, а общались между собой, перешучиваясь на только им понятные вещи.


Помню, что я с Мишкой — так звали лучшего друга — сильно отдалились от остальных, выискивая ветки потолще и посуше, чтобы в костре горели как следует. Полузаросшая тропинка вилась между деревьев, уводя всё дальше и дальше, но мы пока ещё видели рыскающих по кустам нескольких ребят, перекрикивающихся с нами. А потом Миха... пропал! Я отвернулся всего на несколько секунд, разглядывая крупную ворону, усевшуюся на ветку и не сводившую с меня чёрных глаз-бусинок. И когда развернулся обратно, уже никого не обнаружил. Только я хотел позвать друга или крикнуть парням, что Мишка потерялся, как сам услышал его окрик откуда-то спереди.


Я пошёл по направлению голоса и вскоре обнаружил совсем неподалёку овраг — вот как Михе удалось так быстро исчезнуть. Мальчишка оступился и тут же грохнулся в низину — хорошо хоть она оказалась не слишком глубокой и крутой. Друг лишь радостно скалился, не обращая внимания на прелые листья, прилипшие к голове, и чумазое лицо. Мишка указывал на несколько деревьев в центре оврага и я, аккуратно переставляя ноги, спустился к другу, чтобы рассмотреть получше, что же Мишка тут такого обнаружил. На низеньких чахлых деревцах были изображены странные изогнутые символы — видно, что следы сделаны уже давно и это явно не когти животного. Вырезаны закорючки чем-то более острым и большим, наподобие отвёртки или, скорее, ножа.


Некоторые значки даже выглядели знакомо — один похож на человечка, только с рогатой головой и слишком длинными руками, другой перечёркнутый косыми линиями круг, ещё один был похож на схематически нарисованную оскаленную пасть, следующий... на перевёрнутый крест. Были там и языки пламени, и совсем непонятные загогулины, от которых почему-то начала болеть голова. Лишь отвернувшись, я избавился от неприятного чувства.

"Это ещё не всё!"— радостно прошипел Мишка и аккуратно раздвинул ветки у корней самого здорового дерева. По сравнению с остальными задохликами оно казалось гигантом.


Я поморщился, не понимая щенячьего счастья и азарта друга. Под ветками оказался скрыт "сюрприз" — разнообразного размера кости и черепок мелкого животного, прямо сверху этой кучки. Я очень надеялся, что череп был именно животного, ведь поднимать и разглядывать получше мне точно не хотелось. Что мне на тот момент действительно хотелось — вылезти из этого оврага обратно, взять ветки и пойти в лагерь, пока нас не начали искать.

Мишка же увлечённо перебирал пальцами косточки, разглядывая каждую по отдельности. Я не узнавал прежде брезгливого друга.


"Прикинь, а вдруг тут есть человеческие?" — сказал он мне. "Что это вообще такое?" — я похлопал его по плечу, отвлекая от находки. — "Хотя, даже не хочу знать. Харе лапать эту мерзость, лучше погнали отсюда"

"Похоже на какое-то ритуальное место. Круто!" — друг никак не желал убираться из чёртового оврага и мои увещевания плохо действовали. Но я старательно подталкивал его подальше, грозя вожатыми, которые вот-вот заметят наше отсутствие.


"Слушай, только не говори никому про мою находку" — попросил меня Мишка, когда мы вылезли и более-менее отряхнули одежду от прилипшей земли. На счастье, наша несколькоминутная пропажа осталась незамеченной. Лишь второй приятель недоумённо нахмурился, когда мы выскочили откуда-то сбоку, взъерошенные и потные.


Вожатые провели быструю перекличку — оказалось, что никого не съели волки и не утащили лешие, и мы поволокли добытое деревянное добро в лагерь. Дровишек оказалось столько, что хватило бы ещё на освещение пары ночей. Дальше был костёр, на котором мы пожарили хлеб и картошку. Вроде обычные вещи, но пожарь их на голодный желудок на огне, и они покажутся тебе самым изысканным деликатесом в жизни.


Насытившись, пришло время расходиться по палаткам. Ребята заупрямились, спрашивая про страшные истории, ведь непорядок получается — ночь есть, костёр есть, а историй нет. Вожатые смилостивились и мы, ещё около часа, рассевшись на брёвнах большим кругом, слушали разные небылицы. Кто-то рассказывал неинтересную бредятину, которая могла испугать лишь совсем малолеток, у кого-то выходило получше, но спустя столько лет ни одну историю я сейчас и не вспомню. Кроме одной... Такое ощущение, что в каждом лагере есть похожая байка — про маньяка, который сбежал из находящейся рядом психушки или тюрьмы, заблудился или его убили, и теперь он рыскает в окрестностях в определённые даты. А сегодня ночью, вот совпадение, как раз одна из них.


У нас история, рассказанная самым старшим из вожатых, была примерно такая же. Только беглец являлся сатанистом и совершал тут когда-то давно кровавые ритуалы — начинал с птиц и мелких животных, а закончил... закончил он парой грибников. Тела бедных жителей обнаружили спустя несколько дней, когда их изрядно потрепала местная фауна, а вот самого убийцу так не нашли. Закончилась история на том, что прошло уже пять лет, но ночующие здесь время от времени видят неясные силуэты вдали, слышат заунывный голос, говорящий жуткие фразы, да и кошмары тут снятся чаще всего.


Затем, в самый кульминационный момент, из кустов выпрыгнул один из вожатых, незаметно заранее уйдя в сторону. То-то было визгу. И не только от девчонок. Один лишь Миша потом допытывал старших — правду ли им рассказали, действительно тут происходили такие жуткие вещи? На что ему дали ответ, что всё чистейшая правда. Но вот вожатые при этом слишком улыбались.


Мы долго крутились в палатке — то было душно и жарко, то комары принялись жужжать под ухом, выискивая места для укусов, то спальные места неудобно скатывались под спиной, короче одни мучения. Наконец, кое-как все задремали. Тихие сопения с разных сторон помогли и мне провалиться в дремотное состояние.


Проснулся я, наверное, через пару часов — у меня был очень чуткий сон, а после оврага и истории про маньяка, он стал ещё более беспокойным. Разбудил меня быстро юркнувший из палатки силуэт, который однако успел произвести тихий, но всё же шум — запнулся об мой рюкзак, валявшийся прямо у входа. Я сразу дёрнулся от неожиданности, чуть не вскрикнув, но вовремя спохватился. Покрутил головой, прогоняя остатки сна, и обнаружил, что похоже силуэт принадлежал Мишке — его место было как раз пустым. Можно было подумать, что друг просто пошёл в ближайшие кусты по малой нужде, но тут некстати вспомнился чересчур заинтересованный Мишкин взгляд в том овраге, его желание остаться там подольше. Но неужели друг настолько сбрендил, что решил сгонять туда сейчас? Ночью! Я, например, скорее всего и не нашёл бы то место, тем более в темноте. Да и не очень и хотел.


Тем не менее я чёткими движениями вылез из спальника и оделся, никого не потревожив. На цыпочках прокрался к выходу и, пока оставалась решимость, вылез из палатки, мысленно ругаясь на глупого Миху.


Костёр дотлевал остатками углей, нарушая тишину потрескиванием. Даже странно, что вожатые его решили не тушить до конца. Кстати о них — мне в голову постоянно лез вопрос — следует ли разбудить их, рассказать о вечерней находке. Но я упрямо покачал головой и направился в сторону, в которой, как мне предполагалось, находился тот злополучный овраг. Может сейчас это кажется идиотским решением, ведь я мог свободно заблудиться сам, но тогда хотелось лишь побыстрее догнать Мишку. Чтобы он не натворил глупостей.


На удивление, луна сносно освещала полянку и несколько дорожек, расходившихся в разные стороны. Вторым удивлением было то, что оказывается, я неплохо запомнил путь, который мы прошли вечером. Ещё очень помог большой изогнутый сук — отсюда я и Мишка как раз сошли с основной тропинки, рыская по ближайшим кустам.

А дальше радость моя испарилась.

Высоких деревьев стало больше, следовательно свет хуже пробивался через густые ветви. Да и вообще казалось, что как только я пошёл, тихо похрустывая прелыми листьями в глубь леса, то луна почти перестала светить. Словно кто-то резко убавил яркость на минимум.


А может мне это всё казалось со страху... Мурашки беспрерывно носились по рукам, затылок ломило от чувства опасности, чьего-то недоброго взгляда. На пару секунд показалось быстрое мелькание в кустах справа. Но движение было таким стремительным, что я даже ничего толком не осознал. Да и было ли оно на самом деле? Ведь ветки кустов даже не шелохнулись, словно непонятное бесплотное существо пронеслось прямо сквозь них. Хотя опять же — было ли существо?

Я боялся находиться столько времени в темноте, страх с самого детства никуда не ушёл. Держало меня от позорного бегства только желание найти друга, что он может быть в опасности. И я очень жалел, что не захватил с собой фонарик, тот лежал в моём рюкзачке и сейчас был бы кстати.


Я вытянул руку и медленно двинулся вперёд, боясь напороться на ветку, которая оцарапает щёку или того хуже выколет глаз. Под ногами чуть слышно похрустывала листва и мелкие веточки, а я всё никак не решался громко позвать друга по имени, шагая почти наугад, в нелепой надежде, что иду в правильном направлении. В голове билась грустная мысль, что прямо сейчас шанс заблудиться стал крайне высоким.

Озноб пробирал всё тело, дыхание участилось и я прислонился к ближайшему дереву, пытаясь успокоить разбушевавшееся сердце. Выходило плохо, в каждом кусте мне виделись уродливые твари, только и ждущие удобного случая напасть со спины. Совсем рядом хрустнуло и тут же шум затих. Я дёрнулся и на ватных ногах отлип от ствола дерева, щуря глаза и пытаясь высмотреть что-нибудь при плохом освещении. Деревья скрывали обзор, не давали нормально разглядеть окрестности.


Кое-как я различил футболку Михи — белая ткань виднелась на фоне кустов. Страх снова завладел конечностями. Я позвал друга по имени, но Мишка, повернувшись спиной, никак не реагировал на мой голос. Лишь чуть заметно покачивался на ногах из стороны в сторону, словно в каком-то непонятном трансе. И это пугало ещё сильнее.


Неимоверных усилий мне стоило приблизился к нему, тело потрясывало, в горле пересохло. Хотелось, очень сильно хотелось, опять попасть в палатку и спокойно заснуть, позабыв про всё. Я вытер потный лоб и протянул правую руку, потряс Мишку за плечо. Вспомнился какой-то научный фильм про лунатиков — людей, ходящих во сне. Может и друг был таким же? Хотя раньше за ним не замечалось ничего подобного.


Я сглотнул комок в горле и потряс друга сильнее, стараясь повернуть к себе, посмотреть ему в лицо. Сзади что-то поскреблось по спортивным штанам, прошлось одним движением в районе щиколотки. Я не сдержался и взвизгнул, стараясь сбросить чудовищную лапу... которая оказалась длинной веткой ближайшего куста. А Мишка, словно ожил от моего вскрика, так и не обернувшись, резко рванул сквозь кустарник. Не пробежав и десяти метров опять встал, едва заметно покачиваясь.

Я ринулся за ним и охнул, не скрывая удивления — ветки, как живые, не давали мне протиснуться вперёд, замедляя каждое движение, царапая руки.

"Тебе пока ещё рано. Уходи" — произнёс Мишка безжизненным тоном, снова начав движение.


Лишь затем я понял, что фразу произнёс не он. Слова звучали сбоку. И голос продолжал говорить, только теперь тихие бормотания не складывались в человеческую речь.

Дуновение ветра и, от коры дерева в метрах двух от меня, отделилась продолговатая тень. Тощая фигура была плохо видна, я различал лишь очерченный силуэт... силуэт непонятного существа, ведь люди не могут быть такими худыми и с такими непропорционально длинными руками. Следом возник второй, бормотания усилились, перебиваясь гортанными звуками, страх мешал думать, а тем более шевелиться.


Первая фигура подтолкнула моего друга вперёд — к подобию тропинки, ведущей в полную тьму — и Мишка покорно последовал туда, не издав ни звука. Второй силуэт замыкал шествие.

Минута и их не стало. Исчезли во тьме, забрав с собой Мишку.


Лишь тогда меня пробрало по-настоящему, настолько сильно, что я даже не помнил, как добежал до лагеря, как вообще смог его найти. Долго ли я блуждал по лесу или опять неведомым чутьём разыскал сразу? Прибежав до места, я даже, на какой-то короткий момент, смог себя убедить, что сейчас всё окажется понарошку, что я сам лунатик, а друг мирно спит в палатке, как ни в чём не бывало. Но нет — к сожалению, это был не сон...


Разбуженные вожатые ничего не уяснили из моего сбивчивого детского лепета. Лишь когда увидели, что Мишки действительно нет, забили тревогу. Прихватив фонарики и оставив пару человек в лагере, дабы успокоить и присмотреть за остальными ребятами, вожатые окунулись в лес. Вернулись под самое утро с плохими новостями — Мишки не обнаружилось.


Пришлось спешно сворачиваться и с самого утра двигать назад в лагерь. Потом поиски возобновились с утроенной силой, но всё без толку. Были найдены лишь кроссовки Миши. На маленькой полянке, прямо посередине. Всё выглядело так, словно мальчик разулся и ушёл в самую глубь леса, исчезнув там без следа.

Я рассказал про овраг, который мы с ним нашли. Про спрятанные кости, непонятные символы, про то, как друг там себя вёл. Не стал говорить лишь про чёрных существ, которых я видел ночью — просто проснулся, пошёл искать Мишку и потерялся сам, испугавшись не на шутку.


Никто из вожатых — особенно те, кто тут бывал не первый год — даже не слышали про такой овраг. А уж они облазили тут каждый сантиметр. Я напросился к ним, пытаясь найти то место, но как мы не вертелись по узким тропинкам, так ничего и не обнаружили. Я нашёл тот путь, похожие деревья, большой сук, следы моего ночного похода, но спуск вниз и сам овраг... он так же испарился без следа, как и Мишка, что очень портило мою версию событий в глазах ребят. Меня расспрашивала приехавшая милиция, пыталась узнать хоть что-то, но с каждым разом я видел, что они всё меньше верят, считают что я их попросту обманываю. На следующий день родители спешно увезли меня из лагеря.


Водили по врачам и, на какое-то время, я сам стал верить в то, что ничего жуткого не было. Что скорее всего Мишка заблудился, а всё остальное это моя выдумка, помноженная на страх темноты. Что зрение сыграло со мной злую шутку и две зловещие чёрные фигуры, не уводили друга в глубь леса, а я не стоял на месте, не решаясь даже пошелохнуться под тяжестью необъяснимого ужаса...



* * *

— Вот как-то так..., — история закончилась и Андрей Фёдорович шумно приложился к стакану с кофе, допив его залпом. — Что скажете, студенты?

— У вас реально пропал друг или это больше для интереса? — первой высказалась Таня. — Просто действительно всё напоминает те самые байки у костра.


Мужчина поморщился, видимо этот вопрос был ему неприятен. Чуть охрипшим голосом он ответил.

— Да, был в лагере, где в одну из ночёвок исчез лучший друг. И непонятный овраг, который потом не нашли тоже присутствовал... Просто, как бы сказать... После прожитых лет нельзя быть ни в чём уверенным на сто процентов. Я рассказываю лишь свои воспоминания — себя тех лет. На тот момент я верил во всё это... сейчас в принципе тоже.

— Думаете, это были какие-нибудь пришельцы? Или демоны? — без тени усмешки спросила Таня.

— Неважно, что я думаю, важна реакция на историю. Даже если она хоть немного заинтересовала, это уже для меня плюс. Что она смогла посеять в голове собеседника зерно размышлений. Размышлений о необъяснимых вещах. Обыденность утомляет...


— Ну а я остался при своём мнении, — серьёзно ответил Егор, молчавший до этого. — Всё объяснимо — если история действительно ваша — боязнь темноты с детства повлекла за собой вот такие вот кошмарные фантазии. Друга вы так и не нашли и в испуганном мозгу появились эти видения, чтобы хоть немного облегчить чувство обиды на самого себя.

— Это как? — заинтересовался Андрей Фёдорович.

— Вина за то, что не остановили друга, когда такая возможность была.

— Ты случайно психиатром не работаешь? Я бы походил на сеансы.

— К сожалению, а может и к счастью, я работаю дизайнером. Кстати, повторюсь — вам, как минимум, нужно записывать свои рассказы.


— Так я и записываю, — усмехнулся мужчина, ласково хлопая по боку сумки. — Своеобразная автобиография, только в виде страшилок. Ну и чужие я тоже могу подрезать, чего уж греха таить. Конечно, если история мне понравилась.

— Правда? — спросила Таня. — Круто! Ну тогда, с вашего позволения, я тоже расскажу. Совсем мелкую.

— Тебя барабашки похищали? — спросил Егор, принимая очередной подзатыльник с гордым видом.

Обстановка немного разрядилась, перестав быть такой чересчур серьёзной.


— Я уже и забыла про этот случай, но после рассказа Андрея Фёдоровича, прямо в голове щёлкнуло! Он чем-то схож с вашей историей, — Таня сменила своё полулежачее положение, сев и скрестив ноги по-турецки. Из-за качки поезда из стороны в сторону, казалось что она представляет себя большим маятником. — А ты, если не веришь, то это не значит, что и остальные должны поступать так же.

— Хорошо, хорошо, — скривился Егор. — Спорить не буду. Да и ты меня заинтриговала прям. Выкладывай давай.

— Да, Татьяна, не робейте, — поспешно сказал мужчина. — Мы все во внимании, а я тем более. Чем чёрт не шутит — может заберу рассказ в свою большую коллекцию.


Девушка задумалась, покусала губу и начала свою историю, смотря на проносящийся мимо пейзаж. Поезд как раз мчался мимо мелкого населённого пункта — низенькие домики, покосившиеся заборы, множество кустов и сорняков. Ни в одном жилище не горел свет — нельзя было понять, есть ли тут вообще люди или деревенька заброшена. Хотя нет, пара одиноких фонарей освещали единственную длинную улицу. Затем снова резко вырос лес, оставив позади угнетающую картину.


— Пусть история называется...



Продолжение следует...

Показать полностью
193

Страшные истории, рассказанные в поезде (часть 1)

Заранее напишу (так как вспомнил и увидел только сейчас)), что первая история уже была у меня отдельно (раньше были на неё другие планы) и поэтому она высвечивается в дубликатах. Но просто оставить на неё ссылку тоже неправильно — на мой взгляд рассказ потеряет целостность.


— Ну всё, Игорёк, спасибо за хороший приём! — Егор обменялся крепким рукопожатием с другом. — Отдохнули замечательно, да и положительных эмоций набрали с избытком.

— Не, это ты молодец, что заехал проведать старика, — улыбнулся тридцатилетний парень, переступая с ноги на ногу, словно готовясь к быстрому старту куда-нибудь вперёд. Правда впереди был только лишь поезд, да несколько последних пассажиров старательно разглядывающих свои билеты. — А то я уже совсем обленился, расслабился тут в глуши.


— Хватит на себя наговаривать. Ты ещё в полном расцвете лет... и сил! — вступил в игру Егор, притворно потрясывая рукой. — Правда развлечения гостям мог и получше придумать. Надеюсь, когда мы через годик-другой сюда опять наведаемся, ты нас встретишь, уже как полагается.

— Тогда давайте лет через пять, — отмахнулся друг, поднимая спортивную сумку с земли. Отряхнул по бокам и протянул Егору. Тот аккуратно принял свою ношу. — Точно ничего не забыли?

— Да вроде всё, — Егор нахмурился, подсчитывая в уме количество баулов и вспоминая суматошные сборы. — Хотя Танька могла мелочёвку какую-нибудь забыть, но да ладно.

— Кстати, по поводу Тани, — посерьёзнел Игорь. — Не поменял своё решение? Дело такое... тяжёлое. Далеко не каждый соберётся с силами.

— Я долго мучился, взвешивал все "за" и "против"... и думаю на днях всё-таки сделаю это. Может даже сегодня, — Егор легонько пнул друга сумкой по колену. — Всё будет норм, дружище, не переживай так.


— И ещё одно, — Игорь разблокировал телефон и показал фотографию Егору. Тот хмыкнул и огляделся по сторонам. На перроне в такое позднее время оставалось всё меньше людей.

— Я всё уяснил и запомнил с первого... нет, вру... со второго раза. Поэтому хватит мне уже показывать эти фотки. Давай, погнал я уже, а то так без меня поезд уедет!


Ребята ещё раз обнялись на прощание и Егор поспешил к своему вагону, старательно волоча здоровенный баул, из-за которого парня постоянно кренило налево. Сумку раздуло так, словно туда запихнули мешок картошки, да ещё и ногами утрамбовывали.

Егор вскарабкался по неудобным ступенькам маленькой лесенки, кивнул проводнице, ожидающей его, протиснулся внутрь вагона, затем втянул за собой сумку через узкую дверь и зашагал вперёд в более приподнятом настроении.


Им сегодня прямо повезло — вагон практически пустой, на этот ночной рейс пассажиров не нашлось. Не совсем везение, ну да ладно... Может и не слишком популярный маршрут помог в этом, но факт такой, что по пути он встретил лишь ещё двух попутчиков — женщину с дочкой лет семи. Мамаша уже по-хозяйски развалила свои вещи на остальные койки, словно была свято уверена, что сюда не забежит в последнюю минуту припозднившийся человек. Дочурка, вереща похлеще обезьяны, с ногами запрыгнула на койку, намереваясь полезть наверх, используя только руки. Увидела Егора и высунула язык, дразня проходившего парня.


Он, видя что мать непослушной девчонки не смотрит, сделал так же, чувствуя себя малолетним дурачком. Зато ребёнок перестал крутиться шальной молнией по койке, передумав играть в скалолаза на минималках.

Тихо посмеиваясь, Егор направился дальше. Их места были ближе к концу вагона.


— Заждалась? — вполголоса сказал парень, высунув голову. Он намеревался напугать Таню, но та, как раз повернулась спиной, роясь в своей бездонной дамской сумочке. Длинные рыжие волосы заслоняли лицо и девушка постоянно зачёсывала пряди за уши.


Пол под ногами ощутимо встряхнуло и поезд принялся дрожать, натужно гремя колёсами, постепенно набирая ход. Егор редко путешествовал таким видом транспорта, всё же предпочитая машину, но каждый раз ловил своеобразное удовольствие от этих ощущений... начала пути. Мелодичный перестук колёс, приятная вибрация пола, который чуть качался из стороны в сторону, в непонятной гармонии соединяясь с картинкой за окном. Звуки снаружи исчезли, растворились в шуме изнутри самого вагона, остались лишь кадры маленького городка, который вскоре сменится на лесной пейзаж — и так будет меняться бессчётное количество раз. Жаль, что уже поздно и мало что можно разглядеть.

Егор встряхнул головой и бросил сумку на свою койку. Таня ойкнула, оборачиваясь и только сейчас увидев парня.


— Не пугай меня так! — озорно блеснули её голубые глаза.

— Тебя? Напугать? — Егор удивлённо наморщил лоб, ласково гладя девушку по спине. Почёсывая между лопатками, как Таня больше всего любила. — Дорогая, ты что-то напутала.

— Дорогой, что так долго вещи нёс? — девушка тут же переключилась на другую тему. Егор всегда удивлялся этой женской способности мигом менять разговор в иное русло. — Я уж подумала, что ты в другой вагон залез.

— Неа, — улыбнулся парень, сваливаясь на койку.

— Аккуратнее, балда! — Таня еле успела убрать сумку, притворно злясь и делая вид, что сейчас огреет его по голове.


Егор притянул девушку к себе и чмокнул в губы. Таня попыталась отстраниться, но он держал крепко, хитро посматривая на неё.


— Дурак! — тихо засмеялась Таня, перестав сопротивляться. На щеках появился румянец. — Тут кроме нас вообще-то ещё пассажиры есть.

— А я их не стесняюсь, — подбоченился Егор, делая суровый вид, который ограничивался поджатой губой и хмурыми бровями. — Да и мы на расстоянии от них, так что...

Он тут же замолк, расслабив руки.

— Извините, если помешал, — услышала Таня позади себя грубый мужской бас.


Девушка стыдливо ойкнула и мгновенно отстранилась от парня. Вслед за щеками покраснели уши и Таня принялась копаться в сумочке, пытаясь скрыть смущение.

Помешавший им человек всё ещё стоял в проходе, будто бы решая что-то у себя в голове. Несколько секунд пытливо смотрел на ребят и, наконец, махнул рукой парочке, присев напротив и дав им возможность получше себя разглядеть.


Коренастый мужчина лет сорока пяти, аккуратно подстриженный, ровная бородка с усами, одежда была опрятная и как раз по ненастной погоде — скрывающая фигуру утеплённая куртка с капюшоном, толстые штаны и высокие ботинки, даже скорее берцы. Незнакомец скинул верхнюю одежду и чуть улыбнулся одними уголками губ, продолжая посматривать на ребят. Это мимолётное движение немного разгладило чересчур суровое выражение лица, хотя густые брови так и остались нахмуренными. Он подчёркнуто вежливо протянул руку через столик немного опешившему Егору. Рукопожатие вышло очень крепким, но Егор сделал вид, что ничего не почувствовал.


— Андрей Фёдорович, — представился мужчина громким басом. Хорошо поставленный голос был в чём-то приятным, не резал уши, лёгкая хрипотца немного облегчала его тембр.

— Егор.

— Таня, — девушка перестала теребить сумку и прислонилась к перегородке, чувствуя спиной вибрацию поезда.

— У меня тут казус случился, — произнёс незнакомец немного извиняющимся тоном. — Проводница не заметила на билете, что у меня вагон другой. Я только расположился там, —Андрей Фёдорович махнул рукой в сторону соседнего вагона, — как она опять подходит. Внимательно изучила билет и сюда перевела, куда и было нужно поначалу. Хорошо хоть быстро выяснили, а не посреди ночи.


Мужчина замолчал и скосил взгляд в сторону, глядя на рюкзак, валяющийся на его законном месте. Девушка, заметив на что тот смотрит, толкнула в бок более непонятливого Егора.

— Убери наши шмотки, — шикнула она. — А что, в том вагоне людей так много? Чего проводница так переполошилась?


Андрей Фёдорович одной рукой приподнял тяжёлый баул, одобрительно взвесил в воздухе и передал парню. Егор, поднатужившись, закинул рюкзак наверх, лишь потом подумав, что сильно сглупил. Можно было бросить и на боковую койку, мест-то всё равно куча пустых.


— Ничего страшного, — отмахнулся Андрей Фёдорович на "спасибо" Егора. Затем ответил девушке, которая уже решила, что мужчина не расслышал её. — Сам не знаю из-за чего такая суета... что здесь, что там, людей почти нет. Может проверки боится, но очень просила перейти на своё, так сказать, законное место. Ну мы люди не гордые, да и сумка всего одна, — мужчина усмехнулся, глядя, как Егор располагает два оставшихся рюкзака. — Ты лучше сидушку приподними и под неё спрячь. Так всяко удобнее будет, — посоветовал Андрей Фёдорович.


— Да ладно, пусть валяются рядом, — Егору надоело возиться с их шмотками и он решил всё так и оставить.

— Смотри, а то будешь спать и кто-нибудь подсядет на ближайшей станции. Хлопнут ваши вещи, глазом моргнуть не успеете.

— Я спать не буду, постерегу, — улыбнулась Таня, уступая место Егору, который аккуратно протиснулся мимо неё, ближе к окну.

— Любите ночью пободрствовать? — понимающе кивнул мужчина. — Дело ваше, моё предложить альтернативу.

Все ненадолго замолчали. Таня достала телефон и принялась там что-то вычитывать.


— Тэкс, — произнёс Андрей Фёдорович. — Пойду перекурю. Никто не хочет присоединиться?

— Спасибо, не курим, — ответила за двоих Таня.

— Это правильно, — не стал спорить мужчина и вышел. Придерживаясь за ближайшие койки медленным шагом направился вперёд.

— Может на другое место перейдём? — вполголоса спросил Егор, косясь то в окно, то на Таню.— Вагон всё равно большой.


Мимо поезда в темноте проплывали деревья, кустарники и длинные столбы электропередач. Казалось, кто-то вырезал кадр из видео и зациклил его — настолько всё выглядело повторяющимся. Одинаковые деревья раз за разом мелькали в окне, чтобы снова появиться через несколько секунд.


— Мне лень, — ответила девушка, кладя голову Егору на плечо. — Тем более я уже разложила тут все вещи.

— Во-первых, — назидательно начал Егор, — это я раскидывал тут все рюкзаки, героически напрягая свои мышцы, ты только сумочку уложила. И то неправильно. Во-вторых... — он загнул палец и встряхнул плечом, чтобы девушка обратила на него внимание, — во-вторых такое ощущение, словно мы месяц назад переехали в квартиру, а не скинули здесь вещи куда придётся. И в-третьих...

— А в-третьих, — не дала договорить ему Таня. — ты нудный и скучный сухарь. И я ещё хочу на тебя свои лучшие годы угробить! Пока тут посидим, а дальше видно будет.

Вернулся Андрей Фёдорович, деловито усаживаясь на койку.


— Видел проводницу нашего вагона — сказала действительно проверка ходит, сверяет места. Я ей говорю "ночь же на улице, какие проверки?" Людей будут будить и просить билет показать? Идиотия какая-то... так что извиняйте, пока останусь с вами, раз такая непруха.

— Ничего страшного, мы потерпим, — улыбнулась Таня.

— Ещё и девчонка мелкая по той половине носится. Точно головёшкой стукнется обо что-нибудь,— Андрей Фёдорович высунул голову в проход. — Тоже, видать, спать не хочет.

— Да, егоза та ещё, — пробормотал Егор, — язык показывает.

Мужчина рассмеялся.

— И тебе тоже? Вот, вроде бы не маленькая уже, а так ведёт себя... Эх!


Он хотел сказать ещё что-то, но громкий звук быстро резанул всем по ушам, словно шумно вжикнула бензопила прямо в барабанные перепонки. А затем свет погас — тоже резко и внезапно. Во всём вагоне.


Невольные попутчики замолчали, тишину перебивал лишь перестук колёс, да слабые поскрипывания пола. Отблески от мелькающих за окном редких фонарей совсем немного освещали общую картину. Тени плясали по стенам и потолку, вились чёрными щупальцами поверх их голов, словно спасаясь от слабого света.

Через томительные несколько секунд это наваждение пропало. Егор почувствовал, как Таня сжала ему руку. Очень крепко.


— Всё нормально, — сказал он ласково девушке, обнимая её покрепче.

— Да знаю я, дурачок, — прошептала Таня в ответ, подув Егору в ухо.


Другой рукой девушка вытащила телефон и включила фонарик. Нечаянно направила на Андрея Фёдоровича. Тот, так же как и Егор, не поднял никакого шума, продолжая молча сидеть и смотреть на танцы света и тьмы. На хмуром лице промелькнул испуг, который мужчина старательно скрыл, поджав губы. Из-за бокового освещения фонариком проявился странный эффект — у Андрея Фёдоровича стали чёрные глаза, просто два уголька вместо глаз. Он немного повернул голову и наваждение сразу пропало.

Егор принялся неловко вылезать из-за столика, но девушка его остановила.


— Я сама, — Таня, сжав фонарик в руке, встала и выглянула в проход.

— У всех всё в порядке? — в их сторону уже направлялась проводница, смотря уставшими глазами. В тишине стало слышно, как бурчит у неё живот.

— Всё нормально, — ответила Таня.

— Не люблю темноту, — пробормотал Андрей Фёдорович, продолжая смотреть на движения теней. Они перестали извиваться и теперь просто вытянулись, едва заметно шевелясь из-за постоянной тряски поезда.


Словно только ожидая его слов, свет включился, непривычно ярко вдарив по сетчатке глаза всем присутствующим.

— Были небольшие неполадки, приносим извинения, — проводница с грустным выражением лица пошла обратно.

— Странная эта вещь — темнота, — Андрей Фёдорович наконец-то немного расслабился, более спокойно оглядываясь вокруг. Дождался, пока девушка сядет обратно. — Есть у меня на этот счёт занимательная история. Хотите послушать?


— Реальная? — спросил Егор. — Надеюсь не страшная?

— Давайте лучше страшную, — улыбнулась Таня. — Ночная атмосфера прямо намекает на такие рассказы.

— Хорошо, — после короткой паузы сказал Андрей Фёдорович. — И да, история правдивая. Произошла она со мной в детстве...



Ночёвка у бабушки

Мне было лет восемь — десять. Поехал к бабушке на выходные... ну, думаю обычное дело, небось и сами так делали. Либо родители спихивали, чтобы побыть в тишине и покое хоть несколько дней.


Помню, что заснул в тот день поздно — читал книжку, сидя под лампой и хрустя свежими бубликами. Произведение оказалось вполне интересным чтивом и целиком затянуло моё внимание. В голове крутится название... сейчас... сейчас... нет... Вот хоть убейте, а не помню, позабыл старый! Но это и неважно, просто захватывающая книга, сейчас-то все в телефонах сидят, картинки, да смешные видео смотрят, а раньше чтение было вполне себе хорошим времяпрепровождением, особенно в холодную или дождливую погоду. А такая погода на тот момент и была.

Ливень, вперемешку с мелким снегом, хлестал за окном, завывал сильный ветер, гудя по трубам, в стекло постоянно хлопали капли, ничего не давая рассмотреть на улице. Но я не обращал внимания — удобно расположился в кресле, убрал чуть в сторону слишком ярко светившую лампу и поглощал вместе с чаем и вкусняшками страницу за страницей, представляя как происходящее там, могло выглядеть по-настоящему. Мощная штука воображение... одновременно и помогает, развивая мышление, а с другой стороны... но я немного забежал вперёд. Да ещё и утомил вас своим брюзжанием, как дед старый, ей богу.


Бабуля уже к тому времени ушла к себе в комнатку, перед этим потрепав по голове и попрощавшись. Ну и намекнув, что зрение и так у меня не шибко хорошее, нечего глаза лишний раз ломать. И сказала, что завтра на завтрак приготовит блинчики, а они у неё получались просто объедение. Я даже отвлёкся от книжки, в сладких грёзах уже предвкушая утреннюю трапезу, а потом, спохватившись, пообещал, что посижу ещё чуточку и тоже лягу. На том и порешили.

Чуточку конечно растянулось на более длительное время. Я и не заметил, как сильно стемнело. И за окном, и в самой комнате. Вроде только недавно вполне себе различал и видел все окружающие предметы, а сейчас... только лампа создавала вокруг меня небольшой барьер из света.


Знаете, с самого детства есть такой вот неубиваемый страх перед тьмой. Сложно даже сказать, с какого именно момента жизни он появляется, не отпуская нас до самой смерти. Думаю, очень рано — как только ребёнок хоть что-то начинает соображать, самый минимум... тогда и возникает неуютное чувство, когда гаснет свет, а тени начинают пляску на потолке и стенах. И виной тому как раз воображение, про которое я говорил ранее. Его, скажем так, самый большой минус. Воображение против воли рисует разных страшилищ, а мозг додумывает остальное, придавая твоим пугалкам дополнительную глубину и объёмность. Звуки, скрипы, очертания.


Вот, например, на стенке была вешалка с футболкой, обычная одежда ничего такого, но стоит приглядеться к ней ночью... Непонятное пятно висящее в воздухе и кажется словно оно потихоньку приближается к тебе, только лишь отведёшь взгляд, хоть на секунду. Краем глаза можно заметить, как оно еле-еле шевелится, будто насмехаясь над тобой. Над твоими попытками осознать — реально ли всё?

И та боязнь продолжается, сколько человеку не было бы лет — десять, двадцать, сорок... Каким бы крутым и неустрашимым ты не был, но всё равно, оставшись в темноте один, нет-нет, но почувствуешь липкое ощущение опасности, что ты не один здесь, что существует ещё что-то за гранью понимания...


Но в детстве не задумываешься о таких умных вещах. Просто, когда страх накатывает волной, накрываешься с головой под одеяло, пряча все конечности, а то не дай бой высунется пятка и тогда тебе не сдобровать, чудище славно полакомится свежим мясцом.

Из-за лампы глаза всё-таки побаливали, да и позднее время заставляло их то и дело слипаться. Но беспокоило меня не это... даже зная, что бабушка дремлет рядом, буквально через стенку, мне всё равно было неуютно. Приоткрытая дверь, колышащиеся еле-еле шторы, джинсы, повисшие на спинке кресла — всё это в темноте наводило мурашки по телу. Мозг придумывал объяснения и тут же рисовал совсем другие картины, от которых выключать лампу не хотелось, как планировалось раньше.


Да ещё и ужастик просмотренный накануне был совсем не к месту... И его названия не помню... видимо действительно возраст начинается старческий... помню только что-то про призраков... но для мальчишки и такое прекрасно действует на нервы.

Я наконец-то захлопнул книжку, внимание полностью отвлеклось на тёмные завихрения наверху шкафа. Отложил книгу в сторону и задумался — нужно ли мне в туалет? Решил, что не очень и хочется, до утра вполне потерплю. Глупо, да? Я знаю... но почему-то воспоминания пугалок из фильма заставили меня остаться в комнате. В ней тоже было неуютно, но идти в полной темноте до туалета... на тот момент такой подвиг я совершить никак не мог.


Благо, что кровать была рядом, так что я аккуратно вылез из кресла, морщась из-за занемевших ног, дождался, когда мурашки перестанут носиться в догонялки по всему телу. Всеми силами постарался не смотреть в самые тёмные уголки... и быстрым рывком тут же юркнул под одеяло. Шмыг и всё! Я в домике, обломитесь чудища. Сам удивился своей проворности, даже заулыбался. Свет давал немного надёжности, разгонял мрак и помогал успокоиться.


Чуть полежал, слушая завывающий ветер по ту сторону окна. Звуками он напоминал непонятное животное — к собачьему лаю присоединялся плач ребёнка, всё это перемешивалось и потом добавлялись шуршания... что-то похожее на скрип зубов между собой. Зато внутри дома стояла тишина. Ни шума, ни хруста. Лишь еле слышимые посапывания бабули.


А вот в нашей квартире всегда по ночам поскрипывал ламинат на кухне. Что тревожило меня и заставляло подолгу прислушиваться, почти не дыша. Ходит ли там кто-нибудь или нет? Мозг говорил "нет", а вот воображение отвечало "да" и представляло самого отвратительного монстра, которое по-хозяйски прохаживалось, хватаясь за домашнюю утварь и задевая стол.

Но история сейчас не об этом.


Незаметно я заснул. Сам не понял как — глаза всё чаще закрывались, а сознание потихоньку отключалось, пока не вырубилось окончательно. Не знаю сколько времени прошло, но разбудило меня... даже сложно сказать что... просто ощущение чего-то нехорошего. Столько лет прошло, но эти воспоминания всегда яркие, будто произошли недавно, буквально прошлой ночью. Чувство опасности заставило сердце болезненно сжаться и я открыл глаза, ещё не понимая что, где и кто.

Света не было... Комната в полнейшей темноте, которая сгустилась вокруг меня. Даже лампы, до которой рукой подать, не видно, чернота... и осознание что на меня смотрят...


Заснул я на боку, немного скрючившись и поджав ноги под себя, такая вот недоделанная поза эмбриона. Постарался повернуться, поглядеть по сторонам, но не смог. Руки, ноги — все конечности отказали, словно меня парализовало. Я вкладывал всю энергию, чтобы хотя бы дёрнуть пальцами, но безуспешно. Онемение расползлось по телу, превратив его в какое-то бревно. Двигать получалось только глазами, и то с трудом.


Вот это было самое страшное на тот момент ощущение, которое мне довелось испытать на себе. То, что ты не контролируешь тело пол беды... но то, что мозг буквально полыхал, набатом стучал в голове — рядом есть ЧТО-ТО нехорошее, заставляло сердце так яростно колотиться, как никогда больше в жизни. Я скосил кое-как глаза в сторону и увидел тёмное пятно. Да, да, была ночь и по логике везде на тот момент было темно, но очертания складывались именно в силуэт. Я вспоминал, что может там что-то висело до сна, но нет — просто стенка без вешалок или плакатов. А сейчас появилось длинное пятно, которое чуть приблизилось, стало гуще и объёмнее, уплотняясь, становясь реальнее с каждой секундой, превращаясь в худую безликую фигуру, словно склонившую голову набок.


Я закрыл глаза, мысленно молясь, чтобы всё было сном, кошмаром. Хотел похлопать себя по щекам, встряхнуться, закричать, зовя на помощь бабушку или соседей, хотел проснуться... но не мог. Почувствовал лёгкое касание на лице, быстро, словно чьи-то холодные пальцы прошлись ото лба по глазам, задевая ресницы, опускаясь ниже, пока в районе горла у меня не перехватило дыхание. Ледяные ладони скользнули по гортани, чуть сжимая. Я тут же замычал, обводя безумным взглядом комнату. Сердце не унималось, постоянно колотясь и сокращаясь на пределе сил.


Тихие шажки, очень тихие, но в этой ужасающей тишине любой шорох казался громоподобным. Из угла неподалёку от изголовья. Там, куда я физически не мог скосить глаза. Шарканье, будто у идущего слабые ноги, как у моей бабушки. Так двигается старый уставший человек, я часто слышал эти звуки, когда бабуля перемещалась по кухне или подходила к моей комнатке, и ничего страшного раньше не замечал, но сейчас поскрипывания пола ввинчивались в уши, биение сердца усилилось, мозг был на грани помешательства. От осознания, что я ничего не могу сделать, становилось совсем плохо.


Ещё пара шагов и я практически кожей ощутил, как неведомое существо остановилось в нескольких сантиметрах от меня. Затаил дыхание, но не услышал ничего. Словно чудовище тоже набрало воздуха... или не дышало вовсе. Так продолжалось совсем недолго — кислорода перестало хватать и я, хрипло и громко раскашлявшись, сделал глубокий вдох. Тогда всё и пропало — ощущение опасности, давление на голову и, самое главное, вернулся контроль над телом. Я дёрнулся, как от разряда током, и скатился с подушки. Грудь ходила ходуном, рёбра и бок болели, а я то ли от счастья, что всё закончилось, то ли от пережитого, навзрыд расплакался, как маленький ребёнок... да я в принципе и был тогда мелкий пацанёнком.


На шум, причитая, прибежала бабуля, увидела меня, сидящего на полу и хнычущего почём зря и испугалась, наверное, похлеще меня. Подбежала обнимая, спрашивала что со мной. А я лишь тихонько всхлипывал, прижимаясь к ней.

По итогу я конечно никому ничего не рассказал — ни родителям, ни друзьям, ни бабушке. Уже тогда, не смотря на юный возраст, понимал, что смысла нет, никто не поверит, все скажут, что придумал байку или просто приснился очень реалистичный кошмар. Бабушка, как единственная видевшая моё состояние, пыталась разговорить меня, но я был непреклонен.


И долго потом не оставался ночевать у бабули. Да и у себя дома, первые ночи постоянно не мог сомкнуть глаз, плотно закрывал дверь и задёргивал шторы, внимательно рассматривая любые тёмные очертания, прислушиваясь к каждому скрипу, вглядываясь во мрак.

Возможно, оттуда на меня тоже кто-то смотрел. Или что-то...



* * *

Андрей Фёдорович замолчал, поглядывая на ребят. Те тоже сидели в тишине, переваривая услышанное. Казалось, даже поезд чуть замедлил ход, перестав так громко лязгать колёсами. Лишь тряска давала понять, что они всё ещё движутся.


— Занятная история, — наконец высказалась Таня. — Я так полагаю основана на реальных событиях?

— Так точно, — чуть охрипшим голосом ответил мужчина. Похрустел шеей. — Всё произошло со мной в детстве.

— Это же обычный сонный паралич, — сказал Егор, непроизвольно повторяя движения мужчины. Не только размял шею, но и выпрямился, чувствуя тяжесть в районе поясницы. — Такие вещи со всеми происходили хотя бы раз. У себя я помню как минимум парочку. Похожие признаки — непонятная фигура, оцепенение всего тела, неспособность закричать или пошевелить хоть пальцем ноги, ужас, охватывающий твоё сознание — всё это множество раз описывалось другими людьми. В интернете куча историй на подобную тематику.


— А как было у тебя? — поинтересовался Андрей Фёдорович. Судя по голосу он немного обиделся на снисходительный тон парня.

— У меня вообще этот паралич случился днём, что только усилило панику и страх. Задремал, свернулся калачиком в кресле, резко очнулся... и увидел чьи-то ноги. Незнакомца, подошедшего ко мне. Поднять взгляд выше грязных сапог с прилипшими ошмётками кожи и пятнами крови я не мог. Несколько секунд не получалось шевельнуться, лишь крутить зрачками по сторонам. А потом меня "отпустило", — кратко ответил Егор, не сильно вдаваясь в подробности. Затем уважительно добавил. — Но чего у вас не отнять — это действительно хорошо описанные эмоции. Да и с вашим голосом только страшилки озвучивать. Подумайте на досуге, тембр и интонации прямо пробирают до мурашек. Хотя у нас тут и место, и время суток, тоже в зачёт идут, накидывают пару баллов мрачной атмосфере.


— Ну а у вас, Татьяна, бывало похожее? — учтиво произнёс Андрей Фёдорович.

— Кстати, нет, — девушка задумалась и продолжила после короткой паузы. — Точно нет, не помню ничего такого.

— Вот видишь, — к мужчине опять вернулось спокойствие. Он хмыкнул Егору. — А ты говоришь у всех бывало! Я всё-таки считаю, что есть что-то ещё... почти незаметное нашему глазу, то от чего мы снисходительно отмахиваемся, не веря в происходящее.

— Согласна с вами, — приняла его сторону Таня. — Я того же мнения. Люди пытаются найти рациональные объяснения, а ведь многие вещи просто так и не объяснишь!

Девушка, улыбаясь, подтолкнула Егора, но тот лишь отмахнулся.

— Не буду вступать в дискуссии.


Сбоку появилась женщина, которая тоже ехала с ними в вагоне. Только без своей непослушной дочурки.

— Вы Анечку не видели? — она спохватилась, увидев недоумение на лицах, повернувшихся к ней.— Это дочка моя, бегала тут по проходу туда-сюда, да вот минут пять уже я её не наблюдаю... Думала, может она к вам подсела — пообщаться, послушать.

— Нет, — неожиданно сурово сказал Андрей Фёдорович, отрицательно покачав головой. — Хотя... когда я ходил курить, она проходила мимо, в туалет. Дальше уже не знаю.

— Ясно, спасибо, — женщина в задумчивости обвела взглядом молчащих Таню с Егором, а затем, отвернувшись, пошла по направлению к концу вагона.


— Небось спряталась, — сказал Егор, как только женщина скрылась из виду. — Залезла где-нибудь на верхнюю полку, прикрылась и лежит довольная, ждёт, когда все забегают.

— Вполне возможно, — кивнул на это предположение Андрей Фёдорович. — Даже не удивлюсь, если так и будет.

— Может пройдёмся, посмотрим по вагону? — предложила Таня, укладываясь позади сидящего Егора. Взбила подушку, чтобы было удобнее лежать.

Парень обернулся.


— Я гляжу, ты прямо уже собралась идти, — за эти слова он получил по затылку, но продолжил.— На низком старте готовишься ринуться на поиски.

— Это не наши проблемы, — высказался и Андрей Фёдорович. — Тем более Егор прав— девчонка сто процентов спряталась. Заскучала видимо, решила вот таким образом повеселиться. — мужчина порылся в своей компактной спортивной сумке, достал пакет с бутербродами. Самые обычные, просто эталон дорожного завтрака — нарезанный батон, кусок сыра и колбаса сверху. — Никто не желает перекусить?

— В поезде и не пожевать? — мило улыбнулась Таня, протягивая руку над столиком.

— А я откажусь, — Егор встал и принялся копаться в сумочке девушки. Вытащил пару пластиковых дорожных стаканов, со специальными утолщениями, дабы не обжечь руки. Потом порывшись извлёк ещё один. — Лучше схожу, кипятка наберу.


Егор вернулся через пару минут, аккуратно неся перед собой горячие стаканчики.

— Спасибо, — поблагодарил Андрей Фёдорович.

— Давай быстрее, — поторопила девушка. — Тут новая история на подходе!

Егор поставил три пластиковые штуковины на стол, порвал вытащенные ранее пакетики с растворимым кофе, всё же неуклюже просыпав небольшую часть в сторону.


— Чтож вы, Татьяна, своего парня так пугаете, — заметил мужчина, доедая последний кусок бутерброда и вытирая рот.

— Он ещё не знает, насколько я могу быть страшная, — скорчила рожицу девушка. — Буууу!

— Хватит уже, — благодушно отмахнулся Егор, присев обратно на койку и прислонившись спиной к девушке. — Так что за история? Опять ужастик?

— Конечно, — непоколебимо ответил Андрей Фёдорович, расположившийся прямо напротив парня. Прищурил глаза, каким-то оценивающим взглядом окидывая Егора. — Разговор про девчонку-потеряшку напомнил ещё один случай, произошедший со мной.

— Интересненько, — протянул Егор, приготовившись слушать. Хоть, как уже ранее заметила Таня, страшилки он не любил, но предыдущая история, рассказанная их собеседником и попутчиком до конца пути, произвела нужное впечатление.

— Так вот, — густой бас Андрея Фёдоровича с лёгкостью перебил внешние шумы.


Поезд набирал обороты, неясные мелькания за окном усилились, они как раз проезжали совсем неосвещённый участок леса. Деревья просто сливались в один тёмный фон, становясь мутной пеленой. — Историю я назвал...


Продолжение следует...

Показать полностью
43

Дожить до финала (заключительная часть)

Дожить до финала (часть 1)

Дожить до финала (часть 2)

Дожить до финала (часть 3)



Распространённая практика показывает, что сиквел не обязательно должен быть сверх-крутым. Нормальные творцы просто берут ту же идею, сработавшую первый раз, и на её основе делают похожее, только немного лучше. Чуть больше интересных моментов, добавить ещё экшона — главное не переборщить. Таких примеров множество — Пираты Карибского моря, Терминатор, Назад в будущее, Властелин колец — список можно продолжать долго.

А что же я вижу здесь?


Создатель моей истории похоже хотел выдавить из себя мегасюжет, с лихими поворотами сценария, но сходу жидко оподливился. Происходит такой балаган дерьма, что я всё больше понимаю, что нихрена не понимаю. Всё смешалось. Если раньше были хоть какие-то чёткие рамки — жанр ужастики и штампы тоже оттуда, то после путешествия к огурцам всё окончательно превратилось в безумный винегрет. Вместо жанра мешанина из детектива, боевика и лютой наркомании. Я не хотел себе признавать но уже вспоминал тефтелину с щупальцами, безмозглого зомби и сексапильную ведьмочку хорошими словами, там было как-то всё проще. Знай убегай себе от всех, да постарайся не быть съеденным или расчленённым. Красота...

Мимо просвистел кирпич, взъерошив мои волосы. Так, хватит предаваться воспоминаниям, нужно смотреть в настоящее.


— Хватит уже мазать, попади ты хоть раз! — злобно прикрикнул я на Семёна. Тот перезаряжал пистолет. — Не пали очередями, а прицелься получше.

Бах! Младший Калашников удивлённо присвистнул. С первой же пули он попал прямо в яблочко. Точнее в голову одного из хряков. Тот глупо взвизгнул и опрокинулся на пол. На стене осталась кровавая кашица.

— Сработало! — Семён довольно заулыбался. Направил пистолет на второго, но оружие лишь защёлкало. — Сломался, зараза.


Кабан, увидев мёртвого брата, просто осатанел. Дико расхрюкавшись, он встал на четвереньки и понёсся на нас. Денис самоотверженно прикрыл меня, но тут раздался громкий щелчок и ребята в мгновение ока испарились, даже не успев попрощаться. Видимо время вышло.


А в меня на полном ходу, зацепив лишь по касательной правым клыком, врезался здоровенный кабан. На секунду я подумал, что столкнулся с поездом. Большим, щетинистым, вонючим локомотивом. Перед глазами всё завертелось, ноги перестали чувствовать пол, буквально краем глаза я успел выцепить в поле зрения перила. Чувствуя, как что-то мерзко хрустнуло в груди, чуть ли не подушечками пальцев уцепился за так вовремя возникшую ограду.

Мельтешение прекратилось и, вместе с дичайшей болью в руке и рёбрах, я обнаружил себя висящим на парапете, пальцы соскальзывали, но я упорно продолжал держаться. Ногу прострелило болью — оказалось падла-хряк тоже не упал, схватившись за мою штанину.


— Отвали от меня..., — второй ногой я ударил ему по пятаку, но ничего не добился. Урод успешно подтягивался, чем вызывал новые вспышки мучительной боли.


Долго такой вес я держать явно не мог. Прикинул сколько нам падать — вроде было не так много, главное верить в себя. Ну и постараться грохнуться на приставучего свинтуса. Мне повезло — расчёт оказался верным. При падении свин обрушился спиной как раз на трибуну, насаживаясь на пару досок словно гигантский экспонат энтомолога. К сожалению одна из досок распорола моё бедро, но жить было можно. Только осторожно.


Внизу поле битвы оказалось более эпохальным — тут похоже разворачивалась баталия похлеще, чем у нас наверху. Пеппа валялась с начисто снесённой башкой, только копытца кверху торчали. Стыдно признаваться, но пахло хорошо прожаренной свининкой, запах был просто обалденный.

Последний из хряков тоже обнаружился поблизости. Рядом с ним валялась базука — видимо выстрел из неё мы и услышали, бегая по коридору. Кабан был почти погребён обломками колонны, но взгляд его прояснился, когда он увидел меня. Живучий гадёныш!


— За меня отомстит мой брат..., — прохрипел злобный порось, сопя от боли.

— Извини, но нет, — я остановился перед ним, обматывая платком свою ногу. — Братишка твой наверху отдыхает. Уже без мозгов.

— Тогда другой... Наф-Наф у тебя ноги пооткусывает и оставит мучиться.

Я вздохнул. Какое же злобное оказалось создание, кто бы мог подумать!

— Прости, тут тоже мимо... Он проверял, как тут работает гравитация и чуть-чуть проиграл.

— Тогда отец... Или бабушка...

— Да сколько же у тебя родственников?! — мне надоело терять время. — Всё, заебал, умри уже спокойно!


Я воткнул ему сразу по два пальца в каждую ноздрю. Чувствуя мерзкую слизь, прогнал их глубже. Свин заворочался, замотал здоровенным пятаком, пытаясь выдернуть их, а затем копытца его стали выбивать чечетку по полу. Ещё несколько секунд и злобная тварь затихла.

Аплодисменты сзади.


— Браво! Как ловко ты расправился с возникшей угрозой. Заслужил моё увожение!

Я медленно повернулся. Надеюсь, рёбра просто ушиблены, а не треснули. Дышится с трудом, но времени нет получше осмотреть свои ранения.

Полицейский, обдуривший нас со следаком, продолжал хлопать. Кстати — куда делся мой напарник? Нигде его не видно, надеюсь всё же остался жив, а не лежит под обломками.

— Почему ты не убил меня сразу? — вопрос, конечно, глупый, но задать его надо. Всё же законы жанра нарушать нельзя. — У тебя ведь было столько возможностей! Особенно в самом начале, когда ты сам и нашёл меня. Один выстрел и никаких проблем.


— Тогда вышло бы всё скучно, — моя злобная взрослая копия покрутила пальцем у виска. — Совсем неинтересно... Подумай своей головой, включи извилины — если бы персонажи вели себя правильно, то что вышло бы по итогу? Конец фильма или книги через десять минут, а то и раньше. Кому от этого лучше? — он замолчал на мгновение, а затем стал перечислять, меняя голос в конце каждого предложения. —"Ребята, давайте повернём сюда, срежем путь... а давайте не будем! Давай вместо того, чтобы бить героя по очереди... просто застрелим его, ведь у нас с собой есть пушки! Давайте отдадим кольцо орлам... и они сами долетят и сбросят его в Мордоре" Примеров куча!

Двойник обвёл руками весь хаос вокруг нас.


— Зато посмотри сейчас! Разве не круто?

— Да не особо, если честно. Хотя, я всё ещё жив, а не валяюсь на той поляне с простреленной башкой, так что мне, в принципе, не на что жаловаться. Просто хотелось более приземлённого варианта.

— Что ещё скажешь напоследок? — злодей поднял руку с пистолетом.

— Может давай на кулачках? — предложил я, невесело разглядывая оружие. Успею ли я дёрнуться в сторону и перекатиться за укрытие? Надежда мелкая, особенно если учитывать больную ногу. — Раз на раз подерёмся. Или в шахматы сыграем. Почему обязательно нужно насмерть?


Злодей хмыкнул и... выстрел сзади опрокинул его навзничь. Заставил прокатиться пару метров и замереть. В свете пары еле работающих лампочек — а я и забыл сказать, что от взрыва освещение стало совсем плохим — появился силуэт. Прошёл несколько шагов и, качаясь, остановился.

А я уже, грешным делом, подумывал, что следак закончил своё существование... но он выжил и пришёл на помощь в самый последний момент! И из-за него я снова вместо стандартной битвы со злодеем получил такой же стандартный плевок в морду. Пора бы уже привыкнуть... Ну и ладно, мы люди не гордые.

Следак прислонился к обшарпанной разбитой стене и медленно сполз вниз. Расплывающееся пятно на груди свидетельствовало, что всё серьёзно.


— Вот нахрена ты вылез? — я подбежал к нему. — У этого уродца отказал бы пистолет или ещё что-нибудь случилось бы! Надо было себе помогать!

— Зато, как круто получилось, — прошипел товарищ, пока что удерживая себя в сидячем положении, но понемногу заваливаясь в сторону. — Всегда мечтал стать героем...


"К сожалению, герои хорошо живут только в фильмах и книгах, в реальности же их ждёт вот такая вот судьба..." — подумал я, но не стал произносить вслух. Хоть он просто и персонаж, говорящий прописанные фразы...


— Ты молодец, спас меня, теперь осталось дождаться врачей. Надо немного потерпеть. Дадут тебе повышение, будешь ходить по улице, а красивые девушки станут смотреть на тебя с обожанием,— я тоже произносил стандартные фразы, понимая, что так нужно. В данном случае ему можно помочь лишь таким образом.

— Точно? — следак слабо улыбнулся. — Не врёшь?

— Конечно нет, честное бойскаутское, забабахаешь свадьбу с..., — тут я запнулся, давно позабыв все их нелепые имена, — шестьсот тридцать седьмой.

— Фу, ей же лет пятьдесят! Хотя... она ещё вполне ничего...

— И будет у тебя жена, двое детишек, подозрительно похожих на соседа, и на почтальона, и на продавщицу в магазине, и на саму жену , ведь вы все тут похожи друг на друга..., — я замолчал, видя, как боевой товарищ прикрыл глаза, расслабился и сполз набок, оставив за собой красный след на стене.

— Вот и всё..., — грустно произнёс я в пустоту, поднялся и подошёл к поверженному врагу.


Тот, кстати, был ещё жив... в принципе это не удивительно — в фильмах важные персонажи, в особенности плохие, никогда не могут сдохнуть спокойно, за кадром. Им дай речь толкнуть, и ради этого они могут валяться неограниченное количество времени.

У данного злодея вон в пузе зияла такая дыра, что я мог различить пол, на котором он валялся. Но уродец лишь жалобно хлопал ресницами, да постанывал иногда. Зато, когда я приблизился, сразу закатил глаза, словно его душа уже вот-вот отлетит.


— Давай, рассказывай. И пожалуйста покороче, — поторопил я его.

— Идиот! — предатель злорадно расхохотался. — Убив меня, ты лишь приблизил неизбежное!


А дальше он сделал то, что я точно не ожидал. Просто сдёрнул с лица всю кожу. Одним махом эффектно откинул в сторону! Нет... это не кожа, а эластичная маска, почти неотличимая от реального лица! Настолько качественная, что даже по мимике было вообще не догадаться, что морда ненастоящая. Моя морда!

А настоящее лицо предателя — ну, тоже не шибко классное. Совсем непримечательное, лишь нос с горбинкой выделялся, да мелкий шрам на щеке. Возраст примерно остался таким же — ближе к сорока годам.


— Ты ваще кто такой...? — я не знал, что делать в первую очередь.

— Либо ты действительно дурак, либо..., — незнакомец вдруг серьёзно присмотрелся ко мне. Гримаса понимания исказила его настоящее лицо. Он быстро спросил, отхаркнув кровь в сторону и стараясь не смотреть на свою ужасающую рану. — Какой это мир у тебя по счёту?


Я ожидал любых слов, наподобие финального монолога злодея на полчаса, с последующим его воскрешением, но такого совсем не ожидалось.

— В...в смысле?

— Какой мир? — тщательно проговаривая слова сказал неизвестный. — Десятый, двадцатый?

— Т... третий... вроде третий, — я для верности даже позагинал пальцы на руке. Своей естественно.

Незадачливый убийца снова рассмеялся, на сей раз тише. Хрипло выдохнул.


— Сколько же тебя ещё ждёт впереди...

— Да ты можешь хоть что-нибудь объяснить мне внятно! Без ваших поганых загадок!

— Думаешь ты главный герой? Избранный? Персонаж, вокруг которого крутится весь сюжет? Как бы не так... Нас много.

— Кого нас? — уцепился я.

— Попаданцев, — буднично произнёс незнакомец. — Тех, кто против воли попали сюда. В вереницу безумных миров и не менее безумных правил. Я был такой же... Работал, отдыхал, собирался брать ипотеку на квартиру, а потом одним вечером хлоп — и оказался в мире российских сериалов для домохозяек...

— Ёлы-палы! Вот это дерьмо..., — вырвалось у меня против воли. — Такое и врагу не пожелаешь.

— Да..., — пробормотал он, сморщившись, словно заново проживал те моменты. — Все эти "я люблю тебя, а она любит его, а он любит соседа, а сосед собаку Жучку, а Жучка любит кошачий корм и нюхать задницы дворовым псинам" кого угодно сведут с ума..., — убийца схаркнул кровь на пол. Часть размазалась по щеке, но он не обращал внимания. — А потом ещё мир, и ещё... Я уже сбился со счёта сколько их было... И тогда начинается... самое опасное и страшное..., — он делал всё бОльшие паузы в, и так коротких предложениях, заставляя меня злиться.


— Слушай, — я перебил его. — Может тебе водички принести? Или таблетки какие дать? Оклемаешься и нормально пообщаемся, всё мне расскажешь...

— У меня в пузе дыра размером с твою голову, болвана кусок! И кишки вываливаются! — рявкнул он. — Ты вообще понимаешь, что говоришь?

— Да и не с такими ранениями выживают в фильмах, — парировал я. — Там можно и с половиной туловища весело поскакать домой, как ни в чём не бывало.

— Не в этом случае... Мне уже точно не поможешь..., — он спохватился, глядя на мой злой взгляд. — Ладно, ладно, скажу без пафоса... Хотелось хоть умереть красиво, и то попался перед смертью такой неблагодарный додик. Слушай! Чем больше ты путешествуешь, тем сложнее держаться. Все эти сумасшедшие сюжеты, смеси разных жанров — они становятся всё безумнее и непонятней. И всё откладывается на твоей психике. Я уже сам не помню, на каком мире сдался, решил играть по правилам того, самого главного...

— Ты его видел?


— Лучше! — он хрипло выдохнул, поморщившись попробовал приподняться, но тут же со стоном рухнул назад. Приглушил голос, заставляя меня наклониться ближе. — Я его слышал. Он общался со мной через курицу в микроволновке, — незнакомец заговорщицки усмехнулся. — Ты мне не веришь, да и пусть... Он сказал, что это игра на выживание, мы должны искать таких же попаданцев и убивать их. В конце должен остаться только один!

— Не хочу огорчать, но последняя фраза из "Горца". Прямо сто процентов.

— Это что такое? — заинтересовался он.

— Неважно... Похоже ты просто попал в ещё один штамп, вот и всё.

— Нет, — убеждённо пробормотал незнакомец. — Мне уже встречались на пути, такие же, как мы. Один смог сбежать, зато два других... Они признались, что тоже слышали голоса, говорящие примерно тоже самое. Что для выхода отсюда надо ликвидировать остальных. Только тогда победа.


— И что с ними стало? — я понимал какой будет ответ, но спросить было нужно.

— Одного я прикончил, — буднично сказал убийца, — второго не получилось, оказался чересчур быстрым и сильным. Но он не долго прожил — в мелкой деревеньке его пырнул вилами в брюхо какой-то крестьянин-обрыган. Не слишком геройская смерть.

Мыслей в голове крутилось слишком много и они ничем не помогали, лишь усугубляли психическое состояние. Хотелось совершить что-нибудь безумное — например, взять камень, да и раскрошить голову этому маньяку. Или себе.


— Проняло тебя, да? — он всё понял по моим глазам. Тихо продолжил. — Это сумасшествие накрывает постепенно — ласково и незаметно, аккуратно ввинчивается в мозг. И ты не замечаешь, как принимаешь штампы, плывёшь по течению, пока САМ не превращаешься в шаблонного злодея, творящего любую дичь. Я не смог удержаться, ты тоже не сможешь... почувствуешь со временем. Есть ещё кое-что, что я хотел сказать... Ещё более важное..., — незнакомец снова начал делать паузы, но я пересилил себя и приблизился к его лицу.

— Говори.

— Это... это... такой поворот сюжета...

— Да давай быстрее!

— Я бы смог сказать, но блин... ты всё это время давил на меня, — скороговоркой произнёс убийца.— поэтому я прям сейчас подохну. Бээээ...


Он закатил глаза и обмяк. Я в недоумении ещё секунд десять оставался в той же позе, пока не понял, что реально последнюю часть разговора провёл, облокотившись об него. Кровищи натекло столько, что хоть ведро наполняй!


— Вот дерьмо... Ты точно помер? — я на всякий случай потыкал его ногой. Мало ли, возьмёт сейчас в лучших традициях вскочит и рубанёт мне чем-нибудь по голове...

И что теперь делать? Новая информация не хотела укладываться в голове, грозя разорвать её напополам. Где-то вдали защебетали птички, первые лучи солнца пробились через окна, яркими зайчиками прыгая по стенкам. Вот и третий день начинается...


"Ну что, герой? — Снова тихий голос в голове. — Ты дотянул до рассвета, что удавалось далеко не всем. Готов к завершению? К обалденно головокружительному концу твоих приключений? К финалу, который ты никак не сможешь предугадать?"


— Мне как будто финансовую пирамиду рекламируют. Или новый российский фильм..., — пробормотал я себе под нос. Потом махнул рукой. — А, ладно! Давай, удиви меня.


Двери наружу распахнулись, обдав приятным свежим воздухом. Особенно он был хорош, после продолжительного нахождения в замкнутом пространстве. Да и аромат пороха, бетонной крошки, свиной вони наконец пропали, растворившись, как по волшебству.

Я прошагал вперёд, переступил порог и тут же провалился в самый распространённый штамп — полную темноту и потерю сознания...


Пока что конец)

Дожить до финала (заключительная часть) Страшилка, Юмор, Клише, Абсурд, Ужасы, Убийство, Монстр, Попаданцы, Мат, Длиннопост
Показать полностью 1
37

Дожить до финала (часть 3)

Дожить до финала (часть 1)

Дожить до финала (часть 2)



Я перечитал стишок ещё раз. Яснее не стало. Потрогал крошки на полу — они действительно были от мучного изделия. Пончик обнаружился за ведром. Наполовину сожранный, но всё равно аппетитно выглядящий.


— Только при чём тут цифра пять? Может в здании осталось пять человек?

— Давай проверим, — не стал отказываться или предлагать свои гипотезы следак.

— Ааааа! — раздался истошный крик, где-то неподалёку. Буквально через пару стенок.

— Ну, всё... пошло веселье, — прошептал я тихо, следуя за ментом шаг в шаг. Который в кои-то веки вёл себя, как подобает — весь собрался и даже достал пистолет. И перестал изображать из себя ничего не смыслящего статиста.


Идти, напряжённо вслушиваясь в малейшие шорохи, долго не пришлось. Источник шума обнаружился на кухне — и его я тоже узнал. Сопровождавший меня сюда второй полицейский лежал на столе. В груди торчали несколько ножей разного калибра. Над головой погибшего была растянута длинная широкая лента, по которой аккуратным почерком проходила надпись "выхода нет!"


— Звучит оптимистично, — высказался следак, быстро обследуя все шкафчики большого размера. Даже под столы и в холодильник заглянул. Ничего не обнаружив, опустил пистолет. На теле трупа лежала ещё одна записка, уже немного запачканная кровью. Я аккуратно, двумя пальцами, поднял её, читая вслух.

— Злодей схлопотал раненье ножевое. Вроде бы погиб и их осталось двое.

— Ничего не понятно! — злобно высказался следак.

— Добро пожаловать в мой клуб, — я невесело усмехнулся. — Было пять, теперь два. Куда остальные подевались? Или мы другие трупешники пока что не нашли?

— Ты ищешь тут логику? По моему нужно искать выход! То есть быстренько брать ноги в руки и сваливать отсюда!

— Сомневаюсь, что получится. Думаю, локация "полицейский участок" выбрана заранее и нам следует танцевать лишь здесь. Наружу выбраться не получится.

Мент презрительно хмыкнул.

— Мы ещё посмотрим! — и направился к двери.


Я решил его не бросать, да и с трупаком оставаться наедине тоже не очень и хотелось. Вдруг я действительно ошибся, хотелось на это надеяться. Мы в молчании прошли по первому этажу. Казалось, что кроме нас в полицейском участке больше никого не осталось. Ни единой души. Я поделился сомнениями со своим невольным напарником. Он попробовал меня разубедить и достал рацию, которую оказывается, всё это время носил на поясе. Минуту говорил туда "Приём, приём", но это ничего не дало. Ещё веселее стало, когда мы поняли, что двери наружу надёжно заперты... ну то есть вообще не открываются и не поддаются на любые силовые воздействия. Выстрелы в окна тоже не дали никакого ощутимого эффекта — они даже не треснули, просто пули исчезали при столкновении со стеклом.


— Похоже ты оказался прав, — следак выглядел обескуражено. Думаю у них тут такое не каждый день происходит. И даже не каждое столетие. — И что делать?

— Предположу, что нужно вычислить убийцу.

— И кто же убийца? — простецки спросил он.

— Следуя детективным штампам, — небрежно начал я, — злодеем, пропащим человеком и главным плохишом, должен быть тот, на кого меньше всего думается. Тот, кто либо появляется на пару секунд и исчезает до финальных речей сыщика, либо, наоборот, постоянно мелькает в кадре и помогает в ходе расследования. То есть... ты! — я обличительно ткнул в его сторону указательным пальцем.

Следак нахмурился и даже попятился назад. Ему мои предположения не очень-то и понравились.


— Если ты забыл, то напомню, что всегда находился рядом с тобой. — осторожно произнёс он.— Мы беседовали, сидя напротив друг друга, а затем пошли смотреть на труп тоже вместе. Остальное время бродили здесь, далеко не расходясь.

— Значит ты убил сотрудников раньше, — снисходительно сказал я. — А потом начал мой допрос, как ни в чём не бывало. Больной ты маньячило!

— У меня есть свидетели. Триста сорок пятый, пятьсот семьдесят второй, — он начал перечислять цифры, чем ещё больше усугубил моё психическое состояние.

— Не, не, не, — прервал я его, мучительно морщась. — Не надо мне тут от балды всё это говорить. Тут и так голова не варит, а ты мне продолжаешь вкидывать ребусы. Я даже проверить не могу — настоящие ли это люди. Где доказательства, где сами сотрудники? Подозреваю, что давно ушли.

— Ну, да, — он на секунду запнулся, затем продолжил. — Тогда как тебе такое? По пунктам, названным тобой, выходит, что главный подозреваемый... вообще ты сам! Самый непонятный человек, на которого действительно совсем не подумаешь. И у тебя было время совершить все злодеяния, была возможность попасть сюда раньше из-за похожей внешности, да и мотив есть— ты просто сумасшедший. Чем плоха такая версия, ответь?

Я выпучил глаза и нелепо раззявил рот. Похлопал губами, спешно анализируя сказанные слова.


— Блин..., ну да, — не мог не согласиться я с данным утверждением. Мозги мучительно работали, заставляя подвисать меня время от времени от кучи информации.

— Ты просто убил себя и притворился другим собой, чтобы ты сам не догадался, что тот ты - это плохой ты, а не хороший я, — продолжил следак без тени улыбки. — Вполне логично выходит...


Было вообще нифига не логично, но в рамках этой безумной вселенной вполне нормальное объяснение. Особенно, если не задумываться. А может я и вправду завалил этих неизвестных хлопчиков? Я чувствовал, что моя психическая фляга свистит, как тульский самовар, а шифер с крыши давно уже спиздили и продали.


— Я, как основной персонаж, не могу оказаться злодеем. Это уж совсем чересчур получается!

Следак, не выдержав, громко заржал. Посмотрел на мою скособоченную озадаченную морду и залился весёлым смехом.

— Да я это вообще от балды придумал. Просто ты начал меня обвинять, вот и решил в долгу не оставаться.

— Тьфу на тебя, девятьсот семьдесят какой-то там, — я от души ругнулся вполголоса. — Ну и шуточки... хотя, я такой же, поэтому и обижаться смысла нет. Толку только мы тут ржём стоим — трупак лежит, второй тоже. Кто убил непонятно, что делать - мне тоже неизвестно.


Часы, висевшие над выходом пробили полночь. Внезапно громко заиграла музыка. Я даже перепугался, решив, что она опять трезвонит в голове. Был такой эпизод в самом первом мире, но нет — приглядевшись, мы со следаком увидели, что музыка раздаётся с нескольких динамиков, расположенных по углам главного помещения. Темп музыки становился всё быстрее, всё больше заунывных скрипок на фоне. Прежде тихие барабаны, ускорили ритм, сердце принялось колотиться с ними в такт, заставляя нервничать. Музыка прямо для открытия какой-то тайны... но ничего не происходило.


Нет! Я различил посторонний шум, дёрнул головой в ту сторону. Шагах в десяти стоял человек в окровавленной форме. Я с удивлением узнал второй труп, что должен в это время отдыхать на кухне, а не гаденько улыбаться. Мертвец раскрыл рот и произнёс несколько слов, но я ни одного не услышал из-за громкой музыки.


— Не слышу тебя! — я пытался перекричать мелодию.

— Говорю - злодей я! — завопил мертвец, подойдя на два шага ближе. — Обманул вас всех подставной смертью! Вот стою тут... это... злодейски смеюсь!


Музыка продолжала нагнетать атмосферу, уже так безбожно просранную. Наконец, якобы труп нажал кнопку на пульте и выключил динамики. На уши тут же обрушилась тишина.

— И зачем нужно было всё это делать?

— Ещё рано рассказывать тебе весь план, — ответил злодей. — Если выживешь, тогда и поговорим!


Он нажал другую кнопку и сломал пополам свой пульт. Бросил куски в разные стороны. А сам стал пятиться ближе к выходу.

Следак вцепился мне в руку, предупреждая, но я уже сам видел, как на потолке образовался сияющий круг, с каждой секундой он становился всё ярче. Можно было различить какие-то судорожные движения в глубине круга, но что именно увидеть не получалось.


Снова какая-то дичь... Я так надеялся, что будет обычный такой крепкий детектив, в стиле тех же "Десяти негритят" — спокойный и неторопливый, с логическим финалом. Но нет... обязательно нужно было всё испоганить...


Под потолком максимально ярко вспыхнуло, словно взорвалось сразу несколько петард, а затем из свечения вывалилось массивное тело. С шумом обрушилось на ближайший стол, расколотив его напополам. Фигура поднялась во весь недюженный рост и я просто завис. Совершеннейшим образом завис. Ведь такого просто быть не могло... Да, со мной происходили разные вещи и тоже не совсем обычные, но это было почти как последняя соломинка, ломающая спину верблюда. Только в моём случае ломающая мозги. Я как знал, что на концовку будет припасён самый смак. Ну не могло всё закончиться по-человечески, без натужной наркомании и безумного поворота сюжета.

Прямо на меня смотрела большая свинка Пеппа...


Ну, такая из мультиков. Весёлых детских мультиков. Только существо, как ни в чём не бывало отряхнувшееся от пыли и щепок, выглядело совсем не по-детски. Большая антропоморфная хреновина, с близко посаженными глазками, слюнявой полуоткрытой пастью и сопатым пятаком. Про дробовик в её мощных лапах и говорить было нечего.


— Хрю-хрю, мазафака, — произнесло существо сиплым прокуренным голосом. Уставилось на меня немигающим взглядом и радостно осклабилось. — Вот ты где!

Бах! Стена справа от меня разлетелась от выстрела из дробовика. Несколько мелких кусочков кирпича больно зацепили по щеке.

— Пригнись, идиот! — меня силком кто-то дёрнул вниз. Я шлёпнулся на задницу, машинально отряхивая волосы. Следак, который и помог уйти с линии огня, продолжал подталкивать меня в только ему знакомое место. По направлению к коридору, подальше от безумной свинины. Ещё один выстрел разнёс чей-то письменный стол прямо позади нас.


— Ты не уйдёшь, пожиратель братьев и сестёр!

— Это сейчас тебе? — прошептал следак, опасливо пригибаясь. Хотя он и так уже скорчился по максимуму.

— Я вообще не в курсах, что за бред тут творится!


Похоже я сказал всё слишком громко, так как третий выстрел взрыхлил ламинат уже впереди нас. У одиноко стоящего стула сорвало две ножки и он, жалобно скрипнув напоследок, завалился набок.

За что мне всё? Это уже слишком...


Я аккуратно высунул голову из самодельной баррикады — следак, поднатужившись, просто перевернул какую-то небольшую трибуну, состоящую из досок. Высунулся я как раз вовремя — портал или телепорт выплюнул из себя поочерёдно ещё три фигуры. И они тоже были большие и нечеловеческие...


Видимо наверху решили, что мне не помешает дополнительная порция веселья. В кавычках разумеется. Портал оглушительно стрельнул во все стороны снопом искр и растворился окончательно, оставив после себя лишь круглое пятно на потолке.

А на меня зыркали... три поросёнка. Нет — три КАБАНА. Сильно повзрослевших, прямоходящих, перекаченных и настроенных не слишком дружелюбно, особенно к моей скромной персоне. С чего я это понял? Ну, они смотрели на меня так, как будет смотреть на вас инвалид, которому включили песню "Ну где же ваши ручки?" То есть очень, ОЧЕНЬ рассерженно.


Уродские существа напоминали рисунки, на которые я временами натыкался в интернете. Как выглядели бы персонажи из мультиков, существуй они в реальности. Сразу скажу спойлер — ни один из них не похож на детские воспоминания, скорее на кошмарных тварей, лишь немного напоминающих старые образы. На милых поросят они не тянули совсем. Больше на Бибопа из "Черепашек ниндзя", только клонированного три раза. Особенно средний — у него и рожа была самая злодейская, если это слово вообще применимо к свиньям, и на башке торчал ирокез, делая его похожим на бухого вусмерть байкера. Безрукавка лишь дополняла образ.


По бокам от него были кабаны поменьше, но не менее колоритные. Левый чуть сгибался вперёд, словно ему было неприятно и непривычно ходить на двух ногах, и носил бандану группы Моторхеад, а у правого прямо на волосатой груди была выбита наколка "не забудем, не простим" с нарисованной пониже башкой волка. Плюс только у него в накаченных лапищах имелись два компактных, но от этого не менее устрашающих, топорика.


Позабытая свиноматка Пеппа громко захрюкала, привлекая моё внимание. Выстрелила ещё пару раз, заставив юркнуть обратно в ненадёжное временное укрытие. Мне опять на голову посыпалась всякая дребедень — даже куски, непонятно откуда взявшейся, новогодней мишуры. Радовало, что свинота очень плохо целилась — толи зрение плохое, толи сама по себе криворукая... то есть кривокопытцевая... Хотя у них вроде там лапы больше на человеческие похожи, чем на звериные.


— Сдавайся пожиратель! — снова рявкнула она. Или кто-то другой. Голоса свиней я ещё не научился разбирать. И не слишком-то хотел.

— Да никого я не жрал, отвяньте уже от меня!

— Я знаю, что ты не так давно ел нашу сестру. Предварительно пожарив!

— Мы тоже это чувствуем! — заревели братья-кабанята.

— Вот дерьмо, — я пристыженно заткнулся. А ведь и правда. Пару дней назад — ещё в своём обычном мире — будучи в гостях, я действительно хорошечно так покушал жареной свининки. Вот и ответочка прилетела. Причём реально прилетела! И стоит сейчас злобно хрюкает.

— Ничего не знаю! — крикнул я в ответ, как гусеница двигаясь за следаком. Он целеустремлённо продолжал ползти, огибая офисную мебель. — Вы меня с кем-то спутали! Я вообще вегетарианец-сыроед. — тут я запнулся поняв, что сморозил лишнего. — Короче, я свой в доску, такой же порось как и вы! Не убивайте, братцы!

— Ты лжёшь!

— Это мой друг ел, а я просто рядом стоял! — ещё одна никчёмная попытка вранья так же прошла мимо.

— Вы свиноеды для нас все на одно лицо! Всем смерть!


Я быстро переглянулся со своей копией, ползущей рядом и истерично расхохотался. На одно лицо... как иронично звучит в данной ситуации.

— Сейчас я их отвлеку, а ты беги по коридору, — зашептал следак мне в ухо. — Там по лестнице наверх, третий кабинет справа, за шкафом сейф, шифр...

— Погоди, погоди! — перебил я его. — Ничего не запомнил из твоих слов.

— Беги! — заорал он, вытащив пистолет из-за пояса. Поднялся и начал стрелять особо не целясь.— Я их задержу!


Свиньи, довольно шустро для их комплекции, ринулись в стороны. Средний вообще приподнял стол и прикрылся им, как щитом.

Не хотелось оставлять напарника на смерть, а учитывая его последние сказанные реплики, то погибель должна стать практически стопроцентной, но с другой стороны... чем я ему сейчас помогу? Правильно, ничем. Да и он... скажем так, банальный персонаж, за которого не должно быть жалко. Блин... почему же тогда так тоскливо на душе?


Я пригнулся, молнией проскочив самый опасный участок. Сбоку обрушился стол, чуть не задев меня вылетевшим ящичком прямо в висок. Злобное хрюканье за спиной заставило поднапрячь мышцы ног, шевеля нижними конечностями, как можно шустрее. Пронёсся по лестнице наверх — хотелось обернуться, посмотреть, как там дела у следака, но решимости не было. Хотя редкие выстрелы говорили о том, что он всё ещё успешно отстреливается.


Коридор был довольно широким и дверей по обеим сторонам тоже оказалось в избытке. И куда забегать? Что там говорил мой товарищ по несчастью — пятая справа или третья слева? Решив следовать инстинктам, я рванул ближайшую дверь на себя. И тут же столкнулся с какой-то массивной фигурой, которая похоже так же хотела быстро выскочить из кабинета.


Я поднял взгляд повыше и обрадованно осклабился, хоть немного и ошарашенно. Пятый раз уже ошарашеваюсь за ночь и это ещё не предел совершенству! Удивляться было от чего — в кабинете оказались старые знакомые — братья Калашниковы. Те, правда, мою радость не разделили, с подозрением смотря на меня.


— Солью обсыпем или сразу завалим? — Семён, он же Сэм, взял меня на мушку.

— Вы чего?! — я поперхнулся. Вот тебе и дружеская встреча. — Я же свой, парни!

— Ды кто тебя знает — может ты монстр какой. У нас знаешь сколько их было... не перечислить,— взял слово Денис — старший брат и, по совместительству, маньяк... маньяк в кавычках, от которого я когда-то убегал. Вроде было совсем недавно, но ощущение, словно прошло много лет.


— Как вы вообще тут оказались? — я решил не бояться и делать вид, что всё хорошо. Стряхнул с головы частицы соли, которую предусмотрительный Семён всё же насыпал мне на макушку, пока я отвлекался. Щедро сыпанул — даже за шиворот попало!

— У нас близкий друг в двадцать третий раз погиб. Вот мы и решали, кто теперь будет свою жизнь в залог отдавать. Приготовились к ритуалу и бах — оказались в неизвестном офисе. Выглянули, а тут ты. Странное совпадение.

— Жаль, конечно, что мы снова встретились при таких обстоятельствах... да хорош уже! — я отмахнулся от Семёна, который втихаря продолжал меня испытывать — на сей раз поливая спину из фляжки. Надеюсь, что хоть святой водой, а не бензином.


Я лихорадочно думал. Такой шанс упускать нельзя. Ведь ребята похоже забежали ко мне на короткое камео. Распространённая практика, когда интересные персонажи из старых частей заглядывают на огонёк, вызывая ностальгию у преданных поклонников. На пару реплик или даже несколько сцен. Поэтому нужно пользоваться в кои-то веки обрушившимся на голову не пиздецом, а чем-то хорошим.


— Слушайте, помогите тут с одним дельцем. Без вас помрём!

Братья приосанились.

— Что тут такое? — пафосно спросил Семён.

— Это по вашему профилю... бегают тут... злые создания, мешают жить порядочным гражданам.


В ответ на мои слова в коридор влетели два здоровенных хряка. Один волок длинную доску, неся её как копьё, у другого в руках уже был один топор, вместо двух.

Свинтусы увидели меня и радостно захрюкали, пуская слюни. Я, наверное, после всего приключившегося, не смогу больше есть мясо. Перед глазами всегда будут слюнявые злые рожи.


— Он здесь! — заорал левый кабан. — Смерть свиноедам!

— Да я виноват, что вы такие вкусные? — пролепетал я, пятясь от уродливых существ.

— Что это за твари? Какого ранга демоны? Какие особенности? — вопрошал меня Денис, листая блокнотик.

— Откуда мне знать?! Я вам что — охотник за нечистью? Я обычный парень, который хотел попить пивка вечером! — только сейчас меня просто прорвало. Изо рта рвались, так долго сдерживаемые, фразы. — А теперь я уже второй день бегаю по какой-то наркомании и никак не могу понять, как мне вернуться назад! Я уже всё осознал — как был неправ, что зря матерился на фильмы, что забыл про день рождения друга и что спёр пару лет назад с завода несколько деталей тоже очень сожалею. Я во всём раскаиваюсь!


После моей пламенной речи с потолка не снизошло ничего — ни божьей благодати, ни BFG-9000 из игры "DOOM", ни другого оружия. Ни-че-го.

— Ну и ладно! — в сердцах буркнул я. — Ну и пожалуйста!


Братья, в ходе злобного монолога, упорно тащили меня за шиворот дальше по коридору. Семён пальнул пару раз из пистолета в свиней, но ни разу не попал. Похоже обучался мастерству стрельбы у штурмовиков из "Звёздных войн" Кабаны тоже в долгу не остались, в свою очередь швырнув доской и большим куском стены, который чудом не угробил нас троих. Где-то внизу грохнул взрыв, ощутимо встряхнув всё здание. По потолку прошла трещина, расширяясь по краям. Не хватало нам ещё оказаться погребёнными заживо.


Как это вообще всё нормально воспринимать?!



Продолжение следует

Показать полностью
39

Дожить до финала (часть 2)

Дожить до финала (часть 1)


Я почувствовал себя неуютно. Думал, что шутливая тирада про разновидности моего имени просто повеселит его, но на такую реакцию точно не рассчитывал. Что-то опять намечается, не зря же я оказался здесь.

— И кто это был?


В комнату, прервав наш разговор, зашёл ещё один персонаж. Словно в ответ на другой мой невысказанный вопрос, который давно уже вертелся на языке. Вопрос был довольно глупый, но меня он очень отвлекал от умных мыслей, а спрашивать следака тоже не хотелось из-за неожиданно возникшего стыда. Заключался вопрос в том, что "как вообще тут происходит размножение?!" Я боялся даже представить себе, но, как оказалось, зря пугался. Надеюсь...


Длинноволосая девушка, стоявшая в дверях, ослепительно улыбнулась следаку и повернула лицо чуть в сторону. Освещения стало больше и теперь я мог разглядеть её более внимательно.

"Блин, а я оказывается ничо такой... в какой-то мере даже красивый"


Девушка в форме быстро стрельнула глазками, неловко переступая с ноги на ногу. Я полюбовался точёной фигуркой, затаённо радуясь отсутствию кадыка. Ведь черты лица, при всей миловидности, всё равно были... немного мужиковатыми. Больше всего это опять походило на ещё один фильтр для телефона, только теперь уже делающий из мужской фотографии женскую. Такой эффект создавал неожиданные ощущения — симпатию и, одновременно, смущение, смешанное с неловкостью. Всё это усугублялось тем, что я осознавал, что девушка — это тоже в некой степени я, как бы безумно не звучали данные слова.


— Девятьсот семьдесят седьмой, извините, можно вас? — ласковым голосом произнесла незнакомка.

— Говори сейчас, — отмахнулся следак.

— Там это..., — девушка запнулась, видя мой интерес к её персоне, хоть я и пытался отвести взгляд хоть куда-нибудь ещё.

Но у меня никак не получалось — ведь не каждую ночь, сидя на стуле в полицейском участке, ты можешь наблюдать себя в виде симпатичной дамочки, флиртующей с другим собой.

— Короче там труп, — наконец выдала барышня. Я поперхнулся, а мент даже перестал ходить по комнатке.

— Оформите его, что людей нет? — недоумённо спросил он.

— Так в участке труп, — виновато ответила девушка. — И как раз тот, кто мог это всё оформить...


Я вздохнул, взъерошив волосы на голове. Спустя пару секунд то же действие было сделано и следаком.

— Ну, супер, — пробормотали мы почти синхронно. Переглянулись. Мент ещё раз вздохнул, а затем, что-то мысленно прикинув, приглашающе махнул рукой. — Пошли посмотрим, что там стряслось. Думаю, помощь от тебя будет как раз кстати...


Я хотел спросить, почему он так думает, хотел много ещё о чём спросить, но решил, что это можно перенести немного на потом. Видно, что у парня и так голова забита всем сразу.

На мою радость, пройдя по коридору до нужного места мы не наткнулись ни на одного другого моего двойника. До сих пор было некомфортно на душе, глядя на шагающего рядом следака и едва поспевающую за нами девушку. Хотя, по идее, это она должна нас вести...


Труп лежал в маленькой каморке. Кроме него там был один стеллаж с моющими средствами, пара вёдер и плакат, изображающий меня, пожимающего руку самому себе. Надпись на плакате гласила "Шестьсот шестьдесят шестого в мэры города! Наш избранник от народа!" Глядя на ехидную рожу избранника, мне почему-то не очень верилось в правдивость написанного. Выглядел он так, словно уже подсчитывает в уме, сколько можно спереть государственных денег в свой широкий карман.


Наконец-то я вспомнил ради чего мы вообще сюда припёрлись и перевёл взгляд на труп. За время размышлений сзади уже материализовалось с десяток моих двойников, разной степени похожести. Я старался не присматриваться к ним, но это было сложно не сделать. Очень-очень сложно. Взгляд всё равно навязчиво отмечал разные детали — у кого-то мелкие родинки на шее, у вот того слева здоровенный живот, а напротив него стоит прислонившись к стенке лысый я с наколкой на шее.

Мой живот заурчал. Тоже интересный факт — есть, одновременно, и хочется, и нет. Странное ощущение...


Я вздохнул и опустился на корточки перед трупом. Тот лежал лицом в пол, на одежде никаких следов крови или пулевых отверстий. Ботинки слишком чистые, значит всё время находился тут, потому что когда меня заводили внутрь здания, на улице начинал накрапывать дождик. Мельком проанализировал обувь рядом стоявших сослуживцев. Ни на одном пятнышек грязи не обнаружено. Лишь пальцы правого полицейского подозрительно блестели, особенно в свете ярких лампочек. Я принюхался, старательно втягивая воздух и тут же расслабился — мужик просто нарезАл сырокопчёную колбасу к бутербродам, а потом сразу побежал сюда, вот и не успел вытереть жирные пальцы.


Я спохватился, прислушиваясь к своим умозаключениям. Забыл сказать следаку во время нашего разговора, что в огурцовом мире у меня неожиданно открылись вот такие детективные способности. Благодаря которым и удалось разгадать, распутать весь преступный клубок. Ну и помогло то, что от предателя за километр несло рассолом.


Но почему дедукция возникла сейчас? В совершенно другом мире... не к добру это всё... Я давно уже понял, что просто так никогда ничего не даётся. Значит вскоре нужно ожидать какой-нибудь новой подлянки.

Раздумья прервала рука, резко обрушившаяся на плечо. Я вздрогнул от неожиданности, чуть не выпрыгнув из штанов от страха. Лишь неудобная позиция для прыжка спасла меня от виртуозных кульбитов.


— Ну что тут? — следак влез в каморку целиком, бесцеремонно растолкав остальных сотрудников.

— Я вроде бы уже сбежал из ужастика, так какого хрена меня всё равно хватают за плечи все кому не лень?! — я на дрожащих ногах приподнялся, держась за стенку. — Хочу назад к себе. К одной жене, двум детям, трём кредитам, четырём работам и пяти грыжам, а не вот эти убийства, интриги, расследования!

— С чего ты взял, что это именно убийство? — тут же прицепился к словам следак.

— А по-другому и быть не может. На сто процентов уверен, что меня сюда закинули явно не отдохнуть, испечь вкусные кексики и полапать девушек, похожих на меня самого. Кстати, — я повернулся к толпе и зацепил взглядом ещё одного сотрудника полиции женского пола. У этой вторичные признаки прямо выпирали наружу. Я снова испытал чувство неловкости.

"Что за извращённый мир... Но блин, как же я отлично выгляжу с рыжими волосами и четвёртым размером груди!"


Следак помахал рукой перед моими глазами, возвращая в реальность. Хотя хрен её знает, реальность это или безумный сон. Или матрица, только без приёма таблеток от негра в тёмных очках. Я уже даже перестал размышлять и подбирать варианты, где я и что делать. Просто пока решил плыть по течению, подыгрывая высшим силам. А там вдруг им надоест и они отправят меня назад, к себе в кроватку...

Я откашлялся и буднично продолжил, показывая пальцем на следы, обнаруженные ранее.


— У трупа помята одежда, на локтевых сгибах ткань чуть надорвана, отлетела пуговица на правой манжете, на этой же руке видны красные потёртости на костяшках — получается, он пытался отбиться от кого-то, находящегося сзади. При этом нападавший был ему хорошо знаком, о чём свидетельствует то, что никто ничего не слышал. Погибший вообще не ожидал нападения, попытки спастись были обречены на провал. А ещё, — я мизинцем чуть отодвинул воротник покойника в сторону, показывая следующую улику, — на шее следы от верёвки, даже скорее тонкой удавки... его явно задушили. Со знанием дела.


Хотелось подкрутить себе щегольские усишки, как у Эркюля Пуаро, но я вовремя вспомнил, что не являюсь обладателем такой замечательной растительности над верхней губой. В теперешнем состоянии я больше напоминал лейтенанта Коломбо — чертовски уставшего, помятого жизнью, мужичка. Ну или комиссара Рэкса — из-за желания начать гавкать на всех подряд, лишь бы мне дали передохнуть, хоть полчасика.

Следак всё это время внимательно зыркал на меня.


— И всё это произошло именно в тот самый вечер, как тебя привели сюда. И кстати — откуда такие познания?

— Долгая история..., — я тут же прервал себя. — Подожди... помоги-ка! — с помощью следака мы перевернули труп. — У него торчит записка в левой руке!

Действительно, я только сейчас заметил мелкий краешек бумаги, зажатой в ладони. И крошки на полу, до сего времени надёжно скрытые телом. К ним вернусь потом, ведь лицо убитого мне было знакомо.


— Блин, — я опознал его. — Это один из полицейских, которые меня обнаружили.

— Жалко-то как, — высказался кто-то из толпы. — Ему всего один день до пенсии оставался.

— Во-во, — поддакнул другой голос. — Такой молодой, а уже погиб.


Я не смог понять, как эти оба высказывания могут относиться к одному и тому же человеку, но вспомнил про ещё кое что важное. Про толпу сзади нас. Толпу полицейских.


— Ребята... может перестанете стоять и поможете? Всё-таки вы тут работаете, как никак. Криминалистами там, детективами, офицерами... Оперуполномоченными.

Народ продолжал топтаться на месте, пялясь на меня, как бабки на последний сырок по акции.


— Ау! Я вообще не в курсах, как такие вещи правильно расследуются! Я только по телику смотрел сериалы типа "Менталиста", "Кости" или бесконечный "След"... не надо от меня ожидать вашей работы. Максимум логических построений, на какие я был способен — так это найти в студенческой общаге ворюгу, который постоянно воровал недоваренные пельмени на общей кухне. Для этого я поставил на плиту кастрюлю, засыпал пельмешки и спрятался в шкафчике напротив. Он кстати говоря был довольно узким и неудобным, да и тараканы были не рады такому неожиданному соседу. Первому, кто подошёл к плите и стал там ковыряться ложкой я и херанул по загривку половником, выскочив сзади. К сожалению, оказалось, что это был комендант общаги, который ещё долго вспоминал меня разными словами, большую часть из которых нельзя говорить по цензурным соображениям. Я это к чему всё вёл, — во время моего монолога толпа полицейских понемногу рассосалась, но оставшиеся вникали каждому сказанному слову, — я не самый лучший вариант для ваших расследований, постарайтесь уж как-нибудь сами решить сию проблему... моё дело только подтолкнуть по нужному следу. Человека убили... вот. Дальше сами.

— Так что нам делать-то? — прогундела одна из моих копий. Ну, если бы меня долго били по носу и нещадно трепали за уши.

Я раскрыл рот. Закрыл его. Раскрыл опять.


— Ты кем тут работаешь? — наконец-то получился осмысленный вопрос.

— Уборщиком, — пожал плечами парень. Вытянул вперёд швабру, не замеченную мной ранее.

— А ты? — я прикрыл глаза, делая глубокие вдох-выдох.

— Тоже уборщик, — радостно заулыбался мужичок лет сорока. Возраст и, по всей видимости, алкоголь, сильно исказил черты моего лица, но всё же схожесть оставалась заметной.

— Ты? — я не глядя ткнул рукой в сторону, чуть не попав по щеке той грудастой сотруднице.

— Пробирки протираю, — девушка с четвёртым размером подалась вперёд, радуясь, моему вниманию к ней. — Ещё печати могу ставить! — она продемонстрировала какую-то фиговину, назначение которой я и не хотел знать.

— А тут настоящие сотрудники-то есть? — моя последняя попытка была адресована в бОльшей степени молчавшему следаку, который продолжал бесцеремонно тормошить труп. Меня это даже покоробило немного — мертвецу даже спокойно полежать не дают после смерти!

— Так вот он лежит! — ещё один уборщик указал на тело.

— И больше никого?

— Они ушли уже! — сказал следак, пожав плечами, словно я сморозил несусветную глупость.— Время позднее, по домам пора. А потом и все остальные собираются потихоньку. Я вообще всегда самый последний ухожу, — не преминул горделиво сказать мент.

— Было бы чему гордиться..., — пробормотал я еле слышно.


Отличная ситуация, просто замечательная... Всё, как я "обожаю" — никакой экспозиции, лишних разговоров, минимально объясняющих обстановку вокруг... лишь сразу прилетевшие в морду непонятки. Будем выкручиваться, а что поделать...

— Надо оцепить место преступления, взять днк на анализ, перестать тут всё лапать руками без перчаток, — на этих словах следак с пристыженным лицом вытащил свою ладонь из карманов трупа, которые он тщательно обследовал. — И ещё! Всем необходимо собраться в одном месте, чтобы я мог проанализировать сложившуюся ситуацию! Убийца ещё может находиться здесь, среди нас!


Народ, на удивление быстро, разбежался исполнять приказы. Я даже призадумался — может мне пора начальником устраиваться? Лишь затем понял, что никто и не думал растягивать специальную ленту, тащить пробирки, нести перчатки — все рассосались по задворкам этого здания, просто унеслись в далёкие дали, и даже не обещали вернуться. Может даже домой побежали.


— Супер вообще... у них сотрудника завалили, а им хоть бы что!

— Бывает, — философски высказался следак, даже не делая попыток разрулить ситуацию. Словно, когда я тут появился, все резко поглупели и перестали действовать правильно. Лишь по глупому сценарию, который напечатали пять мартышек и один орангутанг, заменивший им фокус-группу.


— Ясненько..., — если честно мне нихрена не было ясненько, но молчать не хотелось. — Что там в записке? — я вспомнил про нашу находку.

— Белиберда какая-то, — следак протянул бумажку.


"В каморке полицейский спрятался пожрать

Пончиком подавился и их осталось пять"



Продолжение следует

Показать полностью
51

Дожить до финала (часть 1)

Предыстория тут —

Дожить до рассвета ( часть 1 )

Дожить до рассвета ( часть 2 )

Дожить до рассвета ( часть 3 ) , но читать не так и обязательно... подумаешь, рассказ про то, как главный герой попал в типичный фильм ужасов и пытался там выжить, используя все доступные штампы жанра)



Вошедший в комнату человек был мне знакОм, слишком знаком. В принципе и те двое, что привели меня сюда, тоже обладали запоминающейся внешностью... Но я остался равнодушным к таким поворотам сюжета и даже не нахмурил брови. Безумных событий уже настолько много, что перестаёшь воспринимать их как нечто экстраординарное, скорее, как очередное досадное препятствие на пути. Только куда этот путь в итоге приведёт? Кто бы дал ответ...


— Садитесь, не стесняйтесь, — человек лениво махнул рукой на стул, протяжно зевнув. Сдвинул фуражку и пригладил растрёпанные волосы. Затем бросил на стол записную книжку и ручку, которая чуть не укатилась вниз, лишь чудом притормозив на самом краю.


Я недоумённо покрутил головой, ожидая, что здесь есть ещё кто-то, кроме нас двоих. Безуспешно — мелкая комнатка для допросов была девственно чиста, ну в смысле ни соринки, ни пылинки. Лишь пара стульев, крепкий стол, массивная лампа и пустое мусорное ведро в углу. И, разумеется, дверь на выход.


— Дружище, я и так вообще-то уже сижу, — для пущей убедительности я постучал костяшками по месту, где уместился. Минут десять назад.

— Ага, — он рассеянно кивнул, снял фуражку и расположился напротив меня, немного ссутулив плечи. Довольно ловко покрутил ручку в пальцах.

"Странно, осанка должна быть нормальной..."


— Извиняюсь, — продолжил человек в полицейской форме, раскрывая свой блокнот, — закрутился сегодня, как яйцо в кастрюле. Другой задержанный мне всю голову заморочил, что он не виноват, а я идиота кусок. И то, что участковый нашёл его справляющим большую нужду под дверь соседа, ничего не значит. Якобы мы сами стянули с него портки и посадили на корточки. А он плакал и умолял нас не делать этого.

— Ну да, — я задумчиво почесал голову. Непроизвольно выпрямился на стуле, глядя на скрюченную усталую фигуру напротив. — С трудом, но верю. Интересная у вас тут похоже жизнь, погулять бы и посмотреть, что да как здесь происходит. Как вы вообще тут умудряетесь существовать.

— Всё возможно, — уставился на меня... следователь, наверное. — Разговор сейчас о другом. О вас.


— Может на ты? — предложил я. Улыбнулся, пытаясь разрядить обстановку, а то она была довольно мрачной. Этому способствовала и тусклая пыльная люстра на потолке, которая давала минимум света. Лампу полицейский так и не удосужился включить. — В какой-то степени мы всё-таки неплохо знаем друг друга. Я так думаю.

— Хорошо, — не стал спорить и сразу же согласился следак. Последовал вопрос, который я ожидал, но так не хотел отвечать. — Расскажи, как ты попал к нам?

— Это же так неинтересно! Просто банальное заколебавшее клише — главный герой сидит где-нибудь — в нашем случае на допросе в участке — и начинает чесать языком, вспоминая, как он докатился до жизни такой и из-за каких действий попал сюда, а другой персонаж, — я махнул рукой на сидящего напротив меня мента, — будет прерывать разговор на самых интересных моментах и задавать малозначимые вопросы, запуская флешбеки для растягивания хронометража, чтобы в конце всё повернулось в мега-охерительный поворот сюжета. Скуууучно...


Следователь хмыкнул, продолжая на меня пялиться. Ручка так и порхала в пальцах, заставляя лишний раз отвлекаться на неё. Поэтому долго играть в перегляделки я не смог, мысленно плюнул и сказал :


— Хрен с тобой! Только с чего бы начать...

— Начни с начала, как делают все нормальные люди, — моя мнимая заминка не произвела на него никакого впечатления. Следак лишь пододвинул к себе блокнотик.

— Мда... Легко сказать "начни..." — я сглотнул ком в горле. Прокашлялся, пытаясь вспомнить всё то, что со мной происходило ранее. — Я... обычный парень, старше тебя на пару-тройку лет и примерно твоей комплекции. Ну, раньше был обычным парнем...


Человек, сидящий напротив, не шелохнулся, но по внимательному взгляду я понял, что немного заинтриговал его. Хотя бы перестал теребонить ручку, уже плюс.


— А сейчас что? — мент перебил мои последующие слова. Криво усмехнулся, словно оценил шутку. Которая была не совсем шуткой. — Тебя укусила радиоактивная блоха и ты стал супергероем? Или упал в чан с киселём и научился общаться с молочными продуктами? Или у тебя обнаружили лишнюю хромосому, а то и не одну?

Следак сам остановил поток умопомрачительных приколов, забарабанив пальцами по столу. Какие-то жесты не меняются... только он более нервный, постоянно чем-то занимает руки.


— Закончил? — я устало поморщился. Наверное, сам бы так веселился, расскажи мне кто-нибудь подобную фигню. Но теперь не до смеха... — Тогда, с твоего позволения, продолжу. Только не перебивай меня, пока что. Пожалуйста, — я дождался ответного кивка. — Жил себе, поживал, да добра так нихрена и не нажил. Как-то вечером пил пиво и попутно смотрел фильм ужасов, ругаясь на тупость происходящего. Знаешь, такой самый стандартный ужастик — студенты поехали отдохнуть на природу, хотя вокруг была куча знаков, что это дело максимально гиблое, включая самый главный знак — вопли обезумевшего седого старика на заправке, что "тикайте отседа, ребятишки, тут люди десятками пропадают за один день, даже в туалет не успевают сходить напоследок" Но студентикам, конечно же, всё по барабану. У них алкоголь, травка, да и спермотоксикоз такой, что готовы машину в выхлопную трубу трахнуть на бегу... Ну и громила - маньяк их там крошит одного за другим, причём совсем неоригинально, скучнейшие убийства, я комара могу в десять раз кровавее прихлопнуть... короче стандартная киношная срань, ничего интересного, лишь титьки блондинки немного спасали, там было на что полюбоваться, хоть и недолго. По итогу я лишь больше разозлился на фильм, даже не досмотрев его, допил пивко и лёг спать. Проснулся от включённого монитора, подошёл ближе и... меня затянуло внутрь. Ну, в фильм ужасов, — я тяжело вздохнул, поняв, как глупо всё звучит. Особенно концовка пересказа.


— Затянуло значит, — следак задумчиво что-то записал в блокноте. Поднял голову. — И много раз ты затянул? Выдыхал хоть?

— Товарищ полицейский! Я вообще не употребляю, у меня и без этого безумное сознание. Боюсь, если дУну, то полушария потом назад никогда не сойдутся. Пересрался я конечно знатно от таких перемещений, но вида не подал. Собрал своё мужество в кулак и попытался разобраться во всём.

— И что понял? — снова какие-то каракули и закорючки на листе бумаги. Картинки он чтоли там рисует?


— Да нихрена не понял, — я грустно покачал головой, — ни как туда попал, ни что происходит вокруг. Да и как это вообще могло случиться... Короче, весь сюжет поначалу был стандартным клишированным слэшером, как я описал минуту назад, но потом оказалось, что маньяк... в принципе хороший парень! А мои друзья, которых я в первый раз видел, но почему-то знал, что мы давно знакомы, наоборот — плохие! Очень плохие, да при этом ещё и монстры! К слову, данный поворот был реально неожиданным, тому кто это придумал прямо заслуженный респект, аж чуть башка не взорвалась, когда он произошёл. Зомби, инопланетянин, ведьма, вампир — всё смешалось в безумную кучу, просто чудовищный винегрет. Персонажи ужастиков словно решили собраться в одном месте и попробовать, как можно более изобретательно, угандошить меня.

— Продолжай, — лаконично высказался следак.

— А у маньяка есть брат и они с этой нежитью борятся, типа охотники на монстров! Наглейший плагиат с одного известного сериала, а уж как их имена и фамилии были исковерканы... ужас просто! Надеюсь, автора отстегали за такое плетьмИ как распоследнего холопа, ну или хотя бы где-нибудь за углом очки разбили... Похрен короче, главное, что ближе к финалу наконец-то завезли неплохой экшОн! — я раззадорился, рассказывая удивительную фантастическую историю. Несдержавшись, даже замахал руками, пытаясь показать жестами, как и что я там делал. — Бах, бум, бздынь, а он бээээх! И я подбежал такой хряяясь!


У меня аж мурашки побежали по коже и изо рта стали вырываться вместо слов какие-то междометия. Мелкие воспоминания нахлынули потоком — мои страхи, недоумение от безумного сюжета, разворачивающегося вокруг, боязнь всего и всех... но при этом азарт и адреналин постоянно циркулировали в теле! Борьба за свою жизнь неплохо так меня встряхнула, да и с юмором, хоть и чернушным, там было всё в порядке.


— Я помог братьям одолеть друзей - чудовищ. Последняя битва была — закачаешься! Мы прыгали, скакали вертушками по потолку здоровенного мрачного зала, уворачивались настолько ловко от взрывов и пуль, что любая часть "Матрицы" нервно курит в сторонке от невообразимых кульбитов. Монстры лезли сотнями, я с обнажённым мускулистым торсом рубил их гигантским лазерным мечом сразу штук по десять за один взмах топора, заливая всё вокруг центнерами крови и наматывая кишки чудовищ на колонны, как гирлянду на новогоднюю ёлку. А грудастая, закованная в цепи, красотка ждала своего спасения, показывая на пальцах, как и чем она отблагодарит меня потОм.

— У неё же руки скованы, — мой наглый звездёж не слишком впечатлил следователя. — Или она на пальцах ног показывала? Да и меч у тебя быстро превратился в топор.

Я смутился и продолжил уже без вранья.


— Ладно, это неважно... Потом мы радостные и воодушевлённые грандиозной победой вышли из дома. Я прямо почувствовал всем телом и душой взрывоопасное возбуждение от такого умопомрачительного финала... И тут новый пиздец подкрался незаметно... Я потерял сознание, словно меня просто отключили на несколько секунд, а когда очнулся, передо мной стояли два огурца.


Следователь поперхнулся и секунд тридцать кашлял, одновременно смеясь. Наконец, красное лицо снова уставилось на меня, заметнее веселей, чем было раньше.

— Не подскажешь, где такую дурь раздобыл? Интересный у неё эффект...

— Да говорю же, не употребляю я!

— Хорошо, продолжай, — следак лишь хмыкнул и отложил блокнот с ручкой. Заметив, как я вытягиваю шею в ту сторону, прикрыл свои каракули ладонью.

"Интересно, что он там понаписал про меня? Небось фигню одну... что от него можно ещё ожидать..."


— А уже особо продолжать-то и нечего, — я пожал плечами. — Если в ужастике нужно было протянуть до конца, до финала этого кина... как я довольно быстро догадался... то наркоманский мир был мне показан видимо, чтобы не расслаблялся раньше времени. Я там и пробыл-то с полчаса, не больше. Пообщался с огурцами, посмотрел на творящийся кругом мандец и наркоманию, тот кто придумал это... реально больной ублюдок! Ну и помог в расследовании, почувствовал себя в шкуре детектива, если убрать всю дичь, творящуюся каждую минуту. Оказалось, солёный огурец был предателем, брал взятки рассолом и сливал всю секретную информацию помидорам. Там блин из-за этого чуть ядрёная война не случилась! Понимаю, звучит как бред поехавшего, но всё так и есть. Мне даже их император Укроп Третий Суровый хотел статую поставить в честь предотвращения мирового скандала... но увидеть её я уже не успел, оказавшись здесь. Это место, кстати, не так сильно и пугает. Больше удивляет своей... эксклюзивностью по отношению ко мне. Показало могущество некого "режиссёра" сверху. Создателя всего этого беспредела.

— Бога? — бросил заинтересованный взгляд следователь.

— Всегда думалось, что я атеист. И ты должен, по идее, быть таким же.


Моя почти точная копия, сидящая напротив, усмехнулась. Мда, смотреть на свою улыбку со стороны всё же довольно непривычно. И чутка крипово, что уж врать. Хорошо хоть, что следователь немного постарше, буквально на пару лет — как я и говорил ранее — да ещё отращивает усы с бородкой. Если бы он был совершенно неотличим от меня... то это уже совсем не весело.


Когда я поздним вечером возник в новом для себя мире, крутя глупой башкой по сторонам и быстро соображая, во что же коричневое и вонючее меня снова будут окунать против воли, то ожидал в самую последнюю очередь, что ко мне подойдут два... меня в полицейских нарядах. Один уже в возрасте, волосы почти все седые, но на бодрячке; второму где-то ближе к сорокА, по фигуре видно, что дядя качается... не в смысле на качелях в парке, а что усиленно занимается в тренажёрном зале.


Вот так и сходят потихоньку с ума — когда престарелые двойники спрашивают у тебя какой-то порядковый номер, небрежно поигрывая дубинками. Было ощущение, словно я состарил себя в каком-нибудь долбанном приложении на телефоне. Жесты, движения, манера речи, все мои словечки, используемые в общении — всё было и у них обоих. Значило ли это, что они похожи на меня не только внешне, но и внутренним миром, так сказать? Сложный вопрос, который я не стал разгадывать, а просто беспрекословно дал себя задержать, попав в комнату допроса или как она называется...


— Закончил мечтать? — помахал рукой позабытый следователь, привлекая к себе внимание. — Почему ты считаешь, что тут задействованы некие высшие силы?

— А кто мог такое придумать? И, главное, реализовать... Только всесильное существо, которому мандец как скучно. Прожить миллиарды человеческих жизней... представляю как ему всё надоело. Пересмотрел там, блин, кучу фильмов и решил — а почему бы не замутить этакое веселье. Не могу понять лишь одного... ну, кроме всего остального — почему именно я? С чего он взъелся именно на меня?

— Может ты ему плюнул в чай? Отбил в прошлом девушку? Или смачно пёрднул, находясь с ним в лифте? — к следаку вернулось умопомрачительное чувство юмора. Слушая это со стороны, я наконец-то понял, как оказывается нервирую и бешу людей, которым приходиться выслушивать все мои хохмы и приколы. Бедные коллеги по работе и друзья! Я бы давно уже такому юмористу свернул нос на бок или разукрасил глаза в фиолетовые оттенки.

Глядя на мои, непроизвольно сжавшиеся, кулаки, следователь извиняюще выставил ладони.


— Ладно, я понял, извини. Кстати говоря, рукоприкладство и побои тут самое частое преступление. И как раз из-за твоего... нашего то есть языка, который не может вовремя прекратить нести бред.

Я отмахнулся, уже успокоившись. Мне было интересно другое.


— Как вы вообще тут живёте? Как не путаетесь между собой? Сколько вас вообще, как работаете? Меня привезли сюда в уазике, так что даже мельком не получилось рассмотреть хоть что-нибудь.

— Эммм, — замялся следователь и я его тут же перебил, вспомнив ещё один важный вопрос.

— Как мне называть тебя?

— Мой порядковый номер девятьсот семьдесят седьмой, — ответил он. Выставил свою рубашку ближе к тусклому освещению. В районе груди висел небольшой бейджик с этими же цифрами. Ну, я надеюсь, что с такими же, зрение моё к сожалению не очень хорошее. — А тебя задержали пятьсот девяносто третий и тысяча шестьдесят первый.


— Ёпта..., — пробормотал я. — А полегче не могли придумать? Тут и так башка через раз работает, а мне ещё такие уравнения пихают.

— Ну извини. Как мне тебя называть? — вернул вопрос... похрен, буду пока продолжать называть его следователь. Следак. Иначе мозг точно перекипИт.

— Саня, Сашка, Александр, Шурик, Санёк, Шура, Сашок и так далее. Выбирай любое, я не обижусь— я открыто улыбнулся менту, видя его постепенно вытягивающуюся рожу.


— Не может этого быть, — он вскочил и принялся расхаживать по небольшой комнатке, попутно бросая на меня косые взгляды. — Я думал ты всё-таки очередной псих... у нас бывает сходят с ума и начинают чудить, но потом странное помутнение проходит. И к тому же такими странными именами никто не называется. Только один мог себе это позволить...



Продолжение следует

Показать полностью
66

Лагерь "Кристальное озеро" (заключительная часть)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 1)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 2)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 3)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 4)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 5)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 6)



Я торопливо вышел из здания. Наверное тут сейчас отличный запах. Свежей зелени и лесного воздуха. В чём-то даже жаль, что я ничего не ощущаю, но удивляться таким мыслям времени не было. На меня бежал парень в балахоне, быстро перебирая ногами. Интересно, почему он не телепортируется, как раньше? Может ему нужно определённое время, чтобы восстановиться, или способность работает лишь ограниченное количество раз?


Я пошире расставил ноги, а затем вдруг тоже бросился вперёд, яростно рыча. Этот уродец хочет драки, он её получит сполна! Ждать я больше не намерен! Ветер свистел в ушах, а я лишь "накручивал" себя ещё больше. Сейчас задам ему такую трёпку! Раз с людишками не получилось, то хоть кого-то я сегодня обязан растоптать в клочья!


На долю секунды опять почувствовал чужое присутствие в голове. А потом мы с маньяком почти столкнулись, я еле успел выставить перед собой своё оружие. Палка пробила его тело насквозь, словно то состояло из желе, но он, не ощущая боли, насаживался сильнее, постепенно подтягиваясь всё ближе. Протянул руку, стараясь схватить за горло. Я переломил палку и оттолкнул назойливого парня мощным хуком. На который он не ответил. Постоял пару секунд, выглядя, как уродливая бабочка, прошпиленная насквозь иголкой. Затем маньяк ожил и, не обращая на меня внимания, целеустремлённо попёр вперёд. Размахнулся и заехал мне в грудь. Было ощущение, что это не длинный щуплый парень, а бычара со всей силы лягнул копытом.

Я пролетел пару метров прежде, чем рухнуть на землю. В голове всё перемешалось, а маньяк ловко обошёл меня, направляясь к зданию.


Ему нужны только ребята... я же просто как мешающийся элемент, который не стоит лишнего внимания! Я злобно зарычал, поднимая своё тело с земли. Развернул урода и заехал ему лбом в обезображенную морду. Глаз затянуло кровавым туманом, было плохо видно, но убийца лишь дёрнулся. Из его бездонного рукава вывалилась цепь, оканчивающаяся крюком. Из второго появился изогнутый серп.


— У тебя там случаем бензопилы в заднице не завалялось? — прошипел я огрызками зубов. Серп просвистел в воздухе, обрубив мне начисто левое ухо и застряв в плече.


Вполне неплохой размен — оружие на ненужную часть тела. Сойдёт! Как раз проверю, отрастают ли уши. Боль была, но почти не ощущалась. Словно кожу в области раны легонько щипали. Тут же отшатнулся, немного не успев — цепь, прокрутившись в воздухе, стеганула по груди, раздирая старую рубаху. Вот это уже было больнее.


Я, не мешкая, выдернул серп из плеча и обрушил на уродца, целя в лицо. Безобразная жжёная плоть разошлась в стороны, будто режу пластилин. Выступила чёрная вязкая жижа, брызнув во все стороны. Я продолжая своё наступление, сильно махнул ещё пару раз — первым разрубив маньяку рот поперёк, а вторым, почти срезав кисть руки. Уродец совершенно не обращал внимания на увечья, целеустремлённо стараясь попасть в здание.


Мы так можем всю ночь друг друга шинковать, толку ноль. Я быстро пощупал место, где было отрублено ухо. Там уже потихоньку формировалось новое. У нас обоих быстро зарастают раны и, судя по всему, болевой порог тоже практически отсутствует, у него тем более. И мы бессмертные... что с такими вообще можно сделать?

Может попробовать срезать ему голову, расчленить на мелкие куски, в конце концов? Сколько ему понадобится времени, чтобы собраться воедино?


Рано я отвлёкся на варианты действия. Уродец захлестнул мне шею цепью и ловко подтянул к себе. Резкий тычок лезвием прямо в глаз и я ослеп. Шаги удалялись, а я махал руками, стараясь найти его, удержать ещё немного времени. Хотя понятно, что тут нужен план "Б"


Глаз медленно регенерировал, всё было очень плохо видно. Чёрно-белая мешанина предметов — не разобрать — это уходит маньяк или я смотрю на куст. Нет, кусты точно не ходят, во всяком случае пока что.

Качаясь, как распоследний алкаш, я последовал за ним. Ввалился в дом, не сразу попав в проём. Наконец-то появились цвета и предметы обрели чёткие контуры. Я быстро оценил обстановку — маньяк в своём порубленном балахоне, который уже был больше похож на модное платье, пёрся по лестнице. Наверху его зазывали поторопиться качок и статистка. Урод замер, а затем быстро телепортировался к ним. Ребята разлетелись от мощного удара, но пока хотя бы живые. Статистка завизжала, видя, как уродец замахивается на неё крюком.

Ну и где вторая парочка? Герои, мать их за ногу?!


И тут они появились. Пафосно, как и полагается, жаль музыки никакой нет. Из боковой комнаты вылетел очкарик, с ходу вонзив нож монстру куда-то в подмышку и тут же опрокинулся, зацепившись об балахон врага. Девушка была более удачлива — запулила топорик прямо маньяку между глаз. Правда чуть при этом не попав в своего друга. Спортсмен вскочил и попытался замотать ноги уродца в его потрёпанное одеяние.


А мне такая идея в голову и не пришла! Я же видел, какой этот балахон неудобный, как из-за него некоторые удары маньяка смазываются, не попадают в цель. А качок реально оказался самым умным из них всех. Вот ведь чудо...

Спортсмену удалось перемотать ноги урода, отчего тот рухнул, извиваясь и раздирая остатки своей одежды.

— Я так долго не смогу, — заорал качок.


Тихоня решительно выдернула топорик и принялась месить им голову врага. И от неё я такого не ожидал, тем более смотреть на это всё со стороны — удары были размашистыми, врубаясь почти до упора. Чёрная жижа летела во все стороны, попадая и на пол, и на стены, и на самих ребят. Больше всего досталось очкарику, который до сих пор валялся. Мерзкая субстанция залила всё лицо, отчего тот стал отхаркиваться, пытаясь подняться.

Я тоже не терял времени даром, тяжело поднимаясь по ступенькам.


Тело маньяка перестало дёргаться, голова превратилась в чёрное месиво с блестящими осколками черепа и кусочками мозгов. Не слишком приятное зрелище. Вот так временами заканчивается и моя история...


— Кать, прекрати... Всё, всё... — девушку еле оттащил очкарик, что-то успокаивающе шепча на ухо. Завтра точно будет секс. Главное, чтобы на радостях не сейчас.

— У нас получилось? — недоверчиво спросил меня качок, обнимая свою статистку. Только у меня нету пары... прям даже обидно, что никакой стрёмной ожившей мертвячки мне не досталось. Хотя бы.

Труп дёрнулся и сел, оставив куски головы на полу. Ребята синхронно завизжали, я сам еле сдержался, чтобы не присоединиться к ним.

— Да чтоб тебя!

Вроде убили по всем правилам... Может очкарик должен был так сделать?


Мертвец приподнимался. Месиво закручивалось и из основания шеи уже лезли какие-то куски мяса, образуя контур нового лица. Что-то не так... не так сделали... Точно!

Я осмотрел себя. Похоже это единственный выход, если и этот не сработает, тогда им уже ничего не поможет, всем крышка. Я точно готов так поступить? Спасти этих людишек? Хмуро обвёл взглядом компашку — качок, оказавшийся поумнее некоторых, очкарик, который... ну ладно он помогал и не был слишком занудным, статистка — тоже не бесила, а это многого стоит. И тихоня...


— Так, слушайте меня внимательно! — я решительно говорил, пока не передумал. — Сейчас я вцеплюсь в этого уродца покрепче и... вы убьёте нас обоих. Разницы наверное не будет, но всё равно — каждый сделайте хотя бы по одному тычку в голову и мне, и ему. В особенности вы, — я кивнул геройской парочке. — Не перечьте, это моё решение! — заткнул я начавшие образовываться вопросы и ненужные сопли. — Боли я всё равно не почувствую, обещаю. И напоследок — только попробуйте ещё раз поучаствовать в чём-то подобном! Если я снова возрожусь и увижу вас рядом... вам несдобровать! А теперь приготовились.


Я рывком приблизился к маньяку. Голова того уже сформировалась — на мой нескромный взгляд ещё уродливее, чем была прежде. Теперь там даже не было рта — только два злобных буркала, на почерневшей изжёванной коже. Балахон окончательно разорвался, открывая тело — там тоже было сплошное жжёное мясо, обтянутый кусочками кожи скелет, из которого торчали рёбра, вырываясь прямо из груди.

Он опять внимательно на меня посмотрел. Пальцы хрустнули, удлинились, превратив левую ладонь в острый костяной клинок. Я торопливо обрушился на него и со всей силы прижал к себе.


— Ты не подумай ничего такого, — сказал я ему, улыбаясь щербатым ртом. — Хоть ты и не в моём вкусе, но... потанцуем?

Урод задёргался, принялся рубить меня клинком, но я продолжал крепко держать.


— Давайте быстрее! — я скосил глаз в сторону. Девушка стояла с топориком, всё ещё не решаясь им воспользоваться. Я заломил маньяку руки, лишая того возможности ими шевелить. Но уже чувствовалось, что так долго стоять не получится. У меня уже вовсю трещали рёбра от его нечеловеческих усилий. Я опустился вместе с уродцем на колени, чтобы ребятам было удобнее — Смелей!


Девушка размахнулась. Лезвие верного топорика блеснуло и направилось прямо на меня. Я опустил голову, закрывая глаз.

Бум.

Всё вокруг почернело...



* * *


"Вы проиграли. Сюжет закончен победой жалких людишек! Хотите загрузить следующий сценарий?"


Надпись настойчиво мигала перед моими глазами. Сбоку вылезла надоедливая реклама — от неё вообще никуда не скрыться в наше время. Даже за деньги...

"Акция только сегодня — приобретите другую нашу игру по шуточной цене и получите бесплатно три эпизода плюс стильный розовый внутриигровой мачете в подарок! Акция ограничена, поторопитесь!"

Я взглядом убрал раздражающую рекламу в сторону. Тут же снизу выскочила россыпь новых оповещений. Да ещё включился дикторский голос, радостно озвучивающий их.


"Ваши награды за эту сессию — открыты карты "Заброшенная психлечебница" и "Хижина в лесу", разблокирован персонаж "Кожаное лицо", появилось несколько предметов для кастомизации, заработаны достижения "Самопожертвование от убийцы? Звучит круто!", "Мачете выбор слабаков" и "Один маньяк хорошо, а два лучше" Открыт доступ к кооперативным режимам. Желаете посмотреть прохождение данного сценария от лица других персонажей? Или прямо сейчас взгляните на нарезку лучших моментов!"


— Нет, спасибо, в другой раз, — пробормотал я и снял невесомый интерфейс, не слушая продолжающийся бубнёж. Как всегда — при переходе из виртуальной реальности в обычную жизнь — сильно хотелось пить. Плюс мысли всё ещё разбегались, мозг не сразу понимает, что всё было игрой, все прошлые события ненастоящие. И я никакой не монстр - убийца, а самый обычный человек. Скоро это ощущение пропадёт, но первое время довольно муторно на душе. Это наверное самый большой минус реалистичных симуляций — что полностью исчезает грань между жизнью и выдумкой...


Девушка рядом тоже сняла полупрозрачные очки, охватывающие голову полукругом.

— Ну ты даёшь, — присвистнула она. Поднялась, разминая руки. — Что за безумный сюжет ты выбрал?

Я взглянул на неё, игровые воспоминания пока ещё оставались при мне. С улыбкой сказал.

— Один персонаж там был очень похож на тебя... Хотя... даже красивее, фигурка более стройная.

— Ах ты! — она делано замахнулась. — Спишь сегодня на диване!

— Да я пошутил, Юль, — я понял, что сморозил глупость. — Отвечая на твой вопрос — сюжет там был самый обычный. Просто... что я тебе говорил перед покупкой этой игры?

— Давай подождёёёём, — протянула девушка, скривив лицо. — Рано покупаааать...

— Вот-вот, — продолжил я назидательно. — Надо было подождать полгода хотя бы, пока не исправят всё патчами, и лишь затем покупать полную версию со всеми дополнениями по скидке! Но я пошёл на поводу некой барышни... и что вижу спустя пару часов игры? Одни ошибки! Похоже игра включила сразу несколько сюжетов, переплетя их между собой странным образом. Я вообще выбирал простого маньяка — отдохнуть, побегать за глупыми студентами, а по итогу, из-за каких-то ошибок, часть моего сознания была при мне. Да и персонаж нихрена не обычный получился — похоже скрытый, которого толком ещё не доделали. Мои воспоминания про фильмы ужасов и его игровые мысли — всё это перепуталось в голове. Было даже весело... но странно. И персонажей слишком много.


— Я видела, — кивнула девушка. — Переключала с камеры на камеру. Смотрела кинцо от разных лиц. Создатели даже осознанные мысли им оформили, чтобы было интереснее наблюдать. Временами даже жутко становилось. Словно... это действительно настоящий человек, а не просто кусок кода, запрограмированный на определённые действия. Это очень поражает... За тобой я тоже наблюдала, кстати.

— То-то я думал, что мне временами так неуютно становится, — я поднялся, распрямляя плечи. Нужно купить хорошее кресло, а то в моём даже через пару часов все кости затекают. — Короче, сложно пока оценивать эту игру. Потенциал у неё супер, не спорю, но...

— Не нуди, — попросила девушка, протягивая мне стакан воды. — Мы одни из первых счастливчиков, попробовавших её. И не такие и критичные ошибки были. Искусственный интеллект очень достойно справлялся. Игра не вылетела сразу, а пыталась подстроиться.

— Ладно, ладно, ты права, — мне надоело спорить.


Хотелось просто поваляться на диване, а потом поесть. Желудок заурчал, соглашаясь с мыслями. И лишь затем снова попробовать окунуться в игру. Она действительно получилась не самой плохой. Особенно погружение в мир — на моей памяти так реалистично ещё никакая другая игра не выглядела. Только во второй раз выберу совсем простенький сценарий — буквально несколько действующих персонажей в закрытом помещении. Не больше.


Девушка в это время завладела моим очками, надела, что-то там разглядывая.

— А вот это неплохо..., — она довольно хмыкнула.

— О чём ты? — лениво спросил я, мечтая о мясе по-французски. С пылу, с жару.

— Неплохой сценарий для следующей игры нашла. Тебе, как любителю ужастиков, должно понравиться.

— И как называется? О чём?

— "Дожить до финала" А о чём не скажу, секрет. Но будет весело, это точно...

— Блин, глупое название, — пробубнил я. — Отдаёт чрезмерным пафосом. Не хочуууу.

— А если я приготовлю, — она лукаво улыбнулась, — приготовлю тебе... мясо. По-французски.

— Нечестно играете, гражданочка... Но я согласен. Плюс ещё с тебя массаж. Прямо сейчас.

Я перевернулся на живот. За такое можно и в полную фигню поиграть. Но это будет потом...



Конец.

П.с.  Похожий рассказ для ознакомления (не только по сюжету)) Дожить до рассвета ( часть 3 )


П.п.с. Ну и хотелось бы узнать, просрал ли я концовку или всё же получилось норм.

Лагерь "Кристальное озеро" (заключительная часть) Маньяк, Черный юмор, Клише, Ужасы, Лагерь, Юмор, Страшилка, Рассказ, Длиннопост, Негатив
Показать полностью 1
81

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 6)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 1)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 2)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 3)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 4)

Лагерь "Кристальное озеро" (часть 5)


Раздумья привели к главному зданию. Там же, судя по моим ощущениям, находились и, пока ещё живые, студенты. Всё-таки не разделились. Я, раздражённый раздираемыми чувствами, заколотил в дверь своим пудовым кулаком. На удивление, дверь не слетела с петель, а лишь жалобно захрустела под натиском.


— Кто там? — пискнуло с другой стороны. Должно быть вторая девчонка -статистка — Ир, это ты?

— Угу, — пробурчал я, стараясь соответствовать голосу блондинки. Судя по испуганным всхлипам обман не удался.

— Ты не Ира, — сумничал очкарик. Уж его голос я запомнил точно.

— Я охрипла просто, — попробовал я вторую попытку. — Бежала долго, запыхалась.

— Нам-то не ври, урод! — это, судя по всему, спортсмен подал признаки жизни.

— Дверь открывайте, я вам всё расскажу! — рявкнул я, теряя терпение. Которого и так и было очень мало. В кои-то веки решился на такой идиотский шаг — помочь людишкам — кому скажешь, не поверят... а они ещё носы воротят!

— Пошёл ты! — задиристо раздалось по ту сторону.

Да и ладно... Не хотите по-хорошему...


Я со всей дури саданул ногой в дверь, рассчитывая, что уж теперь она точно улетит вглубь здания. Может даже прихватив с собой кого-то из дебильной компашки. Вместо этого нога попросту пробила насквозь дверь и я тупо застрял в ней. Подёргал конечностью, но дверь держала цепко.

Вопли стали ещё громче.


— Оно лезет к нам!

— Бей его!

— Фу, как воняет!


По ноге ощутимо заколотили. Я снова задёргался, чувствуя себя полным кретином. Как же это нелепо выглядит со стороны — бугай не может выдернуть ногу из дыры в двери.


— Да чтоб вас! — от моего последнего мощного рывка дверца слетела с петель и я, так и остался опасно качаться, стоя на одной ноге. Только сейчас вспомнил про свой верный топорик, зажатый в руке... какого же хрена я столько мучался?

Ребятня опять завопила, надрывая мои уставшие барабанные перепонки. Лучше бы вместо носа у меня не было бы ушей..


— Харе визжать! — я наконец справился с упрямой дверью, разломав её на пару частей. Потряс ногой, сбрасывая останки на пол. — Я помочь хочу, — последняя фраза была тише, почти себе под нос.

— С такой рожей обычно не помогать приходят, а распиливать ржавой бензопилой, — высказалась тихоня. Я снова пристально посмотрел на неё своим глазом. Почему я не могу вспомнить,на кого она так похожа? Девушка испуганно дёрнулась, видя мою сосредоточенную страшную морду.

Я подвинул спортсмена с дороги, хотя он сам распластался по дверному проёму, лишь бы я его не коснулся. Вот ведь неблагодарные создания — боятся как чумного, от самих небось несёт совсем не цветочными ароматами. Ребята попереминалась, но последовала за мной, держась на почтительном расстоянии.


— Может всё-таки свалим, — тихий шёпот сзади. — Этот бугай неповоротливый, не догонит.

— Как минимум я не глухой. Хотите валите. Я дал шанс — дело ваше, принимать ли его или нет.

— А что с Ирой? — спросила тихоня.


Я промолчал, продолжая идти. Наконец остановился у лестницы на второй этаж. Ребята сгрудились в небольшую кучку передо мной. По лицам было видно, что они до сих пор не могут определится, что делать — то ли бежать, то ли выслушать уродливого маньяка.

В принципе у меня почти такие же вопросы к самому себе — валить их или действительно помочь. Помочь... Я точно с ума сошёл, раз реально хочу это сделать.


— Ну и нахрена вы ритуал проводили? — рявкнул я, переводя свой бешеный глаз с одного студента на другого. — Жилось плохо, адреналинчика не хватало?!

— Вы о чём, — пробормотал очкарик.

— Ты мне тут не ври! Знаю я, как такие дела происходят — приехали сюда побухать, да потрахаться! Ну и решили, а чтобы заодно не почитать заклинания или не вырыть могилу маньяка, который тут орудовал!

— Да не делали мы ничего, — обиженно пробормотал спортсмен. Он пугливо озирался в сторону пустого коридора и далёкого вестибюля, стараясь успеть увидеть, если тот балахон сюда сунется.

— А Илья...? — неуверенно начала статистка, но тот прервал её.

— Что Илья?! — Я тут же уцепился за слова. — это тот шутник ваш... бывший?

— П...по...почему бывший? — заикаясь, спросила тихоня.

Я молча провёл рукой по горлу.


— Вот почему. Короче, теперь понятно, кто начал.

— Он просто кричал, что вызывает убийцу... чтобы тот вылез из могилы и попугал нас... вроде так, — вспоминал качок. — Это же глупости всё - мертвецы, ритуалы..., — он запнулся, смотря на моё обезображенное лицо. Громко сглотнул.

— И ещё порезал ладонь, — влез очкарик. — Кровью заляпал там всё.

— Слабенько. Он точно заклинаний не читал? Или может вы животное какое в жертву принесли? Девственницу распечатали?

— Нет, нет! — заголосили ребята.

— И вы в этом не участвовали?

— Мы нет, — продолжил очкарик. — Только он и Ира. Они поприкалывались над нами— Илья в наряде маньяка выскочил, а Ира подыграла, изобразила жертву.


Я хмыкнул, слушая сбивчивый пересказ. Некоторые детали вставали на свои места, некоторые нет. Я думал, что меня вызвали ритуалом... теперь же представлялось всё иначе. Что второй маньяк и есть призванный — он и внешностью, и одеждой больше похож. Тогда нахрена я здесь...? Мужики! Они тут тоже замешены. Может ли такое быть, что из-за каких-то их действий появился я? Такая вот идиотская цепочка событий, которая ну никак не могла произойти! Но произошла вопреки всему.


Но всё равно... откуда взялось тело, в котором я нахожусь. Здоровенный мёртвый бугай. Тоже чуть пожжёный, да без глаза и носа. Походу тут происходило ещё одно убийство, когда-то давно. Жаль проверить я это никак не могу, а информация, которой я владею, очень ограничена — только краткая история маньяка. И то, что произошло в лагере двадцать лет назад.

Да уж, таким темпом у меня голова треснет напополам.


— Ладно, хватит рассказов, — я взмахом топора прервал очкарика. — Надоело слушать эту экспозицию. Только время зря тратим. Чую балахон скоро прибежит в гости и головы ваши бестолковые укоротит.

Статистка разрыдалась. Спортсмен попытался её приобнять, но получил звонкую пощёчину.


— Всё из-за ваааас, — завыла она, размазывая слёзы. — Сдохну из-за тупого Митюхина! Ему-то хорошоооо, сам уже валяетсяяяя мёртвый! Лучше бы дома остааааалась...

— Будем делать вот чт... погоди-ка! — я запнулся и быстро развернул девушку на себя. Та от страха расплакалась ещё сильнее, безуспешно пытаясь вырваться из моей хватки.

— А ну стоять, щегол! — остудил я качка, который собирался кинуться отбивать свою ненаглядную.— А ты прекращай реветь, а то сожру тебя с потрохами, одни серёжки выплюну!


Произнеся эти слова я понял, что ошибся. Люди не очень любят слышать, что их сейчас будет поедать здоровенный монстр, причмокивая от удовольствия. Тем более, глядя на мою рожу, можно было поверить, что я способен на такое. Девушка затрепыхалась, пуча глаза. Да что у всех тут за болезнь такая — чуть что не так и глазёнки сразу начинают выдавливать, как лягушки. Я испугался, что таким темпом у статистки они вообще вывалятся наружу.


— Да шутка это, не боись. Я сырое не употребляю, — я попробовал улыбнуться, но понял что и это было мимо. Вид моего рта, наверное, то ещё кошмарное зрелище — Как ты назвала шутника вашего? Какая фамилия?!

— Ми...митю...хин

— Как?

— Митюхин, — за неё ответила тихоня.

— Тэкс... У подруги его какая фамилия?

— Агапьева... — всхлипывая, выговорила статистка.

Я покачал головой и отпустил её. Девушка, дрожа, отошла к стене.


— Давайте угадаю... а у вас фамилии — Степанова, Гришин, Игнатьева и Лопухов?

— Угу, — нестройно и удивлённо пробормотали ребята.

— Откуда вы знаете? — задал логичный вопрос качок. Наверное, не каждый день мёртвый маньяк называет твою фамилию.

Всё чудесатее и чудесатее становится.


— Интересный сюжетец закрутился. Не знаю, почему вам не рассказал ваш погибший дружок... хотя может он не знал... да нет, должен был! Раз он читал про историю, произошедшую здесь. У всех убитых тем маньяком, были такие же фамилии. Выходит, вы либо однофамильцы, либо родственники тех людей. Я больше склоняюсь ко второму варианту.

Людишки ошарашенно молчали, переглядываясь.

— И никому не говорили родители ничего? Ни разу?

Молчание было ответом.


— Ну что же, — подытожил я своим сиплым голосом. — Стало чуть более понятно, поворот конечно чересчур пафосный. Хотя веселее было бы, если все вы сейчас оказались ещё и вдобавок родственниками друг другу, с одинаковыми родинками на пупках. Хаха! — я посмеялся в тишине. — Но всё равно это мелочи... Не особо понятно, что делать дальше.

— Выйдите и зарубите его, — простодушно предложил очкарик.

— На! — я протянул ему топорик. — А то я смотрю, ты погеройствовать хочешь.

— Да я то что... вы вон какой здоровый и вонючий...

— Его так просто не прирубишь. И я не знаю, что у него есть ещё в запасе кроме продемонстрированных возможностей. Возможно, что ещё много всего.

— Этого урода сожгли, может нам попробовать тоже? — предложил качок.

— Интересная задумка, но чем ты жечь собрался? Вы нашли бензин? Или я попрошу его постоять минут десять, а вы обложите его со всех сторон ветками и бумагой?

— Бензин есть, в машине.

— По лесу мы... точнее вы... точно не дойдём. Он вас там, как индюшек попередушит. Тут, кстати, тоже никуда не отходите далеко. Даже в туалет если приспичит. Ссыте под себя.

— Вы серьёзно? — спросила статистка.

— Я считаю, что лучше ходить обоссаным, чем быть зарубленным в толчке... тихо! — я прислушался. — Кажется, наш парнишка рядом.


Снаружи здания кто-то ходил, чиркая острым предметом по стене. Всё дальше, и дальше, пока шум не стих.

Так что же делать? Я снова хмуро осмотрел ребят. Особенно пригляделся на очкарика с тихоней. Тем такое пристальное внимание с моей стороны не понравилось. У очкарика аж стёкла запотели. Я протянул топорик девушке.


— Тяжелый знаю, но справишься, — подумав, тяжело вздохнул и отдал нож очкастому. — Надо как-то выманить этого урода на вас двоих. Именно на вас — так больше шансов, поверьте.

Ребята ещё больше сникли. Вторая парочка наоборот взбодрилась.


— Вы тоже нужны, не переживайте! Но вначале я попробую разобраться ещё раз. Если не получится, вы заманите его на второй этаж, а вы двое, — кивок тихоне, — спрячетесь, и в нужным момент нападёте. Метьте в голову или сердце.

— Замечательный план..., — пробормотал очкарик. — а когда он настанет, этот нужный момент?

— Когда это будет нужно, естественно.


Больше, на мою радость, вопросов не возникло. А то я уже начинал злиться, рассказывая такие прописные вещи глупым студентам.


— Пока что поищите оружие для себя.

— В столовке ножи есть, — вспомнил спортсмен.

— Во, голова! — похвалил я его. — А с виду казался таким тупым!

— Ну, спасибо...


Я отмахнулся и пошёл на выход. Прихватил доску, на которую уже положил глаз, когда мы ещё только заходили сюда. Двумя ударами обломал её, превратив в полуострую широкую палку. На первое время хватит, а там может опять уродец начнёт швыряться ножами.



Продолжение следует

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!