logrinium

logrinium

на Пикабу
Фантастическое допущение –литературный прием, введение в историю элемента, который не встречается или принципиально невозможен в реальности.
поставил 67 плюсов и 17 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
5529 рейтинг 1463 подписчика 673 комментария 152 поста 54 в горячем
1 награда
более 1000 подписчиков
12

Инерилин (Глава 3, часть 2)

Предыдущие части:

Инерилин (Глава 3, часть 1)

Инерилин (Глава 2, часть 2)

Инерилин (Глава 2, часть 1)

Инерилин (Глава 1, часть 2)

Инерилин (Глава 1, часть 1) (новая версия)



22 мая 4001 года, Южные земли.


Открыв глаза, в первую очередь, Костя решил, что он лишился зрения. Пока он ломал голову: выкололи ему глаза, или залили чем-то, глаза нашарили несколько лучиков света, еле-еле пробивавшихся через небольшое окошко под самым потолком. Костя решил, что его бросили в какое-то полуподвальное помещение.

Он начал аккуратно шарить рукой по полу, пытаясь понять, оформили ли они сюда же его девушку, или нет. Его руки нашарили только холодный земляной пол и несколько непонятных черепков, ранее бывших посудой, по всей видимости.

Сидя, обняв колени, Костя пытался понять, как так вышло, что он оказался здесь. Костя родился в одной из небольших общин, что в изобилии располагаются в Полях. Поля всегда представляли из себя громадные территории, на которых было множество сохранившихся построек в ужасном состоянии, но на них было крайне проблематично существовать. В то время, как большинство территорий вокруг были видоизменены военными ударами, на них вовсе не оставалось никаких следов канувшей цивилизации, Поля были иссушены до состояния полупустыни, где было крайне трудно взрастить какие-либо съедобные растения, а их фауна, смешавшись с доставленными с другой планеты существами, стала крайне противоречивой: можно было наткнуться как на вполне знакомых животных, так и на инопланетных, поведение которых предсказать было очень трудно. При этом, встречались и гибриды, животные, каким-то образом скрестившиеся из земных и инопланетных, образовав такие чудеса природы, что даже у бывалого человека отпадала челюсть при их виде. К счастью, большинство опасных животных, на дух не переносивших человека, быстро организовали свои гнезда на ограниченных территориях, которые люди обходили за километр.

Костя помнил, что именно из-за этих животных им пришлось бежать с Полей. В один крайне неприятный день, в их общину пришла новость: один из самых опасных гибридов - ядовитый иглоклык, решил расширять территорию своего существования, потихоньку подбираясь к их общине. Ходили слухи, что гибрид образовался от союза одного из приматов и инопланетного существа - acus serpentes, как его обозвали ученые когда-то. Это был очень странный зверь, напоминающий варана с длинной шеей, покрытого иглами из неизвестного материала. При всем при этом, acus serpentes не был опасен для человека, поскольку его яд совсем воздействовал на организм, а сам вид боялся людей до такой степени, что давал деру, едва завидев их.

Ядовитый иглоклык был куда более опасным. Он был в два раза крупнее, больше походил на обезьяну, почти с человеческий рост, покрытую зелеными иголками, а яд содержался как в его клыках, так и на когтях и иглах. При этом, новый яд был до такой степени токсичен, что человек мог умереть меньше, чем за минуту.

В страхе, что твари расплодятся по всем Полям, община бежала в сторону Столицы, где их приняли весьма холодно, фактически дав понять, что в Столицу они попадут не раньше, чем через год, а до тех пор - делайте, что хотите.

На этом моменте, община разделилась, Костя и его девушка Катя решили податься в Южные земли, где, по слухам, находилась переправа через Атонь. Они решили покинуть Инерию и поискать лучшей жизни на неизведанной земле. План не увенчался успехом: по собственной глупости, они попали к самым нелицеприятным людям, которые, в сложные для человечества времена, не нашли ничего лучше, чем возродить работорговлю.

Люди говорили, что с ними сотрудничают крупнейшие группировки. Армия, организация, зародившаяся на обломках военных технологий, где-то в глубине Полей, была их постоянным клиентом. Люди с Полей редко сотрудничают с ними, но начинают ходить слухи о зарождении нескольких группировок, терроризирующих Поля. Работорговцы поставляли Армии самых перспективных бойцов, трудовым общинам и развлекательным заведениям – выносливых работников. Самые жуткие слухи ходили про лаборатории – говорили, что им поставляют женщин, стариков, детей и вообще всех, кто не способен работать во весь опор.

В общем и целом, попадание к ним не могло обернуться вообще ничем хорошим.

Сидя на холодном полу, изучая небольшое окошко, Костя пытался обдумать ситуацию и понять, что делать дальше, но подумать ему не дали.

Замок скрипнул и в дверь зашли двое мужчин в потрепанной одежде, держа в руках дубинки.

- Ну что, ты сам пойдешь, или тебя отключить? – осведомился один из них.

Костя исподлобья взглянул на него и сообщил, что вполне способен ходить самостоятельно.

Его вели по узким коридорам, освещаемым только наспех прикрученными лампочками, изредка толкая в спину, когда им не нравилась его скорость. Костя пытался запомнить дорогу, на случай, если получится выскользнуть от этих сомнительных типов.

Костю довели до армированной двери и вытолкнули вперед, замок за его спиной щелкнул, давая понять, что его заперли.

В этой комнате было много холодного оружия, самого разнообразного, Косте не понадобилось много времени, чтобы осознать, что происходит. Это явно была обкатка бойцов для Армии, проверка боеспособности и выносливости. Этакий тест.

Костя решил взять небольшой топор, покрытый ржавчиной ближе к рукояти. С холодным оружием он все равно не особо умел обращаться, а топор хотя бы в руках раньше держал.

- Двигай к другой двери! – услышал Костя крик с той стороны, откуда его привели.

Что же, в такой ситуации выбирать не приходилось. Либо он пойдет на этот тест, либо его попросту кончат на месте, так что, он толкнул дверь и оказался на подобии ринга, или даже, скорее, арены.

Опасливо сжимая топор в руке, он двинулся вперед, где уже находилось трое человек, помимо него.

- Уважаемые зрители! – Костя вздрогнул, услышав голос, усиленный мегафоном, - сегодня, эти двое, свежая кровь, пройдут свое испытание боем! Против них выставлены двое бойцов из конторы Старцева, поблагодарим его за это!

Вокруг раздались громкие крики. Оглядевшись вокруг, Костя понял, что площадка огорожена проволочным забором, вокруг которого находилось множество людей, пришедших поглазеть на побоище. Аналог гладиаторских боев. Только вот, логично ли это, выпускать тренированных бойцов против новичков? Тех, кто оружие толком в руках не вертел.

Костя оглянулся на своего брата по несчастью. Вид этого мужчины заставил Костю испытать крайнее удивление. Его взгляд не выражал ни страха, ни опасения. Он был холоден и сосредоточен. В руках он держал два клинка, средней длины. Костя пребывал в недоумении, как человек в такой ситуации может вообще оставаться спокойным.

Тем временем, гул с трибун поутих.

- Итак, мы начинаем испытание! Бой! – воскликнул голос.

Костя перестал смотреть на напарника и вцепился в топор изо всех сил, оглядывая противника, что ему достался. Достаточно крепкий, невысокий, раздет по пояс. В руках держит короткий меч и деревянный щит. Что же с ним делать?

Боец же, явно не собирался мешкать. С громким криком, он кинулся на Костю и попытался толкнуть его щитом. Костя отскочил в сторону, его сердце бешено билось. Он не мог понять, в какой момент вообще нужно нанести удар.

Когда боец собирался провести удар по Косте, его окликнули с другой стороны.

Костя и боец одновременно повернулись и увидели, что напарник, все с тем же холодным взглядом, неторопливо идет в сторону бойца. Опустив взгляд вниз, Костя поднял брови от удивления. В паре метров лежал второй боец, у него была разрезана сонная артерия, кровь растекалась по бетонному полу, его глаза были открыты, на лице была смертельная маска.

С открытым ртом, Костя наблюдал, как боец бросился на его напарника, намереваясь рассечь его от плеча до пояса. Напарник даже не увернулся, от будто обтекал атаку, как вода, одновременно поднимая меч, и, в одно мгновение, он нанес бойцу смертельный удар, разрезав его шею. Кровь хлынула из раны и боец бросил оружие, схватившись за шею. Спустя несколько секунд, он упал, заливая кровью пол, как и его товарищ по несчастью.

На полминуты в зале воцарилась мертвая тишина, резко сменившаяся громким ревом голосов, толпа выказывала свое одобрение победителю.

Костя ощутил резкий укол в области шеи. Протянув руку, он вытащил из шеи небольшой дротик. Посмотрев на напарника, он заметил, что тот также держит дротик в руке и потирает шею с недоумевающим взглядом.

Спустя пару минут, мир начал становиться расплывчатым, а тело Кости – тяжелым до невозможности. Сдавшись, он рухнул на пол и отключился.

***

Просыпаться после транквилизатора было крайне неприятно. Это как похмелье, к которому добавляется еще и мышечная боль. И вот такое пробуждение у Кости было уже третье.

Кроме прочего, на Костю теперь смотрели три пары внимательных глаз. Владелец одной из них, размеренно водил ваткой у носа Кости.

- Очнулся, голубчик, - улыбнулся мужчина, сидящий за столом, - хорошо тебя пробрало, полчаса будим уже! – он кивнул остальным, - вы свободны.

Мужчины покивали и удалились из комнаты, в этот же момент Костя осознал, что его конечности накрепко заблокированы специальными зажимами, встроенными в стул, на котором он сидел.

- Знаешь, кто я? – ехидно спросил мужчина.

Костя, пару раз причмокнул, пытаясь избавиться от сухости во рту. Не вышло. Он просто помотал головой.

- Меня зовут Сергей Старцев, я основатель и владелец бойцовой конторы, мы сокращаем это название до «бойкон». Ты понимаешь, в какой ситуации находишься? Может, есть вопросы? – ехидная ухмылочка не слезала с его лица.

- На кой ты в костюме ходишь? – буркнул Костя.

- Специфика медийного бизнеса, - развел руками Старцев, - раз уж ты не хочешь задавать вопросы, я расскажу тебе, как мне удобно. Отныне ты – моя собственность, я тебя купил. Тебя будут учить драться на боях и убивать людей на потеху зрителям.

- Где моя девушка? – немного опомнившись, спросил Костя.

- Девочка, что была с тобой, когда вас приняли?

Вот слово выдумал, подумалось Косте, приняли!

- Она самая.

- Ее я тоже купил, она здесь, - Сергей снова ехидно заулыбался, - она будет служить тебе стимулом драться.

Костя фыркнул.

- Из меня боец – как из мертвого – пропеллер. Не повезло тебе.

- Или тебе? – с улыбкой возразил Старцев, - ты будешь драться, или просто умрешь. А мне новых бойцов подвозят ежедневно, перебоев нет.

- Вы – мерзкие рабовладельцы! - воскликнул Костя, - вместо того, чтобы отстраивать мир заново, вы решили деграднуть в древние времена? Отличная тактика.

Старцев вздохнул.

- Все мы крутимся, как можем. В общем, дело твое. Если ты не будешь драться, твоя девчонка умрет, а следом – ты сам. Будешь побеждать – получишь право на свободу или даже работу.

Костя сплюнул.

- Чихать я хотел на твои предложения.

Старцев пожал плечами.

- Как знаешь, - он нажал на кнопку у себя на столе и в комнату зашли двое мужчин, - проводите товарища в общую зону.

Один из зашедших достал шприц-пистолет.

- Нет, нет! – воскликнул Костя, - только не опять, от ваших препаратов все тело ломит, нееееет!

Как Костя ни дергался, ему ввели препарат и он потерял сознание.

***

Общая зона была большим помещением с высокими потолками, где все плененные могли хотя бы поговорить друг с другом. Костя сразу отметил, что на группы никто особо не делился, судя по всему, надолго здесь люди не задерживаются.

Того парня, который сражался рядом с ним, Костя нашел почти сразу, его трудно было бы не заметить. Когда Костя подошел к нему, парень, нервно осмотревшись, схватил его за руку и отвел в сторону, где не было других рабов.

- Неплохо они тут устроились, верно? - хрипло усмехнулся незнакомец, - как тебе здесь?

Костя недоуменно хлопал глазами.

- Кому вообще нравится рабство? - пролепетал он.

Боец задумчиво склонил голову.

- Кто знает, бывают и такие. Но дело тут вот в чем: я узнал, что завтра они планируют выставить на бой меня против тебя!

Костя сглотнул.

- Что же, я прожил ужасную и крайне неприятную жизнь... Может, это даже к лучшему...

- Да не скули ты, - рыкнул боец, - я-то, как раз, с предложением к тебе подошел.

Костя недоверчиво посмотрел на мужчину.

- В каком смысле?

- Не хотел бы ты сбежать отсюда? - прошептал незнакомец.

- Не представляю, как это сделать. Даже бы если хотел.

- Это как раз не проблема, - отмахнулся боец, - я незаметно ослаблял одну из решеток во время боев. Ей хватит всего одного удара, чтобы отвалиться.

- Погоди... Какая решетка, где?

- Помнишь, где мы дрались? Ну вот, там, рядом с трибунами, есть решетка, заметил?

- А еще я заметил охрану с оружием, - зло прошептал Костя, - и как ты это себе представляешь?!

- Просто слушай! Охрану я беру на себя, твоя задача - рубка. На лестнице есть пункт управления, а в нем есть рычаг, который открывает главные ворота. План таков: я сношу решетку, ты сразу бежишь со всех ног к рычагу. За охрану не переживай, я ими займусь, никто тебя не тронет. Дернув рычаг, сразу припускаешь к воротам и мы валим отсюда.

Костя покачал головой.

- Они держат взаперти мою девушку. Без Кати я не уйду.

Боец закатил глаза.

- Так. Обычно они держат такие "стимулы" в клетках, что как раз рядом с рубкой. Мысль уловил? Дернешь рычаг - ищи способ ее освободить. Главное - добраться до рубки и открыть ворота, дальше уже импровизируем. Ну что, ты в деле?

- А какой у меня выбор?

- Либо умереть в бою со мной, либо бежать.

- Тогда в деле, - вздохнул Костя, - как тебя зовут?

- Называй, как хочешь, - отмахнулся боец, - у меня нет имени.

- Хорошо. Буду звать тебя Генерал. Какие будут приказания? - улыбнулся Костя.

- Меня это уже раздражает, - нахмурился Генерал, - но ничего, привыкну. Поешь и выспись. Ты мне завтра нужен полным сил. Ясно?

- Могу идти выполнять?

Генерал лишь кивнул и удалился.

***

Когда Костя вышел на площадку, он почувствовал сильную дрожь в ногах. Он не понимал, связана она с предстоящим боем, или же с планом побега. Боялся он также и того, что Генерал решит, что побег невозможен, а выжить в бою с ним не было никаких шансов.

Выходя из ворот, Генерал аккуратно кивнул в сторону. Посмотрев туда, Костя заметил ту самую решетку, о которой ранее говорил новый знакомый: она располагалась в самом центре трибун, там также располагалась большая часть охраны.

К необходимой рубке вела прямая лестница, но Костя все еще не мог понять, как Генерал планировал добраться до нее.

Подойдя к Косте вплотную, Генерал начал говорить.

- Послушай. Нам придется фиктивно подраться.

- Что?! - взвизгнул Костя.

- Не паникуй! - прошипел Генерал, - я не смогу атаковать тебя так, чтобы никто не заподозрил подвоха. Сделаем вид, что я пытаюсь устроить шоу. Атаковать будешь ты. Твоя задача - загнать меня к той надломанной решетке. В один момент, я рубану по ней, она соскочит и я примусь за охрану. Не теряй времени! Быстро беги к рубке, открывай ворота и освобождай свою девицу. Потом бегом к воротам, одна секунда промедления может стоить тебе жизни, ты понял?!

Костя кивнул. Его дрожь усилилась, он едва понял, что говорил Генерал. По громкоговорителю вещал какой-то голос, видимо, рассказывая о бойцах, но Костя почти не слышал его.

Генерал рыкнул на него.

- Объявили бой! Дерись!

Дрожащей рукой, Костя поднял топор и нанес первый удар. Генерал легко ушел от удара, явно приближаясь к заветной решетке.

Подавив желание зарыдать от страха, Костя продолжил проводить удары, которые противник отклонял или просто уклонялся, пока Генерал не оказался спиной у решетки.

В этот момент, Генерал резко развернулся и нанес очень сильный удар обоими мечами по решетке. Она оказалась крепче, чем предполагалось: немного накренилась, но не упала.

Не растерявшись, Костя занес топор и сам нанес удар топором по решетке, которая тут же свалилась вниз.

Такое развитие событий благоприятно отразилось на состоянии Кости, дрожь почти прошла и теперь он видел перед собой только цель: рубку.

Генерал действовал быстро и методично. Выскочив за решетку, он двумя ударами отправил на тот свет растерявшихся охранников. Остальные находились не так близко к решетке и уже схватились за свое оружие, так что, Генералу пришлось двигаться к ним зигзагами, ловко уходя от выстрелов.

Костя, сломя голову, мчался к цели, не замечая ничего вокруг. Ему повезло, что Генерал умело зачищал пространство перед ним, убивая каждого охранника, который пытался его остановить.

Забежав в рубку, Костя увидел еще одного охранника, который, заметив нарушителя, выпучил глаза и схватился за оружие. Костя сам не понял, как его топор оказался глубоко в черепе охранника, который даже не успел достать пистолет.

В рубке было не очень много переключателей, так что, несмотря на то, что Костя понятия не имел, который из них нужный, он просто переключал все подряд, пока они не кончились.

К счастью, один из переключателей отвечал за клетку Кати. Девушка тоже не растерялась и бросилась к Косте сразу после освобождения.

У ворот они столкнулись с Генералом, вгоняющим окровавленный меч в глотку последнего охранника.

- Что дальше?! - крикнул Костя, когда все трое уже бежали, миновав ворота.

- Понятия не имею, - на бегу процедил Генерал.

- В каком смысле?! Я надеялся, что ты все продумал!

- Что можно было продумать, сидя в клетке?! - огрызнулся Генерал, как вдруг воскликнул, - машина!

- Что машина? - не понял Костя.

Генерал показал рукой на заржавевший автомобиль, мирно стоящий возле входа в здание.

- Уверен, что это хорошая идея? Вдруг там нет топлива? - сомневался Костя.

- Есть другие? - осведомился Генерал.

Костя покачал головой.

- Тогда вперед!

30 мая 4001 года, Поля Инерии.

Бензин закончился быстро, они даже не успели покинуть Южные земли. Хорошо было только то, что погони не предвиделось, но дальше им пришлось идти пешком.

Еще до заката, на горизонте завиднелись хилые домики, выстроенные на скорую руку и Генерал предложил своим спутникам пойти в их направлении.

- А если это очередные работорговцы? - отозвался Костя.

- Что же ты трусишь то? - укоряюще сказал Генерал, - у нас выбора нет. Либо идем к этим людям, либо скитаемся по Полям дальше. Если будем одни, работорговцы могут нас схватить даже во сне, но на такую толпу они напасть побоятся.

- Как думаешь, сколько так человек? - спросила Катя.

- Весь горизонт в домиках, - через плечо ответил Генерал, - несколько тысяч, полагаю.

Встретили их не больно-то дружелюбно. Навстречу выдвинулось несколько мужчин, сжимавших в руках различное оружие ближнего боя, спустя несколько секунд, у ним присоединилось еще несколько лучников. Затем, аккуратно двигаясь за спинами мужчин, вышла немолодая женщина.

- Кто вы такие? - хрипло спросила она, - зачем пришли?

"Не дергайтесь лишний раз!" - шепнул Генерал.

- Мы сбежали из плена работорговцев, - Костя показал рукой в сторону Южных земель, - мы никому не навредим, но хотим убежища.

- За вами следили?! - резко крикнул самый крупный из мужчин, сжимавший в руках здоровенный колун.

- Не думаю, - покачал головой Костя, - если мы вас стесним, просто дайте нам одну ночь, перевести дух, и мы отправимся далее.

Женщина улыбнулась и вышла вперед.

- Глупости какие! - воскликнула она, - мы просто должны были убедиться, что вы не мародеры или убийцы. Здесь рады всем заблудшим с Полей, пожалуйте в Племенной союз! Идите за мной, - когда гости последовали за ней, женщина продолжила говорить, - у нас тут много людей, общин в Полях достаточно, но там не всегда безопасно, вот люди и стараются найти хоть какое-то убежище, как-никак, чем больше людей, тем труднее с ними справиться.

- И много вас? - поинтересовался Генерал.

- Не сказала бы, что мы ведем постоянный учет, но, около семи тысяч.

- Почему же вы не строите себе город? - нахмурился Генерал, - с вашим количеством, объемы нипочем. Или давно могли бы занять один из частично уцелевших городов.

Женщина грустно улыбнулась.

- Если бы все было так просто, молодой человек... Все города, что хоть немного уцелели, находятся либо под контролем банд безжалостных ублюдков, либо наводнены кровожадными монстрами, и я даже не знаю, что хуже. Строить тоже трудно, мы часто двигаемся с места на место, чтобы сбить со следа тех, кто желает нам зла.

- А обороняться не пробовали? Вас же много, сомневаюсь, что на Полях есть хоть одна община такой же численности!

Женщина остановилась и серьезно посмотрела на Генерала.

- Мы не армия, юноша... Никто из наших не готов воевать и погибать за земли.

- Вы у них главная? - спросил Костя.

- У нас нет главных, - пожала плечами женщина, - так уж повелось, что я устраиваю новоприбывших. Меня зовут Ольга, и вы можете звать.

- Ольга! - воскликнула Катя, - мы жутко устали и хотели бы отдохнуть...

- Мы почти пришли, - улыбнулась женщина.

Ольга усадила гостей у небольшого костра, где уже располагались несколько человек из общины.

- Вы можете выбрать себе любое место, но строить жилище будете сами, - вещала Ольга, - у Родика возьмете материалы, Женя выдаст вам еду, - когда Ольга называла имя, один из тех, кто собрался вокруг костра, кивал, - в общине принято работать на общее благо, завтра утром подойдите ко мне, я найду вам рабочие места.

- А если не работать? - спросил Генерал.

- Тогда союз может вас изгнать, - отрезала Ольга, - мы не можем позволить себе содержать нахлебников.

Разговор о Племенном союзе продолжался еще в течение часа. Каждый из новоприбывших задавал вопросы, на которые Ольга терпеливо отвечала. По окончании разговора, Костя и Катя принялись строить палатку из полученных холста и деревянных палок, получалось у них плохо, но Генерал помог им разобраться в конструкции.

Когда строительство было окончено, Генерал протянул руку Косте.

- Что такое? - не понял Костя.

- Прощаюсь, - сухо ответил Генерал, - желаю вам удачи и ухожу.

- Куда? - спросила Катя.

- В Поля. У меня есть свой план.

- Хоть отдохнул бы, - предложил Костя.

- Я не устал, кроме того, этой общине я совсем не подхожу.

- Ты так и не рассказал, откуда ты сам.

- И не стану, - Генерал отвернулся, глядя вдаль.

- Знаешь, я даже понятия не имел, что существует Племенной союз, - задумчиво проговорил Костя, - Поля такие огромные. Моя община была в десятки раз меньше этой, а после нападения мародеров развалилась на части. Удивительно, что им удалось собрать вместе столько людей, правда ведь?

- Я понял, о чем ты, - кивнул Генерал, - но у меня другие планы.

- Ну что же, - развел руками Костя, - я в долгу перед тобой, обязан жизнью. Если тебе будет нужна помощь, найди меня.

- Я справлюсь. Думаю, здесь у вас тоже все будет хорошо. Береги девушку и не попадайся больше.

Генерал, наконец, пожал руку Косте. Это был жест прощания.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
10

Инерилин (Глава 3, часть 1)

И тут я подумал: а вдруг в сообществе фантастов будут больше рады этой теме, нежели в авторских историях... В общем, ловите, ссылки на все части есть.


Предыдущие части на пикабу:

Инерилин (Глава 2, часть 2)

Инерилин (Глава 2, часть 1)

Инерилин (Глава 1, часть 2)

Инерилин (Глава 1, часть 1) (новая версия)


3 апреля 4001 года, поселение "Обрубок".

- А вот и он, - вещал Сеня, размахивая руками, - Обрубок, колыбель забытой цивилизации!

- Колыбель? - переспросил Дмитрий.

- Большинство выживших были именно в этом регионе, отсюда же и начал свою работу первый Глоссарий.

В отличие от Дмитрия и Сени, которые всю дорогу вели дружелюбную беседу, Эва держалась отстраненно, то и дело бормоча себе под нос разнообразные проклятия.

- Что-то слабовато, для колыбели цивилизации, - негромко буркнула девушка, однако, спутники отлично услышали ее.

- Ой, вам все лишь бы красиво, - усмехнулся Сеня, - ну да, грязновато тут, да что поделаешь, немало времени пройдет, прежде чем люди вновь научатся жить.

Обрубок действительно больше напоминал деревню: строение были похожи на шалаши, построенные на скорую руку, а люди все время были заняты довольно примитивными делами. Оглядываясь, Дмитрий увидел и кузнеца, работающего молотом, и нескольких ребятишек, обрабатывающих кожу на самодельных верстаках. То и дело, под ногами путались домашние животные, вроде кур и козлят, которых выпускали из деревянных загонов погулять.

При этом, в некоторых загонах присутствовали довольно диковинные звери, которых Дмитрий никогда раньше не видел. К примеру, проходя мимо, он заметил животное, напоминающее дикобраза, но оно плавало в импровизированном прудике.

- Сень, прости, ты, часом, не в курсе, что это за зверь?

- А, это ёж-полоскун.

Дмитрий поглядел на Сеню с укором.

- Я же серьезно!

- Так и я, - парировал Сеня, - этот зверек не с других планет, его вывели люди, хотя, гены какого-то инопланетного зверя брали.

- Для чего вывели?

- Смотри, по факту, это гусь с мириадой иголок вместо перьев. Летать не может, но плавает отлично. А иголки - из чистого титана.

Дмитрий округлил глаза.

- Это как? Разве животные так могут?

- Некоторые инопланетные звери могли генерировать, для защиты или атаки, разную неорганику.

Разглядывая диковинного зверя, Дмитрий не заметил, как к ним подошел немолодой человек, одетый в лохмотья.

- А я смотрю, у нас гости, - зычным голосом произнес он, - Сеня, давно мы тебя не видели. Что принес?

Сеня дал Дмитрию знак рукой и мужчина достал из сумки коробки с инерилином.

- Компоненты, разумеется. Спер прямо из-под носа у Столицы! - горделиво выпятил грудь Сеня.

- Воришка, - пробормотала Эва.

Новый знакомый сделал вид, что спохватился и подошел ближе к Эве и Дмитрию.

- Сеня, не представишь меня своим друзьям?

- Легко, это Дмитрий и Эванджелина, ребята помогли мне доставить компоненты, - Сеня посмотрел на Дмитрия, - ребята, это Джон, его родители не хотели забывать историю, - хихикнул Сеня.

- Какую еще историю? - спросил Дмитрий.

- Великой Америки, - прогудел Джон.

Дмитрий улыбнулся.

- Это не они, часом, все начали? Кстати, раз уж вы оттуда, что там на западе творится.

- Я не оттуда, к сожалению, - прогудел Джон, - мои предки были здесь по каким-то делам. когда все началось. Хотя, я бы отдал все, чтобы пересечь Атонь и найти эту великую страну!

- Атонь? - недоумевал Дмитрий.

- Это река, - пояснил Сеня, - очень широкая и бурная, пересечь ее почти невозможно. Именно она отделяет Инерию от остального мира.

- Нет там ничего, - буркнула Эва.

- Что? - нахмурился Джон.

- Столица уже давно пересекла Атонь и даже то, что осталось от океана. Там ничего нет, только камни.

- Я не буду верить информации из Столицы, - отрезал Джон, - до тех пор, пока они удерживают единственную переправу и никого туда не пускают.

Сеня негромко кашлянул.

- Джон, ты не мог бы проводить нас в колонию?

- О, да, конечно, - посмеялся Джон, - следуйте за мной.

Джон привел их к самому крупному зданию в Обрубке, напоминающему, тем не менее, слегка недостроенный сарай.

- Я так понимаю, этот сарай у вас вроде ратуши? - усмехнулся Дмитрий.

- Вроде того, - подмигнул Сеня.

Зайдя внутрь, Джон убрал несколько деревянных перегородок и стало видно массивные металлоконструкции, поддерживающие громадный механизм.

- Это что, лифт?! - удивился Дмитрий.

Сеня лишь улыбался, когда все они, по очереди заходили в очень обширную металлическую будку. Джон нажал пару кнопок на пульте и лифт двинулся вниз.

- Видишь ли, - начал Сеня, - Обрубок - это только ширма. Там, наверху, все выглядит, как мирная деревня, по причине чего, даже налетчики из Диких земель никогда нас не трогают. Знай они о том, что происходит внизу, тут бы уже все растащили. Колония - вот как на самом деле все это называется. И вот зачем мы здесь.

В этот момент, лифт доехал до верхних перекрытий подземного помещения и глазам Дмитрия открылся вид колоссальных помещений, в которых уже точно не было никаких дикарей. На этой территории, люди работали над созданием больших металлических агрегатов, чем-то напоминающих ступени ракет, самолеты и современные, для Дмитрия, элементы оборудования.

Все это он видел, когда шел на процедуру криогибернации. Как ни крути, происходящее напоминало научный комплекс.

- Чем вы здесь занимаетесь, - не поворачиваясь, спросил Дмитрий.

- Планета умерла, - гулко отозвался Джон, - по нашим расчетам, очень скоро на этой планете станет невозможно жить. Исследователи, посетившие когда-то Проксиму Центавра, доказали - на ней более чем можно жить. Наша задача - доделать все компоненты Проксимы - так мы назвали наш будущий корабль, и покинуть эту умирающую планету.

- Столица не просто так не пускает людей за Атонь, - вклинился Сеня, - мы знаем, что за пределами Инерии происходят ужасные катаклизмы, жить там уже невозможно.

- Это не точно, - прогудел Джон.

- Прекрати, Джон, точно это. Какой смысл Столице врать? В любом случае, мы решили покинуть эту планету.

Тем временем, лифт доехал до самого низа комплекса и открылся.

Джон махнул рукой, призывая остальных следовать за ним.

- Как и говорит Сеня, мы хотим покинуть планету, но наткнулись на одну проблему.

- Она как-то связана с тем, что у вас на подхвате маленький мальчик? - недовольно отозвалась Эва.

- Сеня - не совсем обычный мальчик, разве вы не заметили? - Эва отвернулась, - так вот, проблемой для нас стало само путешествие. Дело в том, что, по нашим расчетам, скорость нашей Проксимы позволит добраться до планеты примерно за сто сорок - двести двадцать лет. Разброс большой, потому как очень трудно рассчитать некоторые отдельные элементы полета. Получается, что все, кто зайдет на борт Проксимы, не доживут даже до конца путешествия.

- А их дети?

- Вы представляете себе, сколько всего нужно, чтобы воспитывать ребенка на борту космического корабля? Это мало того, что затормозит нас, так еще и заставит брать на борт массу ненужных грузов, вроде подгузников и детского питания. К тому же, мы понятия не имеем, как на детский организм может повлиять космос.

- А как же Инерилин?! - воскликнул Дмитрий.

- Инерилин - не решение всех проблем, понимаете? Вы же помните, что он делает людей бесплодными? Сеня, ты ему сказал? - Сеня коротко кивнул, - если люди воспользуются инерилином, на новую планету прилетит целое поколение людей, не способных продолжить человеческий род.

Дмитрий нахмурился.

- И что же вы решили-то?

- Анабиоз, разумеется, - улыбнулся Джон, - мы поместим на корабль две группы людей: одна будет обеспечена инерилином, а вторая - помещена в капсулы для крио-сна, таким образом, на новой планете мы получим группу людей, способную к продолжению рода.

Дмитрий вздохнул и злобно уставился на Сеню.

- Значит, за компонентами ты приходил?

Сеня недоуменно хлопал глазами.

- А что?

- Вор случайно натыкается на неизвестного человека, случайно предлагает ему бежать и случайно приводит его сюда, после чего вдруг оказывается, что он именно тот, кто здесь жизненно важен? Ну давай, не держи меня за дурака!

- Ну ладно, - улыбаясь, Сеня развел руками, - поймал, я действительно приходил за тобой.

- Класс! - воскликнул Дмитрий, - ну и зачем я вам нужен?

- Мы подготовили новую капсулу, - ответил Джон, - и мы хотим попросить тебя погрузиться в крио-сон еще раз, на два года.

Дмитрий издевательски посмеялся и погрозил Джону пальцем.

- Ну нет уж! Второй раз я на это дерьмо не поведусь!

- Дим, да ты пойми, - влез Сеня, - им нет смысла тянуть с проектом. Ты действительно пробудешь там недолго, но мы должны выяснить, что помогло тебе выжить в крио-сне, иначе, весь проект полетит к чертям!

Дмитрий всплеснул руками.

- Я вас всех впервые вижу, с чего мне вам верить?!

Джон скрестил руки на груди.

- Здесь десять тысяч колонистов и все они рассчитывают на вас... Если вы думаете, что их будущее - не причина нам доверять, что же, не держим. Можете возвращаться к лифту и уходить.

Дмитрий отошел на пару шагов и принялся яростно тереть пальцами переносицу. Почувствовав на своем плече чью-то руку, он поднял глаза. Эва, сочувственно глядя на него, стояла рядом.

- Значит, ты тоже жертва обстоятельств?

- Они разбудили меня после двух тысяч лет сна, - пробормотал Дмитрий, - я все еще считаю это сном.

Эва села на пол и жестом предложила Дмитрию последовать ее примеру.

- Знаешь, может стоит им помочь? - предположила она.

- А ты хоть понимаешь кому? Я вообще не понимаю, что творится в этом новом мире, даже половину этой информации за такой короткий срок не усвоить, да и вообще, почему именно им? Столица тоже хотела моей помощи, почему именно эти люди ее достойны?

- Знаешь, за Атонью и правда ничего нет, - задумчиво проговорила девушка, глядя в потолок, - быть может, свалить с этой планеты - не самый худший вариант. Кроме того, если ты им поможешь, мы точно получим билеты на такой проект, верно?

Джон подошел и опустился на пол рядом с ними.

- Времени на раздумья нет, - отрезал он, - мы итак потеряли массу времени на поиски таких, как ты. Капсула уже готова, скажи уже свое слово.

- А если откажусь, - с вызовом глядя в глаза Джону, проговорил Дмитрий, - тогда что?

- Тогда мы продолжим поиск выживших. А тебя отпустим на все четыре стороны. Хотя, не сказал бы, что у тебя много вариантов. Атонь ты не пересечешь, значит, путь тебе держать только либо в Столицу - рассадник коммерции и лгунов, либо в один из диких регионов: шататься по Полям вместе с другими выжившими, скакать в набедренной повязке в Диких землях, попасть в лапы рабовладельцев в Южных землях, или же идти в Армию, где вероятность умереть выше, чем удачно чихнуть. Это не самый безопасный мир. Покинуть его - лучший путь, и ты нам нужен, чтобы завершить проект.

- Два года?

- Ни днем больше, клянусь! - подтвердил Джон.

- А что же мне еще терять, - вздохнул Дмитрий, - ведите!

Джон свистнул и подозвал одного из лаборантов в зеленом одеянии.

- Проверь капсулу, подготовь все системы, мы сейчас подойдем.

Работник кивнул и удалился.

Когда Дмитрия уложили в капсулу, он, нервно сглотнув, схватил рукав Эвы.

- Ты... Будь здесь, когда я проснусь.

Джон похлопал Дмитрия по плечу.

- Не переживай, о ней позаботятся, как и о Сене. Когда ты проснешься, мы все будем здесь.

- Это больно?

- А в прошлый раз было больно? - усмехнулся Джон.

- Без обид, но прошлый раз был до конца света, - огрызнулся Дмитрий.

- Мы полностью повторим процесс, все один в один: сначала запустим тебе по венам препараты, замедляющие метаболизм, когда уснешь, резко охладим тебя до нужной температуры. Потом подключим диагностическое оборудование, закроем капсулу и зафиксируем перманентное состояние.

Дмитрий кивнул, все еще цепляясь за рукав Эвы.

- Одежду девушки придется отпустить, - заметил Джон, - мы не закроем капсулу, пока твоя рука из нее торчит.

Дмитрий нехотя отпустил рукав и уставился в потолок, пока к его телу подключали различные трубки и провода.

- Вводите! - скомандовал Джон.

Через пару мгновений, Дмитрий почувствовал невероятную усталость, его веки слипались и он неуклонно начал проваливаться в чернеющую бездну.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
40

Падение убежища царей

В середине двадцать первого века, попытка одной из Российских компаний добыть природные ресурсы закончилась катастрофой невиданных ранее масштабов. Из недр земли вырвались ядовитые облака с высоким уровнем содержания несовместимых с жизнью химических элементов.

Никто не знал, была ли та катастрофа вызвана искусственно, или же была несчастным случаем, но теорий ходила целая уйма. Облако распространялось медленно, но информация о произошедшем дошла до широкой публики лишь спустя два месяца после начала катастрофы. Серьезные меры начали предприниматься в тот же период, объяснив это желанием не распространять панику.

Спустя еще неделю после официального заявления об экологической катастрофе, климатические изменения способствовали внеплановому и очень быстрому распространению яда по стране.

В одном из крупных городов, существовал некий бункер, выстроенный для определённого круга лиц, обремененных большим влиянием и количеством денег.

Естественно, в бункер начали перемещать лиц, указанных в списках охранной компании, которой было поручено курировать операцию по спасению, но на сей раз все пошло совсем не по плану.

Благодаря интернету и широкой огласке, люди очень быстро узнали о трех принципиально важных вещах: облако не проникнет только в максимально герметичный бункер, в городе таких бункеров попросту не существует, однако, по неизвестным причинам, местонахождение единственного приспособленного бункера, в котором должны были пережидать катастрофу элитные лица, было придано гласности.

Благодаря этим факторам, в момент эвакуации, в бункере "Нерон" оказались не только те, кто был в списках, но и целая толпа людей, не имеющих отношения к программе.

Люди прорвались ко входу, когда эвакуация еще не была завершена и перед охраной встал выбор: закрыть бункер, а значит и доступ к нему для оставшихся людей в списке, или же впускать граждан, пока все указанные лица не будут эвакуированы. О том, чтобы отбиваться от толпы, не могло быть и речи, горстка, пусть и вооруженных людей, попросту были бы задавлены тысячами паникующих, пришедших к бункеру.

Начальник охраны взял ситуацию в свои руки и пообещал людям то, что обычно и обещают отчаявшимся людям для успокоения недовольств: он пообещал им шанс попасть в бункер, если они пройдут проверку.

Проверка была не более, чем фарсом, однако фильтрацию людей охрана все же запустила, ведь было очень опасно пускать сильных людей, которым было ради чего жить, это поставило бы под угрозу всю операцию.

Несмотря на то, что люди, получили лотерейный билет, обещающий жизнь лишь в одном случае из тысячи, они успокоились, что дало охране шанс закончить эвакуацию. Несмотря на все их усилия, когда люди заметили, что облако визуально различимо, толпа повалила в бункер, как поток воды из шланга.

Охрана заперла герметичный затвор, придавив им, при этом, несколько человек.

Именно так в бункере, без возможности выхода, оказались люди, приоритеты и жизни которых разительно отличались друг от друга.


1 день в бункере.


Количество людей: 1980 чел.

Количество клиентов: 495 чел.

Количество охраны: 89 чел.

Запас провизии и ресурсов: на 6-8 месяцев проживания всего состава.


В широком коридоре бункера стоял гул, большое количество людей стояло в проходе и общалось между собой, направляя свой гнев на десяток охранников, перегородивших вход в основные помещения бункера.

К расстроенным людям вышел начальник охраны и громко призвал к тишине. Добиться ее было не так уж просто, народ успокоился лишь спустя несколько минут непрерывных увещеваний.

- Послушайте! - обратился начальник, - вы должны понять, что у нас все пошло не по плану! Бункер изначально рассчитан на длительный срок выживания лишь для пятисот человек, а здесь уже явно собралось больше... - по толпе прокатились волны негодующего ропота, - не нужно паниковать и возмущаться! Нам просто нужно внимательно отнестись к этой ситуации и заняться перераспределением ресурсов и мест! - гул нарастал и начальник перешел на крик, - это займет некоторое время, вы должны понимать, что мы не ожидали такого!

Из коридора послышались недовольные выкрики, среди которых можно было услышать: "Вы хотите оставить нас умирать" и "Вы врете!".

- На территории бункера стоят датчики загрязнения воздуха, до тех пор, пока воздух не будет приемлем для дыхания, двери открыть нельзя, поэтому вас никто не выгонит, но нам нужно грамотно распределить вас, иначе будет бардак, который кончится тем, что в живых не останется никто!

Толпа чуть поутихла, но редкие тихие возмущения еще были слышны.

Начальник охраны принялся раздавать указания по организации выживших в бункере. В последующий час охрана занималась тем, что осуществляла учет всех прибывших и распределяла их по местам.

Начальник удалился в кабинет, где его уже ждали первые помощники.

- Так, бойцы, ситуация крайне неординарная и опасная, - заключил начальник, положив руки на стол, - выяснять, как же так получилось, мы не станем, для этого или слишком поздно, или ещё рано. Нам нужно решать, что с этим делать. Комфортабельных апартаментов для клиентов недостаточно, чтобы покрыть всех прибывших, при этом, помещения для персонала и обслуги остались пустовать, последние попросту не успели прибыть в этой суматохе.

- Так вроде несколько нашлось, - отозвался первый помощник по населению бункера, - человек пять, вроде бы.

- У нас свободных койко-мест не больше тысячи, - обреченно проговорил начальник, - а людей, по-видимому, больше раза так в два. Что делать будем?

- Койко-мест для персонала тысяча десять, как и было положено, - оповестил первый помощник по снабжению, - конечно, у клиентов в апартаментах места хватило бы для всех, там достаточно мягкой мебели, но клиенты однозначно будут недовольны ухудшением условий.

- Да, - напряженно кивнул начальник, - дилемма... С одной стороны, расселить их по местам - и вопрос решен. С другой стороны, когда все это закончится, и клиенты выйдут из бункера, от судебных исков не отобьемся...

- А важны ли эти иски прямо сейчас? - возразил помощник по населению, - если людям не хватит еды или места, толпа разорвет нас.

- А ежели подавить бунты силой? - предложил первый помощник по охране прав, - нас немного, но, когда население расселим, недовольных останется не полторы тысячи, а уже человек двести, тут уж мы с ребятами можем попросту всех их положить. Сократим население и ситуация утрясется.

Начальник, потирая плохо выбритый подбородок, напряженно задумался.

- Плохой вариант. Тела куда девать будем? Да и неизвестно, сколько из расселенных захочет помочь угнетенным. Схема с минимальным удовлетворением большинства, чтобы уменьшить количество потенциально опасных, хороша только когда у них нет контакта друг с другом. В закрытом пространстве... Сложно предсказать, как пойдет такая зачистка.

- Помимо излишка людей, есть и еще один вопрос, - робко отозвался первый помощник по персоналу, - клиентов должны были обслуживать, а из реального персонала осталось пять человек. Кто-то должен будет им готовить еду, стирать вещи, чинить коммуникации и тому подобное.

- Может, нанимать их? - предложил помощник по снабжению, - так мы еще и решим вопрос с недовольствами среди устроенных. Будут и при деле, и при средствах к существованию. Клиенты оплатили проживание здесь, а они нет, так пусть отрабатывают.

- Легко сказать, - вздохнул начальник, - может, вы все и правы, но как себя поведут люди, видя такую несправедливость... Нас могут перебить за считанные минуты, если люди решат взять бункер под контроль, после чего и клиентам не поздоровится... Товарищ Чебутько, - обратился начальник к помощнику по населению, - позовите к нам акционеров, пусть тоже принимают участие в обсуждении.

Когда помощник по населению удалился, на минуту воцарилась гробовая тишина, прерываемая только специфическими подземными шумами и голосами из коридора бункера.

- Что у нас по провизии? - спросил начальник.

- Ну, с таким количеством людей... Провизию и другие необходимые ресурсы должен был возобновлять персонал, все оборудование у нас есть, но, как вы понимаете, с персоналом вопрос теперь стоит остро.

- Ну а запас?

- Ненадолго, может, месяца на четыре, если с запасом брать, - удрученно заключил помощник по снабжению.

- Так... Если людей нанимать, то чем платить, вот тоже хороший вопрос, - заметил помощник по персоналу.

- Да элементарно фактом питания и проживания. Снаружи они попросту задохнулись бы! - раздраженно сказал помощник по снабжению.

- Если бы мы гостеприимно пригласили их сюда, я бы согласился, но они прорвались силой, - прорычал начальник.

В этот момент, в дверь с крайней наглостью ворвался мужчина, на вид ему было около тридцати пяти лет. Проведя рукой по аккуратно уложенным волосам, он начал свою возмущенную речь.

- Я не понял, вам деньги за что платят?! Почему я должен бежать к вам по первому зову?! Когда мы выберемся отсюда, у вас будут неприятности, - мужчина ткнул пальцем начальнику почти в физиономию, не достав лишь пары сантиметров.

- Я все понимаю, но у нас внештатная ситуация, - сдержанно проговорил начальник, проглотив злость, - как видите, у нас в бункере больше людей, чем планировалось изначально, и вас, как акционера, позвали для участия в решении этой ситуации.

Акционер скрестил руки на груди.

- Ну, я слушаю. В чем трудность?

- В бункере теперь слишком много людей, при этом, почти никого из персонала не нашлось, мы боимся, что все может пойти прахом. Необходимо размещать людей, но в помещениях для персонала мало места.

- И что? Пусть на полу спят.

- Простите, но такая ситуация чревата бунтом и массовой резней, которая вполне может привести к смерти каждого из нас, а после и к вашей смерти.

Лицо акционера заметно побледнело.

- Так... И что? Вы не умеете пользоваться оружием? Убейте всех недовольных и все!

- И куда девать тела? - влез помощник по снабжению.

- А промышленные печи на нижних уровнях для чего? - огрызнулся акционер, - я поражаюсь, что мне приходится тут делать вашу работу! И для этого мы платили колоссальные деньги за место в бункере, чтобы теперь выслушивать мнение быдла, незаконно прорвавшегося сюда?!

- Охраны у нас человек девяносто, а людей - больше тысячи, - со сдерживаемым гневом проговорил начальник, - я понимаю ваше недовольство, но нужно решать проблему иначе.

- Значит, мы должны испытывать неудобства, потому что вы ссыте истребить пару дюжин идиотов?

Начальник вздохнул и уронил голову на грудь.

- Вась! - вдруг позвал он помощника по охране прав, когда тот отозвался, продолжил, - я вот что думаю, может, мы встанем на сторону челяди?

Акционер начал нервно озираться.

- Мысль, - подхватил игру Вася, - клиентов меньше, чем "быдла", истребить их не составит труда.

- Кроме того, решим и проблему с персоналом, людям придется работать друг на друга, а не на этих.

Акционер, сглотнув, принялся размахивать руками.

- Да что вы тут вытворяете?! Вот закончится это - вы пожалеете!

Начальник медленно перевел на него тяжелый взгляд.

- Для того, чтобы вас убить, нужно несколько секунд, а облака не успокоятся еще минимум пару месяцев. О чем я, по-вашему, буду жалеть?

- У меня есть связи! Вам устроят "сладкую жизнь"! Вы вообще не понимаете, с кем связались!

- Да ну? - усмехнулся начальник, - ваши связи наверху мертвы, это точно. Все связи в наличии, сидят с вами здесь, а единственным, кого эти связи могут попросить повлиять на меня, вы сейчас хамите.

Воцарилась тишина.

- Так что, мы будем решать сложившийся вопрос или вы предпочтете, чтобы мы умыли руки и дали людям вас растерзать? - прищурился Вася.

Акционер, бегая глазами от одного охранника к другому, медленно опустился на стул.

- Я понял, - тихо сказал он, - давайте решать.

- Итак, - начальник хлопнул ладонью по столу, заставив акционера вздрогнуть, - на повестке несколько первоочередных вопроса. Первый - койко-места, всем места может не хватить. Второй - персонал для работы, без него мы все загнемся быстро. И третий - субординация, мы не знаем, как организовать людей.

- Бункер-бункером, - сказал акционер, - а будущее наступит. Если вы заселите апартаменты левыми людьми, это ничем хорошим не кончится, помяните мое слово. У нас есть другие варианты? Быть может, сделать койко-места?

- Возможно, но для этого нужно время и усилия людей. А спать они хотят сегодня.

- Слушайте, - воскликнул помощник по персоналу, - что, если освободить несколько апартаментов, на время восстановления количества мест? Клиентов на время поселить отдельно, а людей - отдельно. Когда места сделаем, переселим всех по местам.

Начальник одобрительно кивнул.

- Неплохо. Насчет субординации, я так понимаю, вы хотели бы, чтобы эти люди работали на вас, а не заставляли вас работать, так? - спросил начальник.

- Так и планировался этот бункер, - кивнул акционер.

- Тогда мне нужны полномочия говорить от имени клиентов. Каждый из вас должен пообещать оплату по выходу из бункера, иначе мы потеряем людей.

Акционер только кивнул.

- Дальше, значится, мы начинаем принимать людей на работу в качестве персонала, согласно навыкам. Не ждите преклонения от них, как от изначального персонала, думаю, они вас не очень любят.

- Однако, главные проблемы мы, кажись, решили? - спросил Вася. помощник по охране прав.

- Действуем пока что по этому плану, Антон, раз ты по снабжению, составь и распространи печатные материалы по бункеру. Вася, пусть твои курируют распределение людей, и да, найми еще человек десять, покрепче, к нам, в охрану.

- У нас же тоже нет дополнительных мест, - возразил Вася.

- Сделаем, лишняя охрана не помешает. Володя, персонал на тебе, как и положено, работай с Антоном, ищи им места и помогай с распечатками.  И еще... Егор, я так понимаю, главного инженера мы тоже за дверями потеряли?

- Пока что мы его не нашли, но еще и не всех проверили, - отозвался помощник по населению.

- Это печально, если не найдете. поставьте в приоритет розыск инженеров-практиков. Не хватало еще, чтобы у нас коммуникации погорели... Все свободны, работаем, - хлопнул в ладоши начальник.

Акционер, выходя из кабинета, посмотрел в глаза начальнику.

- Что, все и правда так плохо? - опасливо спросил он.

Начальник поднял бровь.

- Мы всегда так жили, мой хороший. Теперь и вам стоит посмотреть, к чему приводит это классовое расслоение. Если повезет, у нас получится засчет обещаний и слов пережить этот период.

- А если нет?

Лицо начальника застыло в гримасе паники.

- Знаете, лучше до этого не доводить...


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
10

Матрёшка фантазий

Ровно в час дня, в одно из Московских литературных объединений зашел одетый в слегка потрепанное коричневое пальто человек, держа в руках не менее истрепанную папку из качественного картона.

Игнорируя всех, кто пытался с ним поздороваться, он гордо прошествовал к кабинету заведующего, громко закрыв за собой дверь.

Оказавшись в кабинете, он с размаху положил свою папку на стол изрядно опешившего заведующего и уселся в стоящее рядом кресло, издав победных вздох.

- Я нашел, Коля! Нашел ту идею, что нужно проталкивать в массы! Наконец, займусь тем, для чего и был рожден!

Заведующий объединением, Николай Петрович Дмитряков, исподлобья глядевший на действия, производимые ранее упомянутым человеком в пальто, посмотрел на него удивленным и слегка осуждающим взглядом.

- И тебе здравствовать,  Валентин Евгеньевич, - произнес он медленно, - хочу отметить, что за последний год у тебя таких идей было уже штук этак двадцать. Прости, если ошибся в расчетах.

Валентин, снисходительно поглядев на заведующего, резко поднялся с места и принялся ходить по кабинету, по очереди трогая каждый предмет, на который натыкался его взгляд.

- В этот раз все иначе, говорю тебе! Это будет прорыв, прямо как с "Источником вреда"!

"Источник вреда" - книга, которая была издана около пяти лет назад от описываемого времени, когда ныне сорокатрехлетний писатель Харитонов Валентин Евгеньевич был на пике своей писательской мощи и выдавал довольно стоящие произведения, что довольно быстро становились достаточно популярными среди целевой аудитории. Новаторский роман "Источник вреда" принес автору не только солидный куш, но и глубокую любовь читателей, хоть сам он и не был от него восторге. Роман повествовал о похождениях трех мужчин преклонного возраста, которые решили организовать молодежную организацию для передачи своих обширных знаний молодому поколению. Несмотря на то, что история, по факту, велась о стариках, она зацепила и некоторые молодые умы, поскольку было отражено очень много проблем, свойственных этому поколению.

Что же касается карьеры писателя, его рейтинг начал падать сразу после публикации якобы документальной книги о жизни и деятельности одного из самых неизвестных русских царьков. Валентин посчитал, что до масс необходимо донести информацию о нем, ведь он, по мнению автора, сделал очень многое для отмены крепостного права. Мало того, что книгу разнесли в пух и прах критики, посчитав ее "несуразной" и "глупой", но автор также добился неслабой критики от историков, которые были недовольны переиначиванием исторических фактов в пользу фантазии автора.

В общем и целом, после этих событий, Валентина Евгеньевича посчитали бездарностью и мягко списали со счетов. "Мягко", то есть его никто ниоткуда не выгонял, но его материал печатали неохотно и крайне редко.

Тем временем, Николай Петрович, для которого мужчина в потрепанном пальто когда-то был кумиром юности и гением литературы, сделав писателю несколько замечаний по поводу трогания чужих вещей, кои он привозил с различных путешествий и расставлял на полке, продолжил беседу.

- Послушай, Валентин... Мы все очень ценим твой вклад в литературу, но...

Валентин, закатив глаза, вновь тяжело плюхнулся в кресло.

- Да перестань ты, неужели даже не выслушаешь?

- Мы не можем посылать в издательство от имени объединения бесперспективный материал, - еле-еле выдавил из себя Николай, нервно вертя в руке карандаш, - пока что, мы не видели от тебя действительно интересного материала, который мог бы хоть как-то заинтересовать современную публику!

- Так ты выслушаешь? - поднял бровь Валентин.

- Хорошо, слушаю, - со вздохом заключил Николай, смирившись со своей участью.

- Итак, я хочу написать о человеке, который пишет роман!

Николай перебил его.

- Ты серьезно? Ты ведь понимаешь, что такого материала полно, так?

- Ты дослушай! - обиделся писатель, - я хочу написать о человеке, который начал писать первый фантастический роман в эпоху ренессанса! Его невзгоды, тяготы, как было трудно быть тем, кто первый пишет о том, чего быть не может.

- Ты хочешь написать про того, кто придумал сказки? - улыбнулся Николай.

- Да нет же! Именно про того, кто первым вывел это на серьезный уровень, про того, кто заявил, что это может считаться серьезной литературой!

- Валя, эпоха возрождения уже никому не интересна, - устало проговорил Николай Петрович, - тем более... Так, ты ведь не планируешь называть книгу документальной? - заведующий строго посмотрел на Валентина.

- Нет-нет, - засмеялся Валентин, - просто художественный роман. Ну представь, про литературу тех веков, новое развитие. Я и персонажей подобрал любопытных, их прототипы в папке!

- Так ты только начал? - спросил Николай, подвигая папку к себе.

- Даже не начал еще, - усмехнулся Валентин, - пока что, только собирал материал. Думаю, готово будет через погода-год.

- Так, - заведующий строго посмотрел на Валентина, - у тебя нет для меня материала, ты еще даже не написал первой строчки, так на кой ты пришел?

Валентин Евгеньевич резко придвинулся к заведующему.

- Устрой мне встречу с издателем, а? Я хочу контракт, времена тяжелые. Тема-то благодатная, материал хороший! Я ему все расскажу, подробно. Я же много не прошу, Коль... Просто организуй встречу.

Николай листал папку с сосредоточенным взглядом, изредка отпивая из чашки несколько глотков крепкого кофе. В это время, Валентин Евгеньевич покорно сидел на стуле и ждал вердикта заведующего.

Наконец, Николай поднял взгляд от бумаг.

- Вообще-то... Мне даже интересно будет на это посмотреть. Давай так: напиши аннотацию, страницы на две, не больше, желательно с концовкой. Сложи у себя в голове материалы, хорошо сложи! У тебя будет один шанс. Сегодня я обедаю с Сергеем Владимировичем, он генеральный директор одного из крупных издательств. Если понравишься ему - подпишешь контракт.

Валентин расплылся в широкой улыбке, схватил руку Николая и принялся активно ее трясти.

- Спасибо, спасибо! Ты не пожалеешь! Я все сделаю! Назначай встречу хоть завтра!

- Это уж как он решит, - пробурчал заведующий, аккуратно убирая руку, - главное, не опозорь меня! Мы с Сергеем хорошие друзья, если ты облажаешься, он на меня плохо подумает, понял?

- Не подведу! - это было последнее, что услышал Николай Петрович от писателя, быстро выхватившего папку со своим материалом и убежавшего вприпрыжку, вновь громко хлопнув дверью.

_________________________________________________________________________________________________

Тем же днем, только спустя час времени, заведующий Николай Петрович, надев свою куртку и запрыгнув в вычищенные до блеска ботинки, направился в одно из тысяч московских кафе, где у него и была назначена встреча с директором издательства.

Сергей Владимирович уже ждал друга, устроившись за столиком у окна, потягивая из трубочки молочный коктейль.

- Там ведь есть алкоголь, верно? - улыбнулся Николай, усаживаясь напротив Сергея.

- Капелька, - улыбнулся в ответ Сергей, пожимая заведующему руку, - ты же не из полиции, верно?

- Пока ещё на своем месте, - усмехнулся Николай.

Обсудив за обедом все дела, которые не терпели отлагательств, Николай решил перейти к обсуждению просьбы Валентина.

- Знаешь, Серёж, есть тут к тебе одна просьба...

- Я завязал с тяжёлыми наркотиками, - засмеялся Сергей.

- В общем, есть у нас один товарищ, писатель. Очень просит встречи с тобой на тему издания одного произведения.

- А чего ты просто мне рукопись не принесешь? - удивился Сергей, допивая свой напиток.

- В том и дело, рукописи, пока что, нет. Он хочет подписать контракт на книгу, у него довольно любопытная идея.

- Что за идея?

- Хочет написать про человека, впервые решившегося на роман фантастического характера. Он собирается, как я понял, охватить несколько эпох, ведь главный герой - представитель эпохи ренессанса, из какой-то европейской страны, если я правильно понял. Он, вроде как, собрался в путешествия по царской России для сбора материала и будет писать об одном человеке, который сражался с фольклорным злом. Он тебе подробно все расскажет, понятное дело.

Сергей внимательно глянул на заведующего.

- Тебе не кажется, что эти темы слегка устарели?

- По отдельности, да, однозначно, но в одном произведении... Если у него получится погрузить читателя в дух обеих эпох, а также передать литературные проблемы... Кто знает.

- Ручаешься за него?

- Пожалуй. Он человек неоднозначный, да и автор тоже, но выслушать его точно стоит, там уж сам решай.

- Который он-то?

- Харитонов.

- А-а-а, - протянул Сергей, - который "Источник вреда" написал!

- Он самый! У него бывали и лучшие времена, но...

- Перестань, - махнул рукой Сергей, - я знаю о его неудачах. У всех бывает трудный период, не вижу в этом проблемы. Он уже проявлял себя, как грамотный автор, почему этому не случиться снова?

- Тоже верно, - улыбнулся Николай, - так когда назначить ему встречу?

- Пусть приходит через неделю, ко мне в офис, там и поболтаем, - Сергей почесал затылок, - и да... Подготовь его немного. Пусть возьмет с собой все свои наброски, не я один принимаю решения.

- Сереж, я не прошу тебя соглашаться, ты же понимаешь? - нервно проговорил Николай.

- Приму, если будет хотя бы неплохо, - Сергей погрозил пальцем, - не ради тебя, а из уважения к его успехам.

Дальнейший диалог старых друзей сводился к старым шуткам, историям бурной юности, а также о проблемах алкоголизма, закончившись тем, что Сергею стоит прекратить подливать себе в чашку алкогольную продукцию.

Сообщив Валентину приятные новости, заведующий направился обратно на работу, ведь рабочий день не был окончен.

__________________________________________________________________________________________________

Вернувшись домой, Валентин Петрович медленно оглядел свое жилище: в небольшом доме с террасой, доставшимся ему от покойных родителей, валялись пустые банки и бутылки, напольные покрытия были безнадежно грязными, а мебель еще немного отдавала советским периодом.

Погрузившись в созерцание обстановки, писатель чуть не впал в депрессивную тоску, но, вовремя отогнав от себя нехорошие мысли, принялся писать аннотацию к будущему произведению.

"Эпоха возрождения не зря получила столь громкое название. Это было время, когда к жизни возвращались те аспекты жизни человека, что пробуждали в умах и душах людей сильные эмоции, влияли не только на их физическое, но и моральное здоровье. Искусство всегда было для почти любого человека способом немного отойти от привычных рамок и найти для себя более любимую страну, или даже целый мир, где возможности простирались в такие дали, в которые в реальном мире забираться было крайне опасно. Оно также служило катализатором новых идей, изобретений и мыслей, которые двигали мировую историю к дальнейшему развитию.

Разумеется, возрождение ждало также и литературный институт. Главный герой романа - один из тех немногих, кому в голову пришла амбициозная мысль о том, что сделать нечто новое - не значит опорочить старое. Разумеется, в описываемый период, особенно в Европе, его мог ждать успех, только он решил забраться дальше - он решил бросить вызов загадочному миру, что для настоящего европейца мог бы показаться адом на земле - славянским землям, тогда пребывавшим в периоде постоянных войн, как снаружи, так и изнутри страны.

Он принимает решение отправиться в опасное путешествие, сулящее новые идеи и опасности. Он намеревается описывать то, что никто до него не пытался делать - события, которые не могли происходить наяву, а лишь в воображении талантливого автора. Он собирался сделать это новым веянием литературы, пробиться сквозь сплошь познавательные и наскучившие произведения искусства, превознести фантазию над реальностью."

Внимательно перечитав написанное, Валентин пришел к выводу о том, что есть необходимость в более детальном изучении материала, после чего, немедленно занялся тем, чем любили заниматься почти все писатели - он отправился лениться.

"Впереди ведь целая неделя", - подумал он, - "я обязательно успею все проработать".

Естественно, спустя ровно шесть дней, Валентин Евгеньевич проснулся и осознал, что безнадежно опаздывает, поскольку вышеописанный отрывок не дополнился ни единой строчкой.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works



Послесловие.


Насчет названия и вопроса об исторических деталях: это все еще в проработке, пока что, я прошу оценить идею и стиль исполнения, если кого не затруднит.

Это произведение действительно должно охватить несколько эпох, включая и современность, проблемы кучи персонажей, включая и какого-нибудь древнерусского богатыря.

Скажите же мне, други, есть ли смысл браться за такую работу? Очень трудно будет писать, поскольку тут работает не только фантазия, но и впрямь куча материала, по типу инфы по ренессансу и древней Руси.

В общем, жду какого-никакого мнения. Понимаю, тут сидят не критики и писатели, но я хотел бы понять отношение читателей к этому.

Если будут предложения по улучшению, другие идеи и тыды, тоже пишите, с удовольствием приму :)

Показать полностью
15

Ночной звонок

- Я не хочу жить.

Именно такую фразу, сказанную тихим и спокойным мужским голосом, услышала девушка, по несчастью своему взяв трубку в час ночи.

Еле-еле сообразив, что происходит, она взглянула на экран телефона, убедившись, что номер звонившего ей был неизвестен.

- Простите, а это кто? - сонным голосом осведомилась девушка.

- Вы не знаете меня, а я не знаю вас, - ответил голос, - я набрал первый попавшийся номер. Я полагался на судьбу.

- Поздравляю, - раздраженно отозвалась девушка, - а меня это как касается?

- Судьба привела меня к вам, - голос мужчины действительно казался слегка безжизненным, говорил он монотонно и медленно, - я не хочу жить. Собирался наложить на себя руки, но, решил в последний раз положиться на судьбу и набрать неизвестный номер.

- Час ночи, вы что, совсем там?! - возмутилась девушка, - с какой стати мне вообще с вами разговаривать?!

- Если вы положите трубку, я тут же покончу с собой. Моя кровь будет на ваших руках.

Девушка почувствовала, как по спине побежали мурашки.

- Это уже шантаж какой-то получается, - пробормотала она в трубку.

- Просто констатация факта, - голос в трубке все не менялся, - я не угрожал вам, просто сказал, что произойдет.

- Так стоп, - внезапно прищурилась девушка, - это розыгрыш? Так, клянусь, приколист, если это розыгрыш, то я лично найду тебя и сама исполню твое абсурдное желание!

- Это не шутка, - уверили ее из трубки, - я говорю, что думаю.

Девушка сглотнула, организовав некоторую паузу в разговоре.

- Слушайте, - наконец произнесла она, - есть же специальные номера доверия, компетентные органы... Что, как вы думаете, я смогу вам сказать?

- Я знаю их советы наизусть, ничего нового они не скажут. Если же вы мне не сможете сказать ничего ценного, терять все равно нечего, просто сделаю, как и планировал.

- Уверена, они найдут к вам подход! - воскликнула девушка, - они же специалисты, они знают, как работать с такими, как вы! Мало того, что я не знаю, что вам отвечать, так еще и спать хочу!

- Если вы со мной не станете разговаривать, мой сон не окончится, а вы сможете выспаться позже.

- Вы эгоист, вот что! Все для вас, да?! А что хочет кто-то другой, вообще не волнует?!

- В данном контексте - да, - сухо ответили в трубке.

Девушка вздохнула и убрала трубку от уха. Она пыталась решить, как поступить, слишком шокирующая информация поступила. Она глянула на окно, где одинокий фонарь ярко светил прямо в лицо, ведь давно просили, чтобы убрали этот злосчастный фонарь, даже коллективную жалобу писали! А сейчас этот фонарь светил ей в лицо, будто укоряя, пытаясь пристыдить ее за то, что она собиралась сделать.

Разумеется, она планировала бросить трубку и уснуть вновь. Противоречивые мысли, словно пчелы в улье, пытающиеся поделить мед, роились в голове. Что, если он серьезно? Но ведь она и не узнает... А если розыгрыш? Но на кону человеческая жизнь...

Она сама не поняла, как трубка вновь оказалась возле ее уха и она произнесла:

- Хорошо... Я понятия не имею, что положено говорить в вашем положении... Ну, что вас там беспокоит?

- Ничего. Я просто больше не хочу жить, мне надоело.

- Почему же? Сколько вам лет?

- Мне тридцать один год. Все дело в том, что я не вижу никакого смысла продолжать свое существование. Это длинная и бесполезная цепочка событий, людей и вещей, которые, по итогу, не будут иметь значение или смысл. То есть, я пытаюсь сказать: смерть все спишет, не будет больше ничего, моя жизнь оборвется и больше я никогда не смогу увидеть, понять или использовать то, что у меня было в жизни, так зачем же затягивать? Не логичнее ли прекратить свою жизнь, когда возникло такое желание?

- А вы обращались к психиатру?

- Не один раз, - в голосе мужчины послышались нотки раздражения, - у всех врачей есть одна профессиональная болезнь: они думают, что лучше пациентов знают, что тем нужно. Они не умеют слышать то, что им говорят. Они лишь пачками сыпят диагнозами, бочками прописывают медикаменты и все норовят подвести любую проблему к теме секса, насилия или детства... А иногда все разом. У них всегда один ответ - тебя однозначно в детстве кто-то изнасиловал, поэтому ты ненавидишь авокадо!

Девушка не смогла сдержать улыбки.

- А что вы хотели до них донести?

- Свои мысли. Я очень много думаю, даже во время работы, и мои выводы неутешительны. Дело не в проблемах... Не наблюдается реальности в том, что мы называем этой жизнью. Мне нужны ответы, а врачи как воспитатели: "ты думаешь вот так? Это плохо! Ты думай лучше вот так!" А как же думать иначе, если вопросы есть, а ответов нет?

- Слушайте, а расскажите о себе, - вдруг сказала девушка.

Она уже встала с кровати и направилась на кухню, попутно разговору пытаясь сделать себе кофе.

- В каком смысле?

- Ну, чем жили, живете? Вообще, как докатились до такого?

В трубке послышался глубокий вздох.

- Вам тоже интересны не мои мысли, а мое прошлое? Что вы в нем надеетесь найти?

- Даже не знаю, что-то хорошее? Или просто узнать чуть лучше того, с кем говорю. Напомню, что это вы мне позвонили, а не наоборот.

- Справедливо, - вздохнули в трубке, - что же, жил я обычно. Родился в средненьком городке таком, хотя сейчас уже переехал в город побольше. Мать держала ателье, отец сидел на какой-то не самой высокой должности в администрации города. Не спрашивайте, не помню на какой. Родители всегда были вместе, сколько себя помню, правда, зачем-то развелись, когда мне было года четыре. Собственно, не изменилось ничего, они все также жили вместе, растили меня, работали. Может, надо было им это зачем-то, может поругались, а потом не нашли времени опять расписаться... не знаю. В общем, рос я обычным ребенком, вполне всего хватало, никаких проблем. Родители не давили на меня, да и я не распускался. С детства я был крайне любопытным: я задавал вопросы обо всем, что видел, слышал или что чувствовал.

- Все дети любопытны, - отметила девушка.

- Да, но я был прямо "не в меру" любопытным, как говорили все мои учителя и воспитатели.

- Вы ходили в садик и школу?

- Конечно, как и все. Сад помню плохо, а вот школу еще припоминаю. Учился себе, довольно средне: не двоечник, но и не отличник, с дурными компаниями не гулял, готовился к поступлению на журналистику.

- И как, поступили?

Кофе сварился и девушка, налив его в чашку, подкурила тонкую сигарету.

- А вы там курите? - вдруг спросили в трубке, - курение вредит.

- Сказал тот, кто решил удавиться, - хохотнула девушка.

- Вообще то, я скорее подумывал про вскрытие сонной артерии кухонным ножом, - смущенно проговорил мужчина.

- Да ну, - задумчиво проговорила девушка, - грязно очень. Представляете, найдут вас, а вы в луже красной субстанции болтаетесь.

- Думаю, мне было бы уже все равно, - девушке показалось, что собеседник улыбнулся.

- Вы о себе рассказывали, - напомнила девушка.

- Точно! Поступил в университет, отучился, было несколько девушек, но до серьезного не дошло. Работа подвернулась удачно, зарабатывал хорошо... Как и сейчас, в общем-то... Да и все, наверное...

- А друзья были?

- Да, со школы, с универа... Помню, Володька был, с первого класса за одной партой сидели, еще Настя, с универа уже. Да много кто еще, но время разбросало, все кто куда разъехались, а я остался наедине со своими мыслями. Мне очень трудно заводить новые знакомства, так что, так было удобнее. Со временем, я вообще стал понимать, что хочу закрыть свой круг общения и начать все заново. Три раза начинал жизнь, как это говорится, с чистого листа: переезжал, менял работу или работал удаленно. Контакт со старыми друзьями оборвался вовсе, а с новыми очень трудно.

- Мне кажется, что у вас просто одинокая и скучная жизнь, - заключила девушка, - вам надо бы наполнить ее.

- Ну вот и вы в тот же огород! - воскликнул собеседник, - понаставили мне диагнозов и рады! Вы не думали, что не каждый нуждается в пристальном внимании и развлечениях?

- Так а что же вы хотели-то?

- Чтобы вы выслушали мои мысли.

- Так если бы вы не были одиноки, а жизнь ваша была бы полна приключений, ваши мысли вас бы не беспокоили!

- Неверно. Мои мысли не зависели от периода жизни. Были также и периоды, когда моя жизнь была полна людей и событий, они всегда были рядом, никогда не отступали. Эти мысли глубже социальной жизни человека, не нужно всех грести под одну гребенку.

- Ну ладно, - раздраженно отозвалась девушка, - тогда я слушаю ваши мысли.

- Для начала... Мы все биологические существа, состоящие из миллионов других, более простых существ, которые живут на огромном минеральном шаре с пылающим металлом внутри, болтающимся в вакуумном пространстве и вращающийся засчет неизвестных и по сей день сил. Мистическим образом, все эти факторы привели к тому, что на шарике зародились мы, собственно. Серьезно, задумайтесь! Каждый из нас - лишь маленькая часть этой громадной системы, о назначении которой мы можем только догадываться.

- Так вас беспокоит устройство вселенной? - задумчиво проговорила девушка.

- Это да, но я не о том. Вот у вас есть начальник?

- Ну да.

- Вспомните его сложную харю, когда он говорит о том, как важно, к примеру, вовремя сдать отчет, а не то ужасы пойдут. И еще добавляет: "ты понимаешь, как это серьезно"! Вспомнили?

- Допустим...

- А теперь наложите этот момент на ту информацию, о которой мы говорили ранее. Вам не стало смешно?

- С чего бы?

- Мне очень смешно с этих серьезных лиц. То есть, вы подумайте: они носятся со своими бумажками, формальностями, стилем одежды, политикой, экономикой и всем остальным с таким упоением и самозабвенностью, будто даже и не понимают, где они, в каком положении и насколько все их "серьезные вещи" неустойчивы и уязвимы.

- Так а что же, прикажете им забыть о жизни, присесть на корточки и задуматься о бытии? У них действительно есть вещи поважнее.

- Например?

- Благополучие родных? Здоровье? Своя жизнь и ее качество?

- Вспомните, мы на большом шарике живем! - воскликнул собеседник, - если этот шарик отклонится на один градус в сторону, мы все высыплемся с него прямо в черную бездну вакуума! Все благополучие, здоровье, красивый костюм и важный документ: все это станет ненужной хренью. Это все им никак не поможет, понимаете?

Девушка фыркнула.

- Вас послушать, так и правда все срочно должны повскакивать и орать "мы все умрем"! Люди не умеют управлять такими вещами, поэтому они и исходят из того, что есть. Каждый пытается сделать все, чтобы нормально прожить, вырастить детей, найти жилье и так далее, что в этом плохого?

- А зачем?

- Что значит зачем?!

- А вот то и значит. Такой образ жизни внушается сотнями поколений, это ясно, но прошло уже очень много времени, не пора ли пересмотреть его? Сможете ли вы ответить на мой вопрос, не пользуясь фразами по типу "так надо" или "что есть то есть"? Зачем они все это делают? К чему стремятся? Какова цель?

- Слушайте, это бесконечная тема, какой смысл ее обсуждать? О смысле жизни и до вас думали, а толку нет.

- Дорогая моя, вы бежите от правды. Вы не знаете, потому просто избегаете темы. Но вас лично это разве не беспокоит? Об этом я и говорил. У меня есть много вопросов, но ответы на них никто не знает до такой степени, что уже даже думать об этом перестали. Знаете, ведь тот факт, что древние дядьки не додумались, что делать с жизнью, вовсе не означает, что нам нужно вовсе забыть об этом, разве нет? Вот и вы, как и остальные, не хотите даже слушать мои мысли...

- Я выслушала ваши мысли, - злилась девушка, - и они мне не понравились! Притом, я слушала их под вашим давлением, под шантажом перед самоубийством! Знаете, вы просто ненормальный!

Договорив, девушка закусила губу и напряглась: как бы псих прямо сейчас не сделал это.

- Ну хорошо, - в трубке вновь послышался равнодушный голос, - я ненормальный. Потому что меня беспокоят вопросы, которые действительно касаются всего человечества, а все остальные решили просто не замечать их. Знаете, что я думаю? Конкретный социум определяет нормальность. Только он, больше никто. Никто ведь не выдал людям инструкцию: "Нормальные люди и их признаки"? Они сами сели, решили для себя что нормально, а что нет и на основании этого стригут всех под один китель. Любопытно. Знаете, что самое интересное? Общество так зациклилось на нормальности, что на данный момент нормальных людей вообще не существует.

- Теперь хотите поговорить о психическом здоровье? - устало сказала девушка, затушив третью сигарету.

- А почему нет? Мы с этого начали: обращался ли я к психиатру. А знаете, в чем их функция, по факту?

- Я уже поняла, что вы их недолюбливаете, - пробормотала она.

- И на то есть причины! Их главная цель - поставить каждого человека в обществе под единый "стандарт качества человека". Стандарт, который не применим даже и к ним самим! А знаете, стандарт ведь в том, чтобы вовсе не иметь эмоций. Появились эмоции и каждое их проявление считается отклонением от нормы. Человечество медленно, но верно, приближается к понятию психологии, присущему роботам.

- Я так понимаю, вы из тех, кто сочувствует психически больным? Считает их недооцененными гениями?

- Я не говорю о тех несчастных, кто лишает людей жизни по приказу голосов, или про тех, чьи наклонности крайне... специфичны. Во вселенском значении эти люди, быть может, и не больны, но они опасны для себя и окружающих. Им действительно следует или жить в обществе подобных, или же не жить в нем вовсе. Я говорю о таких, как я, к примеру. В чем моя ненормальность?

- В том, что вы звоните посторонним в час ночи и оповещаете о решении свести счеты с жизнью? - съязвила девушка.

В трубке на пару секунд воцарилось молчание.

- Я имел ввиду мои мысли. Разве они преступны? Разве общественно опасны? Разве не важны? Понятие нормальности слишком переоценено, оно уже не соответствует ни одному из живущих. Чаще, в робу психопата наряжают попросту того, кто не нравится тем, кто "стоит выше". Любопытно также и то, что "выше" его водрузили другие люди. Вот же парадокс: он ни во что их не ставит, но без них он просто мешок с мясом, скорее всего еще и не самый умный!

- Зато, самый умный - это вы, верно? - устало произнесла собеседница.

- Дело не в том, кто умнее, а в том, зачем все это делается. Серьезно, вы можете и впрямь мне ответить: в чем, по-вашему, смысл жизни человека? Зачем он живет и делает все, что делает?

- А зачем вообще об этом думать-то? Почему нельзя просто жить в свое удовольствие?

- Хмм… Вернемся к психопатам. Их удовольствие в том, чтобы истязать вас или убить. Вас это устроит?

- Есть же рамки...

- Так а почему? Если суть в том, чтобы жить в свое удовольствие, тогда зачем нужны рамки? Зачем нужен закон? Почему вы имеете право жить в свое удовольствие, а этот психопат вынужден вставать в ваши рамки? М?

- Потому что это ненормальные желания. Можно же не мешать другим?

- Опять же, вопрос нормальности. Почему же это он ненормален, а не вы? Видите ли, в этом и суть необходимости понимания цели, смысла этой жизни. Если его нет... Тогда рамок тоже не существует, так как только достойная цель может их оправдать. Согласны?

- Слушайте, я не хочу становиться такой, как вы, - пробормотала девушка, - не нужно пичкать меня этим…

- Вы опять убегаете от правды... Знаете, ведь в этой цели вся суть. В каждый период истории у человечества были микро-цели, к которым они стремились. Это давало им надежду, силы... Они ждали того, что, когда они докопаются до цели, они все поймут. И вот, настало наше время. Общество относительно стабильно, сушу изучили вдоль и поперек, даже людям душу вывернули… И вот возник вопрос, а что же дальше? Кто-то достаточно разумный сказал - нужно в космос. Попытались-попытались, но тут и застряли. Оказалось, что в космос хотеть трудно, нужны усилия многих людей, организация, экономика, политика.... Да только они так заигрались в политику, что упустили цель. Вдумайтесь: сейчас мы застряли на этом этапе. А застряли лишь потому что определенные люди увидели возможность жить в свое удовольствие, как вы и говорили, вот только... За счет других. Здесь все и остановилось. Этой группе людей выгодно, чтобы мы не задавали вопросов. Этой группе людей выгодно, чтобы мы жили и умирали только на этой планете. Этой группе людей выгодно, чтобы человечество застряло на этом этапе без шанса двинуться дальше. Они копят и копят, складывают и складывают.... Им уже складывать некуда, а они все берут и берут. Большая часть человечества лишена права голоса, лишена инициативы и возможности пойти дальше - эти люди тормозят всех. Они - как бессмысленный балласт на воздушном шаре. И, чем больше средств они набирают, тем тяжелее становится балласт и тем труднее его сбросить. Они научили вас, что вы должны просто жить и не думать, а вы вот так и делаете... Вы не подумайте, я вас не пытаюсь обвинить или обидеть... Просто... Вы и правда видите цель? И правда думаете, что в таком мире действительно стоит жить? Их философия распространилась в массы. Теперь каждый просто хочет жить, как они. Никакого космоса, никакого исследования, никакой идеи... Никто больше не хочет внести свой вклад, никто не пытается помочь человечеству двинуться дальше, никто больше не думает о человечество, как о единой группе, все хотят много и только для себя... И наконец, никто больше не понимает, с какой целью вообще живет и даже не желает разобраться...

Около минуты на линии царило абсолютное молчание, собеседники даже не слышали дыхания друг друга. Тишину нарушили движения девушки - она зажгла сигарету и закурила, после чего мужчина решил продолжить.

- Я понимаю вас... Но разве нормально то, что мы уже не знаем, что делать? Разве нормально, что регламент нам написало несколько человек, а мы проглотили и с удовольствием перевариваем? Неужели нет другого пути?

- Ну что?! - внезапно сорвалась девушка, закричав в трубку, - что вы предлагаете?! Да, это ужасно! Да, вы правы! Вы это хотели услышать?! Вы абсолютно правы, наша действительность ужасна! Люди неприятные, события еще хуже, а мы вообще не понимаем, что делать! Но что вы предлагаете?!

- Вот и вы не знаете... - прошептал мужчина в трубку, - теперь вы понимаете, почему я думал о суициде? Я не понимаю нынешнего человечества, не знаю, чем ему помочь, не знаю, как объяснить всем, что нужно искать новые цели, что ими управляют такие же, как они... Постойте, вы плачете? - обеспокоенно воскликнул мужчина.

- Да, - всхлипывала она, - я просто слабая девушка! И как мне жить с такими мыслями, скажите? Вы хоть сильный мужчина, а мне что делать? Может, есть варианты? Может, ради детей?

Мужчина замешкался.

- Простите, но... Дети - это маленькие мы. Я не хочу детей, поскольку, если они спросят меня о жизни, соврать я не смогу, а правда неприятна. Зачем же продолжать тот же круг с тем же настроем? Дети - это продолжение, они идут как бы бок о бок с другими идеями. Если наши дети не будут менять эту прогнившую систему, то зачем нужна эта бессмысленная цепь жизней? Я не вижу иной цели для жизни человека, кроме развития и движения всего человечества. Дети, если мы не меняем ничего, будут просто существовать, как и мы. А если надеетесь, что они попробуют что-то изменить, так это лишь попытка отложить проблему. Вспомните то, что помешало вам - это же помешает и им.

- Почему же просто не поставить свою цель и стремиться к ней? - девушка немного успокоилась и пыталась снова сделать кофе.

- Будет невыполнима - вечная депрессия, а достигнешь, что? Умирать? Я вот так и хотел. Хотел посмотреть мир и заработать. Я сделал это, но вот что дальше - понятия не имею. Ради чего мне кормить толстосумов моими налогами до конца жизни?

- Хороший вопрос... А просто наслаждаться жизнью?

- Вы уже так говорили.

- Тем не менее.

- А я отвечал. С чего бы? Добавлять массу балласту, что тянет человечество вниз? Мучать себя вопросами о смысле до конца жизни?

- Я... не знаю, что сказать... Пожалуй, что действительно незачем, - безжизненным голосом выговорила девушка, закуривая еще одну сигарету, - я уже не уверена, стоит ли мне жить.

- Значит, все же, не нашел я ответов, - вздохнул собеседник, - что же, хотя бы попытался.

- А давайте вместе? - вдруг сказала девушка.

- Что вместе?

- Покончим с собой.

- Вы сдурели, простите?! - возмутился мужчина, - вам-то оно на кой? Вы мир посмотрели? И все сделали, что хотели? А?

- Пожалуй, что нет... Но теперь я не вижу в этом смысла. Смерть все спишет, верно?

- А если там рай и ад? А вы, получается, суицидник.

- А вы?

- Но я-то не верующий.

- Так и я тоже.

- Ну дела... Я хотел, чтобы меня отговорили от смерти, не было цели уговорить ближнего на сие действие...

- Что делать... Жизнь непредсказуема.

- Нет, вам нельзя умирать.

- Почему это?

- У вас еще все впереди!

- Может, мне шестьдесят семь? И вообще, вы сами начали говорить словами ненавистных вами психологов!

- И то верно... Но, по голосу, вам не больше тридцати. Угадал.

- Угадали-угадали... И что, вы будете самоубиваться?

- Думаю, да. Не нашел причин против.

- Тогда и я.

- Теперь вы перешли на шантаж?!

- А что? Вам можно, а мне нельзя? Если вы покончите с собой - я тогда тоже.

- Абсурд.

- Как так?

- Вы бы хоть до завтра подумали.

- Тогда и вы тоже.

- Ну хорошо...

- Знаете что, напишите мне сообщение до восьми вечера. Если я увижу сообщение о том, что вы не будете так делать, я тоже не стану.

- Думаете, нашли способ меня отговорить?

- Вообще, я серьезно, но, в конце концов, разве не за этим вы позвонили?

- Верно. Тогда... До завтра?

- Если сообщения не будет, я сделаю это.

- Как бы мне не забыть, - усмехнулся мужчина, - а то неудобно получится. Спасибо вам.

- За что?

- Ну, до завтра я точно еще поживу.

- Верно.

Оба звонка были сброшены почти одновременно, без прощания.


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
5

Истина Контрактера

Приветствую, друзья!

Кажется, я ожил и снова творю (хотя, о чем я, никто и не заметил моего отсутствия;))

Все же решил рискнуть и еще разок выкинуть главу Контрактеров сюда.

Тут такое дело, материала по Контрактерам накопилось столько, что ссылок на новое произведение может быть штук двадцать, если не больше, посему, настоятельно рекомендую ознакомиться с произведением по ссылке ниже. Там вся история, систематизирована, по главам и все такое (да, бесплатно, без регистрации и смс!).


https://author.today/work/41164


Ну и, приятного чтения :)


* Контрактер №45*


Когда шеф перенес нас в это место, я даже не сразу поверил глазам. Скажем так, это место даже не смахивало на ад, оно им и являлось. Огненные бездны, наполненные криками и страдающими людьми, или их душами, я так и не понял.

- Удивлен? - осведомился Шеф.

- Шеф, удивлен, это не совсем то слово, - ответил я.

- Ты можешь называть меня по имени - Ниерий. И давай без церемоний. То, что ты увидишь, не видел никто из ныне существующих.

- Мне известно твое имя, - буркнул я, - только вот, я все еще нахожусь в полнейшем шоке.

- Это простительно.

- Что я наблюдаю?

- Это ад.

Краткость его ответов раздражала многих, меня в том числе.

- Это я понял, ты подробнее расскажешь, или мне, как обычно, надо догадаться?

- Как ты понял, Контракты - это не вся система, - сообщил Ниерий, - она гораздо глубже и сложнее, чем тебе могло бы показаться.

Он сделал жест ладонью и мы оказались в месте, прямо противоположном тому, что наблюдали ранее.

- А это рай, как я понял?

- Именно.

Я резко повернулся к нему.

- Так, Ниерий, давай ты будешь мне подробно рассказывать, что происходит!

Он пожал плечами.

- Система, что я выстроил в этой плоскости, состоит не только из Контрактов. Фактически, это система по взращиванию существ, способных противостоять той темной материи, что атакует первородную сущность. Она состоит не только из этих двух, противоположных друг другу, мест. но также и этого.

Он вновь сделал жест рукой и мы оказались в громадном белом помещении, в котором туда-сюда сновали капсулы со спящими (или мертвыми) людьми, тут и там мелькали загадочные символы разных цветов.

- Это центр перерождения.

Я осматривал все это с крайне недоуменным взглядом.

- То есть, мы сами выращиваем этих людей?..

- Почти. Скорее, мы работаем с теми, кто уже жил и умер. Так сказать, осуществляем конвеерную работу.

- И что, им и правда нужно хорошо жить, чтобы заслужить рай, ад или перерождение в хорошем теле?

Ниерий покачал головой.

- Это все Осия и наши штрафники. Они догадывались о существовании таких мест. На самом деле, куда попадет человек после физической смерти, зависит только от системы. От их доброты или злобы не зависит ничего вовсе.

- И зачем нам это нужно?

Шеф угрюмо вздохнул.

- Я прошел великое множество звездных систем, вместилищ, что в них были, прочесал миллионы плоскостей всех этих планет, но более перспективной плоскости, чем эта, просто не существует.

- Это не ответ, - злился я, - хотя стой! Ты говоришь... Ты видел миллионы разных планет?

Ниерий коротко кивнул.

- Как ты, должно быть, догадался, мы с Нитосфеном по происхождению из одного и того же места. Именно я сагитировал его заняться разработкой плоскостей... на свою голову. Видишь ли, мне не хотелось трогать ту, в которой существовали мои родные. Однажды, мы нашли перспективную плоскость, однако, мы заигрались. Ты спрашивал, почему мы не можем использовать искажение, убившее Алавея, ответ - потому что я знаю точно, чем это кончается. Мы использовали сущность в той плоскости как хотели, даже не думая о последствиях. Нужно отметить, так процесс идет значительно быстрее, однако как результат, от чудовищных искажений, плоскость разорвало на части, а вместе с ней и целую звездную систему. Каждая планета, звезда и другой космический объект - это частички первородной сущности. Я ужаснулся результату, ведь мы, по факту, помогли темной материи, уничтожив целую систему. Нитосфен был иного мнения: он посчитал, что эта система была слаба и недостойна траты наших усилий. Собственно, на этом мы и разошлись, - Ниерий заглянул мне в глаза, - твой второй вопрос: Плиний. Он был единственным вариантом, поскольку наши схватки с Нитосфеном погубили еще три системы. Я просто не мог рисковать столь перспективной плоскостью, как эта.

- Чем она так перспективна?

- Самородки, - опять короткий ответ.

Я выжидающе смотрел на него.

- Я не умею угадывать, говори подробно, - язвительно проговорил я.

- Существ, самостоятельно достигавших уровня четырех измерений, не было еще нигде. А я искал везде, уж поверь.

Я, нахмурившись, глянул на Ниерия.

- Кто же ты такой? И что ты имеешь ввиду под четырьмя измерениями?

Ниерий вдруг сделал рукой круговое движение и в воздухе повис оранжевый круг. Он повторил это еще три раза, создав четыре круга, расположив их в два ряда по две штуки.

- Это измерения, которые имеются в плоскости. О них можно говорить в разрезе науки, или же в разрезе первородной сущности. Так вот, существа, биологическая жизнь с развитым интеллектом, живут в рамках трех измерений пространства, - он начертил три линии, соединяющие три круга из четырех, с началом в центре каждого круга, получился ровный треугольник, - также, они способны влиять на эти измерения, то есть, переместиться в пространстве, куда пожелают. Созданные Контрактеры живут в четырех измерениях, как ты помнишь, вам дана власть над событиями, - он начертил круг, касающийся всех четырех, - что касается меня, - он начертил большой круг, обводя всю конструкцию, - я - пятимерное существо и живу, помимо этих четырех измерений, еще и в различных плоскостях. Это чем-то напоминает наши слои реальности.

- Мы рассуждали об этом, - кивнул я с серьезным видом, - предметы могут быть уничтожены только во всех слоях разом.

- Наука планеты Земля назвала это состояние суперпозицией. Такие, как я, живут вне времени и пространства, а если точнее, я живу одновременно везде и нигде. Точно также и со временем: всегда и никогда.

- Во дела.. - я провел рукой по волосам.

- Нитосфен, соответственно, такое же существо. Сам понимаешь, власти у таких, как мы, значительно больше. Впрочем, ты все видел сам, мы способны даже менять местами реальности.

- Значит, он может вернуться?

- Честно сказать, я не знаю точно. Он стерт из этой плоскости, то есть, здесь он перестал существовать... Однако, возможно есть способ оказаться тут снова, я никогда не проверял.

- Но ты же знаешь все сразу? - поднял бровь я, - значит, можешь сказать, появится он, или нет.

- Это работает не совсем так, Рагурт, - ухмыльнулся Ниерий, - я многое знаю, но все это в состоянии суперпозиции, а мы с тобой ведем диалог в одной конкретной плоскости, в которой я еще этого не знаю.

Я посмотрел на него взглядом, полным недоумения и страха.

- Как же это странно...

- Будь ты пятимерным существом, для тебя это было бы очевидно, а так, ты даже близко не поймешь, как все работает.

Я помассировал виски.

- Так, ладно… А в чем же смысл этих систем? Чего ты добиваешься?

- Создания новых существ, совершенствования. Для победы над темной материей, нам нужны существа, превосходящие даже первородную сущность, а ведь она намного превосходит по своей сути пятимерных существ.

- И какие же нам нужны? Шестимерные?

- Если бы я знал, - вздохнул Ниерий, - люди - уникальные существа. Их биология работает так, что они способны испытывать эмоции - уникальный энергетический эффект, не встречающийся у других видов. Эта способность дает им немалые возможности, о которых они, впрочем, совсем не знают. Вся система нужна для того, чтобы создать правильный эмоциональный фон, подобрать комбинацию для создания идеальной ситуации.

- В аду ты наказываешь людей, - прищурился я, - зачем? Разве они заслужили?

Ниерий удивленно моргнул.

- Рагурт, мы действуем, исходя из наших целей, а не их удобства. Считаешь это жестоким?

Я скрестил руки на груди.

- Это очевидно.

- Но они даже не помнят этого, когда перерождаются! - воскликнул Ниерий.

- А смысл тогда какой?

- Им не нужно помнить, их эмоции все помнят за них.

Я потер пальцами переносицу.

- Ладно, допустим. Но, если налажена система, зачем нужны Контракты?

- Они подогревают ситуацию в реальном времени, - пояснил Ниерий, - мы тасуем карты, как хотим, но выбор все равно за ними - по другому не выйдет. Кроме того, они также служат цели их саморазвития.

- Это как же?

Ниерий рассмеялся.

- Знаешь, сколько людей по плоскости пытаются изучить Контракты, есть даже целые организации. Почившего Плиния даже пытались словить!

- Не упоминай его! - отрезал я.

- Хорошо-хорошо. В общем, по этой причине для их развития полезны Контракты, а не религии. Религия дает человеку шанс успокоиться и всю жизнь прожить, веруя в то, что после смерти он будет награжден. Эд, наш последний самородок, открыл в себе возможности благодаря изучению этого мира, а не слепой вере.

- И ты рассчитываешь на него?

- И на таких, как он, вне сомнений. У меня получилось создать четырехмерных существ - Контрактеров, но их потенциал сомнителен. Самородки же... Особый вид. Они развиваются сами, их потенциал неизвестен, почему и интересен. Если кто и может превзойти пять измерений, то они.

- Класс! - хмыкнул я, - приятно ощущать себя бесполезным! Почему же не сделать Контрактеров пятимерными?

- Я пробовал, Рагурт, - развел руками Ниерий, - но вы уже такие, форсированное развитие не получилось, а за всю историю, ни один Контрактер не вышел на новый уровень.

- Как же ты стал пятимерным?

Ниерий вновь взмахнул рукой и мы оказались на новом месте. Было бы очень трудно описать это место словами, но, если говорить просто, то оно было похоже на нарезку плохих фотографий разного цвета и формы.

- Это место мы назвали Свалкой. Сюда перемещаются целые фрагменты той или иной реальности, системы между ними я не углядел, а вот Нитосфен считал, что раскусил ее. Говорил, что сюда ссылается самое нежелательное из того, что имеется в реальностях.

- Ты с этим согласен?

Ниерий повел плечом.

- Сказал же, я так и не понял этой системы. Вряд ли сущность разбирается в отдельных формациях социума и их влиянии, чтобы перебрасывать "нехорошие" в одно место. Посмотри наверх.

Когда я поднял глаза, не смог удержаться от восхищенного возгласа. Там было нечто, не поддающееся никакому описанию, не подлежащее измерению. Мои глаза видели все, а также и ничего.

- Что это такое? - прошептал я в восхищении.

- Это и есть первородная сущность. Я отсюда родом, Рагурт.

- Так это она...

Как бы ни старался, я не мог оторвать взгляд от нее. Она завораживала, пугала, восхищала и ужасала. Должно быть, именно так чувствует себя ребенок, впервые увидев огонь.

- Аня говорила, что ты с одной из плоскостей, - наконец выдавил я, - почему же ты говоришь, что отсюда?

- Я попал сюда вместе с куском моей реальности. После, встретил здесь Нитосфена и мы нашли способ выбраться, - договорив, Ниерий перенес нас в новое место.

Мы вновь оказались в его кабинете.

- Теперь ты знаешь правду о Контрактах, - вздыхая, Ниерий уселся в кресло, - есть вопросы?

- Шутишь?! Миллионы вопросов!

- У нас много времени. Спрашивай.

- Я раньше был человеком, как и ты, - начал я, - и знаешь, мне очень трудно забыть картины той системы, которую ты создал. Рай, ад, этот центр... - я покачал головой, - это все напоминает какую-то теплицу или зоопарк... Ты был не совсем прав, что я считаю это жестоким. Скорее, я считаю это неправильным. Это же люди! У каждого из них есть своя история, своя жизнь. Неужели это... так неважно?

Я заметил на губах Ниерия легкую улыбку.

- Видишь ли, система циркуляции информации в любом случае существует. Воспоминания, которые получены биологическими накопителями существ с развитым интеллектом, накапливаются и используются для дальнейших поколений. Это механизм работы самой эволюции. Проще говоря, центр перерождения или циркуляции, существует в любом случае. Информация накапливается в виде структур миллиардов мельчайших частиц и формируют развитие вида. Он существует даже для существ с менее развитым интеллектом, только в гораздо меньшем объеме. Я добавил новые механизмы, а также подстроил эту систему под себя, сделал ее удобной для главных целей.

- Я просто вот что думаю... Если мы владеем такой львиной долей механизмов, еще и правим поведение людей изнутри при помощи Контрактов... Значит, по факту, мы решаем за человека каждый его шаг? - я бросил на Ниерия негодующий взгляд.

- Я понимаю, к чему ты ведешь. Намекаешь, что мы отняли у людей свободу?

- Да тут уж дело не только в свободе! - возмущенно воскликнул я, - им вообще, получается, нельзя сделать и шаг без нашего вмешательства! Мы гасим в зародыше все проявления выбора человека!

- Нам нужна эта система, Рагурт! На это нельзя смотреть с точки зрения одного человека, - Ниерий на секунду задумался, - это как с муравьями. Если у тебя в огороде дюжина муравейников, ты просто идешь и сжигаешь их. Разве будешь ты о каждом муравье? Быть может, похороны устроишь каждому?

- Так они для тебя... Как муравьи? - в ужасе прошептал я.

Ниерий глубоко вздохнул и покачал головой.

- До тех пор, пока они находятся в рамках собственного существа, увы, но да, их очень трудно представить в ином свете. Ты пойми... Им нужно стать чем-то большим, так как, пока что, они не способны вовсе регулировать свою жизнь. Разве можно давать им реальную свободу? Любой фактор способен выкосить их под корень!

- Ты говорил, что стал пятимерным существом на Свалке, - медленно проговорил я, - почему не сделать их всех такими?

- Потому что мое развитие остановилось. Дальше пути нет. Я решил, что нужно дать им шанс развиваться самим.

- Если так, - я достал из кармана камешек-триггер, что мог бы служить концом Контрактам и стал вертеть его в руке, - почему не рассказать им обо всем? Почему не посвятить их в происходящее и, как раз, дать им шанс решать самим, что будет дальше?

- Ну вот мы рассказали, - устало протянул Ниерий, - и что нам с ними делать дальше? Ты только представь! Задумайся на секунду, в чем заключается эта информация? По факту: "Вам всем незачем жить. Ваша жизнь не имеет никакой вселенской ценности, каждый из вас по отдельности не представляет ничего. Когда вы умрете, сущность, из которой вы состоите, просто продолжит свой путь, а вы навсегда перестанете существовать. Когда-нибудь, возможно, все вы сможете быть развиты настолько, что каждая жизнь будет иметь ценность, но, вряд ли вы доживете до этого момента. Все ваши города, системы, серьезные вещи и проблемы, не более чем ваша собственная фантазия и их все можно прямо сейчас выкинуть в мусор. А теперь продолжайте существовать с этим!"

- Звучит как-то депрессивно... - проговорил я.

- Не только звучит, Рагурт. Это может привести к массовой депрессии, геноциду, самоубийствам! Как итог, на этой плоскости человечество перестанет существовать как вид.

Я немного задумался, проворачивая триггер в руке, как вдруг в мою голову молнией влетела страшная догадка.

- Погоди-ка! Ты ведь уже пробовал это?

Ниерий опустил глаза.

- Я говорю тебе о возможных последствиях...

- Пробовал?! - заорал я.

- Да, - Ниерий смотрел мне в глаза твердым взглядом, - за то время, что я существую, я попробовал уже все возможное.

- Получается, - я смотрел на него с ужасом, - на твоих руках кровь миллиардов, нет, тысяч миллиардов людей!

- Образно говоря... Можно и так сказать.

Я опустил глаза.

- А ты не думал, - шептал я, удерживаясь от слез, - что ты и Контракты не помогаете, а мешаете сущности?

Ниерий нахмурился.

- Не понял тебя.

- Ты вышел из Свалки. Ты - ошибка системы, по факту. Планеты развиваются, как развиваются, все идет по плану, а ты решил форсировать ситуацию, решил изменить правила, по причине чего ты, Нитосфен и такие, как вы, являетесь как раз теми, кто мешает сущности делать свое дело. Контрактов не должно быть здесь, как не должно быть и таких как мы. Не думал, по какой причине ты и Контрактеры не можете развиться дальше составленного уровня? Вы - ошибки, которые мешают работе системы. Вирусы.

Подняв глаза на Ниерия, я увидел, что он смотрел на меня крайне насмешливо.

- Естественно, меня посещали такие догадки. Только вот, сущность итак не в порядке. Планеты в состоянии неопределенности, Свалка, темная сущность... Вряд ли это все способствует ее благу. С этой стороны, учитывая, что мы появились в месте, где сущность еще есть в ее первозданном значении, я думаю, что она сломалась, а мы - ремонтники.

- Хреново чините, - зло усмехнулся я, вертя триггер в руке.

- Рагурт… Хочешь нажать? - я удивленно вскинул взгляд на Ниерия, - если считаешь это правильным, если думаешь, что Контракты лишь мешают - жми и покончи с этим. Я передал этот выбор Ане, а она оставила его тебе, так что, решение за тобой.

Я внимательно смотрел на камешек.

- Я хочу услышать твои оправдания всему этому.

- Эд.

Я поморщился.

- Не люблю твои короткие ответы.

- Длиннее и не придумаешь, - пожал плечами Ниерий, - он - единственный выживший самородок, кроме того, ценнейший из них, ведь он подобрался к сущности ближе всех. Если такие появляются здесь, думаю, мы все делаем правильно.

Я еще немного повертел триггер в руке, после чего спрятал его обратно в карман.

- Что ты будешь делать теперь?

- Так как Нитосфен оказался в заключении, осталось искоренить дела Перуна. Пусть Осия уберет его учения из народа, мы посадим его под замок и разберемся с теми, кого он успел наделить тайным знанием.

- А дальше?

- Ты хочешь немедленного решения?

- Я не могу забыть то, что видел. Нам нужно что-то решить с Контрактами.

Ниерий поднялся с места и подошел ко мне.

- Я предлагаю вот что: пусть решение принимает самородок.

- Эд?! - вскинул брови я.

- А что? Он - представитель человечества, так? Кроме того, он - единственное подтверждение тому, что мы делаем правильное дело. Так что, как только разберемся с Перуном... Почему бы нам не рассказать ему все? Показать, что такое Контракты, зачем они и как работают.

- Человек всегда выберет их отсутствие, - с сомнением проговорил я.

- Тогда его мнение совпадет с твоим, - Ниерий протянул мне руку, - по моей теории, он - будущее всего, так пусть же он и выбирает путь. по которому мы должны идти. Согласен?

Хоть и слегка неуверенно, но я пожал ему руку.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
-4

Сказ о ГАИшнике, бабу на слоне увидевшим

Товарищи дорогие!

Пока ваш покорный слуга творит произведения серьезные, никому не демонстрируя их, позвольте продемонстрировать вам сказку короткую, направленности сатирической:)

Ежели понравится, можно изредка и таким контентом народ простой радовать, не забудьте комментарий царский оставить!

Приятного чтения!


В некотором царстве, а по документам в федерации, жила была Алёнушка, что на слабо ведётся.


И вот, нежданно-негадано, ляпнул ей злой язык: а ты купи слона!


Долго сказка сказывается, да недолго дело делается: Алёнушка, вооружившись всей силою головушки больной своей, непонятно откуда, но надыбала таки зверя диковинного, в народе слоном именуемого.


И одним ранним утром, решила Алёнушка устроить зверю заморскому тест-драйв по дорогам деревенским.


Едет- едет девица красная, поскольку с бутылочкой кислятины заморской, среди алкоголиков "вином" именуемой, обращаться неспособная, по грязевым ямищам, по документам дорогами именуемым, а навстречу ей - вражина народный, супостат проклятый, своею полосатой дубинкой помахивающий да в удостоверении ГАИшником обозначенный.


И увидел негодяй проклятый, мерзким чином одаренный, девицу на звере диковинном, и отвисла челюсть у него, подбородков ряд придавив многократный.


В разуме ГАИшном начали чудеса твориться: не способен был понять супостат, что делать с ситуацией этакой: то ли остановить средство транспортное, то ли оштрафовать за превышение скорости.


И схлопнулись волшебные синопсы в мозгу чиновьем, и образовалась сингулярность в пустоте той, и понял жизнь эту бренную негодник с сучком полосатым .


И удалилась гордо девица на средстве транспортном престранном, оставив ГАИшнику лишь догадки.


Осознав бренность жизни ГАИшной, приняв для себя истину великую, решил ГАИшник сегодня, завтра стать учителем духовным для образин безбожных.


Долго ли, коротко ли, основал наш ГАИшник, ставший отныне не иначе, как Иваном-охреневшим, секту престранную, заставляя людей простых нести ему злато народное, поклоняясь палке полосатой, как божеству великому. Как поняли вы, не изменилось ничего...


И пришел к нему однажды оборванец деревенский, дабы мудрости спросить, да совета духовного отведать.


И спросил он у героя нашего: скажи же мне, о великий засранец, когда же у чиновников наших, рыла их неблагодарные треснут?


Поразмышляв над вопросом сложным, ответил босяку Иван-охреневший: видишь ли ты, сын мой, гору большую? Когда на этой горе, животное ракообразное издаст звук уникальный, в народе свистом называемый, тогда и прекратятся мучения народа простого.


Жил Иван, в народе уже давно известный не иначе, как тремя буквами всем знакомыми, не тужил, и вот, однажды, решил он оправдать прозвище свое. Вышел он в чисто поле да гаркнул голосом своим зычным слова премерзкие: отныне для людей простых новый оброк начинается. Кто хочет благословения великого, должен половину дохода кровного, отдавать на развитие общины нашей, полосатой палке поклоняющейся.


И росли подбородки Ивановы, до уровня, ни одной горе не известного, жизнь его, как вы поняли, была благами наполнена. Народ же деревенский, вечно терпящий и ничему не наученный, все нес негодяю оброк его бесовский.


Однако, переполнилось терпение народное, в день один, для Ивана пренеприятный. Пришли они к Ивану и как есть все высказали, недобро о нем отзываясь.


И решил Иван - пора и о людях подумать, и начал он работу общественную, строительство новых зданий, полезных для оборванцев, и пожертвовал он народу сумму астрономическую, для жизни их безбедной.


Только, не заметив за подбородками своими, перепутал Иван страну, да направил помощь иностранцам поганым, а народу своему лишь палок приказал всыпать, чтобы послушные были.


И замолк народ, сторожей ивановых испугавшись, и продолжили они оброк нести, лишь изредка на заборах деревенских, надписи поганые писать.


И решил Иван: за надписи недобрые, оброк двойной на поганца вешать, стала уж деревне совсем невмоготу, а подбородки Ивановы все растут и растут. Поговоривали, что в них уже новая жизнь зарождаться начала.


Однако же, кармы волшебной действия избежать, как известно, не получается.

Однажды, сидя в позе царской на предмете золотом, в народе толчком называемым, взял Иван-охреневший свою палку ГАИшную, по жизни старой ностальгируя. И выстрелила палка, снарядом фугасным, прямо в подбородки Ивановы, на месте негодяя прибившим.

Не заметил Иван, из-за подбородков проклятых, какой предмет в руки берет, а как известно, раз в год даже палка выстрел совершить может, прямо в моську наетую.


Конец.


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
21

Временные вероятности

Друзья!


Перед тем, как написать для вас очередной рассказ, я хотел бы кое-что уточнить (ранее, к сожалению, запамятовал, но вот, один подписчик напомнил).

Не так давно, выложив часть истории о Контрактерах, я увидел, что люди уже попросту не помнят, что было ранее, забыли сюжет и некоторые не могут понять, что происходит.

Пикабу - замечательный ресурс, ничего не скажешь, но, к сожалению, здесь совершенно невозможно выложить историю целиком.

Таким образом, я принял решение, что сюжеты будут выкладываться здесь вплоть до 3 части, после чего, продолжение можно будет увидеть по ссылкам, которые всегда указываются в конце поста.

Напоминаю, мои рассказы везде бесплатные, никто ни на чем не зарабатывает, но, Пикабу - ресурс нового, поэтому, здесь и будут выкладываться либо короткие рассказы, либо начало долгих.

Я надеюсь на понимание от подписчиков, и что вам будет не совсем лень заглянуть на тот же автор-тудей, чтобы прочитать продолжение.

Ах да, буду также оповещать об опубликованных продолжениях здесь, в конце поста, всегда.


А теперь, один из тех сюжетов, которые придумались, пока я разбирался со своими внутренними демонами :) Кстати, хочу отметить, что в его создании принимал участие еще один человек, так что, если ты это читаешь, физкульт-привет ;)


Приятного чтения!



Это была одна из тех автозаправочных станций, на которые заезжают только в крайнем случае, когда выбора попросту нет. Тем не менее, рядом с проржавевшими колонками и кассой, похожей на свинарник, расположилась небольшая кафешка, в которой также предоставлялись услуги мотеля.

Аня точно не понимала, как она тут оказалась, ей казалось, что направиться в отдаленный город на полуразвалившемся автомобиле, который ей отдал отец, покупая новенький внедорожник, было весьма неплохой идеей, но, с каждым новым километром, эта идея казалась ей все менее привлекательной.

Она припарковала развалюху на отдельной парковке и зашла в эту небольшую кафешку, чтобы подумать: ехать ли дальше, или же развернуться и направиться к дому.

Попивая кофе, который, казалось, набирали из той же колонки, что и бензин, она обратила внимание на странного мужчину.

Он годился девушке, как минимум, в отцы, хотя седина тронула его голову лишь на нескольких отельных участках. Он сидел за столом, разложив по нему большое количество различных бумаг, на некоторых из которых что-то увлечено писал, то и дело разглядывая другие.

Аня сделала вид, что отправилась в туалет, и, как бы невзначай, глянула на его бумаги. На них было много формул, чертежей и рисунков, изображающих крайне специфические вещи.

Не теряя времени, Аня присела напротив него и расплылась в самой завораживающей из ее улыбок.

Мужчина медленно поднял взгляд от бумаг, огляделся вокруг себя и, прищурившись, глянул на Аню.

- Я могу чем-то помочь?

Аня считала себя достаточно привлекательной девушкой, обычно ее улыбки действовали на мужчин, как гипноз, но у этого даже бровь не дернулась, что Аню крайне раздражало.

- Я учусь на факультете машиностроения, - бросила она небрежно, - и мне стало крайне интересно, что вы там пишете.

- А я не учусь, я уже умею, - огрызнулся мужчина, - как минимум, я умею не совать свой нос в чужие дела. Хочешь, научу?

- Да ладно вам! - воскликнула Аня, - расскажите, что у вас там!

Мужчина тяжело вздохнул и начал собирать бумаги в портфель.

- Что вы делаете? - недоумевала Аня.

- Тут мне, похоже, покоя не будет, - буркнул мужчина.

- Ну что тут такого?! - возмутилась Аня, - я же просто пытаюсь интересоваться вашей работой.

На секунду прекратив сборы, он уставился на Аню злобным взглядом.

- А ты не думала, что я не очень хочу делиться своим проектом. Кстати, если ты такой любитель науки, почему ты не на учебе? Если мне память не изменяет, сейчас идет учебный год.

Аня улыбнулась и махнула рукой.

- Там уже слишком скучно. Хотелось немного посмотреть на мир. Ну расскажите, расскажите! Что у вас там?

Мужчина вдруг ехидно улыбнулся.

- Что, очень хочешь знать? - Аня взволнованно кивнула, - хорошо. Это проект временного навигатора.

Аня хмыкнула.

- Ну зачем же издеваться?

- Ты подошла ко мне, а не наоборот, - парировал собеседник, - и твое теперь дело - верить мне, или же нет.

Аня усмехнулась.

- Ну хорошо, и как он работает?

- Не помню, чтобы обещал полный отчет, - буркнул незнакомец, продолжая собирать бумаги.

- Ну хоть покажите его!

Мужчина ненадолго замер, после чего полез в крупный чемодан и достал диковинный предмет. Он был похож на крупную перчатку из дубленой кожи, на которую были присоединены крайне странные механизмы. По всей перчатке проходила целая сеть из вмонтированных прямо в кожу проводников, на ладони находился средних размеров полукруг, к которому был приспособлен циркуль из благородных металлов, по верхней части, до самого локтя, были прикреплены несколько регуляторов круглой формы, почти у локтя находилась небольшая клавиатура. Выходя за рамки перчатки, на сторону локтя был прикреплен небольшой сосуд, в котором плескалась жидкость, похожая на кисель.

- И что, это типа машина времени? - произнесла Аня, заворожено глядя на перчатку.

- Нет, это навигатор. Когда перчатка надевается. человеку вводится состав, который расположен в этой колбе. Воздействуя на уровне мельчайших частиц, этот состав вводит частицы в организме человека в состояние суперпозиции.

- Ничего не поняла.

Мужчина хмыкнул.

- Это значит, что человек сам становится машиной времени. А этот агрегат необходим для навигации.

Аня посмотрела незнакомцу прямо в глаза.

- И он работает?

- Пока еще не проверял, - пожал плечами мужчина, складывая последние бумаги в портфель.

- Ничего себе, - прошептала Аня, - и что, все это правда?

- Тебе решать, - буркнул собеседник, и, взяв в руки свою ношу, направился к выходу из кафе.

Немного поразмышляв, Аня тоже направилась к выходу.

Стоя возле своей машины, она видела, как мужчина поставил свои сумки возле автомобиля, как вдруг, он развернулся и пошел обратно в кафе.

Повинуясь неясному порыву, Аня подбежала к его багажу, схватила оба предмета, и, закинув их себе в багажник, прыгнула на водительское сидение и нажала газ до пола.

Она ехала, не помня себя, на протяжении сотни километров. Когда она опомнилась и поняла, что ее никто не преследует, она выдохнула и направилась к дому.


____________________________________________________________________________________________________

Проснувшись на следующий день, девушка увидела чемоданы незнакомца у себя в комнате и скрипнула зубами от досады.

Она лихорадочно соображала, зачем вообще стащила непонятный агрегат неизвестно назначения и что вообще теперь с ним делать.

Быстро умывшись, она подхватила чемоданы, попрощалась с семьей и выбежала на улицу. Среди ее знакомых был только один человек, который мог понять, что это такое и как работает.

Дрожащими пальцами она набрала номер Максима.


____________________________________________________________________________________________________

- Ну ладно, - задумчиво пробормотал Максим, рассматривая перчатку, - где ты это взяла?

Аня замялась.

- Ну... Долго рассказывать.

- А у меня выходной, - прищурился Максим, - и я вообще никуда не спешу.

- Слушай, не суть, откуда это, можешь сказать, что это и как работает?

Максим громко выдохнул.

- Слушай, ты звонишь мне в выходной, будишь меня, напрашиваешься в гости, бормоча о "вопросе жизни и смерти", после чего притаскиваешь какую-то хрень и спрашиваешь, что это, даже не говоря, откуда она у тебя. Как мне это воспринимать?

Аня сделала максимально невинное лицо.

- Возможно.. Я это стащила...

Максим хлопнул себя ладонью по лицу.

- Класс. У кого?

- Да я его толком не знаю. И он меня.

- Жертва воровства намекала, что это может быть?

- Он назвал это "временной навигатор", кажется.

Максим внимательнее начал изучать предмет.

- Пожалуй... - пробормотал он, - при нужном количестве энергии...

- Ты сможешь изучить это? - спросила Аня, поставив второй чемодан на пол, - здесь его записи и чертежи.

Максим вздохнул.

- Возможно. Но нахрена мне это?

- Разве это не крутая штука? - подмигнула Аня.

Максим скривился.

- Быть может. Но это ворованная крутая штука.

Аня улыбнулась.

- Если поможешь, мы можем попробовать возобновить наши отношения!

Максим закатил глаза.

- Знаешь что, Ань? А иди-ка ты нахрен, вместе с этой штукой!

- Ладно-ладно! - замахала руками Аня, - Макс, я буду твоей должницей. Любая просьба!

Максим прищурился.

- Мне нужно минимум пару недель, разобраться.

Аня взвизгнула и чмокнула Максима в щеку.

- Макс, ты лучший!

- Иди ты уже отсюда, - недовольно пробурчал Максим.


____________________________________________________________________________________________________

У Ани не хватило терпения на две недели и она  заявилась к Максиму через три дня.

- Я сказал, что мне нужно две недели, Ань! - в первую очередь заявил Максим, открыв дверь.

- Ну ладно тебе, я уверена, ты уже что-то придумал! Ну что там, что?!

Максим привел Аню к своему рабочему столу, где были повсюду разбросаны заметки незнакомца.

- В общем, если читать по его записям, эта штука должна переносить человека в нужный момент времени, но он сам еще сомневался, что это сработает.

- Ладно-ладно, а как оно должно работать? - нетерпеливо тараторила Аня.

- Он представляет пространство в виде огромного куба, - начал Максим, указывая на соответствующую заметку, - который охватывает солнечную систему и некоторое прилежащее пространство. Его перчатка, должна, как бы, делать организм человека присутствующим сразу во всех точках пространства, но тут все слегка сложнее. Время он представляет в виде огромного овала, в котором куча овалов поменьше, это, как он называет, "временные вероятности", - Максим взял в руки перчатку, - вот эти регуляторы сверху определяют точное положение объекта в пространственном кубе. Те, что ниже - определяют положение в одной временной вероятности. Циркуль, судя по всему, регулирует положение среди овала вероятностей. В общем и целом, эти регуляторы определяют событие, в котором должен оказаться объект.

Аня почесала затылок.

- Показания крутилок какие-то странные. Где год, месяц? что это вообще за значки?

- Давай будем называть их регуляторами, а? - раздраженно отозвался Максим, - в том и суть, проблема путешествия во времени затрагивает как раз исчисление, которое общепринято. Видишь ли, для того, чтобы реально попасть в нужный момент, тебе нужно точно определить событие, но определить его нужно в разрезе вселенной, а не человечества.

- Как-то попроще можно? - попросила Аня.

- Так... Короче, он предлагает другую модель исчисления, - Максим вздохнул, - как же это попроще-то… Координаты и года не сработают, потому что все находится в движении, понимаешь? Он правильно рассудил, что нужно подгадать точное событие, то есть, совокупность положение физического тела, но относительно космоса, а не земли, а также положение во временной вероятности, но в разрезе всех событий. Короче! Мы смотрим не со стороны человека, а, можно сказать, со стороны объекта, наблюдающего за нашей галактикой.

Аня стояла с круглыми глазами.

- Ты это все записал?

- Да, - досадливо буркнул Максим, - в общем, даже если эта штука работает, тут нужны такие колоссальные расчеты... - Максим покачал головой, - ты не сможешь ее использовать, даже если захочешь. Только прикинь: вычисление точного положения планеты в момент, в который хочешь отправиться, точное положение всей системы, галактики... В общем, нужно дня три только для того, чтобы вычислить момент, в котором ты не застрянешь в скале или не окажешься в космосе. А потом еще эти временные вероятности... У него такая мудреная система исчисления, что я еще так и не понял, как сопоставить ее с нашим летоисчислением.

- Но ты же сможешь вычислить конкретный момент?

- Это какой? - нахмурился Максим.

- Седьмое июня, две тысячи пятого.

- И что там было?

- Импровизированный выпускной, - улыбнулась Аня своим мыслям, - там случилось кое-что, мне нужно попробовать сделать все иначе.

Максим замахал руками.

- Вот уж дудки! Я не стану участвовать в твоем самоубийстве!

- Причем тут самоубийство? - не поняла Аня.

- Притом, что я понятия не имею, как сработает эта штука. Кроме этого, я не уверен, что смогу рассчитать все идеально!

- Ну Максик! Ну ты же гений! Я в тебя верю!

- То есть, тебя не смущает, что ты можешь помереть? - недоумевал Максим.

- Знаешь что... Это невероятная возможность! Я лучше помру, пробуя, чем просто упущу ее!

Максим схватился за голову.

- Ну дура... - он внимательно посмотрел на Аню, - хорошо. Я позвоню тебе, если смогу вычислить событие... Где ты была-то тогда?

- В горах, где-то неподалеку от Шишковца.

- Иди отсюда! Попробую...


_________________________________________________________________________________________________

Это был первый раз, когда Аня настолько ждала звонка, что у нее даже дрожали руки. Все три дня она провела дома, высматривая в интернете разные темы по путешествиям во времени. Единственное, что ее теперь волновало - эта восхитительная возможность.

Пару раз, к ней заходил брат, пытался выспросить, почему Аня, ранее крайне редко появлявшаяся дома, теперь решила проводить дома почти все свое время, но Аня просто отмахивалась от вопросов, притворяясь простывшей.

Когда она увидела номер Максима на экране телефона, она даже пару раз выронила телефон, пытаясь взять трубку.

Максим уставшим голосом сказал ей, что можно приходить и она, лишь кое-как одевшись, побежала к нему.

__________________________________________________________________________________________________

- Смотри. Берешь первый регулятор, поднимаешь его во второе положение, крутишь на два градуса влево, нажимаешь первую кнопку в первом ряду. Потом, поднимаешь его в третье положение, крутишь на три градуса влево, нажимаешь на вторую кнопку в первом ряду. Потом опускаешь регулятор в первое положение, крутишь на семь градусов вправо, нажимаешь третью кнопку и оставляешь в таком положении. Теперь, берешься за второй регулятор, поднимаешь во второе положение, отклоняешь на восемь градусов вправо, нажимаешь на первую кнопку во втором ряду. Поднимаешь в третье положение, крутишь на три градуса влево, нажимаешь вторую кнопку. Опускаешь в первое положение. отклоняешь на два градуса вправо, нажимаешь третью кнопку и оставляешь в таком положении. Циркуль ставишь строго прямо, обе стрелки. Потом, переворачиваешь перчатку и жмешь большую кнопку на этой круглой штуке. Вроде, должно работать так...

Аня, в порыве чувств, сгребла Максима в объятия и чмокнула в щеку.

- Аккуратнее, блин! - прохрипел Максим.

- Спасибо, спасибо! - восклицала Аня.

- Будь осторожна, - серьезно предупредил Максим, - я не знаю, что ты увидишь, если это сработает. А да, автор еще предполагал, что надевать перчатку может быть больно, так что, лучше делай это там, где тебя никто не услышит.

- Да прямо тут! - заявила Аня.

- Эй! У меня соседи, вообще-то!

- Потерпят! - отмахнулась Аня.

Она быстро натянула перчатку.

- Не особо-то больно, - отметила она.

- Ты ее не надела, - проворчал Максим, - нажми на кнопку снизу.

Аня перевернула руку и нажала на кнопку.

В тот же момент, она осознала, что лежит на полу, а Максим брызгает на нее водой.

- Ты чего?! - возмутилась Аня.

- Ты просто свалилась без чувств. Эта штука впилась тебе в руку, твое тело чутка посияло и ты упала в обморок.

- И долго лежала?

- Минут двадцать. Чувствуешь какие-нибудь изменения?

Аня пощупала себя по всем частям тела и покачала головой. Максим взял со стола листок, вырванный из блокнота и протянул Ане.

- Это что?

- Инструкция, как переместиться конкретно в этот момент.

- Ладно, - Аня начала проводить с перчаткой манипуляции, описанные Максимом ранее.

Закончив, она улыбнулась Максиму.

- Скоро увидимся, - произнесла она и нажала на кнопку.

Максим увидел, как она слегка дернула головой и вдруг посмотрела на него с широченной улыбкой.

- Ну что? Я никого не убила?! - воскликнула она.

Максим огляделся вокруг с недоуменным взглядом и развел руками.

- Да ты никуда и не девалась, - парень хмыкнул, - видимо, не работает перчатка.

Аня подняла бровь.

- Я была в прошлом, - отчеканила она.

Максим нахмурился.

- И что, все получилось? - Максим начал рыться в записях незнакомца, - видимо, это как-то связано с суперпозицией... То есть, ты как бы везде находишься, но только та часть тебя, которая путешествует, в какой-то момент приходит в тело... Черт, ничего не пойму.

Аня достала из кармана телефон и взвизгнула от восторга.

- Да! Мы с ней так и не поссорились! Макс! Получилось! Я изменила прошлое!!!

- А подробнее можно?

- Я отправилась в тот момент, в котором началась моя ссора с Настей. Я видела ее парня с другой и ничего не сказала. Она узнала это и назвала меня предателем. Я вернулась и рассказала ей все! И вот, мы все еще друзья! Ух-ты... - вдруг Аня присела на пол, взявшись за голову.

- Что такое? - кинулся к ней Максим.

- Я начинаю вспоминать то, чего раньше не было, - пробормотала Аня, - это немного неприятно...

- Так. Расскажи подробно, что там с тобой случилось? В деталях прям! - закричал Максим.

- Давай потише, - скривилась Аня, - у меня голова будто с похмелья. В общем, после того, как нажала кнопку, я попала в тот момент, когда мы только собирались на тусовку. Как ни странно, я была в той одежде, в которой был тогда, а перчатка была на руке. Хорошо, что тогда была холодновато и я брала свитер с длинным рукавом, прикрыла ее. Я пошла сразу к Насте и рассказала все, как есть. Она покивала и пошла разбираться с парнем, а я отошла и воспользовалась твоей инструкцией.

Максим слушал, открыв рот.

- Я знаю эту историю, - ошарашенно сказал он, - она как бы и была в голове, но... В общем, это как когда ты пытаешься что-то вспомнить и вдруг вспоминаешь! Сейчас кажется, что так всегда и было, воспоминаний об обратном и нет. А вот голова тоже болит, - нахмурился Максим, - как же это круто!

Аня вдруг вскочила.

- Ты представь, сколько всего можно сделать! Вообще все!

- Ань, есть один момент, которого я не понял раньше, но после твоего рассказа мне стало ясно. Ты не можешь переместиться за пределами своей жизни! Фактически, ты оказываешься в своем же теле. А я еще думал, о чем это он писал-то... С будущим, получается, все еще сложнее... Он писал, что, если с помощью перчатки переместиться туда, где тебя не было, случиться может что угодно!

- Денис! - вдруг сказала Аня.

- Чего? - не понял Максим.

- Макс, мне не нужно будущее и то, где меня не было. Мой брат, Денис. Он с детства мечтал играть в группе, но повредил руку при падении с аттракциона. Переломы были столь ужасны, что руку восстановить смогли, но моторика навсегда ушла, он ею еле шевелит. Я обязана помочь ему!

Максим задумался.

- Дело хорошее, - рассудил он, - когда это было?

- Второе августа, две тысячи седьмого. Парк аттракционов в нашем городе.

- Какой?

Аня усмехнулась.

- А ты второй знаешь?

- Действительно... В общем, я уже разобрался в его обозначениях. Дай мне пару часов, я рассчитаю нужные данные.

Максим сидел с расчетами не меньше четырех часов, изредка отходя на кухню, чтобы сделать себе немного кофе. Аня, ажиотаж которой невозможно было держать под контролем, то и дело подходила к нему, заглядывая через плечо, интересуясь, закончил ли Максим. Она настолько достала его, что, в один момент, он просто рявкнул на нее матом, посоветовав дать ему работать.

Когда Максим заявил, что закончил расчет, Аня подскочила к нему и схватила листок с инструкцией.

- Ну что, жди с хорошими новостями, - заявила она, вводя нужные данные на регуляторах.

- Ань, будь осторожнее, - неуверенно сказал Максим, - мы еще не все знаем об этом аппарате!

Аня улыбнулась и нажала на кнопку.


_________________________________________________________________________________________________

Само путешествие было похоже на размытую смену кадров. Аня огляделась вокруг и удовлетворенно кивнула: она была именно там где и хотела.

Маленький Денис шел с ней рядом, поглощая мороженое в стаканчике большими кусками. Аня засмеялась, вспомнив, как родители предупреждали его, что это приведет к простуде, а он корчил недовольную мордаху и продолжал. Потом, конечно, валялся с температурой и красным носом.

Аня досадливо поморщилась, осознав, что в этот день на ней было легкое платье и перчатка откровенно выделялась на фоне ее внешнего вида.

От брата, разумеется, перчатка тоже не укрылась.

- А это чего? - спросил мальчик, тыкая пальцем в навигатор.

- Это... Просто украшение, - неловко соврала Аня.

- Оно тебя не украшает, - заметил Денис.

Аня смачно щелкнула брата по лбу пальцем.

- Эй! Перестань! - воскликнул Денис.

Аня рассмеялась, но через секунду ее улыбка потухла. Они приближались к этому злосчастному аттракциону и Денис уже протянул к нему руку, расплываясь в улыбке.

- Нет! - воскликнула Аня и, осекшись, улыбнулась, - давай лучше на другой. Ну вот, колесо обозрения, хотя бы!

Денис хлопал глазами.

- Почему?

- Ну Дениска! - улыбнулась Аня, - пожалуйста!

Денис снисходительно кивнул и они направились в сторону колеса.

Заплатив за вход, они удобно уселись на креслица и начали рассматривать местность.

- Ты же в эту школу ходила? - спросил Денис, указывая пальцем.

- В эту-эту, - улыбнулась Аня, - может, ты тоже туда пойдешь.

- А там интересно?

- Когда как, - пожала плечами Аня, - бывают вещи и поинтереснее.

- Какие?

- Вырастешь - узнаешь, - улыбнулась сестра.

Денис насупился.

- Вечно вы так, - сказал он, опираясь на ограждение, - скорее бы вырасти.

- Тебе же музыка нравится, - заметила Аня, - вот, ты сможешь пойти в этом направлении, - сказала девушка и добавила шепотом, - теперь сможешь.

В этот момент, часть ограды, на которую облокачивался Денис, с треском сломалась и мальчик, потеряв равновесие, вылетел из кабины.

- Денис! - закричала Аня, - опускайте! Опускайте обратно!


____________________________________________________________________________________________________

Аня не стала возвращаться. Когда она спустилась, прохожие уже вызвали скорую и она уже сидела, вместе с родителями, ожидая, что скажут врачи, в местной больнице.

Дениса сразу отвезли на операцию, родственников почти не ставили в известность о том, что происходит.

Врачи подошли к ним только спустя почти сутки с момента, как Дениса доставили в больницу.

- Он жив, - сразу обнадежил врач, - но, к сожалению, позвоночник поврежден в нескольких местах... Восстановить такое будет очень трудно, но, даже если это удастся, ходить он вряд ли сможет.

Мама отошла в сторону, принявшись рыдать, отец обсуждал с врачом подробности, Аня же смотрела прямо перед собой, не в силах сделать хоть что-то.

В один момент, она услышала отрывок разговора врача с отцом: "к сожалению, теперь ему поможет только время", и ее осенило.

На ее руке машина времени! Аня проверила: данные на момент травмы брата все еще введены в аппарат.

Она остервенело нажала на кнопку.


______________________________________________________________________________________________________

Все было один в один, когда Аня вновь вернулась в этот момент.

- А это чего? - спросил мальчик, вновь тыкая пальцем в навигатор.

- Знаешь, Дениска, у меня вдруг очень заболела голова. Давай пойдем домой.

Денис казался расстроенным.

- Но мы же только пришли!

- Не спорь! - гаркнула Аня.

Денис расстроено опустил глаза и поплелся вслед за Аней в сторону дома.

Аня шла и размышляла, какие еще опасности могут навредить ему. Она уже начала думать, что способна изменить все, теперь же, случившееся вносило коррективы в ее восприятие.

Не могли же сломаться сразу два аттракциона? Или могли? Или это одно из тех событий, которые изменить невозможно? Имеет ли значение явное ухудшение ситуации при ее вмешательстве?

Эти мысли не давали ей покоя, она брела, не замечая больше ничего вокруг.

- Аня! - окликнул ее брат.

Обернувшись, Аня вскрикнула от ужаса.

Когда они начали проходить мост, Денис взобрался на перила и решил пройтись по ним пешком.

- Дениска, немедленно слезай! - закричала Аня, - я не шучу! Быстро!

- Все под контролем! - заявил Денис делая еще несколько шагов, - не волнуйся!

Аня боялась трогать его. но еще больше она боялась того, что знала.

- Давай я хотя бы за руку тебя возьму? - дрожащим голосом предложила Аня.

- Ну ладно, - отозвался Денис.

Аня осторожно подошла к перилам и протянула руку к Денису. Именно в этот момент, нога мальчика резко скользнула по перилу, и он, замахав руками, рухнул вниз. Аня резко бросилась к нему, пытаясь хотя бы схватить за ногу, но ее рука просвистела в пяти сантиметрах от ноги брата.

Не помня себя, Аня ломанулась вниз по лестнице, подбежала к брату и начала трясти его, громко выкрикивая его имя.

Спустя пару минут, она додумалась пощупать его пульс. Мальчик был уже мертв. Впрочем, об этом уже можно было догадаться по неестественно вывернутой шее.

Эмоции душили Аню, слезы мешали видеть и понимать, что происходит, и все же, каким-то чудом, она смогла ввести нужные комбинации и, нажав на кнопку, оказалась в квартире Максима.

Максим подбежал к ней с обеспокоенным взглядом.

- Что там случилось? Что такое?

Аня поняла, что сидит на коленях и разглядывает перчатку. Она протянула руку вперед.

- Сними ее! Убери эту хрень с моей руки!!!

- Ань! - Максим взял ее за плечи и тряхнул, - что там было?

- Ты можешь ее снять?! - закричала Аня.

Максим покачал головой.

- Я уже думал об этом. Кажется, эта штука стала частью тебя. Может, это и реально, но это так просто не делается. Аня, что случилось?

- Ничего, - безжизненным голосом произнесла девушка, - просто, я прикончила своего брата.


____________________________________________________________________________________________________

Перчатку снять не удалось. Она будто намертво прикипела к руке, Максим бился с ней несколько часов, но ничего не придумал.

Аня сидела в баре, пытаясь напиться до смерти. Других вариантов она уже не видела, после последнего путешествия ее охватила паника. Она не знала, есть ли смысл пробовать еще раз, боялась сделать все еще хуже, хоть толком и не понимала, куда уже хуже.

Допившись до состояния полу-овоща, она услышала знакомый голос.

- Привет, красавица. Вижу, мое имущество у тебя даже с собой. Живо отдавай навигатор!


Продолжение следует, наверное. Посмотрим.



https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
36

Суть

Глава 1. Мечта или реальность?


Худшего дня нарочно придумать нельзя! Возвращался я с университетских занятий, на которых умудрился облажаться по полной, выдав абсурднейшее решение уравнения во всей вселенной. И ведь это были слова ухахатывающегося преподавателя, который, скотина, даже не попытался вникнуть в мою теорию.

Затем позвонил парень, у которого я подрабатывал за реальные деньги, сообщив, что работы не будет еще минимум неделю. А ведь я рассчитывал приобрести на неделе новые наушники, потому как старые уже почти не работали.

Разумеется, отец не нашел лучшего времени, чтобы позвонить мне с претензиями о неправильности моего образа жизни. Я даже не стал дослушивать его речи, скинув звонок и швырнув телефон о ближайшую стену. Затем, крякнув с досады, пошел собирать кусочки агрегата, уже мысленно планируя, в какой жизни смогу позволить себе новый.

Наверное, не стоит уточнять, что настроение мое, мягко говоря, стремилось к абсолютному нулю. Придерживая рукой провод наушников, которые, издавая неровные хрипы, медленно умирали в попытках проиграть музыку с плеера, я плелся пешком по улице, разглядывая окружающих.

Как раз в этот момент, какому-то лихачу приспичило проехать прямо по громадной луже рядом с дорогой, окатив меня потоком грязной холодной воды... Вот тут я и взорвался.

Я побежал за машиной, выкрикивая отборные маты, собранные из всего моего словарного запаса, подбирая подвернувшиеся камни и швыряя их в сторону стремительно удаляющегося транспорта.

Выдохнувшись, я остановился и уставился на какое-то уродливое здание пустым взглядом. Думаю, люди, что находились вокруг меня в этот момент, смотрели на меня, как на шизофреника, пряча детей в подмышки, но мне было плевать.

Я смотрел на это здание и бессильно размышлял о тупорылости собственной жизни.

"Вот бы убежать отсюда" - подумалось мне, - "куда-нибудь в саму суть этого мира, где нет всей этой тупости, а есть только интересная жизнь!"


Моргнув, я округлил глаза и внимательно осмотрелся. Дело в том, что я уже совершенно не находился в городе, и штаны уже не были мокрыми, а вокруг все как-то странно сияло и переливалось.

Справа от себя, я услышал негромкий рык, будто ко мне подползал дикий зверь. Повернувшись к источнику звука, я увидел громадную фиолетовую морду, напоминающую слона со свиным рылом.

Взвизгнув от испуга, я упал на задницу и начал быстро отползать от приближавшейся твари.

Почти одновременно, откуда-то донеслось улюлюканье и в морду твари вонзился громадный топор, украшенный разноцветными камнями.

У меня из-за спины выскочила девчонка, она прыгнула прямо на морду рычащего от боли зверя, выдернула топор, спрыгнула вниз и вонзила его еще раз, снизу.

Тварь издала скорбный рев и свалилась, заливая кровью несоразмерно огромные ботинки девушки.

Я, слегка опешив от происходящего, просто сидел на месте, не думая шевелиться. Кажется, у меня еще глаз дергался.

Девочка же, оставив свое орудие в морде мертвого зверя, подошла ко мне и широко улыбнулась.

- А ты новенький, да? Визжал, как девчонка, - хихикнула она, - хотя, визжать, вроде как, положено только девчонкам. Ты, часом, ничего не скрываешь?

Она вела себя эксцентрично и активно. Сначала я подумал, что она совсем еще девочка, но вблизи стало понятно, что ей не меньше двадцати лет. Она была одета в синее платье чуть выше колена, русые волосы были собраны в символическую дулю, на щеках красовались редкие веснушки.

- Ты разговаривать умеешь? - наклонила голову девушка.

- Да, - еле выдавил я.

- Тебя как зовут?

Я молчал, удивленно озираясь вокруг.

Девушка состроила недовольную гримасу.

- Я Эля, и мне приятно познакомиться!

- Что это за место? - прохрипел я, - ощущение, что я попал в какое-то фэнтези, еще и не в самое хорошее.

Эля закружилась вокруг меня, от ветра ее платье слегка приподнималось и обнажались довольно крепкие, для девичьих, бедра.

- Это, мой новый безымянный друг, самое лучшее место из всех, что тебе приходилось видеть! - она приблизилась ко мне вплотную и заговорила интригующим шепотом, - ты только подумай: все, что тебе захочется, сразу же появляется здесь! Все, что захочешь! Любые приключения, любая жизнь, только выбирай!

- А спокойную жизнь можно выбрать? - осведомился я.

Эля недоуменно склонила голову. Она все еще была в непосредственной близости и я ощущал исходивший от нее приятный запах.

- Кому нужна спокойная жизнь, когда вокруг столько возможностей?

- Мне, например? - скривился я.

- Что ж ты нудный такой?! - воскликнула Эля, - наслаждаться жизнью - не твое, да?

Она явно издевалась.

- Я смогу насладиться жизнью, когда пойму, что происходит, - буркнул я, вставая.

- Скажи, ты уже родился стариком? - кисло спросила Эля.

Проигнорировав ее издевательства, я решил все же выяснить, что происходит.

- Как я сюда попал?

- А мне-то откуда знать, - надо отметить она умела склонять голову так, что я чувствовал себя полнейшим дураком. При этом, это было до безумия мило!

Я напомнил себе, что не нужно отвлекаться на ерунду. "Вспомни, что говорил отец!" - сказал я себе, - "сначала разберись в ситуации, а потом уже поддавайся эмоциям!"

- Ладно, а как сюда попала ты?

Эля закатила глаза и неопределенно повела плечом.

- Этого я тоже не знаю.

- Есть ли здесь какая-то система, государство, кто кем правит?

- Зачем в таком мире кем-то править? Хочешь себе рабов - сделай рабов, хочешь врага - сделай врага!

- А друга?

Эля хмыкнула.

- Да, с этим уже сложнее.

- А как здесь все работает? Есть ли отсюда выход? Много ли здесь других людей? Как долго это место существует? Где находится? Есть ли что-то, что мы здесь не можем?

- Я тебе что, википедия?! - взорвалась девушка, - не знаю я ничего! Зачем тебе вообще все это знать, просто наслаждаться не получится?!

- Ну извините, я пытаюсь понять, что происходит, вместо того, чтобы с упоением протыкать монстрятину большой железкой, кто-то же должен быть взрослее! - в ответ взорвался я.

Эля обиженно посмотрела на меня и отвернулась.

- Значит, сам разберешься, - бросила она через плечо и принялась уходить.

Я досадливо крякнул и бросился ей вдогонку.

- Ну прости-прости! - воскликнул я, догнав ее, - я еще в шоке слегка, понимаешь?

Эля посмотрела на меня слегка снисходительно, после чего шутливо ткнула в плечо.

- Да ладно, я прикалываюсь!

- Слушай, есть же что-то, что мне следует знать об этом мире?

- Пожалуй, три вещи, - задумчиво произнесла Эля, - во-первых, никто так и не выяснил, можно ли одного из нас тут убить, проверять не советую. Второе - видишь салатовые фонари? - она указала рукой на простиравшуюся перед нами равнину, - это безопасные зоны, там не действуют наши способности, монстры туда тоже не заходят.

- А кто же их сделал? - удивился я.

Эля посмотрела на меня с укором.

- Ты - не википедия, да? - виновато выдавил я, ругая себя за то, что поддаюсь эмоциям.

Девушка кивнула и продолжила.

- И третье - ответ на твой вопрос. Выходы есть, но пользоваться ими не советую.

- Почему?

- Просто, никто не знает ни одного человека, который бы вернулся обратно, - она быстро добавила: - и я не горю желанием узнавать, почему!

- Да понял-понял, - хмыкнул я, - а ты давно здесь?

- Достаточно давно, - Эля улыбнулась, - но мы, знаешь, не особо считаем.

- Я правильно понимаю, что мы не стареем?

Эля вздохнула.

- Этот мир.. Он как бы суть реального, понимаешь? То, из чего реальность когда-то родилась. Законы есть только там, здесь законов и в помине нет... Или есть, но мы их не понимаем... В общем, тут все по-другому, ясно? Физику можешь забыть, как и все остальные школьные предметы.

Я хохотнул.

- А ты знаешь больше, чем говорила.

Эля кинула на меня испепеляющий взгляд.

- Так ты будешь веселиться, или допрос продолжится?

Я потер ладони в притворном воодушевлении.

- А что, есть план?

- Я создала целый замищу вчера! Полный чудиков в доспехах, а в конце монстряк! - Эля задумалась, - а потом можем выпить.

- Тут можно бухать?! - воскликнул я. Эта новость придала мне значительно больше воодушевления.

- Тут все можно, - усмехнулась Эля, - ну что, человек-допрос, идем?

- У меня все же есть имя, - улыбнулся я.

- Неважно. Я уже решила, что тебя зовут Допрос! Кстати, не забудь придумать себе оружие, а то своей сумкой много не навоюешь.

Я опустил глаза вниз и понял, что сумка действительно попала сюда вместе со мной. Быстро скинув ее прямо на землю, я пошагал вслед за новой очаровательной знакомой. Пожалуй, эта сумка мне все равно здесь больше ни к чему.


Я провел в Сути три дня, по моим подсчетам. Хотя, время здесь действительно текло непонятно, точно и не счесть. За проведенное время, я многое успел понять об этом мире, например, что Эля была права: возможности здесь ограничены только воображением. Пользуясь этим, здешние обитатели создавали себе города, дворцы, а то и целые вселенные, в которых делали себя героями, королями, президентами и всем, чем только пожелают.

Помимо прочего, расстояние, как и время, здесь не имело никакого значения, а места было, мягко говоря, навалом.

В целом, в чистом виде этот мир выглядел, как разноцветная пустыня, только верблюдов недостает, а из этой пустыни можно творить вообще все, что хочешь. То есть, мы случайно наткнулись на человека, который создал себе целую, мать ее, планету! Выглядело это, скажем прямо, странно... Идешь, идешь ты по земле, бац - обрыв в никуда а прямо перед тобой громадный шар в разноцветном пространстве.

Материя и энергия тут, думаю, существовали вместе, не исключая друг друга. Эта общая сущность не ограничивалась одним цветом, играя самыми разными оттенками, будто глядишь в калейдоскоп.

Эля в чем-то была права - этот мир был мечтой для многих: для детей, подростков и даже взрослых, разочаровавшихся в собственной жизни. Фактически, это был рай! Неограниченные возможности, неограниченные ресурсы и пространство, здешним обитателям попросту нечего было делить.

И да, я осознал это уже на второй день - я по уши втрескался в этот кусок позитива с гулькой на голове. Я часто думал, что встретиться в реальности мы бы не смогли никогда, а здесь это оказалось реальностью, будто кто-то исполнил мои самые сокровенные желания в один миг.

Однако, на третий день у меня были уже иные мысли. Мне не наскучил этот мир, да он и не может наскучить, думаю, но... Я захотел обратно, в реальность.

Сегодня, мы с Элей только закончили очистку очередного ее "замищи" с врагами и уселись на только что придуманной зеленой травке, чтобы раздавить по бутылочке отменного вина. Надо отметить, что еще одним плюсом этого мира было полное отсутствие последствий от алкоголя и других веществ, тоже ведь та еще свобода: пробуй, что душа просит, а проблем - ноль.

Тем не более, за этим процессом, я решил поведать ей о своих мыслях, только разговор нужно было начать издалека.

- А что было с тобой в реальности? - спросил я, отпив вина прямо из бутылки.

Эля поджала губы, но не нахмурилась.

- Ничего хорошего, Допрос. Мне... было тяжело, скажем так.

- Кого-то теряла? - предположил я.

- Нет, - Эля стиснула зубы, - но лучше бы теряла. Слушай, моя жизнь была сплошным исполнением чужих чаяний и надежд. Понимаю, по сравнению с потерей близкого, это кажется ерундой, но...

- Вовсе нет, - улыбаясь, прошептал я, - пожалуй, это даже одно из наказаний в аду. Ну, знаешь, когда человека заставляют делать то, что он не хочет.

- В каком аду, Допрос? - рассмеялась Эля.

- Я образно!

- А вообще… Да, ты прав. Наверное, моя жизнь, по сравнению со многими была не худшей. Я была одета, обута, накормлена, да и под дождем не спала... Но знаешь... Мои родители были сделаны будто из двух кусков бетона - ни объятий, ни поцелуев, - Эля, округлив глаза, поболтала вино внутри бутылки, - как они меня вообще сделали, до сих пор поражаюсь.

Я улыбнулся.

- Я ни на что не намекал. И правда, думаю, это один из типов насилия, когда ты обречена вечно делать то, что не нравится.

- Родители во всем руководствовались только практичностью. Мне даже кота не разрешали завести.

Я притворно испугался.

- Да как ты выжила в этом аду?! - прошептал я.

Она улыбнулась и щелкнула меня по лбу.

- А я ведь вообще щенка хотела, но тут уж совсем было без шансов. Они никогда не доверяли мне, и все лишь потому что я делала все не так.

- Дай догадаюсь? А делала все не так, потому что не имела ни малейшего желания это делать, верно?

Она показала мне большой палец.

- Подумай сам, Допрос: разве ты стал бы выполнять нуднейшие задание из универа, который не хотел бы даже нюхать?

Эля поморщилась и сделала крупный глоток.

- Нет, не стал бы, - ответил я, - но у меня было все иначе. Не то чтобы у меня не было тех, кто указывал мне, как жить, но родительской власти они надо мной не имели.

- На самом деле, страшная вещь, эта родительская власть, - мне нравилось, как она умеет продолжать мои мысли, - если вдруг родители недалекие, или попросту видят только неприятный тебе путь, эта власть становится разрушительным оружием, топливом для которого является твоя же жизнь. Как вообще можно любить жизнь, когда постоянно ненавидишь каждую ее часть?

- Никак, - отозвался я, тоже делая большой глоток.

Вино уже слегка ударило мне в голову. Не знаю, как это здесь происходит, но опьянение приходит, а вот последствия - нет. Возможно, это связано с нашими потаенными желаниями.

- Короче, - продолжала Эля, - я предпочла бы вообще не иметь семьи, но хотя бы пытаться заниматься тем, что приятно. Пусть даже не получится, зато я любила бы жизнь... Теперь ты меня осудишь? - с опаской спросила Эля.

- Нет, - улыбнулся я, - культ родителей мне так и не вдолбили. Я понимаю, что они тоже люди, а не боги какие-нибудь, и всегда знал, что они могут быть неправы. А если так, не вижу смысла оправдывать каждое их действие, особенно тем, что они желали добра. Желать добра - не всегда означает его делать.

Эля подвинулась поближе и обняла меня, я снова почувствовал ее восхитительный запах. Интересно, она придумала себе духи, или запах родной?

- Спасибо, что понял. Я всегда боялась рассказывать об этом, потому что многие считают, что если ты не подыхала от голода - значит родители у тебя зашибись какие прекрасные. Рада, что ты так не считаешь.

- И ты действительно не поняла, как попала сюда?

Эля помотала головой.

- Без понятия. Просто вот очутилась однажды, и все.

- И ни разу не хотела обратно?

Эля глянула на меня исподлобья, прищурившись.

- Допрос, выкладывай уже! У тебя же что-то на уме, да?

Я вздохнул и сделал глоток.

- У меня нет ненависти к родным, я их люблю...

- Хочешь обратно? - перебила она.

- Да, - коротко ответил я и замер в ожидании ее реакции.

Она пару секунд внимательно изучала бутылку и вдруг резко повернулась в мою сторону. Приблизившись, она аккуратно поцеловала меня, будто прощупывала почву.

- А здесь, со мной, тебе будет плохо? - спросила она напряженно.

- Я же не говорил, что не вернусь, - пожал плечами я, - просто хочу повидать их. Неужели у тебя не возникало желания повидать своих хоть на минутку?

Эля задумалась.

- Разве что двоюродную сестренку. Но, я тут уже так давно... Думаю, они все уже мертвы.

- Тут же нет времени, - улыбнулся я, - может, там прошло секунды четыре, а?

- Но это не точно ведь. Данных никто не приносил, понимаешь? Скорее всего... Если ты уйдешь... Это насовсем.

Я опустил голову.

- Если сильно хочешь - иди, - услышал я ее сдавленный голос, она говорила, отвернувшись.

Я тронул ее за плечо, но она дернула им, отстраняясь.

- Я еще не решил... - неуверенно проговорил я.

- Все ты решил. - отрезала она, - те, кто испытывают тягу к реальности, обязательно уходят. А ты такой, ты реалист.

- Сложно быть реалистом после увиденного здесь, - усмехнулся я.

- Это в голове, - сказала она, продемонстрировав слова жестом.

- Эль, - проговорил я, дотрагиваясь до ее плеча, - я не уйду, если ты не одобришь...

- Хочешь свалить вину на меня?! - воскликнула она и, осушив бутылку одним залпом, швырнула ее вдаль.

- Какую еще вину?

- Я буду вечно виновата в том, что ты не повидал своих! - она повернулась ко мне, ее глаза слегка припухли, но слез уже не было видно.

- Я такого никогда не скажу...

- Я пойду с тобой, - вдруг сказала она, заставив меня поперхнуться вином.

Я внимательно смотрел в ее глаза, но видел в них лишь решимость.

- Ты уверена? Сама же сказала, что не сможешь вернуться.

- А ты уверен, Допрос? Готов к такому повороту событий? Готов осознать, что лишился мира мечты ради одной встречи и унылой жизни?

- Если ты будешь со мной - моя жизнь никогда не будет унылой, - улыбнулся я.


Мы решили не спешить с отбытием, Эля хотела "погонять" меня, на случай, если это последний раз. Она выдумала целую сетку подземелий разной степени мерзотности, использовала в них все, что мне не нравилось, я уже сотни раз пожалел, что рассказывал ей об этом. Думаю, она все еще злилась на меня за это решение.

Чего мы только там не делали! И стреляли по гигантским слизнякам из корабельных орудий и дрались с пауко-шершнем при помощи гигантских копий, испускающих языки пламени. Она также, злобно хихикая, заставила меня решать несколько крайне замысловатых головоломок, ею же и выдуманных. В итоге этого дня, мы занимались любовью возле трупа ее "финального босса", внешность которого она хотя бы на стала наделять мерзкими деталями.

Как бы она ни пыталась отодвинуть этот момент, он все же настал, и она привела меня к гигантской арке из темного камня с золотистыми вкраплениями.

- Это и есть вход? - спросил я.

- Выход, - уточнила Эля.

- И что нужно сделать?

- Просто пройти через арку.

- И все?

- Все.

Сегодня она общалась со мной особенно холодно.

- Ты расстроена? - вырвалось у меня.

Эля посмотрела на меня потерянным взглядом.

- Я не знаю, - прошептала она, - давай просто сделаем это...

Я коротко кивнул ей, и, взявшись за руки, мы шагнули в проем арки.



https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
12

Контрактер и фрагменты реальности

Стоя на широкой смотровой площадке, Рагурт размышлял, насколько же трудно может быть поверить в истинную природу вещей, наблюдая такую красоту. Полумесяц был слегка скрыт облаками, но его свечения было достаточно, чтобы преображать водную гладь озера в сплошное полотно синевато- желтого света. Свет также ярко играл на растениях и камнях, отражаясь от водной глади, превращая обычный пейзаж в волшебную картину.

Вася, заметив его задумчивость, неопределённо хмыкнул и негромко кашлянул.

- Что? - раздражительно спросил Рагурт.

Вася провел рукой по волосам.

- Я думал, ты собирался меня отвести к Шефу. И что же мы делаем здесь?

- Поступили новые инструкции, - Рагурт протянул руку вперед, - видишь, что там?

Вася моргнул и прищурился, пытаясь хоть что-то рассмотреть.

- Туманно.. И что?

- Помимо группы, которую мы с тобой накрывали, там, за озером, собралась еще целая толпа народу. Кто-то из них даже сильнее нас, а что самое главное - пятнадцатый тоже там, - Рагурт стиснул челюсти, - почуяли запах жареного и сразу ускорились...

Вася поднял брови.

- И как ты все это видишь?

- Я ходил на разведку, - устало произнес Рагурт.

- И мы что, вдвоем должны их всех побить? И чем они там занимаются?

- Шеф предположил, что это - одно из немногих мест, где искажения реальности столь высоки, что становится возможным "взлом" тюремного слоя.

- То есть, они хотят освободить всех заключенных? - поднял бровь Вася.

- Возможно... Или шабаш у них, кто их поймет. Одно известно точно - скоро к нам прибудут остальные, включая первых Контрактеров.

Вася присвистнул.

- Знатная будет заварушка...

- Осия тоже будет, - Рагурт скрипнул зубами, - хотя он, вроде, был против насилия с использованием искажений. Всегда говорил, что это может привести к ужасным последствиям. Пожалуй, это единственное, в чем они с Шефом совпадали.

Пространство за их спинами покрыла легкая рябь и, сквозь образовавшиеся бреши, начали выходить другие Контрактеры. Их было так много, что на смотровой площадке вскоре не осталось места.

Вася, подняв брови, недоуменно наблюдал за происходящим.

- Такого количества шляпок Контрактеров я не видел с момента последнего суда, - пробормотал он.

Рагурт, напротив, спокойно наблюдал за происходящим, ожидая, когда Контрактеры соберутся и обратят свое внимание на него. Когда это случилось, он хлопнул в ладоши.

- Вы получили инструкции, - начал он, - значит, уже в курсе ситуации. Попытка сломать барьер, сдерживающий целую толпу агрессивных и могучих сущностей, естественно, является недопустимой. Группа людей и бывших Контрактеров, - Рагурт указал рукой в сторону озера, - должна сегодня оказаться либо уничтоженной, либо надежно запертой. Вы знаете, какими последствиями чревато противоположное. Сегодня, мы с вами должны навсегда закончить войну Контрактов!

- Погодите-ка, - воскликнул Агноций, - те ребята способны стирать Контрактеров с лица земли, мне не слишком по душе такой поворот событий! Как нам защититься от этого, и как сделать то же самое?

Квинтилий, Контрактер номер три, решил ответить на вопрос.

- Никто не должен это уметь, - проговорил он ровным голосом, - это искажение чрезвычайной природы, оно способно нанести чудовищный вред реальности.

- Так и что, нам теперь оставаться беззащитными перед ними?! - всплеснул руками Агноций, обращаясь к Квинтилию.

Рагурт вновь громко хлопнул в ладоши.

- Отставить споры! Исходим из того, что есть! Нам нужно как-то накрыть их всех, какие будут предложения?

- Чтобы поймать Контрактера, нужно довести его до дестабилизации, - рассуждал Контрактер номер пять, Ярополк, - проще говоря, оглушить. Тех из них, кто Контрактеры, нужно накрыть первыми, нейтрализовать. Думаю, этим стоит заняться тем из нас, кто посильнее: первым Контрактерам, Рагурту, Агноцию, Плинию, Осии, - Ярополк недоуменно уставился на Васю, - а ты кто?

- Я Вася, - неловко подмигнул Контрактер, - который редко появляется в других слоях реальности.

- А ты силен? - нахмурился Ярополк.

- Смотря о чем судить, - рассуждал Вася, - может ли быть вообще мерило силы в случае с искажениями.

- Он силен, - проговорил Рагурт, - очень.

Ярополк благодарно кивнул.

- Тогда и он тоже. Остальные должны заняться теми, кто не из Контрактеров. Я предлагаю совместить усилия, накрыть местность сильнейшими искажениями, после чего уже вступить в бой.

Рагурт кивнул.

- Давайте приступать, а то проспим момент!

Сильнейшие Контрактеры, сгруппировавшись, двинулись вперед, к озеру, оставшиеся двигались аккуратнее, слегка позади.

Вася дернул Рагурта за рукав.

- Слушай, я в команде не работал. Что нужно будет делать?

Рагурт закатил глаза.

- Нужно будет вносить искажения согласно общей программе.

- И чем их будем накрывать?

- Две группы. Одна атакует снизу, другая сверху.

- Ты ничего не объяснил, - обиделся Вася, - знаю, у вас там дикое взаимопонимание, но я-то не понимаю ничего.

- Импровизируй, - отрезал Рагурт.

Подойдя ближе к равнине, на которой собралась группа Перуна, Контрактеры остановились.

Рагурт положил руки на землю.

- Начали! - рявкнул он.

В следующий момент, пространство на равнине будто размылось, после чего, из земли резко начали вырываться целые куски почвы, разбрасывая людей в разные стороны, обдавая их потоками раскаленных минералов и металлов.

Не ожидая, вторая группа подняла руки к небу. На людей, не успевших понять, что произошло, обрушились потоки воды, доведенной до кипения, в сопровождении молний и крупного града.

Казалось, сама природа восстала против тех, кто старался нарушить ее целостность.

В один момент, все вдруг стихло, а все происходящее было сведено к нулю одной неясной вспышкой.

Контрактеры недоуменно переглядывались, пытаясь понять, что происходит. Равнина выглядела так, будто на ней не было глобальных катаклизмов только что .

- Это чего? - прошептал Агноций, - это как?

Остальные напряженно вглядывались в поляну.

- Добрый вечер, господа! - раздался громкий голос, будто отовсюду, - мы рады, что вы здесь, с нами, и готовы стать свидетелями краха ваших Контрактов.

- Кто говорит, Перун? - напряженно проговорил Вася.

Рагурт, разглядевший, наконец, говорившего, побледнел.

- Хуже... - сдавленно выговорил он.

Внезапно, абсолютно все Контрактеры мгновенно оказались на равнине вместе с посмеивающимися последователями Перуна.

Контрактеров расположили ровно посреди равнины, остальные столпились вокруг них.

- Знаете, - один из них вышел вперед, - нам не хватало именно вас! Видите ли, для взлома нужны довольны специфические искажения, а дать их может только... смерть таких как вы, - мужчина улыбнулся.

Рагурт решил не терять времени даром. Он поднял вверх кусок земли, нагрев его, швырнул в сторону говорившего. В еще больший испуг его привело то, что он обнаружил этот же кусок земли на своем месте, и себя - связанного по рукам и ногам.

Остальные Контрактеры также насторожились.

- Можете называть меня Ятаган, - подмигнул мужчина, - хотя, вам не придется называть меня так сильно долго...

С этими словами, Ятаган вытянул руки в стороны, и в них начала собираться энергия, погубившая Алавея, складываясь в подобие холодного оружия.

- Жаль так все заканчивать, - проговорил Ятаган, - но вы все равно для нас лишние.

Вдруг, энергия из рук Ятагана исчезла. Ятаган хмуро поглядел на свои руки, после чего на его лице появилась ликующая ухмылка.

- Ниерий! - воскликнул он, - покажись уже, хватит прятаться!

Большая часть Контрактеров, которые относились к разряду не самых сильных, просто исчезли, а прямо напротив Ятагана из ниоткуда появился Шеф Контрактеров.

- Я и не прятался от тебя, Нитосфен, - прищурился Шеф, - помнится, как то раз, ты говорил, что тебя устраивает не вмешиваться в дела Первородной Сущности. Что-то изменилось?

- Многое поменялось, друг. Ты и сам это знаешь.

Ниерий глубоко вздохнул.

- Я не позволю тебе наводить здесь свои порядки. Пока что, у тебя есть шанс просто уйти.

- Иначе что? - с вызовом воскликнул Нитосфен.

- Я уничтожу тебя, - спокойно выговорил Ниерий.

- Ты уверен, что хочешь повторить прошлый опыт?

- У меня есть выбор? - пожал плечами Ниерий.

На лице Перуна отразился животный ужас и он взмахнул рукой, в результате чего и он, и все его последователи растворились в пространстве.

Нитосфен протянул руку к Ниерию.

- Еще один эксперимент, да?

В этот момент, пространство и время вокруг начало резко менять форму, размер и свойства. Посреди всего этого, находилось две человеческих фигуры - Ниерия и Нитосфена, которые осуществляли различные жесты руками, повинуясь которым, окружающее пространство мгновенно меняло саму свою суть: куски пространства менялись со скоростью света, появлялись то различные фрагменты истории человечества, старых поездов и неизвестных летательных аппаратов, то вдруг образовывалась огненные смерчи и ледяные пустыни. Все это происходило фрагментарно, будто кто-то пытался неумело составить коллаж из различных фотографий. Кроме прочего, пространство, в котором все это происходило, засчет постоянной смены картин, рябило, как рябит тело Контрактера при дестабилизации: будто включилось плохое изображение на ужасном мониторе. Все это сопровождалось звуками, соответствующими появлявшимся картинам, спустя две минуты происходящего, противники разогнались и конкретные звуки уже невозможно было опознать.

Было очень трудно понять, что именно пытались сделать друг с другом эти существа, но Рагурт уже опомнился и схватил Васю за воротник, оттащив от области происходившего хаоса. остальные Контрактеры были расторопнее и уже покинули опасное место.

- Помнишь, как ты перемещал всех?! - затем он показал рукой на Плиния, - вы, двое! Унесите отсюда всех!

Плиний с трудом подошел к Рагурту, но покачал головой, его глаза были полны ужаса.

- Реальность вокруг нас нестабильна настолько, насколько вообще возможно! Все слои перемешались, резко став единой и очень губительной системой! Бреши открывать.. Некуда! - кричал Плиний в ужасе.

Вася только чесал голову.

Рагурт зарычал.

- Ну что-то же мы можем сделать?!

- Мне интереснее, что делают они, - отозвался Агноций.

- Они пытаются подстроить реальность под цель, которую преследуют, - задумчиво сказал Вася, - по крайне мере, я так думаю. Эти резкие смены картин, свойств... Будто несколько реальностей сразу вступили в противоречие друг с другом, - он округлил глаза, - этот бой может уничтожить мир, полагаю... И бежать нам некуда.

- Что значит уничтожить мир? - буркнул Рагурт.

- То и значит. Все слои реальности без исключений. Планету, в принципе.

- Не планету, а эту ее плоскость, - вдруг сказал Рагурт, - у меня есть идея!

Все Контрактеры, собравшиеся в стороне от происходящего, внимательно смотрели на Рагурта.

- Если они дестабилизировали реальность, ее дестабилизацией можно воспользоваться для удара по этому Ятагану!

- Это как же? - усомнился Агноций.

- Такие, как мы, всегда находятся в состоянии дестабилизации, что и позволяет нам влиять на реальность, фактически, выбирая то ее состояние, которое нам нужно. Они делают то же самое, только в других масштабах. Если учесть, что дестабилизация приводит нас к уничтожению, значит, в какой-то странной стабильности мы все же находимся... А вот они - нет. Если стабилизировать такого, как это Ятаган, его можно сделать уязвимым, верно ведь?

Контрактеры непонимающе смотрели на Рагурта.

- Пока ты находишься в нескольких состояниях разом, тебя нельзя уничтожить, так как ты останешься жив в другом состоянии, но, если бы ты был только в одном состоянии, уничтожение станет простой задачей, разве нет? Подумайте! Предметы Контрактеров находятся сразу в нескольких слоях реальности, что и дает им возможность иметь особые свойства. Как уничтожаются предметы?

- Во всех слоях разом, - хором ответили Контрактеры.

- Вот именно! - воскликнул Рагурт, - значит, его тоже можно уничтожить только во всех слоях сразу!

- Но... они итак свели все слои в один, - пробормотал Плиний.

- Тут уже идет речь не о наших слоях реальности, - покачал головой Рагурт, - речь идет о плоскостях планеты, о которых говорил Шеф. Что, если они оба находятся не только в этой плоскости? Может, именно поэтому их нельзя уничтожить?

- И что ты предлагаешь нам сейчас? - спросил Квинтилий.

- Это все не имеет смысла, - отозвался Вася, - мы можем повлиять на него только конкретно в нашей плоскости и никак иначе.

- А если... - вдруг заговорила Минерва, Контрактер номер один, - как-то запереть его? Как мы поступали с Контрактерами. отмечу, что тюремный слой все еще на месте, иначе здесь были бы все запертые преступники.

Рагурт на мгновение застыл.

- А это, возможно, идея...

- Да, - заговорил Вася, - тюремный слой существует слегка иначе, нежели остальные, он будто работает отдельно от плоскости в общем...

- Ты можешь это сделать? - спросил Рагурт.

Вася грустно покачал головой.

- Я понятия не имею, как работает тюремный слой. Запихнуть его туда не получится, только Шеф знает, как это делается.

- Я знаю, - вдруг решительно сказал Плиний, - у меня даже получилось создать собственный слой. Сейчас он перемешался с другими, но есть одна идея... - Плиний задумчиво посмотрел на происходящий бой, - если... создать слой из самого себя? Зациклить сущность так, чтобы я сам работал, как отдельный слой... Чисто теоретически, можно запереть его там навсегда.

Вася неуверенно хмыкнул.

- Звучит сомнительно. Идея ясна но, непонятно, как это сделать практически.

Плиний вызывающе посмотрел на Васю.

- Я понимаю, как это сделать - вот, что главное! И кстати, не слышу других вариантов? - Плиний медленно оглядел Контрактеров.

- Думаю, сейчас любая идея хороша, - заключил Рагурт, - даже если она безумна. Кто-то еще может предложить идею?

Осия вышел вперед.

- Шеф оставил нас здесь, - проговорил он, - значит, он рассчитывает, что мы можем сделать что-то для помощи ему. Действуй, девяносто седьмой, уверен, других идей не будет.

- Мне нужно будет только коснуться его, - стиснув зубы, пробормотал Плиний.

- Кстати, - заговорил Алябий, - как ты планируешь добраться туда?

Плиний улыбнулся.

- Для этого и нужны вы!

- Происходящее напоминает локальный конец света, - сказал Агноций, - напомню вам, что Контрактер подвержен физическим повреждениям. Нам придется напрячься, если мы хотим, чтобы Плиний добрался до Ятагана целым.

- Нужно образовать безопасный проход, - добавила Минерва.

- Сделать коридор не получится, нам придется мгновенно подстраиваться под появляющиеся фрагменты реальности, - рассудил Вася.

- Мы можем лишь локально влиять на части материи, - задумался Квинтилий, - значит, будем ограждать его от возможной опасности так быстро, как только возможно.

- В конце концов, он предстанет перед самим Ятаганом, - говорил Осия, - и тот вряд ли не поймет, чего мы добиваемся. Шеф, думаю, тоже повлияет на происходящее, но мы не можем рассчитывать на это, не зная заранее.

- Каждый берет свою часть измерения, - заключил Рагурт, - Минерва, Квинтилий - берите нижнюю горизонталь: если вдруг он окажется над водой или лавой, сделайте их пригодными для прохождения! Ярополк, Алябий - берите верхнюю горизонталь, на него не должно свалиться ничего опасного! Агноций, Вася - ваши вертикали, если к нему со стороны будет нестись что-то опасное, уничтожьте это! Я и Осия берем общее пространство вокруг Плиния, наша задача - оградить его от всего, что возникнет прямо вокруг него! И помните: ваше воздействие будет действовать только в существующем фрагменте, реагировать на их изменения придется мгновенно, - Рагурт положил руку Плинию на плечо, - не думай ни о чем и не переживай, просто беги прямо к нему, не отвлекайся и не пытайся защититься, мы поддержим тебя!

Плиний коротко кивнул и приложил ладонь к груди. От его руки оторвалось неровное сияние, на груди появился едва заметный отблеск и он устремил свой взгляд на Ятагана.

- Все готово, - твердо сказал он.

Убедившись, что все Контрактеры готовы, Плиний побежал по направлению к Ятагану.

Как только он ступил на первый фрагмент, казавшийся безопасным, он сменился на тот, где шел дождь с градом, размером с футбольный мяч. Плиний на мгновение замешкался, но, собрав всю уверенность, побежал дальше. Осия и Рагурт работали слаженно - температура резко повысилась и град превратился в такие же капли дождя, Плиний лишь слегка промок. Не успев опомниться от града, после новой смены фрагмента, Плиний увидел несущийся на него автомобиль, который резко разбился о выросшее на его пути дерево, благодаря усилиям Агноция и Васи.

Вновь произошедшая смена фрагмента все же заставила Плиния остановиться: на его пути образовались густые заросли тропической растительности. Рагурт и Осия действовали мгновенно, подняв края почвы, они создали подобие тропы, в которую, не замешкавшись, прыгнул Плиний, чтобы продолжить движение.

Когда до Ятагана оставалось около трех метров, Плиния занесло во фрагмент, в котором дул неистовый ветер, успевший отодвинуть его на полтора метра, пока Контрактеры не изменили его направление на противоположное. Впрочем, ветер успел толкнуть Плиния лишь на полметра вперед, когда фрагмент вновь сменился - теперь перед девяносто седьмым была безжизненная пустыня с растрескавшейся землей.

Только обрадованный пустым пространством Плиний, пробежав всего метр, остановился и начал хватать ртом воздух. Контрактерам потребовались катастрофические две секунды, чтобы сообразить, что состав воздуха не способствует дыханию и изменить его на правильный.

Оклемавшийся Плиний вновь бросился к Ятагану, но, в следующем фрагменте, он оказался прямо в толще океанских вод. Быстро задержав дыхание, он бросился бежать, спустя малое мгновение, по ледяному коридору, который сразу же создали Минерва, Ярополк и Агноций, которые сообразили раньше всех.

Теперь до Ятагана оставались считанные шаги, но, смена фрагмента вновь добавила трудностей. Хотя все, включая Плиния, достаточно быстро сообразили, что Контрактер оказался посреди абсолютно пустого пространства, без поверхности под ногами, создание громадной конструкции, напоминающей мост из растений, над которой работали сразу все Контрактеры, потребовало удручающих трех секунд.

Упав на мост, Плиний еще на пару секунд потерял ориентацию, чудом не получив дестабилизацию от полученных повреждений.

Тем не менее, следующий фрагмент был лесистой местностью, по которой Плиний без труда преодолел оставшийся метр разделявшего его с целью пространства.

Ятаган, сосредоточенный на бое с Шефом, заметил приблизившегося Плиния только в последний миг, но успел среагировать. Прямо перед Плинием выросла толстая каменная стена.

Рагурт и Осия, среагировав моментально, разнесли стену на мелкие щепки, и Плиний, подбежав, наконец, к Ятагану, отвесил ему мощную пощечину.

В момент касания рукой Плиния щеки Ятагана, они оба просто исчезли, не издав ни звука, изменения в реальности остановились и вернулась картина, которую изначально с упоением разглядывал Рагурт. Никаких следов произошедшего не осталось.

Шеф, глубоко вздохнув, подошел к месту, где стоял Ятаган и присел на корточки.

Контрактеры, следуя за Рагуртом, осторожно приблизились к Шефу.

- Все кончилось?! - нервно воскликнул Вася.

Шеф медленно кивнул, продолжая смотреть на землю, освещаемую лунным светом.

- Что с Плинием? - сдавленно прохрипел Рагурт.

Шеф вновь покачал головой.

- Да что ты все головой машешь?! - взорвался Агноций, - говори, как есть! Что с парнем?

Шеф встал и обратил свой взгляд на Контрактеров. По его щеке медленно стекала слеза.

- Нитосфен удален из этой плоскости, - грустным полушепотом сообщил он, - к сожалению, вместе с Плинием...

Лицо Рагурта исказила гримаса гнева.

- Ты знал, что так будет?! - прорычал он.

- Перун все еще жив, - проговорил Шеф, - нам нужно...

Рагурт резко перебил его.

- Ты знал?!!! - закричал он.

Шеф стиснул зубы и сглотнул.

- Это был единственный вариант, - произнес он.

Рагурт в два прыжка оказался рядом с Шефом и с размаху ударил его по лицу. Шеф свалился на землю, он даже не пытался сопротивляться, когда Рагурт, с яростным ревом, бил его кулаками со всех сил.

Когда пыл Рагурта поутих, он тяжело опустился на землю, уставившись на полумесяц безразличным взглядом.

- Он хотел познавать этот мир, - прошептал Рагурт, - его учили Деня и Алавей. Бедный Деня… Вторая потеря за такой короткий срок.

- И это притом, что потерь среди Контрактеров не было тысячелетиями, - влез Агноций, - тебе не кажется, что стоит нам объяснить, что происходит?

Шеф продолжал лежать на земле, глядя на небо.


______________________________________________________________________________________________________


Все Контрактеры, вместе с Шефом, сидели за большим столом в главном слое, не хватало только Дени.

Появившись, он поставил на стол початую бутылку виски.

- Это та самая бутылка, которая осталась от Алавея, - сдерживая слезы, проговорил Деня, - думаю, будет логично выпить за Плиния.

Никто из присутствующих не издал ни звука. Деня, расставив перед Контрактерами стаканы, разлил по ним небольшое количество напитка.

Рагурт поднялся со стула.

- Плиний был мечтателем среди Контрактеров, - начал он, - среди нас таких днем с огнем не сыщешь... Он был не только одним из самых перспективных Контрктеров, для кого-то из нас он стал другом и товарищем, - Рагурт на мгновение задумался, - Думаю, так или иначе, все Контрактеры - семья. Я хочу выпить за того, кто устранил величайшую угрозу Контрактам. Плиний был настоящим героем для всех нас!

Под всеобщие одобрительные возгласы, Контрактеры осушили содержимое стаканов.

Шеф хлопнул ладонями по столу.

- Общее собрание я назначу позже, - сказал он, - сейчас вы можете пообщаться и обсудить все волнующие вас вопросы. Мне и Рагурту нужно отлучиться.

Рагурт прищурил глаза. Шеф подошел к нему и заглянул в глаза.

- Идем. Мне нужно кое-что тебе показать.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!