MnogaBukaf

MnogaBukaf

на Пикабу
Когда чешутся мозги - появляются тесты. Пишу не часто, но с удовольствием.
90 рейтинг 4 подписчика 5 комментариев 2 поста 0 в горячем
-7

Кошелёк. Часть первая

Подобные истории случаются не часто. В моей жизни есть много интересных историй, но эта особенная. Она, разумеется, развивалась спонтанно, но теперь, спустя столько лет, я почему-то пришел к выводу, что в этой истории было что-то указующее. Как если бы мне заранее сказали, как действовать, чтобы получить нужный результат. Но я действовал совсем не так в этой истории, наверное потому, что и не подозревал о важности происходящего. А что это был за знак? О чем? Как часто мы действуем по наитию, будучи самими собой, а не как-то по-особенному, просто потому, что нам и не дано понять и осознать важности этого момента? Для этого нам и нужна память, чтобы иногда обращаться к ней и пересматривать отдельные моменты нашей жизни. А разум и мудрость нам даны для того, чтобы делать из происшедшего нужные и, главное, правильные выводы. Память наша способна хранить события чуть ли не всю жизнь, и не всегда наступает момент, когда нам достает мудрости, чтобы понять, а для чего мы храним это? Иногда целая жизнь проходит, наполненная всякими событиями, важными и не очень, а нам так и не удается сложить в голове накопленный опыт и знания, чтобы сделать из этих событий хоть какие-нибудь выводы. Случилась эта история в то далекое время, когда я жил и работал в Ирландии. Все вроде понимают, о какой Ирландии идет речь? Я тоже так раньше думал. И только прожив какое-то время в Англии, я понял, что для ирландцев Ирландия совсем не то, что для англичан. Ведь есть еще и Северная Ирландия, которая является частью Британской Империи. Так вот, если вы, находясь в Англии, произнесете слово Ирландия, то все находящиеся поблизости от вас англичане сразу сообразят, что речь идет об их родимой Северной Ирландии. И им абсолютно фиолетово, что вы имеете ввиду совсем другую, не менее гордую и независимую страну – Республику Ирландия. В этот момент все окружающие вас англичане (если они до сих пор еще не разбежались от вашего акцента) с пониманием произнесут название страны, которой на самом деле вовсе и не существует, но им, как я уже говорил, фиолетово. Будет это зучать примерно так:
- Вы, наверное, имеете ввиду Южную Ирландию?
И тут у вас справедливо возникнет чувство обиды за то, что вы не учили в школе ни географию, ни историю:
- Как это? Какую Южную Ирландию?
Конечно, спинным мозгом вы додумаетесь, о какой Ирландии идет речь – если названа Северная, значит другая должна быть Южная, просто потому, что она находится южнее северной. Для англичан тут все понятно и тема закрыта. А для вас это будет откровение! Оказывается, есть еще какой-то маленький южный придаток, по счастливой случайности обредший независимость не более века назад. Долго англичане мучались сомнениями между толерантностью и демократичностью, и все-таки презентовали бедным рыжим фермерам независимость. Итак, мы выяснили, что есть Республика Ирландия – для ирландцев; есть Северная Ирландия – для англичан; и есть еще Южная Ирландия – тоже для англичан, но уже с позиции бывших хозяев, так сказать, с налетом небольшой снисходительности. География закончилась, вернемся к моей истории.
Это был обычный рабочий день в отеле, где я работал ночным портье. Рабочий день ночного портье – это тафтология или издержки профессии? Сказать «рабочая ночь», значит натолкнуть читателя на мысль о чем-то пошлом. Сказать «рабочий день» и уйти работать в ночь – в этом тоже порядочности мало. Но факт остается фактом, и я пошел на работу в ночь, как ни в чем ни бывало. Я расскажу вам о своих обязанностях, коллективе, с которым мне к счастью, и иногда к удивлению, приходилось работать, и атмосфере, царящей в ночную смену в отеле. Если вы думаете, что ночью в отеле тихо и спокойно – это ваша первая ошибка. Тихо бывает максимум полтора часа между теми, кто поздно ложится, и теми, кто рано встает. В остальное время скучать не приходится. Если вы думаете, что я там один-оденешенек, брожу по пустым темным коридорам, бренчу связкой ключей весом с банковский сейф, то это ваша вторая ошибка. Коллективчик, работающий в ночь, скучать не умеет, и вы в этом скоро убедитесь!
В ту ночь нас, ночных портье, как и всегда, было двое – я и мой ирландский друг Джон. В течение недели он работал на почте, а в отеле только подрабатывал в ночь с пятницы на субботу, и работником отеля не являлся, поэтому из нас двоих я был как бы за главного, хотя никто из начальства на меня эти обязанности не возлагал, так сложилось само по себе и ниже вы поймете, почему. Мой основной напарник в ночь с пятницы на субботу не работает, он в курсе, что это самая напряженная смена, когда отель гудит как пчелиный улей, поэтому предпочитает отрываться в местном пабе, с особым цинизмом наслаждаясь ролью клиента, а не обслуживающего персонала. Когда я ему пересказывал события той ночи, он пару раз порывался либо стукнуть меня по голове за ротозейство, либо обнять за мудрые поступки.
Идем далее по списку участников. Есть команда барменов, обслуживающих три из пяти имеющихся в наличии бара. Барменов в ту ночь было человек десять. Ожидается, что количество барменов и количество открытых для посетителей баров зависит напрямую от количества гостей в отеле и на свадьбе, тут все просто и понятно, вроде связь есть, правда? А вот дудочки! Особенности ирландского гостиничного бизнеса заключаются в том, что персонала в обрез должно быть чаще, чем его не должно быть вообще. Вот и вся мудрость. Причем тут свадьба? Тут вообще все просто. Главным направлением гостиничного бизнеса является сдача залов и номеров для свадебных торжеств и для бизнес конференций. Просто постояльцев, решивших почему-то заглянуть в эту ирландскую глухомань, вы днем с огнем не найдете. Вот и зарабатывает отель как может, причем может даже три раза в сутки - ночью на гостях со свадьбы, решивших заночевать после бурного торжества, днем и вечером на самой свадьбе (гости, еда и выпивка), а утром на конференциях, которые проводят всякие местные и приезжие бизнесмены.
Так сложилось исторически, и не только в Ирландии, что если менеджера нет на месте, то за главного выступает самый ответственный, то есть тот, на кого можно потом все свалить, и пусть он потеет, а мы в сторонке постоим. Как вы уже догадались, между приходящим со стороны ирландцем и мной за главного был я. Менеджер приходит только утром, в 6 часов, ей мы и сдаем вахту со всеми отчетами о происшествиях, количестве гостей в нетрезвом, и количестве гостей в никаком виде. В утро, наступавшее после этой истории, нашим менеджером была молодая и малограмотная тетя Мишель. Трудно сказать, что было причина, а что следствие – то ли ее молодость объясняла ее малограмотность, то ли наоборот, но с этим фактом нам приходилось периодически сталкиваться и безрезультатно бороться.
Бармены все как на подбор – молодые, красивые, сообразительные, поэтому они, не долго думая, сделали меня и у них главным. Я не был менеджером в отеле, мы все там были равны и перед друг другом не отчитывались, просто речь идет о желании жить легко и непринужденно, что особо важно для молодежи, поэтому никто из них не горел желанием взваливать на свои плечи груз ответственности за ночную жизнь отеля. Вот и получилось, что мой чудесный коллектив, воспылав любовью ко мне именно в ту ночь, когда это все произошло, решил сделать меня главным за принятие решений во всех последующих событиях. Про коллектив я рассказал, про то, почему я главный – тоже, теперь немного о самом отеле. У кого-нибудь возникло ощущение величины того отеля, в котором я работал? Сколько номеров, как вы думаете? Пятьдесят? Тысяча? Наверняка воображение рисует старый английский особняк с бордовыми коврами, стенами, обитыми дубовыми панелями, приглушенным светом, пальмами в кадках и пианино в углу зала регистраций. Выкиньте это из головы, заверните в пакетик и снова выкиньте! Во-первых, дело было в Ирландии, поэтому никакой это не старый английский отель. Во-вторых, из последних трех слов вы угадали только слово «старый», а такое название как «отель» применимо лишь для старинных замков, на мой взгляд. Это вполне современная гостиница на 450 номеров, расположенная в поле у дороги. Архитектура здания не слишком затейливая – буква П, лежащая на траве, если лететь на вертолете. Вход со стороны поперечной палочки, оба крыла выходят окнами либо в поле, где пасутся коровы, либо друг на друга, где спят фермеры – владельцы этих коров. Длина коридоров в обеих сторонах отеля лично мной изучена и измеряна неоднократно, а также пропылесосена и вытерта. Всего два этажа возвышаются над бескрайними ирландскими просторами, поэтому такое количество номеров решили вместить в длину. Сколько там метров, я не знаю, но гарантирую, что гость, заказавший завтрак в дальний номер, получает его остывшим. Официантки у нас молодые, с крепкими руками и ногами, но и у них есть предел выносливости при забегах на дальние дистанции с подносом. Теперь об атмосфере, царящей в отеле в день, в моем случае – ночь, когда отель арендуют для свадьбы. С представлением об ирландском отеле у вас уже вышла промашка, давайте поупражняемся в представлениях о том, что такое обычная ирландская свадьба. Опять покидаемся циферками. Сколько гостей? Пятьдесят? Сто? Тысяча? Не ждите сюрпризов, тут все предсказуемо. Обычно гостей собирается двести-двести пятьдесят. Бывает и до четырехсот. Иногда бьем рекорды заполняемости номеров – по три-четыре человека в каждом вне зависимости от пола и вероисповедания. Ирландцы – католики, но пить им никто не запрещал, а на свадьбе это даже священик подтвердит. Днем все чинно-благородно, все гости красивые и культурные. Но ближе к полуночи и далеко за нее эта пьяная католическая толпа бродит по нашим бесконечным коридорам, сидит в наших барах и пьет темное ирландское бесконечное пиво. На всех только 10 барменов и два ночных портье во главе со мной. Моя смена начинается в 11 вечера и до 7 утра, таким образом я успеваю застать самый разгар веселья. Я никогда не видел трезвых нарядных гостей, потому что к 11 вечера таких просто не остается. Официальная часть проходит не только утром и днем, она еще проходит мимо меня, потому что я отсыпаюсь после ночной смены и не имею возможности лицезреть весь этот праздник вкуса, стиля и цвета. Даже если выдается напряженная неделька – по три-четыре свадьбы подряд, застать трезвую физиономию ну никак не получается. Достается мне то, что остается – невеста в пиждаке жениха, кактус в фате невесты и бесконечная череда пивных стаканов. Они везде – на спинках кресел, в туалетах, на улице за углом, на капотах машин, на декоративных бордюрах вдоль стен. И если я реально осознаю, что бордюр, выпирающий из стены на три сантиметра, физически не в состоянии удержать пивной стакан с диаметром донышка восемь сантиметров, под утро я способен верить в чудеса. Приходилось даже забирать стакан из рук благородной дамы в шляпе с сеточкой, которая с удивлением выудила пустой стакан из своей сумочки, несмотря на то, что сумочка была размером со стакан. Видимо, законы физики по ночам не действуют ни на бордюры, ни на сумочки.

Показать полностью
0

Коробка, киоск или будка?

Коробка, киоск или будка? Лондон, Красный, Будка, Длиннопост, История моей жизни
Коробка, киоск или будка? Лондон, Красный, Будка, Длиннопост, История моей жизни

Привычное нам словосочетание «телефонная будка» по-английски пишется “telephone booth”, но это название прижилось в Соединенных Штатах Америки. Великобритания пошла своим, проверенным путем: изготовили телефонную будку, назвали изделие «The Kiosk», чтобы потом все называли его “phone box”. Типично английский способ упрощения вещей.



Модельный ряд

К1.


Первая модель телефонной будки была представлена в 1920 году компанией Post Office. Она была сделана из бетона и называлась «Kiosk No. 1» – кто-то был на пике своего воображения в тот день. До наших дней дожило всего несколько экземпляров, один из них, по-прежнему действующий, можно найти в районе Trinity Market, в городе Kingston-upon-Hull. Модель была неудачной – громоздкая и дорогостоящая конструкция (целых 40 фунтов за штуку). Решили разработать новую.


К2.


Было огранизовано закрытое соревнование отдельно отобранных дизайнеров в количестве трех человек. На такие меры пришлось пойти после провальных результатов публичного конкурса. Победил проект архитектора сэра Жюля Гилберта Скотта, одной из работ которого является мост Ватерлоо в Лондоне (The Waterloo Bridge). Если поставить в ряд телефонные будки, их изогнутые крыши почти повторяют изгибы моста. Трудно сказать, что это – дань любимому транспортиру или любовь к разнообразию. Сэр Жюль Гилберт Скотт хотел, чтобы его будки были серебряного цвета, а в сельской местности – серого. Что-то у них там не срослось. Компания Post Office любила красный цвет и не послушала дизайнера – очко в их пользу!

Стремительное развитие телекоммуникационной сети и потребность в услугах связи ставили палки в колеса создателям будок. Стоимость модели К2 оказалась дороже предшественницы, ее устанавливали преимущественно по Лондону и его окрестностям.


К3.


Не имея возможности предвидеть будущее, компания Post Office принимает решение сделать новую модель кремового цвета с красными перекладинами на стекле. Она получилась дешевле, чем предыдущая модель, но дороже, чем К1. Размерами поменьше, но по-прежнему не влезая в рамки бюджета и масштабов страны, и это не дает покоя ребятам из офиса. Кто-то из них решает убить двух зайцев и вспоминает, что их компания продает почтовые марки. Конструкторский отдел опять работает сверхурочно. Так появляется следующая модель.


К4.


Будка начинает предлагать прохожим почтовые марки. Что было вполне логично, ведь основным предназначением компании Post Office было оказание почтовых услуг (тот парень из офиса все-таки гений). Несмотря на желание увеличить продажи и снизить расходы, было изготовлено только 50 штук, и на этом идея приказала долго жить – изделия все равно были слишком дороги в обслуживании и к тому же шумели. Если говоривший по телефону желал прикупить себе марок, механизм приема денег и выдачи марок производил такой грохот, что разговор приходилось прекращать. В дождь марки тупо сырели, что совсем не было сюрпризом для жителей Туманного Альбиона.


К5.


Модель К5 никогда не была запущена в производство, а изготовленные образцы не дожили до наших дней. Ребята из офиса воздержались от комментариев.


К6. Рождение красной знаменитости


Несмотря на то, что модели К3, К4 и К5 были сделаны при участии Сэра Жюля Гилберта Скотта, только на модели К6 ему разрешили проявить воображение, не контролируемое бюрократизмом и консерватизмом офисного планктона. Что из этого получилось? Легенда, которой мы наслаждаемся по сей день – красная телефонная будка, символ Лондона и всей Великобритании!

Модель К6 была представлена в 1936 году в честь серебряного юбилея короннации Короля Джорджа Пятого. Вся будка изготавливалась из чугуна, за исключением двери, которая сделана из тикового дерева. В зависимости от места, куда планировалось установить будку, модель выпускалась в четырех модификациях:

– дверь напротив телефонного аппарата, открывается влево;

– дверь напротив телефонного аппарата, открывается вправо;

– дверь слева от телефонного аппарата;

– дверь справа от телефонного аппарата.

Модель оставалась в производстве дольше всех – до 1968 года было изготовлено более 70 тысяч штук. Для сравнения, моделей с первой по пятую было изготовлено всего 8 тысяч штук.

Красная краска, которая сделала эти будки символом Великобритании, и отдельно Лондона, называется «Post Office Red», и была специально изготовлена в 1935 году для модели К6.


К7.


Модель К7 не дожила до этапа производства, получив слишком много критических замечаний еще на этапе планирования.


К8.


Модель К8 также не снискала себе славы, в 2011 году в действии оставалось всего 12 штук. Если это можно назвать достижением, одна из будок была доставлена на маленький отдаленный Шотландский остров, чтобы ею пользовались 200 живущих на нем человек.


Забавно, но…


Несколько сохранившихся фактов из истории развития телефонных будок:

– На стеклах моделей К1 и К2 было написано “Open Always” (открыто всегда), чтобы приучить людей к тому, что пользоваться телефонными будками можно круглосуточно.

– Прошел не один год, прежде чем консервативные британцы без опаски стали пользоваться публичными телефонными аппаратами. Дело в том, что в обществе упорно муссировались слухи о высокой вероятности подхватить туберкулез от прикосновения к телефонной трубке. Только ближе к концу двадцатых годов правительству пришлось взять на себя ответственность и подтвердить, что они безопасны в использовании (трубки, а не правительство).

– Каждая последующая модель создавалась меньшей в размерах, чем ее предшественница.

– Старые модели кардинально отличались от своих современных собратьев не только внешним видом, но и набором аксессуаров – там была пепельница, блокнотик, расположенный на наклонной дощечке, и зеркальце.

– Когда в 1981 году все телефонные будки захотели перекрасить в желтый цвет, публичные протесты по все стране взывали к Парламенту, Палате Лордов и лично Премьер-министру Маргарет Тэтчер «остановить эту желтую опасность». Это один из множества примеров того, какую власть в этой стране имеет общественное мнение и средства массовой информации.


Наши дни


С 2002 года по наши дни количество будок, установленных по всей территории Великобритании, сократилось с 92000 до 50000. Только 11000 функционируют согласно их прямому предназначению.

Приходские советы Англии могут перенять в свое пользование мало используемые телефонные будки всего за один фунт. Есть одно условие, гениальное по своей очевидности – в полученных в пользование будках запрещено устанавливать какое-либо коммуникационное оборудование и оказывать услуги связи. Душ, дефибриллятор, картинная галерея, источних подзарядки мобильных устройств – это пожалуйста, но только не телефон!

В Апреле 2012 года компания BT объявила о продаже 60-ти красных будок модели К6 частным лицам. Заявки принимались от всех желающих, отпускная цена, без учета доставки и налога, составила скромные 1950 фунтов. Звонки раздавались со всего мира, партия разлетелась в один миг. Счастливые покупатели из Австралии с радостью оплачивали транспортировку 750-килограммового кусочка истории, ведь речь идет о собственном экземпляре Британского Наследия. Очередь из 500 человек выразила желание подождать следующей распродажи.

Коробка, киоск или будка? Лондон, Красный, Будка, Длиннопост, История моей жизни
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!