Demiurg3006

пикабушник
поставил 21 плюс и 3 минуса
974 рейтинг 280 комментариев 2 поста 1 в "горячем"
-10

Проба пера по мотивам Fallout

УБЕЖИЩЕ


Тьма разорвалась от щелчка выключателя. Настольная лампа осветила письменный стол с кипами рукописных бумаг, какими-то книгами на непонятных языках, схемами и картами.

Парень сел на стул и придвинувшись к столу, стал перебирать папки с документами. В этом океане неразберихи он искал вполне конкретный документ. Наконец, добравшись до середины кучи, он нашел схему расположения насосов питьевой воды. В свои семнадцать лет он разбирался в системах водоснабжения, электрике и в системе вентиляции.

Вот уже более двадцати лет они не выходили из своего подземелья. Он не знал наверняка, но говорили, что когда-то еще до его рождения, случилась война. Не такая война, какая случалась у них с жителями блока «С» примерно раз в месяц, а война глобальная. Он не представлял, что значит «глобальная», ведь весь его мир состоял из пяти блоков подземных бомбоубежищ. И вот сейчас в его блоке отказали почти все питьевые насосы. Оставшийся один насос еле обеспечивал питьевой водой и без того неприхотливых жителей.

Парень встал, выключил свет и по темному коридору направился к насосной станции. Он знал, что насосы отремонтировать едва ли получится. Все-таки больше двадцати лет беспрерывной эксплуатации, практически без обслуживания, дали о себе знать. Именно поэтому он искал схему водоснабжения. Судя по схеме можно было переключить один из насосов снабжения блока «С» на подачу питьевой воды.

Подземное убежище представляло из себя круг, поделенный на шесть секторов от «А» до «D». Каждый блок был изолирован от другого, а в центре находился общий круглый зал около сотни метров в диаметре. При строительстве предполагалось, что все сектора будут действовать совместно для обеспечения жизненного пространства, однако на деле все оказалось гораздо сложнее. За каждым сектором убежища была закреплена одна из систем жизнеобеспечения обитателей.

Входы в каждый сектор осуществлялись из главного зала. И выходы тоже. Никаким другим способом покинуть сектор нельзя.

Все взаимодействия между правительствами блоков происходили в главном зале. В периоды перемирий это было величайшим благом, а в периоды раздоров – величайшим злом.

Правительства каждого блока стремилось перетянуть на свою сторону побольше союзников и одновременно помешать другим правительствам сделать тоже самое.

Только правительство блока «D» ни к чему не стремилось, потому что его не существовало. Дело в том, что этот блок был заблокирован с момента запечатывания убежища. За двадцать с небольшим лет ни один человек не прошел через дверь под шифром «D» ни в одну, ни в другую сторону. Считалось, что блок необитаем, несмотря на периодически доносившиеся странные звуки из-за двери. Старожилы говорили, что это осаживается грунт или разрушаются бесхозные коммуникации.

Все попытки вскрыть дверь не увенчались успехом, что вводило обитателей в состояние глубокого отчаяния, поскольку единственный выход из убежища проходил через блок «D».

Парень добрел до насосной почти на ощупь. Отперев старый замок, он прошел в сырое помещение и включил фонарь. Тусклый свет выхватывал из темноты ржавые конструкции и мокрые трубопроводы. Парень нашел нужный насос и вдоль трубы прошел до вентиля. Ржавое колесо поддалось не сразу. Парень задумался на секунду, но продолжил крутить.

Дело в том, что снизить подачу воды для блока «С», который содержал в себе запасы продовольствия, означало, что будут снижены поставки еды для блока «А», который в свою очередь отвечал за водоснабжение всего комплекса.

Блоки были разделены по сферам обслуживания следующим образом:

Блок «А», как уже было сказано включал в себя станцию водоснабжения, причем подача воды могла регулироваться по каждому блоку отдельно. Блок «В» имел такую же систему, только относительно распределения электроэнергии. В блоке «С» содержались склады продовольствия. Блок «D» был закрыт, но где-то внутри него находился ядерный реактор, от которого питался весь комплекс, а также выход на поверхность. В блоке «Е» находились медицинские кабинеты и склады медицинских препаратов. Блок «F» с самого начала являлся сектором охраны и включал оружейные комнаты и склады боеприпасов. Также там находился штаб всего комплекса с системами видеонаблюдения и тренировочным отсеком.

Парень крутил колесо вентиля и обдумывал, к чему это приведет.


Блок «С»

Мужчина в синем промасленном комбинезоне с надписью «инж. № 344» шел по ярко освещенному коридору. Даже ночью свет в этом коридоре не приглушали из-за участившихся случаев нападения крыс. Мужчина свернул направо и прошел в помещение для заседаний. За длинным столом сидели все члены совета. Двенадцать человек, отвечающих за судьбу всего блока «С».

Мужчина тяжелой поступью прошел во главу стола и сел в потертое, но все еще шикарное кожаное кресло. Это был президент блока по имени Стэфан. Он оглядел присутствующих. Все лица были ему хорошо знакомы. С этими людьми несколько последних месяцев он проводил больше времени, чем со своей семьей. Напряженность между блоками нарастала с каждым днем, недовольство обитателей зашкаливало.

- Мы не справляемся! Не хватает людей! – начал нетерпеливый начальник охраны Дэнсо.

- Я знаю! – повысил голос президент и добавил, - делай что хочешь, но чтоб порядок был!

Денсо опустил голову, зная, что спорить бесполезно.

Над блоком «С» нависла угроза вымирания от жажды. Вообще то выбор способа вымирания предоставлялся довольно обширный. Жажда, радиация, гражданские беспорядки, вторжение со стороны остальных блоков.

- Ваши предложения по водоснабжению? – президент оглядел присутствующих.

- Какие могут быть предложения? Либо переговоры, либо вторжение! Больше выбора у нас нет! – советник по внешним связям Андрэа смотрела своими голубыми глазами. Она была напугана. Все были напуганы.

Президент отвернулся в кресле от присутствующих. Минуту все замерли в ожидании. Он повернулся и вопросительно уставился на главу отдела исследований Баумана.

- Грунтовые воды заражены… Мы не уверены с чем это связано. Радиация проникает либо с поверхности, либо реактор в блоке «D» поврежден. Судя по перебоям в электросети это вполне вероятно. – пробормотал ученый. – Мы умираем, - добавил он и замолк.

- Мы на глубине двух километров. Как может радиация проникать с поверхности? – оживился специалист по связям с общественностью Родж.

- Почти тридцать лет прошло. Может уже и не два километра. – машинально ответил Стэфан и добавил, - Переговоры, значит переговоры…

Переговоры

В блоке «А» царило оживление. Все знали, что грядут перемены. Их вода нужна была всем. Без электричества и медикаментов прожить еще как-то можно было, но без их воды практически невозможно.

Президент блока «А», Виторио, седовласый крепкий старичок, сидел в своем кабинете и обдумывал все возможные ситуации, которые могут произойти во время переговоров. В этом блоке все решалось только после его одобрения. И сейчас все зависело от него, в общем-то, как и всегда. Он настолько привык к ответственности, что уже и забыл, когда переживал по таким вопросам. Он просто принимал решения.

В дверь постучали и вошел начальник службы охраны.

- Пора. - сказал он и вышел, не дожидаясь президента. Виторио встал и уверенно зашагал к выходу из блока.

Дверь с шипением отъехала в сторону, и президент Виторио вместе с начальником службы охраны Даниэлем вошли в главный зал.

На стенах главного зала отпечатались следы многолетней вражды. Следы от выстрелов, коричневые пятна запекшейся крови и черные пятна сажи. Весь пол был усыпан остатками мебели и ржавыми гильзами, местами были свалены импровизированные баррикады из металлических столов и медицинских кушеток.

Посреди огромного зала стоял старый ободранный стол и несколько стульев – постоянное место переговоров.

Виторио подошел к столу и занял место, которое занимал всегда на протяжении всего своего правления при проведении переговоров. Даниэль стал позади и расстегнул кобуру штатного пистолета. Они пришли раньше условленного срока на несколько минут.

Даниэль внимательно следил за дверями всех секторов. Несмотря на полумрак и преклонный возраст, он отлично видел. Также как президент всю подземную жизнь был президентом, Даниэль был начальником охраны. И почти всю подземную жизнь они были друзьями.

Дверь блока «С» скрипнула и отъехала в сторону. На фоне ярко освещенного коридора стояли две фигуры. Через минуту Стэфан и Андрэа сидели за столом напротив Виторио.

- Здравствуй Стэф, Андрэа. – сказал старик.

- Мистер Виторио, - ответил Сэфан и кивнул.

- Итак? Не будем тянуть. Мы все понимаем, что происходит. – начал Виторио, - Нам нужно больше продуктов.

- Это невозможно. Ты же знаешь, всем поровну. – ответил Стэфан и опустил глаза. - Я не хочу заиметь врага в лице блока «F».

- Не валяй дурака. Ты же знаешь, что они итак берут что хотят и сколько хотят. У них оружие. При желании они могут прямо сейчас все ресурсы присвоить. – старик лукавил. Он давно перестраховался от вторжения. На случай нападения он заминировал насосы. Если бы кто-то попробовал вторгнуться на его территорию, весь комплекс остался бы без воды, а это верная смерть в течение недели.

- Ты меня за дурака не держи. Я знаю тебя очень давно. Ты наверняка имеешь план «Б». Вы перекрыли наш кран. Зачем? Ты что-то задумал. Хочешь нас изморить? Не выйдет. Мы нашли альтернативный источник воды. – Теперь врал Стэфан. Андрэа потупила глаза и старик это заметил.

Наступило минутное молчание. Виторио думал. Разжигать очередную войну ему не хотелось. Но дать блоку «С» то, что они хотят, означало обделить кого-то другого. Соперничать с блоком «F» не имело смысла. Без медикаментов оставаться тоже было нельзя. Из-за высокой влажности обитатели постоянно болели и оставшись без лекарств они рисковали начать эпидемию, которая, возможно, убила бы их всех.

Электричество также было жизненно необходимо для работы насосов.

Оставался блок «С». Консервов все равно на всех не хватало, и обитатели приспособились есть крыс и вообще все, что было съедобным. На счастье, крысы вырастали размером со среднюю собаку и при правильном приготовлении представляли собой довольно приличное блюдо, хоть и с легким запахом тухлятины.

Рассказывать о технических проблемах старик не хотел, но выхода не оставалось. Или так, или война.

- Мы не можем дать вам воду. Это технически невозможно. – сказал Виторио. – Мне жаль.

Старик встал и направился к двери своего блока, но Стэфан окликнул его.

- Рано или поздно мы все умрем! Когда-нибудь все насосы остановятся. И мы все отбросим копыта.

Виторио остановился и не оборачиваясь спросил: «Что ты предлагаешь? Мы все тут заложники»

- В моем блоке вода размыла бетон со стороны «D». У вас есть инструменты. Надо попробовать прорваться туда. – сказал Стэфан. Это был последний козырь в его колоде. За этот козырь его могли стереть с лица земли обитатели остальных блоков. Проход в блок «D» через его владения означал, что он теперь президент самого большого помещения в комплексе. К тому же там, возможно, был выход наверх.

Стэфан умолчал, что возможно реактор поврежден и проникновение туда может быть смертельно для всего убежища.

- Мне нужно подумать. - сказал Виторио и направился к своему блоку.


Сотрудничество

Прошла неделя со дня переговоров. Стэфан ждал. Его консультант по науке перерыл всю скудную библиотеку блока «С» в поисках информации о реакторах, радиации и убежищах, но ничего конкретного не нашел. Подготовка к возможной экспедиции велась основательно. Все, что могло помочь находилось в самых неожиданных местах. Костюм радиационной защиты нашли в тренировочной комнате набитый тряпками как манекен для битья. Счетчик Гейгера в спальном корпусе служил подставкой под ножкой чьей-то кровати. Противогаз висел на кухне для того, чтоб у повара не щипало глаза при резке лука. В помещении, где бетон промыло водой, установили стальную дверь, укрепленную свинцовыми пластинами, на случай высокого уровня радиации.

На восьмой день в дверь блока «С» постучались. Охрана, открывшая дверь, увидела две фигуры. Одной фигурой был Даниэль, а второй – парень лет семнадцати-восемнадцати. Оба держали в руках ветхое снаряжение, состоящее из противорадиационных комбинезонов, масок, альпинистского снаряжения и дыхательных баллонов.

Даниэля проводили в кабинет Стэфана.

- Здравствуй, Даниэль. – сказал президент, – кто это с тобой?

- Это наш ремонтник Уоррен, – ответил Даниэль, – смышленый парень. Самый смышленый из оставшихся.

Сборы заняли еще около двух часов. Затем Стефан, Даниэль и «смышленый парень» собрались в кабинете президента.

Даниэль устало улыбался, но от него исходила какая-то внутренняя энергия, из-за которой он не казался таким уж пожилым, напротив, в нем чувствовалась сила. Уоррен заметно нервничал, но Стэфан положил ему руку на плечо и твердо сказал, глядя в глаза, - Эй! Соберись, ты нам нужен.

Парень немного успокоился и стал перебирать сумку с инструментами. Даниэль тоже быстро проверил свое снаряжение, и они в последний раз обсудили их действия.

Тут в комнату вбежал охранник и обращаясь к президенту, доложил: «К нам гости из блока «F». Просят вас.»

Стэфан и Даниэль переглянулись. Они знали, что блок «F» наблюдает за всем убежищем, но никто не ожидал парламентеров.

Президент блока «C» направился встречать гостей. В комнате стояли пять охранников, вооруженных потрёпанными револьверами и самодельными ножами и их взоры были устремлены на двоих гостей, точнее на их снаряжение. Новенькие бронежилеты, автоматические пистолеты поблескивали тусклым металлом, противогазы, кислородные баллоны. У их ног лежали две сумки, набитые каким-то снаряжением.

- Кто такие? – обратился президент к гостям.

- Лейтенант Гордон, а это капрал Войчек. – ответил старший и добавил. – мы прибыли для усиления вашей экспедиции на случай вторжения снаружи. Снаряжение в сумках – для вас.

- Что хотите взамен? – спросил президент, понимая, что торговаться бесполезно. Блок «F» изнутри пожирала паранойя. Оставалось только дождаться той критической точки, когда блок «F» взорвется и возьмет под контроль все убежище любой ценой, даже если это приведет к полному уничтожению жителей убежища.

- Свободный доступ в блок «D». Свободный выход на поверхность, в случае удачи. – лейтенант явно знал что-то еще, но всех карт не раскрывал.

«Неужели в блоке «D» работает видеонаблюдение, и они что-то знают? Иначе зачем нам помогать?», подумал президент. Эта мысль давала надежду и грела душу.

Президент наклонился и открыл сумки. Противогазы, газоанализаторы, дозиметры, огнестрельное оружие, ножи и бронежилеты. Лейтенант смотрел на эту картину без эмоций. Спустя пару минут президент закончил осмотр нового снаряжения и понимая, что выбора особого нет, кивком пригласил гостей следовать за собой. Теперь их было пятеро.

Перед самым выходом в помещение, откуда планировалось прорываться в блок «D», президент обратился к лейтенанту: «Предупреждаю, я вам не доверяю. Рисковать из-за вас не стану. Если увижу, что моему блоку что-то угрожает, прикажу взорвать проход.»

- Ваше отношение к нам не имеет значения. Есть задача, мы ее выполняем. – ответил лейтенант, даже не изменив выражения лица. Уоррен, ставший невольным свидетелем этого разговора, даже усомнился, людей ли прислали из блока «F» или каких-то бездушных кукол.

Спустя еще несколько минут приготовлений разношерстная пятерка двинулась к точке начала своего опасного путешествия.


Наружу.

Путешественники прошли в помещение. Президент обернулся и увидел, что среди толпы провожающих стоит Андрэа и не моргая смотрит на него. Он отвернулся, но через мгновение снова посмотрел в то место, где только что наблюдал ее голубые глаза. Там стоял какой-то чумазый парень. «Показалось.» подумал президент и махнул рукой провожающим. Это был не жест прощания, а команда к действию. Двое мужчин навалились на герметичную дверь, и без того тяжелую, к тому же укреплённую изнутри свинцовыми пластинами. С громким скрипом дверь закрылась, внутри что-то стукнуло, зашевелился механизм и засовы вошли в пазы в стенах, отрезав путешественников от привычного мира.

Наступила оглушающая тишина. Каждый погрузился в свои мысли на несколько секунд.

- Ну! За дело, - скомандовал Стэфан и все зашевелились. Даниэль надел защитный костюм и со счетчиком Гейгера направился к пролому в стене. Остальные стали разматывать шланги газовых резаков и отбойных молотков.

На полпути к разлому, Даниэль озвучил показания прибора. Радиация была повышена. Все продолжили работу, предварительно натянув защиту. Когда оборудование подготовили к работе, все посмотрели в сторону Даниэля. Тот сверился с прибором и неуверенно кивнул. Радиация превышала норму в десять раз. Костюмы несколько снижали этот уровень, но работать надо было быстро. Застучали отбойные молотки и через пару часов пролом, представлявший из себя трещину с торчащей арматурой превратился в нору для средней крысы. Еще через пару часов в дыру мог пролезть человек. Толщина стены оказалась не такой уж большой. Еще полчаса работы горелкой и проход был свободен. Даниэль очередной раз замерил уровень радиации. Он кивнул и уставился на президента. Лейтенант посветил в проем, но луч уткнулся в бетонную стену. Разлом, образованный грунтовыми водами, поворачивал в сторону. Стэфан задумался на секунду и указал на Уоррена, скомандовал: «Ты первый. Если что, мы вытащим». Парня снарядили монтажным поясом и привязали веревку. Он протиснулся в только что проделанное отверстие в стене светя перед собой фонарем. Запотевшие стекла противогаза не давали разглядеть подробностей. Вообще защитный костюм сковывал движения, и Уоррен не мог свободно вертеть головой. Толщина бетона составляла всего полметра. Дальше была размытая земля вперемешку с бетонными кусками, отвалившимися от стены. Разлом поворачивал в сторону, и Уоррен с трудом развернулся и протиснулся между двумя плитами, между которыми грунт вымыло водой. Парень посмотрел на счетчик Гейгера. Показания немного превышали норму. Можно было снять противогаз и осмотреться. Уоррен посмотрел вокруг и вверх. Две плиты смыкались метрах в пяти над ним. Впереди через десять метров был тупик, но парень чувствовал сквозняк, а это значило, что проход в другое помещение где-то есть.

- Ну что там? – послышался приглушенный противогазом голос Даниэля.

Уоррен не ответил. Вместо этого он начал в тусклом свете потрепанного фонаря осматривать плиты в поиске проемов. Наткнувшись на вентиляционную решетку, он стал светить сквозь прутья, но ничего конкретного увидеть не удалось. Когда-то эта решетка обрамляла стальной вентиляционный короб, ведущий к очистителю воздуха, но сейчас грунтовые воды оставили от короба только ржавые ошметки.

Уоррен вернулся к соратникам и рассказал обо все, что увидел. Решено было выломать решетку. В этот раз пошел Стэфан. Он полчаса ковырял ржавые болты на вентиляционной решетке и наконец смог открыть проход. Посветив фонарем вглубь помещения, он выяснил, что оно не сильно пострадало за эти годы. Это было какое-то складское техническое помещение с кучей многоэтажных жестяных полок. Почти все полки были пусты, лишь кое где стаяли вскрытые консервные банки, покрытые ржавчиной.

Стэфан крикнул остальным, чтобы двигались за ним, а сам протиснулся внутрь помещения и замерил уровень радиации. Все было в норме. Это означало, что радиацию приносит с поверхности. Значит реактор не поврежден. Стэфан дождался остальных и стал осматривать дверь из помещения. Дверь была необычная. Кодовый замок предполагал наличие карты-ключа.

- Эй, президент! – позвал лейтенант без всяких церемоний, - иди глянь на это.

Стэфан подошел и увидел освещенный фонарем лейтенанта скелет. Одежда на скелете имела знаки отличия. Когда-то это был охранник блока «D».

- В этом блоке была своя охрана? – спросил Уоррен. – Но зачем?

- Реактор. Блок должен быть автономным и независимым. – ответил Даниэль. - Это помещение, судя по всему – продуктовый склад. Это тоже для автономности.

Президент наклонился к скелету и осмотрел его комбинезон. На груди была дыра явно от пули. В кармане обнаружилась карта допуска, пара отстрелянных гильз и горсть оберток от шоколадных батончиков.

- А наш худощавый друг тот еще обжора. – пошутил лейтенан. Это был первый случай человеческого поведения лейтенанта. Стэфан и Даниэль удивленно переглянулись.

- Они тут какое-то время жили. И даже воевали. Интересно, где его оружие? – сказал Стэфан и стал шарить лучом фонаря по грязному полу. Оружие обнаружилось чуть в стороне. Скорее всего почивший охранник блока «D» обронил его, будучи раненым. Ржавый пистолет знакомой всем обитателям конструкции не представлял из себя серьезного оружия. К тому же он был пуст. Однако Уоррен сунул его в карман своего комбинезона. Парень имел врожденную тягу к всяческому хламу, что было незаменимым качеством в условиях выживания в Убежище.

- Ну что? Попробуем продвинуться дальше? – поинтересовался лейтенант. Президент протянул ему карту допуска, принадлежавшую мертвецу, и вся группа двинулась к выходу из склада.


Блок «D».

Лейтенант Гордон провел картой по замку двери. Прошло несколько бесконечно долгих мгновений, пока внутри что-то щелкнуло и дверь, скрипнув, отъехала в сторону. Капрал Войчек и охранник Даниель с оружием наизготовку нырнули в темноту проема и через мгновение послышалась команда для остальных. За дверью их ждал длинный коридор, освещенный тусклым красным светом. Это было аварийное освещение. Никто из участников экспедиции не знал, как устроен этот блок, поэтому приходилось двигаться наугад. Обозначения на дверях были полустертыми, лишь иногда удавалось прочесть что-нибудь вроде «Сп…ль.й от…ек» и приблизительно сориентироваться.

Основной целью экспедиции являлись, конечно ядерный реактор и выход на поверхность. При этом если бы удалось найти выход, реактор становился второстепенной задачей и наоборот. Уоррен шел позади, вглядываясь в тусклое свечение циферблата радиационного счетчика и периодически озвучивал показания.

Все двери в помещения вдоль коридора были заперты уже знакомыми электронными замками. На карту они никак не реагировали, поэтому группе приходилось все дальше удаляться от склада. Периодически они натыкались на скелеты обитателей блока, но ничего интересного обнаружить у них не удалось. Судя по состоянию, скелеты пролежали тут не меньше 5-10 лет. На полу был толстый слой пыли. Никаких следов живых людей найти не удавалось. Через сотню метров коридор уперся в запертую дверь с надписью «шлюз № 14». Замок не был активирован, но дверь не открывалась. Видимо кто-то запер ее с обратной стороны.

- Ну вот и все, - сказал Стэфан и посмотрел на лейтенанта.

- Возвращаемся? – спросил тот, но ответа не последовало. Невооруженным взглядом было видно, что двери в этом секторе подручными средствами вскрыть не получится. Они стояли в свете красных аварийных фонарей, потеряв только зародившуюся надежду на спасение, потупив взоры.

- Посвети сюда, - сказал Уоррен Даниелю. Все члены группы обернулись и увидели, что начальник охраны светит на верхнюю часть боковой стены коридора, в которой поблескивала вентиляционная решетка.

Размер решетки не позволял пролезть крупному человеку, но щуплый Уоррен имел все шансы, если избавиться от защитного костюма.

Совместно соорудив импровизированный помост из брошенной металлической мебели, они замерли в ожидании, пока Даниель открутит винты крепления решетки. Тем временем Уоррен стянул с себя защитный комбинезон и проверил калибровку счетчика Гейгера.

Когда решетка была снята, парень забрался на помост и проверил уровень радиации. Тревожный треск прибора заставил занервничать путешественников. Уоррен посмотрел на Даниеля.

- Я не могу тебя заставить, - сказал Даниель и добавил – ты сам решай.

Парень оглядел окружающих и собрался было лезть в вентиляционную шахту, как лейтенант окликнул его.

- Вот возьми. Немного снизит восприимчивость к радиации. – лейтенант протянул мальчишке потрепанную баночку с таблетками. – И дозиметр возьми. Хоть будем знать, насколько облучишься.

Уоррен проглотил пилюлю, постоял с минуту и полез в шахту. Удары ботинок и локтей по металлическим стенкам шахты гулко разносились по всему коридору. Через несколько минут шум стих и путешественники стали вслушиваться в каждый шорох.

- Уоррен! Ну что там у тебя? – крикнул Даниель. Парень не отвечал. Напряжение росло с каждой секундой тишины, достигая предела. Прошло уже около двадцати минут, и вдруг раздался громкий щелчок и красное освещение коридора на мгновение погасло и вновь загорелось. За дверью с надписью «шлюз №14» раздались удары и лейтенант с капралом, выхватив оружие, направили его на дверь. Удары прекратились и повисла гробовая тишина. Через несколько мгновений в двери что-то щелкнуло и с ужасным скрипом она отворилась. За дверью стоял перепачканный Уоррен и улыбался своей желтозубой улыбкой в свете фонарей.

- Тут есть пульт охраны. Пойдемте. – сказал Уоррен и призывно замахал руками.

- А радиация? – спросил Стэфан.

- Только там. – ответил парень и махнул счетчиком Гейгера в неопределенную сторону. - Я то помещение запер. Там с потолка вода льет. Радиация снаружи проникла. А тут везде проверил, чуть выше нормы.

Они прошли в открытую дверь. Стэфан обратил внимание, что она была подперта и поэтому они не могли открыть ее. За дверью было небольшое квадратное помещение с дверьми в каждой стене. Помещение было освещено таким же красным светом, как и коридор, приведший к нему. Уоррен открыл дверь в стене справа и вошел внутрь. Стэфан и остальные последовали за ним. Они вошли в помещение, которое явно когда-то было пультом охраны. Посреди помещения стоял огромный стол с бесконечным множеством тумблеров и кнопок, а над столом в стене был встроен огромный монитор видеонаблюдения.

- Я пытался замки открыть. – сказал Уоррен. – но видимо защита включена. Отсюда можно всем блоком управлять, если получится включить.

- Остальные двери проверил? – спросил парня лейтенант. – там что?

- Одна подсобка, откуда я пролез сюда. Там радиация. И еще одна заперта. – ответил Уоррен и отвернулся к пульту разглядывая надписи над кнопками.

- В вашем блоке ведь есть пульт видеонаблюдения? Сможешь включить этот? – обратился Стэфан к лейтенанту.

- У нас другая «специализация», - ответил тот и добавил – пусть пацан попробует.

Лейтенант явно что-то скрывал, но Стэфану некогда было разгадывать эту загадку. Он подозвал Даниеля, чтобы поделиться мыслями о дальнейших действиях. Они не отдыхали и не ели уже больше десяти часов. Нужно было позаботиться о восстановлении сил. Решили, что возвращаться в свои блоки нет смысла, а переночевать можно тут.

Даниель подумал, что лучше перестраховаться и запер дверь с надписью «шлюз №14» изнутри. Стэфан смотрел на пожилого начальника охраны с уважением и даже немного с восхищением. В своем преклонном возрасте этот человек не терял ни бдительности, ни самообладания.

Десять часов напряжения давали о себе знать. Все устали и проголодались. Уоррен бросил изучать пульт охраны и сложив свои вещи в угол комнаты, достал пакетик копченой крысятины и стал с аппетитом жевать, запивая из пластиковой бутылки. Даниел и Стэфан расположились рядом, достав свои спальные мешки. Лейтенант и капрал тоже стали устраиваться на ночлег, но в другом конце комнаты. Они переговаривались в полголоса о чем-то. Стэфан сделал вид, что ему не интересно и отвернулся, но его чуткий слух позволил ему вырвать из постороннего шума обрывки фраз лейтенанта в перерывах между смачным чавканьем Уоррена. Из всего, что удалось услышать, складывалась не очень хорошая картина. В блоке «F» знали, что происходило в блоке «D» с самого начала их вынужденного заключения в убежище. Оказалось, что в этом блоке кроме реактора была размещена система мониторинга состояния внешней среды снаружи убежища. Судя по всему, лейтенант именно ее и искал. Стэфан понимал, что если даже они найдут выход, скорее всего выйти то у них и не получится. На то была масса причин. Слишком мало времени прошло после великой войны.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!