Decillion

Decillion

Автор YouTube-канала https://www.youtube.com/channel/UCHR6iQr-RZ2D5ZLd2mDzTsg/videos?view_as=subscriber Телеграм: https://t.me/unsolveds
На Пикабу
Дата рождения: 14 февраля 1997
поставил 8712 плюсов и 173 минуса
отредактировал 6 постов
проголосовал за 5 редактирований
Награды:
За участие в Авторской неделеболее 1000 подписчиковЗа неравнодушие к судьбе Пикабу5 лет на Пикабу
37К рейтинг 1014 подписчиков 3 подписки 302 поста 142 в горячем
42

Россия веселилась, а первоклассницу Диану убивали. Диана Лучко | Неразгаданные тайны

Россия веселилась, а первоклассницу Диану убивали. Диана Лучко | Неразгаданные тайны Уголовное дело, Расследование, Преступление, Наказание, Негатив, Убийство, Длиннопост

На третий день праздников, когда страна отмечала Новый 2018 год, а российские законодатели — пятилетие «закона Димы Яковлева», запрещающего американцам усыновлять наших сирот, в деревеньке Агибалово мучительно умирала 7-летняя Диана Лучко. По версии следствия, ее задушил приемный отец. На новогоднем утреннике малышка отказывалась идти домой, плакала, что ее там убьют, просила помощи, выбегала на улицу. Но народ веселился и не обращал внимания. Утром 4 января Дианы не стало.

«Всю ночь из их дома доносились ее крики, а потом — ох, она лежала на диванчике у крыльца в одной рубашонке, а этот изверг еще и отпирался, мол, знать ничего не знаю», — не скупятся нынче на комментарии деревенские. «Изверг», «бес», «сумасшедший» — такими эпитетами щедро награждают они подозреваемого в детоубийстве.

Остается понять, каким образом 50-летнему Петру Романенко и его 48-летней супруге Екатерине Стебливской, не имеющим своего жилья, кочующим из деревни в деревню, за короткий срок удалось взять под опеку аж восьмерых (!) детей. По словам соседей, они не собирались останавливаться на достигнутом.

Остановило — убийство.

Характеристика на Стебливскую Екатерину Григорьевну: «За время работы в должности подсобной рабочей зарекомендовала себя с отрицательной стороны: низкая работоспособность, завышенная самооценка. Легко втиралась в доверие, имеет склонность к предоставлению информации в искаженном виде, льстива и красноречива. Указанные факты свидетельствуют о невозможности социальной адаптации, невозможности предоставления детей на воспитание».

Характеристика на Романенко Петра Ивановича: «За время работы скотником-пастухом зарекомендовал себя как нестарательный, недисциплинированный, не любящий свою работу человек. Выполнял свою работу на низком уровне. Работал плохо, нуждался в постоянном контроле. Имел склонности к прогулам. Был склонен к противоправному поведению. Не имел авторитета среди коллег».

Справки выданы по месту требования.

В деревне Стешино Холм-Жирковского района Смоленской области эта пара появилась в 2016 году.

На первый взгляд люди как люди. Муж, жена... Бывшие граждане Украины. «Брак между Катериной и Петром был зарегистрирован в 2010-м, за год до их переезда. Нас еще удивило, что раньше у него тоже была фамилия Стебливский, но затем он получил в России новый паспорт и почему-то стал Романенко. Может, и на Украине за ними тоже какой след тянется?» — размышляют в местной администрации.

Дали им дом в социальный наем, небольшой, но со свежим ремонтом и за символическую квартплату, предложили работу: он пастух и скотник, она подсобная рабочая. Вскоре приезжие попросили у директора совхоза положительные характеристики, дескать, хотим взять под опекунство сирот. Сперва причин отказывать им не было. «Привезли они трех детишек, мальчика и двух девочек. Потом еще одного, совсем маленького. Родная мать их попала под суд, и поэтому ребятишек изъяли», — вспоминают в деревне.

Глава семейства Петр забирал длинные волосы в пучок, сзади хвост, спереди борода, угрюмо сверкал глазами, говорил громко и непонятно, с сильным акцентом, по местным меркам — подозрительная личность. «Про религию любил вставить словечко, заявил, что он дьякон и работать пастухом не может, а хочет быть священником». Катерина тоже должности подсобной рабочей не радовалась. Считала, что достойна большего.

Взятые же под опеку детишки росли тише воды, ниже травы. «Сядут, как воробьята, в ряд, руки на коленки сложат», — вспоминает директор сельскохозяйственного кооператива Виктор Ступак.

Но — сытые, одеты чистенько, «папа, мама», не придерешься, вот только глаза испуганные. «Их дом через четыре был от нашего, — рассказывает 60-летняя соседка Валентина Михайловна Ковалева. — Мы овец держим, и как-то Петр попросил продать ему пару. И вдруг принялся шутить: мол, не знаю ли я, как у овец в животном мире сексуальное общение происходит, может ли мать со своими детьми спать или отец? Я его тогда резко осадила...»

Валентине Михайловне казалась неестественной тишина в соседнем доме. Слышно, как часы тикают. «Не могут нормальные дети так себя вести!» Пару раз пенсионерка порывалась сходить в опеку, но так и не решилась. «Понимаете, это деревня... А вдруг возведу напраслину на хорошего человека? И как мне потом ему в глаза смотреть?».

Деревенский люд целое лето наблюдал, как дети с Петром пахали в коровнике, пасли стадо. То есть работала мелкота, а так называемый отец крутил коровам хвосты. Как-то начальство углядело, что приемный мальчонка один скачет на лошади. Против всех правил безопасности. «Я его предупредил: чтобы больше не повторялось! — уверяет председатель Виктор Ступак. — Я эту парочку сразу раскусил. Это они кому другому могли лапшу на уши вешать. Да у них все мысли были — взять еще детей, машину купить. Работники никудышные, ни кола ни двора. А за приемных очень даже неплохо платят. Четыре ребенка — это несколько десятков тысяч, федеральные выплаты, региональные надбавки, зарплата родителям, льготы и субсидии».

Поэтому на просьбу подписать им еще одну характеристику для детского дома директор ответил категорическим отказом. «Ага, сначала они кучу новых детей сюда приволокут, потом потребуют по закону, чтобы я им трехэтажный особняк построил. Приедет их 10 человек — 160 метров подавай. Петр будет семечки лузгать, пока мы на них всем миром пахать станем».

Родную мать первых приемышей оправдали, и она забрала детей обратно. Настали для Петра и Катерины тяжелые времена. Снова приходили они в администрацию, умоляли выдать им нужные справки на очередную партию сирот. «Скажу честно, Екатерина Григорьевна даже на коленях передо мной стояла: напишите характеристику. Но мне неприятности не нужны. Пусть лучше уезжают от греха подальше, так я им и ответил».

К чести председателя Ступака, он не просто попросил нерадивых работников покинуть хозяйство, но и позвонил в соседнее село, проинформировал о том, что могут, дескать, объявиться такие, съездил и в районную опеку.

Однако семейку все же приняли в соседнемАгибалове, что километрах в двадцати от Стешина. Весной 2017-го с ними прибыли и четверо новеньких малышей. 10-летняя Арина отдельно и трое детишек из другой неблагополучной семьи, 6-летняя Анечка и двойняшки, Дима с Дианой, по 7 лет. Всеизодногодетскогодома.

На новом месте жительства Катерина развернулась в полную силу. Оформили ее музыкальным руководителем детского сада, фактически еще одним воспитателем. Был ли у нее на самом деле педагогический диплом, и если был, то почему она не продемонстрировала его еще раньше, в Стешине, — учителей-то на селе не хватает, или в Агибалове просто пожалели бесприютную бабу с приемышами и лентяем-мужем — об этом история умалчивает.

Коллеги новую воспитательницу ценили. Родители уважали. Дети любили. «Григорьевна хорошая!» — доказывала 3-летняя Алина.

Именно ее мама одной из первых забила тревогу. «Слишком она льстивая, неискренняя, посторонних детишек, которые у нее в группе, и поцелует, и обнимет, и к сердцу прижмет, а свои четверо — Арина, Анечка и Дима с Дианой — будто чужие, очень с ними сухо она себя вела. Если ты детей не любишь, так зачем взяла?» — удивляется Алла Селеменева.

Селеменевы — москвичи. Сюда приехали, потому что у дочки сильная аллергия. А на Смоленщине — экология, продукты с огорода, парное молоко...

Только привыкнуть к менталитету местных жителей оказалось гораздо сложнее. «На деревне не скроешься, — разводит руками Алла. — Причем, с одной стороны, здесь готовы обсудить всех и вся, а с другой — когда Диана умоляла спасти ее, сразу по своим домам попрятались и ничего не знают».

Алла показывала  фотографии с детсадовских и школьных утренников. Выпускной дошколят в конце мая. Нарядные Диана и Дима с лентами на боку позируют рядом с приемной мамой-воспитательницей. Улыбаются оба.

А уже последние снимки — на Новый год. На утреннике веселье испортила Диана, стих рассказывать так и не пошла и подарку не обрадовалась. «Она у нас просто стеснительная», - объясняла «Григорьевна».

«Они с братиком как будто бы потускнели, такие грустные, напряженные все время, — поясняет Алла Селеменева. — До этого Диме кто-то руку сломал — объяснили тем, что он сам упал неудачно. При этом сама Екатерина все повторяла, какие у нее ребятки хорошие, какие в доме помощники и что она собирается их совсем усыновить, чтобы даже без выплат. Не могу сказать, сколько она тратила на детдомовцев, но даже платья девчонкам на праздники соседки давали. А еще мне казалось, что особенно последнее время дети запуганные ходили...»

Алла утверждает, что и связать не могла бомжеватого вида деревенского пастуха (по карьерной лестнице Петр в Агибалове не поднялся) с артистичной и яркой «Григорьевной». «Екатерина часто рассказывала про своего супруга, какой он замечательный человек. Когда я однажды столкнулась с Петром на входе в детский садик, то еще неприятно удивилась — а этот что тут делает? Я и представить себе не могла, что он и есть ее муж».

Но на самой последней елке в клубе, где Диана устроила настоящую истерику, крича, что не пойдет домой, потому что ее там убьют, Алла Селеменева не была. Говорит, что если бы пришла, то, наверное, постаралась бы помочь. Несудьба.

3 января Катерина покинула деревню. Кому-то сказала, что едет к тетке в Белгород, кому-то — в Ростов-на-Дону, была еще одна версия, что сорвалась к внезапно заболевшей маме на Украину. Но так как транспорт от них ходит не каждый день и надо было добираться на перекладных, поездка явно планировалась заранее. Хмурый, как обычно, Петр помог донести ее тяжелые сумки с гостинцами. Дети оставались на нем...

«Хотя и не должны были, ведь официально опекунство оформлено на Катерину, а он им вообще никто!» — возмущаются местные.

Сняли Екатерину Стебливскую полицейские с поезда в Воронеже. Следующим утром. До этого соседи пытались дозвониться ей на телефон и слали смс, чтобы сообщить о смерти маленькой Дианы, но трубку она не брала.

По сообщениям местных СМИ, Петр мог надругаться и затем задушить девочку на глазах у остальных детей. В ту ночь в деревне загорелся магазин, и он, обеспечивая себе алиби, говорил, что был на пожаре. «Вернулся, дескать, а она лежит в одной маечке на крыльце... А до этого дети кричали всю ночь, ой, как они кричали!» — причитают сейчас деревенские.

Хоронили Диану, как рассказывают, за счет администрации. И еще до похорон «Григорьевна» как ни в чем не бывало вышла на работу в детский сад. «А каким образом я могу ей запретить? Не она же ее убила», — бросается на защиту главная воспитательница Анастасия Александровна Янковская и возмущается теми родителями, кто после случившегося отказывается приводить своих малышей в группу. «Женщине и так досталось, у нее же остальных детей отобрали. Вся жизнь теперь сломана», — вздыхает она.

Сюжеты местных СМИ тоже полны сентиментальных подробностей. И как рыдала Катерина на кладбище, как спрашивала у всех и вся, понравится ли ее «доце» платье настоящей принцессы, в котором она лежала в гробу. «Какие же большие у Дианы были глаза. Какие пушистые ресницы», — восклицала она на диктофон здешним журналистам. «Зверь! Изверг! Как будто бы в него вселился бес!» — во всем обвиняла мужа, словно и не прожила с этим человеком годы, не знала, чего от него можно ждать.

«Я ни за что не поверю, что Катерина не подозревала, что Петр приставал к девочке, а может быть, и к другим детям, — уверена Алла Селеменева. — Она далеко не глупая женщина, все вокруг видели, какой он есть, а она нет? Все понимали, что с ребятишками что-то происходит, кроме нее. И при этом уехала, оставив на явно странного человека таких маленьких и беззащитных детей, как ее можно вообще теперь подпускать к другим малышам?»

Впрочем, в здравом смысле и чувстве самосохранения Стебливской не откажешь. Когда после ареста Петра позвонил следователь и сказал, что подъедет за его вещами, их нужно отправить на судмедэкспертизу — на предмет нахождения возможных следов других преступлений, Катерина сказала, что никакой одежды мужа у нее не осталось — она все сразу же сожгла.

...В неказистый домик Стебливских на деревенской окраине удалось попасть уже затемно. Маленький дворик, диванчик у крыльца, припорошенный снегом, — здесь лежала мертвая Диана. Темные окна. Лишь в самой дальней комнате мерцает яркое пятно телевизора — хозяйка спокойно смотрит сериал. Как же ей не страшно, одной, там, в зазеркалье, где еще недавно звучал детский смех...

Наконец, дверь открывается. Екатерина Григорьевна глядит, натянутая как скрипичная струна. «Он сломал мне жизнь. Все убил и уничтожил. Но дети хотят вернуться, и я буду за них бороться», — только и говорит она про арестованного мужа. И еще — что видела приемышей и даже разговаривала с ними (кто и как при таких обстоятельствах мог их ей показать?) и они просились домой к маме, то есть к ней.

Но ведь у этих детей есть и биологическая мать? Где же она? И что же натворила, что передать малышей в ТАКИЕ руки было для них наилучшим выходом?

Следы приводят в местечко Шаталово, где находится школа-интернат, откуда, как оказалось, и получила всех восьмерых приемных детей семья Стебливских. От Агибалова это добрых двести километров. На свидания с подарками к детям не наездишься. Однако здешний директор Галина Александровна Соколова утверждает, что будущие опекуны ей сразу приглянулись и никаких подозрений не вызвали. Дети их полюбили.

— Документы у них все были в полном порядке. Подготовка тоже. Существует государственная процедура, и они ее прошли, с нашей стороны никаких нарушений нет.

— А сам Петр какое впечатление оставил?

— Только хорошее.

В Шаталове Галина Соколова работает больше двадцати лет, пользуется непререкаемым авторитетом, и ее школу-интернат везде называют примером для подражания. Наверное, это удивительно, что педагогу с огромным стажем будущий убийца маленькой девочки понравился. А председатель совхоза Виктор Ступак, который ничуть не педагог, а бизнесмен, сразу понял, что дети попали не в те руки.

«Да ну, какие там выплаты, не такие уж они и большие», — смеется Галина Соколова.

— Так по деревенским меркам и десять тысяч на одного — огромные деньги, а их там четверо, разве не так? Должны ли были представители интерната навещать детей, беседовать с ними, смотреть, в каких условиях те живут?

«Мы имеем право работать с семьей только тогда, когда они сами нас попросят. Это не обязательно. Да и территориально добраться до них довольно далеко. Но есть органы опеки, которые обязаны были всё контролировать на месте».

— А то, что у Стебливских не было своего жилья, постоянной прописки, хорошего дохода, непонятно, откуда они взяли положительные характеристики, — это как-то проверяли?

— Повторяю, все документы у них были в полном порядке.

«А как же родная мать этих детей? Может быть, она их ищет?» Соколова вздыхает: «Эх, эти родители — они алкаши, дети им были совсем не нужны. А если и ищет, то это такой пиар-ход, а не любовь... Во всяком случае, здесь она ни разу не объявлялась».

Разыскать Викторию Лучко не составило никакого труда. Есть такая вещь, как соцсети. О смерти дочери она не знала. Информацию в ее деревню передали, но саму ее никто не оповестил. «Куда же мне ехать? Что делать?» — растерянно повторяла молодая женщина.

Ее история жесткая и простая одновременно. Деревня, работы нет, мужиков хороших нет. Выпивала не часто — на донышке. С отцом старших детей Дианы и Димы не сложилось, отец маленькой Ани двойняшек усыновил, но затем она его выгнала за измену. «Условия жизни у нас плохие. Дом маленький, отопление печное. Иногда я была выпивши и посуду не мыла. Но детей я любила, не думайте. Но однажды сильно повздорила с соседкой, и она пообещала написать на меня в органы опеки. Чтобы их отобрали. Я думала, пугает, оказалось, нет».

Ребятишек изъяли, когда Виктория находилась в роддоме, рожала четвертую дочь. «Возвращаюсь домой, а там никого. Оказывается, меня еще в декабре прав лишили, а бумага пришла только в марте». «Вы пытались как-то вернуть детей?» Женщина вздрагивает: «Я боюсь... А вдруг у меня последнюю дочку отнимут?»

По ее рассказу, никто их семью не патронировал, не пытался сделать так, чтобы малыши остались у родной матери, — просто приехали и насильно забрали. Убедительности словам добавляло то, что Вика не залила горе водкой, оплакивая Диану, а, временно оставив четвертую малышку на свою маму, собралась и уже на следующий день приехала почти за двести километров в Агибалово, сходила в органы опеки, выяснила, где находятся на данный момент остальные малыши, поехала к ним, пообещала, что сделает все, чтобы их вернуть.

Получится ли? Что может сделать обычная деревенская и не слишком счастливая женщина против чиновничьего произвола и равнодушия?

Десять лет назад, когда «закон Димы Яковлева» был триумфальнопринят большинством голосов в Госдуме при восьми «против», законодатели заявляли, что руководствуются исключительно благом детей. И дело не только в том, что американские усыновители периодически их истязают и убивают, но и в системе, которая создалась вокруг самого института международного усыновления. «Все погрязло в коррупции. Одно усыновление стоит от 50 тысяч долларов и выше», — уверяли эксперты.

Предполагалось, что, если брать под опеку детдомовцев станут российские граждане, нарушений станет в разы меньше. А чтобы стимулировать их желание, надо всего лишь увеличить размеры выплат. Денег действительно стало больше. И одна порочная практика тут же сменила другую — теперь малышей, особенно в провинции, нередко отдают алкоголикам и тунеядцам, сомнительным личностям, ничего толком не проверяя, пачками. По 4-5, а то и более, человек в одни руки.

Громкий скандал с опекуншей Светланой Дель, которую обвинили в том, что она издевалась над десятью приемышами, так ничего и не изменил.

Да, убивать российских детей в Америке перестали. Их начали убивать на родине.

2017 год. Вынесен приговор 28-летней приемной матери из Калужской области. Дочку они с мужем убили за «отсутствие навыков самообслуживания и непослушание», труп закопали в лесу.

2016 год. В Калачинске из-за взорвавшегося телевизора сгорели четверо приемных детей. Родителей ночью дома не было.

2016 год. В Липецкой области опекуны зверски убили приемную девочку. На ее теле обнаружили более 60 шрамов, ребенок подвергался сексуальному насилию.

В 2015 году от преступлений приемных родителей погибли 7 приемных детей. Всего же с момента принятия «закона Димы Яковлева» жертвами нерадивых российских усыновителей, по разным данным, стало несколько десятков детей.

Есть ли какая-то выгода у детских домов, судов и органов опеки отдавать несовершеннолетних подопечных неизвестно кому, фактически бомжам и перекати-поле? Или они это делают исключительно ради будущего счастья сирот и иногда просто ошибаются? В любом случае Диану Лучко, увы, не вернуть.

Но вина в ее гибели лежит не только на Петре Романенко, а на всех тех, кто должен был и мог его остановить.

Весной 2019 года приёмного отца убитой девочки приговорили к 23 годам лишения свободы по статьям "Изнасилование, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста", "Иные действия сексуального характера с применением насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста", "Убийство, малолетнего, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера".

Как стало известно, следственное управление Следственного комитета по Смоленской области 9 января 2018 года возбудило уголовное дело по факту халатности должностных лиц органа системы профилактики и безнадзорности. О результатах этого дела информации нет.

Вся жесть собрана здесь (18+)

ИСТОЧНИК

ВК

Показать полностью
15

Мужчина из Вегаса убил соседку по комнате и жил с ее трупом «длительный период времени»

Мужчина из Вегаса убил соседку по комнате и жил с ее трупом «длительный период времени» Негатив, Криминал, Расследование, Преступление, Уголовное дело, Детектив, Убийство

Предполагается, что подозреваемый, Джордж Энтони Боун, прожил со своей погибшей соседкой по комнате около двух месяцев. Боун предположительно убил свою школьную подругу Беверли Ма. Затем он якобы использовал ее учетную запись Amazon для совершения покупок.

«Когда его спросили, почему он не позвал на помощь, Боун ответил: «Я боялся вернуться в тюрьму… за то, что меня нашли с трупом».

«Я не пытаюсь сказать, что мои действия были правильными», — сказал Боун, выступая из центра заключения округа Кларк. «Я не пытаюсь сказать, что мои действия были логичными».

Вся жесть собрана здесь (18+)

Показать полностью
12

Ответ на пост «А что вы думаете про фигурное катание?»

И такое происходит по всему миру, делал видео на эту тему. Тогда бывшего врача олимпийской сборной США по спортивной гимнастике обвинили в 332 изнасилованиях девочек-гимнасток. При этом наказали только одно, а вся богадельня так и продолжает существовать.

7

Помогите найти изображение

Пытаюсь сделать обложку для нового документального фильма. В интернете очень приглянулась одна из картинок:

Помогите найти изображение Без рейтинга, Поиск по картинкам, Ищу картинку
Помогите найти изображение Без рейтинга, Поиск по картинкам, Ищу картинку

Может здесь есть мастера поиска по картинкам, которые смогут найти оригинал? Без мужика на фото и без обрезок? Я лично не справился с этой задачей.

Показать полностью 2
22

В Висконсине вынесли приговор Тейлор Шабизнесс, которая жестоко убила своего бывшего парня

В Висконсине вынесли приговор Тейлор Шабизнесс, которая жестоко убила своего бывшего парня Негатив, Преступление, Расследование, Уголовное дело, Наказание, Тюрьма, Убийство

Присяжные штата Висконсин признали 25-летнюю Тейлор Шабизнес виновной в убийстве, сексуальном насилии третьей степени и нанесении увечий трупу в ходе убийства 23 февраля 2022 года бывшего парня Шада Тириона, 24 лет. Вот несколько фотографий, использованных обвинением в этом деле. В их число входит ведро, в котором была найдена голова жертвы, испачканная подстилка с места обезглавливания, а также цепь, которой задушили жертву.

В Висконсине вынесли приговор Тейлор Шабизнесс, которая жестоко убила своего бывшего парня Негатив, Преступление, Расследование, Уголовное дело, Наказание, Тюрьма, Убийство

Наказание - пожизненное заключение.

Все фото по делу (18+): Телеграм

Показать полностью 1
31

ЖУТКИЕ убйиства девочек-скаутов в Оклахоме | Неразгаданные тайны

ЖУТКИЕ убйиства девочек-скаутов в Оклахоме | Неразгаданные тайны Негатив, Расследование, Уголовное дело, Преступление, Криминал, Детектив, Дети, Убийство, Лагерь, Маньяк, Видео, YouTube, Длиннопост

https://youtu.be/3rHQ63FK20A

ВСЯ ЖЕСТЬ В ВИДЕО:

Предвкушая две недели активного отдыха и веселья, 8-летняя Лори Фармер, 9-летняя Мишель Гус и 10-летняя Дениз Милнер направлялись в свой лагерь девочек-скаутов недалеко от Саранчовой рощи, к северо-востоку от Талсы, штат Оклахома. Расположенный всего в двух милях от города в округе Мэйс, Кэмп-Скотт с 1928 года находился под управлением девочек-скаутов. Целые поколения девушек отправлялись туда на ежегодный двухнедельный отдых.

Мишель Хоффман навсегда запомнила свой первый визит в Кэмп-Скотт, когда ей было 9 лет. Первое, что она вспомнила, это то, что там было «темно». «Если вы никогда не ночевали в палатке в глухом лесу, это немного пугает». Однако в дневное время Кэмп-Скотт был прекрасным палаточным лагерем и находился в нескольких шагах от шума и суеты Талсы. Хоффман там понравилось. Она гуляла, плавала и спала в палатках, возвращаясь сюда каждый год.

В воскресенье, 12 июня 1977 года, Хоффман прибыла в штаб-квартиру девочек-скаутов Талсы. Она вспомнила, что стоянка была битком набита возбужденными маленькими девочками, ожидающими посадки в свои автобусы, которые должны были довезти их до кемпинга. Она вспоминает, как видела Дениз Милнер, которая была одной из немногих афроамериканок, отправившихся в поездку, и она нервничала. Думая, что она сможет их подбодрить, Хоффман подошла к Дениз и ее матери Бетти Милнер и представилась. «Дениз скучала по дому, — сказала Бетти. «Она не хотела ехать в лагерь».

— Почему бы тебе не поехать со мной? — предложила Хоффман. — Мы доедем до лагеря вместе. Дениз неохотно пошла за ней, и девочки сели в автобус. Всю дорогу до Cookie Trail они напевали лагерные песни.

Занимая 410 акров с протекающим ручьем, Кэмп-Скотт был окружен густым лесным массивом. Подразделения, названные в честь индейских племен, состояли из нескольких палаток для отдыхающих и палатки для вожатых. Палатки стояли на деревянных платформах и вмещали четыре раскладушки для сна. В том же году Хоффман надеялась стать вожатой лагеря, поэтому она проводила Дениз до ее палатки. Это была палатка Кайова № 8, где Хоффман много раз останавливалась раньше, когда была младшим скаутом. 

Карла Уилхайт вспомнила, как встретила Дениз и подумала, что она красивый и сияющий ребенок. «Она была единственной афроамериканкой и впервые приехала в лагерь, и я помню, как подумала, что мы хотели бы убедиться, что у здесь всё хорошо». Дениз познакомилась со своими соседями по палатке, Лори и Мишель, и, хотя они не знали друг друга раньше, казалось, они быстро сблизились. Хоффман вернулась позднее, чтобы пожелать девушкам спокойной ночи, но они уже спали, ожидая веселья, которое будет на следующий день. В ту ночь была ранняя вечерняя гроза, из-за которой было особенно темно. Одна девушка, Эми Салливан, вспоминала, как писала в своем дневнике в тот вечер при свете фонарика. «Это была самая темная ночь, которую я когда-либо видела».

В 6:00 утра в понедельник вожатая лагеря Карла Уилхайт собиралась принять душ, пройдя по тропе, когда увидела тела девочек у подножия дерева примерно в 100 ярдах от их палатки. Сначала она не увидела Лори и Мишель, потому что они были застегнуты в своих спальных мешках. Дениз лежала поверх своего спального мешка. Она уже была мертва. Напуганная увиденным, она повернулась и побежала за помощью. Она вернулась с директором лагеря и медсестрой. Только тогда до нее дошло, и позже она вспоминала, что ее переполнял «ужасный страх». Поверх тел девочек был найден большой красный фонарик; на его стекле был обнаружен смазанный отпечаток пальца, но он так и не был идентифицирован, так как он был слишком смазанным. В крови в палатке также был обнаружен след от обуви 43 размера. Между 2:30 и 3:00 13 июня землевладелец сообщил, что слышал  гул машин на отдаленной дороге возле лагеря.

Вскрытие показало, что Лори и Мишель были убиты ударом тупым предметом по голове; Дениз была избита, а также задушена верёвкой. Все они подверглись сексуальному насилию. Следователи установили, что нападения произошли внутри палатки, а тела позже были перенесены к дереву.

Сразу же власти лагеря начали отправлять девушек-скаутов домой на автобусах и из лагеря, где полиция расследовала тройное убийство. Салливан вспомнила, что ее родители были в Далласе, и в тот день ее забрала бабушка. «Несколько минут спустя на светофоре я очень внимательно посмотрел на нее, — сказала Салливан. — Я спросил ее, что случилось».

«О, дорогая», — сказала бабушка со слезами на глазах. — Прошлой ночью в вашем лагере убили трех девушек». В тот вечер Салливан записала в своем дневнике: «Я вернулась домой из лагеря. Погибли три девушки…»

Когда новости об этом ужасающем деле распространились по всей стране, полицейские следователи прочесали лес в поисках улик, провели сотни допросов и проверили десятки версий. 23 июня 1977 года полиция назвала имя подозреваемого. Его звали Джин Лерой Харт, 33 года, осужденный грабитель и насильник. Он сбежал из тюрьмы и находился в бегах в течение четырех лет после своего второго побега из тюрьмы округа Мейс. Уроженец Локаст-Гроув и индеец чероки, ему предъявили три обвинения в убийстве первой степени.

Окружной прокурор объявил, что следователи обнаружили поблизости пещеру, в которой находились предметы, возможно, украденные из лагеря. Власти утверждали, что эта пещера была связана с Хартом, который был опытным лесником, а также у него было много членов семьи, живущих в этом районе, включая его мать. В тот день начались самый масштабные розыскные мероприятия в истории Оклахомы. Наконец, через 10 месяцев после убийств, 6 апреля 1978 года, розыск закончился. Следуя наводке, Бюро расследований штата Оклахома (OSBI) собралось в отдаленном доме в Куксон-Хиллз, в 50 милях от лагеря. Там, в покосившейся старой лачуге, они нашли и арестовали Харта.

Суд над Джином Лероем Хартом, приговоренным к смертной казни, заставил жителей Оклахомы заново пережить этот ужасный кошмар. СМИ припарковались у здания суда и обеспечили бешеное освещение дела. Суд проходил в зале суда на третьем этаже под председательством судьи Уильяма Уистлера. Команду защиты возглавлял Гарвин Айзекс, бывший государственный защитник округа Оклахома, который теперь занимался частной практикой. Его рекомендовали семье Харт.

Когда Айзекс впервые встретился с Хартом, он вспомнил, как подсудимый сказал: «Я хочу, чтобы вы знали одну вещь: я не убивал этих девочек-скаутов», – это были первые слова, сорвавшиеся с его уст. Я поверил ему, когда он это сказал».Все большее число членов сообщества также считали, что Харт невиновен. Чтобы собрать деньги на его защиту, был организован общественный обед с жареной свининой, и сторонники носили футболки с надписью «Остановить железную дорогу округа Мейс», что свидетельствует о вере общества в то, что полиция считает Харта козлом отпущения. Совет племени чероки даже пожертвовал 12 500 долларов в фонд обороны. Через двадцать один месяц после убийств, наконец, начался судебный процесс.

Дело штата зависело от двух типов доказательств. Предметы, найденные в пещере менее чем в трех милях от лагеря, включали пару очков, моток ленты, которая соответствовала ленте, найденной на месте преступления, и несколько фотографий, связанных с Хартом, который когда-то работал в тюремной фотолаборатории.

Кроме того, у девочек были обнаружены биологические доказательства, в том числе образцы спермы и волос. Также был найден след, оставленный в грязи после грозы в вечер убийств. Хотя ДНК не вводилась до 1980-х годов, а доказательства по волосам были дискредитированы как метод судебной экспертизы, полиция признала, что у них нет убедительных доказательств того, что Харт совершил преступление. Также не было отпечатков пальцев.

Защита воспользовалась этим в своих интересах и предала обвинение суду. Волосы были неубедительны, след не соответствовал размеру ступни Харта, а доказательства, найденные в пещере, не были убедительными вне всяких разумных сомнений. 20 марта 1979 года присяжные огласили ошеломляющий вердикт — невиновен!

Пытаясь утешить семьи, обвинение указало, что Харт никоим образом не выйдет на свободу. Он все еще должен был отсидеть более 300 лет за предыдущие обвинения в изнасиловании и краже со взломом.

4 июня Бетти Милнер получила ошеломляющую новость. Харт скончался. Он потерял сознание после тренировки и умер, вероятно, от сердечного приступа в тюрьме. Это был конец — по крайней мере, они так думали. Полиция не собиралась продолжать расследование в отношении каких-либо дополнительных подозреваемых. Они полностью сосредоточились на Харте и сложили все яйца в одну корзину. Однако в глубине души все думали, что убийца все еще на свободе.

В начале апреля 1977 года, когда Хоффман была в Кэмп-Скотт во время специальных кадетских выходных, кто-то зашел в одну из палаток ее товарища по лагерю, пока они отсутствовали. Вернувшись, они обнаружили, что палатка находится в полном беспорядке. «Наши сумки были разбросаны по всей палатке, а некоторые валялись снаружи». Тот, кто вломился в палатку, также опустошил коробку пончиков, которую Хоффман принесла в лагерь. Внутри она нашла записку.

«Там было четыре или пять [страниц] из крошечной стенографической тетради. На первых двух-трех страницах неоднократно повторялось слово «убить». Второе сообщение в заметках было особенно пугающим: «У нас есть задание убить трех девочек».

Хоффман сказала, что передала записку директору лагеря. Позже Хоффман узнала, что несколько девушек признались в написании записок ради шутки, и их выбросили. Этот анекдот не был представлен во время уголовного процесса, но был процитирован в гражданском деле как доказательство того, что жертвы девочек-скаутов должны были быть предупреждены о возможной угрозе до регистрации.

Первоначальное расследование обнаружило сперму на наволочке рядом с телами девочек, и в 1989 году ФБР проверило образец. Однако они не смогли исключить Харта, потому что тесты были безрезультатными. По мере развития технологии ДНК и тестирования полиция повторно проверила предметы, найденные на месте преступления, в надежде найти соответствие профилю убийцы. Однако, когда ФБР повторно проверило образец спермы в 2008 году, они обнаружили, что он слишком деградировал для создания профиля.

Комбинированная система ДНК-индексов ФБР (CODIS) работает, генерируя биологические доказательства, найденные на месте преступления. Совпадения между профилями в криминалистическом индексе могут связать вместе места преступления или сопоставить возможных преступников. Совпадения, сделанные между криминалистическим индексом и индексом правонарушителя, позволяют властям установить личность подозреваемых преступников. Полицейские лаборатории со всей страны загружают свои профили в CODIS в ожидании совпадения. Но полиции нужен профиль ДНК. Они надеются, что дальнейшие достижения позволят им повторно протестировать сперму, чтобы выявить долгожданный профиль.

Шериф Рид провел свое детство в округе Мейс и был маленьким мальчиком, когда произошли убийства. Он и представить себе не мог, что его попросят раскрыть преступление. «Когда я даю слово, это что-то значит для меня. Я дал им слово. Я не знал, что я могу сделать, но я бы попробовал».

Через год после того, как Рид начал повторное рассмотрение дела, он и Бюро расследований штата Оклахома (OSBI) проконсультировались с Национальным центром пропавших без вести и эксплуатируемых детей, где дело оценивали 23 следователя по расследованию убийств, поведенческие аналитики ФБР и специалисты по профилированию. Лучшие из лучших в правоохранительных органах составляют комиссию по нераскрытым делам, которая расследует одни из самых старых и сложных убийств в стране. Через месяц все до единого согласились, что убийства совершил Джин Лерой Харт.

Следователи предложили семье провести анализ ДНК. Тестирование будет стоить 30 000 долларов, денег у офиса шерифа не было. Однако жители округа Мэйс оказались на высоте и собрали каждый цент. В 2022 году Рид дал ответ, который семья искала все эти годы. Власти опубликовали новость о том, что результаты существующих доказательств ДНК «сильно» указывают на причастность Харта и исключают всех подозреваемых, кроме него. «Если не появится что-то новое, что-то, о чем мы не знаем, я убежден в виновности и причастности Харта к этому делу», — сказал Рид. Он добавил, что результаты ДНК были известны с 2019 года, но не были обнародованы до тех пор, пока об этом не попросила семья.

Ричард Гус, отец одной из трех жертв, помог законодательному собранию штата принять Билль о правах жертв Оклахомы. Он также помог основать Совет по компенсации жертвам преступлений в Оклахоме.  Другой родитель, Шери Фармер, основала в Оклахоме отделение группы поддержки « Родители убитых детей» .

По делу Верховного суда «МакГирт против Оклахомы» (2021 г.), в котором было установлено, что преступления с участием коренных жителей чероки на землях чероки в Оклахоме подпадают под суверенитет племен, а не штата, новые подробности убийств расследуются народом чероки. Писательница Фейт Филлипс заявила, что она получила письменное признание в убийствах от уроженца чероки, которое по состоянию на июль 2023 года находилось под новым расследованием, поскольку дело не было закрыто ФБР.

ИСТОЧНИК

ТЕЛЕГРАМ (18+)

ВК

Показать полностью 1
5490

Ответ на пост «Как выживать в этом мире?»

Весной этого года в моём строящемся ЖК объявили старт продаж паркинга. В день объявления утром цена машиноместа составляла 550 тысяч, через полчаса её подняли до 600 тысяч, к вечеру одно машиноместо стоило уже 750 тысяч. Сейчас стоимость составляет 1 300 000 рублей. Недавно была рассылка с предложением выгодной покупки. Я позвонил, мне озвучили последнюю цену. На мои вопросы, не ели ли они уху и почему квадратный метр машиноместа (общая площадь 13,25 квадратных метров) в многоэтажном неотапливаемом, продуваемом всеми ветрами строении выше, чем квадратный метр квартиры в их же ЖК, ответили, что гостевых мест вокруг домов будет очень немного и всё равно вы никуда не денетесь и купите, а это строение есть не просит, поэтому мы, застройщик, цены будем только повышать.
Застройщик "Рисан", г. Пенза

31

Доротея Пуэнте: старушка – божий одуванчик и ее пансионат смерти | Неразгаданные тайны

Доротея Пуэнте: старушка – божий одуванчик и ее пансионат смерти | Неразгаданные тайны Негатив, Расследование, Криминал, Преступление, Уголовное дело, Детектив, Старушка, Маньяк, Наказание, Убийство, Видео, YouTube, Длиннопост

https://youtu.be/xOQrEW1qTMo

ВСЯ ЖЕСТЬ В ВИДЕО:

«Она мне кого-то напоминает», — мелькнуло в голове у Чарльза Вилгесса, пожилого плотника, когда в бар вошла седовласая старушка. Дама была опрятно одета и выглядела растерянной. В конце концов, она села за барную стойку и с большой благодарностью встретила компанию Чарльза, который тактично предупредил ее, что место это — не самое удобное, ведь «жар от мотора холодильника выходит прямо там, где вы сидите».

Немного поболтав со странной посетительницей, Чарльз выяснил, что старушку зовут Донна Йоханссон, она прибыла из Сакраменто в Лос-Анджелес, чтобы убежать от своего горя и начать новую жизнь. Оказывается, Донна недавно овдовела, но переезд в США начался не лучшим образом: по случайности такси, на котором она отправлялась в Royal Viking Motel, уехало со всеми ее чемоданами и сумочкой.

Пожалев ее, Чарльз угостил Донну коктейлем, и они разговорились. Чарльз сам не заметил, как рассказал ей почти все о своей жизни, и Донна отвечала той же открытостью. Чарльз даже пожаловался ей, что получает всего $576 в месяц от социальных служб и это не так уж много.

«Она сказала, что мне могут платить гораздо больше, она знает, как увеличить эту сумму до $680 в месяц. Она казалась такой милой», — позже признавался Вилгесс.

Они расстались в баре, договорившись встретиться на следующий день и обсудить детали общей кампании. Чарльз вернулся домой, и его не покидала мысль, что он уже где-то видел это лицо, а обстоятельства эти были очень неприятные. В конце концов, ему показалось, что он видел фото женщины в рубрике «Их разыскивает полиция», но долго сомневался: во-первых, собеседница действительно показалась ему очень милой, во-вторых, не хотелось бы оговорить незнакомую женщину.

И все-таки Чарльз набрал телефон телевизионной компании. Редактор телеканала  KCBS Ген Сильвер прибыл к нему в дом и показал вырезку из газеты «Лос-Анджелес Таймс», где была фотография женщины. Только это была не Донна Йоханссон. Старушку звали Доротея Пуэнте, и ее разыскивали по подозрению в девяти убийствах.

Там-то полиция ее и взяла.

Доротея Грей родилась в 1929 году. Её родители были алкоголиками. Её отец неоднократно угрожал покончить жизнь самоубийством на глазах у своих детей. Отец умер от туберкулеза, когда Доротее было 8 лет; ее мать, работавшая проституткой, потеряла опеку над своими детьми в 1938 году, когда дочери было 9 лет, и к концу года погибла в автокатастрофе. Впоследствии Пуэнте и ее братьев и сестер отправили в приют, где она подверглась сексуальному насилию.

Первый брак Грей в возрасте шестнадцати лет, в 1945 году, был заключен с солдатом по имени Фред Макфол, который только что вернулся с Тихоокеанского театра Второй мировой войны. Между 1946 и 1948 годами у них было две дочери. Одного ребенка Грей отправила жить к родственникам в Сакраменто, а другого отдала на усыновление. У нее также случился выкидыш. Макфол бросил ее в конце 1948 года.

Весной 1948 года Грей была арестована за покупку женских аксессуаров по поддельным чекам. Она признала себя виновной по двум пунктам обвинения в подделке документов, отбыв четыре месяца тюремного заключения и три года испытательного срока. Через шесть месяцев после освобождения она переехала.

В 1952 году в Сан-Франциско Грей вышла замуж за моряка торгового флота Акселя Брена Йоханссона. Она создала фальшивую личность, назвав себя «Тейя Сингоалла Неярда», мусульманкой египетского и израильского происхождения. У них был бурный брак. Грей пользовалась частыми рейсами Йоханссона в море, приглашая мужчин к себе домой и проигрывая его деньги.

Грей была арестован в 1960 году за то, что под прикрытием бухгалтерской фирмы открыла публичный дом; она была признана виновной и приговорена к девяноста дням в тюрьме округа Сакраменто. В 1961 году Йоханссон ненадолго отправил Грей в государственную больницу ДеВитта после запоя, лжи, преступного поведения и попыток самоубийства. Там врачи поставили ей диагноз: патологическая лгунья с неуравновешенным характером.

Грей и Йоханссон развелись в 1966 году, хотя она продолжала использовать имя Йоханссон в течение некоторого времени после их разлуки. Грей придумала личность «Шэрон Йоханссон», скрывая свое преступное поведение, изображая себя набожной христианкой. Она заработала себе репутацию сиделки, бесплатно предоставляя молодым женщинам убежище от бедности и жестокого обращения.

В 1968 году Грей вышла замуж за Роберто Хосе Пуэнте. Через шестнадцать месяцев пара рассталась, и Грей сослалась на домашнее насилие. В 1967 году она попыталась подать ему прошение о разводе  , но Пуэнте сбежал в Мексику; развод не был оформлен до 1973 года. Грей продолжала использовать фамилию Пуэнте более двадцати лет.

После развода Грей сосредоточилась на управлении пансионатом, расположенным на 21-й и F-стрит в Сакраменто. Она зарекомендовала себя как подлинный ресурс для общества, помогающий алкоголикам, бездомным и психически больным людям, проводя собрания анонимных алкоголиков и помогая людям зарегистрироваться для получения пособий по социальному обеспечению. Она изменила свой публичный имидж на респектабельную пожилую матрону, надев винтажную одежду, надев большие бабушкины очки и позволив своим волосам поседеть. Она также зарекомендовала себя как уважаемый член латиноамериканского сообщества Сакраменто, финансируя благотворительные организации, стипендии и радиопрограммы. В конце концов, она встретила и вышла замуж за Педро Анхеля Монтальво, хотя Монтальво внезапно прекратил отношения через неделю после их свадьбы.

В 1978 году Грей была обвинена и признана виновной в незаконном обналичивании тридцати четырех государственных и федеральных чеков, принадлежавших ее арендаторам. Ей дали пять лет условно и обязали выплатить 4000 долларов в качестве компенсации.

Репутация Доротеи Пуэнте, хозяйки викторианского пансиона в Сакраменто, где она сдавала комнаты пожилым людям по сходной цене, была неоднозначной. Одни постояльцы жаловались на ее жадность: они утверждали, что Доротея не отдает им их почту и деньги, запрещает заходить на кухню и пользоваться телефоном. Другие, напротив, восхваляли ее щедрость и вкуснейшие домашние обеды, которыми она их угощала.

Когда же кто-то из постояльцев умирал, это не бросалось в глаза — все-таки люди пожилые.

Смерти начались вскоре после того, как Пуэнте стала сдавать комнаты в доме по адресу 1426 F Street. На тот момент ей было 53 года. В апреле 1982 года Доротея стала жить с Рут Монро, своей 61-летней подругой. Вскоре Рут умирает от передозировки кодеином и парацетамолом. Пуэнте говорит полиции, что у несчастной была депрессия из-за тяжелого состояния ее мужа, который вот-вот должен был скончаться.

Интересно, что Рут подозревала о том, что ее подруга и деловой партнер не чиста на руку. «Я чувствую, что умру», — сказала она как-то в парикмахерской, но объяснить причины своей тревоги не могла.

Не прошло и пары недель, как полиция снова оказалась на пороге Доротеи, на этот раз по обвинению в отравлении наркотиками и воровстве 74-летнего старика. Доротея попала в тюрьму на пять лет, но вышла уже через три, обзаведясь при этом выгодными знакомствами.

В тюрьме Доротея нашла себе жениха — Эверсона Гиллмота. Они переписывались несколько лет, и в конце своего срока Доротея была уже в статусе невесты. Недальновидный Ромео переписал на будущую жену всё свое имущество.

В 1985 году Доротея вышла из тюрьмы с запретом приближаться к пожилым людям. В ноябре 1985 года Пуэнте наняла человека по имени Исмаэль Флорес, чтобы установить деревянные панели в ее квартире. За его работу она заплатила 800 долларов и подарила ему красный пикап Ford, который, по ее словам, принадлежал ее бойфренду из Лос-Анджелеса, которому он больше не был нужен. Она попросила Флореса сколотить ящик размером 6х3х2 фута для хранения «книг и других предметов». Затем она попросила Флореса перевезти заполненный и запечатанный ящик на склад. Флорес согласился, и Пуэнте помогла ему. В 1986 году рыбаки нашли тело Эверсона Гиллмота на берегу реки. Тело было в самодельном гробу, обложенное нафталином и завернутое в полиэтилен. Пуэнте продолжала получать пенсию Гиллмута и писала письма его семье, объясняя, что причина, по которой он не связался с ними, заключалась в том, что он был болен. Она продолжала содержать пансион, приняв сорок новых жильцов. Тело Гиллмота оставалось неопознанным в течение трех лет.

Доротея не оставила своего прошлого увлечения: поселившись в том же пансионате, женщина начинает сдавать комнаты пожилым людям. Всего в период с 1987 по 1988 год пансионат смерти «приютил» 19 старых, немощных и больных человек. Пуэнте продолжала принимать пожилых постояльцев и пользовалась популярностью у местных социальных работников, потому что ей давали направления в «тяжелых случаях», включая наркоманов и жестоких арендаторов. Она собирала ежемесячную почту жильцов до того, как они ее увидели, и выплачивала им стипендии, а остальное откладывала на «расходы». За этот период агенты по условно-досрочному освобождению посетили Пуэнте не менее пятнадцати раз; хотя ей было приказано держаться подальше от пожилых людей и воздерживаться от работы с государственными чеками, никаких нарушений замечено не было.

Первое подозрение возникло, когда соседи заметили странные действия бездомного алкоголика, известного только как «Шеф», которого Пуэнте, как она сама говорила, «усыновила» и наняла в качестве своего разнорабочего. Пуэнте приказала Шефу копать землю в подвале и вывозить мусор на тачке. В то время цокольный этаж был покрыт бетонной плитой. Позже Шеф разобрал гараж на заднем дворе и установил там свежую бетонную плиту. Вскоре после этого Шеф исчез.

Была одна проблема, которая мучила не только постояльцев, но и соседей пансионата, — запах. Чудовищный смрад, который становился с жарой только невыносимее. Доротея жаловалась, что никак не может избавиться от этой вони, причиной которой, конечно, является неисправная канализация. Чего только она не делала: засыпала всё известью, лимонными отдушками, всем подряд, но смрад никуда не уходил.

11 ноября 1988 года полиция прибыла в пансионат по случаю исчезновения Альваро Монтойя  — это был 50-летний больной шизофренией мужчина, который называл Доротею «мамой» и беседовал с голосами в своей голове. Доротея доброжелательно пригласила полицейских войти и предложила чувствовать себя как дома.

Сотрудников правопорядка смутил тот самый запах, на который жаловались соседи пансионата. Они вышли во двор — запах усилился. Они заметили, что земля на том месте рыхлая, как будто ее недавно кто-то копал. Полицейские принялись за раскопки, и то, что они обнаружили, повергло их в шок. Детектив Джон Кабрера вытащил из-под земли отрезанную руку. Услышав шум и беспокойство, Доротея выскочила во двор и во все глаза уставилась на руку покойника. Ахнув, она едва не лишилась чувств, бормоча лишь: «Я думала, это воняют дохлые крысы».

Полицейские приступили к бурению плит во дворе пансионата. Один за одним были извлечены семь трупов из разных уголков заднего двора пансионата. У некоторых мертвых не было рук и ног, запястья одной из мертвых женщин были перемотаны изолентой, а часы на запястье другой всё еще тикали.

Слегка шокированная, но сохраняющая завидное хладнокровие Доротея уточнила у полицейского, задержана ли она. Получив отрицательный ответ, Доротея предупредила, что она хотела бы сходить и выпить кофе в ближайшую гостиницу. Ей не только не стали чинить в этом препятствий, но даже помогли пройти через кордон журналистов.

Надо ли говорить, что когда полицейские спохватились, Доротея была уже очень далеко от Сакраменто?

На первое судебное заседание 31 марта 1989 года Доротея явилась в элегантном синем платье и с ниткой жемчуга. На протяжении всего процесса старушка сохраняла полное спокойствие. Даже когда к делу привлекли фотографии расчлененных трупов, она и бровью не повела.

Причина оказалась проста: Доротея Пуэнте присваивала себе пенсии и имущество погибших, таким образом за месяц «набегала» круглая сумма, которая позволяла Доротее безбедно жить, не заботясь о хлебе насущном.

Адвокаты пытались взывать к милости присяжных, напоминая, что Доротея, как могла, заботилась о тех, от кого полностью отказалось государство. Прокурор О’Мара сказал на это присяжным: «Доротея Пуэнте убила девять человек. Не поворачивайтесь к ней спиной».

О'Мара вызвал более 130 свидетелей; он утверждал присяжным, что Пуэнте использовала снотворное, чтобы усыпить своих жильцов, затем душила их и нанимала заключенных, чтобы они вырыли ямы в ее дворе. Присяжные совещались более месяца и в конце концов признали Пуэнте виновной в трех убийствах. Присяжные зашли в тупик, одиннадцать против одного в вынесении обвинительного приговора по всем пунктам, и единственный противник, наконец, согласился вынести обвинительный приговор по двум пунктам обвинения в убийстве первой степени, включая особые обстоятельства, и одному пункту обвинения в убийстве второй степени. Фаза наказания в судебном преследовании была подчеркнута ее предыдущими судимостями, вынесенными О'Марой.

Защита вызвала нескольких свидетелей, которые показали, что у Пуэнте была щедрая и заботливая сторона. Свидетели, в том числе ее давно потерянная дочь, рассказывали о том, как Доротея помогала им в юности и привела их к успешной карьере. Эксперты по психическому здоровью свидетельствовали о жестоком воспитании Пуэнте и о том, как это побудило ее помогать менее удачливым. В то же время они согласились, что у нее была и злая сторона, вызванная стрессом, связанным с уходом за бедными жильцами. 

Доротею Пуэнте приговорили к двум пожизненным срокам без возможности УДО и перевели в Центральную женскую тюрьму Калифорнии. На тот момент ей было 64 года.

В 2011 году, в возрасте 82 лет, Доротея Пуэнте скончалась.


ИСТОЧНИК

ТЕЛЕГРАМ (18+)

ВК

Показать полностью 1
12

Книга Теодора Далримпла «Психология убийцы. Откровения тюремного психиатра»

Книга Теодора Далримпла «Психология убийцы. Откровения тюремного психиатра» Детектив, Криминал, Книги, Посоветуйте книгу, Ищу книгу, Маньяк, Что почитать?, Розыгрыш, Обзор книг, Преступление, Негатив

Специально для любителей книг в стиле трукрайм канал «Неразгаданные тайны» вместе с издательством «Альпина Паблишер» запускает розыгрыш двух книг Теодора Далримпла «Психология убийцы. Откровения тюремного психиатра». Сочетая в повествовании сострадание и иронию, автор рисует психологический портрет убийцы, а вместе с тем раскрывает пороки современного общества. Книга Далримпла позволяет по-новому взглянуть на сегодняшнюю систему правосудия, на взаимоотношения закона и общества, на устоявшиеся стереотипы и модные социальные веяния, порой не позволяющие трезво оценивать мотивы преступников и выносить им справедливое наказание. Для участия в розыгрыше необходимо подписаться на телеграм-каналы «Неразгаданные тайны» (https://t.me/unsolveds) и «Альпина Паблишер» (https://t.me/alpinaru) и нажать кнопку "Участвую!". Победитель будет выбран 21 августа в 21:00 (мск). Результаты розыгрыша появятся в телеграм-каналах https://t.me/unsolveds и https://t.me/alpinaru .

Показать полностью 1
12

Такое ДО СИХ ПОР происходит. Жуткие дела в Мексике | Неразгаданные тайны (Часть 4)

Такое ДО СИХ ПОР происходит. Жуткие дела в Мексике | Неразгаданные тайны (Часть 4) Негатив, Криминал, Преступление, Детектив, Расследование, Уголовное дело, Убийство, Наказание, Коррупция, Жертвоприношение, Мексика, Видео, YouTube, Длиннопост

ИСТОЧНИК

На месте происшествия полиция взяла под стражу Альдрете, Де Леона, Ореа Очоа, Хуана Карлоса Фрагосо и Хорхе Монтеса. Позднее были арестованы другие члены секты. Они снимали одну из квартир Констансо. Лица, арестованные в тот день, были задержаны за убийство, организацию преступного сообщества, нападение на офицера и повреждение имущества. Опасаясь, что Констансо мог намеренно инсценировать собственную смерть, следователи провели анализ отпечатков пальцев. Они пришли к выводу, что труп действительно принадлежал Констансо. Его 9-мм пистолет-пулемет «Узи» и чемодан так и не были официально представлены полицией в качестве изъятых предметов. 15 мая судья отказался внести залог за арестованных в тот день лиц, поскольку они находились в розыске за преступления, за которые должны были отбывать 50 лет тюремного заключения.

27 августа 1989 года Ореа Очоа был госпитализирован после того, как ему поставили диагноз СПИД. Полиция заявила, что он и Альдрете были любовниками Констансо, но у Альдрете подобных заболеваний не выявили. Ореа умер 11 февраля 1990 года.

2 июня 1989 года начальнику Федеральной судебной полиции Сальвадору Видалю Гарсии Аларкону было предъявлено обвинение в торговле наркотиками. Оказалось, что он был связан с Констансо, Альдрете и другими членами культа, которые утверждали, что он действовал в качестве связного группы в полиции. Альдрете сказала, что Констансо сказал ей, что убил двух мужчин в пользу Гарсии Аларкона. Однако начальник полиции защитил свою позицию и заявил, что его связь с Констансо была чисто религиозной; он сказал, что в молодом возрасте был одержим духами, и обратился за помощью к Констансо. Ему не было предъявлено обвинений в убийстве Килроя или каких-либо других ритуальных убийствах.

В августе 1990 года Де Леон был приговорен к 30 годам тюремного заключения за убийство своих подельников, Констансо и Кинтаны Родригеса. Фрагоза и Монтес были осуждены по отдельному обвинению в убийстве и приговорены к 35 годам тюремного заключения. Рейес Бустаманте, смотритель ранчо, был обвинен судом в сокрытии преступления; он был освобожден из тюрьмы 11 декабря 1990 г. после уплаты залога в размере 500 долларов США.

10 июня 1993 г. в США без объяснения причин были сняты обвинения в торговле наркотиками с Овидио и Понсе Торресов. 3 мая 1994 года Сару Альдрете приговорили к 62 годам тюремного заключения. Члены культа Элио, Серафин-младший, Мартинес Салинас и Серна Вальдес получили по 67 лет каждый. В интервью прессе родители Килроя заявили, что испытали облегчение, узнав о приговоре сектантам. Обвинения включали множественное убийство (31 год), хранение наркотиков (12 лет), причастность к организованной преступности (5 лет), выдачу себя за полицейского (2 года), незаконное надругательство над телом (2 года), незаконное хранение огнестрельного оружия (10 лет). и незаконное хранение оружия, принадлежащего исключительно мексиканским вооруженным силам. Федеральный судья Мексики объяснил, что причина, по которой Альдрете получила чуть меньший срок заключалась в том, что ей не было предъявлено обвинение в использовании оружия, предназначенного исключительно для военных, за которое предусмотрено максимальное наказание в виде пяти лет. Судья также заявил, что максимальный срок осуждения человека в Мексике за убийство составляет 50 лет. Поскольку судебная система Мексики не предусматривает условно-досрочного освобождения, она позволяет заключенным через несколько лет подавать ходатайства в апелляционный суд о смягчении приговора. Независимо от того, будет ли это условие отклонено или удовлетворено, заключенные могут затем потребовать судебного приказа об ампаро. Процедура ампаро — средство для защиты конституционных прав, характерное для ряда правовых систем. В некоторых правовых системах, преимущественно испаноязычного мира, ампаро является эффективным и недорогим инструментом защиты индивидуальных прав.

27 марта 1998 г. мексиканский федеральный суд сократил сроки приговоров Элио, Серне Вальдесу и Мартинесу Салинасу на 17 лет, соответственно, с 67 до 50 лет. Поскольку смертная казнь и пожизненное заключение не являются частью судебной системы Мексики, сокращение сроков отбытия наказания на 50 лет и более является обычной практикой. Кроме того, такие лица, как члены секты, обвиняемые в убийстве и других тяжких преступлениях, по которым общая сумма наказания превышает 50 лет за убийство, часто получают смягчение приговора в апелляционном суде. Если лица совершали преступления впервые, как члены секты, апелляционный суд может решить, что разумно смягчить их приговоры. Элио отправили в тюрьму в Сьюдад-Виктория, Тамаулѝпас. Двое других были отправлены в Федеральный центр социальной реадаптации № 1 в Альмолойе, штат Мехико.

По состоянию на 2023 год на свободе оставались только двое подозреваемых, Овидио и Понсе Торресы.

Альдрете общалась с прессой в 2003 году и отрицала свою причастность к убийству Килроя и к другим убийствам секты. Она заявила, что следователи не могут понять, что произошло на ранчо Санта-Элена, потому что самый важный фигурант дела, Адольфо Констансо, мертв. Она также заявил, что полиция скрыла имена известных и влиятельных людей, связанных с Констансо. В заключение она заявила, что верит в Бога и не собирается просить у общества прощения, поскольку невиновна в преступлениях. В следующем году Альдрете снова дала интервью прессе и заявила, что ее пытали, чтобы выбить признания. Она сказала, что ее раздели догола, завязали глаза, избили, держа вниз головой, а затем выдернули ногти на ногах. Сара утверждала, что ее так жестоко избили, что врачи сказали ей, что она никогда не сможет иметь детей.

В начале 2000-х она опубликовала автобиографию, в которой подробно рассказала о том, как познакомилась с Констансо и сектой, о своем опыте, когда она якобы была взята в заложники Констансо, о жестоком обращении с ней со стороны властей и о своих версиях произошедшего. Альдрете утверждала, что она посетила Констансо в Мехико, а затем была взята в заложники после того, как Адольфо Констансо решил не отпускать ее, потому что считал, что она пойдет в полицию и расскажет им, где они скрываются. Она утверждала, что Констансо и остальная часть группы не знали об убийствах, произошедших в Матаморосе, пока не узнали, что их разыскивает полиция, но, тем не менее, скрылись, опасаясь за свою жизнь. Она подробно описала жестокое обращение с ней в тюрьме, а также то, как она подвергалась избиениям, психологическим пыткам, изнасилованиям и несправедливому суду. Ее версия смерти Адольфо Констансо отличалась от официальной; она заявила, что главарь секты был казнен полицией во время обыска в квартире. Она также поставила под сомнение решение полиции сжечь лачугу в Санта-Элене, поскольку она имела решающее значение для расследования и, вероятно, содержала отпечатки пальцев настоящих убийц.

В интервью 2014 года Серафин и Мартинес Салинас представили свои версии этой истории и заявили о своей невиновности. Серафин заявил, что командующий Федеральной судебной полиции Хуан Бенитес Айяла признал Серафина виновным, поскольку тот был связан с Элио и Овидио. Он сказал, что его арестовали не на ранчо, а в доме зятя Элио в Матаморосе. Он рассказал, что вырос в Хьюстоне и переехал в Браунсвилл, чтобы учиться в колледже, и что он был в Матаморосе, навещая свою семью, когда его схватила полиция. Серафин сказал, что его пытали мексиканская и американская полиция в Матаморосе, чтобы он признался в своем участии в убийстве Килроя, а также в других убийствах в Санта-Элене. Он поведал, что его якобы избили и сказали, что он и его семья будут убиты, если он будет говорить по-английски во время своего заявления. Он якобы являлся студентом Южного колледжа Техаса и знал, кто такая Сара Альдрете, но не имел с ней никакой связи. Серафин также заявил, что никогда не встречал Констансо и понятия не имел, что его семейное ранчо было местом сбора культа. Он сказал, что никогда не выкапывал тела и был доставлен на ранчо уже после того, как тела были эксгумированы.

Мартинес Салинас, со своей стороны, заявил, что его заставили признаться, потому что он жил по соседству с ранчо Санта-Елена и был водителем семьи Эрнандес. Он сказал, что его избили и отвезли на ранчо, где ему приказали позировать с эксгумированными телами. Когда его спросили, встречался ли он когда-нибудь с Констансо, он заявил, что видел его лично на ранчо с Эрнандесами, но никогда с ним не разговаривал. Мартинес Салинас сообщил, что его арестовали в доме зятя Элио, когда он искал запчасти для своей машины. Он сказал, что был знаком с Альдрете на протяжении нескольких лет, так как в молодости встречался с одной из ее сестер. Также Мартинес поделился, что никогда не слышал, чтобы Альдрете говорила о культе. Он сказал, что она говорила о своей школе и браке. Он также сказал, что Элио и Овидио никогда не приглашали его в культ и не говорили с ним об этом.

Через два месяца после обнаружения останков Марка Килроя, его родители основали Фонд Марка Килроя. Поскольку Килрой мечтал стать врачом после колледжа, его родители решили помочь другим и продолжить его мечту с помощью этого фонда. С 1994 года фонд спонсирует и работает вместе с Substance Abuse Free Environment (SAFE), некоммерческой общественной группой, которая способствует повышению осведомленности о злоупотреблении психоактивными веществами и профилактике наркотиков. Они сотрудничают с местным правительством Санта-Фе, его школьной системой, а также с предприятиями и частными спонсорами, чтобы предоставлять программы на весь год. Консультанты посещают школьные городки в течение учебного года в Санта-Фе и Хичкоке, чтобы регулярно проводить программы примерно для 800 учащихся. Когда студенты уезжают на лето, фонд в партнерстве с волонтерами проводит программы в летних лагерях. Они предлагают бесплатные мероприятия на свежем воздухе, такие как стрельба из лука, гольф, рыбалка, теннис и плавание. Каждое лето в этих программах принимают участие в среднем 550 молодых людей.

По словам отца Килроя, цель этих летних мероприятий - занять молодежь, когда она находится за пределами школы, чтобы у молодых людей не возникало и мысли употребить наркотики. В сентябре 1999 года фонд подписал соглашение с федеральным правительством США о получении десяти ежегодных грантов в размере 100 000 долларов. К десятому году существования фонда правительство намеревалось прекратить финансирование и ожидать, что фонд станет самоокупаемым. Однако родители Килроя заявили, что ежегодные расходы превышают 160 000 долларов и что им нужно будет найти новые способы восполнить дефицит. Фонд Марка Килроя был одной из пяти некоммерческих организаций в округе Галвестон, получающих доходы от игры в бинго в Ла-Марке, штат Техас. Они также получают выручку от продажи книги «Жертвоприношение», написанной отцом Килроя в 1990 году.

Помимо консультирования детей и подростков по вопросам наркотиков, родители Килроя также консультируют молодых людей, планирующих поездку на весенние каникулы в Мексику, предлагая оставаться в группах, следить друг за другом и не выходить на улицу в одиночестве. Они также рекомендуют туристами перед путешествием изучить местные законы.

После обнаружения останков Килроя, СМИ представили его убийц и их религиозные обряды как сатанинские. Американские СМИ мало упоминали о насилии, связанном с наркотиками, которое было широко распространено в северной Мексике, таким образом, не давая более широкой картины произошедшего в Матаморосе. В сообщениях сделан вывод, что, поскольку части человеческих тел были найдены внутри большого металлического котла, группа практиковала каннибализм. Однако другие журналисты утверждали, что Констансо верил в Кадиемпембе, дьявола в религии Пало-Майомбе. Вдобавок некоторые оккультные писатели считали, что характер убийства Килроя, который включал нанесение увечий и тайное захоронение, был частью оккультной традиции.

Когда освещение в СМИ и утверждения о связи Констансо к сатанизмом утихли, несколько афро-кубинских ученых заявили, что действия Констансо были вызваны его личными убеждениями и психопатической связью с Пало-Майомбе. Они утверждали, что Констансо использовал религию Пало-Майомбе для своих финансовых, незаконных и психологических нужд, убедив членов своей секты помочь в его операциях по торговле наркотиками. Через человеческие жертвоприношения Констансо пообещал своим членам, что они будут защищены от закона. Другие афро-кубинские ученые заявили, что Констансо убил Килроя, потому что он искренне верил, что это было требованием его искаженного взгляда на Пало-Майомбе.

В 20-ю годовщину убийства сына, в 2009 году, родители Килроя посетили долину Рио-Гранде и Матаморос, чтобы поблагодарить людей, которые поддержали их в поисках Марка. Отец Килроя заявил, что люди поддерживали его и звонили в полицию всякий раз, когда видели что-то подозрительное, что, по их мнению, было связано с исчезновением их сына. Он сказал, что ему было легче пережить смерть сына благодаря поддержке, которую они получили. Мать Килроя сказала, что она получила крестик от женщины из Браунсвилля, когда искала своего сына в 1989 году. «Каждый раз это напоминает мне, что на всё воля Божья», - сказала она, прикоснувшись к подаренному крестику, висевшему на шее. Хелен Килрой скончалась в 2014 году в возрасте 70 лет.

ИСТОЧНИК

ТЕЛЕГРАМ (18+)

ВК

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!