Decillion

Decillion

https://www.youtube.com/channel/UCHR6iQr-RZ2D5ZLd2mDzTsg/videos?view_as=subscriber
на Пикабу
поставил 50 плюсов и 0 минусов
отредактировал 2 поста
проголосовал за 1 редактирование
сообщества:
7220 рейтинг 490 подписчиков 219 комментариев 90 постов 43 в горячем
35

Трагическая история Веры Пехтелевой

Трагическая история Веры Пехтелевой Кемерово, Убийство, Полиция, Правоохранительные органы, 911, Негатив, Длиннопост

Видео с записями переговоров и аудиосообщениями жертвы и убийцы.


Почему-то в комментариях под видео многие обвиняют оператора службы 112 за бездействие. Но ведь она передала вызов в полицию.


В ту ночь, с 13 на 14 января 2020 года, в гулких коридорах общежития на Ленинградском проспекте города Кемерово раздались женские крики. Было около трех часов ночи, крики становились все громче, все отчаяннее. Женщина умоляла о помощи, и соседи стали звонить на номер 112, просили прислать полицию.


Но время шло, а никто не ехал. К тому моменту возле двери, откуда доносились крики, собрались соседи из разных квартир от пятого до восьмого этажа. Они стучали в двери, требуя открыть их. Слышали, как с той стороны подбегала девушка, и как ее оттаскивал обратно в комнату мужчина. Соседи не в силах были слушать душераздирающие крики - и снова и снова набирали номер 112. Но диалоги с оператором не приносили результата.


Крики продолжались, а помощь все не шла. В дежурной части в это время люди, которые должны были отправить экипаж «для выяснения обстоятельств», просто проигнорировали вызов. Видимо, решили, что это - обычные семейные разборки в обычной комнате общежития.

– Вера, прости меня, я тебя очень люблю, – услышали из-за двери жильцы общежития, безуспешно звавшие на помощь полицию.


Только после этого им удалось вскрыть дверь и проникнуть в квартиру. Там они обнаружили изрезанный труп девушки. В ванной находился сам душегуб. По информации издания, убийца был пьян и не пытался сбежать. Когда правоохранители все же прибыли на место, он добровольно поехал с ними.


- Она кричала минут 40, стали ломать дверь, - рассказывает один из соседей. - Сломали… А там - все… Она на полу лежала. Сосед подошел, пощупал - холодное все там…

Соседи снова позвонили по номеру 112, сообщили о смерти Веры и спросили, что же им теперь делать. Оператор велела оставаться на линии, пообещала переключить на полицию, назначить сотрудников скорой помощи.


- Вот, допинал он ее все-таки… Никто не приехал… - едва сдерживая эмоции, сказала оператор, положив трубку телефона.


Оксана, мать Веры Пехтелевой, говорит, что дочь хоронили в закрытом по горло платье, а в похоронном бюро четыре часа пытались гримом восстановить лицо: "Практически выколот глаз, снесен череп, это не ее лицо".


По словам свидетелей, Канюс несколько часов избивал девушку. Хотя в предъявленном обвинении сказано, что он бил ее только ладонями по лицу, а потом задушил проводом от утюга. Его обвиняют в убийстве по статье 105 Уголовного кодекса Российской Федерации - относительно «легкой» среди подобных. Словно он в один момент лишил беззащитную девушку жизни, а не издевался над ней три с половиной часа. С этим не согласны родные Веры. Они уверены: убийство было не просто совершено с особой жестокостью, но и спланировано.


- Канюс позвонил в двенадцать часов ночи брату в Новосибирск и сказал, что будет убивать ее, - с болью в голосе говорит Владимир Пехтелев, дядя погибшей Веры. - Вопрос: почему брат не додумался позвонить 112? Через два, три или четыре часа полиция бы все равно среагировала…

Представитель потерпевшей стороны, адвокат Илья Большаков, рассказал, что при допросе отец девушки заявил ходатайство о возврате дела прокурору, так как уверен: преступление квалифицируется излишне мягко. Однако суд в удовлетворении ходатайства отказал, посчитав его необоснованным.


Много лет назад пути Оксаны и Евгения, родителей Веры, разошлись, сейчас у них новые семьи, но теплые отношения сохранить удалось. Вера была желанным гостем в новой семье отца, вместе ездили на отдых, строили планы. У девушки перед глазами был пример двух семей, где все уважительно относятся друг к другу, как и должно родным людям. Оттого-то родители несколько удивились, когда узнали, в кого влюблена их дочь.


- Еще в Киселевске в общей компании Верочка познакомилась с Владом. Мы все были против этих отношений: мальчик со сложным характером, особо высоких целей в жизни не ставил, - продолжает Оксана Пехтелева. Об этих отношениях женщина была осведомлена: дочка делилась с ней всеми секретами.


В Киселевске многие знали, что Владислав рано остался без семьи: сначала его мать отправилась строить новую жизнь с другим человеком. Потом отец совершил преступление, а после суда покончил с собой. Смерть была страшной, и Владислав стал невольным ее свидетелем.


- Конечно, жизнь у парня непростая, его по-человечески жалко, но для Верочки мы хотели совсем другой судьбы, ее выбор не одобрили, ждали, что отношения сойдут на нет, - горько признается Оксана Пехтелева.


Подробности романа прошли мимо знакомых, друзей и даже родителей. Когда отец Веры узнал об их отношениях, он попросил прекратить их: считал, что у Влада «дурная кровь», так как отец парня покончил с собой. Но дочь общения не прекратила, а лишь перестала делиться этим с родителями.


- Влад никогда не приезжал на семейные праздники, его нет на фотографиях, которые Верочка выкладывала в сетях. Она как будто прятала его, - рассказывает Оксана Пехтелева.

Она признается: складывалось впечатление, что Влад увидел в Верочке возможность устроить свою жизнь. У девочки были хорошие перспективы: родители планировали помочь дочке с квартирой, с будущей работой тоже все складывалось удачно, и после университета девушка обязательно построила бы карьеру. А вот ее молодой человек не мог похвастаться тем же самым. Даже комнату в общежитии, где Вера и Влад прожили около года, оплачивала Вера. А однажды она в разговоре с мамой проговорилась: Влад не сможет без нее жить. И вот в ноябре 2019 года Оксана Пехтелева услышала в телефонной трубке слова, которых давно ждала.

Девушка взяла самые необходимые вещи и вернулась в студенческое общежитие. О расставании она рассказала и своей подруге Татьяне. За остальными вещами девушка планировала вернуться позже. В течение нескольких недель Вера звонила Владу, но он то работал, то отдыхал с друзьями, то не до этого было. Тем неожиданнее стал его звонок с предложением приехать 13 января.


На 14 января у Верочки был назначен экзамен, и вряд ли она планировала надолго задерживаться у бывшего возлюбленного. Влад встретил ее нетрезвым и закрыл дверь. Что именно происходило за закрытыми дверями, нам неизвестно. Ясно лишь одно: парень отказался выпускать ее из комнаты. В какой-то момент в гулких коридорах общежития раздались истошные крики. Девушка кричала так, что соседи сразу поняли: может случиться страшное. Они звонили и звонили - на протяжении полутора часов - на номер 112. Потом взломали дверь и увидели погибшую Веру. Лишь после этого приехало сразу несколько экипажей полиции. Но было уже поздно.


В материалах дела содержится экспертиза. Согласно документу, на теле нашли более 100 различных телесных повреждений и 50 ран. Они наносились тупыми и острыми предметами.

“Смена предметов свидетельствует о стремлении обвиняемого причинить как можно большую и продолжительную физическую боль”, - говорится в ходатайстве потерпевших. Согласно заключению судмедэксперта, первые, незначительные травмы девушка получила за 6 (!) часов до смерти. С каждым часом парень наносил удары всё сильнее и чаще. В итоге 14 января 2020 года в 06:30 девушка умерла. Всего на ее теле нашли 56 ударов.


Канюса судят по первой части статьи "убийство", которая предполагает от шести до 15 лет колонии. Но из-за того, что Канюс долгое время избивал девушку, ее родственники настаивают на более жесткой статье - "убийство, совершенное с особой жестокостью". Тогда Канюсу будет грозить от 8 до 20 лет колонии или пожизненное заключение.


Родственники убитой попросили переквалифицировать дело еще на этапе следствия, и Следственный комитет пошел навстречу. Но судья отказала следователям в изменении статьи. В декабре 2020 года родственники еще раз попросили суд вернуть дело в прокуратуру для того, чтобы дело переквалифицировали. Но суд снова отказал.


Мотивом убийства в материалах дела значится ревность. “У него был пунктик в голове по поводу их расставания: не моя - значит, будешь ничья”, - говорит мама девушки Оксана. Дело об убийстве движется "долго и муторно", говорит Оксана. Его начали рассматривать в конце ноября 2020 года, и с тех пор все семь заседаний были отложены по разным причинам. Это видно по картотеке кемеровского суда.


Мать погибшей подозревает, что затягивание дела на руку Канюсу - если суд приговорит его к колонии общего режима, день в СИЗО ему засчитают за полтора дня в колонии.

Владислав Канюс решил полностью не брать на себя вину. Бывший парень Веры признал вину только частично. Мол, он нанес Вере всего 4 удара и не хотел ее убивать. Кто нанес остальные 52 и добил 23-летнюю девушку, предстоит выяснить суду. На заседании суда, которое прошло 2 марта, вновь не было вынесено никакого вердикта – суд был перенесён на 11 марта. В суде выступали брат Канюса, которому он звонил накануне, а также следователь и судмедэксперт, который исследовал тело и квартиру. Впервые в зале суда заговорил подсудимый. Владислав Канюс спросил у судмедэксперта, сколько из его действий причинили вред здоровью Веры Пехтелевой. На вопрос из зала суда — зачем Канюс убил Веру, он промолчал. На следующее заседание судья решил вызвать в качестве свидетелей жильцов того общежития, где произошло убийство.


Канюс недоволен решением суда выслушать всех свидетелей обвинения. В общении со своим адвокатом он выразил мнение, что эти показания могут негативно сказаться на его приговоре. Под петицией с требованием ужесточить обвинение в адрес Канюса, опубликованной на сайте сhange.org, на сегодня подписались более 135 тысяч человек.


Спустя несколько месяцев после убийства было возбуждено еще одно уголовное дело — против начальника смены дежурной части отдела полиции "Ленинский" Михаила Балашова и старшего оперативного дежурного Дмитрия Тарицына.


Балашов и Тарицын сотрудничать со следствием отказались, вины так и не признали. По их словам, когда звонили с Ленинградской, следственно-оперативная группа отдела находилась по другому адресу, где ранее обнаружили труп мужчины. Также полицейские указали на проблемы с топливом — так, например, бензин в одной из машин группы немедленного реагирования закончился в три часа ночи, а сообщения с Ленинградской поступали после четырех утра.

Суд над ними начался 26 февраля. Перед началом заседания ни между собой, ни с адвокатами, ни с журналистами они не разговаривали.


Как выяснилось в суде, офицеры полиции не были взяты под стражу, им выбрали меру пресечения, не связанную с СИЗО. Мало того — они продолжают работать в отделе полиции «Ленинский» — от службы их до сих пор никто не отстранил. Они, так сказать, продолжают изо всех сил защищать граждан, обеспечивая их безопасность.


Перед началом заседания судья уточнила у всех участников процесса, не против ли они присутствия журналистов. Против оказались подсудимые и их адвокаты.

— Еще перед началом заседания уголовное дело начало обсуждаться в «Инстаграме». Мы полагаем, что такое активное обсуждение, проведение фотосъемки, видеосъемки, размещение в средствах массовой информации может оказать влияние на суд и на последующий приговор, — сказала адвокат одного из обвиняемых Любовь Воронина.


Однако судья сочла доводы недостаточно вескими, и прессе разрешили освещать происходящее. После этого представитель гособвинения заявил суду ходатайство о возвращении прокурору уголовного дела, чтобы переквалифицировать обвинение на более тяжкое. Аналогичное ходатайство предоставил и Илья Большаков, адвокат потерпевшей стороны, поддержав прокурора.


Сейчас обоих полицейских судят по ч. 1 ст. 293 УК РФ. По этой статье максимальное наказание — штраф до 120 тысяч рублей или исправительные работы. Отец убитой девушки Евгений Пехтелев, от лица которого составлено ходатайство, просит изменить статью на ч. 2 ст. 293. По ней максимальное наказание — до 5 лет колонии.


В ходатайстве отца Веры описывается, что 13 января 2020 года Балашов и Тарицын заступили на суточное дежурство в 09:00 в дежурной части отдела полиции «Ленинский» УМВД России по городу Кемерово. 14 января в 04:55 они получили из дежурной части УМВД России по г. Кемерово сообщение о семейном конфликте в квартире на Ленинградском проспекте. Балашов внес сообщение в электронную карточку, но оперативно не отреагировал на сообщение о совершаемом преступлении, не направил сотрудников полиции.


В 05:21 Балашов ушел на перерыв. В это время его обязанности выполнял Тарицын. В 05:28 Тарицын, который знал о первом звонке, получил звонок от оперативного дежурного о криках.

— Таким образом, фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, указывают на наличие оснований для квалификации действий/бездействий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния, — отмечается в ходатайстве.

Однако защита обвиняемых заявила, что нет никаких причин возвращать дело в прокуратуру. По мнению адвокатов Балашова и Тарицына, нет причинно-следственной связи между действиями полицейских и смертью девушки.


— Мы сегодня на данном этапе рассмотрения уголовного дела никаких доказательств не исследовали и исследовать не имеем права. Но я полагаю, что в этой ситуации вменять нашим подзащитным причинение по неосторожности тяжких последствий в виде смерти потерпевшей Пехтелевой просто нельзя. Во-первых, между действиями, которые были совершены, и наступившей смертью Пехтелевой, то есть ее убийством, должна быть безусловно установлена причинно-следственная связь. Я полагаю, что причинно-следственной связи между действиями моего подзащитного и наступившей смертью потерпевшей безусловно не установлено и установлено быть не может, — сказала адвокат одного из обвиняемых Любовь Воронина.


Защитница обвиняемых уточнила, что звонки от соседей поступали в службу 112, поэтому полицейские просто не знали, в какой ситуации находится девушка. Кроме этого, адвокат обратила внимание на то, что смерть девушки наступила не от побоев, а от удушения. Это однократное действие. И где, в какой момент виновное лицо решило применить тот предмет, которым была задушена потерпевшая по настоящему делу, не устанавливается вообще. Но в любом случае смерть наступила от удушения. И о том, что виновное лицо применит в отношении нее, [потерпевшей], предмет и будет перекрывать ее дыхательные пути, наши подзащитные, безусловно, не знают и знать не могли, — сказала Любовь Воронина.


Воронина также заявила, что прокуратура выступила с ходатайством о переквалификации дела только потому, что в социальных сетях и СМИ началась «шумиха».

— Суд постановил: уголовное дело в отношении Балашова и Тарицына, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, возвратить прокурору Ленинского района города Кемерово для устранения препятствий для рассмотрения его судом, — зачитала судья решение.


После слушания адвокаты обвиняемых не стали разговаривать с журналистами, как и сами полицейские. Но, вероятнее всего, в ближайшие 10 дней они попытаются обжаловать это решение суда, как бы сейчас ни возмущалась буквально вся страна, говоря о том, что у полиции хватает мужества бить людей на митингах, но как оказать помощь — их не дозовешься. Как до этого сказала депутат Госдумы Оксана Пушкина, ответственность за издевательства над Верой лежит на государстве. Оно не смогло предотвратить случившееся. В данной ситуации государство представляли как раз два офицера, которые больше всего переживали не об убитой Вере, а собственной шкуре.


Но прежде, чем обвинять конкретных полицейских, давайте разберёмся в том, как работает в целом система правоохранительных органов. Анонимно один из полицейских г. Кемерово рассказал следующее:


На самом деле ведь один из этих полицейских сразу после сигнала связывался с коллегами и просил, чтобы кто-нибудь отправился на вызов. Но все оказались заняты. Я знаю, что он звонил и говорил: «Нас за это посадят, если мы не отправим экипаж. Надо отправить экипаж». Экипажа не нашлось.


Сейчас можно говорить, что дежурному нужно было позвонить в Главк, сказать, что есть такой сигнал, отработать не можем — нет людей. Тогда бы и машину выделили, и бензин нашли, и потом под суд не попал бы. Но до Главка дело обычно не доходит. На местах начальники сразу осаживают таких инициативных, мол: «А ты почему сразу через голову прыгаешь? Почему нам не сказал?». Даже если ты говорил.


А ведь большая проблема в том, что полиция разделена по разным подразделениям, и никто не хочет работать. Сейчас у начальника смены в подчинении только следователь, опер, участковый и водитель — всё. А те «приданные силы», как их сейчас называют, отделились: ППС — отдельно, ГИБДД — отдельно, Росгвардия и так далее. И приходится дежурному всех обзванивать и умолять съездить на вызов. И это ведь правда, действительно сидят и умоляют сделать свою работу.


У нас, например, какой-нибудь труп случается, без криминала. Надо посмотреть, что нет криминала, а дежурный нас умоляет съездить, например, на пьяного, который дебоширит и где-нибудь стекла бьет. По сути, это охрана общественного порядка, не наша задача, но Росгвардия такое не берет. Сколько раз звонил дежурный им, они отвечают: «Мы на тревожке». Он отправляет следственно-оперативную группу или участкового. А потом оказывается, что экипаж Росгвардии просто нас «бортанул» — один слюни пускает, спит, а второй в телефоне висит.

При милиции было всё по-другому. Тогда у нас при райотделе был свой ППС, своя ГАИ. И если вдруг кто-то начинал лукавить, что он где-то там работает, дежурный свободно мог на общем разводе отругать за халтуру.


В Новокузнецке была похожая история около десяти лет назад, когда тоже недооценили ситуацию. Тогда поступил сигнал: крики о помощи. Выехал молодой сотрудник, старший сержант ППС. Соседи тоже сказали, что женщина кричала, а сейчас — тишина. Полицейский вызывает МЧС, чтобы вскрыть замок. А ему говорят: «Без участкового вскрывать не будем». В итоге участкового забрали с другого вызова, вскрыли дверь, а там мужик и мать, и дочь убил. А на тот момент, когда все препирались у двери, женщина еще была жива, ей можно было помочь. И всё, молодого сержанта осудили.


Официальной статистики по числу жертв домашнего насилия в России нет, подсчетами занимаются правозащитники. По данным “Консорциума женских неправительственных организаций”, в 2018 году 61% от числа всех убитых женщин в России (5 тысяч из 8,3 тысячи) были убиты своим партнером или родственником.


Известны несколько дел, когда полицейских привлекали за халатность в отношении случаев домашнего насилия. Самый известный такой случай - дело Маргариты Грачевой. В 2017 году она написала заявление на своего мужа об угрозах убийством, но полиция заявление не приняла. Через три дня после этого муж Грачевой отрубил ей кисти рук.


Следственный комитет возбудил дело против того участкового. Но, как говорит Мари Давтян, которая представляет Грачеву в суде, это дело никак не двигается, хотя формально расследование продолжается.


В 2019 году в Орле бывшую сотрудницу полиции приговорили к двум годам колонии-поселения за то, что она не приняла заявление у женщины, которую позже убил сожитель. По данным СМИ, сотрудница сказала женщине: "Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем".

Отец девушки сумел отсудить у местного МВД 100 тысяч рублей - суд в 50 раз снизил сумму компенсации, которую требовали родственники погибшей.


Летом 2020 года в Москве случилась история, похожая на кемеровскую. Жители дома звонили в полицию и просили проверить квартиру, из которой были слышны крики. Однако сотрудники полиции не приехали на вызов.


Мама Веры, Оксана Пехтелева, до сих пор ждет звонка от своей девочки. Ей легче верить, что Верочка где-то далеко, в другом городе, строит карьеру, работает в ОБЭП, и все у нее складывается хорошо. Евгений Пехтелев, отец, корит себя за то, что не был жестким в вопросе отношений дочки с Владом. Дядя, забиравший тело племянницы из морга, до сих пор с ужасом вспоминает о том, что увидел. А многочисленные друзья и подруги не могут понять: почему Вера связалась с этим человеком? Как теперь жить без нее? Больно.


- Прощаться с Верочкой пришел весь город. Наша церковь, рассчитанная на 600 человек, была битком забита. Ее многие знали, ценили, любили, - едва сдерживая слезы, рассказывает Оксана Пехтелева. - Для меня словно жизнь остановилась. Первое время существовала, а сейчас хочу только одного: чтобы Канюс и те полицейские, которые проигнорировали вызов, понесли справедливое наказание.


Оксана признается: жажда возмездия и поддержка родных придают ей сил жить дальше. Она говорит и о том, что после резонанса, который вызвала смерть ее дочери, вокруг нее появилось много хороших людей, поддерживающих, помогающих добиваться справедливости. И верит: все виновные в смерти дочери будут наказаны. Возможно, смерть Веры поможет спасти других девушек, которые не станут жертвами жестокости и равнодушия.

Показать полностью
313

Без рейтинга. Не знаю, обращался ли кто с подобными вопросами

Всем привет! Народ, в общем, я долго думал, спрашивать это или нет, но всё же решился, вдруг прокатит.
Живу на съёмной квартире, в подчинении имеется кот. Пока хозяева дома кот точит когти об свою точильню. Но как только мы уходим зарабатывать ему на пропитание, шерстяной начинает царапать обои. В связи с этим, часть стены выглядит не очень (см. правый нижний угол).

Без рейтинга. Не знаю, обращался ли кто с подобными вопросами Без рейтинга, Обои, Ремонт

Объездил все строительные магазины города и просмотрел многие сайты, но именно таких обоев так и не нашёл. Может есть у кого с прежних ремонтов остатки? Или хотя бы есть этикетка с названием производителя и модели? Просто из-за небольшого участка не хочется покупать совершенно другие обои и переклеивать всю комнату (ЛЛ поймёт меня). А оставлять так тоже не совсем хочется, т.к. хозяева квартиры адекватные люди, и хотелось бы съехать, оставив недвижимость в том виде, в каком она была при заселении. 

Если пост написан не так, прошу указать на ошибки - поправлю. Заранее спасибо!

1055

Она зашла в лифт своего дома и навсегда исчезла. Ирина Сафонова. Лифт

«Конечно, я хорошо помню те события. Я накануне сидел вечером на диване, смотрел телевизор. Мама подошла уже одетая и спросила: "Можно я пойду в кино?". Меня это удивило, она никогда раньше не спрашивала. Я ответил: "Да, конечно". Потом я лег спать, а когда проснулся в начале восьмого, пошел к маме в комнату. Открываю дверь, а кровать заправлена, в комнате прохладно и светло. В этот момент зазвонил домашний телефон, это звонил Саша — мамин друг. Он спросил: "Привет! А мама дома?". Нет, говорю. Я не запереживал, если честно. Спрашиваю: "Она у тебя?" — он говорит: тоже нет. На этом и распрощались, я пошел в школу».


Во вторник, 8 сентября 2009 года, 28-летняя Ирина Сафонова, работавшая на тот момент психологом, после работы поехала со своим 27-летним молодым человеком, Александром, на вечерний сеанс в кинотеатр на премьеру фильма «Бесславные ублюдки». Александр забрал Ирину с работы, и они вместе поехали в кинотеатр «Победа» на его автомобиле. Сеанс начинался в 20:50. После окончания сеанса, в 23:30, Александр сразу же повёз Ирину домой по адресу ул. Демакова, д. 1. В 23:55 молодые люди уже подъехали к подъезду дома девушки, в котором она снимала квартиру. В этой квартире Ирина проживала вместе со своим 10-летним сыном Андреем и младшим братом Ильёй. Илья на тот момент был студентом университета.


В 0 часов 2 минуты 9 сентября Ирина вышла из машины Александра и с ключами в руках зашла в подъезд. В 0 часов 15 минут Александр отправил ей на телефон сообщение, сообщение было доставлено, но ответа не последовало. Александр не стал волноваться, поскольку такое бывало и раньше: Ирина приходила домой, убирала телефон и сразу ложилась спать. Позднее станет известно, что в половину первого ночи домой возвращалась соседка Ирины. Зайдя в лифт, она наступила на газету, лежащую на полу. Под газетой был какой-то предмет. Смахнув газету, женщина обнаружила, что это были ключи. Она забрала их домой, а следующим утром повесила в подъезде объявление о находке.


Тем временем ночью, так и не дождавшись Ирину, Андрей и Илья легли спать. «Я как бы привык, что она могла прийти очень поздно, поэтому мы легли спать, я оставил включенным свет в прихожей, чтобы она спокойно зашла домой». – говорил впоследствии Илья.


В 7:20 следующего утра на мобильный телефон Ирины позвонил Александр, чтобы пожелать доброго утра. Однако номер девушки был недоступен. Тогда в 7:25 Александр позвонил на домашний телефон. Трубку взял сын Андрей и ответил, что мама до сих пор не вернулась из кино. Именно с этого момента Ирина Сафонова считается пропавшей без вести.


По официальной версии, Ирина достала газету из почтового ящика, зашла в лифт… и растворилась в воздухе. Валявшуюся на полу лифта газету и какие-то ключи часом позже обнаружила соседка. Женщина забрала ключи с собой, а наутро повесила в подъезде объявление «Найдены ключи». Это и были те самые ключи от квартиры Сафоновой, которую больше никто никогда не видел.


На вид Ирине 24-26 лет, рост 156 см, худощавого телосложения, лицо круглое, глаза карие, волосы ниже плеч, вьющиеся, крашенные в светлый тон, размер обуви 35. На момент исчезновения Ирина была одета в ветровку с капюшоном белого цвета в черную крапинку, коричневую водолазку с коротким рукавом, синие джинсы, черные замшевые кроссовки.

После телефонного разговора с Александром Андрей отправился в школу. Вернувшись с уроков и отпустив побегать по квартире домашнего кролика, мальчик пошел в гости к тете, которая проживала в соседнем подъезде.


«Домашние задания, игра на компьютере — так прошел остаток дня. И тетя оставила меня ночевать у себя, я даже не помню, под каким предлогом. К тому моменту и Александр, и тетя, и родители Ирины уже знали об исчезновении девушки, уже заявили в полицию и начали готовить листовки с фотографией Ирины.


Перед тем как заснуть, я спросил: не вернулась ли мама? Нет. А где она? Тетя ответила: "Я не знаю, может быть, она в командировке". Но я понял, что это ложь, но не придал значения. Утром опять пошел в школу. И примерно по этому же сценарию прошло 2-3 дня. Мне ничего не говорили. А потом у нас был урок физкультуры на улице. И там было беговое кольцо, столбы. И на одном из столбов что-то висело, какая-то листовка. Я подошел прочитать. Там была фотография мамы. На долю секунды у меня было предобморочное состояние. И тут у меня сложилась картинка в голове и я все понял. И почему я ночую у тети, и почему ко мне последние дни подходят одноклассники, что-то сочувственно говорят, и почему мамы уже столько дней нет».


Уже к вечеру 10 сентября 2009 года, после статьи в местной газете, тема выплеснулась на огромное количество форумов и улицы, фотографии пропавшей Ирины Сафоновой наводнили город. По сути, это был первый «вирус» в новосибирском интернете — шумиху подогревало еще и полное отсутствие сколько-нибудь правдоподобной версии произошедшего.


Листовки, с которых смотрела на людей 28-летняя сибирячка Ирина Сафонова, буквально повсюду: на каждом дереве, на каждом заборе, на остановках, в подъездах… Иру искали уже больше недели, и с каждым днем к поискам присоединяются все больше и больше сибиряков. И ближайшие три месяца розыском девушки по всему Новосибирску занимались сотни волонтеров. Для всех новосибирских СМИ эта тема оставалась № 1 всю осень. Но тщетно.

Первым (и, пожалуй, главным) подозреваемым был Александр Скурихин, ведь именно он последним видел девушку. Его авто тщательно досмотрели, а его самого долго допрашивали в милиции — и прошел он, судя по всему, через многое.


Находясь в статусе подозреваемого, Александр сообщал следующее:

Якобы с Ириной в отношениях они уже 7 лет. Хотя их самое раннее совместное фото было датировано 2007 годом, то есть за 2 года до исчезновения девушки. На страницах Ирины в соцсетях его не было в друзьях. В Одноклассниках Ирина размещала совместные фото только с мужем и сыном.


Александр полностью отрицал ссоры и конфликты с Ириной, заявлял что “она была самой счастливой девушкой на земле”. Он принимал активное участие в поисках Ирины.

19 сентября 2009 года Александр прошёл проверку на полиграфе, которая показала, что он говорил правду. «Были и игры в "плохого и хорошего полицейского", был и детектор, и 5-часовые разговоры… были моменты, когда я думал, что сойду с ума от давления на меня», — вспоминал тот период интервью сам Александр спустя год после тех событий.


Сейчас мужчина по-прежнему живет в Новосибирске, женился, воспитывает маленького ребенка. И поддерживает отношения с мамой пропавшей девушки — Мариной Кошкаровой. «Он смущался того, что у него появилась семья, ребенок, — ведь на момент исчезновения Иры они дружили, он любил ее. Но жизнь продолжается. Как-то я спросила его: "Что с тобой делали в милиции?". Он сказал: "Лучше вам этого не знать". От общей знакомой, которая по работе общалась со следователями, я знаю, что после тщательной проверки версию, что Саша причастен, в милиции отклонили», — рассказывает Марина Кошкарова.


Хотя в сети отношение к Александру не столь положительное. Многие подозревают именно его. По слухам, он является другом администраторов форума Академгородка. И если при обсуждении дела Ирины кто-то высказывался против Александра, этих пользователей тут же банили.


Также стало, известно, что в одной из соцсетей через пару месяцев после исчезновения Ирины Александр выложил фото, где они с компанией изображали сцену с ножами, вроде как режут куклу. Но после комментариев с вопросами об уместности фото, он тут же удалил его.


Илья, брат Ирины, отзывался об Александре как об очень хорошем человеке. С 2014 года Александр перестал появляться на форуме Академорг – главном форуме Академгородка, где активно обсуждали дело Ирины Сафоновой. Также он удалил свою страницу Вконтакте.

По воспоминаниям начальника розыскного отдела Управления уголовного розыска ГУ МВД РФ по НСО (Евгения Чуйко), в милиции тогда отрабатывали все возможные версии произошедшего. Где, кто был? Кому выгодно, кому невыгодно? Конечно, сначала отрабатывали версии о причастности к исчезновению лиц из ее окружения. Версию, что она могла уехать куда-то. Версию, что кто-то из подъезда причастен, из посторонних. Или что ей стало плохо со здоровьем, упала в обморок в лифте, и кто-то тоже зашел, увидел это и отвез девушку в больницу. Обзванивали морги, больницы.


Также был выделен специальный сотрудник на чтение многочисленных форумов, где версии об исчезновении обсуждались очень плотно, — но ничего полезного милиционеры там не нашли.

Одним из подозреваемых был и муж Ирины по имени Владимир. По признанию мамы девушки, ее дочь в сентябре 2009 года оказалась в любовном треугольнике. Формально она была замужем, но фактически муж Владимир жил в Москве уже несколько лет. И, как потом выяснилось, уже довольно давно — с новой женщиной. Ирина в Новосибирске, в свою очередь, тоже встречалась с мужчиной — своим давним приятелем по школе Александром. Намерения у бывшего одноклассника были самые серьезные, и, по мнению мамы, в самое ближайшее время нарастающее напряжение в личных отношениях дочери должно было разрешиться одним из двух способов: или Ирина окончательно рвет с мужем и выходит замуж за Александра, или расходится с Александром и восстанавливает брак с мужем.


Но все разрешилось неожиданно — Ирина пропала. Впрочем, как и в случае с Александром, тщательная проверка версии о причастности к исчезновению Ирины ее собственного мужа не подтвердилась.


Сейчас Владимир Сафонов по-прежнему живет в Москве, с Ириной он официально так и не развелся, и с той самой женщиной живет гражданским браком, воспитывает с ней двух детей. Его общий с Ириной сын Андрей последние годы тоже жил с отцом в Москве, но по окончании школы юноша решил вернуться в Новосибирск к бабушке и продолжить обучение уже здесь.

«С папой мы никогда не обсуждали исчезновение мамы. Однажды только, когда я сидел в интернете и читал статьи об этом — а я прочел вообще все на эту тему, — он подошел, постоял за моей спиной и сказал, что очень много бреда там пишут. Это, кстати, правда», — говорит Андрей Сафонов. Юноша намерен закончить обучение в колледже в Новосибирске и опять уехать в Москву, где хочет работать тренером по айкидо, которым молодой человек активно занимается последние годы.


Всего на сегодняшний день в Новосибирской области без вести пропавшими числятся, без малого, 600 человек. Среди них и Ирина Сафонова.


По словам начальника розыскного отдела Евгения Чуйко, дела не разделяются по срокам давности. Дело Сафоновой также не закрыто и девушка находится в розыске. Более того, по нему возбуждено уголовное дело по статье "убийство". "Конечно, я не буду утверждать, что той осенью 2009 года мы все сделали без ошибок. Наверняка где-то мы не доработали, что-то могли упустить, пойти по неверному следу. К огромному сожалению, девушка не была найдена.

И этот случай действительно необычный — она словно растворилась. Но и нельзя сказать, что он абсолютно уникальный. Вот так вот, без следов, без зацепок, люди пропадают регулярно.

Хотя сейчас нам чуть легче, чем в 2009 году. Появились новые технические средства, стало гораздо больше видеокамер по городу, появилась возможность делать геномную экспертизу. Но и сейчас люди пропадают так, что даже имея под рукой все самые современные на сегодня технические средства — мы не можем их найти. Получится ли найти Ирину Сафонову живой и невредимой? Исключать ничего нельзя, но, как показывает опыт, вероятность этого крайне низкая», — говорит Евгений Чуйко.


Частный детектив, офицер МВД в отставке Сергей Николаев 7 лет назад работал в правоохранительных органах и тоже занимался поисками Сафоновой. «Очень хорошо помню тот ажиотаж. Я много лет занимался убийствами, но даже для меня исчезновение той девушки было как чудо. Тогда с этим убийством зашли в тупик. И я тогда решил попробовать применить экстрасенсов, но, увы, не помогло. То, что в кино показывают, — это бред. Хотя сама экстрасенсорная методика имеет смысл, она может дать небольшой задел, от которого можно отталкиваться. Из-за экстрасенсов я тогда много проблем по службе получил», — вспоминает он.


Сентябрьские поиски Ирины Сафоновой 12-летней давности помнит и руководитель поискового отряда «Лиза Алерт» в г. Новосибирск Николай Шишкин: «Тогда еще не было организованных волонтерских отрядов, но я помню эти события, конечно. Я сам из Кольцово, и микрорайон, где она пропала, — почти родные места». Первые поисковые отряды — «Доброспас», «Лиза Алерт» — появились в Новосибирске только через несколько лет. И сейчас, по мнению Николая Шишкина, организовать волонтеров на поиски намного проще.


Академгородок – достаточно тихое место. Если люди там и теряются, то это, скорее, исключение из правил. За все время можно вспомнить лишь два из ряда вон случая. В 2004 году пропал и до сих пор не найден 13-летний Артем Сысоев - вышел из школы и исчез. А в мае пропала Юлия Киреева - вышла из ночного клуба «Опера», и больше ее никто не видел.

В сентябре тело Юли нашли в лесу. В сентябре же Академгородок потрясла новость о трех изнасилованиях в течение недели. И сразу после этих случаев исчезла Ирина Сафонова, пропала бесследно.


Через год после исчезновения Ирины объявили в розыск ее однофамилицу - Людмилу Сафонову. Примечательно, что Людмила Сафонова жила недалеко от дома пропавшей Ирины.

В милицию обратились родители девушки. По их словам, 19-летняя Люда утром 17 ноября вышла на станции метро «Площадь Ленина» и исчезла… По крайней мере с тех пор о ней никто ничего не слышал, друзья также теряются в догадках, где может находиться студентка.


Известно, что до этого сибирячка зарегистрировалась на сайте знакомств и переписывалась с большим количеством мужчин. Возможно, именно этот факт как-то связан с пропажей девушки.

В том, что девушка жива, сомнений нет ни у милиционеров, ни у Елены Сафоновой. На следующий день после исчезновения камеры видеонаблюдения метрополитена сняли Люду, выходящую из метро «Гагаринская». Нашлись и люди, которые вспомнили, что видели студентку в районе этой станции метро.


- Эта девушка 18 ноября заполняла анкету, а 19-го приходила на собеседование в нашу компанию. Предприятие находится в центре города, недалеко от станции метро «Гагаринская», - написала некая Тамара. Однако девушка до сих пор не найдена.


Дело Ирины Сафоновой для Новосибирска — это нечто большее, нежели рядовое исчезновение красивой девушки. В нем есть не только тайна, но и страх. Ведь это очень страшно, когда ты не понимаешь, что произошло. Но при этом понимаешь, что это может произойти и с тобой — или с кем-то из твоих близких. За 12 лет Новосибирск изменился, но вот этот страх — остался. И пожалуй, именно он гонит на поиски пропавших сотни добровольцев. Чтобы такие истории, как с Ириной Сафоновой, больше не повторялись. Или повторялись как можно реже.


По словам сына Ирины, Андрея, в его семье не принято обсуждать ту трагедию. И причиной, по которой он решил впервые поговорить об этом с журналистом, стало в том числе понимание, что его слова может услышать человек, причастный к тому таинственному похищению.


«Я бы хотел, чтобы этот человек, который знает, что произошло в ту ночь, как-то вышел на меня. Если он наберется смелости. Я готов с ним пообщаться лично. Пусть он даже не будет наказан, но я хочу, чтобы эта тайна закрылась. Я хочу знать, что случилось».

Показать полностью
33

Кто убил сестру Кэти Сезник?

Холодным днём в ноябре 1969 года, Отец Джозеф Маскелл, священник старшей школы архиепископии Кио в Балтиморе, позвал к себе в кабинет одну из учениц и предложил прокатиться. Когда в 14:40 прозвенел последний звонок, 16-летняя ученица католической школы для девочек по имени Джин Харгадон Венер, последовала за священником на стоянку и забралась на пассажирское сиденье его голубого Buick Roadmaster.


Ранее за Маскеллом обычно не наблюдалось, чтобы он вот так запросто предлагал ученикам подвезти их домой, отвезти к доктору прямо во время учёбы или просто покататься. Крепкий харизматичный священник, которому на тот момент было 30 лет, в течение двух последних лет был главным духовным и психологическим советником в Кио и был хорошо известен в местном сообществе. Ежегодная плата за обучение в школе Кио составляла всего 200 долларов, что делало это место особо привлекательным для небогатых семей рабочей класса с юго-запада Балтимора, где преобладал католицизм. Эта школа была единственным выходом для людей, которые не могли себе позволить отправлять своих дочерей в более престижные частные школы. Многие родители учениц из Кио посещали воскресные мессы Маскелла. Он крестил их детей, и люди безоговорочно доверяли ему.


Однако в тот день Маскелл не повёз Венер домой. Он проехал на своей машине мимо католической больницы и промышленных зданий, окружавших кампус Кио, а затем направился на окраину города. В конце концов, он остановился на территории свалки, вдали от домов и предприятий. Отец Джозеф вышел из машины, и белокурая веснушчатая девушка последовала за ним, он направлялся к мусорному полигону.


Тогда она и увидела лежавшее на земле тело.


За неделю до этого, Сестра Кэти Сесник, довольно популярная молодая монахиня, которая преподавала английский и литературу в 11 и 12 классе, а также руководила драматическим кружком в Кио, исчезла в пятницу вечером, когда отправилась по магазинам. Об исчезновении 26-летней девушки много говорили ученики, их родители и местные СМИ. В её поисках принимали участие люди со всего Балтимора. Они помогали полиции прочёсывать местные парки и лесные массивы.


Как только Джин Венер увидела безжизненное тело, она сразу же узнала свою учительницу. На сестре Кэтрин Сесник всё ещё было пальто цвета морской волны, а по лицу ползали личинки. Венер попыталась смахнуть их своими руками. «Помогите убрать их!» - крикнула девушка в панике, повернувшись к священнику. Вместо этого, он подошёл к ней сзади, наклонился и прошептал на ухо: «Видишь, что может произойти, когда ты плохо говоришь о людях». Венер поняла угрозу. По её воспоминаниям, она испугалась так сильно, что не могла вымолвить ни слова.


Впоследствии, по словам Джин Венер, её отвезли обратно в школу, в кабинет священника. Там был мужчина, которого она не смогла опознать. Он признался, что убил сестру Кэти, поскольку та узнала то, что происходило в стенах школы. Этот человек пригрозил Венер, что поступит так же и с ней, если та не поклянётся молчать.


Два месяца спустя полиция сообщила, что двое охотников, проходя через свалку на окраине Балтимора, наткнулись на тело пропавшей монахини. На теле были следы удушья, а в затылке было отверстие. Вскрытие подтвердило, что девушка была убита ударом тупым предметом по голове, вероятнее всего, молотком или кирпичом.


Но только совсем недавно Венер и другие выпускники Кио начали собирать воедино все воспоминания и впервые за многие десятилетия открыто говорить о минувших событиях, которые произошли с ними в старшей школе. Событиях, которые, по их мнению, связаны с убийством сестры Кэти. Они начали собственное расследование в надежде найти ответы на вопросы: кто и почему убил сестру Кэти?


Кэтрин Энн Сесник родилась в 1942 году и являлась членом набожной католической семьи из Питтсбурга, Пенсильвания. В 18 лет она вступила в Школу сестёр Нотр-Дама. В конце 1960-х девушка начала преподавать в школе Кио, которая открылась в 1965 году. Те, кто знал сестру Кэти, помнили её духовную и физическую красоту. Кэтрин была тихой, сдержанной, дружелюбной и нежной. Её любили и уважали и как учителя, и как друга.


Сесник была тёплая, яркая и поразительно красивая. Монахиня играла на гитаре и писала мюзиклы для девочек, чтобы те могли выступать на сцене. После того, как она читала ученикам пьесу Шекспира, она обязательно вела их на просмотр киноверсии «Ромео и Джульетты» 1968 года. Она изобретала творческие игры в слова, чтобы побудить девушек учить друг друга новым непонятным словам.


В 1969 году сестры Кэти и её коллега сестра Хелен Рассел Филлипс стали участницами эксперимента. Они взяли долгосрочные отпуска в школе Кио, переехали из монастыря в отдельную квартиру, носили обычную повседневную одежду и начали преподавать в государственных школах. Квартира сестёр находилась на юго-западе Балтимора. Бывшие ученицы из Кио иногда заходили к ним по вечерам или на выходных, чтобы поболтать, попеть или вместе поиграть на музыкальных инструментах.


Около половины восьмого вечера 7 ноября 1969 года Кэти Сесник сказал своей соседке по квартире (Хелен Рассел Филипс), что она собирается в банк, а затем хочет отправиться по магазинам, чтобы купить подарки на свадьбу своей двоюродной сестры. Она обналичила в банке чек на 255 долларов. Этот банк находился в Кэтонсвилле, Мэрилэнд. Затем она отправилась в торговый центр (Edmondson Village Shopping Center), где купила булочек. После того, как к 11 вечера монахиня так и не вернулась домой, её соседка позвонила двум знакомым священникам, которые приехали в квартиру девушек и оттуда вызвали полицию.


После нескольких часов ожидания, все трое решили выйти на улицу. Выйдя из дома, за перекрёстком они заметили новый Ford Maverick сестры Кэти. Он стоял с нарушением правил парковки. Это было странно, поскольку буквально в 50 метрах от этого места, за домом, было личное парковочное место, отведённое для Кэтрин Сесник. Следов самой монахини обнаружено не было. Машина оказалась незаперта. На заднем сиденье лежал сломанный зонт, что указывало на возможную борьбу. Также в машине обнаружили булочки из пекарни. Шины автомобиля были в грязи.


Позднее полиция сообщит, что в автомобиле не обнаружено чужих отпечатков пальцев. Лишь на переключателе поворотника была обнаружена ветка дерева с зацепившейся за неё жёлтой ниткой. Также ветки были обнаружены на радиоантенне.


Расследование исчезновения сестры Кэти было поручено Нику Джанграссо, 28-летнему детективу из отдела по расследованию убийств, который к тому моменту проработал в полицейском управлении Балтимора уже 5 лет. Джанграссо вёл расследование в течение 3-х месяцев, а затем, когда тело девушки обнаружили за пределами города, ему пришлось передать дело детективам округа Балтимор. Спустя десятилетия, Джанграссо понимает, что между католической церковью и местной полицией были куда более тесные отношения, чем он себе представлял.


В машине не было следов борьбы, поэтому стало ясно, что девушка не стала жертвой случайного нападения или ограбления. «Всё выглядело слишком чисто. Это должен был быть кто-то, кто был с ней знаком».


Пропавшая монахиня была ростом 165 см, весом 52 кг. У неё были светлые волосы и светлая кожа, зелёные глаза. В день исчезновения на ней было пальто цвета морской волны, тёмно-синий костюм, жёлтый свитер и чёрные туфли.


В воскресенье, 9 ноября 1969 года, с раннего утра до позднего вечера 35 полицейских и 5 собак прочёсывали 14 кварталов на юго-западе Балтимора. Полиция стучала в двери, обыскивала переулки и заброшенные здания и отправляла людей и собак через промокшие от дождя парковые зоны до границы округа Балтимор. Им помогали многие гражданские поисковики.

Городские детективы по расследованию убийств заявили, что у них нет оснований полагать, что молодая учительница-монахиня, исчезнувшая ранее, была похищена. Полиция заявила, что они пытались собрать воедино то, что произошло 7 ноября.


Во вторник, 11 ноября, также вечером пропала 20-летняя Джойс Хелен Малецки. Она вышла из своего дома и отправилась за покупками в район Глен-Бёрни, а после – на встречу с другом на военную базу Форт-Мид. На следующий день была обнаружена машина Малецки. Она была припаркована на заправочной станции в районе Одентона. Машину с ключами в замке зажигания обнаружил брат Джойс. В машине обнаружили очки и продукты, купленные в Глен-Бёрни.


В четверг, 13 ноября, тело Джой Малецки было обнаружено в реке Литтл-Патаксент. Его обнаружили два охотника на оленей, когда находились на западной окраине парка Солдиерс. Это место было тренировочной зоной базы Форт-Мид. Вскрытие показало, что жертва была избита и задушена. Её руки были связаны за спиной. На теле было несколько ссадин и царапин, что указывало на борьбу. Также на горле была глубокая ножевая рана, но эта рана не могла стать причиной смерти. Малецки была ростом 170 см, весом 50 кг.


После того, как тело было обнаружено тело монахини Кэтрин Сесник, судмедэксперт (доктор Вернер У. Спитц) сделал вывод, что сестра Кэти умерла от перелома левого виска. Диаметр травмы составлял два дюйма и мог явиться следствием удара тяжёлым тупым предметом, например кирпичом. Следы на её шее свидетельствовали о том, что девушку душили. В своем отчете патологоанатом не смог с уверенностью сказать, была ли она изнасилована, потому что нижняя часть тела была изувечена животными. Но он отметил, что «состояние одежды указывало на сексуальную подоплеку этого убийства». По мнению доктора, сестра Кэти была убита в ночь похищения.


Обналиченные в банке 255 долларов так и не были найдены, хотя кошелёк и личные вещи девушки лежали неподалёку от тела. Кольца и часы также оставались на ней, благодаря чему детективы исключили мотив ограбления.


Одна из свидетельниц рассказала, что автомобиль сестры Кэти был припаркован в 20:30 на своём обычном месте. Но она не видела, кто был за рулём, и сколько человек находилось в машине. Другие свидетели видели машину уже припаркованную в неположенном месте в 22:30. Все сочли это странным, поскольку сестра Кэти никогда не стала бы нарушать правил парковки.

Ещё один свидетель сообщил, что видел, как к автомобилю сестры Кэти подъехала ещё одна машина. Судя по всему, она знала владельца машины и могла встретить его либо в банке, либо в торговом центре.


Судя по тому, что в автомобиле были обнаружены ветки, следователи предположили, что Сесник выходила из машины и заходила в лесной массив. Так как автомобиль был найден в полутора километрах от парка Ликин, полиция прочесала его с использованием служебных собак. Но это не принесло результатов.


Первым подозреваемым в ходе расследования Джанграссо стал священник-иезуит Джерард Куб. Куб был одним из знакомых священников, которым звонила соседка Сесник, когда поняла, что Кэти пропала. Именно он позвонил в полицию и сообщил об исчезновении сестры Кэти. В то время Куб ухаживал за Сесник. За два года до этого, ещё до того как девушка приняла обет безбрачия, а он стал священником, он предлагал Кэтрин Сесник пожениться. Тогда она ему отказала, но они продолжали проводить время вместе и писать друг другу любовные письма. А за три дня до исчезновения монахини Куб позвонил ей и сказал, что всё ещё любит её. Он был готов оставить свой сан ради неё и надеялся, что она бросит монашество. «Я сказал: если захочешь уехать, то мы уедем и поженимся».


Полиция вызвала Куба на допрос, но у мужчины было алиби. Он и его товарищ, тоже священник, ездили на ужин в центр Балтимора, а затем ходили в кинотеатр. Он предъявил все квитанции и билеты, а также дважды успешно прошёл проверку на детекторе лжи.


Другой следователь из округа Балтимор по имени Гарри Бэннон в 2004 году рассказал одной из газет, что, по его мнению, Куб знал об убийстве сестры Кэти больше, чем рассказывал, но церковь вынудила его держать язык за зубами. «Вмешались церковные юристы, они поговорили с начальством в отделении полиции. Нам сказали: «Либо предъявите Кубу обвинение, либо отпустите его. Перестаньте его беспокоить. После этого нам пришлось снять с него подозрения. И это было досадно, потому что я уверен, что Куб знал больше, чем говорил». «Мы были абсолютно уверены, что идем в правильном направлении. … Если отец Куб этого не делал, он знал, кто делал. Мы все прекрасно осознавали возможность скандала из-за всего, что происходило внутри католической церкви между священниками и монахинями».


Вторым подозреваемым в деле сестры Кэти стал Эдгар Дэвидсон. Он проживал с ней в одном районе, ранее за ним уже наблюдалось жестокое поведение. Однажды его жена заявила, что ночью 7 ноября он вернулся домой в окровавленной рубашке. Сам Эдгар сказал, что участвовал в драке. На самом деле, для него это было обычным делом, поэтому жена ничего не заподозрила. Когда сообщение об исчезновении сестры Кэти появилось в новостях, он якобы сказал своей жене: «Её тело найдут, когда наступит зима, она будет похоронена в снегу». Год спустя Дэвидсон подарил жене довольно дорогое ожерелье, в качестве подвески в нём использовался свадебный колокольчик. Интересно, что следователям так и не удалось установить, что сестра Кэти купила в качестве свадебного подарка своей сестре.

Позже Дэвидсон был арестован, когда угнал машину и пытался на ней подцепить девушек-подростков. В 1976 году кто-то, похожий на него, позвонил в радиопрограмму по делу сестры Сесник и заявил, что знает человека, у которого были четки сестры Кэти. Однако эта информация так и не нашла подтверждения.


Следующими подозреваемыми стали братья Шмидт. Ронни и Билли Шмидт работали и жили в Балтиморе. Ронни был женат и имел детей. После исчезновения сестры Кэти он начал сильно пить и употреблять наркотики. Билли был гомосексуалистом и жил напротив сестры Кэти. Члены семьи братьев рассказывали, что после той ночи, когда исчезла монахиня, оба брата очень сильно изменились. Жена Ронни рассказывала, что Билли и его парень часто начали переодеваться в священника и монахиню. Билли постепенно начал вести затворнический образ жизни. По ее словам, он иногда говорил о женщине на чердаке. Позже она нашла на чердаке манекен в одежде монахини. Несколько раз Билли пытался покончить с собой.

Дочь Ронни утверждала, что отец, однажды, будучи пьяным, сказал, что начал пить, потому что убил женщину. Сын Ронни, которому на момент преступления было четыре года, позднее рассказал, что в одну из ночей, возможно в ту самую, он был с Билли и несколькими другими мужчинами увидел, как они оставили на набережной что-то завёрнутое в ковёр. Его слова так и не нашли подтверждения.


Так или иначе, сам следователь Джанграссо, который ушёл в отставку в 1980 году, предчувствовал, что Сесник была убита неким человеком, который связан с церковью. Джанграссо допросил полдюжины священников, которые были знакомы с сестрой Кэти. Среди них был один человек, имя которого всплывало чаще других: отец Джозеф Маскелл, который работал с Сесник в Кио. Джанграссо несколько раз пытался допросить этого человека, но каждый раз он ускользал от допросов.


Джанграссо рассказал, что в те годы в Балтиморе было практически невозможно проводить расследования в отношении служителей церкви. Балтиморская архиепархия - старейшая в Соединенных Штатах, и церковь считает ее главной католической юрисдикцией в стране. Более половины жителей города считают себя католиками. По статистике, среди лиц, подвергшихся насилию со стороны священников, начиная с 1980 года, прокуратура Балтимора предъявила обвинения только трем из 37 священников. Только двое из этих священников были осуждены, а приговор одному из них был отменён в 2005 году.


Один из детективов округа Балтимора, который пожелал остаться анонимом, рассказал, что его непосредственный начальник заставил его уничтожить некоторые отчёты, которые, по его мнению, могли бы не понравиться церкви.


Особенно труднодостижимой целью среди всех служителей церкви был именно отец Маскелл. В те времена он был священником полиции округа Балтимор, полиции штата Мэрилэнд и Национальной гвардии Мэрилэнда. В машине Маскелла постоянно лежал полицейский сканер и заряженный пистолет. Священник частенько выпивал с полицейскими и выезжал с ними на ночное патрулирование, особенно на мелкие преступления или чтобы приструнить подростков, целующихся в машине.


Боб Фишер, владелец автомастерской на юго-западе Балтимора, где Маскелл часто оставлял машину, рассказывал, как священник часто хвастался перед публикой своими полицейскими привилегиями. Старший брат Маскелла по имени Томми был настоящим героем. Он был полицейским, и в него стреляли, когда он попытался предотвратить ограбление магазина. Поэтому преследование Маскелла означало бы нарушение неписанных правил, которых придерживалась полиция. «Если был замешан полицейский или его семья, мы пытались их выручить. Когда мы узнали, что брат Маскелла был лейтенантом полиции, мы поняли, что у нас проблемы».


Джанграссо впоследствии вспоминал, как начальство давило на него, чтобы он оставил Маскелла и других представителей духовенства в покое. Тот факт, что тело сестры Кэти было обнаружено за пределами его юрисдикции, в округе Балтимор, где Маскелл был священником, по мнению Джанграссо, не был случайным. Тем не менее, Джанграссо пришлось передать это дело полиции округа Балтимор, которая, в свою очередь, спустила дело на тормозах и так и не предъявила никому обвинений.


Дело считалось висяком в течение двух десятилетий. Пока в 1994 году две женщины не выступили с громкими заявлениями против Джозефа Маскелла. Эти заявления связали его с убийством молодой монахини. Женщины, имена которых в судебных протоколах того времени указывались как «Джейн Доу» и «Джейн Роу», заявили, что будучи ученицами школы Кио, подвергались изнасилованиям со стороны Маскелла. Женщины подали гражданский иск против Маскелла, епархии Балтимора, школы сестёр Нотр-Дама, филиалом которой была школа Кио, а также против гинекоголога из Балтимора по имени Кристиан Рихтер. В иске они требовали возмещения морального ущерба в размере 40 млн долларов.


Женщины использовали псевдонимы, поскольку боялись Маскелла и его старых друзей из полиции. Маскелл скончался в 2001 году, поэтому Джейн Доу и Джейн Роу, наконец, решились объявить общественности свои настоящие имена, Джин Венер и Тереза Ланкастер. Именно Венер заявляла, что Маскелл показал ей тело Сесник, прежде чем его обнаружили охотники. Поначалу следователи не поверили её словам. Их смутило, что она говорила про опарышей на лице девушки. Но, как известно, опарыши не могли появиться в ноябре, когда температура воздуха уже довольно низка. Однако, судя по результатам вскрытия, опарыши всё же были обнаружены в горле сестры Кэти – изначально публике не сообщили об этой детали.


Сейчас Венер 64 года, она работает терапевтом, и у неё большая католическая семья в Балтиморе. Ланкастер 63 года, и работает она адвокатом общей практики на восточном берегу Мэриленда. По словам Венер, она на долгие годы похоронила в себе большинство тех ужасных воспоминаний о Кио. О насилии она начала вспоминать, начиная с 1992 года, когда увидела в школьном альбоме фото Маскелла и директора религиозных служб школы, отца Нила Магнуса. По её словам, эти фотографии вызвали в ней болезненные воспоминания, и подробности постепенно начали возвращаться в её память.


Хотя Ланкастер всегда помнила большинство из того, что с ней произошло в Кио, она тоже подавила в себе некоторые подробности того ужаса. Это продолжалось до смерти её матери в 1993 году. При матери-католичке она избегала разговоров и даже мыслей о насилии. И только потом она начала вспоминать весь тот ужас, который перенесла в школе.


Порой, выжившие неправильно запоминают подробности травмирующих событий. Но слова Ланкастер и Венер подтверждались протоколами судебных заседаний и допросами восьми других учениц Кио – четверо из них утверждали, что подвергались насилию со стороны Маскелла, а ещё четверым удалось избежать этого.


Кио была обычной католической школой, где ученицы были обязаны носить клетчатые юбки до колен и блузки, застёгнутые на все пуговицы до шеи. Однако бывшие ученицы рассказывали, что в кабинете Маскелла и в соседнем доме приходского священника им предлагалась непринуждённая открытая среда, где можно было говорить о сексе и наркотиках, употреблять алкоголь и курить сигареты прямо на его красном велюровом диване.


Маскелл был харизматичным молодым человеком. Он стал священником Кио в 1967 году, через два года после открытия школы. Тогда ему не было ещё и 30 лет. Широкоплечний священник ирландского происхождения с голубыми глазами, он также работал психологом в школе. Позднее он получил учёную степень по психологии в престижном университете Джона Хопкинса.

Бывшие ученицы Кио рассказали, что для своих грязных целей Маскелл использовал своё обаяние, психологическую подготовку и авторитет, с помощью которых сначала обезоруживал девушек, а затем манипулировал ими. Он постоянно повторял, что хочет для своих учениц только лучшего.


Тереза Ланкастер рассказала, что в 1970 году к Маскеллу приехали её родители, чтобы поговорить о поведении дочери. Родители рассказали ему, что нашли в сумочке дочери косяк с марихуаной, а также жаловались на длинноволосого парня, с которым она встречалась. Однажды во время урока Маскелл по громкой связи вызвал девушку к себе в кабинет и закрыл дверь. Он снял с девушки одежду и заставил её обнажённую сесть к себе на колени. Как он сам говорил ей, его прикосновения были «благочестивы». Также он сказал, что хотя и не должен этого делать, но он способен помочь только при физическом контакте.


Часто девушки не осознавали, что их насиловали. Какое-то время Ланкастер думала, что у неё со священником романтические отношения, и он любит её. Всё было как на свидании. Однако потом она узнала, что в его кабинете бывают и другие ученицы.


Когда она начала осознавать истинную природу этих отношений, то не стала сопротивляться или кому-то рассказывать, поскольку Маскелл сразу же пригрозил, что в этом случае её отчислят за употребление наркотиков и отправят в школу девочек Монтроуз. Это было ужасное заведение для несовершеннолетних. Оно располагалось в городе Рейстертаун, штат Мэриленд. По ее словам, один или два раза он ударил ее и показал заряженный пистолет, который хранил в своём столе в школе. «Он дал мне понять, что я либо соглашусь с тем, что он хотел сделать, либо произойдёт что-то страшное».


Если Маскеллу попадалась ученица, которая казалась обеспокоенной или плохо себя вела, он вызывал её к себе в кабинет прямо с урока через громкоговоритель. Он звал её для «терапии». Венер рассказала, что она отправилась к директору религиозных служб Магнусу на исповедь. Ей было 14 лет, она чувствовала себя виноватой из-за изнасилования, которому подверглась в раннем детстве. По её словам, священник повернулся к ней в исповедальне, расспрашивал и подробностях изнасилования и при этом мастурбировал.


После этого Маскелл и Магнус вызывали её в свои кабинеты для совместных консультаций. По их словам, всё это было направлено на то, чтобы помочь девушке обрести прощение Господа за то, что она сделала в детстве. По их словам, девушка была сама виновата в том, что была изнасилована в детстве. На её глазах священники мастурбировали, фотографировали её обнажённой и заставляли вступать в половую связь для полного «духовного исцеления».


Впоследствии Маскелл начал вызывать Венер в свой кабинет, но уже без Магнуса. Там он показывал ей порнографию, рассказывал, что пытался просить для неё прощения у Господа.

Тереза Ланкастер училась в Кио с 1968 по 1972 годы. По её словам, она подвергалась изнасилованиям со стороны Маскелла и других священников. У Маскелла был друг, гинеколог доктор Рихтер, который постоянно проверял, не забеременели ли девушки. Ланкастер утверждает, что Маскелл отвел ее к Рихтеру, чтобы провести тест на беременность, а затем изнасиловал ее на столе, пока Рихтер проводил обследование груди.


Рихтер скончался в 2006 году, но он всегда отрицал любые обвинения во время судебного разбирательства в 1994 году, однако допускал возможность присутствия Маскелла во время обследований.


Несколько женщин, которые решились дать интервью про Маскелла, рассказали, что священник организовал настоящий бордель. По словам Джин Венер, на последнем году обучения Маскелл начал водить её в церковь Святого Климента, где девушку насиловали другие мужчины, которых Маскелл называл брат Эд, брат Тед и брат Боб. Чтобы Венер ничего не рассказала, Маскелл убеждал её, что она участвует во всём это по собственному желанию. Однажды он приставил к её виску незаряженный пистолет и нажал на курок. Затем он сказал, что её отец, который служил в полиции, сделает то же самое, но с заряженным пистолетом, если узнает, что его дочь развлекается с пожилыми мужчинами.


Ланкастер, Венер и ещё одна жертва по имени Донна ФонДенБош вспоминали, как в изнасилованиях принимали участие полицейские. Это было как в школе, так и за её пределами. ФонДенБош, которая стажировалась в качестве медсестры, видела полицейского в форме, а затем она очнулась в кабинете Маскелла. Состояние было совершенно разбитое, а блузка была застёгнута не так, как её застегивала сама девушка.


Венер рассказывала, что при встречах с полицейскими всегда присутствовал Маскелл. Он следил за тем, чтобы девушки не пытались сбежать. Однажды он разозлился на то, что Венер испугалась мужчин, ведь она должна была вести себя так, словно всё происходит по обоюдному согласию. Он толкнул её к зеркалу и закричал: «Взгляни на эту шлюху. Никогда не веди себя так, будто тебе страшно!».


Единственным человеком, который пытался помочь девочкам, была сестра Кэти Сесник. Венер рассказала, что в 1969 году, в конце второго курса, Сесник осталась в классе наедине с девочкой. Она деликатно спросила: «Священник причиняет тебе боль?». На что Венер лишь кивнула. Сесник велела девочке отправляться домой и насладиться летними каникулами. Она сказала, что во всём разберётся.


66-летння Кэти Хобек также рассказала, что просила сестру Кэти защитить её от Маскелла, когда училась в Кио в 1968 году. Осенью 1969 года Сесник покинула Кио и устроилась на новую работу в старшую школу Вестерн в Балтиморе. Но она поддерживала плотный контакт со своими бывшими подопечными, которые регулярно приходили к ней в гости. Некоторые из них часто говорили о Маскелле. За два дня до исчезновения сестры Кэти у неё в гостях были Хобек и ещё одна девочка, её одноклассница. Монахиня спросила, беспокоит ли их ещё Маскелл. «Мы сказали ей нет, и на этом всё закончилось».


Но далеко не всем девочкам так повезло. Несмотря на обещания Сесник уладить ситуацию с Маскеллом, он продолжал насиловать Джин Венер, когда девочка вернулась после каникул в школу. Стало даже ещё хуже. За день до исчезновения сестры Кэти к ней также приходили девушки и рассказывали про Маскелла. Впоследствии, много лет спустя, эти женщины согласились дать интервью.


По их словам, прямо посреди разговора, в квартиру Кэтрин Сесник без стука вломились Маскелл и Магнус. «Маскелл уставился на меня. Он знал, зачем я сюда пришла». После этого девочка сразу же покинули квартиру монахини. На следующий день Маскелл вызвал её к себе в кабинет. У него в руках был пистолет и он пригрозил, что если кто-то узнает про изнасилования, то священник убьёт её, её парня и всю её семью. В эту же ночь исчезла сестра Кэти.


В начале 90-х годов прошлого века детективы начали использовать новые методы судебной экспертизы, которые были недоступны им 25 лет назад. Одним из таких методов являлось составление психологического портрета преступника на основе обстоятельств совершения преступления и обнаруженных улик. По мнению эксперта в этой области, убийство сестры Кэти совершил незнакомый ей человек. Однако, девушка изредка могла пересекаться с этим человеком ранее. Скорее всего, по его словам, убийца не знал, что жертвой была монахиня. Сначала он планировал просто ограбить девушку, но впоследствии появился сексуальный подтекст. Убийца был знаком с районом, где жила Кэтрин Сесник и с Monumental Avenue, где впоследствии было обнаружено тело.


В июне 1992 года, более чем через 20 лет после убийства Сесник, Венер решилась пойти в архиепископию Балтимора и предъявить обвинения отцу Джозефу Маскеллу. Церковь временно отстранила его от служения для проведения психологической оценки. Маскелл уволился из Кио в 1975 году, после этого он работал пастором в церкви Святого креста, примерно в 7 км от Кио.

В течение следующих месяцев Маскелл был направлен на обследование и лечение. Всё это время архиепископия пыталась отыскать других жертв Маскелла, чтобы подтвердить обвинения против него. Маскелл отрицал все обвинения. После нескольких месяцев безуспешных попыток подтвердить обвинения архиепископия снова допустила Маскелла к службам.


Представитель школы Кио, которая теперь носит название «Старшая школа Сетон Кио» отказалась от любых комментариев, но отметила, что в настоящее время в школе не работает ни один из сотрудников тех лет.

Показать полностью
13

Убийство в день Святого Валентина

Поздним зимним вечером 1945 года жители небольшой английской деревушки Нижний Куинтон были потрясены зверским убийством их односельчанина, нарушившим патриархальный покой здешнего края.


Прибывшие на место трагедии полицейские констатировали смерть потерпевшего, последовавшую от множественных телесных повреждений, нанесенных жертве вилами и топором. Однако банальное на первый взгляд деревенское преступление на поверку оказалось зловещим ритуальным жертвоприношением, оставшимся нераскрытым и по сей день.


Населению Нижнего Куинтона убитый мужчина был известен очень хорошо. Нельзя сказать, чтобы односельчане особенно сокрушались о его кончине. Пожилой фермер по имени Чарльз Уолтон отнюдь не пользовался популярностью у соседей. Будучи по своей природе замкнутым и нелюдимым человеком, он жил в убогой соломенной хижине вместе со своей племянницей Эдит и, занимаясь сельским хозяйством, часто подряжался на поденные работы на окрестных полях. Многие считали Уолтона медиумом, экстрасенсом, просто колдуном. И надо сказать, что поводов к этому было предостаточно. Во-первых, старик шокировал добропорядочных и суеверных односельчан тем, что в качестве домашних животных разводил огромных лягушек. Это были знаменитые камышовые жабы, которые отличаются от обычных тем, что не прыгают при движении, а бегают, как собаки или кошки. Поговаривали также, что даже птицы слушаются Уолтона и могут совершать полеты по его указаниям. Многие животные повиновались воле ясновидца, и только собак он не переносил и панически боялся.


Еще в молодости Уолтон интересовался магическими культами древних, особенно обрядами кельтских жрецов-друидов. Как раз в то время и произошло событие, определившее его дальнейшее отношение к представителям собачьего рода.


Неподалеку от хижины Уолтона находилась возвышенность под названием Меон - нехорошее место с точки зрения местных жителей. Еще в молодости, прогуливаясь однажды ночью в его окрестностях, Уолтон внезапно увидел зрелище, которое запомнилось ему на всю жизнь. По пологим склонам холма безмолвно носилась черная, как сама ночь, призрачная собака с ярко горящими глазами. Уолтон в ужасе бросился домой, но любопытство оказалось сильнее, и на следующую ночь он вновь посетил колдовскую гору. В течение трех суток юноша наблюдал за привидением, и закончилось это весьма плачевно: на исходе третьей ночи собака превратилась в призрак женщины без головы, а на другой день умерла сестра Уолтона.


С тех самых пор Чарльз ушел в себя и стал жить одиноким затворником, воспитывая осиротевшую племянницу Эдит. Он нанимался работать за скудное жалованье, иногда злоупотреблял виски, так что соседи просто махнули на него рукой.


Здесь следует сделать краткое отступление, которое лучше поможет понять случившееся. Конан Дойл, хорошо знакомый с историей, отнюдь не случайно выбрал героем своего романа «Собака Баскервилей» громадного угольно-черного демонического пса с пылающей огнем пастью. Обратимся к истории и мы. В легендах и мифах восточной Англии встречается немало упоминаний о зловещих собаках - вестницах смерти. Этих существ называют «черные псы», и они обычно описываются как животные размером с теленка с горящей пламенем мордой. Их ужасающий рев люди могут слышать перед самыми сильными бурями. Таящиеся в паранормальных (как принято говорить сегодня) местах, - на холмах, перекрестках дорог и топях, эти собаки являют собой знамение близкой смерти для тех, кто встретил их в ночной час.


Теперь вернемся к нашей истории. 14 февраля 1945 года Чарльз Уолтон встал как обычно рано утром и отправился на работу в поле, прихватив с собой вилы и небольшой топорик. Последним, кто видел после этого старика живым, был местный фермер, который около полудня заметил Уолтона подле Меонского холма, где тот чинил изгородь. Однако наступила ночь, а Чарльз так и не появился дома.


Обеспокоенная столь долгим его отсутствием 33-летняя племянница Эдит обратилась за помощью к соседу и вместе с ним отправилась на поиски дяди. Они нашли его... Тело старого Уолтона лежало навзничь под большой ивой на вершине Меонского холма. Вилы были всажены в его горло с такой силой, что их зубья ушли глубоко в землю. Помимо этого на груди убитого зияла крестообразная рана, нанесенная топором, а сам топорик был всажен ему прямо в ребра. Лицо покойного искажала гримаса ужаса, а над самой его головой с ветвей ивы свисало в петле тело удушенной черной собаки.


Убийством в Нижнем Куинтоне заинтересовался Скотленд-Ярд, который и направил в это богом забытое место одного из своих лучших сыщиков Робера Фэбиана. Как ни пытался Фэбиан выдвинуть какую-либо логическую гипотезу, мистическая пелена все более сгущалась над «делом Уолтона». Начнем хотя бы с того, что уже сама дата совершения убийства наводит на соответствующие размышления. Знатокам древних культов прекрасно известно, что 14 февраля (1 февраля по кельтскому календарю) - это день языческого Праздника огней - Оймелк, когда жрецы-друиды совершали свои кровавые жертвоприношения на свежевспаханном поле, прося богов ниспослать людям хороший урожай.


Перед собравшим скудные свидетельские показания Фэбианом возникла следующая картина событий, предшествовавших убийству. Случилось так, что хлебный урожай 1944 года отличился сильным недородом, да и наступивший год не сулил ничего лучшего в этом отношении. Несколько же ближайших соседей Уолтона случайно увидели, как тот запрягал своих домашних жаб в игрушечные плуги и пускал их ползать по полям. Надо сказать, что данный способ наведения порчи на будущие посевы использовался в Великобритании еще с древности. Вероятно, пришел к выводу сыщик, кто-то из местных крестьян решил, что таким образом Чарльз Уолтон при помощи колдовства хотел навредить своим односельчанам.


Обращало на себя внимание и то, что место происшедшей трагедии было тоже окутано мистическим ореолом. Деревушка Нижний Куинтон находится в местности Котсуолд графства Глочестершир. В этих унылых краях полей и болот колдовская магия и суеверия имеют вековую историю. Как раз неподалеку от Куинтона располагаются знаменитые Роллрайтские камни - огромное мегалитическое сооружение, подобное Стоунхенджу, но гораздо более древнее. Как гласит легенда, некий датский король вторгся однажды в Англию со своим войском. В этих пустынных местах он встретил ведьму и обратился к ней с вопросом, сможет ли он завоевать эту страну. Колдунья приказала ему сделать семь шагов вперед и сказала:

- Если ты увидишь впереди деревню, твое желание сбудется.


Король немедленно так и поступил, однако на седьмом шаге неожиданно увидел, что деревню загораживает холм. В этот момент ведьма крикнула:

- Королем Англии тебе не стать. Опустись на колени и камень возьми!

Датский монарх и его воины немедленно обратились в каменные столбы, а ведьма исчезла, превратившись в старое дерево.


По бытующему в Котсуолде преданию, каждый раз ровно в полночь камни оживают и снова превращаются в людей. Они берут друг друга за руки и танцуют до рассвета свои странные призрачные пляски. Если неосторожный или любопытный человек увидит их, он либо вскоре умирает, либо лишается рассудка. Роллрайтские камни издавна прославились как место проведения неоязыческих шабашей, которые были запрещены только в 1949 году. Суперинтендант Фэбиан выяснил с абсолютной достоверностью, что Уолтон не раз и не два пробирался сюда тайком, чтобы наблюдать за проведением языческих сборищ.

Некоторый свет на подоплеку убийства пролил и тот факт, что крови Уолтона дали уйти в землю. Дело в том, что сила колдуна, как гласит традиция, может быть нейтрализована кровопусканием. В Средние века людей, заподозренных в колдовстве, обрекали на медленную смерть, делая им крестообразные надрезы на теле, после чего те умирали от потери крови.


Тут Фэбиану необыкновенно повезло. Он запросил лондонские криминальные архивы о «магических» преступлениях, совершенных подобным образом. Каково же было его удивление, когда на его письменный стол легла справка о деле 1875 года. Тогда в деревне Лонг-Комптон (расположенной всего в нескольких милях от Нижнего Куинтона!) была убита 75-летняя Анна Тернер. Преступником оказался местный деревенский сумасшедший Джон Хейвуд, которого кто-то убедил, что старуха является ведьмой и заколдовала его. Как и в случае с Уолтоном, это было в год плохого урожая. Полоумный убийца признался, что заколол пожилую женщину вилами, а затем нанес ей топором крестообразную рану, проходящую через горло и грудь жертвы.

И это было все, что удалось раскопать Фэбиану. Далее «дело Уолтона» становилось все более и более загадочным. Люди Фэбиана собрали более 3000 свидетельских показаний и чаще всего слышали, что, мол, так Уолтону и надо за его колдовские штучки. А вот мистики в деле все прибывало и прибывало...


Однажды, гуляя по окрестностям, сыщик заметил, как по Меонскому холму бежала собака черного цвета, за которой гнался рабочий фермы. Фэбиан направился к ним, а когда собака скрылась из виду, спросил рабочего о причине погони. К изумлению полицейского, фермер с ужасом заявил, что никакой собаки не видел и в помине. Вечером того же дня на местной дороге машина констебля насмерть задавила черную собаку, а на следующее утро в придорожной канаве обнаружили мертвую корову.


Вскоре, не зная, что делать, отчаявшийся сыщик решил устроить засаду у Роллрайтских камней и арестовать всех возможных участников тамошних мистических церемоний. Несколько ночей все было спокойно: камни не танцевали, да и ведьмовские общины не собирались. Однако через пять дней произошло невероятное. Дело в том, что «оперативники» дежурили у камней по двое - с одной и с другой стороны мегалитической громады. В одну из темных февральских ночей констебль Джон Холдинг, находившийся на своем привычном посту, услышал пронзительный крик своего напарника, а затем несколько выстрелов, последовавших один за другим. Достав пистолет, он бросился на помощь коллеге и, к своему ужасу, обнаружил его лежащим без сознания на земле, причем на губах полицейского выступила белая пена. Холдинг осмотрел револьвер напарника, - его барабан был пуст. Остается добавить, что пришедший в сознание констебль уже ничем не мог помочь следствию, так как его рассудок полностью помутился. Позже он был отправлен в клинику для неизлечимых душевнобольных, откуда более уже никогда не вышел.


У Роллрайтских камней никого так и не поймали. Если и устраивали там неоязычники свои сборища, то, видимо, прослышав о засадах, затаились до времени.

После этого уже изрядно растерявший свой гонор лондонский криминалист скрепя сердце согласился пригласить из столицы бригаду профессиональных ученых-археологов, этнографов и даже экстрасенсов с магическим уклоном.


«Группа поддержки» немедленно принялась за дело. Пока маги исследовали экстрасенсорную активность вблизи места преступления, археологи произвели ряд раскопов на Меонском холме. Экстрасенсы много наговорили о сильной активности злых астральных сущностей, но конкретно ничем помочь не смогли. Археологам повезло больше, чем «паранормальщикам»! Ученым действительно удалось обнаружить развалины древнего друидского капища, относящегося примерно к I-III векам н.э. Так что друиды на самом деле с давних времен проводили в этих местах свои как вполне безобидные, так и кровавые обряды. На этом Скотленд-Ярду пришлось поставить точку в деле об убийстве Уолтона и отнести его к разряду нераскрытых, каковым оно и остается по сей день.


Мистическая подоплека преступления (особенно после того, как информация о расследовании просочилась в прессу) привлекла к нему внимание многих исследователей колдовства и древних культов. Известный антрополог Маргарита Мюррей заявила, что Чарльз Уолтон несомненно был убит в результате кельтского обряда кровавого жертвоприношения тайной сектой друидов. Писатель Дональд Маккормик написал на эту тему книгу «Колдовское убийство», где высказывал ту же точку зрения. Иные авторы считают, что друиды непричастны к смерти колдуна и его убили местные крестьяне за его реальные и вымышленные их невежественными умами злые дела. Остается только гадать: где же истина?

Показать полностью
292

Это преступление шокировало Австралию

Выходные по случаю Дня труда в 1997 году 14-летняя Лорен Барри и 16-летняя Николь Коллинс решили провести в Уайт-Роке неподалёку от города Бега в Австралии. Поход планировался не только по случаю праздника, но и в качестве празднования дня рождения Николь.


Отец Николь помог девочкам разбить лагерь. Девочки пообещали регулярно приходить в дом Николь за едой и чтобы принять душ. Никто не беспокоился из-за того, что девочки находились в лагере совершенно одни. Поскольку район, где они остановились многими родителями описывался как безопасный, плюс ко всему, он располагался недалеко от дома Николь. К сожалению, это не помогло уберечь девочек от беды.


5 октября после 21 часа подружки вышли из своего лагеря и направились к друзьям неподалёку. В этот момент с ними поравнялся Ford Telstar с двумя молодыми людьми, каждому из которых на вид было около 20 лет. Они предложили подвезти девочек. Как только те сели в машину, находившиеся там молодые люди, 28-летний Лесли Камиллери и 23-летний Линдсей Бэкетт преставили к ним ножи и сказали, что если девочки выполнят всё, что им скажут, они смогут вернуться домой невредимыми.


В последующие 12 часов с подружками происходили ужасающие вещи. Их возили по разным местам и постоянно насиловали, пока один из молодых людей управлял автомобилем. Когда девочки спросили, убьют ли их, Лесли повернулся к ним и сказал, что их скоро отпустят. В то же время он пробормотал Лендсею: «Они не вернутся».


Около 8 часов следующего утра парни привезли девочек к реке Фидлерс-Грин-Крик. Действуя по указанию Лесли, девочки были связаны и их силой заставили пойти в дикую местность неподалёку от побережья реки. Удалившись на достаточное расстояние, Лесли заставил девочек раздеться и помыться в реке, чтобы смыть следы изнасилований.


Затем Лесли приказал Линдсею убить обеих девочек. Когда тот отказался, посчитав, что убивать обеих было несправедливо, Лесли пригрозил ему ножом, и Линдсей выполнил приказ. Пока Лесли ждал в машине, Линдсей жестоко убивал подружек.


Позднее в суде выслушивали информацию о том, как Линдсей пытался утопить в реке Лорен Барри. Когда у него ничего не вышло, он перерезал ей глотку. При этом он сам порезал себе палец, в результате чего оставил на месте преступления большое число своей ДНК.


Убийство Николь было гораздо более жестоким. Услышав, как убивают её подругу, она спросила Линдсея: «Ты ведь собираешься убить меня, да?». В ответ он перерезал ей глотку. Но девочка не умерла мгновенно, она ещё пыталась позвать на помощь. Тогда Линдсей вонзил нож в её шею и грудь. Пока девочка истекала кровью, он ногой ударил несколько раз по её голове.


Когда обе подруги были мертвы, Линдсей вернулся к Лесли, и оба попытались избавиться от окровавленных вещей и других улик. Также они сделали химчистку салона своего Ford’а. Но одну деталь они всё же упустили…


Лесли Камиллери и Линдсей Бэкетт были опытными преступниками. До убийства девочек Лесли уже сидел в тюрьме по обвинению в нарушении закона целых 146 раз, среди которых были кражи, нападения и сексуальные преступления против несовершеннолетних.


Линдсей и Лесли часто вместе угоняли машины и до этого были знакомы уже около двух лет. На этот раз преступников выдал угнанный Ford Telstar. Всего через пару недель после этого, 25 октября, полиция обнаружила угнанный автомобиль. Внутри лежали карты района Бега и вещи Линдсея. 27 октября полицейские арестовали Линдсея за угон, а 28 арестовали Лесли.


Поначалу оба отрицали свою причастность к исчезновению Лорен Барри и Николь Коллинс. Однако после многочисленных допросов Линдсей Бэкетт наконец поддался давлению полицейских. Он признался в убийствах и отвёл полицейских к захоронению тел у реки Фидлерс-Грин-Крик. Обоим были немедленно предъявлены обвинения в похищении, изнасиловании и убийстве.


Обоих парней судили по отдельности. 26 июня 1998 года Линдсэй Бэкетт перед Верховным судом штата Виктория признал себя виновным в обоих убийствах. Он был приговорён к пожизненному заключению без права пересмотра дела в первые 35 лет.


Суд над Лесли прошёл не так гладко, поскольку он утверждал, что вообще не участвовал в похищениях и убийствах. 15 февраля 1999 года начался суд над Лесли Камиллери. Всего на процессе присутствовало 70 свидетелей, включая его сообщника, Линдсэя Бэкетта. 27 апреля 1999 года Лесли признал себя виновным и был приговорён к пожизненному заключению без права пересмотра приговора.


В 2012 году Камиллери предстал перед судом Мельбурна по обвинению в убийстве 13-летней школьницы Пруденс Бёрд, которая пропала прямо из своего дома в Гленрое в феврале 1992 года. Камиллери намекнул на признание при допросе полицией, но возникли разногласия по поводу мотива и способа совершения убийства. 5 декабря 2013 года Лесли Камиллери был приговорён ещё к 28 годам лишения свободы за убийство Пруденс Бёрд.


Что касается Линдсея Бэкетта, то время, в течение которого он может требовать условно-досрочного освобождения составляет 35 лет – это самый большой срок, который когда-либо давали заключённым штата Виктория. После вынесения приговора, когда Линдсея выводили из зала суда, одна из матерей девочек крикнула ему: «Надеюсь, ты сгоришь в аду!».


В 2033 году Бэкетту будет позволено просить об условно-досрочном освобождении, в этот год ему исполнится 59 лет.


Результатом судебных слушаний против Линдсея Бэкетта и Лесли Камиллери стало внесение поправок в Закон о залоге 1978 года. В новой редакции Закона запрещалось выпускать преступников под залог за совершение следующих преступлений: непредумышленное убийство, умышленное причинение вреда здоровью, похищение, сексуальное насилие при отягчающих обстоятельствах, половые сношения с ребенком, не достигшим 10-летнего возраста, а также нападение с целью совершения полового акта с ребенком, не достигшим 10-летнего возраста.

Показать полностью
83

Маленькая мисс Лейк-Панасоффки

Озеро Панасоффки расположено в сердце болотистой местности Флориды, в 50 милях к северо-западу от Орландо. Это мутное и довольно мистическое озеро площадью почти 27 квадратных миль. По восточному побережью озера проходит магистраль №75 - крупнейшая магистраль, которая связывает Флориду с юго-восточной частью штата.


19 февраля 1971 года два подростка-автостопщика, которые направлялись на север, в сторону Тампы, проходя по мосту через озеро, обнаружили разлагающееся тело, наполовину погружённое в воду в озере Панасоффки, рядом с прилегающим шоссе. После приезда полиции полностью одетое и сильно разложенное тело молодой женщины было извлечено из озера. Не было найдено предметов, способных идентифицировать личность. Никто так и не откликнулся на сообщения о нахождении тела девушки.


На ней была надета зелёная кофта, зелёные клетчатые штаны и зелёное пончо. Также она носила часы из белого золота, золотое ожерелье, а на безымянном пальце было золотое кольцо с прозрачным камнем, что указывает на её возможное замужество.


Судебный осмотр останков был осуществлён доктором Уильямом Шутце. Он пришёл к заключению, что жертва была убита примерно за 30 дней до её обнаружения, хотя она могла быть мертва и до 2 месяцев. Мужской ремень 36-го размера был обмотан вокруг её шеи, что указывало на удушение как самую вероятную причину смерти. Через полгода женщина была похоронена под простой металлической табличкой с надписью "Джейн Доу, 1971".


10 лет спустя шерифом округа Самтер стал Дежйми Адамс. Разбирая папки с нераскрытыми делами, он наткнулся на дело загадочной Джейн Доу. Его очень потряс тот факт, что молодую девушку так и не удалось опознать. Он начал пытаться распутать это дело, приглашая различных экспертов для его рассмотрения. Через год он официально заново открыл дело маленькой мисс Лейк-Панасоффки. В феврале 1986 года тело было эксгумировано для дальнейшего изучения. Удалось установить, что женщине было от 17 до 24 лет на момент смерти, весила она примерно 115 фунтов (~52 кг). У неё были тёмные волосы и карие глаза, выступающие скулы, рост был от 5 футов и 2 дюймов до 5 футов и 5 дюймов (157,5 — 165 см). В течение жизни ей было сделано много операций на зубах, включая установку несколько серебряных пломб, а на одном из правых верхних зубов была коронка.


Было определено, что она родила не менее двух детей. В дополнение, одно из её рёбер на момент смерти было сломано, что дало следователям основание предполагать, что убийца опирался на неё коленом во время того, как душил ремнём.


Изначально следователи считали, что женщина европейка или коренная американка; дальнейшее изучение эксгумированных останков, совершённое в 2012 году, установило, что она была родом из Европы. Также, изучение линий Гарриса в костях жертвы выявило, что некое заболевание или же недоедание временно замедлило её рост в детстве.


Исследование изотопов свинца в зубах жертвы позволило геологу выяснить, что женщина, несомненно, провела своё детство и юношество где-то рядом с морем в южной Европе; скорее всего южнее греческой столицы Афин, она бывала там и в течение последнего года своей жизни. Геолог Джордж Каменов отметил рыбацкий порт Лаврион в Греции как наиболее вероятное место её проживания, этот город также известен своей историей шахтёрства.


Учитывая факт, что большая греко-американская диаспора проживает в Тарпон-Спрингсе (примерно 117 км от озера Панасоффки), а также дополнительные факты проживания в Греции вплоть до неизвестной даты в 1970 году и то, что жертва была мертва около 30 дней перед её обнаружением, есть возможность предполагать, что она посещала США, чтобы отпраздновать праздник Богоявления.


В поддержку теории о временном посещении говорит и исследование волос, которое указало на то, что жертва пробыла во Флориде менее двух месяцев до её убийства.


На правом голеностопе женщины была проведена операция, когда ей было примерно 16 лет. В ходе этой операции в сухожилие и кость вводят винты. Возможно, жертва повреждала голеностоп несколько раз до этой операции. На правой ноге также был найден периостит, который должен был причинять жертве заметные неудобства в течение всей жизни.


Шериф Джейми Адамс нашёл специалистов, которые помогли ему с реконструкцией внешности женщины в разные периоды её жизни. Адамс распечатал листовки с фотороботом женщины и разослал их более в чем 3000 отделений правоохранительных органов в США и Канаде. Он обзвонил около тысячи больниц, проверил сотни возможных следов этой женщины. Но дело маленькой мисс Лейк-Панасоффки так и оставалось неразгаданной тайной.


"Я знаю, что у неё были родители, которые любили её - мама, папа, тётя - возможно учитель воскресной школы. Они знали и любили эту девушку. Я попытался сделать всё, чтобы найти их, чтобы они похоронили её так, как она того заслуживала, чтобы они перевезли её домой".


Сам шериф Адамс предполагал, что девушка была коренной американкой. Он не исключал возможности, что девушка могла быть беглянкой. Поскольку у женщины было как минимум двое детей, сейчас они где-то живут и должны знать, что произошло с их матерью. Они же могут пролит свет на личность загадочной маленькой мисс Лейк-Панасоффки.


В 2012 году внешность снова была воспроизведена, на этот раз она отличалась от предыдущей версии, сделанной в 80-х годах. Дополнительно был создан макет одежды жертвы. Новая реконструкция внешности позволяла наверняка предположить, что девушка родилась и выросла в Европе. К сожалению, спустя 50 лет так не удалось установить ни личность женщины, ни личность её убийцы, ни причину её убийства. В те годы во Флориде действовало много маньяков, относится ли это преступление к делу рук одного из них?

Показать полностью
25

Следователи были в шоке, когда начали копать глубже. История Белль Ганнес

https://www.youtube.com/watch?v=pA_FVkF-OXw

Ранним утром 28 апреля 1908 года небо над городом Ла-Порт (штат Индиана) окрасилось огненно-красным цветом. Источником огня была ферма. Ферма женщины по имени Белль Ганнесс.


Соседи бросились к месту пожара. У Ганнесс было трое детей, скорее всего, вся семья была в доме. Однако, не смотря на все усилия соседей пробраться внутрь и разбудить жильцов, дом никто так и не покинул. Весь дом сгорел дотла.


После пожара власти начали рыть завалы в поисках жертв. Вскоре, на бывшем цокольном этаже, они обнаружили четыре тела, лежавшие друг рядом с другом: тело 11-летней Миртл, 9-летней Люси и 5-летнего Филиппа. Четвёртое тело принадлежало взрослой женщине, и, скорее всего, это была сама Ганнесс. Но у этого тела была одна странная особенность, у него не было головы.


Новость о пожаре разлетелась по всему сообществу. Рэй Ламфер, бывший управляющий фермы и любовник Белль Ганнесс, был арестован по подозрению в убийстве членов семьи и поджоге. Незадолго до пожара, в 1908 году, Белла пожаловалась на него в полицию. Белль заявила, что Рэй преследует её и угрожает физической расправой. Между тем, власти продолжили просеивать обугленные обломки фермы. Голову найти так и не удавалось. Рабочие расширили территорию поисков за пределы фундамента фермы до ближайшего загона для свиней. Покопавшись в грязи, они обнаружили ужасную картину. Это находилось за гранью их самых мрачных размышлений.


В грязи лежали изрубленные человеческие останки. Поиски продолжались, но количество обнаруживаемых останков всё увеличивалось и увеличивалось. В конце концов, власти обнаружили, по меньшей мере, одиннадцать тел, останки которых были разбросаны по территории фермы. И вот теперь Белль Ганнесс превратилась из несчастной жертвы в кровавую серийную убийцу, унёсшую ошеломляющее количество жизней.


Кем же была эта самая Белль Ганнесс? Белль, урождённая Брунгильда Полсдоттер Сторшетт, родилась в 1859 году на побережье озера Сельбу на севере Норвегии. Мало что известно о её ранних годах. Она эмигрировала в США в 1881 году и осела в Чикаго, где вышла замуж за человека по имени Мадс Альберт Соренсен. Некоторые исследователи сообщают, что у Ганнесс и Соренсена не было детей, другие же утверждают, что в браке родилось четверо детей: Кэролайн, Аксель, Миртл и Люси. Также Мадс взял к себе в дом и девочку постарше — Морган Коуч, которой сменили имя на Джейн Олсен — она помогала по хозяйству. Затем последовала череда пожаров и внезапных смертей, которые, казалось, шли только на пользу финансовому положению Белль. Сначала сгорела кондитерская, которую они открыли вместе с мужем. Наиболее вероятно, что пожар был подстроен супругами, так как они утверждали, что в доме взорвалась керосиновая лампа, но её остатки так и не были найдены на пепелище. Несмотря на мутное происхождение пожара, супруги всё-таки получили страховку.


В течение следующих двух лет Кэролайн и Аксель умерли от острого колита. Однако некоторые считают, что они на самом деле умерли от отравления, так как симптомы очень похожи.

Поскольку все четверо детей тоже были застрахованы, то Белль и Мадс получили свои деньги со страховки. Затем, в 1900 году умер сам Мадс. Врач, осматривавший тело усопшего, заявил, что мужчина был отравлен стрихнином, однако семейный врач Соренсонов сообщил, что у Мадса было больное сердце — якобы мужчина скончался от сердечной недостаточности.

Случилось это ровно в тот день, когда его прежние страховые полисы ещё заканчивали своё действие, но уже начали действовать и новые. В результате его смерть позволяла получить наследникам суммы в два раза большие, а именно, 8000 долларов, что эквивалентно 255 000 долларов в наши дни. На эти деньги Белль приобрела шикарную недвижимость в городе Ла-Порт. Вскоре после этого часть имущества сгорела, и она снова получила деньги со страховки — в последующие годы пожары случались там неоднократно.


Вскоре после переезда, она вновь вышла замуж. Вторым мужем стал Питер Ганнесс, также уроженец Норвегии, который работал мясником. Женщина взяла его фамилию, но Питер недолго прожил после свадьбы. У Питера были две дочери от предыдущего брака, однако спустя неделю после свадьбы, при невыясненных обстоятельствах скончалась младшая, при этом в доме с ней была только Белль. Сам Питер умер в 1902 году в результате падения на голову мясорубки. В результате этого «несчастного случая» женщина получила по страховке 3000 долларов. Одновременно с этим старшая дочь Питера, Дженни, начала рассказывать в школе, что её мачеха – убийца, убившая мужа и приёмную дочь. Данное заявление дошло до полиции, и Белль была допрошена, но та заявила, что у падчерицы разыгралось воображение на фоне трагической смерти отца. После этого случая Дженни пропала. На все вопросы Белль отвечала, что отправила девочку на учёбу в Калифорнию.


Дважды овдовевшая Белль начала самостоятельно управлять фермой, нанимая рабочих, которые могли удовлетворить все её потребности. Одним из них оказался Рэй Ламфер. Ганнесс стала размещать объявления в газетах, написанных на норвежском языке. Объявления она подавала в раздел знакомств. «Приезжая вдова, которая владеет большой фермой в одном из лучших районов округа Ла-Порт, штат Индиана, желает познакомиться с джентльменом одинаково хорошим, с целью соединить свои судьбы. Ответы по письму не рассматриваются, если только отправитель не желает следовать ответу при личном посещении». Как теперь стало известно, эта реклама была ловушкой. Многие из женихов, откликнувшихся на объявления, были убиты. Жителям Ла-Порта, казалось что, у Брунгильды было много женихов. Ее считали красивой женщиной со светлыми волосами, белоснежной улыбкой и плотным телосложением.


Проявился живой интерес к системе, по которой Ганнесс ставила свои ловушки. Федеральное правительство пристально следило за объявлениями в газетах, а пресса опубликовала всё, что ей удалось найти. У редактора норвежской газеты сохранился текст последнего рекламного объявления Белль. Неутомимая женщина начала новую кампанию в марте 1908 года, объявив миру следующее: «РАЗЫСКИВАЕТСЯ. Женщине, которая владеет прекрасно расположенной и дорогой фермой, требуется хороший и надёжный спутник. Требуется немного его наличных денег, которые будут находиться в полной безопасности».


Это объявление было направлено на то, чтобы привлечь хороших и солидных фермеров. Это объявление привлекло Карла Петерсона. Когда о системе Ганнесс было напечатано на первой полосе, он выступил с письмом, полученным от Ганнесс. Оно было датировано 14 апреля 1908 года, всего за две недели до пожара. В нём ясно говорилось:


«На это объявление было получено целых 50 откликов. Я выбрала самые лучшие, и ваш – один из них. Моя идея заключается в том, чтобы найти партнёра, которому я смогу доверять во всём. Поскольку лично мы не знакомы, я решила, что каждый кандидат, который мне подходит, должен внести депозит наличными или залог. Я считаю, что это лучший способ отпугнуть жуликов, поскольку у меня уже есть опыт взаимодействия с ними.


Если вы считаете, что в состоянии внести 1000 долларов наличными, мы сможем лично обсудить этот вопрос. Если не в состоянии, то может вам стоит задуматься? Я бы не стала обращаться с вами как с наёмным работником, потому что уже устала от всего этого и нуждаюсь в небольшом отдыхе в моём доме рядом со своими детьми.

С дружескими пожеланиями, миссис П.С. Ганнесс».


Карлу Петерсону в тот раз повезло – у него не было тысячи долларов. Ещё большим везунчиком, как он сам про себя говорил, оказался Джордж Андерсон из Таркио, Миссури. Как он сообщил прессе, он ответил на предыдущее объявление, ему понравились ответы дамы, и он решил поехать в Ла-Порт, чтобы всё осмотреть. На второй день его пребывания на ферме Ганнесс напрямую спросила у него, сколько он привёз денег. У мужчины было только 300 долларов, но имелась большая ферма в Миссури. Белль велела ему ехать в Миссури, продать ферму и возвращаться обратно с деньгами. Той ночью, в предрассветные часы, мистер Андерсон резко проснулся. Миссис Ганнесс стояла над его кроватью. Когда он заговорил с ней, она убежала.

Мужчина очень испугался. Он тут же оделся и покинул ферму. Тогда он никому не рассказал о своём приключении, поскольку думал, что над ним будут смеяться. Некоторые задавались вопросом, стоило ли ему так тревожиться. Они отмечали, что Оле Будсберг находился на ферме Белль в полной безопасности до тех пор, пока не продал свою ферму.


В размышлениях о свинарнике, мистер Андерсон всё ещё содрогался от своего недавнего побега. Он вспомнил, как 11-летняя Миртл, дочь хозяйки фермы, смотрела на него как на обречённого человека. «Она смотрела на меня с сожалением, а когда я смотрел на неё, она бледнела словно простыня».


Фрэнк Ридинджер из Делафилда, Висконсин, также побывал у миссис Ганнесс. Вскоре после его отъезда на ферму от него пришло письмо. Но оно было написано не его рукой. Там говорилось, что он решил отправиться на Запад. Когда открылась страшная тайна свинарника, те, кто искал мужчину, тут же всё поняли и потеряли надежду увидеть его живым. На самом деле, Ридинджер покинул Ла-Порт в целости и сохранности, и даже вынужден был подать в суд, чтобы доказать, что жив и может претендовать на своё имущество.


Люди по всей стране были уверены, что пропавшие родственники оказались на свинарнике. Шерифу Смутцеру это надоело до смерти. Когда сбежала своенравная девушка, когда муж-подкаблучник бросил жену, первое, о чем думали их родные – была ферма Ганнесс. Посыпались вопросы. Одни имели смысл, другие – нет. Как показало расследование, по крайней мере, десять норвежцев, которые сняли свои сбережения и уехали в Ла-Порт, никогда не вернулись. Закопаны ли их кости на ферме?


Джордж Берри покинул свой дом в июле 1905 года, сказав, что он собирается поступить на работу к миссис Ганнесс. С собой у него было 1500 долларов. Его тело было идентифицировано как второе тело, обнаруженное в свинарнике.


Герман Контицер взял 5000 долларов и покинул дом в январе 1906 года, собираясь «жениться на богатой вдове из Ла-Порта». Из Ла-Порта он написал только одно письмо.


Кристиан Хинкли из Висконсина весной 1906 года продал свою ферму за 2000 долларов и уехал. Изменил место прописки на Ла-Порт. В почтовом отделении Ла-Порта сообщили, что Белль Ганнесс получала почту на имя миссис Хинкли.


23-летний Олаф Дженсен из Норвегии в мае 1906 года написал своей матери в Норвегию, что он задумался о брачном объявлении, которое увидел в газете, и решил жениться на вдове из Норвегии, которая проживала в Ла-Порте. Он сделал визит вдове, вернулся домой, чтобы продать всё своё имущество, и снова отправился в Ла-Порт. Больше его никто не видел.

28-летний Чарльз Нейбург покинул Филадельфию в июне 1906 года, сообщив, что собирается жениться на миссис Ганнесс. С собой он взял 500 долларов. Авраам Филлипс из Западной Виргинии сообщил родственникам, что уезжает, чтобы жениться на богатой вдове из Индианы. С собой у него была большая пачка банкнот, кольцо с бриллиантом и значок железнодорожника. Исчез в феврале 1907 года. На развалинах дома Ганнессов были найдены железнодорожные часы.


Тоннес Питер Лайен увидел объявление, продал свою ферму и покинул Миннесоту, чтобы жениться на Белль Ганнес. Его брат сообщил, что он помог зашить сумму в 1000 долларов в рукав пальто и спросил, были ли найдены большие серебряные часы с инициалами P.L. Такие часы действительно были найдены. Однако его тело так и не было обнаружено.


И. Джей. Вифленда из Миннеаполиса разыскивал частный детектив. Он описывал его как высокого мужчину с русыми усами. 8 августа 1906 года Вифленд увидел в газете объявление Брунгильды и начал с ней переписку. 27 апреля 1907 года он написал своей сестре, что собирается поехать в Ла-Порт и лично познакомиться с женщиной, чтобы узнать, что она из себя представляет. Больше его никто не видел.


В мае 1907 года Эмиль Телл снял со своего счёта 5000 долларов, покинул свой дом в Арканзасе и отправился в Ла-Порт, чтобы жениться на богатой вдове. Возможно именно его, человека с острой бородой, видели в доме Ганнесс в июне 1907 года.


Седовласый 52-летний Джон Бантер из Пенсильвании покинул свой дом, предварительно сообщив, что собирается жениться на вдове из Индианы. Похожего на него человека видели в компании Белль Ганнес в декабре 1907 года, когда пара покупала свадебные кольца. Тела Эс. Би. Смита и Пола Эймса также были найдены среди обугленных руин.


Последним известным ухажёром Белль стал Эндрю Хелгелейн, долгое время переписывавшийся с норвежкой. В конце концов, она убедила его в том, что очень его любит и как можно скорее ждёт его в гости, но уточнила, что не с пустыми руками. Эндрю продал абсолютно всё своё имущество и приехал к Белль с крупной суммой денег. Судьба и этого жениха была очевидна изначально. У пропавшего Эндрю остался младший брат, всячески пытавшийся найти пропавшего. В конце концов он нашёл письма Белль, из которых узнал последнее местонахождение брата. Он решил написать Ганнесс. В ответе он прочёл, что Белль его никогда не видела. Хотя их вместе замечали в городе.


Позднее шериф Смутцер сообщил, что нужно копать дальше. И раскопки продолжились. В заброшенном тайном хранилище следователи нашли отрезанную голову женщины с длинными светлыми волосами. Её тело найти так и не удалось. Не удалось установить и её личность.

Полицейские начали копать в районе старого колодца и наткнулись на захоронения под кустом сирени, место, где был земляной пол подвала и ещё несколько мест в районе свинарника. Была проверена площадь в 70 акров, в том числе, старый виноградник, ржаное поле, земля под сараями. Шериф Смутцер привёз несколько собак, которые обнюхали всю ферму и нашли шесть интересных мест. Но в этих местах следователи не смогли найти никаких тел.


Однажды сами свиньи выкопали человеческие кости, скорее всего, кости рук. Однако вопреки сообщениям о смерти хозяйки фермы, начали поступать сообщения, что Белль видели то тут, то там. Её видели в каждом из 48 штатов, в Канаде и Мексике. Её видели на лайнере, на причале в Техасе и в трамвае в Чикаго. Её арестовывали в поезде в Нью-Йорке. Жертва этого ареста была настолько ошеломлена сравнением с убийцей, что подала иск на железную дорогу в размере 30 000 долларов.


Граждане засыпали шерифа Смутцера письмами на эту тему, требуя вознаграждения до 5000 долларов. Один фермер из Иллинойса написал, что подозреваемая заперта в его зернохранилище. Власти были настолько раздражены подобными сообщениями, что выбросили адрес фермера, не удосужившись выпустить несчастную запертую женщину.


Прокурору Смиту поступило письмо следующего содержания: «Тело женщины, обнаруженное среди руин – это не миссис Ганнесс, а её жертва, которую убийца обезглавила и надела свои кольца на её руки. У неё было два помощника, один из которых вечером отвёз женщину в Вальпараисо, где она села на поезд до Нью-Йорка. Вторым помощником был Рэй Ламфер, который утром поджег её дом. За эту инсценировку каждый из них получил по 1000 долларов. В настоящее время миссис Ганнесс маскируется под мужчину. Подпись: Ваш Путешественник».


В итоге, Рэй Ламфер был осуждён на 20 лет. Чтобы смягчить своё наказание, Рэй рассказал, что Белль была серийной убийцей, убившей всех своих мужей, детей и ухажёров. Многие тела были разрублены, и впоследствии некоторые сожжены, а большинство скормлены свиньям. В этих делах Рэй помогал женщине, поскольку испытывал к норвежке любовные чувства. Ламфер утверждал, что Белль нашла похожую на себя женщину и убила её, обезглавленное женское тело спрятала в подвале, подложив рядом свою вставную челюсть. В своих показаниях Рэй сообщил, что Белль убила около 40 человек.


Ее искали долго и безуспешно, но по всему США то там, то здесь вспыхивала информация, что ее видели, особенно утверждали, что в 1931 году, Белль жила в Миссисипи одна, конечно же местами, также же исчезали люди и находились обезглавленные трупы.


Она стала легендой американского уголовного фольклора, как «женщина Синяя Борода». Она так никогда и не была обнаружена, и следствие разошлось во мнении, правда ли она убежала, или ее все-таки убил Ламфер?

Показать полностью

Скопинский маньяк Виктор Мохов теперь на свободе

Днем 30 сентября 2000-го в квартире семьи Мартыновых из Рязани зазвонил телефон — это была однокурсница старшей дочери Ани. Трубку, на свою беду, сняла младшая сестра девушки 14-летняя Катя.


"Лена сказала, что вечером они с моей сестрой собирались на дискотеку, — вспоминает она. — Поскольку Аня тогда была в гостях у своего парня, я согласилась пойти вместо нее. Мы встретились на остановке и поехали в центр — известный мобильный оператор проводил там большой бесплатный концерт в честь Дня веры, надежды и любви".


В начале десятого вечера девушки засобирались домой. Возле них притормозил белый автомобиль с пожилым водителем и молодым человеком на переднем пассажирском сиденье. Первый представился Виктором, второй — Лешей. Они любезно предложили подвезти школьниц, и те после недолгих колебаний согласились.


По дороге завернули в магазин, где Леша купил две шоколадки и бутылку водки. Катя вспоминает, что хотела выглядеть взрослой и сделала глоток, но поперхнулась и пролила спиртное на одежду. "Плохой знак", — пошутила тогда Лена.


"Потом я просто ела шоколад, запивая водой, — продолжает Катя. — Виктор вдруг вспомнил, что ему надо заехать к сестре и передать какие-то важные документы. В этот момент я почувствовала легкое головокружение, затем перед глазами все поплыло, и я потеряла сознание. Очнулась, когда машина уже стояла во дворе какого-то частного дома. Где это было и сколько времени прошло, я так и не поняла".


Приветливый Леша резко сменил вежливый тон на приказной и отвел Катю в дом. Вскоре появился Виктор. Он велел школьнице раздеться, изнасиловал, а потом запер в подземном бункере за гаражом. Там оказалась и Лена.


Виктор Мохов, которому тогда было 50, жил вместе с матерью в городе Скопине Рязанской области. "По специальности — металлообработчик, во время учебы часто спускался в шахты, — рассказывает Дмитрий Плоткин, в нулевые занимавший должность следователя по особо важным делам прокуратуры Рязанской области. — Эти знания, а также полученное в техникуме образование он применил при сооружении тайного подземного бункера. Строил его три года. Вход тщательно замаскировал".


Не дождавшись вечером дочь, родители Кати обратились в милицию, но им посоветовали повременить с заявлением до утра. Потом все же приняли, бросив фразу: "Ждите, по весне всплывут". Оперативники отработали несколько версий, в том числе похищение с целью изнасилования и убийства, продажу в рабство за рубеж, но никаких зацепок не нашли.

"Первая неделя в плену была чудовищной, — говорит Катя. — Мы кричали до хрипоты, стучали по стенам — никто не слышал… Я надеялась, милиция нас найдет. Уже потом я узнала, что не было ни одного свидетеля — у Мохова действительно получилось идеальное преступление".


Каждый вечер он поочередно насиловал школьниц, и вскоре Лена забеременела. Появился призрачный шанс на освобождение, но когда маньяк принес в бункер учебное пособие по родам и бросил его Кате, стало ясно, что роддом не планируется и ей придется самой выступить в роли акушерки. Девушка справилась. По ее словам, малыш, которого назвали Владиславом, был для нее как ангел, спустившийся с небес в их подземный ад.


Школьницы сильно привязались к ребенку, однако спустя четыре месяца Мохов ночью его выкрал и оставил в подъезде одного из домов. К счастью, младенца быстро нашли. Потом его усыновили. В последующие три года плена Лена беременела еще дважды. От второго мальчика Мохов избавился тем же способом, а третий уже после освобождения девушек родился мертвым.


Поняв, что помощь не придет, Лена с Катей стали обустраивать свой быт — Мохов дал им магнитофон, телевизор, покупал журналы. Резко повзрослевшая Катя всячески пыталась продлить детство — рисовала картины, сочиняла стихи и клеила бумажные домики.

"Купались мы в небольшом пластиковом тазике примерно раз в две недели. Для этого наш мучитель приносил четыре канистры: две с чистой водой и две пустые — вместо слива. Шампунь и мыло старались расходовать экономно, так как Мохов постоянно упрекал нас в расточительстве", — рассказывает девушка.


Иногда маньяк выводил Катю на прогулку в огород — ночью, причем всегда привязывал пленницу веревкой к руке.


Катя признается, что почти каждый день молилась за жизнь и здоровье Мохова. Но отнюдь не из любви к нему — девушки прекрасно понимали: случись с ним что, и они обе умрут в этом бункере медленной мучительной смертью.


В конце апреля 2004-го Мохов неожиданно объявил Кате и Лене, что скоро подселит к ним третью. Соорудил на кровати еще один ярус. Он задумал похитить студентку медучилища, снимавшую комнату в его доме. Собирался устроить небольшую вечеринку и подсыпать в вино снотворное. А чтобы девушка не заподозрила неладное, попросил Катю сыграть роль приехавшей к нему в гости племянницы.


Хотя Мохов рассказывал анекдоты и много шутил, застолье, по словам Кати, протекало вяло. Студентка явно была не рада гостям, от вина отказалась. Улучив момент, Катя достала из волос скрученную в трубочку заранее приготовленную записку и сунула в подкассетник. Так ничего и не добившись, Мохов с "племянницей" ушли. Записка гласила: «Виктор мне не дядя. Он нас держит в подвале с сентября 2000 года. Он нас и тебя может убить. Отнеси записку в милицию».

"Для нас с Леной потянулось долгое ожидание, — вспоминает пленница. — Я уже не могла рисовать и писать стихи. Мы часами сидели на кровати и прислушивались к тишине в надежде поймать хоть какой-то незнакомый звук".


Мохов вернулся через пять дней — 4 мая 2004-го. И не один, а в сопровождении оперативников уголовного розыска и следователей. План девушек сработал — студентка прочитала записку и отнесла в милицию.


Поначалу Мохов все отрицал. Пока его допрашивали, к нему домой направили группу оперативников, но вход в таинственный бункер не обнаружили. Поскольку других улик не было, его могли и отпустить, однако у маньяка сдали нервы, и он сознался.


"Мохова воспитывала жесткая, авторитарная мать, — рассуждает Плоткин. — Он очень слабовольный и забитый, с ярко выраженным комплексом неполноценности. Не сумев создать семью, Мохов организовал себе своеобразный суррогат любви в "союзе" с двумя пленницами. Причем искренне верил, что заботится о них, называл "мои кролики".


Нашли и соучастника преступления — "Лешу", который оказался ранее судимой знакомой Мохова Еленой Бадукиной. "Она была лесбиянкой и всегда очень жестко относилась к женскому полу, — добавляет следователь. — Подростком избивала одноклассниц. Бадукина без колебаний согласилась помочь Мохову в похищении школьниц. Но на допросах уверяла, что целью было только изнасилование, а не плен".


Ей дали пять лет колонии. Мохова же признали полностью психически вменяемым и приговорили к 17 годам лишения свободы.


Скопинский районный суд 30 августа 2005 года приговорил Мохова к 17 годам колонии строгого режима, но с учетом изменений, внесенных Пугачевским райсудом 24 июля 2012 года, этот срок был сокращен до 16 лет 10 месяцев.


"Родных я встретила, когда приехала в рязанскую прокуратуру, — говорит Екатерина. — Мы старались делать вид, что ничего не произошло. Помню, еще недели три у меня было ощущение, что это все сон и скоро я опять очнусь в бункере. Просто не могла поверить такому счастью. Спасибо маме, папе и сестре — они верили, что однажды я вернусь домой, и уже после этого всячески меня поддерживали, ведь даже психолог тогда не помог".


Катя поступила в училище, спустя год — в институт. Потом устроилась на работу, вышла замуж. Сейчас она любящая жена и мать двоих детей. В отличие от многих жертв насилия, Екатерина не замкнулась в себе, делится своей историей не только с родными и друзьями, но и с незнакомыми, в том числе и через журналистов.


Общая знакомая пленниц рассказала Екатерине, что Елена Самохина сейчас живет в Австралии.

"С каждым интервью мне становилось легче, — объясняет она. — Я даже заставляла себя проговаривать еще и еще раз все это, чтобы принять ситуацию, а не избегать ее. Также хотелось, чтобы люди поняли: ни я, ни Лена ни в чем не виноваты".


Четыре года назад бывшая пленница даже написала книгу о том, что произошло с ней и Еленой.

"Журналисты за большие деньги предлагали мне очную ставку с Моховым, но я категорически отказалась, — добавляет Екатерина. — Не хочу его видеть. Это преступник, он отнял у двух молодых девушек три года и семь месяцев жизни. Дети, которые родились в бункере, ни в чём не виноваты, а у них такой отец и рождение. Почему столько внимания? Для меня это удивительно. И сейчас он может заработать на своём освобождении хорошие деньги. Некоторые даже предлагают посадить нас в одной телестудии. Все хотят какого-то экшена, которого не будет".


Действительно, свои планы после выхода преступник уже построил. В августе 2020 года человек, представившийся Виктором Моховым, вышел на связь с редакцией одного из популярных изданий. Он сообщил, что выходит из тюрьмы 3 марта 2021 года, и добавил: «Когда освобожусь, надо принять участие в телешоу». Также представившийся Моховым упомянул, что ему необходимо «много» денег на ремонт дома и приобретение «всего необходимого».


В 2017 году преступник написал письмо Екатерине Мартыновой. «Написал письмо после того, как прочитал мою книгу, где я рассказываю о пережитом. Никаких проблесков совести, попыток просить прощения. Наехал на меня: мол, всё, что я написала, — неправда, а когда он выйдет, то всем расскажет, как на самом деле всё было. То письмо я порвала и выбросила».


В интервью другой газете Мохов рассказал, что считает себя «добрым, порядочным дедушкой», и утверждает, что с девушками у него были хорошие, вежливые отношения. «Разве я мог убить таких лапочек? Лена часто спрашивала, когда отпущу. Я отвечал: «Не тереби мне душу, рано или поздно сами сбежите». Накаркал», — высказался Мохов.


3 марта Виктор Мохов, известный как «скопинский маньяк» покинул исправительную колонию Саратовской области после почти 17-летнего заключения. Рано утром 70-летний Мохов покинул стены колонии и уехал на поезде домой в родной Скопин Рязанской области.


В ближайшие шесть лет Мохову запрещено посещать массовые мероприятия, гулять по ночам и без разрешения выезжать за пределы района. Еще он должен будет дважды в месяц отмечаться в местной полиции. Как следует из материалов Пугачевского районного суда, в колонии маньяк характеризовался отрицательно, вину в преступлении признал лишь частично, "на путь исправления не встал".


Этот человек отнял у девочек по 4 года их жизней и навсегда изменил их судьбы. Ему же за это дали 17 лет колонии, и вот он на свободе. Как думаете, было ли такое наказание справедливым? Как бы вы поступили с этим человеком, если бы принимали решения в сфере исправительной системы нашей страны? Пишите в комментариях.

Показать полностью
12

Омар убить меня. Часть 2

ЧАСТЬ 1


Споры по поводу даты и времени совершения преступления


Определение даты и времени преступления вызвало особо горячие споры, поскольку Омар Раддад в воскресенье 23 июня работал неподалёку от виллы La Chamade, но в понедельник 24 числа его уже не было в городе Мужѐн, где располагалась вилла.


• В пятницу, 28 июня, в день вскрытия, капитан Ченчи написал официальный рапорт, где определил вероятное время убийства – воскресенье, 23 июня, около полудня, после телефонного разговора с Эрикой. В качестве доказательства своего вывода он приводит слова: «Она была не одета, не накрашена, а просто вышла из душа». Будучи очень пунктуальной женщиной, она спешила на обед к друзьям, которым она предварительно позвонила в 10:30, чтобы уточнить время обеда. Она купила подарок хозяину дома, у которого был день рождения. Учитывая небольшое расстояние между их домами, она должна была выехать из La Chamade около 13 часов.


• Однако в отчёте от 2 ноября 1991 года судмедэксперты указали время смерти между 11:00 и 13:30 в понедельник, 24 июня. Они указали, что полное окоченение тела, которое, напомню, обнаружили в понедельник вечером, 24 июня, указывает на то, что с момента смерти прошло более 6 часов. Позже это назовут банальной опечаткой секретаря, который писал протокол.


• В отчёте от 2 февраля другие эксперты указали, что тело находилось при комнатной температуре. Трупное окоченение было полным ( при такой температуре оно наступает не ранее, чем через 12 часов), а трупные пятна имели вид, который получается не менее, чем через 30 часов после смерти. Их оценка также основывалась на времени совершения последнего телефонного звонка в 11:45 и времени, когда на звонки уже никто не отвечал, в 13:30.


Было ли у Омара алиби в воскресенье, 23 июня?


Во время содержания под стражей Омар предоставил следователям следующую информацию по поводу того, где он был и чем занимался в воскресенье, 23 июня:


• Всё утро он работал у Франсин и отсутствовал на рабочем с 12:00 до 13:10. В это время он обедал у себя дома в Ле-Канне, в 5,5 км от места работы.


• В 12:05 он купил хлеб в одной из пекарен (Val de Mougins). Это очень важный момент, поскольку следствие установит, что убийство произошло именно в полдень. Однако капитан Ченчи утверждает, что после задержания Омар указал на другую пекарню (La Huche à pain). После проведения проверки никто не смог вспомнить, чтобы Раддад появлялся в той пекарне, про которую Омар рассказал Ченчи. Следствие заключит, что в полдень у Омара было алиби.

Сам Омар Раддад скажет, что уже позднее, когда получил доступ к своему досье, в названии пекарни была ошибка. «Зашёл в ту, что первая попалась на пути, перед ней были ступеньки» - написал он в своей книге. Также он отметил, что долго стоял в очереди.


Неподалёку от пекарни, обозначенной детективом, действительно была ещё одна пекарня. Через много лет один из журналистов обнаружит пекаря, который к тому моменту уже вышел на пенсию. Этот пекарь подтвердит, что Омар Раддад был их постоянным покупателем и регулярно заходил к ним в районе полудня или половины первого. Также он был удивлён, когда узнал, что жандармы изучали другую пекарню и не заходили к ним.


• В 12:15 – 12:20 Омар пришёл домой и рассказал, что видел во дворе управляющего казино по имени Жан-Пьер. Жан-Пьер на самом деле подтвердит своё присутствие во дворе дома в то время, но не припомнит, что бы видел садовника. Хотя это ни о чём и не говорит.


• В 12:40 Омар покинул свой дом и прибыл на виллу Франсин в 13:10. По словам стороны обвинения, дочь Франсин (Арлетт) очень удивил тот факт, что Омар после обеда смог так рано приступить к работе, поскольку обычно он не возвращался раньше 13:30. На это Омар ответил, что таким образом решил отработать своё утреннее опоздание. По словам дочери Франсин, после обеда в поведении Омара ничего не изменилось: он, как и всегда, улыбался, на нём была та же рабочая одежда. Сторона обвинения указывает, что Омар вернулся на работу, чтобы создать себе алиби. Также вопросы вызовет и его раннее возвращение с обеда: позже будет установлено, что с утра Раддад не опаздывал на работу.


• Ближе к вечеру, как сообщит Омар, он зашёл в телефонную будку, чтобы позвонить жене в Тулон. Однако после проверки выяснится, что он звонил ей после обеда, в 12:51. Позже он ответит, что не смог вспомнить всех деталей того дня, поскольку не предполагал, что будет проходить обвиняемым и ему придётся вспомнить все события. На основании его слов и свидетельских показаний следствие придёт к выводу, что у Омара Раддада не было алиби, и у него было достаточно времени, с 12:00 до 13:10, чтобы убить Гислейн Маршаль.


На узкой улице, которая вела к особняку La Chamade, принадлежавшему Гислейн Маршаль, весь тот день находилось несколько человек, свидетелей. Чтобы добраться до дома Гислейн, Омар в любом случае должен был столкнуться с этими людьми. Одна из местных жительниц, которая также была знакома с Омаром, сообщила, что если бы он проходил мимо её дома, то обязательно бы залаяли все её 5 собак, но этого не произошло. Кроме того, ещё одна свидетельница также подтвердила, что не видела Омара в 12:30, когда находилась в той местности, рядом с особняком Маршаль.


Допрос работодателей и родственников Омара Раддада


После ареста Омара Раддада, его работодатели, а также дочь и зять Франсин подсуетились, чтобы найти ему адвоката, а также всячески отрицали его вину. Жандармы прослушивали их телефоны и выяснили, что все эти люди постоянно звонили друг другу, адвокатам и прессе. Также они неоднократно встречались, чтобы обсудить этот вопрос и найти решения.


Несмотря на свой возраст, мадам Франсин была заключена под стражу после того, как сообщила следователям об анонимном телефонном звонке, который ей поступил вечером 24 июня. Мужской голос в трубке сказал: «Он сделал это красиво, твой садовник. Она написала это собственной кровью». Тогда следователи предположили, что женщина что-то не договаривает.

Однако вскоре следователи решат, что все улики ведут к Омару Раддаду. В посланиях сказано, что это совершил именно он, жертва знала его, орфографические ошибки в послании говорят о том, что убийца плохо владел французским языком. Дверь была заблокирована, то есть версия постановки отпадала, а алиби у Омара не было. Кроме того, только Франсин и сам Омар были в курсе того, что в тот день Раддад работал недалеко от виллы Гислейн Маршаль. В качестве мотива преступления следователи укажут…деньги.


Мобильный поиск


Согласно версии капитана Ченчи, Омар Раддад пришёл не убивать и даже не грабить, он пришёл одолжить денег, но получил отказ от Гислейн, и у него случился приступ ярости.


Следствие установило, что за предыдущие два года он снял со своего банковского счёта 80 000 франков. Для чего ему понадобились такие деньги? По словам капитана Ченчи, Омар мог потратить их на игровые автоматы и проституток. Однако сам Омар уверял, что эти 80 000 франков принадлежали его брату, у которого не было банковского счёта во Франции. Поэтому по просьбе брата каждый раз, когда тот собирался в Марокко, Омар снимал озвученную им сумму и отдавал деньги брату, чтобы он мог отвезти их семье на родину.


Между садовником и его работодателями также возникали споры по поводу повышения зарплаты. По словам Франсин, у которой садовник также просил увеличения зарплаты, Гислейн Маршаль была очень раздражена подобными просьбами, поскольку не хотела, чтобы её работник всё спускал на столь сомнительные развлечения. В её бухгалтерской книге за июнь указана выписка разового авансового чека на 1000 франков. Уборщица подтвердила, что стала свидетелем того, как Омару выдавали второй аванс 14 июня. Деньги ему якобы были нужны для оплаты съёмной квартиры и чтобы отправить деньги матери в Марокко. В ходе расследования выяснилось, что деньги он ни разу не отправлял.


Судья сообщал о «тяжёлом финансовом положении» подозреваемого, однако в итоговом отчёте следователей было указано, что у семьи Раддад не было финансовых трудностей и долгов за исключением небольших задолженностей по квартплате.


Омара обвинили, что он украл деньги из сумки убитой работодательницы. В свою защиту Омар утверждал, что «деньги можно было бы просто украсть, не обязательно было творить такой ужас», а также он дал показания, что Гислейн несколько раз подозревала свою домработницу в том, что та украла несколько вещей из дома. Кроме того, если бы целью убийства были деньги, то почему бы убийце не снять с жертвы дорогие часы и драгоценности?


Омар Раддад позже признался, что действительно увлекался игрой на игровых автоматах. В протоколах допроса сотрудников казино Круазетт в Каннах и двух других казино описывается человек, который несколько раз в неделю играл на автоматах стоимостью по 5 франков. На суде Омар расскажет, что играл только на те деньги, которые выигрывал, а проигрывал он редко. Представители прокуратуры считали, что Омар Раддад якобы использовал полученные авансы, чтобы играть в казино. Таким образом, он старался отыграть проигранные ранее деньги. Близкие об этом ничего не знали.


Во время судебного процесса следователи будут также упоминать о связях Омара с проститутками, но Раддад категорически будет опровергать эти заявления. Таким образом, к концу августа у следствия сложится более или менее ясная картина преступления и будет подозреваемый с непонятным прошлым, увлекающийся азартными играми и замеченный в связях с проститутками. У него не будет алиби, он лжёт своей семье, имеет финансовые проблемы, поэтому, когда Гислейн Маршаль отказалась выплатить аванс, у Омара Раддада не оставалось другого выхода, кроме как убить женщину. Кроме того, отсутствие следов взлома на вилле и кража 5000 франков из сумочки жертвы без кражи других ценных вещей – явный признак знакомства с жертвой.


Омар Раддад во время следствия и суда будет неоднократно жаловаться на то, что доказательства его вины были высосаны из пальца, следователи нашли козла отпущения и попытались спихнуть на него всю вину.


Первые исследования


Первичные результаты исследований показали, что в подвале не было обнаружено следов садовника: не было следов ни на стропилах, ни на трубе, ни на жертве. А кровь, обнаруженная на трубке и под ногтями жертвы, принадлежала самой жертве. На одежде Омара вообще не было следов крови. Отпечатков пальцев на месте преступления также обнаружено не было. По словам жандармов даже на сумке жертвы не было обнаружено следов, которые можно было бы использовать для поисков подозреваемого.


Но если Омар Раддад не планировал преступление, и как следствие не переодевался и не использовал перчатки, то как тогда ему удалось не оставить отпечатков пальцев и не испачкать одежду?


В октябре был проведён ДНК-анализ следов, обнаруженных на ножницах, которые считались орудием преступления. На этих ножницах было обнаружено ДНК человека. Как отметили патологоанатомы, не все раны женщины были получены с помощью этих ножниц.


Судья дважды запрашивал заключения экспертов о наличии следов пыли из подвала на одежде и обуви Омара, а также о возможных следах ДНК. Выяснится, что на его штанах удалось обнаружить следы гипса и стекловолокна. Но эксперты сообщили, что поскольку гипс является очень популярным строительным материалом, то Омар мог испачкаться и в другом месте. Кроме того, подвал жертвы был утеплён минеральной ватой, а не стекловолокном.


На обуви Омара Раддада химический состав волокон не соответствовал составам материалов из подвала. Но всё же эти следы в каком-то виде можно было соотнести с подвалом жертвы.

Для следователей эта корреляция явилась решающим фактором в пользу вины Раддада, поскольку она доказывала, что Омар всё же мог быть в подвале. Хотя сам он ранее заявлял, что в течение последних двух месяцев перед убийством не посещал подвал. Но 18 февраля он внезапно вспомнил, как спускался туда всего за два дня до преступления, чтобы отнести горшки с цветами. По его словам, об этой детали он просто забыл. В подвале следователям действительно удалось обнаружить цветочные горшки.


4 марта 1992 года в газете Le Figaro появилась статья о том, что в мае 1990 года Раддад попытался продать золотую цепочку. Сам мужчина утверждал, что в то время находился в Марокко. В период с 21 октября по 3 января следователи проверили 70 ювелирных магазинов. В одном из них они обнаружили запись, датированную маем 1990 года: там было сказано, что некий Раддад продал золотую цепочку. А в мае 1991 года, т.е. ровно год спустя, Латифа Раддад, жена Омара, заметила пропажу своей золотой цепочки.


Сам Омар Раддад неоднократно жаловался судье и адвокатам, что пресса всячески обливала его грязью. Здесь он упомянул статьи про связь с проститутками, воровство и т.п. Адвокаты садовника пытались подать иск против правоохранительных органов за то, что те специально запустили в прессе подобную кампанию для использования её результатов в своих целях, а также, что журналистам были слиты многие детали дела. Однако правоохранительные органы и сами сетовали на медийное освещение этого дела, якобы СМИ зачастую только мешали проведению расследования.


Вскоре следствие пришло к выводу, что послания на дверях подвала написала сама жертва, поскольку хотела указать на убийцу. Но могли ли она ошибиться в личности нападавшего? Следователи провели расследование в отношение четырёх людей, похожих на Омара.

Так были проверены брат Омара, который вовсе не был похож на него, бывший повар Гислейн Маршаль, а также француз, который уехал в Швейцарию за два дня до случившегося. Четвёртым человеком стал мужчина, проживавший неподалёку от La Chamade. Он сообщил, что в день преступления был в Марокко. Свои слова он подтвердил билетами на самолёт и отметками о въезде и выезде в паспорте.


18 ноября 1991 года Омар Раддад объявил голодовку. В одну из ночей, будучи в отчаянии, он поджёг своё одеяло. 12 декабря он был госпитализирован. Наконец он согласился поесть только 23 декабря, через 36 дней.


Омар Раддад 5 раз просил предварительного освобождения, пока идёт следствие. После пятого раза, 16 апреля 1992 года он начал новую голодовку, едва оправившись от предыдущей. Спустя некоторое время он решил отказаться и от воды. 16 июня к нему в больницу приехал судья, чтобы сообщить, что Омар приговаривается к заключению сроком на 1 год. Вторая голодовка продлится 35 дней.


22 марта 1993 года Омара перевели в следственный изолятор Ниццы и поместили его в камере с вновь прибывшими. Туалеты были засорены, розетки сломаны, стены были грязные. В отчаянии он решил проглотить лезвие. Но этим он не смог вызвать жалости у надзирателей. Тогда он попытался перерезать себе вены. После этого инцидента садовника перевели в обычную камеру, где он десять месяцев ждал приговора.


Суд над Омаром начался 24 января 1994 года. В зале суда был аншлаг. Большинство присутствующих были уверены, что мужчина будет оправдан. Судебный процесс, как обычно начался с оглашения пунктов обвинения, основанного на следующих утверждениях:

• Послания на стене подвала явно указывали на нападавшего.


• Обвиняемый требовал у жертвы аванса, а она ему отказывала.


• Отсутствие алиби: неизвестно, где был обвиняемый 23 июня с 12:00 до 13:10, т.е. во время совершения преступления.


• Отсутствие следов взлома в особняке, что говорило о том, что у преступника был ключ.


Был произведён анализ личности обвиняемого. В целом отзывы о нём были положительные. Несмотря на его увлечение азартными играми, краже цепочки у жены и просьбах о выплате внеочередного аванса, родственники и знакомые отзывались о нём только положительно.

Начался очень противоречивый судебный процесс. Обвинение изначально и не старалось рассмотреть другие версии, кроме причастности к преступлению Омара. Было вызвано и выслушано большое число свидетелей, вплоть до проституток, услугами которых якобы пользовался Омар. Во время суда в деле произошёл интересный поворот. Горничная Гислейн Маршаль заявила, что её работодательнице позвонили за день до убийства. После этого женщина дала горничной выходной аж до вторника. Работница подумала, что Гислейн собирается куда-то уехать. После этого со стороны защиты было выдвинуто предположение, что жертва ждала кого-то в гости, с кем хотела остаться наедине. Однако подтверждения этому не нашлось.


Кроме того, появилась информация о существовании некой пленки в фотоаппарате Гислейн Маршаль. Эту плёнку так и не покажут публике, поскольку по словам жандармов, на ней запечатлены личные вещи жертвы и снимки с Франсин у бассейна. Фотографии были сделаны 19 июня. По словам капитана Ченчи, эта плёнка не представляла ценности для следствия, поэтому вскоре была попросту уничтожена.


Вечером 2 февраля 1994 года Омар Раддад был приговорён к 18 годам лишения свободы. Присяжные признали его виновными с отягчающими обстоятельствами. Впоследствии многие упрекали защиту Омара за недостаточную напористость в ходе слушаний. Однако адвокат заявил, что был наверняка уверен, что его подзащитный был абсолютно невиновен, не было прямых доказательств его вины, и Омар будет оправдан.


Приговор был широко раскритикован как в самой Франции, так и в Марокко. Глава профсоюза судей (Sabine Mariette) считает, что в деле были допущены все судебные нарушения, которые только возможно было допустить при проведении суда присяжных. Не было представлено никакой оправдательной информации подсудимого, что привело к склонению присяжных к точке зрения следователей и обвинения. К 5 февраля 18 адвокатов выступили с осуждением приговора Омару Раддаду и призвали провести новое судебное разбирательство.


Попытки реабилитации Омара Раддада


По окончании суда защита наняла двух частных детективов для проведения независимого расследования с целью выявления новых улик, которые могли бы привести к пересмотру обвинительного приговора.


В марте 1994 года академик Жан-Мари Руар опубликовал книгу об этом деле под названием «Омар: как создавался преступник». По его словам, он работал над ней днём и ночью с огромным энтузиазмом, поэтому она была написана всего за три недели. Он считает Омара жертвой заговора семьи Маршаль и следователей. Он подвергает жёсткой критике расследование, возмущается быстрой кремацией тела и уничтожением последних фотографий, сделанных жертвой. Автор даже лично проберётся на виллу La Chamade, чтобы доказать, что убийце не нужен был ключ, чтобы проникнуть внутрь. В книге также описаны многочисленные виды деятельности и деловые связи зятя Гислейн, в частности, в Африке, что указывает на потенциальную опасность подобной деятельности и последующие разборки. Он также задается вопросом о возможном влиянии на исход дела другого зятя Гислейн Маршаль, председателя коллегии адвокатов. В статье в Le Figaro автор книги высказывает предположение, что для своих людей всё решается как надо.


В январе 2002 года академик проиграет суд по иску о клевете в адрес семьи жертвы, и его обяжут возместить моральный ущерб. По мнению судьи, выводы Жана-Мари Руара не подкреплены фактами и основаны только на разрозненных и неполных элементах расследования.


Также в марте 1994 года вышла книга адвоката Верже под названием «Омар убить меня. История преступления». В то время Верже подвергся преследованию со сторону прокуратуры Ниццы за высказывания о следах расизма в деле.

9 марта 1995 г. была отклонена кассационная жалоба, поданная защитой Раддада, поскольку Кассационный суд не обнаружил процессуальных нарушений во время суда и заявил, что обвиняемый получил беспристрастное и справедливое судебное разбирательство.


Новые гипотезы


Фургон художника


Спустя почти три месяца после вердикта суда присяжных, 4 мая 1994 года, адвокат Жак Верже провёл пресс-конференцию совместно с новозеландкой по имени Патрисия Гудлэнд-Кларк, временно проживавшей в Мужене. Она дала о себе знать после прочтения книги Верже. В день совершения преступления она якобы заметила перед своим домом, расположенным в нескольких километрах от виллы Гислейн Маршаль, брошенный фургон со следами крови внутри и деревянными стропилами сзади. Через несколько дней машина исчезла. После проверки жандармерия Мужена выяснилось, что фургон, соответствующий описанию, принадлежал художнику, проживавшему по соседству. Художник действительно мог перевозить в фургоне доски и красную краску для ковра, которую женщина могла спутать с кровью.


Второй Омар


В конце мая 1994 года газета «Либерасьон» упомянула о наличии «второго Омара». Детектив рассказал, что он узнал о том, что Гислейн Маршаль знала ещё одного молодого человека по имени Омар. Сообщается, что ее видели с ним перед входом в казино за некоторое время до убийства.


Жандармерия Мужена допросила этого человека и пришла к выводу, что сообщение было клеветническим. Выяснилось, что этот человек проживал в 15 км от Мужена и не имел абсолютно никакого отношения к Гислейн. Совпадало только имя с главным подозреваемым.


Сокамерник Мохамед М.


12 сентября 1995 года бывший заключенный тюрьмы Клерво по имени Мохамед в интервью марокканской газете сообщил, что один из его бывших сокамерников по имени Ален признался ему, что он был истинным убийцей Гислейн Маршаль. У этого человека была подруга, работавшая домработницей в доме Маршаль. Гислейн уволила её по подозрению в краже крупной суммы денег. Они решили ограбить и убить женщину, и сами написали послания на дверях. Прокуратура начала расследование в этом направлении, однако быстро свернула его, поскольку выяснилось, что в день преступления Ален находился в больнице, куда попал после аварии на мотоцикле. Показания Мохамеда М. также противоречили показаниям жандармерии Мужена, которая не наблюдала ни вторжений, ни краж на вилле La Chamade. Версия с ограблением, которое пошло не по плану, была исключена. Впоследствии расследование установит, что Ален специально оговорил себя, чтобы получить некий авторитет у сокамерников.


Кто приезжал на виллу La Chamade 23 и 24 июня?


В первоначальном протоколе вскрытия была опечатка в дате смерти жертвы, из-за чего защита будет стремиться доказать, что преступление произошло в понедельник 24 июня утром, как и было указано в протоколе.


По мнению стороны защиты, на это указывают несколько деталей:


• Во время суда горничная упомянула телефонный звонок, полученный Гислейн Маршаль в субботу утром 22 июня, после чего она отпустила горничную до вторника. Защита недоумевала: почему не до понедельника, как обычно? Ждала ли кого-то Гислейн?


• 26 июня жандармы допросили двух каменщиков, работавших около La Chamade 24 июня. Один из них вспомнил приезд подруги Гислейн по имени Эрика перед обедом, в то время как другой свидетель сообщил, что он припоминает только приезд блондина на красном Land Rover. Он сказал, что слышал женский крик «Кто это?» из дома. Он также вспомнил, как видел двух женщин, входивших в дом. Защиту очень заинтересовало, кем были эти люди.


• 23 июня ближе к вечеру охранником соседней виллы был замечен автомобиль со швейцарскими номерами, рядом с La Chamade. Защита задается вопросом о возможном «швейцарском следе», на который не обратили внимание в ходе первичного расследования.


Эти факты требовали объяснения, поэтому было установлено следующее:


• Мы знаем, что Гислейн Маршаль приглашала на обед подругу Эрику. Она даже просила её принести с собой газеты, поскольку у горничной, которая этим занимается, был выходной. Эрика подтвердила, что они планировали устроить пикник у бассейна в понедельник, 24 июня, и в услугах горничной они в тот день не нуждались.


• Жандармы без труда определили, что красный автомобиль, описанный каменщиком, на самом деле не Land Rover, а Niva 4x4, принадлежавшая личному врачу Гислейн Маршаль, который приехал днём на её поиски. А двумя женщинами, входившим в дом, были Франсин и её охранник, которые также приехали искать женщину.


• Автомобилем, зарегистрированным в Швейцарии, оказался Audi подруги Колетт, к которой Гислейн должна была отправиться на обед вечером в воскресенье.


Итальянский след


3 сентября 1998 года газета Midi Libre сообщила о новой версии детектива: два итальянца и женщина предположительно совершили преступление из-за крупного финансового спора с жертвой. Новая версия не приобрела широкого внимания СМИ, поскольку её появление совпало с выходом Омара Раддада на свободу 4 сентября 1998 года.


Орден Храма Солнца


В 2002 году некий Гай М., личный водитель одного из представителей секты Орден Храма Солнца сообщил интересную информацию. Гай, управлявший BMW сливового цвета, зарегистрированного в Швейцарии, в понедельник 24 июня 1991 года, в 11:45, отвез трёх человек в La-Chamade (в это время Эрика как раз звонила в дверь своей подруги). Гай забрал этих людей в 14.15 (когда на виллу приехал сотрудник службы безопасности). Гай выступил в ток-шоу в 2002 году. Он сообщил, что мадам Маршаль стала членом секты. Эта секта решила разобраться с ней из-за возникшего финансового спора. Доказательств этим утверждениям предоставлено не будет. Позже выяснится, что ранее этот Гай привлекался к ответственности за шантаж и мошенничество.


Что известно о жизни жертвы?


Защита Омара Раддада раскритиковала следствие за то, что оно не расследовало частную жизнь жертвы, поскольку в материалах дела не было данных по этим вопросам. Отвечая на этот вопрос, судья признал: «Она была очень осторожна и скрывала своих друзей, никто толком ничего не знал о ней». Гислейн Маршал не любила, чтобы люди вмешивались в её личные дела. Друзья называли ее «скрытной». По словам подруги Колетт Костер, Гислейн периодически уезжала на несколько дней, никому не сказав, куда. Неизвестно, был ли у неё любовник. Ее друзья упоминали о бывших отношениях с греком. Ходили слухи, что незадолго до смерти, у неё были отношения с итальянцем, у которого есть лодка. Гислейн поздно ложилась спать, она частенько разговаривала по телефону до двух часов ночи, и много писала в каком-то «большом блокноте», обнаружить который не удалось.


Помилование


10 мая 1996 года президент Жак Ширак подписал приказ о помиловании Омара Раддада, сократив срок его заключения до 4 лет и 8 месяцев. На это решение повлияло соглашение с королём Марокко Хасаном II. Омара отпускали в обмен на освобождение француза, задержанного ранее в Марокко.


Омара Раддада должны были освободить при одном условии: он должен был сменить место жительства и работу. С местом жительства вопросов не возникло, а первые два варианта новой работы были отклонены министром юстиции. В первый раз он выбрал снова работу садовником на богатую вдову. Министру показалось, что здесь появляется слишком много совпадений с Гислейн, и отклонил этот вариант. Во второй раз он выбрал обслуживание недвижимости в городе Экс-ан-Прованс, но этот вариант тоже был отклонён. Наконец, его третий вариант получил положительное заключение от министра, это была должность курьера на консервном заводе в Марселе. В итоге, Омар Раддад был освобождён 4 сентября 1998 года.


Исследование ДНК


2 февраля 2000 года, ровно через 6 лет после осуждения Омара Раддада, комиссия по пересмотру решений суда решила провести дополнительные экспертизы надписей на дверях подвала, чтобы выяснить, кто же всё-таки являлся их автором. Кроме того, 14 января 2001 года суд назначил дополнительную экспертизу дверей и деревянных стропил, которыми наносились удары по Гислейн Маршаль. На трёх стропилах будут обнаружены ДНК.


20 февраля 2001 года эксперты сообщат, что на дверях котельной и стропилах обнаружены ДНК двух разных мужчин. Ни одна из них не принадлежит Омару Раддаду. Эти ДНК будут смешаны с кровью жертвы.


25 июня 2001 года комиссия решила передать дело в суд для повторного рассмотрения, ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Одним из таких обстоятельств стало обнаружение ДНК двух неизвестных мужчин, а вторым обстоятельством – результаты повторной графологической экспертизы, которая установила, что автором посланий была не Гислейн Маршаль. Однако 20 ноября 2002 года ходатайство о пересмотре дела было отклонено, поскольку, цитата: «вновь открывшиеся обстоятельства не вызывают сомнений в виновности ранее осужденного».

В 2011 году поступил запрос на установление генетических профилей обнаруженных ДНК. Однако установить генетический профиль не удалось, хотя было отмечено, что ни один из них не соответствует профилю Омара Раддада.


В 2016 году повторный анализ ДНК показал, что следы, обнаруженные на двух дверях подвала и стропилах, принадлежат четырём мужчинам, но никак не Омару или другим подозреваемым, которые были у следствия в 1991 году.

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!