Сообщество - Лига авторов
Добавить пост

Лига авторов

232 поста 1 404 подписчика

Популярные теги в сообществе:

Почему

Почему Медицина, Поликлиника, Гинеколог, Длиннопост

Когда-то давно работала в нашей женской консультации врач Елена. Мне она нравилась. Хороший врач. К тому же - неравнодушный. Сначала она была просто гинекологом. Потом закончила какие-то курсы и стала специалистом по УЗИ (гинекологического и молочных желёз). Ещё и на маммолога проучилась. На приёме запросто могла взять и сделать УЗИ чего-нибудь из вышеназванного. Потому что посчитала это необходимым. А через несколько лет Елена уволилась. Было очень жаль, что хороший врач ушла. Я знала, что стала она работать в платной клинике. Но куда именно ушла, была не в курсе. Я перестала посещать нашу ЖК, предпочитая обращаться за платной помощью. Раз в год - УЗИ того, что нужно и сразу консультация гинеколога, если приспичит. А если не приспичило, то на медосмотре нас гинеколог всё равно обязательно смотрит и мазки берёт. Только почему-то всегда это сопровождается болью. После мазков и мочиться иногда больно, и кровить начинает. У Елены такого отродясь не водилось. Всегда очень бережно всё делала.

Прошло ещё какое-то время, и я с Еленой встретилась. Пришло время делать УЗИ всего чего нужно. Глянула в 2ГИС, а совсем близко, буквально через дом от моего, есть платная клиника со всем необходимым. И врач, который ведёт приём - Елена. Конечно я записалась туда. После осмотра, спросила, почему Елена ушла из поликлиники.

- Наверное, зарплата здесь гораздо выше? - спросила я.

А Елена ответила:

- Нет. Зарплата здесь почти такая же.

- Но тогда почему?

- А Вы сейчас в коридоре очередь видели?

- Нет.

- Ну вот поэтому и ушла. Потому, что так спокойнее. Можешь позволить себе быть внимательной к пациенту. А в поликлинике - как будто на заводе у конвейера.

Почему Медицина, Поликлиника, Гинеколог, Длиннопост

По традиции после поста хочу напомнить о других авторах на сайте Пикабу.

@WarhammerWasea - пишет магические истории. А ещё у него есть ТГ-канал для буйных. Зайдите, посмотрите. Вы можете стать свидетелями того, как рождаются книги.

@Olivkovaya.Nimfa - публикует вкусные рецепты, фотографии цветов и истории из жизни.

@kka2012 - юридические и другие интересные истории.

@PyirnPG - разнообразно и интересно. Почитайте его пост про косг. Очень познавательно.

Не хочешь читать, но хочется что-нибудь посмотреть? Тогда смотрите @Balu829. Особенно про феминизм и толерантность. С толерантностью у нас нынче беда какая-то.

Ну а у @IrinaKosh новые питомцы. И она нуждается в помощи. С моей точки зрения, самой лучшей помощью будет, если вы заберёте себе котёнка на воспитание. Можно и взрослую кошку или кота.

Почему Медицина, Поликлиника, Гинеколог, Длиннопост

А ещё хочу сказать спасибо @Zzazul за донат. Все мои донаты уйдут на печать книги.

Показать полностью 2

Звонок любовницы. Почему Людмила впервые за долгие годы забыла свою депрессию

-Будем знакомы! Я Людмила Витальевна, кандидат наук, перспективный учёный, обладатель первого дана по каратэ, второго разряда по пулевой стрельбе. Два высших образования, две дюжины дипломов об успешном завершении курсов подготовки, переподготовки и прочее, прочее, прочее. Сейчас я собираюсь тебя съесть!

Звонок любовницы. Почему Людмила впервые за долгие годы забыла свою депрессию Проза, Рассказ, Истории из жизни, Длиннопост

Так Людочка обратилась к приготовленным в быстрофуде зажаристым окорочкам в картонной коробке.

Нет, у Людмилы было всё в порядке с «кукухой», она разговаривала с едой просто потому, что больше было не с кем. Ещё в девичестве матушка наставляла Люду:

-Ищи достойного мужчину. Чтобы образование было повыше твоего, чтобы зарабатывал, чтоб умом блистал, да был под стать. Любовь приходит и уходит, не в ней счастье…

Людмила искала. Честно искала. Ни с кем, ничего и никогда, пока не узнает человека от и до, а как узнавала, вроде и не надо было уже.

Поначалу, в юности, подбирала по образованности. Вроде с высшим образованием, вроде умный, но откуда у младшего научного деньги?

Потом стала смотреть на з/п. Посмотрела, поискала. Вроде с деньгами, вроде умный, но заглянешь в графу образование и диву даёшься, восемь классов, ПТУ, в лучшем случае техникум, да ещё и ходит по дому, почёсывает там себе. Нет уж, лучше одной.

В общем, довольно рано Людмила поняла – идеальных мужчин не существует. Если с деньгами, то без образования. Если образованный, то обязательно бедный, а если, и образованный, и с деньгами, то непременно женатый. Прямо заговор вселенский.

Когда Люде исполнилось сорок, искать перестала, вместе с этим, иной раз, стал подкрадываться депрессняк. Бывало, сидит дома, никуда не хочется, ест окорочка, смотрит сериальчик какой и потихоньку жалеет себя.

-За сорок, а дома ни ребёнка, ни котёнка…

К сорокапятилетию Людмила подходила вместе с почти не прекращающимся депрессняком и постоянными собеседниками в виде куриных ножек, крыльев и тому подобного.

Вот и сейчас беседа шла полным ходом, мысли повторяли заученное – ни ребёнка, ни котёнка…

Из неприятных размышлений и бесед с окорочками Людмилу вырвал неожиданно завибрировавший старый смартфон.

-Алло, я внимательно слушаю.

-А знаете ли вы, что у вашего благоверного появилась любовница?

Такой вопрос в лоб ошарашил незамужнюю Людмилу, она не нашлась, что ответить, помолчала и прервала вызов, подумав «какая странность». Не успела приоткрыть коробочку из быстрофуда, снова раздался звонок.

-Внимательно!

-Так вы знаете, что у вашего мужа есть любовница или нет?

-А вам известно ли, что у мужа есть жена?

-Да что вы говорите? Но это не я!

-Так и не я тоже

-А тогда кто?

Растерялся голос в трубке.

-Самец единственного рода лошадиных, отряда парнокопытных в верхнем платье для холодной погоды, из шерстяного сукна.

-Кто?!

-Конь в пальто!

Съязвила Людмила и снова сбросила вызов. Разговор не шёл из головы. Чей-то муж, какая-то любовница, бред… а, впрочем, настроение паршивое, так отчего же не побеседовать?

Люда в задумчивости стала делать изысканный соус, названия которому ещё не придумала. То ли Майотчуп, то ли Кетчунез. Ножки с хрустящей ароматной корочкой совсем остыли, пришлось засовывать в микроволновку.

Одновременно с микроволновочным призывным дзынь, завибрировал телефон.

-Слушаю вас, любовница!

-Откуда вы узнали?

-Да я вас чувствую, нравитесь вы мне, любовницы… Особенно с соусом. Подождите секунду, я ножку отрежу…

-Чью?

-Предыдущей любовницы.

В этот раз вызов прервался сам. Людмила, интеллигентно похрюкивая, с КетчуМайопом и большим удовольствием слопала ножку, потом вторую, третью. В коробке остались лишь кусочки поджаристой корочки. Культурно облизав пальцы, приступила к чаю Релакс с ароматами манго, яблока, бергамота, мяты, шалфея и кучей других.

Ровно в тот момент, когда Люда делала последний глоток вкусного чая, опять зазвонил телефон.

-Вы не едите любовниц, зачем вы меня обманули?

Обиженно произнёс всё тот же голос.

-И опять, и снова здрасти, товарищ любовница!

-Мне просто интересно, а вы почему не расстраиваетесь? Почему не рыдаете?

-А что же, должна?

-Ну как, у вас же муж уходит. Нормальная жена должна рыдать. Переживать хотя бы…

-Ну, видимо, я ненормальная жена. Мужик с возу – кобыла рада, так кажется…

-Баба! Баба с возу.

Поправила любовница.

-Вы-то может и баба, а я… свободная женщина,

Парировала Людмила.

-Значит, отпускаете?

-Кого?

-Мужа, конечно. Отпускаете мужа-то?

-Так, нечто, я держу его?

-Не знаю, может и держите…

-За что, интересно мне знать, впрочем, не важно, забирайте. Только не забудьте ещё Константина, Катю, Клару и Карла прихватите.

-Простите, а это кто?

-Ну как, сын, дочь, собака и хомяк. Догадайтесь-ка, кто из них хомяк?

-А… а почему все имена на одну букву? Почему на «К»?

-А вам на «Х» хотелось? Или может быть на «Ю»?

-Нет, просто странно как-то… Все на «К»…

-Ничего странного. Он так захотел, муж. Всё, говорит, и все в доме будут на «К», я, говорит, так хочу, и никаких гвоздей.

Любовница помолчала и выдала возмущённо:

-Но вас же Анна зовут! Это не на «К»!!!

-Да вы не переживайте, это по паспорту я Анна, а дома он меня ласково, Колбаска, называет…

-А меня… Котёнком зовёт.

Растерялась любовница. Люда быстро сбросила звонок, не в состоянии бороться с приступом дикого ржача, самки единственного рода лошадиных, отряда парнокопытных. Плохого настроения как не бывало, да и депрессняк, забился куда-то под лавку и не желал появляться.

Людмиле было весьма радостно за себя, что не была замужем и подобных звонков избежала. Убрала со стола, постелила постель и легла пораньше.

В следующий раз телефон начал вибрировать уже в первом часу ночи…

-Знаете что?

Громко выкрикнула в трубку любовница.

-Я вижу, вы хорошенькая парочка. Вы, жена неправильная, и муж ваш, тоже неправильный. Не нужен он мне такой. Забирайте себе, я его выгнала!!!

Раздались короткие гудки. Людмила посмотрела одним еле открытым глазом на экран. Её номер был в чёрном списке любовницы.

-Очень даже жаль… Мне понравилось.

Подумала Людмила. Ещё подумала, что не все герои носят плащи и стринги поверх колготок, ведь сегодня она спасла чей-то брак.

А ещё подумала, что завтра же нужно дать объявление в газету, мол, любовная антитерапия от любовниц. Отвороты. Проверено. Навсегда. 100%.

И, отвернувшись к стенке, засопела, счастливо улыбаясь, впервые за много лет.

Источник на Дзене

Показать полностью

Русская смекалка против западной бюрократии. Советские моряки за один день сумели избавиться от задержки

Сегодня расскажу одну старую историю. Ещё папа мой, царство ему небесное, рассказывал о ней.

Произошла эта история во времена «холодной войны», то ли в начале хрущёвской «оттепели», то ли чуть раньше, в общем давно.

Торговое судно под советским флагом, зашло в один из портов западной Германии. Разгрузка, как собственно и обратная загрузка необходимыми товарами народного потребления, прошла в штатном режиме.

Русская смекалка против западной бюрократии. Советские моряки за один день сумели избавиться от задержки Яндекс Дзен (ссылка), Истории из жизни, СССР, Проза, Длиннопост

Капитан готов был дать команду к отправлению, но вышла какая-то досадная несостыковка. Выход судна запрещён. Финансово ли или по другим вопросам не сошлись характерами министерства стран, доподлинно неизвестно.

Факт остался фактом, судно осталось в порту.

С одной стороны, ситуация играла на руку нашим морякам, всё-таки суточные в твёрдой валюте, а с другой стороны, оставаться в чужом порту, да ещё и с грузом, совсем не хотелось.

Тем более, что некоторые счастливчики, в том числе капитан, боцман и старпом, а также ещё несколько членов команды, среди погруженного забугорного, имели проведённые по бумагам, как имущество плавсостава, автомобили иностранного производства.

Тут для молодого поколения, пожалуй, нужно пояснение. Счастливые обладатели иномарок могли запросто с ними расстаться на советской таможне, по причине формальной просрочки, ибо таковы были правила.

Разговоры, переговоры, увещевания и даже ругань, не помогали нисколько. Бургомистр города и начальство порта не хотели идти навстречу отважным советским морякам, а время меж тем шло.

Надежды оказаться на Родине в качестве полноценных владельцев иномарок таяли как весенний снег. Нужно было срочно что-то предпринимать. Неизвестно, как обернулось бы дело, если б не присутствие на корабле старпома Петровича.

Петрович был, что называется тёртый калач. Немного подумав, за рюмкой чая, он выдал готовое решение. Да такое, что тут же был «заблагодарен» массой напитков разного калибра и качества, а также прочими хорошими вещами.

Пошарив по закромам, команда, в том числе боцман (как без него), нашла энное количество военных гимнастёрок старого образца, сапоги и пилотки. У друзей, из числа бывших земляков и команд других судов, раздобыли офицерскую форму с необходимыми принадлежностями…

Утро в западногерманском портовом городе задалось.

Ещё только начался рассвет. С брусчатки не успела испариться ночная влага. Город спал мирным, безмятежным сном. Покой безлюдных улиц прерывался только пением беззаботных птиц.

И вот это всё умиротворение было растерзано чётким строевым шагом. Старательно чеканя шаг, к главной площади, шёл взвод «солдат» Советской Армии во главе с «офицером».

Немцы, ещё отлично помнившие победный 1945 год, вскакивали с кроватей и хватались за сердце.

Особенно после зычной команды «офицера»:

-Песню, запе-вай!

Взвод грянул. Никогда так хорошо не получалось, но не хотелось упасть в грязь лицом и «солдаты» изо всех сил тянули гимн мирового пролетариата:

Вста-вай проклятьем заклей-мённый, весь мир голо-дных и рабов,

Ки-пит, наш разум возму-щённый и в смертный бой вести го-тов!

Пройдя до площади, советские моряки в форме солдат развернулись и так же весело, но уже под другой «хит» - Марш коммунистических бригад, вернулись обратно.

Капитана судна, с вопросом «Что это было?» вызвали для разъяснений. В ответ бургомистр города получил безапелляционное:

-Партия требует! Оно ведь как, воспитание молодёжи в духе, во имя и во славу, никто не в состоянии отменить. Поэтому, уж извините, пока стоим в порту, будем маршировать и да, песни, тоже имеют особое значение в деле воспитания. Стало быть, бойцы будут петь!

Дальше события развивались с неимоверной быстротой. Уже через три часа, торговое судно под советским флагом, выходило из порта и очень вовремя прибыло в порт приписки.

Что ни говори, а русская смекалка достойна быть увековечена. Срочно нужен памятник, если не из бронзы, то хотя бы из пластилина. Только она позволяет (и во все времена позволяла), в сжатые сроки, решать такие вопросы, которые в «нормальных» условиях могли бы решаться месяцами.

Источник на Дзене

Показать полностью 1

Стоять за справедливость. Русские туристы показали французам национальный характер

Давненько не было на канале историй про русских за границей. Вот и подписчики моего канала об этом намекают.

Что же, хотите историй? Их есть у меня.

Сам не был, не видел, рассказывали. Говорят, сия история произошла на родине коньяка и шампанского, круассанов, лукового супа и жульена. Стране свободно орущего галльского петуха – Франции.

Стоять за справедливость. Русские туристы показали французам национальный характер Проза, Рассказ, Истории из жизни, Мат, Длиннопост

На берегу Ла-манша, стоит славный город-порт Дюнкерк, одноимённой коммуны и округа. Про красоты городка и его достопримечательности рассказывать не стану, да и не особо они важны в истории. Впрочем, об одной всё же рассказать стоит.

Есть там известный бельгийский сетевой магазин «кОра», который славится вкусными морепродуктами по демократическим (по французским меркам) ценам и свежайшим багетом. Если кто не знал (в чём искренне сомневаюсь) – это длинный узкий батон.

Неизвестно каким образом, судьба забросила туда двоих русских туристов, очень похожих на среднестатистически описываемых нефтяников.

В наличии были золотые зубы, короткие мощные шеи, на которых висели толстые цепи и расписанные под гжель руки с массивными печатками. Остальные части организма были укрыты одеждой, но сомневаться не стоило, качеству и количеству храмов и куполов, позавидовал бы сам Андрей Иваныч Рублёв.

Так или иначе, захотелось нашим нефтяникам закусить. Приобрели того-сего, напитки всякие, да закуски разные. А какая русская закуска без хлеба? Пошли искать. Нашли. По запаху.

В «кОра» пекут багет без устали, от открытия до закрытия. Ароматы, сами понимаете. Вот на этот аромат и пришли путешественники. Как назло, был техперерыв, то есть выпечка была в работе, а в наличии только очередь за ней. Цивилизованная, европейская очередь, человек восемь.

Нефтяники тоже встали. Ждут.

Откуда-то сбоку послышался «ахалай-махалай», вскоре к очереди подошли два, скажем так, мигранта арабских кровей. Не обращая внимания на цивилизованную европейскую публику, они продолжали разговор с громкостью концертной акустики на своём языке, отчаянно жестикулируя.

Наконец чудо-печь испекла свежую партию, и девушка в нарядном переднике вывезла к очереди дюжину багета в бумажных пакетах. Не успела она остановиться, пара оккупантов (по-другому не скажешь), не прекращая светско-концертной беседы, просто перегрузила ВЕСЬ багет в свою тележку.

Все 12 батонов! До единого!

Знаете, что мне всегда нравится в наших людях? Где бы то ни было, хоть дома, хоть за границей, русских отличает повышенное чувство справедливости. Не стал исключением и этот случай.

Один из нефтяников сказал:

-Эт чё за нах?

Второй подтвердил:

-Слышь, окурок бородатый! Чё попутали малёхо?

С этими словами наши пошли наперерез мигрантам. Те напряглись и прекратили светскую беседу.

Напряглись и французы в очереди в ожидании драматического спектакля. Но его не было.

Один нефтяник спокойно, без суеты, достал из арабской тележки весь багет и отнёс обратно, к лотку девушки в нарядном переднике. А второй, нежно прихватив загорелых друзей за шеи, отвёл их к концу багетной очереди и отпуская, назидательно сказал, указывая пальцем:

-Вот здесь стойте в очереди, если хватит возьмёте, а если нет, будете ждать как люди, понятно?

Неизвестно, поняли ли оккупанты слова, но жесты были достаточно красноречивы, и они часто закивали.

Французская часть очереди взорвалась аплодисментами. Послышались крики «Vivat de Russie», «Bravo les russes» и «vive Moscou», всего и не упомнить.

Потом русским, жестами предложили взять багет. Наши посмотрели друг на друга, пожали плечами и взяв 1 (один) батон, неспешно побрели в сторону касс.

Рассказывают, об этом случае даже в газете Ле Монде писали.

Это я к чему? Пусть рассказывают, может в голове проясняться начнёт, да поймут, что лучше русские гости, чем иммигрантская оккупация. Верно?

Источник на Дзене

Показать полностью 1

Долг

Жизнь каждого человека состоит из событий, хороших и плохих. Порою люди забывают себя, теряются, но иногда приходится возвращаться и знать... долги всегда приходится отдавать.

***

Григорий Борисович ехал домой в ужасном настроении. Ему было неуютно, плохо, отвратительно. За окном переполненного рейсового автобуса в свете тусклых фонарей виднелась промозглая осенняя слякоть. Всё было против Григория Борисовича.

Долг Истории из жизни, Рассказ, Проза, Судьба, Длиннопост

В салоне автобуса витали крайне неприятные запахи. Отвратительно пахло потом, намокшими вещами, грязью. К этому амбре очень некстати добавлялся удушающий запах булочек с корицей и противоестественный запах варёной колбасы.

По стеклу струились тонкие ручейки грязной воды. Снаружи накрапывал проклятый сентябрьский дождь.

Григорий Борисович сидел у окна и с раздражением вспоминал прожитые годы.

Чего я добился в свои 43 года? К чему пришёл, чего достиг? У других, должно быть, свой бизнес, отдых на Канарах, каких-нибудь Сейшелах-Мальдивах, а я? Нигде не бывал. Даже Сочи видывал только на картинках.

Ну семья, ну дети, а дальше что? Не могу позволить себе выбраться на море. Только и знаю, что «отдыхать» кверху задницей на даче… Да какая к чертям собачьим дача, огород с будкой, если говорить прямо. Посадки, прополка, уборка урожая, всё, больше и вспомнить нечего!

Никчёмный человечишка. Да, именно так и нужно называться.

«Здравствуйте. Я никчёмный человечишка. Я ничего не достиг, ничего не добился в своей никчёмной жизни. У меня ничего нет, даже самоуважения. Сопляк-начальник отчитывает меня за «плохой» отчёт. Ему всего 25, но профильное и правильное образование. А я не защищаюсь, потому что боюсь потерять никчёмную работу, которая даёт средства продолжать мою никчёмную жизнь.

Жена меня не понимает. Ей, видите ли, нужен какой-то другой я, тот, что знакомился с ней, предлагал руку и сердце, пел романсы, рассказывал анекдоты и смешил до слёз, а не нытик».

Тоже мне, нашла клоуна. Что я могу сделать, если всё в этой жизни против меня? Как я могу улыбаться, если начальник требует, жена требует, дети, и то, требуют. Ещё осень эта, с дождём своим, сыростью…

Автобус накренился, поворачивая на перекрёстке. Григорий Борисович вжался в сиденье под натиском потерявшей равновесие, перекормленной дамы. Он повернулся, зло сказал: «Аккуратнее», и вновь уставился в окно.

У светофора молодая мамаша тянула за руку непослушного сына. Тот упирался. Мамаша наклонилась, что-то сказала, шлёпнула ребёнка по мягкому месту, снова схватила за руку и, дёргая, перевела через дорогу.

Восьмидесятые годы. Такая же осень. Маленький Гриша хочет с пацанами ходить на футбол. Там красивые мячи, большой добрый тренер, стадион, радость…

Мама настаивает. Она хочет, чтобы сын учился в музыкальной школе.

«Вот выучишься, будешь играть на баяне, радовать нас. А что твои пацаны с этим футболом? Так и будут всю жизнь бегать… всю жизнь, подумай».

Мама непреклонна. Собирает Гришу. В ответ на нежелание шлёпает рукой пониже спины…

Григорий Борисович возвращается из детства.

Как мать говорила, так и получилось. Витька с соседнего двора, например, бегает. Сначала выступал за сборную города, потом области. Зарабатывал хорошо. Теперь работает тренером, тоже заработок отличный, джипы меняет каждый год, всю страну объездил…

А на его месте мог быть я. Как тогда повернулась бы жизнь?

Григорий Борисович горько усмехнулся и встал готовиться к выходу, автобус подъезжал к его остановке.

Протолкнувшись сквозь тупую толпу, он вышел. Мерзкий дождь. Вокруг всё сыро, гадко. Ещё водитель остановился, не доехав до бордюра полметра. Негодяй. Лишь бы не работать. Никто не хочет качественно выполнять свою работу. Такие настали времена.

Ничего, что прямо перед дверью лужа? Пассажиры что, летать все умеют? Надо пожаловаться в минтранс, совсем обнаглели!

Григорий Борисович закурил сигарету. Поднял воротник, плотнее закутался в плащ, двинулся в сторону дома, внимательно смотря себе под ноги и старательно обходя лужи. Случайный встречный прохожий толкнул его в плечо. Повернулся, нелепо пробормотал «извините» и пошлёпал дальше. От толчка пепел слетел на рукав и тут же размазался серым пятном.

«Да чтож такое?»

Григорий Борисович с раздражением попытался очистить рукав. Ничего не получилось, пятно стало только больше. Выплюнул сигарету. Вздохнул. Поёжился. Пошёл.

Четвёртый класс. Общегородская линейка. Принимают в пионеры.

Произнесена клятва. Торжественно повязали галстуки. Отзвучали речи. Все расходятся. Гриша увидел ЕЁ. Девочка неземной красоты словно плыла среди толпы. Белоснежный фартук поверх школьного платья. Кудрявые светлые волосы развевались на лёгком весеннем ветерке. Гриша побежал за ней, боясь упустить из виду. Неожиданно он столкнулся с каким-то рыжим пацаном. Столкновение было сильным, оба упали. Когда Гриша встал, потирая лоб, девочка исчезла, затерялась среди сотен белоснежных фартуков и синих школьных пиджаков…

На следующий год он встретил её на отчётном концерте. Она красиво танцевала под музыку Вивальди. Гриша хотел познакомиться, но после выступления она ушла с толстым пацаном, который нёс её портфель, а она что-то увлечённо рассказывала. Толстяк выглядел счастливым.

А на его месте мог быть я. Как тогда повернулась бы жизнь?

Григорий Борисович поморщился и продолжил путь. Размышления продолжались.

Почему окружающие живут счастливее? Почему некоторым везёт, достаются лучшие места, товары, люди, в конце концов? Иногда я покупаю лотерейки, но никогда не выигрываю. А если бы выиграл джек-пот, ну вот так просто, вдруг… Ух, я бы тогда…

Он повернул к подземному пешеходному переходу и стал спускаться. В тридцати метрах, на той стороне, его дом.

Впереди в обнимку шли два мальчишки, лет пятнадцати. Точнее, один обнимал другого за шею. Григорий Борисович подумал:

Мало ли что? Это сейчас люди так испортились, думают гадости, а это, может быть, настоящая пацанская дружба, а не толерастия или пропаганда нетрадиционалов…

6 класс. Занятия в музыкальной школе закончились поздно.

Стемнело. Гриша идёт домой. Спускается в подземный переход, сумрак. Неожиданно, откуда-то со стороны подошёл парень постарше. Обнял за шею, другой рукой чем-то ткнул в область рёбер и прошипел:

Иди, улыбайся, пикнешь, зарежу. На той стороне за киоском отдашь деньги, отпущу!

Гриша шёл и не знал, что делать. Он испугался. Шёл и не представлял, что будет дальше.

У выхода из перехода им встретился комсомолец. Парень бежал куда-то. Для Гриши это был очень взрослый человек. На ходу парень глянул на Гришу, видимо, что-то ему не понравилось, скорее всего, «слёзки на колёсиках» или залихватский вид «сопровождающего», через пару шагов, обернувшись, он сказал:

Ссюда идди!

В тот же миг «попутчик» резко стартанул к выходу. Комсомолец схватил Гришу за воротник, встряхнул, спросил:

Ты как, парниша? Дом где? Давай провожу

Отвёл Гришу домой, позвонил в дверь, дождался, пока мама откроет и, сказав «принимайте сокровище и не отпускайте, пока не повзрослеет, времена хулиганские», ушёл. От каких унижений, кроме грабежа, комсомолец его спас, Грише даже думать не хотелось…

Григорий Борисович прибавил шаг. Догнав парочку, он увидел те же «слёзки на колёсиках» и такую же растерянность парнишки. Кольнула мысль:

А на его месте БЫЛ я! Как тогда повернулась бы жизнь?

Изо всех сил он рявкнул срывающимся голосом:

С-с-стоять-бл!

«Обнимающий» дёрнулся и тут же побежал, на ходу шипя «ещё встретимся».

Григорий Борисович взял парнишку за плечи, встряхнул:

-Ты как, нормально? Ничего не повредил?

Парень молча кивнул.

-Тебе куда? Дом далеко?

-Нет, на той стороне…

-Пойдём, провожу!

Григорий Борисович проводил парня до квартиры в соседнем доме, дождался, пока откроют, передал его матери:

-Забирайте сокровище. И не отпускайте одного. Времена хулиганские.

-Постойте, что случилось?

-Сам расскажет, если захочет…

Григорий вышел из подъезда. По-прежнему накрапывал дождь, но кутаться почему-то не хотелось. Подумал:

А ведь времена не меняются. Тогда, тридцать лет назад, тоже были «хулиганские времена», но были и люди, которые защищали от этих времён.

Двадцать лет назад у меня не было ничего, я был студентом, без квартиры и денег, но пел романсы и рассказывал анекдоты…

Значит, не времена меняются, а люди, их отношение к жизни и окружающим.

Эх, была не была, приглашу-ка я сегодня свою жену в кафе, посидим, посмеёмся, как раньше, деньги-то есть. А новый мотоплуг, на который откладывали, подождёт, ничего с ним не случится, жизнь одна.

Гриша шлёпал по лужам, насвистывая старую весёлую песенку. Мальчик Гриша, сорока трёх лет, только что отдавший долг тридцатилетней давности. Жизнь только начиналась.

Источник на Дзене

Показать полностью 1

Самострел. История отморозка из 90-х

Рукам было горячо, страх сковал тело. Напротив, ковыряясь маленьким перочинным ножом в ногтях, стоял Быков и его ухмыляющиеся дружки.

-Ну чё, щегол, думал не найду? А я нашёл! Страшно тебе?

Было страшно, Женька промолчал. Он понимал, что кричать бесполезно, а слёзы только раззадорят садиста.

***

У Женьки была обыкновенная жизнь четвероклассника. Так же, как другие советские пионеры, он стрелял из рогатки, бегал по стройкам, играл в догонялки. Как и многие, плавал в карьере на плоту сколоченном из дверей и досок. Ходил в лес недалеко от дома, а осенью воровал выложенную во дворе на просушку картошку и пёк её в костре. В общем, обычное советское детство.

Жизнь изменилась, когда в их двор переехал настоящий садист. Звали его Эдик, фамилия, кажется, Быков.

Самострел. История отморозка из 90-х Проза, Рассказ, Истории из жизни, Яндекс Дзен (ссылка), Длиннопост

Садист уже учился на третьем курсе ПТУ. Самой настоящей страстью Быкова было причинение боли. Он наслаждался чужой болью, ему было приятно, он упивался ею и своей безнаказанностью.

С самого детства Эдика воспитывала бабушка, о матери с отцом было почти ничего не известно. Пару раз мать видели во дворе, но она была в таком сильном опьянении, что запомнили только её прокуренный, пьяный вопль: «Эедяяя! Идди с-сюда, с-сук-кааа!».

Если кто-то из взрослых пытался призвать Быкова к ответу за маленькие и большие проступки, тут же из квартиры на первом этаже четвёртого подъезда выскакивала маленькая, сухонькая старушка и налетала на всех, как дикий коршун, как тигрица, как медведица, защищающая детёныша.

Бабушка искренне любила Эдика и не верила никому, когда ей пытались рассказать о страшных вещах, которые творил любимый внук.

Например, в середине весны на лавочке, что стояла под Женькиным окном, раздался довольный смех Быкова. Женька выглянул и увидел воробья, который прыгал, жалобно пища от боли. К шее птицы была привязана веревочка, воробей был общипан. Из оперения остались только пара перьев на хвосте. Эдик забавлялся. Потом, видимо, надоело, и он медленно, наслаждаясь, раздавил бедную птичку ногой.

Женьке было нестерпимо больно. Слёзы брызнули из глаз, но что мог сделать четвероклассник против большого пацана, которого даже взрослые старались обойти стороной?

Соседи тихонько говорили меж собой: «Вырастили чудовище. Скоро убьёт кого-нибудь – его посадят или найдётся тот, кто прищучит самого. Вот тогда вздохнём спокойно». Время шло, ничего не менялось, почти.

Быков становился только наглее, а его издевательства были изощрённее. Временами на сопочке возле дома находили то повешенную собаку, то кошку со снятой шкурой. Но доказательств, что это сделал Эдик не было, да и статьи, наверное, за издевательства над животными тоже не было предусмотрено.

В любом случае, Эдиком никто не занимался, если не считать местного участкового. Да и то, пришёл, отметился, свободен.

В тот летний день старший брат Женьки пришёл в слезах. На середине бедра из-под шорт виднелся огромный свежий синяк. Оказалось, опять Быков развлекался. Стрелял из самострела в пацанов.

Родителей дома не было, рассказать некому. Но для Женьки этот случай послужил стартом, спусковым крючком.

Ничего никому не говоря, Женька начал готовиться к мести. Достал из загашника доску, дрель, рубанок и прочие инструменты. У отца были золотые руки, достаточно инструмента, он и детей с раннего детства приучил к работе руками.

Женька обстругал, потом зачистил наждачкой доску. Выпилил по контуру, снова зачистил. Получалось ружьё, сантиметров шестьдесят в длину. Пропилил пазы под резинку, загнул алюминиевую проволоку, сделал из неё курок, с помощью шурупов закрепил курок на самостреле. Вкрутил ещё один шуруп снизу, натянул резинку, чтобы курок всегда возвращался в исходное положение. Почти готово.

Срезал с отцовского кожаного ремня самый кончик, обойными гвоздиками закрепил кусочек кожи под спусковым механизмом, чтобы самострел не выстрелил раньше времени. Вырезал направляющий паз по всей длине, который не позволял пульке сместиться, для точного прицеливания.

Приготовил самую лучшую по тем временам, чешскую модельную резину круглого сечения. Её можно было достать только в модельных кружках. В магазинах, конечно, продавалась советская квадратная, но чешская тянулась лучше и была крепче, мальчишки тех лет не дадут соврать.

Моделка была заботливо переплетена в косу. Выбрана длина, чтобы натяжение было почти на максимуме.

Настал черёд пулек. Загнутые буквой «Л» кусочки алюминиевого провода не подходили из-за громоздкости и лёгкости. Женька хотел нанести максимальный урон, поэтому материал должен был быть небольшого объёма и большой плотности.

Свинцовые пульки были тяжёлыми, но вылетали с маленькой начальной скоростью. Этот вариант тоже не подходил.

В итоге юный мститель остановился на меди. Опытным путём подобрал сечение провода с идеальными данными. Освободил от изоляции, загнул. Первые же пробы показали хороший результат. Выстрелом из самострела легко расшибалось оконное стекло с расстояния не меньше тридцати метров. После пристрелки началась охота.

Рядом с домом была сопочка, так называли почему-то не срезанный «пуп земли», поросший густым кустарником и деревьями, стоящий в двадцати метрах от Женькиного дома и высотой доходивший до второго этажа.

Первая охотничья лежанка была устроена там. Два или три часа Женька лежал в кустах с заряженным самострелом, почти не шевелясь. Наконец, со стороны остановки к дому прошёл враг.

Быков был, как обычно, расслаблен и доволен жизнью. Женька тщательно прицелился, задержал дыхание, как учили в тире, плавно нажал на курок. Пулька вылетела с тихим ворчанием и глухим рокотом.

Спустя пару секунд Эдик верещал, катаясь по асфальту и держась за филейное место.

Охотник тихо покинул лежанку.

С тех пор каждый день две-три пульки вонзались в тело Быкова. Он озирался на сопочку – пулька прилетала из окна подъезда, он смотрел на подъезд – пулька летела из подвала. Каждый раз новое место, угадать было невозможно. Женька умел прятаться и, что самое главное, ждать.

Так продолжалось две недели. Быков уже боялся выйти из дома, а Женька не планировал останавливаться. В его планах был отстрел Быкова ещё как минимум месяц, чтобы дошла «наука». Но вмешался случай.

Медный провод нужного сечения заканчивался, найти такой же не получалось, и охотник обратился к другу Димке, в надежде, может быть, вместе быстрее получится найти искомое. Димка нашёл.

Когда нёс к Женьке, навстречу попался Быков. Остановил:

-Слышь, щегол, чё это?

Димкины родители были инженерами, и он блеснул знаниями:

-Это СИП – самонесущий изолированный провод сто двадцатого сечения!

-Понятно, а куда волочёшь?

-Женька просил найти, он охотиться собрался.

-А, это тот поцик из шестого подъезда?

-Да.

-Ну ладненько, иди…

Димка пошёл. Он не обратил внимания и не рассказал другу о встрече.

Вечером Женька пришёл с тренировки. Успел только сбросить сумку, мама отправила за хлебом. На обратном пути из магазина он увидел у четвёртого подъезда Быкова с двумя дружками, которые сидели на лавочке и лузгали семечки. Эдик тоже заметил.

-Слышь. Ты Женька?

-Да.

-Подь сюда, разговор есть.

Женька подошёл. Не говоря ни слова, его схватили и затащили во всегда открытый подвал. Там связали руки и подвесили на тонкой трубе горячего водоснабжения.

Рукам было горячо, страх сковал тело. Напротив, ковыряясь маленьким перочинным ножом в ногтях, стоял Быков и его ухмыляющиеся дружки.

-Ну чё щегол, думал не найду? А я нашёл! Страшно тебе?

Было страшно, Женька промолчал. Он понимал, что кричать бесполезно, а слёзы только раззадорят садиста. Быков продолжил:

-Знаешь, что с тобой сейчас будет? Сначала я срежу тебе скальп, потом порежу спину на кусочки, а потом мы тебя по кругу пустим.

Озвучив планы, он довольно загоготал. Дружки поддержали ехидным хихиканьем.

Когда отсмеялся, задал ещё какой-то вопрос и, не получив ответа, воткнул короткое лезвие в Женькин живот:

-Чё молчишь? Не боишься?

Резкая боль пронзила тело, жар в животе заполнял тело всё больше и больше. Пламя жгло…

Внезапно боль ушла, руки перестали ощущать жар батареи, живот тоже не болел, только еле заметно пульсировала рана. В голове стало ясно и свежо. Женька посмотрел на Быкова и не ожидая от себя, спокойно, но вместе с тем холодно произнёс:

-Боюсь. Я знаю, каждый должен отвечать за свои слова и поступки. Отец говорит, что за каждую боль нужно отвечать двойной болью. В мире не останется тех, кто захочет сделать больно другому, если будет знать, что ему будет в два раза хуже. Рано или поздно…

Сейчас я отвечаю за свои поступки. Мне больно и тебе придётся убить меня. Потому что даже часть из того, что ты пообещал сделать, отрежет мне пути назад.

Быков отпрянул.

-Ты угрожаешь мне?

В его глазах плясал нечеловеческий, животный страх, граничащий с ужасом.

-Нет, ты сам хотел получить ответ.

Быков затрясся. С трудом справившись с собой, он сказал нетвёрдым голосом:

-Пошли пацаны… Пусть щегол подумает над поведением. В следующий раз всё будет по-другому, млябуду, я сделаю обещанное, понял?

Женька молча смотрел, как враг отходит, спотыкаясь в полутьме и оглядываясь. Сколько ещё времени он провёл в подвале, неизвестно. Когда сумел освободиться от верёвки и, спрыгнув, выбраться, на улице было темно.

Родители подняли соседей и разыскивали сына. Рубашка и брюки стали липкими, насквозь пропитавшись кровью. Женька вошёл в подъезд, открыл дверь в квартиру и потерял сознание.

Потом на все вопросы отвечал одинаково – «не помню, не видел, не знаю».

На память навсегда остался широкий шрам слева внизу живота.

О Быкове никому не было сказано, никто точно не знал, что произошло в тот вечер, но многие заметили. Эдик старался не пересекаться с Женькой. Даже увидев его выходящим из последнего, шестого подъезда, Быков обходил дом вокруг. Потом он куда-то исчез…

Прошло несколько лет. Лихие девяностые были в самом разгаре. Повзрослевший Женька, за которым ходила молва, что он не боится ни ножа, ни арматуры, ходивший без оружия на разборки и успевший побывать в СИЗО за двоих искалеченных гопников, попытавшихся снять с него шапку, пришёл на кладбище.

Был родительский день. Он хотел найти могилу одного из своих погибших братков, чтобы помянуть.

Осматривал памятники. Внезапно взгляд упёрся в выцветшую фотографию. Глаза превратились в щели, заиграли желваки. Женька вполголоса сказал:

Ну, здравствуй… И прощай.

Сплюнул на землю, закурил сигарету и пошёл дальше. На проржавевшем памятнике, потрескавшимися, чёрными буквами было написано – «Быков Эдуард Витальевич».

Источник на Дзене

Показать полностью 1

Правдивая история о том, как на американщине два русских доктора насмерть рассорились из-за разного подхода к созданию клиентской базы

Сама история началась в достопамятном 1989 году, когда на берега флоридщины высадился русский доктор-эмигрант, Соломон Маркович. И не надо делать мне хаха. В те времена, да и сейчас, пожалуй, любой эмигрант из Советского Союза был русским, даже если его звали Батырбек или Сапардурды, например.

Правдивая история о том, как на американщине два русских доктора насмерть рассорились из-за разного подхода к созданию клиентской базы Истории из жизни, Рассказ, Проза, Яндекс Дзен (ссылка), Длиннопост

Так вот, Соломон Маркович быстро проникся традиционной капиталистической культурой и открыл свой кабинет. Может, это было не так быстро, как на бумаге, но факт остаётся фактом. В кабинет доктора, Соломона Марковича, потянулись больные.

Всё было прекрасно, ровно до той поры, пока в конце девяностых или начале двухтысячных судьба не забросила на американщину другого русского доктора, Бориса Моисеевича, и не поселила поблизости от Соломона Марковича.

Мы, русские, должны помогать друг другу, поэтому Соломон Маркович, за символический гешефт, взял шефство над Борисом Моисеевичем, подсказал, как можно открыть кабинет и начать частную практику.

Вскоре кабинет открылся, но очередей в него не наблюдалось. Согласитесь, неприятно. Борис Моисеевич снова обратился к своему обамериканившемуся товарищу, с закономерным вопросом.

-Соломон Маркович, скажи мине без утайки, как-таки наполнить мой кабинет пациентами?

-Ничего сложного, Борис Моисеевич, нужно работать над клиентской базой, тогда пациенты сами станут искать к тебе дорогу.

-Но как я буду работать над базой, если я травматолог. Не ломать же людям ноги и силком тащить к себе?

-Думай, Борис Моисеевич, думай. У меня есть метод, но он мой и рассказывать его за большие тыщи не стану, не говоря о бесплатном.

Ничего более о своём методе Соломон Маркович не рассказал. Тянулось время, шли дни, доход Бориса Моисеевича не прибавлялся.

Впереди маячило Рождество, а пока начинался Хеллоуин.

На американщине не принято окружать свои дома трёхметровыми заборами, зато принято на праздники украшать дома. Многие (если не все) стараются украсить свой двор особенно, чтобы он отличался от других.

А потом все ходят, как на экскурсии, и рассматривают, обсуждают. Среди таких рассматривающих и обсуждающих в тот вечер был и наш Борис Моисеевич со своей женой. Они ходили, удивлялись, поражались и ахали.

Особенно расстарался Соломон Маркович. У себя во дворе он выстроил целую инсталляцию. У деревьев поставил стулья с садовыми креслами, задрапировал их простынями, откуда-то надрал паутины или чего-то похожего. Умело подсветил снизу и усадил на них чучела из набитых соломой штанов, старых плащей-курток с головным убором на голове и безобразными масками.

Когда подошли поближе рассмотреть чучела, неожиданно одно из них схватило за руку супругу Бориса Моисеевича, Рахилю и голосом Соломона Марковича сказало:

-Вот так я…

Больше оно ничего сказать не успело, потому что, хоть Борис Моисеевич и интеллигентный человек, доктор, но он успел пожить и главное выжить в российской действительности 90-х. А это означало только одно…

После «вот так я…» чучело обмякло. В область безобразной маски был нанесён сокрушительный удар, а, секундой позже, в ту же область приземлился садовый стул, заботливо поднятый уже Рахилёй (и опущенный ей же).

Из-под развалившейся маски окружающие увидели основательно размятую физиономию Соломона Марковича, он был без сознания.

Борис Моисеевич быстро провёл реанимационные мероприятия, вправил чудом не вырванную руку и виртуозно поставил на место сломанный нос, Соломон Маркович стал приходить в себя.

Долго ещё незадачливый шутник гундосил:

-Ну, а как по-вашему врач психиатр мог ещё создавать себе клиентскую базу?

Потом, конечно, Соломон Маркович подал в суд. Но судья городского округа отклонил иск, посчитав действия Бориса Моисеевича необходимыми мерами самообороны, тем более, уже два года сам был постоянным пациентом психиатра.

Вот так рассорились насмерть два русских доктора и после суда никогда более не разговаривали. А всему виной разный подход к созданию клиентской базы.

Кстати говоря, с тех пор к Борису Моисеевичу, как говорят, «попёр клиент». Многие видели, как виртуозно он выполнил свою работу, а людская молва, она, сами знаете, лучшая реклама.

Источник на Дзене

Показать полностью 1

Пятничный «жентльменский набор» и Божье испытание

Ведущий аналитик большой фирмы, Люба, возвращалась домой после напряжённой рабочей недели, череды рабочих совещаний, несостыковок с поставщиками, логистикой, клиентами, партнёрами и Бог ещё знает чем. Хотелось отдохнуть, расслабиться и выпить немного шампанского. Пятница, она и есть пятница.

Пятничный «жентльменский набор» и Божье испытание Рассказ, Проза, Истории из жизни, Длиннопост

Около дома расположился небольшой, уютный магазин «Всё для вас».

Люба зашла, огляделась и приветливо сказала: «Здравствуйте!». В дальнем углу заманчиво поблёскивали полки с игристым. Пройдя к ним, героиня выбрала бутылочку ***, не будем упоминать название, чтобы никто не подумал про рекламу, тем более, что никто и не заказывал.

На обратном пути к единственной кассе, взгляд Любы упёрся в красивый стеллаж с шоколадом. Рука сама потянулась за сладостями, а мозг как бы нехотя маякнул:

«Почему бы и да».

На кассе сидела очень культурная девушка. Поэтому оглядев «жентльменский набор», она подумала о том, что намечается вечеринка на троих – Любу, шампусик и шоколадку, сказала:

-С вас n-цать рублей. Приятного вечера!

И аккуратно сложила набор в красивый небольшой пакет.

Мысли о предстоящем отдыхе поднимали настроение, Люба спускалась по ступенькам с широкой улыбкой. Пройдя каких-нибудь сотню шагов, она столкнулась с бывшей одноклассницей из родного города. Встреча была неожиданной. Спустя двадцать, если не больше лет, вот так на улице чужого, большого города, одноклассница.

Обнялись, поцеловались, вспомнили, смахнули слезу.

Обычные для таких встреч, «ты как?», «ты где?», «ты что?», закончились фразой Ирочки: «А я сегодня именинница, вот иду на вечеринку в свою честь!».

Мозг Любы просигнализировал «Угу», рука протянула красивый небольшой пакет, а рот промолвил:

-Поздравляю! Как раз к этому случаю у меня для тебя подарок!

Одноклассница взяла пакет, порадовалась. Потом обменялись номерами, пообещали больше не теряться в этом мире и расцеловавшись, разошлись.

Люба шагала, а мозг наскрипывал своё:

«Иркина вечеринка – это дело хорошее, дай Бог ей счастья, успехов, но неплохо было бы вспомнить и о себе. Магазин то недалеко!»

Ноги самостоятельно повернули в обратном направлении, рука махнулась.

Спустя минуту Люба приветливо сказала: «Здравствуйте!» и прошла к по-прежнему заманчиво поблёскивающим полкам. На обратном пути к кассе захватила плитку шоколада.

Культурная девушка на кассе осмотрела «жентльменский набор» и подумала: «Однако, быстро она, времени не теряет!», но вслух сказала:

-С вас n-цать рублей. Приятного вечера!

И аккуратно сложила набор в красивый небольшой пакет.

Снова мысли о предстоящем отдыхе поднимали настроение и Люба спускалась по ступенькам с широкой улыбкой.

Вы знали о том, что ранняя весна исключительно коварна? Люба тоже знала, но не подозревала, что настолько.

Через какую-нибудь сотню шагов, мозг ведущего аналитика большой фирмы, привыкший анализировать всё вокруг, начал обратный отсчёт: «Четыре, три, два, один».

На счёте «ноль», Люба наступила в, казалось бы, неглубокую лужу. Лужа оказалась действительно неглубокой, но под слоем воды, коварно скрывался лёд.

Мозг услужливо достал из какой-то ячейки памяти и выдал позитивное: «Ф-ф-ф-фрис-тайло». Ноги подчинились ритму, заработав с частотой жатки среднестатистического комбайна и выдали пируэты достойные известного броуновского движения. При этом рука с красивым небольшим пакетом, описав в воздухе великолепную параболу с отрицательным коэффициентом икс квадрат, разложила пакет рядом, на проезжей части.

Раздался печальный «шмяк и бздынь». В окружающей атмосфере появились ароматы игристого ***.

Люба лежала в холодной весенней грязи. Элегантное бежевое пальто перестало быть бежевым, как собственно и тщательно подобранная в цвет шапочка с эмблемой известного бренда.

Мозг подобрал мелодию и в голове зазвучало: «Видно не судьба, видно не судьба, видно нет любви, видно нет любви..» Люба размышляла: «Быть может, это Всевышний ставит препоны, не желая моего расслабления? Так значит нужно пройти испытания, тогда победа будет дважды слаще!». Она поставила «не судьбу» на паузу и решительно поднявшись, пошла в сторону «Всё для вас».

Когда она, как можно приветливее, сказала: «Здравствуйте!», прошла привычным маршрутом, через заманчиво поблёскивающие полки, стеллаж с шоколадом и выложила на кассе «жентльменский набор», культурная девушка за кассой смотрела на героиню, как на героиню, с нескрываемой завистью.

Кассир думала: «Уже подраться успела, ещё даже получаса не прошло. Умеют же люди отдыхать». А вслух сказала:

-С вас n-цать рублей. Приятного продолжения вечера! Вы сегодня, наш самый постоянный клиент!

И аккуратно сложила набор в красивый небольшой пакет.

В этот раз Люба без приключений дошла до дома. Поднялась на этаж. И не успев открыть дверь, растянулась на банановой шкурке, также описав рукой великолепную параболу с отрицательным коэффициентом икс квадрат.

На этом кто-то другой сдался бы, но только не Люба.

Она уверенным шагом двинулась по привычному маршруту немного наклонив голову, раздув ноздри и испуская из глаз молнии.

Не будем говорить о том, что подумала культурная девушка на кассе увидев очередной «жентльменский набор», да и не особо важно это.

Ведь где-то на небесах, свесив с облака ноги, сидели два ангела-хранителя и поздравляли друг друга с успешной операцией, потому что в тот момент, когда Люба услышала:

-С вас n-цать рублей.

И шуршание красивого пакета…

В её квартиру уже врывалась, вызванная соседями, группа СОБРа и задерживала особо опасных преступников, вскрывших Любино жильё и дожидавшихся её, чтобы выпытать, где деньги, отложенные на новый автомобиль.

Так что, дорогие мои, верьте в судьбу, доверяйте ангелам и добивайтесь целей. Даже если всё, кажется, против вас. Кто знает, что ждёт дома, отдых и расслабление или парочка негодяев.

Источник на дзене

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!