Hagarth

Hagarth

Пишу, издаюсь. https://author.today/u/temir84 https://www.litres.ru/author/ruslan-temir-32791324/ https://t.me/ruslantemirwriter https://litnet.com/ru/ruslan-temir-u11281183
Пикабушник
c.shark Gri.Den
Gri.Den и еще 2 донатера
Bugisu ждёт новые посты
поставил 270 плюсов и 12 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование

Цикл "Пурпурный рассвет" завершен.

Желающим поддержать творчество

1 000 19 000
из 20 000 собрано осталось собрать
Награды:
За подвиги в Мире PlayStation 5
17К рейтинг 663 подписчика 20 подписок 226 постов 139 в горячем

Небольшой анонс новой книги

Начал работу над новой книгой. "Сансара", название выбрано не просто ради красивого слова. Жанр очень сильно отличается от предыдущего цикла. "Фантастика, мистика, триллер". Именно такой винегрет, ибо одной жанровой принадлежностью книга точно не обходится. Долго думал над аннотацией, но писать ее было сложно, потому что рассказать хоть часть сюжета, даже долю завязки - все испортить. Да и не люблю я аннотации, если честно.

Остановился на таком варианте:

Ева Мирич, девушка с нелегкой судьбой, подрабатывает официанткой в ресторане на курорте юга Италии. Последний курс университета и желание вывезти мать из Сербии помогают уйти в работу с головой, не отвлекаясь на развлечение и романтику, до того момента пока она не встретила его… Что-то напоминает да? Возможно. Завязка, как в банальном женском эротическом романе, но описание любых событий дальше первой главы будут спойлером, портящим впечатление. Жанр книги “фантастика, мистика, триллер” и он указан не для галочки. Ева окажется вовлечена в водоворот событий, масштаб которых она не могла себе даже вообразить, хоть и началось все с простой, казалось бы, встречи с обольстительным незнакомцем.

Главным персонажем выбрал девушку не зря, самому интересно, получится ли у меня показать действительно сильного женского персонажа. Не "повесточно-фантастическую", которая с легкостью укладывает спецназовцев штабелями, а сильным характером, умную, смекалистую и интересную.

Книгу буду публиковать здесь, на Пикабу, так же бесплатно, на всех других ресурсах она будет платной. Надеюсь, что она привлечет внимание новых читателей и порадует уже читающих мои произведения. Всем добра.

Небольшой анонс новой книги Книги, Писательство, Анонс
Показать полностью 1

Цикл "Пурпурный рассвет" завершен

Вот  и все. Цикл “Пурпурный рассвет” закончен. Пятнадцать лет работы. Несколько полных переписываний книги, тонны изученных материалов, огромное количество времени (около двух тысяч часов) написания. Результат - 4 книги и одна повесть общим объемом в 72 авторских листа (это больше чем “Война и Мир” и “Властелин Колец”). Ощущения странные. Никак не думал, что буду чувствовать опустошение. За эти годы персонажи стали родными и расставаться с ними очень тяжело, но у любой истории должен быть конец. Надеюсь, что цикл вам понравился. Буду очень рад обратной связи в виде комментариев, эмоций, впечатлений. Для меня это очень важно, ведь пишу я, в первую очередь, для вас - читателей.

Сейчас начинаю работу над книгой, никак не связанной с “Пурпурным рассветом”, но надеюсь, что она тоже вам понравится. Летом вернусь к завершенному циклу и дополню его еще одной книгой, события в которой будут проходить спустя длительное время после завершения основного цикла.

Спасибо всем кто поддерживал и комментировал. Я очень вам благодарен.

Мое творчество можно поддержать через донат.

С уважением, Руслан Темир.

Ссылки на цикл

Первый том Роман "Эпидемия" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Повесть Повесть "Лимон на снегу" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Второй том Роман "Конфликт" Цикл "Пурпуный рассвет"

Третий том Роман "Апогей" Цикл "Пурпурный рассвет".

Четвертый том Роман "Апогей 2" Цикл Пурпурный рассвет"

Показать полностью

Роман "Апогей 2". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 3. Глава 3, завершение и эпилог

Весь роман Роман "Апогей 2" Цикл Пурпурный рассвет"

Первый том Роман "Эпидемия" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Второй том Роман "Конфликт" Цикл "Пурпуный рассвет"

Третий том Роман "Апогей" Цикл "Пурпурный рассвет".

13 декабря

Село Текос

База “Исток”

С самого утра шел дождь. Мелкий, противный, прямо под стать общему настроению. Холодные капли воды, подгоняемые порывами ветра, жалили кожу подобно назойливой мошкаре. Но вся троица не обращала на это никакого внимания. Стив, Тимур и Саша стояли прямо рядом с двумя свежими могилами на изрядно разросшемся кладбище “Истока”.

Люди уже разошлись. Трава еще не успела распрямиться от сотен притоптавших ее ног. На церемонию прощания пришли абсолютно все жители “Истока”, даже повара и медики сделали перерывы в работе. Никто не пускался в долгие речи, похороны прошли почти в полной тишине. Вадима, точнее его прах, похоронили рядом с Красновым, Максом и остальными его людьми, Сахарова по соседству с Джавидом.

Князев, устав от дождя, раскрыл зонт и поднял его над головой. Посмотрев на Прайса, лицо которого искажала большая гематома пурпурно-фиолетового цвета, подвинул зонт и накрыл его тоже. Тимур спасался капюшоном.

- Как он понимает, что это могила Вадима? - Спросил Тимур и кивнул на сидящего рядом со свежевскопанной землей Султана.

Алабай, полностью вымокший под дождем, неподвижно смотрел на земляной холм и ждал. Тимуру было больно смотреть на собаку, он то прекрасно понимал, что сколько бы пес не ждал, его хозяин никогда не вернется. Но Султану это не объяснишь, и тем более не объяснишь причину, почему Вадим умер.

- Они как-то это понимают, может, чувствуют, я не знаю. - Сказал Стив. - Блин, у меня и так сердце разрывается, я не смогу его здесь постоянно видеть.

- А кто сможет? - Князев повернулся к Прайсу и заметил, что он сжимает железный сосуд, похожий на цилиндр. - Это что?

- Половина праха Марка. - Ответил Стив.

- Вы его разделили?

- Да. Я попросил. - Прайс поднял сосуд перед собой, взвесил в руках и опять прижал к себе, словно старался спрятать его от дождя. - Подумал, что Марк хотел бы быть рядом с сестрой, поэтому решили часть праха захоронить здесь, рядом с Джавидом и чтобы мы сами смогли приходить, а вторую часть отвезем в Москву. У них там семейное захоронение: отец, мать, сестра. Я по базе ГБУ “Ритуал” пробил, Лесной даже ее скопировал.

- Кстати, как он? - Тимур наконец-то смог оторвать взор от алабая.

- Пришел в себя. Жить будет. Если это можно будет назвать жизнью. - Ответил Стив.

- В смысле? - Не понял Юлаев.

- Воеводов ему шею сломал, позвоночник. Кир останется на всю жизнь парализованным. Ноги полностью, одна рука частично, другая работает. Прикован к инвалидному креслу.

- И…? Блин, он же нужен нам. Что теперь делать с этим? - Тимур удивился спокойствию, с которым Стив произнес новость.

- С его головой все в порядке. Трезвость рассудка он сохранил. Возможно, так даже лучше. Теперь мы его полностью контролируем, и можно не бояться, что он опять устроить что-нибудь вроде “Пурпурного”. Я все время буду проводить рядом с ним, одновременно учиться и следить. - Стив замолчал. - Как же Марка не хватает…

- Замолчи. - Сказал Князев. - Я до сих пор в себя не пришел. Смерть за смертью. Надеюсь, хоть сейчас они закончатся. Я больше не могу друзей хоронить. Утешаю себя одной мыслью, что если после смерти что-то существует, то Марк наконец-то будет вместе с сестрой и родителями. Только это и помогает.

- Ага. - Промямлил Прайс, сразу вспомнив задорную улыбку и платье в подсолнух.

- Давайте сменим тему, я больше не могу о смерти говорить. - Попросил Князев. - Кстати, твоя легенда сработала.

- Я знаю. - Ответил Стив.

- Хоть мне и тошно было так в наглую врать, но получилось именно так, как ты и говорил. Некоторые даже хотели пойти войной на оставшиеся общины. Если бы не Инга, которая сразу осадила пыл ретивых, то, возможно, и сорвались бы. - Сказал Саша.

- А эта Инга молодец. - Подметил Тимур. - Лидер из нее отличный, хорошее подспорье тебе. Наблюдал, как она мастерски руководит приведенными людьми. Они слушают её беспрекословно, прямо как Воеводова его люди слушали.

- Тоже заметил, что они чем-то с Вадимом схожи? - Спросил Князев.

- Есть такое, и это немного пугает. Хотя, она женщина, а у них по природе больше здравомыслия. Больше думают о последствиях, чем мы, мужчины. В любом случае нам ее помощь не помешает. - Ответил Тимур и опять посмотрел на алабая. - Бедный Султан.

- Вы вообще, как сами? - Внезапно сменил тему Прайс. - Мы за это время столько пережили и за всем этим забыли, что сами - простые люди. От такого круговорота событий легко и рассудка лишиться.

- Было дело. - Тимур кивнул. - Думал, что распрощался с крышей, но вы помогли прийти в себя. Марк помог, и Вадим…

Даже за шумом дождя Саша со Стивом услышали, как Юлаев тяжело сглотнул.

- Мне повезло немного больше, чем вам. Вика с Женей помогают, даже очень. Когда можешь прийти вечером к себе домой, где тебя ждут и любят, где ребенок тебя обнимает и радуется тому, что ты просто пришел — это самое лучшее лекарство от всех расстройств психики. Понимаю, что сейчас не в тему, но вам стоит задуматься о семье. - Саша представил, как Женя с Викой вернулись сейчас в квартиру и ждут его.

- Не в тему, это мягко сказано. - Отрубил Юлаев.

- Не то слово. - Согласился Прайс, снова вспомнив Дез. - Как вы думаете, у нас получится?

- Ты о чем? - Не понял вопроса Тимур.

- Построить новое общество. Без войн, насилия, крови, угнетения. Общество, где люди смогут жить, а не выживать. Смогут раскрыть свой потенциал. Создать то, чем мы так загорелись, когда решили примкнуть к Киру и организовать “Исток”.

- А у нас есть выбор? Теперь мы втроем несем за это ответственность. Только мы знаем, как все было на самом деле. И мы солгали людям ради их же блага. Это обязывает нас идти до конца, и дать человечеству то, что пообещали. Не знаю как вы, а я для себя определился. - Тимур повернулся к остальным. - Я буду служить этой идее и людям до конца. Именно служить. Ведь если относиться к управлению, как к служению, то именно так ты сможешь дать больше, чем можешь. Управляющая должность — это не привилегия, это тяжелая ноша, которая ко многому обязывает. В первую очередь забыть о собственном благосостоянии и комфорте и положить свою жизнь ради общего блага.

- Давайте дадим друг другу слово. - Князев посмотрел на друзей. - Прямо здесь, на могилах тех, кого мы потеряли. Дадим слово, что доведем наше общее дело до конца. Создадим новый мир, намного лучше, чем был до “Пурпурного рассвета”. У нас все есть для этого: стремление, возможности, ресурсы и, главное, люди, которые хотят этих перемен и готовы к ним. Будем поддерживать друг друга и контролировать, и если кто-то из нас начнет зарываться, уходить от общей цели, то мы поправим и одернем в нужный момент. Мужики, мы такой маленькой группой смогли уничтожить “Проталий”, построить базу, на которой уже живет несколько тысяч человек. Блин, подумать только, всего несколько месяцев назад я был жалким наркошей, который только и думал о тусовках, да о кафе, а сейчас мы собираемся возрождать цивилизацию.

- У нас получится. - Прайс поставил урну с прахом Марка на землю, прямо в центр между Тимуром и Сашей и положил им руки на плечи. - Мы сможем. Я лично в это верю. Сам бы никогда даже не взялся за такое, но с вами вместе я чувствую, что мы добьемся успеха. Я буду отвечать за технологии и науку. Саша, на тебе управление и организация. Тимур, ты за безопасность и физическую подготовку. Дальше будем решать по ходу пьесы. Но я клянусь, что никогда не предам нашу идею, и она всегда будет для меня в приоритете, даже важнее, чем собственная жизнь. Марк показал - что такое жертвенность, так давайте будем следовать его примеру.

- И я клянусь. - Князев последовал примеру Стива и положил руку на плечо ему и Тимуру.

- И я клянусь. - Добавил Юлаев.

Все трое посмотрели друг на друга и обнялись.

Эпилог

“Две тысячи семьдесят четвертый год. С “Пурпурного рассвета” прошло уже пятьдесят четыре года, хотя помню я все события, словно они были вчера. Сейчас на дворе июнь, именно в этом месяце началась эпидемия, и именно поэтому я решил сделать запись в своем дневнике. Возможно, она будет последней. Я уже стар, мне за восемьдесят, с помощью новейших медицинских разработок я выгляжу и чувствую себя намного лучше, чем пожилые люди до “Пурпурного”, но влияние старости все равно ощущается. Я начал очень много думать о прошлом. Вспоминать людей, события, принятые решения. Я совру, если скажу, что меня не мучает совесть, но, смотря на результат, которого мы добились, понимаю, что мы все сделали правильно.

“Исток”... Теперь это уже не переоборудованная туристическая база, а целый город. Да еще какой город. Видели бы его люди доэпидемной эпохи, у них бы челюсть отвисла. Пять башен-домов в несколько сотен метров утопающие в густой зелени лесов. Больше двухсот тысяч жителей. Чистый воздух, никаких выхлопных газов, все работает на электричестве, кругом автоматика. И главное - эти люди счастливы. Да, у нас получилось. Я, Князев и Юлаев, вместе с остальным руководством “Истока” смогли создать абсолютно новое общество. Блин, у меня даже слов не хватает описать чувства, которые я испытываю, выходя каждый день из своего дома и наблюдая за людьми. Кстати, еще одно проявление старости - я начал очень много смотреть на окружающих. И первое, что замечаю, они улыбаются. Почти всегда, не искусственной улыбкой доброжелательности, а потому что действительно счастливы. Им не надо вкалывать ради пропитания, покупки квартиры, закрытия кредита на машину или образования детей. Все это обеспечивает сам город. Любой человек получает квартиру, средство передвижение, продукты питания, только развивайся и приноси пользу обществу. В чем, не важно. Будь ты художником, сантехником, слесарем, поваром, да кем угодно. Главное - работай в удовольствие, а не из-за необходимости.

И “Исток” не один. В первые годы после краха “Проталия”, мы начали активно сотрудничать с людьми по всему миру. В первую очередь связались с силами SRF в США, я поспособствовал, не мог оставить свою родину. Мы построили реакторы в каждой из стран и организовали такие же города. Восстановили интернет, наладили сотовую связь по новым стандартам, запустили регулярные рейсы. Цивилизация возродилась. Да, нас пока еще мало, намного меньше, чем было до “Пурпурного”, но даже таким количеством мы двигаем прогресс семимильными шагами.

Кстати, о самолетах, точнее о полетах. Месяц назад я летал в Санрайз, так назвали город на бывшей территории США. Пролетая над континентами, я не мог оторваться от иллюминатора. Гибель человечества чудовищна, но нельзя отрицать того, что природа воспрянула. Я много переживал за экологию, брошенные города, атомные станции и нефтехранилища, только всегда забывал о том, что в мире правит баланс. Природа забрала все захваченные у нее территории, поглотила вымершие города, превратив их в покрытые зеленью мемориалы прошлой цивилизации. Там, где раньше правил бетон, теперь полностью царит первобытная красота лесов.

Упомянул Кира, думаю надо и о нем рассказать. Оказавшись прикованным к инвалидному креслу, он смирился со своей участью. Жить отшельником ему было не привыкать. Дабы искупить свою вину, он углубился в разработку новых технологий, а в этом деле ему не было равных. Он больше не боялся продвигать свои изобретения в массы и народ встречал их с энтузиазмом. Мы построили заводы, набрали огромный штат работников, туда, где не справлялась автоматика и обеспечили все оставшееся человечество продуктами питания, транспортом, энергией и прочими необходимыми вещами. Лесной умер три года назад. Он не хотел продлевать жизнь за счет медицины, сказал, что отжил свое. На смену ему пришла целая когорта новых ученых, воспитанных и обученных им лично. Расплатился ли он за “Пурпурный”? Конечно нет, никто не может взять и убить восемь миллиардов человек. Но смотря на то, какую жизнь он подарил мизерной части выживших, я часто думаю, что именно допурпурный социум виноват, в том, что они создали Кира именно таким. Ведь если бы он вырос совсем в другом обществе, способном принять его изобретения и адекватно их применить, то, возможно, он не пошел бы на тотальный геноцид, хоть это нисколько не снижает его вину в содеянном.

Что еще написать? Точно, Князев и Юлаев. Саша оправдал свою фамилию, из него вышел просто идеальный лидер. Именно не правитель, а лидер. Гуманный, рациональный, где надо жесткий. Он до сих пор руководит советом правления. У них с Викой родилось еще трое детей, сейчас уже воспитывают правнуков. Женька пошла в медицину, стала одним из лучших микрохирургов, вышла за муж, родила детей и до сих пор живет рядом с родителями. Да, Сашу с Викой она считает отцом с матерью, хоть и не забывает свою родную маму. Я постоянно навещаю чету Князевых, праздники проводим, собравшись всеми огромными семьями вместе с Юлаевыми. Тимур тоже нашел свою любовь и обскакал всех нас, воспитать семерых — это не шутки. У меня два сына и дочь, которую я назвал Дейзи. Жена - София, знает в честь кого это имя, и ничего не имеет против. Мы все потеряли близких и любимых в “Пурпурный рассвет” и глупо было к этому ревновать, отрицать или стараться забыть. Кстати, о Султане. Мы тогда долго спорили, кто заберет себе собаку. Все решила Женя, которая просто подошла как-то к псу, погладила его и спросила у нас, можно ли ей забрать его домой. Никто не устоял перед волей ребенка. Алабай прожил еще долго, десять лет. Похоронили волкодава рядом с его хозяином, прямо на том месте, куда они частенько приходил. До самых последних дней пес не забывал Воеводова и регулярно навещал его могилу.

Сахаров… Мы все постоянно вспоминаем Марка. Ведь если бы не он, то многих из нас просто не было бы в живых, а человечеству пришлось бы выживать без технологий Лесного. Весной двадцать первого, когда в Москве сошел снег, я, Князев и Тимур летали в бывшую столицу. Нашли место на кладбище, где были похоронены родные Сахарова и оставили половину его праха там. Я понимаю, что это символизм, и, возможно, после смерти ничего нет, но душу греет мысль, что Марк бы это оценил.

Подумать только, пятьдесят лет. Такой длинный, и одновременно короткий срок, который пролетел как ускоренная видеозапись. Многое я уже забыл, многое даже не запоминал, но те полгода после “Пурпурного” помню фактически поминутно. Тогда мы стали свидетелями краха цивилизации, но смогли ее возродить усилиями очень маленькой группы людей. После такого начинаешь понимать, то, что действия даже одного человека вполне могут повлиять на жизнь всего человечества. Что не надо бояться и считать себя мелким и ничего не значащим элементом. При поломке одной маленькой шестеренки можно остановиться весь механизм. Так же и с человечеством. Если каждый будет осознавать свою важность и ценность как индивид, то это будет влиять на весь вид в целом.

На этом можно и закончить, а то меня уже понесло в философию, а я в этом несилен. С этим лучше к Князеву.

Как бы мне хотелось посмотреть, к чему придет человечество спустя одну, две стони лет, но я это уже не увижу. Остается надеяться, что потомки не загубят наши усилия и продолжат развиваться в том же ключе, сохраняя наши идеалы. Возможно, когда-то мой дневник станет достоянием общественности, я буду не против, хоть и придется его немного для этого скорректировать, убрав некоторые “ненужные” детали. А в остальном я бы хотел, чтобы народ узнал, как нам удалось пережить “Пурпурный рассвет” и создать что-то новое и хорошее на осколках вымершей цивилизации.”

Стивен Уильям Прайс

Август 2074

Март 2024

Москва - Пхукет - Мехико - Ростов-на-Дону - Тель-Авив - Буэнос-Айрес - Стамбул

Показать полностью

Роман "Апогей 2". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 3. Глава 3

Весь роман Роман "Апогей 2" Цикл Пурпурный рассвет"

Первый том Роман "Эпидемия" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Второй том Роман "Конфликт" Цикл "Пурпуный рассвет"

Третий том Роман "Апогей" Цикл "Пурпурный рассвет".

11 декабря

14.12 по московскому времени

Поселок Текос

База “Исток”

Дверь автобуса с шипением открылась и даже не успела до конца отодвинуться, как Женя уже выскочила из проема и бросилась к Саше. Подбежав, она вытянула руки и Князев подхватил ее, крепко прижав к себе. Девочка молча уткнулась Саше в шею, обняв обеими руками.

- Выбежала вперед меня. - Сказала подоспевшая из автобуса Вика. - Только тебя в окно заметила и стартанула, я даже сказать ничего не успела.

- Ничего. Она же ко мне побежала. - Саша погладил Женю по волосам. - Ты как, маленькая?

- Я думала, что больше тебя не увижу… - Женя немножко замялась и, после паузы, закончила предложение. - Папа.

Князев открыл было рот, но произнести ничего не смог. Дыхание перебило. Он и не думал, что от одного слова, произнесенного ребенком, может так накрыть. В носу засвербело, словно кто-то двинул кулаком. Посмотрел на так же застывшую Вику, надеясь, что хоть она поможет собраться с мыслями, но девушка стояла не менее изумленная с глазами на мокром месте.

- Ты что, куда я от тебя денусь? Я же тебе пообещал, что всегда буду рядом. - Князев прижал девочку крепче, понимая, что ему сейчас надо опять уехать и опять оставить ее.

- Я помню. Просто все вокруг такие напуганные были. - Рассудительно, совсем по-взрослому, ответила Женя.

- Все закончилось хорошо. Больше бояться нечего. - Только и смог ответить Князев.

- Воеводов еще не приехал? - Шепотом спросила Вика, подойдя ближе.

- Пока нет. Но он уже в пути. - Саша опустил девочку на землю. - Тебе надо будет остаться здесь на базе. Я поеду в Криницу, как Вадим приедет.

Вика закусила нижнюю губу и посмотрела сначала вдаль, на горы, затем на Женю.

- Поняла. Хорошо. Только дай слово, что ты вернешься. И, если что, не вздумай лезть против Вадима.

- Я же не самоубийца. - Ответил Князев.

Вика подошла вплотную и похлопала по поясу Князева. Нащупав пистолет в кобуре, удовлетворенно кивнула.

- Марк уже здесь?

- Поехал к Лесному.

— Это хорошо. Как думаешь, получится вам убедить Воеводова?

- Очень на это надеюсь. - Князев тяжело вдохнул, представляя, чем может обернуться провал данной затеи.

- А вот и кавалерия. - Сказала Вика, посмотрев в сторону КПП.

Саша развернулся и увидел “Тайфун- ВДВ”, въезжающий в ворота, следом за которым тянулась длинная вереница машин.

- Бери Женю и уходите. Я его встречу.

* * *

Воеводов, выбравшись из броневика, посмотрел на занявшие почти всю площадку автобусы и выгружающихся из них людей.

- Хм. Это что за самодеятельность? - Спросил он словно сам у себя.

Сняв с разгрузки рацию, попытался связаться с Сахаровым, но на вызов никто не ответил. К этому моменту подоспел Князев.

- Это люди с Джубги? - Спросил Вадим.

- Да. Технику пока в Горское перегнали. Людей уже размещаем. - Ответил Саша.

- Марк распорядился?

- Ага.

- Я ему команду не давал. Он должен был ждать, пока с перевала не приедем. Людей по базам кто-нибудь прогонял?

- Не знаю. Вроде бы да. - Князев пожал плечами.

- Где сам Марк?

Саша осмотрелся по сторонам, будто Сахаров должен вот-вот появиться.

- Не знаю. Приехал со всеми, был где-то здесь.

- А Стив где? - Спросил Тимур, стоящий за Воеводовым.

Князев бросил на него быстрый и злой взгляд, жестом показав заткнуться.

- Да, точно, Прайс нужен. Вызывай его. - Согласился Вадим.

Князев нехотя достал смартфон и начал звонить Стиву, зная, что тот не ответит.

Вадим сощурил глаза и посмотрел на Сашу, на телефон, на висящую на поясе Князева рацию и еще раз на телефон. Саша сначала не обратил на это внимания, и только через пару секунд сообразил, насколько он прокололся.

Воеводов потянулся к карману разгрузки и достал свой смартфон. Нажал кнопку включения и, не обращая внимания на явно занервничавшего Князева, дождался пока загорится экран. Смартфон показал полную шкалу антенны.

Облизнув зубы, Вадим тяжело выдохнул и быстрым шагом направился к броневику.

Тимур недоуменно посмотрел на уходящего Воеводова и повернулся к Князеву.

- Что тут, нафиг, происходит?

- Реактор запустился. - Ответил Саша, лихорадочно соображая, как ему остановить Вадима.

- Запустился? Как? Стив сумел? - Глаза Тимура расширились от удивления, скрыв его татарское происхождение.

В это время Вадим уже завел машину и сорвался в сторону КПП.

- По мановению волшебной палочки. - Огрызнулся Князев. - Лесной вернулся.

- Да бля… - Юлаев схватился руками за голову. - А вы не могли мне раньше сказать?

- Как? Вадим всегда рядом с тобой, мы же не экстрасенсы, не знали, когда ты один и можешь говорить.

- Ты понимаешь, что Воеводов с Лесным сделает?

- Понимаю.

- Так чего мы стоим? Надо его догонять! - Тимур бросился к первой же ближайшей машине.

Поселок Криница

Марк смотрел на пульсирующую и живую плазму в “колбе” реактора чуть прищурив глаза и дослушивая рассказ Лесного. Когда Кир закончил, Сахаров повернулся к нему.

- Я догадался обо всем твоем плане, даже без объяснений. - Сказал Марк. - С некоторыми твоими действиями я полностью не согласен, но общая идея… Общая идея, если так можно сказать, была благой. Сейчас уже поздно рассуждать о гуманности и человечности. Надо думать, что делать, с тем, что есть на данный момент. Стив правильно сказал, сейчас главная задача — это сохранить “Исток” и обеспечить выживание всех примкнувших к нам людей и без тебя мы не справимся. К тому же твои изобретения могут обеспечить скачок прогресса и уровень жизни, недостижимый до эпидемии. Я не говорю, что смерть восьми миллиардов это соразмерная уплата за ту жизнь, которую мы можем получить, но шанс воплотить в реальность основную идею “Истока” - построить новое общество, без ошибок и догматов прошлого, реален только с учетом технологического развития.

Кир, продолжающий смотреть на реактор, согласно кивнул.

- С этим мы уже определились. Но есть одно “но”, которое может поставить под угрозу и “Исток” и вообще все будущее. - Сказал Стив, стоящий чуть в стороне от Лесного.

- Вадим. - Согласился Марк. - И как бы мы ни старались избежать этой ситуации, мы бессильны. Даже если спрячем Кира за семью замками, он все равно его найдет. Есть только один вариант - попытаться его убедить.

- Ага, а времени на подготовку веских доводов и аргументов у нас нет. Вадим не жил в “Истоке”, не видел, как он рос и развивался. Не знает, насколько мы зависим от реактора. И им движет месть. - Прайс потер лицо ладонями.

- Он скоро будет здесь и нам придется применить все наше красноречие. Хотя не знаю, получится ли его прошибить словами. - Марк бросил взгляд на дверь, из которой вскоре должен появиться Воеводов.

- А если не получится? Если Воеводов попытается убить Кира? - Спросил Прайс.

- Я не знаю. - Ответил Марк.

- Если он решит, что моя смерть оправдана, то не останавливайте его. - Сказал Лесной. - Самое главное, чтобы вы остались целы. Без меня “Исток” выживет, даже если вы так не думаете. Но вот без вас, он точно обречен. Планируя, я упустил одну важную деталь - человеческий фактор и теперь должен расплачиваться за свои ошибки. Я думал, что последней проверкой окажется противостояние с общинами, но я просчитался. Есть в человеческой натуре некоторые свойства, которые необходимо искоренять - жестокость, склонность к насилию, стремление решать все вопросы силовым путем. И Воеводов - яркое олицетворение. Он либо осознает это, либо мы все усвоим урок. Жестокий, но урок, который еще долго будет сказываться на всех выживших. Это неизбежно. - Кир достал из кармана смартфон поводил пальцем по экрану и дверь в реакторный зал открылась, застыв в этом положении. Следом за ней открылись все остальные двери в здании.

* * *

- Да дави ты на всю! Оторвется же! - Закричал Князев, стараясь удержаться здоровой рукой при резких поворотах извилистой дороги.

- Никуда он не денется, мы же знаем, куда он едет. - Пробурчал Тимур, пытаясь не отставать от несущегося впереди броневика.

- Он едет на дуре, которая весит пятнадцать тонн, а ты на внедорожнике догнать не можешь.

- Если ты такой умный, сам бы за руль садился. Ты не видишь, что дорога здесь покруче американских горок. Чуть перетопил и вылетел в реку. Лучше уж чуть позже приехать, чем вообще не приехать.

- Твое “чуть позже” может обернуться таким глобальным кирдыком, что утонуть в реке покажется раем. - Парировал Князев.

- Там Марк, он не даст случиться непоправимому. - Ответил Тимур, но все равно прибавил скорости, тем более дорога позволила - выехали на более прямой участок на подъезде к Береговому.

По поселку промчались не сбавляя, распугав стаи бродячих собак и подняв вихри опавшей листвы с асфальта. Саша весь путь опасался, что Вадим на ходу развернет пулемётную турель и просто-напросто изрешетит их машину. Поводов для этого не было, но в памяти еще четко сидели встречи с Воеводовым на дороге возле “Зари” и при передаче Леры.

Через несколько минут проехали мост через реку Пшаду, от которого до резиденции Кира оставалось меньше километра. Саша сначала удивился, откуда Воеводов так точно знает куда ехать, но, подумав, сообразил, что Вадим, во-первых, местный, во-вторых, бывший разведчик и ему не нужен маршрут в навигаторе, достаточно несколько раз в разговоре упомянуть локацию.

- Лишь бы ворота были закрыты… - Взмолился вслух Тимур.

Но его надежда не оправдалась - Лесной словно ждал гостей. Воеводов, лихо завернув тяжелый броневик в поворот, влетел на внутреннюю территорию и остановился почти возле самого входа, едва не влепив бампером в бетонную стену. Когда Юлаев припарковал внедорожник рядом с брошенным броневиком, Вадим уже успел скрыться в проеме двери.

- Какого черта они ворота не закрыли? - Прорычал Князев, стараясь вылезти из машины как можно быстрее, но спешка лишь мешала, и он цеплялся руками и ногами за все что только можно.

Тимуру удалось выбраться первым и, не дожидаясь Сашу, он вбежал в здание. Вадим и здесь опередил. В центральном зале оказалась открыта всего одна дверь, но именно она вела в реакторный зал, словно указывая нужный путь Воеводову.

- Да что, блин, они творят! - Воскликнул Князев, налетев на застывшего Тимура и увидев открытый зев двери.

* * *

Марк услышал звуки тяжелых шагов, доносившиеся из ведущего в реакторный зал коридора, и максимально сконцентрировался на этом звуке, пропуская слова Кира мимо ушей. Стив и Лесной, увлеченные разговором и стоящие ближе к гудящему реактору, явно не слышали шагов. Сахаров рефлекторно схватился за рукоять автомата, но затем одернул руку и, для избежания эксцессов, снял оружие и откатил его по полу в сторону.

- Ты что делаешь? - Спросил Прайс, повернувшийся на звук скользящего по бетону Калашникова.

Марк не успел ответить. В дверь влетел Воеводов и застыл, ослепленный ярким светом “Лимона”. Сахаров оценивающе посмотрел на Вадима, стараясь угадать, чего от него ждать и увиденное не внушало надежды. Зрачки расширенны, ноздри раздуты, дыхание, которое Воеводов обычно хорошо контролировал, тяжелое, руки сжимают АПС. Прайс растерялся, смотря то на Кира, то на Вадима. Только Лесной сохранил свое монументальное спокойствие.

Привыкнув к освещению, Вадим вскинул пистолет, но стрелять не стал. Его взгляд застыл на колбе реактора с плазмой и массивным магнитам. Ругнувшись себе под нос, Вадим передернул затвор пистолета, поймал вылетевшую пулю на лету и, вместе с вынутым магазином, убрал их в карман разгрузки, а пистолет в кобуру. Разоружившись, он стремительным шагом начал приближаться к Лесному.

- Нет, Вадим, подожди! - Стив перекрыл собой путь.

- Отвали. - Прорычал Вадим, не сбавляя скорости.

- Ты не можешь его убить! Тем самым ты погубишь всех в “Истоке”! - Прайс выставил руки вперед, надеясь хоть как-то сдержать Воеводова.

- Я сказал, отвали! - Вадим, дойдя до Стива, легко отмахнулся от него и сделал шаг в сторону спокойно стоящего и наблюдающего за происходящим Кира.

Марк сжал губы в тонкую нить, соображая, что он может сделать, но в голову ничего не приходило.

- Да послушай же ты! - Закричал во всю глотку Прайс, пытаясь хоть немного вразумить Вадима.

Но слова не оказывали никакого эффекта, и Стив решил перейти к более существенному действию. Сжавшись, как спринтер перед стартом, он бросился на Вадима. Воеводов, немного опешив от такого поворота событий, остановился и ударил наотмашь тыльной стороной ладони. Стиву прилетело прямо в скулу, но даже этого удара хватило, чтобы его отшвырнуло на пару метров с разбитым лицом и помутневшим сознанием.

Это сработало на Марка, как сигнал “к бою”. Пес одним рывком порвал и без того хлипкую цепь, перемахнул через забор и, роняя пену из пасти, рванул в атаку. Вадиму до Кира еще три шага, не успеть, но Воеводов без оружия, может еще получиться его остановить.

- Замри! - Раздался крик от двери.

И Вадим и Сахаров резко повернулись. У входа стояли Князев и Тимур. Юлаев держал в руках автомат, направленный на Воеводова.

- Ну давай, стреляй, все разом тут и сдохнем, а заодно и “Исток” без энергии оставишь. - Крикнул в ответ Вадим, тяжело дыша.

- Сука! - Выругался Тимур и отшвырнул автомат в сторону.

Князев бессильно сжал и разжал кулаки.

Вадим повернулся обратно к Киру и и рывком преодолел оставшееся расстояние.

Лесной покорно опустил взгляд в землю и развел руки в сторону. Воеводов пронырнул ему за спину и закрыл на шее так называемый “железный захват”, выбраться из которого почти невозможно. Но, повернувшись лицом к остальным, Вадим увидел Сахарова, стоящего всего в метре.

- Отпусти его. - Утробно и угрожающе проговорил Марк.

- А то что? - Спросил Вадим, сдавив руки сильнее. Кир даже не пытался защищаться, он повис на руках Воеводова не издавая никакого звука.

Марк молча вынул из ножен боевой нож и перехватил его обратным хватом.

- Вот как? Ты хорошо подумал? - Спросил Вадим, продолжая сильнее сжимать хватку.

Марк промолчал.

- Ты же понимаешь, что тебе придется меня убить, или хотя бы попытаться? - Воеводов посмотрел прямо в глаза Марку, но в них не читалось никаких эмоций.

Сахаров, собравшись, сделал выпад вперед. Вадим увернулся, мотнув зажатым в руках Киром как тряпичной куклой. Лезвия ножа скользнуло по запястью оставив тонкий порез, который сразу начал кровоточить.

- Марк, ты же понимаешь, что не справишься. Я не хочу тебя убивать. - Тон Воеводова резко сменился.

- Придется. - Сухо ответил Сахаров и опять бросился вперед.

Вадим отпрянул назад, перехватил Лесного одной рукой за подбородок, другой за затылок и дернул. Громко хрустнуло. Лесной безжизненно рухнул на пол.

Стоявшие в стороне Тимур и Князев громко охнули и бросились к Киру, стараясь обойти стороной застывших друг перед другом Вадима и Марка.

- Подумай еще раз, он уже, скорее всего мертв. Нам нечего делить. - Уже намного спокойнее сказал Вадим.

Сахаров бросил взгляд на Лесного. Шея вывернута немного под странным углом, но грудь едва заметно двигается при дыхании. Живой. Значит пока еще есть что делить.

Сгруппировавшись, Марк опять бросился на Воеводова. Вадим успел выхватить свой нож и отскочить от разрезавшего воздух в нескольких сантиметрах от горла лезвия. Увидев в руках у Вадима нож, Марк на мгновение остановился, оценивая обстановку и ожидая атаки, но Воеводов медлил, всем видом показывая, что не хочет продолжать этот бой.

- Марк, не надо. - Мягко, по-дружески сказал Вадим, и помотал головой.

Сахаров бросил короткий взгляд на Стива с разбитым лицом, на бессознательного Кира и уже добежавших до него Тимура и Князева.

Саша с ходу упал на колени и сначала хотел поднять Лесного, но в последний момент одумался. Он приложил пальцы к артерии на шее Кира.

- Живой! Сердце бьется!

Сахаров рванул вперед. Воеводов мастерски увернулся от удара, сбил руку Марка и полосонул в ответ. Лезвие прорезало куртку на плече и рассекло кожу, но неглубоко. Сахаров прекрасно понял, что этим ударом Вадим мог рассечь ему все связки м мышцы плеча, но он специально едва коснулся, пытаясь вразумить. Только выбора нет.

- Ты же все равно его убьешь? - Спросил Сахаров глядя в глаза Вадима.

- Да.

Услышав ответ, Марк опять рванул в атаку. И опять Вадим с легкостью парировал удар, в ответ порезав предплечье левой руки. В этот раз уже глубже. Сахаров даже не скривился, слишком много раз он сам резал себя, чтобы почувствовать боль от такого пореза.

И опять выпад, но на этот раз Марк не остановился после первого удара, продолжив вкладываться в серию. Замах, еще один и еще. Вадим уходит от каждого, но дистанция сокращается. Вот они уже почти вплотную друг к другу. Воеводов отбивает последний удар, перехватывая руку Сахарова с ножом, прижимается и смотрит прямо в глаза с высоты своего роста. Марк почувствовал острую и резкую боль слева ниже ребер. Резко обдало холодом и стало тяжело дышать.

- Зачем, Марк, просто зачем? - Прошептал Вадим.

Но тут глаза Воеводова резко расширились. Он раскрыл рот, хватя воздух как выброшенная на берег рыба. Отпустив Сахарова, он сделал два неуверенных шага назад и посмотрел на свой живот. Справа, в районе печени там, где кончается плита бронежилета, торчала рукоять ножа. Вадим опустился на пол на ослабевших ногах, с недоумением уставившись на нож в своем теле и вытекающую из-под него темную, почти черную кровь. О том, что у Сахарова, может быть, второй нож и он может ударить им левой рукой он не подумал.

Марк не смог больше стоять и упал на землю. Левой рукой он потрогал свой бок, липкий и теплый. Все в крови, она бьет из раны как подземный ключ, вырвавшийся на поверхность. Силы покидают с каждой секундой. Боль уже не чувствуется. Становится тепло и спокойно. Резко захотелось спать. Сахаров посмотрел на Вадима, все так же сидящего на полу и смотрящего на пробивший печень нож.

* * *

Князев поднял голову, оторвав взгляд от Кира и увидел, как Воеводов медленно завалился назад, а Марк уже лежит в луже крови.

- Сука! - Закричал Саша и бросился к Сахарову. Тимур тут же рванул за ним.

Подбежав, Князев приподнял голову Марка и посмотрел в затуманенные глаза.

- Марк ты как? Держись, только держись. Не отключайся!

- Я дышать… не могу…. - Просипел Сахаров.

Князев ощупал его тело, но из-за заливающей все крови не нашел рану. Задрав куртку, он увидел узкую прорезь, чуть ниже ребер из которой без остановки буруном шла кровь.

- С виду не так страшно, только кровища хлещет. Сейчас зажмем или что там делать надо. Блин, Тим? Что мне делать? Он кровью истекает! - Закричал срывающимся голосом Князев.

Юлаев подбежал и опустился рядом, сдавив рану двумя руками.

- Вадим все… - Сдавленно сказал Тимур. - Марк ему по саму рукоять в печень вогнал.

- Да пофиг. - Сорвался Князев. - Надо звонить Миле, всем нашим, пусть на чем угодно мчаться. Тут же рана не страшная, главное кровь остановить?

Тимур на секунду оторвал руки от пореза, но кровь уже не била ключом, а медленно вытекала. Он повернулся и посмотрел на остекленевшие глаза Марка.

- Сань, Марка больше нет.

- Что? Нет, он просто отключился! - Князев срывался в истерику. - Давай реанимировать! Массаж сердца, искусственное дыхание, что там делать надо? Да не сиди ты как мудак! Его спасать надо!

Тимур медленно убрал руки с раны и осторожно закрыл глаза Сахарова.

- Ты что, блядь, делаешь? - Саша влепил звонкую пощечину Юлаеву, перемазав все его лицо в крови. - Действуй! У тебя друг при смерти.

Тимур ничего не ответил. Медленно встал и снял с пояса смартфон.

- Юлаев на связи. Отправляйте в Криницу конвертоплан с медиками. Со всеми, кто только сможет. Сейчас же. И Вику возьмите, Князева в себя привести. Конец связи.

* * *

Стив крепче прижал бутылку с холодной водой к уже изрядно оттекшей щеке и попробовал пошевелить челюстью. Больно, но это пустяки, по сравнению с тем, что произошло.

- Что делать будем? - Спросил Тимур, стоящий снаружи и разглядывающий виднеющиеся горы.

- С Киром? Или с Вадимом и Марком? - С трудом переспросил Прайс.

- Со всем сразу. Как мы объясним людям гибель Сахарова и Воеводова? И вообще, как укрыть Лесного от людского гнева? - Юлаев пнул несуществующий камень на асфальте.

- Еще не известно, выживет он или нет. - Сказал Князев, сидящей прямо на земле, рядом с носилками, на которых лежал бессознательный Лесной.

- Если еще не умер, то скорее всего выживет, а нам придется разбираться со всей кашей, которую он заварил. - Тимур бросил яростный взгляд на Кира.

- Нам придется врать, очень много врать. - Стив вздохнул и выдержал паузу. - Но это будет ложь во благо. Мы не можем раскрыть истинную роль Лесного в эпидемии, это поставит крест на “Истоке” и будущем человечества как таковом. При этом мы не в праве рассказывать, как на самом деле погибли Вадим и Марк. Нам надо сохранить все в тайне и придумать легенду, возносящую их, преподносящую их как мучеников, погибших за общее дело.

- Уже есть идеи? Времени не так много, Вадим был довольно популярной личностью, конвертоплан уже летит и нам надо будет как-то объяснить, как они погибли и что случилось с Киром. - Тимур говорил непривычно жестко и рублено.

- Есть. - Стив выбрался из броневика и встал между Юлаевым и Князевым. - Слушайте и запоминайте в деталях. Когда Воеводов прибыл на базу, мы сообщили ему, что на резиденцию Кира произошло нападение анклавовцев. Они воспользовались моментом, пока мы все были отвлечены на прибывшие колонны и ударили по самому важному объекту. Для инсценировки мы подорвем вон те две машины. - Стив кивнул в сторону стоящих на парковке внедорожников, которые пригнали для переоборудования на электротягу еще пару месяцев назад. - Тела Марка и Вадима никто не будет осматривать, я об этом позабочусь. С Милой переговорю. Они отбили нападение, пожертвовав собой и спасая реактор, без которого “Истоку” было бы не выжить. О том что Лесной как-то причастен к “Пурпурному” знаем только мы трое и Серго. Так и должно оставаться. Абухбе расскажем часть правды, что Кира вынудили, использовали его изобретения и именно поэтому он нам помогал, чтобы уничтожить общины и “Проталий”. В глазах людей Лесной должен остаться гением, давшим человечеству надежду на спасение.

- Ты понимаешь, что предлагаешь? - Перебил Юлаев. - Чем мы после этого будем отличаться от тех же анклавов с их извечной ложью?

- А у тебя есть другой план? - Возразил Князев. - Иногда приходится лгать во благо, тем более, когда на тебе ответственность за несколько тысяч человек. Зачастую правда может нанести больше вреда, чем ложь. И сейчас именно такой случай. Это тяжелая ноша, которая ложится, когда взваливаешь на себя бремя правления. Каким бы ты ни был праведным и честным, приходится врать. Давай, пойди расскажи в “Истоке”, что Кир устроил “Пурпурный”, а Воеводов, которого многие считают чуть ли не Че Геварой, хотел с ним расквитаться. Но Марк его убил, а мы ему фактически помогли. К чему это приведет? К полному краху. А, возможно, и кровавому бунту. Многие, да что там многие, все уйдут, и постараются забрать с собой побольше для выживания. Кто-то решить жить самостоятельно, но таких будет не много. Остальные ринутся обратно в общины. И тогда мы проиграли. Человечество вернется к рабовладельческому строю, а мы никогда и ничего уже не сможем исправить.

- Саша прав, у нас нет выбора. Только предложенная мной версия позволит нам избежать развала и, наоборот, сплотит людей еще сильнее и придаст им стимула. - Стив ненадолго убрал бутылку от лица, вода в ней уже нагрелась и перестала холодить. - Пока придерживаемся этой версии. Чуть позже я дополню ее необходимыми деталями, чтобы вообще вопросов не возникало. Сейчас займитесь машинами, конвертоплан вот-вот прилетит.

Тимур посмотрел на небо, но летательный аппарат еще не появился на горизонте. Зажмурившись на секунду, он закинул на плечо разгрузку с гранатами и несколько снарядов от “Шмеля” и направился в сторону внедорожников.

Показать полностью

Роман "Апогей 2". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 3. Глава 2. Завершение

Весь роман Роман "Апогей 2" Цикл Пурпурный рассвет"

Первый том Роман "Эпидемия" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Второй том Роман "Конфликт" Цикл "Пурпуный рассвет"

Третий том Роман "Апогей" Цикл "Пурпурный рассвет".

Поселок Текос

Проезжая поворот на “Исток”, Марк бросил взгляд на ответвляющуюся дорогу. Всего в паре километров база, уже ставшая родной. Князев сейчас именно там, руководит приемом приехавший людей, “беженцев”, как их про себя назвал Сахаров. Можно только представить, как Саша рвется быстрее уехать в Криницу, где сейчас решается дальнейшая судьба “Истока”, а, возможно, и всего человечества. Странно, но два небольших поселка на юге России стали центром событий, влияющих на всю планету, и все это только из-за одного человека - Лесного.

Марк старался представить, с какими эмоциями он встретится с Киром, но, вопреки ожиданиям, на душе царил полный штиль. Пес ярости мирно спал в будке, не обращая внимания на маячившего прямо перед носом “виновника торжества”. Гнев, злость, жажда мести, которые должны переполнять любого пережившего “Пурпурный”, отсутствовали от слова “совсем”. Больше всего пугало, то что Марк знал причину этого отсутствия - он понимает Лесного, осознает зачем он устроил геноцид. Логическая цепочка выстроилась. Может быть потому что Сахаров сам когда-то грезил о кончине всего человечества, эта мысль воспринималась так легко.

“Вирус, убивший почти всех. Общины, взявшие выживших под тотальный контроль. И горстка непокорных, противопоставивших себя системе. Он искал именно таких, как мы. Бунтарей, способных пойти за своей идеей ради свободы и лучшего будущего. Создал все эти невзгоды и препятствия, чтобы вычленить из общей массы тех, кому можно открыть истину. Тех, кому можно дать “огонь Прометея”, способный изменить жизнь всего человечества в корне. Да, методы его жестоки и чудовищны, но они ничем не отличаются от действий божеств почти во всех конфессиях. Лесной не испытывает эмоций, ему не знакомо сострадание, жалость и раскаяние. Он не воспринимает человечество по индивидам, он смотрит на него, как на вид в общности. И как врач, назначающий химиотерапию при раке, он устроил “Пурпурный Рассвет”, чтобы очистить цивилизацию. Последний шанс. Организм или справится с ядом и воспрянет, или лечение его добьет быстрее, чем сама болезнь, что иногда даже лучше - пришедшая раньше смерть, чем жизнь в муках.

Он появился именно в момент прибытия колонн и нашего возвращения не просто так. Он показывает, что ему не нужна власть, что “План Голдстейна” был фикцией, что основным его детищем был именно “Исток”. И только эта версия отвечает на все вопросы и укладывается в логику и рациональность, то о чем он всегда и твердил. Я думал, что мы пешки, а оказалось, что мы шашка, которую опытный игрок выводил в “дамки”.”

Зазвонил телефон, уже давно забытый, но Марк таскал его в кармане разгрузки по привычке.

- Алло, ты где уже? - Спросил Князев.

Сахаров осмотрелся, и понял, что уже подъехал к повороту на Криницу.

- На повороте, почти доехал. Как у вас там? - Ответил Марк.

- Встречаю людей. С Вадимом не связывался?

- Нет. Ему скорее всего не до меня сейчас. Стиву не звонил?

- Тоже нет. Он уже сто процентов в Кринице, говорит с Киром. Я, знаешь, о чем подумал? Надо спрятать Лесного. Потом разберемся с его ролью в эпидемии, но нельзя дать Воеводову его убить. Увезите его со Прайсом, не важно куда, главное, чтобы Вадим его не нашел. Без Кира мы не вывезем. Смотрю на полные автобусы приехавших, и представить себе не могу, как мы всех прокормим, а это еще вторая часть не приехала.

- Он никуда не поедет. - Сухо ответил Сахаров.

- С чего ты взял? Поедет как миленький. Сам не сядет, заставьте.

- Я тебе говорю он не поедет, долго объяснять, я сам только сейчас это понял, но Кир останется в своей резиденции и не будет прятаться. Так что с Вадимом придется разбираться нам. Попытаемся его убедить, или, не знаю, уговорить как-то.

- Уговорить Воеводова? Ты в своем уме? Хотя о чем я. Это же Вадим, ты забыл про “Рассвет” и “Зарю”? Там были люди вообще ни в чем не виноватые, но, как он объяснил, пришлось пойти на сопутствующий ущерб. Он даже слушать ничего не станет.

- Что-нибудь придумаем.

* * *

- “Насколько медленно же они ползут.” - Подумал про себя Воеводов, наблюдая за растянувшейся на несколько сотен метров колонной.

Тяжелые грузовики, бронемашины, ракетные установки и БМП ехали по трассе не быстрее сорока километров в час, ровняясь на скорость самых медленных машин и не нарушая строя.

- Войне конец? - Неожиданно спросил Тимур с заднего сидения.

- С чего ты взял? - Ответил вопросом на вопрос Вадим, повернувшись к Юлаеву.

- С “Проталием” покончено, атака на “Исток” оказалось прибывшими людьми. Нам больше ничего не грозит. Можно спокойно жить и развиваться.

- Это ты так думаешь. А что прикажешь делать с оставшимися анклавами? Оставить людей в рабстве?

- Но “Проталия” же больше нет? Ими никто не управляет. - Возразил Тимур.

- Мы еще не знаем, управлялись ли они из “Проталия” или еще откуда-то. Да даже если и оттуда, то главы общин не упустят шанс обзавестись своим собственным имением с парой сотен крепостных. Половина работы уже сделана, люди собраны и прикормлены, уже даже частично сломлены. Осталось только их удержать. - Воеводов посмотрел в окно на стоящие вдоль дороги дома поселка.

- Но эти люди, в колонне, освободились же. И другие могут так же поступить. Не обязательно продолжать воевать. Мы уже столько людей потеряли. - Юлаев тяжело вздохнул.

- Ты других с ними не ровняй. Их освободили те, кто хапанул при высадке в Архипо-Осиповке, кто побывал в бою и увидел альтернативу - “Исток”. У них есть сильный лидер, который повел людей в освободительное восстание. А с другими что? Они как жили до “Пурпурного”, вкалывая “на дядю”, так сейчас и продолжат. И если мы не вмешаемся, то большая часть выживших пожалеет, что вообще пережили эпидемию. В итоге главы анклавов устанут от того, что под боком есть оплот свободной жизни, который манит людей как оазис в пустыне, объединят свой силы и снова нанесут удар. Тогда война, от которой ты так бежишь, снова придет к тебе домой.

- Ты вообще не веришь в людей? Думаешь мы одни такие умные? Я с тобой полностью не согласен. И прибытие этих колонн доказывает мою точку зрения. - Выпалил Тимур и уставился в окно, тем самым показав, что не желает продолжать разговор.

Вадим бросил короткий взгляд на Юлаева, хмыкнул себе под нос и вернулся к слежке за двигающейся впереди колонной.

Криница

- Так, я немного успокоился. - Стив сжал и разжал кулаки. Руки еще тряслись, но ему удалось побороть волну нахлынувших эмоций. - Давай теперь по порядку, с момента, как ты создал реактор.

- Это хорошо, что ты пришел в себя и снова способен рационально мыслить. - На долю мгновения Прайсу показалось, что Лесной улыбнулся. - Тогда, почти тридцать лет назад, у меня получилось скрыть, что энергия подавалась с моего реактора. Свою задачу я выполнил - спас людей, но и урок Приштина усвоил. Я продолжил углубляться в изучение проблем энергетики, а доступ к фактически бесплатному и неограниченному электричеству позволил экспериментировать сколько душе угодно. Я начал модифицировать аккумуляторы, средства связи, беспроводные сети, процессоры, электродвигатели. С наступлением совершеннолетия открылась возможность продавать свои изобретения, чем я поспешил воспользоваться. Это принесло очень большой доход, но свою личность я скрывал. И, знаешь, что? Очень большая часть моих разработок первым делом уходила венным. Как бы я ни старался улучшить жизнь людей, мои идеи умудрялись извратить и направить на уничтожение человека. Это подтолкнуло меня к изучению истории, психологии и социологии. Чем больше я углублялся, тем сильнее осознавал безысходность выбранного пути развития. Общество потребления с искусственно созданными ценностями, погрязшее в удовлетворении только сиюминутных желании и элементарных потребностей. Никакой идеологии, общего вектора развития. Популяция растет, еще бы, по заветам олигархическо-капиталистического строя - чем больше потребителей, тем лучше. Но ресурсы планеты не безграничны, экология, на которую давно уже все наплевали, не справляется. По моим расчетам при доэпидемном темпе роста и образе жизни к две тысячи сотому году на земле осталось бы порядка шести-семи миллиардов из десяти, которых человечество достигнет к две тысячи семидесятому. Дальше - хуже, и к двухсотому году популяция будет составлять порядка одного миллиарда. Я начал моделировать варианты, при которых люди смогли бы при малом количестве увеличить свой коэффициент свободного действия. Передо мной открылась печальная картина - при данных социальных и политических строях организовать жизнь без системы угнетения, способную раскрыть потенциал людей, просто невозможно. Именно тогда я начал работать над идеей “Пурпурного рассвета”. Занялся изучением вирусологии. С помощью нейросетей, которые являлись моей разработкой, удалось создать очень живучий и смертоносный вирус. Испытывал его несколько лет, и, убедившись в заложенной доле процента людей с иммунитетом, начал его распространение.

- Ты выпустил его в атмосферу со спутников? - Перебил Стив, переминаясь с ноги на ногу, от долго стояния на одном месте конечности уже начали затекать.

- Нет. Это люди так решили. При таком способе я не получил бы сто процентного заражения. Вирус распространялся на протяжении нескольких лет через воду. Океаны, моря, озера, реки. Попав в круговорот воды в природе, он проник почти повсюду, насытил атмосферу и грунт. Я создал вирус таким образом, что его суперкапсид защищал от всех внешних факторов, таких как засуха, холод, жара. Он выживал в любых условиях, даже в полярных льдах и верхних слоях атмосферы. Но люди были полностью к нему резистентны. То есть каждый на планете уже имел в организме достаточное количество вируса, но иммунная система легко с ним справлялась, как с вирусом герпеса. Даже пожилые или люди с иммунодефицитом не подвергались заболеванию. И только когда я распространил в атмосфере вещество, лишающие человека способность бороться с этим вирусом, он активизировался и уничтожил почти все человечество за шесть дней. Одна сотая процента выживших - не случайное число. Я специально выбрал именно столько, восемьсот тысяч особей достаточно для возобновления популяции. - Ответил Кир подойдя ближе к реактору. Облако плазмы, так напоминающее Стиву солнце, отражалось в глазах Лесного, придавая им демонический вид. Он смотрел, вообще не щурясь, и словно не переживал о сохранности зрения.

- Особей, популяция… Мы для тебя словно подопытные животные в эксперименте?

- Вовсе нет. Ты суть улавливаешь? С самого начала я хотел изменить жизнь людей к лучшему. Но они сами этого не хотели, возможно только единицы, один на тысячу, но общество считало их психами и изгоями. Поэтому многие хранили свои взгляды в тайне, не желая стать белой вороной. Людям нравилось жить так, как они жили. Никаких перспектив, целей, стремлений, амбиций. Работа, дом, редкий отпуск, дети, которые с рождения обречены бесконечно бежать в том же самом колесе. Никакой ответственности, все за тебя предопределено. Есть люди выше, умнее и мудрее, которые направят. А если человек ошибся, то виноват не он. Правительство, другое государство, ненавистные народности, люди с другим цветом кожи или формой носа, боги, рептилойды на худой конец, но никогда не он сам. Самый большой страх человека - это брать на себя ответственность за принятые решения и их последствия. Даже религии, если опустить их суть в системе власти, работают именно на “комплексе ребенка” - есть всезнающий бог, который выполняет роль, схожую с родителями в детстве. Он определил судьбу еще до рождения, и это не человек безамбициозное ничтожество, прозябающее в алкоголизме или наркомании, а судьба у него такая. Только для лучшей жизни всего человечества каждый индивид должен понять, что он не просто незаметная букашка, а представитель своего вида и от его личных действий зависит многое. Он должен развиваться, эволюционировать во всех планах. Стремиться, чтобы жизнь каждого следующего поколения становилась лучше и лучше. “Исток” яркий пример нового мировоззрения. Посмотри как людей меняет понимание, что от их действий и решений зависит выживание всего человечества.

- Но и без эксцессов не обходится. - Вздохнул Прайс и посмотрел в сторону, вспомнив все проблемные случаи.

- Да, люди не меняются за один месяц, и даже год. Именно для этого я и создал “план Голдстейна” и систему анклавов. Если бы я просто так дал выжившим бесконечную энергию и все свои изобретения, я бы ничего не добился. Они бы сели, сложив лапки и просто прозябали в праздности, наслаждаясь тем, что больше не надо работать и выживать. Они же ничего не сделали, чтобы пережить эпидемию, это я заложил в них иммунитет. Нужны были огонь, вода и медные трубы. Чтобы каждый понял ценность свободы, осознал свою роль в происходящем и проявил лучшие личностные качества. Что конкретно и произошло с вашей группой. Я следил за всеми общинами, и вы были первыми на всей планете, кто решил пойти против системы. Неожиданно, конечно, что это произошло именно в Краснодарском крае, но я объяснил это для себя общим порывом релокации в более пригодные климатические условия.

- И увидев, что мы действуем согласно задуманному тобой плану, ты решил нам помогать?

- Именно. Только Воеводов полностью выбивался из моей модели. Я не мог предсказать его действий и абсолютно не хотел полномасштабного конфликта между общинами и “Истоком”. Поэтому я вас и предостерегал.

- И что нам теперь делать? Как продолжать? Ты понимаешь, что мы все пошли за тобой, желая изменить жизнь выживших к лучшему. Дать надежду на то, что человечество еще можно возродить. Только на самом деле оказалось, что мы всего лишь марионетки, выступающие в спектакле того, кто и устроил апокалипсис. Как теперь верить тебе? Что сказать остальным в “Истоке”? Как вообще оставить тебя в живых? - Голос Стива начал срываться, эмоции снова брали верх.

- Можете не оставлять, я свою задачу выполнил. Жизнь — это не то, за что я держусь. - Безразлично ответил Кир.

- Мы без тебя обречены. - Выкрикнул Прайс. - Ты вообще видел, что происходило в “Истоке”, пока реактор не работал? Для людей очень важна одна вещь - мотивация. Тебе этого не понять, у тебя всего логично. Когда ее нет, они могут просто опустить руки и сдаться. Люди прибывали в “Исток”, видели, как мы живем, видели уровень нашего технологического оснащения и автоматизации. Не надо быть ученым, чтобы понять очевидные вещи, и они их понимали. Что им не придется вкалывать, как до этого в общинах. Что многие вопросы решены за счет автоматики, что продовольствия больше чем достаточно, что мы можем гарантировать их безопасность. Только с отключением “Лимона” мы всего этого лишились. Многие ушли, бросили нас в тяжелый момент. Сдались. А сейчас прибыло еще несколько тысяч человек. Мы их тупо не прокормим без энергии и технологий. А без тебя никто не гарантирует стабильную работу реактора, никто не будет усовершенствовать аккумуляторы, создавать новые транспортные средства, обучать нейросети. Мы вернемся в начало двадцатого века, а учитывая все обстоятельства, человечество просто вымрет. - Стив начала ходить кругами по реакторному залу, смотря в пол, словно на нем написаны ответы на его вопросы.

Дверь в реакторный зал открылась, моментально оторвав Прайса от созерцания полов. Марк вошел неспешно и осмотрелся, прикрыв лицо ладонью от яркого света “Лимона”. С задумчивым лицом он посмотрел на свой автомат.

- Умно. - Хмыкнул себе под нос Марк и подошел к Стиву и Киру.

- Привет. - Абсолютно буднично поздоровался Лесной.

- Где Воеводов? Ты один? - Прайс испуганно посмотрел за спину Сахарова на дверь.

- Вадим движется с колонной, но скоро уже приедет в “Исток”. У нас не так много времени. - Ответил Марк и повернулся к Киру. - Князев предлагает спрятать тебя, но я почему-то уверен, что ты никуда не поедешь.

- Правильно думаешь. - Лесной утвердительно кивнул.

Показать полностью

Роман "Апогей 2". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 3. Глава 2

Весь роман Роман "Апогей 2" Цикл Пурпурный рассвет"

Первый том Роман "Эпидемия" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Второй том Роман "Конфликт" Цикл "Пурпуный рассвет"

Третий том Роман "Апогей" Цикл "Пурпурный рассвет".

11 декабря

13.23 по московскому времени

Поселок Криница

- Зачем?

- Я бы предложил тебе сесть, но здесь просто негде, так что разговаривать придется стоя, а разговор будет очень длинным. - Ответил Кир так, словно пропустил вопрос мимо ушей. - Ты с оружием? Хотя без разницы. Даже если ты хочешь меня убить, ты не настолько глуп, чтобы начинать палить в реакторном зале. Любой рикошет может привести к нарушению целостности корпуса и тогда мы оба погибнем.

- Зачем ты убил столько людей? - Повторил Прайс, разведя руки в вопросительном жесте и проигнорировав слова Кира.

- Просто на этот вопрос не ответишь. - Лесной повернулся и посмотрел на облако плазмы в реакторе. - Ты Библию читал?

- Ее все читали.

- Да, читали многие, но никто не задается вопросом, почему Бог убил всех людей на земле во время Великого Потопа? Сотни тысяч жизней, умирали и младенцы, и праведники и грешники. Спас он только одного Ноя с его семьей…

- При чем здесь устроенная тобой эпидемия и библейские события? - Не выдержал Стив, сорвавшись на крик.

- Историю надо рассказать с самого начала, чтобы ты понял всю суть. - Кир вздохнул и на мгновение закрыл глаза. - Я тебе уже рассказывал, как создал “Лимон”. Мне было одиннадцать лет. В сарае, переоборудованном в лабораторию, на заднем дворе небольшого саманного дома, в Береговом. Да я родился и вырос прямо здесь. Жил с матерью, точнее она жила со мной, потому что ее настигла странная болезнь. Она могла выполнять только элементарные действия для поддержания жизнедеятельности: сходить в душ, принять пищу, справить нужду. По сути, мне приходилось выполнять функции сиделки и медработника, скрывая ее состояние от общественности. Если бы кто-то узнал, что моя мать недееспособна, то ее отправили бы в лечебницу, а меня в детский дом, где я, со своей специфической психикой, вряд ли бы выжил. - Лесной замолчал и посмотрел на Прайса, словно проверяя, слушает он еще или нет.

- К чему мне твоя история жизни? Думаешь вызвать у меня жалось? Типа ты обиженный на всех человек с детскими психологическими травмами и “Пурпурный рассвет” — это твоя месть? - Сквозь зубы сказал Стив. Его разрывала злость и негодование, хотелось наброситься на Лесного и вбить его голову в стерильный бетонный пол, но рассудительность и понимание последствий такого действия останавливали.

- Жалость? Это эмоция. Чувство, которое мне абсолютно не знакомо. Я хочу донести до тебя рациональность и логику. - Продолжил Лесной своим безразличным тоном. - Работа над “Лимоном” шла два года. Устройство было готово, но я никак не мог получить стабильную плазму. Ошибка была в выборе топлива для термоядерной реакции, понял я это абсолютно случайно, но не в этом суть. Необходимое вещество мне пришлось украсть, и мне поймали. Приштин Игнат Витальевич. Он не сдал меня милиции, не рассказал в школе, наоборот, помог. Доставил необходимое количество вещества для реактора, помог скрыть заболевание матери от приехавших для проверки педагогов и непосредственно участвовал в первом запуске реактора. Мы тогда спасли много жизней, выдались аномальные морозы для этих мест, линии электропередач обледенели, и Берегове, Криница и Бетта оказались без света и тепла. Не запусти мы “Лимон”, народ просто замерз бы на смерть. Тогда мне показалось, что я наконец-то встретил человека, который сможет по достоинству оценить мое изобретение и направить его на благо человечества. Но знаешь, чем все обернулось? - Лесной вопросительно вскинул бровь.

Прайс молча смотрел на Кира, не желая играть в его “игру” и показывать свою вовлеченность в рассказываемую историю, которая раздражала все больше и больше.

- Приштин попытался меня убить. После того как он убедился, что реактор действительно работает, Игнат решил меня задушить. Кто спохватился бы, если бы умер мальчик аутист? Правильно, никто. Моя смерть утонула бы в сенсационной новости: “Человечество перешло на новый уровень энергетического прогресса!”. Приштин хотел присвоить себе разработку “Лимона”. Не важно, как мне удалось выжить, и куда делся Игнат. Самое главное это вывод, который я сделал из этой ситуации: “Людям нельзя доверять. Добродетель, честность, совесть, праведность давно умерли в этом мире”.

Михайловский перевал

Инга продолжала сохранять хладнокровие, лишь изредка бросая взгляд на Воеводова, стоящего рядом со своим броневиком и не спускающего с нее глаз. Он изредка вызывал кого0то по рации, но ни на секунду не сводил с нее ствол автомата. Через пятнадцать минут раздал шум двигателей и со стороны Возрождения подъехали несколько “Тигров” и грузовиков. Из головного броневика вылез парень в форме и тут же направился к Вадиму.

- Проверили. Не соврала. В транспорте действительно гражданские. Много женщин, детей и стариков. Все установки РЗСО, ПВО и ПРО уже под нашим контролем. Никакого сопротивления. Часть уже успели пробить по базам. Сотрудничающих с нуклиевцами не обнаружили. - Отчитался прибывший.

- Я же тебе говорила. - Сказала, скрестив урки на груди Инга.

- Говорить можно все что угодно. - Парировал Воеводов. - Командуй своим, пусть медленно, не быстрее двадцати километров в час, поднимаются по перевалу до стелы. Увидев расположение наших сил, пусть останавливаются, и уже в сопровождении выдвигаются в сторону “Истока”. Вы. - Вадим повернулся к прибывшему бойцу. - Отправляйтесь в хвост колонны, две машины оставь в середине. Контролируйте, чтобы никто не съезжал с дороги.

- Принял. - Парень, получив приказ, вернулся в броневик и только приехавшие машины тронулись обратно вниз по дороге.

- До сих пор не веришь? - Спросила Инга.

- Я никому не верю. - Ответил Вадим, так и не опустив ствол автомата.

Джубгинская развязка

Марк придержал за руку пожилую женщину, помогая ей забраться по ступеням автобуса. Поднявшись следом за ней, он осмотрел салон - все места заняты.

- Можете отправляться. - Сказал Сахаров водителю и вышел наружу.

Последние прибывшие уже грузились в прибывший из “Истока” транспорт. Оставалось решить вопрос с доставкой военной техники. Пока что решили отогнать все машины в Горское и оставим там со взводом охраны. Дальше уже будет виднее, отправить их на базу под Майкопом, или ждать пока не восстановят трассу, на что уйдёт немало времени.

- Сань, часть автобусов уже отправили. Сейчас последние загрузим и тоже в путь. Готовы принимать? - Спросил Марк у Князева по рации.

- Не готовы, но что делать. Вадим с тобой не связывался? - Ответил Саша.

- Один раз вызывал, но я сказал, что занят. Прокатило. Я прослежу, чтобы точно всех забрали и стартую к Лесному.

- Блин, я тоже в “Истоке” не останусь. Теперь вы уже точно меня не заставите здесь сидеть.

- Да никто и не заставляет. Ты только Воеводова дождись, протяни время, а как он пойме, что Кир в Кринице и сорвется туда, езжай за ним.

- Хорошо. Я еще сейчас с Викой свяжусь, скажу, что можно возвращаться.

- Точно. Вот ее можно в “Истоке” за главную оставить. - Сообразил Марк.

Криница

- То есть ты по одному человеку пришел к такому выводу? - Спросил Стив, пытаясь держать себя в руках и не переходить на крик.

- Нет. Я основывался на анализе действий в социуме как индивидов, так и целых социальных групп на протяжении нескольких лет. Изначально мной двигало желание дать человечеству прогресс, облегчить жизнь, решить энергетический вопрос и необходимость в постоянной людской рабочей силе при производстве элементарных продуктов для поддержания жизнедеятельности. - Интонация Лесного ни капли не изменилась. Он прекрасно видел состояние Стива, но либо игнорировал это, либо не понимал. - Но чем сложнее и полезнее становились мои разработки, тем больше я понимал, что предоставь я их общественности, то они, в первую очередь, будут применены для уничтожения себе подобных. Ты знал, что если все средства и мощности, используемые для производства оружия, запустить на создание лекарств от тяжелых и неизлечимых заболеваний, на строительство домов, производство продуктов, то через десять лет на Земле не останется голодных и бездомных. Но человечество слишком тупо для этого. Да, вот так радикально - “тупо”. Мы назвали себя Homo sapiens, только “homo” в нас ни толики. Те же дельфины намного умнее человека, они н убивают себе подобных из-за религиозных или территориальных разногласий. А проблема общества потребления? Человечество загнало себя в яму потребления навязанных продуктов, которые ему не нужны. Государства создали потолок зарплат для основного числа населения, чтобы людям хватало на удовлетворение основных потребностей, а остальная часть уходила на приобретение абсолютно ненужных вещей, желание обладания которыми вбито в голову идеологией потребления. И это уже в крови, впитывается с молоком матери. Ребенок растет, поглощая информацию из интернета, откуда на него сыпятся тонны рекламы. И что бы ты ни делал, как бы не хотел изменить текущую реальность, ничего не выйдет. Человека меняет только сильная боль. Алкоголики по-настоящему бросают пить, столкнувшись с сильнейшим эмоциональным потрясением, вызвавшим душевные страдания, наркоманы так же. Изменяющий мужчина, перестает ходить налево, только лишившись всего. Да даже родителей мы начинаем ценить, только когда они умирают. - Лесной на секунду замолчал и посмотрел в сторону. - Человечеству нужна была встряска. Что-то радикальное, что перевернуло бы обычный уклад жизни с ног на голову. Взять ту же христианскую религию.

- При чем здесь вообще религия? Ты хочешь запудрить мне мозги? - Прайс начал терять нить повествования.

- Вовсе нет. Не прикидывайся тупым, тебе это ни к лицу. Я прекрасно понимаю, что ты сам думал об этом не один раз в своей жизни. Простой американский парнишка, который пошел против воли родителей и уехал в долгосрочную командировку на другой континент. Не очень ты похож на человека, который живет по общему укладу. Так вот. - Кир помассировал костяшки пальцев, так, словно собирался сыграть на рояле или пианино. - Вспомни Великий потоп, о котором я уже говорил. Яхве, или Господь, увидел, что человечество погрязло в грехе, и он прибег ровно к тому же самому способу - уничтожил почти всю популяцию. Это банальный принцип любого селекционера: отбраковывать паршивую породу, оставляя несколько представителей для сохранения генного материала. Именно по этому я заложил в геном вируса крошечный процент вероятности иммунитета.

- То есть ты возомнил себя богом, который может решать судьбы миллиардов людей?

- А кто, если не я? Кто сможет взять на себя такую ответственность? - Кир повернулся к Стиву. - Я долго гадал, почему я не испытываю эмоций. Сначала думал, что это на самом деле аутизм, но взрослея, понял, что моя психика идеально подходит для отведенной мне роли. Не знаю, кто меня таким создал, но именно отсутствие эмоций, таких как угрызение совести и муки морали позволили мне совершить задуманное.

- То есть ты просто взял и убил почти восемь миллиардов людей, чтобы изменить мировоззрение?

- Именно. Ты начинаешь понимать. Если бы я делал все это “бархатными руками”, то на это ушел бы не один десяток лет, а я не бессмертен и вряд ли бы дожил до реализации. Так что пришлось прибегнуть к радикальному методу.

- А зачем тогда “План Голдстейна”, общины и вся эта хрень с “золотым миллионом”, “Проталием” и “Нуклием”?

- Когда куют меч, заготовку сначала обжигают в горне, затем стучат по ней молотом, а потом закаляют в масле. “Пурпурный рассвет” был горном, общины - молотом, а противостояние с ними - закалкой. Только так можно отсеять людей, готовых и желающих изменить будущее. Заставить их начать ценить свободу, мыслить иначе, перевернуть их восприятие с ног на голову. Я готов дать такой скачок прогресса, который изменить жизнь человечества кардинально, именно этот процесс ты и лицезришь, точнее являешься его непосредственным участником. Но люди должны быть к нему готовы. Сам понимаешь, что может случиться, если неразумный получит технологии, способные перевернуть реальность. Эпидемия, общины и война с ними, это своеобразное “сито”, отсеивающее тех, кто не сможет принять новое. Сколько людей изъявило желание остаться в “Заре” и “Полуночи” несмотря на то, что они прекрасно понимали отведенную им роль?

- Заткнись! - Сорвался Стив. - Просто заткнись! Ты понимаешь, что ты натворил? Ради, якобы, благой цели, ты лишил всех нас близких и родных людей, самого дорогого, что у нас было. Абсолютно каждый выживший человек захочет убить тебя, если узнает об этом. Да черт его дери, даже я хочу прострелить тебе голову.

- И что? - Равнодушно переспросил Кир. - Ты думаешь, что я рассказываю тебе это для оправдания себя? Думаешь, я не понимаю, сколько принес боли и страдания? Прекрасно понимаю, и абсолютно не стремлюсь отбелить себя. Если ты так хочешь меня убить, на то твоя воля. У меня нет оружия, бронежилета или охраны. Я даже сопротивляться не буду. Я говорю тебе все это лишь с одной целью - чтобы ты понял. Понял, что другого пути не было. Если бы человечество продолжило развиваться в том же ключе, то через десятки, может быть, сотни лет оно бы само себя погубило. Элементарный пример - Александр Князев. Кем он был до эпидемии? Избалованный повеса, прожигающий жизнь в наркотическом угаре. У него был потенциал, хорошее образование и воспитание, но он выбрал другой путь. И кем он стал сейчас? Ответственный и мудрый лидер, способный вести за собой и принимать тяжелые решения. И так можно сказать о каждом. Вы пришли к своему катарсису. “Пурпурный рассвет” и последовавшее после него, выкристаллизовало в вас именно те качества, которые способны продвигать человечество. Смотря на “Исток”, я понимаю, что свою роль я выполнил.

- Я был дома, в Америке. - Сдавленно сказал Стив. - Видел, что там происходит. Хочешь сказать, что SRF, это часть твоего плана по спасению человечества? Больше похоже на то, что ты просто решил захватить весь мир.

- Если бы я хотел захватить мир, я бы не уничтожал всю популяцию. Это глупо. У меня было достаточно ресурсов и власти, чтобы стать самым богатым и влиятельным человеком на земле, но мне это абсолютно не нужно. Все, что двигало мной, это забота о выживании вида и его благополучие. Да иногда для этого приходится приносить жертвы, даже такие чудовищные. SRF это лишь инструмент отбраковки, своеобразная зачистка, необходимая для окончательно отделения зерен от плевел. Америка не Россия, в каждой стране нужен свой специфический подход. Сейчас я свернул всю программу “Плана Голдстейна”, оставил их без коммуникаций, баз данных, и прочей поддержки. Именно поэтому я так легко позволил вам уничтожить “Проталий”. Каждый ваш шаг был продуман, всё кроме действий Воеводова.

- А что он делал не так?

- Развязал войну. Не таким путем должна была решиться проблема общин. Сейчас к вам прибыло две колонны, а почему они решили покинуть анклавы? Потому что есть альтернатива, есть выбор более свободной и лучшей жизни. Они узнали про “Исток”. И победить общины можно и нужно было именно этим способом, но Вадим выбрал кровавую дорожку, а агрессия порождает только агрессию. Именно поэтому я остерегал вас от сотрудничества с ним и помощи. Сколько людей вы потеряли? Джавид, Сталюков, и это только из самых близких, еще сотни остальных. Тот же теракт в “Истоке” лишь последствие действий Воеводова. Я к нему не причастен, это была инициатива малой группы людей. Узнал я о нем не раньше вас. Но случившиеся лишь доказывает мой тезис - насилие не выход.

- То есть с общинами во всем мире покончено?

- Почти. Они не исчезли, но теперь им придется существовать самим по себе, разрозненными единицами. Командование анклавов потеряло свою мотивацию получить теплое место после завершения “Плана Голдстейна”, а удержать большее количество людей теми силами, которые у них есть нереально. Это лишь вопрос времени, когда люди поднимут восстания. И тогда придет время “Истока”, показать, как можно и как надо продолжать жить. Сам подумай. До эпидемии какие профессии приносили самый большой доход? Артисты, блогеры, музыканты, спортсмены. Это развлекательная сфера. Человечество погрязло в удовлетворении банальной потребности хлеба и зрелищ. А сейчас? Кто больше всего ценится в “Истоке”? Врачи, строители, аграрники, инженеры, техники. Все, кто может действительно создавать что-то своими собственными руками. Ни у кого не болит голова, где раздобыть еду, никто не бежит покупать себе новый айфон или последнюю модель кроссовок. Люди уже начали мыслить иначе. И это только начало.

Показать полностью

Роман "Апогей 2". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 3. Глава 1. Завершение

Весь роман Роман "Апогей 2" Цикл Пурпурный рассвет"

Первый том Роман "Эпидемия" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Второй том Роман "Конфликт" Цикл "Пурпуный рассвет"

Третий том Роман "Апогей" Цикл "Пурпурный рассвет".

Михайловский перевал

На разделительной полосе поворота, который, из-за его крутости, местные называют “Тещин язык”, остановилась белая старая Тойота. Расстояние небольшое, и даже без бинокля видно, что в машине один человек.

- Сидите здесь, я один схожу. - Сказал Вадим Тимуру и остальным бойцам в броневике и выбрался из машины. Навстречу уже шла женщина, которую издалека легко принять за мужчину, уж больно крепкое телосложение и несвойственная для представительниц слабого пола уверенная походка.

Когда Инга подошла ближе, Вадим смог рассмотреть ее получше. Возраст около сорока, короткая стрижка, по-мужски крепкое телосложение, немного грубоватые черты лица и неестественно холодные серые глаза.

- Воеводов? Не скажу, что рада познакомиться. - Инга смерила Вадима с ног до головы пристальным взглядом.

- Ну я и не новогодняя елка, чтобы всех радовать. Держи руки на видном месте и отойди от машины. - Воеводов демонстративно указал стволом автомата место, куда следовало отойти.

- А ты прямо джентльмен. - Инга с недовольным лицом подчинилась, на всякий случай подняв руки к голове и повернувшись вкруг своей оси, демонстрируя, что у нее нет оружия или пояса подрывника.

Стараюсь. - Вадим подошел ближе и беспардонно охлопал карманы куртки и брюк женщины. - Итак, дальше будем действовать так. Сейчас несколько взводов моих ребят подъедут к вашим колоннам для проверки твоих слов. Убедятся, правда ли в машинах гражданские люди. Вы, в свою очередь, сидите тише воды ниже травы. Прикажи заранее отогнать тяжелую технику к обочинам и развернут орудия в противоположную сторону. Мои бойцы первым делом заберут установки РЗСО и ПРО. И помни, на вас наведены сотни ракет и просто огромное количество артиллерии. Если вы решили затянуть нас в западню и таким образом лишить нескольких десятков людей, которые выедут на проверку, то поверь, я не задумаюсь ни на секунду и разбомблю вас, даже пожертвовав своими.

- Я ничуть не сомневаюсь, наслышана и про “Рассвет”, и про “Зарю”. - Пренебрежительно, даже брезгливо, ответила Инга. - Не волнуйся, я сказала правду. Мои люди не представляют никакой опасности. В колоннах несколько десятков сотен самых обычных гражданских, уставших после долгой и тяжелой дороги. Все, чего они хотят это сходить в душ, нормально поесть и лечь спать не в машине.

- Это мы и проверим. - Хмыкнул Воеводов. - Пока идет осмотр, ты останешься здесь со мной, в качестве гаранта.

- Я бы сказала, в качестве заложницы. - Ответила Инга, ничуть не тушуясь ситуации.

- Называй, как хочешь. Сути это не изменит. Кстати. Ты же в курсе, что мы обладаем информацией обо всех людях в общинах, и о тех кто работает или работал на “Нуклий”. Если вы решили таким образом внедрить к нам диверсионную группу, она будет раскрыта и расстреляна прямо на месте, сейчас. - Говоря, Вадим всматривался в лицо Инги, стараясь уловить хоть намек на страх или удивление, от того что их раскрыли. Но женщина оставалась все такой же непоколебимой, не выражая почти никаких эмоций.

- Ребят, выдвигайтесь. - Вадим отдал команду в рацию продолжая наблюдать за реакцией Инги.

- В машину сесть ты мне не позволишь, я правильно понимаю?

- Правильно. Вдруг у тебя там оружие или машина заминирована. Если хочешь, можешь сесть в мою, но мне тогда придется связать тебе руки. - Ответил Вадим.

- Я пожалуй, лучше здесь постою.

Через три минуты мимо проехали два броневика, следом за которыми тянулись четыре грузовика с вооруженными людьми. Вадим махнул рукой водителям, показывая, что можно действовать. Инга проводила машины безразличным взглядом.

Когда транспорт скрылся за поворотом, Воеводов снова снял рацию и попросил радиста связать с “Истоком”.

- Князев на связи.

- Саш, там Прайс далеко?

- Эм, да, отошел, что-то там по дронам решить срочно надо. А что?

- Необходимо, чтобы он подготовил базу для проверки прибывших. Ту что мы в “Проталии” достали. - Сказал Вадим тише и посмотрел на Ингу. - В предыдущей вряд ли будет информация по “подсадным уткам”.

- Хорошо, я обязательно ему передам.

- Только поторопись.

Закончив переговор, Вадим снова связался с радистом, но на этот раз попросил установить связь с Сахаровым.

Джубгинская развязка

Распахнув двери кунга первого КАМАЗа, Марк посмотрел внутрь. Пятеро мужчин, настроенных явно не агрессивно и слишком уставших для этого, шесть женщин, трое детей и двое стариков. На людей, готовых атаковать и уничтожить “Исток” они явно не похожи.

- Осмотрите остальные машины. - Сахаров отдал приказ бойцам и повернулся обратно, к сидящим в грузовике. - Не переживайте, мы просто проводим проверку. Скоро вас всех выпустят из машин.

Одна из женщин, сидящих прямо у входа, прижала к себе девочку лет пяти, напуганную видом вооружённых людей. Марку вдруг стало непомерно жалко этого ребенка. Он представил, как она, вместе с остальными, добирались все эти дни, запертая в тесном кунге, с одной лишь надеждой - приехать в “Исток”, где их радушно встретят и дадут отдохнуть. Вот только встретили их люди с автоматами и проверками.

Скривившись от стыда и чувства вины, Сахаров отошел от грузовика, и отдал команду как можно быстрее закончить с проверкой. В этот момент включилась рация.

- Марк, ты на связи?

- Да. - Ответил сухо и коротко.

- Как идет досмотр? - Спросил Воеводов.

- В процессе. Пока никаких угроз не обнаружили. Боевую технику нам передали сразу же, без каких-либо возражений. Инга сказала правду, в машинах только измученные и уставшие люди. Может, сопроводим колонны до “Истока” и там уже проверим всех по базам?

- Не теряй бдительности. Они легко могут скрыть среди гражданских несколько сотен подготовленных воинов, которые изнутри разорвут “Исток” в клочья.

- Ясно. - Ответил Марк, вспомнив, как Лесной предоставил им убежище в Текосе и пустил к себе в дом без какой-либо охраны и проверок. Это воспоминание заставило задуматься, кто более человечен: вся их команда в данный момент, которая держит под прицелом несколько тысяч гражданских людей, хоть и под весомым предлогом, или не испытывающий эмоций Лесной, который и руководствовался логикой и рациональностью, но доверился им полностью. - Как закончим, я сообщу. Конец связи.

Осмотревшись, Сахаров отошел в сторону и переключил рацию на канал связи с командирами взводов.

- Итак, слушаем мою команду. Боевую технику отогнать в сторону и заглушить. Людей вывести из грузовиков, предоставить им воду и перекус. Помочь переправиться на другую сторону разбомбленной развязки, куда скоро прибудет транспорт для доставки в “Исток”.

- Но… - Раздался сомневающийся голос одного из командиров. - Воеводов приказывал провести тщательный досмотр и держать всех в машинах до его приказа.

- План поменялся. Действуем по новой директиве. Обращаться с людьми максимально тактично и аккуратно. Скоро они станут вашими соседями и друзьями. Мы не враги. Помните, что людей на планете осталось очень мало, мы должны поддерживать друг друга. Они преодолели долгий путь, прошли через несколько боев, отбивая своих из общин, и меньше всего сейчас хотят получить недоверие и агрессию в свою сторону. - Сахаров забрался по капоту одного из стоящих рядом грузовиков и начал наблюдать как часть взводных без пререканий начали выводить людей из транспорта.

- А если мы нарвемся на подсадных? Если Воеводов окажется прав? - Не унимался сомневающийся командир в рации.

- Ответственность за это решение лежит на мне. Вы получили приказ, просто выполните его.

- Хорошо, приступаю к выполнению. - Рация отключилась.

Марк сел прямо на крышу УРАЛа, откуда открылся замечательный обзор на всю колонну. Прибывшие люди, выбравшись из тесных машин, радовались свежему воздуху и разминали затекшие конечности. Кто-то с опаской смотрел на вооружённых людей “Истока”, кто-то, напротив, подходил и обнимал. Бойцы в свою очередь, тоже реагировали по-разному, некоторые делились водой и рационами, некоторые сторонились и держали безопасную дистанцию.

Зазвонил спутниковый телефон. Марк, уже забыв про него, с удивлением снял с пояса устройство и увидел на экране имя Князева.

- Алло?

- Марк, вы как там? - Голос Саши звучал встревоженно.

- Да вроде нормально. А ты что по спутниковому звонишь? Как же маскировка и все прочее?

- Ситуация очень резко изменилась… - Князев выдержал паузу. - Кто-то запустил реактор в Кринице, и ты понимаешь, кто может быть этот человек.

- Лесной?

- А кто же еще? Прайс уже сорвался туда. Я остался здесь один, прикрываю его отсутствие. Наша задача - как можно дольше скрывать это от Вадима, иначе…

- Он приедет в Криницу и убьет Кира. - Закончил за Князева Марк.

- Именно. Я в этом сомневаюсь, но Стив уверен на сто процентов.

- Как и я. Ты не был с нами в Штатах, и в “Проталии”. Поверь мне и Прайсу, он даже слушать ничего не будет, просто застрелит его и все.

- Нельзя этого допустить. Без Кира…

- “Исток” обречен на вымирание. Особенно со всеми прибывшими в этих колоннах. Мы не сможем прокормить зимой несколько тысяч человек, и тем более не сможем защитить. - Опять продолжил мысль Саши Сахаров. - Да и вообще, участие Кира во всей этой заварухе очень неоднозначно. И идея “Истока” без его технологий почти невыполнима. Это как спасать животных во время Великого потопа без ковчега.

- Ты с Прайсом что ли уже разговаривал? - Удивился Князев.

- Нет. Просто сказал то, о чем сам думаю.

- Он мне почти слово в слово тоже самое говорил.

- Ты удивишься, но Тимур думает так же, как и мы. Мы вместе прошли через “Нуклий”, Штаты и “Проталий”. Видели все собственными глазами и прочувствовали на собственной шкуре. Хорошо, что ты во все это не ввязывался. Я только сейчас понял, почему Вадим нас оберегал от открытой войны, она действительно меняет людей, и зачастую не в лучшую сторону. Ты можешь думать более чистым и гуманным рассудком, когда наше восприятие уже искажено. И поэтому именно ты у руля “Истока”. - Марк тяжело вздохнул. - Тебя сейчас здесь не хватает.

- А что там происходит? - Встревожился Князев.

- Ты бы видел этих людей. Даже у меня сердце разрывается от одного их вида. Дети, старики, женщины, освободившееся из общин, преодолевшие тысячи километров, запуганные, затравленные. Они мне напоминают меня самого, когда я из психушки выбрался. А Вадим устроил жесткие проверки под дулами автоматов, словно мы фашисты какие-то, всю изначальную идею “Истока” рушит.

- Я могу чем-то помочь? - Голос Саши резко изменился.

- У нас много людей и транспорта осталось на базе?

- Автобусы есть и микроавтобусы. Людей не так много, человек семьдесят-восемьдесят.

- Отправляй всех, кто может сесть за руль сюда. Пусть паркуются с нашей стороны развязки, будем вывозить всех на базу. Я уже распорядился выводить людей из грузовиков, накормить и напоить их.

- Это правильно. Хорошо, сейчас же отправлю за вами. Ты сам что делать будешь?

- Я поеду в Криницу. - Ответил Марк и посмотрел на макушки гор, словно видел за ними бетонную коробку резиденции Лесного.

Село Пшада

Проезжая через центральную площадь поселка, Стив посмотрел на разбитую витрину магазинчика и вспомнил, как несколько месяцев назад они останавливались здесь после побега из “Рассвета”. Тогда они еще не понимали всего масштаба действий анклавов по планете, еще были жив Джавид и Кир был для них всего лишь тайным помощником и спасителем. А сейчас Прайс мчится к нему, чтобы окончательно расставить все точки над “и”, понять, какая цель им движет и какую роль в этом спектакле абсурда Лесной выделил для них. Хотя “мчится” сильно сказано, скорее “осторожно едет”. И дело даже не в водительских навыках и погодных условиях. Прайс боялся встречи с Киром, точнее боялся ответов, которые он может получить на так терзающие его вопросы.

“Кто устроил эпидемию?”

“Как Лесной с этим связан?”

“Если “Пурпурный рассвет” его рук дело, то зачем Киру понадобился “Исток”, и зачем он вообще тогда помогал Стиву и остальным выбраться из “Рассвета”?”

И это только часть, за каждым вопросом последует целая россыпь, зависящая от полученного ответа. И чем ближе Прайс к Кринице, тем неизбежнее момент истины. Прямо как с погибшими родителями: намного проще не видеть их мертвые тела, вообразить, что они уехали. Так же и сейчас, Прайсу было намного проще, когда Кир считался мертвым. Легко убедить себя, в том, что Лесного заставили тем или иным способом отдать свои технологии для воплощения “плана Голдстейна”, и он, движимый искуплением, решил создать “Исток” с помощью Прайса и ребят. Но Кир оказался жив, а это очень многое меняло, и создавала еще большую путаницу. Оставалась еще хлипкая надежда, что “Лимон” запустился в автоматическом режиме, и приехав, Стив найдет лишь пустое и покинутое помещение, болезненно напоминающее о Кире, но такое вариант из разряда фантастики.

Проехав Береговое, Прайс почувствовал, что его начало трясти от нервов. Боясь не справиться с управлением, он сначала сбавил скорость еще сильнее, но вспомнив о том, что Воеводов скоро вернется в “Исток” и поймет, что Кир, прибавил газу.

Последние километры дорога давалась еще сложнее, словно шел по босиком по битому стеклу. Постоянно прокручивал в голове список вопросов, продумывал, что будет говорить при том или ином варианте ответов, но мысли упорно не хотели выстраиваться, носясь в голове в Броуновском движении.

Мост через реку Пшада, поворот налево, персиковые сады. Уже показался высокий забор и виднеющаяся за ним безликая коробка здания. Подъехал к воротам, надеясь, что они не откроются, но створки, как назло, начали расползаться в стороны.

Припарковал машину на том же самом месте, где остановились, приехав сюда первый раз, только у двери никто на этот раз не встречал.

Вошел внутрь. Все то же белое и стерильно чистое помещение, идеально гладкий пол, ровные стены и мягкий рассеянный свет от потолочных ламп. Ни пыли, ни грязи, словно кто-то тщательно убирался каждый день. В фойе никого, пустые белые диваны, но на журнальном столике перед ними стоит недопитый стакан молока и наполовину съеденный бутерброд с маслом и сахаром.

Прайс знал, где искать Кира, если он действительно жив и находится в здании, то только в одном помещении.

Уверенным шагом подошел к едва различимой двери и приложил руку к дактилоскопическому датчику. Послушно пикунло и створка уползла в стену, открывая проход. Длинный коридор уходящий вниз. Еще одна дверь.

Прайс задержал дыхание, словно готовился нырнуть “солдатиком” в воду и опять приложил руку к датчику.

“Пип”.

Комната с большим окном из бронированного стекла во всю стену. Стеллаж с защитными очками и открытая дверь в реакторную комнату.

Сощурившись, Стив увидел знакомый силуэт рядом с пультом управления “Лимоном”. Ошибки быть не может, это Лесной. Длинные, до плеч, седые волосы, худощавая фигура, задумчивая поза.

Кир медленно повернулся и посмотрел прямо на Прайса. Несколько секунд они стояли неподвижно, смотря прямо друг друга в глаза через толщу защитного стекла. Затем Лесной махнул рукой, приглашая войти.

Стив, на ватных ногах, прошел в залитый ярким светом реакторный зал. Пахнет озоном. Волоски на коже тут же встали дыбом от сильного магнитного поля. Не доходя поры метров, Прайс остановился.

- Привет. - Неизменно безэмоциональным голосом сказал Кир. Приветствие прозвучало обыденно, так словно Лесной поздоровался с надоевшим коллегой на работе.

- Ты жив… - Выдавил Стив.

- Как видишь.

- Но зачем? Почему? Как… - Заикаясь, затараторил Стив.

- Успокойся. Я все объясню. Понимаю, у тебя очень много вопросов, настолько, что ты даже не можешь их сформулировать. - Кир плавно развернулся и, склонив голову набок, посмотрел на Прайса. - Главный из них: кто устроил эпидемию? Отвечу на него сразу - “Пурпурный рассвет” устроил я.

Показать полностью

Роман "Апогей 2". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 3. Глава 1

Весь роман Роман "Апогей 2" Цикл Пурпурный рассвет"

Первый том Роман "Эпидемия" Цикл "Пурпурный Рассвет"

Второй том Роман "Конфликт" Цикл "Пурпуный рассвет"

Третий том Роман "Апогей" Цикл "Пурпурный рассвет".

11 декабря

11.01 по московскому времени

База “Исток”.

Как же трясет. Пальцы ходят ходуном, колени дрожат, нервная изжога уже прожгла стенки желудка и заполнила все нутро кислотой. И как бы Князев не старался унять этот тремор, ничего не выходило, становилось только пуще. Кругов по координационному центру нарезал уже больше, чем МКС за все время существования вокруг Земли, при этом постоянно смотря то в один монитор, то в другой. Только Прайс с непривычно хмурым лицом умудрялся сохранять внешнюю непоколебимость и держать себя в руках, колдуя над планшетами и пультами управления дронами.

Обе колонны вот-вот должны подойти к оборонным позициям. В ближайший час решится судьба “Истока”, будет он существовать или канет в забытье, подавленный, словно восстание Декабристов, только воспеть их революционный порыв будет уже некому.

Хотелось схватить рацию и связаться с Викой, но Саша прекрасно понимал, что атмосфера в автобусах, наполненных эвакуированными людьми, напряжена не меньше, чем его нервы и любой вызов по рации может ее взорвать. Тем более сообщить пока абсолютно нечего. Все ждут. Ожидание - именно его больше всего ненавидел Князев в своей жизни. Почему-то вспомнился последний день перед “Пурпурным рассветом”, переполненный этим ожиданием. Простой в пробке, медленно, будто ленивец, ползущая кабина лифта, все тогда раздражало, как и сейчас. Колонна вражеских войск тянулась по ленте шоссе отвратительно медленно, как слизняк по листу свежей капусты. Только сейчас хотелось, чтобы они как можно быстрее добрались до перевала, разбомбить их к чертям собачьим, засыпать градом пуль и снарядов, уничтожить и разложить на атомы, чтобы это сводящее с ума ожидание уже закончилось. Ну или чтобы они прорвались, пусть лучше так, чем сидеть и ждать результата.

Первый броневики врага въехали в Возрождение. Вид военной техники на фоне заброшенных и опустевших улиц сразу напомнил кадры новостных хроник из девяностых, времен первой Чеченской войны.Саша был тогда еще совсем мал, но уже чувствовал напряжение отца и матери, смотрящих вечером телевизор в гостиной. Ему казалось, что эти танки и бронемашины едут не где-то там далеко на Северном Кавказе, а вот прямо рядом, на соседней улице, и с минуты на минуту они окажутся прямо перед их домом и начнут стрелять из этих страшных пушек по окнам, люди в камуфляжной форме с автоматами ворвутся в квартиры и будут убивать всех без разбора. Он не понимал, что показывают русских солдат и технику армии России, не понимал, что война идет очень далеко, но чувствовал ее ужас и горе, которая она несет. А сейчас эта война пришла к нему самому, всего в нескольких десятках километров сотни вражеских машин необратимо ползут в сторону “Истока”, уже успевшего стать домом, и его детские страхи вполне реально могут сбыться. Только теперь у него есть Вика и Женя, теперь он не один, он должен оберегать и защищать своих девчонок. Но все, что он может делать, это бессильно смотреть на мониторы и уповать на план Воеводова.

- Колонны остановились. - Удивлено сказал Прайс на весь кабинет. Эти слова, словно звонкая пощечина, тут же вернули Князева в реальный мир.

- В смысле - “остановились”? Где остановились? Зачем? - Засыпал Саша Стива градом вопросов, тут же нависнув над ним, и пытаясь высмотреть в экранах застывшую вражескую технику.

- В прямом, остановились. Я откуда знаю зачем. Просто встали посреди поселка, все разом. - Раздраженно ответил Стив.

Михайловский перевал

Оборонная позиция

- Как это колонна прекратила продвижение? - Больше у самого себя, чем у сообщившего известие оператора дрона, спросил Вадим, застыв в полушаге между машиной связи и центром управления обороной.

- Не знаю, командир. Они все встали как вкопанные и просто стоят. - Растерянно пожал плечами оператор.

- Дай планшет. - Воеводов взял из рук парня таблет и посмотрел на экран.

Действительно, вся техника противника застыла на дороге с заведенными двигателями как по мановению волшебной палочки, словно кто-то остановил время. Никакого движения. Никто не принялся выгружаться, разворачивать ракетные установки в боевой режим, наводить пушки, активировать антенны локаторов.

- Странно, очень странно. - Задумчиво пробормотал Вадим и повернулся к связисту. - Вызови Сахарова.

- Секунду. - И действительно, уже через секунду он протянул Вадиму рацию, откуда доносился голос Марка - “Прием?”.

- Марк, это Вадим. Как у вас обстановка?

- Колонна подошла к противоположной стороне уничтоженной развязки и встала. Пока никак действий не производят, просто ждут чего-то. - Спокойным голосом ответил Сахаров.

- У нас то же самое, заехали в поселок и замерли. Даже к бою никто не готовится. Хрень какая-то.

- А я говорил… - Тихо, почти шепотом произнес Юлаев, наблюдающий за вражеской техникой по монитору, на который выводилось видео со всех дронов.

Вадим бросил на Тимура быстрый взгляд, но промолчал, про себя подумав, что в очередной раз сверхъестественная интуиция Юлаева не подвела.

11.11 по московскому времени

База “Исток”

Прайс до боли в глазах начал всматривался в каждую остановившуюся машину противника, стараясь высмотреть хоть какой-то намек на начало подготовки к наступлению и внезапно погасшие разом экраны вогнали его в ступор. Он моргнул несколько раз, проверяя, наваждение это или нет, но мониторы все так же и оставались черными.

- Что за…

Не успел он заговорить, как все ожило. На экранах появилось изображения загружающихся систем, свет под потолком загорелся более ярко, загудели кулеры в системных блоках.

- Перепад напряжения? Или генератор полетел? - Князев осмотрелся по сторонам и тут же схватился за рацию. - Борис, кто на базе по электрике сейчас?

- Ихорь Заболотных, а что случилось? - Ежесекундно ответил Гаманюк, словно ждал вызова.

- Сбой произошел какой-то, словно генератор включился и выключился. Надо узнать, вдруг это диверсия опять. На каком они канале?

- Двадцать первый, технический.

- Понял, до связи.

Быстро переключив на нужный канал, Саша вызвал Заболотных, стуча от нетерпения пальцами по столу.

- Игорь? Это Князев. Что у нас с электричеством произошло?

- Включи на громкую. - Попросил Прайс, подойдя поближе.

Саша переключил режим и поставил рацию на стол.

- Заболотных на связи. - Послышался запыханный голос. - Я как раз в распределительной, разбираюсь.

- Уже понял в чем причина? - Нетерпеливо переспросил Саша.

- Да, это АВР сработало.

- АВР? А попроще можно? Мне это ни о чем не говорит.

- Сань, не груби. - Одернул полушёпотом Прайс.

- Извини, на взводе немного. - Тут же исправился перед Игорем Князев. - Я просто не силен в терминологии.

- Ничего, понимаю, сам на нервах. - Ответил Заболотных. - АВР это система автоматического включения резерва, ее всегда ставят, когда подключают генераторы. Когда электричество в основной сети пропадает, эта система запускает генераторы, и точно так же отключает их, когда питание возвращается.

- Подожди. - Вклинился Стив. - Ты сказал: “в случае, если питание возвращается”?

- Да, именно поэтому электричество на несколько секунд отключилось.

- То есть сейчас мы получаем энергию извне? - Удивленно переспросил Прайс.

- Да, электричество поступает по общей сети от подстанции. Вы там реактором в Кринице не занимались?

Стив уставился на Князева, который с таким же изумленным лицом смотрел на него.

- Кир!

- Лесной! - Одновременно выпалили оба.

- Кроме него никто не могу запустить реактор! - Прайс бросился к своему ноутбуку и включить его. Точно. Сеть вернулась. Снова доступны сервера с нейросетями и искусственным интеллектом для управления дронами. Ошибки быть не может, “Лимон” в Кринице кто-то запустил.

- Ректор работает. Вся сеть снова функционирует! - Выпалил Прайс.

- Лесной точно жив! Прав был Вадим! - Князев заметался по кабинету пуще прежнего. - Но зачем он включил реактор если он враг? С дронами у нас намного больше шансов отбиться, сейчас можно снова запустить все турели и системы ПВО. Наша оборона усилилась в несколько раз. Да блин, мы можем конвертопланы поднять! Пофиг на резерв аккумуляторов, нейросеть же работает, есть кому управлять. Нет, Воеводов ошибается, Лесной точно на нашей стороне.

- Нельзя чтобы Воеводов узнал о том, что Кир жив. - Оборвал Стив холодным голосом. - Он его убьет сразу.

- С чего ты взял? - Саша остановился, словно налетел на стену.

- А ты Вадима не знаешь? Вспомни “Рассвет”, “Зарю”. Я видел его реакцию, когда он узнал, что Кир каким-то боком ко всему причастен. У людей такого взгляда не бывает. Поверь мне, он с ним даже говорить не станет.

- Да не, ты перегибаешь. Разберемся во всем, ничего Воеводов не сделает.

- Сделает. Вот увидишь. Надо разобраться до того, как Вадим узнает, чтобы у нас были хоть какие-то доводы. Даже если Кир действительно на стороне противника, хотя я в это вообще не верю, мы не можем допустить его смерти. Без него “Исток” и вся наша идея обречены на провал. Мы не выживем без его изобретений и энергии. Период “Затмения”, как Джавид его называл, это доказали.

Князев задумался над словами Стива, вспомнив все, что успело произойти за время без электричества от реактора. Теракт, проблемы с людьми, остановившаяся стройка, почти исчерпанные ресурсы продовольствия. И что было до: атака с моря, отбитая без потерь, уничтожение “Нуклия” с помощью беспилотных вертолетов, так же без единой жертвы, развитие “Истока” сумасшедшими темпами, и твердая уверенность в успехе.

- Тут я с тобой соглашусь. - Вздохнув, Саша кивнул. - Без Кира мы или обречены, или будет катастрофически тяжело. И я уверен, что он нам не враг, не стал бы он все это делать. Дать нам энергию в самый важный момент? Да это то же самое, что спартанцам в Фермопильском ущелье пулеметы раздать.

- Блин, надо ехать в Криницу… - Прайс закрутил головой, словно подсказка написана где-то на стенах. - Но как все оставить? Вот-вот начнется бой, надо контролировать дроны, выводить беспилотные вертолеты. Поднять конвертопланы. А к Киру надо попасть до того, как Воеводов узнает о том, что он жив.

- Без тебя я один не справлюсь. - Саша потер лицо ладонями. - Давай так, сейчас разберемся с этими колоннами, а потом, пока Вадим с остальными будут возвращаться на базу, ты рванешь в Криницу. Я постараюсь его отвлечь, придумаю что-нибудь, чтобы дать тебе время. Хорошо?

- Ты хотел сказать: “если мы разберемся с колоннами”? Так-то там несколько тысяч человек, от которых еще надо отбиться.

- Ну теперь у нас намного больше шансов. - Князев улыбнулся.

11.23 по московскому времени

Михайловский перевал

- Да чего он, мать их за ногу, ждут? - Выругался Воеводов, наблюдая за замершей бронетехникой противника на экране планшета.

- Может мы первыми начнем? - Спросил Юлаев. - Нанести сейчас ракетный удар, стоят они довольно кучно. Поразим больше половины.

- Если бы они начали боевое развертывание, то уже ударили бы. А они просто стоят. Но Серго надо предупредить.

Вадим немедленно связался с ракетной базой под Майкопом и убедился в полной готовности, для уверенности передав точные координаты расположения вражеской техники.

- Командир? - Окликнул радист, сидящий за радиостанцией. - Тут Князева вызывают!

- Кто? - Ответил Вадим.

- Я не знаю. По нескольким каналам связи одно и то же сообщение.

- Включи на громкую.

Радист переключил тумблер и из динамиков зазвучал женский голос.

- На связи Инга, командир колонн. Я хочу переговорить с Александром Князевым, он должен меня помнить.

- Говорит Воеводов. С какой целью вы хотите связаться с Князевым и откуда он вас должен знать?

- Мы встречались с ним на базе “Восход” не так давно.

База “Исток”.

- Инга? В “Восходе”? - Сам у себя спросил Саша, услышав от Вадима, что его вызывают. - Подожди ка, помню там одну, такая боевая баба была, командовала часть пленных, которые решили уйти, после провалившейся атаки в Архипо-Осиповке. Что она хочет?

- Вот и узнай. Со мной она отказалась говорить. - Ответил Воеводов по рации.

- Свяжи нас. Переговорю. - Князев поставил рацию на стол и включил режим громкой связи.

Стив наблюдал за происходящим, не вставая от экранов мониторов и разрываемый любопытством.

- Александр? - Раздался холодный и властный голос из динамика.

- Я вас слушаю. - Ответил Князев.

- Вы меня помните? База “Восход” ...

- Да, вспомнил. Вы тогда увели с собой большую часть людей, выбрав сторону “Нуклия”.

- Все немного не так, как вам тогда показалось. - Инга сменила тон.

- Показалось? - Князев подскочил от изумления. - Сначала вы собрали несколько сотен человек и увели с собой обратно в общины, теперь притащили к “Истоку” несколько тысяч солдат на военной технике, и это мне показалось?

- Мы пришли не с войной, и людей я увела только для одной цели - освободить своих близких, которые остались под гнетом “Нуклия”. Тогда, в “Восходе”, я поверила тебе, как и остальные люди. Но мы не могли просто оставить всех остальных прозябать в рабстве нуклиевцев. Для того чтобы их освободить, мы решили вернуться и поднять бунт в анклавах. Наша идея сработала. Мы освободили двадцать четыре общины, вывели людей, забрали технику и продовольствие. В колоннах по большей части - мирные люди.

- А зачем вы тогда разделились? Зачем пошли с двух сторон? Почему не пытались связаться раньше? Очень все это похоже на западню. - Завелся Саша.

- Мы знали, про то что в “Истоке” проблемы и не были уверены в том, что “Нуклий” не предпринял еще одну попытку его уничтожить. Если бы “Исток” пал, то мы пришли бы им прямо в руки. На нас по пути несколько раз нападали силы анклавовцев. Именно по этому мы сохраняли осторожность. Мы передадим вам всю технику и готовы примкнуть а “Истоку”, так же как и выбравшие вашу сторону в “Восходе”.

- Хорошо. Мне надо подумать. - Князев потер пальцами переносицу. - Ждите, я скоро выйду на связь.

Михайловский перевал

- Хм. Это многое объясняет. - Ответил Воеводов, не отрывая взгляда от изображения застывшей колонны на мониторе.

- Что? - Спросил Саша по рации.

- Они не разворачиваются в боевой порядок, а если это люди, участвовавшие в высадке в Архипо-Осиповке, то они примерно знают наш оборонный потенциал и прекрасно понимают, что их может ожидать. Если бы их целью было уничтожение “Истока”, они бы не стояли как мишени в тире. Возможно она не лжет, и они действительно пришли с мирными целями.

- Как нам это проверить?

- Свяжись с ней, и скажи: пусть выдвигается одна, максимум с водителем, в нашу сторону. На втором повороте серпантина, я ее встречу. Мы предупредим, где заложены фугасы, так что она не подорвется. Транспорт - только гражданская машина, никаких броневиков. Если она врет, то никуда не поедет. А если говорит правду, то можно облегченно выдохнуть.

- Хорошо. Сейчас ей все передам.

База “Исток”.

- Только никаких номеров, ты и водитель, без оружия. На повороте будет ждать Воеводов. Он будет принимать решение. - Саша закончил передавать требования Вадима Инге.

- Хорошо, я поняла. Приеду вообще одна. Только пусть не забудут указать, где мины, а то так и не доехать можно. - Ответила Инга.

- Обязательно. Для этого сейчас с вами свяжутся. Отбой. - Князев отключил рацию и посмотрел на Прайса. - Ты ей веришь?

- А почему бы и нет? Ее действия очень логичны и даже умны. Я бы, наверное, поступил бы так же. Вернулся, забрал своих из общин, и потом уже вместе с ними примкнул к “Истоку”. -Ответил Стив.

- Если это так, то нам просто чертовски повезло. Я уже был готов к любому развитию событий. И Лесной… - Князев посмотрел на светящиеся под потолком лампы. - Он же не знал, что эти колонны едут с миром, или знал? Ну свет он нам дал скорее всего для обороны, опасаясь, что “Исток” могут уничтожить.

- Вот это нам необходимо выяснить. - Стив встал и начал собираться, запихивая свой верный ноутбук в сумку.

- Ты куда?

- В криницу.

- Подожди, мы еще не разобрались с Ингой и ее людьми.

- Разберемся, я ей верю. А вот к Лесному мне надо попасть раньше Воеводова. И времени на это все меньше. - Договорив, Стив выбежал из координационного центра.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!