Hagarth

Hagarth

Пишу, издаюсь. https://author.today/u/temir84 https://vk.com/ruslantemirworld поддержать автора https://sobe.ru/na/dlya_tvor4eskogo_stimula
Пикабушник
поставил 183 плюса и 8 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
Награды:
За подвиги в Мире PlayStation 5
13К рейтинг 479 подписчиков 556 комментариев 117 постов 105 в горячем
115

Рассказ "Бойся Деда Мороза" Ужасы, мистика

“Борода уже вся истрепалась, на следующий год придется новую покупать” - Подумал про себя Сергей, складывая свой костюм Деда Мороза в чехол.


Очередной Новый Год, снова этот маскарад, который уже по счету, он не помнил. Руки дрожат, складывая красную шубу с белой оторочкой и остальные аксессуары вымышленного персонажа. Если бы хоть кто-то знал, почему они дрожат, то вряд ли бы набрал его номер из объявления. И номер каждый год менялся. За две недели до тридцать первого числа он отправлялся на местный радиорынок, где покупал самый дешевый смартфон и левую симкарту. Регистрировал новый аккаунт на Авито и загружал тщательно выверенное и написанное со всеми маркетинговыми уловками объявление. Главная фишка - высокая цена. Работая продавцом консультантом давно заметил, что богатым людям зачастую плевать на качество, характеристики, и функции, выбирают то, что дороже. Та же самая схема работала и с аниматорами, ну не комильфо состоятельному человеку вызывать для детей Деда Мороза за пять тысяч вечно деревянных. Только Сергею было плевать на эти крохи, которые даже не покрывали расходы на подготовку.


Еще во времена, когда работал монтажником домашнего интернета, часто бывал в квартирах далеко не бедных людей. Как только ступал за порог, скулы сводило от зависти. Необоснованная роскошь и желание показать свое богатство во всем, даже ложка для обуви всегда выпендрежная. Телики за миллионы рублей, домашние кинотеатры, дорогущие компьютеры и ноутбуки, столовое серебро и мебель, цену на которую даже страшно себе представить. В один из Новых Годов, когда он опять спустил всю зарплату на кредиты и аренду жилья, университетская знакомая попросила заменить заболевшего напарника и отработать праздник Дедом Морозом. Многого от него не требовалось: говорить радушным басом, стукать посохом по земле, да развлекать маленьких мажоров. Именно тогда он решил, что следующий Новый Год будет работать один, но далеко не просто аниматором. Схема до боли простая: приехал на вызов, поздравил детей, вручил подарки, и угостил родителей. На случай отказа от чего-либо конкретного, всегда имел с собой полный ассортимент алкоголя и простых напитков. Только все они были с сюрпризом - лошадиная доза снотворного, вырубающая любого взрослого. Один раз переборщил, потом три недели следил по новостям о состоянии своих жертв, оказавшихся в коме. Так вот, после того, как взрослые отключались, детей завлекал в одну комнату и тихо выносил мелкогабаритную технику, ювелирку и наличность. А дальше почти полгода ожидания, пока все утрясется и уляжется. И только летом, в свой законный отпуск, выезжал на юг, где и сбывал краденное. После первого дела, получив на руки больше двух миллионов наличкой, чуть не впал в эйфорию и не начал сам сорить деньгами, но вовремя одумался. Снял небольшой гараж на окраине города, зарегистрировался как ИП и отмывал деньги под видом услуг автомеханика. Уже несколько лет эта схема работала безотказно, к очередному празднику люди забывали про прошлогоднее ограбление и спокойно вызывали на дом. На банковском счете скопилась приличная сумма, которую хотел потратить на переезд за кордон. Только каждый год Сергей все откладывал и откладывал, то ли из-за страха лишиться такого просто способа заработка, то ли уже начал получать удовольствие от безнаказанности и адреналина.


На часах - половина второго. Вызов не совсем обычный, всегда заказывали аниматора часам к десяти, пока дети еще не спят, а родители трезвы, но обещание удвоенного гонорара и адрес - особняк в элитном районе города, где до этого не приходилось работать, подкупили. Снотворный алкоголь и подарки упакованы, костюм в чехле, можно оправляться. Сложив экипировку на заднее сидение машины, завел двигатель и поехал. Приятный голос из навигатора подсказывал маршрут, хотя сам его прекрасно знал, включил для подстраховки. Остановился за километр до нужного адреса. Конспирация, мать её. Хорошо, что в Сочи снега зимой почти не бывает, так бы все ноги промочил. Десять минут пешком под аккомпанемент Queen в наушниках пролетели почти незаметно, только увесистый мешок плечо оттягивает. Выбрал темную нишу между заборами и начал переодеваться. Под шапку Деда Мороза - специальная шапочка, чтобы избежать случайно оставленных волос для криминалистов. Под рукавицы - нитриловые перчатки. Поверх кроссовок - большие резиновые сапоги. Никаких следов, никаких отпечатков, не подкопаешься. Все, полностью готов. Калитка нужного дома сразу поселила надежду на большую наживу. Массивная, кованная, покрыта дорогим воронением, явно денег не жалели. Достал из кармана мобильник, предупредил в мессенджере, что прибыл и нажал кнопку звонка. Щелкнул механизм, и калитка открылась. К дому ведет дорожка из широких гранитных плит, окруженная замысловатым ландшафтным дизайном. В глубине участка возвышается особняк в стиле Райта, украшенный гирляндами и подсвеченный по фасаду.


Нажал кнопку на входе и услышал как внутри дома прозвенел звонок. Дверь открыла молодая девушка, с лицом ребенка и полностью сформированным телом, из-за чего угадать возраст проблематично.


- С Новым Годом! - Закричала хозяйка дома, выдав блеском глаз и сбивчивым голосом алкогольное опьянение.


- С Новым счастьем! - Басом ответил Сергей, и продолжил уже шёпотом. - А дети где?


- Пойдем, пойдем дедушка. Все в каминном зале на втором этаже. Уже заждались тебя! - Девушка подхватила Сергея за руку и потащила за собой, то и дело спотыкаясь.


Вместе добрались до лестницы с подсвеченными диодными лентами ступенями. На весь дом пахло горящим деревом, кальяном и характерным запахом всех вечеринок - перегаром. Поднявшись на второй этаж, оказались в просторном зале с потрескивающим в очаге огнем. Сергей прокашлялся, подготовившись громко говорить, но осекся. Рядом со столиком, забитым едой и алкоголем, только пять подростков, лет по девятнадцать - двадцать. Три парня и две девушки.


- О, а вот и Дед. - Сказал нехарактерно низким для молодого парня голосом самый рослый и крупный.


- С Новым Годом! - Театрально, но чуть сконфуженно, произнес Сергей.


- Да расслабься, мы так, чисто по приколу тебя вызвали. Поржать. - Парень опрокинул стопку и затянулся кальяном. - Давай, садись, не теряйся. Бухнуть хочешь?


- Но у меня эта… программа. Потом еще вызов. - Схема сломалась и Сергей растерялся.


- Забей, мы тебе так заплатим, что все другие заказы перекроем.


- Давай, выпей с нами. - Симпатичная девушка с волнистыми черными волосами до плеч, игриво закинула ногу на ногу, показав из-под платья длинные ноги в чулках.


- Ну ладно. - Сергей чувствовал себя неуютно. Внимательно посмотрел на присутствующих. Девчушка, что встретила на входе. Еще одна, в платье, строящая из себя сексуальную львицу. Рослый парень с басом. Еще один с настолько светлыми волосами, что похож на альбиноса. Третья девочка с узким разрезом глаз, то ли кореянка, то ли китаянка. И последний, самый странный: сидит на краю дивана и пялится в камин, грузный, в мешковатом свитере. Тяжелые брови почти скрывают глаза с отрешенным взглядом. Каждый моложе Сергея минимум лет на десять, все уже изрядно подпитые.


- Дед, что предпочитаешь? - Спросил белобрысый. - Виски, бренди, текилу?


- Может я вас угощу?


- Не, мы уже и так набрались. - Ответил рослый.


- Ну давайте, я же не зря покупал и тащил. - Последняя надежда таяла на глазах.


- У тебя там по любому пойло дешевое. Сейчас. - Крепкий приподнялся, взял высокий бокал, налил в него из каждой бутылки понемногу и долил до краев Кока-колы. Финальным штрихом бросил дольку мандарина. - Вот Нью Иеар Айс Ти, фирменный, держи. Давай за гребанный, мать его, Новый Год!


Сергей взял стакан, чокнулся и сделал большой глоток, во рту от нервов все пересохло. Пойло оказалось ужасным на вкус. Прокашлявшись, поставил стакан обратно и заметил, что компания молодежи смотрит с улыбками.


- Вы чего?


- Как себя чувствуешь? - Игриво спросила девушка в платье.


- Я… - Сергей посмотрел на стакан, на девушку и опять на стакан. - Вы что, сучата, что-то подмешали?


Подростки взорвались смехом.


Сергей подскочил, сначала хотел броситься на малолеток, но в последний момент одумался, неизвестно через сколько подействует то, чем его накачали. Схватив с земли мешок, рванулся к двери. Подростки не спешили за ним. Лестница, лишь бы не споткнуться и не свернуть себе шею. Пробежал по коридору, в страхе смотря на входную дверь - а вдруг заперли! Но нет, оставили открытой. Холодный свежий воздух ударил в лицо. Спрыгнул со ступенек и побежал к выходу.


“Может они прикололись? Просто пошутили, а я со своей паранойей повелся как дебил. Нафиг, лучше перестраховаться. Может, вычислил кто, и решил так отомстить. Добежать бы до машины…”


Левая нога зацепилась за выступ каменной плиты, и Сергей полетел лицом вниз. Ладони и скулу обожгло, приземление отозвалось тупой болью в голове и звездами в глазах. Затошнило, то ли из-за падения, то ли из-за подмешанного. Попытался встать, но руки и ноги стали ватные. Даже закричать не получилось, изо рта вырвалось невнятное мычание. Послышался смех и разговоры за спиной, глухо, словно через наушники. Но увидеть никого уже не смог, глаза закрылись и Сергей потерял сознание.



* * *



“Вашу мать, как же больно!” - Первая мысль, которая пришла в голову, сразу как пришел в себя.

Открыл глаза - всё в туманной пелене, словно спал полдня и зрение еще не восстановилось. Попытался шевельнуться - безрезультатно. Дернулся, но руки и ноги что-то прочно держит. Проморгавшись, Сергей посмотрел на себя. Пристегнут кожаными ремнями к большому журнальному столику, на котором до этого была еда. Да, снова в том же доме, в каминном зале. Растянут на дебильном журнальном столике, как на дыбе, голый по пояс, в дедморозовских штанах с белыми меховыми лампасами. Из колонок играла уже не обычная музыка, а какие-то хоровые песнопения с древнеевропейскими народными мотивами.


- Смотри, очухался. - Басовитый голос здоровяка над головой.


- Надо было начинать, пока в отключке был. - Сказала девушка в платье, стоя в ногах Сергея.


- Не, по ритуалу - нельзя. Надо чтобы в сознании. Ладно, начинаем.


Здоровяк подошел ближе. Тоже голый по пояс, все тело покрыто татуировками в виде кельтских узоров, в руках - изогнутый нож с ручкой из оленьего рога. Он склонился над рукой Сергея, оттопырил указательный палец и одним взмахом снес его подчистую. Сергей, еще не пришедший в себя до конца, сначала просто смотрел на бьющую из руки кровь, но потом докатилась боль. Он попытался закричать, но красный пластиковый шар на кожаном ремне, которым заткнули рот, пропустил только мычание. Девушка с детским лицом, отвернулась и согнулась в порыве рвоты.


- Нет, нет не надо. - Запричитал молчаливый толстяк, закрывая уши руками.


- Кира, угомони своего братца дауна, он мешает. - Гаркнул рослый и воздел руки к елке. - О Великий Старец Севера, приди и прими наши жертвы! Услышь наш зов, мы не забыли о тебе и возносим эту кровь!


Дальше он продолжил говорить на странном языке, но Сергей его не слушал, все его существо сконцентрировалось на ампутированном пальце.


- Сатурн! Услышь нас! - Заголосила Кира, подобравшись к другой руке с садовым секатором. Она мелочиться не стала, несмотря на попытки Сергея спасти свой пальцы, отрезала безымянный и мизинец. Уже не просто мычал, бился из всех сил, заставляя столик скакать по полу, как конь на родео.


- Не надо, не надо. Ему больно! Не надо! - Продолжал кричать умственно отсталый, перекрывая голоса и мычание.


- Да заткнись ты, дебил! - Подскочил к нему блондин и влепил звонкую пощечину. - Сейчас и тебя, как овцу, прирежем.


- Не трогай его, Стас. - Осадила белобрысого, Кира. - Ему твои пощечины по барабану, он же даун, ни фига не понимает. Поорет и успокоится.


- Зачем ты его вообще притащила?


- Родители без него не отпускали.


- Ребят, может, ну его. Видите не работает ничего. - Подала голос девочка с азиатской внешностью.


- Пути назад уже нет. - Почти прорычал здоровяк. - Нужно больше крови. Сработает, я этот ритуал в книгах по оккультизму вычитал, когда в Дюссельдорфе учился.


- Саш, ну ничего же не происходит.


- Я Алекс, дура. - Глаза рослого блестели, словно он под наркотиками. - Сработает. Если надо, я ему башку отрежу. Мне уже обрыдло жить на родительские подачки. Или тебя все устраивает? Сами жируют, нас спихнули заграницу, что бы жить не мешали, и шикуют. Я не хочу работать, не хочу пробиваться, хочу все и сразу, и я получу это любой ценой. Так что Надя, заткнись и сиди тихо.


Алекс подошел к привязанному и несколькими ловкими движениями срезал квадрат кожи с груди. Подкинув в руке шмат плоти, он запустил им в елку.


- Старец Севера, да прими ты уже этот конченый дар!


- Может это поможет. - Стас подошел к ногам с большим кухонным топориком. Замахнулся и отрубил стопу по голень. Струя крови залила всю одежду блондина.


Сергей сначала дико замычал, выпучив глаза и тут же обмяк, потеряв сознание от болевого шока.


- Ты что, сука, сделал? - Закричал Алекс. - Он же сдохнет так! Быстро ногу перетягивай, рано ему еще.


Белобрысый стянул ремень с брюк и туго перетянул им голень Сергея. Надя выбежала из комнаты, а брат Киры забился в угол и плакал в голос.


- Ну раз уж сделали, то не пропадать же добру. - Рослый поднял с земли стопу и отнес ее к елке. - Сатурн, услышь нас, прими наши дары.


Водрузив часть тела у подножия дерева, он отошел на несколько шагов и замер в ожидании.


- Алекс, все равно ничего. - Сказала девушка с внешностью ребенка.


- Сейчас произойдет. - Здоровяк подошел к бессознательному Сергею. - Так, девки, отвернитесь, сейчас кровищи много будет. Я ему башку отрежу.


- Нет, нет, нет! - Заорал подскочивший толстяк и встал между Алексом и его целью.


- Петя, свали на хрен. - Рослый попытался пройти, но слабоумный толкнул его в грудь. Алекс неуклюже приземлился на задницу, выронив нож.


- Петя, отвали! - Подбежала Кира и вцепилась в руку брата, но тот легко стряхнул ее, и швырнул на диван.


- Все, ты напросился, сейчас я и тебе голову откромсаю. - Алекс встал на ноги и пошел вперед, угрожающе смотря из-под бровей.


- Ребят, вы слышите? - Надя вернулась в комнату и показала в сторону лестницы, откуда доносились тяжелые шаги.


Все замерли. Звуки с каждой секундой становились все громче и громче. Тяжелые, медленные, словно шагал слон. Температура воздуха резко упала. Огонь в камине дернулся и трусливо погас. От дыхания пошел пар. Из-за поворота коридора показалась фигура - высокий, больше дух метров, старик, с огромным мешком за спинной. Длинные волосы ниже пояса, борода почти до земли, все снежно белое, как и кожа, и шуба и глаза. Самое страшным в его виде были именно глаза - без зрачков, в них словно клубилась пурга. Мешок за спиной почти доставал до земли и блестел в свете ламп, будто был не из ткани.


- Сатурн, ты услышал нас! Прими наши дары! Исполни наши желания! - Алекс сделал два неуверенных шага вперед, раскинув руки в стороны.


Старик повернулся в его сторон и на секунду замер, всматриваясь. Затем его борода и лицо треснули и начали раздвигаться в стороны. Мешок за спиной зашевелился, от него отделилось шесть сегментированных ног, поднимая все тело над землей. Из под шубы вылезли две конечности, похожие на клешни скорпиона. Борода и голова разошлись в стороны, оголив огромную пасть, длинной во все тело, усеянную тысячами загнутых клыков. Глотка твари походила на черную дыру и уходила намного глубже, чем длилось само тело. Вся верхня часть тела состояла из пасти, ни глаз, ни какого либо подобия морды у твари не было. Создание видом напомнило богомола, только без головы.


Существо заклокотало и одним прыжком оказалось рядом с застывшим Алексом. Клешни схватили парня за поясницу и впихнули в разинутую пасть. Здоровяк попытался сопротивляться, но половина его тела уже находилась в глотке. Тварь задрала тело вверх, как ящерица, проглатывающая жертву. Клешни запихивали барахтающиеся ноги и через секунду Алекс полностью скрылся в утробе. Остальные подростки отошли от оцепенения, заорав почти в один голос и бросились в рассыпную, только Петя остался стоять у бессознательного Сергея. Существо догоняло каждого и так же легко запихивало внутрь. Брюхо, бывшее до этого частью мешка, раздулось и шевелилось. Когда тварь схватила Надю, Сергей пришел в себя и осмотрелся по сторонам. Увидев существо, он сначала подумал что у него галлюцинации, но боль в отрезанных частях тела дала понять, что происходящее реально. Попытался вырваться - безрезультатно, ремни по-прежнему держат крепко. Создание, сожрав девушка, осмотрелось и с нереальной скоростью кинулось к пытавшемуся вылезти в окно Стасу. Оно пробежало по стене, как таракан, и обрушилось на блондина сверху, прижав его к земле клешнями. Стас начал отбиваться руками, но тут же лишился их, тварь снесла конечности двумя быстрыми движениями. Сергей заметил, что между ним и чудовищным созданием постоянно маячит широкая спина толстого брата Киры. Он стоял, широко раскинув руки, словно вратарь.

Покончив с белобрысым, чудовище осмотрелось - в комнате остались только Сергей и Петя. Оно медленно начало приближаться, наклоняя верхнюю часть тела из стороны в сторону.


- Нет, не отдам, он Дедушка, он хороший! Нельзя! - Закричал Петя, закрывая собой привязанного.

У Сергея защемило в груди. Разыгралась давно забытая совесть, сдавив нутро болью, более сильной, чем от отрезанных частей тела. Этот здоровяк даже не подозревал, зачем он пришел, верил, что Сергей - просто жертва.


Тварь остановилась в полуметре, поднесла клешни к Пете и замерла. Пасть открывалась и закрывалась, словно пробуя воздух на вкус. Сергей замер, уже успев попрощаться с жизнью и рассматривая клыки залитые кровью. Существо сделало небольшой шаг назад, прижалось к земле, готовясь к прыжку.


- Нет, не надо, он - хороший! - Петя шагнул вперед, будто ни каплю не боялся.


Создание прыгнуло. Сергей повернул голову, чтобы проследить траекторию и увидел елку, раскинувшую в сторону ветви и оголив черную дыру в разошедшемся в стороны стволе. Существо нырнуло в эту дыру, и начало протискиваться, сжимаясь, как кошка, когда пролезает под дверь. Как только вся туша скрылась в дыре, ель с треском захлопнулась. В зале повисла тишина, словно ничего и не происходило, лишь потеки крови напоминали о произошедшем.


- Дедушка ты как? - Спросил Петя, отстегивая ремни. - Сейчас помогу, ты хороший, нельзя с тобой так. Больно, да? Сейчас помогу.



* * *



Сергей шел жмурясь от яркого летнего солнца. Нога зажила, даже протез предоставили, но все равно ходил с палочкой. Полиция долго мурыжила. Хорошо, что в доме не оказалось камер. С него взяли показания, которые пришлось придумывать находу. Попал к группе маньяков-сектантов, желавших провести какой-то ритуал. Ноутбук Алекса, блин, Александра, только подтвердил слова - одна оккультная чепуха и описание ритуалов. Пропажу виновных Сергей объяснил тем, что им помешал Петя и, испугавшись, они ушли в бега. Объявили в федеральный розыск и отпустили домой как потерпевшего. Бред умственно отсталого никто принимать всерьез не стал.


Остановился возле отделения Сбербанка, посмотрел на табличку и захромал внутрь. Улыбчивая девушка - менеджер усадила в кресло, проверила паспортные данные и открыла информацию о личном счете.


- У вас на счету двадцать миллионов сто сорок семь тысяч.


- Хорошо, а мы можем их разом перевести?


- Да конечно. У вас реквизиты есть?


- Вот. - Сергей протянул буклет с просьбой помощи интернату для детей инвалидов.


- Сколько переводить будем? - Переспросила менеджер, словно не слышала до этого.


- Все.


- Все? - Глаза девушки округлились.


- Да, все.


- Сообщение к переводу прикреплять будете?


- Нет, анонимно.


- Эм… Хорошо. Вы уверены?


- На сто процентов.


Через пять минут банковский счет был пуст. Менеджер выдала квитанцию о переводе. Сергей вышел на улицу, посмотрел на небо и улыбнулся.



Рассказ для конкурса Конкурс для авторов страшных историй от сообщества CreepyStory, с призом за 1 место 5000 р. Упрощение темы. Пост только для авторов

Показать полностью
43

Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 2. Глава 2

Предыдущий пост Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 2. Глава 1. Завершение

Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092
Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654

Глава 2

10 июля

20.23 по московскому времени

Поселок Архипо - Осиповка

Дмитрий посмотрел на опускающееся за горизонт солнце и перевел взгляд на другой край неба, уже успевший сменить цвет с пурпурного на темно-синее. Откусил смачный кусок куриного карпаччо из целлофановой пачки и запил водой. Рядом лежала бутылка Колы и две банки энергетика, но он на дух не переносил газировку и соки, предпочитая чистую воду. Поднял бинокль и посмотрел на силуэт отделения полиции, который еще не скрыл вечерний сумрак. Дагестанец бродит по площадке перед зданием, держит в руках АК и осматривается по сторонам. Лысого и девушку не видно. Генадий тоже давно не появлялся. Воеводов уехал несколько часов назад. Это хорошо, значит пленники проживут еще какое-то время. Осталось лишь переждать ночь и не спалиться.

Дима отошел от окна и посмотрел на спящую Леру. Белая простыня обрисовала возбуждающие линии фигуры, которые не скрыла даже одежда. Он сглотнул и отвернулся обратно. Три месяца, гребанные три месяца он не прикасался к женскому телу. Когда командование “Рассвета”, тогда еще только готовящегося к работе, объявило, что запрещается контакт со всеми объектами и тем более с противоположным полом, не думал, что это будет так сложно. До того как завербовали, от нехватки женского внимания не страдал, еще бы, рослый, смуглый красавец, не обремененный семьей. Девушек привлекал его образ - нагловатого, но при этом учтивого рубахи парня с военными погонами. Первый месяц участия в “плане Голдстейна” дался еще легко, чувство новизны и избранности затмевали все желания и придавали стимула. Второй месяц было уже тяжелее, но “Пурпурный рассвет” снова встряхнул и переключил все мысли только на работу. Но когда все устаканилось, жизнь в общине вошла в более-менее спокойную колею, тогда сексуальная неудовлетворенность дала о себе знать. Постоянные эротические сны, раздражительность и агрессивность стали ежедневными спутниками. Любую девушку и женщину в общине Дима начал воспринимать как сексуальный объект. И тут появилась Лера. Её парня - Тимура, изначально не принимал за соперника. Включил на максимум свое обаяние и харизму, не давил, не действовал открыто. Их расставание было лишь вопросом времени. Что Юлаев мог ей дать? Низкорослый татарин, который в общине никто, и Дима, один из управления, способный парой разговоров выбить для девушки привилегированное положение. То, что она на это поведется, Дмитрий не сомневался, это читалось с первого взгляда. Есть такой тип девушек - готовых пойти на что угодно, ради комфорта и статуса. Вот Юля, та что была с Воеводовым, это другое дело, такую никакими пряниками не заманишь, за километр видно - принципиальная до мозга костей, на таких обычно женятся. А Лера - маленькая хитрая лиса, ну или думающая, что хитрая. Вообще Юлаев сделал все сам. Додумался попытаться выдернуть девушку из общины, где она только почувствовала, что жизнь вернулась в нормальное русло. Теперь она лежит и спит рядом. Но напирать нельзя, пусть думает что она сама решила, сама соблазнила, пусть привяжется сильнее.

Дима опять поднял бинокль, подавив желание сорвать с девушки все, что скрывает голое тело, и продолжил наблюдать за отделением полиции. Отсутствие Воеводова напрягало, неизвестно где он может бродить и что готовить. Вадим бесил, до скрежета зубов. Дмитрий не привык встречать кого-то более подготовленного и опытного чем он сам. Незнакомое чувство зависти и злости, звенящее в висках и сжимающее нутро как пружину. После уничтожения “Рассвета” к этому букету ощущений прибавилось неистовое желание отомстить. Если бы не Воеводов, сидел бы сейчас в анклаве, в своей комнате, гоняя гражданских, вечером в тайне попивая элитный вискарь и развлекаясь с Лерой. А теперь вынужден скитаться по провонявшим трупами гостиницам и следить за этим ублюдком. Ну ничего, недолго ему осталось. К утру прибудут чистильщики, при одном упоминании о которых мурашки табуном несутся от загривка до копчика. Их отбирали из наемников, самых отбитых спецназовцев ФСИН и ФСБ. Главный критерий - жестокость, беспринципность и профессионализм. Этим отморозкам неважно кого убивать: женщин, детей, стариков или профессиональных военных. Нажмут на курок или пустят в ход нож без малейшей эмоции. Каждый - элита своего подразделения, личное дело исписано как награждениями, так и выговорами за дисциплинарные нарушения. Вооружены по последнему слову. Ходили слухи, что чистильщики перед заданием накачиваются наркотой, от которой вообще теряют грани человечности, но при этом заряжаются энергий под крышечку. Дима ждал и боялся их приезда. Конечно, хотелось самому завалить Вадима, и бросить его голову к ногам руководителей из “Проталия”, надев себе на голову лавровый венец победителя, но уж больно опасался он этого отбитого, до сих пор перед глазами картины, как он легко разбирался с безопасниками.

- Сколько времени? - Раздался сонный голос Леры.

- Половина девятого. - Дима обернулся и залип на грудь девушки, которая от потягивания четко проступила под футболкой.

- Вот это я поспала. Что там, тихо?

- Ага. Воеводов уехал. Эти слоняются, охраняют.

- Твой человек на связь не выходил?

- Нет. Боится скорее всего. Как сигнал GPS передал, так и пропал со связи.

- Понятно. Есть что-нибудь из еды? Умираю от голода. - Лера встала с постели и, ни чуть не стесняясь, в одних трусах подошла к рюкзаку. Повернувшись спиной, нагнулась и начала копаться в содержимом.

Дмитрий уставился на её ягодицы и почти ничего не скрывающие стринги.

- Да к черту. - Он отбросил в сторону бинокль и двумя большими шагами приблизился к Лере. Схватил ее в охапку и начал жадно целовать.

- Ты что, у меня изо рта пахнет! - Девушка начала неуверенно отпираться, больше для вида, чем от нежелания.

- Пофиг. - Дима стянул через голову футболку и бросил Леру на кровать.


3.21 по московскому времени

- Кожевой на связи? Прием. - Зашипела рация у изголовья кровати, выдергивая из липкого и тревожного сна.

Дима поднялся, убрал с груди руку Леры и нащупал устройство в сумраке комнаты.

- Так точно, на связи, прием.

- Через пять минут встреча у моста через Тешебс на Прибрежной. Отбой.

Рация замолчала. Дмитрий спросонья сначала не понял, что нужно делать.

“Встреча? Зачем, кто, куда? Вставать из теплой постели? За окном темно как в гробу, а еще идти куда-то надо. Подожди… Чистильщики!”

Подскочил с кровати, разбудив и перепугав Леру. Спешно начал натягивать штаны, даже не надев нижнего белья.

- Что случилось? Ты куда? - Продрав глаза, спросила девушка.

- Приехали. Вызвали меня, штурмовать, наверное, собираются.

- Я с тобой. - Лера скинула одеяло и начала одеваться.

- Угомонись. Сиди тут, в номере. Здесь безопасно. Закончим и я приду за тобой.

- Хрена с два! Я иду с тобой, или ты больше ко мне никогда не притронешься. Здесь не останусь.
Вдруг тебя там завалят и что мне дальше делать? Если уж забрал с собой, то будь добр, не оставлять одну.

Дима вскипел, развернулся и уже собирался наорать или дать пощечину, но в последний момент остановился. Лицо девушки выражало такую решительность, что он понял - если оставит, то больше никогда её не увидит, и более того, это еще в будущем аукнется. То что Лера может сменить сторону в любой момент, он уже знал.

- Ладно, только тише воды, ниже травы. Будешь держаться позади. С этими - не разговаривать. Ну я дебил… И ты не лучше. Сама не знаешь, куда лезешь. Оба сдохнем. - Дмитрий закинул за спину рюкзак, проверил магазин автомата, передернул затвор и посмотрел на девушку.
- Хватит причитать, все нормально будет. Уже бывала в заварушках, не маленькая. - Лера застегнула молнию кофты и перекинула через плечо ремень пистолета пулемета. - Пойдем?


* * *


Осторожно, чтобы не споткнуться и не свернуть шею в темноте, спустились по дорожке, состоящей из длинных ступеней к назначенному месту. Дмитрий шел чуть впереди, прислушиваясь и всматриваясь. Никого не видно и не слышно, только легкое шуршание листвы от легко ветра. Из сумрака выступил подвесной мост через пересохшее русло реки. Остановились. Кажется, что звук стучащего сердца разносится на всю округу.

- Ну и где они? - Прошептала Лера.

- Здесь. - Ответил мужской голос прямо из-за ее спины.

Как в фильмах ужасов, тени начали отделяться от самых темных мест и стягиваться к Диме с Лерой. Приближаясь, они превращались в рослых мужчин, упакованных с ног до головы в боевую амуницию. Первый, тот который отозвался на слова девушки, поднял очки ПНВ и шагнул ближе.

- Что это за девка?

- Лера, одна из выживших с “Рассвета”. Не мог оставить ее. - Чуть заикнувшись, сказал Дима.

- Сам таскаться с ней будешь, будет мешать - завалю. Они в отделении полиции?

- Так точно. - Дмитрий громко сглотнул и осмотрел прибывший отряд. - Почему вас всего шестеро?

- Не твое дело. Сколько их там?

- Э… Вообще пятеро. Воеводов, еще двое парней, девчонка и наш человек - Гена. Ну как наш, если что, в расход можно. Один всегда в карауле снаружи. Трое внутри. Воеводов… Не знаю где он. Уехал еще вчера, неизвестно, вернулся или нет.

- Это как не известно?

- Эм… - Дмитрий замялся как не выучивший урок школьник. - Наблюдал фактически всю ночь, но сменить было не кому. Отключился ненадолго, может и вернулся за это время.

- Эта вообще бестолковая что-ли. - Чистильщик кивком указал на Леру. - Или трахались всю ночь? Ясно. Двигайте в хвост и не мешайте.

Тени собрались в группу и, словно паря над землей, двинулись в сторону цели. Дима повернулся к Лере и перехватил ее полный ненависти взгляд.

- Молчи, не вздумай. - Сквозь зубы прошипел он. - Завалят, и мяукнуть не успеешь.

Пристроившись позади чистильщиков, двинулись следом за ними.


* * *


Краснов поежился, прохлада от бетонных стен пробирала до потрохов, даже несмотря на сохранившуюся духоту. Боль в руке унялась после таблеток Воеводова, но лихорадка не спала. Перелом оказался не опасный, Вадим, как и обещал, наложил гипс, но чувство, что заживет не так как надо, не покидало. Вряд ли удастся поспать ночью, каждый ушиб и синяк давали о себе знать при первой же попытке лечь. Чтобы отвлечься от ощущений, начал наблюдать за Генадием, сторожившим пленников за решеткой.

Рыхлый, как дешевое фруктовое желе. Живот валиками свисает над ремнем, ноги тощие как у борзой собаки, в глазах - страх. Не тот страх, что придает сил и решительности, а мелкий и жалкий. Такие люди, при внешней безобидности - тот еще динамит в кармане, не знаешь какую пакость от них ждать. А они способны насолить по любой, кажущейся им важной, причине, хотя бы для того, чтобы повысить самооценку и для чувства собственной значимости.

Генадий подошел к решетке камеры, присмотрелся. Краснов не подал виду, сидя с полуприкрытыми глазами. Толстяк отвернулся, достал из кармана что-то похожее на смартфон, осветив коридор экраном. Спешно нажал пару клавиш и спрятал обратно, прикрывая ладонью.

“Ах ты крыса!” - Краснов выждал минуту, и громко закашлялся.

Гена подскочил на месте, словно увидел змею и посмотрел в камеру.

- Тебе плохо? Что случилось? - Спросил он заискивающим голосом.

- Да, хреново. Позови Макса.

- Сейчас. - Громко топая, Генадий скрылся за поворотом коридора.

“Лишь бы не додумался выкинуть хрень, которую прячет.”

Через пару минут донеслись звуки шагов уже двоих человек. Краснов подошел к решетке и встретил подошедших.

- Что с тобой? - Сходу спросил Максим, осматривая безопасника с ног до головы.

- Не знаю, в груди ломит дышать тяжко. - Краснов согнулся, держась ближе к решетке.

Гена потерял бдительность и встал слишком близко. Недолго думая, бывший глава “Зари” схватил его здоровой рукой за предплечье и дернул. Толстяк неуклюже покачнулся и рухнул всем весом на стальные прутья. Краснов обхватил его шею и прижал.

- Быстро отпустил! - Заорал Макс, направив ствол автомата безопаснику в голову.

- Заткнись! Проверь его карманы. Что встал! Быстрее!

Максим на секунду замялся, но затем метнулся к Гене и начал хлопать руками по его одежде. Нащупав необычный предмет в правом кармане, потянулся достать его. Генадий запищал как мышь и попытался вырваться, но рука на шее сжалась сильнее.

- Дернешься, шею сломаю. - Прошипел Краснов.

Максим достал устройство и включил.

- Сука, это рация с GPS передатчиком. Падла, ты кому наши координаты сдал?

- Быстро вызывай Воеводова! - Крикнул Краснов, сдавив толстяку шею.

На шум забежали Шамиль и Катя. Макс приказал им связать Гену, а сам снял рацию с ремня.

- Вадим, ты на связи? Прием.

- Да, докладывай.

- У нас ЧП, Гена - крот, у него передатчик был, наши координаты кому-то сообщал.

- Ясно. В расход его. Занять позиции и из отделения не высовываться.

- Ты скоро будешь?

- Буду вовремя.

Повесив рацию обратно на пояс, Макс повернулся к скулящему Гене.

- Отпустите меня, я вам пригожусь много полезного знаю. - Взмолился толстяк, поднял голову и увидел направленный в лицо ствол пистолета. - Нет, нет! Сюда скоро придут, меня нельзя убивать, они за меня тогда отомстят!

Хлопок выстрела в тесном коридоре больно ударил по ушам. Гена моментально затих и опустил голову на грудь. Пуля вошла над левым глазом и выплеснула на стену кашу из мозга и осколков костей. Пленники в камерах начали галдеть, бить по решеткам и материться. Пришлось пригрозить им направленным автоматом, только после этого стихли и расселись по койкам. Максим скомандовал Шамилю и Кате занять позиции и ждать, хотя сам не знал, чего.


* * *


Вадим посмотрел в тепловизор. Группа из нескольких человек приближалась к отделению со стороны реки Тешебс.

“Мало их что-то, разделились, сто процентов. Ну давайте, топайте, топайте”.

До подготовленных ловушек нападающим оставалось всего пара десятков метров. Воевод взял рацию.

- Макс, убери всех от окон. На улицу не соваться, сейчас будет жарко.

Вернулся к тепловизору и заметил еще две фигуры, следующие чуть позади основной группы. Отстали метров на тридцать, их может не зацепить. Придется самому подчищать. Мелькнуло еще несколько пятен, с другой стороны. Вот и вторая часть группы подоспела. Как раз во время.


* * *


- Так, быстро все в дежурку. - Гаркнул Макс.

- Нафига? - Катя с омерзением посмотрела на труп Гены и перевела взгляд на узников в камерах.
- Воеводов приказал.

- Ну раз приказал. - Девушка и Шамиль послушно укрылись в глухой, без окон, комнате.

Максим решил понаблюдать за пленниками, заняв максимально безопасное положение.

- Что происходит? - Раздался голос Краснова из-за решетки.

- Хрен его знает. Вадим приказал всем укрыться.

- Вытащи меня отсюда.

- Схрена-ли?

- Думаю Вадим не очень обрадуется, если я сдохну в камере, живым я намного полезнее.

Макс вспомнил слова Воеводова, о том что Краснов, как информатор, решит кучу проблем, и нехотя пошел к решетке. Притянув здоровую руку безопасника к гипсу стяжкой, он вывел его из камеры и оставил в дежурке под охраной Шамиля. В этот момент снаружи донеслись множественные хлопки и окна залились ярким светом, словно резко наступил солнечный полдень. Макс бросился в ближайший кабинет и осторожно выглянул наружу. Все отделение окружала сплошная стена огня, будто на крыше сидел дракон и поливал округу пламенем. Гул перекрывал человеческие крики и автоматные очереди. Максим развернулся и собрался бежать в комнату к остальным, как все здание сотряс взрыв. Подвесной потолок обвалился, засыпав крошкой штукатурки и направляющими. Запахло бетонной пылью и гарью. Из дальней камеры послышались стоны раненных. Рванулся к стальной решётке, прикрывая лицо от дыма. Фонарик с трудом пробился через сплошную сизую завесу. Дальняя от входа стена отсутствует почти полностью. На полу двое убитых, то ли взрывом, то ли обломками. Еще трое раненых корчатся, других пленников не видно. Сквозь дыру в стене, Макс увидел, что пламя начало понемногу спадать.


* * *

Как только обе группы синхронно приблизились к отделению, Вадим включил дистанционный запуск двенадцати ТПО-50 М, расставленных вокруг здания так, что их пламя образует сплошное кольцо из огня. Вспышка осветила окрест на несколько сотен метров. Нападающие оказались в огненной ловушке, выбраться из которой не представлялось возможным. Воеводов прильнул к прицелу и направил снайперскую винтовку в то место, где должны быть двое отставших. Пламя огнеметов высветило перепуганных Леру и Дмитрия. Вадим сжал зубы, на долю секунду направив перекрестие прицела девушке на голову, но потом опустил на колено. Задержал дыхание, подловил паузу между ударами сердца и плавно нажал на спусковой крючок. Приклад толкнулся в плечо. Латунная гильза отрикошетила от рамы и улетела в глубину комнаты. В прицел отчетливо видно, как девушка упала на землю, хватаясь за половину оставшейся ноги, все что ниже колена снесло выстрелом. Дима инстинктивно метнулся к Лере, но сообразил, что по ним ведет огонь снайпер. Воеводу хватило этой секундной заминки. Дослав в ствол еще один патрон, следующим выстрелом он снес голову бывшему напарнику Ефрема. В этот момент одна из стен отделения полиции скрылась за распустившимся цветком взрыва.

Показать полностью
829

Немного фактов о Стамбуле

Первое - тепло, сейчас днем +14, хоть местные и одеваются как у нас зимой.


Очень узкие улицы, идешь по тротуару и можешь получить зеркалом проезжающей машины по заднице.


Очень много магазинов, нет не так, ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ много магазинов. На улице обувных магазинов обувь шьют в мастерских прямо под магазином.


Шаурма в большинстве мест - хуже, чем в России - сухая и мясо с жиром и пахнет. Макдональдс - забудьте, дико убогий. Лучше есть местную еду, вкусно не дорого и разнообразно.


Цены на продукты - ниже чем в России по большей части. Прямо очень. Молоко по 35 рублей литр, овощи и фрукты копеечные. Разнообразие большое и фрукты лучше, чем у нас.


Туристов много, но быстро привыкаешь.


Приставучие турки, за час прогулки три раза приставали: "Hey, mister, where you go? You want something?"  Они продают контрафакт из-под полы, прямо как в СССР. Купить можно все: часы rolex, очки rayban, любую элитную парфюмерию и даже биткоины. Да, это не опечатка, именно биткоины, железные монеты с символом криптовалюты, говорят даже не дорого, а я, дурак, не купил.


Мечетей очень много, красивые и каждый час поют (совершают азан) муэдзины.

Улицы чистые, многие со старой брусчаткой. Архитектура интересная, со своим древним колоритом.

Немного фактов о Стамбуле Путешествия, Стамбул, Путевые заметки, Поездка, Длиннопост, Видео

Во многих магазинах сладостей продают чемоданы - тонкий намек, что мало вы там не купите.

Скорость интернета по сети превосходит среднюю домашнюю через провод в России.

Немного фактов о Стамбуле Путешествия, Стамбул, Путевые заметки, Поездка, Длиннопост, Видео

Такси не дорогое, но постоянно просят на чай.


Курящих на улицах очень мало, специально подмечал таких на улицах. Все кто курит - туристы. Турки предпочитают курить вальяжно усевшись на стуле с чашечкой чая.


Чаек в городе, как в России голубей. Засыпаешь и просыпаешь под их крик.


ПЦР тест можно сдать везде, просто везде, почти в любом ларьке, как за семечками зайти.

Местные довольно радушные и приветливые, соскучились по туристам, хотя я себя к ним не отношу.


Ночью на улицах много попрошаек, надо ходить осторожно, лежат как куча мусора, и когда ты проходишь мимо, тянут руки и зовут, от неожиданности можно прыгнуть на проезжую часть или вдарить с ноги (что со мной почти и случилось).


Стамбул - город контрастов. Вышел в одном месте - ты в Сочи с его платанами, домами и узкими улочками.

Немного фактов о Стамбуле Путешествия, Стамбул, Путевые заметки, Поездка, Длиннопост, Видео

Вышел на набережную и ты в Питере с его просторами и чудесной архитектурой.

Немного фактов о Стамбуле Путешествия, Стамбул, Путевые заметки, Поездка, Длиннопост, Видео

Свернул в соседнюю улочку и ты в Европе

Немного фактов о Стамбуле Путешествия, Стамбул, Путевые заметки, Поездка, Длиннопост, Видео

Очень нравится культура ресторанов и кафе. Официанты - только мужчины. И обслуживать они умеют, вот куда надо наших на стажировку отправлять. Они мастерски создают ощущение, что ты приехал к родственнику, который хочет тебя гостеприимно накормить. И в конце трапезы тебе подносят турецкий чай, абсолютно бесплатно. Чай - отменный, хоть я и не любитель чаев. Кстати о еде. В связи с феноменальным падением курса лиры, Стамбул - рай для гурмана. Вкусно покушать сейчас здесь очень дешево. К примеру ассорти из шашлыка и кебаба, которое с трудом съешь один, выходит на 450 рублей. Фото для аппетита ниже.

Немного фактов о Стамбуле Путешествия, Стамбул, Путевые заметки, Поездка, Длиннопост, Видео

Еще немного о ценах. Все продукты намного дешевле, чем в России. Например, венти латте макиато в Старбакс вместе с их фирменным бейглом стоят 300 рублей, в Москве один кофе - 380. Баночка колы - 25 рублей, литр натурального сока - 40-50 рублей, сыр - 200-250 рублей килограмм. Перечислять можно долго, но цены приятно удивляют.


Чайки реально достали, не думал, что птицы могут так бесить, слышишь их ор весь день, а орут они противно.

Я любитель засесть с ноутом в кофейнях или ресторанчиках, но турецкий общепит к этому не располагает. Шумно, тесно и большой поток народа. Надеюсь найду свое уютное кафе, где можно усесться с ноутбуком и уйти в творчество.


Котиков нашел, точнее они меня. Вчера когда сидел в кафе, один полосатый пришел и нагло требовал его погладить. Их реально здесь любят. По всему городу устроены кормушки прямо на улице с сухим кормом поилками.


В Турции особое отношение к нищим. Вера обязывает помогать и поддерживать. Каждый ресторан и заведение собирают непроданное или недоеденное и в специальных чистых мешках ставят на улице, что бы малоимущие могли спокойно поесть.


Бесит малое количество мусорок, только на центральных улицах. Вчера пришлось нести бумажный стакан кофе 5-6 кварталов, пока не нашел мусорный бак. Но при этом на улицах чисто, в России, даже где мусорки через каждые 30 метров, зачастую все загажено, вот вам и особенность менталитета.


Кстати о кварталах. Ориентирование по карте может сыграть с вами злую шутку. Смотришь по карте надо пройти 3-4 квартала и, представив русские масштабы городской застройки, представляешь, как это далеко. Только вот квартал в турции зачастую 2-3 дома, и расстояние будет в несколько раз короче представляемого.


Если вы думаете, что в русских городах много пробок, вы не бывали в Стамбуле, это столица пробок. Они здесь весь день. Почти на всех улочках. Кто-то затупил и уже стоит вереница из двадцати машин и истошно сигналят.


По манере общения турки очень близки к итальянцам - говорят очень громко и артистично. Как они ругаются на других водителей в пробке - забавное зрелище.

Немного фактов о Стамбуле Путешествия, Стамбул, Путевые заметки, Поездка, Длиннопост, Видео
Показать полностью 7 1
48

Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 2. Глава 1. Завершение

Предыдущий пост Роман "Конфликт". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 2. Глава 1

Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092
Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654

10 июля

14.24 по московскому времени

Горячий Ключ

- Никто не выжил. - Дмитрий разглядывал в бинокль руины “Зари”.

- Охренеть, что это вообще было? Шарахнуло так, словно ядерный взрыв. - Несмотря на жару, Лера поежилась, сидя на переднем сидении Тойота Лэнд Крузер.

- Потом объясню, в двух словах не расскажешь. - Дима вернулся в машину и сделал несколько глотков воды.

- Как ты думаешь, Пимон подозревал, что Вадим сделает такое?

- Скорее всего, не зря же тайком отправил меня с базы, ночью, через стену. Он далеко не дурак, по любому догадывался.

- Спасибо тебе. - Лера посмотрела в темно карие глаза парня. - Если бы осталась, то…

- Без тебя бы не ушел. - Дмитрий положил ладонь на кисть девушки и сжал. Лера сначала чуть отдернулась, но, преодолев вспышку эмоций, оставила руку на месте.

- Куда Воеводов их повез?

- Как доедут, узнаем. Там наш человек есть. Убивать он их сразу не будет, тем более Эксархидиса, уж больно много они знают. Да и хотел бы убить, оставил бы на базе.

- Ты хочешь вытащить Пимона из плена?

- Один я туда не полезу, не самоубийца. Вычислим где их держат и скоординируем чистильщиков. Они завтра уже должны добраться. Пока будем наблюдать и надеяться, что Воеводов не порешит. Ты как, готова? - Дима повернулся к девушке.

- А куда я денусь!


10 июля

15.54 по московскому времени

Поселок Текос.

Султан услышал знакомый звук подъезжающей машины. Последнее время он слышал его намного реже, чем раньше. И людей вокруг почти не стало, даже те, с кем его оставил Вадим, собрались и уехали, оставив одного. Шум приближался. Пес выглянул из-за угла подстанции и посмотрел на поворот дороги. Сначала появился броневик, который он тут же узнал - именно на нем его сюда привезли. Значит не бросили, вернулись. Следом за первой машиной показались еще две, белые, большие. Через окна видно, что внутри очень много людей. Незнакомых людей. Волкодав насторожился. “Тигр” захрустел колесами по гравию и, качнувшись, остановился. Открылась пассажирская дверь и на землю спрыгнул тощий парень с длинными черными волосами с проседью.

- Привет. - Марк подошел к собаке и потрепал по загривку. - Голодный?

Султан дал себя погладить, но не спускал глаз с проема двери. Он ждал. Ждал что из темной утробы машины вылезет его бородатый хозяин и можно будет броситься к нему. Нет, он не злился. Он очень скучал, и хотел просто ткнуться носом в его грудь, почувствовать знакомый запах и услышать родной низкий голос: “привет, Солт”. Но Вадима нет. Уже вышли из машины невысокий Тимур, Стив и новая девушка, к которой он еще не привык. Из-за носа машины показался Джавид, без обычной для него улыбки. Но хозяина не было. Алабай сел и вздохнул как человек. Марк опустился на корточки и проследил за взглядом собаки.

- Вадим не приехал, и вряд ли приедет.

- Ты что, с собакой говоришь? - Джавид встал за спиной, закрыв собой солнце.

- Да, и он меня понимает.

- Не, ты точно - псих. - Кочарян махнул рукой и удалился.

- Я за тобой присмотрю. - Сахаров почесал пса за ухом. Тоска Султана словно передавалась на расстоянии, сразу вспомнилась Мия, как он тосковал о ней каждый день, видел ее лицо в любой встречной девушке и готов был отдать жизнь за то, чтобы увидеть её еще хоть раз. Хотелось что-то сказать собаке, как-то утешить, но он лишь погладил его по короткой и грубой шерсти.

- Как обстановка? - Раздался из-за спины голос Князева.

Марк обернулся, и посмотрел на Сашу, стоящего рядом со странной машиной - угловатым, словно вырубленным топором, внедорожником. Рядом с Князевым стояла Женя, прижимая к груди потертую женскую сумочку. Чуть в стороне, ближе к микроавтобусам, Вера разглядывала новоприбывших людей с любопытством.

- А ты тут как появился? Только что же не было, я даже звука двигателя не слышал.

- Кир тачку подогнал, электромобиль, они почти бесшумно ездят.

- Офигеть, “Кибертрак”, ты где его урвал? - Джавид подскочил к новой машине, и начал крутиться вокруг нее, как попугай вокруг зеркала.

- Я же говорю, Кир дал, у него там целый автопарк и все на электроприводе. Довольно умно, учитывая что у него розетка халявная.

- Так его еще не выпустили в продажу, анонсировали недавно. - Кочарян рассматривал салон электромобиля через стекло.

- Потом сам у Лесного спросишь, откуда, я в подробности не вдавался. - Саша посмотрел на вошедшую в автобус к освобожденным Милу. - Как люди?

- Вроде нормально. Один почти как ты - рука сломана, у других порезы, ссадины - стеклами посекло при взрыве. - Ответил подошедший Стив. - Надеюсь Людмила их подлатает. Перепуганы, растеряны. Воеводов дал им уйти с базы, перед тем, как уничтожил ее, и бросил на произвол судьбы. Они как выброшенные на улицу котята.

- Теперь мы за них отвечаем. - Князев тяжело вздохнул и опустил голову.

- Сами только-только в себя пришли, а теперь на нас еще тридцать человек. Как мы за них отвечать будем? - Сахаров скрестил руки на груди.

- Надо придумывать. Бросить их тоже нельзя. Или с голоду умрут, или от болезней, или в анклав опять загремят. Люди сейчас для рассветовцев - самый ценный ресурс, остального в достатке. Пока мы вас ждали, Кир накидал примерный план дальнейших действий. Пусть немного успокоятся, придут в себя. Будем дежурить здесь по двое, пока шумиха не уляжется. Остальные у него в Кринице. Он здесь не зря убежище организовал, недалеко в долине есть хорошая земля, можно вырастить всё, что хочешь. На трассе, в сторону Архипо-Осиповки - растворно - бетонный узел. Надо организовывать строительство, собирать людей. Короче - разворачиваться. Дел по горло. Разузнать у людей, кто чем до “Пурпурного” занимался, и включать их в работу на полную катушку.

- Мало нас слишком. - Сказал молча слушавший до этого Тимур. - В первую очередь об обороне думать надо. Рассветовцы просто так не простят уничтожение двух анклавов. Вертолет мы все видели. Нужно много оружия, бронемашин, ракетно-зенитный комплекс, дофига всего, а то снесут нас, даже мяукнуть не успеем. Только вот у нас всего тридцать с лишним человек.

- Надо начинать с малого. Постепенно разовьем инфраструктуру. И людей соберем, и оборону наладим. Хотя надеюсь она нам не понадобится. - Саша еще раз вздохнул.

- Всю жизнь играл в стратегии: Цивилизацию, Starcraft и Red Alert, но никогда не думал что и в жизни придется. - Джавид наконец-то отстал от машины и присоединился к разговору.

- Ну может и пригодиться твой стратегический опыт. - Стив повернулся к микроавтобусам. - Может переведем людей в убежище? Поговорим с ними, объясним всё, расскажем планы. Может кто не захочет и уедет. Они же сейчас в полном неведении, что происходит. Не знаю, что там Вадим им рассказал, но уверен, что далеко не все.

- Хорошая идея. Только кто будет речь толкать? Я пас, с меня оратор, как с БелАЗА - гоночный болид.

Сань, давай ты. У тебя лучше всех получиться, складно говоришь, грамотно, и вид у тебя наиболее представительский. - Тимур достал из пачки сигарету и закурил.

- Я смотрю, вы из меня лидера лепите. - Князев обвел взглядом команду. - Да только зря. Не горю желанием бежать впереди с гордо поднятым стягом.

Саше хотелось сказать еще много, но он осекся. Понял, что все его слова будут звучать как оправдание. Да и его нежелание было лишь маскировкой страха, боялся что не сможет, не потянет, не оправдает надежд. Месяц назад он думал лишь о том, как бы получше оттянуться, а сейчас на него хотят возложить ответственность за людей, когда он сам за себя даже ответить не может. Взглянул на Женю, и сглотнул ком, вставший в горле. В глазах девочки - слепая вера и восхищение. Только сейчас Князев, начал осознавать, что она смотрит на него, как на родителя. Потрясения, пережитые ими вместе, сблизили и позволили Жене воспринимать его как отца, которого у неё не было. И это чувство было взаимным, как бы он не бежал от этого, не старался себя переубедить. Он привязался к девчушке, настолько, что стало неважно - родная она или нет, как давно встретились, насколько знают друг друга. Эта маленькая девочка будила в нем все самое лучшее, о существовании которого он даже не подозревал, а если и подозревал, то закопал это так глубоко, что сам забыл. И как бы он не противился, не боялся, но ради этого взгляда готов был превозмочь все.

- Ладно. - Саша облизнул зубы и посмотрел на микроавтобусы. - Собираем всех в главном зале убежища.


* * *


Через час три десятка человек сидели в конференц-зале. Стащили все найденные стулья, расставили полукругом. Борис взял на себя роль организатора, подгонял, направлял, сильно помогая успокоить и рассадить взволнованных людей. Князев с командой заняли центр полукруга, только Сахаров встал в стороне, опершись спиной на стену. Для Милы поставили стол чуть в стороне, где она оказывала медицинскую помощь раненым, в первую очередь наложив гипс на сломанную руке мужчине, перелом оказался не сложный, намного проще, чем у Князева.

- Так, ребятки, потише. Сейчас спасители наши хутарить будут. - Борис угомонил ропщущих.
Повисла томительная пауза. Князев вышел чуть вперед, собираясь с мыслями. Обернулся назад, посмотрел на друзей.

- Всем привет. Меня зовут Саша Князев, с остальными вы уже знакомы. Скорее всего вы слышали о нас, но уверен, что сильно искаженную информацию. Мы так же, как и вы, были членами общины “Рассвет”. Попали туда в разное время и при разных условиях, до эпидемии знакомы не были. Находясь в анклаве, благодаря прозорливости Стива и военному чутью Воеводова, смогли выяснить истинную цель командования “Рассвета”.

- Мы уже малеха знаем, Вадим нас посвятил. - Подняв палец вверх, высказался Борис.

- Ничего, я повторю. После того как наши пути с Воеводовым разошлись, мы узнали много нового. Итак, по всей планете действует сеть анклавов, подобных “Заре” и “Рассвету”. Основная задача общин - собрать как можно больше выживших, заманив обещаниями о спокойной жизни под защитой. Крыша над головой, охрана, питание и хоть какой-то, но социум. Вот только все это лишь ширма, их цель - сломать психику, превратить вас в рабов, готовых батрачить за еду. Жизнь в постоянном страхе угрозы нападений вымышленной банды, этакий реверанс Оруэллу. Да, именно вымышленной. Первым признаком их лжи стало именно это, Вадим, как опытный военный, сразу вычислил, что никаких нападений не было, это все инсценировка. Они сами устраивали атаки, нападали на выезжающих работать в поле людей, ночью изображали стычки, убивая простых людей, приезжающих на их же сигнал в общину. Не всех, так, выборочно, чтобы держать в тонусе. Постепенно анклавовцы ужесточили бы правила, закрутили гайки, наказывали за любое непослушание, ломая любую волю к сопротивлению. Знаете для кого это делалось? - Саша взял паузу и осмотрел замерших людей, в глазах которых читался немой вопрос. Он догадался, что Воеводов этого не рассказывал, так как сам еще не знает или не знал на момент нападения. - Есть группа людей, очень богатых и влиятельных. Мы не знаем точных персон, кто в этом замешан, но бьюсь об заклад, что это представители кланов миллиардеров, магнаты и владельцы корпораций. Как бы я сам не верил в теории заговоров, но все именно так. Они ответственны за эпидемию. Все это готовилось несколько лет: создавался вирус, доставлялся на орбиту, строились убежища, подбирался персонал. И в час икс они привели свой план в действие - выпустили заразу в атмосферу, из-за чего изменился цвет неба, и убили почти все население Земли. То, что вы обладаете иммунитетом, это не особенность вашего организма, в днк вируса изначально заложили процент выживших, которые будут рабочей силой для новой элиты, а общины - лишь центры сбора и перевоспитания под новый мировой порядок.
Князев замолчал. Слушающие его сидели с открытыми ртами и нескрываемым удивлением.

- Вот жеж твари! - Почти крикнул Борис, еле сдерживая приступ ярости. - Это получается они убили всех! Всю мою семью, всех кохо я знал! Да я этих паскуд холыми руками передавлю к чертям собачим!

Сидящая рядом женщина положила руки ему на плечи и попыталась успокоить, хотя у самой текли слезы. Саша кожей чувствовал вскипающий в людях гнев.

- Когда мы узнали, нас обуревали те же эмоции, что и вас, только насилием этот вопрос не решить. Нам удалось вырваться из “Рассвета”, но из-за предательства Джавид с детьми попали в плен, еще двое погибли. - Князев посмотрел на моментально помрачневшего Тимура. - Одной из погибших была Юля, подруга Вадима. Мы точно не знаем, повлияла на него её смерть, или случилось еще что-то, но Воеводов просто уехал. К его дальнейшим действиям мы не имеем никакого отношения. Вам обрисовали нас как банду ублюдков, нападающих на общины ради наживы и тяги к насилию, но наше вторжение в “Рассвет” было только ради освобождения друзей. С трудом, но нам удалось их освободить. В последний момент, когда мы уже покидали базу, начался ракетный обстрел, уничтоживший “Рассвет”. Воеводов не стал церемониться, направил огонь систем залпового огня, не оставивший от общины камня на камне. То же самое он проделал с “Зарей”, но дал выбор членам общины. Вы выбрали уйти, тем самым сохранив себе жизнь, те кто остался, даже не знали последствий своего решения.

- А мы то думали, что вы вместе, и после показанного ролика решили примкнуть. - сказала женщина сидящая рядом с Борисом.

- Что за ролик? - Стив шагнул чуть вперед.

- Там один из управления “Зари” был привязан к стулу, и вкратце рассказывал, то же самое, что вы сейчас рассказали, конечно не все, но суть уловили.

- Ясно. Слушайте, мы не Вадим и не анклавовцы, или кто они там на самом деле. Держать силой никто никого не будет. Все на добровольной основе. Всё, чего мы хотим, это создать место, где люди смогут жить спокойно, не боясь за свою свободу, за безопасность. У нас все для этого есть, и даже немного больше. Построить подобие маленького города, засеять поля, выращивать овощи и фрукты, завести скотину. Дать каждому работу, ту которую он хочет. Наладить социальные взаимодействия. Мы должны создать противовес общинам, дать людям альтернативу, выбор, куда пойти. Это будет не просто, без столкновений с анклавами не обойдется. Тяжелый труд, преодоления себя, но мы должны постараться. Если кто не хочет, или не может, просто уходите, мы не будем винить или отговаривать.

Никто не шелохнулся. Смотрят с решительностью, нахмурив брови. Саша даже немного улыбнулся, про себя, не показывая эмоций.

- Спасибо. Я честно рад, что все остались. Сейчас надо распределить людей.

Следующие полчаса опрашивали каждого о навыках и умениях, о месте работе до эпидемии. Картина удручала, фактически, больше половины не обладали полезными навыками: блогеры, фотографы, видеографы, копирайтеры, банковские служащие, риэлторы. Лишь десять человек оказались полезны. Борис - опытный строитель, сразу взявший под свое крыло несколько крепких парней и пообещавший их обучить. Один сварщик, оказавшийся по совместительствую опытным слесарем. Водитель тяжелых грузовиков, заверивший, что справится с любой техникой. Военный пенсионер, всю жизнь прослуживший в ракетных войсках. Сильно удивившая всех девушка автомеханик. Мужчина со сломанной рукой оказался инженером, и вызвался взять на себя все расчеты и проекты будущего строительства. Молодой парень, работавший до “Пурпурного рассвета” шеф-поваром. Крепкий старик, который сначала всех разочаровал, сказав, что всю жизнь трудился оценщиком рисков, но вселил надежду своим хобби - ловля рыбы в открытом море. Фермер, пообещавший указать место, где можно раздобыть всю необходимую для сельского хозяйства технику. Последний - умелый охотник, приобщившийся к этому ремеслу еще во время службы в армии в тайге.

Обговорив нюансы, Князев отправил людей в столовую и отдыхать. Места хватило на всех. Люди без суеты сообразили очередь в душевые. Команда во главе с Сашей перебралась в комнату видеонаблюдения.

- Кир, Саша на связи. Освобожденные отдыхают, первую помощь оказали. Расспросили обо всем. Обрисовался примерный вектор дальнейших действий. - Сказал Князев в рацию, усевшись на стол. Женя стояла рядом, опираясь на его колено.

- Я слышал. Информации достаточно. Оставьте несколько человек в убежище и приезжайте сюда. Нам еще о многом необходимо побеседовать.

- Понял, отбой.

- Итак, кто останется? - Стив посмотрел на друзей. - Марк может ты?

- Серьезно? - Сахаров посмотрел на Прайса, вскинув бровь.

- С огнем играешь. Не, мы с ним точно едем. - Не дал другу выйти из себя Джавид.

- Я останусь. - Тимур поднял руку.

- Я с ним, понаблюдаю за раненными. - Сказала Мила. - И Веру с собой оставлю, вымоталась за день по любому.

- Тогда я тоже остаюсь. - Вика шагнула ближе к подруге.


10 июля

17.42 по московскому времени

Поселок Криница


Джавид всю дорогу восхищался футуристическим внедорожником, нахваливая в захлеб, как перевозбужденный ребенок, даже когда приехали, долго не вылазил из-за руля. Стив с Сашей сразу направились к дверям, где их уже ожидал Лесной, Марк молча последовал за ними. Внутри все те же стерильно белые стены и прохладный воздух.

- Голодные? - Бросил Кир через плечо.

- Нет, спасибо. - Князев отметил про себя, что наверное никогда не привыкнет к этому бесчувственному голосу.

- Где ты Кибертрак достал? - Не удержался Джавид.

- Я уже говорил, что продавал свои изобретения и патенты. Очень тесно сотрудничал с известным вам человеком, ответственным за производство этого автомобиля. Если быть более точным, он подключился к проекту чуть позже, и был единственным, кому я раскрыл свой реактор, именно по этому он начал так массово продвигать электромобили - готовил почву под энергетическую революцию.

- Охренеть, ты знал Ма…

- Джавид, сейчас есть вопросы поважнее, потом расспросишь. - Стив повернулся к Лесному. - Кир, я прорабатывал все нюансы создания новой базы и столкнулся с одной проблемой. Необходимо массово стягивать бензовозы - техника и транспорт жрут очень не мало. В дальнейшем не помешало бы запустить какое-нибудь нефтеперерабатывающее предприятие, у бензина срок годности рано или поздно истечет.

- Пойдем, покажу кое-что. - Лесной повернул в уже знакомый коридор.

- Опять секретики, прямо волшебник страны Оз. - Пробурчал под нос Кочарян.

Прошли мимо уже знакомой двери в реакторный зал. Пол шел под уклон, и по ощущениям они спустились на несколько этажей вниз. Лесной открыл очередную створку и жестом пригласил войти. Под высоким, не меньше пяти метров, потолком, раскинулся просторный зал, похожий на сверхсовременный цех производства электроники. Конвейерные ленты, роботизированные манипуляторы и десятки аппаратов неизвестного предназначения.

- Ты тут что, роботов собираешь? - Спросил Джавид. Саша посмотрел на товарища. Кочарян так панибратски разговаривал с Лесным, всем своим видом показывая, что на него не действует аура таинственности.

- Нет. - Ответил Кир и подошел к одному из стеллажей. Взяв в руки предмет, похожий по форме и размерам на пачку сигарет, протянул его Стиву.

- Что это? - Прайс покрутил в руках неизвестное устройство, покачал в руке - увесистое.

- Энергоемкость этого малыша в тридцать раз превышает емкость стандартного литиевого аккумулятора, скорость зарядки - в десять раз быстрее, долговечность - в пять. И это еще не предел технологии. Планирую в течении полугода увеличить эти показатели в три раза. Так же здесь полностью готово оборудование для смены двигателя внутреннего сгорания на электродвигатели моей разработки для большинства автомобилей. Про бензин можно забыть. Сейчас работаю над установкой таких батарей в рации, смартфоны, удаленные вышки связи и дроны наблюдения, последних уже несколько экспериментальных образцов летают в окрестностях, заряда хватает на пару дней непрерывной работы. В скором времени вопросы заряда аккумуляторов, топлива будут решены полностью.

Джавид посмотрел на друзей, стоящих с открытыми от удивления ртами и сделал шаг вперед.
- А мне в Нинтендо Свитч можно такой поставить?


ОТ автора. Большое спасибо всем читающим. Очень ценю и прошу оставлять комментарии, пожелания, мысли. Я все читаю, и возможно ваша идея покажется мне интересной, и я включу её в финальную версию. Написание второго тома уже близится к финалу. Публикую по мере редактирования, за ошибки извините, много писал про них, при таком объеме работы просто нет времени вычитывать, но у меня наконец-то появился хороший корректор, так что весь материал в дальнейшем будет вылизан. Всем добра!

Показать полностью
45

Роман "Конфликт". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 2. Глава 1

Предыдущий пост Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 2. Пролог


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092

Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


10 июля.


14.32 по московскому времени.


Поселок Архипо-Осиповка.



Автобус и внедорожник остановились возле серого невзрачного здания отделения полиции. Воеводов выбрался из машины, держа наготове автомат и осмотрелся.


- Зачем нам полиция? - Спросил мужчина с обвисшим лицом, выпрыгивая из двери автобуса.


- Пока окопаемся здесь. Самое удобное место держать пленников. Как звать? - Вадим окинул собеседника взглядом с ног до головы.


- Гена. Специалист по кредитованию.


- А что умеешь кроме ростовщичества?


Заискивающая улыбка слетела с лица Гены, и он тут уже убрал протянутую для рукопожатия руку.


- Вадим, надо этих выводить, там один из них обделался, вонь в салоне жуткая. - Сказала подошедшая девушка, сложив руки на висящий на груди пистолет-пулемет “Кедр”. Увидев её с этим оружием, Воеводов на секунду запнулся. Перед глазами встал образ Юли, в бейсболке с собранными в хвост волосами.


- Я схожу, проверю все. Вы пока их караульте. Максим, ты за главного.


Вадим направился к входной двери со стальной решеткой. Как он и ожидал, замка не было. Воздух в помещении душный и спертый, пропитанный запахом умерших от вируса. Бегло осмотрев отделение, обнаружил два тела в камере для предварительного заключения. Оружейную комнату вынесли, скорее всего сами полицейские. Больше ничего необычного или интересного найти не удалось. Вернувшись на площадку перед зданием, подошел к присоединившимся к нему людям.


- Так, Сейчас двое - Макс и…


- Катя.


- Макс и Катя проводите пленных от транспорта до отделения. Гена, ты освобождаешь по одному и подводишь к дверям. Ты, — Вадим указал на парня кавказской наружности. - Встречаешь их на входе и ведешь к камерам, там уже я разберусь. Всем быть начеку, оружие держать на изготовке, при любой агрессии - стрелять на поражение.


- Шамиль. - Кавказец протянул крепкую мозолистую руку.


- Хорошо. - Воеводов ответил на рукопожатие. - Стрелять умеешь?


- Обижаешь. Борюсь конечно лучше, но с оружием на ты. - Абсолютно без акцента ответил Шамиль.


- Ладно, погнали.


Геннадий с недовольным лицом, прикрывая рукой нос, забрался в автобус и начал срезать стяжки с пленников. Первый тут же встал на ноги, сделал шаг в сторону мужчины и упал - затекшие ноги отказались подчиняться. Гена испуганно шарахнулся назад выставив вперед дрожащий пистолет. Максим, наблюдавший происходящее через окно, поспешил на помощь.

- Так, давайте здесь без выкидонов. Стрелять будем сразу же, никто церемониться не будет. Тихонько, на цыпочках, чтобы лишний раз не провоцировать, выходим и топаем к зданию, всем ясно?


Освобожденный рассветовец злобно сверкнул глазами, потирая красные следы от пут и направился к выходу. Больше ни у кого не возникло желания показывать характер, лишь сверлили глазами и бурчали под нос проклятия. Краснов выглядел спокойнее всех, когда подошла его очередь, выпрямился, прохрустел затекшей спиной и осмотрел бывших коллег. Один из рассветовцев извернулся и плюнул ему в спину, но начальник “Зари” проигнорировал. Вскоре пленных разместили в трех камерах, погруженных в сумрак. Пятерым “посчастливилось” разделить каземат с двумя высохшими мумиями. Воеводов прервал негодование звуком передернутого затвора. Сторожить оставили Шамиля, остальные вышли к автобусу.


- Гена, тяжелое поднимать можешь? - Мужчина неуверенно кивнул на вопрос Воеводова. - Хорошо, тогда ты едешь со мной, остальные смотрите за пленными. Макс, держи рацию для связи. Если что, вызывайте.


Парень взял рацию, осмотрел и прицепил на пояс. Девушка укрылась от палящего солнца под навесом входа, достала из рюкзака вейп и закурила. Вадим сел в джип, пригласив с собой Геннадия. Мужчина с трудом забрался в машину, кряхтя и тяжело дыша, видно его суточная норма привычной активности давно исчерпалась. Куда ехать Воеводов знал заранее, часто до “Пурпурного рассвета” бывал в Архипо-Осиповке, и прекрасно знал расположение магазинов. Хозяйственный никто не тронул, весь товар лежал на полках, словно магазин должен вот-вот открыться. Воеводов зашел первым, осмотрелся и двинулся к отделу с генераторами и электроинструментами.


“Почему люди так тупы? - Подумал Вадим и отпихнул ногой лопату, лежащую на проходе. - Даже перед лицом эпидемии, в первую очередь мародерили банки, ювелирки, алкоголь и технику. Никто даже не задумывался о выживании, жизненно необходимое так и лежит на своих местах. Сколько там с иммунитетом? Семьсот тысяч? Да половина из них уже поумирала, из-за неспособности к выживанию. Вон как этот, что сзади еле ползет. Привыкли к тому, что в кране горячая вода, в унитазе работает слив, в розетке электричество. Сходил на работу, получил копейки, которых хватит на оплату коммуналки и покупку еды в ближайшем супермаркете, и все, жизнь устроена. Отупели, как бараны, которые без пастуха сразу пойдут на корм волкам. Система, стремящаяся дать максимальный комфорт и простоту жизни убила самостоятельность на корню. Если бы не анклавы, то число выживших сократилось бы до пятидесяти тысяч, если не меньше, хоть что-то хорошее они сделали. Если освобождение от оков зашоренности и отупения может пройти только такой жертвой, то может оно и к лучшему?”


Задумавшись, не заметил, как уперся в стеллаж с генераторами. Выбрал средней мощности и не сильно тяжелый, чтобы можно было вдвоем погрузить в машину. Тащить пришлось долго, Гена быстро уставал и просил передышку. Загрузив аппарат в багажник, он рухнул на сидение, и дышал, словно загнанный конь. Воеводов решил заехать на заправку, набрать несколько канистр бензина. При подъезде к АЗС включилась рация.


- Вадим, срочно обратно! - Прокричал Макс.


- Что случилось? На вас напали?


- Нет, пленники, быстрее обратно.


Развернув машину прямо на дороге, Воеводов вдавил газ и помчался к отделению. Перед зданием уже ждал Шамиль, встревоженно осматривающийся по сторонам. Увидев подъезжающий внедорожник, он побежал на встречу.


- Что произошло? - Находу спросил Воеводов.


- В камере, где сидел Краснов началась потасовка. Мы стрелять не стали, там нифига не видно и все в кучу свалились. Заходить не решились, они все равно за решеткой - не сбегут. Сейчас уже вроде угомонились, я мельком глянул - есть убитые.


- Ясно.


Еще на подходе Воеводов почувствовал знакомый стальной запах крови, напитавший и без того тяжелый воздух. Макс с Катей стояли возле камеры в растерянности. Заметив Воеводова, они побежали к нему, как увидевшие что-то страшное дети к родителю. Вадим отстранил их с прохода, подошел к решетке и включил фонарь. Зрелище поразило даже его, успевшего повидать многое. Камера в буквальном смысле залита кровью. Стены, пол, койки - все покрывали алые брызги и разводы. Лужи на бетоне отражали свет и разбивали его на тысячи бликов. Тела убитых рассветовцев, больше похожие на переломанные ребенком куклы, залитые кровью, с открытыми переломами, ссадинами и гематомами, лежат на полу. В дальнем углу, откинувшись спиной на стену, сидит Краснов. Узнать его сложно из-за покрывающих лицо бурых струпьев и кровоподтеков. Руки красные по локоть, одна неестественно согнута и висит как плеть. Бывший начальник анклава тяжело дышит, сжав зубы. Глаза закрыты, непонятно, спит он, потерял сознание, или просто отрешился от мира. Пленники в соседних камерах притихли, прислушиваясь к происходящему.


- Живой? - Спросил Вадим направив рассветовцу в лицо свет фонаря.


- Смотря как судить, так-то живой, но ощущение, будто сдох.


Воеводов зашел в камеру и осмотрел убитых. Никаких признаков жизни. Судя по характеру повреждений - убиты голыми руками: у кого шея сломана, у кого пробита голова, скорее всего об край койки, кто-то просто забит до смерти.


- Неплохо ты их. Что случилось?


- А ты как думаешь? Ты же сам этого хотел? - Не открывая глаз, прошипел Краснов.


- В смысле хотел?


- Ты тупой или прикидываешься? Ты не понял, что тогда в автобусе произошло? Тебя планировали завалить, и им это почти удалось, но я вмешался. А сейчас они решили высказать мне свое недовольство по поводу предательства, но не сдюжили.


- Один против пятерых, а ты не промах. - Вадим еще раз осмотрел тела убитых.


- Они, в основном, штабные крысы. Если кто и нюхал порох, то уже давно забыл, как он выглядит, заплыли жиром. А у меня привычка - держать себя в форме, еще с войны. Да и просто дураки, лезли гурьбой, никакой тактики. - Договорив, Краснов прикоснулся к сломанной руке и скривился от боли. - Но зацепить немного успели.


- Разберемся с твоей рукой. Зачем своего то сдал?


- Ты же все равно не поверишь, даже если правду скажу.


- А ты попробуй. - Вадим отпихнул ногой один из трупов и сел на край кровати. - Пить хочешь?


- Не откажусь. - Рассветовец приподнялся, опираясь целой рукой и перебрался на противоположную койку.


- Кать, принеси воды. - Вадим посмотрел вслед ушедшей девушке и повернулся к Краснову. - Объяснишь?


- Меня завербовали давно, лет десять назад. Многое обещали, грамотно обрабатывали, зашли издалека, прикармливали: тачки, дома, продвижение по службе. Когда уже полностью был повязан с ними, раскрыли карты. Выбора не было, если бы отказался, сдали бы органам со всеми потрохами за получение взяток, да и приплели бы еще с три короба. Да и альтернатива какая? Не присоединишься и мало того, что за решетку угодишь, так и сдохнешь потом со всеми, когда они свой план реализуют. Короче, я согласился, но большого энтузиазма от их деятельности не испытывал. Но человек такая тварь - адаптируется ко всему. Амбиции не дали шнырять на дне, пробился наверх иерархии, и к запуску программы уже стал руководителем анклава. - Краснов прокашлялся и вытер кровь с разбитых губ. В камеру зашла Катя и протянула ему пластиковую бутылку. Рассветовец открыл крышку и сделал несколько жадных глотков. - Так вот, когда они эту хрень в атмосферу выпустили, я окончательно понял, что мне с ними не по пути, вот только соскочит с мчащегося на всех парах поезда уже не представлялось возможным. И тут ты нарисовался. Я конечно не поддерживаю твои методы, убить столько неповинных людей - это чудовищно, но даже твои зверства меркнут перед тем, что “Проталий” собирается устроить. По этому выбор стороны для меня был очевиден.


- “Проталий”?


- Ага, так они себя называют. У них вообще странная тяга к древнегреческому, даже центральный российский анклав назвали “Нуклий”.


- Что это вообще за люди? Правительство?


- В каком то смысле - да. Сборище богатых и влиятельных людей. Очень богатых, настолько, что они могли рулить странами, народами и вообще всей планетой. Возомнили себя богами, что могут решать судьбу человечества. Больно уж расплодилось на планете много людишек, сократили популяцию, одним движением смахнув с шахматной доски все неугодные фигуры. Теперь весь шарик принадлежит им.


- Подожди, а где они сейчас? - Вадим потер виски.


- Я точно не знаю. Сам понимаешь, я лишь пешка постарше, много информации нам не давали. Знаю только то, что они на каком-то острове, в укрепленном и обустроенном убежище. Тысяч сто их там, и еще сотня приближенных, так сказать свиты, дабы обслуживать и развлекать. Ждут пока программа анклавов будет выполнена, и можно будет явить себя миру и занять места своих вассалитетов. Они всю Землю как праздничный торт порезали на куски, каждому по своему клочку с подготовленными рабами. А мы - их опричники, должны были воспитать стадо для пастухов и помочь пасти, за обещанный пряник с барского стола и тепло место не у параши.

- Много еще полезного знаешь? - Воеводов посмотрел в глаза Краснову.


- Смотря что ты считаешь полезным. Вообще, да, немало.


- Оставлю пока в камере, нужно сделать несколько дел. Потом вернусь, посмотрю, что с рукой. Если ты думал что после нескольких трупов и душевного рассказа я сразу тебе поверю - то тупой здесь ты. Но дам тебе несколько шансов доказать свои слова. Держи. - Вадим достал из кармана блистер таблеток. - Обезбол сильный, выпей пока. Попрошу Катю посмотреть твои раны, только на девочку не пырхайся, рядом будет Макс стоять, он парень резвый, разговаривать не будет. Вернусь через час, еще поговорим.


Воеводов вышел и закрыл за собой решетку. Воздух в отделении с каждой минутой раскалялся все сильнее, словно где-то работал обогреватель. Кожа уже покрылась потом, одежда липла к телу. Как только выбрался из здания, даже под прямыми солнечными лучами показалось прохладнее. Вдохнул полной грудью, стараясь избавиться от стойкого запаха крови в носу. Следом вышел Максим.


- Тела вытащить сможете? - Спросил Вадим через плечо.


- Сейчас Гену запрягу. - Хохотнул Макс. - Шучу, конечно сможем. За эпидемию и не такого насмотрелся.


- Краснова не трогайте, но будьте начеку, пусть один стоит всегда у входа с оружием. Я за горючкой для генератора и провиантом. С Гены глаз не спускай, не нравится он мне.

- Хорошо. Мы потом как? Здесь останемся?


- Пока да. Надо за пленными присмотреть.


- А зачем они вообще нужны?


- Учитывая, что Краснов хочет переметнуться на нашу сторону, и если это действительно так, то уже не нужны. Он меня немного сбил с толку. Планировал выбивать из них информацию. Там еще один есть. С ним надо быть осторожными по максимуму, тот еще тип, невысокий такой, с бородой, Пимон зовут.


- Усек. Ладно, пойду займусь трупами. Если что, на связи. - Макс махнул рукой и зашагал к отделению.


Вадим посмотрел на широкую спину парня и перевел взгляд на небо. Нет, пурпурный цвет явно стал менее насыщенным.

Показать полностью
36

Персонажи "Пурпурного рассвета"

Каждый читатель, знакомясь с персонажами книги, представляет их внешность по своему. Я изначально не давал подробного описания каждого, так как придерживаюсь точки зрения "читатель строит образы близкие своему восприятию", но многие прочитавшие просили меня уточнить внешность персонажей. В финальной редакции (которая будет в печатном виде и скоро появиться на АТ) я добавил описания, а для тех, кто уже прочитал, решил сделать такой пост, дабы облегчить задачу. Комментируйте, описывайте ваше представление, мне очень интересно, возможно чью то идею подхвачу и добавлю.


Итак, пойдем по порядку.


Тимур Юлаев. 23 года. Рост 170 см. Родился и вырос в Геленджике в дружной семье татарского происхождения. На начало эпидемии проходил службу в рядах Армии РФ, в городе Новочеркасске. Бросил университет. Курит. Сообразителен, но застенчив и не уверен в себе. Обладает врожденной интуицией, выручающей его в тяжелых ситуациях. Хорошо стреляет и имеет тягу к оружию и военному делу.

Персонажи "Пурпурного рассвета" Самиздат, Персонажи, Вымышленные персонажи, Книги, Длиннопост

Александр Князев. 25 лет. Рост 193 см. Отец - владелец крупного холдинга. С детства понимал превосходство обеспеченной жизни, из-за чего рос избалованным и капризным. В подростковые годы пристрастился к легким наркотикам, проходил лечение в реабилитационной клинике. На начало эпидемии проживал с родителями в квартире, где находился под постоянным контролем - отец не позволял приобрести собственную недвижимость. Гедонист. Уважает только власть денег и считает  себя привилегированным классом.

Персонажи "Пурпурного рассвета" Самиздат, Персонажи, Вымышленные персонажи, Книги, Длиннопост

Вадим Воеводов.  Тридцать пять лет. Рост 188 см, вес 95 кг. На момент начала эпидемии жил с матерью в курортном поселке Бетта, недалеко от Геленджика. Работал матросом - спасателем на берегу, и подрабатывал татуировщиком. Нелюдим, предпочитает уединение в лесу, где проводит почти все свободное время со своим псом - алабаем Султаном. В прошлом - разведчик диверсант, принявший участие во многих локальных конфликтах и войнах, но скрывает это. Мизантроп, немногословен и недоверчив.

Персонажи "Пурпурного рассвета" Самиздат, Персонажи, Вымышленные персонажи, Книги, Длиннопост

Стив Прайс. 29 лет. Рост 174. Родом из южного Техаса, отец держит автомастерскую. Вопреки родителям пошел учиться на программиста, и начал строить карьеру в IT. Под угрозой сокращения, выбрал альтернативу - командировку в заграничный филиал в Москву, где высококлассного специалиста по сетевой безопасности нагрузили работой просто сисадмина. Очень умен, начитан и сообразителен. Благодаря специфике  родного штата хорошо стреляет. Легко говорит на русском.

Персонажи "Пурпурного рассвета" Самиздат, Персонажи, Вымышленные персонажи, Книги, Длиннопост

Марк Сахаров. 23 года. Рост 182 см, вес 64 кг. Родился в семье известного хирурга Иосифа Сахарова. Помимо двух старших братьев, у Марка была сестра-близнец Мира. Близнецы росли дружными, делились абсолютно всем, как часто говорил сам Марк: "Мы один человек, только в двух разных телах". Повзрослев, Мира полюбила молодого человека, но эти отношения закончились трагедией - после очередной из ссор, злоупотребляющий препаратами возлюбленный девушки вышел из себя, изнасиловал её и избил вместе со своим другом. Девушка не пережила побоев и вскоре скончалась в больнице. Психика Марка не выдержала такого потрясения, он отрешился от мира, и единственной его целью стала месть. Он нашел насильников и расправился с ними. Фемида не была благосклонна к близнецу, даже с учетом пережитого и его отправили на принудительное лечение в психиатрическую больницу с диагнозом "маниакально депрессивный синдром". Родители не смогли пережить утраты детей, первой сдалась мать - не выдержало сердце, следом за ней всего за год умер и отец. Братья как могли, поддерживали брата, им удалось убедить правосудие в его безобидности для общества и Марка забрали в подготовленную для него квартиру, обустроенную с учетом специфики его заболевания. Более года он находился на домашнем лечении, даже пошел на поправку - приступы неконтролируемой агрессии сходили на нет. Но старший брат - Альберт, присматривающий за больным Марком, слег с камнями в почках, и Сахаров на пару недель оказался предоставлен сам себе. К тому моменту как Герман, еще один брат, опомнился и приехал его навестить, состояние Марка ухудшилось и пришлось положить его в стационар. В больнице он оказался под покровительством старого друга отца, отнесшегося к пациенту как к родственнику. Новый препарат, еще не лицензированный в стране, положительно сказался на травмированной психике и Марк пошел на поправку. Но наступившая эпидемия прервала курс лечения и оставила его одного посреди вымершей больницы.

Персонажи "Пурпурного рассвета" Самиздат, Персонажи, Вымышленные персонажи, Книги, Длиннопост
Показать полностью 5
50

Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 2. Пролог

Предыдущий пост Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 1. Глава 5. Завершение


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092

Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654



2 сентября.


Геленджик.


14.48 по московскому времени


- Привет, заходи. - Михаил жестом пригласил в дом. - Легко нашел?


- Ага, хотя здесь вообще потеряться можно, целый Шанхай понастроили. - Роман зашел в уютную прихожую и снял кроссовки. После жаркого летнего дня, кондиционированный воздух показался даже чересчур холодным. Приятно пахло домашней едой.


- Голодный? - Федорович прошел по коридору на кухню и повернулся к гостю.


- Аромат обалденный, тут не откажешься. - Сказал Рома, театрально поведя носом.


Он зашел следом и увидел стоящую к нему спиной женщину возле плиты.


- Это Миша готовил, он до кулинарии мастер, мы с Мариной ему и в подметки не годимся. Меня Ира зовут.


- Заочно знакомы, меня Роман.


- Очень приятно. Столько хватит? - Женщина показала полную тарелку гречки с грибами и тушенным мясом.


- Конечно. - Улыбнулся Рома, в животе заурчало от аппетитного вида блюда.


Сели за стол втроем, Михаил с кружкой черного кофе, Ирина ограничилась стаканом воды. Роман принялся за угощение, стараясь вспомнить, когда последний раз нормальную ел, да еще в такой уютной домашней обстановке.


- А Марина где? - Спросил он, прожевав.


- Скоро вернется, уехала в город, запасы медикаментов пополнить. Вывозим и складируем всё, что еще не пропало или не разворовано. - Ответил Федорович, рассматривая пенку на кофе.


- А чем занимаетесь помимо хозяйства и рейдов?


Михаил переглянулся с Ириной.


- Ну катались на пепелище “Рассвета”, тела хоронили. И так, понемногу выжившим помогаем.


- Выжившим? Их здесь много? - Удивился Рома.


- Больше, чем ты представляешь. Ты об общинах слышал? - Спросила Ирина.


- Нет, хотя предполагал, что люди будут собираться в группы.


- Как же ты умудрился промотаться два месяца и не попасть ни в одну из них? Вообще выживших не встречал? - Михаил отпил из стакана и посмаковал терпкий напиток.


- Несколько человек. В москве встречал по началу, но они шарахались от меня, как от огня. В Краснодаре встретил одного, но он скорее всего головой поехал, фанатик религиозный какой-то.


- Так кто-то из них еще выжил? - Федорович усмехнулся.


- Из них?


- Да была там группа сектантов, наслышан. Жуть всякую творили, людей на крестах распинали. Пока их не порешили.


- Кто порешил-то? - С каждым ответом Рома удивлялся все сильнее и сильнее.


- Ты как путешественник во времени - вообще ничего не знаешь. Рассветовцы порешили, они здесь типа оплота закона и порядка организовали, выживших собирали, ремонтировали электростанцию, сельское хозяйство восстанавливали.


- И кто и за что тогда их всех уничтожил?


- Давай я тебе это все чуть позже расскажу. Ты сиди, ешь, за разговором еда плохо усваивается. - Михаил дружелюбно улыбнулся, попивая кофе.


Разговор продолжили, но уже на отвлеченные темы. Ира расспрашивала чем занимался до эпидемии, как выживал после. Рассказала, что до “Пурпурного рассвета” жила в Архипо-Осиповке, водила пешие экскурсии в горы, увлекалась туристическими походами, разведена, была дочь, но вирус её не пощадил. Ближе к концу обеда со двора послышался звук приехавшего автомобиля. Хлопнула входная дверь и на кухню зашла молодая девушка, невысокая, чуть полная, таких обычно называют “в теле”, с гривой ярко рыжих волос.


- У нас гости? Привет. Ты Рома, да? Федырыч рассказал. Меня Мариной звать. - Голос у девушки звонкий, даже немного резкий. Говорила быстро, словно сильно спешила.


- Рад знакомству. - Роман чуть привстал и кивнул. За время, проведенное в одиночестве уже немного отвык от правил этикета, и чувствовал себя неловко.


- Ира, я там пару аптечных складов вынесла под чистую, весь фургон завалила. Вы свяж… - Марина осеклась на полуслове посмотрев на Михаила, сверлившего её взглядом. - Надо бы все выгрузить, еще пару мест в Новоросе нашла, где есть чем поживится.


Роман сделал вид, что не заметил оговорки девушки, но внутри поселилось недоверие к хозяевам дома. От него явно что-то скрывали.

Показать полностью
53

Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 1. Глава 5. Завершение

Предыдущий пост Роман "Конфликт". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 1. Глава 5


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092

Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Бронированный “Тигр” летел по трассе, оглашая окрестности ревом двигателя. Джавид вцепился обеими руками в руль и выжимал из машины максимум, срезая повороты и игнорируя безопасность.


- Может немного сбавим ход? - Спросила Вика, еле удержавшись на сидении при очередном прыжке на ухабе.


- Опоздаем и Вадим разнесет всю базу к чертям собачим. - Не отрывая взгляда от дороги ответил Кочарян.


- Разобьемся, тогда точно расфигачит. Вдруг машина на дороге за поворотом окажется или дерево упадет, а у этой махины тормозной путь как у паровоза. Сбавь скорость. - Не унималась девушка.


Джавид нехотя подчинился. Проскочили Молдовановку, и броневик взревел сильнее, забираясь в крутой подъем Горячеключевского перевала. Марк прильнул к окну, рассматривая горы и ложбины справа от дороги. Промелькнула стела, настолько быстро, что рассмотреть ее не представилось возможным. Тимур разглядывал дорогу в визор турели, Стив сидел спереди на пассажирском месте и нервно кусал сгиб большого пальца.


- Нервничаешь? - Джавид посмотрел на Прайса, на секунду отвлекшись от дороги.


- Ага. Даже больше, чем когда своих из “Рассвета” вытаскивали. Что мы сможем сделать, если успеем до обстрела? Как Вадим отреагирует на наше появление, ведь может случиться что угодно, кто знает, что у него в голове? Допускаю вероятность того, что и мы под горячую руку попасть можем.


- Мы в броне и с пушкой. Что он нам сделает? - Тимур отклонился и посмотрел на сидящих впереди друзей.


- Если захочет - сделает. У Воеводова было два дня на подготовку, учитывая его специализацию, сейчас у него вооружение - хоть на штурм крепости иди. - Не отрываясь от окна, сказал Марк. Он вспомнил, как Вадим выводил его из смертельной ловушки, расставленной рассветовцами, как они вместе устанавливали орудия для обстрела базы. Сахарову нравилась холодность и расчетливость Воеводова, но сейчас эти качества моли сыграть против них.


- Этот ваш Воеводов настолько крут? - Вика посмотрела на Марка со скепсисом.


- Очень. - Ответил за друга Стив. - Я думал такие специалисты, как он, только в фильмах бывают, пока с ним не встретился. Очень жаль, что он сейчас не с нами. Может удастся его переубедить вернуться.


- Я не очень хочу, чтобы он возвращался. - Сказал Тимур. - Он же непредсказуемый. Что должно происходит у человека в голове, чтобы так разом убить сотню людей? Да, боец он может и профессиональный, но с головой у него беда.


- Ладно, доберемся - на месте решим. Осталось немного. - Стив посмотрел на карту, судя по еще работающему GPS, ехать не больше десяти километров.



* * *



- Здесь направо, через полкилометра налево и дальше прямо, уже почти приехали. - Стив оторвался от экрана навигатора и посмотрел на дорогу.


- Смотри. - Джавид вдавил тормоз, указывая вперед.


Прямо по асфальту шла разрозненная группа людей. Почти три десятка с сумками и оружием, шли, словно бурлаки с известной картины, кто-то осматривался назад, кто-то просто брел с опущенной головой.


- Это из общины? Почему их так мало? - Рассматривая покинувших “Зарю”, спросил Стив.

Джавид открыл дверь и выбрался на крышу броневика.


- Народ, вы из анклава? Где остальные? - Крикнул он, сложив руки рупором.


Люди остановились, с опаской разглядывая бронемашину и кричащего.


- Да, из “Зари”, друхие там остались, не захотели уходить. - Ответил идущий спереди полный мужчина со старомодными усами и характерным украинским акцентом.


- Сука. Они ничего не знают? Где Воеводов?


- Там дальше по дорохе, у автобуса, с руководством “Зари”. А что они должны были знать? - Мужчина остановился рядом с “Тигром”, остальные, заинтересовавшись, последовали его примеру.


- Люди, укройтесь вон в том строении. - Стив открыл дверь и встал на подножку, указывая на магазин автозапчастей справа. - Отойдите от окон, желательно укрыться под столами или любой мебелью. Мы скоро за вами вернемся, предоставим убежище, еду, защиту.


- А хто вы такие? - Усатый чуть наклонил голову на бок и приподнял бровь.


- Вы о нас слышали, мы те, кто покинул “Рассвет” с Воеводовым. Позже все объясню. - Ответил Прайс.


- А так вы вместе работаете, а я-то уж думал, что он нас просто на произвол судьбы кинул. А почему прятаться то надо? - Не унимался мужчина.


- Времени рассказывать нет, скоро начнется артобстрел. - Стив повернулся к Джавиду. - Поехали, надо успеть его перехватить.


Услышав страшное слово “обстрел” люди в панике побежали к зданию, толкаясь и пихая друг друга. Прайс тяжело вздохнул и забрался обратно. Броневик взревел двигателем и помчался, набирая скорость. Через триста метров увидели стоящий прямо на перекрестке автобус и внедорожник. Воеводов, увидев издалека приближающийся “Тигр”, бросился к задней двери своей машины и закинул на плечо трубу РПГ-7.


- Стоите! Он сейчас нас нахрен разнесет! - Закричал Тимур, наблюдая через камеру пушки. - Может завалить его?


- Не вздумай! - Резко прервал его Стив. - Джавид тормози. Тимур, отверни пушку. Я сказал, отверни!


Кочарян остановил броневик на обочине в ста метрах, Юлаев нехотя повернул турель стволом влево. Прайс выскочил из машины и пошел вперед с поднятыми руками.


- Вадим это мы! - Крикнул Стив, когда до джипа осталось пара десятков метров.


Воеводов отложил в сторону гранатомет и посмотрел через оптику винтовки.


- Что тебе нужно?


- Не запускай ракеты!


- Поздно. - Вадим сел в джип и махнул лысому парню за рулем автобуса. - Сваливайте, сейчас здесь будет жарко.


Джип сорвался с места и пролетел мимо растерянного Стива. Автобус завелся и тронулся следом за Воеводовым. Прайс увидел в салоне девушку и мужчину с оружием, стоящими над привязанными голыми людьми.


- Нет, так дело не пойдет. - Сказал Тимур, разворачивая пушку на приближающийся джип. Когда Воадима уже можно было рассмотреть через лобовое стекло, он сделал предупредительный выстрел в землю, вывернув кусок асфальта.


- Вы рехнулись? - Зашипела рация голос Воеводова, оставленная на общем канале связи.


- Я нет, а вот ты, скорее всего да. - Юлаев нажал кнопку, включая дуплексный режим связи[1]. - Чем ты лучше рассветовцев? Устраиваешь геноцид?


- Освободи дорогу. Ракеты уже запущены, сейчас все здесь погибнем.


- Сюда не достанет. До базы больше километра. - Подключился к разговору Джавид, рассматривая остановившиеся внедорожник и автобус.


- Достанет, уж поверьте. Времени меньше минуты, или пропускайте или все сдохнем.


- Отведи ствол. - Сказал добежавший обратно Стив и повернулся к Кочаряну. - Поехали, уже ничего не успеем.


Повторят Джавиду не пришлось, он и без того не отлипал от окон, разглядывая небо. Джип Воеводова и автобус промчались мимо. Раздался хлопок, гулом отозвавшийся в нутре броневика.


- Началось. - Сжав зубы, сказал Джавид и выкрутил руль разворачиваясь.


Остановившись за зданием магазина, в котором укрылись покинувшие общину люди, решили не выходить из броневика, прочный корпус должен защитить от возможных повреждений. Со стороны “Зари” доносилась канонада хлопков, но звук был тише ожидаемого, во время обстрела “Рассвета” грохот стоял на порядок сильнее.


- Что-то как то не громко, думал здесь ад будет. Сблефовал Вадим. - Сказал Юлаев, пытаясь высмотреть взрывы через визор турели, но угол здания перекрывал обзор.


- Странно, не похоже на Воеводова, может это какая-нибудь из первых батарей лупит, более слабая, а дальние ракеты еще не долете…


Мощный взрыв сотряс Тигр ударной волной. Сидящие внутри инстинктивно схватились за поручни. В стекла ударила стена пыли и мелких камней.


- Офигеть! Что это было? - Джавид потянулся к ручке двери, чтобы выскочить наружу и посмотреть на взрыв.


- Стой! Вдруг там радиация! - Схватил его за руку Стив.


- И как мы проверим, есть она там или нет?


- Мы в военной машине, здесь есть дозимитер, выезжай из-за здания.


- Подождите. - Вика встала со своего места, и пробралась ближе в двери. - Надо проверить, как там люди в магазине. Может есть раненые, помощь нужна, а вы ехать собрались.


- Блин, точно. - Прайс замялся, смотря на друзей поочередно. - Так, кто с Викой?


- Я пойду. - Удивив остальных, поднялся с места Марк. - Тимур, давай с нами, там стрелять все равно уже не в кого.


Юлаев нехотя выбрался из кресла стрелка, проверил магазин автомата и махнул рукой. Вика открыла дверь и выпрыгнула на асфальт, закрыв лицо рукой - дышать из-за поднятой пыли стало тяжело. Прайс включил детектор радиации, и проверив фон, облегченно выдохнул. Последним из броневика выбрался Марк.


- Оставайтесь на связи. Держите в курсе, что там и как. Мы недолго, проверим базу и быстро обратно. - Сказал Стив.


Сахаров кивнул и направился следом за товарищами к зданию. Джавид вывел Тигр на асфальт и направил в сторону “Зари”.


- Жесть, ты только посмотри. - Кочарян уставился на столб пыли и дыма поднимающегося к небу и закрывающего собой все, что осталось от базы.


- Да, неплохо бабахнуло. В “Рассвете” в несколько раз слабее было. Такое чувство, что здесь один большой взрыв был, а не много маленьких. - Прайс тоже не отводил взгляда от последствий обстрела.


- Это объемно-детонирующий взрыв. - Раздался из рации голос Кира. - Снаряды распыляли над базой взрывчатое вещество в виде мелкого аэрозоля, последние ракеты сработали как детонатор, создав один большой взрыв, разом уничтоживший весь анклав. Выживших там не будет, можете не проверять. Вы все целы?


- Да. - Ответил Джавид, остановив броневик на перекрестке, ближе подъехать не решился. Склады и дома в радиусе полукилометра разрушены полностью, остальные частично: выбиты окна, сорвана кровля, завалены заборы, начали заниматься пожары. “Заря” укрыта густым дымом и пылью, но все равно видно, что от укрепленной базы ни осталось ни следа.


- Не думал, что такое мощное оружие существует. Больше всего пугает, что оно в руках у Вадима. С такими ракетами он способен разнести любой анклав за пару минут, и они ничего не смогут сделать, если только не поставят установки противоракетной обороны. - Стив схватился руками за голову. - Выжив в эпидемии, мы попали в самый центр боевых действий.


- Кир, ты здесь? - Джавид дождался утвердительного ответа по рации и продолжил. - “Заря” стерта с лица землю полностью. Мы опоздали, Воеводов выпустил ракеты раньше, чем мы приехали. Встретили его на дороге, Тимур его чуть не застрелил. Он увез все руководство общины на автобусе. Есть выжившие, около тридцати человек. Они укрылись в магазине, сейчас с ними Вика, Марк и Тимур. Возможно есть раненые.


- Есть. - Подключилась к разговору Вика. - Несколько человек задело осколками выбитой витрины, на одного упал стеллаж, скорее всего сломана нога. Люди испуганы и растеряны. Покинули “Зарю”, послушав Вадима, думали он предоставит им условия для жизни, а он выбрал троих добровольцев, согласных встать на тропу войны, остальных отправив на вольный выпас.

- Ясно. Необходимо найти транспорт. Дальше по трассе в сторону Краснодара есть несколько автосалонов, Джавид отправляйтесь туда, возьмите вместительный транспорт и забирайте людей. Везите их в Текос, убежище рассчитано на пятьдесят человек. Приедете, свяжемся. Главное вывезти их в безопасное место. Я перехватил сообщения главы “Рассвета” отправленное несколько часов назад, скоро у нас будут проблемы.


- Хорошо. Сейчас заедем к нашим, проверим что как, и поедем за транспортом. Отбой. - Стив положил рацию и откинулся на сидение. - Что он творит?


- Кто? Кир? - Не понял вопроса Джавид.


Броневик развернулся и поехал обратно.


- Нет, Воеводов. При знакомстве у меня сложилось о нем очень хорошее мнение. Рассудительный, расчетливый, продумывает каждый шаг. А сейчас вообще не понимаю его цели.


- Ну что тут непонятного, он объявил войну сети анклавов. Скорее всего, смерть Юли подорвала его здравомыслие, и он тупо хочет уничтожить все общины.


- Зачем тогда вообще кого-то освобождать, отпускать людей?


- Не знаю. Спросим у людей, как и что там происходило.


Остановились возле приземистого здания из металла и стекла. Витрина разбита, осколки отражают уже привычный фиолетовый цвет неба. Стив, недолго думая, зашел внутрь, перешагнув выбитое стекло. Вика стояла посреди просторного помещения, заваленного упавшими стеллажами.


- Как вы тут? - Спросил Прайс.


- Перевязали раненных. Сами целы. Мужчина со сломанной ногой держится бодрячком, позитивный дядька.


- Вернулись хлопцы? Что там с базой? - Подошел уже знакомый усатый мужик.

- Нет ее больше. Только облако пыли и дыма.


- Едрит хидропирит. Эх жаль, много там нормальных людей было, хлупых, но нормальных. Печально, печально. Меня Борисом звать, коль что. - Усатый протянул крепкую, покрытую мозолями руку.


- Стив Прайс.


- Америкашка штоль? Эка тебя занесло. А того, носатохо? Странный он у вас какой-то, то ли кавказец, то ли араб какой-то, в толк не возьму.


- Джавид его зовут, смотри ему такое не скажи. - Стив посмотрел на стоящего в дверях друга.


- Яж не дурак, так, шучу малеха, защитная реакция психики, так сказать. У вас хто хлавный?


- Нет такого, все равны. - Ответил за Стива подошедший Тимур. - Что там с базой?


- То же, что и с “Рассветом”. Слышал, что Кир по рации сказал?


- Да, слышал. Давайте с вами поеду. Здесь Вика с Марком справятся, народ не буйный, больше испуганный и потерянный.


- Я за ними присмотрю. Вроде как в почете у них. - Улыбнулся Борис. - Да и командовать умею, до эпидемии двумя брихадами строителей руководил, все приезжие с Украины, строили хостиницы здесь на юхе. Рабочие - люд особенный, строптивый, в узде держать их надо.


- Хорошо. Тогда поехали, время терять не будем.


Тимур сощурился, выйдя из здания на залитую солнцем площадку. Закурил и расправился с сигаретой несколькими большими затяжками, пока дошел до броневика. Уселся на уже ставшее привычным место стрелка. Джавид и Стив залезли следом. Отъехали молча. Прайс уставился в окно на поднимающийся в небо столб дыма. На секунду задумался, что вместе с гарью улетучиваются частицы сотен сгоревших заживо людей.


“Каково это умереть вот так, даже не зная, что тебе угрожает опасность. Пережить самую страшную эпидемию за всю историю человечества, и погибнуть так нелепо. Нет, каким бы человеком не был Вадим, что хорошего бы нам не сделал, но его действия уже не исправить ничем. Семьсот тысяч, всего семьсот тысяч на всей Земле, а он, легким нажатием кнопки, отправляет две сотни выживших к праотцам.”


Прайс поднял рацию и переключил канал, на котором общались с Воеводовым.


- Вадим, я знаю, ты меня слышишь, еще не успел уехать достаточно далеко. Одумайся, то, что ты делаешь - это не выход. У нас есть возможность по-другому противостоять рассветовцам, без насилия и смертей. Я не прошу тебя вернутся, просто прекрати убивать. Если ты продолжишь, то людей попросту останется меньше необходимого числа для восстановления популяции. Ты обречешь человечество на вымирание.


Никто не ответил, но Стив был уверен, что Воеводов слышал его.


- Нафиг ты распинаешься? Думаешь он после твоих слов хлопнет себя ладонью по лбу, скажет: “какой я дурак” и побежит высаживать цветочки в поле и прыгать с единорогами? Он делает то, что умеет и как умеет. Я побывал в армии, хоть и в простой части, но все же знаком с военными. Знаешь что такое “профессиональная деформация личности”? Они уже не способны мыслить, как простые люди, у них устав в подкорку записан. А Вадим прошел не одну войну и конфликт, если в нем что и осталось человеческое, то сейчас оно окончательно умерло, вместе с Юлей. - Сказал Тимур, отогнувшись в сторону, чтобы видеть Прайса из-за блока управления пушкой.


- Согласен. Вы Рэмбо смотрели? Вот Воеводов мне его напоминает. Не крутостью киношной, там все очень гипертрофированно, именно своим поведением - отвечает на все еще большей агрессией и жестокостью, запуская цепную реакцию. Эх, а классный фильм же был, только неправильно его большинство поняло, как тупой боевик, а это драма про ветерана, с посттравматическим синдромом. А больше кино никто снимать уже не будет… - Джавид замолчал и уставился на дорогу.


Автосалон увидели с дороги, крупное здание с трехлучевой звездой Мерседес. Площадка перед салоном забита фургонами, микроавтобусами и грузовиками, Стив сразу предположил, что здесь продавали только комерчессике автомобили. Ключи по старому опыту нашли быстро, но долго не могли определиться с машиной. Во всех вариантах не хватало мест. Остановились на двух корпоративных микроавтобусах Sprinter. В машинах оказалось достаточно бензина. Всего через пятнадцать минут колонна из броневика и двух микроавтоубсов выдвинулась обратно.


[1] Дуплексный режим - в данном режиме, передатчики работают на одной частоте, приемники на другой, но пользователь может слушать и говорить одновременно.

Показать полностью
313

Рассказ "Плесень". Ужасы, мистика

Старенькая Нива ехала по проселочной дороге среди холмистой тундры, подскакивая на каждой кочке. Сидящий внутри отечественно внедорожника Амур поерзал на сидении, старясь минимизировать безудержную тряску, но как бы он ни сел, все равно на каждом бугре подпрыгивал, и цеплялся головой за потолок. Позвоночник ныл и молил о пощаде. Отвык от отечественного автопрома, уже и забыл, когда последний раз садился в отечественные авто, лет десять назад, не меньше, когда только-только приехал в Белокаменную, подающим надежды выпускником университета в поисках работы. И вот спустя почти двадцать лет, вернулся в родные края, только уже далеко не безденежным юнцом, а состоявшимся управляющим крупной добывающей фирмы. Из грязи в князи, как говорится. С детства его считали безнадежным чахликом, с врожденным дефектом развития - из-за трудных родов, у него атрофировалась часть мозга, отвечающая за покорность. Врачи долго ломали голову со строптивым ребенком, не понимая причины его сопротивления к воспитанию и любому контролю. Какие только диагнозы ему не ставили: и аутизм, и шизофрению, и кучу таких, название которых можно применять как скороговорку. Родители сдались, финансы не позволяли лечить проблемного сына, эмоциональное выгорание и увольнение отца стали последний точкой – отдали в интернат. Детство в государственном учреждении было не сладким, но именно там Амур научился извлекать выгоду из своего «недуга». Он шел наперекор системе и требованиям взрослых, и всегда добивался желаемого. И сейчас, пройдя путь от менеджера младшего звена до управляющего компанией, он вернулся на родную землю не забитым интернатовцем, а успешным человеком на пороге сделки, которая изменит его жизнь.


Амур рассматривал привычный до боли ландшафт и серое, низкое небо над головой. Грудь распирала гордость за себя и чувство предстоящего успеха. Для заключения судьбоносной сделки по добыче урана осталось выполнить лишь формальности, и он обеспечит себе и всем поколениям своих потомков безбедное существование. Надо лишь смотаться на охоту да попариться в бане с парой местных чиновников ответственных за разработку недр.

Водитель громко чихнул, не успев закрыть лицо рукой и оторвал Амура от задумчивого созерцания.


- Извините. Это не простуда, не переживайте. Аллергия какая-то. Сейчас здесь многие страдают, как карьер урановый открыли, так началось. – Шофер повернулся и виновато улыбнулся. Амур рефлекторно подался назад, водитель выглядел явно нездоровым. Белки глаз покраснели, кожа вокруг носа покрыта бело-серым налетом, от которого тонкими прожилками расходится сетка синих капилляров. – Вы бы масочку одели, а то и вас может накрыть.


Амур спешно открыл окно, крутя ручку стеклоподъемника со скоростью матроса, задраивающего люк. Дышать воздухом, пропитанным микрочастицами соплей с бациллами не хотелось вовсе, хоть водитель и заверил, что это не заразно.


Через полчаса остановились возле небольшого сруба рядом с площадкой, на которой стояли два вертолета. Возле дома, одетые в камуфляж и с карабинами наперевес, сидели трое мужчин.


- О, а вот и наш гость. – Встал и вышел навстречу грузный мужчина лет пятидесяти, седой как лунь.


- Добрый день, Сергей Александрович. – Амур выбрался из автомобиля, отряхнул куртку, словно бактерии могли остаться на одежде, и такой жест мог их прогнать.


- Это в кабинете и в галстуке я Сергей Александрович, а здесь просто Серега. Вова сказал ты стреляешь хорошо, охотился?


- Бывало. Вырос в этих краях, здесь каждый пацан с детства на охоте. Только оружия с собой нет.


- Не беда, сейчас. – Сергей сбегал обратно к срубу и вернулся с новым охотничьим ружьем. – Держи, мой личный, новая оптика, не ствол – зверюга!


Амур взял винтовку, покрутил в руках, и, удовлетворенный, повесил на плечо.


- На кого охотиться будем?


- В десятке километров стадо оленей видели, сейчас на вертушку прыгнем и туда. С вертолета охотился? – Сергей смачно чихнул и вытер нос тыльной стороной рукава.


- Нет, не приходилось. – Амур присмотрелся к мужчине и увидел только начинающие проявляться признаки, такие же как у водителя. – Аллергия?


- Да по ходу, что-то второй день чихаю. Вечером проспиртуемся, пройдет. Водка - лучший антигистамин. Ты не куришь? Сигареты взял, а зажигалку дома забыл. – Чиновник похлопал по карманам и развел руками, закинув в рот сигарету.


- Не курю, но зажигалка всегда с собой. Привычка с детства. – Амур протянул бензиновую зажигалку и дал подкурить.


- Предусмотрительно, хотя такой контракт без полезных качеств не выбьешь. Ладно, пойдем. – Сергей похлопал по плечу и направился к сидящим у дома товарищам.


Дожидаться вечера никто не стал, первую бутылку раздавили прямо на месте. Амур не любил водку, пил не часто и то только виски и коньяк, но выбора не было, на что не пойдешь ради заключения сделки, не разделить горькую с чиновниками старой закалки – показать себя белой вороной и человеком, которому нельзя доверять. Пришлось опрокинуть несколько стопок и закусить ломтиками сервелата и хамона. Накатила волна опьянения, смывая возникшую тревогу из-за местной аллергии. Приговорив две бутылки на четверых и расправившись с закуской, отправились к вертолету, пригнувшему траву ветром от работающего винта. Разговоров о сделке никто не вел, словно Амур прилетел к старым товарищам провести досуг на природе.


Пилот услужливо открыл дверь и ожидал пока чиновники с гостем залезут в утробу вертушки. Отвернувшись на секунду, он смачно чихнул и сморкнулся на землю. Амур пристально посмотрел на летчика - всё те же признаки. Только вот не может столько людей одновременно страдать от аллергии, больше похоже на простуду или респираторную болезнь. Инстинктивно спрятал лицо за воротник крутки и забрался в салон. Сергей протянул наушники, спасающие от удручающего гула двигателя и улыбнулся, только улыбка на воспаленном лице выглядела искусственной.


Вертолет поднялся метров на триста, почти под низко стелящееся сплошное покрывало туч. Шум винта не позволял разговаривать, чиновники лишь переглядывались и улыбались друг другу. Один из них, имени которого Амур не знал, достал из кармана фляжку, отхлебнул и передал по кругу. Каждый сделал несколько глотков, сощурился от крепости, и протянул следующему. Сергей, взяв флягу, выдохнул и, запрокинув голову назад, сделал несколько больших глотков.


- На, держи, добивай. У нас с собой еще есть, не протрезвеем.


- Не, спасибо, и так уже накидался, боюсь вырвет или вообще отрублюсь. – Амур не соврал - голова кружилась, толи от «вертолетов» то ли от вертолета, но больше пугало сборище вирусов или бактерий, которые могли остаться на горлышке.


Сергей пожал плечами и вылил в горло остатки алкоголя, удовлетворенно крякнув. Амур отвернулся к окну и начал рассматривать плывущую внизу серую, почти в цвет неба, осеннюю тундру. Ностальгии нет, лишь воспоминания из детства флешбэками вспыхивают в голове. В носу засвербело. Почесал ноздри пальцами, но не помогло – чихнул, забрызгав стекло как из распылителя. Даже через наушники донесся громкий смех Сергея, перешедший в кашель. Амур повернулся к чиновнику, свернувшемуся на сидении в приступе и похлопал его по плечу. Сергей выпрямился и жестом показал, что он в порядке, но его вид говорил об обратном. Белый налет распространился от носа на половину лица за считанные секунды. Белки глаз потемнели, приняв цвет ненастного неба, губы наполнились нездоровой синевой. Прожилки капилляров сменили цвет с синего на черный. Амур встревоженно включил фронтальную камеру на телефоне и показал Сергею его лицо. Чиновник внимательно посмотрел, потер крылья носа и махнул рукой, хмельно улыбнувшись. Пилот, словно переняв эстафету, затрясся в порыве кашля. Эпидемия аллергии напрягала все больше и больше, пьяная эйфория улетучилась так же быстро, как и накрыла.


Через несколько минут вертолет замедлился, и Сергей указал на большую движущуюся массу на сером море тундры. Пилот опустил вертушку на высоту двадцати тридцати метров от земли. Чиновники оживились, достали карабины, двигаясь чуть заторможено, Амур сослал это на действие алкоголя. Сергей отодвинул в сторону дверь. В лицо ударил поток холодного ветра от винтов, выдувая последние остатки хмеля. Чиновник пристегнулся страховочным ремнем к петле, поставил ноги на подножку и прицелился. Хлопок выстрела не заглушили даже наушники. Сергея быстро сменил следующий и выстрелил несколько раз, даже не прицелившись. Глаза стрелка почти полностью посерели, черные капилляры добрались до век, белый налет тонкой паутиной покрыл почти все лицо. Амур достал телефон и посмотрел на себя через камеру. Никаких симптомов кроме покрасневшего носа, и зуда в носоглотке.


В плечо пихнули. Оторвался от экрана смартфона и посмотрел на Сергея, указывающего на открытую дверь. Нехотя пристегнулся и выставил ноги наружу, поднял карабин. Оптический прицел словно перекинул его в панически разбегающееся стадо оленей. Животные перепуганы, но больше встревожил их внешний вид. Тот же белый налет на мордах, пена у рта и кровоточащие глаза. Нарочно высадил три пули в землю.


Сергей приказал пилоту приземлиться. Вертолет опустился на вытоптанную сотнями копыт землю, среди тел убитых оленей. Амур вышел первым и скривился от тошнотворного запаха гниющего мяса. Следом за ним выбрались остальные чиновники.


- Вы вонь не чувствуете? – Спросил Амур.


- Какая еще вонь? У тебя шизофрения? Слышал, когда вещи начинают пахнуть другими запахами, это первый признак. Здесь только травой и кровью пахнет. – Улыбнулся Сергей, оголив начавшие кровоточить десна.


- Да здесь дышать нечем. И с вами что-то происходит, вам бы срочно в больницу - вид ужасный.


- Да нормально я выгляжу. – Сергей воспользовался тем же трюком с камерой телефона. – И чувствую себя отлично. У тебя точно шизофрения - галлюцинации начались. Ну ничего, главное документы подпишем, а там уже и вылечишься.


Чиновник громко хохотнул и харкнул на землю. Достав из ножен большой охотничий нож, он направился к туше оленя. Амур так и остался рядом с вертолетом в недоумении, наблюдая как остальные разбредаются к телам убитых животных.


- Трава на волосы похожа, а мы блохи, или вши. Выводить надо. Вода из стакана льется. Кровь приятная, отверткой в мозгу поковырять хочется. – Пробормотал пилот, стоящий рядом.

Амур повернулся к летчику, пытаясь понять, послышалось ему или нет. Вертолетчик попытался улыбнуться, только вышел у него звериный оскал. С края рта по челюсти потекла струя кровавой пены.


- А вот и трофей. – Сказал подошедший Сергей, подняв отрезанную голову животного за рог и кинув ее под ноги Амура. – О, а этот трофей мне нравиться больше.


Чиновник подошел к пилоту, положил руку ему на плечо и медленно, словно смакуя, воткнул клинок в шею. Летчик не сопротивлялся, продолжая улыбаться. Сергей улыбнулся в ответ и проделал с пилотом тоже самое, что и с убитым оленем. Амур остолбенел от ужаса, не веря своим глазам. Происходящее казалось сценой из дешевого фильма ужасов.


«Это сон, я сейчас проснусь в номере отеля и всё будет хорошо. Это просто кошмар!»


Его затрясло. К горлу подкатил ком тошноты, руки вспотели. Захотелось убежать, но ноги не подчинялись. Он стоял и смотрел за действиями чиновника, как заяц попавший в свет фар.


- Смотри какая штука, внучке подарю, писать в нее будет. – Сергей поднял отрезанную. голову перед собой и погладил по волосам.


Раздался выстрел. Голова чиновника разлетелась, как упавший с высоты арбуз. Грохот вывел Амура из оцепенения, и он побежал, стараясь укрыться от стрелявшего за корпусом вертолета.


- Смотри ка, попал. И где мой плюшевый мишка? – Один из охотников осмотрелся по сторонам, увидел двух своих товарищей, копошащихся возле туш. – Уточки!


Еще два выстрела. Амур прижался к холодному корпусу вертолета, дрожа всем телом. Несмотря на промозглую погоду, ему стало жарко, он расстегнул куртку дрожащими пальцами. Вспомнил о своем карабине, лежащем внутри. Осторожно, чтобы не привлечь внимание, дотянулся до винтовки. Передернул затвор и прижал оружие к себе, словно оно могло убежать.


- Цыпа цыпа цыпа! – Ветер донес голос сошедшего с ума чиновника.


Амур осторожно выглянул из-под хвоста вертолета и увидел спину охотника.


- Стой! Брось ружье!


Чиновник повернулся и оскалился.


- В животе жуки живут. – Прошипел он сквозь зубы, бросил в сторону винтовку, и охотничьим ножом вспорол себе живот, как заправский самурай, совершавший харакири.


- Твою мать, твою мать, твою мать! – Запричитал Амур.


Спешно достал из кармана телефон - связи нет, но экстренные службы должны отвечать. Набрал трехзначный номер. Из динамика раздался только треск. Все последующие попытки заканчивались тем же самым – никакого ответа, только шум помех. Даже навигация не работает, телефон показывает полное отсутствие спутникового сигнала. Амур осмотрелся по сторонам, пытаясь сориентироваться, в какую сторону идти. Выручило скопление сопок на горизонте, которое видел в окно вертолета. Громко чихнув, побрел в сторону сторожки, где остались машины и Нива с водителем.


С каждым километром идти становилось тяжелее. Окружающий ландшафт принял красный оттенок. Сначала подумал, что уже закат, но вспомнил, что до захода солнца еще несколько часов. Взглянул на небо, тучи разошлись, открыв красный небосвод и высокие кучевые облака, скрывающие солнце. Потер глаза – не помогло. Мох, жухлая трава и земля отливали алым. Посмотрел на руки и одежду – красные. Включил селфи камеру и взглянул на свое лицо. Белый налет вокруг носа, этот чертов белый налет, белки глаз начали темнеть. Заразился. Все же это какая-то болячка, а не аллергия. И что самое страшное, она влияет на мозг. Чиновники явно из-за нее умом тронулись. Амура затрясло, вспомнил распоротый живот и прострелянную голову, ярко, словно видел их сейчас перед глазами. Желудок сжал позыв рвоты. Рухнул на колени и вырвал на красный мох кислой жижей из закуски и алкоголя. Вытерев рукавом лицо, поднялся и пошел дальше. Даже не догадывался, сколько оставалось времени, до того, как разум его покинет, поэтому прибавил ходу, насколько смог.


К тому моменту, как добрался до домика, весь мир погрузился в багрянец, будто смотришь на него через бокал красного вина. Дыхание превратилось в сип загнанной лошади. Белый налет дико зудел, но руки словно не повиновались, не мог поднять их к лицу и почесать. Организм будто упивался дискомфортом.


Картина, увиденная возле сторожки, разбила все надежды добраться до города и попасть в больницу. Машины превратились в груду раскуроченного металла: окна выбиты, колеса порезаны, в салоне словно граната взорвалась. Посреди останков авто стоял водитель Нивы с топором в руках и резко дергал головой из стороны в сторону, как человек, пытающийся высмотреть назойливого комара. Нижнюю часть лица шофера полностью покрывал белый налет, радужки слилась цветом с потемневшими белками. Сеть черных капилляров охватила всю видимую часть кожи и уходила под шиворот куртки.


Увидев Амура, водитель перехватил топор и направился в его сторону.


- Привет, Аннушка, трамвай по тебе соскучился.


Он шел, подволакивая правую ногу, штанина пропиталась бурым, через порез виднелась рана на бедре. Амур огляделся по сторонам и рванул к домику. Подбежав, схватился за ручку. В голове промелькнула мысль: «а вдруг заперто?». Сердце ударилось и замерло от страха. Сзади доносились шаркающие шаги водителя. Двери оказалась открыта. Захлопнув её за собой, Амур закрыл массивный засов и осмотрел помещение, стараясь высмотреть хоть что-то через красную пелену. Дверь несколько раз дернули, но засов держал надежно. Снаружи послышался сдавленный смех, больше похожий на плач. Затем последовал глухой удар, и еще один и еще. Полотно двери затрещало и сдалось, одна из филенок вылетела внутрь грудой щепок.


- А вот и Джонни! – Водитель оскалил залитый кровью рот и с большим рвением начал разносить единственную преграду.


Амур увидел стоящий возле камина огнетушитель, схватил его и встал справа от дверного проема. Дыхание вырывалось из груди со свистами и хрипом. Руки тряслись. Еще один удар снес петли засова и дверь со скрипом открылась. Шофер зашел, шаря взглядом. Амур направил сопло огнетушителя и нажал на рычаг. Тугая струя ударила в лицо шофера и покрыло и без того белую кожу хлопьями углекислоты. Водитель оступился, выронив топор, и начал лихорадочно тереть глаза. Время на раздумья не было. Подхватив с пола окровавленный инструмент дровосека, Амур с размаху всадил его в голову нападающему. Лезвие с хрустом пробило кость и увязло. Шофер, крякнув, осел на пол, потянув руки к торчащему вперед, как рог, топорищу, но жизнь покинула его раньше.


Амур выскочил из дома, и не жалея ног побежал по дороге в сторону города. Мысли в голове метались, как комары под фонарем.


«В отель, потом в больницу, отель, больница, врачи…»


Через километр ноги взмолились о пощаде, легкие обжигало при каждом вдохе. Мозг уже привык к заливающему мир красному цвету. Амур так и не понял, издевается ли над ним сознание, или реально мир превратился в кошмар дальтоника, но разбираться не было времени.

Еще через километр, когда мышцы начали гореть и схватываться судорогами, наткнулся на дежурную машину своей компании – серый японский внедорожник, стоящий на обочине. Окно с водительской стороны залито кровью. Амур открыл дверь и увидел на сидении труп мужчины с перерезанной сонной артерией. На лице умершего все признаки заболевания: белый налет, черные капилляры и покрасневшая кожа. Небрежно вытянув тело за руку, Амур забрался в машину, протер стекло от крови и повернул ключ в замке зажигания. Машина послушно завелась. Облегченно выдохнул, воздух вырвался из легких со свистом. Вдавил педаль газа и направил машину в сторону города.


«Отель, больница, врачи…»


Больше никаких мыслей. Красный цвет в глазах стал более насыщенным. Вывернув на асфальтированное шоссе, увидел залитую кровью голую девушку, посреди дороги. Дернул руль влево, стараясь уйти от столкновения, но не успел. Зажмурился, ожидая удара, но услышал только звук мерно работающего двигателя.


«Галлюцинации? Не удивительно. Этих вон как глючило, что чиновников, что водителя. Сколько же еще смогу продержаться. Лишь бы успеть доехать до города.»


Доехать оказалось не просто. Мир все больше и больше погружался в багровое марево. Из красной пелены сплетались фигуры людей, лошадей, машин. Сначала Амур старался объезжать их, но в скорме смирился с галлюцинациями и просто ехал вперед.


Над городом краснота стала настолько плотной и темной, что пришлось напрягать зрение, чтобы различить силуэты зданий. В воздухе появился туман, состоящий из мелкой белой пыли, словно летающая в воздухе мука. Улицы пустынны, теряются вдалеке в алой пелене, красные огни светофоров сливаются с заливающим всё цветом. Люди, как впавшие в кататонию, стоят на обочине и даже не поворачиваются на проезжающую машину. Амур пригнулся ниже к рулю, сбавил скорость, осматриваясь по сторонам в страхе проскочить нужный перекресток.

«Сей меня…» - Странный нечеловеческий голос прозвучал одновременно в голове и в воздухе, разнесся тысячекратным эхом, наполняя собой все сущее. Амур вдавил педаль тормоза, шины истерично заскрипели по асфальту.


- Кто это? Кто говорит? – Он закричал, руки затряслись от страха. Изображение перед глазами затряслось, как песок на низкочастотном динамике.


«Разноси меня…»


- Да кто это?! – Голос Амура сорвался на визг.


В груди разлилось странное чувство, словно он состоит из металла и его тянет сильный магнит. Повернулся в сторону притяжения, и увидел поднимающийся высоко в небо столб белой, как снег, пыли, достающий до облаков и напоминающий гриб. Цвет столба резко контрастировал с краснотой, заполнившей мир. В верхушке столба блистали молнии, вся масса пыли закручивалась как смерч, только в обратную сторону – от земли, и поднималась в небо, создавая жуткую, апокалиптичную картину. Люди на тротуарах повернулись в сторону колоссального пылевого торнадо и побрели на зов звучащего на всю округу голоса. Амур понял, что слышал его не только он. Спешно вернулся в машину. Притяжение усиливалось, уже не просто маня, а почти таща за шкирку. Подъехал к перекрестку, стараясь рассмотреть свободна ли дорога, и лишь в последнюю секунду увидел летящую слева машину.


Сильный удар. Сознание на секунду отключилось. Первое, что почувствовал, придя в себя, сильную боль в левой руке. Посмотрел на нее - от конечности осталась лишь размозжённая каша из костей и мяса. Лицо заливает кровь, голова гудит как трансформатор. Амур выбрался из перевернувшегося на бок автомобиля и осмотрелся. Врезавшаяся в него отечественная «Семерка» стаяла рядом с раскуроченной мордой. На капоте лежал зараженный человек. Подойдя ближе, Амур увидел, что у него нет нижней челюсти, которая осталась на руле. Скорее всего ехал, вцепившись зубами в баранку и удар выкинуло его вперед, лишив части лица.

Перетянув левое плечо ремнем от штанов, Амур побрел по улице. Рука на удивление почти не болела, хотя, судя по повреждениям, он давно должен был потерять сознание от болевого шока. Нутро сопротивлялось зову странного голоса. Собрав волю в кулак, пошел в противоположную сторону, протискиваясь через толпу зараженных людей, как в метро в час пик. Где-то там отель, номер, в котором лежат его вещи – единственное, что укажет на реальность происходящего. Небольшой серый чемодан, ноутбук, и куртка в шкафу превратились в его сознании в магический артефакт, который необходимо срочно получить. С трудом переставляя ноги и перебарывая тошноту, шел, с каждым шагом удаляясь от аномального смерча.


Людей, если их еще можно так назвать, становилось все меньше, словно весь город ушел на зов. Амур опустил голову и смотрел на асфальт под ногами, сжимая плечо выше жгута, чтобы минимизировать кровотечение. Он не смотрел по сторонам, голова занята лишь мыслями о вещах в отеле. Боковым зрением уловил движение справа, но не успел среагировать. Его схватили за руку и дернули в узкий проулок между зданиями. Падение на асфальт отозвалось болью во всем теле, и застыло зудом в раздробленной руке.


- Тише, тише. – Зашептал мужчина, нависший над Амуром. – Не дергайся. Лежи, лежи. Я не трону, не заражен, смотри.


Незнакомец растянул кожу на лице, демонстрируя отсутствие белого налета. И без того узкие глаза превратились в две щели.


- А ты заражен, но с ума не сошел. Странно, странно. С рукой что? А ладно, неважно. Почему ты не подчинился зову? – Затараторил незнакомец, странно дергая головой при каждом слове.


- Кто ты? Чего тебе от меня надо? – Прошипел сквозь зубы Амур.


- Я Ванхо. Можно Ваня. – Голова незнакомца не прекращала дергаться в так слогам. – Местный, шаман, хотя все говорят, что просто дурак. Но теперь они дураки, Куль их забрал, а я ему не подчиняюсь, меня Торум охраняет.


- Торум? Куль? – Переспросил Амур, поднимаясь на ноги. – Ты точно больной. Это же просто боги из древних сказок. Как Куль их подчинить мог? Как Торум тебя оберегать может? Эти сказки только детям рассказывают.


- Ты поди это зараженным скажи. Видел их лица, видел, что они творят? Это Куль их разум захватил. Долго он искал путь из своего подземного дома. А эти – люди в пиджаках, что землю нашу рыли, откопали его, вырвался он наружу, споры свои распространил и заразил всех.

- Землю рыли? Ты про уранодобывающую компанию?


- Урано, не урано, но землю рыли. Столб белый видишь. – Ванхо ткнул узловатым пальцем стену дома скрывающего пылевой смерч. – Он появился прямиком на карьере. Там Куль и вылез. Через нос в мозг попадает, как плесень – спорами, и все, теряет человек разум. А меня не берет, я дары Торума каждый день принимал, говорил с ним, меня так просто не поработишь. А ты хочешь?


Мужчина залез в карман и протянул Амуру горсть высушенных грибов.


- На, отведай. С Торумом поговоришь, Куль от тебя отстанет.


- Отвали от меня. – Амур отмахнулся, попав по ладони мужчины. Засохшие куски мухоморов веером рассыпались по земле. – Мне надо в гостиницу, потом в больницу.


- Ну и дурак же ты. Нет больше больниц, и отелей. Куль вырвался, скоро вся земля его будет. Ты видел этот вихрь спор? Скоро все заражены будут, его остановить надо. Только я не могу. Если я туда пойду, меня убьют, он видит, что я нормальный, глазами подвластных ему видит. Порвут меня. А ты заражен, тебя не тронут, но ты в рассудке. Остановить его надо, скоро никого не останется. Все белой плесенью порастет.


Амур выдохнул и осмотрелся. Вспомнил чиновников, убивающих друг друга, водителя Нивы с топором и толпы лишенных рассудка людей, бредущих, как зомби. Что он будет делать дальше, когда доберется до отеля и заберет свои вещи? А если этот умалишенный шаман прав? Что если все заразятся? Это точно не древнее божество, но опасная зараза, вырвавшаяся из-под земли – сто процентов. Амур прикинул примерное местоположение столба пыли, и понял, что он действительно аккурат там, где открыли месторождение урана.


- О чем думаешь? – Спросил Ванхо нагнувшись, и заглянув в глаза.


- Давно это началась? Я только вчера прилетел, ночью. С утра уже первого зараженного встретил. – Ответил Амур, скривившись от боли в руке.


- Так вчера и началось. Взрывали землю там, грохотало, аж в городе слышно было. Вчера первые с белой мордой и появились. А сегодня вон как разошлось все.


- И мир красным стал… - Сказал в сторону Амур.


- Не, не стал. Это Куль тебя подчиняет, кровью глаза заливает. Недолго тебе сопротивляться осталось, и так диву даюсь, что так долго продержался.


- Догадываюсь почему, но это не важно. Если это Куль твой, как остановить его?


- Огня он боится, как мука или пыль древесная, или плесень. Не любит, когда горячо. Поэтому и жил в глубине, где вечная мерзлота. Сжечь его надо. Но не знаю я, как это сдела… - Ванхо замолчал на полуслове, широко раскрыв глаза и схватившись руками за грудь, пробитую прутом арматуры.


Амур подхватил падающего шамана и увидел стоящего в трех метрах позади него зараженного. Уже приготовившись бежать, понял, что нападавший не проявлял к нему никакого интереса, словно не видел его. Развернувшись, Амур вышел обратно на улицу и осмотрелся. Дорога заставлена брошенными машинами, выбирать долго не пришлось, уже во втором авто были ключи и половина бака бензина. Если до смерти Ванхо он еще сомневался, то сейчас точно решил ехать к карьеру, хотя бы убедиться, что источник заражения идет оттуда, а на месте уже решать, что делать дальше.


Выехав из города на трассу, удивился огромным толпам, бредущих в сторону возвышающегося над тундрой столпа. Он манил к себе и одновременно пугал своим жутким видом и колоссальным размером, не меньше полукилометра в диаметре и около шести в высоту – верхний край упирался в кучевые облака. Зараженные смотрели только на него, спотыкались, вставали и шли дальше. Между людьми сновали животные, с признаками болезни: собаки, кошки, олени, крысы и домашний скот. Приходилось сворачивать на обочину, иногда вообще ехать по земле вдоль дороги, слишком много людей тянулись к аномалии. Чем ближе Амур приближался к столбу, тем темнее становился заливающий всё багрянец. В ушах зазвучали сотни голосов, невнятно бормочущие на непонятном языке. Ветер усилился, швыряя в стекла машины пыль. Когда до подножия исполинского смерча осталось меньше пятисот метров, автомобиль заглох и отказался хоть как-то реагировать на все попытки его завести. Пришлось выбираться и идти пешком. Из-за наполняющей воздух белой взвеси дышать стало тяжело. Амур поднял воротник куртки и, прикрывая глаза рукавом, пошел вперед. Толпы зараженных остались позади – обогнал их на двух третях пути. Ветер превратился в сумасшедший ураган почти сбивающий с ног. Шел, прижимаясь как можно ниже к земле, опасаясь, что в любой момент его поднимет в воздух и унесет. Видимость упала до десяти метров, идти пришлось почти в слепую.


Пройдя пару сотен метров и оказавшись в эпицентре вихря, ощутил, что ветер стих и дальность обзора увеличилась. Впереди показались дома добывающей компании, брошенная техника и силуэты замерших на месте рабочих. Они стояли, словно в трансе и смотрели на дно карьера. Раздался оглушающий звук, похожий на скрежет исполинской трубы, которую волокут по земле. Амур сделал еще несколько шагов к краю карьера и в страхе шлепнулся на зад, увидев источник звука. Огромное существо, не меньше трехсот метров в высоту с антропоморфным торсом, переходящим в паукообразное брюхо, и сегментированными ногами, упирающимся в стенки карьера. Существо полностью покрыто хитином, даже человекоподобный торс и венчающая его коническая голова без лица. Все его тело усеяно наростами, напоминающими грибницы или «черных курильщиков», выбрасывающих вверх столбы белых спор. Вместо рук еще две многосоставные конечности, заканчивающиеся хитиновым когтем. Существо двигалось медленно, словно под водой, вращая головой-конусом из стороны в сторону. По ушам ударил повторный рев существа, исходивший от всей его туши.


- Твою мать… Что это за хрень? – Вслух сказал Амур, не веря своим глазам.


Первая мысль – галлюцинация, но тут создание переставило одну из лап, и земля под ногами затряслась от исполинского веса. Нет, галлюцинации не могут заставить землю дрожать. Словно услышав мысли Амура, существо повернуло голову в его сторону, и он физически почувствовал его взгляд, хотя глаз у создания не было. И опять этот оглушающий рев, пробирающий до мурашек и холода в животе. Застывшие работники одновременно повернулись к Амуру и побрели в его сторону. Один из них, стоявший ближе всех, не доходя пары метров, кинулся вперед, выставив руки и оскалив рот. Амур в последнюю секунду сделал шаг в сторону и зараженный полетел в карьер, даже не вскрикнув.


«Оно понимает, что я не подчиняюсь, поэтому хочет меня убить.» - Промелькнула мысль в голове.


Продолжение в комментах.

Показать полностью
56

Роман "Конфликт". Цикл "Пурпурный рассвет". Часть 1. Глава 5

Предыдущий пост Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 1. Глава 4. Завершение


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092

Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


10 июня


11.17 по московскому времени


поселок Криница



- Что думаете? - Спросил Князев.


Никто не ответил. Мила переглянулась с Викой, Тимур посмотрел в потолок, Марк, Стив и Джавид просто молчали, лишь девочки внимательно рассматривали необычное для них белое помещение.


- Не знаю, как вы, а я склонен верить Киру. Без него мы бы не выбрались из “Рассвета”, вообще без шансов. Если у безопасников была бы радиосвязь, нас раздавили бы, как клопов. Мы ему жизнью обязаны. А реактор - просто нечто. До сих пор не верю, что он реален. Мы же ломали голову откуда электричество в убежище, но я никак не думал, что ответ будет настолько невероятный. - Первым заговорил Прайс.


- Это всё понятно. Но что ждет нас дальше? Лесной просит принять судьбу декабристов, пойти против системы. Сотни анклавов с подготовленным военным, кучей техники и оружия, а у нас три калеки с половиной и две девушки, единственный вояка потек крышей и сбежал. Конечно, на нашей стороне аутист Тесла со своей вундервафлей, но что это даёт? - Саша откинулся на диване, массируя плечо травмированной руки.


- Так нам и не надо воевать. Мы можем предложить людям альтернативу. Что им преподносят анклавы? Мнимую безопасность, кров, хлеб, и лживую уверенность в будущем. Мы можем дать то же самое, при этом оставить свободу воли, построить новое общество. Разве ты никогда не мечтал жить в обществе без несправедливого правительства, тупых законов, обдирающих налогов и культуры потребления? - Глаза Стива горели, энтузиазм переполнял американца, усилив английский акцент.


- Какой ты наивный. Надеешься, что посулишь людям утопию, и они ломануться к тебе строить светлое будущее? Они прожили с четким жизненным укладом всю жизнь: работа - зарплата - дом - досуг. Никто не захочет ничего менять, большинство не знают, что делать со свободой, даже если мечтают о ней. Человек стремится загнать себя в рамки, ему страшно жить свободно. Думаешь религии придумали просто так? Нет, у людей “комплекс ребенка”, они всегда ищут более взрослого, опытного, ответственного, кто направит, рассудит, укажет, кто может взять на себя ответственность за их ошибки. Люди - гребанные фаталисты, это не я такой мудак, у меня судьба такая. Я знаю, о чем говорю, сам еще месяц назад таким был. - Князев посмотрел на внимательно слушающую его Женю.


- Не соглашусь. Обществу просто не давали выбора, и любой, кто пытался выпрыгнуть из клетки, тут же получал по шапке. - Мила скрестила пальцы на колене. - Да, мы не самые умные и идеальные создания на земле, но если грамотно преподнести будущее, которое их ждет в анклавах, и то, что мы можем построить сами, без стоящего над душой человека с палкой, то многие перейдут на нашу сторону. Вся история человечества состоит из войн и революций, на протяжении веков люди боролись за свою свободу, но всегда находился кто-то более прозорливый, прячущий под маской светлой идеи свои корыстные цели. Сейчас все в наших руках, нет армии силовиков, готовых дубинками вбивать мнение свыше. Выживших в сотни раз больше, чем безопасников в анклавах. Мы потеряли все: прошлую жизнь, любимых и близких, но это дает возможность начать с чистого листа, и попытаться дать будущим поколениям жизнь, в сотни раз лучше, чем была до эпидемии. Скажу честно, после “Пурпурного рассвета” я впала в депрессию, потеряв мужа и детей, я не видела смысла жить дальше. Голый инстинкт самосохранения и боязнь смерти не дали свести счеты с жизнью, а сейчас появилась цель, ради которой готова еще потоптать эту землю.


- Сань, посмотри на Веру с Женей. - Джавид сам взглянул на детей и перевел взгляд на Князева. - У них вся жизнь впереди. Если ты, так же как и я, и Марк, и Тимур, готовы стерпеть почти всё, не впервой, всю жизнь в дерьме барахтались и как-то выживали, то у них еще все впереди, их мозг не зашорен стереотипами. И мы можем хотя бы попытаться ради них. Вспомни тех детей, которых увезли с собой Пимон и Лера. Они же вырастут в рабстве, им сломают психику, вырастив из них безвольных баранов. Помимо них в анклавах еще сотни таких как Женя. На взрослых мне пофиг, они сами выбрали свой путь и согласились, но у детей нет выбора. Я в Кире лжи не увидел, а жизнь меня научила понимать, когда мне в уши ссут. Короче, я полностью на стороне Лесного.


- Знаете, я всегда опирался на свою интуицию или, если проще выразиться, чуйку. Гипертрофированная она у меня какая-то, постоянно чувствовал, если впереди ждет головняк, в мелочах и обыденных вещах хорошо выручало, перед началом эпидемии вообще с ума сходил от предчувствия. А сейчас мне спокойно, даже как-то хорошо. Последние дни места себе не находил. Предательство Леры, смерть Ларисы и Юли, помешательство Вадима, я почти опустил руки, стал раздражительным и агрессивным, но узнав Лесного и его планы, словно обрел гармонию с собой. Намного проще, когда ты не просто кроха умершей цивилизации, а капля надежды. - Сказал Тимур.


- А ты что молчишь? - Прайс повернулся к Сахарову.


- Сказать нечего вот и молчу. Сам еще не определился. Никогда не скрывал, что откровенно ненавижу людей, после эпидемии неприязнь лишь усилилась. Человек человеку - волк. Вспомните Тафара с Агнией, рассветовцы эти. Грызутся, насилуют и убивают, даже тогда, когда выжили единицы. Строить какое-то общество, пытаться что-то дать, организовать, то же самое, что стремится научить рыбок в аквариуме разговаривать. В людях слишком много грязи и зла, которые найдут способ вылезти наружу. И какое бы просветленное будущее вы там не хотели создать, все это лишь розовые мечты наивных детей. Разогнать анклавы - поддержу, но дальше - увольте. Просто не трогайте меня. С вами мне легче, не знаю почему, но легче. Но в общине я начинал чувствовать, что теряю над собой контроль. Так что пусть выживают сами, собираются, решают, просто уйду и буду жить сам. Я не обвиняю вас, понимаю, что люди не могут выживать по одному, но просто боюсь, что могу сорваться.


В зале повисал тишина. Мила с Викой с легким удивлением посмотрели на Марка, Джавид сочувственно сглотнул.


- Офигеть у тебя тараканы в башке. - Разогнала тишину Вика. - Но я в чем-то с тобой согласна. Отец с детства учил меня критическому мышлению, сомневаться во всем, даже в его словах. И если посмотреть со стороны, то возможно, что мы просто пешки в хитрой шахматной партии Лесного, и в эндшпиле раскроется его жажда власти и желание подчинить себе собранных нами выживших. У него все для этого есть: контроль над электроэнергией, готовая сеть слежения. Почему он не может, так же как и рассветовцы, манипулировать нашей психикой, создав круг верных приверженцев, ведущих его к власти?


- В любом случае, сейчас мы этого не узнаем. - Перебил девушку Стив. - Но если будем бездействовать, то власть захватит сила, более страшная, чем Кир, и цели этой силы мы знаем точно.


- Нужна конкретика. Если мы подключаемся, то вместе, если нет, то тоже вместе. - Саша обвел взглядом команду собравшихся.


- Мне нравится этот дядя. - Сказала молчавшая до этого Женя. - Он какой-то хороший. И дом у него красивый, странный, но красивый.


- Мне тоже. - Присоединилась Вера. - Здесь уютно, даже лучше, чем там, где мы остановились, ну под землей. Там мрачновато. И в общине мне не нравилось, хоть там и были тетя Лариса с Лерой. Как в детский садик вернулась и взрослые злые ходили. По тете Ларисе скучаю очень, по Лере нет, понимаю, что она плохо поступила. А Кир мне нравится, его же так зовут? От него добротой веет.


- Я за идею Лесного. - Стив привстал, словно приветствовал собравшихся в кружке анонимных алкоголиков. Князев даже прокрутил в голове фразу: “Я Стив Прайс, американец, пережил эпидемию на две с половиной недели и согласен присоединиться”.


- Я тоже. - Кивнул Тимур.


- Нам всем стоит поддержать его. Самое разумное решение. - Мила посмотрела на Вику. - Ты как?


- Прислушаюсь к тебе, но буду держать уши востро.


- Я с вами, но свою позицию уже озвучил. - Марк покрутил головой, разминая шею.


- Демократия, блин. - Ухмыльнулся Князев. - Ясно. Надо еще узнать, что за идея нового общества у Кира, а то вдруг он хочет воссоздать коммунизм.


- Нет, коммунизм - это тоталитарный режим, что идет в разрез с моим видением. - Донесся голос Лесного от двери. Он прошел в центр зала и сел в пустующее кресло. - Когда говорил о совершенно иных ценностях и основе общества, имел в виду кардинально отличающиеся от всего, к чему вы привыкли. Изначально это может вызвать отрицание. Людям нужно время, чтобы сломать стереотипы и догматы, и попытаться начать жить по другому, уж так устроен наш мозг.


- Ну хоть в двух словах опиши, чтобы мы имели представление. - Сказала Мила, приподняв одну бровь.


- Человек - существо, выбивающееся из любой стандартной системы организации жизнедеятельности - одновременно и социальный и одиночка. При социализации включается так называемый “стадный инстинкт”, и начинает преобладать стремление господствующего лидера. В этом минус любой системы общности с центральным организующим началом. Когда человек ведет индивидуальный образ жизни, он выходит из зоны комфорта, включается творческий потенциал, способствующий облечению быта. На этом я и хочу построить систему нового общества. Если искать аналоги в ранее известных политических строях, то ближе всего будет индивидуалистический анархизм…


- Так стоп, я конечно понимаю, что ты гений и все прочее, но мы то простые люди, нам бы попроще, на пальцах так сказать. - Перебил Саша.


- Хорошо. В результате эпидемии общество таким, каким мы его знали, умерло, забрав с собой все свои основы - деньги, ценности, систему организации и политические строи. Выжившие раскиданы по всей планете, не имея общего организующего начала, на которое метит управление анклавов. - Кир посмотрел на сидящих. - Люди освободились, пока что. Ничего не загоняет их в рамки, не ограничивает свободу, творческий потенциал и не ставит лимит развития. Для начала мы должны просто дать им то, что обеспечит жизнедеятельность: энергию, тепло, еду, безопасность. Пусть они сами придут к пониманию, что жизнь, к которой они привыкли, осталась в прошлом. Что сидеть в уютной социальной ячейке, без стремления развиваться не получится. Это раньше, когда на земле было семь миллиардов, такое было возможно, но сейчас, когда выжило меньше миллиона, действовать нужно каждому. Они начнут шевелиться, что-то предпринимать, и вот в этом мы должны им помочь. Каждый индивид начнет проявлять свою особенность: у кого-то склонность к строительству, у кого-то к медицине, к искусству, которые не могли проявиться в полной мере ранее, под давлением необходимости заработка для выживания. Сейчас этой необходимости нет, и мы сможем дать раскрыться каждому, без давления. А общество организует себя само. Яркий пример - микросоциумы в природе. Вы хоть раз видели президента у дельфинов или обезьян? Нет, они организуют себя сами, любой хаос постепенно приходит к порядку.


- А как же выращивание овощей, скотоводство, и прочие работы, не требующие “творческого проявления”? - Спросил Джавид.


- По статистике лишь около десяти процентов людей обладают амбициями и созидательным складом ума. Многие стремятся найти постоянную работу, и именно на ней получают удовольствие. В планируемой системе организации обществамы дадим таким людям все необходимые условия, что бы они реализовали себя на максимум. Ты не поверишь, на что способен человек, даже на простой работе, когда она не является давящим обязательством. Он начинает искать способы ее улучшить, сделать более легкой и приносящей больше пользы. - Кир посмотрел на засигналившие часы на руке. - Извините, но я должен ненадолго вас покинуть. Если вы голодны можете пройти в столовую, вторая дверь направо.


Лесной спешно поднялся и удалился.


- Не знаю, как вы, а я ни хрена не понял. - Джавид почесал затылок.


- Интересно, куда он так быстро ушел? - Тимур посмотрел на закрывшуюся за Киром дверь.


- Гениально. - Выдохнул Стив. - Если получиться реализовать его идею, то мы будем жить в утопии. Самое главное, у него есть всё, чтобы это воплотить, вопрос энергии и тепла решен, и мы еще не знаем, что этот Оз хранить за пазухой.


- Да, интересная задумка. - Согласился Саша. - Я тоже не до конца уловил суть, но примерно сообразил. Если раньше и пытались создать что-то подобное, то все попытки пошли прахом из-за устоявшихся стереотипов в головах людей. Сейчас все они стерты “Пурпурным рассветом”, и шансы воплотить идею Кира в реальность очень высоки.


- Вот так в одночасье из горстки выживших мы превратились в надежду на новое будущее для всего человечества. - Людмила откинулась на спинку дивана. - Все интереснее и интереснее, аж аппетит разыгрался. Пойдем, проверим чем нас наш савант[1] угощает.


Прошли в столовую, повторяющую общий стиль интерьера: белые стены, мебель и кухня в дальнем углу. Девушки по-хозяйски залезли в холодильник, обнаружив несколько десятков одинаковых стеклянных боксов с маркировкой. Еда не отличалась большим разнообразием, и походила на рацион спортсмена или человека на диете. Каши, отварные овощи, куриная грудка, постная телятина, яйца. Людмила вслух отметила, что в еде грамотно соблюден баланс, полный набор витаминов и питательных веществ. Каждый выбрал себе по боксу, разогрели в микроволновке, но, попробовав, тут же отказались. Полное отсутствие соли, масла и любых специй делали еду безвкусной. Единственным, что удалось найти на многочисленных полках, оказался сахар. Пришлось довольствоваться чаем и кофе.


С едой покончили и вернулись в холл, заняв уже привычные места на диванах. Мила, Князев и Стив принялись обсуждать идею нового общества, дети скучающе глазели по сторонам, Марк пошел бродить по помещению, рассматривая стены и потолок, Тимур с Джавидом залипли в телефон. Ждали Лесного, но он не появился ни через полчаса, ни через час. Саша занервничал, начал бродить кругами и постоянно смотрел на дверь. Его раздражение передалось всем, Вера закапризничала, постоянно бегала в туалет, который с трудом нашли среди множества дверей.

Появился Кир лишь спустя пару часов. Непривычно быстрым для него шагом, вошел в холл.


- Собирайтесь.


- Что случилось? - Встрепенулся Саша.


- Воеводов. Необходимо срочно выезжать к анклаву “Заря”.


- Что он там устроил? - Подскочил с места Тимур.


- Еще не успел, но в течение часа “Зарю” ждет судьба “Рассвета”.


- А люди? - Спросил Стив.


- Он предоставил им права выбора, обнародовав информацию о деятельности анклава. Кто не согласен, смогут уйти, но не сказал, что ждет тех, кто останется.


- Твою мать, сколько у нас времени? - Князев посмотрел на готовых к действиям друзей.


- Точно не знаю, сложно предугадать его действия. Сейчас группа людей, решивших покинуть общину, выезжают с территории базы. Командование подчиняется Воеводову под угрозой уничтожения. Несколько батарей систем залпового огня готовы нанести удар, стоит Вадиму нажать кнопку.


- Но что мы сможем изменить? - Развел руками Юлаев.


- Не знаю, нужно хотя бы попытаться, может вы повлияете на Воеводова, может он передумает, увидев вас или хотя бы попробовать спасти группу покинувших общину.


- Стив, Марк, Джавид, гоните, я там ничем не помогу, мы с Тимуром в убежище. - Саша прижал к ноге испугавшуюся суеты Женю.


- Оставайтесь здесь, поможете координировать действия. - Сказал Кир.


- Тогда я с ребятами. - Юлаев выступил чуть вперед.


- Я останусь, помогу с детьми, возьмите Вику, она отменный стрелок, может пригодиться. - Мила подошла ближе к Князеву и взяла за руку Веру.


- Не будем терять времени. - Стив махнул остальным и направился к выходу.



[1] Синдро́м сава́нта, саванти́зм (от фр. savant [savɑ̃] — «учёный») — редкое состояние, при котором лица с отклонением в развитии (в том числе аутистического характера) имеют «остров гениальности» — выдающиеся способности в одной или нескольких областях знаний, контрастирующие с общей ограниченностью личности.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!