Zim90

на Пикабу
поставил 2676 плюсов и 8684 минуса
отредактировал 13 постов
проголосовал за 123 редактирования
9871 рейтинг 57 подписчиков 5888 комментариев 22 поста 1 в горячем
2

Беличенко Прасковья Степановна

Этот рассказ о моей прабабушке – Прасковье Степановне Беличенко (Шатохиной). Она воспитывала мою маму и вместо сказок рассказывала ей истории о семье и о своей жизни. Например, как она ходила в школу или о том, как ее принимали в пионеры. Именно благодаря ей мы смогли сохранить так много сведений о нашей семье. К 9 мая мы с мамой постарались вспомнить и записать все ее рассказы, сохранив прабабушкин стиль повествования.


Родилась Прасковья Степановна в селе Остабное Курской губернии 1 октября 1908 года. О ее родителях и детстве - в моем прошлогоднем посте.

Беличенко Прасковья Степановна Великая Отечественная война, 9 мая, Семья, Длинное, Длиннопост

Свидетельство о крещении Шатохиной Прасковьи Степановны.


В 1927 году Паша окончила среднюю школу в г. Славянске (Донецкая область). Ей было восемнадцать лет. В те годы в средней школе учились семь лет, а в начальной – четыре года. Довольно долгое время она не могла найти работу – девушка со средним образованием нигде не была нужна. Были востребованы бригады рабочих: плотников, столяров, землекопов.

Первая работа Паши была временная: она получила назначение в частный книжный магазин в Краматорске на период переучета. За две недели заработала 8 рублей. На эти деньги ей купили кашемиру на юбку, батисту на блузку и пошили обновки.


Потом Паша работала техническим секретарем на Старокраматорском машиностроительном заводе. В 1929 году с завода ее направили работать секретарем сельсовета в Красногоровку. Председатель тамошнего сельсовета был мужчина малограмотный, умел только расписываться. Тогда многие взрослые, особенно в селах, не умели читать и писать. Там с ней вышла неприятная история.


Когда председатель сельсовета был в отлучке, мужики из соседнего села привезли продналог. Паша не имела права принимать продналог, но мужики ее очень просили – "Дивчино, прими, у нас волы устали, нам ночевать негде, детишки малые дома одни плачут!" Ну и упросили. Паша согласилась, приняла деньги (всего 365 рублей - в то время это были большие деньги) Уложила в сейф, заперла на ключ, а ключ положила в ящик стола председателя сельсовета. На следующее утро деньги из сейфа исчезли. Был суд. Пашу обвинили в должностном преступлении и хищении денег. Дали ей условно один год. По суду стали вычитать деньги из ее зарплаты (25% зарплаты). Вычесть успели только два раза – вскрылось, что кражу совершил председатель. Он повторно похитил деньги из сейфа, думал, что опять с рук сойдет. Его исключили из партии и осудили. Пашу полностью оправдали, судимость сняли, только вычтенные деньги не возвратили.


В Красногоровке Паша познакомилась с Василием - своим будущим мужем. Он был освобожденным секретарем ячейки комсомола и заведовал Красной избой (так тогда называли сельский клуб). Он написал пьесу, в которой Паше досталась роль бабки-самогонщицы. Играла она плохо - ей было стыдно, что у нее такая роль, и после представления плакала из-за своего провала. Василий утешал девушку и, возможно, это их сблизило. В Красногоровке Паша поступила кандидатом в комсомол. В то время в комсомол не брали ровно с 14 лет и всех желающих, как в 70-80 годы в СССР. Нужно было не меньше года пробыть кандидатом. Из-за истории с продналогом Паша свой кандидатский стаж не прошла, а заново подавать заявление не стала.


Матери Паши, Евдокии, Василий не нравился. Два раза он приходил в дом в качестве жениха, но Евдокия не пожелала с ним разговаривать. Отец Паши - Степан Васильевич все время был в поездках. В третий раз Василий решительно отказался от неприятного визита. Он привез Пашу к своим родителям (его семья жила в Славянске, в районе Славкурорта на улице Коллонтаевской) и представил как свою жену. Родители Василия, Трофим и Маруся, тоже выбор сына не одобрили (невеста без приданного), но были вынуждены принять невестку.

Беличенко Прасковья Степановна Великая Отечественная война, 9 мая, Семья, Длинное, Длиннопост

Василий Беличенко (справа) с отцом и младшим братом. 1933 г.


Трофим Беличенко в молодости во время службы в армии был поваром-денщиком генерала Пржевальского и участвовал в одной из последних экспедиций знаменитого путешественника. До революции Трофим владел каменным домом, лавкой, рестораном и записывался купцом второй гильдии. Имел личное дворянство. После революции 1917 года по просьбе старшего сына-коммуниста Трофим в 1918 году добровольно сдал имущество городскому Совету, а сам остался работать шеф-поваром в бывшем ресторане, после революции ставшей столовой. Старший сын погиб во время гражданской войны.

Трофим Беличенко дожил до 94 лет, примечательно то, что он ни разу ничем не болел, даже зубы у него до конца жизни оставались целыми и здоровыми.


Паша после замужества стала жить в семье Беличенко. В 1930 г. у них с Василием родился старший сын Евгений. А в 1932 г. райком послал Василия на годичные бухгалтерские курсы в город Сталино (Донецк).

Беличенко Прасковья Степановна Великая Отечественная война, 9 мая, Семья, Длинное, Длиннопост

Прасковья и Василий Беличенко с сыном Евгением и родителями Василия. 1933 г.


В голодный 1932 г. Паша работала машинисткой в горисполкоме, получала зарплату и продуктовый паек. Все это она отдавала свекрови. Ела Паша только то, что давали в столовой на работе – борщ из крапивы, котлеты из лебеды, салат из зеленых помидоров. Дома свекровь варила ту же самую бурду. Свекор Трофим никогда из столовой продуктов не выносил, а сам дома никогда не готовил и не ел.

Беличенко Прасковья Степановна Великая Отечественная война, 9 мая, Семья, Длинное, Длиннопост

Паша (во втором ряду вторая справа) с коллегами из горисполкома. (еще в детстве моя мама спрашивала у бабушки: "почему у тебя такое худое лицо и запавшие щеки, а другие выглядят вполне упитанными?". Бабушка отвечала: "Они были девушки незамужние и жили с родителями. А я - со свекрухой.")


Паша голодала. Но были люди, которым приходилось еще хуже. Славянск наводнили беженцы из других районов, сильнее пострадавших от голода. Паша вспоминала: «Иду на работу, вдоль дороги сидят, милостыню просят, раздам им деньги, какие были, иду обратно – они уже не живые. Утром иду - уже другие сидят». В тот год стояла страшная засуха, земля от жары потрескалась, деревья, под которыми сидели беженцы, стояли голые, безлистые - то ли облетели от жары, то ли голодные объели.


Хлеб, отобранный у невесток, Маруся на базаре выменивала на золото и ценные вещи. Паша об этом узнала случайно. Однажды вторая невестка, Татьяна, уронила за комод зеркальце, и чтобы достать его, они с Пашей комод отодвинули. Задняя стенка комода отстала, и они увидели, что весь комод набит пайками хлеба…


Паша не смела пожаловаться на свое бедственное положение даже родителям, так как вышла замуж против воли матери. Только когда вернулся муж, она рассказала ему все. Паша и Василий приняли решение не жить больше с родителями. Василий в тот же день получил направление на работу колхозным бухгалтером в Нью-Йорк (Сталинская область) – бывшую немецкую колонию (теперь это поселок Новогородское Донецкой области). Там не было голода.

Немцы-колхозники были работящими и непьющими, у них считалось позором взять чужое. Паша вспоминала: «Как только приехали, идем с Васей по улице, а улица обсажена яблонями. А яблочки спелые висят, много падалицы на земле. Я с голоду наклонилась яблочко поднять, а Вася как схватит за руку - "Не смей! Меня же с работы выгонят! У бухгалтера жена - воровка! " Паша всю жизнь удивлялась таким порядкам.


Через какое-то время Василия с повышением перевели в город Старобельск Ворошиловградской области. Василий стал главным бухгалтером в банке. Государство выделило служебную 3-х комнатную квартиру. Василий хорошо зарабатывал, Паша не работала. Она занималась детьми и домом. Держала кур, уток, гусей, огород. В сажик каждый год сажали поросенка, а то и двух.

Беличенко Прасковья Степановна Великая Отечественная война, 9 мая, Семья, Длинное, Длиннопост

Библиотека в г. Старобельске.


Конец 30-х Паша вспоминала, как лучшее время своей жизни. В 1936 г. родилась дочь Людмила (моя бабушка), в 1937 – сын Леонид. Паша с Василием жили дружно. Василий любил детей, в свободное время много занимался с ними. На нем также была мужская работа по хозяйству. Вечером, придя с работы, он, прежде всего, приносил воду из колодца в огромную бочку и выносил помои, а только потом садился ужинать.


Летним воскресным утром 1941 года Паша с Василием купили на базаре поросенка. Поросенок убежал, и его украл сторож городской больницы, расположенной напротив дома, где жила семья Беличенко. Нашлись люди, которые это увидели, и Паша пригрозила сторожу судом. Тот согласился вернуть поросенка, и Паше пришлось идти с ним к его дому на другом конце города. Так она провозилась целый день и только к вечеру узнала о начале войны.


Василий сразу пошел в военкомат и стал на учет. Но еще несколько месяцев его не забирали в армию – он был ценным специалистом. Три раза он получал повестку – явиться с вещами на призывной пункт. Там отмечали явку мобилизованных и распускали по домам. В четвертый раз повестку принесли ранним утром. Дети еще спали, и Василий запретил жене будить их, чтобы проститься. С Пашей он тоже попрощался наскоро: «Вот схожу, отмечусь и вернусь». Больше им никогда не судилось свидеться.


Летом 1941 года немцы стремительно наступали. Госпиталя были переполнены ранеными. Проводив Василия, Паша поступила на ускоренные курсы сестер милосердия. Училась она лучше всех на курсе и заранее радовалась тому, что будет помогать раненым солдатам. Паша пришла работать в госпиталь, но попав в перевязочную, при виде открытых ран и крови упала в обморок. Ее привели в чувство и велели больше в госпиталь не приходить.


Летом 1942 года немцы начали наступление на Сталинград и Кавказ. Фронт приблизился вплотную к Старобельску. В августе 1942 г. в Пашином огороде расположилась артиллерийская батарея. Однажды Паша попросила красноармейцев зарезать свинью (ту самую, которая выросла из украденного поросенка). Свинья оказалась «мясной породы», сала с нее удалось засолить только маленький ящичек. И один красноармеец украл это сало, хотя Паша отдала солдатам почти все мясо. Вора быстро нашли, и командир приказал расстрелять его за мародерство. Узнав об этом, Паша бросилась к командиру в ноги и упросила пощадить виновного.


Во время бомбежек и артиллерийских обстрелов Паша старалась спрятать детей вглубь комнаты, подальше от окон, под кровать, забрасывала их подушками и одеялами. Сама же стояла посреди комнаты, ни в состоянии даже пошевелиться от страха. Тогда же она получила контузию и оглохла на одно ухо.


Когда Старобельск заняли немцы, они выгнали Пашу с детьми из дому. Почти все вещи, документы и фотографии семьи Беличенко были утеряны. Паша с детьми заняла другую квартиру, стоявшую пустой – хозяева уехали в эвакуацию. Жили там в чуланчике. Им неслыханно повезло, эта квартира оказалась в итальянском секторе оккупации. Итальянцы были не такими жестокими, как немцы. В немецком секторе оккупации всех, кто не хотел выселяться из квартир или пытался уйти с вещами, немцы тут же пристреливали, а трупы выкидывали в окна. В городе было 3 комендатуры: немецкая, итальянская и румынская, и три сектора оккупации. Румыны были самыми жестокими.


В новом Пашином жилище расположились два офицера. Один из них, помоложе и пониже чином был относительно добрым, другой же – Паша звала его Паулетти (а что это – имя или фамилия?), - был настоящим фашистом. В квартире на стене висел портрет Ворошилова – остался от прежних хозяев. Почти месяц итальянцы не обращали на него внимания (Ворошилов был в кепке - луганский слесарь Клим). Но однажды Паулетти (очевидно ему было скучно и хотелось разлечься) принялся убеждать Пашу в превосходстве вооруженных сил Германии и Италии: «Красная армия разбита! Наш дуче – великий полководец! У вас никто с ним не сравнится!». Паша не выдержала и сказала ему: «А у нас есть Ворошилов! Он победит вашего дуче!». «Какой еще Ворошилов?» - удивился итальянец. Паша показала на портрет. Паулетти очень рассердился, угрожал повесить Пашу, а портрет приказал немедленно снять.


Во время оккупации Паша работала в итальянском ресторане – мыла посуду, стирала и гладила скатерти, салфетки. Ей за это каждый день давали маленький хлебец (граммов 200). Как-то у нее сломался примус, и она не смогла выгладить скатерти (в то время гладили чугунными утюгами, которые нужно было нагревать на печке или примусе). Паша попыталась объяснить итальянцу - директору ресторана ситуацию: «Примус – капут! Примус – капут!», но тот только непонимающе смотрел на нее. Паша, уже чуть не плача, воскликнула: «Что же делать? Вот ведь рассердится, чертов гад!». А итальянец вдруг сказал ей по-русски: «А я не рассержусь». А потом добавил: «Не бойтесь, скоро придут большевики». Паша потом почему-то решила, что этот итальянец на самом деле был русским разведчиком. Уже через много лет после смерти бабушки, я читала, что в Старобельске была группа итальянцев-антифашистов, связанных с нашим подпольем.


В январе 1943 г. Старобельск был освобожден. В память об этом в нашей семье сохранилась книга, подаренная советским солдатом Евгению Беличенко – старшему сыну Паши. Эта книга - «Кобзарь» Тараса Шевченко. На развороте надпись: "На добрую память хорошего, но короткого знакомства – семье Беличенко, и особенно Евгению Беличенко, от Струк А. А. 2 02 1943 год. г. Старобельск".

Беличенко Прасковья Степановна Великая Отечественная война, 9 мая, Семья, Длинное, Длиннопост

После освобождения Старобельска Паша с детьми вернулись на старую квартиру. Паша устроилась на работу в детский сад нянечкой. Младшие дети были при ней в том же саду. Возобновилась переписка с Василием. Но в 1943 г. (точную хронологию не удалось восстановить) Паша узнала о том, что ее отец Шатохин Степан Васильевич казнен немцами. Затем, в 1944 г. – известие о гибели на фронте младшего брата Николая. Паша еще успела написать об этом мужу. Сохранилось его ответное письмо, в котором он выражает ей сочувствие. Это письмо было последним. Лейтенант Беличенко Василий Трофимович, командир пулеметного взвода, погиб смертью храбрых в бою 26 июня 1944 года и похоронен в братской могиле на западной окраине деревни Ола Жлобинского района Гомельской области.


Паша приняла решение переехать в г. Славянск к матери, которая нуждалась в поддержке после смерти отца. С матерью жили две невестки – жены Пашиных братьев Ивана и Федора. Вначале Пашу приняли радушно. Они с невестками стали совместно вести хозяйство: вместе готовили, вместе садились за стол.


Славянск находился под властью оккупантов дольше, чем Старобельск (до сентября 1943 г.) и пострадал намного сильнее. Паша долгое время не могла найти постоянной работы. Когда у нее кончились деньги и продукты, привезенные из Старобельска, невестки и мать отказали ей в помощи: «Вы ешьте свое, а мы будем свое». Паша и дети голодали. На детей государство платило пенсию, благодаря которой они как-то выжили. Только после войны, когда стали восстанавливать машиностроительный завод, Паша устроилась туда разнорабочей.

Беличенко Прасковья Степановна Великая Отечественная война, 9 мая, Семья, Длинное, Длиннопост

Беличенко Прасковья Степановна прожила 86 лет. В последние годы жизни она была инвалидом. Она сама воспитала и вырастила детей. Я хорошо ее помню, несмотря на то, что была тогда еще маленькой девочкой. Она рассказывала и мне свои истории. Помню, как она пела мне песню о рябине, а потом плакала. Я тогда еще не понимала, что она вспоминала погибшего мужа.

Показать полностью 7
0

Ответ на пост «Парад победы. Не пора ли полностью прекратить празднования?» 

Каждый год всплывает одна и та же тема и меня эта тема болезненно задевает.

Чем отличается победа в Великой Отечественной войне от побед в других войнах?

Прежде всего тем, что это победа над нацистской идеологией. Все "фюреры" с их тезисами о превосходстве арийской крови были натыканы в собственное г... и много лет сидели по схронам.

Но за давностью лет многое забывается. Нацистская гниль лезет изо всех щелей. Я не буду сейчас подробно писать о том, что происходит на моей родине - Украине, об этом уже немало написано. По сравнению с этим в России, казалось бы, свобода. 9 мая полиция не задерживает за красный флаг, в московском метро сохранились цитаты Сталина, но, к сожалению, в сфере образования и культуры происходят те же процессы. Местные наци пока не устраивают факельных шествий. Они только харкают в спину: "..понаехали хохлы, хачи, чурки поганые...".И я считаю своим долгом по мере сил им противодействовать.

И я буду праздновать 9 мая. И понесу цветы к памятнику, и пойду в Бессмертном полку.


Вот фото с 9 мая 2014 г. Первое 9 мая без парада. Разрешили только походить с флагами и покричать -  власти кинули кость недовольным.

Ответ на пост «Парад победы. Не пора ли полностью прекратить празднования?» Парад Победы, Ответ на пост, Длиннопост, 9 мая
Ответ на пост «Парад победы. Не пора ли полностью прекратить празднования?» Парад Победы, Ответ на пост, Длиннопост, 9 мая
Ответ на пост «Парад победы. Не пора ли полностью прекратить празднования?» Парад Победы, Ответ на пост, Длиннопост, 9 мая
Показать полностью 2
9

Слабоумие или отвага?

Сегодня наша соседка, бабуля 83-х лет, обходила все квартиры, чтобы сообщить всем и каждому, что другой наш сосед входит в число 26 врачей Курска, контактировавших с больной коронавирусом и отправленных на самоизоляцию. Вот ей обязательно надо было обойти всех и предупредить лично. Жить надоело?

-5

Комментарии с пометкой "Официальный ответ"

Собственно, вопрос про комментарии с пометкой официальный ответ. Может это где-то было описано, но я пропустил.

При просмотре поста не видны ответы пользователей на такой тип комментариев, комментарии доступны только по прямой ссылке.

Это баг или фича?


Проиграл суд на 8000 в городе в котором никогда не бывал

#comment_157348369

Комментарии с пометкой "Официальный ответ" Пикабу, Ошибка
47

Пастафариане атакуют!

Вот такую вот красоту нашёл сегодня вечером в почтовом ящике. Курск, Центральный район.

Пастафариане атакуют! Выборы, Политика, Курск, Мат, Длиннопост, Пастафарианство
Пастафариане атакуют! Выборы, Политика, Курск, Мат, Длиннопост, Пастафарианство

https://chr.mk.ru/articles/2017/07/26/kurskoe-otdelenie-kprf...

А вот статья из листовки.


Вот така хуйня малята.

Показать полностью 1
28

Книги Лиона Фейхтвангера и современность

Сегодня, 22 июня в день, когда началась ужаснейшая война в истории человечества, одной из причин которой стали идеи превосходства одного народа над другими, хочется вспомнить о тех, кто нашел в себе мужество выступить против нацистов.

Книги Лиона Фейхтвангера и современность Лион Фейхтвангер, Современность, Украина, Длиннопост

Лион Фейхтвангер один из первых предвидел опасность нацизма и сумел здраво оценить последствия прихода к власти Гитлера и его приспешников. Еще в 1933 году он написал роман «Семья Опперман», в котором звучит возмущение действиями нацистского режима. В примечании к роману автор пишет: "Я стремился как можно скорее показать читающим людям всего мира подлинное лицо нацизма и опасность нацистского господства..." Конечно, с нашей точки зрения описанные в романе жестокости гитлеровцев – это еще цветочки по сравнению с тем, что они натворили в дальнейшем, но в то время мало кто задумывался о неизбежной встрече с «ягодками».

Писатель был вынужден эмигрировать во Францию. Его книги в Германии сжигали на кострах, а сам Фейхтвангер был объявлен врагом Рейха и лишен немецкого гражданства.

Во Франции Фейхтвангера чествует вся либерально-демократическая общественность. Сам президент находит время встретиться с писателем. Но с началом Второй Мировой войны Фейхтвангера вместе с другими немецкими антифашистами помещают в концентрационный лагерь. Ему пришлось пережить бомбежки, мучительные перемещения из одного лагеря в другой, болезнь, вызванную антисанитарными условиями в лагере. Писатель едва не попал в руки нацистов, что означало бы для него верную гибель... Все пережитое он описал в автобиографическом произведении "Черт во Франции".

Его книги можно разделить на «исторические», посвященные событиям давно минувших лет, и «современные», действие которых происходит в 20-30-х годах ХХ века. Но это деление весьма условно – например, роман «Лже-Нерон», действия которого разворачиваются в древней Римской империи, на самом деле сатира на Гитлера. И каким живым выглядит Иосиф Флавий, главный герой "Иудейской войны" и мастер переобувания на ходу!

Я перечитывала почти все "современные" книги Фейхтвангера в 2014-2015 г., и меня неоднократно настигало чувство дежавю. Ситуация, сложившаяся почти 100 лет назад в Германии, с пугающей точностью повторяется - и где? На моей Родине.

Вот, например, Фейхтвангер описывает, как нацисты пытались различными методами заставить евреев покинуть страну и переселиться на "историческую родину" - в Палестину. Тут и бойкот еврейских магазинов, и отжим собственности, и травля в школе, и показательные расправы. И как созвучны нацистским лозунгам современные украинские кричалки: "Чемодан, вокзал, Россия!", "Пам'ятай чужинець - тут пануе українець", "Москаляку на гiлляку" и пр.

В романе "Семья Опперман" меня зацепила судьба еврея Маркуса Вольфсона, одного из второстепенных персонажей книги. Этот человек не отличался особыми талантами. Он работал продавцом в магазине и вел обыкновенную среднестатистическую жизнь. У него была работа, семья, хорошая квартира, многочисленные друзья-приятели. Но по мере того, как в обществе возрастают пронацистские настроения, Вольфсон сталкивается с пренебрежительным отношением недавних друзей, соседей, коллег. Снижается его заработок. Затем он теряет работу, возникают материальные затруднения. Все чаще и чаще Вольфсон задумывается о переезде в Палестину, но никак не может решиться. Он всю жизнь прожил в Германии, он уже не молод, он боится менять свою жизнь. Он долго колебался, пока за ним не пришли...

В 2014 году многие несогласные с воцарившимся на Украине режимом, были поставлены перед необходимостью эмигрировать. Нам, конечно, пришлось полегче - не нужно было учить язык и приноровляться к незнакомому менталитету, но по ту сторону границы остались родные, друзья, места, любимые с детства.

А вот как Фейхтвангер описывает происходящее в стране:

"Внешне страна была такой, как всегда. Катились трамваи и автомобили, функционировали рестораны и даже театры, хотя они работали теперь по указке, у газет были те же названия, те же шрифты. Но внутренне страна изо дня в день все больше дичала, нищала, загнивала, гибла. Зверство и ложь разъедали ее. Вся жизнь превратилась в зловонный грим.

Очень многие проявляли равнодушие к общественной жизни. Они верили в обманчивое спокойствие будней, в искусственное веселье празднеств и манифестаций, которые «коричневые» устраивали в изобилии, чтобы заглушить вопиющую нищету крестьян и рабочих, ужасы концентрационных и трудовых лагерей. К тому же те, кто заступил место изгнанных талантливых людей, и те, кто питался объедками со стола новых властителей, создавали иллюзию нового благополучия. Большинство населения обмануть, конечно, не удавалось: возмущенных было больше, чем довольных. При виде марширующих отрядов ландскнехтов недовольные прятались в подворотни, только бы избежать обязательного приветствия. Они до крови закусывали губы, когда слышали гнусную песню о том, что «мир лишь тогда хорош, когда еврею всадишь в горло нож». Но никто не смел открыть рта: за неугодное слово привлекали к суду..."

Не правда ли, напоминает некую современную страну?

Не менее хороши и другие антифашистские книги Фейхтвангера "Успех", "Изгнание", "Братья Лаутензак"Роман "Изгнание" критики ставят ниже, чем "Успех", но именно в этой книге автор подводит читателя к необходимости для всех достойных людей объединиться в борьбе с общим врагом. Фейхтвангер – один из немногих западных авторов, подчеркивающих роль Советского Союза в противодействии нацизму. Он сам посещал Советский Союз и написал об этом очерк "Москва, 1937 год".

Во всех книгах Фейхтвангера, как "исторических", так и "современных", раскрываются темы актуальные и в наши дни. Тема гуманизма, любви, дружбы, противостояния реакции и прогресса. В них каждый может найти что-нибудь себе по душе.

Показать полностью
415

Шатохин Степан Васильевич

Мой прапрадед Шатохин Степан Васильевич родился в Курской губернии в семье зажиточных крестьян. В 16 лет он против воли своих родителей женился на девушке очень красивой, но бедной. Прапрабабушка Евдокия (Дуся) была на год старше своего жениха.

После женитьбы отец выгнал Степана и лишил наследства. Молодые стали жить у родителей жены в селе Остабное. У них родились три дочери. Средняя - Прасковья (Паша) - моя прабабушка.

Вскоре Степана забрали в армию. Дуся с детьми стала в тягость своим родителям. В то время на мужчин в семье, в том числе и на грудных младенцев, давали надел земли. После ухода Степана в армию община землю отобрала, а кормить четыре рта родители Дуси не хотели. Они выгнали дочь из дому.

Дуся сняла угол у бабки-бобылки. Жила она в отсутствие мужа очень бедно и трудно. Старшая и младшая девочки умерли.

Степан служил в гвардии, в Семеновском полку. Домой он вернулся через 4 года. Он так и не смог простить отношения родни к его семье и принял решение переселиться на Донбасс.

Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост
Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост
Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост

Вся семья перебралась в город Славянск по рассказам прабабушки Паши «пешком за телегой». Своего дома у них не было. Снимали хаты, приходилось часто переезжать. У Дуси и Степана было много детей, но выжило всего шестеро.

Степан пошел работать на железную дорогу, сначала смазчиком, потом кондуктором, потом – оберкондуктором. Ему помогло, что в армии он научился грамоте.

Дети Степана и Евдокии получили возможность учиться только после революции. Перед тем как идти в школу, дети смотрели, какой флаг висит над станцией (В это время семья жила в Железнодорожном переулке, недалеко от вокзала). Красный флаг означал, что школа открыта. Дети брали сумки из мешковины со своими книгами и тетрадями, шли на уроки. Если висели другие флаги - деникинский, петлюровский или черный – махновский, то приходилось сидеть дома.

В январе 1918 года в Киеве произошло восстание рабочих против Центральной Рады. Железнодорожники объявили всеобщую забастовку. В марте 1918 года немцы начали наступление на Украину и оккупировали ее. Степан и другие большевики железнодорожного депо ушли в партизаны.

Город Славянск лежит в низине, со всех сторон его окружают остатки горного Донецкого кряжа. Самая известная и высокая гора Карачун в годы Гражданской войны была покрыта лесами, где и прятались партизаны. Паша иногда носила им еду и вспоминала, что партизаны жили в пещерах. Много лет спустя мы с родителями пытались отыскать эти пещеры, но безрезультатно.

Паша видела в лагере партизан множество вооруженных винтовками людей. Очевидно, они не только прятались в лесу, но и боролись против немцев и гетьманата.

После Гражданской войны Степан продолжал работать на железной дороге. Дети смогли беспрепятственно завершить образование. Евдокия была против того, чтобы Паша, старшая дочь в семье, училась. Она должна была помогать по хозяйству, нянчиться с младшими братьями и сестрами. Однажды Евдокия сожгла в печи учебники по математике и русскому языку. Степан очень любил дочь и привез из поездки новые книги втайне от жены. Они с Пашей прятали учебники на чердаке. Отец настоял, чтобы Паша училась и закончила 7 классов. По тем временам она получила среднее образование.

В 1925 году Степан вступил в жилищно-строительный кооператив. В 1927 г. семья получила жилье - новый, просторный, четырехкомнатный дом с толстыми каменными стенами и высокими потолками. Выплачивать за дом можно было в течение 40 лет. Часть этого дома до сих пор принадлежит моим родителям, а в саду растут груша и яблоня "белый налив", посаженные прапрадедушкой.

В 1930 г. Паша вышла замуж и стала жить отдельно от родителей. Младшие дочки Настя и Маруся в конце 30-х годов умерли от инфекционных болезней. С Евдокией и Степаном жили сыновья - Иван и Федор с женами. У Федора был сын, тоже Федор.

Николай, младший сын в семье, не был женат. До мая 1941 г. он учился в Высшем Летном Ворошиловградском училище и жил в Ворошиловграде (Луганске) на казарменном положении. В конце мая 1941 Николай окончил училище, получил звание младшего лейтенанта и был направлен в часть на службу.

Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост

Степан Васильевич Шатохин. 30-е годы.

После начала Великой Отечественной войны Иван был призван в армию. Федор был машинистом и водил на фронт эшелоны, что было не менее опасно, чем служба в действующей армии.

В середине октября 1941 г. Славянск был захвачен немцами. Степан, как старый большевик с дореволюционный стажем и опытом партизанской борьбы с немцами, остался в городе для подпольной работы. Остались и Евдокия с невестками. Им было жаль оставлять дом и все нажитое добро.

Уже во время отступления Красной армии во время бомбежки Федор прибежал домой и в последний раз попытался уговорить на отъезд мать и жену. Он должен был уводить один из последних эшелонов, и у него была возможность эвакуировать семью. Но Евдокия и Катерина (жена Федора) категорически отказались ехать. Федор так и не смог простить жене то, что она осталась в оккупации, и после войны развелся с ней.

Жизнь при немцах была несладкой. В доме, выгнав хозяев, поселился немецкий офицер. Евдокия с невестками жили в погребе. Евдокия сильно болела, и Степан изредка навещал жену, хотя и не должен был этого делать. О его визитах узнали нацисты - донесли соседи. Коллаборационисты из украинской фельдполиции устроили в доме засаду, и Степана забрали в гестапо.

По оккупационным законам все имущество арестованных конфисковалось, десятую часть вещей отдавали доносчику.

Представленный ниже документ «Протокол трусу» (не знаю, как правильно перевести на русский язык – наверное точнее всего будет «Протокол обыска») содержит перечень вещей, изъятых у семьи Шатохиных. Интересно, что бланк составлен на украинском языке, а текст, вписанный от руки – русский.

Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост
Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост

После войны Паша и Евдокия неоднократно пытались выяснить хоть что-нибудь о судьбе Степана. Но тело его так и не было найдено. Тела казненных немцы свозили в Красный яр под Краматорском. Всех убитых раздевали, а затем посыпали негашеной известью, поливали кислотой. По различным данным там похоронено от 30 до 70 тыс. человек. О Степане удалось только узнать, что его забрали "на кагаты" - в концентрационный лагерь, созданный на месте бывшего овощехранилища.

По мнению Паши, Степана выдала молодая соседка Ирина Дуракова, работавшая переводчицей в гестапо. Дуракова бежала с немцами, а потом объявилась в Канаде. Много позже, в начале 90-х Дуракова, будучи уже пожилой женщиной, приезжала из-за границы в Славянск... и пришла в дом Прасковьи Степановны. Паша ее выгнала.

Сыновья Евдокии и Степана честно сражались за Родину. Иван дошел до Берлина и в 1947 г. демобилизовался из армии в чине майора. Федор на войне получил тяжелое ранение в грудь (из-за которого и умер в молодом возрасте), имел награды. Николай служил в авиации и погиб в 1944 г. Он повторил подвиг Николая Гастелло - направил свой горящий самолет на вражеский эшелон. Николай был посмертно награжден орденом Великой Отечественной Войны. Прапрабабушка Евдокия получала за геройски погибшего сына пенсию. Но здоровье ее было подорвано, после войны она тяжело болела и умерла в 1952 г.

Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост

Федор Степанович Шатохин

Шатохин Степан Васильевич Великая Отечественная война, 9 мая, Воспоминания, Семья, Длиннопост

Николай Степанович Шатохин

Про Пашу, дочь Степана и Евдокии, будет отдельная история

Показать полностью 8
-41

"Каков подарочек!"

"Каков подарочек!" Скриншот, Новости, Стругацкие, 8 марта, Подарки

"А Иван, сами понимаете — дурак, отвечает: «Эх ты, поганое чудище, не уловивши бела лебедя, да кушаешь!» Потом, естественно — калёная стрела, все три головы долой, Иван вынимает три сердца и привозит, кретин, домой матери… Каков подарочек!" (с) Кот

-23

Уголок Курского диссидента (К 100-летию К. Д. Воробьева)

16 ноября 2019 года исполняется 100 лет со дня рождения писателя Константина Воробьёва - автора повестей "Убиты под Москвой", "Крик", "Вот пришел великан" и др. К сей знаменательной дате приурочен ряд мероприятий.

30 января в Курском институте развития образования состоялся семинар для учителей литературы и начальных классов, посвященный творчеству писателя. Мне пришлось присутствовать на этом мероприятии и я хотела бы поделиться своими впечатлениями от услышанного.

Я сомневаюсь, что Константин Воробьёв широко известен за пределами Курской области. И на это есть свои причины.

Родился писатель в 1919 г. в селе Нижний Реутец Медвенского района Курской области в бедной многодетной семье. Еще в ранней юности начал пописывать статейки в местную газету "Колхозное знамя". В 1936 г. написал стихотворение "На смерть Куйбышева", за которое был уволен из редакции:


Не вынесло и твое сердце, глядя на бедствия людей.

И ты скатился в бездну мрака в период сталинских страстей.

Социализма не построя, ты в ад душою угодил.

Ты не увидишь больше гноя от ран, ты кои наносил.

Народу бедному судьбою, тебе написан этот рок,

Ты не один, в аду с тобою и Сталин будет в краткий срок.


Современные критики расценивают это стихотворение как первое проявление правдивости Воробьёва. Но в чем же заключается правдивость стихотворения? Может кто-то уже побывал в аду и видел там Сталина? По-моему этот стих - обычный выплеск юношеского максимализма (на момент его написания Воробьёву было 17 лет). И я не могу сказать, что наказание, постигшее Воробьёва чрезмерно. Мне приходилось быть уволенной и по велению левой пятки начальства (может я тоже жертва режима?).

Знакомимся с биографией дальше. Поскитавшись по редакциям и нигде долго не задерживаясь, Константин Воробьёв идет в армию. В 1941 г. под Москвой попадает в плен. Проходит Клинский, Ржевский, Смоленский, Саласпилсский концлагеря, 9 Каунасский форт, Паневежскую и Шяуляйскую тюрьму и лагерь. В 1943 г. ему удается бежать. Побег происходит на территории Литвы. Из бывших военнопленных Воробьёв собирает партизанский отряд.

Цитируя научных сотрудников Литературного музея: "Беглецу из плена было запрещено вернуться на родину. В глазах партийного руководства он считался предателем". Но тем не менее, после освобождения Литвы Константина Воробьёва назначают начальником штаба МПВО города Шауляй. Не странно ли со стороны советского командования доверять такой значимый пост человеку, который считается предателем? Пазл не сходится.

После войны Воробьёв начинает писать. Печатают его плохо. Изрядно достаётся Воробьёву от критиков. Например, Григорий Бровман пишет о военных произведениях Воробьёва: «Что это такое?! Мрачный реестр страданий, ужасов и смертельно изуродованного тела, оторванные руки, искалеченные жизни».

С этим мнением можно соглашаться, можно спорить (Честно признаться, после прочтения повестей Воробьёва я больше согласна с Бровманом, чем с современными почитателями творчества писателя). Но современные литературоведы не просто оспаривают мнение своих предшественников. Они идут дальше. Вот выдержка из доклада Григоржевич В. Г. на семинаре: "Произведения Воробьёва, непосредственно рассказывающие о войне («Крик», «Убиты под Москвой», «Это мы, Господи!») стали едва ли не первыми из всей нашей военной прозы. Их память не ограничивалась только полем брани, а захватывала территорию предвоенных лет, тянула свою нить из самого детства". А вот фраза из видео Игоря Золотусского, также представленного на мероприятии: "Если бы эти произведения были в своё время опубликованы, то это был бы резкий взрыв правды среди апофеозно-победоносного описания войны..." Т. е. по мнению Золотусского все другие произведения о войне лживы. Книги остальных писателей-фронтовиков – апофеозно-победоносны. А если так, то зачем тогда читать Симонова, Полевого, Казакевича, Васильева и других? Ведь брешут же собаки!

Мощный вброс! Но чем дальше, тем лучше. После войны Константин Воробьёв остаётся жить в Литве (которая до 1991 г. входила в состав СССР, о чем современные молодые люди обычно не знают и о чем исследователи тактично умалчивают). Вернуться в родные края ему, якобы, запрещено. Запрещено переехать из Вильнюса в деревню Нижний Реутец Медвенского района. Звучало бы правдоподобно, если бы он из села хотел перебраться в Москву или хотя бы в тот же Вильнюс.

В 1975 г. Константин Воробьёв умирает. Единственной литературной премией, которую он получил, и то посмертно, была премия Солженицына, которого Воробьёв поддерживал при жизни.

Был ли Константин Воробьёв в действительности антисоветчиком - трудно сказать. В своих дневниках он достаточно резко высказывается о партии, НКВД, Сталине. Но с другой стороны он сражался за Советскую власть на войне, перенес фашистские концлагеря. Впрочем, Константин Воробьёв давно умер, с него взятки гладки. А вот как насчет тех, кому выгодно представить его антисоветчиком? Зачем понадобилось подобное искажение истины? Почему, возвеличивая Воробьёва, необходимо попутно обливать нечистотами других советских писателей? Вопросы, ответ на которые лежит на поверхности.

Уголок Курского диссидента (К 100-летию К. Д. Воробьева) Литература, Мнение идеология, Мнение, Длиннопост
Уголок Курского диссидента (К 100-летию К. Д. Воробьева) Литература, Мнение идеология, Мнение, Длиннопост
Показать полностью 2
Отличная работа, все прочитано!