GlavniyChIen

GlavniyChIen

пикабушник
пол: мужской
поставил 675 плюсов и 211 минусов
проголосовал за 0 редактирований
1778 рейтинг 808 комментариев 9 постов 1 в "горячем"
296

Любимая притча Карла Густава Юнга

Общеизвестно, что любимая история Доктора Юнга звучала примерно так: Вода жизни, желая, чтобы о ней стало всем известно на поверхности земли, бурлила и свободно изливалась из артезианского источника безо всяких ограничений. Люди приходили испить чудесной воды и чувствовали необыкновенный прилив сил, поскольку она была очень чистой, прозрачной и несущей бодрость. Но человеческому роду не свойственно долго мириться с райским положением дел. Мало-помалу люди начали строить вокруг источника забор, брать деньги за вход, захватывать землю вокруг него и заявлять о своих правах на владение, скрупулезно разрабатывать законы о том, кто имеет право туда приходить, и повесили замок на ворота. Вскоре источник стал принадлежать сильным и избранным. Вода рассердилась и обиделась: она перестала течь в том месте и вышла на поверхность в другом. Люди, владевшие правами на землю вокруг первого источника, были так поглощены своими заботами о своем владении и его охране, что даже не заметили, что вода исчезла. Они продолжали продавать несуществующую воду, но несколько людей заметили, что живая сила воды ушла. Неудовлетворенные люди мужественно отправились на поиски, и нашли новый артезианский источник. Вскоре и этот колодец оказался собственностью владельцев, и его постигла та же участь. Ключ исчез, и забил уже в новом месте, – и так продолжалось по кругу, как на заезженной пластинке.

Это очень печальная история, которая необыкновенно трогала Юнга, видевшего, как злоупотребление базовыми ценностями превращает их в эгоцентрическую игрушку. Наука, искусство и особенно психология страдают от этого безнравственного процесса. Но самое удивительное в этой истории в том, что вода всегда течет где-нибудь, и доступна любому разумному человеку, у которого найдется смелость, чтобы разыскивать подлинную живую воду.

14

Враг внутри?

Автор статьи — Сергей Мучкин


Есть интересный психологический механизм. Интересный...но грустный. Потому, что он может разрушить...

Смотрите, подвергаясь обесцениванию, неуважению, насилию (психологическому, физическому, финансовому...да какому угодно!!) - в детстве, мы, совершенно неосознанно, "моделируем" и этого человека (который это насилие или обесценивание проявляет), и его отношение: его мысли, чувства, его злость и агрессию, выделяя на это часть - уже НАШЕЙ психики.

Мы, как-будто помещаем его внутрь себя. Его...и его отношение.

И, начинаем уже САМИ К СЕБЕ так относиться.

Это и есть основной механизм наших внутренних конфликтов и противоречий.

Мне напомнил про это Роберт Дилтс, я тут решил его книгу перечитать... И вот он описывает случай, как к нему обратилась женщина с раком горла. "Мое горло - как будто не принадлежит мне" - говорила она

И, в ходе работы - они вышли на детский эпизод, когда мать в ярости схватила дочь за горло - и тресла ее, как куклу.

Понимаете?

Дочь, перед лицом огромного стресса и страха, в состоянии беспомощности сделала единственное, что смогла!

Что-бы хоть как-то защитить себя.

Она психологически "объединилась" с матерью. (Такой своеобразный - "стокгольмский синдром").

А по сути, она в качестве выживающей стратегии - "смоделировала" мать.

Агрессивную и нападающую.

Это стало ее внутренней частью.

И эта агрессивная часть стала нападать уже на нее саму. На ее "горло".

Конфликт переместился внутрь.

(Кстати, по мнению некоторых специалистов, рак - это и есть следствие подобного внутреннего конфликта. И тот же Роберт Дилтс известен тем, что исцелил рак 4 стадии у своей матери. Случай весьма известный и описан в литературе. Исцелил как раз за счёт решения внутреннего конфликта...)

Вот откуда происходят все эти идеи про "полюби себя".

Конечно, звучит в теории очень хорошо и правильно.

Если бы мы могли это сделать...

Но, чаще всего мы не можем.

Потому, что те части нашей личности, которые относятся к нам со злостью, с критикой, с неуважением и обесцениванием, они как раз и смоделированы были в детстве со Значимых Других.

Мамы. Папы. Родственников. Воспитательницы в детском саду. Учительницы в школе.

В моменты страха, стресса, или просто в моменты нашей "импринтной уязвимости".

С тех людей, которые должны были любить, одобрять и поддерживать нас!

И с которых мы должны были бы смоделировать совершенно иные чувства.

Тогда бы и мы получили опыт любящего к себе отношения.

Внутри самих себя...

Кому-то повезло. И им не надо "учиться любить самих себя", это в них и так есть.

А вот кому "не повезло"...

Поймите, к реальным маме с папой, да и ко всем другим, это уже не имеет никакого отношения.

Что было - то было...

Можно злиться, обижаться, ненавидеть...

Но сейчас это уже про наши внутренние взаимоотношения.

Одних наших частей... - к другим.

И, поскольку это внутри, то, значит, это можно изменить...

В этом и состоит моя работа.

Изменить отношения этих частей внутри.

Что бы вместо конфликта и ненависти появилась гармония.

Принятие. И любовь.

Это я и называю Глубинным Исцелением...


Источник — https://snob.ru/profile/31120/blog/127813

Показать полностью
30

Частный случай общего вранья

Если я удерживаюсь от того, чтобы приставать к людям, они сами заботятся о себе.

Если я удерживаюсь от того, чтобы приказывать людям, они сами ведут себя правильно.

Если я удерживаюсь от проповеди людям, они сами улучшают себя.

Если я ничего не навязываю людям, они становятся собой.

— Лао Цзы.


Если бы вы только знали, как надоело мне спорить с образовательными реакционерами... Бесконечно доказывать, что школа в её нынешней ипостаси ведёт к невежеству и ненависти к учению. Бороться с закомплексованными мутантами, озабоченными лишь самоутверждением и консервацией собственного прошлого. Натыкаться раз за разом на глухие тезисы типа "нас так учили и ничего"...


Поэтому на этот раз я просто расскажу вам удивительную историю об одном мальчике. Мальчике, который в 10 лет не умел ни считать, ни писать. И читал по слогам и с большим трудом. Ни один случай в моей практике не опровергает настолько жёстко, хлестко и точно идею классической системы образования.


Так вот: он пришёл к нам в третий класс. Не подумайте плохого — у него замечательная семья. Но так уж сложилась жизнь, что до третьего класса он совсем не учился. Не просто не учился, но и в школу никогда не ходил. Не был он и на домашнем обучении — просто рос свободно, беседуя о том - о сём с окружающими его людьми. В восемь лет сам немного научился читать, а писать так и не научился. При этом его ни в коем случае нельзя было назвать неразвитым: это был интересный и самостоятельный в суждениях собеседник, тонкая и наблюдательная натура. И вот однажды он спросил (совсем как в сказке про Буратино): "Ведь все дети ходят в школу, почему же я не хожу?" Поскольку родители его были людьми чуткими, подумав немного, они и привели его в школу.


Надо сказать, его учителя поначалу пребывали в некоторой растерянности. Сами посудите: третий класс, а он с трудом разбирает слова, пытается писать печатными буквами, путая их и переставляя местами. Признаюсь, мы считаем себя гибкими, "продвинутыми" и готовыми к любым экспериментам, да и в практике у нас бывали самые разные случаи, но такого, чтобы человек в 10 лет был совершенно не знаком даже с программой первого класса, конечно, не случалось. Однако, поскольку дело обстояло именно так, мы решили: эксперимент так эксперимент. Никакого форсирования! Пусть он идёт своим путём и в том темпе, который кажется ему самому верным. А дальше — как пойдёт.


Так мы и сделали: просто старались не мешать. Кстати, это было совсем не просто: большинству из нас хотелось как можно скорее сделать его "нормальным", ведь всех нас учили, что такое "знания, соответствующие возрасту". Поэтому приходилось все время себя останавливать и... просто глубоко дышать, напоминая друг другу, что если в школе человеку комфортно и интересно, если ему есть, зачем сюда приходить, если мы будем просто честно и с удовольствием делать своё дело, всё, чего мы ожидаем, наверняка случится. И действительно: все как-то покатилось почти само собой. Дело в том, что мальчик этот приходил в такой восторг от любого мельчайшего приобретённого знания или навыка, что и учителя невольно заразились этим восторгом.


Первый раз нам пришлось сильно удивиться уже через несколько дней, когда мы заметили, что он принимает активное участие во всем происходящем наравне с одноклассниками. Дальше — больше. Я, конечно, хорошо знаю, что такое мотивация. И — да, считаю её одним из важнейших факторов развития. Но такого не ожидали ни я, ни мои коллеги: мы вдруг поняли, что за месяц он научился свободно писать.


Ну а о последующих событиях нечего рассказывать. В течение полугода он по уровню практических знаний и навыков нагнал своих сверстников. Более того, на сегодняшний день, читая его сочинения, например, ни один профессиональный учитель (ручаюсь!) не заподозрит, что их автор освоил письменную речь всего три года назад. То же относится и к остальным "школьным" областям.


Вы понимаете, что все это значит? Я вам помогу. Это значит, что вообще все враньё. И про раннее развитие, и про необходимость читать в 5 лет (вариант - в 4 года), и про то, что если не привить (о, этот жуткий глагол!) любовь к знаниям с раннего детства, то ничего и не вырастет. Повторяю: вранье. И не частями, а вообще — всё!


Если человек понимает, чего он хочет, если может, пусть интуитивно, сформулировать, зачем ему это нужно, если он спокоен и счастлив, дальше все пойдёт почти само собой. Нам остаётся только не мешать. И помогать, предлагая удобные рамки, предоставляя возможности учения, помня о том, что выбор всегда должен оставаться за сами человеком. В этом и проявляется профессионализм учителя: задавать широкие и открытые образовательные рамки, делать процесс учения возможным для человека.


Разве может быть что-то прекрасней саморазвития и познания? Ну так давайте уже позволим детям познавать и саморазвиваться! Не удастся нам втащить за уши кого бы то ни было в образовательное счастье. А покалечить, то есть навсегда связать учение с горечью, подчинением и унижением — это раз плюнуть! "Учиться интересно" — никакое не клише. Мы ведь учимся все время: смотрим фильмы, общаемся, читаем книги, даже "тупим в фб". Все это учение, а как же — мы ведь узнаем новое, развиваемся, меняемся. Отчего же все, что касается школьного образования вызывает у большинства такое отторжение?


Все, к сожалению, довольно просто. Ведь современная школа в основном исходит из того, что в человеке не заложена тяга к самосовершенствованию, что если не заставить его, он так и останется неучем. Более того, человек почти открыто признаётся скотом, нуждающимся в постоянной дрессировке, стремящимся к единообразию, неспособным понять, что для него хорошо, а что плохо. Эти идиотские и зверские принципы противоречат самой человеческой натуре, а значит вызывают ожесточённое сопротивление. В нас не заложено стремление соревноваться с себе подобными — а лишь взаимодействовать с ними разными способами. В нас не заложено получение удовольствия от оценок других — а лишь радость человеческой обратной связи. В нас не заложена необходимость повиноваться воле более сильных и безоговорочно принимать их суждения, включая и самое недоказуемое, а потому и самое жёсткое из них — "учись, это тебе пригодится". Напротив, человеческой натура — это сомнение, рефлексия, стремление к анализу, право на постановку любых вопросов, главный из которых "зачем я это делаю". Так вот: все меняется, если школа создаётся согласно человеческой природе, а не вопреки ей!


Повод ходить в школу появляется лишь когда она становится собранием индивидуальностей, местом, где каждый с удовольствием может заниматься самым интересным делом на свете — познавать себя и окружающий мир. Все остальное подлый обман.


Знаю, сейчас опять начнется: "частный случай, мальчик просто оказался способным, учительница ему попалась очень хорошая, а вот мой — ничего не хочет... учится только из под палки"... Так ведь в этом "из под палки" всё и дело! Да, это правда: и мальчик попался способный (как и большинство мальчиков и девочек, пока их не "расспособили"), и учительница его прекрасна (и несмотря на то, что я считаю её действительно блестящим тьютором, сделавшим воистину великое дело, понимаю, что и в мире, и в России она не единственная, кому важна и интересна школа). Но главное, поверьте, не в этом, а в том, что человек выбирал свой путь сам, что мы были спокойны, что нам всем — участникам этого процесса — было чертовски интересно происходящее.


А разговоры эти — про "частный случай" — нужны только для того, чтобы в очередной раз отмахнуться: к нам это не имеет никакого отношения. Ведь если имеет — то как жить с детьми дальше? Ведь тогда мы их просто ежедневно предаём, заставляя (да-да, именно заставляя) заниматься какой-то полной ерундой, которую взрослый мир, не желая остановиться и задуматься, продолжает объявлять жизненно важным знанием. Так вот друзья, никакой это не частный случай, напротив, это один из многих-многих случав. Просто один из самых ярких. Более того, этот подход — не мучить людей и помогать им, предоставляя личный выбор — на моей памяти не дал сбоя ни разу.


Сколько случаев вам нужно, чтобы они для вас перестали быть частными? 100? 100000? Полноте, давно за много миллионов перевалило! И ваш собственный ребёнок скорей всего среди них.


Источник — https://snob.ru/profile/29563/blog/119104

Автор — Дима Зицер.

Показать полностью
41

Звериный оскал человечности

«Конкуренция заложена в нашей природе, — запальчиво восклицает моя собеседница, — Это инстинкт!» Что и говорить, в определённом смысле она совершенно права. Давайте вспомним, как именно в нас срабатывают эти заложенные инстинкты. Я полагаю, вы не раз это наблюдали.


Скажем, в театре. Когда зал, кажется, ещё дышит финальными звуками "Аиды", а первые зрители уже ринулись в гардероб... Кто из нас не бывал в подобной ситуации? Всего несколько минут назад публика благоговейно внимала Верди, и вот теперь в гардеробе разворачивается настоящая битва за право взять пальто первым.


Или, например, у шведского стола, когда мы будучи не в состоянии остановиться, кладём себе на тарелку седьмой кусок колбасы.


А еще, как вдруг на дороге нам становится суперважно доехать до светофора первым, обогнав какую-то машину. И мы радостно "подрезаем" её, самодовольно поглядывая в зеркало заднего вида.


Что происходит с нами в такие минуты объяснить довольно просто. Просто, поскольку инстинкты — штука несложная.


Понятно ведь, что срабатывает в нас в гардеробе, не правда ли? Это привет из тех времен, когда опередить другого значило не только овладеть ситуацией но и выжить.


Происходящее у шведского стола тоже не сложно объяснить: так важно бывает нашим меньшим братьям схватить кусок побольше — ведь иначе еды можем просто не хватить, вот инстинкт и заставяет нас брать её про запас, на будущее.


Добежать первым до пещеры не менее важно — ведь иначе можно "прохлопать" место у костра, да и самка может достаться кому-то другому...


У животных от действия этих инстинктов часто зависит жизнь. Наверное, именно поэтому и нам бывает довольно сложно противостоять этим внутренним позывам. Вроде и не хотел включаться в соревнование, как уже вовсю нажимаешь на газ и испытываешь привычный подъем духа от легкой победы…


Что поделаешь, так уж мы устроены. Мы, совершающие бесконечный путь от животного к человеческому. А человечность не в том ли и заключается, чтобы наблюдать и замечать собственные инстинктивные позывы и сознательно решать, как поступать?


«Сколько же можно повторять одно и то же! Уже и собака поняла бы! — слышу я до боли знакомый текст. — Ты что не можешь это просто выучить?!!» Знаете, что тут самое интересное? Что и вправду, собака возможно, и поняла бы. А вот человек, представьте, никак не может. Как будто сопротивляется сама человеческая природа, как будто ребёнок борется за право не понимать и не принимать все, что ему втолковывают как само собой разумеющееся. Он ведь человек и не хочет выучивать "как собака".


Действительно, вечный "взрослый" аргумент "даже у животных так" на деле работает с точностью до наоборот. Это не "даже у животных", это именно у животных так. Разница в том и состоит, что человек имеет право не понимать. В отличие от "братьев наших меньших", нам дана свобода воли и способность к сомнению и рефлексии. В этом наша базисная человечность и проявляется: не понимать и задавать вопросы, не соглашаться и поступать по своему.


Так не странно ли для простоты и мнимого удобства сводить поведение человека к безусловным, а потом и условным рефлексам? Сажать со скандалом на холодный горшок — иначе не научится пользоваться туалетом, заставлять делать ненужную и скучную работу — иначе не узнает слово "надо", кидать в воду — иначе не освоит плаванье, учить бить обидчика — иначе не пробьётся в жизни...


«Вы уж с ним, пожалуйста, пожёстче!» — просительно шепчет мама, передавая своё чадо с рук на руки классному руководителю. Говорит она это немного стесняясь, как будто произносит какой-то не вполне приличный, но необходимый текст... Понимаете, полагаю, чего эта мама добивается? Она просто инстинктивно считает, что если развивать в её сыне не человечье, а волчье начало, ему легче будет жить дальше. Даже и мантра взрослая существует на эту тему: «если он(а) не будет уметь постоять за себя, он(а) погибнет в большом мире» Мантра, безусловно, удобная, поскольку, помимо прочего, она ещё и оправдывает практически любые наши инстинктивные гадости. Сорвался очередной раз на человека — что ж, пусть знает, что так устроен мир. Отправляю ребенка день за днем в ненавистную школу — это я учу его не бояться трудностей, не нахожу времени на общение — воспитываю в нем самостоятельность и так далее… И, конечно, постоянно подкрепляю этот опыт т.н. мудростью: «Мы должны готовить их к жесточайшей конкуренции. Так уж заведено в природе: побеждает сильнейший — если мы будем нарушать этот принцип, мы далеко зайдём...» Ага, далеко зайдём — станем чуть больше людьми...


Готовя их к этой пресловутой конкуренции, мы как будто готовы стать для наших детей тренажерами вместо близких людей. Не дай Бог ему будет хорошо в детстве… Как же он жить будет? Жизнь-то, как известно, борьба... Не потому ли таким сильным кажется этот аргумент, что высказывают его как раз те, кто привыкли видеть в окружающих лишь соперников? И не потому ли так многие навсегда остаются аутсайдерами, застрявшими в прошлом? Ведь если мы живём в среде жесточайшей конкуренции, тогда все можно оправдать... Мне не дали... Меня подсидели... Меня обидели... А то я бы — ух!... И вот уже и успехи мы именуем победами. А как же иначе? — À la guerre comme à la guerre!


Как-то я наблюдал сцену в нашей школе. Недавно пришедший мальчик лет пяти скандалит с девочкой того же возраста, практически бьется в истерике: «Я первый взял эту игрушку»... И вдруг девочка её просто отдаёт: тебе нужно — возьми... Мальчик в ступоре: он к такому не привык, его учили другому: той самой жесточайшей конкуренции, а тут — такое... Однако, он довольно быстро справляется с ситуацией, и уже через пять минут они играют вместе... Неужели вы думаете, что этот мальчик, научившийся тому, что есть человеческие пути взаимодействия с другими, станет от этого несчастнее? А мне вот кажется, жизнь его только что стала намного проще и веселее: он понял, что можно просто уступить. Нет, даже не «уступить», поскольку в самом этом глаголе уже заключен намек на противостояние, а просто в прямом смысле расслабиться и получать удовольствие от происходящего. (В противовес заметим снова, как работает инстинкт: я хочу отнять нечто у другого человека, поскольку на всех не хватит. Так ведь и происходит и у животных, и у первобытных людей: если я хочу, чтобы это было моим, нужно отнять. Однако сегодня в большинстве случаев хватит на всех. Да и необходимость обладания существует далеко не всегда. И человечность заключается именно в осознании этого факта)


Действия инстинктов могут проявляться и совсем неожиданно. Так, как-то я узнал, что папа одной ученицы приказал ей (именно так) прочесть за лето толстенный том И.А.Крылова. «Это зачем же, — изумленно интересуюсь я. — Как зачем? Она должна знать, что такое "надо"», — гордо парирует отец. Понимаете? Как будто без этих издевательств над человеческой природой она так и не узнает, что такое "надо"... Что и говорить, этот метод, безусловно действенен. Помимо очевидного побочного эффекта (ненависть к Крылову а возможно, и к чтению вообще), гарантировано девочка уяснит как раз, что «жизнь – борьба», что необходимо подавлять ближнего, насколько хватает сил, так — безо всякой причины, просто потому что ты сильнее. Ну и с гордостью понесет это знание дальше. (Кто знает, возможно, уже став взрослой, она попробует осознать причины своих напряженных отношений с людьми, в которых она привыкла видеть лишь соперников...)


Неужели мы всерьез считаем, что если девочка будет читать то, что ей интересно, она не узнает слово "надо"? Да и есть ли ценность в понимании этого слова, которое каждый из нас познаёт вне зависимости от насилия над нами, просто потому что так устроена человеческая жизнь? Не в том ли дело, что в этой ситуации просто срабатывает животный инстинкт подчинить себе — сильному и старшему — слабого и юного? Боюсь, именно в этом. Иначе трудно объяснить тупое упорство родителя.


Человечество всю свою историю тратит огромное количество сил и средств, чтобы превратиться в людей. Продираясь сквозь собственные заблуждения и ошибки, мы уходим от животных инстинктов, потому что в этом уходе и заключается наша природа. А возможно, простите уж за пафос, и наше предназначение. Вот чем бы вместе заняться! Ведь иначе нам с вами придётся жить с теми самыми, которые твердят чуть что — "даже собака понимает", и сводят нашу прекрасную и сложную жизнь к простейшим инстинктам... Вы хотите? Я — нет.


Автор — Дима Зицер

Источник — https://snob.ru/profile/29563/blog/110213

Показать полностью
49

Искушение современностью

Дело было так: я приходил из школы, брал книгу и читал. Происходило это почти всегда за едой (просто, кажется, одновременно хотел и есть, и читать, а потом — засиживался над тарелкой). Читал я вместо приготовления домашнего задания, опаздывая на занятия музыкой, обманывая родителей. Такой вот у меня был секрет. Мой личный секрет. Я берег его изо всех сил и никому никогда об этом не рассказывал. Даже близким друзьям. Как только заканчивались уроки, я бежал домой, чтобы открыть любимую книгу. И некоторые из них я читал по много раз, стремясь снова и снова поймать яркие ощущения, пережитые прежде.


Должен вам сказать, я очень боялся, что меня выведут на чистую воду, раскрыв тот факт, что домашним занятиям физикой и математикой я предпочитаю Чехова и Толкиена. Поэтому читал я всегда сидя перед окном и поглядывая одним глазом, не идут ли родители. И как только они появлялись перед парадной, я захлопывал книгу и сломя голову бежал в свою комнату, где заранее мною была поставлена мизансцена приготовления домашнего задания. И однажды я, естественно, был застигнут за моим постыдным занятием. Когда тайное стало явным, ругали меня довольно сильно. Признаюсь, читать я после этого случая не перестал, но к конспирации начал подходить более ответственно, а ДЗ научился списывать еще в школе — по окончании уроков.


Я почти уверен, что часть моих читателей вздохнет сейчас: «Ах, если бы у нас было так!... Если бы мой ребенок читал вместо зависания в компьютере, я бы все отдал(а) за это...» Увы, друзья, это неисполнимое желание, ведь у каждого родительского поколения свои испытания, и нынешнее — «испытание технологиями» — не хуже и не лучше прежних. Думаю, поколение наших прабабушек и прадедушек, открывших саму возможность читать книги для собственного удовольствия, было возбуждено именно так же, как поколение наших детей, открывших технологии. И их родители, в свою очередь, боюсь, тоже были, мягко говоря, не в восторге. А впрочем, возможно, были они более продвинутыми, чем мы с вами...


Что, собственно, и было-то у нас, в нашем детстве, кроме чтения? Им поверялась цена товарищества, по принципу «читал — не читал» мы находили партнеров, умение процитировать к месту строку-другую становилось знаком качества. Помимо этого, чтение действительно было чуть ли не единственным, практически ультимативным занятием интеллектуала... Вот мы и ищем — кто сознательно, а кто бессознательно — реализации той же модели, в которой росли мы сами. И если в нашем детстве айпада не было, будь мы даже самыми рефлексирующими в мире родителями, понимающими, насколько мир изменился, мы все-таки стараемся устроить им детство, похожее на наше собственное: чтение — все, компьютер — ничто!


Да-да, я пишу все это, поскольку так же, как и вы, не раз ловил себя на желании заставить детей предпочесть чтение всем остальным занятиям. Я, как и большинство из вас, много раз слышал избитую мантру «чтение — залог успеха в жизни». И раз за разом убеждался и в том, что сегодня это, мягко говоря, не совсем так. Я встречал множество молодых людей, не умеющих отличить слог Толстого от Кафки, которые были при этом яркими, интересными личностями, объектами для подражания, с ними хотелось общаться и дружить. Да что там говорить, Герман Гессе в своем «Степном волке» описал эту ситуацию исчерпывающе полно.


Повторюсь: ничего тут не поделать, наше с вами детство было устроено совершенно иначе. В нем не было ни компьютерных игр, ни любых фильмов на расстоянии вытянутой руки, ни такого безграничного доступа к музыке. И когда очередной папа выставляет себя героем, заявляя сыну что-то вроде «в твои годы я прочел в три раза больше, чем ты...», он в лучшем случае лукавит. А в худшем — абсолютно не понимает и не хочет понимать, чем живет его ребенок, каково ему в нынешнем детстве. Именно вследствие этого воистину трагического непонимания, сталкиваясь с современной действительностью, мы впадаем в настоящую истерику: еще бы, ведь кажется, что наши дети практически идут по минному полю! Сами-то мы совсем не знаем, каково это — расти в непрерывном потоке информации, играть в компьютерные игры, не выходить ни на час из социальных сетей. А на деле, продолжая симулировать мудрость и делая вид, что нам все понятно, мы панически боимся. Ага, просто боимся современности, зараженные этой обычной, старой как мир, болезнью взрослых.


Я, как вы, наверное, уже поняли, сам человек читающий и ценящий книги. Да чего там скрывать: я по одному из своих образований учитель литературы. И мечтаю, чтобы наши дети умели пользоваться этим удивительным инструментом познания, исследования, саморазвития. Инструментом важным, но далеко не единственным. Общаясь с современными детьми, учась вместе с ними, восхищаясь их глубиной, творчеством, всезнайством в лучшем смысле этого слова, я убеждаюсь, что наша борьба вызвана не более чем обычными родительскими страхами. А там — до чего дотянемся, за то и поборемся...


В двадцатом веке выросло поколение, способное читать в свое удовольствие — это действительно здорово! Вот только, к моему огромному сожалению, корреляция между счастьем и количеством прочитанных книг, мягко говоря, неочевидна. Чтобы не сказать, что она отсутствует.


Как-то раз моя добрая знакомая рассказывала, что ей удалось отточить читательский навык до недосягаемой высоты: однажды во время секса она поймала себя на том, что автоматически читает корешки книг, стоящих в спальне... На мой взгляд, вне зависимости от напрашивающихся спекуляций о качестве секса, этот случай — яркая метафора нашего взрослого отношения к чтению.


Я далек от утверждения, что современные фильмы, игры, музыка должны заменить книги. Я просто честно заявляю, что не знаю, что тут к чему. А вы, знающие и убежденные, откуда, если не секрет, черпаете свою уверенность? Исследований на эту тему пока практически нет. Не из страхов ли соткана эта исступленная убежденность, не страх ли заставляет вас в очередной раз раздражаться: «Выйди наконец из-за компьютера и почитай!»


Знаете, один папа как-то рассказал мне такую историю: его сын более трех месяцев был болен и не мог посещать школу. А вместо этого, наоборот, подсел на популярную игру «Майнкрафт». Так вот этот папа, обогащенный советами современных психологов, решил, что помочь сыну он может, только пройдя тот же путь. И, по его словам, он начал играть. А дальше цитата: «Вот играл я, играл и выбрался только через три дня». Смешно? Плохо? Хорошо? Что тут правильно, а что нет? Как понять? Он ведь просто окунулся в мир интересов своего сына и поразился тому, насколько этот мир увлекателен.


Мне, конечно, знакомо главное взрослое опасение: игры могут быть крайне глупыми, фильмы — жестокими, а сеть так и кишит порнографией. Безусловно, опасность существует. Та же опасность, что заключена в книгах, в играх во дворе, в общении с приятелями. Ну так и входите смелее в эту дивную новую жизнь, чтобы оказаться внутри вместе с самыми дорогими людьми, чтобы суметь разделить их радости, помочь им в нужный момент, наконец.


Что вы знаете про Skyrim? Или про Assassin's creed? Вы понимаете, что это целый мир, требующий от наших детей умения анализировать, сопоставлять, обращаться к первоисточникам?


Умеете ли вы отличить на слух How to Destroy Angels от Sunny day real estate?


Сколько раз вы смотрели Watchmen? А Inception? Что можете сказать по поводу увиденного?


Нет никакого позора, если ваш ответ «мы этого не видели и не слышали», только как вы можете утверждать в таком случае, что чтение — более увлекательное времяпрепровождение? Или более полезное? Да и противопоставление одного другому, согласитесь, выглядит не слишком убедительно. Так, может, пора перестать кичиться собственным невежеством?


Это их язык! Добро пожаловать в современный мир! Как сказал мне однажды один мой юный друг, вольно или невольно процитировав Деррида, «это и есть наш современный текст!» Мы же, увязшие в нашем так и не прожитом до конца прошлом, вместо того чтобы лихорадочно учиться, всеми силами пытаемся организовать им наше собственное детство. Убогое и одномерное.


И вместо того, чтобы им позавидовать, чтобы сделать все, для того чтобы не отстать, чтобы получить и принять новые инструменты взаимодействия с миром, которые помогут и им, и нам, мы тычем их в наши старые книги (часть из которых так и остались непрочитанными), хватаясь за полузабытые цитаты и ностальгически вздыхая пред экраном.


Они играют. Переписываются в соцсетях. Читают посты друзей и пишут свои. Слушают музыку, о которой мы и понятия не имеем. А мы — боимся. И правильно делаем. Ведь это такое родительское дело — бояться... Но если мы хотим оказаться с ними на одной стороне, нам ничего не остается, кроме как просить их помочь нам понять, чем именно они заняты. В нашем детстве такого не было. Мы не знаем, о чем речь. В отличие от них. Они знают. Возможно, не до конца понимают. Но их детство таково. И если мы будем прилично себя вести, возможно, они нам расскажут, каково это — детство с компами. А иначе нам так и придется спекулировать на собственных страхах и манипулировать их любовью и доверием...


Автор — Дима Зицер

Источник— https://snob.ru/profile/29563/blog/112358

Показать полностью
29

Мы знаем, как для тебя лучше

Разные психологи - разные судьбы...


Недавно, читал у коллеги - про ее разговор с сыном подростком, лет 16.


Он в детстве на айкидо ходил, а потом решил не продолжать.


- "Мам, а чего ты не настояла тогда?


-Сейчас, был бы, наверно, мастером спорта..."


(С сожалением и некой претензией...).


- А если бы настояла??


- Да, был бы мастером спорта.


И...(задумался) - сейчас бы тебя ненавидел..."


И вот, буквально вчера, читаю о похожей ситуации.


Ребенку - лет 8-10


- "Мама, я хочу бросить бассейн...


- Нет. В нашей семье решают, сдаваться или нет - Взрослые!!"


(Да, правда?? WTF?!?)


- "Мы с папой видим и знаем, что для тебя лучше !"


Перед этим разговором - мама проконсультировалась с известным психологом, сейчас - уже профессором. (Николай Иванович Козлов).


Я его - довольно хорошо знаю лично, проходил тренинги в его центре...


Это его подход к жизни.


Его философия.


"Преодолевать, преодолевать, и ещё раз преодолевать!!"


Себя, других, мир, жизнь. События и обстоятельства.


Да и его самого так воспитывали...


Впрочем тогда (не знаю, как сейчас), Николай Иванович себя психологом предпочитал не считать.


Он называл себя "социальным педагогом".


"Ко мне приходят недо-люди...и я делаю из них людей..." (Точная цитата из одной из его книг).


У меня и тогда то эта позиция вызывала отторжение, а сейчас - и подавно.


Похоже - тенденция осталась...


Если честно, не знаю, какой подход "лучше".


В плане жизни, в плане судьбы.


Наверное, при втором подходе - добиться человек сможет в жизни большего.


Но - какой ценой??


Внешнее принуждение и "заставление" - перейдут в принуждение внутреннее.


Хантер Бомон ("Смотреть на Душу") характерно называет такое положение дел - Садистическим Сверх-Я.


Которое и будет трепать человека всю жизнь - как куклу.


Вернее - он сам это будет делать с собой.


Регулярно - насилуя себя...


"Совпадение?? - Не думаю!".


И...не воспитывает ли этот подход - раба?


Который всегда, от кого-то "большого и сильного" - будет ждать.


Решения.


Что и как для него - "лучше"...


Вопрос только - по сравнению с...


Чем?


Источник —https://snob.ru/profile/31120/blog/127717

Автор — Сергей Мухин

Показать полностью
-7

Человек против системы

“Если хочешь пойти против устоявшейся системы, то для начала выйди из неё”. Руководствуясь этим правилом, многие революционеры могли бы значительно облегчить свою жизнь.

Например, если бы Брут поступил, как Сноуден, то о нём и память была бы хорошая (например, Данте не писал бы в своей комедии, что дьявол две тысячи лет прокалывал трезубцем Брута за предательство и этот человек не вошёл бы в историю, как предатель). Но, поступив таки образом, римский сенатор мог бы навредить своей стране. Возможно, он осознавал всё это, а если так, то он не антигерой, коим его любят считать, а наоборот.

Высказывайте свои мысли в комментариях, дорогие друзья. Надеюсь, вам будет интересна эта тема.

-20

Зашёл почитать вопросы о yotaphone 2 и увидел ком-то странное

Поскольку это из интернет-магазина, ссылку на источник я кидать не буду т.к. это считается рекламой. Мой первый пост, прошу сильно пинать и кидаться тапками. Да-да, не удивляйтесь. Всем добра и позитива!

UPD, перевод ответа: девайс оснащён e-ink дисплеем. Конечно, его можно использовать ночью

Зашёл почитать вопросы о yotaphone 2 и увидел ком-то странное Скриншот, Вопрос, Ответ
Отличная работа, все прочитано!