DrLetroz

DrLetroz

пикабушник
Чрезвычайно бизграматный песатель (\/)"_"(||) https://ficbook.net/authors/2404178
пол: мужской
поставил 190 плюсов и 593 минуса
отредактировал 4 поста
проголосовал за 9 редактирований
15К рейтинг 46 подписчиков 3117 комментариев 8 постов 0 в "горячем"
10

Солифилесет

Солифилесет Стив и Форли, Фэнтези, Рассказ, Длиннопост

Предыдущая часть

София, Стив и Форли разинув рты смотрели на перед ними мерцающий портал. Тот висел над каким-то полем, периодически вздрагивая и растягиваясь, словно очень большой мыльный пузырь. Земля под ним уже была выжжена, и начинала приобретать нездоровый фиолетовый оттенок, не оставляя сомнений о том, куда портал ведёт.


Суккуб знала, что пока пройти через портал невозможно — он был слишком нестабилен. Но то, что Балаэлю вообще удалось открыть его, само по себе было удивительным. Было понятно: на этом дело не остановится, с камнем или без демоны прорвутся.


— Похоже, ваш «друг» не собирается ждать, пока вы принесёте ему артефакт, — сказала архимаг Фелисия Гофт, стоявшая позади них. — По самым сдержанным оценкам, первые демоны смогут пройти уже через пару часов.


— Вы сможете сдержать их? — спросила София.


— Сама жажду узнать. Я тут, видишь ли, как приглашенная звезда — эта затея совсем не моя.


Она жестом пригласила их следовать за ней. Лагерь в котором они оказались кипел жизнью. Точились мечи, полировались доспехи. Чуть в стороне группа магов оживляла големов.


Большую часть лагеря занимали наемники. Судя по знакам отличия, принадлежали они к разным группам и даже здесь держались обособлено друг от друга. Похоже, что в обычное время они не слишком ладили между собой.


Проходя мимо одной из палаток, София заметила, что Стив ощутимо вздрогнул. Разумеется, никаких надписей на жёлтой палатке не было. Только герб — лицо, одна половина которого исходилась в истеричном смехе, а другая была спрятана под нарочито серьёзной карнавальной маской.


Состав наемников был разномастным: большая часть, конечно же люди — этих всегда было в избытке. Но встречались и эльфы, гномы, даже пара ящеров, хотя они редко вылезали из родных болот, не говоря уже о том, чтобы отправляться в другой мир. Большинство смотрели на новоприбывших с вялым любопытством тех, кому за удивление не доплачивают. Хотя пару раз София чувствовала взгляды, куда более чем просто любопытные.


Фелисия отвела их в самую большую палатку, находящуюся чуть в стороне от лагеря. Внутри стоял большой стол с подробной картой. Она была обильно покрыта различными значками и указателями. За картой стоял немолодой мужчина в строгом военном френче синего цвета. Непокорные седые волосы незнакомца были зачесаны назад, открывая высокие залысины. Его цепкий взгляд серых глаз скользнул по новоприбывшим. На морщинистом, с парой шрамов, лице на секунду мелькнуло торжество.


— Ах, архимаг, — он слегка поклонился. — Рад вас видеть!


Его звонкий, чуть скрипучий голос, выражал лёгкую, пока непонятную издевку.


— Мы тут обсуждаем план грядущей битвы, не желаете присоединиться? — сложив руки домиком, приторно вежливо спросил мужчина.


— Просто скажите, где мне стоять, большего и не нужно, — сказала Фелисия и повернулась к своим детям. — Перед вами Джониек ван Фарсир, моя головная боль, и организатор этой «экспедиции».


Мужчина ещё раз поклонился.


— Мы решили связать демонов боем, пока их возможности поддерживать портал не иссякнут, — Джониек повернулся к карте. — В центре будут стоять големы, много они не сделают, но противника замедлят. За ними расположатся мои наемники.


Он кивнул в угол палатки. Там располагались капитаны. Один из них, большой синекожий ящер, обменялся взглядом со Стивом и едва заметно покачал головой. Чуть в стороне невинно читал книжку Сарруг, делая вид, что он тут оказался случайно.


— Маги будут вести обстрел с флангов, а когда демоны прорвутся, будут бить по тылам, — продолжил рассказывать Джониек. — Ваше место, архимаг, в оперативном резерве на правом фланге. Когда дела пойдут плохо либо у магов, либо у наемников, в игру вступите вы.


— Нас слишком мало, — подходя к карте сказала Фелисия. — Если откроется полноценный портал — мы не сдержим их такими силами. Есть резон обратиться к местным царькам, — заметила она.


Джониек усмехнулся.


— Боюсь, к тому моменту, когда они соберутся здесь, половина мира будет пылать в огне. Не говоря о том, что они банально разбегутся при виде демонов. Поэтому будем держаться своими силами, возможно из Перекрестка прибудут подкрепления, хотя я на это всерьёз не рассчитываю.


— Никто не будет сражаться за чужой мир, даже если это гарантирует безопасность своего, — согласилась Фелисия.


— А где наше место? — поинтересовался Форли.


— Не уверена, но, по-моему, ваша лавка все там же, — недовольно сказала Фелисия. — Это не обсуждается — вы в битве участвовать не будете.


Форли собирался что-то возразить, но Стив остановил его.


— Как скажешь, мама, — глядя на Фелисию, сказал он. — Тогда мы пойдём домой.


Взяв брата под локоть, он потащил его на выход. София проследовала за ними, чуствуя себя в этом всё немного лишней. Они уже почти добрались до края лагеря, когда им встретился Сарруг. Он невинно сидел на табуретке и продолжал читать книжку.


— Вы кое-что забыли отдать, — даже не посмотрев на них, сказал он. — Вы же не думаете сделать с помощью этого камня нечто безрассудное. Например, победить самостоятельно Балаэля?


Он выразительно посмотрел на Софию. А затем встал и открыл небольшой портал в их лавку.


— Там поговорим. Тут слишком много Джониека, — библиотекарь скосил взгляд на проходящего мимо эльфа.


***


— Что вообще происходит, зачем ты все рассказал матери? — как только они телепортировались, накинулся на отца Стив.


— Я и не рассказывал. Ни ей, ни тем более Джониеку, — развёл руками библиотекарь.


— Откуда он вообще взялся, этот ван Фарсир?


— Полагаю, у половины Перекрестка возник похожий вопрос. — Сарруг пожал плечами. —Джониек появился с полгода назад и с тех пор проделал путь от «никто и звать никак» до члена совета Всемагической академии. Если он преуспеет и здесь — это очень укрепит его позиции.


— Это плохо? — уточнил Форли


— Для нас с Фелисией — определённо. Джониек возглавляет оппозицию архимагу.


— Оппозицию? — с усмешкой переспросил Стив.


— Мы в совете ещё полгода назад тоже смеялись. А теперь у него не так уж и мало сторонников.


Солифилесет слушала разговор в пол уха. Её эта политическая возня волновала мало. В свое время она успела вдоволь в ней поучаствовать и больше в эту лужу грязи лезть не собиралась. Её больше волновало другое.


— Джониек здесь для того, чтобы победить? — спросила она. — Или ради политики?


Сарруг только развел руками.


— Он собрал немалые силы, но большая их часть пришла сюда за деньги и, соответственно, уйдёт также легко. Особенно если поймёт, что мертвым деньги не понадобятся, — он осёкся. — Или если им прикажут уйти.


Ей очень хотелось ругаться. Неужели история ничему их не учит?! Сколько смертных погибло в грызне между собой перед лицом куда более грозного врага? Сколько ещё должно погибнуть прежде, чем они поймут?


«Почему я помогаю им? Зачем я предаю свой народ? Чтобы смотреть, как они гибнут, не желая примириться между собой?» — Солифилесет отвернулась от них.


— Нужно переговорить с Фелисией. Пообещайте, что не сделаете что-то глупое, — выразительно посмотрев на Стива, попросил библиотекарь и растаял в воздухе.


Они остались одни в лавке.


— И что, нам сидеть и ждать, пока они там сражаются? — Стив аккуратно пнул свою любимую табуретку.


— Наиболее разумный вариант, — пожала плечами София. — Мы ничего не можем сделать.


Стив нахмурился, но ничего не сказал и отошёл протирать прилавок. Его брат тем временем задумчиво смотрел на засохший цветок.


— Что Балаэлю здесь нужно? — неожиданно спросил он у демона. — Мы думали, ему нужен камень, но тогда зачем портал?


— Сюда ведь проще всего попасть из вашего мира? — развивал мысль Форли. — Меньше затрат магии, проще поддерживать. Очень удобно, если у тебя большая армия.


— Да, орда у него большая. Даже слишком, — не понимая, к чему он клонит, сказала София.


— Потому что орда — это захватчики. Ваш мир умирает, он отрезан от Перекрестка, а этот нет.


Солифилесет осенило:


— Ваша мать и этот Джониек, они готовятся встречать налёт! Рассчитывают, что убьют сотню-другую, и демоны отступят. Но те будут идти и идти, пока не останется никого, кто мог бы сопротивляться.


Форли решительно кивнул:


— Я телепортируюсь и предупрежу их! — сказал он и махнул рукой.


Ничего не произошло, он продолжал стоять на том же месте. София первая поняла причину. Она подошла к месту где стоял Сарруг. Минута поисков, и она нашла то, что искала. Солифилесет обречённо застонала. На стене красовалась маленькая руна, запрещающая местную телепортацию, а вокруг неё в изобилии были нанесены охранные знаки. Начерчены они были очень умело — у них уйдёт целый день, чтобы стереть руну.


— Отец запер нас! — потрясенно сказал Форли.


Подошёл Стив и недоуменно скривившись, занёс руку с тряпкой, желая убрать преграду.


— Стой! — крикнула София. — Руку не оторвет, но чувствовать ты её перестанешь на пару недель.


— И что нам делать? Сюда придут демоны, и что нам тогда делать? Отбиваться от них подержанными артефактами? Мы даже сбежать не сможем! — делая шаг назад, недовольно пробурчал Стив.


— Не совсем, — Форли присмотрелся к руне. — Запрещена телепортация в пределах Речноземья. Чтобы мы не вздумали сунуться в бой, но мы сможем уйти в Перекресток. Я, наверное, начерчу руну, на всякий…


Он не закончил. Практически одновременно произошли две вещи. Во-первых, вдали что-то прогрохотало, извещая, что битва началась. А во-вторых, до них троих дошло, что они могут телепортировать не только в Перекресток.


Они все поднялись на второй этаж. В окне в кабинете Стива видно было фиолетовое зарево где-то вдали.


— И какой у нас план? — поинтересовался хозяин кабинета.


— У нас есть камень, который может нас переместить в мир демонов. Там мы украдём посох или то, с помощью чего Балаэль открыл портал, и сбежим! — воскликнул Форли и сразу же добавил менее жизнерадостно. — Это в идеале. А на деле, скорее, принесем на блюдечке способ утопить вселенную в крови.


Стив громко хлопнул себя по лбу так, что остался след.


— Камень который я выиграл у чиновника! — воскликнул он. — Ты его забрал у меня, артефакт-шут!


— Пересмешник, — поправил его брат.


— Ты говорил, что он может убить создание из магии, а ещё он впитывает на короткий срок силу других артефактов!


Форли понесся к себе. Солифилесет все так же пребывала в задумчивости. Ей план казался наивным, но не лишенным гениальности. Скорее всего, они даже преуспеют. Только вот нужно ли ей это?


«Я могу получить, что захочу. Просто заберу у них камень Неверуга и верну всё, что у меня отняли, — думала она. — Но зачем?»


Вернулся Форли, в руке он сжимал маленький белый камушек. Суккуб, увидев его, отошла подальше. Подобные артефакты она встречала и раньше и знала, на что они способны.


— Если мы отдадим это Балаэлю, он умрёт? — спросил у неё Стив.


Она кивнула. Пару раз ей доводилось видеть, что происходит, когда эти, невинные на вид, камушки касаются демона. Ведь изначально они и были созданы, чтобы с ними бороться.


Братья тем временем быстро собирались. Стив порылся в шкафу и вытащил кольчугу, которая оказалась ему мала и одноручный меч. Форли же листал книгу с боевыми заклинаниями.


Увидев это, Солифилесет удивлённо хмыкнула. Они шли на смертельный риск и, похоже, даже не понимали этого. Любопытствуя, суккуб взяла в руку клинок и осмотрела его. Выглядел он по-простому, но таковым не являлся. Не плохой баланс, несколько усиливающих рун, хорошая сталь. Не артефакт, но гораздо лучше, чем обычный.


— Остался с прошлых лет, — пояснил Стив. — Раньше я даже неплохо им пользовался, надеюсь, навыки никуда не ушли.


София молча вернула меч. Её всё так же раздирали мысли о том, правильно ли она поступает.


«Я собираюсь помочь им уничтожить свой народ!» — думала София, не веря самой себе.


Странно, но она не ощущала по этому поводу ничего. Слишком долго она пробыла в человеческом мире. Солифилесет привязалась к ним. Зарево в окне, должно было быть ей как родное, но она видела в нём лишь опасность. Из мыслей её вырвал вопрос Форли:


— Ты сможешь отправить нас в мир демонов?


— Да, — ответила София, и маг ни секунды не сомневаясь протянул ей камень Неверуга.


Вот так просто, этот растрёпанный мальчишка, с огоньком в глазах отдал ей мощнейший артефакт. Без доли сомнений, без клятв или обещаний, словно она была его другом.


«Возможно, это потому, что так и есть? —задумалась суккуб.»


Одной рукой она сжала покрепче камень, внимательно разглядывая. Первый раз она держала его в руках. Символ мощи её народа, знак высшей власти. Вернись София с ним, демоны по одному её кивку разорвут Балаэля на кусочки.


Поверхность камня зарябила, словно была жидкой. Суккуб увидела то о чём думала: орды демонов во главе с ней. Бесконечное пламя пожирающее вселенную, а за ним лишь выжженная пустошь.


«Нет! — прокричала мысленно Солифилесет, увидев как убивает Стива и Форли, — это не мой путь!»


Она едва сдержалась чтобы не отбросить артефакт. София повернула голову и увидела что рядом стоят, абсолютно не понимая что происходит братья.


— Что-то не так? — поинтересовался Стив.


Взглянув ему в глаза, Солифилесет неожиданно увидела своё настоящее будущее. Будущее, не состоящее из ненависти и злобы. И этот вариант ей понравился значительно сильнее.


— Готовы? — спросила София.


Убедившись что оба брата кивнули, она активировала артефакт.


***


Вблизи портал больше напоминал рану, которой кто-то не даёт затянуться. Из него, вялым пока не представляющим угрозы потоком текли демоны. Фелисия стояла на пригорке неподалёку и без интереса смотрела на битву. Рядом, только что закончив рассказывать, стоял Сарруг.


— Значит, это всё ловушка, — констатировала архимаг. — Но зачем это ему?


Они посмотрела на строй наёмников, среди которых ходил Джониек. Умелый манипулятор и интриган, явно что-то задумавший.


— Возможно… — Сарруг осёкся, почувствовав то же, что и она — вспышку магии откуда-то из города.


— Ты забрал у них камень? — Фелисия подскочила к мужу и по его растерянному взгляду поняла всё сама.


Архимаг покрепче сжала посох и взглянула на портал.Тот стал гораздо больше, пропуская за раз значительно больше демонов, чем могла сдержать «армия» Джониека. Через мерцающую завесу Фелисии показалось, что она видит три фигурки. Сарруг схватил её за руку, пытаясь удержать.


— Поздно! Ты только сделаешь им хуже! — крикнул он.


Архимаг не без труда остановилась, понимая, что он прав. Джониек, смотрел на неё словно ожидая чего.


«Ну конечно, сейчас соберусь и пойду убьюсь, как-же! — подумала Фелисия, глядя на него, — Нет, такого подарка, ты от меня не дождёшься!»


Её сердце на секунду упало, когда она задумалась, чего ей может стоить такое решение. Но затем, почти сразу, на смену растерянности пришла ярость. И архимаг хорошо знала как её использовать.


Фелисию Гофт не зря называли сильнейшим магом во вселенной. Она и магия были единым целым, а отточенное годами сражений мастерство превратили эту силу, в нечто гораздо большее. Ей не требовалось произносить заклинания — хватало мимолётного образа.


Плюнув на план, Фелисия оторвала от себя руку мужа и ринулась в гущу схватки. Её переполняла ярость, и демоны погибали быстрее, чем появлялись из портала. Это была её стихия, и здесь ей не было равных.


Неожиданно портал ярко вспыхнул и с громким хлопком закрылся. Оставшиеся с «этой» стороны стороны, демоны, принялись удирать. До них Фелисии дела уже не было. Она остановилась перед точкой связывавшей два мира.


Осознание страшной утраты сжигало её изнутри. Не в силах стоять на ногах, она упала на колени. По её щекам текли слёзы.


Раздались шаги, размеренные, очень спокойные. Фелисии не нужно было поворачиваться, чтобы понять кому они принадлежат.


— Какие-то проблемы, архимаг? — спросил елейным голос Джониек.


Ей хотелось испепелить его, стереть ухмылку с его лица не только вместе с лицом, но и всем окружающим ландшафтом. Но вместо этого, женщина медленно вытерла последнюю слезинку и тяжело опираясь на посох поднялась на ноги. Она почувствовала, что что-то приближается.


***


София, Стив и Форли оказались на уступе. Внизу простиралось длинное, похожее на шрам, ущелье. С другой его стороны мерцал портал. Он был небольшим, едва ли больше обычной двери. Перед ним столпилось целое море демонов. Проходила очень небольшая часть, остальные ждали своей очереди.


Глядя на них, Солифилесет поняла слова Неверуга о том, что он испытал ужас, глядя на орду. Страшен был не их внешний вид. Страшно было осознание, что могут натворить они, если получат камень.


Вдали виднелось массивное строение, со множеством острых шпилей — дворец Балаэля. София специально выбрала место недалеко от портала и подальше от его создателя, надеясь выиграть время. К сожалению, это не помогло. Не прошло и двух минут, как вокруг них закрутился вихрь. Без какого-либо предупреждения появился Балаэль.


Здесь, в своём мире, он не пытался сойти за человека. Перед ними высилась краснокожая громадина под три метра, усеянная шипами и клыками. Глаза чудовища горели ненавистью и злобой.


— Судя по тому, что вы здесь, мой камень у вас? — прорычал Балаэль. — Давайте сюда!


Братья переглянулись и пошли в атаку. Стив с криком подскочил, занося меч, а Форли начал читать заклинание. Балаэлью хватило просто махнуть рукой, чтобы меч расплавился. Всё произошло так быстро, что Стив едва успел отбросить его. Ещё один взмах, и братья отлетели в сторону, упав без чувств.


На ногах осталась только суккуб. Её удар даже не коснулся. Она стояла и растерянно смотрела на лежащих без сознания друзей.


— Сегодня я добр и дам тебе шанс. Помнишь наш уговор? Отдай мне камень и получишь всё, что пожелаешь! — Балаэль приблизиться к ней так, что дышал практически в ухо. — Ну или умри вместе с этими букашками, пытаясь оттянуть неизбежное!


Солифилесет глубоко вздохнула, очистив разум. Она проиграла, это понятно. Можно загадать пожелать что угодно, но демон перед ней просто найдёт лазейку и обманет. Наверняка Балаэль продумал, как обойти любое её желание.


«Любое из тех, что может загадать демон вроде него», — прозвучал в её голове голос Неверуга.


Это был не старый владыка, просто таким образом к суккубу пришло понимание, что нужно делать.


— Ты дашь мне всё, что я пожелаю? — уточнила София, подходя к Форли. — Любое моё желание?


Балаэль фыркнул:


— О моей власти даже не мечтай, её ты получишь только сразившись.


Солифилесет сунула руку в карман мага и едва сдержалась, чтобы не завопить от боли, когда коснулась пересмешника. Аккуратно, так, чтобы Балаэль не заметил, она совместила его с камнем Неверуга.


— Оставь себе свой трон. Мне нужна свобода, их, — она кивнула в сторону братьев. — И моя.


— Что-то одно, — покачал головой демон, растягивая рот в усмешке. — Я всё ещё щедр: две жизни букашек, или одна твоя. .


— Они. Ты оставишь их в покое и отпустишь отсюда, расторгнешь договор и никогда больше не заключишь. Пообещай это, и камень твой!


Балаэль расхохотался:


— Опять на те же грабли, Солифилесет! Неужели за годы изгнания ты ничего не поняла? Окажись ты на месте одного из этих ничтожеств, выбрали бы они тебя?


— Да, — без раздумий ответила суккуб.


Балаэль вспыхнул гневом. На руках Софии зажглись его знаки. Они словно цепи потянули её вниз к земле. Демон прошипел:


— Эти ничтожества свободны — без камня они всё равно никуда не смогут уйти. Ты же останешься здесь умирать вместе с этой планетой!


Владыка демонов расхохотался, но, заметив, что Солифилесет осталась безразличной к его словам, осёкся.


— Камень, не думай, что я забыл! — он требовательно выставил лапищу вперёд.


Невидимые цепи чуть ослабли, давая ей, словно рабыне возможность слегка приподняться и вручить ему артефакт. Сделав это, она, ничуть не скрываясь, выдохнула — с её плеч словно свалился тяжкий груз. Теперь всё было предопределено.


— Наконец-то! — Балаэль поднял камень над головой. — Путь к бесчисленным мирам.


Портал на другой стороне ущелья увеличился в размерах в несколько раз. Но он интересовал Солифилесет мало, она внимательно смотрела на артефакт. Камень покрылся сетью трещин, через которые сиял ярко-фиолетовый свет. Изменения не укрылись и от владыки демонов.


— Что?! — не понимая, спросил он, оглядываясь на портал, который с громким хлопком погас. — Что происходит?


— Я уничтожила камень Неверуга! Перед тобой всего лишь артефакт-пересмешник, твоим планам конец! — триумфально заявила София, и демонически расхохоталась, — вот моё желание! Уничтожить тебя, и весь этот поганый мирок!


Балаэль попытался сжать камень Неверуга, но тот просто осыпался пылью. В лапе у демона остался камушек белого цвета. Изнутри он пульсировал, словно живой. Мало того: он ещё и присосался к демону словно пиявка.


— Ты погубила нас всех, — с ужасом сказал Балаэль.


А затем артефакт-пересмешник взорвался. Солифилесет подхватила буря магической энергии и швырнула на несколько сот метров, словно куклу. На том месте, где стоял владыка демонов, теперь была огромная дыра. Из неё вверх столбом бил магический поток. С трудом София поднялась на ноги, но лишь за тем, чтобы упасть от ещё одной волны. Ещё полсотни метров полёта, и она едва нашла силы встать на четвереньки.


Рядом кто-то вяло шевелился. Это был Балаэль, от демона осталась едва ли треть, и та медленно таяла.


— Зачем? — спросил он. — Как ты могла сделать такое со своим домом?


Солифилесет не ответила ему. Ни повелитель демонов, ни её, якобы, дом, суккуба не интересовали. Эту страницу своей истории она перестнула. Так и не услышав ответ, владыка демонов рассыпался.


Земля под ногами пульсировала и сильно дрожала. Собравшись с силами, София встала и огляделась. Братьям повезло — они были на земле и магический поток прошёл выше них. Тяжело ступая, Солифилесет побрела к ним. В её голове уже был план; главное было успеть до того, как Стив или Форли очнутся.

Солифилесет Стив и Форли, Фэнтези, Рассказ, Длиннопост

Стив с трудом открыл глаза: их присыпало песком вперемешку с пеплом, поэтому он некоторое время, ничего не видя, моргал. Они с братом лежали в большом очерченном на песке кругу, а вокруг умирал мир демонов. Понять это было несложно — он очнулся как раз тогда, когда, подняв кучу пыли, рухнул дворец Балаэля.


Солифилесет решительно покрывала круг какими-то знаками.


— Кхе-кхе, что происходит? — спросил Стив, откашливаясь


София подняла на секунду глаза полные решимости, но ничего не сказала и продолжила чертить. Только закончив, она обратила на него внимание.


— Это защитный круг — тут бушует опасная магия, , — объяснила суккуб и указала на знаки. — А это руны телепортации. Когда будет сильная волна, они отправят вас домой.


— Ты с другой стороны этого круга, — заметил Стив, поднимаясь на ноги.


София подняла левую руку и показала ему пылающий знак Балаэля. Стивен задёрнул свой рукам, на месте где у него стоял такой, теперь был лишь небольшой шрам.


— Боюсь, я с вами не могу пойти, — с натянутой улыбкой сказала девушка. — Моё путешествие закончится здесь.


Стив рванул вперёд, желая затащить её внутрь круга, но уперся в невидимую стену. Не желая сдаваться, он отошёл и, взяв короткий разбег, ударил плечом. Это, разумеется, тоже не возымело эффекта. Крича от ярости, он начал бить стену кулаками.


— Успокойся и выслушай меня, — остановила его София.


— Неужели нет другого пути? — тихо спросил Стив, упёршись лбом в барьер.


— Мда, неправильной мы были парой. Сначала грызлись, а теперь вот отпустить не можем, — грустно заметила София и повторила его жест, прислонившись лбом к барьеру. — Пообещай мне кое-что, Стивен Гофт. Поклянись, что ты из-за меня не сдашься. Не потеряешь себя, не начнешь пить или иначе разрушать себя в попытках заглушить боль. Я не хочу, чтобы по моей вине пострадал кто-то ещё.


Она оторвалась и для пущего эффекта гневно стукнула кулаком.


— Поклянись, или я вернусь с того света, и мало тебе не покажется! — крикнула она вся в слезах.


Стив оторвался от барьера и смахнул слезы.


— Клянусь, — дрожащим голосом сказал он.


Солифилесет кивнула и отошла от круга.


— Вот и всё, — оглядываясь, сообщила она. — Береги себя и брата. Не отчаивайтесь и не сдавайтесь! Удачи вам, и спасибо за всё!


София отвернулась и дрожащей походкой, как можно решительнее пошла прочь. Земля под её ногами ходила ходуном. Внезапно все взорвалось ярким светом. Стив почувствовал, как его словно стерло в пыль, а уже в следующую секунду он стоял посреди какого-то поля.


***


Форли очнулся где-то через полчаса. Протерев глаза, он обнаружил брата, который просто сидел на земле и смотрел в никуда. Маг понял всё без лишних слов. Молча он телепортировал их обоих обратно в лавку.


Там их уже ждала Фелисия. Мама заметно вздрогнула когда они вернулись, на её лице читалось облегчение. Она сидела за прилавком и чистила свой меч. Архимаг не стала задавать лишних вопросов и молча подала им две массивных кружки с чаем. Форли принюхался и почувствовал сильный запах трав.


— Армазонская ромашка, — сказала Фелисия. — Успокаивает и расслабляет. Аккуратно, горячее!


Её предупреждение запоздало. Не обращая внимание на температуру, Стив пил чай крупными глотками. Выпив, он тихо поставил кружку и побрёл наверх.


— Я наивно надеялась оградить вас от этого, — архимаг скривилась. — Демонов больше нет?


Форли отрицательно покачал головой.


— Может быть, так даже лучше, чем… — принялась рассуждать Фелисия, но её прервало возвращение Стива.


Он тащил какую-то коробку. Форли припомнил, что ещё перед отправлением к Неверугу, просто на всякий случай, они сложили в неё всё с витрин.


— Мы работать сегодня будем или как? — спросил Стивен, дрожащим, но решительным голосом. — Там, наверное, такое светопреставление было, что сейчас весь город на ушах. Может, и нам что-нибудь обломится.


Он начал выставлять на витрины артефакты из коробки. Фелисия удивлённо на него посмотрела прищурившись, а затем растаяла, оставив братьев наедине.


— Ты уверен, что хочешь работать? — спросил Форли, — Может стоит…


— Нет, не стоит, — уверенно заявил Стив. — Остановишься и утонешь. Нужно идти дальше, она… она так хотела.


Допив свой чай, Форли глубоко вздохнул, пытаясь унять трясущиеся руки и прогнать мрачные мысли. А затем встал и пошёл открывать дверь. Не удовлетворившись этим, он взял лист бумаги и размашисто написал «ОТКРЫТО», а затем пририсовал улыбающуюся рожицу.


Первый посетитель появился уже через пару минут.


— У меня тут это, — он достал из-под плаща кусок красного кирпича. — Философский камень. Даёт бессмертие и превращает олово в золото!


Форли усмехнулся и дописал на табличке: «Стив и Форли — превращаем золото в олово!»

Показать полностью 1
14

Камень Неверуга

Камень Неверуга Фэнтези, Текст, Рассказ, Юмор, Длиннопост, Стив и Форли

Предыдущая часть


— Неужели они не могли просто назвать его «камень пути» или «невероятно мощный демонический каменюка»? — спросил Стив.


Ему никто не ответил. Форли молча захлопнул очередную, третью за сегодня, книгу-каталог артефактов.


— А если он упал где-то в болоте, и его никто не нашёл? — поделился ещё одной мыслью Стив.


— Так не бывает. Если описание верное, то его просто не могли не найти за прошедшее время. Он сам бы «нашёлся», — ответил его брат.


Они упорно пытались найти хоть какое-то упоминание о камне Неверуга. За последнее время лавка больше напоминал книгохранилище. Это было не так уж и далеко от истины — в поисках хоть каких-то упоминаний артефакта, Форли перетаскал из городской библиотеки несколько тонн литературы. Всё без толку — книги не содержали не упоминали ни Неверуга, ни его артефакты.


София раздражённо отбросила в сторону очередную книгу.


— Может, мы действительно не с того края начали? — сказала суккуб. — Я пару раз видела артефакт — он невероятно сильный. Присутствие такого не заметить было бы нельзя, упади он хоть в океан.


— Возможно, Неверуг соврал, что камень здесь? — предположил Форли.


— Неверуг ничего и не говорил. Местоположение камня Балаэль определил сам, — напомнила София.


— Тогда он ошибается.


— Это вряд ли. Скорее, ошибаемся мы.


— А если камень изменил свой внешний вид при переносе, и теперь это пепельница? — развел руками в стороны Стив. — Пепельница тысячи миров Неверуга! Хорошо же звучит.


Шутка особого восторга не вызвала. Положение их было катастрофическим — со времени ультиматума Балаэля прошло уже две недели, а они так и не продвинулись в поисках.


— Наверняка где-то уже лет так пятьсот происходит что-то странное, — задумчиво сказал Форли.


— Ага, везде. Этот мир ежедневно, как может, подчеркивает свой сюрреализм. Алхимиков вспомни, — едко заметил Стив.


Недавно гильдия алхимиков презентовала своё очередное величайшее изобретение — зелье левитации. Удивительно, но оно даже работало примерно как и предполагалось — выпивший, становился легче воздуха и получал возможность летать на небольшой высоте. Что с радостью продемонстрировал кудрявенький старичок, представленный как изобретатель сего зелья. Затем правда его унесло случайным порывом ветра, но на это уже никто не обращал внимания — все ринулись пробовать.


На пару дней город превратился в какой-то цирк, в некотором смысле буквально. По городу гроздьями висели те, кто выпил слишком много зелья, из-за чего рисковали отправится покорять верхние слои атмосферы. Другие обнаружили, что становясь легче воздуха значительно теряешь силы. Вчерашний портовый грузчик-покоритель неба, не мог даже поднять вилку или открыть самостоятельно дверь.


Пока не дошло до крупного скандала гильдия алхимиков выпустила "антидот" — по идее. он должен был вернуть всё как было. На деле же, второе зелье делало тоже самое, но со знаком "минус". Те кто его выпивал, обнаруживал, что под ним загадочно скрипит пол, прогибаются мосты, а лошадь на которой ты ещё вчера развозил почту, как-то недобро хрипит и дрожит.


Эксперименты с гравитацией продолжились бы и дальше, если бы кто-то в гильдии алхимиков не додумался попытаться испарить зелье-антидот. Взрыв получился ярким, шумным и запоминающимся, чем и провёл жирную черту под всей этой эпопеей.


***


В очередной раз просидев за книгами до глубокой ночи и, ничего не найдя, троица разошлись спать. Кровать Стива была разделена на две относительно равных части. На одной половине спал он, а на другой Солифилесет. По её словам, это был необходимый минимум, чтобы их брачный договор оставался в силе. Относительность заключалась в том, что части-то были равные, а они нет. София занимала едва ли половину из отведённого ей места, тогда как широкий Стив вынужден был ютиться на краю.


Спала суккуб странно — всегда на спине и с открытыми глазами. В этом состоянии её можно было хоть с кровати спихивать. В чём новонаречённый муж не преминул убедиться ещё в первые дни брака и о чем очень сильно пожалел. Целую неделю ему снились такие кошмары, что Стив начал спать с зажжённым ночником. Как выяснилось, сон Софии не сильно-то был и нужен. Ночами она развлекалась тем, что проникала в чужие сны.


Сегодня Стив долго не мог уснуть: то и дело ему казалось, что внизу кто-то бродит. А когда он наконец погрузился в сон, начали настойчиво стучать в входную дверь. Подождав минут пять и убедившись, что стук не прекратился, он натянул неуместный розовый халат и, прихватив арбалет, спустился вниз.


Было темно, а на улице лил дождь. Стук прекратился и Стиву показалось, что никого нет и это был просто какой-то пьянчуга. И тут почувствовал, что за ним кто-то стоит. Стив собирался резко повернуться и ударить, но задел ногой стол, споткнулся и упал, хорошенько вмазавшись лбом в дубовый прилавок.


— Как ты только в детстве выжил, — заметил знакомый голос.


София тихо спустилась вслед за ним. В темноте её глаза светились зелёным, как у котов.


— Там, — она кивнула на входную дверь. — Низшая нежить, один из оживленцев. С ним нельзя говорить напрямую или касаться, только через посредников. Например, обращаясь не к нему, а к двери.


— А почему с ним говорить-то нельзя?


София закатила глаза — она ненавидела объяснять очевидные вещи.


— Потому что он не принадлежит этому миру — его сюда насильно призвали и запихнули в труп. Он не может ничего тебе сделать, пока ты не перейдешь черту. Ему ты тоже особо навредить не можешь.


Больше уточнять Стив не стал. Не обращая внимания на её слова, он держал арбалет наготове и приоткрыл дверь. Снаружи стоял полуразложившийся труп, судя по порванной одежде, принадлежавший моряку. Кожа местами слезла, оголяя кости. Хуже всего был запах — смрад стоял адский. Мертвец заговорил первым:


— Я знаю, что вы ищете и где это. Освободите меня, и я укажу путь, — заявил он.


Говорил он странно — звук вроде исходил от него, но при этом лился откуда изнутри. Стив собрался с мыслями:


— Дверь спрашивает — как ты укажешь нам путь, если мы тебя освободим?


— У меня в кармане карта с указанием места. Освободите меня, и она ваша.


— И как нам тебя освободить? — он осёкся и быстро добавил. — Дверь спрашивает.


— Для этого надо с ним заговорить и убить, — ответила София. — Стоять смирно он, разумеется, не будет. К тому же, убить эту тварь не так уж и просто — только сжечь.


— Демон знает, демон понимает, в чем проблема, — раскачиваясь, сказал мертвец.


— Солнце, крики петухов? — прикинул Стив.


— Да, ему вредит солнечный свет, — суккуб посмотрела на небо, затянутое тучами. — Только солнца не будет очень долго.


— Бегает быстро?


Мертвяк вразвалочку прошелся. Перемещался он криво, но достаточно резво.


Стив посмотрел на свои тапки и вздохнул. Покрепче завязал халат и сказал:


— Ну, тогда догоняй, мертвяк.


Не дожидаясь ответа, он побежал в сторону храма. Оживленец двигался следом, немного отставая. Бежать по залитым дождём тёмным улицам было весьма неприятно. Несколько раз Стив спотыкался и чудом не падал. А о том, во что превратились его тапки, служившие ему верой и правдой четыре года, он и думать не хотел.


Когда он добежал до храма, между ним и мертвецом было шагов триста. Что было мочи, Стив забарабанил в двери. Первосвященник Гевент спал крепко. Дверь он открыл, когда мертвец был буквально за спиной.


— ЖИВЫЕ МЕРТВЕЦЫ АТАКУЮТ! — истошно крикнул Стив и, не спросив, ввалился внутрь, захлопнув дверь. — Святая вода есть?


— Сын мой, ты пьян? — сонно спросил Гевент.


Ответом послужил удар, разбивший дверь в мелкие щепки. Оживленец грузно ввалился внутрь и растерянно осмотрелся. Следом, аккуратно переступив через остатки двери, зашла София.


— Ну и что ты дальше собрался делать? — спросила она.


— Ваше священство, перед вами живой мертвец, которого нужно упокоить, — спрятавшись Гевенту за спину, сказал Стив.


Первосвященник тупо уставился на оживленца, спросонья не понимая, что происходит.


— Сын мой, ты скверно выглядишь! Тебе нужна помощь? — спросил он, глядя на торчащие из груди мертвеца ребра.


Живой мертвец застыл на мгновение, не зная, кого из двух жертв выбрать, и двинулся на Гевента. В тот момент, когда его руки должны были сдавить горло священника, тот необычайно резво для своего возраста и комплекции присел и ударом ноги повалил мертвеца. В следующую секунду Гевент схватил чашу с огнём и кинул её в противника.


Стив потрясенно смотрел на то, как горит мертвец и внезапно понял, что вместе с мертвецом вот-вот сгорит и карта. Ругаясь, он подскочил и наугад сунул руку в его внутренний карман. Что-то нащупав, он сразу же вытащил и отскочил в сторону. И очень вовремя — мертвец вспыхнул и прогорел всего за пару секунд, оставив после себя кучку пепла.


Карта обгорела по краям, но место, отмеченное небольшим крестиком, осталось нетронутым.


— Ловко вы его, святой отец, — похвалила София.


— Это ещё что, а вот когда я в инквизиции состоял, — нахохлившись, хвастливо сказал Гевент. — Помниться, одну ведьму, красивая чертовка была, так словили мы её, красавицу… Ведьму, в смысле… в общем, много наших полегло в тот день, пока мы её не казнили.


Священник горделиво выпятил грудь и, не замечая, что София и Стив уже ушли, продолжил рассказывать.


***


Утром принялись изучать трофей. Это был обрывок карты какой-то очень отдаленной местности. С большим трудом и только после того, как нашли полную карту Речноземья, Форли сумел отыскать нужное место.


— Гравалакская топь, усадьба Шишковичей, — сверившись, сказал Форли. — Я думал, что эти места давно покинуты. Там на много километров вокруг только болота.


— Может, это из-за камня? — предположил Стив.


— Странно это, — маг ещё раз глянул на карту и ткнул в одно светлое пятно. — Думаю, мы сможем туда телепортироваться. Вот здесь поля перед Юргенградом, оттуда несколько часов пути, и мы на месте.


— Нужно подготовится, — сказала София. — Места там холодные. Учитывая, что сейчас уже осень и там одни болота, мы можем и не пройти.


Стив и Форли усмехнулись и пошли собираться. Хоть в последние годы они и вели оседлый образ жизни, но до этого успели попутешествовать вдоволь. Идея о том, что в мире куча заброшенных мест, где артефакты просто лежат и дожидаются, когда их возьмут и заберут, в общем-то, лежала на поверхности. Как и вывод, что чем отдалённее место, тем выше шанс найти что-то ценное.


В первый раз они решили начать с малого и отправились по наводке, мол, в каком-то замке есть бездонный бокал пива. Две недели братья лазали по горам, чтобы добраться до артефакта. Бокал и вправду оказался бездонным — в буквальном смысле. Затем они нашли упоминание о легендарном мече, застрявшем в камне. И снова они полторы недели ползали на брюхе по каким-то диким лесам, принадлежавшим вампирам. Меч нашёлся, и камень был, только вместе эта композиция полностью умещалась у Стива на ладони. Потом была легендарная галера Агро, стоящая на холме посреди пустыни. Палица титанов, размером с небольшую гору. Венцом стала корона водяных — им описывали её сделанную из серебра с кучей жемчуга. На деле оказалась мерзкая шевелящаяся гадость, сплетенная не то из водорослей, не то из лягушек, которую братья выудили из болота под непрерывным обстрелом грязью и туда же бросили от омерзения.


На этом их путешествия закончились, и они зареклись искать что-либо по художественным описаниям. Спустя годы старая экипировка вновь пригодилась. Стив с неудовольствием обнаружил, что вырос в основном в ширину, а Форли и вовсе выглядел так, словно украл одежду у ребёнка.


— Теперь-то я знаю, как выглядят мастера путешествий, — хохоча, сказала София, когда братья вышли.


— Ты сама-то прямо так, в платье отправишься? — спросил Стив.


Солифилесет вместо ответа провела рукой, и вот она уже стоит в высоких сапогах, непромокаемых штанах и в пуховике. Венчала картину широкополая шляпа. Усмехнувшись, она щелчком выкрасила всю свою одежду на камуфляжный манер.


— Ну что, отправляемся? — жизнерадостно спросила она.


Форли подготовил руну телепортации.


— Нас не разорвет на клочки? — с сомнением спросил Стив.


Вместо ответа его брат молча шагнул и исчез. Следом пошла суккуб, а за ней, зажмурившись, сам Стив.


***


Вопреки ожиданиям они оказались не в поле и даже не в болоте. Они стояли на цветущей равнине, простирающейся до самого горизонта.


— Отлично, и где мы? — пиная траву, спросил Стив.


Его брат достал карту и сверился, затем достал компас и ещё раз посмотрел на карту.


— Вон там, — он указал на гору вдалеке. — Гора Кмерис, как и должно быть. Я мог ошибиться на пару километров, но в целом мы прямо там, где и должны были оказаться. Усадьба примерно в шести часах пути. Но я бы сначала в город заглянул, заодно и узнаем, что и как.


Так они и поступили. Юргенград оказался мрачным, вонючим городишкой примерно в домов сто. Большая часть из них были давно заброшенными. Другие, хоть и выглядели нормально, но были пусты. Людей они нашли только в трактире. Там жались к огню человек десять. На пришельцев они посмотрели без особого интереса. Усадив Форли и Софию подальше от них, Стив пошёл к хозяину «поговорить».


Вернулся он спустя полчаса мрачнее тучи.


— Мы и вправду там, где надо. И усадьба тоже тут есть. Только она лет пятьсот заброшена, точнее живёт в ней какая-то нечисть, — рассказал он, присаживаясь за стол. — А скоро, по мнению местных, придут морозы, и добраться туда станет невозможно.


— Скоро — это когда? Месяц, два? — уточнил Форли.


— Часа через три, — сказал Стив. — У них тут такая лабуда с погодой, тоже лет пятьсот. Поэтому городок и пустой.


— Я бы на вашем месте прислушалась к совету, — глядя на немногочисленных горожан, сказала София.


Те и вправду были одеты не по погоде, а так, словно снаружи таверны лютая зима.


— Тогда вперёд, может, успеем дойти, — решительно сказал Стив, вставая.


Правда прежде, чем отправиться, они все же накупили немного припасов по бешеным ценам. Хозяин таверны довольно улыбался, считая, что обдурил приезжих. В ответ ему загадочно улыбалась София, расплатившаяся ржавым гвоздем и получившая с него сдачу.


***


Ненастье настигло их неожиданно. Просто за несколько минут ясное небо затмили тучи, и пошёл ливень. Через пару минут он превратился в снегопад; подул адски холодный ветер.


— З-знакомые о-ощущения, — стуча зубами от холода, крикнул остальным Стив. — И почему мне т-так в-везёт на холодрыгу?


Его никто не услышал из-за вьюги. Непогода закончилась внезапно и без предупреждения. Словно они пересекли невидимую границу — сзади остался снег и ветер, а у них светило солнце и дул тёплый ветерок. Через пару минут они поняли причину перемен.


Вместо леса они вышли в болота. Становилось всё жарче и идти, соответственно, становилось труднее. К счастью, хотя бы не было мошкары. Но стоило Форли снять плащ, полил такой ливень, что, казалось, сейчас окружающий мир уйдёт под воду.


— А можно обратно? — недовольно спросил он, надевая плащ обратно.


Неожиданно всё прекратилось — погода в раз по щелчку нормализовалась, остановившись на варианте «тепло, солнце и без ветра». Они вышли на широкую дорогу. Вокруг цвели и благоухали, как ни странно осенью, сады.


— За нами кто-то наблюдает, — оглядываясь, сказала София, — и это не человек.


Они стали идти медленнее и осторожнее, опасаясь засады. Но ничего не происходило, хотя ощущение преследования осталось. Вскоре они вышли к самой усадьбе. Заброшенной та не выглядела, скорее побитой временем.


У ворот, на манер почетного караула, стояло штук сорок оживших мертвецов. Заметив гостей, они вытянулись по струнке, а вперёд вышел самый роскошно одетый.


— Приветствую вас в усадьбе Шишковичей! Я — Зоуррем, дворецкий! — мертвец не слишком изящно поклонился. — Если желаете, я могу препроводить вас к владыке немедленно, он уже ждёт вас.


— К владыке? — удивлённо переспросила София.


— К владыке Неверугу, повелителю окрестных земель, — с улыбкой пояснил Зоуррем. — Но, если желаете отдохнуть, мы подготовили комнаты. Конечно, мы не можем обеспечить все удобства, в силу, хе-хе, жизненных обстоятельств, но передохнуть в спокойствии пару часов вы сможете.


— Сначала мы поговорим с Неверугом, веди нас, — сказала София.


Дворецкий повернулся и, чуть прихрамывая, пошёл в дом. Во дворе копошились другие мертвецы — наводили порядок, перекрашивали ограду, подстригали траву.


— Все здесь — так или иначе служили старым хозяевам. Владыка Неверуг призвал нас обратно в этот мир, чтобы мы служили этому дому и дальше, — похвастался дворецкий.


— И давно вы тут обитаете? — спросил Стив.


— Некоторое время. Лет четыреста, может больше, — растерянно ответил Зоуррем. — Не подумайте, что мы против или служим насильно. Те, кто хотел, — остались в могилах.


— К нам приходил оживленец. Кажется, он не очень был рад вновь жить, — заметила София.


— Вы имеете ввиду посланца. Увы, но никто из нас не может покинуть окрестностей усадьбы, поэтому пришлось прибегнуть к более грубой некромантии. Надеюсь, вы хорошо с ним обошлись?


— Именно так, как он и хотел, — уклонилась от прямого ответа Солифилесет. — Что тут вообще делает Неверуг?


— В последнее время, ничего.


— А раньше?


Дворецкий призадумался.


— Ну, одно время он экспериментировал с погодой, пытаясь сделать так, чтобы живые, возделывающие окрестные земли, могли собирать урожай круглый год.


— Получилось так себе, жить тут просто невозможно.


— Зато мы имеем хорошую защиту от лишних глаз, — достаточно жизнерадостно, для своего текущего состояния, сказал Зоуррем, открывая дверь усадьбы. — Когда каждый год приходят по десять «героев», чтобы убить тебя, а тебе надо к обеду кусты подровнять, это несколько отвлекает.


Внутри дом тоже выглядел ухоженным, но в нем определённо никто не жил. Мебель практически отсутствовала, немногочисленные картины, изображавшие старых владельцев выцвели.


— И вы всех…? — спросил Форли


— Как правило отпаиваем чаем, даём прийти в себя и выставляем восвояси, — мертвец вздохнул и пояснил, — Опытным путём мы выяснили, что чем больше приключенцев умрет здесь или в окрестностях — тем больше будет впоследствии. А тем кто рассказывает про живых мертвецов заваривающих лавандовый чай, всё равно никто в жизни не поверит.


Они вышли в гостиную, мебели здесь вообще не было, за исключением деревянной тумбы, на которой на мягкой подушке лежал камень Неверуга. Его хозяин был неподалёку — чуть в стороне висел в воздухе ярко-синий призрак. Как и Солифилесет, он очеловечился и выглядел как худой пожилой мужчина с острыми скулами и цепким взглядом. Во взгляде его чувствовалась тоска и разочарование.


— Ты изменилась, Солифилесет, — разглядывая её, сказал он.


— Думаю, ты прекрасно знаешь, чем вызваны эти изменения, Неверуг! — с вызовом сказала суккуб.


— К сожалению, знаю, — с грустью ответил призрак. — Тогда я был слеп и даже помыслить не мог о том, что можно было поступить иначе.


— Я удивлена, что ты не попытался воплотится, — заметила София. — С таким-то артефактом это сделать весьма просто.


— Когда я сюда только попал, именно это и собирался сделать.


— И что вас остановило? — спросил Форли, неторопливо подходя к камню и собираясь его забрать.


— Ты его вскоре получишь, в воровстве нет смысла, — остановил его Неверуг. — Я хочу просто поговорить. Затем артефакт ваш.


— Ты изменился, — констатировала София. — Старый Неверуг вцепился бы в этот камень зубами и когтями.


Призрак слабо улыбнулся, словно человек, который давно хотел высказаться. Скрипучим голосом он сказал:


— Всю жизнь я смотрел на мир с позиции силы — она была моей неотъемлемой частью. А я был её верным рабом. Но пребывание здесь, без сил, власти и всего, что «меня» делало «мной», открыло мне глаза.


Неверуг подплыл к Стиву, задумчиво его разглядывая и продолжая говорить:


— Я смотрел на людей, как на крупных муравьев. Давил их, сжигал, не чувствуя ничего, кроме удовольствия от осознания власти.


— А потом сами стали таким же насекомым, — усмехнулся Стив.


— Хуже! Если бы не камень, я бы давно сгинул, — призрак вернулся ближе к артефакту. — Он может меня воплотить, но мне это не нужно. Он показал мне мир и людей. Камень позволил мне увидеть, что вся моя жизнь — череда страшных преступлений, которым нет и не может быть оправдания. Иронично, но, чтобы понять это, потребовалось умереть.


— И что ты будешь делать дальше? — спросила София. — Камень нужен нам, чтобы остановить Балаэля.


— Я знаю. В момент смерти, когда меня рассеял клинок, мне открылось будущее. Все это я однажды уже видел.


— И что вы увидели? — жадно спросил Форли.


Неверуг помрачнел.


— Выслушай одну мысль, Форли Гофт: будущее такое, потому что оно предсказано или это лишь один из вариантов? Возможно, именно пророчество привело к нашей встрече. Ты точно готов предопределить свою судьбу, услышав его?


Форли задумался и отошёл в сторону.


— Мудрый выбор, юный маг. Твоя мать гордилась бы тобой.


— Вы знакомы?


— Однажды она была здесь, очень давно, совсем юная. Она попала сюда по ошибке — телепортировалась не только в пространстве, но и во времени. Её спас камень, и он же помог выбраться. У нас состоялась очень интересная беседа. Она так же отказалась от пророчества, хотя оно даже не было связано с ней.


— Ты не ответил на мой вопрос — что будешь делать, когда мы заберем камень? — напомнила Солифилесет.


— Окончательно избавлю вселенную от своего существования, — с мрачной усмешкой ответил призрак. — Я ждал этого момента очень долго. Хранил камень, чтобы его не утащили, и вам бы не пришлось забирать его силой.


Заметив смятение на лице Софии, он добавил:


— Это лишь самое малое, что я могу сделать, желая искупить своё прошлое. Я видел последние набеги. Смотрел на наш народ… это ужасно. Я понимаю, почему Демиург покинул нас, — Неверуг положил руку ей на плечо, — Забери камень, уничтожь Балаэля, исправь мою ошибку. Когда-то я повел нас к другим мирам, неся смерть и разрушения. Сделав это, я проклял себя и свой народ. Мы недостойны существовать, никто из нас.


София подошла и аккуратно взяла камень в руки. Неверуг стоял и с улыбкой смотрел. Когда она коснулась камня, его контур поплыл, словно его сдувал ветер.


— Надеюсь, я смог искупить хотя бы часть того зла, что принес…


Закончить он не успел, растворившись в небытие. Из-за двери послышался стук упавшего тела — это, лишившись магии, обрели покой стражи этого места. София стояла и потерянно смотрела на артефакт. К ней подошёл Стив.


— Знаешь, я точно не знаю, кем он был раньше и сколько зла натворил. Но, по-моему, только что он пожертвовал жизнью, давая нам шанс. А это дорогого стоит.


Она кивнула, соглашаясь и, передав камень Форли, сказала:


— Пошли домой, пора заканчивать эту глупую историю.


***


Вернуться им не позволили. Телепортировавшись, Стив, Форли и София поняли, что попали совсем не домой. они стояли посреди военного лагеря, а вокруг собралось прилично народу, чтобы поглазеть на них.


— Ну что, ребятишки, игры закончились, — сказал сзади знакомый голос.


Позади них стояла и улыбалась Фелисия. В воздухе за её спиной дрожало нечто бесформенное, словно кто-то пытался прорваться сюда.

Показать полностью
5

Конец Сказки

Конец Сказки Фэнтези, Текст, Рассказ, Юмор, Длиннопост

Предыдущая часть


Путь с горы вниз оказался куда легче подъёма. Исчез вредный и колючий ветер, дорога стала удобной и практически ровной. Стив, Форли и София будто спускались по достаточно витиеватой лестнице. У очередного поворота троица заметила тёмный провал пещеры.


— Не поможете? — окликнул их неприятный голос.


Тот принадлежал очень тощему старику, по пояс вмурованному в каменную глыбу, руки которого были прикованы цепями к скале.


— Ты кто? — удивлённо глядя на старика, спросил Стив.


— А что, много вариантов? — проворчал старик.


— Как минимум три. Ты, случаем, коня, змея и волка не рожал? — вмешался в разговор дотошный Форли.


— Чего?!! Парень, про меня много гадостей можно сказать, но я точно не из этих! Кощей я — Бессмертный который.


— И как ты оказался в скале? Тебя же довольно просто убить: игла в яйце… — не унимался маг.


— Это прошлый век, парень. Смерть моя в алмазе, а алмаз в самой глубокой точке океана. Пускай хоть обыщутся.


— Видимо, искать не стали, — осматривая цепь, заметил Форли. — Цепи мы, может, и разобьем, а вот из камня извлечь — это уж вряд ли.


— Найдите мне гномов! Они парни рукастые, точно освободят! Я вас златом осыплю в четверо раз больше, чем вы весите! Или... — Кощей подмигнул, —  секрет бессмертия поведаю!


— Чтобы нас тоже в камень закатали? Нет, спасибо, — с усмешкой заметил Стив и собрался уходить.


Форли пожал плечами, как бы извиняясь, и отошёл к брату. Рядом с Кощеем осталась только София.


— Все что хочешь, красавица, — всё твоё! — заявил он.


— Алмаз с твоей смертью, — суккуб требовательно протянула руку.


— Чего? — не понял старик. — Я ж сказал…


— Либо алмаз, либо сиди здесь.


— Освободи руки.


Солифилесет с лёгкостью порвала цепи. Кощей, скривившись, прочитал заклинание, и достал из воздуха огромный драгоценный камень. Тот был абсолютно прозрачный, размером с крупное яблоко, а внутри можно было рассмотреть чёрную жемчужину. София освободила старика из скалы, словно та была из фольги и строго сказала:


— Попытаешься хоть подумать о том, как навредить мне или моим друзьям — я буду тебя бить вот этим, — она ловко перекинула алмаз из руки в руку, — до тех пор, пока не смогу достать твою смерть. Понял?


Кощей задрожал, что-то проблеял и, взяв разбег, сиганул вниз с горы. София окликнула братьев, подзывая к пещере.


— Нам туда, — с отвращением глядя на вырезанные в камне ступеньки, сказала она.


***


— Вы знаете, зачем демоны угоняют в рабство? — спросила Солифилесет, пока они медленно спускались по тёмной лестнице.


— Тяжёлый труд, обслуга? — предположил Стив.


— Нет. Нам это не требуется. Все, что нужно, мы можем сделать из магии, а в качестве слуг идеально подходят низшие демоны.


— Тогда зачем?


— В рабство забирают лучших из лучших. Гениальных художников, музыкантов, писателей, портных и так далее. Их обеспечивают всем необходимым, вплоть до личных дворцов. Всё ради того, чтобы они продолжали творить. Я тебе уже говорила — в магическом мире ценнее всего вещи, к магии не имеющие ни малейшего отношения.


— И они соглашаются? — усомнился Форли.


— Не все и не сразу, — ответила София.


— И никто не пытался сбежать? — с сомнением спросил Форли.


— В том-то весь и фокус. Все они заключают договор.


Стив скривился и сделал вид, что увлечённо изучает лестницу.


— А расторгать такой договор и освобождать смертных — строго запрещено, — продолжила София. — Это, по сути, единственный наш запрет.


Троица вышла в огромный, невероятно обставленный зал. Чего тут только не было: сотни самых разных статуй, картины, фрески. И, разумеется, золото; тут из него была сделана добрая половина вещей. Чуть в стороне к ним спиной стояла девушка, а перед ней молодой парень. Слов не было слышно, но и так было понятно, что он прощается и в чем-то клянется.


— Однажды этот запрет был нарушен, — жадно смотря на влюблённых, отрешённо сказала Солифилесет. — Он поклялся ей в вечной верности и обещал призвать к себе, в мир людей. Разумеется, он обманул.


— Это ты? Поэтому тебя сослали в к нам? — не веря спросил Стив, подходя ближе и осматривая девушку.


Она была похожа и одновременно не похожа на Солифилесет. Счастливые и несчастные люди выглядят абсолютно по-разному. В случае с суккубом это было наиболее наглядно — она просто светилась счастьем, не внешним — показушным, а глубоко внутренним, когда примиряются сердце, разум и тело.


Ответом на вопрос Стива послужила яркая вспышка телепортации. Вместе с ней изменился и зал. Пропало убранство, стена в паре мест треснула, в разбитых окнах виднелось зарево пожарищ. Солифилесет стояла на коленях, скованная цепями, перед Неверугом. Рядом с довольной ухмылкой стоял Балаэль. То и дело демон жадно поглядывал на посох своего, пока еще, владыки. Неверуг извлёк из воздуха страшный, зазубренный клинок из красной стали и наотмашь ударил демоницу, разрубив надвое. София завалилась на бок и рассыпалась словно была сделана из пыли.


— Я лишилась всего. Была второй в иерархии, а стала последней. Меня развоплотили и изгнали в самое дальнее место, что есть в нашем мире. Балаэль, буквально через пару лет, устроит заговор и станет владыкой. И всё из-за моей ошибки.


Солифилесет, что было сил, ударила стену, оставив пару трещин и пошла прочь. Братья последовали за ней.


— И где он сейчас? — спросил Форли. — Тот смертный, которого ты освободила?


— Умер, наверное, — она пожала плечами. — А если нет, то, когда все закончится, я найду его, и он пожалеет, что не остался у демонов.


— Чем вообще планируешь заняться, когда обретешь свободу? — спросил Стив, делая как можно менее заинтересованное лицо.


— Буду путешествовать, — мечтательно сказала София. — Ну и в одну магическую лавку заглядывать.


— Ты нам всё ещё не сказала, что нужно Балаэлю, — напомнил Форли.


— Конец сказки уже близко, — кивнула вдаль суккуб. — Полагаю, здесь изменения наиболее значительные.


***


Сказка и вправду начинала странно себя вести: стоило компании пройти пару десятков метров, и разрушенный дворец сменился сначала лесом, а затем и вовсе огромным трактом из жёлтого кирпича.


Вокруг до самого горизонта были серые, неинтересные равнины. Наверное, решил Стив, раньше это были плодородные земли, но теперь они, определённо находились в запустении. Причину этого выяснилась, когда Форли притащил из травы пробитый ржавчиной шлем с маленьким черепом внутри.


— Гномы, хоббиты, низушки? — с отвращением глядя на него, спросил Стив.


— Нет, это человеческий, ему было лет десять, — лишь мельком взглянув на череп, ответила София.


— Сказочка становится все мрачнее и мрачнее, — замечая, что все поле усеяно подобными «сюрпризами», сказал Форли.


Солифилесет отошла чуть в сторону и внимательно осмотрела торчащую кирасу.


— Это не сказка, а реальность. Именно так выглядит мир, переживший вторжение демонов, —сказала она.


— И много таких ты помнишь? — поинтересовался Стив.


— Слишком много, — возвращаясь на тракт, ответила суккуб. — По-другому среди демонов не выжить. Только сила имеет значение, и чем её больше, тем выше ты в иерархии. Убивай и станешь сильнее, чтобы больше убивать и становится ещё могущественнее.


— И тем не менее, ты отдала всё ради смертного. Почему?


— Потому что мне открыли глаза, — очень тихо сказала Солифилесет. — Показали что мир состоит не только из насилия и зла.


Она отвернулась и быстро пошагала дальше по дороге. Та привела их к самому неожиданному объекту который только можно встретить посреди пустых полей — таможенному посту.


По сути это были две наспех сколоченные башни по обе стороны от дороги, между которыми была натянута ржавая якорная цепь. К одной из башен, была криво приколочена табличка. Время, осадки и солнце не жалели её, поэтому от первоначальной надписи осталось только загадочное "будьте". Больше вокруг не было ровным счётом ничего.


Границу охраняли три мрачных детины, каждый под два метра ростом и примерно столько же в ширину. Заметив новоприбывших, богатыри быстренько вынесли из башни столик и организовали что-то вроде паспортного контроля.


Стив в это время аккуратно обошёл пограничный пост сбоку по полю, и собирался пойти дальше, но тут солнце ему заслонил «пограничник».


— Нарушаем? — положив огромную лапищу ему на плечо, спросил богатырь.


— Н-нет, г-гуляем, — заикаясь, ответил Стив и, освободившись, вернулся к Форли и Софии.


Они тем временем пытались оформиться.


— Цель визита в Священную Тридевятую империю? — достав из-за пазухи анкету, поинтересовался детина у суккуба.


— Туризм, собираюсь продать кому-нибудь драгоценность, — проникновенно сказала Солифилесет, невзначай подкидывая алмаз.


Правда, драгоценный камень пограничников заинтересовал мало. Ответив ещё на пру вопросов, София получило право на вход. Куда больше внимание богатырей привлекло содержимое карманов Форли. Маг по давней привычке собирал в них что попало. Тут были: мелки, огниво, одна перчатка, пара ароматических палочек, маленькая серебряная ложка, уменьшенный в размерах табурет и пара леденцов, времен его учёбы в академии. Вывалив это на стол перед, он принялся хлопать себя по карманам в поисках забытого.


Особого внимания пограничников удостоились конфеты. Их разглядывали так пристально, словно в них могло заключаться нечто неимоверно важное.


— Биологическое оружие пытаемся внести? — отложив сладость в сторону от остальной кучи, поинтересовался старший из богатырей.


— Это просто забытый в куртке леденец! — ответил Форли.


— Это — биологическое оружие, — назидательно подняв руку, настаивал пограничник. — Вы хоть представляете, что может произойти, если эту конфету захочет попробовать его Светлейшество?


— Полагаю, он ощутит мятный вкус, чуть испорченный привкусом прилипшей обертки.


— Я не пушу вас в страну с этими, так называемыми «конфетами» — утилизируйте!


Форли начал искать место, куда выбросить злополучные леденцы. Заметив этот взгляд, пограничник уточнил:


— Я сказал «утилизируйте», а не выбросьте! А если эту, кхм, «конфету» съест крыса, которая отравится и принесёт в нашу чудесную изумрудную столицу вспышку дифтерии и чумы?!


В его добрых голубых глазах плескался безумный огонь. Форли молча закинул конфеты в рот и быстро проглотил. Продемонстрировав пустой рот, он догнал Софию. Стив как ни пытался привлечь к себе внимание, так и не сумел это сделать. Богатыри коротко его опросили, задумчиво покивали над издевательскими ответами и пропустили его.


— Будьте аккуратны на дороге, говорят, там видели льва и пару големов! — сообщил напоследок один из богатырей!


Когда они отошли от поста на приличное расстояние, Стив задумчиво сказал:


— Что-то я не помню, чтобы тридевятое царство было как-то связано с Изумрудным городом.


— Смешались в кучу люди, кони, сказки, — ответил Форли. — Пока мы до тебя дошли, и не на такое насмотрелись. Думаю, артефакт просто не рассчитан на такое — мало того, что нас здесь четверо, так ещё у каждого воспоминаний на десять таких книжек.


***


Упомянутых пограничниками големов, троица встретила, чуть позже — около моста через реку. Один был металлическим и грозно покачивал в руках двуручный топор. Другой же был из соломы, очень напоминая обычное чучело, и вооружен какой-то дубинкой.


— Стоять, никого не пустим, нам нужно сердце! — проникновенно заявил железный.


— И мозги! — добавил соломенный.


— А как же Гудвин? Не думали к нему обратиться? — спросил у них Стив.


Големы растерянно переглянулись.


— Казнили Гудвина за святотатство с год тому назад.


— У нас лишних запчастей нет, — развел руками Форли. — Да и что вы с ними делать будете?


— Как что? — удивился вопросу железный. — Пользоваться, конечно же! Я почему такой злой? — просто у меня сердца нет!


— А ты, полагаю, такой тупой, потому что мозгов нет? — с усмешкой предположил Стив, глядя на соломенного.


— Я не тупой! — воскликнул тот.


Стараясь это доказать, он достал огниво и попытался поджечь свою дубинку. Его коллега вовремя остановил его, выкинув зажигалку в реку.


— Ну, решайте, кто станет первым донором. Если мозг и сердце нам подойдут, то остальных мы не тронем, обещаю!


— И много доноров вы уже повстречали? — косясь на реку, уточнил Стив.


— Двенадцать, — самодовольно заявил соломенный. — Но никто не подошёл.


— Наши тоже не подойдут, — заявил Форли и в ту сторону откуда они пришли. — Зато там есть три прекрасных, очень здоровых донора!


Големы опять переглянулись и отошли переговорить.


— Мы решили сходить туда! — хором сказали они, когда вернулись. — Но сначала попробуем ваши, может, никуда и идти не придётся.


Железный шагнул к ним, недобро взмахивая топором, но путь ему преградила София.


— Слушай, ты! Имитация жизни, не способная написать симфонию и превратить кусок холста в картину — ещё шаг, и я превращу тебя в металлолом, — предупредила она.


Железный собирался что-то возразить, но неожиданно на него что-то упало. Последовавший взрыв откинул Софию в сторону, а Стива и Форли сбил с ног. На том месте, где стояли големы, образовалась глубокая дымящаяся воронка. Сверху осыпалась солома.


— Это не я! — заявил Форли. — Моя магия здесь не работает.


Из ближайших кустов к ним выскочил мужчина в камуфляжной форме. Он внимательно осмотрел воронку и крикнул:


— Цель ликвидирована! Повторяю, цель ликвидирована! Гражданские в безопасности.


За ним из опушки строем вышли ещё тридцать два солдата. С собой они несли что-то вроде мортиры.


— Личная гвардия его Светлейшества! — представилась они. — Благодарим за содействие!


Так же синхронно солдаты построились строем и промаршировали дальше.


— А ведь ошибись они чуть-чуть… — сказал Стив, глядя на искореженный взрывом остов железного.


— Где-то тут ещё должен быть лев, — оглядываясь, сказал Форли. — Я, правда, с трудом представляю, что ему может быть нужно от нас, чтобы получить храбрость.


Льва они встретили уже за рекой. Тот, едва завидев их, забрался на верхушку березы. Бедное дерево не выдержало его веса и упало. Сначала лев шмякнулся о камень, а затем сверху на него завалилась берёза. Жутко вопя, животное убежало куда-то в чащу.


— Боюсь, этому, что ни пришей, уже ничего не поможет, — провожая его взглядом, сказал Стив.


***


До города компания дошла спустя пару минут. Столица Тредивятой империи отгородилась от мира высокой стеной за которой были видны лишь многочисленные шпили дворца. Дорога из жёлтого кирпича привела их к массивные, обитым железом, воротам. Сквозь смотровую щель на них смотрела пара недобрых глаз.


— Кто такие? Чего здесь надо? — поинтересовался сторож. — В город велено никого не пущать, у нас казнь! Билеты все распроданы!


Солифилесет молча подкинула на ладони алмаз. Ворота мгновенно распахнулись настежь. Сторож оказался тредушным старичком, уже в годах, в дурацких зелёных очках. Вручив ему камень, София проследовала дальше.


— Кого казнят-то? — поинтересовался Форли.


— Да еретика одного, — собирая вещи, ответил сторож. — Он посмел утверждать, что наш город, представьте себе, сделан не из изумрудов!


Форли осмотрелся — весь город был сделан из одинакового, скучного, серого камня. Ни малейшего намека на зелёный цвет.


— Все иногда заблуждаются, — сказал он и нагнал остальных.


Казнь проводили на площади перед дворцом. Оный разительно отличался от остальных строений, словно был вырезан совсем из другой истории: очень высокий, весь какой-то неровный, с кучей острых шпилей и башенок. Его ворота были распахнуты, словно приглашая внутрь. Солифилесет, вздрогнула, и жестом показала что им туда, но внутрь идти не спешила.


Вначале суккуб направилась к костру, на котором собирались сжечь несчастного Гевента. У первосвященника выдался определённо не лучший денёк. Бедняга явно многое пережил, прежде чем угодить на костёр, о чём говорила яркая одежда словно украденная у клоуна, и выкрашенные в розовый цвет волосы. Стоит отдать ему должное, расположение духа он не потерял и громко проклинал всех вокруг.


— Что делать будем? — деловито спросил Стив, оценивая обстановку.


Стражи вокруг костра собралось едва-ли не больше чем простого люда. На небольшом помосте сидел разодетый старичок. По-видимому, то самое «Светлейшество».


— Попробую их урезонить! — решительно заявил Форли и направился к трибуне, где сидел глава города.


Стив хотел его остановить, но его схватила за руку София.


— Вытащи его, когда все пойдёт наперекосяк и бегите во дворец. Там и встретимся, — ничего не объясняя, она начала прокладывать себе путь к костру.


Форли продержался минуты полторы. Именно столько потребовалось, чтобы его схватила стража и деловито потащила к костру. Толпа увидев что появился новый учасник представления, радостно завопила.


Где-то на полпути до костра, из толпы на стражу выскочил Стив. Одного конвоира он сбил с ног, а другого оттолкнул и, схватив брата, побежал во дворец. Поднялся крик: их хватали и пытались остановить, едва ли не бросаясь под ноги. В определенный момент это страже почти удалось, но тут внимание преследователей переключилось в другую сторону. Оглянувшись, Стив понял причину перемен: суккуб вырвала столб, с привязанным к нему первосвященником, и, размахивая им словно дубиной, бежала к дворцу. Гевент истошно орал и просил вернуть его на костёр.


Вбежав внутрь, братья захлопнули двери и навалились на них, ожидая погоню. Но никто почему-то не рвался внутрь. София тем временем отвязала первосвященника и, пока тот не начал задавать вопросы, точным ударом вырубила его.


— То, что будет дальше, ему видеть не следует, — пояснила она.


А дальше был массивный и тёмный тронный зал. В его центре, на массивном троне, мрачный как туча, восседал Балаэль. К нему притащили ему некое безликое, жалкое существо. Владыка демонов прогнал стражу и, оставшись наедине с пленником, продемонстрировал ему обломки посоха. Он долго что-то объяснял, а потом сотворил изображение каплевидного камня.


— Камень Неверуга. Вместе с посохом он давал возможность открывать порталы между мирами, — пояснила София. — Перед смертью Неверуг отправил артефакт в ваш мир, зная, что Балаэль не сразу поймёт обман и запрёт себя на умирающей планете. Коварная месть.


— Это ты? — глядя на безликое существо, дрожащее перед владыкой, спросил Стив.


— Да, — скривившись, ответила София. — Балаэль вытащил меня из ледяной пустоши и предложил сделку. Любое моё желание в обмен на артефакт. Для этого он вернул мне часть силы и нашёл способ отправить в Речноземье. Только идиот демонолог, которому он наобещал золотых гор, по ошибке призвал меня в ежевичный куст. Дальше вы уже знаете.


Сказка начала меркнуть и рассыпаться. Очередная яркая вспышка, и вот они стоят в лавке. Гевент тяжело отдышался, ощупал свою одежду, ставшую нормальной, молча перекрестился и пошёл прочь прямо как есть, босиком.


И очень вовремя. Стоило хлопнуть двери как лавка вспыхнула красным пламенем. Басом раздался недовольный голос:


— Ты подвела меня Солифилесет! О твоём никто не должен был узнать!


Суккуб растерянно озираясь, крикнула:


— Но я...


Не договорив она упала на колени давясь словно её душили.


— Молчать, суккуб!


Стив хотел ей помочь, но стоило ему пошевелиться, как его со всей силы вдавило в пол. Балаэль вышел из пламени. На этот раз он не пытался сойти за человека, находясь в своей истинном обличье.


— Мне нужен камень — ключ к моим завоеваниям, — дыша яростью, сказал демон. — И вы втроём достанете мне его! Или умрёте! На ваш выбор.


— В сделке этого не было! — сквозь боль возразил Стив.


Балаэль глухо рассмеялся, и Стивен застонал от боли.


— Наша мать сотрёт тебя в порошок! — заявил Форли.


В ответ на это раздался хохот состоящий из тысяч разных голосов. Балаэль развёл руками в странном жесте и пламя на секунду стало ослепляюще ярким, а затем погасло. В лавке стало очень темно.


— Пускай приходит, если так, — сказал владыка демонов от которого были видны только горящие глаза. — Мы будем ей рады.


Раздался щелчок пальцами и тьма развеялась. Они стояли на выжженной равнине, а вокруг улюлюкала, клокотала и рычала армия демонов. Балаэль подошёл и очень грубо поднял Солифилесет за волосы, словно куклу.


— Наш «договор» ещё в силе, между прочим, — напомнил он. — Ты с этими ничтожествами найдёшь мне камень Неверуга. Даю вам месяц, опоздаете — пеняйте на себя.


Балаэль с силой отшвырнул Софию. Видение растаяло, вокруг была снова старая добрая лавка — ни демонов, ни пламени.


— Кажется, всё чуть-чуть вышло из-под контроля, — констатировал Стив пытаясь отдышаться.

Показать полностью
11

Сказка

Сказка Фэнтези, Рассказ, Юмор, Длиннопост

Предыдущая часть

Первое, что обнаружил Форли, открывая утром двери — первосвященника Гевента, тупо стучащего кулаком в стену. Та покорно дрожала под натиском воина света. От священнослужителя сильно несло алкоголем.


— Чем обязаны? — спросил маг без какого-либо интереса.


Этот невинный вопрос, кажется, нарушил какой-то внутренний баланс: Гевент ойкнул и повалился на землю, словно кто-то выключил питание.


С минуту Форли стоял и думал, что делать. Точнее, что делать он-то знал, но не был уверен, хочет ли. Наконец, одарив первосвященника испепеляющим взглядом, он затащил его во внутрь и усадил на «стул правды». С виду это был обычный табурет: чуть перекошенный, криво покрашенный, словом невзрачный. Вот только встать с него, не сказав вслух искреннюю правду, было нельзя. Обычно им пользовался Стив, который признавался в таких шокирующих фактах своей биографии, как: «я человек», «утром я проснулся» или «у меня есть брат». Магия табурета, увы, не различала масштабы признания.


Убедившись, что временно поверенный бога на земле не свалится, Форли уселся за стол кассира и принялся ждать. С покупателями в последнее время было откровенно туго. Сказывалась наступающая на пятки осень и скорая зима — люди предпочитали купить пару меховых перчаток, а не тараканий свисток или счастливый рыболовный крючок.


Стив и София же в последнее время от работы откровенно отлынивали. У них не так давно появилась забава, которую они проворачивали едва ли не ежедневно. Началось всё с письма от отца, в котором тот посоветовал сделать суккубу документы и вообще не светиться. Связано это было с тем, что, как выяснилось со слов самого Сарруга, за живого демона в Перекрестке готовы были отдать безумные деньги. И пройди слух, что такой имеется, желающих заработать набралось бы огромное количество.


Стив в ответ на это хмыкнул и с утра пораньше повел супругу в мэрию — регистрироваться. Вернулись они часа через три. Счастливый супруг двух слов связать не мог и постоянно смеялся. Солифилесет ничего объяснять не стала. Загадочно улыбнувшись, она пригласила Форли сходить с ними.


Он присоединился к их делегации на следующий день. Вначале всё было как обычно: они отсидели в очереди, переждали обед, снова отсидели очередь и наконец попали к замученному клерку. Началось всё невинно:


— Обязуетесь ли вы говорить только правду, правду и ничего, кроме правды? — деловито спросил служащий.


С этого вопроса начинался театр абсурда. София отвечала на все задаваемые вопросы предельно честно:


— Ваше полное имя и фамилия?


— Солифилесет Гофт.


— Девичья фамилия?


Суккуб задумалась, несколько неуверенно она ответила:


— Нету, но обычно меня звали или Солифилесет Рука Тьмы, или Солифилесет Погибель Живого


Стив в это время тихо давился от смеха, красный, как рак. Измученный клерк, постепенно понимая что над ним издеваются, прилежно все записывал в свои бесчисленные бумаги, и продолжал задавать вопросы:


— Кем работаете?


— Демоном, — невинно пожимала плечами суккуб. — В последнее время специализируюсь на человеческих страстях, похоти и разврате. Могу дать визитку.


— Как давно работаете?


— Несколько тысяч лет.


Наконец не выдержав, клерк их выгнал, отправив странствовать дальше по бесконечной бюрократической цепочке. И Стив с Софией, на следующий день с радостью шли в другой кабинет, где сцена повторялась. Их даже начали признавать за своих в очередях местные бабушки.


Вот и сейчас, супруги вернулись наперебой пересказывая друг другу запомнившееся моменты.


— Представляешь, у меня спросили название организации где я работаю! — похвасталась магу суккуб.


— И что ты ответила? — вяло спросил Форли. Его эти шуточки изрядно утомили.


— «Общество с ограниченной ответственностью "Сатан"», отдел по работе с клиентами, — через смех сказал Стив.


Без предупреждения на него упал увесистая книга.


— Эй, больно же! — воскликнул Стив, потирая ушиб.


— Это не я! — начал оправдываться Форли.


Откуда-то сверху послышался шум — кто-то громил мебель. Втроём они рванули наверх. Шумели в кабинете Стива. Точнее в том, что от него осталось. Большую часть объема комнаты занимала огромная полупрозрачная голова Сарруга. Несмотря на прозрачность, от кабинета мало что осталось. Услышав их, голова резко повернулась и расплющила чудом уцелевший до этого стол.


— Ах, вот вы где! — радостно сказал он, едва не повалив их носом. — Я, кажется, чуть-чуть ошибся при визуализации. Один момент.


Голову качнуло, она вздрогнула и начала сдуваться, как пробитый шар. Вместе с этим исчезали и разрушения. Пара секунд, и они стояли в практически целом кабинете, а перед ними висела голова отца примерно нормального размера.


— Что-то случилось? — спросил Стив, поднимая с пола раскиданные бумаги.


— Я нашёл способ разговорить твою женушку! Слышали о маге Берлионге?


Братья переглянулись и покачали головами.


— Неучи! Такой человек был, с самомнением!


— Демонолог? — попытался угадать Форли.


— Хуже — бард! Не лишенный, надо признать, таланта в магии. Ему вздумалось написать книгу сказок, да не простую. Он искренне считал, что лучшая история — это биография самого читателя, где надо приукрашенная.


— И чем он разбавил серые будни? — с иронией спросил Стив.


— Да очень просто. Книга рассказывает твою историю, завернутую в обертку классических сюжетов. Спящая красавица, Красная Шапочка и прочие Дюймовочки.


Форли с трудом представил собственную историю вперемешку с любимой сказкой.


— Получилось так себе? — неуверенно уточнил он.


— Да, особой популярностью книги не пользовались. Уж больно дикие сюжеты выходили. Но нам важно другое. Если София попросит книгу написать ей историю, то она напишет. От начала до сегодняшнего дня.


— Если она будет перемешана со сказкой, то получится довольно... странное чтиво, — заметила Солифилесет.


— Да, получается белиберда. Я на вашей матери испытал — Питер Пэн сражающий огненным мечом капитана Крюка-дракона, это мощно. Мы в жизни это не расшифруем. Но выход есть. Я нашёл особенную книгу — венец творения Берлионга! Этот чудак поместил в книгу мини-мирок, который наглядно визуализирует всё происходящее.


— Это как? — не понял Стив.


Голова растерялась.


— Я не испытывал, по идее вы перенесётесь в сказку и переживете историю. Должно получиться достаточно понятно.


Отец зарябил.


— Всё, помехи, инструкция в книге есть. Думаю, разберё…– не успев договорить, он исчез.


— А где книга-то? — озираясь, спросил Стив.


Снизу раздался глубокий бас, принадлежавший Гевенту:


— Не будь я представителем Его на земле, пусти меня, бесовский табурет! Дела важные ждут меня!


Троица ринулась вниз, но, когда они спустились, Гевент уже куда-то пропал.


— Ушёл? — с сомнением спросил Форли.


— Если только босиком, — Стив кивнул на туфли первосвященника.


Они аккуратно располагались рядом с той самой книгой, что упала на Стива. София аккуратно взяла её в руки.


— Умолкни! — неожиданно рявкнула она книге. — Хочешь что-то сказать — напиши.


Некоторое время она читала первую страницу.


— Книжечка явно залежалась на полке. Прямо и очень громко телепатически требует, чтобы я ею воспользовалась. Кстати, Гевент внутри. Бедняга только и успел что подумать, что это книга сказок, а она его сразу втянула.


— От нас тоже останутся одни… — Стив кивнул на обувь.


— Нет, если сделать всё правильно, то мы и историю посмотрим, и алкого... первосвященника вытащим.


— И что делать? — спросил Форли, запирая входную дверь.


— Я произнесу нужное слово, книга возьмёт мою историю, а вас в качестве зрителей. По идее, — суккуб с сомнением посмотрела на артефакт. — Вот только она предназначена для одного-двух зрителей, а нас четверо…


— Да пофиг. Раньше начнём, раньше закончим. Что делать? — деловито спросил Стив.


— Ты возьмёшь меня за руку. А ты, — она указала на Форли, — его. Я произнесу заклинание, и мы окажемся внутри.


Нехотя они построились.


— Начинаю! — предупредила Солифилесет.


Мир вокруг закружился, завертелся, а затем померк.


***


Форли очнулся и понял, что стремительно летит вниз. С огромной высоты он падал в какой-то лес. Ни одно из заклинаний левитации, что он вспомнил, не сработало. Либо он неправильно запомнил, либо они здесь не работали. А земля приближалась, предвещая банальный и быстрый конец.


«Ну, раз это сказка, может земля здесь мягкая, как перина?» — подумал он перед самым приземлением.


Коснувшись земли, он пару раз отпружинил, словно от батута, и наконец, смачно впечатался в древо, размышляя что идея была так себе. Упав, наконец, на землю, Форли так и остался лежать, думая про себя, как же хорошо на твёрдой поверхности. К нему кто-то подошёл, загородив солнце.


— Долго прохлаждаться будем? — поинтересовался незнакомый голос.


Форли поднял голову и едва не закричал от ужаса. Над ним склонилось нечто краснолицее, с пылающими глазами и множеством острых маленьких зубов. С большим трудом в этом нагромождении клыков и шипов он узнал Софию. Только теперь она была почти под три метра ростом, а на спине красовалась крылья, как у летучей мыши. Заметив полный страха взгляд, она обернулась.


— Что такое?


Она протянула ему когтистую лапу, помогая подняться.


— Ты ничего не замечаешь? — аккуратно спросил маг, отряхиваясь.


— Это далекое прошлое, скоро пройдёт, — туманно ответил демон. — А вот места эти мне незнакомы. Мой мир выглядел иначе.


Форли осмотрелся. Когда он падал, сверху лес показался ему самым обычным. Но вблизи выглядел, как дешёвая декорация. Нет, деревья и прочая растительность были, словно настоящие, но расположены так камерно, словно сошли с какой-то картины. Поляна, на которой он приземлился, была идеально круглой, а со всех сторон, кроме узкой тропинки, её окружали деревья. Под каждым красовался здоровенный, по колено, мухомор. На каждом цветке сидела либо бабочка, либо пчела. Но хуже всего были птицы — прислушавшись, маг понял, что они напевают по кругу одну и туже десятисекундную мелодию.


— Адское местечко, — нервно оглядываясь, сказал Форли. — А где Стив?


— Я не видела, как он падал, но, думаю, мы встретим его. Нам нужно идти! — София, до того смотревшая куда-то в небо, быстро пошла по тропинке.


Проследив за её взглядом, Форли увидел, как падает яркая красная точка.


— Что это? — догоняя её, спросил он. — Комета?


— Нет, это Демиург — мой создатель. Я помню этот день.


Она сломя голову понеслась вперёд. Форли едва поспевал за ней. В определенный момент ему под ноги буквально бросился корень, и маг упал. Потирая ушибленное колено, он пошёл дальше. Солифилесет нашлась на опушке. Тут лес заканчивался, обрываясь на много километров вниз.


Под ними, насколько позволял взгляд, простиралась огромная равнина фиолетового цвета. Словно звёздами, она была покрыта кострами. В центре висел огромный ярко-красный кристалл. Когда Форли вышел, он как раз качнулся и полетел вверх, оставив множество фигурок на равнине стоять в недоумении. Среди них он заметил и суккуба.


— Демиург, наш творец, явился к своим детям, — с трепетом произнесла Солифилесет. — Мы должны были стать его армией и завоевать вселенную.


Форли с сомнением посмотрел на неё. Она слегка изменилась: черты сгладились, кожа стала более светлой. На равнине тем временем произошли изменения. Теперь это был огромный военный лагерь. Его обитатели определённо были растеряны, будто не знали, что делать.


— Что случилось?


— Он не вернулся. Ни на следующий день, ни через год, ни через сто лет. Мы так его и не дождались, — она пошла обратно в лес. — Идём, здесь больше не на что смотреть.


Лес за их спиной тоже поменялся. Деревья поредели, стало светлее. Форли шёл и был глубоко погружен в мысли. Это не укрылось от Софии:


— О чем задумался? — спросила она.


— Да так, о прошлом, — он неопределённо мотнул головой.


— Тебя-то хоть в рабство не угоняли? — насмешливо спросила суккуб, но, заметив недовольство на его лице, извинилась. — Прости, иногда мне следует чуть больше молчать.


Форли хмыкнул. Он давно уже привык, что Стива все воспринимают как состоявшегося человека, а в нём видят только ботаника-мага. Эта модель их обоих полностью устраивала, хотя в глубине души каждый понимал, что это нужно прекращать.


— Я вспоминал свой последний день в академии, — немного подумав, сказал Форли.


— Выпускной? — уточнила София.


— Нет. Мне было одиннадцать, кажется я с кем-то в классе сильно повздорил. Меня связали и бросили в чулан, — он скривился, вспоминая что было дальше. — Два часа я кричал и просил меня выпустить, но никто не пришёл. А потом всё как в тумане — я помню лишь лицо матери и одноклассников, дрожащих по углам. А, ну ещё вечером Стив пришёл весь в синяках — опять, наверное, с кем-то подрался.


Ему почему-то в голову не желала идти мысль, что эти два события напрямую связаны. Что старший брат нашёл его обидчиков и, как умел, не глядя на то, что противников больше, и они все маги, отомстил.


— А потом?


— Да ничего, учился дистанционно, мне присылали книги, иногда учителей. В свободное время со мной занимались родители. В школу больше не ходил.


— Возможно и к лучшему. Дети иногда бывают жестоки, — заметила София.


Тропинка, точнее уже целая дорога, не петляла, а уверено вела их вперёд. Раздался детский голосок, и им на встречу выскочила девочка лет так семи. На шее у неё был завязан красный платок. Перед собой она пинала какой-то похожий на булку мяч.


— Простите, вы волка не видели? — очень деловито поинтересовалась девочка. — Его вот уже два часа как Дровосек должен утопить.


— Пока нет, — вежливо ответил Форли и с улыбкой добавил. — К бабушке спешишь?


Девочку перекосило.


— Да сдалась она мне. Пирожки ей носи, а она даже с постели не встает и все про уши и глаза свои талдычит. Я теперь с медведем живу!


Маг с Софией переглянулись — сказка шла куда-то не туда.


— А у вас тут никто с неба не падал? — спросила суккуб. — Мы друга ищем.


Красная Шапочка посмотрела на неё, как на сумасшедшую.


— Если он с неба упал — вам на кладбище, — она указала куда-то в лес. — Ладно, заходите в гости, сегодня вечером у нас поросёнок!


Демонически хохоча и сбивая мячом грибы, Шапочка удалилась обратно в лес.


— Какая-то брутальная сказочка, — поворачиваясь в сторону кладбища, сказал Форли.


— Книга подстраивается под читателей, — пожала плечами София, — это ваш с братом цинизм, бьющий через край, её меняет.


Кладбище оказалось в двух шагах от них. Это было самое типичное кладбище, какое только можно было представить: мрачное, огороженное кованным забором с кучей ворон, которые разлетелись, стоило к ним приблизиться. С самого края кто-то копал могилу, достаточно глубокую, потому что кроме лопаты и волосатой спины ничего видно не было.


Подойдя ближе, Форли понял, о чем говорила София. Могилу копал Серый волк, точнее то, что от него осталось. Нижняя челюсть была заменена механическим протезом. Клеймо изготовителя на протезе гласило «Айб&Бар». На этом аугментации не заканчивались: один глаз отсутствовал, брюхо целиком было покрыто множеством шрамов, всех форм и размеров, а по остальному телу, такое ощущение, что катком прошлись. То тут, то там торчали металлические части, по-видимому заменившие скелет бедного животного и придавшие ему человеческие черты. Волк был так увлечен, что не заметил, как они нависли над ним.


— Эй! Это моя могила, ищите себе другую! — завопил он, недобро покачивая лопатой.


— Мы не претендуем. Тут никто не падал? — спросила у него суккуб.


— Нет. А теперь — проваливайте! Я сейчас закапываться буду. Это личный момент!


Волк вернулся к своему занятию.


— Чего закапываешься-то? — поинтересовался Форли. — Тебя, кстати, Красная Шапочка ищет...


Волк вздрогнул и панически осмотрелся.


— Она не с вами? — он бросился на землю. — Вы не сказали ей, где я?


— Нет! Да что случилось-то?


— Что случилось?! Ты хоть знаешь, что я переживаю ежедневно? Утром я иду сдувать домики у поросят. Только они умные, отгрохали каменные усадьбы и из пушки в меня палят! Ты когда-нибудь пробовал сдуть каменную усадьбу? И это ещё что! Днём мне к бабушке, а у той что не ветка — то растяжка, что ни камень — то бомба. И на любой шум прибегает этот маньяк-дровосек и…


На этом моменте волк не выдержал и зарыдал, свернувшись калачиком. Постояв так пару минут и убедившись, что в себя он придёт не скоро, они пошли дальше. Вдали слышался какой-то шум.


— И это ещё цветочки. Чем глубже, тем сильнее будут изменения, — сказала София.


Они вышли на очередную возвышенность. Форли замер в изумлении. Перед ними простиралась выжженная пустошь, по ней в огромный магический портал маршировала орда демонов. Большие и маленькие, гуманоидные и нет, тысячи и тысячи самые разных тварей. Перед ним была демоническая армия, наводившая ужас на всех живущих.


— Первая орда. Великий владыка Неверуг объединил кланы демонов и повел их к завоеваниям, — объяснила суккуб, кивая на три фигурки чуть в стороне. — Неверуг, я, и ваш знакомый — Балаэль. Мы несли смерть и разрушения, ужас и страх!


Форли, смущенный такими подробностями, не стал ничего спрашивать и хотел направился обратно в лес. Но стоило ему обернуться, и маг понял, что стоит в огромном тронном зале, где на троне из черепов сидел незнакомый демон. Он был мрачен и задумчив. По его лицу было видно, что мысли его лежат далеко за пределами тронного зала. Перед ним, опустившись на одно колено и подобострастно взирая, находился ещё один демон.


— «Мой господин, орда ждёт, почему мы медлим?» — передразнивая произнесла суккуб. — «Потому что мне нужно подумать, Балаэль. Завоевания подождут».


Демон явно был в шоке от сказанного, но возражать не стал, бросив злобный взгляд на своего господина.


Наваждение пропало. Форли вновь стоял перед пустошью. Там яростно сражались маленькие, словно игрушечные фигурки Балаэля с Неверугом. От их ударов земля трескалась и проваливалась, образуя огромные ущелья. Портал на фоне слабел и угасал. Наконец, одна фигурка пала, сраженная клинком, и портал окончательно потух.


— Балаэль убил Неверуга и захватил власть, — объяснила София.


Демон поднял над головой что-то вроде посоха. Портал вновь зажегся, но был куда меньше и слабее.


— Это стало началом конца. Очень скоро посох будет сломан, и походы прекратятся.


— А куда ты делась? — спросил маг.


София отвернулась и, ничего не отвечая, пошла прочь. Её крылья осыпались пылью, а сама она стала практически одного с ним роста.


***


Долго идти не пришлось. Они вышли к подножию какой-то горы, неподалёку виднелась шахта. Не успел Форли спросить, где же гномы, как они сами появились. Шли они плотным строем, держа наготове кирки. Бородатые лица пылали воинственностью.


— Убирайтесь прочь, чертовы сборщики податей! — крикнул один из них.


— Мы не сборщики, — отступая назад и поднимая руки, сказал Форли.


Гномы остановились. Некоторое время они перешёптывались, а потом к ним вышел, по-видимому, главный.


— А по какому вы делу? Что этой злобной шельме от нас ещё надо?


— Кому? — не понял Форли.


— Её высочеству королеве! Етить её за ногу, — кривясь, пояснил гном.


— Совсем вас злая королева-мачеха замучила? — понимающе спросила София.


— Кто? А, эта! Видали мы тех мачех, на дереве, да в петле! Ха! Королева Белоснежка! Правительница Вейшнории, — пояснил бригадир. — Каждый месяц она увеличивает налоги. Мы столько не добывали и в лучшие годы, не то, что сейчас. Красавца ещё этого на нас повесила, тьфу!


Гномы как по команде сплюнули.


— Красавца? — уточнил Форли.


— Да, в хрустальном гробу лежит, спит. Крийгёника, мать её под гору. Хорошо ему. Да только охранять его надо. Пылинки, едрить их, сдувать. А нам ещё работать по четыре смены на дню!


— И где этот «красавец»? — ухмыляясь, спросила София.


— Да вон тропинка в гору идёт, не пропустите, — гном указал куда-то в сторону. — Вы его заберите. Не нужен он здесь. И без красавцев нам хорошо жилось.


Гномы, переругиваясь, пошли обратно в шахту. Форли задумчиво сказал:


— Интересно, здесь хоть у кого-нибудь сложилась нормально судьба?


— Ага, у Белоснежки! Очень жизненно, между прочим!


***


Подъём на гору выдался тяжёлым. Тропинка петляла и изворачивалась. В лицо дул противный ветер вперемешку не то с дождём, не то со снегом. Пару раз откуда-то сверху скатывались огромные валуны, от которых они увернулись лишь чудом. Вместе с каменюками вниз летел чей-то хохот.


Вредителя София и Форли нашли чуть выше. Им оказался очень волосатый циклоп в потертой шкуре. Увидев их, он застенчиво спрятал очередной булыжник за спину.


— Ходить нельзя! Отгадывать загадку — тогда проходить! — заявил он.


Форли скривился:


— Впервые слышу, чтобы загадку загадывал циклоп. Ты же не тролль, не какой-то мистический страж и даже не старик в плаще! Это абсурдно! Где Сфинкс?


София кивнула, соглашаясь.


— Чучело, кто тебя здесь поставил? — спросила она у любителя загадок.


— Её величество, королева Вейшнории, Белоснежка, — без единой ошибки сказал громила, сам удивившись своей грамотности. — Эти ваши свянксы жрать просят, денег просят, жить просят. А мне ничего энтого и не надоть. Мне загадку загадывать надо!


— Ну, загадывай свою загадку, — разрешил Форли.


Циклоп зачесался, пытаясь вспомнить.


— Ну, эта… утром на трех, днём на четырёх… а вечером на двух!


— Ты ничего не перепутал? — вспоминая оригинал загадки про взросление, спросил Форли.


— Нет! — рявкнул раздосадованный циклоп. — Я не дурак! Сам дурак! Отвечай или камнем голову ударю! Увидишь, кто тут тогда дурак!


София, до этого отчаянно зевавшая, потеряла терпение. Она подошла и, словно шарик, выбила из лапищ циклопа булыжник, скинув его вниз. Оттуда раздался и сразу оборвался отчаянный крик.


— Если не пропустишь — полетишь следом, — строго сказала она любителю загадок.


Циклоп намёка не понял и попытался двинуть ей кулаком. Солифелесет схватила его за запястье и подвесила над пропастью, словно куклу и хорошенько потрясла.


— Вот тебе моя загадка: кто держит тебя в шаге от глупой смерти и хочет просто пройти дальше? — покачивая его как пушинку, спросила она.


Громила что-то невнятно прохрипел. Суккуб достала его и аккуратно посадила. Убедившись, что больше проблем циклоп не создаст, они с Форли пошли дальше.


— Не думал, что ты настолько сильная, — задумчиво сказал мауг.


— Только тут, это же моя сказка, — улыбаясь во все зубы ответила София.


Наконец, они поднялись на вершину. Вопреки ожиданиям, здесь не было ветра и светило тёплое солнце. На огромном каменном столе лежал хрустальный гроб. Перед ним стояла табличка, вроде тех, что ставят в музеях перед произведениями искусства. На ней было написано:


«Гроб хрустальный. Содержимое: спящий красавец, мужчина (один). Причина заморозки: падение с летальным исходом».


Ниже была приписка мелким шрифтом:


«Инструкция по эксплуатации:


1) Аккуратно открыть крышку.

2) Убедиться, что содержимое криогенной камеры не повреждено.

3) Произвести акт истинной любви.


Внимание!!! Криогенная заморозка может вызывать: тошноту, дезориентацию, эпилепсию, аутизм, амнезию, беременность, патологии внутренних органов, волчанку, в редких случаях возможны легкие формы смертельных заболеваний и летальный исход.

Заморозку произвели: ООО «Айб&Бар» — «Мы лечим, а не калечим»


С самого краю была прилеплена маленькая записка корявым почерком:


«Ушли ф Шахту. Сами старажите этова красавца»


София аккуратно откинула крышку. Внутри гроба с самым наисерьезнейшим лицом, хоть сейчас в министры, спал Стив. Суккуб ещё раз перечитала инструкцию и залепила ему громкую пощёчину.


— Там вроде про поцелуй говорилось, — заметил Форли.


— Там сказано «акт истинной любви» — это была пощёчина истинной любви. От всего сердца.


Это и вправду сработало. Стив неожиданно глубоко вдохнул и сел. Некоторое время он безумно вращал глазами и наконец сказал:


— Я упал… рядом с каким-то замком, а потом меня чем-то укололи, — тяжело дыша, сказал он.


— Спокойно, это были местные доктора. Видимо, искали, кому можно помочь, — помогая ему выбраться, сказал Форли.


— Мы уже в книге? — оглядываясь, спросил Стив. Его взгляд заметил изменения в Софии. — А с тобой что приключилось?


— Идём, по пути расскажу, нам ещё Гевента искать, — ответил за неё Форли.

Показать полностью
15

Архимаг

Архимаг Рассказ, Фэнтези, Юмор, Текст, Длиннопост

Предыдущая часть

Перед Стивом висел курьер. Точнее, подразумевалось, что это курьер. Хотя объект перед ним больше напоминал ожившую картину сюрреалиста. Этакое разноцветное облако, скрученное в ленту Мёбиуса, с несколькими отростками-руками.


— Ответ будет? — пропел курьер безликим голосом.


— Э... нет... ты… можешь идти, — с трудом понимая, как к этому нужно обращаться, ответил Стив.


Курьер никуда уходить не собирался, а просто исчез, будто и не существовал никогда.


— Откуда мама берёт идеи для этих тварей? Так и не скажешь, что у неё настолько буйная фантазия, — не особо рассчитывая на ответ, спросил Стив.


— Если она отправляет их сюда из Перекрестка, то я бы особо не удивлялась на твоем месте. Телепортация просто их деформирует, — объяснила София. — Создаёт она, например, призрачного оленя, а тот превращается в это.


Они сидели внизу — в торговом зале, закрыв лавку, и наслаждались бездельем. Всю неделю без отдыха и перерывов шла подготовка к приезду родителей. Худо-бедно дом удалось привести в достойный вид. Скрипя сердцем Стив даже позволил переделать склад, который стараниями суккуба опустел, в небольшую гостиную.


Попутно выяснилось, что у них есть ещё одна комната. Оказалось, дверь в неё всё это время была спрятана за шкафом. Внутри оказалось душно, пыльно и абсолютно непригодно для жилья. Как яркое подтверждение этому, посреди комнаты, лапами кверху, лежала мумифицированная крыса.


— А! Так вот куда она подевалась! — растерянно почёсывая волосы сказал тогда Стив, и объяснил, — Мне её подарил бывший хозяин. Кажется я забыл её покормить...


И вот настал день «Х»: все было убрано и прибрано, Коста взялся приготовить ужин, а остальные обители лавки замерли в томительном ожидании. Первым не выдержал Форли — последний час он без устали мерил лавку шагами. Стив заметил, что его брат вообще ведёт себя беспокойно, будто опасаясь чего-то. Сам он приготовился как минимум к скандалу, хотя внешне и не показывал этого. А вот София была спокойна, как удав. Хотя ещё накануне она со Стивом обежала весь город в поисках «подходящего» платья.


— А почему бы с помощью магии не сделать что-то красивое? — спросил у неё Стив возле очередного магазина.


— Ты правда не понимаешь? — изумилась она. — А ну да, ты же не маг. С помощью волшебства, при должном умении, можно создать практически что угодно. И поэтому ценность таких вещей нулевая.


Стив только хмыкнул. Шляться по городу он любил, даже если это означало стоять возле очередного портного и ждать по часу.


«Какая разница, сделано платье из ткани или магии, если выглядит оно нормально?» — подумал он, глядя на суккуба, которая наконец нашла то, что хотела.


— Ах, вот как! — прочитала его мысли демон. — Для твоей матери платье из магии будет выглядеть так, будто я надела бумажный пакет. Да и не кажется ли тебе странным, что у бывшей фрейлины не нашлось нормального платья?


На этом дискуссия закончилась. Идея о бывшей фрейлине принадлежала самой Софии. Это должно было закрыть многие из возможных вопросов.


Ещё один курьер, плод запретной любви куба и канделябра, сообщил, что родители скоро прибудут и нужно начертить направляющую руну. Голосом отца он пояснил, что иначе они могут телепортироваться в стену или под землю, и тогда город может серьёзно пострадать.


Руной, вооружившись учебником, занялся Форли. После конфуза с ланью маг старательно перепроверял все руны. Начертив, он глубоко вздохнул и отошёл к остальным. Минуты полторы ничего не происходило, а затем без какого-либо предупреждения появились родители.


Папа, конечно же, был в обычной красной мантии, словно он телепортировался прямо из своей библиотеки. Мама же облачилась в подчёркнуто строгое тёмное платье. Стив с неприятным холодком осознал, что они постарели. Отец стал шире и ниже, а мать хоть и выглядела так, будто прямо сейчас бросится на врага, но не заметить седину в волосах было просто невозможно.


Новоприбывшие растерянно огляделись. Причём отец просто осматривался, мама же скользнула взглядом по Софии, внимательно оглядела Форли и остановилась на Стиве.


— Здравствуй…те, архимама, — поприветствовал её Стив. — Как добрались?


— Нормально, бывало и хуже, — жизнерадостно сообщил отец. — А у вас тут неплохо, уютненько.


Он смотрел куда-то себе под ноги. Стив сообразил, что там была наполовину серебряная доска, которую он так и не успел заменить.


— Твои шуточки, Стивен, ничуть не изменились, — напомнила о себе архимама. — Хотя, должна признать, от вашей лавки я ожидала худшего. Чувствуется рука хозяйки… и домового, сами вы на такой порядок не способны.


Она выразительно посмотрела на Софию. Та ничуть не растерялась, вышла вперёд и сделала красивый реверанс.


— Приятно с вами познакомиться, я София Долийская, — представилась она.


— Архимаг Всемагической академии, Фелисия Гофт, — представившись, мама запнулась и посмотрела на мужа. — Сколько у меня там на данный момент титулов?


— Восемнадцать, дорогая. Хотя я все равно считаю, что титул «защитница Средноземья» должен оставаться в силе даже после уничтожения Средноземья. Это же глупо!


— Да без разницы, — пожала плечами Фелисия. — Называй меня по имени. Ненавижу весь этот официоз.


Стив фыркнул — ненавидела, но все равно каждый раз не забывала упомянуть как свою должность, так и количество титулов. Это не укрылось от Форли, и тот легонько пнул брата по ноге.


— Ну что же, думаю, можно пойти за стол, — предложил маг.


— А как же экскурсия? — насмешливо глядя на Стива, спросила мама. — «Здесь мы продаём магический лом, здесь храним волшебную лопату, а здесь я сплю!»


— Ну, если ты боишься заблудиться, то здесь мы продаём артефакты. Там, куда идём есть, храним. — парировал он. — Если боишься заблудиться, могу по-быстрому набросать карту.


Поняв, что так они никуда не пойдут, вмешался отец похлопывая себя по небольшому пузику:


— Так проголодался. Эти телепортации пробуждают во мне зверский аппетит.


Все дружно закивали, соглашаясь с этой мудрой мыслью, и последовали в гостиную.


— Я, кстати, Сарруг — старший библиотекарь академии, — выловив по пути Софию, представился отец. — Очень приятно познакомится.


Он невзначай коснулся её руки и с широкой улыбкой пошёл дальше.


— Слушай, веди себя нормально, не хватало ещё скандала! — выловив брата за руку прошипел Форли. — Один короткий вечер и всё. Просто перетерпи.


Коста превзошел все ожидания — стол просто ломился от разнообразия блюд. Фелисия села во главе стола, Стив и София по левую руку, папа и Форли по правую.


— Неплохо подготовились, — признала мама, обнаружив свои любимые крабовые рулеты.


Она подцепила вилкой один и собиралась съесть, но неожиданно та громко завопила. Похоже, один из оживших столовых приборов, которые продавались на ярмарку, сумел сбежать.


— Меня нельзя есть! — уверенно заявила вилка. — Я живое, разумное существо!


Фелисия пристально разглядывала «живое» существо. Так обычно смотрят на маленьких, но очень грязных котят.


— Я и не собиралась тебя есть. Ты хоть знаешь, зачем ты создан?


— Да! — фанатично ответа вилка. — Великий пророк поведал нам страшную правду: передавать рыбу!


Столовый прибор выразительно посмотрел на Стива. Мама усмехнулась и отдала вилку Форли.


— И где мой старший сын умудрился познакомиться с девушкой, умеющей делать правильный поклон? — спросила мама, когда инцидент был исчерпан.


— Реверанс, — аккуратно поправила её София и тотчас замолчала.


Наступила мёртвая тишина, архимаг на секунду замерла и натянуто улыбнулась.


— Никогда не разбиралась в этой галиматье. Мне достаточно, если у знатной особы хватает мозгов, чтобы мне поклонится. Так как вы познакомились?


— Я была фрейлиной при дворе его величества Родерика Третьего, властителя…


— Это местный царек? — прерывая её, уточнила у мужа мама.


— Да, дорогая. Ничем не примечателен, хотя ходит слух, что он ест лягушек.


Фелисия пристально оглядела стол в поисках земноводных. Не найдя, она выдохнула с облегчением.


— Итак, фрейлина. Весьма неплохо, если не сказать большего. Я приятно удивлена.


Архимаг, отложив еду, внимательно разглядывала Софию. Это уже было не праздное любопытство.


— Милая, не передашь мне вот тот салатик? — попросил отец.


Солифилесет подала ему блюдо. Сарруг принял блюдо и с благодарностью коснулся её руки.


— Спасибо, тебя великолепно обучили во дворце.


— Форли! Не балуйся магией за столом, — недовольно сказала мама, отвлекаясь от Софии.


Неожиданно в воздухе появилось небольшое облачко. Фелисия недовольно посмотрела на него и салфеткой вытерла губы.


— Вечер без меня спокойно провести не могут. Скоро вернусь, — она быстро телепортировалась.


Старший библиотекарь отложил столовые приборы и тоже воспользовался салфеткой.


— Почти раскрылись, ребята, — пристально глядя на суккуба, сказал он. — Вы правда надеялись домовым замаскировать демона? Хотя, конечно, оригинально.


Сарруг достал из мантии очки и, сложив руки домиком, скомандовал:


— У нас примерно час. Я хочу услышать, что здесь происходит, во всех подробностях.


Переглянувшись, братья рассказали о всем случившемся. Отец слушал внимательно и не перебивал.


— Вечно вы во что-то вляпываетесь, — прокомментировал он. — Маме пока знать не обязательно.


— Почему? — спросил Форли. — Она же должна мгновенно решить проблему.


— Она и решит, через горы трупов и разрушения. Если мы не справимся — обязательно обратимся к ней.


Стив согласно кивнул.


— И с чего нам начать? Мы… Форли прочитал кучу книг про демонов, но там ничего нет.


— Разумеется. Ты знаешь, когда последний раз демона видели в Перекрестке? — вместо ответа спросил у него Сарруг, он хотел ещё что-то добавить, но вмешалась София.


— Почти тысячу лет назад, — сказала она.


— Вот и я о том же. Большинство этих книг — по достоверности как страшные сказки. Хотя в одном они правы. Взять, например, историю: вы без труда найдёте упоминания демонических орд, разорявших целые миры, — пояснил отец. — Одно время я серьёзно изучал этот вопрос. Последний раз армию демонов видели здесь, в этом мире. И было это почти три сотни лет назад.


— Помню, я читал об этом! Их тогда разбили наголову! — воскликнул Форли. — Считается, что после этого они боятся начинать новое вторжение.


— Боятся ли? Девять раз они сюда вторгались, согласно хроникам, думаешь, одна неудача их так сломила?


— Одиннадцать, — поправила его Солифилесет. — Два ранних были настолько опустошительными, что некому было записать.


— Может, ты сама пояснишь, что происходит? — обратился к ней Стив. — Это очень упростит дело.


— Не могу, при всём желании — мои уста закрыты.


— Не умеешь ты разговаривать с магическими созданиями. Её сюда послали не просто так и, разумеется, велели молчать, — объяснил Сарруг. — Вот как надо. Милая, я сейчас буду предполагать вслух, а когда меня понесет не туда, поделись своими знаниями об огурцах.


Он на секунду замер, собираясь с мыслями и начал:


— Пространство не стабильно, миры постоянно меняют свое положение. В центре всей системы — Перекресток. Чем ближе к нему, тем легче в него попасть и наоборот. Мир демонов отдаляется от остальных, теряя связь не только с центром, но и с другими планетами. Этот мир, Речноземье, один из немногих, куда демоны имеют хотя бы минимальный доступ. Вам нужен какой-то усилитель, сильный артефакт или могущественный маг…


— Огурцы! — прервала его София.


Некоторое время отец размышлял, а затем сказал:


— У себя в библиотеке я подниму списки артефактов этого мира. Уверен, подойдет совсем немного.


— Я тоже гляну. Возможно, в местных книгах есть что-то, — добавил Форли.


— Лучше поищите способ разговорить это милое создание, — глядя на Софию, сказал Сарруг. — Уверен, что ключ к вашей свободе лежит в её истории.


— В истории суккуба? — усомнился Стив.


— Она не просто суккуб, — библиотекарь снова взял Софию за руку. — Демоны то, чем они питаются. Долгое время она питалась человеческими страстями, но в глубине — это нечто гораздо более древнее. Я её временно замаскировал, Фелисия не должна ничего понять.


— Откуда ты столько об этом знаешь? — спросил у отца Стив.


— В академии очень озабочены тем, что «пропадают» миры. Джониек... а не важно, в общем у нас целая комиссия этим занимается. Мир демонов, историю которого я изучал, далеко не единственный. А теперь тихо! Она возвращается.


Фелисия появилась так же внезапно, как и исчезла. Архимаг опиралась на деревянный посох с навершием в виде совы, а на поясе висел небольшой тонкий меч. Платье в нескольких местах было порвано, а длинные волосы, до этого сложенные узлом, растрепались. Она просто сияла от счастья. Дематериализовав посох и меч, Фелисия села обратно за стол.


— Представляете, кто-то выпустил из зверинца дракона! — восхищенно сказала она. — Еле загнали обратно, я уже боялась, что придётся убить.


— А если бы он вырвался в город? — поддержал тему Форли.


— Вот тогда и пришлось бы убить, — наполняя свою тарелку едой, сказала мама. — Спасибо, что пригласил, так приятно после битвы поесть.


Повисла натянутая тишина. Слышно было лишь, как Стив уронил вилку на пол.


— Врать — плохо, — сказал он, наклоняясь под стол.


На этом бы всё и закончилось, если бы Форли не решился ответить:


— А не сообщать собственной матери о том, что женился, не плохо? За всё время, что мы тут, ты ни одного письма ей не отправил! Сколько можно держаться за свои глупые обиды!


Стив покраснел, затем побагровел и наконец взорвался:


— Глупые обиды?! Да ты хоть представляешь себе, что я пережил! Меня похитили Сикарские рейдеры! Два года я пробыл в рабстве! Два невероятно долгих года! — он указал рукой на архимага. — А помнишь, что сделала ты? НИЧЕГО!


Он подскочил с места.


— Трудом и кровью я заплатил за свободу. И для чего? — Стив развёл руками, охватывая свою семью. — ЧТОБЫ УЗНАТЬ, ЧТО МЕНЯ НИКТО И НЕ ИСКАЛ!


— Мы думали, ты мёртв, — тихо сказала Фелисия.


Стив схватил свой бокал.


— Думаешь, я не знаю истинной причины? — он выразительно посмотрел на свою мать. — У величайшего мага в истории родился сын без способностей к магии! Я был для тебя позором! Ты ненавидела меня!


Стив залпом выпил содержимое, швырнул бокал в стену и вышел прочь. Сарруг обменялся взглядом с Софией, хлопнул в ладоши и, поднимаясь, сказал:


— Пойду поговорю с ним.


Они остались втроём. Фелисия достала из воздуха расписной фужер с вином и глубоко отхлебнула.


— Однажды он простит, — попыталась утешить её София. — Просто нужно время.


Архимаг неуверенно дернула плечами.


— Какая разница? — в пустоту сказала она. — Если я сама себя никогда не прощу.


София заметила в её глазах слёзы. Архимаг сделала ещё пару глотков и тяжело поднялась.


— Спасибо за приглашение, — поблагодарила она Форли и повернулась к невестке. — Береги его, суккуб. Я с этим не справилась.


Она подмигнула и растворилась в воздухе, оставив их в полном недоумении.


***


Стив стоял снаружи. Сначала он хотел бросить всё и пойти в ближайший трактир, но, выйдя на свежий воздух, передумал. Ему вспомнился тот день, когда он вернулся домой.


Был поздний вечер, за окном лил самый мерзкий дождь из возможных — в Перекрёстке иных не бывает. Стив появился в усадьбе Гофтов внезапно. Он стоял в холле, облачённый в одежды рейдеров, и не знал, куда пойти. Слуги стояли и смотрели на него, как на призрака. Когда он направился к Форли, они молча расступились.


Брата он нашёл в его комнате. Форли за столом что-то переписывал из книги. Он тупо уставился на вошедшего Стива, не зная, что делать.


— Живой и невредимый, — нарушил тишину Стив улыбаясь.


Потом они долго разговаривали. Убедить Форли отправится с ним в Речноземье оказалось не так просто, как он рассчитывал. Но продемонстрировав магу пару артефактов, добытых в путешествиях, он сумел зажечь огонёк у брата в глазах. Оставив Форли собираться, Стив отправился к матери.


Он ожидал встретить её ещё на входе или пока сидел бы у брата, но она и не появилась. Архимага он нашёл на веранде. Несмотря на поздний час, она стояла и смотрела на грозу. Ветер бросал ей на лицо капли дождя и развевал чёрные волосы. На Стива она даже не посмотрела.


— Ты жив, — констатировала она. — Что дальше будешь делать?


— Мы уходим.


— «Мы»? — она повернулась к сыну.


— Я и Форли откроем магический магазин, будем продавать артефакты.


На секунду ему показалась, что сейчас она бросится на него, но ничего не произошло.


— Как пожелаешь, — Фелисия кивнула и отвернулась к дождю.


Больше они не разговаривали. Хотя сборы заняли ещё два дня. Последний раз он видел её, когда они уходили; мать напоследок что-то шепнула Форли и ушла.


***


Выйдя на улицу и обнаружив там Стива, Сарруг сотворил себе лавочку и сел поудобнее.


— Вы с ней похожи гораздо сильнее, чем ты бы этого хотел, — задумчиво сказал он.


— Чушь! Она ненавидит меня даже сейчас!


— Например, вы оба — упёртые бараны, — продолжил отец. — Но я не про это. Ошибки у всех свои, абсолютно уникальные. Как, по-твоему, почему она тебя тогда отпустила, м?


Не дождавшись ответа, он продолжил:


— Ты прав, всё детство она только и делала, что шпыняла тебя и не обращала внимания, концентрируя его на Форли. А потом история с этими рейдерами. Мы успели похоронить тебя. А потом ты, как гром средь белого дня, возвращаешься целый и невредимый, с огнём в глазах и пламенем в сердце.


Стив не понимающе посмотрел на отца.


— Она пыталась вырастить в Форли своего приемника, а вырастила в тебе. Против своей и твоей воли. Именно тебе досталась та её часть, что заставляет её бросаться без раздумий на дракона посреди семейного ужина. Силу, которая важнее любой магии — решимость и целеустремлённость. Твоя мать увидела в тебе саму себя.


— Почему тогда она отпустила Форли? — спросил Стив.


— Твой брат, за эти годы научился гораздо большему, чем, сидя запертый среди книг, обучаясь у нас.


Сарруг поднялся, разминая затекшую спину.


— Хотя, как по мне, не оберегай вы оба Форли, словно зеницу ока, он бы достиг уже много большего. Ваша неуёмная забота только вредит ему.


Стив собирался возразить, но отец опередил его:


— Если ты собираешься сказать, что это не так, то отчего ты так легко пошёл на сделку с демоном? Парень щелчком способен заткнуть извергающийся вулкан, а вы носитесь сопли за ним подтирать, — отец махнул рукой, словно отгоняя от себя эти мысли. — Ладно, спасибо за вечер, я свяжусь с вами, как только что-то узнаю.


Он поклонился и исчез в вспышке телепортации. К Стиву неторопливо вышла София.


— Впервые вижу, чтобы отец решил поговорить о матери, твоих рук дело? — поворачиваясь к ней, спросил он.


— Я не могу внушить нужную эмоцию, но могу подтолкнуть. Порыв был его — я просто усилила, — объяснила она.


— Спасибо, — глядя на звезды, поблагодарил Стив. — Не думал, что ты станешь мне помогать.


— Именно этого и ждёт Балаэль, — задумчиво сказала Солифилесет. — Он не ожидает, что я буду вам помогать. Это против нашей природы. От меня этого он уж точно не ждёт.


— Почему? — недоумевающе спросил Стив, ожидая услышать какую-нибудь историю.


Но суккуб только загадочно улыбнулась, и с какой-то натянутой усмешкой посмотрела на звёзды. Наконец, очень тихо, она сказала:


— Потому что некоторые ошибки дважды не совершают, — София махнула головой, отгоняя мрачные мысли. — Пошли, дорогой муж, ещё лавку в порядок приводить.

Показать полностью
20

Серебряная лань

Серебряная лань Рассказ, Фэнтези, Длиннопост

Предыдущая часть

Форли отшвырнул книгу. Сделал он это очень аккуратно, чтобы не повредить её. Он скучал. Уже несколько недель он каждый день прочитывал уйму литературы по демонологии. Это были скучные, противоречащие себе и друг другу фолианты, как правило гигантского объема. Создавалось ощущение, что демонологи всю жизнь проводили за написанием посредственных книжек и ни разу самих демонов не видели. Несмотря на огромное количество книг, прочитанных Форли, полезной информации из них набралось едва ли на два блокнотных листа. И новую литературу брать было негде. Он и так забрал всё, что было в городской библиотеке.


Правда, был ещё один вариант не столько рискованный, сколько сулящий скандалом. Немного посомневавшись, он взял письменные принадлежности и принялся писать.


«Стив конечно этого не одобрит, если узнает». — Думал Форли, старательно выводя буквы.


Он написал два письма, одно лишь для видимости запечатал и щелкнув пальцами отправил адресату. Над другим возился значительно больше и скрепил магической печатью. Ещё раз придирчиво осмотрев результат своей работы, Форли пошёл искать брата. Хотя «поиски» — слишком сильно сказано. Достаточно было идти на шум.


***


Солифилесет, она же София, полностью пришла в себя лишь на третий день после свадьбы. И братьям сразу стало тесновато в лавке. Глупо было ожидать от суккуба хорошего нрава, но за три дня, что она провела в состоянии живой куклы, они как-то и забыли, кто на самом деле перед ними.


София обладала поистине демоническим нравом: она была умна, хитра и просто невероятно свободолюбива. А её вынудили подчиняться двум, как она утверждала, «выскочкам», да ещё и лишили практически всех сил.


Всё усугублялось тем, что Стив даже не пытался как-то улучшить отношения. Он называл Софию «домашним питомцем» и относился к ней так, будто она корень всех бед. Форли это не одобрял, но влезать не хотел, понимая, что просто окажется между молотом и наковальней. Вот и получалось, что в маленькой лавке их было вроде как трое, но все они старательно избегали друг друга.


София была за продавца. Поработать продавцом она вызвалась сама и, надо признать, делала это весьма хорошо. Гораздо лучше, чем они сами, причём получая явное удовольствие от процесса. Форли далеко не сразу разобрался в причине таких перемен, но, внимательно понаблюдав за ней, понял, в чем суть приступа альтруизма. Несмотря на то, что внешне она была неотличима от человека, София оставалась магическим созданием, и ей нужно было чем-то подпитывать себя. А питалась она как и прочие суккубы — эмоциями. Стива ей, разумеется, было маловато, вот она и нашла выход. Для покупателей это было относительно безвредно — люди после общения с Солифилесет чувствовали себя словно сбросившими груз с души.


— Привет, — поздоровался с ней Форли, дождавшись, пока она отпустит покупателя.


Бедолага зачем-то купил устойчивый к нагреванию самовар — вещь бесполезную, как ни посмотри. Раньше братья просто бы выкинули его, но София распродала их запасы. Приходилось забивать полки подобной дрянью.


— Снова здравствуй, брат хозяина, третий раз за сегодня здороваешься, — смерив его презрительным взглядом, сказала она.


— Где Стив?


— Ушёл напиваться, — она закрыла глаза, будто сверяясь с картой. — Таверна «Танцующий Ёж».


— Спасибо, — искренне поблагодарил Форли и пошёл на выход.


В дверях его посетила мысль, что это отличный шанс переговорить с ней, не боясь быть застуканным Стивом.


— Острый приступ желания поговорить? — насмешливо спросила София, глядя, как он возвращается. — Освободишь меня, и я отвечу на все твои вопросы до конца жизни.


Форли отказался.


— Тогда не знаю, чего ты от меня хочешь.


— Помощи, например.


— Это какой? Хочешь узнать, как избавиться от меня, от моего хозяина и забыть всю эту историю?


— В том числе. Поможешь нам избавиться от Балаэля, и ты свободна! — излишне восторженно сказал Форли.


София усмехнулась.


— Всего-то! «Избавиться» не просто от своего «господина», но и от одного из сильнейших демонов? — Да раз плюнуть, записывай: хвост енота, глаз крота, нос удава, каблук башмака, смешать с алкоголем покрепче и забыть эти идеи как страшный сон! — она отвернулась и тихо добавила. — И поумнее вас пытались. Лучше иди к брату, пока он ещё может связно говорить.


— Сидя на месте, ты точно ничего не изменишь, — сказал ей Форли, прежде чем выйти.


Суккуб ничего не ответила, лишь невнятно качнула плечом.


***


Форли особо не спешил — его брат ходил в таверны не для того, чтобы напиться. Посидеть, поговорить, перекинутся в картишки — этого ему вполне хватало. Поэтому хозяева заведений его не сильно любили: он всегда уходил с большей суммой, чем приходил.


«Танцующий Ёж» была типичным питейным заведением. Типичным не сколько для Марки, сколько для всей вселенной в целом: низкие потолки, тягучая, переполненная запахом алкоголя и дешевого табака, атмосфера. Имелся и трактирщик, угрюмый, с бакенбардами, то и дело бравшийся за мухобойку,  не сколько мух гонять, сколько тех кто решил что идея взять "на вексель" ещё бокальчик, стоит того.


Форли застал брата за «разуванием» какого-то несчастного. Стив был не сколько хорошим игроком или шулером, сколько хорошим психологом и неплохим актёром. Он влёт угадывал по поведению, какие карты на руках у оппонента, и сам мог запросто ввести в заблуждение по поводу своей руки. Народу вокруг стола собралось прилично, рядом с ним стоял первосвященник Гевент, известный любитель многих смертных грехов, и внимательно следил за игрой. Форли, не отвлекая брата, подошёл к нему.


— Что происходит? — шёпотом спросил он.


— Приехал какой-то хрыщ из королевской академии, напился и начал уверять всех, что он непревзойденный карточный мастер, — не отрываясь от игры, пояснил первосвященник. — Играют на тот вот камушек. Стивен как увидел, так аж глаза загорелись. Поставил любой артефакт на выбор из лавки.


Из действительно полезных вещей у них остался разве что целебный камень, так что риск Стива можно было назвать весьма преувеличенным. Форли присмотрелся к призу — на вид обычный белый камень, ничего необычного. Подойти и внимательнее изучить он пока не мог, поэтому стал ждать.


В картах Форли не сильно разбирался. Зато хорошо знал своего брата — тот блефовал и натурально «разводил» оппонента на риск. «Хрыщ» и вправду был весьма нетрезв и успешно разводился. Ещё минута, и довольный Стив, забрав камень, подошёл к брату.


— Решил посмотреть на лучшего игрока в городе? — с улыбкой спросил он.


Это был старый-добрый Стив — радостный и добрый, а не тот едкий циник, в которого он превратился после свадьбы.


— Что выиграл?


Тот бросил ему камень. Форли поймал и сразу же отбросил — камешек ощутимо обжёг руку. Он посмотрел на ладонь, но никаких следов не осталось.


— Что такое? — поднимая артефакт, спросил его брат.


— Жжётся. Подержи его, я хочу взглянуть поближе.


Камень Стив держал спокойно, всей рукой. Форли внимательно посмотрел на него вблизи. Ничего необычного в камне не было: ни капли магии. Ум заботливо подсказал ему, что бывают артефакты-пересмешники: своей магии у них нет, зато они поглощают чужую. Если такой камень положить на настоящий артефакт, камушек превратиться в точную копию, правда, очень ненадолго и с плачевными, для оригинала, последствиями.


— Ты хоть знаешь, что это такое? — спросил он у брата.


— Конечно! Решение наших проблем! — улыбаясь во весь рот заявил Стив. — Эта штука поглощает магию. А ты говорил, что демоны — магические создания!


Форли принюхался — алкоголем вроде не пахло.


— Ты собираешься вручить это Софии? — спросил он. Ответ был написан на самодовольном лице брата. — Скорее всего, ты её просто убьешь. Довольно жестоким способом.


— Я-то думал магии её лишить или…


— Давай-ка его сюда, — решительно скомандовал Форли, подхватывая камень платком.


— Я думал тебе кое-что другое подарить, — Стив извлёк из кармана небольшую фигурку лани размером с ладонь. — Чистое серебро, у него же выиграл. Этот хрыщ приехал в город разобраться, почему торговый флот заперт в порту, а сам сидит уже две недели по кабакам.


— Флот заперт в порту? — без особого интереса переспросил Форли.


— Уже месяц стоит на приколе, с самой ярмарки. Новые корабли прибывают — старые не выпускают, вот и получился затор.


Они почти вышли из «Ежа», когда дорогу им преградил королевский чиновник. Похоже за время, что он их догонял, алкоголь его добил. Чиновник что-то невнятно пролепетал про камень особой важности и завалился на Стива.


— Клиент готов, — усаживая его на ближайший стул, прокомментировал тот. — Эй, кто-нибудь, как очухается, скажите ему, что пускай заглянет ко мне!


К ним подошёл трактирщик с помощником и, кивнув Стиву, принялся куда-то переносить несчастного. Форли проводил их взглядом — пока чиновника несли через зал, в карманы ему залезли как минимум трое.


— Завтра он многого не досчитается, — сказал он.


— Не совсем, — его брат продемонстрировал расшитый кожаный кошель и бумагу с королевской печатью. — Поэтому и попросил, чтобы зашёл, я эту публику знаю.


Некоторое время они шли молча. Форли не знал с чего начать, поэтому просто шёл рядом и разглядывал подаренную фигурку.


— Не думал, что новости о том, что я играю, так быстро разносятся по городу, — нарушил тишину Стив.


— А? Что? — не понял маг.


— Ты ведь не просто так меня разыскал, странно, что вообще нашёл — я в «Еже» редко бываю.


— София помогла, — сказал Форли и сразу пожалел: его брата перекосило, как от кислого яблока. — А ещё вот почему.


Он вручил ему письмо. Стив, ещё сильнее перекосившись, разглядывал его.


— Знаешь, что внутри?


— Нет, но догадываюсь: новости о твоей свадьбе добрались до мамы.


Стив аккуратно сломал печать и принялся читать в свете уличного фонаря. Форли стоял чуть в стороне и надеялся, что брат не заметит подделку.


— Хм, необычайно вежливо для мамы, — сказал наконец Стив, передавая письмо. — Сообщает, что заедет на следующей неделе.


— Не её почерк — похоже писарю поручила, — подыграл ему Форли.


— Когда получил?


— Часа два назад — сразу к тебе пошёл.


— Может, ответим, что я в свадебном путешествии где-нибудь очень далеко, например, в другом измерении? — с надеждой спросил Стив.


— И тогда она просто телепортирует нас к себе. Желаешь снова оказаться в Перекрестке?


— Нет, спасибо, прошлого раза хватило.


«Перекресток» — место, где сходились множество миров, эпох и культур. Незабываемое местечко, если выберешься живым.


— Тогда будем принимать здесь, — сказал Форли, когда они вошли в лавку.

Перед ними предстало грязноватое, с явными следами ремонта, помещение, заваленное магическим хламом. Словно вишенка на торте, в центре стояла и по-акульи улыбалась София.


— Мама будет вне себя от счастья, — прокомментировал Стив. — Давай уже завтра продумаем план битвы. Я устал.


Он молча пошёл к себе. Форли тоже собирался пойти спать, но его придержала София.


— Врать нехорошо, — тихо сказала она, хватая его за руку. — А если он узнает?


— Узнает, но мама точно приедет. И поэтому тебе особенно выгодно с нами сотрудничать. Демонов она терпеть не может.


Форли аккуратно высвободился и пошёл к себе.


***


Поспать магу толком не дали: сначала собственный мысли, а потом «новобрачные», которые в своей неповторимой манере вздумали поругаться посреди ночи. Судя по отдельным звукам, пострадала в основном мебель. Провалявшись ради приличия до утра, Форли прошёл одеваться.


Попутно, маг взглянул на своё отражение в зеркале и усмехнулся. Оно периодически добавляло в отражение отсебятину — стрелы, зубы как у вампира, могильную несвежесть или, например, лысину. В этот раз оно угадало: помимо собственного потрепанного и сонного вида с кругами под глазами, у него на шее красовалась виселичная петля. Почесав шею, Форли пошёл вниз.


И как раз вовремя. Там рассыпаясь в благодарностях, забирал свои вещи давнишний чиновник. Кажется, он даже простил Стиву, что тот, сохранив ему две вещи, забрал себе кучу остальных.


— У вас тут похоже демон завёлся, смотрите — еще в демонологии обвинят, — напоследок заявил он.


Братья переглянулись.


— Если даже он почувствовал, мама тоже заметит, — оглядываясь, сказал Форли.


Он ничего такого не чувствовал.


— Пускай спит снаружи, — предложил Стив. — Ей-то разницы нет.


— Э, нет, муж, спать мы должны вместе, не забыл в чём клялся на алтаре? Делить постель, кров и еду, — вмешалась в разговор София. — Но если хочешь, мы можем спать на улице. Мне, действительно, не принципиально.


— Не помню чтобы я такое говорил. И как нам скрыть её присутствие? — хмуро поинтересовался «муж».


— А мы будем? Я думал, что мы заодно попробуем решить…


— Не попробуем, — отрезал Стив. — Мама её прикончит сразу же.


— Как мило, что ты заботишься о моей жизни, — восхитилась суккуб. — Если хотите спрятать мою суть и заодно навести тут порядок, найдите домового.


— Или можно найти тебе мокрую тряпку, — продолжил препираться Стив. — Где нам посреди огромного города найти домового? Я не эксперт, но они вроде предпочитают менее густонаселенные места.


София пожала плечами.


— Не все. Уверена, даже в вашем захолустье найдётся парочка. В моем дворце их работало не меньше трех десятков.


— Парочка на весь город? — вспоминая размеры «захолустья», уточнил Форли — Боюсь, мы не успеем, а ведь он ещё и должен согласится у нас пожить.


— Ну да, на нем жениться будет действительно посложнее. Придётся искать ещё более пьяного священника, — язвительно заметила она. — Предположим, я знаю, как достать домового, что мне за это будет?


— Ты, скорее всего, переживешь встречу с нашей мамой, — вполне серьёзно сказал Стив.


— Ты тоже, «любимый» сынок, — выделив слово «любимый» сказала София.


— Что тебе нужно? Кроме свободы, артефактов, которые эту свободу дадут и всего такого, — спросил Форли.


Суккуб задумалась.


— Будете должны, так помогу. Мне нужен мел, что-то серебряное и твоя правая рука.


Форли посмотрел сначала на Софию, затем на свою руку, затем ещё раз на демоницу.


— Руну призыва чертить будем, — объяснила она. — Домовые — они как сороки, обожают всё блестящее. Не пройдёт и минуты, как он явится.


— А рука, потому что домовые в душе не только сороки, но ещё и плотоядные хищники? — уточнил Стив.


— Нет, потому что кто-то должен нарисовать руну. Я не могу, а ты такой же магический, как этот стол, — она указала на тяжёлую дубовую столешницу, служившую прилавком.


— Она из магического дуба, — кисло заметил Стив.


— А ты из обычного. Уйди, ещё домового спугнешь.


Обменявшись с Форли взглядом, он ушёл наверх. Солифилесет взяла мел, поставила размашистый крест и поверх начертила руну.


— Вот, только без креста, в центр нужно положить серебро.


Форли огляделся — ничего серебряного поблизости не было. Надеясь потом забрать, он достал из кармана лань.


— Аккуратнее, очень вредная руна, ошибёшься — сделает какую-нибудь гадость, — наблюдая за процессом, посоветовала она. — Сере… лань в центр.


Маг аккуратно поставил фигурку в центр получившегося рисунка и щелчком наполнил руну магией. Лань засветилась, поднялась на пару сантиметров вверх и начала увеличиваться в размерах. Через пару мгновений перед ними стояла полноразмерная лань из серебра.


Насвистывая, поддавшись любопытству, вниз спустился Стив. Звук застрял у него во рту. Он подошёл к ним.


— Ч-что делаете?


— Домового призываем, — на автомате ответил Форли.


— И как?


— Призвали лань. Серебряную.


— Мой косяк, ошиблась в завитушках, — призналась София, разглядывая руну.


Та теперь находилась не на полу, а на крупу животного.


— А лань-то не простая, — указывая на пол, сказал Стив.


Доски, которых касалась лань, медленно становились серебряными. София тем временем раздобыла небольшой ножик и собиралась подправить руну. Стоило ей коснуться шкуры, лань взбрыкнула, а рука суккуба до локтя стала серебряной и отвалилась. Звук упавшего металла напугал животное, и лань умчалась в открытую дверь.


— Оу, — только и мог сказать Форли.


Крови не было, София встряхнула культей, и рука появилась вновь. Целая и невредимая, даже одежда восстановилась. Увидев что на остальных в лавке пришествие не произвело впечатления, суккуб крикнула:


— Чего встали? Её словить нужно!


— Там полный город весьма жадных людей — они и без нас справятся, — сообщил Стив.


— Ты видел, что стало с моей рукой? Она полгорода в серебро превратит, представляешь себе разрушения? — не дожидаясь ответа, София выбежала.


Форли вздохнул, подумал, что ненавидит физкультуру и побежал за ней.


— Нет, зато представляю себе довольные лица тех, кто пострадает, — заметил Стив и, не торопясь, побрел следом.


***


Лань бежала быстро и хаотично, но на счастье жителей избегала касаться людей. Те, правда, быстро сориентировались в происходящем и сами пытались словить её. Одну такую группу братья встретили практически сразу. Статуя получилась красивой и словно живой. София, которая бегала не смотря на платье, быстрее многих спортсменов, поравнялась с Форли:


— Она… бежит… в порт, — запыхавшись, сообщил маг.


— Хорошо, мне нужна соль и морковка, — сказала суккуб, ещё сильнее ускоряясь.


Форли остался далеко позади. Оглянувшись, он увидел, что за ним быстро вышагивает Стив, предпочитавший бегу ходьбу. Форли замедлился и дождался брата.


— И какой у нас план? — спросил тот.


— Нужна соль и морковка, или что там едят олени.


Стив огляделся и уверенно подошёл к одному из домов. Кажется, до лани это была мастерская портного. Пробегая, она задела фасад, и тот обвалил под своим весом всё здание. Перед мастерской, прямо на мостовой (тоже серебряной) сидел какой-то дедок с коробкой. Стив подошёл к нему и выудил из коробки пару морковин. Дедок даже не дернулся, продолжая смотреть на серебряный валун перед собой.


— Билл Двер, портной, обожает котов и почему-то морковку, — объяснил Стив. — Соль, думаю, в порту найдётся.


Форли собирался бежать, но брат придержал его за плечо:


— Лань ты не догонишь — как ни старайся. Демоницу, судя по всему, тоже. Телепортироваться сейчас — чистое самоубийство. Так что смирись с тем, что опоздал, и пошли заодно посмотрим, где будет перепланировка.


Город пострадал скорее морально — пока шли, они насчитали всего пять рухнувших домов, с десяток новых статуй, и местами уже кем-то разобранную мостовую. В порт они успели к началу самого интересного. Лань, порядком измотавшись, тихо стояла около пирса, пока к ней очень аккуратно приближалась София с бруском соли в руке. И тут какой-то гений решил кинуть сеть. Сетка коснулась лани, мгновенно превратилась в серебро и разбилась вдребезги.


Секунду продолжалось шаткое равновесие. Форли подумал, что всё обойдётся. Но тут лань сделала в воздухе кульбит, сорвалась с места и попрыгала прямо по кораблям.


Порт был забит судами практически полностью — они стояли чрезвычайно плотно, буквально борт к борту. Сотни разных кораблей: высокие галеоны, барки, шлюпы, пинасы, — словом, весь морской бестиарий. Именно по ним и побежало испуганное животное.


Серебро не слишком плавучий металл, к тому же очень тяжёлый. Лань не превращала корабли целиком, только отдельные части, но хватало этого с запасом. Деформация корпуса рвала корабли на части; падали, круша десятки судов за раз, серебряные столбы, бывшие раньше мачтами; сыпались, давя мелкие кораблики, серебряные ящики и бочки. И всё это продолжалось дальше и дальше, уже без участия лани, погружая всю гавань в хаос.


Само животное сделало полукруг и выскочило неподалёку. София вручила Форли соль и указала на лань:


— Примани её, а я закончу руну, — она должна исчезнуть.


Форли неуверенно двинулся вперёд, держа на вытянутых руках «дары». Не зная, как привлечь внимание, он начал щёлкать языком и слегка покачивая, будто собираясь жонглировать, угощения. Лань посмотрела одним глазом, затем другим, затем снова первым и неуверенно шагнула ему навстречу, принюхалась и аккуратно лизнула соль. Форли замер в растерянности, опасаясь получить по-настоящему золотые руки.


Набережная под ланью уже становилась серебряной и начинала тихо съезжать в воду, а вот угощения оставались нормальными. Пока она угощалась морковкой, к ней, оставаясь вне зоны видимости, подошла София и быстрым движение исправила руну. Лань успела дёрнуться, но сразу же растаяла. Перед ними была начерченная мелом руна, с серебряной фигуркой внутри.


К ним с выражением глубокой задумчивости подошёл Стив. Он смотрел вдаль — на гавань.


— Великий флот Марки, оплывший весь свет, мечта любого пирата… — словно рассказчик в сказке, сказал он и неожиданно громко рассмеялся. — Полностью уничтожен оленем!


— Ланью, — поправил его Форли, присоединившийся к созерцанию происходящего.


Ему вдруг пришло в голову, что сделка с Балаэлем теперь не худшее, что с ними случалось.


А ситуация за пять минут с начала погрома кардинально изменилась. Матросы, вместо спасения себя или груза, соревновались, кто быстрее вытащит побольше серебра до прибытия властей. Некоторые объединялись в команды и с помощью подручных средств поднимали поистине огромные валуны.


— Тут, похоже, по вашу душу, — отвлекла их София, которой до происходящего не было никакого дела. — На нём прямо написано, что он мэр.


К ним, в сопровождении пары секретарей, приближался полноватый старичок в старомодном костюме. Мэр города выглядел злым, как растревоженный улей; всех, кто пытался лезть к нему с вопросами, он просто отпихивал. Свою цель он уже нашёл. Но, подойдя к братьям, он застыл в растерянности, как человек, пытающийся одновременно сказать десяток разных по содержанию фраз. Стив дёрнулся вперёд, готовясь принят удар на себя, но перед ним выросла София.


— Неудачный эксперимент, господин мэр, уверена — результат полностью компенсирует любые последствия, — улыбаясь самой милой из улыбок, сказала она.


Глава города сделал несколько движений, словно пережёвывая что-то и выдавил:


— А вы кто?


— Я — жена Стивена, произошедшее — моя вина, я просто хотела себе новые серёжки с коником! — к милейшей из улыбок добавились щенячьи глазки и скромненько сложенные ручки.


Мэр застыл как истукан, не зная, что делать. Его глаза бешено вращались.


— Простите меня, я больше не буду, — продолжила давление суккуб. — Честно-честно!


— Х-х-х-х-х-х-х…


Кажется, градоначальник пытался сказать «хорошо», но просто проглотил язык. Так и не выдавив нужное слово, он развернулся на каблуках и пошёл прочь. За ним стаей последовали те, кому серебра не досталось, но очень хотелось.


— Спасибо, — поблагодарил её Форли. — Ты нас спасла.


— Сама втянула, сама спасла, — пожала плечами София. — Полное самообслуживание.


Она встретилась взглядом со Стивом, несколько мгновений они смотрели друг на друга, а потом Стив благодарно кивнул.


— Кхе-кхе, — вежливо покашляли откуда-то снизу.


Там стоял чрезвычайно волосатый субъект, ростом примерно по колено, в строгом чёрном костюме и лаптях.

— Компания «Чистый дом — светлые лица», наём домовых, я — Коста, вы хотели заключить контракт? — деловито поинтересовался он и начал перечислять. — Уборка помещений, стирка вещей, борьба с вредителями и паразитами, уход за скотом. Три золотых в месяц, и я ваш. Предупреждаю сразу — готовка за отдельную плату.


— Мы согласны, — вручая ему ближайший серебряный булыжник, сказал Стив. — Плата за двадцать лет вперёд, авансом.


Коста деловито осмотрел камень, понюхал и даже попробовал на зуб.


— Пойдёт. Где, говорите, ваш домик?

Показать полностью
21

Ежевичный демон

Ежевичный демон Рассказ, Фэнтези, Юмор, Длиннопост, Текст

Первая часть

Стив страдал: от жары, недосыпа, ну и просто потому, что таким образом он оттенял происходящий вокруг праздник. Не то, чтобы он не любил праздники, скорее считал, что праздник должен быть всегда с тобой, а не концентрироваться в конкретных датах.


Больше всего его бесило, что никто толком и не знал, что празднует. Кто-то называл это праздником урожая, хотя сбор урожая ещё даже не начался, некоторые — днём лета (остальные, видимо, были неправильными днями лета), а кто-то даже новым годом. Правда последние признавались в этом исключительно шёпотом — по недавнему высочайшему указу новый год отмечался зимой и никак иначе.


Сопутствующая празднеству ярмарка ворвалась в их с Форли жизнь, как пушечное ядро. Как в прямом, когда один из покупателей неосторожно снёс стену, так и в переносном смысле. Работали они с Форли просто на износ: с раннего утра и до полуночи. Их лавка уверенно вошла в список мест, обязательных для посещения всеми приезжими. И почти все тащили с собой что-то на продажу.


К глубочайшему удивлению Стива, большинство предметов и вправду оказывались магического происхождения, но почти все годились разве что на сувениры, и к глубокому недовольству Форли продавались именно как безделушки на память. Особенным спросом пользовался набор живых столовых приборов. По назначению использовать их было затруднительно из-за криков и не всегда приятных комментариев, а вот купить на память говорящую ложку — запросто.


Стояло раннее утро, солнце только-только поднялось из-за горизонта, но уже грело так, будто рассчитывало сегодня-завтра побить все температурные рекорды. Стив возвращался из городской канцелярии, куда с утра занес финансовый отчёт за прошлый месяц. Городские бюрократы вообще относились к их лавке, словно та вот-вот разнесет полгорода. В отличии, например, от гильдии алхимиков, находившейся у них в фаворе. Перекошенное кирпичное здание с кучей вредных старикашек-алхимиков внутри действительно сгорало дотла почти ежемесячно. И стабильно, раз в полгода, в ходе очередного гениального (других попросту не могло быть) эксперимента, город окутывало туманом с явным психотропным воздействием.


Словно угадывая его мысли, неподалёку что-то громко взорвалось. В небе застыл дымчатый силуэт. Похоже, что алхимики взялись изготовить фейерверки. В отличии от нормального, вспыхивающего на краткий миг взрывом цвета, этот был бледно-зелёный и никуда исчезать не собирался, покачиваясь на ветру.


Народ на улице почти не обратил на взрыв внимания — в основном сейчас бодрствовали те, кто, как и братья, планировали весь остальной день проработать на ярмарке, и к подобному они привыкли. С большей их частью Стив был знаком, поэтому весь его путь состоял из бесконечного повторения «Доброе утро, как идёт торговля?» и «Да, нормально, работаем!». Строго говоря, он вообще знал добрую половину города ещё до того, как они открыли свою лавку.


Неожиданно путь ему преградил лысый, придурковатого вида субъект в лохмотьях. От него несло алкоголем вперемешку с серой. В руках он держал какой-то чахлый куст. Держал очень бережно, как драгоценность.


— Во — демон, возьмёшь? — указывая на растение, спросил незнакомец. — Бесплатно отдам.


Стив молча попробовал обойти, но субъект вцепился в него мёртвой хваткой.


— Возьми, он очень этого хочет! — настаивал он.


Вокруг начала собираться толпа зевак. Вспомнив, что с сумасшедшими лучше соглашаться, Стив взял куст. Спустя всего мгновение лысина незнакомца мелькала уже где-то далеко в толпе. Осмотрев куст внимательнее и не обнаружив ничего интересного, он выкинул его в ближайшую канаву.


Весь оставшийся путь он преодолел как можно быстрее, опасаясь новых приключений. Лавка встретила его умиротворенно спящим за прилавком Форли. Со всех сторон, словно во время некого зловещего кулинарного ритуала, его окружали столовые приборы. Заметив Стива, они быстренько начали прятаться в свою коробку.


Растолкав брата и отправив его досыпать, он занял место продавца. Форли, может, и был умным и талантливым магом-самоучкой, но выносливым его назвать точно было нельзя.


Первый покупатель появился где-то через час. Сухенькая старушенция, из тех, по которым не поймёшь — то ли им семьдесят, то ли сто семьдесят. Бабулька прошлась по магазину, задумчиво потрогала вечные свечи, с интересом посмотрела на защитные амулеты, ковырнула ногтем универсальную кулинарную книгу каннибала.


— Ничего полезного, одно ломье! — пробурчала она и потопала на выход.


В дверях она на секунду застыла и уверено пошла обратно к прилавку. Стив вежливо ей улыбнулся. Старушка растеряно огляделась и снова пошла на выход, а затем вновь вернулась. Так продолжалось раз пять, Стив улыбался всё шире и шире, а старушка курсировала туда-сюда.


Форли на второй день после открытия лавки, когда милейшего вида девушка нагло украла у него из-под носа колпак хороших сновидений, в ярости вплёл в дверной узор штук десять разных рун. Вынести что-либо из лавки без их согласия было физически невозможно. Проще было само здание передвинуть.


— Ишь, какие вумные! — сплюнув на пол, сказала старуха после очередного возвращения.


Порывшись, она извлекла из одежды амулет и пару свечей. Презрительно бросила их и снова пошла на выход. У самых дверей из её рукава с криком «Крадут!» выскользнула вилка и побежала обратно к своим. Ещё раз сплюнув, старуха неожиданно быстро пошла прочь из магазина.


Разложив украденное по местам, Стив решил перекусить. Пока он ел, из коробки тихо выбралась вилка для рыбы и пристально за ним наблюдала, сравнивая себя с той, что он орудовал.


— Для чего я создана? — спросила наконец вилка.


— Передавать рыбу, — жуя, буркнул Стив.


— Это ужасно!


— Добро пожаловать в наш мир, приятель.


***


Где-то после обеда спустился заспанный Форли. Оглядевшись, он медленно побрёл к брату, но на полпути споткнулся и растянулся на полу.


— Кто поставил здесь горшок… с кустом ежевики? — удивлённо спросил он.


— Кто-то забыл, выкинь на улицу, — даже не посмотрев, ответил Стив.


Так Форли и поступил. Отряхнув руки, он подошёл к прилавку.


— Было что-то интересное?


— А то! — усмехнулся Стив и достал колоду карт.


С ловкостью заядлого игрока он её перетасовал, а затем извлёк подряд шесть тузов, двух бубновых валетов и пиковую даму.


— И как это работает?


— Думаю, всегда вытягиваешь ту карту, которая тебе нужна.


Стив снова перетасовал и протянул брату. Форли достал бубновую даму, крестового короля и три пиковые шестерки.


— Что-то я не помню, чтобы в правилах какой-то игры были такие комбинации, — усомнился Форли и попытался отступить назад, но опять споткнулся. — Опять этот куст!


Стив выглянул — рядом с его братом стоял куст в аккуратном коричневом горшке. Тот самый, только выглядел он гораздо лучше. Форли тем временем оторвал один лист и на просвет рассматривал его.


— Какой необычный куст, — протягивая лист брату, сказал он.


Стив внимательно посмотрел на лист — там красовалась странного вида руна, без единого угла, она словно была нарисована одним плавным движением. Таких он ещё никогда не видел, хотя за годы работы они выучили огромное количество различных знаков.


— Впервые вижу такую руну, что она означает? — спросил он.


— А это и не руна, — Форли разглядывал другой лист. — Это закорючки демонов.


— И в чем отличие? — не понял Стив.


— Руна — это такая консерва от мира магии. Они рассчитаны на долговременный эффект или, наоборот, на отложенный. Например, ты точно не знаешь, когда к тебе вломятся грабители, и, чтобы не караулить их, чертишь тревожную руну, и та тебя разбудит, — объяснил Форли. — А это вид письменности, магии в этих узорах практически нет.


— И что пишут? Ожидаются огненные дожди и осадки в виде серы? — спросил Стив.


Его брат ещё раз глянул на лист и развел руками.


— Понятия не имею. Никогда не интересовался демонологией. Откуда этот куст вообще взялся?


Стив пересказал произошедшее утром.


— Зря ты его взял, — Форли с усилием поднял горшок. — Поставлю его в подвал, обведу меловым кругом и пойду почитаю. Где-то у меня была книга про демонов.


***


Ближе к ночи поток покупателей иссяк. В магазине оставалась только странная и до приторности милая парочка. Бойкий, словно пламя, парень, который вечно одевался так, будто ему и в вечной мерзлоте будет жарко, и девушка, отстраненная и холодная. Взялись они из неоткуда, недели три назад. Стив сталкивался с ними пару раз и, глядя на них, его не покидало ощущение, что они напрямую связаны с достопамятной книгой полоумного мага и шаром предсказания. Напрямую он спрашивать не хотел — как-никак они пытались его убить.


Когда и парочка удалилась, вернулся Форли. С собой он нес какой-то свиток.


— Глянь, похоже? — протягивая брату бумагу, спросил он.


На свитке был изображён какой-то кинжал, весь покрытый закорючками.


— Тоже демонический? — показывая на узор, спросил Стив.


— Да. Такой узор появляется, если внутрь предмета заточен демон.


— В кинжал понятно — ради эффекта. А в куст зачем? — спросил он и сразу добавил. — Для придания вкусу ягод инфернальной изюминки?


— Ага, и называется это всё: «Ежевичный куст разрушения аппетита», — добавил Форли. — А если серьёзно, то я не знаю. Может, ошиблись при ритуале. Куст самый обычный, никакой магии в нем нет. Круг из мела, кстати, пока демон в кусте, абсолютно бесполезен.


Он кивнул в дальний угол, где аккуратно стоял горшок, Стив его даже и не заметил.


— И что нам делать?


— Ну, можно поставить его в круг и разломать, это должно освободить демона, соответственно, куст от тебя отстанет. Ну, либо он будет с тобой всю жизнь.


— А передать другому его нельзя, мне же его отдали?


— Наверное, можно, только если ты правильно все запомнил. Тот, кому ты отдашь, должен знать, что он берет, и сам взять. А если твоё описание предыдущего владельца верное, то эта штука начнёт с тобой разговаривать и скорее всего вытягивать силы.


Стив вспомнил лысину, пустые глаза и крепкий запах алкоголя, принадлежавшие горе-демонологу и поёжился.


— Пошли ломать.


Закрыв магазин, они спустились в подвал. Проверив, цел ли круг, Стив поставил горшок и отошёл. Его брат, специально взятыми садовыми ножницами, аккуратно перекусил куст посередине.


Братья ожидали вспышки, шума, искр или хотя бы демонического хохота, но ничего не было. Подождав с минуту, Форли ещё раз разрезал куст — тоже без какого-либо эффекта. Тогда он аккуратно достал лист и, только глянув на него, хмыкнул — лист был абсолютно нормальным.


— Пойду-ка я ещё почитаю, — сказал он и помчался наверх.


Стив же медленно потопал к себе. Окно в его кабинете было открыто, впуская внутрь шум и запах города, а за его столом кто-то сидел. Дверь сзади сама собой захлопнулась, ударив по спине. Глаза незваного гостя горели алым. Вспыхнул свет; обычно Стив пользовался довольно тусклой масляной лампой, но тут такое ощущение, что сквозь потолок светили сразу несколько солнц.


В кабинете царил бардак. Артефакты, способные к самостоятельному перемещению, жались по углам как можно дальше от гостя. Остальные же содрогались от переполнявшей их чужеродной магии.


Гость был относительно человекообразным, за исключением глаз: матово-чёрных, без единого намёка на зрачки. Демона в нём выдавала чешуя на шее и маленькие, расположенные в два ряда, треугольные зубы. Так они разглядывали друг друга несколько минут.


— Э-это вас мы освободили? — осторожно нарушил тишину Стив.


— Нет, — коротко ответил демон.


Снова наступила тишина. Демон сложил руки домиком и о чём-то размышлял.


— Зачем вы её освободили? — наконец спросил он и сам же ответил. — Любопытство и неуёмная жажда получить результат до добра не доводят.


— Мы не хотели сделать ничего плохого, — начал оправдываться Стив.


Демон усмехнулся.


— О да! Я — Балаэль, повелитель Костяного Разлома. В этот куст я заключил одну из своих, хм, наложниц, в качестве наказания. Она должна была провести в этом мире ммм… некоторое время и… не важно. Что важно, так это то, что вы её освободили.


Демон выглядел немного растерянным, словно не хотел чего-то говорить.


— Плените её снова, мы не против! — сказал Стив.


— Я придумал ей иное наказание. И вам заодно, чтобы знали цену своим действиям. Она проведёт своё наказание рядом с тобой. Пока ты не умрёшь.


— Не уверен, что соглашусь на такое, — Стив попятился и уперся спиной в дверь. — У нас чисто мужская компания, и демонетка не слишком впишется в наш дуэт. Она, кстати, в подвале, в кругу из мела.


— Суккуб, она суккуб. На неё не действуют круги из мела, чеснок и прочая лабуда, — поправил его Балаэль и поднял руку ладонью вверх, на которой плясал огонь. — Что ты видишь в огне?


Стив вгляделся: пламя дрожало и пыталось сбежать. Сначала в нем было несколько силуэтов, но их постепенно вытеснила фигурка Форли.


— Он умрёт, — уверено заявил демон. — Медленно и в жутких мучениях, в таких, какие ты даже представить не можешь. Зато вдоволь насмотришься. Так что, обсудим сделку?


Стив ещё раз взглянул в огонь и прикинул, что он может сделать.


— Ничего, — прочитал его мысли Балаэль. — Ты можешь хоть весь город обвести мелом, брата измазать в чесноке и замариновать в святой воде — меня это не остановит. Вспомни всё, что ты слышал о демонах и задумайся над тем, что всё это — детские сказки, по сравнению с реальностью.


— Что вы хотите? — понуро спросил Стив.


— Суккуб Солифилесет должна постоянно быть с тобой, в пределах разумного. Если она сбежит или ты её отпустишь — твой брат умрёт, а тебе, напротив, я подарю долгую, полную боли жизнь.


— Она будет мне подчиняться, не попытается сбежать? — уточнил он.


Демон глубоко вздохнул. Стив узнал в этом вздохе свой собственный, когда приходилось иметь дело с невеждами.


— Есть простые ритуалы для контроля над суккубами, доступные даже вам — спросите любого священнослужителя. Так что — по рукам?


Балаэль протянул вперёд правую руку. Стив зажмурился и, стиснув зубы, пожал её. В тот момент, когда его руки коснулся демон, запястье прожгло болью, словно приложили каленое железо. На коже остался небольшой, с родинку, знак.


— Это моя печать, если ты попытаешься нарушить наш договор, она тебя предупредит, — широко улыбаясь, сказал демон. — После переноса сюда Солифилесет некоторое время будет ошеломлена, советую этим воспользоваться — иначе сбежит. Она прибудет завтра в полдень.


На этом он исчез, как будто его и не было вовсе. Кабинет был в полном порядке, и даже окно было закрыто. Метка, правда, осталась. Стив на негнущихся ногах подошёл к своему столу и завалился в кресло. Ему было дурно, он чувствовал себя уставшим и разбитым. Случившееся никак не могло уместиться у него в голове.


***


Неизвестно, сколько бы он так просидел, если бы в дверь после короткого стука не вошёл Форли.


— Я тут почитал… — начал он, но взглянув на брата, осёкся. — Неважно выглядишь, что случилось?


Стив пересказал случившееся. Надо отдать Форли должное — он не стал устраивать никаких сцен, просто внимательно выслушал.


— Вляпались по самые ноздри, — прокомментировал он. — Сообщим маме или сами попробуем исправить?


Стива аж передернуло. Сделка с демоном не сулила ничего хорошего, но связываться с их матерью было во много раз опаснее.


— Давай попробуем сами. Оставим «архимаму» на крайний случай.


Форли быстро сбегал за одной из своих книг.


— Суккуб, говоришь? — быстро перелистывая страницы, уточнил он. — Ага, вот оно!


Форли принялся быстро читать, бубня себе под нос, что автор описывал свои предположения и догадки.


— Ну, способ быстро подчинить её у нас действительно есть, — увиливая, сообщил он.


— И в чем проблема?


— «Суккуб, как и прочие демоны, не могут нарушить однажды заключенный договор. Однако для того, чтобы заключить с ней договор, нужно призвать её с помощью сложных и богопротивных ритуалов. К счастью, в случае суккуба, из этого правила есть одно исключение. Будучи демоном греха и разврата, они не переносят полной противоположности этому — чистой и светлой любви. Так известен случай, когда суккуба брали в жёны — что полностью нейтрализовало все её способности», — зачитал вслух Форли и деликатно замолчал.


Стив схватился за голову — день уверенно бил все рекорды.


— И кто в здравом уме проведёт этот обряд? — в отчаянии спросил он.


— Я слышал, первосвященник Гевент за достойное вознаграждение готов хоть на козе женить.


— Это тот, которого в кабаках видят чаще, чем в храме?


Форли промолчал — он в кабаках бывает реже брата. Впрочем, это уже было что-то. Оставив брата дальше изучать книги, Стив пошёл к первосвященнику.


Гевент, первосвященник церкви Всеотца, жил в пристройке храма в центре города, и дверь открыл далеко не сразу. Это был немолодой уже мужчина, весьма побитый жизнью и алкоголизмом. В основном вторым.


— Слушаю, сын мой, — дыша перегаром, поздоровался Гевент.


— Мне нужно обручиться с суккубом! — как можно серьезнее заявил Стив. — Завтра в полдень.


Первосвященник довольно долго переваривал эту просьбу.


— Сын мой, если ты уже сейчас её нижайшим из демонов называешь, нужно ли продолжение? — заплетающимся языком уточнил Гевент.


— Нужно. У меня вот что есть, — Стив протянул ему колоду карт. — Магические, всегда достанете ту карту, которая вам нужна.


Глаза первосвященника алчно загорелись. Он вмиг отрезвел и даже запах перегара куда-то пропал.


— Ну, если это останется нашей… кхм, тайной исповеди, то можно, — он аккуратно взял колоду. — Приходите в полдень с невестой, проведём всё по первому разряду.


— Нам бы поскромнее, и чтобы поменьше народу.


— Тем лучше.


***


Несмотря на то, что они с братом никому не рассказали о задуманном, к утру новость знал весь город. А к полудню все собрались посмотреть на свадьбу.


Солифилесет появилась ровно в полдень в подвале, в кругу из мела. Выглядела она как обычная девушка — никаких рогов или копыт. Тёмные волосы чуть ниже плеч, курносый нос, серые глаза. Как и говорил Балаэль, она вела себя как человек, который не спал минимум неделю.


Взяв её под руку, Стив повел девушку к храму. Сотни и тысячи глаз были устремлены на эту странную процессию. Оно и не мудрено — в отличие от брата, его семьянином мог назвать только в стельку пьяный незнакомец.


Сам Форли отсутствовал — он всю ночь напролет сидел в своих книгах и сейчас отсыпался.


Стив шел и думал, что городские слухи — не самое плохое. Вряд ли кто-то всерьёз будет думать, что он женился на суккубе. Пойдёт пара баек, да и только. Но рано или поздно узнают родители. Отец, может, и поймёт или хотя бы промолчит, а вот мать… Вначале она порвет на клочки суккуба, затем демона с его сделками, а потом возьмётся за него.


У входа в храм Солифилесет ощутимо вздрогнула и впервые, пускай и на краткий миг, проявила себя. Стив заметив это, ускорил шаг.


Гевент уже ждал их. Его церемониальные одежды плохо сочетались с красным носом и глубокими кругами под глазами. Создавалось впечатление, что он всю ночь напролёт убеждал богов отказаться от пьянства.


— Мы собрались здесь сегодня, чтобы сплести нерушимым союзом влюбленные сердца! — хриплым голосом торжественно объявил первосвященник, хотя кроме них троих внутри никого не было. — Стивен, готов ли ты взять в жёны…


Он запнулся, не зная имени суккуба. Форли предвидел это и подсказал, что делать.


— Её земное имя — София, — подсказал Стив, морщась от боли — новонареченная впилась ему в руку ногтями.


— Готов ли ты взять Софию в жёны?


— Готов.


— Клянешься ли ты ей в вечной верности и обязуешься беречь, пока смерть не разлучит вас?


— Клянусь.


Первосвященник кивнул и обратил свой взгляд на суккуба. Та явно приходила в себя. Стив знаком попросил ускориться.


— София, согласна ли ты выйти замуж за Стива… кхм Стивена и быть верной ему до конца?


Это был самый опасный момент, одно даже самое тихое «нет» разбивало их план в пух и прах. Стив вгляделся в лицо Софии — та медлила с ответом. Её губы слабо шевелились, и в этом шевелении читалось отнюдь не лаконичное «да».


Неожиданно знак на его руке зажегся болью. На секунду что-то мрачное нависло над ними. Суккуб вздрогнула и неестественным голосом ответила:


— Да, я согласна.


Гевент хлопнул руками и воскликнул:


— Да будет так! И пускай этот прекрасный союз будет вечен!

Показать полностью
31

Лавка подержанных артефактов

Лавка подержанных артефактов Рассказ, Фэнтези, Юмор, Длиннопост, Текст

— Д-долго е-ещё? — стуча зубами от холода, спросил Стив.


Он стоял в центре комнаты, держа на вытянутых руках потемневшую книгу. Несмотря на лето за окном, одет Стив был так, будто зима нагрянет с минуты на минуту. Его брат Форли стоял в углу с детектором магии, напоминающим ловец снов. Детектор крутился и вертелся, как при урагане, всеми возможными способами сообщая, что магии в комнате многовато и пора сваливать.


— Уже почти! — Форли, в отличии от Стива, как будто не замечал ни холода, ни буйства магии — все его внимание было приковано к книге.


Та искрила и изливала волны адского хлада.


— Держи крепче! По моим расчетам ещё пара минут и... — попытался подбодрить брата Форли.


Но тот уже не слушал, его руки, несмотря на две пары хороших меховых перчаток с подкладкой, по ощущениям представляли собой два куска льда. И холод не собирался на этом останавливаться — медленно он пробирался по телу Стива, сковывая его, словно паук свою жертву. Понимая, что ещё чуть-чуть, и никакой лекарь ему уже не поможет, он слегка разжал руки — достаточно, чтобы книга выпала из них, и что было сил отскочил назад. Их хватило на неуверенное падение в полуметре от фолианта.


Буйство магии и холода затихло. Книга достаточно заурядно лежала корешком вверх и мерцала инеем. Форли покосился на замерший детектор и, цокая языком, подошёл к брату. Стив выглядел неважно, но дышал.


— Камень! — сквозь зубы прошипел он.


Форли достал из кармана шорт небольшой камушек, едва ли больше винной пробки и положил на единственный оголенный участок кожи брата — лоб. Артефакт засветился зелёным, и к Стиву начала возвращаться жизнь.


Камушек этот веками лежал в источнике вечной молодости, впитывая магию. Вечная молодость и бессмертие были ему не по зубам, но исцелял он неплохо, позволяя экономить на лекарствах.


Пока Стив наслаждался возможностью снова двигать руками, его брат подошёл к книге и осторожно прикоснулся к ней, но сразу же одернул руку. Фолиант обжигал холодом. Когда-то давно книга принадлежала одному не то магу, не то колдуну и служила ему дневником. Опасаясь за свои бесценные знания, волшебник защитил её, как умел — холодом. Странный выбор, чаще маги предпочитали что попроще — големов или, на крайний случай, крепкий сундук. Потом он ещё достаточно долго жил, пока одним ранним утром не поскользнулся на лестнице, свернув шею.


Поскитавшись по миру, книга в конце концов попала к Стиву и Форли, которые сразу же принялись искать способ снять защитные чары. Как это часто бывает, со временем защитная магия не только не ослабла, но и научилась новым трюкам. Так, согласно записям очевидцев, ещё полвека назад книга просто сковывала себя льдом, не давая прочитать своё бесценное содержимое. Правда, что именно было в ней записано, оставалось неясным, что нисколько не охладило пыл братьев.


Намучившись со всякими сложными ритуалами, которые эффектно заканчивались ничем, они решили взять артефакт измором. Форли прикинул, что книга использует весь свой магический потенциал, если её возьмёт в руки незнакомый человек. По его расчетам, запаса магии у неё должно было хватить минут на десять-пятнадцать.


Гладко было на бумаге, на деле же за три предыдущих подхода книга ни на йоту не сбавила обороты. Сегодня, учтя прошлые ошибки, братья (а, точнее, Стив), продержались почти двадцать минут, но защита выстояла. Не помог ни заранее разведённый огонь, ни прогретое помещение, ни тёплая одежда.


— Купить негасимую растопку, усилить огонь парой рун, утепляющая мазь и ещё пара перчаток, — начал прикидывать Форли. — Думаю, продержимся минут тридцать, может сорок. Вряд ли у неё столько магии.


Стив с хрипом сел, сделать это оказалось вдвойне сложно из-за промёрзшей одежды. Он сидел прямо в пепелище от костра — заурядный огонь выстоял минуты две, прежде чем затухнуть.


— И с-спалим к чертям пол магазина. Вариант с огнём мы уже п-пробовали — книге р-решительно пофиг, — все ещё слегка заикаясь, сказал он.


— Ну тебя-то огонь точно согреет.


— Я больше эту ш-штуку брать не буду, она явно вошла во вкус и п-пытается меня убить. Через две недели ярмарка, п-продадим какому-нибудь хуторчанину на ледник. Может, хоть д-десяток золотых отобьем.


Книга, как и прочие проклятые артефакты, стоила сущие гроши, в отличие от многочисленных ингредиентов, которые они закупили, пытаясь снять защиту.


Стив и Форли держали лавку подержанных артефактов имени себя же. Дела шли не сказать, что гладко, но приемлемо — они покупали старые, зачастую проклятые артефакты, исследовали их, по возможности расколдовывали и продавали. Чаще всего негативные эффекты полностью убрать не получалось, тогда они искали способ их ослабить.


Самописное перо пишет каракулями? Не беда — совмещаем с бесконечным дневником, в котором можно писать только негативное и продаём в мэрию, как книгу жалоб. Подстраивающийся автопортрет, изображавший вас повешенным? — отлично смотрится в допросной комнате стражи. Скатерть-самобранка готовит отравленные продукты? — гильдия убийц заплатила за неё, как за три нормальных.


Их личной гордостью были Доспехи Героя. Их прошлый владелец не только умер в них, оставив соответствующий запах, но и свой дух. Призрак отличался дурным нравом и неудержимым сквернословием, к тому же он всячески старался убить любого, кто по его мнению был недостоин его доспехов. Судя по длинному списку предыдущих покупателей, достойным призрак считал только себя.


Братья подошли к делу основательно. Изгнать призрака пробовали и до них, даже чаще, чем говорится. Призрак, защищённый магией доспехов, глумливо игнорировал всяческие ритуалы, не забывая едко комментировать происходящее. Попытки разрушить доспех или отделить часть тоже ни к чему не привели: тот, как и многие артефакты, был неразрушим. По крайней мере, доступными им способами.


Сработала банальная хитрость: Стив вызвал призрака на поединок, заявив, что тот никудышный игрок в карты. Расчёт сработал, гордыня взяла свое, и доспехи поединок приняли. Дальнейшее было делом техники, ловкости рук и психологии. Играя на слабостях призрака и поддаваясь, Стив сумел убедить того в пылу азарта сыграть на доспехи, да ещё и дать нерушимую клятву. Разумеется, шансов на победу у того не было. Поняв, что его обдурили, дух пришёл в ярость, но сделать ничего не мог: магические клятвы нарушить нельзя.


А вот от запаха братья избавиться так и не смогли, тот уже стал частью доспеха. Несмотря на это, желающих купить доспехи набралось столько, что пришлось устраивать аукцион. Довольные своим успехом, Стив и Форли даже смирились с тем, что призрак остался с ними, шумя по ночам и пугая посетителей. Вот и сейчас раздался бас:


— Глупые мальчишки, книга белого хлада пожрет ваши души! А после закует этот мир в ледяные око...


— Хватит! – Форли щелкнул пальцами, на время изгоняя призрака. — Эта книга стоит огромных денег. Просто нужно найти способ обойти защиту.


— И кому мы её продавать будем? Мы за месяц не смогли найти ни одного мага, который бы разбирался в магии льда, — осадил его Стив. — К тому же, мы не знаем, что там внутри, это вполне может быть и обычный дневник.


Он прекрасно знал своего брата. Если его не остановить, Форли будет пробовать раз за разом, несмотря на неудачи, искать все более извращенные способы не замерзнуть. Качество, безусловно, полезное, если бы он умел останавливаться.


— Ярмарка все равно только через две недели, может, что-нибудь придумаю, — неуверенно сказал Форли.


Стив спорить не стал, в конце-концов его брата регулярно настигали гениальные идеи, к сожалению, чаще всего, в самый последний момент. Скинув с себя лишнюю одежду, он побрёл на второй этаж в свой кабинет. Комната встретила его висящей в воздухе пылью и запахом нестираных носков.


Ловко придержав ногой попытавшийся улизнуть коврик, он закрыл за собой дверь. Большинство предметов, которыми они пользовались в быту, также имели магическое происхождение. Когда они только начинали пять лет назад, строго зареклись не использовать артефакты в своих нуждах. Но соблазн был слишком велик, взять тот же коврик — когда-то это был роскошный ковёр-самолет, ныне его магия почти иссякла, но он не пылился и не рвался, что, учитывая регулярные весьма разрушительные эксцессы, делало его крайне полезным. Так мало-помалу у них вообще не осталось обычных вещей: чем-то они пользовались, пока не находился покупатель, а что-то, тот же ковёр, оставляли для себя.


Приземлившись на кресло (необычайно удобное, но имевшее дурную моду убегать перед тем, как на него сядут), Стив посмотрел, на чем остановился. Он как раз считал расходы. Эксперименты с книгой сильно просадили их бюджет. Надежда была на грядущую ярмарку — там всегда находилось как множество покупателей, так и желающих продать неликвид.


Это уже была стихия Форли — ему хватало беглого взгляда и описания, чтобы прикинуть, стоит ли овчинка выделки. С некоторыми артефактами связываться было откровенно опасно, другие были просто бесполезны и стоили не больше, чем аналогичная немагическая вещь. Стив тоже неплохо в этом разбирался, но будучи человеком практичным и ленивым, попросту мог пропустить вещь со скрытым, но любопытным эффектом.


Внизу зазвенел колокольчик, извещая, что через минуту тридцать секунд зайдет покупатель.


— Спустись, пожалуйста, — крикнул Форли из своей комнаты.


Стив отложил перо и стал ждать. Колокольчиков было два: один срабатывал заранее, но регулярно ошибался, другой никогда не ошибался потому, что был самым обычным и был просто ловко закреплен рядом с дверью. Дождавшись второго звоночка, он, кряхтя, спустился вниз.


Не то, чтобы он не любил общаться с покупателями, скорее наоборот, но субъект, ждавший его внизу, разговаривать желания не вызывал. Закутанный в плащ до такой степени, что не было видно даже лица, он стоял возле прилавка, источая явственный запах гари.


«Очередной алхимик, сейчас будет философский камень продавать», — подумал Стив. Философский камень, дающий бессмертие и превращающий олово в золото, им пытались продать раза три в месяц. Несмотря на то, что олово золотом становится не желало, все уверяли, что бессмертие камень даёт безотказно.


Субъект аккуратно положил на прилавок небольшой шарик, внутри которого клубился багровый дым. Стоило Стиву взглянуть в него, как дым начал складываться в какие-то фигуры. Рядом запищал детектор магии.


— Камень предсказания, — прогудел субъект из-под плаща. — Три золотых.


Три золотых за такую вещицу, да ещё и целую, мягко говоря, странный и невыгодный обмен.


— И в чем подвох? — косясь на шар, спросил Стив. Фигуры становились какими-то не нарочито знакомыми.


— Моему хозяину он больше не нужен — он выбросил, а я продам.


Одежда субъекта обрела логическое обоснование. Некроманты, колдуны и прочие злые властелины просто обожали брать в слуги всякую нечисть, которая к прочим своим недостаткам плохо торговалась. Стива обуял соблазн. Такая вещь, пусть даже с дефектом, стоила гораздо дороже трех золотых и могла поправить их финансовые неудачи.


— Хорошо, — он выдал три потертые монеты.


Из-под плаща появилась в буквальном смысле костлявая рука и сгребла деньги. Не прощаясь, живой мертвец удалился, оставив на память пару мух.


Стив, не касаясь шара, уставился в него. За этим занятием его застукал спустившийся Форли.


— Что показывают? — насмешливо спросил он.


— Да вот, никак не пойму, какой-то дым, что-то знакомое, но...


Закончить он не успел, с потолка сорвалась доска и упала прямо на Форли, пронзив того словно муху. Стив вскрикнул и понял, что ничего не произошло. Его брат только спускался по лестнице, он стал на то же место и уже собирался заговорить, но Стив прервал его:


— Встань, пожалуйста, сюда, — он указал на другую сторону комнаты.


Его брат удивился, но место поменял. Доска без какого-то вреда упала на то место, где он только что стоял.


— Занятно, камень предсказаний, — сказал Форли. — Почём купил?


— Три...


Закончить ему не дал бьющий без промаха, но вечно не туда, арбалет, висевший на стене. Неожиданно, он оказался не только заряженным, но и выстрелил. И вновь это оказалось наваждением.


...Купил?


— Влево! — крикнул Стив.


Форли не нужно было повторять дважды. Стрела вонзилась в стену и зловеще закачалась.


— Ага, — он выудил из кармана платок и накрыл шар. — Камень явно проклят. И сильно.


Детектор магии, до этого висевший хоть и не спокойно, неожиданно заметался со страшной силой, а затем без предупреждения вспыхнул и сгорел. Братья посмотрели на шар— тот буквально горел, накрытый платком. Тот хоть и был традиционно неразрушимым, но запах явно говорил, что у всего есть предел.


— Где колпак? — спросил Стив.


«Колпак» представлял собой чугунную сковороду, то ли сделанной из магического сплава, то ли заговоренной, она была абсолютно невосприимчивой к любой магии.


— Сейчас, — Форли помчался в кладовку.


Когда он вернулся, шар уже прожег себе путь сквозь стол и теперь подрагивал на полу. Платок пока держался.


— Он так скоро в подвал провалится, — обеспокоено заметил Стив. — Ему нужно, чтобы в него смотрели.


— Нет уж, спасибо, — Форли ловко подхватил сковородой шарик. — Есть идея, но...


Платок загорелся.


— Нужно положить его на книгу холода! — маг поспешил в сторону подвала. — Принеси её скорее!


Стив спорить не стал. Его брат считался весьма одарённым магом. Возможно, он бы сделал на этом неплохую карьеру, но вместо долгого обучения предпочёл остаться с ним и заняться артефактами.


Прихватив с собой щипцы, Стив поспешил за книгой. Меньше всего ему хотелось касаться её руками. Так как кроме охлаждения она была безвредной, братья держали её на складе. Фолиант, ощутив постороннего, начал жечь холодом даже сквозь метал щипцов. Кривясь от болезненного холода, Стив поспешил в подвал.


В подвале было многолюдно: примерно десять Форли бегали туда-сюда, что-то бормоча под нос, ещё столько же лежали на полу, убитые самыми изощренными способами.


— Два шага вперёд! — разом скомандовали они, когда появился Стив.


Сзади что-то рухнуло, он застыл в растерянности.


— Непостоянство Регнидерша! — хором объяснили Форли. — Нужно обезвредить камень, иначе парадокс...


— И где он? — оборвал их Стив.


Все Форли как по команде повернулись в одну сторону и указали на сковороду. От платка уже ничего не осталось. Стив, даже просто глядя примерно в ту сторону, ощутил жар: камень жег его изнутри, требуя взгляда. С другой стороны его жгла холодом книга.


— Узри свою судьбу, смертный! — услышал голос в своей голове Стив. — Узри или умри!


— Это мы ещё посмотрим, — зачем-то в слух ответил он.


Форли расступались, пропуская его. Кривясь от боли, Стив подошёл вплотную и только тогда заглянул в шар.


Всё вокруг внезапно вспыхнуло ярким пламенем. В центре, словно на троне, лежал камень.


— Склонись предо мною, повелителем огня, и я дарую тебе жизнь! — заявил шар. — Я покажу тебе будущее и приведу к абсолютной власти!


— А мой брат? — скорее рефлекторно спросил Стив, выигрывая время.


— Этот глупец попытался обхитрить меня, и теперь он умрёт! — прогудел шар.


Стив заметил, что внутри шар ясно и чётко показывал будущее — множество его братьев один за другим гибли самыми изощренными смертями. Все, кроме одного — тот радостно листал фолиант холода.


— Да! Именно такое будущее тебя и ждёт! — восторженно сказал камень, который похоже не был в курсе, что именно он показывает.


— Тогда позволь преподнести тебе подарок, «мой властелин», — скрежеща зубами, сказал Стив и швырнул фолиант.


Бросок вышел весьма так себе: книга упала почти почти метр не долетев до трона.


— О! — воскликнул шар и покатился в её сторону.


Когда они соприкоснулись, вверх ударила яркая спираль. Ослепленный Стив мог поклясться, что одна её часть состоит из огня, а другая из холода. А затем все закончилось.


Форли, уже в единственном экземпляре, помог ему подняться.


— Как себя чувствуешь? — спросил он.


— Кажется, я только что упустил возможность стать властелином мира, — отшутился его брат.


Форли аккуратно поднял камень предсказаний. Тот стал абсолютно прозрачным и выглядел, как обыкновенная стекляшка. Повертев его и встряхнув на всякий случай, Форли, действуя интуитивно, швырнул его в стену.


— Отлично, ещё один небьющийся предмет в нашей коллекции, — смотря на шар, отлетевший ему под ноги, сказал Стив.


Его брат не слушал, все его внимание поглощал дневник мага. По его лицу волнами прокатывались эмоции: сначала восторг, потом недоумение и, наконец, разочарование. Не говоря ни слова, он кинул книгу Стиву.


— «Бьянка, 22, мед, розы, ликёр», — прочитал он вслух и в недоумении перелистнул пару страниц. — «Эсмеральда, 44, вино, маргаритки, не называть её Эсме(!)».


Книга от корки до корки была заполнена такими записями. Форли, не поверив, начал искать в них систему, подозревая шифр. Два дня он ломал голову, пока Стив не заставил его принять очевидное, что маг действительно исписал целую книгу своими любовницами и их предпочтениями, а затем наложил на неё охранные чары.


Книгу они, кстати, впоследствии продали. Стив впихнул ее как бесценный фолиант какому-то студенту из городской академии. Будущий бакалавр не самых точных наук был в стельку пьян и в компании девушки, поэтому, не глядя, отдал за неё сотню золотых. Стив лишь надеялся, что он не додумался дать её почитать своей спутнице.

Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


"Шо? опять?"

Задач так много, что мы не успеваем! И вот нам снова нужны frontend-разработчики!

Как уже стало традицией, мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и удаленной командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!