Bahara

Bahara

пикабушница
пол: женский
поставилa 568 плюсов и 16 минусов
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 3 редактирования
сообщества:
19К рейтинг 468 подписчиков 704 комментария 26 постов 20 в "горячем"
40

Мой отец, форс-мажор и Львов (часть 2)

На перроне нас с Ксюшей встретил отец. Обычно хмурый, он улыбался, спеша к только что открывшейся двери нашего вагона. Я не уверена, но тогда мне показалось, что его волосы сильнее поседели. А возможно это всего лишь мое воображение...
Отец делал вид, что все хорошо: пытался шутить, схватил наши вещи и очень резво покатил их к выходу из вокзала. Но я заметила, что на его руках были следы от разбившихся стекол. Он слишком старался показать, что с ним всё в порядке, поэтому активно двигался, но я видела, как он морщится от боли, и чувствовала, что мое лицо неосознанно, тоже принимает такую же гримасу. Когда в один момент он повернулся к нам спиной, я заметила на его рубашке капли крови. Немного, пару всего. Но, Боже мой! Это кровь моего отца! МОЕГО! ОТЦА! На нем НЕ ДОЛЖНО быть никогда крови!
Папу назвали в честь его дяди Олега. Живет он там, где и родился в деревне Лисневичи. Сейчас даже такого места нет, его поглотил городок Пустомыты. Я была у них в гостях половину жизни назад (а Ксюша ни разу за все свои девятнадцать лет) и была уверена, что никогда больше не окажусь в этих местах. Они по-настоящему хорошие люди, но помнила я их весьма смутно.
Хотя Дядя Олег приходится мне двоюродным дедушкой, мне привычнее называть его именно дядей. Ему уже семьдесят лет, но он полностью занимается хозяйством, работает. У него большая семья. Жена Стефания и двое сыновей Микола и Тарас. Старший Микола у же давно сам женат. Жену его зовут Дарья, но на украинский манер все ее называют Одаркой. У них с Миколой трое детей: Софийка, Христина и Богдан.
Младший сын Тарас же это отдельная история для разговоров. Он сильно болен, мне не удобно было уточнять, что именно с ним, но скорее всего там задержка развития. В общем, сейчас ему сорок и он совершенно не в состоянии себя обслужить, больше всего это напоминает поведение трехлетнего ребенка... А лет то ему уже сорок... Живут они все вместе в ладном, но сравнительно небольшом доме.
Отец остановился у них, пока решались вопросы с консульством и соответственно нас привез туда же. Я помнила, что они добрые люди. Но столько радости и тепла к нам меня поразили.. Они накрыли огромный стол: наварили вареников, накупили местных деликатесов, открыли домашнее вино. У меня слов не было. Мы ведь их явно стесняли, ночью мы с Ксюшей спали в одной кровати, в проходной комнате вместе с младшими. И я безумно благодарна за это. Они так старались для нас. Все время пытались нас чем-то угостить, я точно знаю, что они не покупают такие продукты каждый день. Стелили нам чистейшее постельное белье, даже кровать не разрешали за собой заправить. В первый же вечер я до поздней ночи разговаривала с дядей Олегом. Он по украински, я по русски. Я слушала и слушала его истории. Про службу в армии, во время которой он побывал в моем родном городе Орле, про детство и мою покойную бабушку, его сестру, про Тараса и как они поняли, что их второй ребенок не такой, как первый.
Стефания, будучи беременной, работала на вредном производстве телевизоров, они связывают болезнь сына с этим. Их все уговаривали отдать Тараса в специализированный приют, слишком тяжело с ним было, и они даже поехали туда, посмотреть условия. Дядю Олега неприятно поразило там многое, но особенно, что многие детки были в зеленке, значит они часто падали и ушибались. После увиденного, разговор о переезде Тараса в приют никогда не поднимался.
Когда мне было пятнадцать, я совершенно не понимала какой это труд — больной ребенок. Он не может почти ничего и мало что соображает, многого пугается и часто кричит. Он не может контролировать потребности своего тела, поэтому за ним, как за маленьким надо убираться и самого мыть. А он взрослый, физически здоровый мужчина. Работать не может, сил не тратит, поэтому если ему что-то не нравится может больно ударить или толкнуть. Каждый день Дядя Олег купает его, кормит, одевает и неустанно следит за ним.
Я все это сама видела за те полтора дня, которые мы там пробыли. Дядя Олег не жаловался, только слегка улыбнувшись сказал: «Я об одном Бога прошу, чтоб когда мой черед придет, утром Тарас умер, а вечером я. Не хочу, чтоб такой крест кому-то другому нести пришлось. Он мой сын»
Я бесконечно восхищаюсь такими людьми. Дядя Олег не жалуется, не стонет. Он принимает жизнь такой, какая она есть. Он был моим ровесником, когда у него появился больной сын. И все. С тех пор он никуда не мог уехать, отдохнуть, вся его жизнь сконцентрировалась в этом доме... Просто поразительная сила духа.
На следующий день мы поехали в консульство. Нам там очень повезло, документы на выезд отцу сделали в тот же день, и билеты мы успели на поезд урвать. Даже несколько часов смогли погулять по Львову. Великолепный старинный город: весь пешеходный и автомобильный центр выложен брусчаткой, величественный вокзал, красивейшие католические костелы, такие непривычные для православного Орла. У этого города точно свой дух и характер. Но! Все в таком упадке, что больно смотреть. Осыпавшаяся с крыш черепица, разрушенная местами брусчатка, зияющие черными разбитыми глазницами окон чердаки исторических домов.... Тень былого величия и олицетворение настоящего. Невыносимо жаль, что тебя бросили, Львов...
Вечером, когда мы вернулись в дом дяди, он показывал мне семейный фотоальбом. Одна фотография там была особенной. На ней мой четырехлетний папа радостно улыбался во все «тридцать два», сидя рядом с моим дедом. Я и забыла, что наш вечно недовольный, насупившийся отец тоже был когда-то маленьким. А всем же известно, что взрослых людей не бывает. И да, он теперь моя зона ответственности. И все равно мой отец. Так просто и легко, что дошло до меня это только в мой львовский тридцатник.
Мы долго разглядывали фотокарточки, а потом дядя Олег решил, что обязательно должен подарить нам сувенирную деревянную булаву. У него их была пара. И ему очень хотелось, чтоб одна из них хранилась в доме его племянника в далеком Орле. Папенька мой, который особым тактом с близкими людьми вообще не отличается, принялся ворчать о ненужности этой вещи, тяжести и т. д. Мы с Ксюшей вместе на него шикнули и торжественно забрали подарок домой.
Утром перед отъездом дядя Олег забил нам утку, а тетя Стефания аккуратно завернула ее в крапиву, чтобы не пахла. Мой отец к тому времени разбухтелся еще больше, на все вопросы отвечал резко, злился. В общем, вел себя в стандартном режиме. Дядя Олег мягко смотрел на него и почему-то, стараясь оправдать его для меня, говорил: «Да вот, такой стресс пережил, конечно нервничает». А мне хотелось стукнуть папеньку, чтоб он уже себя прилично вел...
Эта вынужденная поездка стала уроком всем нам. Моей маме: она остро почувствовала каждого члена своей семьи, она никогда не оставалась совершенно одна. Моему мужу: я не могла выйти на связь полдня, когда наконец-то появилась сеть и я ему написала, в ответ мне пришло - «Это были самые страшные двенадцать часов в моей жизни, когда я не знал, где ты и что с тобой». Моей сестре Ксюше: она никогда не видела другой жизни, кроме комфортной городской. И, надеюсь, моему отцу: он наконец-то начнет хоть иногда прислушиваться к нам и ценить то, что имеет.
И мне... я по жизни расслабилась, решила, что все на рельсах. Но самое большое впечатление на меня произвел, конечно, дядя Олег. Он католик, но точно олицетворяет слова православного Амвросия Оптинского: «Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение».
Очень надеюсь, что когда-нибудь смогу найти это в себе.

Вот вам бонусом фото моего маленького отца

Мой отец, форс-мажор и Львов (часть 2) Реальная история из жизни, Украина, Львов, Семья, Отец, Длиннопост

А первую часть истории можете прочитать здесь Мой отец, форс-мажор и Львов (часть 1)

Показать полностью 1
45

Мой отец, форс-мажор и Львов (часть 1)

«Я долго думала, стоит ли писать мне этот текст, но да... Стоит. Обязательно!» Так в сентябре я начала свой пост в Инстаграмм. По прошествии времени подтверждаю, это было верным решением.
Месяц назад я попала во Львов совершенно неожиданно и вовсе не по приятному поводу. Еще утром того дня я никуда не спешила, а после полудня моя жизнь превратилась в цейтнот. Мне кажется, у меня никогда не было чувства, когда хочется вцепиться во время пальцами и заставить его стать хотя бы немного медленнее.
Так уж вышло, что мой отец - совершенный в своем упрямстве человек. Он четко знает, что и как он хочет и сдвинуть его с намеченного курса может разве только что мама. И то ценой титанических усилий и гигантской прорвы времени.
Мой папа родом из Закарпатского района Украины. Уехал он оттуда в семнадцать лет учиться в тогда еще Ленинград, после по распределению оказался в Орле, там женился и так и осел в России.
Отец всегда мечтал об автомобиле, но получил права достаточно поздно, уже отпраздновав свой пятидесятилетний юбилей. Купил машину, за руль садился не часто, все больше по выходным, в будни отдавая предпочтение общественному транспорту. Зимы «ласточка» и вовсе проводила в гараже, но тем не менее навык вождения отец не терял.
Папа сложный и жесткий человек, о своих намерениях он практически не распространяется. Поэтому о том, что он собрался ехать за рулем в гости к младшему брату на родину, мы узнали за пару дней до даты его отбытия. Уговаривать отца ехать на поезде было вообще бесполезно, но когда выяснилось, что свой путь он собрался строить по бумажному атласу автодорог, мы схватились за головы. Единственное, что успели сделать до его отьезда, это уломать папу купить нормальный навигатор и положить в сумку телефон, который он тоже брать не собирался. (Рука/лицо конечно, но это просто мой отец) Он всегда таким был, сколько я его помню.
В общем, уехал он и даже отвечал нам на смски, где конкретно он находится на пути в город своего детства. Отец вполне себе нормально доехал до пункта назначения, основательно погостил у брата и других родственников. Мы его уже ждали назад...
Но правду говорят: «Хочешь насмешить Господа, расскажи ему о своих планах». Мой отец только выехал домой, в пути он был чуть больше пары часов, как внезапно попал в аварию. Он наехал на что-то на дороге, машину развернуло на встречную полосу, на которой (Слава Богу) никого не было в этот момент. Машина моего отца пробила собой дорожное заграждение и понеслась в кювет, ломая перед собой ветки, растущих по обочине молодых деревьев. Я не знаю всех подробностей, понимаю лишь, что закончиться могло все гораздо хуже. Папа потерял на какое-то время сознание, а когда очнулся выяснилось следующее. Дело в том, что в машине, естественно, были еще документы и немаленькая сумма денег. Брат отца сильно болен, папа рассчитывал помочь ему, но не вышло в полной мере это сделать. Так вот, отец мой, как истинный аккуратист, сложил все деньги и документы в одно место, а конкретно в небольшую барсетку. Не хочу ни на кого наговаривать, но эта барсетка, а с ней и все ее содержимое, из машины исчезла. Может вылетела так, что ее не смогли найти (хотя искали долго и упорно), может кто-то из остановившихся людей с собой прихватил. В общем отец оказался один на дороге без денег, машины и документов.
В итоге ему, конечно помогли, но родственники приехали только на следующий день. Межличностные отношения внутри его украинской семьи весьма своеобразные. Машину из кювета вытащили, ехать на ней никуда уже нельзя было. Повредилась она основательно. Травмы у папы, Слава Богу, оказались не очень серьезными. Кое-как отец добрался до Львова в русское консульство.
В понедельник в районе двенадцати он мне позвонил и попросил приехать вместе с моей младшей сестрой Ксюшей. Нужны были наши свидетельства для разрешения выезда папе в Россию. Ехать надо было в тот же день. А из Орла это сделать не так-то просто. Сначала надо добраться до Брянска, а уже оттуда сесть на поезд во Львов. Дорога в итоге выходит по времени больше суток. Ситуация еще осложнялась тем, что билеты в этом направлении можно купить только в кассе вокзала, онлайн это сделать невозможно. Как назло еще мужа не было в городе, а я сильно нервничала и в таком состоянии за руль садиться побоялась. Мне надо было успеть: съездить на работу, чтобы решить некоторые вопросы, добраться до мамы (родители с сестрой живут на другом конце города, Ксюша в это время уже неслась из института домой собирать вещи, забрать сестру, доехать с ней до автовокзала и купить билеты в Брянск (я пыталась доехать на блаблакар, но в последней момент водитель отказался от поездки), потом надо было на ж/д вокзал, чтобы взять билеты до Львова, после назад ко мне домой, собрать уже мои вещи и передать ключи от квартиры друзьям, чтоб они кормили кошку. И как итог дня опять добраться до автовокзала, потом в Брянск, из Брянска до станции Брянск Льговский и в гремучем старом поезде отправиться наконец-то во Львов.
Те, кто хорошо меня знают, в курсе, что в скорости принятия решений и кризисного мышления я хороша. Я все успела. Не без моральной поддержки и присутствия Ксюши, конечно. Я старше ее на одиннадцать лет и, конечно, на протяжении всей нашей поездки выполняла функции мамы лайт. Но все равно, Боже, неужели она уже настолько взрослая! И мама! Мамочка, я бы и не вспомнила, что в суточной дороге надо чем-то питаться. Да и времени на покупку снеди не было, но мама об этом позаботилась. Навсегда врезался в памяти момент, когда мы с сестрой выходим из родительской квартиры, в которой я не живу уже почти десять лет. Мама провожает нас на пороге. За ее спиной открытая дверь и я кожей чувствую холод опустевшей квартиры. И мама тоже его ощущает... Он касается ее плеч, и я точно знаю, больше всего она не хочет сейчас поворачиваться и заходить назад в дом, полный ожидания. Неизвестность это ведь правда самое страшное... А мы тогда по факту знали очень мало. Только что папа попал в аварию, пострадал вроде как не сильно (но отец мог и не признаться), машина разбита и ее только можно сдать на металлолом, денег и документов у него нет, где ночевал непонятно, как добрался до Львова тоже. Что дальше, на сколько мы едем совершенно не известно. Да и вообще, у нас было больше вопросов, чем ответов. И вот моя мама смотрит на своих дочерей, спешно закатывающих чемодан в лифт... Я смотрю ей в глаза, мне самой, честно сказать, страшно до жути, но я вижу ее испуг и понимаю, что нет... Все эмоции потом. Сейчас надо делать дело. А мама щепчет, почему-то понизив голос: «Вся семья уезжает...» Я улыбаюсь ей, говорю что-то ободряющее и утверждающее, но я точно знаю, легкую панику в моих глазах она уже разглядела...

Показать полностью
38

Мобильные игры

Лет десять назад я открыла для себя мир мобильных игр. Первой, как сейчас помню, была текстовая «ферма» в одноклассниках. Стандартная групповая стратегия с сообществами игроков в виде колхозов. Зачаточная форма ММО-стратегий. Я (похвалю себя) учусь быстро, информацию вообще обожаю и без Википедии точно загнусь. Так что игру я освоила скоро, но медитативный сбор урожая и постепенное наращивание уровней немного опостылело, и я нацелила свое внимание на чат колхоза. Вскоре я стала, как уж это называется, дай Бог памяти вспомнить....Зампредом! Во! Ну вроде как второй человек после главы. Руководящий состав, не хухры-мухры. Я, конечно, уже наверняка не вспомню, в чем там мои обязанности заключались. В общем, поиграла я в эту игру года полтора да и бросила... А на телефоне долгое время довольствовалась аркадами, а чуть позже, набирающими популярность играми из серии «три в ряд». В какой-то момент меня занесло в недавно вышедшую Vikings: War of Clans. А для всего русскоговорящего сообщества просто «Викинги».
Вот тут уже стало намного интереснее. После моего первого опыта во многопользовательских стратегиях геймплей явно шагнул далеко вперед. Графика и стилистика игры (кто не любит этнику, ну ей-богу), увлекательный игровой процесс, подразумевающий много внутрикланового общения между игроками. Да, то было однозначно мое! Все пошло по уже стандартному пути, и так как мне, как всегда, больше всех надо, я вскоре оказалась, здрасьте пожалуйста, в руководящем составе. Должность моя красиво называлась «старейшина». Ну кто бы, собственно, сомневался. Не буду вдаваться в подробности игрового процесса и других моментов, интересных лишь для узкого круга пользователей. Пост вообще не об этом, пост о людях.
Вот какое дело. В жизни мы часто вынуждены общаться со многими не очень приятными для нас людьми. Будь то коллеги или для кого-то даже члены семьи. Очень люблю я, где-то мною давно услышанное выражение, что выбирать в родственники мы можем только супругов, ведь родители и дети это рандом чистой воды. А уж если часто наш выбор спутников жизни частенько бывает неверным, что уж о других аспектах жизни говорить...
Онлайн игра в этом плане совершенно уникальна. В ней ты и ТОЛЬКО ты решаешь, как и с кем тебе общаться. А если вдруг твой выбор неудачен, все легко решается. Ты можешь просто сменить сервер или пользователя, или вовсе удалить игру и выбрать что-то другое. Круто, не правда ли?
Так вот, так как я была опять в руководстве, общаться с людьми мне надлежало оооочень много. Ну это я люблю. Через мой чат прошли сотни людей по совершенно разным вопросам. С некоторыми мы начали по-настоящему дружить. Я играла в викинги где-то три года. Потом игра наскучила, рано или поздно это неизбежно.
НО! У меня в реальной жизни есть по-настоящему хорошие друзья, но и игра мне их тоже подарила. А с самыми близкими даже удалость встретиться. Так в 2017 мы с мужем ездили в Германию в небольшой городок Швебиш-Халль к одним из самых душевных людей на свете Нелле и Саше. В следующем году тоже собираемся встретиться. А скучать друг по другу и общаться вообще не перестаем.
Второго января этого года к нам в Орел неожиданно приехал наш израильский кракен Коля. Тоже было событие века. Обожаю интернет за это. С Колей дружу я не одна, с нами еще есть Юля. Наша тройка - Кракен, Христ и Покахонтас побывала на разных серверах, так что есть что вспомнить.
Вы думаете это все? Неа. Эти летом наш молчащий долгое время общий чат, как всегда, неожиданно стал активным. Юля поделилась с нами сном, в котором мы вновь играли в викинги. Мы посмеялись, начали вспоминать разные случаи иииии....Снова скачали игру. Потом как-то спонтанно я с Колей договорились встретиться в ноябре в Питере. Мы как раз с мужем на пять дней туда решили съездить.
И вот вчера в очередной раз обсуждая подробности поездки, Юля не выдержала и возмутилась. Сколько мы еще намерены травить ей душу, обсуждая общую встречу! Ведь у нас с ней только временная разница четыре часа. Слова за слово...
Ребят, я сама не очень понимаю, как это вышло... Но Новый год мы едем встречать к Юле в Новосибирск. Так что Господи, храни Интернет и близких, хотя и далеких нам людей.

Показать полностью
1112

Нет детей. Как реагируют люди и что я с этим делаю.

Мне тридцать, я замужем и у меня нет детей. (У нас с мужем это давно открытый вопрос. Детей мы хотим, стараемся их завести, лечимся и т. д. Но пока все наши попытки успехом не увенчались. С ситуацией, можно сказать, смирились, но руки не опускаем. Я коротенько ввела вас в курс дела, чтобы не было недопонимания. Теперь к теме поста).
Обычно люди интересуются твоим социальным положением в обществе. Рано или поздно разговор заходит про наличие или отсутствие детей. Весь нижеследующий текст — опыт всего-то пяти лет брака без детей в провинциальном городе.
Почему-то констатация простых фактов моей биографии у многих знакомых и не очень людей вызывает странные эмоции. Я уже разделила эти реакции на подтипы. Сейчас вас познакомлю, это даже иногда забавно.
Тип первый — сочувствующий.
Такие люди обычно сердобольны и почему-то начинают меня утешать. Стандартные фразы: «Ничего-ничего... Вот у Светки с мужем десять лет не получалось и ничего... двое уже», «Значит время еще не пришло», «Все обязательно будет». Взгляд: сострадающий. Такие люди достаточно часто встречались мне на моем жизненном пути. Их проще всего «переваривать». Да, ненужная поддержка от мало знакомых людей штука спорная, но человек в конце концов руководствуется добрыми намерениями, поэтому: отвечаем: «Спасибо» и стараемся быстренько сменить тему.
Тип второй — советующий (бета-версия).
Эти люди готовы не только пожалеть тебя несчастную, но еще и дать кучу «ценных» советов. А тут уж кто на что горазд. Обширная группа, поэтому будут подтипы:
Реалисты обычно предлагают клиники, врачей, центры ЭКО и т. д.
Суеверные дают контакты различных гадалок и ведуний, координаты чудотворных дольменов и источников и т. п.
Верующие советуют религию, церковные обряды, молитвы святым, паломнические поездки.
Самое смешное в нашей стране, в которой, мне порой кажется, все наизнанку, верующие и суеверные это частенько одни и те же люди. Никакого когнитивного диссонанса, только хардкор.
Восторженные верят в силу мыслей и намерений, осознанные желания и т. д. Активно советуют духовные практики. Излучают солнце, Будду, Кришну. Пахнут, как минимум, весенним лугом.
Реагируем на непрошенные советы стандартно: отвечаем: «Спасибо» и стараемся быстренько сменить тему.
Тип третий — советующий (альфа-версия).
По большей части радикалы, сторонники кардинальных мер. Такие предлагают взять приемного ребенка из детского дома или из дома малютки. Если в ответ слышат, что данное решение для нас неприемлемо, презрительно морщат нос. В копилку звездных предложений идут также суррогатные матери. А одна женщина, узнав о наличии у меня младшей сестры, предложила гениальный план: почему не использовать утробу сестренки в качестве инкубатора для моего будущего дитя. Осеменить ее должен, конечно же, мой муж и цитирую: «У вас же один набор генов, считай, сама ребенка родишь. Она что тебе не сестра, поможет».
Вот в таких случая, наверное, надо бы спокойно реагировать, но ангельского терпения мне судьбой выдано не было и я советчиков посылаю в пешее эротическое.
Тип четвертый — ожидающий.
Туда входит немалая часть моих близких и знакомых. Тут все просто. Подтипы есть, но максимально упрощенные. Пассивные и агрессивные. Пассивные товарищи стоически ждут хороших новостей и не доводят нас ежедневным вопросом - «Когда???», на который частенько я люблю отвечать - «Завтра». Агрессивные понятно, ведут себя наоборот. Среди этой фауны часто встречаются беспардонные люди. Классический случай: прихожу на работу, встречаю коллегу, которую не видела несколько месяцев. Диалог:
- Ой, Bahara, забеременела?
- Нет, с чего ты взяла?
- Ну я смотрю, у тебя животик появился, поправилась.
- И?
- Скрываешь что ли, расскажи?
- Ты не понимаешь, что в твоем вопросе изначально противоречие? Если я не хочу говорить, то и не скажу. А если я все таки не беременна и просто набрала вес, ты меня просто обидела?
После таких разговоров на меня почему-то обижаются. Говорят — грубая я. Ну да, конечно.
Тип пятый — осуждающие.
Вот кто все знает! Они точно уверены, что отсутствие у нас детей - наша вина. Стандартные фразы: «Ой, да этим и не надо», «Небось абортов понаделала, вот теперь и не может», «Не хотят же просто, хотели бы было», «А чего, им и без детей удобно, живут в свое удовольствие» (с пренебрежительным подтекстом, будто в этом что-то плохое есть). Мнение свое активно доносят всем окружающим.
На таких реагировать бесполезно. На дурной роток не накинешь платок.
Так что вот вам краткий экскурс в мир бездетных людей. А если в ком-то из вышеперечисленных типов вы узнали себя, не обижайтесь, просто запомните. Дети — это сугубо личное дело и, к сожалению, сейчас часто больная тема для многих людей. Комментарии непричастных в этот процесс лиц не уместны. Вот правда же. Вы же не спрашиваете у людей, как часто у них был секс, так же и с детьми, ведь они явный продукт интимной жизни.
И вообще, если нам бездетным нужна помощь, поддержка и т. д... Мы обязательно об этом попросим. А непрошенная помощь - это, ребятки, отдельная форма насилия. Так что вот. Всем счастья, здоровья и воспитанных окружающих.

Показать полностью
705

Офицеры

Я работаю на обслуживание клиентов в одном из банков страны. За годы трудовой деятельности разные случаи были: смешные, грустные, трогательные, возмутительные. Кто работает на потоке людей знает, как это бывает.
Мы отправляем денежные переводы, поэтому к нам часто приходят гости из ближнего зарубежья. По большей части постоянных клиентов мы уже сто лет знаем и привыкли к ним. Есть среди них таджик Саид. Пожилой уже человек работает на стройке, чтобы была возможность кормить семью на родине. Обычная, к сожалению, история. Саид всегда опрятно одет, чисто выбрит. Вещи у него старые, давно изношенные, но аккуратно зашитые и отглаженные.
Когда он заходит в банк, обязательно здоровается, улыбается. Уходя, благодарит, прощается и желает нам хорошего дня. Мелочи, вы скажите? Отнюдь нет.
Я никогда, НИКОГДА не видела Саида в плохом расположении духа. Порой он рассказывает немного о себе, ничего особенного, обычные случаи из жизни. Но на днях мы неожиданно узнали, что он прошел афганскую войну, получив звание лейтенанта по ее окончании. После он ввернулся в родной Таджикистан, там полностью отказался от военной жизни и много лет работал парикмахером. Говорил, что это было прекрасное время, он очень любил свою работу. А теперь, когда его единственный поздний сын служит на Памире и не может кормить семью, работать на родине ему стало негде. Вот он и отправился на русской стройку. Он мягко улыбался, пока мы слушали его историю, всем своим видом показывая, что не ради жалости это рассказывает, а просто делится эпизодами своей жизни с теми, кто готов его хотя бы немного послушать.
Вы, наверное, знаете это чувство стыда. Да, я не виновата в его бедах и вообще являюсь жителем другой страны, но мне невыносимо больно от того, что в мое время есть такие люди, как Саид. Что они, прошедшие страшную войну и с офицерским званием мирно работающие на родине, на старости лет вынуждены зарабатывать на жизнь тяжелым трудом в чужой стране. Ушел уже Саид, а мне все равно на душе плохо...
Вскоре за ним пришел следующий клиент, молодой симпатичный парень. Недалеко от нашего банка есть Академия связи, курсанты и военные оттуда обслуживаются у нас. Парень как раз был первокурсником академии и хотел получить карту по зарплатному проекту для выплаты стипендии. Мы, конечно же, принялись ее выдавать. Что тут началось! Молодой человек был недоволен всем происходящим вокруг него. Он не хотел давать паспорт, не хотел расписываться в документах. Он требовал показать ему законы, на основании которых написан каждый пункт договора на обслуживание. Он отметил, что у нас «нечеловеческая мусорка» (обычное ведро для бумаг). Он чуть ли не топал ногами от возмущения. Когда он начал откровенно кричать, операционист попросил его перейти в приемлемое русло общения, курсант ответил: «Слышь, я офицер, как хочу, так и буду разговаривать». А я смотрела на него и мне все больше становилось грустно...

419

Соседка

Живем с мужем в съемной квартире. Дом новый, панельный, звукопроницаемость приличная. Порой с утра, когда я просыпаюсь, и в квартире отключена вся техника, слышу как соседка снизу разговаривает по телефону. В туалете и ванной так вообще слышно, как попугай в квартире выше чирикает.

Жилплощадь снимаем не первую. Это наша третья съёмная квартира. С соседями отношения складывались либо уважительные, либо просто никакие. Нам никто не мешал, и мы тоже никого не беспокоили. Да и вообще, мы с мужем - представители тихого офисного планктона дома любим спать, есть, смотреть сериальчики и играть на компе.

Переезжали мы в нынешнюю квартиру в середине лета, в невероятную жару. Окна были открыты постоянно. Через неделю после переезда я заметила в темное время суток, что кто-то стучит по батарее. В доме было практически тихо, только обычные бытовые шумы, и я решила, что это просто случайность. Через несколько дней около полуночи раздался звонок в дверь.

Была суббота, я смотрела сериал, муж в наушниках играл в "Day Z" на компьютере. Открыли дверь, на пороге стояла разгневанная женщина средних лет.

«Я ваша соседка снизу. Анна Николаевна. У вас дебош!» - заявляет она.

Мы с мужем таращим на нее глаза. Говорим: «Какой дебош, женщина? Мы дома одни.»

«Вы очень громко разговариваете! У меня все в квартире слышно. И вообще, почему вы не спите, ночь на дворе! Вы что тут мебель двигаете?! Я слышу, как у вас арматуры гнутся, небось стены сносите?!»

Начинаем понимать, что соседка наша скандалистка и, видимо, не совсем вменяема. Разговаривать дальше - только создать конфликт. Выпроваживаем ее из тамбура, ссылаясь на позднее время, закрываем дверь. Ну мало ли что с женщиной. Может климакс, может щитовидка не в порядке. Да и вообще, ругаться мы не любим. Муж продолжил играть, я на всякий случай сделала громкость телевизора чуть потише.

Через день история повторилась. Стало понятно, что Анна Николаевна просто так не успокоится. Позвонили хозяевам квартиры, те быстро отреагировали. Буквально через пару часов мы с ними стучали в дверь соседки. Тут выяснилось самое интересное. Оказывается Анна Николаевна за нами плотненько так следила. Знала во сколько мы уходим и возвращаемся с работы, во сколько выключаем свет ночью, о чем говорим на балконе и т.д. Мы не досчитались некоторых квитанции из почтового ящика, но особо не переживали по этому поводу, просто решили оплатить в следующем месяце по перерасчету. Пропавшие квитанции неожиданно нашлись на калошнице нашей соседки.

Хозяева квартиры тоже прибалдели от услышанного и припугнули Анну Николаевну разбирательствами посерьезнее, чем соседский разговор (переживающим: все в рамках закона, заявление участковому посулили). Конфликт вроде бы исчерпал себя, но находиться дома стало некомфортно. Мы то и дело закрывали окна, даже в жару, чтобы соседка нас не слышала, старались ни о чем не говорить на балконе. Пару раз видели, как она смотрела в наши окна, когда стемнело. А они, кстати, расположены со стороны дома, противоположной подьездным дверям. То есть соседка однозначно специально выходила проконтролировать нас. Если встречались на лестничной площадке, Анна Николаевна демонстративно нас «не замечала» или что-то бубнила нелицеприятное себе под нос. Жизнь переставала быть спокойной и размеренной.

Но буквально через неделю, соседка начала нам улыбаться во все тридцать два, усиленно здоровалась и даже безвозмездно вручила мужу стаканчик крыжовника. Мы, мягко говоря, удивлялись и могли только гадать, что послужило таким резким переменам. Но тут нам открыли глаза.

Дело в том, что мы жили в одном тамбуре со старыми другом мужа. Вот его жена и рассказала мне, в чем было дело.

Оказывается на днях Анна Николаевна услышала странные звуки на балконе. Дело было в обед. Выше этажом явно бушевал скандал, она слышала истошные крики девушки, и мужнины угрозы лишить ее жизни, билась посуду, хлопали двери. В общем творилось что-то страшное. Я же в это время на балконе смотрела «Крестного отца». Помните сцену, где у Кони скандал с мужем? Вот видно этот момент и услышала Анна Николаевна.

Вечером того же дня, она опять чисто случайно услышала из нашей квартиры разговор. Из него ей стало очевидно, что муж мой самый настоящий бандит.

У нас в квартире происходило следующее: я была в ванной и позвала мужа с просьбой почисть картошку на ужин. Он пришел и сказал, цитирую: «Чуть позже, я ща быстренько магазин грабану и почищу». Ну играл он там во что-то, вроде в "Мафию". В общем, Анна Николаевна сложила дважды два и приняла единственное верное, как ей казалось, решение — мило нам улыбаться и не допускать более конфликтов. К нашей огромной радости, так сказать. У меня, конечно, возникают вопросы, как звук из динамиков телефона, можно принять за настоящую ссору, но да ладно. Какая разница, лишь бы жилось спокойно.

С тех пор уже пару лет прошло. Окна больше в жару мы не закрываем, Анна Николаевна с нами здоровается, но старается, если есть такая возможность, с нами не встречаться.

Показать полностью
832

Авария

Небольшая ремарка:

Я считаю себя достаточно современным человеком с адекватной социальной ответственностью: не мусорю, людям не грублю, стараюсь помогать и т.д. В общем, по стандарту придерживаюсь двух известных позиций: «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека» и «чтобы изменить мир вокруг себя, надо начинать именно с себя». Феминизмом и овуляцией головного мозга не страдаю. Но так как немного идеалистка, склонна окружающую действительность приукрашивать. Именно поэтому реальность иногда больно бьет по моему мировосприятию.

В 2015 году мы купили восьмилетнюю «калину», и в июне того же года я получила права. Честно ходила на все занятия, самостоятельно сдала теорию и автодром на высший балл. Я очень старалась, ведь мы через месяц уезжали на фестиваль «Нашествие», до которого было ехать больше 500 км. И в этой первой долгой дороге за рулем я хотела иметь возможность сменить мужа. Откатав «город» без проблем в тот же день получила права. Приехала домой, показала их мужу, тот улыбнулся и сказал, что теперь по своим вопросам я катаюсь сама. Было страшно. Габариты машины я чувствовала вот вообще так себе, но муж подбадривал и я потихоньку начала ездить. Делала это аккуратно: чаще придерживалась правой полосы, скоростной режим соблюдала, на дороге вела себя вежливо и не наглела. Я спокойно откатала месяц, мы съездили на «Нашествие», ближе к концу лета чувствовать за рулем я себя стала немного увереннее.

В один из дней, изрядно помотавшись по городу, я возвращалась домой. Время было около семи, час пик еще не схлынул. Не спеша качусь за маршруткой по правой полосе, вдруг «Пазик» резко тормозит, не доезжая до остановки. Я пытаюсь перестроиться, но не рассчитав дистанцию, мягко стукаюсь о бампер маршрутки. Забегая вперед скажу, у «Пазика» не оказалось никаких повреждений, у моей же машины треснула фара.

Сердце у меня ушло в пятки моментально. Я, естественно, сразу нажала на тормоз, но удар уже произошел. Обливаясь холодным потом, поставила машину на аварийку и замерла, ожидая выхода водителя маршрутки. Он оказался внушительных размеров мужчиной с очень сердитым лицом, мне стало еще страшнее. Тем временем из маршрутки начали выходить люди и, собираясь недалеко от машин, наблюдали за происходящим.

Водитель тем временем подошел к моему окну, глядя на мое белое лицо, улыбнулся и сказал: «Ладно тебе, не переживай. Сейчас порешаем все» Мне стало немного легче, и я открыла дверь и вышла из машины... И тут началось самое интересное.

Я объективно достаточно симпатичная. У меня высокий рост и, соответственно, длинные ноги. Лицо у меня тоже удачное. Тот день был жарким, и одета я была соответствующе — в короткие шорты и майку.

К чести водителя, хочу отметить, что он был максимально спокоен и дружелюбен. Мы быстро оценили ущерб и его отсутствие и, написав друг другу расписки о том, что претензий не имеем, разъехались. В общей сложности движение мы затрудняли не больше десяти минут.

За это время произошло несколько вещей. Все время, пока мы разбирались с ситуацией, люди на остановке активно обсуждали происходящее, заглядывали в окна машины и т.д. Когда я ставила знак аварийной остановки, ко мне подошел человек, наблюдающий за нами. Он, хохоча, начал спрашивать меня, сколько я сосала, чтобы мне купили эту машину и права. Шутки за триста подъехали, так сказать. Я посмотрела на нашу «калину», потом на говорившего, решив, что он просто не в себе, и проигнорировала реплики. Дальше ко мне направился пешеход, переходящий дорогу по «зебре» в нескольких метрах от меня. Он уже начал кричать, что я по классике «насосала», из-за меня все страдают и прочее. После того, как он на меня замахнулся, подошел водитель маршрутки, и «крикун» ретировался. И уже когда мы разъезжались, меня подрезала тонированная «девятка», и в окно мне прокричали искрометное «тупая п...а».

За последнее могу выразить благодарность, потому что это окончательно меня разозлило и дало сил на путь домой.

По итогу три мужика за десять минут посчитали своим долгом донести до меня, кто я есть на самом деле. И знаете что, я уверена, будь со мной рядом мужчина в тот момент, никто бы ничего мне не сказал, а уж тем более не кричал. Честно говоря, я была в шоке, что настолько все хреново на дороге. Когда была рядовым участником потока, такого явного негативного внимания к себе не замечала.

Езжу кстати до сих пор. Габариты уже чувствую, более в аварии не попадала (тьфу-тьфу-тьфу).

Показать полностью
543

Буллинг

Немного о детской жестокости.
Долго думала стоит выкладывать этот пост или нет. Его я точно не покажу своей маме. Она знает про случаи описанные здесь, но только расстроится лишний раз.
Иногда мне кажется, что у меня было несколько диаметрально противоположных детства. Об одном из них я попробую написать.
Я в своем отрочестве очень сильно отличалась от сверстников. Финансовое положение семьи было тогда аховым, поэтому одевались мы преимущественно в секонд-хенде, с моими физическими данными одежду найти было вообще сложно, поэтому внешний вид был далеко не модным. Высокий рост, худоба и очки популярности тоже не добавляли. В 13 лет меня угораздило перевестись в другую школу. Из лицейного класса, попала в обычный. Но дело даже не в этом. Дело было в том, что некоторое количество одноклассников стояло на учёте в известных местах. Вот эта шайка всячески надо мной измывалась. Не буду вдаваться в подробности ежедневной травли. Расскажу о двух ярких случаях, которые нанесли не только моральную травму, но и физическую.
Случай раз.
Бежим с подружкой вниз по лестнице после уроков. Ну понятное дело, бежим не одни, нас толпа целая. Тут чувствую: Ленка - одноклассница со смехом толкает меня вниз. С Ленкой, самой собой, мы вообще ни разу не дружили. Да и пока бежали вниз, она что-то оскорбительное мне говорила. В итоге: я лечу вниз с пролета не касаясь ногами порожек, падаю, кричу от боли. Все вокруг ржут. Моя подружка Юля, пытается меня поднять, попутно крича на остальных, чтоб они заткнулись. Лена, испугавшись последствий, начинает доказывать, что столкнула с лестницы меня именно Юля. Ногу я не сломала, но связки разорвала. Пару месяцев дома просидела с лангеткой на ноге, была зима, и я даже во двор нос показать не могла. Когда я вернулась в школу несколько одноклассников расстроено сказали, что жаль я не сломала ногу, потому что тогда бы отсутствовала дольше.
Случай два.
Физкультура... Я по зрению была освобождена, но иногда ходила с подругой за компания. Стоим с ней в зале, ждём чего-то. Сзади топчутся ребята из нашего класса. Развлечение у них весьма своеобразное — колоть мою ягодицу перочинным ножиком. В один прекрасный момент нож входит на пол лезвия. Я чувствую резкую боль, у меня начинает кружиться голова. Провожу рукой по джинсам и вижу кровь. Смотрю на обидчика, он ухмыляется и вытирает нож о край рубашки. Дальше: швы в больнице, заявление в милиции. Заявление в итоге забрали. Мама парня слёзно просила это сделать, мы пожалели.
Можно бесконечно долго описывать сколько раз меня пинали, унижали и т.д. Меня поддерживала только Юля (с ней мы дружим до сих пор). Часть одноклассников меня травила, другая просто игнорировала это. Родителям я об этом не рассказывала, хотя с мамой у меня всегда были очень доверительные отношения. Закончилось все когда, я наконец-то постояла за себя. А если точнее, пару раз ударила основного обидчика. (Вовка, если ты читаешь это — привет! Надеюсь, твоих детей в школе никто не обижает). Надо сказать, его это не сильно образумило. Через небольшой промежуток времени он сломал другой девочке пару пальцев...
К чему такое долгое повествование? Ребят, научите своих детей уметь постоять за себя. И словесно и на всякий случай физически. А лучше научите их, уважать себя и других. Вот что было бы действительно здорово.

Буллинг Школа, Травля в школе, Травля, Длиннопост, Дети, Негатив

Школьные времена. Я сижу в первом ряду в синих джинсах. Рядом со мной Юля.

Показать полностью 1
300

Судьба

Если от Воронежа ехать на восток примерно сотню километров, то вы доберетесь в небольшой райцентр, именуемый Анной. А если уже от самой Анны немного отдалиться километров на пять, не больше, то вы окажетесь в небольшом селе под названием Левашовка. Некогда она была большой и многоголосой, сейчас же часть домов выкупили приезжие, да стоит несколько изб, где доживают свой век местные сторожилы.
Но в шестидесятые годы прошлого столетья жизнь там кипела. Было большое колхозное хозяйство, а в селе работала средняя школа, там учили до восьмого класса. Одной из учениц Левашовской восьмилетки была Валя. Мама Марфуша растила ее одна, потому что с мужем развелась еще когда Валя совсем маленькой была. Тот для семейной жизни не очень то подходил, не нагулялся видно еще. Но Валя нисколько не чувствовала недостатка тепла и внимания. Ее любили все: мама, папа, дедушки, бабушка, все родственники. А в деревеньках, куда не плюнь, все своя кровь.
Валя росла хорошей девочкой: улыбчивой, смышленой, доброй и отзывчивой. Училась на отлично, особенно ей удавалась математика. Школьная учительница Тамара Валентиновна быстро заметила, что у девочки способности к точным наукам и дала ей пару заданий уровнем выше, чем обычная программа. Валя справилась. Талант зарывать было нельзя и преподавательница отправила Валины документы для поступления в физико-математическую школу МГУ для заочного обучения. И ее приняли. По почте приходили контрольные, которые Валя с успехом решала. Тамара Валентиновна постоянно приносила девочке журнал «Квант», давала решать интересные задачи. Валя всей душой полюбила математику. Так продолжалось до окончания средней школы. Старшей в Левашовке не было, надо было ходить в Анну. Родственники, подумав, решили Валю отправить учиться в техникум, все таки Марфуше тяжело было одной тянуть ребенка и хозяйство, но дочка была отчаянно против. Проявила характер, ни в какую не соглашаясь уходить из школы. Учительница тоже уговаривала маму оставить дочь учиться, чтобы она потом могла поступить в институт. Марфуша согласилась на уговоры, и Валя переехала к бабушке по отцовской линии в Анну. А на выходных ходила пешком домой.
Директор старшей школы, оценив Валин табель, в котором были одни пятерки, сказал: «Ну чтоб и дальше так училась!» И Валя усердно трудилась. Очень скоро преподаватели поняли, что девочка прекрасно знает программу. Тогда учительница математики Лилия Николаевна стала давать Вале материал из высшей математики. Валя провалилась с головой в мир логорифмов и пределов, твердо решив, что будет поступать в политехнический институт. Как-то ей встретилась Фролова Верочка, они с ней учились в параллельных классах, ездили часто вместе на олимпиады. Та и предложила ей пойти на месячные курсы при ВГУ на новом факультете прикладной математики и механики. Немного поразмыслив, Валя согласилась. Пришло время поступления, конкурс был огромный — 21 человек на место, но Валя с подругой успешно сдали экзамены, и их зачислили.
Все это время Валю поддерживал ее близкий друг Саша. Они с ним были из одной деревни, он только старше на год. Тоже прекрасно учился, был очень разумным, рукастым. С детства управлялся с любой техникой, особенно любил мотоциклы. У них были настоящие романтические отношения, очень он оберегал Валю. На все вступительные экзамены ездил с ней в Воронеж, во всем был готов помочь ей. Они были красивой парой: оба высокие, стройные, совершенно не испорченные и чистые. Кто-то за них искренне радовалась, а кто-то завидовал черной завистью. Саша мечтал поступить в военную академию, но не прошел по здоровью, поэтому учился в политехе. После окончания института получил распределение в Елец, но перевелся в Анну на молокозавод главным технологом, чтобы быть поближе к любимой.
Валя к тому времени заканчивала университет, готовилась к защите диплома. В конце мая она ехала домой, повидаться с родными и близкими перед сессией. В рейсовом автобусе она встретила односельчанку, и та рассказала ей, что ее Саша разбился на мотоцикле насмерть. 23 мая 1980 года... Эту дату Валя запомнит на всю жизнь. Земля ушла из-под ног, будто ее выбил кто. Она ловила ртом воздух, пытаясь наполнить легкие, силясь что-то сказать. Но из груди только пытался вырваться крик. Восемь лет Саша был рядом, практически всю сознательную жизнь. У них все было распланировано... Они даже знали, как назовут детей... Все рассыпалось, развеялось, едва коснувшись... Дальше все происходило как в тумане.
Она как-то сдала экзамены и защитила диплом, получив распределение инженером-программистом на завод вычислительных машин в Орел, отправилась туда. В душе зияла рана, она ни на что не обращала внимания. Орел встретил ее пустыми полками в магазинах и какой-то невероятной нищетой. Но Валя могла довольствоваться очень малым, да и не хотелось ничего. Очень скоро на работе красивую печальную девушку заметил молодой механик. Его звали так же как погибшую любовь Вали - Александром. Даже отчество было такое же — Иванович. Александр стал всячески оказывать знаки внимания симпатичной девушке и та честно рассказала ему, что не сможет ответить взаимностью, потому что не так давно похоронила любимого. Валя сильно сомневалась, что вообще когда-то сможет испытывать подобные чувства. Но Александр был настойчив, сказав: «Ничего страшного, зато я тебя буду любить, со мною ты ни в чем не будешь нуждаться, я тебя все дам», продолжил ухаживания. А еще он красиво пел и играл на гитаре. Через какое-то время Валя сдалась и вышла за него замуж, рассудив, что все равно никого не полюбит больше, но хочет семью и детей. Из хорошего, но разнополого общежития от завода, они переехали в грязную квартирку, полную мышей и тараканов, потому что муж хотел жить вместе. «Это же временно в конце концов» - говорил он.
Прошло почти два года и Валя забеременела. Тогда начались первые проблемы в отношениях, Александр начал распускать руки и поколачивать жену. Валя давала сдачи. О разводе речи не шло, тогда не принято было.
Когда пришло время рожать, Валя была дома. Почувствовав схватки, она вышла из дома, чтобы позвонить мужу. Тот был на работе, красил какие-то заборы. Недалеко от их дома был нефтеперерабатывающий завод. И Валя отправилась к нему, но там ей воспользоваться телефоном не разрешили. Валя кое-как дошла до телефонной будки, которая была в километре от завода. Дозвонилась до мужа, тот вызвал скорую и поехал к Вале. Встретились они как раз около дома, Валя уже толком не могла идти от боли. Ее отвезли в роддом, где она родила сына Женю.
Александр пришел проведать Валю только через три дня. Он рассказал жене, что на радостях отметил событие с коллегами, а после сел «зайцем» на проходящий поезд. Тот оказался скорым и остановки возле их дома не делал, поэтому Александр в плацкарте залез на третью полку для вещей и так доехал до Харькова. В Харькове он купил сосисок и отправился назад в Орел.
Дальше жизнь шла своим чередом. В материальном плане им и вправду стало легче. Александр был далеко не дурак и вскоре стал занимать руководящие посты. Они переехали в собственную квартиру. В остальном все было плохо. Муж все больше выпивал, постоянно пропадал где-то. А приходя домой, сначала начинал гонять кота, а потом принимался за жену с сыном. Дело дошло до того, что Марфуша на зиму приезжала из Анны, чтобы дочке было легче. Марфу Никаноровну Александр побаивался и в ее присутствии так не бесчинствовал.
Когда Женьке исполнилось шесть, Валя не выдержала и собралась подавать на развод. Но в этот момент сын начал плакать и уговаривать Валю передумать, потому что «папку жалко». Валя уступила. Кошмар продолжался. Летом, когда Марфуша уезжала обратно в деревню с Женькой, Александр писал теще письма с угрозами и предложениями забрать и Валю, а то он ее матери в гробу вышлет. Они стали жить в раздельных комнатах. Когда Женя подрос, начал защищать мать и драться с отцом. Однажды, разбив папаше нос, сын сказал Вале - «Разводись». Та аккуратно ночью собрала вещи, а днем в обеденный перерыв, забрав кота, они переехали в маленькую комнату заводского общежития. Места там хватало либо для стола, либо для раскладушки. Поэтому, когда Женька поступил в институт, чертежи приходилось делать на полу.
Разводились они через суд, со страшным скандалом. Женя на тот момент был семнадцатилетним, поэтому на вопрос судьи с кем он останется ответил: «С мамой. Отец — мужчина, он справится». Но отец обиделся и не разговаривал с сыном несколько лет.
Как тяжело Вале было растить сына одной, без денег, с постоянными разборками, устраиваемыми бывшим мужем, история достойная отдельного рассказа. Она говорит, что это уже не важно.
Валя больше не вышла замуж, посвятив себя сыну. У нее, конечно, были мужчины, и она, конечно, легко могла построить личную жизнь. Но нет! С нее было довольно, сын во сто крат важнее. Александр продолжал разрушать свою жизнь алкоголем, практически не появляясь в жизни Жени.
Валя — это Валентина Владимировна. Моя свекровь, мать моего мужа. Спасибо ей за него. Она очень сильная и в то же время добрая женщина. С большим сердцем и порядочностью, которую сейчас редко встретишь. На ее пути было еще много горестей и бед, но из всех она вышла незапятнанной и с чистой совестью. Искренне желаю всем девушкам такую свекровь, которая по счастливой случайности досталась мне. Будьте всегда счастливы, Валентина Владимировна! Кто, если не вы?

Показать полностью
493

Начальницы

Свою трудовую деятельность я начала 08.08.2008. Красивая дата. Тогда как раз мода была на них, очень популярно для свадеб. Да и уж «знак бесконечности» как нельзя лучше подходил для счастливого союза двух любящих сердец. Мне же всегда казалось, что обилие восьмерок предвещает мне беспросветную пахоту. Но кого я этим хочу удивить?
Я, как выпускник Орловской банковской школы (было ещё совсем недавно такое учебное заведение), поступила в институт на заочку. Вопросов о дальнейшем будущем не стояло. Надо было искать работу. Нашла я ее достаточно быстро. Сбербанк «гостеприимно» распахнул свои двери для меня. О начале моего трудового пути в этой организации можно написать отдельный пост, но хочу рассказать не об этом.
В Сбере я проработала в большом коллективе около четырёх лет. За этот срок у меня сменилось несколько начальниц. Вот об этом подробнее.
Первой была женщина, которую я откровенно раздражала. Мне только исполнилось девятнадцать. Я была юна, весела и наивна. Конечно же делала ошибки, но старалась. Очень. Задерживалась на работе, как и все, корпела над документами. Но со стороны начальства это совершенно не оценивалось. Иногда дело доходило до абсурда. 31 декабря мы очень надеялись вовремя уйти с работы, новый год как никак. Работу мы закончили, как и планировали, и я подошла к начальнице, чтобы спросить, можем ли мы идти домой. Она ответила : «Конечно, только перебей ленточки в архиве». Архив этот, к слову, в перебивании ленточек совершенно не нуждался. Домой я приехала под бой курантов.
Когда пришло время первой сессии, и я принесла начальнице вызов в институт, она, покрутив листок в руках, усмехнулась. «Иди, работай. У нас так не принято.» Хорошо, я приняла условия игры. Со своим уставом в чужой монастырь не лезут же. Да и права качать я совершенно не умела. Очень скоро мой рабочий день стал выглядеть так: к 7:30 я прибегала на работу, что-то судорожно делала, в 09:00 неслась в институт, благо он было в недалеко от банка, для сдачи зачета или экзамена, к 11:00, по мнению начальницы, я должна была успеть вернуться на рабочее место. «Что угодно делай, но в 11 будь как штык». Ну и естественно после работы я должна была задержаться на все время отсутствия. Пока оно шло, на мой телефон переадресовывали звонки клиентов. В какой-то момент начальница предложила мне все-таки выбрать между институтом и банком. Я тогда впервые возмутилась, напомнив, что руководство знало, что я учусь на заочке, когда меня брали в банк. Дело уже доходило до того, что я бежала на экзамены, не зная, что в этот день сдаю. Ведь на работе приходилось задерживаться до поздней ночи. Приходить домой в десять вечера каждый день стало совершенной нормой. Готовиться к экзаменам я физически не успевала, поэтому сдавала сессии кое-как. Лишь бы на следующий курс перейти. Институт я закончила, конечно. Защита и написание диплома пришлись на то время, когда я уже уволилась из Сбера. И к удивлению некоторых преподавателей, которые так же, как и моя начальница, предлагали мне выбрать между учебой и работой, защитила диплом и сдала госэкзамены на отлично.
В общем, за несколько лет под таким руководством мне стало абсолютно понятно, что я никто и зовут меня никак, что пахать мне, пока не сдохну, что никто не то чтобы «спасибо» не скажет, а еще и при любом удобном случае кусок премии оттяпает.
Но ничто не бывает вечно и, слава богу, несправедливость тоже. Начальница у нас уволилась. На ее должность пришла совершенно адекватная женщина - Кольдичева Светлана Владимировна. Пахала она, как проклятая, на нее навесили кучу обязанностей, но она всегда поддерживала и защищала нас. Когда мне сделали операцию по коррекции близорукости, я месяц просидела на больничном. А как вышла на работу, начальница отправила меня на три месяца на инвентаризацию, чтобы я смогла полностью восстановиться после операции. Я была в шоке, эта была легкая, статусная работа, на которую ездило только высокое руководство. Когда я сидела на инструктаже, все косились. Что здесь делает рядовой сотрудник? Не знаю, как Светлана Владимировна умудрилась пропихнуть меня туда. Я даже не помышляла о работе там, но она это молча сделала. Просто позаботилась обо мне. Позже ее перевели в другое отделение, а где-то через год я написала заявление на увольнение. Она услышала об этом и нашла меня, чтобы попрощаться. А подаренный ей на память браслет я до сих пор храню.
У меня было много других начальников и начальниц, но никто не мог сравниться с ней. А всего и надо было проявить немного внимания к проблемам коллег. Она была всегда на нашей стороне, а мы свою очередь всегда готовы были сделать для неё то, что нужно, даже жертвуя своими выходными.
Мы не виделись уже много лет. Я очень надеюсь, что у нее все хорошо. Она этого действительно заслуживает.


P.S. Дорогие мои 396 подписчиков) Если считать школьными классами, то меня читают как минимум 4 параллели. Это оооочень круто! Вы стабильно со мной. К моему удивлению и радости никто не отписался, вас становится только больше) Поэтому вопрос: Что вам нравится? Небольшие истории из моей жизни или рассказы о моих знакомых? Может быть есть темы, которые вам особенно интересны?) Будет здорово, если вы напишите) а я постараюсь вас не разочаровать)

Показать полностью

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Вячеслав Лебедев – сотрудник и аспирант МГУ им. М.В. Ломоносова. При знакомстве с трудами нейроученых понял, что мозг – целая вселенная внутри человека, и при более глубоком его изучении возникает еще больше вопросов. Вячеслав создал центр нейрофизиологической немедикаментозной помощи детям NeuroFuture, где уже несколько лет занимается развитием внимания и концентрации у детей.


Такие истории успеха вдохновляют, заставляют искать профессию мечты и посвящать свою жизнь тому, что любишь.

Отличная работа, все прочитано!