Bahara

Bahara

пикабушница
пол: женский
поставилa 495 плюсов и 16 минусов
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 3 редактирования
сообщества:
18К рейтинг 448 подписчиков 611 комментариев 22 поста 18 в "горячем"
704

Офицеры

Я работаю на обслуживание клиентов в одном из банков страны. За годы трудовой деятельности разные случаи были: смешные, грустные, трогательные, возмутительные. Кто работает на потоке людей знает, как это бывает.
Мы отправляем денежные переводы, поэтому к нам часто приходят гости из ближнего зарубежья. По большей части постоянных клиентов мы уже сто лет знаем и привыкли к ним. Есть среди них таджик Саид. Пожилой уже человек работает на стройке, чтобы была возможность кормить семью на родине. Обычная, к сожалению, история. Саид всегда опрятно одет, чисто выбрит. Вещи у него старые, давно изношенные, но аккуратно зашитые и отглаженные.
Когда он заходит в банк, обязательно здоровается, улыбается. Уходя, благодарит, прощается и желает нам хорошего дня. Мелочи, вы скажите? Отнюдь нет.
Я никогда, НИКОГДА не видела Саида в плохом расположении духа. Порой он рассказывает немного о себе, ничего особенного, обычные случаи из жизни. Но на днях мы неожиданно узнали, что он прошел афганскую войну, получив звание лейтенанта по ее окончании. После он ввернулся в родной Таджикистан, там полностью отказался от военной жизни и много лет работал парикмахером. Говорил, что это было прекрасное время, он очень любил свою работу. А теперь, когда его единственный поздний сын служит на Памире и не может кормить семью, работать на родине ему стало негде. Вот он и отправился на русской стройку. Он мягко улыбался, пока мы слушали его историю, всем своим видом показывая, что не ради жалости это рассказывает, а просто делится эпизодами своей жизни с теми, кто готов его хотя бы немного послушать.
Вы, наверное, знаете это чувство стыда. Да, я не виновата в его бедах и вообще являюсь жителем другой страны, но мне невыносимо больно от того, что в мое время есть такие люди, как Саид. Что они, прошедшие страшную войну и с офицерским званием мирно работающие на родине, на старости лет вынуждены зарабатывать на жизнь тяжелым трудом в чужой стране. Ушел уже Саид, а мне все равно на душе плохо...
Вскоре за ним пришел следующий клиент, молодой симпатичный парень. Недалеко от нашего банка есть Академия связи, курсанты и военные оттуда обслуживаются у нас. Парень как раз был первокурсником академии и хотел получить карту по зарплатному проекту для выплаты стипендии. Мы, конечно же, принялись ее выдавать. Что тут началось! Молодой человек был недоволен всем происходящим вокруг него. Он не хотел давать паспорт, не хотел расписываться в документах. Он требовал показать ему законы, на основании которых написан каждый пункт договора на обслуживание. Он отметил, что у нас «нечеловеческая мусорка» (обычное ведро для бумаг). Он чуть ли не топал ногами от возмущения. Когда он начал откровенно кричать, операционист попросил его перейти в приемлемое русло общения, курсант ответил: «Слышь, я офицер, как хочу, так и буду разговаривать». А я смотрела на него и мне все больше становилось грустно...

398

Соседка

Живем с мужем в съемной квартире. Дом новый, панельный, звукопроницаемость приличная. Порой с утра, когда я просыпаюсь, и в квартире отключена вся техника, слышу как соседка снизу разговаривает по телефону. В туалете и ванной так вообще слышно, как попугай в квартире выше чирикает.

Жилплощадь снимаем не первую. Это наша третья съёмная квартира. С соседями отношения складывались либо уважительные, либо просто никакие. Нам никто не мешал, и мы тоже никого не беспокоили. Да и вообще, мы с мужем - представители тихого офисного планктона дома любим спать, есть, смотреть сериальчики и играть на компе.

Переезжали мы в нынешнюю квартиру в середине лета, в невероятную жару. Окна были открыты постоянно. Через неделю после переезда я заметила в темное время суток, что кто-то стучит по батарее. В доме было практически тихо, только обычные бытовые шумы, и я решила, что это просто случайность. Через несколько дней около полуночи раздался звонок в дверь.

Была суббота, я смотрела сериал, муж в наушниках играл в "Day Z" на компьютере. Открыли дверь, на пороге стояла разгневанная женщина средних лет.

«Я ваша соседка снизу. Анна Николаевна. У вас дебош!» - заявляет она.

Мы с мужем таращим на нее глаза. Говорим: «Какой дебош, женщина? Мы дома одни.»

«Вы очень громко разговариваете! У меня все в квартире слышно. И вообще, почему вы не спите, ночь на дворе! Вы что тут мебель двигаете?! Я слышу, как у вас арматуры гнутся, небось стены сносите?!»

Начинаем понимать, что соседка наша скандалистка и, видимо, не совсем вменяема. Разговаривать дальше - только создать конфликт. Выпроваживаем ее из тамбура, ссылаясь на позднее время, закрываем дверь. Ну мало ли что с женщиной. Может климакс, может щитовидка не в порядке. Да и вообще, ругаться мы не любим. Муж продолжил играть, я на всякий случай сделала громкость телевизора чуть потише.

Через день история повторилась. Стало понятно, что Анна Николаевна просто так не успокоится. Позвонили хозяевам квартиры, те быстро отреагировали. Буквально через пару часов мы с ними стучали в дверь соседки. Тут выяснилось самое интересное. Оказывается Анна Николаевна за нами плотненько так следила. Знала во сколько мы уходим и возвращаемся с работы, во сколько выключаем свет ночью, о чем говорим на балконе и т.д. Мы не досчитались некоторых квитанции из почтового ящика, но особо не переживали по этому поводу, просто решили оплатить в следующем месяце по перерасчету. Пропавшие квитанции неожиданно нашлись на калошнице нашей соседки.

Хозяева квартиры тоже прибалдели от услышанного и припугнули Анну Николаевну разбирательствами посерьезнее, чем соседский разговор (переживающим: все в рамках закона, заявление участковому посулили). Конфликт вроде бы исчерпал себя, но находиться дома стало некомфортно. Мы то и дело закрывали окна, даже в жару, чтобы соседка нас не слышала, старались ни о чем не говорить на балконе. Пару раз видели, как она смотрела в наши окна, когда стемнело. А они, кстати, расположены со стороны дома, противоположной подьездным дверям. То есть соседка однозначно специально выходила проконтролировать нас. Если встречались на лестничной площадке, Анна Николаевна демонстративно нас «не замечала» или что-то бубнила нелицеприятное себе под нос. Жизнь переставала быть спокойной и размеренной.

Но буквально через неделю, соседка начала нам улыбаться во все тридцать два, усиленно здоровалась и даже безвозмездно вручила мужу стаканчик крыжовника. Мы, мягко говоря, удивлялись и могли только гадать, что послужило таким резким переменам. Но тут нам открыли глаза.

Дело в том, что мы жили в одном тамбуре со старыми другом мужа. Вот его жена и рассказала мне, в чем было дело.

Оказывается на днях Анна Николаевна услышала странные звуки на балконе. Дело было в обед. Выше этажом явно бушевал скандал, она слышала истошные крики девушки, и мужнины угрозы лишить ее жизни, билась посуду, хлопали двери. В общем творилось что-то страшное. Я же в это время на балконе смотрела «Крестного отца». Помните сцену, где у Кони скандал с мужем? Вот видно этот момент и услышала Анна Николаевна.

Вечером того же дня, она опять чисто случайно услышала из нашей квартиры разговор. Из него ей стало очевидно, что муж мой самый настоящий бандит.

У нас в квартире происходило следующее: я была в ванной и позвала мужа с просьбой почисть картошку на ужин. Он пришел и сказал, цитирую: «Чуть позже, я ща быстренько магазин грабану и почищу». Ну играл он там во что-то, вроде в "Мафию". В общем, Анна Николаевна сложила дважды два и приняла единственное верное, как ей казалось, решение — мило нам улыбаться и не допускать более конфликтов. К нашей огромной радости, так сказать. У меня, конечно, возникают вопросы, как звук из динамиков телефона, можно принять за настоящую ссору, но да ладно. Какая разница, лишь бы жилось спокойно.

С тех пор уже пару лет прошло. Окна больше в жару мы не закрываем, Анна Николаевна с нами здоровается, но старается, если есть такая возможность, с нами не встречаться.

Показать полностью
831

Авария

Небольшая ремарка:

Я считаю себя достаточно современным человеком с адекватной социальной ответственностью: не мусорю, людям не грублю, стараюсь помогать и т.д. В общем, по стандарту придерживаюсь двух известных позиций: «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека» и «чтобы изменить мир вокруг себя, надо начинать именно с себя». Феминизмом и овуляцией головного мозга не страдаю. Но так как немного идеалистка, склонна окружающую действительность приукрашивать. Именно поэтому реальность иногда больно бьет по моему мировосприятию.

В 2015 году мы купили восьмилетнюю «калину», и в июне того же года я получила права. Честно ходила на все занятия, самостоятельно сдала теорию и автодром на высший балл. Я очень старалась, ведь мы через месяц уезжали на фестиваль «Нашествие», до которого было ехать больше 500 км. И в этой первой долгой дороге за рулем я хотела иметь возможность сменить мужа. Откатав «город» без проблем в тот же день получила права. Приехала домой, показала их мужу, тот улыбнулся и сказал, что теперь по своим вопросам я катаюсь сама. Было страшно. Габариты машины я чувствовала вот вообще так себе, но муж подбадривал и я потихоньку начала ездить. Делала это аккуратно: чаще придерживалась правой полосы, скоростной режим соблюдала, на дороге вела себя вежливо и не наглела. Я спокойно откатала месяц, мы съездили на «Нашествие», ближе к концу лета чувствовать за рулем я себя стала немного увереннее.

В один из дней, изрядно помотавшись по городу, я возвращалась домой. Время было около семи, час пик еще не схлынул. Не спеша качусь за маршруткой по правой полосе, вдруг «Пазик» резко тормозит, не доезжая до остановки. Я пытаюсь перестроиться, но не рассчитав дистанцию, мягко стукаюсь о бампер маршрутки. Забегая вперед скажу, у «Пазика» не оказалось никаких повреждений, у моей же машины треснула фара.

Сердце у меня ушло в пятки моментально. Я, естественно, сразу нажала на тормоз, но удар уже произошел. Обливаясь холодным потом, поставила машину на аварийку и замерла, ожидая выхода водителя маршрутки. Он оказался внушительных размеров мужчиной с очень сердитым лицом, мне стало еще страшнее. Тем временем из маршрутки начали выходить люди и, собираясь недалеко от машин, наблюдали за происходящим.

Водитель тем временем подошел к моему окну, глядя на мое белое лицо, улыбнулся и сказал: «Ладно тебе, не переживай. Сейчас порешаем все» Мне стало немного легче, и я открыла дверь и вышла из машины... И тут началось самое интересное.

Я объективно достаточно симпатичная. У меня высокий рост и, соответственно, длинные ноги. Лицо у меня тоже удачное. Тот день был жарким, и одета я была соответствующе — в короткие шорты и майку.

К чести водителя, хочу отметить, что он был максимально спокоен и дружелюбен. Мы быстро оценили ущерб и его отсутствие и, написав друг другу расписки о том, что претензий не имеем, разъехались. В общей сложности движение мы затрудняли не больше десяти минут.

За это время произошло несколько вещей. Все время, пока мы разбирались с ситуацией, люди на остановке активно обсуждали происходящее, заглядывали в окна машины и т.д. Когда я ставила знак аварийной остановки, ко мне подошел человек, наблюдающий за нами. Он, хохоча, начал спрашивать меня, сколько я сосала, чтобы мне купили эту машину и права. Шутки за триста подъехали, так сказать. Я посмотрела на нашу «калину», потом на говорившего, решив, что он просто не в себе, и проигнорировала реплики. Дальше ко мне направился пешеход, переходящий дорогу по «зебре» в нескольких метрах от меня. Он уже начал кричать, что я по классике «насосала», из-за меня все страдают и прочее. После того, как он на меня замахнулся, подошел водитель маршрутки, и «крикун» ретировался. И уже когда мы разъезжались, меня подрезала тонированная «девятка», и в окно мне прокричали искрометное «тупая п...а».

За последнее могу выразить благодарность, потому что это окончательно меня разозлило и дало сил на путь домой.

По итогу три мужика за десять минут посчитали своим долгом донести до меня, кто я есть на самом деле. И знаете что, я уверена, будь со мной рядом мужчина в тот момент, никто бы ничего мне не сказал, а уж тем более не кричал. Честно говоря, я была в шоке, что настолько все хреново на дороге. Когда была рядовым участником потока, такого явного негативного внимания к себе не замечала.

Езжу кстати до сих пор. Габариты уже чувствую, более в аварии не попадала (тьфу-тьфу-тьфу).

Показать полностью
540

Буллинг

Немного о детской жестокости.
Долго думала стоит выкладывать этот пост или нет. Его я точно не покажу своей маме. Она знает про случаи описанные здесь, но только расстроится лишний раз.
Иногда мне кажется, что у меня было несколько диаметрально противоположных детства. Об одном из них я попробую написать.
Я в своем отрочестве очень сильно отличалась от сверстников. Финансовое положение семьи было тогда аховым, поэтому одевались мы преимущественно в секонд-хенде, с моими физическими данными одежду найти было вообще сложно, поэтому внешний вид был далеко не модным. Высокий рост, худоба и очки популярности тоже не добавляли. В 13 лет меня угораздило перевестись в другую школу. Из лицейного класса, попала в обычный. Но дело даже не в этом. Дело было в том, что некоторое количество одноклассников стояло на учёте в известных местах. Вот эта шайка всячески надо мной измывалась. Не буду вдаваться в подробности ежедневной травли. Расскажу о двух ярких случаях, которые нанесли не только моральную травму, но и физическую.
Случай раз.
Бежим с подружкой вниз по лестнице после уроков. Ну понятное дело, бежим не одни, нас толпа целая. Тут чувствую: Ленка - одноклассница со смехом толкает меня вниз. С Ленкой, самой собой, мы вообще ни разу не дружили. Да и пока бежали вниз, она что-то оскорбительное мне говорила. В итоге: я лечу вниз с пролета не касаясь ногами порожек, падаю, кричу от боли. Все вокруг ржут. Моя подружка Юля, пытается меня поднять, попутно крича на остальных, чтоб они заткнулись. Лена, испугавшись последствий, начинает доказывать, что столкнула с лестницы меня именно Юля. Ногу я не сломала, но связки разорвала. Пару месяцев дома просидела с лангеткой на ноге, была зима, и я даже во двор нос показать не могла. Когда я вернулась в школу несколько одноклассников расстроено сказали, что жаль я не сломала ногу, потому что тогда бы отсутствовала дольше.
Случай два.
Физкультура... Я по зрению была освобождена, но иногда ходила с подругой за компания. Стоим с ней в зале, ждём чего-то. Сзади топчутся ребята из нашего класса. Развлечение у них весьма своеобразное — колоть мою ягодицу перочинным ножиком. В один прекрасный момент нож входит на пол лезвия. Я чувствую резкую боль, у меня начинает кружиться голова. Провожу рукой по джинсам и вижу кровь. Смотрю на обидчика, он ухмыляется и вытирает нож о край рубашки. Дальше: швы в больнице, заявление в милиции. Заявление в итоге забрали. Мама парня слёзно просила это сделать, мы пожалели.
Можно бесконечно долго описывать сколько раз меня пинали, унижали и т.д. Меня поддерживала только Юля (с ней мы дружим до сих пор). Часть одноклассников меня травила, другая просто игнорировала это. Родителям я об этом не рассказывала, хотя с мамой у меня всегда были очень доверительные отношения. Закончилось все когда, я наконец-то постояла за себя. А если точнее, пару раз ударила основного обидчика. (Вовка, если ты читаешь это — привет! Надеюсь, твоих детей в школе никто не обижает). Надо сказать, его это не сильно образумило. Через небольшой промежуток времени он сломал другой девочке пару пальцев...
К чему такое долгое повествование? Ребят, научите своих детей уметь постоять за себя. И словесно и на всякий случай физически. А лучше научите их, уважать себя и других. Вот что было бы действительно здорово.

Буллинг Школа, Травля в школе, Травля, Длиннопост, Дети, Негатив

Школьные времена. Я сижу в первом ряду в синих джинсах. Рядом со мной Юля.

Показать полностью 1
298

Судьба

Если от Воронежа ехать на восток примерно сотню километров, то вы доберетесь в небольшой райцентр, именуемый Анной. А если уже от самой Анны немного отдалиться километров на пять, не больше, то вы окажетесь в небольшом селе под названием Левашовка. Некогда она была большой и многоголосой, сейчас же часть домов выкупили приезжие, да стоит несколько изб, где доживают свой век местные сторожилы.
Но в шестидесятые годы прошлого столетья жизнь там кипела. Было большое колхозное хозяйство, а в селе работала средняя школа, там учили до восьмого класса. Одной из учениц Левашовской восьмилетки была Валя. Мама Марфуша растила ее одна, потому что с мужем развелась еще когда Валя совсем маленькой была. Тот для семейной жизни не очень то подходил, не нагулялся видно еще. Но Валя нисколько не чувствовала недостатка тепла и внимания. Ее любили все: мама, папа, дедушки, бабушка, все родственники. А в деревеньках, куда не плюнь, все своя кровь.
Валя росла хорошей девочкой: улыбчивой, смышленой, доброй и отзывчивой. Училась на отлично, особенно ей удавалась математика. Школьная учительница Тамара Валентиновна быстро заметила, что у девочки способности к точным наукам и дала ей пару заданий уровнем выше, чем обычная программа. Валя справилась. Талант зарывать было нельзя и преподавательница отправила Валины документы для поступления в физико-математическую школу МГУ для заочного обучения. И ее приняли. По почте приходили контрольные, которые Валя с успехом решала. Тамара Валентиновна постоянно приносила девочке журнал «Квант», давала решать интересные задачи. Валя всей душой полюбила математику. Так продолжалось до окончания средней школы. Старшей в Левашовке не было, надо было ходить в Анну. Родственники, подумав, решили Валю отправить учиться в техникум, все таки Марфуше тяжело было одной тянуть ребенка и хозяйство, но дочка была отчаянно против. Проявила характер, ни в какую не соглашаясь уходить из школы. Учительница тоже уговаривала маму оставить дочь учиться, чтобы она потом могла поступить в институт. Марфуша согласилась на уговоры, и Валя переехала к бабушке по отцовской линии в Анну. А на выходных ходила пешком домой.
Директор старшей школы, оценив Валин табель, в котором были одни пятерки, сказал: «Ну чтоб и дальше так училась!» И Валя усердно трудилась. Очень скоро преподаватели поняли, что девочка прекрасно знает программу. Тогда учительница математики Лилия Николаевна стала давать Вале материал из высшей математики. Валя провалилась с головой в мир логорифмов и пределов, твердо решив, что будет поступать в политехнический институт. Как-то ей встретилась Фролова Верочка, они с ней учились в параллельных классах, ездили часто вместе на олимпиады. Та и предложила ей пойти на месячные курсы при ВГУ на новом факультете прикладной математики и механики. Немного поразмыслив, Валя согласилась. Пришло время поступления, конкурс был огромный — 21 человек на место, но Валя с подругой успешно сдали экзамены, и их зачислили.
Все это время Валю поддерживал ее близкий друг Саша. Они с ним были из одной деревни, он только старше на год. Тоже прекрасно учился, был очень разумным, рукастым. С детства управлялся с любой техникой, особенно любил мотоциклы. У них были настоящие романтические отношения, очень он оберегал Валю. На все вступительные экзамены ездил с ней в Воронеж, во всем был готов помочь ей. Они были красивой парой: оба высокие, стройные, совершенно не испорченные и чистые. Кто-то за них искренне радовалась, а кто-то завидовал черной завистью. Саша мечтал поступить в военную академию, но не прошел по здоровью, поэтому учился в политехе. После окончания института получил распределение в Елец, но перевелся в Анну на молокозавод главным технологом, чтобы быть поближе к любимой.
Валя к тому времени заканчивала университет, готовилась к защите диплома. В конце мая она ехала домой, повидаться с родными и близкими перед сессией. В рейсовом автобусе она встретила односельчанку, и та рассказала ей, что ее Саша разбился на мотоцикле насмерть. 23 мая 1980 года... Эту дату Валя запомнит на всю жизнь. Земля ушла из-под ног, будто ее выбил кто. Она ловила ртом воздух, пытаясь наполнить легкие, силясь что-то сказать. Но из груди только пытался вырваться крик. Восемь лет Саша был рядом, практически всю сознательную жизнь. У них все было распланировано... Они даже знали, как назовут детей... Все рассыпалось, развеялось, едва коснувшись... Дальше все происходило как в тумане.
Она как-то сдала экзамены и защитила диплом, получив распределение инженером-программистом на завод вычислительных машин в Орел, отправилась туда. В душе зияла рана, она ни на что не обращала внимания. Орел встретил ее пустыми полками в магазинах и какой-то невероятной нищетой. Но Валя могла довольствоваться очень малым, да и не хотелось ничего. Очень скоро на работе красивую печальную девушку заметил молодой механик. Его звали так же как погибшую любовь Вали - Александром. Даже отчество было такое же — Иванович. Александр стал всячески оказывать знаки внимания симпатичной девушке и та честно рассказала ему, что не сможет ответить взаимностью, потому что не так давно похоронила любимого. Валя сильно сомневалась, что вообще когда-то сможет испытывать подобные чувства. Но Александр был настойчив, сказав: «Ничего страшного, зато я тебя буду любить, со мною ты ни в чем не будешь нуждаться, я тебя все дам», продолжил ухаживания. А еще он красиво пел и играл на гитаре. Через какое-то время Валя сдалась и вышла за него замуж, рассудив, что все равно никого не полюбит больше, но хочет семью и детей. Из хорошего, но разнополого общежития от завода, они переехали в грязную квартирку, полную мышей и тараканов, потому что муж хотел жить вместе. «Это же временно в конце концов» - говорил он.
Прошло почти два года и Валя забеременела. Тогда начались первые проблемы в отношениях, Александр начал распускать руки и поколачивать жену. Валя давала сдачи. О разводе речи не шло, тогда не принято было.
Когда пришло время рожать, Валя была дома. Почувствовав схватки, она вышла из дома, чтобы позвонить мужу. Тот был на работе, красил какие-то заборы. Недалеко от их дома был нефтеперерабатывающий завод. И Валя отправилась к нему, но там ей воспользоваться телефоном не разрешили. Валя кое-как дошла до телефонной будки, которая была в километре от завода. Дозвонилась до мужа, тот вызвал скорую и поехал к Вале. Встретились они как раз около дома, Валя уже толком не могла идти от боли. Ее отвезли в роддом, где она родила сына Женю.
Александр пришел проведать Валю только через три дня. Он рассказал жене, что на радостях отметил событие с коллегами, а после сел «зайцем» на проходящий поезд. Тот оказался скорым и остановки возле их дома не делал, поэтому Александр в плацкарте залез на третью полку для вещей и так доехал до Харькова. В Харькове он купил сосисок и отправился назад в Орел.
Дальше жизнь шла своим чередом. В материальном плане им и вправду стало легче. Александр был далеко не дурак и вскоре стал занимать руководящие посты. Они переехали в собственную квартиру. В остальном все было плохо. Муж все больше выпивал, постоянно пропадал где-то. А приходя домой, сначала начинал гонять кота, а потом принимался за жену с сыном. Дело дошло до того, что Марфуша на зиму приезжала из Анны, чтобы дочке было легче. Марфу Никаноровну Александр побаивался и в ее присутствии так не бесчинствовал.
Когда Женьке исполнилось шесть, Валя не выдержала и собралась подавать на развод. Но в этот момент сын начал плакать и уговаривать Валю передумать, потому что «папку жалко». Валя уступила. Кошмар продолжался. Летом, когда Марфуша уезжала обратно в деревню с Женькой, Александр писал теще письма с угрозами и предложениями забрать и Валю, а то он ее матери в гробу вышлет. Они стали жить в раздельных комнатах. Когда Женя подрос, начал защищать мать и драться с отцом. Однажды, разбив папаше нос, сын сказал Вале - «Разводись». Та аккуратно ночью собрала вещи, а днем в обеденный перерыв, забрав кота, они переехали в маленькую комнату заводского общежития. Места там хватало либо для стола, либо для раскладушки. Поэтому, когда Женька поступил в институт, чертежи приходилось делать на полу.
Разводились они через суд, со страшным скандалом. Женя на тот момент был семнадцатилетним, поэтому на вопрос судьи с кем он останется ответил: «С мамой. Отец — мужчина, он справится». Но отец обиделся и не разговаривал с сыном несколько лет.
Как тяжело Вале было растить сына одной, без денег, с постоянными разборками, устраиваемыми бывшим мужем, история достойная отдельного рассказа. Она говорит, что это уже не важно.
Валя больше не вышла замуж, посвятив себя сыну. У нее, конечно, были мужчины, и она, конечно, легко могла построить личную жизнь. Но нет! С нее было довольно, сын во сто крат важнее. Александр продолжал разрушать свою жизнь алкоголем, практически не появляясь в жизни Жени.
Валя — это Валентина Владимировна. Моя свекровь, мать моего мужа. Спасибо ей за него. Она очень сильная и в то же время добрая женщина. С большим сердцем и порядочностью, которую сейчас редко встретишь. На ее пути было еще много горестей и бед, но из всех она вышла незапятнанной и с чистой совестью. Искренне желаю всем девушкам такую свекровь, которая по счастливой случайности досталась мне. Будьте всегда счастливы, Валентина Владимировна! Кто, если не вы?

Показать полностью
490

Начальницы

Свою трудовую деятельность я начала 08.08.2008. Красивая дата. Тогда как раз мода была на них, очень популярно для свадеб. Да и уж «знак бесконечности» как нельзя лучше подходил для счастливого союза двух любящих сердец. Мне же всегда казалось, что обилие восьмерок предвещает мне беспросветную пахоту. Но кого я этим хочу удивить?
Я, как выпускник Орловской банковской школы (было ещё совсем недавно такое учебное заведение), поступила в институт на заочку. Вопросов о дальнейшем будущем не стояло. Надо было искать работу. Нашла я ее достаточно быстро. Сбербанк «гостеприимно» распахнул свои двери для меня. О начале моего трудового пути в этой организации можно написать отдельный пост, но хочу рассказать не об этом.
В Сбере я проработала в большом коллективе около четырёх лет. За этот срок у меня сменилось несколько начальниц. Вот об этом подробнее.
Первой была женщина, которую я откровенно раздражала. Мне только исполнилось девятнадцать. Я была юна, весела и наивна. Конечно же делала ошибки, но старалась. Очень. Задерживалась на работе, как и все, корпела над документами. Но со стороны начальства это совершенно не оценивалось. Иногда дело доходило до абсурда. 31 декабря мы очень надеялись вовремя уйти с работы, новый год как никак. Работу мы закончили, как и планировали, и я подошла к начальнице, чтобы спросить, можем ли мы идти домой. Она ответила : «Конечно, только перебей ленточки в архиве». Архив этот, к слову, в перебивании ленточек совершенно не нуждался. Домой я приехала под бой курантов.
Когда пришло время первой сессии, и я принесла начальнице вызов в институт, она, покрутив листок в руках, усмехнулась. «Иди, работай. У нас так не принято.» Хорошо, я приняла условия игры. Со своим уставом в чужой монастырь не лезут же. Да и права качать я совершенно не умела. Очень скоро мой рабочий день стал выглядеть так: к 7:30 я прибегала на работу, что-то судорожно делала, в 09:00 неслась в институт, благо он было в недалеко от банка, для сдачи зачета или экзамена, к 11:00, по мнению начальницы, я должна была успеть вернуться на рабочее место. «Что угодно делай, но в 11 будь как штык». Ну и естественно после работы я должна была задержаться на все время отсутствия. Пока оно шло, на мой телефон переадресовывали звонки клиентов. В какой-то момент начальница предложила мне все-таки выбрать между институтом и банком. Я тогда впервые возмутилась, напомнив, что руководство знало, что я учусь на заочке, когда меня брали в банк. Дело уже доходило до того, что я бежала на экзамены, не зная, что в этот день сдаю. Ведь на работе приходилось задерживаться до поздней ночи. Приходить домой в десять вечера каждый день стало совершенной нормой. Готовиться к экзаменам я физически не успевала, поэтому сдавала сессии кое-как. Лишь бы на следующий курс перейти. Институт я закончила, конечно. Защита и написание диплома пришлись на то время, когда я уже уволилась из Сбера. И к удивлению некоторых преподавателей, которые так же, как и моя начальница, предлагали мне выбрать между учебой и работой, защитила диплом и сдала госэкзамены на отлично.
В общем, за несколько лет под таким руководством мне стало абсолютно понятно, что я никто и зовут меня никак, что пахать мне, пока не сдохну, что никто не то чтобы «спасибо» не скажет, а еще и при любом удобном случае кусок премии оттяпает.
Но ничто не бывает вечно и, слава богу, несправедливость тоже. Начальница у нас уволилась. На ее должность пришла совершенно адекватная женщина - Кольдичева Светлана Владимировна. Пахала она, как проклятая, на нее навесили кучу обязанностей, но она всегда поддерживала и защищала нас. Когда мне сделали операцию по коррекции близорукости, я месяц просидела на больничном. А как вышла на работу, начальница отправила меня на три месяца на инвентаризацию, чтобы я смогла полностью восстановиться после операции. Я была в шоке, эта была легкая, статусная работа, на которую ездило только высокое руководство. Когда я сидела на инструктаже, все косились. Что здесь делает рядовой сотрудник? Не знаю, как Светлана Владимировна умудрилась пропихнуть меня туда. Я даже не помышляла о работе там, но она это молча сделала. Просто позаботилась обо мне. Позже ее перевели в другое отделение, а где-то через год я написала заявление на увольнение. Она услышала об этом и нашла меня, чтобы попрощаться. А подаренный ей на память браслет я до сих пор храню.
У меня было много других начальников и начальниц, но никто не мог сравниться с ней. А всего и надо было проявить немного внимания к проблемам коллег. Она была всегда на нашей стороне, а мы свою очередь всегда готовы были сделать для неё то, что нужно, даже жертвуя своими выходными.
Мы не виделись уже много лет. Я очень надеюсь, что у нее все хорошо. Она этого действительно заслуживает.


P.S. Дорогие мои 396 подписчиков) Если считать школьными классами, то меня читают как минимум 4 параллели. Это оооочень круто! Вы стабильно со мной. К моему удивлению и радости никто не отписался, вас становится только больше) Поэтому вопрос: Что вам нравится? Небольшие истории из моей жизни или рассказы о моих знакомых? Может быть есть темы, которые вам особенно интересны?) Будет здорово, если вы напишите) а я постараюсь вас не разочаровать)

Показать полностью
931

Обмороки

Падать я люблю до такой степени, что муж в «скользкое» время года обычно просто за шкирку меня доводит из точки А в точку Б. Но сейчас не о врожденной неуклюжести.
В юности мне, как многим, ставили мифический диагноз ВСД. В моём случае выражался он гипотонией, высоким ростом, явной худобой и обмороками. Падала я в них достаточно часто, особенно в транспорте. Расскажу о нескольких самых ярких случаях.
Первый случай произошел, когда мне было около двенадцать лет. Ехала в переполненном трамвае на процедуры в поликлинику, в руке сжимала сдачу за проезд. Упала в обморок совершенно неожиданно, будто свет выключили. Меня подняли, освободили место, чтобы я села. Кто-то дал попить воды, кто-то какие-то таблетки (которые я проглотила, благо ничего плохого не случилось), даже мелочь рассыпавшуюся из моего кулака собрали и отдали мне. Одна женщина опаздывала на работу, но все таки расспросила меня: куда я еду, и где работают мои родители. Поликлинику я благополучно проехала, но в паре остановок от нее работал мой отец, и эта женщина отвела меня к нему на работу.
Второй случай произошел, когда мне было шестнадцать лет. Как сейчас помню: июнь, защита курсовой по истории. Это, наверное, был первый и последний раз, когда я так к чему-то готовилась. Курсовая была написана от руки, не потому что у меня в то время ещё не было компьютера, а потому, что я посчитала архиважным начинать каждый подпункт с витиеватой буквы, тщательно срисованной из книжки соответствующей тематики, так как тема моя была «Киевская Русь от Рюрика до Владимира Мономаха». Всякие плакаты и пособия были оформлены не хуже самой курсовой. Как итог, спала я крайне мало, пока ваяла проект. В день защиты стояла ужасная жара. Я же нарядилась как на собеседование в «Газпром». Черный костюм, блузка, плотные колготки. То еще было зрелище.
Так вот, возвращалась я домой в одном трамвае с подружкой. Та выходила на пару остановок раньше меня. Всю дорогу меня мутило. За одногруппницей двери ещё не успели закрыться, как мне окончательно стало плохо, я поняла, что до дома точно не доеду. Поплелась на ватных ногах за ней, пытаясь ее окрикнуть, а звуки в горле застревают, в глазах темно, во рту какой-то металлический привкус. Осела я прямо посреди асфальтированной площади на самом солнцепеке. Очнулась, а меня оттащили на какую-то картонку в теньке. Рядом много людей, кто-то давление мне меряет, кто-то влажной салфеткой лицо обтирает, кто-то пытается водой напоить. Помню даму преклонных лет, сующую мне под нос соленый огурец. С какой целью ума не приложу. Может думала, что я в голодном обмороке. Мне вызвали скорую, очень бережно в нее отнесли. В воспоминаниях все урывками, я периодически снова теряла сознание, такое ощущение было, будто обратно в омут засасывает. Скорая привезла меня почему-то домой, родителей в квартире не было, ключи я не в состоянии была достать. Меня отдали соседям, у которых я провалялась до прихода мамы.
Третий случай произошел, через три года. Снова в транспорте. Ехала с утра на занятия в маршрутке, начала кружится голова. Ближе к концу поездки стало совсем плохо, но я точно знала, что в моем колледже есть врач, который сможет мне помочь, поэтому стоически держалась. А когда уже пора было выходить, провалилась в обморок. Очнулась от того, что через лежащую меня, перешагивали. Следующие двадцать минут своей жизни я не помню вообще. Как вставала, как дошла до колледжа, спустилась на цокольный этаж к врачу...Вот понятия не имею... Могу сказать, что точно по дороге где-то еще валялась, потому что куртка была грязная. В итоге мне померили давление, округлили глаза, почистили мне одежду и отправили домой. Как до дома ехала, тоже помню весьма смутно. Ужасный был день.
Я очень благодарна людям, которые мне помогали и помогают в моменты, когда я в этом нуждаюсь. Сама всегда стараюсь подойти к человеку, которому, как мне кажется, в данный момент необходима помощь. Ведь лучше быть посланной в грубой форме, чем пройти мимо того, кому твоя помощь жизненно необходима.
Такие вот дела...

279

Несчастливое детство

Лена забеременела очень не вовремя. Последний курс института, они только-только поженились с Андреем, денег катастрофически не хватало, в стране не пойми что. Она совершенно не представляла, как сможет родить и растить ребенка. После разговора с мужем, решили: аборт, еще успеют нарожать детей. Сейчас вот совсем некстати. Решить-то решили, но сразу такое не сделаешь же. Советский союз по швам трещит, медицина оставляет желать лучшего. А тут выясняется, что ее близкая подруга Юля тоже в положении. Разговорились. Юля ее давай отговаривать. «Грех же на душу! Да и вообще, у вас семья, бабушки и с одной и с другой стороны есть. Не пропадете. Андрей не хочет? Да это он пока необходимости не видит, а потом кто его знает. Подумай, Лен, хорошенько...»
Посмотрела Лена на подругу, поговорила еще раз с мужем и решила беременность все таки оставить. В середине осени она родила девочку, так же, как тремя месяцами ранее Юля. Долго всматриваясь в лицо дочери, Лена не совсем могла понять, что чувствует. Любит, конечно, это же часть ее. Но что точно поняла она тогда, что ребенок никогда и ни за что не станет помехой ее амбициям. А амбиции у Лены были большие, да и у Андрея не меньше. Дочку назвали Алиной. Откормив ее грудью положенные три месяца, Лена вышла на работу. Муж на тот момент удачно устроился в одну из крупных организаций города и нашел ей хорошее место. Алине оборудовали у каждой бабушки по детской комнате, накупили ворох вещей и отдали на попечение родительницам. Лена же с Андреем погрузились в работу, занялись карьерой, а дочь периодически забирали на выходные.
Шло время, девочка росла. А в семье Юли росла ее дочка Аня. Жили они не богато, но достойно. Юля, пробыв в декрете полных три года, вышла на свою должность учительницы в школе, муж работал врачом на двух работах. Как-то справлялись.
Каждый день рождения Ани они обязательно отмечали. Настоящий праздник устраивали. Девочка звала своих подружек, Алину в том числе, конечно. Юля накрывала стол: разные салаты, так любимые Аней куриные отбивные, нарезки, газировка. Венчал это все домашний торт «астра», красиво украшенный клубникой сверху. Девочки целый день проводили дома за столом и играми.
Каждый новый год Алина загадывала два желания: чтоб она постоянно жила у родителей и чтобы у неё тоже был день рождения, как у Ани. Но чуда не случалось. Родители много работали, карьеры шли в гору, будние вечера они предпочитали проводить вдвоем. А дни рождения... Ну к чему это?
Как-то Алина позвала подружку-одноклассницу к себе домой в субботу после уроков. Лене это очень не понравилось. Зачем это чужой девочке заходить в их дом? У нее что своего нет? Играйте на улице, нечего по квартирам шастать, еще пропадет чего.
Однажды летом Алину с Аней отправили на смену в загородный детский лагерь. Очень хороший. Лена с Андреем поспособствовали. Тогда таких лагерей по России было раз, два и обчелся. Куча развлечений, дискотеки, прекрасные условия проживания, во всех окнах корпусов стояли пластиковые окна под дерево, а в столовой давали дефицитные салями, корнишоны и фрукты. Вобщем детский рай. Аня была в полном и безоговорочном восторге. Три недели пролетели для нее веселым и цветным вихрем. Алина же все это время пыталась уговорить родителей забрать ее домой, потому что на летних каникулах можно было дольше оставаться с родителями. Но те были непреклонны, деньги ведь заплачены.
Алина росла с постоянным чувством недостатка любви. Мама с папой любили ее, конечно, но совсем не так как Анины родители любили свою дочь. Они никогда не читали ей книги, не играли с ней. У них никогда не было на неё времени. Родители порой казались чем-то недосягаемо прекрасным.
Когда Алине исполнилось семнадцать, отец получил повышение и они с мамой переехали в соседний город. Алина наконец оказалась на постоянном проживании в родительской просторной квартире. Одна. Со скуки завела себе собаку. Стало чуть веселее. Кое-как закончила институт. Родители быстренько пристроили ее на хорошее, но трудоёмкое место. Но не выдержав и пары недель, Алина ушла с работы. Но в действительности гнуть спину смысла не было, поэтому ей нашлась должность администратора в небольшой частной клинике. Так жизнь текла своим чередом. А Алине все так же не хватало света и любви. Да и отношения с парнями как-то не складывались. Нет, каждые ее отношения держались около года. Но потом почему-то все рушилось. Алина была весьма хорошенькой девушкой, большой чистюлей. Всегда отлично выглядела, неплохо готовила... И в каждого своего молодого человека она вцеплялась мертвой хваткой и прямо-таки душила своими чувствами... Те не выдерживали и покидали ее. Алина ужасно страдала, не понимая, почему ее опять бросают.
Но в 26 свершилось!. Она нашла мужчину, который стал всем для нее. Сначала заняла в его жизни роль любовницы, потом жены. Родила ребенка... Тоже девочку. Дочку она прокормила грудью три положенных месяца и передала на попечение няням. Она еще будучи беременной прекрасно понимала, что ребенок никогда не станет между ней и мужем. Она слишком много делала для этого брака. Тренажерные залы, косметолог. Одно создание образа «сильной, но мягкой» занял у нее не один год. Она должна была сопровождать мужа везде, воплощать собой все, что он хочет....
Алина активно занимается своим профилем в соц. сетях, показывая миру как быть успешной женой бизнесмена. Она правда прекрасная жена. И я уверена, что она любит свою дочку. Также как и Алину любили ее родители.

Показать полностью
2638

Память

Маму в этом мире мало, что могло сломить. Характер был из стали. Она ведь в большой семье родилась, было в которой шестеро детей. Еще из детдома взяли Танюшку, ее воспитывали, как свою. Тогда даже говорили не детдомовская, а заведенская. Так вышло, что бабушка умерла от возвратного тифа, когда моя мама совсем крошкой была. Она с братом Николаем младшие были, ей пять лет, а Коле три года. Когда похороны были, одна соседка даже сказала: «И этих двоих сверху бы положить надо, не выживут одно.» После она остеомиелитом заболела, но чудом ее выходили. Когда маме пятнадцать лет было, ее себе в прислуги одна еврейка забрала в Москву. Мама достаточно долго там работала, та хозяйка ее многому научила: готовить, шить, вязать. Правда, один раз еврейка часы золотые потеряла и подумала, что это мама их украла. Вызвала милицию, маму забрали в участок. А утром хозяйка те часы нашла, маму из участка забрали. Только она напраслины не простила, в жизни ничего чужого не брала. Развернулась, и уехала поближе к дому в Орел. Там вечернюю школу закончила и курсы на парикмахера, там же хорошего человека встретила, замуж вышла и меня родила.
На второй день, после объявления войны призвали отца Ивана. Уходя, он так маме и сказал: «Клава, езжайте к моей матери в Поныри (деревенька в Курской области). В городе голод будет, помрете. А там вам пропасть не дадут. Там земля прокормит.» Надо ехать, значит поедем. 23 июня папа на фронт пошел, а мама со мной под Курск. А 25 июня Орел уже немцы бомбили.
Мама парикмахером работала, мужским мастером. Тогда же как... Бритвы только «опасные» были, поэтому стриглись и брились в парикмахерских. Начало войны, мужчин в деревне хватало еще, так что работу мама без проблем нашла. Расплачивались по большой части едой, к чему тогда деньги-то. Что на них купишь? Так что мама скоро собрала макарон (тогда еще красивых, беленьких, твердых. Это после они стали серыми и рыхлыми), муки, круп каких-то...
Похоронка пришла в ноябре, а погиб папа в сентябре. Пару месяцев только и повоевал. Но горевать было некогда, навалилась зима, в 1941 она была снежной и лютой. Свекровь, не долго думая, мамочке моей сказала : «Езжай-ка ты в Орел. Лишний рот мне тут не нужен. Сын погиб, а ты мне никто. Валю вон оставь. Внучка все-таки.»
Деваться некуда. Пришлось уезжать и меня пришлось оставить, ведь с грудным ребенком на руках, она бы до дома не дошла. В Орле неизвестно что: немцы то ли на подступах, то ли хозяйничают уже… Но до города она добралась и зиму пережила. Опять профессия прокормила. Все думала обо мне, но разве до Понырей теперь доберешься. Кругом немцы, в лесах партизаны. Хотя весточки все-таки приходили. Основной пункт сбора информации где? На рынке, конечно. Вот по весне, на этом самом рынке мама знакомую с малой родины мужа встретила. А та смотрит на нее недоуменно.
- Ты, - говорит, - что здесь делаешь? У тебя дочка помирает.
Маме тогда 29 лет было. Я не знаю, как она до свекрови добиралась. Молодая, красивая девушка идет через лес, возможно, где-то сокращая путь на грузовых поездах. Как ее не поймали, как за партизанку не приняли? Не рассказывала… Правдами, неправдами, но в Поныри мама пришла и еды с собой принесла. Ни бросься она тогда под Курск, точно бы я умерла. Мамочка моя зашла в дом свекрови, а я сижу на табуретке и крошки пальчиком со стола собираю. И в рот их. Она, в слезах, мне кусок хлеба дает, а я удержать его не могу. Сил нет совсем...
Мама говорит, что я вся будто «мхом» была покрыта, дистрофия страшная была. Кожа сморщилась, будто в нее не по размеру меня нарядили. Оказалось, меня только морозовой свеклой кормили. То, что мама, собрала из еды, пока в деревне работала, мне не досталось. Бабка, наверное, с дочерьми сама и ела. Как моя родная бабушка это могла допустить?! Я же последнее, что от сына осталось! Но она, видимо, решила, что раз мой папа погиб, то и мне жить не стоит.
Мамочка меня в Орел понесла. А как с больным ребенком идти? Немцы, конечно, ее почти сразу поймали... И снова маме повезло. Я хоть совсем худая была, но личико осталось хорошеньким. Светлые волосы, большие карие глаза, как у мамочки. В нашей семье у всех девочек ее глаза. Немцы нас пожалели, один, даже плакал, глядя на меня. Вспоминал своих детей и жену, боясь, что с его семьей то же самое в родной Германии. Я думаю, что они ее почти до Орла и довели. Как бы она иначе со мной добралась? А ведь могло сложиться все совсем по другому: изнасиловали бы и убили ее, а меня в овраг бы выкинули.
Орел был в оккупации почти два года...Два долгих страшных года. Мама все также работала парикмахером. Иногда разные начальники вызывали ее для стрижки непосредственно на рабочие места, тогда мамочка приносила в своем рабочем чемоданчике (я называла его «маляй», потому что он совсем маленький был) разную еду. Этим и жили.
Как-то мама отвела меня к знаменитому врачу, имени и отчества уже не вспомню, а фамилия его была Преображенский. Он у себя дома принимал, очередь огромная была к нему. Стояли долго, а за нами бабушка старенькая была. Пристально так на меня смотрела, а потом сказала: «Ох, ох, девочку надо поднимать. Масло, сметана, яйца. Масло, сметана, яйца». Так мамочка моя где-то нашла козу. Назвали ее Мартой, потому что в марте родилась. Вот же характер у этой козы был, вредная, просто ужас. Но с задачей своей справлялась, на молоке ее меня и подняли.
Подпольное движение было все эти годы в Орле очень сильным: взрывали продовольственные и топливные немецкие склады, укрывали советских солдат, убивали фашистов. Патриотов расстреливали на главных улицах города, часть отправляли в концлагеря. В июле 1943 года началось освобождение Орла. Мы тогда жили в доме на переулке Володарского, в совсем маленькой комнатушке, в жутких условиях. С другой стороны улицы был большой купеческий дом, с просторным подвалом. Там мы бомбежки и пережидали. Одно из самый ярких воспоминаний этих дней. В подвале много народа было, и как-то вышло, что основная часть людей в одном углу была, а мы с мамой и еще одним молодым парнем в другом. Сидели там втроем, громыхало наверху, звуки страшные, а мысли еще страшнее. К вечеру холодно стало, люди с другой стороны подвала начали нас к себе звать. Вместе же теплее. Мама меня поднимать стала и на парня, который рядом сидел, посмотрела.
- Пошли с нами. Вместе и теплее, и не так страшно, - говорит.
- Попозже, - отвечает, - посижу еще один немного.
Ну мама и не стала настаивать. Мало ли о чем человек думает и что переживает. А буквально через несколько минут раздался страшный грохот и треск, на нас каменная крошка посыпалась, земля, куски чего-то непонятного. Но не сильно, испугало больше. Как пыль немного рассеялась, смотрим, а парня в углу напротив нет, да и самого угла нет, обвалился угол. Вот так. Судьба значит.
Помню, как танки освободителей потом по Орлу ехали, прямо по центральной Московской улице. Кадры этого момента потом весь мир облетели, а наш город стал «городом первого салюта». День города мы отмечаем пятого августа, как раз в день его освобождения. Помню, как мамочка высоко меня держала, а танки шли и шли, а люди кричали, радовались. Всеобъемлющее счастье, его рукой потрогать можно было. И хоть я маленькая тогда совсем была, это чувство помню.
Мама всю войну переписывалась с братом Николаем, они очень близки были. Его призвали в одно время с отцом, только он всю войну прошел. Офицером был, звание — гвардии лейтенант. К одной из зим, прислал мне тулупчик заячий беленький. Я в нем не один год ходила. В начале осени 1945 он мама писал: «Еду к тебе, сестренка. Везу вам с Валечкой гостинцы. Ждите.» А в октябре нам пришла похоронка, в ней указано было, что Савоськин Николай Петрович 01.10.1945 был убит во время сна в поезде, похоронен на кладбище города Беутен (Бытом) в Польше. Как мама плакала! Никогда я такой ее не видела, никогда.
Помню, как я мечтала, что у меня будет папа. То что родной погиб, я знала. Но у подружки моей отец был, и жили они совсем по-другому, мне казалось. У нее же был настоящий папа! Разве нужно еще что-то для счастья?
Моя мечта исполнилась. Маму познакомили с замечательным человеком. Жилкиным Алексеем Павловичем. Все удивлялись. Такой мужчина! Фронтовик, руки золотые, добрый, красивый, а женился на упрямой вдове с ребенком, хотя свободных девушек с покладистым характером и без детей пруд пруди. Он на это всегда отвечал: «А она нежная». Моя мама! Ее характером хоть гвозди забивай, а для него она нежная была. Он меня очень любил, и я его не меньше. Царствие им небесное, вечный покой, мамочка и папочка мои.

Память Реальная история из жизни, 9 мая, Великая Отечественная война, Война, Детство, Длиннопост

Эту историю мне рассказала моя бабушка - Ампилогова Валентина Ивановна. На начало войны ей было восемь месяцев, а на фотографии выше около двадцати. Но этот снимок, совершенно неожиданный для нее, по настоящему передает какая она сильная и солнечная.
Эти несколько страниц текста я писала несколько дней, просто не находя в себе силы быстро пропустить ее детство через себя.
Таких судеб тысячи. И многие из них, как и эта, записаны в потрясающей книги "Война девочки Саши" автора @DoktorLobanov.
Истории, которые навсегда остаются в сердце...

Показать полностью 1
186

Музыка жизни

Очень хочется написать о чем-то хорошем. Мои посты по большей части в черных красках. Я честно не специально. Оно само.
Так уж вышло, что для меня что-то хорошее - это в первую очередь музыка. А если точнее — рок. Началось все достаточно обыденно. Где-то до 2003 года из рока я слышала только «Кино». Причем о Цое у меня было противоречивое мнение. Его слушала компания ребят постарше, вечно пьяных или обдолбанных, кто разберет. Так что на тот момент «Кино» мне вроде нравилось, но немного и пугало. Ассоциативное мышление, ничего не поделаешь. Еще я слышала пару отдельных песен. Четко помню три: Наутиулус Помпилиус «Дыхание» (слов толком не знала, но петь любила), Сплин - «Орбит без сахара» (эту услышала самой первой, очень нравилась, только о какой такой «сессии» пелось решительно не понимала) и «Агата Кристи» - Сказочная тайга (горланила постоянно, воспринимала как невероятно крутую сказку). Ну и все на этом.
У моей подружки был брат, старше нас лет на семь. То есть в 2003, когда нам было лет по 13-14, он был здоровым дядькой и слушал крутые группы: «Сектор газа», « Арию», «КиШ», «Scorpions», «AC DC» и т.д. Нам позарез надо было быть не хуже.
Начали с «Арии». Ооо, песни заучивались наизусть, каждый альбом изучался очень внимательно. Любимыми были «Игра с огнем», «Ночь короче дня» и « 2000 и одна ночь». Сначала слушали все на магнитофонах. Помню, как вечерами сидела за закрытой дверью кухни с кассетой Наутилусов и прикладывала уху к динамику, чтобы расслышать тихую музыку, потому что маленькая сестренка спала, и не дай Бог ее разбудить. Юлька, у которой был крутой двухкассетный музыкальный центр, записывала мне на кассеты песни «Сектора газа». Отбирались они тщательно, мат был под запретом дома. Потом в 2006 мне купили компьютер. Помню, лето, идем с Юлькой слушать «Арию» ко мне домой. Обязательно колонки развернем в открытое настежь окно. Надо с людьми счастьем поделиться, не нам же одним такое чудо слушать. Тогда это вообще в порядке вещей было: ходить по улице с бумбоксами и выставлять колонки в окна. Из кассетных ларьков вообще день и ночь орали популярные исполнители.
Примерно в это же время у меня появился первый мобильный телефон. Цветной! С 32-ухголосной полифонией. Камеры в нем не было, это считалось невероятным шиком по тем временам, ну по крайней мере для провинции. Зато было радио. И там я поймала «Наше радио».
Господи, для меня открылся целый новый мир. Одной из первых услышала «Из коры себе подругу выстругал» «Пикника». И все... До сих пор помню свой шок. Это что, музыка и вправду может быть такой? Вот прямо сейчас? Как эта музыка попадала в меня! Это же я в ней, точно! Именно так я звучу!
В то время я запоем читала «Дозоры» Лукьяненко и там были просто целые тексты песен, которых слушал в плеере Антон Городецкий. Вот эта эстетика подходящей песни под соответствующий момент жизни до сих пор со мной.
А по «Нашему радио» шли «Алиса», «Калинов мост», «ДДТ», «Ночные снайперы», «Мельница», «Сплин».... Да все! Я слушала прямые эфиры и записи в любой удобный момент, жадно глотая музыку, как воздух. Именно тогда я услышала о «Нашествии».
Вы должны понимать, мы у себя в спальном районе Орла будто за стенкой жили. Мы не могли даже представить, что когда-нибудь увидим и услышим вживую любимые группы. Об этом даже не мечталось, это было то же самое, что в космос полететь. Конечно, мы знали, в крупных городах наши кумиры дают концерты. Но поехать туда возможности совершенно не было. Никто бы нас никуда не пустил, страшно было родителям. Не так давно девяностые отгремели, почвы под ногами еще не чувствовалось. Да и денег лишних не было. Например, одежду и обувь покупали только по жесткой необходимости, когда старая приходила в негодность. За питанием мама, конечно, следила, но ели без излишеств, были времена, когда в холодильнике год сыра не было. В Орле рок-музыканты, наверное, давали редкие концерты. Но информацию достать было невозможно, не было никакой рекламы в медиа. Тогда только начали появляться наружные баннеры, я помню, как радовалась, когда видела их установку. Казалось, города начинают выглядеть почти как в иностранных фильмах.
Поэтому не то что концерт, а ЦЕЛЫЙ фестиваль обожаемой рок-музыки, продолжающийся несколько дней, был просто невероятным действом. Что-то из ряда вон выходящее! Попасть на такое мероприятие и можно спокойно умирать. Поэтому я слушала прямые эфиры с замиранием сердца, ловя каждое слово ведущих и исполнителей, даже не представляя, что когда-нибудь окажусь там. Это было просто невозможно! Не в этой жизни...
На мой первый рок-концерт меня пригласил тогда еще мой молодой человек, а теперь муж. Спасибо, Жень! «Ария» с кассет нашего детства уже перестала существовать, но был «Кипелов». Я стояла в середине фанзоны и просто не верила, что несбыточная мечта отрочества сбылась. Голова кружилась от эмоций. Я сорвала себе голос, потому что каждую песню не пела, а кричала, как в последний раз, отбила ладони, хлопая в них и потянула руку, выкидывая «козу». Как же я была счастлива...
В этом году мы поедем на наше четвертое по счету «Нашествие» Место, где я чувствую абсолютный детский восторг и полное попадание в событие. Мы едем не вдвоем, нас много. Мы все очень разные, но уже родные. По духу уж точно. Я жду встречи... И сегодня встречусь с многими на акустическом концерте Ангела неБес в Москве.
Рок для меня не просто песни, это звучание моей жизни, ни на йоту не связанной с музыкой. Рок для меня — это то, что дает мне сил, когда они нужны и помогает грустить, когда требуется. Рок — это моменты, которые навсегда остаются в памяти. Рок — это я.

Показать полностью

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор для геймеров

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

Переключаемся на вторую скорость: «Месяц геймеров» на Пикабу в разгаре. Не обращайте внимания на календарь. На конец августа мы оставили самое интересное. Второй пост посвящаем геймдизайну и храбрости. Читайте историю Антона, который тестировал монитор LG UltraGear 34GK950G.


Всем привет! Меня зовут Антон, и я геймдизайнер. Моя специализация — нарративы, игровые ивенты и механики погружения. Занимаюсь, в основном, мобильными играми, но работал и над проектами на ПК. Несколько лет проработал в офисе, и теперь на фрилансе.


Ребята из Пикабу предложили мне протестировать игровой монитор LG UltraGear. Поработать на мониторе с Nano-IPS матрицей — интересный опыт, поэтому я быстро согласился. Хотя уже по пути домой мне стало немного не по себе.


О первом впечатлении


Первое, что бросается в глаза при знакомстве с LG UltraGear, — коробка. Она прямо мощная. Тащишь ее из магазина (или из офиса Пикабу, как я), и все вокруг видят, что у тебя в руках бомбический экран для игр. Именно для игр. Упаковка с первого взгляда дает понять — продукт для геймеров. На коробке изображен сектант с мечом в черном балахоне. Видимо это производит сильное впечатление на окружающих, потому что старушка на лавке возле подъезда испуганно меня перекрестила, пока я корячился с огромной коробкой в дверях.


Притащил, выдохнул и принялся за распаковку. В комплекте поставки у LG UltraGear тонкая металлическая опорная стойка-бумеранг и стопка макулатуры с инструкциями. Стойка крепится к пластиковой подставке, чтобы регулировать высоту и угол наклона. Собирается монитор просто, справится и ребенок (но понадобится отвертка). Монитор на подставке держится плотно, хоть и выглядит пластмасска внешне ненадежной.


Из приятных элементов дизайна — матовая задняя часть корпуса и аккуратный пул разъёмов. Из неприятных — красный и черный цвета оформления. Сочетание не совсем в моем вкусе, но это субъективно.


Комплект кабелей монитора стандартный: USB, HDMI и DisplayPort. Важно: кабели не слишком длинные, поэтому рассчитывать на то, что монитор и системный блок будут стоять в разных частях комнаты, не стоит. Для подключения экрана к ПК я использовал DisplayPort, а к Mac подключал его через HDMI. Разъема USB-C у монитора нет. Зато есть удобная функция переключения между каналами входа через интерфейс: можно не вынимать кабель и переключаться между, например, компьютером и приставкой.


При подключении монитора на задней панели активируется цветная LED-подсветка. При желании ее можно кастомизировать по цвету или отключить совсем. В меню экрана меня особенно впечатлил «Режим игры» с возможностью настроить частоту матрицы на 120 Гц. Производитель как бы намекает: эта вещь не для работы. Она для того, чтобы запустить Battlefield 5 на максималках.

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

Теперь пора признаться: несмотря на то, что я работаю над играми, настоящим геймером я себя не считаю. Люблю посидеть пару вечеров в Civilization или одной из игр Paradox, играю в проекты, над которыми работаю. Но основные продукты мейнстримной индустрии, вроде AAA-шутеров или RPG, для которых как раз и создаются такие мониторы, — это не мое. По правде говоря, у меня даже нет железа, которое раскроет потенциал монитора в таких проектах. На игровом компьютере у меня установлена старенькая GeForce GTX 760, а работаю я с Macbook Pro версии 2017 года. Ни мощной видеокартой, ни разъемом DisplayPort этот ноутбук похвастаться не может, подключать монитор к нему придется через переходник.


К моменту запуска монитора я начал паниковать. В голове уже набатом стучало «Проваленный обзор», и я малодушно подумывал о том, что стоит вернуть монитор, пока не поздно.


О характеристиках


После недолгих метаний, я все же взял волю в кулак, а себя и мышку — в руки. Монитор же мне дали на тестирование как геймдизайнеру, а не геймеру. Решил, что попробую пару дней поработать за ним, а там видно будет.


У монитора очень быстрая матрица, но вытянуть ее до 120 Гц мои видеокарты не смогли. Пришлось ограничиться скромными 60 Гц. Технология Nano-IPS, о которой много пишут, впечатляет. Я параллельно прогнал простые тесты на LG 34GK950G и моем стандартном мониторе AOS i2475Pxqu с IPS-матрицей. Понятно, что весовая категория несопоставима, но все же просто для статистики: точность попадания цветов на sRGB отличалась на 8-9%.


Еще один важный момент: на заводских настройках монитора до калибровки цвета немного скорректированы относительно стандарта sRGB. Как пишут в профильных СМИ, это сделано, чтобы картинка получилась насыщеннее. Надо вам оно или нет, решайте сами. Но лучше калибровать монитор под себя.


Glow-эффект на IPS — типичная история. На практике это выглядит как искажение цветов при взгляде на монитор с разных сторон. Чаще всего слева изображение будет сероватым, а справа — отдавать желтым. В UltraGear на рабочем расстоянии в метр Glow-эффект не заметно. Угол обзора монитора близок к 180 градусам. Крошечные засветы можно обнаружить по бокам экрана, только если искать целенаправленно, начитавшись обзоров в интернете.


В общем, картинка сочная и яркая. Настройка простая. Для синхронизации с Mac придется установить драйвера с официального сайта (для ценителей ретро в комплекте есть CD).


О работе геймдизайнера


Закончив настройку, я сел за новый монитор. Моя работа — это таблицы, таск-менеджеры, инструменты для мержа в программную библиотеку, Photoshop для сборки макетов, иногда Twine. Допом к этому Slack и мессенджеры для коммуникации. В основном у меня постоянно открыто четыре-пять окон, между которыми я переключаюсь на двух мониторах.


Разумеется, LG UltraGear никакого второго экрана не предполагает. Перебрасывать взгляд с шикарного 34-дюймового монитора на 17-дюймовый Macbook — неудобно, неправильно и вообще аморально. Поэтому я просто отключил экран Mac и использовал пространство громадины от LG как единственную рабочую область.

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

Подсознательно я был уверен, что один монитор, даже очень большой, ни за что не заменит два. Кажется, здесь срабатывает что-то вроде навязчивого стремления человека все распределять по категориям: на этом мониторе буду смотреть задачи, а на этом их выполнять.


Разрешение LG предполагает, что он заменит собой примерно полтора монитора, но на деле же оказалось, что рабочая область ощущается лучше, чем даже два экрана. На это несколько причин:


1. Сказывается эффект пространства: на огромном экране даже слегка уменьшенные окна ощущаются большими. Работать с двумя или тремя одновременно вполне комфортно.


2. Не приходится тратить время на переключение внимания. Кажется, это ерунда, но книги по осознанной работе учат, что именно такие микродействия разрушают концентрацию, из-за чего падает эффективность. Мозгу проще воспринимать работу на одном мониторе как единое целое. Эффект переключения срабатывает здесь в меньшей степени.


3. Изогнутая форма. Изначально она вызывала вопросы. Казалось, что это хорошо для игр, имитирующих периферийное зрение и широкий угол обзора человека, но для работы будет неудобно. На деле вышло иначе. Переключая окна, все равно приходится крутить головой. Изогнутая форма для этого гораздо удобнее.

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

В работе с таблицами пригодился «Режим чтения», который включается из основного меню монитора. Нагрузка на глаза ощутимо снижается, картинка становится мягче.


Одна из фишек, которую LG предлагает владельцам широкоформатных мониторов, — утилита OnScreen Control. Программа помогает настроить игровой режим, установить пресеты и скорректировать настройки экрана. Но самое главное — удобно поделить экран на рабочие зоны. Пользователям Windows 10 этого не понять (там и так неплохо реализована эта функция), но для MacOS с его неудобным SplitView это просто подарок.


Об отдыхе (и играх, конечно!)

«Старушка возле подъезда испуганно меня перекрестила». Геймдизайнер тестирует UltraWide-монитор  для геймеров Видео, Длиннопост

С работой разобрались. Пора отдохнуть и протестировать монитор в том, для чего он, собственно, и создан.


На моих любимых стратегических играх монитор не раскрывается. Да, угол обзора шире, детали выглядят немного интереснее, но это все. Результат меня не устроил. С таким монитором хотелось попробовать чего-нибудь особенного. Поэтому я решил установить, наконец, Pathologic 2 (ремейк классической «Мор. Утопии»).


Чтобы моя видеокарта выдержала испытание мощным монитором на не самой оптимизированной игре, пришлось добавить охлаждение, досрочно поменять термопасту, перевести монитор в режим FPS и немного разогнать старенький GeForce. Но, черт возьми, это того стоило. Степь Pathologic 2 в 3,5K поработила меня на пару суток. Монитор усиливает эффект погружения в играх, которые рассчитаны на плотное знакомство с сеттингом, деталями и персонажами. В какой-то момент я даже задумался о том, чтобы обзавестись таким экраном. Но только после апгрейда компьютера.

Итог


Несмотря на то, что LG UltraGear 34GK950G позиционируется как продукт для развлечений, некоторые особенности его конструкции оказываются очень полезны для рабочих задач. Расстраивает в этом смысле разве что отсутствие USB-C и некоторые элементы дизайна. Хотя последнее — придирка и вкусовщина.


Впрочем, продукт не про работу. Он для игр, и в этом он крут. Как часть игровой системы монитор смотрится бомбически. Быстрый отклик, отличная цветопередача, гибкая система настроек и частота 120 Гц. В общем, все что нужно, чтобы погружаться в игровые миры следующего поколения с топовой видеокартой.


Читайте также:


— 15 игр в формате 21:9 – для полного погружения

Показать полностью 4 1
Отличная работа, все прочитано!