Свежие публикации

Здесь собраны все публикуемые пикабушниками посты без отбора. Самые интересные попадут в Горячее.

15 Сентября 2020
7

Помогите найти фильм-советский

Привет всем, это мой первый пост. Пишу тут как я уже в отчаяние найти этот фильм. Может кто-то его видел?! Фильм советский про детский дом. А именно про группу детей подростков и их воспитательницу Мария Ивановна( помню очень хорошо её имя так как дети постоянно ее звали ). В этой группе был один мальчик (блондин) самый непослушный, он был влюблен в неё, а когда увидел что она с кем-то встречалась то грозился спрыгнуть с крыши школы. Еще помню как она перед сном всем ребятам загадывала каким будет их будущее. Очень трогательный фильм. Буду благодарна если кто-то напишет название.

11069

Крещение пылью

Сыну 5 лет. Дури в голове от мультиков... После недели в садике - потекли сопли. Не удивились. Короче мне надо работать, срочный заказ - электрика + сантехника - вырезать штробы алмазом, раскидать трубы и провода. А ребёнка оставить не с кем... А дитё - шило в попе, то писать, то какать, то пить, то кушать. Но - деваться некуда...
Ну, говорю, поехали сын - посмотришь как папа работает.
Приехали на объект, одели балаклавы, респираторы. И стал я резать алмазом стены. Пыль - не видно палец возле носа. Затем перфоратор, мешки, шпатель... К 17 часам вечера мы с ребёнком вышли с объекта.
Молча садится в машину. Сопли в носу окаменели. Глаза - взрослого парня. Детство кончилось. Я офигеваю от перемены, жду - что скажет. И тут он спрашивает меня:
- Пап, а почему в этой квартире нет туалета?
- Ну, ещё не сделали пока... Мы же первые, кто сделать должен...
- А-а... А я думал, что бы работники работали быстрее...

Всё. Детство точно кончилось у ребёнка.

Когда Эго тянет назад

Все мы хотим иметь возможность выбирать. Квартиру, в которой мы будем жить. Район, в котором будет наш дом. Деятельность, которой мы будем заниматься. Человека с которым мы будем жить или людей, с которыми мы будем спать. Есть ли у вас возможность всё это выбирать и если да, то насколько вы неограниченны в выборе?
Почему если жениться, то на однокласснице или одногруппнице? Или, наверное, вы вместе в садик ходили. Или просто ваши семьи давно дружат и вы знакомы с детства. Почему не повыбирать и зачем лишать себя выбора? Почему если работа, то к которой привык, а на другую идти страшно. Да нет, вообще что-то менять страшно. Почему если квартира, то обязательно в ипотеку? Почему не допускается мысль разбогатеть на том, что хорошо получается делать? Почему в себя так не верим?
Вот, например, был период в жизни когда было одиноко. Искал интересных мне людей. Нашёл. Стало с ними скучно как и им со мной. Наверное, это можно назвать естественным порядком вещей. Настало время двигаться дальше. Есть вера что всё будет и сбудется. Но в эти периоды поиска есть люди, которые интересны, но ты им нет. Очевидно - чего-то не хватает. Есть к чему стремиться. Но как же неприятно быть отвергнутым. Горделивое эго с бешеной силой тянет назад - не хочет получать ударов по лицу. И постоянно макать эго в дерьмо это и есть секрет успеха? Или можно от него избавиться? Среди вас есть люди без Эго?

13

Видомина и Волшебная Лампа (Глава 10)

Глава 10. Война Грез


Видомина, Йог и Никто столпились у окна, стараясь рассмотреть сквозь прутья, что происходит на подступах к городу. Армия Крюлода приблизилась настолько, что стало видно, из кого же она состоит.


- Я такого не видел ни в одной из грез, - проговорил Йог.


Посмотреть и вправду было на что.


Первыми скакали верхом на волках гоблины. Волками в качестве скакунов не удивишь никого в Крюлоде. Вот только у этих "скакунов" на головах торчали шлемы, переходящие в громоздкие намордники, напоминающие огромные капканы с железными зубами. Каждый гоблин-наездник сжимал в руках штырь, торчащий из волчьего шлема и взводящий механизм намордника-капкана, позволяющий волкам рвать на части не только живую плоть, но даже металл и, если понадобиться, крошить камень.


Следом за ними, медленно вращая восемью парами больших, в два человеческих роста, деревянных колес, катились Передвижные Башни орков. Из открытых бойниц торчали острые копья баллист. Сзади башен на платформе находились взведенные "ложки" двух катапульт. Эти, по сути, сухопутные крепости из бревен и железа наводили страх одним своим видом. Чтобы сдвинуть подобные громадины с места, понадобились бы мощные паровые механизмы... или несколько Чудовищ, запряженных при помощи толстых корабельных цепей.


Между Башнями и позади них шагали рослые огры. На них были странные доспехи из металлических стержней, шестеренок, пружин и прочих механизмов. На груди каждого доспеха торчало своеобразное сердце: пульсирующая огненными вспышками маленькая сфера огня.


- Умно, - заметил Никто. - Сила сферы подпитывают их Жажду Крови, превращая в очень, очень свирепых бойцов, действующих на одних инстинктах. С усиленными механизмами и железными рукавицами они способны пробить стену рукой!


- Были бы способны, - поправила Видомина, - если бы шпиль на Башне не глушил всю магию в округе...


- А вот для этого им и нужны циклопы, - объяснил гремлин. - Видите, в руках у них вместо валунов бочки?


Циклопы и вправду тащили большущие бочки. Сквозь щели пробивались яркие сполохи, на землю под ноги великанам сыпались искры. Не спеша, циклопы вздымали бочки над головой и по широкой дуге бросали их в город. Лопаясь от удара о землю, или о крышу, бочки порождали яркие брызги. Каждый такой псевдовзрыв отдавался Видомине покалыванием в кончиках пальцев.


- Это мано-бомбы! - догадалась она.


- Здесь начинает действовать магия? - оживился Йог. - Ты сможешь сломать дверь?


- Как только в моих жилах появиться достаточно маны, - заверила Видомина.


Навстречу крюлодцам уже выдвигались силы Ново-Бракады. И по всему выходило, что легкого штурма не выйдет.


На перехват "Громовым птицам" с их трепещущими на ветру тканевыми крыльями, по небу величественно полз воздушный флот Ново-Бракады: воздушные корабли всевозможных размеров, от гигантских линкоров до мелких прогулочных яхт. Медленно вращались огромные четырех-лопастные пропелеры, напоминающие мельницы. По верхним палубам воздушных кораблей сновали моряки, стрелки и канониры. Из многочисленных портов нижних палуб, и даже в днищах торчали стволы паропушек. Дым валил из множества специальных дымоотводов.


Вокруг кораблей роились тучи воздухоплавателей на небольших индивидуальных воздушных шарах. У этих летающих солдат на спинах висели громоздкие, больше людей, железные ранцы с дымоходными трубами, угольным складом, и встроенными пропеллерами.


Гул пропеллеров лился с неба, словно невероятное заклинание, предвестник беспощадной грозной силы, готовой обрушиться на врагов. Паровые системы заволокли небо черным дымом. Солнечный свет померк, и город погрузился в сумерки, затих. Улицы опустели, городская жизнь затаилась, пережидая опасные времена за каменными стенами домов, по подвалах и прочих местах, кажущихся новобракадским обывателям надежными...


Птицы и воздушные суда быстро сближались.


Пилоты "Громовых Птиц" дергали рычаги, и летательные аппараты прямо в полете переключались в боевой режим. Крылья сдвигались назад, увеличивая маневренность. Острые стальные когти хищно раскрывались навстречу врагам. Клювы меняли угол, угрожающе устремляясь вперед, готовые пробивать любого, кто попадется на пути.


- Начинается! - весь дрожа от предвкушения, прокомментировал Йог.


Первая из Птиц, заложив вираж, пронеслась между двумя огромными линкорами, ощетинившихся дулами паропушек и гарпунами. И, выставив вперед лапы с когтями, вцепилась в один из шаров идущего за ними корабля. Воздух с шипением начал уходить из прорезей. Пилот Птицы лихорадочно орудовал рычагами, Птица бросила полосовать теряющий плотность шар, и то ли перепрыгнула, то ли спланировала на соседний шар, который с той же скоростью превратила в быстро сдувающуюся груду тряпья. Корабль, стремительно теряя высоту, начал падать.


Птица, едва не запутавшись в лоскутах шара и такелаже, рванула вверх. В хвости ей полетели выстрелы, превратив крылья в лохмотья. Птица, потеряв разгон, начала заваливаться назад, упав на корабль и увеличивая скорость его падения.


Ее товарки в это время, также не спеша связываться с неповоротливыми но опасными воздушными гигантами, облетали их стороной, ныряя под линкоры, перелетая над ними, стараясь держаться подальше от выстрелов и гарпунов, и рвали в клочья шары кораблей помельче.


Выстрелы паромушкетов и паропушек на расстоянии казались тихими хлопками. Какими бы Птицы не были верткими, уклониться от пуль и ядер удавалось далеко не всем. Во все стороны летели щепки и оторванные части. Подбитые Птицы падали в пике, закручиваясь по оси, беспомощно пытаясь выровнять полет. Внизу их ждали заметенные снегом городские улицы и крыши, уже усеянные обломками, рухнувшими кораблями и сбитыми Птицами...


Некоторые, потеряв управление, врезались в воздушные корабли и, увязнув в канатах, быстро оказывались забросанными абордажными крючьями и обстреляны командой корабля.


Летающие солдаты осыпали врагов дружными залпами из своих паромушкетов, или цеплялись за проносящихся мимо Птиц гарпунами, забирались туда, и тогда пилотам приходилось разрываться между управлением и схваткой врукопашную.


Более маневренные и быстрые Птицы, группами и поодиночке, носились вокруг кораблей, выделывая трюки высшего пилотажа, целясь острыми когтями и клювами в мягкие беззащитные воздушные шары.


Корабли в свою очередь, не в состоянии вести бой в подобном ритме, безперестанку поливали небеса залпами из парооружия.


- Воздушный бой затянется, - обронил Йог.


- Крюлодцы на него и не делали ставку, - заметил Никто. - Птицы отвлекли на себя внимание воздушных сил. Без поддержки с воздуха, гремлины и големы много потеряют.


Циклопы тем временем продолжали кидать бочки. Сил в этих флегматичных полусонных великанах хватало с избытком: бочки летели, словно снаряды из катапульт. Опускаясь на крыши и городские улицы, бочки с треском лопались, в том месте взвивались вихри маны. Магия стремительно заволакивала город, ее было немного, но на примитивные заклинания первых трех уровней ее хватало - а большего варварам и не требовалось.


В небе начали греметь громовые раскаты. Яркие вспышки озаряли сумерки. Это Птицы, получив, наконец, доступ к своему секретному оружию, принялись бить молниями, прожигая в воздушных шарах дыры.


Наездники на волках стремительными прыжками приблизились к городу, смяли передовой отряд големов, разорвав на части, и ворвались на окраинные улицы. Со всех сторон в них полетели пули. Дула паромушкетонов торчали из окон, с чердаков; гремлины стреляли с крыш, из-за баррикад, перекрывших улицы. Места боев стремительно заволакивал дым, в нем стояли крики ярости и боли, летало эхо команд.


В бой на полном бегу ворвались непривычным для них быстрым бегом, огры. Их отряды цепочками вливались в гущу схватки, и криков боли становилось еще больше. Огры карабкались прямо по стенам, перепрыгивали баррикады, дубинами и руками в железных рукавицах проламывали стены. Они бились с невероятной самоотдачей. Видомина видела, как один из них, израненный залпом с двух шагов, даже не обратил внимания на смертельные раны и продолжал сокрушать ударами врагов, пока не умер- прямо во время удара. Усиленная механическим приводом рука даже после смерти хозяина продолжила движение и отшвырнула гремлина через пол-улицы в стену, и только когда инерция вышла - мертвый огр грузно рухнул на землю...


Стая Громовых Птиц, перегруппировавшись, атаковала один из линкоров. Выстрелы орудий разнесли в щепки половину из Птиц, но уцелевшие, отплевываясь молниями, добрались до желаной цели. Вцепившись в многочисленные воздушные шары, уже не обращая внимания на выстрелы снизу, не заботясь о собственной безопасности, Птицы принялись рвать самое слабое место воздушного судна. Корабль начал терять высоту - сначала медленно, но с постоянно нарастающей скоростью. Сбившись с курса и, закружившись вокруг оси, принялся падать на одну из окраинных улиц.


Другой линкор залпом разнес всех атакующих его. От смельчаков остались одни дымящиеся обломки, оседающие на город жутким дождем.


Лишь одна-единственная Птица, лишившись одного крыла, по инерции врезалась в него и, неуклюже переворачиваясь и путаясь в канатах, рухнула на палубу. К ней со всех сторон бросились матросы и гремлины, но пилот резко поднял Птицу на лапы, и неистово терзая рычаги заставил несколькими неуклюжими прыжками допрыгать до открытого люка в недра корабля.


Зацепившись крылом, Птица перекошено повисла в люке. Пилот резко вскочил с места, в его руках блеснул в замахе над головой топорик, крыло переломилось, и Птица рухнула вниз. Что там происходило, оставалось только догадываться, но судя по суете на палубе - бой продолжался. В узких внутренних коридорах у экипажа корабля не было возможности наброситься со всех сторон. Судя по грому и вспышкам света сквозь доски бортов, Птица отплевывалась молниями. И вероятней всего немало врагов смяла острыми когтями и своим немалым весом.


Затем раздалась вспышка такой силы, что свет брызнул из всех щелей, он не исчез, а начал интенсивно нарастать, затем раздался удар грома, от которого содрогнулось небо - и корабль разорвало изнутри на огненные ошметки. Похоже, пилот добрался до машинного сердца и ударил молнией прямо в него...


- Пора и нам вмешаться в события! - решительно заявила Видомина. Она чувствовала, как мана, словно волшебный туман, вползает во двор тюрьмы, просачивается сквозь щели и окна в камеру.


Став напротив двери, она подняла руку. По жилам прокатилась жгучая волна, из пальцев сорвалось заклинание, и Взрыв разнес дверь на мелкие щепки, моментально сгоревшие в центре взрыва, так что на пол и стены оседал только мелкий пепел.


По коридору, бряцая в такт шагам, спешил голем-охранник. Видомина не раздумывая, поразила его ледяной стрелой. Голем остался в рабочем состоянии, но железный корпус покрыл слой льда, каждый сегмент его механизма оказался примерзшим и голем мог лишь стоять и пялиться перед собой, полыхая красными глазами.


Йог подошел к нему, вцепился двумя руками в щиток и, вздувая могучие мышцы, со скрежетом вскрыл его. Внутри тикал механизм с взводной кассетой в центре. Йог выдрал кассету и, швырнув об стену, разбил; во все стороны брызнули пружинки и шестеренки. Глаза голема медленно потухли.


- Так-то лучше! - довольно заявил Йог. - А теперь - навстречу подвигам?


Наступало его время, время схваток и героических поступков. Йог пребывал на седьмом небе от счастья. Для полного счастья ему не хватало оружия, но во время городских боев подобного добра, валяющегося рядом с павшими и ранеными, было хоть отбавляй.


В двух шагах от тюрьмы Йог подобрал дубину из рук мертвого огра. И первый же встреченный гремлин, лихорадочно заправляющий углем дымящий рюкзак паромушкетона, получил поперек хребта увесистый шлепок, отправивший его на тот свет быстрее, чем тело упало на грязный от копоти снег.


Никто принялся было с интересом осматривать паромушкетон, но Видомина взяла его за плечо и повернула к себе.


- На это нет времени! Где нам искать Лампу?


Никто призадумался:


- Я не знаю...


- Может, в Башне? - подал голос Йог. – Где-нибудь в сокровищнице?


- Нет, это слишком просто... - Взгляд гремлина блуждал по улочке, заваленной осколками стен, обломками черепицы и лежащими то тут, то там трупами. На соседнюю улицу рухнул воздушный корабль, все потонуло в грохоте и последовавшим за этим взрывом парового котла. Но, казалось, гремлин не видит и не слышит ничего вокруг, мысленно пребывая где-то в другом месте. - Старик!


Никто осмотрелся и уверено зашагал в один из проулков.


- Хибара старика, - объяснил он на ходу. - Место, откуда началась моя история. Она много для меня значит, и невзрачная с виду, так что никто не позарится залезть внутрь. Это идеальное место.


В десяти шагах впереди брусчатка взорвалась фонтаном острых осколков, в том месте зияла крупная выбоина от рухнувшего с неба валуна.


- Башни орков начали обстрел!


Они ускорили темп. Вокруг продолжал набирать обороты осадный ад. С неба все реже падали Птицы и корабли, чьи ряды сильно поредели с начала битвы. Зато начали обрушиваться один за другим залпы из крюлодских катапульт. В стенах появлялись провалы, с хрустом лопалась черепица, некоторые дома рушились, обваливаясь внутрь себя бесформенными обломками; улицы загромождали обломки стен и камня.


А где-то в городе надсадно пыхтели, прогревая котлы, боевые машины Ново-Бракады. Дым заволакивал улицы, как совсем недавно затянул небо, холодный ветер рвал его и разносил, но не мог развеять полностью, и улицы тонули в черном тумане, который то сгущался настолько, что ничего не было видно дальше вытянутой руки, то редел.


Впереди, на одной из улиц, перегорожденной паровыми и механическими экипажами, кипел особенно свирепый бой. В черном тумане свистели пули. В ответ летели молнии, волшебные стрелы, вспыхивали огненные шары, полыхали магические взрывы, трещало пламя в колышущихся огненных стенах, землетрясения стряхивали гремлинов с крыш и из окон, обрушивали им на головы балконы и фасады зданий.


Несколько фигур в красных плащах неподвижно лежали или сидели, привалившись спиной к стене. Их мертвые глаза смотрели в пространство, никого и ничего уже не замечая. На плащах и на камнях вокруг было много крови.


Из одного из домов, лишившегося в результате обстрелов дверей и окон, выскочил маг. Это был уже знакомый Видомине и Йогу бродячий музыкант. На нем все так же болтался изношенный красный плащ, но в руках он теперь сжимал магический посох, а в глазах мага плясали воинственные огоньки.


- Наше братство снова в деле! - воодушевленно заявил маг. - Многие из нас имели тайники, где хранили кольца, амулеты, посохи, волшебные свитки - все, что удалось утаить от Гильдии Антимагии! Теперь мы снова в строю – по крайней мере, пока есть мана.


Тут маг заметил Никто и устремил на него пристальный взгляд.


- Ты! Это ведь, - он обвел рукой с посохом вокруг, - твоя греза?


- Я сам не рад такому положению вещей, - сказал Никто.


- Я слышал, маршалы и охотники на магов заточили тебя в тюрьму... Хорошо, что теперь ты с нами! Какой план действий?


- Мы хотим проснуться, - объявил Никто.


- Проснуться? - Маг сумрачно обвел взглядом городские крыши, разрушенные и расвтворяющиеся в дыму. Посмотрел на черную завесу в небе, за которой продолжалась битва воздушных кораблей и Птиц. - И все это закончится? Будто никогда и не было, да?


- Определенно, я это никогда не забуду! - заверил Йог.


- И все мы исчезнем, - продолжил маг тише. - Раз! - он щелкнул пальцами, - и все кончено...


- Те, кто сейчас живут, не исчезнут, - успокоил его Никто. - Время здесь и в реальном мире бежит с разной скоростью, и разница такова, что пока мы будем поднимать веки после сна в своем мире, здесь дети успеют вырасти и состариться, а возможно успеют прожить жизнь и их внуки, и только после этого все закончится.


Гремлины, пользуясь заминкой, набили свои рюкзаки углем и возобновили обстрел. Пули с жутким свистом проносились мимо, рикошетили от стен, выбивали столбики каменной крошки. В ответ, разгоняя сумерки, шипя и разбрасывая искры, летели волшебные стрелы.


- И что вам для этого нужно? - спросил маг. - Чтобы проснуться и погрузить наш мир в вечную тишину?


- Прорваться в этот квартал, - сказал Никто.


Маг бросил взгляд на баррикаду из экипажей, чьи контуры проглядывались сквозь дым. Вздохнул.


- Хорошо, мы поможем вам.

Он скрылся в доме. Вскоре со всех сторон, из развалин и руин, в которые превратились дома, казалось - из каждой щели - начался усиленный обстрел магией.


Взрыв, направленный точно в центр баррикады, подбросил в воздух несколько экипажей, те тяжеловесно кувыркнулись и рухнули на бок, придавив гремлинов. Несколько пароранцев взорвались.


Полыхнули, один за другим, еще два Взрыва. Кучку гремлинов в черных плащах раскидало в разные стороны. Големам, оказавшимся в эпицентре, поотрывало ноги и руки, и теперь они бессильно шевелились или пытались ползти при помощи оставшихся конечностей.


Гремлины, не выдержав напора, отступили.


Но долго радоваться победе не удалось. В наступившей после боя тишине стало слышно, как где-то неподалеку рокочет и пыхтит большой паровой механизм. Шум приближался. Земля и дома мелко задрожали. От домов, и без того сильно поврежденных обстрелами, отваливались куски стен и остатки щебенки. С грохотом съехала крыша одного из ближайших домов и разбилась на множество осколков.


- Что это такое?! – перекрикивая шум, спросила Видомина.


Ответить ей никто не успел.


Несколько домов в конце улицы вздрогнули, на миг замерли, а затем дружно, в облаке пыли и щебенки, рухнули. Прямо сквозь обломки, опрокидывая их и сминая железными ромбовидными гусеницами, выехала громадина, склепанная целиком из толстых железных листов.


Размером она лишь немного уступала домам. Из трех толстых труб на крыше валил черный дым. Башенки по углам ощетинились орудийными стволами, а на главной башне в центре торчала пушка такого размера, что напоминала городскую сточную трубу.


- Это Парокрепость! – прокричал маг. - Несокрушимое оружие Ново-Бракады!

Показать полностью
13

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово...

Вступление

Лоргар, также известный как Аврелиан и Уризен. Примарх XVIIлегиона Адептус Астартес Несущие Слово (ранее – Имперские Вестники).

Его называют Серым Кардиналом Ереси и Первым Еретиком. Считается, что именно с Лоргара началось проникновение сил Хаоса в сердца и души примархов. И это весьма иронично, ибо Лоргар на протяжении всего Крестового похода славил Императора как бога. Казалось, он фанатично предан своему отцу, хотя с самого начала было понятно, что Имперские Истины – не та доктрина, которой он присягнул на верность.

Задумчивый, мудрый, таинственный Аврелиан некогда был апофеозом человеческой веры. Но не в себя или светлое будущее, а в богов. В некие надмировые универсумы, для которых смертные и их миры – лишь игрушки. Насколько был прав Золотой? И насколько сильно он ошибался?..

Его легион одним из первых ощутил прикосновение скверны, именно в рядах Несущих Слово появилась двоедушники – космодесантники, в телах которых помимо человеческой души жила еще одна – демоническая. Сам Лоргар тоже вознесся до демон-принца, именно он сумел создать Руиншторм, разорвавший галактику пополам.

Тем не менее его всегда считали самым слабым среди братьев – как минимум, в плане боевого потенциала. Он был скорее священником, чем воином или правителем. Но сегодня мы узнаем правду о Лоргаре. О том, в какой момент он повернулся к Истинным Богам и когда они в ответ коснулись его своим божественным взором…

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово... Warhammer, Примархи, Лоргар, Lorgar Aurelian, Видео, Длиннопост

Символизм имени

Имя собственное «Лоргар» я нигде никогда не встречал. Однако мне известен топоним «Логар», это провинция в Афганистане. Сама провинция нас не интересует, но ее оригинальное название происходит из восточно-иранской группы языков пушту, записывается так «لوګر». Первый символ означает «великий», второй – «гора». Учитывая очевидную аналогию между Лоргаром и библейским Моисеем, Великая Гора кажется уместной (напомню, Моисей получил десять заповедей на горе Синай в Египте). По лору Вархаммера, Лоргар с колхидского переводится как «Приносящий Дождь», и значение лорного имени я разъясню ниже – это надежда на перемены.

Со вторым именем – Аврелиан – все значительно проще. Происходит оно от латинского «Aureus», что значит «Золотой». Собственно, Лоргара так иногда и называют – Золотой. Что касается исторического Аврелиана (полное имя – Люций Домиций Аврелиан), то этот римский император прославился как мудрый правитель и великий военачальник. Одна из его важнейших реформ касалась религии – он ввел единый по всей империи культ Непобедимого Солнца (Sol Invictus), унифицировав все солнечные культы Рима. При этом сам зачастую именовался богом и носил золотую диадему, имитирующую солнечные лучи. Думаю, тут аналогия с нашим Аврелианом тоже очевидна.

Третье имя примарха – Уризен. По лору Вархаммера, имя переводится как «мудрейший из мудрых» и в общем-то является даже не именем, а титулом. Реально Уризен – это существо в оригинальной мифологии Уильяма Блейка, английского поэта и художника. У Блейка Уризен – творец материальной вселенной, аналог библейского Иеговы. Но на мой взгляд, эта аналогия значительно глубже.

Дело в том, что оригинальное блейковское «Urizen», по его собственным словам, получено от оборота «your reason», что значит «твой разум». Уризен, по Блейку, это воплощение человеческого разума. И именно к этому архетипу в процессе своей духовной эволюции приходит Лоргар, у которого фанатичная религиозная приверженность в итоге трансформируется в понимание простой истины: «Верить – значит знать». В финале своих исканий Аврелиан верит в богов не потому, что так пишут древние тексты. А потому что он видел их, он говорил с ними, он ЗНАЕТ их.

По-моему, это и есть апофеоз истинной веры. Что до самого Лоргара – сейчас мы узнаем, сколь трудный путь ему пришлось преодолеть, пока он не обрел Истину…

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово... Warhammer, Примархи, Лоргар, Lorgar Aurelian, Видео, Длиннопост

Становление Аврелиана и объединение Колхиды

Гестационная капсула Лоргара упала на Колхиду – мир бескрайних пустынь, отчасти сохранивший технологии эры ТЭТ. Колхида была во многом уникальной планетой. Ее города-государства образовывали довольно примитивную полисно-феодальную систему, базирующуюся на рабском труде. Но главной черной этой планеты бал тотальная вера.

На Колхиде ни один человек не сомневался в том, что боги существуют. Это было теократическое общество, в котором вера была столь же обыденным и неотъемлемым жизненным явлением, как детский плач или стук сердца. На планете было много церквей и религиозных культов, но все они так или иначе проповедовали веру во всесильных богов, правящих мирозданием.

Самой могущественной церковью Колхиды был так называемый Завет (в альтернативном переводе – Ковенант). Завет базировался в одном из самых больших и влиятельных городов, который назывался Варадеш. Именно из этого города происходил Кор Фаэрон – человек, чья судьба неразрывно связана с судьбой Аврелиана.

Но сначала Лоргар попал к одному из странствующих племен, которых называли Отвергнутыми. Эти племена постоянно перемещались по пустыням Колхиды от оазиса к оазису, но не имели права входить в полисы, потому что были отлучены от церкви. Тем не менее, эти люди также чтили Четырех Богов. На Колхиде их чтили все, без исключений.

Так или иначе, но капсулу с младенцем нашел вождь одного из таких племен по имени Фан Моргал. Он дал мальчику имя Лоргар, что на колхидском означает «Призывающий Дождь». С чего вдруг Фан решил назвать ребенка именно так? Точного ответа у нас нет. Вероятно, он сразу понял, что ребенок – не простой смертный, поэтому данное ему имя должно было стать символом его грядущей отнюдь не человеческой судьбы, в которой Моргал хотел видеть перемены для родного мира.

На семнадцатый день своей жизни на Колхиде, когда Лоргар уже превратился из младенца в мальчика, к становищу Отвергнутых подошел караван Кора Фаэрона.


Тут нужно пояснить, что Колхида втрое больше Терры и полный оборот вокруг местного солнца она делает за 5 терранских лет. Колхидские сутки равны 170 терранским часам. То есть к моменту прихода Фаэрона Лоргар прожил с Отвергнутыми около четырех месяцев по терранскому времени.


Кор Фаэрон некогда был жрецом Завета, но его изгнали из Варадеша (Города Серых Цветов) за то, что он называл священнослужителей церкви забронзовевшими в своих религиозных доктринах. Кор видел, что эти люди, погрязшие в пороках, просто не хотят выпускать из своих рук власть над жизнями миллионов. Они уже давно утеряли искреннюю веру в Силы (так Кор называл богов), а их религиозные обряды и шествия – не более чем формальность. Фаэрон говорил, что они даже не понимают слов, которые составляют их религиозные тексты, и сами не знают, чему учат аколитов. Вера Завета, по словам Фаэрона, лишилась души и уже не была Истинной Верой.

Увидев фиолетовые глаза Лоргара, лучащиеся иномировым светом имматериума, Кор Фаэрон мгновенно признал в нем посланца Сил. Но тут важно сразу понять одну вещь – Фаэрон далеко не такой простой персонаж, каким может показаться. В нем будто жило две сущности. Первая – искренний фанатик, для которого вера была самой жизнью и который действительно жаждал служить Силам, делая все и даже больше. Но его второе я было именно тем, против чего он боролся в Варадеше. Он был себялюбив и горделив, ни во что не ставил жизни других, исключая случаи, когда ему было что-то нужно от другого человека. Он был коварен и жесток, лжив и эгоистичен. И несмотря на всю его пламенную любовь и преданность Силам, он никогда не собирался за них умирать. А в мире земном больше веры его интересовала только власть.

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово... Warhammer, Примархи, Лоргар, Lorgar Aurelian, Видео, Длиннопост

Фаэрон приказал истребить племя Отвергнутых, которое нашло Лоргара, чтобы никто больше не узнал о чудесном мальчике. И что же сделал Лоргар, когда увидел, как жестоко уничтожают людей, которые нашли его и приняли в семью? Он ничего не сделал. Он задумчиво смотрел на бойню, не меняясь в лице и не говоря ни слова. Сначала я подумал, что он просто не знал, как отреагировать, не понимал, как нужно поступать в такой ситуации. Но вскоре все встанет на свои места…

Кор взял будущего примарха в аколиты и стал учить его Истинной Вере. При этом обучение у тираничного и безжалостного Фаэрона нередко сопровождалось избиениями за малейшие провинности (например, когда Лоргар задавал слишком много вопросов или просил попробовать прочесть книгу, которую сам Фаэрон не мог перевести). При этом, учитывая сверхчеловеческие способности Аврелиана, наказывать его таким образом было непросто. Вскоре Кор стал приказывать своим воинам бить Лоргара дубинами, чтобы на его теле оставались хоть какие-то раны.


Еще одно важное отступление. Мы точно не знаем, сколько лет было Кору Фаэрону, когда он нашел Лоргара. Но он описывается как юноша, которого остальные в караване изгнанников слушались вовсе не из-за его возраста или опыта, а из-за религиозного авторитета, который он сумел завоевать среди жителей Варадеша. То есть у рабов, принадлежавших Фаэрону, не было выбора – их изгнали из города вместе с ним. Но Аксата и его воины-наемники следовали за Кором по собственной воле, как и многие другие из его каравана. Это важно понимать – они следовали ЗА ЮНОШЕЙ. Не думаю, что ему было сильно больше двадцати лет, но я акцентирую внимание на том, что вне зависимости от прочих личностных качеств Кор был лидером, за которым шли.


Несмотря на то, что Фаэрон признавал в Лоргаре посланца Сил, он не собирался давать своему аколиту хоть сколько-нибудь власти. Более того – он постоянно унижал ученика, явно доминируя над ним и стараясь сформировать у будущего примарха эмоциональную зависимость в отношении учителя. Естественно, Кор манипулировал мальчиком, стремясь использовать его способности для упрочнения собственного положения, а в будущем – для возвращения в Варадеш и свержения Завета.

И все же несправедливо сказать, что Кор Фаэрон только лишь использовал Лоргара. Сначала – вполне вероятно. Но потом он проникся к ученику симпатией и безусловно полюбил его. Это хорошо показано в книге о Лоргаре из цикла «Примархи» Гэва Торпа. Вот лишь один из множества таких эпизодов:


«Жрец еще не опомнился, в ушах у него звенело, но он подполз к страдающему ученику и ласково коснулся его рукой. При виде спазмов и конвульсий, терзающих Лоргара, у пастыря сдавило грудь и стиснуло в груди».


Я думаю это вполне показательный момент. Хотя каким образом в Фаэроне помимо фанатика и тирана уживался еще и отец – это действительно непросто постичь. Но я уже говорил, что Кор сложнее, чем кажется. Тем более, что именно он раскроет секрет Лоргара… А пока он действительно переживал за ученика. И когда Аврелиан ушел в пустыню, чтобы догнать и наказать наемников, сбежавших после неудачной попытки смены власти в караване, Кор Фаэрон даже заплакал, боясь, что отправил приемного сына на верную гибель.

И в чем еще нельзя отказать Кору, так это в мудрости. Он действительно хорошо понимал, как устроен институт церкви и зачем человеку нужна религия. Из книги про Лоргара мне запомнилась одна фраза Фаэрона: «Нужно понять и принять, что обращение кого-либо в твою веру – это всегда акт духовного насилия». Согласитесь, это столь же мудро, сколь и истинно. Жаль, что многим религиозным деятелям нашего мира не хватало в прошлом этого понимания. Как, впрочем, не хватает и сейчас…

Еще не могу не отметить эпизод, когда Кор наказал Лоргара за то, что тот просто наизусть повторил его проповеди. На мой взгляд, это было справедливое наказание, хотя и жестокое. Ведь тем самым Кор хотел показать Аврелиану, что вера – это не заучивание гимнов и писаний. Вера – это знание. Это понимание природы окружающего мира, которое должно идти изнутри.

Многие на этом моменте уже должны задаться вопросом – почему Лоргар терпел откровенно жестокое обращение, унижения и побои? Ведь он мог в любой момент свернуть Кору шею и встать во главе каравана, взяв в свои руки абсолютную власть над этими людьми. Тем более, чем его уважали, потому что он всегда старался помогать другим в их тяжелом физическом труде. И ему это отлично удавалось, учитывая, что даже в юном возрасте он был вдесятеро сильнее и выносливее даже профессиональных воинов.

Но почему Лоргар терпел Фаэрона? Почему поддерживал его авторитет и даже спас ему жизнь во время уже упомянутой попытки переворота? Читая книгу про Уризена, я долгое время не понимал этого. Мне казалось, что причина кроется в излишне мягком характере будущего примарха и в том, что Истинная Вера Фаэрона действительно его заинтересовала. Ведь он фанатично тянулся к знаниям и старался постичь то, о чем толковал учитель. Но позже мы раскроем истинные мотивы Аврелиана. Просто теперь держите в памяти два эпизода – как он стоял и смотрел, пока убивали Отвергнутых, и как он все прощал Фаэрону.

При этом Кор был далеко не единственным в караване, у кого Лоргар учился. Например, он сблизился с одним из рабов по имени Найро, который давно служил Фаэрону, а раньше был учителем (светским, не жрецом). Найро, как и все на Колхиде, был фанатично предан вере в Четырех, точнее – он вынужденно верил в версию Кора. Но в противоположность своему господину он не был жесток и самолюбив. Он старался учить Лоргара гуманности и даже в какой-то момент пытался настроить его против наставника, видя, что Кор Фаэрон просто использует мальчика (хотя, как мы уже поняли, это не в полной мере так).

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово... Warhammer, Примархи, Лоргар, Lorgar Aurelian, Видео, Длиннопост

Однако Лоргар не пошел против наставника, хотя доводы раба были логичными и очевидными (очевидными даже для рабов и не шибко умных наемников!). Но и к Найро будущий примарх не стал после этого относиться хуже. Он ценил его советы и уважал, а позже он спасет ему жизнь – не даст погибнуть под траками боевой машины одного из полисов Колхиды. Найро не останется в долгу, и не то чтобы спасет, но поможет Лоргару в бою, на что Золотой ответит: «И ты еще спрашивал, почему я тебя спас?» Это третий концептуальный момент, который нам важно запомнить. Читая этот эпизод, я подумал, что Лоргар говорит о братской взаимовыручке, о том, что это естественно – когда люди одной веры помогают друг другу в правой борьбе. Но позже оказалось,что я ошибался…

Со временем все в караване начали уважать Лоргара, а наемники во главе с Аксатой в какой-то момент отказались бить его по приказу Фаэрона. Кор понял, что власть уходит у него из рук и не стал перечить воинам. Но он все еще имел колоссальное влияние на Лоргара и тот, несмотря на всю свою мощь, по-прежнему вел себя как смиренный аколит. Фаэрон объявил Лоргара Несущим Слово, и тот вскоре (не без тончайших намеков от Кора) пришел к выводу, что их Истинная Вера должна стать единой верой Колхиды.


Тут нужно сказать, что вера Лоргара и вера Фаэрона несколько отличались. Кор неотступно верил в Четырех Богов, но Лоргару периодически приходили экстатические пророческие видения, в которых он видел некое золотое существо и мага подле него. Фаэрон трактовал это видение так: Золотой – Лоргар, а маг – это он сам, Кор. Но Аврелиан не был в этом уверен. Он провозгласил, что над Четырьмя Богами стоит некий Единый бог, который наблюдает за Колхидой и скоро явится на нее во плоти. Кор Фаэрон не слишком доверял этой «версии» про единого, но не смел перечить аколиту, видя в его фиолетовых глаза такую веру, которая ему самому и не снилась.


Вскоре Лоргар начал освобождать рабов и многие полисы сами открывали перед ним ворота. Зачастую караван останавливался у городских стен и Аврелиан без умолку часами проповедовал. После таких проповедей рабы восставали, захватывали власть в городе и выходили к каравану, чтобы поклониться Носителю Слова и стать частью его разрастающейся паствы. А потом все чаще не только рабы, но и свободные люди стали присоединяться к Лоргару, правители городов сами склоняли головы перед Золотым.

Почему они это делали? Кто-то, вероятно, просто не стал дожидаться восстания своих рабов, но многие, без сомнения, подчинялись воле божественного существа, слова которого, казалось, проникают в самую душу. Лоргар проповедовал так, как не смог бы ни Фаэрон, ни один из жрецов Завета. Сначала его сравнивали с четырьмя пророками древности (по каждому на одного бога), но потом всем стало ясно, что равных этому величественному посланцу Сил никогда не было, и не будет.

Интересен эпизод, где Лоргар в пустыне побеждает чудовищного червя, который до этого с легкостью уничтожает несколько десятков наемников. Однако Аврелиан просто позволяет червю проглотить себя и убивает его изнутри, хотя и сильно страдает от ядовитой слюны монстра, которая разъедает его плоть подобно сильнейшей кислоте. После этого к каравану Лоргара начинают стекаться племена Отвергнутых со всей Колхиды, увеличивая в числе как его паству, так и его армию.

Однако некоторые города не соглашались присоединиться и тогда Лоргар применял не Слово, а Булаву. Причем первую свою булаву он сделал из колесной оси, и в дальнейшем лишь модифицировал свое грозное оружие. Причем первый бой Аврелиана показателен – мы видим его от лица Найро, который понимает, что Золотой – ну совсем не воин. Тем не менее, за счет нечеловеческой способности к усвоению и анализу информации к концу первой же схватки Лоргар сражался импровизированной булавой куда лучше, чем в начале. А к финалу своего похода он уже стал не только великим проповедником, но также отменным полководцем и воином, закаленным в бесчисленных боях.

Когда армия Лоргара подошла к Варадешу, захватить который Кор Фаэрон мечтал с того дня, как жрецы Завета изгнали его, все готовились к кровопролитному сражению. Но оказалось, что низшие сановники уже казнили Экклезиарха (главу церкви) и высших иерархов Завета. После этого Лоргар был рукоположен в сан Экклезиарха, став главой единой колхидской церкви. В дальнейшем большинство городов сдавались его армиям без боя, но некоторых воины Лоргара безжалостно предавали огню и мечу за отказ от веры в Единого бога.


Аллюзия с восхождением веры Лоргара на Колхиде кажется мне вполне очевидной. Ведь христианство тоже изначально было религией бежавших из Месопотамии рабов, осевших сначала в Египте, а потом оказавшихся под пятой Рима (в те далекие времена это была лишь небольшая секта, именовавшая себя назарьянами). Но затем новая религия, провозгласившая истинным лишь одного бога, окрепла, и ее фанатичные последователи стали предавать тому же огню и тому же мечу всех, кто отказывался признать их взгляды единственно верными. Великие крестовые походы, Святая Инквизиция, на самом деле я не думаю, что здесь нужно что-то пояснять…


Пока Лоргар нес Слово во все уголки Колхиды, в Варадеше вправил Кор Фаэрон. И нужно сказать, что он занимался вовсе не укреплением собственной власти. Ладно, не только этим. На самом деле он вел тайную войну, подкупая, обманывая и устраняя нежелательных людей руками наемников, чтобы облегчить Аврелиану покорение Колхиды. И хотя со стороны (для того же Найро) все выглядело иначе, в действительности Фаэрон всеми силами помогал Лоргару и его помощь была неоценимой. Само собой, параллельно он не забывал редактировать учебные программы новых аколитов в соответствие с собственными взглядами.

Интересно, что в какой-то момент Аврелиан пересек пол планеты, тайно скрывшись от собственных людей, чтобы инкогнито придти в Город Серых Цветов и «проведать» своего бывшего наставника. Фаэрон был застигнут врасплох, поняв, что Лоргар либо догадывается, чем на самом деле занят Кор, либо уже давно все знает. Читая этот фрагмент, я не придал ему существенного значения, тем более, что их странный разговор по сути ничем не заканчивается, а Лоргар потом просто уходит, возвращаясь к своей армии. Но позже стало ясно, что конечно Аврелиан обо всем знал. И знал он куда больше, чем сам Фаэрон…

В итоге, когда Уризен вернулся к воинам (к этому моменту ему уже дали и это имя, что с колхидского переводится как «мудрейший из мудрых»), на планете остался лишь один город, не покорившийся воле Экклезиарха. Этот город назывался Гахеварла и его защищал некий артефакт из эры ТЭТ, который создавал вокруг полиса непроходимую песчаную бурю, мгновенно отделявшую плоть от костей любого глупца, решившего к ней приблизиться. Никто не знал, как Аврелиан собирается штурмовать Гахеварлу и он снова всех удивил. Золотой просто подошел к буре вплотную, воззвал к Единому богу и буря расступилась перед ним. Он развел руки в стороны – и буря повиновалась ему, открыв широкий проход для армии царя-проповедника.


И снова очевидна Библейская аналогия с Моисеем, который при других обстоятельствах свершил нечто очень похожее. Напомню – уводя евреев из Египта (хотя сам он был египтянином и его настоящее имя – Хозарсис, что значит «Сын Осириса»), Моисей буквально развел руками Красное море. Так евреи бежали на восток, а воины фараона, последовавшие за ними, были истреблены обрушившимися на них волнами.

Но конечно, это не единственная параллель. Сама Колхида, представляющая собой одну безбрежную пустыню, по которой Лоргар водил своих людей, проповедуя и собирая новых последователей, сильно напоминает известную историю из Библии, когда Моисей с евреями сорок лет странствовал по Синайскому полуострову. Конечно, у Моисея все было попроще – лишь скиния, традиционный походный храм. У Лоргара храм был куда технологичнее и эффектнее (да и эффективнее в общем-то…).


После падения Гахеварлы Колхида наконец была объединена под рукой Лоргара Аврелиана, Экклезиарха церкви Завета, единственной церкви на планете. И хотя Кор Фаэрон продолжал верить в Четырех богов, по-прежнему называемых им Силами, он являлся Верховным Жрецом и не мог перечить Лоргару. Да и не хотел, потому что в какой-то момент все понял.

И читатель тоже все понимает на последних страницах книги Гэва Торпа, особенно когда Аврелиан, не раздумывая, одним ударом булавы превращает голову Найро в кровавую кляксу за то, что тот поднял оружие на Фаэрона. Однако Кор видит, что Уризен спас его не из-за какой-то там привязанности (да и, честно говоря, не было никакого смысла в столь показательной жестокости). Просто у Лоргара был план. У него был план с того момента, как он впервые открыл свои фиолетовые глаза под солнцем Колхиды. И к этому плану мы конечно еще вернемся…

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово... Warhammer, Примархи, Лоргар, Lorgar Aurelian, Видео, Длиннопост

Братство Лоргара и пришествие Императора

Лоргару и Фаэрону не удалось полностью искоренить из Завета жадность, зависть и ненависть к тем, кто сильнее. Ситуация усугубилась тем, что Аврелиан все чаще видел в своих грезах золотого воина и одноглазого мага подле него. Он стал проповедовать собственные взгляды, которые сильно отличались от ортодоксальных учений Колхиды. Он говорил о Едином боге, а не о Четырех богах, и утверждал, что этот бог вскоре посетит их.

Предатели из Завета попытались арестовать Лоргара, обвинив его в еретических учениях, однако все они были убиты сподвижниками Аврелиана. После этого Завет разделился на тех, кто следовал Старой Вере, и на Братство Лоргара, уверовавшее в Единого. Религиозная война охватила всю Колхиду и каждому пришлось выбрать сторону. Эта война, известная как Война Раскола, закончилась спустя шесть лет, когда Уризен штурмом взял Собор Просвещения в Варадеше, где находилась штаб-квартира сторонников Старой Веры.

Аврелиан больше не хотел ни с кем договариваться и просто убил всех в Соборе Просвещения. После этого около трети населения Колхиды отвернулось от него, приняв Старую Веру. Аврелиан выбрал самых верных своих последователей, фанатичных воинов-жрецов, и приказал им провести великую чистку в полисах, где были замечены противники веры в Единого. Сам же Лоргар вновь стал проповедовать, обещая, что Единый под именем «Император» придет на Колхиду через год. При этом Фаэрон признался своему бывшему аколиту, а ныне – Экклезиарху реформированного Завета, что по-прежнему верит в Четырех богов, но также признает, что Единый стоит выше остальных Сил.

В 857.М30 Император вместе с Магнусом спустился на Колхиду и Лоргар без раздумий встал перед ним на колено, увидев наконец своего Единого бога. Вместе с Аврелианом перед Императором преклонилась вся планета. После этого Император дал под командование Уризену легион Имперские Вестники, который был создан из его геносемени. Аврелиан с жаром принял титул примарха и пообещал нести веру в Бога-Императора во все уголки галактики. И его не смутили слова отца о том, что он не бог и что Имперская Истина – светская, а не религиозная доктрина.

Оставив своих доверенных лиц править Колхидой, Лоргар присоединился к Великому крестовому походу отца. Император продолжал настаивать, что он не бог, и это парадоксальным образом лишь еще больше убеждало Аврелиана в истинности его веры. Ибо кто, как не истинный бог, будет так упорно утверждать, что на самом деле не является богом? В действительности, это утверждение Лоргара кажется мне… довольно спорным (хотя, вспоминая «Уловку 22» Хеллера, все как раз логично). Однако нельзя забывать, что он был взращен планетой фанатиков, с воздухом и водой Колхиды он впитал в себя религиозный фанатизм. Для него вера буквально была жизнью, ему нужно было во что-то верить. В кого-то. А если в кого-то и верить, то тогда уж в самое сильное существо галактики!

Император прямо говорил Аврелиану, что не одобряет его действий, но Лоргар не слушал, как и положено фанатику. Он реорганизовал структуру Колхиды и своего легиона, положив в основу религиозное представление о Боге-Императоре, воля которого – есть закон. Он завоевывал один мир за другим, но нес на эти планеты не научное, а эзотерическое просвещение. Он проповедовал не о прогрессе и объединении всего человечества под диктатом разума и логики, а о том, что каждый в этом мире живет ради Бога-Императора и взамен получает великую честь служить этому богу.


Несомненно, здесь в действиях Уризена прослеживается образ Томаса де’Торквемады, первого Великого инквизитора, основателя инквизиции в Испании. Я не буду подробно излагать биографию Торквемады, достаточно сказать, что он был истинным апофеозом религиозного фанатика. По разным данным его инквизиторы пытали порядка 30 тысяч человек и заживо сожгли от 8 до 15 тысяч по обвинению в ереси против единого бога. При этом Торквемада был известен как великолепный оратор, проповеди которого буквально зажигали в людских сердцах ненависть к еретикам.


Кстати, в самом начале Крестового похода Кор Фаэрон на свой страх и риск прошел операции по модификации, став не полноценным, но все же космодесантником. Аврелиан назначил его капитаном Первой роты и своим главным советником.

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово... Warhammer, Примархи, Лоргар, Lorgar Aurelian, Видео, Длиннопост

Император как Бог

Нужно сказать, что Лоргар был не первым, кто считал Повелителя Человечества богом. Известно, что так считали некоторые смертные, кто был знаком с Императором еще до эры ТЭТ. Позже, во время Объединительных воин, многие техноварвары называли Императора демоном, хотя другие называли его ангелом или духом. Поэтому действия Лоргара не были нонсенсом. Его же самого понять несложно – как я уже сказал, он рос в мире, где жизнь и религия были синонимами. Все, кто его окружал – жрец Фаэрон, раб-учитель Найро, наемник Аксата – в той или иной степени были религиозными фанатиками. И на все это наложились пророческие трансы.

В итоге, увидев золотого воина из своих видений вживую, Лоргар просто не мог не уверовать в него. И тут мне кажется странным, что Император на протяжении десятилетий допускал эту веру. Да, он выказывал недовольство, но у нас нет сведений о том, что до Монархии он хоть раз пробовал вразумить сына чем-то, кроме типовых фраз о том, что Империум – светское государство и что сам он (да запомни уже!) не бог. Но еще интереснее то, что во время Великого крестового похода Лоргар написал хорошо нам известный текст Lectitio Divinitatus, в котором он попытался с точки зрения рационализма разъяснить свою веру в Бога-Императора. Впоследствии этот текст станет основой Имперского Культа, который в М32 трансформируется в полноценную государственную церковь Империума.

Халик-Гар, Маэдро Вессар, Устюн Чо – Аврелиан буквально заразил своей фанатичной верой многих воинов в легионе Имперские Вестники. И если у Эреба с Фаэроном всегда были «свои взгляды» на религиозные воззрения отца, то большая часть Вестников со временем действительно восприняла его веру. Воины видели, как перед Императором склоняются мириады миров и что нет того, кто сумел бы его остановить. А рядом с Лоргаром, который распространял вокруг себя ауру фанатичного рвения, легионеры входили в религиозный экстаз и становились уже не просто воинами. Они становились истинными Несущими Слово. Вот только чье слово они несли во все уголки галактики? Императора? Или уже Лоргара?...

Лоргар Аврелиан – Было нашим оружием Слово... Warhammer, Примархи, Лоргар, Lorgar Aurelian, Видео, Длиннопост

Великий крестовый поход

Самых верных сподвижников Лоргар окрестил капелланами – эта новая должность в легионе была призвана сплотить верующих и не позволить даже малым крупицам ереси тлеть в сердцах планет, которые Вестники привели к Согласию. Аврелиан ввел в легион сложную систему обрядов и религиозных ритуалов, в обиходе воинов появились такие понятия как «апостол», «атам», «символ веры».

Древние тексты, принадлежащие иным религиям, сжигались, а их последователи либо обращались с молитвами к Богу-Императору, либо безжалостно истреблялись. Несущие Слово сносили церкви, уничтожали статуи пророков и жрецов. На месте пепелищ они возводили новые величественные храмы в честь Бога-Императора, упиравшиеся в небеса своими золотыми шпилями. На всех площадях и перекрестках они ставили памятники Повелителю Человечества – много десятков и даже сотен метров высоту, и тоже из чистого золота.

Позже, после Никейского Совета, капелланы появятся и в других легионах. Но пока среди Имперских Вестников начали формироваться братства, уже не в полной мере определяемые обычной военной иерархией. XVII легион на этом этапе Крестового похода сильно отличался от других легионов, тем не менее – они были невероятно эффективны на поле боя, а сам Лоргар порой приводил к Согласию целые звездные системы даже не касаясь своей чудовищной булавы, известной как Иллюминарум (выкована Манусом). Он стал проповедником галактики, Экклезиархом Империума.

Почему же Несущие Слово так легко стали религиозными фанатиками и почему в дальнейшем так же легко сменили веру в Единого на Старую Веру, от которой никогда не отрекался Кор Фаэрон? Все просто – это было в их генах. Вероятно, Император таким и задумывал Аврелиана – способным умиротворять планеты не силой оружия, но силой слова. И он действительно мог это делать!..


Дальше Пикабу не позволяет писать (ограничение по знакам, да).

Поэтому продолжение (и конечно, самое интересное) здесь.

Показать полностью 7
12

Лучше поздно, чем никогда

Лучше поздно, чем никогда

Адское яблоко

Ответ на пост «Самооценка»

Начитался Йуула и в консультациях просил родителей, жалующихся на низкую самооценку их ребёнка (нем: Selbstwertgefühl, дословно чувство собственной ценности) назвать цену (Wert), за которую они готовы продать своего ребёнка.

И предлагал заменить самооценку на самоощущение (нем: Selbstgefühl, дословно чувство себя).

Самоощущение даёт ребёнку возможность понять, что именно с ним происходит, что он чувствует, а также сообщает, что то, что он чувствует - нормально.

Естественно, если ребёнок сталкивается с заявлениями "надень шапку, маме холодно", то у него не разовьётся самоощущение.

Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте свои любимые темы в этой ленте.
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано! Выберите