tellariell

tellariell

Превращаю истории из Вашей жизни в сказки на заказ
пикабушник
поставил 2 плюса и 0 минусов
415 рейтинг 95 подписчиков 42 комментария 15 постов 11 в горячем
7

Второе место!

Привет, ребята!

Конец прошлой трудовой недели был очень приятным!


Счастливчик - фантастический рассказ о трудовых буднях вахтенного инженера транспортного корабля Объединенного Космического Флота "Орискани" неожиданно занял ВТОРОЕ место во всероссийском конкурсе научно-фантастического рассказа "Ближний космос" от Российской государственной библиотеки для молодёжи.


Подано около 300 заявок со всей страны - 200 рассказов и 100 комиксов.


Отдельное спасибо организаторам за корректную и быструю обратную связь! (Евгений Харитонов – координатор конкурса и номинации «Рассказы»)


23 апреля 2021г. в Музее космонавтики (Москва) были подведены итоги Всероссийского конкурса научно-фантастического рассказа и комикса «Ближний космос», который проводился среди молодых авторов и художников-комиксистов в возрасте от 15 до 35 лет и был приурочен к 60-летию исторического полёта Юрия Гагарина.


Организатором конкурса выступила Российская государственная библиотека для молодёжи при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Участникам конкурса было предложено в своих работах пофантазировать на тему «Как будет развиваться космонавтика и как человечество будет осваивать ближний космос в следующие 60 лет».


Почётное право объявить итоги конкурса было предоставлено председателю жюри конкурса, лётчику-космонавту, Герою Советского Союза Александру Ивановичу Лавейкину.


В номинации «Рассказ» победу одержала Анастасия Кокоева  - за рассказ «Икар-81». Второе место в той же номинации занял Алексей Крутов - за фантастико-приключенческий рассказ «Счастливчик», а третье досталось Николаю Гусеву с рассказом «Сделай шаг».


Жюри:


Александр Лавейкин - Лётчик-космонавт, Герой Советского Союза, заместитель директора Музея космонавтики. Председатель Жюри.

Аскольд Акишин - Художник-комиксист, иллюстратор.

Дмитрий Байкалов - Литературный и кинокритик, сценарист, писатель.

Алексей Борисов - Дизайнер, председатель АНО «Планета людей».

Яна Боцман - Писатель-фантаст, в соавторстве с Дмитрием Гордевским известна под псевдонимом Александр Зорич.

Алим Велитов - Художник-комиксист, иллюстратор, директор фестиваля «КомМиссия».

Глеб Елисеев  - Литературный критик, историк фантастики.

Александр Ерёмин - Художник-комиксист.

Роман Злотников - Писатель-фантаст.

Дмитрий Гордевский - писатель-фантаст, в соавторстве с Яной Боцман известеный под псевдонимом Александр Зорич.

Николай Калиниченко - Писатель, литературный критик.

Алексей Калугин - Писатель-фантаст.

Анна Коростелёва - Директор издательства «Комикс Паблишер».

Андрей Ливадный - Писатель-фантаст.

Вадим Панов - Писатель-фантаст.

Антон Первушин - Писатель-фантаст, исследователь фантастики, историк и популяризатор космонавтики.

Виталий Пищенко - Писатель-фантаст, редактор.

Валентин Поткин  -Художник-комиксист.

Игорь Харичев - Писатель, главный редактор журнала «Знание-сила».

Сергей Чекмаев - Писатель-фантаст, сценарист, редактор.

Сергей Шикарев - Литературный критик.



Рассказ "Счастливчик" можно будет прочесть в одном из выпусков "Знание - сила" или на странице конкурса с работами номинантов - https://rgub.ru/cosmos/


Ссылка на трансляцию - https://vk.com/wall-10429260_9746


P.S. Рассказ мой, в конкурсе участвовал я, ссылки - не реклама, а информации для. Картинка из интернета

P.S.S. Как я и говорил своим юнлингам: "Участвовать в конкурсах не страшно!" :)
P.S.S.S. А еще "Счастливчик" ушел на аудио. Но это уже позже ;)

Второе место! Авторский рассказ, Победители, Конкурс, Ближний космос, Длиннопост
Показать полностью 1
16

Элис и Элин. Тайна Черничного леса

- Что думаешь, сестрица? - феи сидели на веточке вяза и смотрели на Великое Древо. Элис грызла ягоду черники, держа ее двумя руками. Элин уже доела свою, и терпеливо ждала, когда сестра поест.


Позавтракать сестры не успели - рано утром их вызвали во дворец, а Король и Королева фей отпустили своих подопечных с совета лишь полчаса назад.


- Что тут думать, - Элин вздохнула. - Проверить надо. Как сказал Король фей - зверь есть только у нас. Если сейчас выйдем - к вечеру вернемся. Главное - Круглый мост успеть до заката пройти.

- К тому же, лучше самим посмотреть на диковинные травы и растения, которых в Черничном лесу отродясь не было. - Элис отряхнула ручки от ягодного сока. - Страшно, но ягоды у нас кончаются, заодно там наберем.


Сестра хмурилась. С ягодами в это лето действительно было тяжело.

- Решено, зови Полли!


Элис кивнула и, подняв голову, завыла.


- А-у-о-у-у-у-у-у! - звала Элис. Густые кроны высоких деревьев зашептались, передавая зов от листика к листику.


Через несколько минут на поляну выскочил большой пестрый волк. Заметив фей на ветке, он подпрыгнул от радости, переступил с ноги на ногу и припал к земле.


- Здравствуй, братик! - Элис вспорхнула с ветки и приземлилась у самого носа волка.

Полли осторожно обнюхал крохотную фею и фыркнул. Крылышки феи затрепетали, розовое платьице чуть не сдуло. Элис засмеялась, придерживая подол.

- Ну, хватит уже, Полли! Не балуйся! - Элин спустилась с дерева и стряхнула соринку с фиолетовой курточки. - Помоги нам. Нужно к вечеру попасть в Черничный лес, но сначала нам нужно взять сумку для ягод из дома…


По большому Ромашковому лугу неспешно брела черепаха Грета. Грета была уже мудрой черепахой. Ей было почти семьсот лет. Толстый и большой панцирь местами покрылся мхом, но Грете он абсолютно не мешал. Как не мешал и крепкий деревянный домик с небольшим крылечком. Время от времени черепаха наклоняла голову и срывала пару травинок или цветов. Задумчиво жуя добычу Грета смотрела на облака в голубом небе.


- Привет, Грета! - Элин помахала ручкой, слезая с волка. - Мы ненадолго. Возьмем сумку и поедем в Черничный лес. К вечеру будем дома.

- Вас уже отпустили? Так быстро? - Грета медленно вытянула шею и повернула голову в сторону феечек. - Здравствуй, Полли!

Волк обнюхал открывшую рот от такой дерзости Грету и начал бегать вокруг нее, тихонько повизгивая.

- А ты немногословный невоспитанный молодой волк, да? - заскрипела Грета.

Полли снова обежал черепаху с домом на спине и гавкнул.

Элис выглянула из окна.

- Грета, Полли считает, что если тебе нечего сказать, то и говорить не о чем.

- А, теперь мне все ясно. - черепаха степенно кивнула. - В таком случае, вы очень мудрый молодой волк. Но все равно невоспитанный.


Полли сел, фыркнул и гордо поднял голову. Похвала ему понравилась. Черепаха, постояв, вновь двинулась по лугу и начала бурчать что-то себе под нос, больше обращая внимания на травинки, чем на окружающих. Сестренки уже вылетели из дома, вдвоем неся большую сумку для ягод. Перекинув ношу через спину Полли, они сели ему на холку и, пожелав Грете доброго дня, покинули луг.


Весело болтая, феи скоротали довольно большую часть пути. Полли легкой трусцой бежал по тропинке и даже еще не устал. До Круглого моста оставалось немного, и тут, они услышали страшный рев. Полли припал к земле, зарычал и оскалил пасть.


- Помогите! - доносилось из небольшой рощицы справа. - Я застрррррял!

- Нужно проверить! - Элин собиралась слезть с волка.

- Стой! - сестра ухватила ее за курточку. - А вдруг это ловушка? Круглый мост совсем-совсем близко! А там и до Одинокой горы недалеко. Разве тебе не страшно?

- Страшно. Но я выгляну из-за листика. И если там что-то жутко страшное - сразу прилечу обратно. - Элин успокоила сестру. - Полли, посиди с ней, хорошо?


Волк кивнул и встал между рощицей и Элис. Элин подлетела к краю тропы, опустилась на землю и стала осторожно идти, тихонько раздвигая кустики и травинки. Пройдя немного вглубь леса, фея увидела большого медведя, опутанного длинными побегами острокуста. Темно-зеленые побеги и узкие листья крепко его держали, острые длинные иглы впивались в густую бурую шерсть.


- Эй, кто-нибудь! Мне больно! Спасите! - кричал медведь, пытаясь освободиться. Чем сильнее дергался пленник, тем сильнее его сдавливали побеги острокуста. Медведь уже начал хрипеть и терять сознание.

- Потерпи, я сейчас! - Элин развернулась и закричала. - Элис, Полли, быстрее!


Волк оказался на месте в два прыжка. Следом летела Элис. Увидев приключившееся несчастье, они поспешили на помощь сестре. Втроем они набросились на побеги острокуста, чтобы освободить несчастного мишку. Стоило им коснуться вредного сорняка, как он, словно испугавшись, втянулся в землю.


- Спа… Спасибо. - медведь сел на задние лапы и передними потер голову. - Я думал, меня уже никто не спасет. Уф, я Барри.

- Я Элис, это моя сестра Элин, а это Полли. - Элис представила всех. Полли подошел к Барри и протянул лапу здороваясь.

- Первый раз вижу, что бы острокуста было так много, и он так себя вел. - Элин смотрела на землю, в том месте, куда убежал сорняк. - Будто бы он живой. Странно все это…

Волк обошел медведя, обнюхал его и склонил голову на бок.

- Полли спрашивает: откуда ты? - Элис быстро осмотрела Барри. Медведь потерял один клок шерсти и заработал пару царапин, которые быстро заживут.

- Я из-за Тенистого леса у Быстрой реки.

- Далеко же ты забрался.

- Ну да. Ой, говорят, что в Черничном лесу самая вкусная ягода. Вот решил проверить.

- Мы как раз туда идем. Пойдешь с нами? - Элин подлетела к морде Барри. Фиолетовые крылышки так сильно трепетали, что почти сливались в одно пятнышко. - Мы тебе покажем самую большущую поляну с черникой. А если повезет, то может быть мы найдем орех мурумуру.

- Ну, если покажите, то, пожалуй, пойду. - медведь встал и тяжело отдуваясь, повертел головой. - Куда идти?


Почти сразу за Круглым мостом началось странное. Лес стал мрачным, сырым и зловеще тихим. Стайки светлячков бесцельно блуждали по рощицам. Растения извивались и скручивались между собой. Грибы медленно шевелились, словно медузы в воде и таинственно светились в сумерках.


- Жуть какая… - тихо пробасил Барри. - Не похоже на орехи мурумуру.

- Да уж. - Элин беспокойно оглядывалась. - Но есть и хорошие новости! Мы прошли Круглый мост до заката - это раз. И до Одинокой горы осталось недолго - это два. Думаю, если немного поторопиться, то мы дойдем до Черничного леса как раз к закату.


Дальше друзья шли молча, невольно прижимаясь друг к другу. Через полчаса Поли фыркнул.

- Я тоже чувствую! - Элис понюхала воздух. - Дым. Впереди кто-то есть!

- Но в этой части леса никто не живет! Слишком близко к Одинокой горе! - Элин задумалась на мгновение. - Нужно проверить.

- Полли спрашивает, почему всегда мы? - Перевела недовольное ворчание волка Элис.


Двигаясь на запах дыма феечки увидели огромный дуб, поросший мхом. В основании дерева был построен дом с кривой дверью. Возле дома на маленьком чистом пятачке горел небольшой костер. Возле костра сидела женщина с зелеными волосами и большим посохом. Она что-то шептала себе под нос и вокруг нее вились тонкие побеги острокуста.


- Так вот откуда здесь столько острокуста! Колдунья из-за горы! Мы не справимся одни. - Элин хмурилась. - Элис - беги за остальными! Через Круглый мост! Только не смотри в отражение в реке, а то станешь злой!

-Да помню я! - сестра подпрыгнула, крепко хватаясь за густую шерсть Полли. - Лети братик, лети!


Волк тявкнул, встав на дыбы. Едва коснувшись лапами земли, он во весь опор рванул по пролеску сквозь кусты и низкие ветки.


- Морики - дорики! - Элин вытянула вперед руки, выкрикивая заклинание. Колдунью накрыло прозрачным розовым куполом. - Барри! Мне придется держать заклятье до прихода помощи. Ты будешь меня защищать!

- От кого? - медведь завертел головой и заметил побеги острокуста на земле, которые змеями ползли от дома колдуньи к Элин, шелестя узкими темными листьями и щелкая длинными иглами. Колдунья билась внутри купола, ругаясь, размахивая руками и стуча по земле посохом.

- Острокуст! Ненавижу! - взревел Барри и бросился вперед…


Крупная луна сквозь листву серебрила тропинку, немного помогая волку. Полли бежал обратно так быстро, что ветер неистово трепал платьице прижавшейся к его шее феечки. Время от времени, Элис сквозь слезы и ветки смотрела в ночное небо. Где-то там должны быть соколы. Крылатые рыцари Короля фей. Сам Король летел первым на самой большой птице.


Полли проскочил Круглый мост в один прыжок, Элис даже не успела удивиться. Через несколько минут они выскочили к домику колдуньи. Вовремя! Элин лежала на земле, над ней стояла колдунья, высоко подняв посох. Барри бежал к ним через всю поляну, но не успевал.


- Буры - муры! - крикнула Элис, и оружие колдуньи разлетелось в мелкую пыль. Тут же с неба рухнули соколы Короля фей и закружились вокруг злодейки, не давая колдовать и сдвинуться с места.

- Ведьма! Уходи из Черничного леса! - громко приказал Король фей. - Иначе худо будет!


Колдунья кричала в бессильной злобе, но была вынуждена подчиниться. Сила Короля фей была непреодолимой. Черным вихрем взмыла она в предрассветное небо и исчезла за горизонтом. Наездники усадили соколов и спешились. Король подошел к сестрам и поклонился.


- Спасибо! Вы большие молодцы! Отдохните, а потом развесите амулеты. Своим плетунам я уже дал задание. Через два дня вам все принесут. Как закончите - приходите за наградой к Великому Древу. А мне пора. - Король вернулся к соколу. - Что-то долго мы с вами тут. Вон, солнце уж встало.


Король фей дал знак и две дюжины птиц, захлопав крыльями, взмыли в воздух, взметнув сухие иголки и листья.


- Справились! - Элис выдохнула и посмотрела на сестру. Фиолетовая курточка изрядно потрепалась. Но все можно постирать и починить. - Тяжело вам было?

- Да, сестренка. Тяжело. Всю ночь держать колдунью… Ты и Лесной народ подоспели как раз вовремя. Спасибо тебе! - Элин крепко обняла сестру и улыбнулась. - А Барри какой молодец, видела бы ты, как он храбро сражался!

- Хорошо, что все хорошо закончилось. Пойдем домой?

- Только ягоды наберем, все равно мимо кустиков с черникой пойдем.

- А вы меня потом искупаете? Весь в земле извалялся с этим острокустом! - Жалобно протянул Барри. - И ягодой угостите?

- Конечно искупаем! - Радостно взвизгнули феечки. - Но только в чистом лечебном ручье. Там как раз есть подходящий! А ягоды сам наберешь - поляна большая, всем хватит.

- Но… А, ладно, в чистом так в чистом. - сдался медведь. - Только за ушами почешите. Куда идти?


Махнув одновременно ручками в сторону пролеска, Элис и Элин уселись на холку Барри. Полли благодарно выдохнул. За сегодня он уже вдоволь набегался и не смог бы нести на себе даже таких крошек, как феи. Солнце светило сквозь кроны деревьев, ласково пригревая лучами тропинку. Волк трусил чуть впереди, показывая дорогу, а сестры весело щебетали и смеялись, сидя на спине довольного медведя.

Рассказ написан мной, специально для А. и А.

Картинка из интернета (лес под Брюсселем вроде бы, баянометр на нее ругался)

Элис и Элин. Тайна Черничного леса Сказка, Фея, Детские рассказы, Милота, Дети, Ведьмы, Длиннопост
Показать полностью 1
29

Мур под кроватью, ч.2

Прошло почти два месяца с нашего удивительного знакомства. Моя жизнь стала медленно, но верно меняться. Я стал высыпаться, что со мной раньше случалось довольно редко. Утром я просыпался в прекрасном настроении, с чувством невероятной легкости, и полным сил. Как результат - повысилась работоспособность, и я перестал засиживаться допоздна за надомной работой. Стал лучше питаться, правда, расходы несколько возросли, все-таки настоящие продукты приходилось покупать из-под полы.


В целях экономии, полностью от синтетической пищи я не отказался, но ужин у меня всегда был из настоящих продуктов. Но самым главным и удивительным изменением стали сны. Мне перестали сниться невнятные и почти не запоминающиеся размытые картинки. Мур обладал неординарной фантазией, и каждую ночь он открывал мне новые, умопомрачительные истории или неизведанные миры. Настолько живые и красочные, что я сначала забросил все свои голозаписи, а затем и вовсе раздал их по знакомым. Особенно реалистично ему удавался океан.


Я, как человек, безвылазно просидевший в одном городе всю свою жизнь, и видевший подобные вещи только в головизоре, воспринимал его как чудо. Зачастую берега были разные: бесцветный песок, при ближайшем рассмотрении вмещал в себя необъятное количество разных оттенков; серая галька, уютно подставляющая теплые покатые бока под ноги или высокие берега скалистых фьордов, на вершинах которых беззаботно резвился ветер. Я был твердо уверен в том, что океан всегда был один и тот же. Мур пытался мне это объяснить, но я смог понять из его спутанного рассказа, только то, что сны как-то связаны между собой и океан, либо другое, символически бесконечное пространство, является проекцией этой связи.


По негласно заведенной традиции, каждое утро, мы встречались за кухонным столом и делились впечатлениями от снов, которые показывал мне Мур, попутно плотно завтракая. Вернее, делился в основном только я, искренне восторгаясь живостью образов и полнотой ощущений. А Мур… Мур не переставая набивать брюхо своей порцией вчерашнего ужина перед дневным отдыхом, довольно ухмылялся, горестно вздыхал и сокрушался, жалея «дитя асфальта, выросшего вдали от природы в каменных ждунглях». С дикцией у него явно были проблемы, или он коверкал слова специально, я так и не понял. Но Мур по этому поводу абсолютно не переживал и обижался, когда я хихикал и чисто машинально его поправлял.


- Ну почему, ждунгли-то? - я едва сдерживал смех. - Джун-гли. Город - это каменные джунгли.

- Не морочь мне голову! - Мур поджал кончики ушей и махнул лапкой, отрицая мои доводы. - Джунгли - это пальмы, зелень и обезьяны всякие. Там красиво, ярко и интересно. Я их тебе присню, если настроение будет. А город? Город серый, и люди в нем серые, все время куда-то бредут или ждут чего-то. То автобус, то светофор, то счастья или лучших времен. Ждут завтрашний день, в надежде, что он изменит всю их жизнь, но следующий день лишь повторяет предыдущий… Ты и сам недавно таким же был. Так что батенька, город - это ждунгли!

- Согласен. - я вздохнул. Вот упертый! Хотя, некая логика просматривается. - Но город не всегда такой! Знаешь, как летом в городе красиво? А зимой, перед новым годом? Надо тебе показать пару мест, или в парк сводить, тебе понравится!

- А там покормят?

- Господи… - я поднял взгляд к потолку. - Я куплю тебе чего-нибудь.

- Органического? - уши монстрика вяло дернулись

- Органического. - кивнул я.

- Обещаешь? - сонно пролепетал Мур. Уши у него медленно опускались.

- Обещаю. - заверил его я. - Вот только… как нам тебя на улицу вытащить?

- Не надо меня никуда вытаскивать! - Мур деловито засопел, осторожно слезая со стула и направляясь в сторону спальни. - Ты сходи сам. Осмотрись, запомни все, а я ночью посмотрю, что ты там наглядел. Только про еду не забудь.

- А если ты чего-нибудь не того подглядишь? - я шутливо возмутился. - Как же тайна и неприкосновенность личной жизни?

- Ой! Было бы чего скрывать-то… Удачного тебе дня, Алекс! - устало бросил через плечо Мур и исчез.


Я прибрал со стола, и помыл посуду. Сегодня у меня был очередной выходной, и вдобавок, запланирована встреча с очередным заказчиком. Переодевшись и захватив легкую куртку, я вышел на улицу. Времени у меня в запасе оставалось порядочно, и я решил пройтись. Благо погода весьма к этому располагала. Самый конец весны. Еще не лето, но уже заметно потеплело.


Ласковое весеннее солнце и теплый легкий ветерок, приносящий запах почти распустившихся скромных городских цветов, приводил меня в такой восторг, что я улыбался прохожим. Они, в свою очередь, отвечали мне вежливыми полуулыбками, но с безопасного расстояния, предпочитая не провоцировать и обходить странного типа стороной. Ну и черт с вами, думал я, нисколько на них не обижаясь и бессовестно наслаждаясь прогулкой.


В таком приподнятом состоянии я слегка поплутал по городу и подошел к месту встречи, успев чуть раньше назначенного времени. Никогда здесь не был, хоть и прожил в городе с самого рождения. Четверть века почти, а в этом районе бывать не доводилось. Небольшое кафе, почти зажатое с двух сторон массивными высотками, словно бы сопротивлялось натиску индустриального развития. Аккуратный бледно розовый фасад, два оконца со ставнями шоколадного цвета и под ними - миниатюрные клумбы с белыми фиалками. Над входом - поскрипывающая на ветру старая деревянная вывеска с резной надписью: «Ахорна» и белоснежным единорогом. По случаю теплой погоды, на дворик, перед входом, были выставлены небольшие стеклянные столики на двоих, обрамленные кованной ажурной окантовкой. Не считая молодой пары, сидевшей за одним из них, кафе было пустым.


Темноволосый парень в светлом костюме сидел ко мне спиной и закрывал собой своего собеседника. Пройдя еще пару шагов, я увидел, что это девушка. Волосы были того же цвета, что и у парня. Ассиметричная прическа и вышедшие из моды моноочки, полностью закрывавшие глаза, подчеркивали ее скулы и красивые губы, гармонично дополняя строгую темно-синюю форму службы безопасности. Допрыгался… Идиот!


Парень достал сотовый и набрал номер. Я торопливо сунул руку в карман, но не успел - мой телефон зазвонил прямо у меня в руках. Парень обернулся на звук, заметил меня, дружелюбно улыбнулся, и призывно замахал рукой, приглашая присесть. Я обдумывал, как бы половчее улизнуть, но что-то в позе девушки меня смутило. Она сидела, сжавшись, словно ожидая удара, спина напряжена, уголки ее губ чуть опущены вниз, выдавая усталость, кожа была бледной. Девушка больше похожа на штабного адъютанта, чем на крепкого парня из отряда задержания. Таких на захват не берут, да и ее друг улыбается вроде бы естественно. Ну, для начала можно и послушать, что они мне предложат, сказать нет можно в любом случае. Настороженно поглядывая по сторонам, я приблизился к ним, взял стул от соседнего столика и присоединился к подозрительной парочке.


- Здравствуйте, Алекс! Меня зовут Артур Тишинский, - парень пожал мне руку, и кивнул в сторону спутницы, - а эта очаровательная девушка - моя сестра, Катя.

- Сказал бы, что очень приятно, но врать не буду. - буркнул я.

- Очаровательно! - Артур хохотнул и уставился на меня холодным взглядом, не имевшего ничего общего с его веселым тоном. - Кэт, он думает, что мы собрались его посадить! Нет, вы только представьте!

Катя вздрогнула, услышав смех брата, и сжалась еще больше, стараясь стать незаметнее.

- Не волнуйтесь, мы не при исполнении. - Катя робко кивнула и Артур, вынув из внутреннего кармана удостоверение, протянул мне.


Его фотография и кубики звания были наискосок перечеркнуты красной мигающей полосой и крупными буквами «НА» - не активен. Два зеленых кубика над двумя синими. Оберлейтенант… Однозначно, мне сегодня везет, как утопленнику. Два агента службы безопасности, не при исполнении, у черта на куличках, общаются с полулегальным системным кодировщиком. Если это не подозрительно, то, по крайней мере, весьма странно.


- Для начала, как вы меня нашли?

- Алекс. - Артур откинулся на спинку стула и стряхнул ладонью несуществующие крошки со столика. - У меня такая работа, к тому же, наш общий знакомый - техник Джамал, весьма лестно отзывался о ваших способностях. А в вопросах технического и программного обеспечения я ему доверяю.


Джамал! Ах ты, мерзавец! Ну и свинью ты мне подложил! Давно надо было с тобой поговорить! Не обратив на мое скривившееся лицо ни малейшего внимания, Артур продолжил.


- Кэт - аналитик в моем отделе. И так уж получилось, что она не может видеть с… некоторого времени.


Я быстро посмотрел на его сестру. Теперь понятно, почему ее внешность так отличается от новомодных образов. Прическа прячет контактные разъемы на виске с правой стороны, а очки скрывают увечье.


- Как вам известно, аналитики обрабатывают информацию через непосредственный контакт с командным блоком. И отсутствие или наличие зрения у аналитика не является ощутимой проблемой, по мнению шишек из нашего управления. - казалось, что Артур выплевывает слова. Внезапно он в порыве ярости ударил по столу кулаком. Металлические ножки протестующие взвизгнули. - Но для меня это проблема, и еще какая! Я хочу, чтобы моя сестра могла видеть мир таким, каким она его видела раньше, и каким вижу его я!

- В таком случае, чем я могу вам помочь? Вам нужен опытный врач, а не кодировщик.

- Проблема не в физиологии. - Артур открыл было рот, но Катя ответила быстрее. Ее голос был еле слышен, так что мне пришлось прислушиваться. - Нейрохирурги не могут объяснить, в чем дело. Зрение как таковое есть, но сигнал от глаз не обрабатывается в мозге так, как нужно.


Брат потянулся через стол и одобряюще пожал руку сестре.


- Вы хотите, чтобы я перекодировал ее? - теперь понятно, почему они обратились к такому человеку как я. - Вы понимаете, что вмешиваться в работу модифицированного электроникой мозга запрещено? Вдобавок, вы предлагаете мне изменить код у аналитика службы безопасности! Знаете, какие могут быть последствия? Как для вас, так и для меня?

- Мы готовы на это пойти! - Катя резко повернула голову в мою сторону. Ее голос зазвучал громко и уверенно, легкий румянец проступил на ее щеках. Хм, а она ничего… Я посмотрел на ее брата. Артур сжал зубы и решительно кивнул.

- Вы понятно, но как быть мне? Если ваши, - я кивнул головой за плечо, - пронюхают про сделку…

- Они не узнают. - быстро заверил меня Артур. Он написал что-то на салфетке и протянул ее мне. - Это я беру на себя. Мы рискуем гораздо больше, кодировка мозга еще не проходила испытаний на людях. А за ваш риск, кстати, я плачу весьма немаленькие деньги.


Я глянул на салфетку. Сумма была огромной, даже для такой трудной и рискованной работы. Если все получится, я смогу пару лет не работать и не брать заказы. Даже с учетом трат на органические продукты с черного рынка. У меня возникло стойкое ощущение, что я об этом пожалею, но они мне нравились.


- Согласен. Предложение слишком хорошо, чтобы отказываться. Мне нужны все данные по оборудованию и операционной системе. Сначала я их просмотрю, просчитаю варианты, и только потом можно говорить о каких-то сроках. После их озвучивания я возьму аванс в сорок процентов, это не обсуждается. Как только работа будет готова, я получу оставшиеся шестьдесят. Естественно все материалы, необходимые для работы оплачиваете тоже вы, список я предоставлю.


Во время оглашения условий, я внимательно следил за их лицами. Артур изредка мрачно кивал, а Катя еще сильнее бледнела. Под конец она схватила брата за рукав, и так сильно его сжала, что я всерьез забеспокоился за судьбу костюма.


- Я понимаю. - Артур облегченно выдохнул. Он мягко освободил свой рукав из пальцев сестры. Улыбнулся, посмотрев на нее и, словно снял с себя маску. Вокруг глаз и рта появились едва заметные морщинки, тело расслабилось, взгляд потеплел. Он достал голодиск и передвинул его мне по столу. - Здесь все, что вам нужно.

- Спасибо вам… - губы Кати предательски задрожали.

- Пока не за что, я бы не стал исключать возможность отказа от работы. - я не стал напрасно их обнадеживать, пряча голодиск во внутренний карман куртки. - Мне нужно еще просмотреть данные.

- В таком случае, дабы отметить это предварительное соглашение, позвольте нам угостить вас кофе! - Артур подал знак официанту.

- Спасибо, у меня с собой. - я вынул из кармана прозрачную упаковку с кофейными заменителями и потряс ее. Бледно-коричневая жевательная масса в виде крупных кофейных зерен весело загромыхала.

- Уберите это… - Артур скривился. - Кэт, представляешь, у него кофеиновая жвачка! Господи, как вы можете брать это в рот? Скажу вам, по секрету, здесь, постоянным и проверенным клиентам, до сих пор подают настоящий кофе! И весьма качественный! Но, только ради бога, никому не говорите, у них его осталось чертовски мало!


Катя робко улыбнулась. Мне стало несколько неловко, и я стыдливо спрятал упаковку обратно.

Кофе! Подумать только! По всей стране его лимитировали настолько жестко, что всего лишь двадцать грамм можно смело «преподнести в дар» среднему чиновнику, в обмен на практически любую услугу. Все еще не веря в такое чудо, я пристально смотрел, как официант осторожно нес наш заказ на закрытом куполом подносе. Через мгновение, перед нами появились крохотные белоснежные чашки с горячим напитком. Мы, почти одновременно, наклонились к ним и глубоко вдохнули ароматный пар.


- Божественно… - Артур зажмурился и еще раз медленно вдохнул, растягивая удовольствие. Я тайком посмотрел на Катю поверх своей чашки. Она бережно обхватила свою ладонями и, с трудом сдерживая себя, пила мелкими глоточками, тихо постанывая от удовольствия. Именно в этот момент я понял, что не хочу выжечь ей мозг подчистую. придется постараться. Кое-какие мысли у меня уже появились, но нужно как следует подумать. Боясь показаться невежливым, я залпом допил свой кофе и, неловко попрощавшись, ушел. Мне нужно было срочно найти ближайший терминал, чтобы вплотную заняться данными.


Рассказ мой, картинка из интернета для антуража а не рекламы (короткометражка Создатель/The Maker (2011))

Мур под кроватью, ч.2 Сон, Фантастика, Монстр под кроватью, Существа, Продолжение следует, Детские рассказы, Дети, Милота, Длиннопост
Показать полностью 1
45

Мур под кроватью, ч. 1

Сегодня у меня было прекрасное настроение: заказчику понравилась моя работа, и он накинул пару лишних кредов, что стало для меня приятной неожиданностью. На работе выписали долгожданные два дня отпуска, и они выпали на конец рабочей недели, что в сумме давало целых четыре свободных дня. И слегка саднивший бок, постоянно напоминавший о треклятой пружине в продавленном старом диване, и даже последняя яичная палочка, с истекшим сроком годности на завтрак, не могли испортить мне настроение. Я с довольной улыбкой пялился в монитор, просматривая бесконечные колонки цифр отчетного кода. Рабочий день подходил к концу, и впереди меня ждала почти половина декады отдыха! Хотя какой тут может быть нормальный отдых? С диваном нужно что-то решать. Закончив анализ очередного отчета, я решил сделать перерыв и поискать в Сети новую кровать.


Предложений была масса, но высокая стоимость или неприятный дизайн меня отталкивали. В углу замигала иконка оповещения - на рабочий терминал пришло письмо. Скорее всего, очередная корпоративная рассылка с воспеванием успехов «топов», чтоб вы все сдохли, ей богу! Стрельнув взглядом по иконке, я открыл письмо. Экран пару раз мигнул, все приложения принудительно свернулись, и меня «выкинуло» на полулегальный сайт с коммерческими объявлениями. Черт! Ну как эта гадость через файерволл пробилась? Я горестно вздохнул и уже стал искать глазами иконку деактивации, как один из текстов привлек мое внимание.


«Христом богом прошу: купите, почти новую кровать, под винтаж, пользовался всего несколько раз. Или обменяю, да хоть на черта лысого, сил больше нет никаких»


Как же все-таки быстро поисковики обрабатывают информацию из запросов! Десять минут назад я искал себе кровать, а сейчас уже просматриваю подборку рекламы по интересующей меня теме. Судя по тексту - продавец вконец отчаялся, либо копирайтеры свой хлеб недаром едят. Запрашиваемая сумма была, мягко говоря, совсем скромной. Потерев саднящий бок, я задумался. Мои сбережения, учитывая неожиданный бонус, почти не пострадают, а качество сна, судя по приложенному фото, должно существенно улучшиться. Особо не надеясь, я отправил запрос на покупку, с указанием контактов. Буквально через минуту зазвонил сотовый.


- Слушаю.

- Мил человек, - усталый мужской голос в трубке мне понравился. Негромкий, слегка басовитый, по уху не бьет, вот только речь была немного странной - это вы хотите приобрести кровать, слегка бывшую в употреблении?

- Да, только что запрос отправлял.

- Куда прикажете ее… доставить? - облегченно выдохнул голос

- Разве в стоимость входит доставка? - я вновь быстро пробежался по тексту объявления, но ничего о доставке груза не нашел.

- Поверьте, мне это никоим образом не в тягость.

- А почему так дешево продаете? - я уже знал, что услышу, впрочем, не важно, откуда эта кровать, мой бок все решил за меня.

- Это… уезжаю я… да - выпалил задрожавший голос - Согласны?

- Да! - я продиктовал адрес и время, когда буду дома.

- Спаситель ты мой! - казалось, что хозяин голоса от счастья скачет до небес.


От разговора остались приятные ощущения, словно бы сделал доброе и правильное дело. В принципе так оно и было, преследуя свои личные цели, я помог человеку. Вполне вероятно, что ему не хватало именно этой суммы, а может деньги срочно понадобились. Да какая разница? Весь остаток дня я провел в прекрасном настроении, вечером я заскочил в минимаркет, прикупил еды на выходные и почти бегом добрался до своей двери. А там меня уже ожидал коренастый, заросший густой бородой мужичок в стеганой жилетке на меху, ватных штанах и валенках, с объемистым белым свертком в руках и немаленькой коробкой, приставленной вплотную к стене.


- Вы, мил человек, кроватку хотели?

Я кивнул. Странный тип, напряжен вроде бы…одежда странная, сверток этот… Как бы не вышло чего…

- Вот собственно и она. - мужик похлопал по коробке. - Осмотреть не желаете?

- Ну что вы, я вам верю. - я улыбнулся как можно дружелюбнее.

- Как знаете… - мужик пожал плечами и, аккуратно положив сверток на коробку, выудил из кармана чекпэй. Настукал на нем сумму и протянул мне. Я глянул на дисплэй - как и договаривались, ни кредом больше. Приложил палец. Дисплэй мигнул зеленым и пискнул, подтверждая перевод. Мужчина заметно расслабился и улыбнулся.

- А это вам! - он протянул мне сверток.

- Что это? - я недоверчиво смотрел на белую ткань, и не торопился брать в руки неожиданный подарок.

- Кулебяка. - мужик чуть ли не силком впихнул мне сверток в руки. - С курочкой. Да вы берите, берите, он, мил человек, так к вам быстрей привыкнет… Потом спасибо еще скажете.


И не дожидаясь благодарности, он почти бегом устремился к выходу. Я настолько опешил, что не успел ни отказаться, ни остановить его. Мда, странный тип. Я осторожно развернул еще теплую ткань. В лицо пахнуло аппетитным ароматом домашней выпечки. Настоящая еда! Судорожно сглотнув слюну, я открыл дверь.


Быстро пройдя в квартиру, я, воровато озираясь, прошел в кухню и положил пирог на стол. А вот затащить коробку с кроватью оказалось не так-то просто. Но я справился. Кулебяка на кухонном столе призывно манила и настойчиво напоминала о себе безумным запахом, обещая невероятное вкусовое приключение. Но я твердо решил сначала расправиться с кроватью. Старый диван был нещадно уничтожен и его останки в несколько заходов вынесены вон. Раскрыв коробку, я вытащил разобранную кровать. Зрелище было печальное: груда досок, пакет с саморезами, точеные ножки, и два изголовья. Одно маленькое простое и одно большое с изумительно детальной резьбой, изображавшей листву, странных животных, части механизмов, парусники, и много чего еще. Все это удивительным образом сочеталось и не создавало ощущения перегруженности или навязчивости.


Восхищенно цокнув языком, я отложил произведение искусства, и заглянул в коробку. Инструкции по сбору не было. Досадно. Вздохнув, пошел за отверткой. Войдя в кухню, я глянул на пирог. С тяжелым вздохом переложив его в холодильник, я мысленно приговорил его к жесточайшей казни через съедение. Достав из шкафчика инструмент, я вернулся в спальню, и с удвоенным упорством принялся за кровать. Изучив внимательно доски, я увидел отверстия от саморезов. Решив прикладывать доски с дырочками таким образом, чтобы получить хоть какое-то сходство с фото. Пришлось провозиться весь вечер и почти полночи. В итоге я был довольный, голодный и уставший. Решив опробовать собранную кровать, я прибрал мусор, наскоро принял душ, и аккуратно застелив постель, прилег на кровать. Кажется, я уснул еще до того, как голова моя коснулась подушки.


Я открыл глаза и осмотрелся. Довольно темно, значит до утра еще далеко. Вспомнив, что впереди еще только начавшиеся выходные, я перевернулся на другой бок с твердым намерением проспать как минимум до обеда, как вдруг, услышал на кухне приглушенную возню. Тут же в памяти всплыл тот странный бородатый мужик. Проведя рукой по тумбочке, я с ужасом понял, что телефон благополучно оставил на кухонном столе! Осторожно поднявшись, я взял отвертку, оставленную вчера возле кровати и стал крадучись идти на кухню. Возня не прекращалась, временами раздавались раздраженные повизгивания и сердитое ворчание. С опаской выглянув из-за угла, я замер.


Стоя ко мне спиной, с тихим остервенением, из последних сил сдерживаясь и пытаясь вести себя тихо, дверцу моего холодильника пыталось вскрыть странное существо. Оно отдаленно напоминало полосатую мягкую игрушку в виде тощего человекоподобного зайца. В лапках у него была длиннющая круглая ложка, которой, монстрик ловко орудовал, словно рычагом. В очередной раз, вонзив ложку в промежуток между дверью и стенкой «заяц» (я почему-то был уверен, что это «он»), с натужным кряхтением налег на ручку. Его худые тряпичные уши плотно прижались к голове, тоненькие лапки задрожали от усилия. Дверь тихо скрипнула и не поддалась. Потерпев неудачу, «заяц» пронзительно пискнул, в сердцах огрел ложкой холодильник и, с размаху бросив ее на пол, обессиленно рухнул на колени, закрыв лицо передними лапками.


Послышались всхлипы, и маленькое полосатое тельце мелко задрожало. Наверное, мне стоило бы испугаться и запаниковать, все-таки монстры, пусть даже и такие маленькие нечасто заглядывают ко мне на кухню. Точнее сказать этот был первый. Но я поймал себя на мысли, что мне его жаль, и что мне тоже бы не мешало перекусить, я осторожно присел и отложил отвертку.


- Эй, - как можно более дружелюбным шепотом я окликнул существо. - Ты голодный?


«Заяц» застыл, моментально перестав плакать. Одним длинным прыжком он метнулся в дальний конец кухни, по пути прихватив свое орудие. Там он принял угрожающую стойку, и что-то грозно вереща, пару раз ткнул в мою сторону многострадальной ложкой. Я даже испугался.


Мордочка у него было жуткой: желтоватый овал перечеркивал большой рот, с торчащими человеческими зубами, два желто-черных глаза пристально следили за моими движениями. Но что-то в ней было, такое… милое и забавное, что я решил с ним непременно подружиться.


- Приятель, давай-ка мы тебя накормим! - осторожно подкравшись к холодильнику, так что бы быть у существа на виду, я медленно потянул на себя дверцу.


«Заяц» привстал на цыпочки, силясь заглянуть внутрь. Не сводя с него глаз, я достал первое попавшееся под руку. Порция синтетических сливок - неплохо для начала! Оторвав фольгу, я аккуратно толкнул мини стаканчик прямо под ноги ночному гостю. Издав радостный писк «заяц» схватил его и залпом осушил. Практически тут же он выплюнул все на пол и закашлялся.


- Ты меня отравить вздумал?! - он снова ткнул в меня своей ложкой

- Так ты разговариваешь? - я был несколько ошарашен.

- Что это за дрянь? - вместо «спасибо» гость стукнул по пустому стаканчику обратной стороной рукоятки.

- Синтиливки. Довольно приличные.

- А еще что есть?

- Синтебургер… соевый, сублимированное пюре и сухой концентрат «Экзотик», - перечислил я.

- А нормальная еда у тебя есть? - лапки, сжимавшие ложку, опустились, и существо заметно расслабилось.

- Да где ж ее сегодня взять-то? Все уже лет пятнадцать на синтепище живут! - тут я вспомнил про пирог и мысленно поблагодарил неизвестного бородача. Вот же паршивец, значит, он знал, с кем мне предстоит встретиться? - А нет, вру… Кулебяка есть, с курицей.


Я вновь открыл холодильник, взял сверток и, откинув тряпицу показал печево.


- Куля… кульбемя… - мой ночной гость попытался «с наскока» выговорить неизвестное слово, потерпев неудачу, он махнул лапкой на это дело и грозно указал ложкой на пирог. - Вот ее давай!

- Не вопрос, - я принялся резать пирог. «Заяц» от волнения и нетерпения переступал с лапки на лапку. - Я кстати, Алекс. А как тебя зовут, приятель?

- Шей Мур-Мур! - заяц гордо вскинул голову, вытянулся в струнку, словно гвардеец, и пристукнул черенком ложки об пол…


Серые предрассветные сумерки едва освещали маленькую кухню. Мы сидели напротив друг друга за столом. Пришлось подложить коробку - Мур не доставал до стола. Я пил разведенный водой концентрат, а мой новый знакомый уплетал кулебяку, довольно жмурясь и беззаботно болтая ножками.


- И откуда же ты такой взялся? - я отставил пустой стакан и стал разглядывать Мура, подбирающего крошки со стола. Пальцев у него не было и ему приходилось мусолить всю лапку. Смотрелось это настолько забавно, что я не мог сдерживать улыбку.

- Иш пот крофати. - Мур в очередной раз запихнул лапку в рот, слизывая с нее крошки. - Кровать старая, а я к ней приставлен вроде как сны охранять.

- А мужик этот… - я кивнул головой в направлении двери. - Он твой хозяин?

- У Муров нет хозяев! - «заяц» насупился. - Мы сотрудничаем!

- За еду работаете? - добродушно улыбнулся я.

- Ну… можно и так сказать. - Мур улыбнулся в ответ.

- И все же, кто он тебе?

- Никто. Не сложилось у нас с ним, - вздохнул он. - Две ночи всего у него пробыл, даже имени не узнал. Вроде бы мужик не плохой, хозяйственный. Только сны видеть не любит. Приземленный слишком. Но кормил знатно. Наверное, и эту… кубеляку, кублю… а, черт! Пирог, в общем твой, тоже он принес? Вот тебе нравится видеть сны?

- С едой он, конечно, подгадал! Сны - штука хорошая, но кошмары-то никому не нравятся… - я задумался. - А ты вообще добрый или злой?

- А, я и то и другое. - Мур подобрал последнюю крошку, осмотрел пустой стол и, тяжко вздохнув, откинулся на спинку стула. - Зависит от того как меня кормить!

- То есть?

- Добрая еда - добрые сны. - Мур наставительно поднял лапку, а я прыснул со смеху. Недовольно покосившись на меня, Мур продолжил.

- Если угощение славное я, так и быть, присню тебе не менее славный сон! Но позже. - Мур говорил все медленнее и медленнее. - Вон уже утро на дворе… мне спать пора. Сон приснить - это тяжкий труд и вообще, мне тоже спать нужно...


Мур не успел договорить и исчез. Растворился прямо в воздухе. Я посидел еще немного, убрал стакан. Странно, но я ему верю. Современного человека сложно чем-то удивить, а такой штукой как ожившая говорящая кукла и подавно. Хороший сон, это очень хорошо. И тут я крепко задумался: где же найти настоящую еду? Синтетику он не ест, а если и съест, то что тогда приснится мне? Суррогатный сон? Не желая экспериментировать с такими тонкими материями, я потратил весь день и, облазив все известные мне черные рынки, смог достать только несколько овощей и одну сомнительного вида рыбку. Вечер у меня ушел на поиск и изучение простейших рецептов в сети, приготовление тушеной рыбы с овощами, во время которого я чуть слюной не захлебнулся. Отложив порцию чуть побольше для Мура, я с наслаждением поужинал и с чистой совестью отправился спать.


Мне снилась какая-то серая клубящаяся хмарь, время от времени сменявшаяся стремительным калейдоскопом видений, мелькавших так быстро, что я не мог ничего толком разглядеть. Внезапно, в глаза мне ударил солнечный свет, я почувствовал тепло и легкий бриз. Прикрыв глаза рукой, я взглянул вверх. Небо. Такого чистого голубого цвета, что из глаз невольно брызнули слезы. Пытаясь их сморгнуть, я опустил взгляд. Под ногами, далеко внизу, море неспешно поглаживало узкую полоску пляжа. Я изумленно вздохнул, и земля рванула мне навстречу. Внутри у меня ухнуло, и я отчаянно замахал руками, пытаясь ухватиться за воздух. В последнюю секунду я в ужасе сжался в ожидании удара, но вместо сокрушительного столкновения, неведомая сила аккуратно остановила меня в сантиметрах от песка и, почти нежно, уложила на землю.


Я осторожно поднялся и огляделся. Белый песок с непривычки слепил глаза, и я щурился. Прямо у моих ног с тихим шипением останавливалась волна. Прозрачная морская вода лениво отступала, впитываясь в песок и оставляя пену, моментально испарявшуюся на солнце. Я рванул с себя одежду, и так торопился, что, запутавшись в штанинах, упал на песок. Теплый и мягкий. Ощущения были такие приятные, что мне пришлось всерьез задуматься: искупаться или позагорать. Я лежал и не мог определиться, и, моргнув в очередной раз, оказался в своей спальне.


Лежа в кровати, я внимательно осмотрел комнату. Море и пляж были сном. Прекрасным сном. Значит, Мур действительно говорил правду! На кухне загремела посуда. Наскоро завернувшись в одеяло, я вылетел из спальни. На кухне, Мур сидел за столом и уже доедал вчерашнюю рыбу.


- Как шпалошь?!

Он мог говорить с набитым ртом, но как, я не представлял. Да еще и довольно улыбался!

- Что это было?

- Море.

- Красиво… - я сел напротив него, сияя как новенький медный пятак. - А перед ним что было?

- Настраивался. Какая же все-таки в твоей голове каша! Но все прошло удачно! Ладно, мне пора отдыхать. Спасибо за завтрак! - Мур одобряюще цокнул языком и стал слезать со стула.

- Понравилось? - вкрадчиво спросил он, подходя ко мне.

- Спрашиваешь! А повторить можно? - я потер щеку, прогоняя остатки сонливости. На руке осталась пара белесых песчинок.

- Можно, но… - Мур многозначительно похлопал себя по животу.


Я состряпал серьезный мину и важно кивнул, принимая условия сделки. Мур протянул мне лапку, и я осторожно пожал ее.


Рассказ мой, картинка из интернета для антуража а не рекламы (короткометражка Создатель/The Maker (2011))

Мур под кроватью, ч. 1 Сон, Фантастика, Монстр под кроватью, Существа, Продолжение следует, Детские рассказы, Дети, Милота, Длиннопост
Показать полностью 1
8

Покорители снежных вершин ч.2

У Маркуса глаза были карие. Они невидяще уставились в туго натянутый над нашими головами оранжевый тент. Из горла Маркуса торчали пристяжные когти. Видимо, когда Хольцманн собирался, он проснулся и попытался его задержать. Этот чёртов старик, он только выглядел дряхлым. В чём я не раз уже убеждался, но меня это не насторожило. М-да, знал бы где упасть… И почему только всех не прирезал? У меня и Ольстена ножи на поясе так и остались нетронутыми. Видимо потратил слишком много времени и решил поторопиться.


- Это чудовищно! - Ялле смотрел на труп со смесью вины и недоумения на лице. - Он же стал свободным! Как мы! А он его…

- Такова жизнь, малец. - по сути оба каторжника стали свободными, как только подписались на поход, а по закону они стали бы свободными после удачного возвращения в город. Но сейчас мне было не до пустых рассуждений. - Скажи спасибо, что с нас не начал.

- Еды больше нет, все банки вскрыты и залиты топливом, - заглянувший в палатку Ольстен уже успел на скорую руку провести ревизию. - Инструменты и верёвки пропали. Скорее всего, он их выбросил где-то неподалёку.

- Искать некогда. Надо его догнать, как можно скорее.

- Как? - Ялле отвернулся от мёртвого тела и обречённо поник. - Мы не знаем дороги и наверняка заблудимся.

- Тебя точно следует кое-чему поучить! Вот погоди, вернёмся в город, я тебя к сержанту приставлю! Пойдём по следам. Налегке. Город окружает лес, как только мы подойдём ближе - сможем греться у костра. Но до тех пор придётся идти очень быстро. Справишься?

- У меня нет выбора. - Ялле решительно встал. - Надо о теле позаботиться.

- Позже. Оль, бросаем всё. - Я проверил, как нож ходит в ножнах. - Начинаем охоту!


Увидели мы его только к обеду следующего дня. Только выскочив из узкой полоски леса, мы из последних сил рванули вперёд и нагнали Хольцманна на открытой площадке, испещрённой провалами и гнездовьями ледяных слизней. Он попытался уйти от нас, петляя между опасными участками, но мы разделились и быстро окружили его. Поначалу он пытался вступить с нами в борьбу, но быстро понял - троих ему не одолеть. В итоге он сдался и тихо плёлся позади, пока Ольстен на ходу бесцеремонно потрошил его поклажу, рассовывая полезные мелочи по карманам.


- Вижу Бергштадт! - Ялле указывал вниз. Едва заметные столбики дыма несказанно обрадовали его. А вот я призадумался. Если из труб идёт дым, значит, дело с теплом в городе обстоит совсем плохо.

- Скотина! - сержант выудил флягу и со злостью швырнул её прочь от себя. - Вот в город войдём, я тебя за бороду-то оттаскаю!


Ольстену надоело копаться в рюкзаке, и он, остановившись, вывернул его наизнанку. Вещи беспорядочно посыпались на снег. Последним выпал блокнот с пометками. Хольцманн вздрогнул и поднял гневный взгляд на конвоира. И только потом я понял, что ошибся. Опытный командир, прошедший не одну кампанию, и так промахнуться. И ведь видел же, что старик не так прост. С самого начала нашей экспедиции не стоило вообще глаз спускать с Бенедикта.


Мы как раз огибали трещину, широким полумесяцем рассекавшую снежный покров. Острые пучки ледяных сталагмитов отмечали места, где облюбовали себе гнёзда ледяные слизни. По всей видимости, Ольстен слишком уж увлечённо осматривавший рюкзак, потерял бдительность. Бенедикт отломил острый сталагмит и с силой вонзил сержанту в бок. Ледяное копьё прошло под рёбрами и пробило лёгкое. Ольстен молча упал на колени, Бенедикт тут же толкнул его на снег. Поворошив разбросанные вещи, он выудил свёрток с камнем, развернулся и бросился бежать. Почуяв тёплую кровь, слизни немедленно зашевелились в гнезде. Их тела тёрлись об лёд, издавая неприятный скрип. Именно этот звук и привлёк моё внимание. Обернувшись, я увидел своего друга, лежащего на снегу и бегущего по выгнутой стороне трещины Бенедикта.


- Ялле, глянь, как там Ольстен! - на бегу крикнул я. Дабы не тратить драгоценные секунды, я не стал огибать провал с противоположной стороны, а рванул напрямки. По моим прикидкам, я успею перехватить его. Я даже его слегка опередил, но удача сегодня явно была не на моей стороне. Толстый слой снега, козырьком накрывавший узкий край трещины обрушился под моей тяжестью. Я с разбега угодил обеими ногами в провал, послышался жуткий влажный хруст. По инерции я сложился пополам, со всего маху ударившись лицом о ледяной край. От удара я едва не потерял сознание, руки не слушались, я уже скользил в провал, но Хольцманн заметил меня. Ловко перемахнув через трещину, он рывком перетянул меня к себе и, вытащив из трещины, перевернул. Да откуда в нём столько сил?


- Я не хотел убивать его, понимаешь? Я пытался ему всё объяснить, но он не слушал. - Бенедикт не был зол. Его лицо было печальным. - А потом, я запаниковал и испортил припасы, что бы вы не стали меня искать, а сразу пошли в город.


Я сверлил его взглядом, тщетно пытаясь пошевелить руками.


- Прости за твоего сержанта. У меня не было иного выхода. Счастье моей семьи пошло прахом из-за этого проклятья! - Бенедикт прижимал меня к снегу рукой, крепко сжимавшей кристалл. Второй рукой он уже вытянул мой нож и явно намеревался меня резать. - Двадцать лет назад мой единственный сын вернулся с горы, неся в руках крошечный обломок. Он был героем, а потом сошёл с ума, убил свою жену, дочь и покончил с собой. Всё из-за этого дьявольского камня! Я могу навсегда избавить город от необходимости добывать эту мерзость! Просто дайте мне уйти!


Краем глаза я заметил, как с трудом пришедший в себя Ольстен, медленно вытянул руку в нашем направлении. Грохнул выстрел, тяжёлый свинцовый шарик пули прошил Хольцманна насквозь. Коротко вскрикнув, Бенедикт выпустил из руки кристалл и, порывисто шагнув через меня, упал в гнездо ледяных слизней. В тот же момент скрип внутри провала зазвучал чаще и усилился. Полыхнувший осколок упал мне на грудь. Его свет стал ярче, словно бы он вобрал в себя оборвавшуюся только что жизнь. Ялле подбежал ко мне и торопливо обхватил руками, оттаскивая подальше от края трещины.


- Убери. - Я кивнул ему камень. - Видеть его не могу.

- Вставай… - парень сунул кристалл в карман, словно ему не драгоценность вернули, а кусок замшелого хлеба бросили. - Скоро тут шагу ступить негде будет. Повыползают из дыр.

- Давай-ка, дуй в город! - мои руки наконец-то начали нехотя слушаться меня. Я попытался оттолкнуть парня. - За нами потом пошлёшь.

- Нет! - Ялле тяжело тащил меня по снегу. Странно, но боли в ногах я не чувствовал, видимо ещё не весь адреналин выветрился. - Ольстен ранен, а у тебя ноги сломаны! Вас обоих мигом сожрут!

- Справимся! Сержант вон и оружие припас! Да и у меня руки то ещё целые. - я вяло помахал кистью. Про то, что пистолет был однозарядный, я не сказал. - Если сможешь, подтащи к Ольстену поближе, а дальше я сам.


Ялле пыхтя и отдуваясь, дотащил-таки меня обратно к Ольстену.


- Я бы хотел…

- Сказано же: бегом в город! - всё-таки у меня получилось его оттолкнуть. - Не теряй времени!


Ялле беззвучно плакал. Я видел, как слёзы оставляли быстро замерзавшие блестящие дорожки на его щеках. Вот он развернулся и, поминутно спотыкаясь, начал медленно переставлять ноги. Через несколько шагов он нагнулся, подобрав личный блокнот Бенедикта. Молодец парень! Полезная находка, пригодится. Чем дальше он уходил, тем быстрее и увереннее становились его шаги. И вот, он уже перешёл на бег, превращаясь в яркую жёлтую точку на границе белоснежного снега и лазурного неба.


- Ты как Оль? - я с трудом подполз к Ольстену. Он лежал на боку дышал неглубоко и часто. Значит, всё гораздо хуже, чем я думал.

- Эта тварь… - сержант едва шевелил губами. При каждом выдохе испуская кровавые пузыри.

- Сдох. - брошенный через плечо взгляд выхватил копошащуюся в гнезде массу ледяных слизней. Скоро они доберутся и до нас. - Ты молодец…

- Надо было… сразу…его…

- Кто же знал? Главное, что сейчас успел. А паренёк-то неплох, из него вышел бы толк… Жаль, если не доберётся.

Ольстен последний раз прерывисто вздохнул и затих. Я аккуратно прикрыл его глаза и обессиленно прислонился к телу друга. Что ж, в конце концов, мы честно выполнили свою часть сделки…


***


Старый Бергштадт беспокойно спал в холодной ночи. Как и предсказывал ныне покойный Бенедикт Хольцманн, топливная ячейка выгорела подчистую. Кончилось и топливо, и весь уголь, до последней крошки был сожжен в городских котельных. Вслед за ними, в ненасытные печи жителей, полетел и ближайший лес. Горожане спасались от холода как могли, и уже отчаялись дождаться своих храбрецов.


Ялле медленно брел по темным улицам промерзшего городка. Болтавшийся на нем комбинезон был порван в нескольких местах, и плохо защищал от холода и ветра. Тело ломило, приходилось из последних сил, преодолевая поминутные судороги, переставлять замерзшие ноги. Дом Йенсенов нехотя проступал из мрака. Преодолев три невероятно трудные ступеньки крыльца, Ялле слабо дернул дверную ручку. Массивная дверь, знакомая до последнего резного завитка, была плотно заперта на ночь. Тяжело привалившись к дверному косяку, Ялле намертво сжатым кулаком правой руки грузно бухнул в дверь.


Дверь распахнулась, и единственный выживший из экспедиции, попытался встать ровно, как и подобает победителю.


- Господи, Ялле… - сердце Гуды буквально рванулось из груди навстречу долгожданному гостю. Окинув его взглядом, она в испуге схватила Ялле за левую руку и втянула его в дом. - Какие у тебя ледяные пальцы! Иди сюда скорей, я тебя согрею!


Гуда повела любимого вглубь комнаты. Остатки дров были мигом брошены в камин. Усадив Ялле в глубокое кресло, близко придвинутое к огню, и накинув на него плед, она побежала на кухню за горячим пуншем. Одеревеневшие от холода пальцы правой руки Ялле наконец-то разжались, выпуская на ковер большой кусок фиолетового кристалла, испускавшего едва заметный мягкий свет. Его глаза отрешенно смотрели в огонь. Маленькие снежинки на ресницах колко блестели отраженным пламенем и, не смотря на жар, идущий от разгоравшегося огня, не таяли.


***


Празднично одетые жители Бергштадта спешили на главную площадь. Яркие легкие одежды и дышавшие сочной зеленью улицы смешивались, превращая город в одно пестрое галдящее пятно. Почти каждый, кто участвовал в гуляниях, с гордостью нес прикрепленный на одежде цветок голубой незабудки. Голубыми цветами так же был украшен и деревянный помост, стоявший прямо в центре площади. Рабочие завершали крепить к помосту небольшой пандус, сколоченный еще загодя.


- Уважаемые дамы и господа! С вами я, Астри Берге. Сегодня, мы ведем прямую трансляцию с центральной площади имени Стукклава. В этот день, вот уже третий год, горожане выходят на площадь, что бы почтить память павших героев, вернувших тепло в наши с Вами дома! С минуты на минуту мы ожидаем прибытия нашего горячо любимого мэра, Матиаса Йенсена с семьей…


Со стороны муниципалитета, разделяя толпу и выстраивая коридор, появился отряд жандармов в парадных мундирах. Слева, на тульях черных кепи, отливали голубой глазурью значки, в виде все тех же незабудок. Быстро преодолев площадь, по пандусу на помост въехала инвалидная коляска. Мэр Бергштадта лично вкатил своего зятя и, опустив стопор на колесе, развернулся, помогая взойти своей беременной дочери. Гуда встала за спиной у супруга и осторожно оперлась на его плечо. Ялле слегка сжал ее ладонь и обернулся взглянуть на жену. В их сияющих взглядах было столько тепла и нежности, что передним рядам горожан, ожидавших праздничной речи, день показался чуточку ярче.

Покорители снежных вершин ч.2 Горы, Авторский рассказ, Фэнтези, Длиннопост
Показать полностью 1
19

Покорители снежных вершин ч.1

- Уважаемые дамы и господа! Я Астри Берге. Наша съёмочная группа присутствует при уникальном событии! Сегодня, после воистину длительного перерыва, наш Бергштадт вновь отправляет шестерых отважных добровольцев на "Непокорную". Напоминаем вам, что десять лет назад, по причине тектонических сдвигов, верхняя часть горы разделилась на два почти одинаковых пика, за что в простонародье получила забавное название "Рыбий хвост". На протяжении последующих трёх лет производились неоднократные попытки "взять" эту вершину, но, уважаемые телезрители, к сожалению, ни один из пятнадцати покорителей так и не смог добраться до самой высокой точки горы и принести нашему многострадальному городу заветное тепло. Мы скорбим вместе с вами и свято чтим их память. Но сейчас, сейчас, мы с гордостью представляем вам храбрецов, решивших снова бросить вызов самой природе! Наш глубокоуважаемый мэр, господин Матиас Йенсен, лично вышел проводить их и произнести напутственную речь…


Пока репортёрша в красном приталенном пуховичке козой скакала от нашей группы к мэру и обратно, я незаметно осматривал своих попутчиков. Кроме Ольстена я никого не знал, но до вершины идти не меньше месяца, так что успеется ещё. На всех было одинаковое снаряжение. Ярко-жёлтые комбинезоны, специально созданные для того, что бы можно было автономно прожить в условиях крайне низках температур не менее двух дней. Крепкая тёплая обувь, щерившаяся приставными трёхдюймовыми когтями. Подбитые мехом трёхпалые перчатки и ватные рукавицы, заткнутые за пояс. К поясу был прикреплён ремень со снаряжением. Каждый нёс на плечах внушительный рюкзак, внутри которого хранился запас провизии на сорок пять дней, кислородные брикеты на неделю, пара бухт полиамидовой верёвки и всякой полезной мелочи в виде карабинов, штырей и зацепок. На этом наше сходство и заканчивалось. Вооружения, кроме меня и Ольстена ни у кого не было. Заказчик отдельно отметил этот пункт в контракте. Так что помимо снаряжения к поясу, у меня и Ольстена, были прикреплены только ножи. Но, зная своего сержанта, я был точно уверен, что у него что-нибудь хорошенько припрятано. Повторно оглядев всех членов экспедиции, я задумался. Компания подобралась весёленькая, ничего не скажешь…


Про добровольцев, это конечно загнули, да ещё как. По рожам же видно, что все «добровольцы» - это каторжники или наёмники. Я стоял крайним слева. По правую руку от меня - Ольстен, мой давний и проверенный жизнью сослуживец. Мы - солдаты удачи, которые за деньги готовы залезть не то что на какую-то гору, а самому чёрту за пазуху. Ольстену, как самому крупному, досталась ещё и палатка, в довесок. С правого края - двое потрёпанных жизнью каторжанина, их выдаёт сутулая спина и «бегающий» взгляд. Такие люди везде одинаковые, так что смотреть на них мне было не интересно. А вот пара, стоявшая в центре, настолько выбивалась из общей картины, что я даже растерялся. Ближе к Ольстену стоял молодой парень, с едва наметившимся пушком над верхней губой. Специальный комбинезон, даже сильно утянутый ремнями, висел на нём словно мешок на жерди. Ну, а ближе к каторжникам едва стоял седобородый старик. Про таких говорят, что они одной ногой в могиле и смерть уже протягивает им руку. С душегубами всё понятно, вернутся живыми - помилуют, а эти двое? Явно политические, тут и к гадалке не ходи. М-да… Нам разницы нет, кого охранять, но приключеньице явно будет незабываемым.


Мы с Ольстеном натянуто улыбались, и вяло помахивали руками в сторону телекамеры. За спинами репортёров стоял хмурый мэр, в окружении целого корпуса злых жандармов, а уже за ними собралась довольно приличная толпа. Сотни ртов перешёптывались и переговаривались, выпуская пар, отчего над людьми постоянно висело плотное облачко. Сотни ног в разномастной обуви притоптывали и постукивали, разгоняя кровь и скрипя снегом. Сотни рук похлопывали и потирали бока в попытке выжать хоть немного тепла. В результате всех этих движений на площади стоял непрекращающийся гомон, временами прорезаемый бодрыми выкриками телеведущей.


- Среди добровольцев так же присутствует будущий зять нашего глубокоуважаемого мэра - Ялле Стукклав! - Астри подскочила к худому парню из нашей шестёрки и сунула микрофон ему под нос. - Ялле, пожалуйста, скажите мне и нашим телезрителям, почему вы вызвались добровольцем в столь опасное предприятие? Не лучше ли было спокойно ожидать свадьбы где-нибудь в тёплом местечке?


Парень был явно растерян и переводил непонимающий, ищущий поддержки взгляд с толпы - на мэра, с мэра - на ведущую, и снова на толпу. Он уже было открыл рот, когда из толпы, яростно расталкивая людей локтями и коленями, к нему рванулась девушка. Жандармы среагировали мгновенно, перехватив её чуть ли не в прыжке. Она звала своего Ялле и отчаянно билась, словно маленькая пташка в силках, но куда ей, против крепких парней-то. Наш глубокоуважаемый мэр, господин Матиас Йенсен стал ещё более хмурым. Наклонившись к начальнику жандармерии, он что-то недовольно буркнул, и резко махнул рукой. Начальник развернулся и гаркнул на подчинённых. Те споро потащили упиравшуюся и брыкавшуюся девчонку с глаз долой. Хилый парень, шатавшийся под весом своего рюкзака, с места рванул к охране с такой силой, что громиле Ольстену, предусмотрительно ухватившему паренька за плечи, пришлось сделать пару шагов вперёд.


- Тихо, тихо герой… - он полушёпотом успокаивал парня. - У них взвод с ружьями и дубинками, а что есть у тебя? Вышибут тебе мозги, то-то толпа обрадуется, а девка твоя точно одна останется…

- Вам, молодой человек, главное вернуться живым. Тогда он ничего не сможет сделать, понимаете? Победителей не судят. - подошедший старик выдал на удивление грамотный совет. Ялле последний раз рванулся и обречённо повис на руках Ольстена.


- Эй, мальчик! Возьми нашивку на рукаве крупным планом! - телеведущая была уже тут как тут и командовала оператором, тыча пальцем в Ольстена. - Уважаемые телезрители, вы видите перед собой одного из печально известной Девятой Волчьей Гвардии. Ну что, опять хотите на чужой беде нажиться, вшивые собаки?


Ольстен сгорбился, на его шее туго натянулись мышцы, он начал мелко дрожать. Ялле, прижатый мощными руками к груди, протестующе пискнул. Лицо моего друга исказилось и приобрело звериные черты, губа поползла вверх, обнажая крупные зубы. Он начал медленно поворачиваться к репортёрше.


- Отставить, сержант! - рявкнул я. Подойдя к другу, успокаивающе похлопал его по спине и вполголоса попросил: - Оль, прибереги свои силы на поход, думаю, они нам очень пригодятся.

- Слушаюсь… капитан… - с трудом откликнулся Ольстен. Слова вылетали со зловещим утробным рокотом, но он уже успокаивался. Я видел, как его гнев угас так же быстро, как и вспыхнул.

- Думаю, нам лучше пойти. - я холодно смерил взглядом побледневшую телеведущую, только что спасённую мной от жуткой смерти. - К сожалению, нам придётся пропустить красивую напутственную речь нашего глубокоуважаемого мэра. Передайте ему, что мы с удовольствием выслушаем её, когда вернёмся. Выдвигаемся!


Девушка рассеянно кивнула и, открыв было рот, тут же его захлопнула. Надо отдать ей должное, она быстро пришла в себя и через несколько мгновений вновь заголосила что-то на камеру. Мне уже было не до неё. Каторжники принявшее моё руководство безоговорочно, потопали по направлению к горе, старик ухватил Ялле за рукав и бодро потащил его вперёд, что-то на ходу объясняя, хотя несколько минут назад оба и стоять-то могли с трудом. Я специально немного отстал и утянул за собой Ольстена.


- Вик… извини, не сдержался… - Ольстен низко наклонил голову и виновато смотрел себе под ноги. - Спасибо что вовремя остановил.

- Да ладно… с кем не бывает. Хорошо, что за нож не схватился. - я хлопнул его по плечу, и кивнул на раздвоенный пик горы, временами выныривающий из набегавших облаков. - Оль, как думаешь, какой из них выше?

- А есть разница?

-По легенде, нам нужна самая высокая точка горы. Источник тепла там.

- А если они оба одинаковые тогда что? На какой лезть?

- Хм… а теперь большой и неприятный сюрприз. Нам придётся проверить оба, Оль.

- Чёртово семя! - Ольстен явно был разочарован. - Вик, я надеюсь, у тебя хватит ума остальным этого не говорить?

- Я похож на идиота?! Рано им ещё об этом знать…


…Вопреки всем моим ожиданиям старик нам был очень и очень полезен. Всю эту экспедицию затеял именно он. Его практически бесконечные знания о холоде, снеге и самой горе здорово нас выручали. Мы уже вторую неделю двигались к цели, уверенно обходя глубокие провалы, скрытые под снегом, гнездовья ледяных слизней, увенчанные тончайшими ледяными сталагмитами, и блуждающие облака холода. Старик старательно делал пометки в небольшом личном блокноте. Вообще-то старика звали Бенедикт Хольцманн, но как только Ольстен узнал, что Бенедикт преподавал раньше в Институте и успешно написал не одну диссертацию по теории вечного холода, к старцу прилипло уважительное прозвище - Профессор. К слову сказать, ему это даже несколько льстило.


Мы сидели в палатке, огонёк примуса лениво поглаживал дно котелка, постепенно превращая снег в воду для вечернего чая. Бенедикт бросил в закипевшую воду пучок сушёных трав. Завтра мы планируем проверить Северный пик - одну из вершин «Непокорной». Я, Ольстен, колупавший початую пачку галет, Ялле и Профессор вполголоса переговаривались. Каторжники крепко спали - мой сержант их совсем загонял, но, таким образом у них не будет ни сил, ни времени на «выкрутасы», даже если они о чём-то подобном и подумывают.


- А если мы не справимся, Профессор? - я подхватил котелок и обошёл всех. Ялле кивнул, благодаря за наполненную пряным отваром кружку. Он обхватил её ладонями и хмуро уставился на содержимое. - Не принесём источник в город, тогда что?

- Тогда, молодой человек, если власти не найдут альтернативу, через пару месяцев термоэлементы закончатся. - невозмутимо ответил Профессор. - Далее в ход пойдут экстренные запасы топлива, потом уголь… когда закончится и он, жителям придётся разобрать свои дома на дрова и, в конце концов, люди закоченеют.

- А разве нельзя элементы эти купить, или перезарядить? - Ольстен ухватил последнюю галету и, разломив пополам, протянул одну часть Профессору.

- В принципе можно… - Хольцманн задумчиво глядел в потолок и вертел в руках угощение. - Но это очень дорого. Так что, тут без вариантов.


- Был ещё один вариант. - буркнул Ялле. - Помните девушку на площади? Гуда - дочь мэра. Да, она моя невеста. Её приметил промышленник из региона, ещё три года назад, взамен, он обещал нас снабжать термоэлементами. Мэр согласился…

- Это средневековье какое-то! - Профессор от возмущения поперхнулся чаем. - Куда смотрел начальник жандармерии?!

- В рот мэру, да и в свой карман поглядывал! - Ольстен кисло улыбнулся.

- Это я уговорил своего, хм, тестя. Вы не представляете, как тяжело нам это далось. По плану мэр согласился отдать свою дочь, но только после того как станут известны результаты нашей экспедиции. - Ялле покачал кружку и, отхлебнув, продолжил. - Мы с Матиасом всю ночь обсуждали это решение и довольно громко. Поэтому Гуда решила, что я заявился расторгнуть соглашение с промышленником, и в отместку меня отправили с вами.

- Прелестно! - старик хитро щурился и улыбался, словно довольный кот. - Я смотрю, молодой человек, вы не так просты, как кажетесь, да и смелости вам не занимать, примите моё почтение!

- Было бы из-за чего огород городить… - фыркнул Ольстен. - Ради бабы залезть на гору, свернуть себе шею или околеть. Сидел бы в тепле, да погуливал бы с ней, тайком от муженька.

- В первую очередь я думаю о людях в городе…

- А о себе ты подумал? Да хрен с тобой, о девке своей ты подумал? - Ольстен вдруг завёлся. - Не вернёшься ты и что тогда? Просто отдашь её? О людях он думает, гуманист, мать его!

- Что-то ты слишком о ней переживаешь! - парень исподлобья угрожающе смотрел на Ольстена. - Так и по рукам получить не долго!

- Ах ты, паршивец! - Ольстен замахнулся.

- Хватит! Всю гору мне ещё разбудите! Оль, проверь крепления палатки, кажется, ночь будет ветреной. - я отослал сержанта слегка остыть, от греха подальше. Дождавшись, когда он со злостью запахнул клапан, я подошёл к Ялле.


- Ты не боишься - это хорошо, - я одобрительно кивнул, - но наёмники не те люди, которым можно так открыто дерзить. Запомни это.

- Я запомню. - мрачно буркнул Ялле.

- Молодой человек, - Профессор, с живым интересом наблюдавший за разгоравшейся ссорой, решил вставить слово. - А что вы знаете о Девятой Волчьей?

- Наёмники, предавшие своего нанимателя, - парень вроде бы отвечал на вопрос, но при этом злобно смотрел прямо на меня. Бенедикт разочарованно покачал головой, зная, что сейчас услышит. - Они убивали детей и насиловали женщин.


Действительно, паршивец! Носок сапога выбил у парня из рук кружку с порядком остывшим чаем прямо в лицо. Ялле ещё недоумённо хлопал мокрыми ресницами, а я уже ухватил его за горло и повалил на пол палатки. Крепко сжав гортань, я добился сдавленного хрипа и полного внимания.


- Сидеть! - рука с ножом, выхваченным ещё во время пинка, поочерёдно обвела рванувшегося на выручку Профессора и наконец-то проснувшихся каторжников. Описав полукруг, я прижал лезвие к щеке Ялле. Остриё легло прямо напротив его глаза и почти касалось зелёной радужки. - Наёмник никогда не предаёт своего нанимателя. Никогда. Он может стать калекой, может сдохнуть, но он должен отработать свои деньги сполна. Мы меняем кровь на золото, и поверь мне, этот курс не выгодный. Если я ещё раз услышу подобные слова от любого из вас, я промолчу. Но когда мы вернёмся в город и сдадим работу заказчику, богом клянусь, я лично выпотрошу всех, и начну я с тебя, чёртово семя!


Парень сдавленно хрипел. Одной рукой он шарил по полу, пытаясь найти хоть какое-то подобие оружия, второй пытался освободить горло, но слабая рука постоянно соскальзывала с моего рукава. Глаза начали закатываться, но в них не было и следа страха. Крепкий парнишка. Я резко оттолкнул Ялле. Он перекатился на бок и судорожно втянул ртом воздух. Хриплые вдохи прерывались громким кашлем.


На шум в палатку заглянул Ольстен. Увидев скорчившегося на полу парня, он улыбнулся, хмыкнул и, подхватив упавший котелок, ушёл за новой порцией снега.

Пока снова заваривался чай, и все рассаживались, несколько выведенные из себя, Ялле постарался отодвинуться как можно дальше и злобно зыркал в мою сторону. Да парень, мы плохие. Мы очень плохие… но мы отгоняем тех, кто ещё хуже…


Утром мы свернули лагерь и выдвинулись в направлении Северного пика. Профессор поравнялся с Ялле и о чём-то с ним зашептался. Вид у парня был обиженный и злой, но по мере того как он слушал, лицо его менялось. Через пару часов он отстал от Бенедикта и ушёл в конец нашей крохотной колонны. Замыкающим сегодня был Ольстен. Минут через двадцать Ялле был уже рядом со мной.


- Я прошу меня простить. - мне было отчётливо видно, как он борется со своей гордостью. - Вчера я наговорил много лишнего. Не зная всей ситуации легко обвинить человека. Я… я не знал о расколе внутри Гвардии и...

- Да и откуда тебе знать? Об этом в школе не рассказывают. Дед поди рассказал? - Ялле кивнул. - Он вчера тебе давал шанс всё узнать и закончить ссору, не доводя до драки.

Снова кивок. Какой понятливый сразу стал.

- Извинения просить тоже было его идеей?

- Нет, я сам…

- Значит, умеешь признавать ошибки и принимать результаты своего выбора. Это хорошо. Из тебя получился бы неплохой волчонок. При должной тренировке, конечно.

Парень понял, что я не держу зла и облегчённо выдохнул.

- Мой тебе совет - внимательно следи за тем, что говоришь и кому.

- Я запомню! - Ялле заторопился во главу колонны. Ему не терпелось обсудить хорошие новости с Бенедиктом…


Кар* был обрамлён острыми горными выступами, словно огромная щерившаяся пасть. Свободным был только небольшой проход между двумя высокими «клыками», которые и образовывали вход. Всё это было почти накрыто облаком марева. На дне чаши, чуть левее центра, в окружении ледяных глыб стоял внушительных размеров кристалл, чистого и глубокого фиолетового оттенка. Хотя, мне казалось, что этот невероятный цвет - заслуга холодного воздуха. Ледяные глыбы были собраны не только вокруг кристалла, но и составляли некое подобие линии, протянувшейся от входа к центру. Походив около входа и внимательно осмотрев лёд издали, мы поняли, куда пропало большинство храбрецов. Сунулись, не оценив ситуацию. М-да, та же участь ждала бы и нас. Вот так угадать с направлением, добраться до вершины пика и чуть не влететь в облако холода. Спасибо Бенедикту, он вовремя остановил нас, указав на едва заметное дрожание воздуха над головами.


- Профессор… - Ялле недоумённо осматривался. - Это и есть он… источник?

- Совершенно верно, молодой человек. Осталось только его достать.

- И в чём подвох? - Ольстен встал рядом.

- Чашу в скором времени накроет облако холода. И сколько времени оно будет там мне неизвестно.

- Приятного мало. - сержант задумчиво осматривал ледяные изваяния. - Но, допустим, мы туда войдём. Добежим до источника, дальше что? Тащить его обратно? А он, чёртово семя, не маленький.

- Ну… Футов девять-десять в высоту будет, и не менее трёх с половиной в поперечнике. - сощурившись, Профессор быстро прикинул в уме массу. - Весить будет примерно…

- Короче - много. Надеюсь, весь его тащить не придётся? - Настроение у Ольстена испортилось окончательно.

- Нет, что вы. - успокоил его Бенедикт. - Хватит и небольшого осколка. Осталось только найти добровольцев…


Легко сказать. Войти в облако холода и замёрзнуть насмерть, превратившись в ещё одну ледяную статую, в попытке достать кусочек кристалла. Добровольно - значит по собственной воле. Без принуждения. Но человека всегда можно уговорить, купить, заставить, в конце концов. Главное знать как. Я тяжело оглядел своих попутчиков. Сам я туда не сунусь, договор был сопроводить людей туда и обратно, защищая по пути от возможных опасностей. Без Профессора мы вряд ли вернёмся в город живыми, значит, он отпадает. Ольстен мой друг и наше тяжёлое оружие, без него никуда. Парня я не отдам, хоть режь… Остались только шептавшиеся в сторонке каторжники. Я тихонько окликнул Ольстена и кивнул в их сторону. Не успел я сделать к ним и пары шагов, как они прекратили шептания, и один из них вышел мне навстречу.


- Мы сами пойдём. - заключённые переглянулись, и новоиспечённый доброволец посмотрел прямо на меня. Только сейчас я как следует разглядел его. Лицо скуластое и жёсткое, но не отталкивающее. Словно у бывалого матроса. Синие глаза. Чистые и глубокие, словно два озера. Взгляд сильный и уверенный. Девки, наверное, вперёд тебя за амбар бегали. Что же ты такого натворил-то на воле? - Объясняйте, что нужно делать?

- Как зовут? - я не отводил взгляда, стараясь запомнить его, и помянуть, при случае. В том, что живыми они не вернутся, я был твёрдо уверен.

- Андреас, а его Маркус. - я кивнул и протянул руку. Крепкое рукопожатие. Прости парень, это всё чем я могу тебя сейчас наградить.

- Профессор, у нас добровольцы!

- Прекрасно, прекрасно! - улыбавшийся Бенедикт подошёл, и недоверчиво оглядел каторжников. Пожевав губами, он кивнул каким-то своим мыслям.


- Господа, у нас крайне мало времени! - Профессор быстро чертил на рыхлом снегу карту, попутно объясняя дальнейшие действия. Веселье мигом улетучилось с его лица, а голос Хольцманна приобрёл жёсткость.- Как вы уже успели заметить, над этой чашей висит неприлично большое облако холода. По моим прикидкам облако опустится и полностью накроет эту область через двадцать минут, полчаса максимум. Ваша задача состоит в следующем: как войдёте - быстро пересекаете площадку, откалываете от кристалла кусок помассивнее, и быстро возвращаетесь. Всё понятно?

- Понятно. - Маркус кивнул. - Главное сделать всё быстро. Мы готовы.

- С Богом, господа!


Андреас решительно подошёл к пологому спуску в кар. Скинув рюкзак и, помедлив пару секунд, начал спускаться вниз. Маркус провозился со своей ношей чуть дольше и отставал от него на пару шагов. Им пришлось немного замедлить спуск. Когти на ботинках впивались в рыхловатый снег, выдирая его комками. Вдобавок, им приходилось огибать заледеневшие фигуры менее удачливых искателей. В конце концов, потратив около пяти минут, оба напарника благополучно достигли цели. Выхватив из поясных петель альпенштоки, они изо всех сил принялись колотить по поверхности кристалла каждый со своей стороны. Металл инструментов не оставлял даже царапины на поверхности минерала. Нам, маявшимся от вынужденного безделья, и чего уж таить, в какой - то степени переживавших за жизнь добровольцев, был прекрасно слышен их тщетный суматошный перестук.


- В одно место бейте! - Хольцманн орал во всё горло и махал руками, привлекая внимание каторжников. - В одно!


Андреас стоял к нам ближе и обернулся, прекратив работу. Вот он кивнул и, обогнув колонну, присоединился к Маркусу.


- Надо было пару гранат прихватить. - мрачно заметил Ольстен.

- Ни в коем случае, молодой человек! - Профессор слегка подёргал себя за бороду. - Порода тут, на первый взгляд, довольно прочная, но я бы не стал так рисковать.

- Господин Хольцманн! - Ялле от волнения перескочил на официальное обращение. - Облако!


Мы дружно вздёрнули головы. Граница дрожащего марева медленно ползла вниз, уже поглотив вершины самых высоких каменных «клыков», обрамлявших кар.


- Эй, душегубы! - Ольстен заорал так, что будь над нами не ледяное облако, а снеговая шапка - обвал был бы обеспечен. - Бросай работу и живо назад, если жить охота!


Стук инструмента моментально стих, и наши добровольцы рванули вверх, отбрасывая комья снега. Бежать вверх по рыхлому снегу и так не просто, а когда от скорости зависит твоя жизнь - становиться ещё тяжелее.


- Поторопитесь! - Ялле следил за облаком. Профессор, с нескрываемым отчаянием и жалостью, смотрел на минерал. Кристалл медленно начал лучиться мягким фиолетовым светом. Чем ниже опускалось облако, тем ярче становилось свечение.

- Не успеют! - Бенедикт, заметив свечение, рванулся было в кар, но Ольстен его остановил. - Не успеют, чёртово семя!

- Это мы ещё посмотрим! Эй, малец, присмотри-ка за дедушкой! Оль, подсоби!


Я сдёрнул с пояса верёвку, и побежал к «клыкам». Скинув рюкзак, несколько раз обмотал его верёвкой, надёжно закрепляя узлами каждый виток. Ольстен, передав с рук на руки Хольцманна, уже крепил свою верёвку одним концом к правому «клыку». Соединив свободный конец с моим «якорем», мы получили достаточно длины, что бы попытаться спасти обречённых.


- Давай ты! - взвесив в руке рюкзак и прикинув расстояние, я передал его сержанту.


Тот молча взял его одной рукой, словно я ему мешочек с орехами дал. Размахнувшись, он крякнул и метнул мой рюкзак. Пролетев аккурат между двумя ледяными скульптурами и, проехав по снегу, он остановился в нескольких футах перед бегущими, натянув верёвку. Сержант упёрся ногами в снег и приготовился тянуть.


- Хватайте мешок! - голос Ольстена прозвучал ещё громче.


Внезапно Андреас отстал и толкнул пробегавшего мимо него Маркуса прямо на рюкзак, а сам резко свернул влево и рванул к одиноко стоявшей ледяной статуе, на ходу замахиваясь альпенштоком. Упавший каторжник судорожно вцепился в спасительный «якорь», и Ольстен, мощными рывками, потащил его из чаши. Как только руки спасённого стали в досягаемости, я втянул его наверх. Ольстен, не заметив спасённого человека, размахнулся и вновь забросил рюкзак в кар.


- А ну живо сюда, недоносок! - пока мы «рыбачили», Андреас успел отколоть у статуи довольно большой кусок и, бросив инструмент, бежал к нам, крепко сжимая осколок льда обеими руками. Ольстен не унимался, вовсю его подгоняя. - Брось, брось его, твою мать!

- Ольстен, скорее! - голос Ялле сорвался на крик. Но сержант не обращал на него внимания.


Андреасу оставалось всего несколько шагов, как он оступился и упал, грудью наскочив на обломок статуи в руках. Бросив быстрый взгляд вверх, он не спеша встал, отряхнулся, и, засунув обломок в мой рюкзак, подтолкнул его ногой в нашу сторону. Сам он стоял, глядя мне прямо в глаза и виновато улыбался.


- Оль, тяни… - устало приказал я и, не отводя взгляда, коротко кивнул, принимая жертву.

Андреас так и остался стоять, смотря прямо на нас и улыбаясь, когда облако холода полностью заняло чашу.


Припасы давно уже закончились, в суматохе мы не заметили, как поклажа каторжников сползла в кар. Несколько неудачных попыток достать хотя бы один из них лишили нас последнего инструмента. Силы наши были на исходе, но мы упорно брели к городу. До него оставалось идти не более трёх дней, но голод уже настойчиво напоминал о себе. Мой рюкзак, выуженный из кара, представлял собой один большой кусок льда. Внутри него была моя часть провианта, так необходимая нам, и прощальный «подарок» Андреаса. Всё-таки странный у каторжников юмор. Рюкзак мы тащили за собой, оставляя его на ночь в палатке. Прогреваемый теплом наших тел он мало по малу оттаивал. Всю обратную дорогу мы молчали. Хольцманн и Ялле не могли поверить в провал экспедиции. Мы с Ольстеном лишились солидной прибавки к оговорённой сумме и были, мягко говоря, не в духе, по Маркусу трудно было понять, переживал ли он утрату своего «друга» или нет, да и каторжника никто особо не спрашивал.


Ночёвки в палатке были до одури однообразными. Каждый молча думал о своём и хмуро потягивал тёплую талую воду из котелка. В избытке у нас оставался запас топлива для примуса и весь снег «Непокорной».


Ольстен деловито потрошил мой рюкзак. Сверху лёд уже стаял, осталось дождаться, когда его содержимое перестанет представлять собой смёрзшийся ком. Но ждать нам было уже невмоготу, и сержант обстукивал лёд рукояткой ножа, изредка ухмыляясь в отросшую бороде, когда перехватывал тайком брошенный взгляд, полный голода и нетерпения. Очередной удар выдался удачным, и порядком подтаявшая глыба, распалась на отдельные куски.


- Ялле, открывай! - сержант не глядя бросил в сторону паренька две смёрзшихся банки. - Маркус, дуй за снегом, да возьми побольше - не люблю густую похлёбку!


Палатку тут же наполнила возбуждённая суета. Хольцманн помогал Ялле вскрыть насквозь промороженные консервы, каторжник боролся с клапаном одной рукой, второй намертво вцепившись в котелок. Ольстен продолжал постукивать рукояткой, обкалывая сильно выступавшие куски льда с остальных банок, я пересел к нему и, поворошив крошево, поднял то, что Андреас успел нам передать. Под небольшой неровной коркой льда явственно угадывались очертания человеческой руки, сжимавшей что-то в кулаке.


- Бенедикт, думаю, вас это заинтересует. - я протянул Профессору «находку».

- Это какая-то чудовищная шутка? - Бенедикт брезгливо уронил руку на пол палатки. - Я не понимаю…

- А вы приглядитесь.

Сквозь мутноватый лёд и сомкнутые пальцы в толстой кожаной печатке пробивался едва заметный фиолетовый свет.

- Не может быть! - Хольцманн, забыв про своё былое отвращение, схватил обледеневшую конечность, словно ребёнка и чуть не уткнулся в неё носом. - Я не верю! Как это возможно?!


Маркус вернулся с котелком, плотно набитым снегом, принеся с собой порывы стылого ветра и крупные хлопья снега.


- Там погода портится…

- Неважно, отсюда я вас с закрытыми глазами до дома доведу! К тому же через пару часов всё успокоится и до самого Бергштадта будет ясная погода!- Бенедикт чуть не скакал от радости. - Мы всё-таки добыли Источник!


Выпросив у Ольстена нож, Профессор с нетерпением принялся освобождать из плена драгоценный дар. Он уже отколол сжатую кисть, и теперь примеривался, как бы не повредить осколок кристалла. Коротко вздохнув, он с силой опустил рукоятку. Закованные в лёд пальцы раскрошились и осыпались от удара. Профессор смахнул крошки и поднял кристалл на уровне глаз. Палатку буквально залило фиолетовым светом. Огонёк примуса стал едва различимым. Зрелище было жутким, и завораживающим. Лучистое сияние струилось от неровных сколов камня, переливаясь тенями, словно речной поток. Воистину это был Источник.


Через силу Хольцманн накинул на него шапку, оборвав поток фиолетового света. Порывшись в рюкзаке, он достал тряпицу и, осторожно высвободив кристалл, замотал его, тут же уложив свёрток на дно рюкзака. Благоговейное оцепенение моментально спало, и мы смущённо продолжили подготовку к ужину. В банках оказались бобы и тушёное мясо. Так что похлёбка вышла удивительно вкусной. Мы беззлобно трепались, позабыв про гнетущее чувство вины и ощущение неминуемой гибели. Тревога отпустила нас, чему мы были несказанно рады. В душе и теле поселилась невероятная лёгкость, чему, как я подозревал, сильно способствовало длительное голодание, но, чёрт побери, как же это было приятно!


- Я прошу меня извинить… - Бенедикт отложил опустевшую миску. - Я прекрасно понимал, что мы голодаем, но всё никак не мог найти достойного повода…


Он вновь порылся в рюкзаке и достал плоскую флягу, обтянутую потемневшей кожей.


- Ах ты, старый пройдоха! - Ольстен аж засиял. - Столько времени таскал с собой и ни пол словечком не обмолвился! Чем будете угощать, Профессор?

- Бренди восьмилетней выдержки. Я же говорю: повода не находилось.


Фляга пошла по рукам. Каждый произносил короткий тост, и глотал обжигающий напиток. Не забыли помянуть и Андреаса. Вскоре, горячая еда, добрый бренди и груз пережитого за вечер сделали своё дело и нас незаметно сморило.


*Кар - (от немецкого Kar (кувшин, жёлоб)) - форма рельефа, естественное чашеобразное углубление в привершинной части склонов гор.

Покорители снежных вершин ч.1 Горы, Авторский рассказ, Фэнтези, Длиннопост, Продолжение следует
Показать полностью 1
12

Акира (часть 2)

Мы дежурили в контейнере старого фургона уже третий час. Здание перед нами покрыто молочным плексигласом. Где-то в облаках терялась его макушка, гордо озарявшая окресности бело-оранжевым логотипом. Все-таки «Еврокорп». Если ключ действительно существует, а сомнений в этом у меня оставалось все меньше, по мере того как я узнавал сколько бабла вгрохали в это дело Исикава-кай, то мне плевать против кого работать.


Акира болтал без умолку. Буквально за пару вопросов я вытянул из него все. Это был не рослый парень в костюме. Нет. Как я уже говорил - азиаты странный народ. Это был мозг парня в костюме, доверху напичканный электроникой. Киборг. А я ненавижу сраных киборгов. Тот факт, что мой напарник был незаконнорожденным, ничего не отменял. Потолок для него в синдикате - рядовой боец. Но, надо отдать должное, парень решил стать лучшим в этом деле. И пошел по короткому пути. Сменил тело на продвинутый бронированный костюм. Дальше я слушал его в пол-уха.


В сотый раз проверил свое снаряжение. Простой плотный комбинезон, поверх него несколько пластин брони. Мне нужна скорость и маневренность. Верный «Носорог», без наворотов, к нему в пару «Кайман»*. К каждому запас ячеек и патронов. Пяток гранат. Термобарические тоже взял, ага. У Акиры в ногах лежал какой-то монстр. Я так и не смог понять что это. Ракетница или импульсный пулемет? В любом случае, с его силой и ростом, эта хреновина даже без патронов будет отличной дубиной.


- Начинаем, - оператор холодно прошелестел в голове. - Через три, два, один.


У главного входа рванул подъехавший автомобиль, двери резметало. Наш фургон задним ходом въехал в дыру. Мы открыли дверцы и быстро проскочили через раненых и мертвых клерков к лифтам. Самое интересное внизу, на уровне B. Пока мы спускались, я подключился к интерфейсу здания и, с трудом обойдя защиту, отключил тревогу, отменил запрос о подкреплении и обрубил всю связь. Так то!


Выскочив из лифта, мы попали в фойе лаборотории. Они что, одинаковые здания печатают? Оглушительно выла сирена.


- Вы же все выключили?!

- Да. Тут автономная система. Скрытый профиль. Мешать будет только тем, кто на уровне и нам. Дальше сигнал не пройдет, я все обрубил. Времени нет, здоровяк, куда?

- По коридору налево, - парень, заливавшийся соловьем в фургоне, на миссии был чуть разговорчивее камня. - Сектор семь, дальше еще пару секторов и хранилище.


Десяток «эйпов» преградил путь. Акира повел стволом, поливая яркими отрывистыми молниями неприятеля. Ну, точно, импульсный пулемет! Не останавливаясь, мы рванули дальше. Кто-то схватил меня за ногу. Я не удержался и упал, разбив губу. Развернулся, освобождаясь из захвата. Раненый «эйп», дымя огромной дырой в груди, скалился и тянул ко мне руки. Половина головы - имплант. Сука! Я вскочил и наотмашь ударил его по человеческой части прикладом. Скула влажно хрустнула. «Эйп» заскулил, но продолжал тянуть ко мне свои руки. Я ударил снова, и снова. Я продолжал бить, кожа на лице противника разошлась, мясо обнажило молочную белизну осколков костей. Кровь забрызгала стену. Наконец «обезьяна» дернулась и затихла.


- Орбан - сама, в следующий раз просто пристрелите его. - парень озадаченно почесал затылок. Какой же это человеческий жест…

- Ладно!


Мы быстро продвигались по коридорам, отстреливаясь от немногочисленных слабо вооруженных «обезьян». Пока не застряли в узком месте. Перешеек между двумя переходами уровней. Нас зажали с двух сторон. Пришлось покидать гранат, Акира поймал пару пуль, но это его особо не волновало.


- Видишь что-нибудь? - взрыв повредил проводку, и наш сектор оказался во мраке и в тишине. Слава богу, а то я уже не мог смотреть на красные лампы и слышать этот долбанный вой.

- Только трупы, - напарник быстро выглянул за угол. - Орбан-сама, почему вы не взяли ночной визор?

- А ты взял?

- У меня встроенный.

- А у меня нет, и что теперь? - я зло защелкнул магазин. - Ты чего мне не напомнил?

- Я думал, у вас тоже встроенный.

- Ненавижу электронные глаза! Люблю смотреть на мир своими, несовершенными. Сейчас передохнем и двинем дальше, - ощупал карманы. Проверил гранаты, осталось по одной. Всего две. Три магазина и не начатый «Носорг». - Только бы у них не было в запасе чего покруче…


В черном нутре коридора раздался лязг. Практически одновременно зажглись четыре пары алых визоров, выхватывая жуткие угловатые силуэты.


- «Волки»*! - Акира чуть не подпрыгнул от восторга. - Впервые их вижу, вот здорово, Орбан-сама!

- «Волки»?! «Волки», блядь?! - я развернулся и сквозь мрак уставился в стену. - Да вы совсем уже в край охренели?!


Крупнокалиберные пулеметы отрывисто лаяли, изрыгая скупые очереди, без разбора крошившие трупы Эйпов, оборудование и внутренние перегородки.


Мы вяло отстреливались. Потратив электромагнитную гранату и половину оставшихся магазинов я, на пару с Акирой завалил одного из «волков». Оставшаяся троица прижала нас и пыталась достать хоть малой кровью. Автоматика систем освещения здания сработала и мы вновь были залиты ярким светом. Следы крови, пополам с гарью, жутко контрастировали с окружающей белизной.


- Дальше не пройти. - я прикрыл лицо от осколков перегородки.

- Есть один вариант. Но вам он не понравится.

- А у нас есть выбор?

- Запомни меня таким, Орбан-сама! - Акира сделал жест рукой, словно бросил в меня мяч.


Стэк тут же выдал оповещение о входящем файле. Напарник рванул на пулеметы. Не ожидавшая такого маневра троица замешкалась. Акира подлетел и с ходу дважды ударил правой рукой, отводя дуло пулемета противника вниз левой. Правая половина маски смялась, брызнув стеклом визоров, и после второго удара слетела, содрав часть щеки. Активировав усиление, Акира обхватил ладонями голову противника и саданул по стене. Шлем, привинченный к костям, треснул по шву, развалив череп на двое, словно орех. Тело осело на пол.


Двое «волков» сориентировались и синхронно развернулись к угрозе. Спаренные очереди хлестнули по боку нападавшего. Броня затрещала, поддаваясь. Арботкань рвалась и падала на пол кусками, словно чёрная кожа.


Я заорал и выпустил последний магазин прямо в голову ближайшему пехотинцу. Разбил один визор. И все. Ну, молодец. Заминка дала парню пару секунд, и он обрушился на второго «волка», просто влетев в него плечом. Выдрав из рук жертвы пулемёт, он с размаха всадил дуло в бок, насаживая «волка» на металл, словно бабочку в коллекцию.


Третий, понял расклад. Бросив громоздкое оружие, он завёл руку за спину и вытащил длинный осадный нож, готовясь к ближнему бою. Акира чуть присел и рванул навстречу безумцу.

Проведя низкую двойку по корпусу, он поднырнул под поднятые руки, немного сместился и пнул пехотинца в колено. Сустав хрустнул. «Волк» повалился на правый бок и вскинул руки, пытаясь помешать приему. Акира увернулся и, ухватив вытянутую правую руку, резко ударил кулаком по лезвию. Сервомоторы взвизгнули, придавая бронированной руке максимальное ускорение. Полоса металла сухо щелкнула и разломилась. Схватив обломок, парень отбросил противника, развернулся и вонзил металл в узкую щель между шлемом и грудной пластиной. Он давил всем своим весом на кусок ножа до тех пор, пока тот, царапая кости, не прошел сквозь грудную клетку врага, и не застрял в теле, уткнувшись изнутри в наспинный щиток. Из двух клапанов под подбородком брызнула черная жидкость. Пара красных визоров медленно потухла.


- Чисто! - повернувшись ко мне, он поднял большой палец вверх. Ноги подломились, не в силах держать тяжесть поврежденного бронированного тела. Пока я бежал к нему, сканируя стэком угасавшие показатели, пока лихорадочно перебирал варианты восстановления неизвестной мне технологии, парень умер. Молча.


Я сидел у тела своего напарника и невидяще смотрел в пол. Ничего не хотелось. В голове что-то противно зудело. Я пытался отмахнуться от этого чувства, но оно никуда не уходило. Пришлось отвлечься. Уведомление о принятом файле. Акира! Я быстро открыл скачанное. Фотопортрет улыбающегося мальчика, лет двенадцати. На заднем фоне пирс, какие-то старые деревянные дома. Парень на фотографии смотрел против солнца и смешно щурился.


- Я... я запомню тебя, парень. - похлопав искореженную нагрудную пластину я встал и проверив «Носорог» двинулся дальше.


Больше мне на пути никто не попался. Беспрепятственно пройдя в хранилище я настроился на длительные и бесплодные попытки обхода системы безопасности. Но дверь была открыта. Меня приглашали. Хмыкнув, я вошел. Терять уже нечего.


У дальней стены комнаты стоял кибернетический автономный комплекс управления зданием. Ядро системы. С потолка отходил телескопический манипулятор, на конце которого находилась верхняя половина человека в белом халате.


- У меня больше нет ресурсов, что бы остановить тебя. - человек опустился ниже. Теперь я мог его разглядеть. Киборг. Из человеческих тканей только часть лица и веки. На груди бейдж с именем: Икэда К. - Предлагаю объединиться. Примкни к нашему синдикату. Или ты можешь воспользоваться ключом в ядре и создать новый синдикат. Свой собственный. Представляешь, какие перед тобой открываются возможности?


Я мрачно кивнул. Мысли метались между суммами с огромным количеством нулей, робкой улыбки Джин и веселого мальчугана Акиры.

- Не буду мешать. Решать тебе. - киборг чуть улыбнулся и отъехал в сторону, открывая мне проход к ядру. Я медленно опустил пистолет и не спеша подошел. Все, что пожелаю, да?

- Хрена тебе лысого! - я активировал последнюю гранату и швырнул под ноги. - Джуманджи, сраный киборг!


GAME OVER


Я стянул с головы шлем. Лоб был покрыт испариной, ноги слегка дрожали, руки были словно ватные, все мое тело в костюме словно изжевали. Я провел в игре почти двое суток. Поразительно! Так, голосовая почта, офис, экспертам.


- Парни, это класс! Лучше чем прошлая игра, в разы. Сюжет опять сыроват, диалоги куцые… Но за сцены в баре и штурм "Еврокорпа" прощаю. В целом, у меня уже сложилось весьма хорошее мнение об игре. Думаю, можно произвести ряд косметических доработок и начинать масштабную компанию по продажам. Сувениры и прочую сопутствующую линейку, ну, вы там сами разберетесь. Смените название, и это будет революционная вещь!



* «Кайман» - Компактный пистолет-пулемет. Шнековый магазин вмещает тридцать пять зарядов. Увеличенная емкость энергоячейки расчитана не производство не менее чем девятисот выстрелов. Далее эффективность падает, необходима замена ячейки.

* «Волк» - Бронированный пехотный костюм. Класс брони - средний. Распространенный типовой проект «Еврокорп». Основная задача - охрана объектов, подавление вооруженных легким стрелковым оружием слабо бронированных масс противника.


Текст мой, скриншот из "Illang: The Wolf Brigade" (не реклама)

Акира (часть 2) Длиннопост, Мат, Фантастика, Фанфик, Киберпанк
Показать полностью 1
15

Акира (часть 1)

2170 год. Мир разделен на экономические зоны, в которых геополитические границы былых государств стерты. Борьба за ресурсы стала настолько ожесточенной, что выжить в ней и получить выгоду можно только лишь объединившись в конгломерации или синдикаты.

Планетой правят четыре крупнейших синдиката. "Еврокорп", расположен на территориях Северной, Южной Америк и европейской зоны Евразийского континента. "Осман-Хан" - объединение стран-исламистов и африканского континента. Объединенная Российская Империя - территориальная Россия, бывшие страны СНГ. "Кайман групп" - союз континентального Китая, Японии, островных государств, Австралии.


2173 год. "Еврокорп", крупнейшая мировая корпорация, основанная на конгломерате промышленников, исследовательских институтов, экономических и юридических компаний выпустила на рынок новейшую разработку - S.T.A.C.K. Стратегический и тактический мозговой помощник-хранитель. Технология позволяла использовать возможности мозговой коры для хранения, обработки и анализа входящих данных. Предварительные тесты на группе военных показали исключительно положительные результаты.

Именно в этот день правила "интернациональной игры" изменились. Промышленный шпионаж перешел на невероятный уровень. Технология S.T.A.C.K. подстегнула протезирование и трансплантологию. Практически одновременно кибернетика и программирование произвели качественный скачок в развитии. "Еврокорп" стала монополистом в производстве и поставках прорывных технологий.


2179 год. Сразу две корпорации "Кайман групп" и "Осман-Хан" выпускают аналогичные продукты, с минимальными отличиями, для массового пользователя. Основная версия - утечка кадров из "Еврокорп". Глава "Еврокорп" Кристофер Тенант от комментариев воздержался.


2181 год. Объединенная Российская Империя, безуспешно пытавшаяся нагнать конкурентов в гонке технологий, поглощена синдикатом "Кайман-групп". Что в свою очередь позволило синдикату стать наиболее сильным и многочисленным в тройке лидеров.


2190 год. В связи с растущими трудностями в управлении, лидер "Кайман групп" Тоиширо Исикава решает наделить территориальные подразделения синдиката большими полномочиями. В результате, не без помощи агентов "Еврокорп" и "Осман-Хан", отделения превращаются в более мелкие и воющие между собой синдикаты.


2195-2200 год. Сын Тоиширо Исикава возглавляет синдикат "Астари" и проводит ребрендинг, решительно меняя курс развития. Обновленный синдикат носит название "Исикава-кай". В состав входят преступные группировки, части военных, правительства. Агрессивная политика и новейшие разработки позволяют планомерно поглощать более мелкие синдикаты, уверенно наращивая как военную, так и экономическую мощь.


2201 год. "Исикава-кай" становится вторым по влиянию синдикатом в Рангкок-сити и Сиамском заливе. Его главным конкурентом становится местное территориальное подразделение "Еврокорп".


***


Бар был раскурочен, к потолку поднимался густой дым. Я был отрезан и засел в кабинете менеджера, в основном зале - эйпы*. Они перестали напирать, видимо готовятся к финальной атаке. Энергоячейки закончились, я расстрелял последнюю обойму. Осталась одна электромагнитная граната. Даже если я удачно попаду в толпу «обезьян» я максимум пожгу им пару имплантов. Мясо-то останется. Вот именно им меня и задавят. Дерьмо!


- Вы, наверное, хотите знать, как я оказался в такой ситуации? - я встал, перевернул опрокинутый стол, местами с подпалинами, приставил к нему алюминиевый стул и сел. - Времени не так уж и много, но его как раз хватит, что бы вы поняли всю глубину моего отчаяния.

Я положил на стол гранату и крутанул…


24 часа назад.


- Дружище, есть работенка. - Эйч втолкнул меня в свой кабинет и захлопнул дверь. Шум сборочного цеха внизу никуда не делся, просто стал чуть менее раздражающим. Здоровяк с хромированным имплантом нижней челюсти приглушил свет в имитации окон на стене и включил голопроектор.

- Э, нет, братан, я пас! - над столом медленно вращалась проекция центрального банка данных. Помимо укрепленного хранилища и охраны, к таким банкам прилагается тройное криптошифрование, алогичное программирование защиты и вишенкой на торте - выжигание чипов у взломщика.

- Да ты послушай! - не унимался Эйч. - Есть один парень, настоящий гений, прирожденный хакер. Он буквально живет в сети! А какой у него код, ах! Просто фантастика…

- Эйч, короче!

- У этого парня есть софт, который поможет обойти файервол…

- Все, я пошел! Спасибо за приглашение, но овощем быть не хочется. - я развернулся, и уже на ходу продолжил. - Это при условии, что меня по пути не прикончат пехотинцы или киборги-охранники.

- Ты даже не знаешь, что внутри! - огромная ладонь, натужно жужжа сервоприводами, ухватила меня за плечо.

- И не хочу знать! - я еле вывернулся, чуть не оставив сустав в лапе Эйча. Пришлось снова развернуться. - Ты модель видел? Это же уровень синдикатов, не иначе!

- Ну, да. Может быть. Внутри ключ, Джоэл.

- Гонишь! - я пристально смотрел в два визора Эйча. - Информация точная?

- Двух стингеров* потерял, пока доставил сюда. - здоровяк чуть наклонился ко мне. - Приятель, ты лучший «скользящий»* в городе! Можешь первым использовать ключ. Долг спишу весь, и софт тебе обновлю.


Хитрый он. Стоит тут, смотрит на меня и наверняка уже знает, что я отвечу.


- Иногда мне кажется, Эйч, что ты и совесть свою заменил на сраную железку. Хрен с тобой, что делать?


***


Бар «Битый Байт» стоял на задворках Рангкока*. Мне нужен был парень по имени Страйкер. Потеревшись у барной стойки и глотнув пару коктейлей для вида, я передал бармену условный сигнал. Тот кивнул и отвел меня в кабинет управляющего. Дождаться его я не успел. Около двадцати эйпов ввалились в бар и основательно его разнесли. Судьба посетителей незавидна - качественные импланты стоят денег, а собранные с мертвецов бесплатны…


Ну, теперь вы в курсе ситуации, и я могу продолжить. В активе одна электромагнитная граната. Энергоячеек нет, стрелять нечем. Эйпов осталось штук семь, и они что-то замышляют. Решительного натиска я не переживу.


- Орбан-сан! Может поговорим? - из глубины зала раздался голос с легким восточным акцентом.

- Может и поговорим. - делать все равно нечего. А так хоть смерть оттянуть, глядишь и придумаю чего. - У меня тут термобарическая граната и руки уже устали.

- Хорошо, я понимаю. Выходите, и я обещаю, что вас не тронут. Слово Исикава-кай.*


А вот это уже серьезно. Влип ты Джоэл, по самые гланды. Если выберусь, передам пару ласковых Эйчу, говнюку синтетическому!


В зале было шумно. Высокие поджарые фигуры в черных комбинезонах выталкивали толпу орущих «обезьян» в раскуроченные двери. Я, вроде бы, заметил пару вырванных рук или ног, которые бодро волокли по полу. В центре уже расчистили неровный круг, просто сдвинув месиво из обломков и тел к стенам. На освободившееся место поставили стол и пару стульев. За столом, закинув ногу на ногу, сидел азиат, в идеально подогнанном джайле*. Широким жестом он пригласил меня за импровизированный стол переговоров.


- Орбан-сан, меня зовут Тадаши Маруяма, я представляю интересы компании Исикава-кай в данном городе, и я сразу озвучу цель своего визита.

- Это довольно необычно, а как же выпить саке и поговорить о погоде?

- А вы не робкого десятка, а? - Маруяма улыбнулся и махнул рукой. Я не успел заметить, как на нашем столе появилась бутылка местного пойла и два стакана с мутным льдом. - Прошу, не стесняйтесь. Это конечно не то, чем я привык угощать, но думаю, в нашем случае, тут вряд ли найдется что-то получше.


Он терпеливо ждал, пока я наполню стаканы. Сначала я налил ему, как дань уважения, потом плеснул себе. Знали бы вы, чего мне стоило сдержать дрожь в руках.


- Итак, - я судорожно проглотил свою порцию. Действительно, редкостное дерьмо, но дрожи поубавилось. Маруяма все так же сидел и даже не притронулся к выпивке. - Мы прекрасно знаем, зачем вы здесь, Орбан-сан. И я хочу предложить вам работать на меня.

- Страйкера тут нет, я так понимаю.

- И никогда не было! Но ключ в хранилище действительно существует. Наши условия те же, что и озвучивал вам Эйч. С одним лишь отличием. За нами вся производственная и организационная мощь синдиката Исикава-кай. И с вами пойдет мой подопечный.

- Маруяма-сан, это уже два отличия!

- Давайте не будем заострять внимание на таких мелочах. Мне нужен от вас ответ и желательно прямо сейчас, Орбан-сан. - Маруяма неуловимым движением положил танто на стол и слегка прикрыл рукоятку ножа рукой.


***


- Прошу отметить, как кандидат справился с пятью эйпами.


Экспертная группа раз в двадцатый мотала смоделированную запись с имплантов одного из убитых и камер в баре. Расставляли маркеры для углубленного анализа. На записи мужчина, Джоэл Орбан, лучший «скользящий» Рангкок-сити, отстреливался от нападавших в баре. Вот, он бросил электромагнитную гранату в гущу врагов и, дождавшись, когда отказ электроники собьет их с толку, расстрелял половину обоймы. Ни одного выстрела мимо.


- Синхронизация с датчиками «Носорога»*?

- Отрицательно, оружие стандартное, без модификаций.

- Визоры?

- Отрицательно. Кроме стэка и расширенного комплекта оперативной памяти ничего.

- Нет даже миоусилителей?

- Подтверждаю. Мышцы, костный скелет и кожный покров не модифицированы.

- Тренировки?

- Отрицательно. Физическая форма развита базово, не превышает средний показатель.

- Твою мать! Икэда меня на части порвет, если не разберемся! Оператор, давай еще раз!


***


Я чуть приоткрыл глаза. Резь уже почти прошла, я мог худо-бедно видеть. Голова раскалывалась так, что думать было больно. Нужно умыться. Я, перебирая руками по стенке, добрался-таки до ванной комнаты. Включил свет. Из зеркала на меня смотрел мертвец. Бледный, с ввалившимися щеками и черными кругами под глазами.


Висок слева выбрит, левая сторона лица противно саднит. Повернув голову направо, я скосил глаза, изучая свое новое приобретение. Технари из Исикава-кай не стали придумывать колесо и выдрали всю мою систему под ноль, заменив новейшими разработками нейрокибернетики из своих лабораторий. Хотелось в это верить. По крайней мере, форма стэка была мне не знакома. Осторожно провел рукой. Разъемы не выпирали, опухолей не было, регенерация тканей практически закончена. Хорошая работа, да и выглядит стильно, чего уж там. Проверить бы, что там они мне насовали. Но нужно переждать пару дней, пока имплант приживется, и нервная система адаптируется к модификации. Плеснув ледяной водой в лицо, я обтерся и вышел на кухню. На столике лежал компактный голопроектор. Послание? Инструкция? Я оперся о стену и запустил запись, делать же все равно нечего.


- Орбан-сан, поздравляю с повышением! - голограмма Маруямы улыбалась. Так могут улыбаться только клерки-азиаты. Одними губами. - Через два дня к вам прибудет мой подопечный. Вместе вы пройдете тренировочные курсы на нашей оперативной базе. Мой подопечный - бутоку*. Пусть его внешний вид вас не смущает. Пока отдыхайте и пожалуйста, не пытайтесь изменить код вашего программного обеспечения самостоятельно, мы откроем вам полный доступ перед тренировкой.


- И еще, Орбан-сан, - тяжелый вздох. - Когда вы пытаетесь выдать электромагнитную гранату за термобарическую, хотя бы посмотрите клеймо, Исикава-кай имеет эксклюзивные права и монополию на данный тип боеприпасов. Допустим, вы бы воспользовались гранатой. Но я истинный последователь Кюрин* и вы бы потратили ценную единицу впустую, к тому же лишив себя электроники. Мы бы остались с вами один на один, а физическое воздействие не ваш конек.


- Как видите, теперь у нас друг перед другом нет секретов. Надеюсь на плодотворное сотрудничество, Орбан-сан. - Маруяма поклонился, и голограмма погасла.


Я подпирал стену еще пару минут, с трудом ворочая мыслями. Азиаты странный народ. Если они чем-то увлекаются, то возводят увлечение в абсолют. Бутоку, говоришь? Мне придется работать в паре с полностью измененным человеком. Точнее, уже машиной, а не человеком. Сраные киборги! Ненавижу, блядь, киборгов!


Рывком оттолкнулся от стены, схватил стакан с полки и прошел обратно в комнату, открыл мини-бар. Пусто. Да чтоб тебя! Покрутив головой, я заметил тонкую коробку старткита* на кровати. Не изменять код, говоришь? Ладно, ладно. Хорошо, косоглазый! Я зло сдернул тонкую пленку упаковки и открыл набор. На крышке-мониторе загорелось приветствие в виде логотипа Исикава-кай. Я не обращал на него внимания. Разматывая провода из отделения под клавиатурой и соединяя переходники на блоке передачи данных, я прикидывал стратегию взлома своего мозга. Осторожно введя штекер в разъем стека, я нажал кнопку запуска. Зажмурился и приготовился к резкой головной боли. Так обычно бывает, когда проводишь первичную настройку оборудования. Ничего. «Введите пароль» - на мониторе, поверх логотипа, монотонно мигала надпись.


- Да ты издеваешься надо мной?! - раздраженно ткнул в кнопку еще раз.


Снова ничего. Попробовал ввести несколько вариантов наугад. Никакой реакции. - Дерьмо!

Я отсоединил от виска провода и, не глядя, смотав их в клубок, бросил в набор, зло хлопнув монитором. Чертовски сильно хотелось выпить. Да и перекусить не мешало бы. В этом отеле должен быть бар.


Бар был на двести одиннадцатом этаже. Почти самый верх. Пока я поднимался на панорамном лифте, я мог видеть все величие и грязь Рангкок-сити. Богатейшие районы севера гигаполиса отражали слепящие неоны кварталов развлечений юга в нарочито строгом черном, сером и молочном плексигласе корпоративных небоскребов. Восточные доки перемигивались габаритами яхт, лайнеров и белковых траулеров. Промышленные блоки зловеще темнели на западе, изредка вспарывая ночь огнями аварийного периметра.


Помещение бара было выдержано в стильном минимализме. Зона барной стойки, зона столиков с мягкими диванчиками, танцплощадка с вездесущим неоном. Персонала нет, вместо них роботы. Отлично, сейчас мне не хотелось ни с кем разговаривать. Сев за барную стойку, я хлопнул рукой по столешнице. Дрон, очертаниями напоминавший человеческую фигуру, подлетел ко мне. На сенсорном экране загорелось два слова: «Все включено». Ох, парни, зря вы так расщедрились!


Я сидел в баре уже около двух часов. Бармен-дрон исправно подливал мне выпивку, каждый раз выводя на сенсорном экране надпись: «Все включено». По плечу кто-то робко похлопал. Я нахмурился и обернулся. На меня смотрела девушка, примерно моего роста, короткая стрижка. Лицо милое, словно у подростка. Фигурка подтянутая, стройная. Простое, но элегантное платье, словно слегка оборачивало свою хозяйку, оставляя открытым довольно много тела. В целом, немного не в моем вкусе, но хорошенькая.


- Не сегодня, - я помахал рукой.

Девушка дернула подбородком и села справа от меня. Тронув меня за локоть, жестом указала на экран подлетевшего дрона.

- Я могу тебя угостить, без проблем, но на этом все. У меня нет желания с кем-то знакомиться. Что тебе взять, красавица?

Улыбка в ответ и настойчивый жест на экран. На нем все так же висела надпись: «Все включено».


Мысли, заторможенные алкоголем, чуть шевельнулись. Я присмотрелся к ней. Внешность в мире, где каждый может, при наличии нужной суммы денег, сделать со своим телом все что угодно, давно перестала быть показателем. Поэтому я искал следы модификаций или замены органов. Ничего такого я не заметил. Внешне - обычный человек. А внутри? Эх, мне бы сейчас доступ к сканеру в новом стэке!


Девушка заметила мое замешательство и провела ладонью по предплечью. На коже засветился детально выполненный древний китайский дракон. Сверкнув глазами, он переполз на ее запястье и, обвившись вокруг него, превратился в яркие буквы. Джин. Вот теперь я все понял.


- Джин? Прости, Джин, ты сногсшибательная, но у меня нет столько денег, - я дружелюбно улыбнулся.

Джин кивнула, глубоко вздохнула и вновь указала на экран дрона-бармена. «Все включено».

- Ты серьезно?

Снова кивок.

- Исикава-кай настолько расщедрились, что оплатили мне личную юдзё*?

Она пристально посмотрела мне в глаза и медленно кивнула.

- Тогда у меня одно условие. - Маруяма-сан, сукин ты сын! Бьют - беги, а дают… - Я хочу насладиться всей твоей красотой.


***


- Знаешь, Джин, - я чувствовал, что надрался, перешел свою грань, но останавливаться не хотел. - Иногда мне кажется, что мы все, вот абсолютно все, лишь бездушные фигурки в безумной игре. Что нас ведут по игровому полю, разыгрывая комбинации, и разменивая одни фишки на другие. Это дерьмово, но иногда ты не можешь повлиять на ход игры. Тебе нужно просто расслабиться и получать хоть какое-то удовольствие.


Джин кивнула. Вряд ли она понимает тот бред, что я несу, но мне было не важно. Я приобнял ее за плечи и притянул к себе.


- Вот и сейчас, я чувствую, что на нас смотрят, - запрокинув голову на спинку диванчика, я уставился в потолок. - А когда я буду тебя трахать, у себя в номере, они будут смотреть еще пристальней, возможно даже запишут, чтобы потом пересматривать и смаковать каждую секунду. Или шантажировать меня… И мне насрать.

Я повернул голову к девушке.

- Ты не очень-то любишь поговорить, да? - я чуть встряхнул начавшую хмелеть Джин. Она напустила на щечки румянец, кивнула и улыбнулась. - Мне это чертовски нравится!


Мы пили, иногда танцевали. Я старался, что бы наши тела попадали под свет неона чаще. Мне нравилось смотреть, как она двигалась, как зажигались узоры на ее теле. Я этого не скрывал, и, кажется, Джин была совсем не против…


Два дня пролетели незаметно. Мы с Джин лежали на смятой постели. Окно было переведено в режим зеркала, я смотрел как моя «подружка на уикенд» спит. Будить ее не хотелось.

Я вспомнил наш позавчерашний, хм, разговор. Пьяные бредни «скользящего»? Или внезапное откровение? А может на меня так подействовал кристаллайн*? Пахла Джин умопомрачительно, это да. Может, я перегорел, сломался? И это лишь начало моего падения? Неплотно прикрытая крышка-монитор старткита издевательски мигала окном ввода пароля.


- Словно я вырвал свое сердце и поставил его на кон, а? - буркнул я, бросив взгляд в зеркальную поверхность окна. Мы были в комнате одни.


В дверь деликатно постучали. Я тихо поднялся, Джин заворочалась, и не открывая глаз потянулась. По ее телу пошли чуть заметные разноцветные волны. Полюбовавшись, я нехотя пошел открывать. Настроение было поганое.


За дверью, занимая почти все пространство коридора, стоял здоровенный амбал в «Преторе»*. Видимо модифицированная модель - на пехотинце был необычный шлем. Ну, ты даешь Маруяма-сан! Искава-кай полон сюрпризов! Пехотинец поднял правую руку и помахал мне. Я кивнул, возвращая приветствие.


- Ты от Маруямы?

Кивок. Да что ж вы все такие разговорчивые!

- Как зовут?

Преторианец рукой в бронированной перчатке ткнул себя в грудь. На пластинах красовался логотип корпорации Исикава-кай, название синдиката под эмблемой было тщательно затерто, поверх, грубыми широкими мазками, выведена надпись «Акира».

- Понятно. Говорить то умеешь? - кивок. - А чего молчишь тогда?!


Акира ткнул в меня указательным пальцем и постучал по левой стороне своего шлема. Твою мать! Он может орать в шлеме сколько угодно, я его не услышу. Поэтому только радиосвязь. Я и забыл совсем. Можно же общаться аппаратно, а мой стэк до сих пор не активирован! Эх, Джин, что же ты со мной делаешь! Она, кстати, уже оделась и протискивалась мимо нас на выход. Развернувшись в дверях, она как-то неуклюже и быстро чмокнула меня в небритую бледную щеку. Словно птичка клюнула. Я, вместе с амбалом, ошарашенно провожал ее взглядом. Девушка скрылась за углом коридора. Акира повернулся и поднял два больших пальца вверх.


- А то! - я хлопнул его по грудной пластине. - Хорош, на баб глазеть, пора работу делать! Веди на базу, в башке хочу поковырять - сил нет никаких!


Одевшись и захватив старткит, я вышел из номера. Далеко идти не пришлось. Тренировочная площадка находилась глубоко под землей. В этом же отеле. Спустившись на лифте до нужного уровня, мы вышли прямо в фойе лабораторий. Удобно!


- Меня зовут доктор Тирлинг, - нас уже встречал высокий плотный европеец блондин. - Акира, тебе в третий док, а вас, мистер Орбан, прошу пройти со мной.


Пехотинец гулко протопал в глубину подземного комплекса. Меня провели длинными коридорами в небольшую, светлую комнату. В углу комнаты стоял сферический бак из прозрачного плексигласа. Боковая стенка была открыта. К баку тянулись кабели от пульта управления, занимавшего левую стену комнаты. В центре бака - кресло.


- Старткит можете убрать, он вам не нужен. - Тирлинг указал на металлический стол.

- А…

- Блокировка вашего стэка прекратится через… - доктор глянул на старомодные наручные часы. - Вот сейчас.

Резкая боль буквально взорвала мою голову. Было настолько больно и неожиданно, что я выронил коробку, разбросав провода по полу, и упал на колени, обхватив голову руками.

- Это все временно. Скоро пройдет, - доктор сделал знак рукой и двое лаборантов внесли меня в капсулу. Пока я приходил в себя, они сноровисто закрепили на мне ремни, на лицо нацепили маску, закрыв рот и нос. К стэку подключили дата-кабель. - Начинаем тренировку.

Лаборанты закрыли дверь, и сфера начала заполнятся желтоватой густой жидкостью. В маску подали газ. Я не мог определить его состав, но он ничем не пах. Надеюсь, воздух, или кислородная смесь.

- Мистер Орбан, мы закачиваем токопроводящую миомерную жидкость к вам в емкость. Она стимулирует развитие мышечной ткани, путем сокращения волокон под действием электрических разрядов. Проще говоря, мы вас слегка подкачаем! Дышите спокойно, там воздух и немного кристаллайна, так, для настроения.

Я пытался вырваться, но наркотик быстро начал действовать и мне стало плевать.

- Пока вы будете в стазисе, мы синхронизируем ваш стэк, проведем первичную настройку, ваш профиль у нас есть, а также установим несколько полезных программ. Отдыхайте.


Дня через три, а может и все пять, я точно не мог сказать, меня выпустили из сферы. Миомерная жидкость стала серой и напоминала куски плохо схватившегося студня. Меня вырвало слизью на пол. Отплевавшись, я кое-как привел себя в порядок. Ощущения были сносные.

- Ну, как вам работа? - доктор Тирлинг достал из нагрудного кармана халата пульт и нажал кнопку, затеняя правую стену комнаты. - Полюбуйтесь!

А поглядеть было на что. Мышцы увеличились, появился рельеф. Тело стало подтянутым, и каким-то… хищным.

- Док, это круто! - я не скрываясь гладил свое новое тело. Черт побери, да оно идеальное. - Примите мое уважение!

- У меня к вам одна просьба!

- Все, что в моих силах, док.

- Не угробьте труд моей команды зазря. Мы, можно сказать, всю душу вложили!

- Я очень постараюсь, док.

- Вас проводят к напарнику, мистер Орбан, - доктор Тирлинг уже отвернулся и что-то отстукивал на клавиатуре. Не оборачиваясь, он попрощался. - Всего хорошего.

- Привет, Орбан-сама! - Акира вышел из-за угла внезапно. От его вида я чуть не обделался.


Пехотинцу усилили броню, сделав его еще массивнее. В некоторых местах появились «наросты», видимо в них дополнительное оружие или сенсоры. Шлем вообще сменили, расширив и затенив визор. Слабо защищенные места были покрыты арботканью*. В целом устрашающе. А это ему еще даже пушку не дали. Вид видом, но вот голос… Встроенный в стэк приемник выдавал мне чуть ли не детский голосок.

- Сколько тебе лет, приятель?!

- Через три месяца будет семнадцать! - напарник выпятил грудь.

- И чем же ты так провинился перед кланом, что тебя отправили со мной?

- Я…- Акира опустил плечи и сгорбился. - Я родился, Орбан-сама.

- Твою мать…


* Эйп, «обезьяна» - жаргонное название кибернетизированных в кустарных условиях людей. Резкие скачки в характеристиках, дешевые импланты и несоблюдение технологии приводят к серьезным проблемам с психикой. С течением времени носитель имплантов превращается в примитивное создание. Используется синдикатами как расходный материал. (AP - artificial power, искусственная сила, APE - обезьяна).

* Стингер - разведывательный дрон небольшого размера. Обладает улучшенным камуфляжем и форсированными двигателями. Благодаря компактности, высокому уровню сканирующего оборудования и скорости используется для промышленного шпионажа.

* «Скользящие» - хакеры, использующие мозг для увеличения производительности собственного оборудования. Синхронизация сознания и программного обеспечения позволяет незаметно и быстро обходить защитные блоки кода.

* Рангкок - крупнейший мегаполис, образовался слиянием Бангкока и его окраин.

* Исикава-кай - второй крупнейший синдикат на полуострове. Образовался путем слияния местных группировок, части военной хунты, правительства. Верхушка синдиката и важнейшие посты в руководстве занимают выходцы из Японии.

* Джайл - официальный костюм японской элиты. Смесь жесткого корпоративного стиля и национальной одежды. Строгий пиджак с воротником-стойкой переходит в длиннополое кимоно.

* «Носорог» - Револьвер системы Филипса С75 «Rhino», сменная энергоячейка, десятизарядный. Ячейка позволяет вести огонь используя электромагнитный ускоритель. Эффективность ячейки - не более двадцати выстрелов. Далее, начальная скорость снаряда значительно падает. По желанию заказчика базовая комплектация может быть дополнена комплектом датчиков для облегчения прицельного огня.

* Бутоку - Дословный перевод - осквернение (яп.).

* Кюрин - Дословный перевод - чистый (яп.). В высших кругах руководства синдиката популярно движение «чистых». Тело не оскверняется имплантами и модификациями.

* Старткит - Набор для первичного запуска стэка. Поставляется с вновь установленным оборудованием для индивидуальной пользовательской настройки. В более поздних и совершенных моделях стэков используются передовые технологии сканирования и беспроводной передачи данных.

* Юдзё - «Женщина для удовольствий» (яп.). Высокооплачиваемый элитные эскортницы. Интим входит в предлагаемые услуги, в отличие от услуг гейш. Зачастую девушки имеют модифицированный кожный покров, способный менять пигмент в различные цвета. Импланты в потных железах могут наполняться ароматическими композициями, феромонами или легкими наркотическими веществами.

* Кристаллайн - Легкий синтетический наркотик. Вызывает кратковременный эмоциональный подъем. При употреблении больших доз возможны галлюцинации. Популярен у молодежи.

* «Претор» - Бронированный пехотный костюм. Класс брони - тяжелый. Поставка брони класса «Претор» осуществляется исключительно в армейские спецподразделения. Наименование класса прочно вошло в лексикон и неразрывно связано с типом войск.

* Арботкань - Искусственный нетканый материал. Прочнее кевларовых волокон в несколько раз. При прохождении слабых электрических разрядов поверхность дополнительно уплотняется, слегка меняя узор, что создает наклонные плоскости на пути снарядов, несколько снижая их эффективность.


Текст мой, картинка из интернета

Акира (часть 1) Фантастика, Фанфик, Киберпанк, Мат, Длиннопост, Продолжение следует
Показать полностью 1
37

Счастливчик

Я смотрел на нее и не мог разглядеть. Солнце было таким ярким, что улавливались лишь смутные очертания девичьего силуэта. Было тепло, уютно пахло горьким вереском и луговыми травами.


- Это не для меня, Мартин… - ее голос еле слышно звучал в тишине. А солнечный свет становился все ярче и ярче…


…Автоматика сработала в самый последний момент, и программа вывела из гибернационной капсулы дежурного офицера. Меня. Получив многочисленные аварийные сигналы, медблок капсулы вкатил в мой организм столько адреналина, что криоломка даже не началась. Встроенный в голову одноразовый чип мотивации и контроля моментально привел разум в порядок и, выпав из сна в кошмар неистово мигавших аварийных ламп, сдавленной сирены бортового оповещения, и мешанины проводов, я начал действовать…


…Уже привычно взглянул на индикаторы. Загрузка семантики и запись эмоционального паттерна - по сотне процентов. Хоть это работает, слава Богу. Не придется заново учиться ходить и читать. Уровень питательной жидкости в камере показывал всего два красных деления. Рядом алел крупный ноль - количество доступных клонов. Плохо. Очень плохо. Еще столько нужно сделать, а копий больше не осталось. Мне не хватило. Но самые сложные и тяжелые работы уже закончены. Я наскоро вытерся и, выйдя из камеры, влез в новый комбинезон…


…Первого клона я использовал уже через три часа - меня разрезало упавшей перегородкой во время герметизации поврежденных отсеков. Второго через неделю - надышался парами, когда заваривал кожух гипердрайва. Дальше пошло не так быстро. Предпоследний клон продержался почти два года, но, пришлось им пожертвовать, когда я банально застрял между переборками. За четыре года я с помощью синтетиков восстановил корабль насколько смог… Вообще, по началу, странно видеть свой собственный труп. Жутко. Нелепо. Но после третьего раза привыкаешь. Жалеешь только об утраченных инструментах и потерянном времени на восстановление.


Сейчас на борту остался только один функционирующий синтетик, и он будет присматривать за системой жизнеобеспечения колонистов, когда меня окончательно не станет. Поэтому, я не могу больше рисковать и должен прекратить ремонтные работы. Как я ни старался, я не смог уложиться в положенные вахтенному офицеру десять клонединиц. Эта - последняя. Умирать десять раз подряд сомнительное удовольствие. К тому же, после второй смерти я стал видеть Эрин, которая осталась в той жизни, еще до колонизации. Эти несколько секунд перед окончательной записью сознания превращались для меня в пытку. Все таки жаль, что мое кольцо жгло тебе палец. Действительно жаль. Ну, по крайней мере у меня в запасе лет семьдесят чтобы успеть пожалеть себя и о своем решении стать колонистом.

Прочистив горло, я включил коммуникатор.


- Транспортный корабль Объединенного Космического Флота «Орискани». Джей-си триста семьдесят один. Вахтенный инженер первого ранга Мартин Хат. Запись отчета по состоянию. Во время подготовки к посадке корабль прошел внешний пояс астероидов. Отклонение от первоначального курса на тридцать один градус. Многочисленные повреждения и пробоины в обшивке. Отсеки с семьдесят четвертого по девяносто третий разгерметизированы. Груз и капсулы колонистов не пострадали… Ремонтные работы полностью провести невозможно. Целостность корпуса – восемьдесят шесть процентов. Гипердрайв в норме, стабилизаторы откалиброваны, курс восстановлен. Мощность реактора - шестьдесят один процент. Расчетное время прибытия на планету - сто двадцать семь лет... - я помолчал пару секунд, не зная, что добавить. - Свою работу я выполнил, ваша задача выжить после приземления. Держитесь ребята, вам будет тяжелее, чем мне. Вахтенный инженер первого ранга Мартин Хат, конец записи…

***


Серебро, одна восьмая дюйма, «коса» по центру и скромный фианит, «усаженный» в ободок. Ничего выдающегося, но это «честный» металл и честное предложение. Было… Я бросил кольцо в стакан. Покружил посуду, кольцо скребло дно и билось о стенки. Шум бара не мог скрыть этот звук. Надеюсь, виски сможет.


- Эй, приятель, - у самого рта вырвали мой стакан. - Минутку внимания!


Я обернулся. Джесс, улыбаясь, вернул стакан на стойку. Выудив из внутреннего кармана две синих карточки, он положил их передо мной. Пропуска на «Орискани».

- Достал-таки! - я кивнул. - Но мне нужен один. Или ты летишь со мной. Эрин ушла. Два пропуска я не потяну, извини…

- Хреново, брат. - Джесс сел на соседний стул. - Меня в космосе укачивает.

Пару секунд подумав, он заулыбался еще шире.

- Меняю твою печаль на свою радость! Цена не имеет значения, а вот ценность... Это уже совсем другой разговор, приятель! Отдай один пропуск, и мы в расчете.


Я смотрел на скромное кольцо сквозь стекло. Цена и ценность, говоришь… Дьявол, а ведь он прав!


- На хрен все это, - я прихлопнул одну карточку ладонью. - Новый мир - новая жизнь! Идет!

Джесс выхватил мой стакан, плеснул в раскрывшуюся пасть и захохотал. Его тело вытянулось и обвило меня. Лицо - жуткое подобием змея, сдвоенный язык трепетал у моего лица…


…Дернувшись, упал с койки. Мокрая от пота простыня намоталась вокруг меня. Твою мать! На часах половина пятого. Ложиться бессмысленно - все равно скоро вставать.


Я сменил постельное, и выбежал из каюты. У меня осталось одно тело и о нем надо заботиться. Пробежка, душ, зубы, завтрак и за работу. Такой режим у меня уже второй месяц. И до конца моей жизни. Я устранил основные проблемы, но мелкого ремонта на «Орискани» для одного человека хватало более чем. Без дела я не сидел.


Отбегав норму по отсекам, я освежился и переоделся в рабочий комбинезон. Застегивая пояс с крепежными модулями инструментов, я зашел в столовую. На столе стояли две белые кружки черного кофе. Над кружками все еще поднимался пар…


***


Такой пустяк, как одна несчастная чашка кофе может всерьез и надолго выбить из колеи. Вместо намеченного плана работы я выпотрошил электронную начинку кофеварки, добрался до счетчика порций и сопоставил время приготовления. Разница по времени - пара секунд. Ровно столько нужно для повторного запуска цикла. Проверил свой коммлинк. Да, я посылал команду. Похоже на то, что кофеварка продублировала запрос пользователя. Синтетик принял сигнал готовности и поставил чашку на стол. Одну чашку. Тогда за каким хреном их на столе две? Да чтоб тебя!


Весь день я сканировал память синтетика, записи бортовых самописцев, анализировал показания сотен разных датчиков пытаясь найти того, кто принес мне вторую порцию напитка. По нулям. Максимум чего я добился – отметки о биомассе в отсеках гипердвигателя, девяносто первом и в семьдесят девятом, между переборками. Но это я и так знал. Мои трупы, которые я не могу достать. Остальные семь упакованы в мешки и хранились в морозилке морга корабельного медблока.


Паранойя какая-то! Я закончил с очередным сканированием, пообедал, хотя, судя по времени, скорее поужинал, и, раз день все равно убил на бесполезную херню, ушел в комнату релаксации. По пути назначил очередь задач синтетику и переключил коммлинк в ждущий режим. Как только я настроил параметры комнаты и откинулся в кресле, бесконечная работа и нервное напряжение дали о себе знать – я моментально отключился.


Проспал часов семь. Но лучше не стало. Вопреки настройкам, вместо успокоительных сюжетов, я получил целый букет кошмаров. «Всплыл» преследовавший меня лет пять и, казалось бы, давно уже забытый. Словно я стою в душевой, бреюсь, и краем глаза замечаю, что мое отражение в зеркале слегка запаздывает. Мои движения точно воспроизводятся, но с задержкой в доли секунды. Бросив бритье я внимательно вглядывался в отражение. С той стороны на меня так же пристально смотрел я сам. Черты лица незнакомые, чуть заостренные, словно бы я скинул пару фунтов. Медленно потрогал поверхность. Твердая, прохладная. Вон, мелкие капли стекли в одну, покрупнее, и ползли по зеркалу вниз. Резко махнул рукой в сторону, и снова прикоснулся к стеклу. Отражение чуть запоздало, и я успел первым! Рука вошла в зеркало по локоть, я почувствовал легкую прохладу, по гладкой поверхности пошла рябь, словно я угодил в воду. Я с «той» стороны четырхнулся и принялся выталкивать меня (себя?) обратно.


- Нечего тебе тут делать, приятель. Погано тут, поверь мне на слово…


Да что за день то такой сегодня?! Кошмары окончательно меня добили. Я решил проверить свои трупы. Чего уж там, если прикидываться сумасшедшим, так уж по полной. Но, на всякий пожарный повесил на пояс турбонож и пошел в медблок. Пока я шел, в голову лезло всякое. Отгонять получалось, но с большим трудом. Сказывалось окружение. «Орискани» оснащен множеством датчиков, при подходе к помещениям автоматика сканирует коммлинк и включает свет перед тобой, и выключает спустя некоторое время, после того как ты ушел. Пневмодвери отсеков открываются строго перед тобой. Банальная экономя ресурсов. Завернув за угол коридора, я издали заметил, что дверь медблока была открыта, и в помещении горел свет...


Я влетел в медблок, сжимая двумя руками турбонож. Было чертовски страшно, нервы гудели, нож в руках мелко подрагивал. Над дверьми холодильников ровно горели светодиодные индикаторы. Шесть зеленых и над открытой дверью - один красный. Я осторожно заглянул за металлическую створку с цифрой «6» на шильдике. Шестая клон-единица. Удар током при ремонте проводки в генераторном отсеке. Тело было повреждено минимально. И его в холодильнике нет. Решив сначала вооружиться чем-то посерьезнее турбоножа, а уже потом отправляться на поиски ходячего мертвеца я развернулся к выходу.


В дверь медблока, застегивая на ходу клапан комбинезона, зашел я. Вернее мой шестой клон. Вон и ветвистые следы от разряда на коже проступают.


- Дружище, успокойся! - клон вытянул вперед руки, ладонями ко мне. - Видел бы ты свою рожу! Мужик, тобой детей только пугать. Давай ты положишь железяку, и я все тебе расскажу…


***


За три года, мы с Марти, а он просил называть его так, восстановили электронику в складском блоке, умудрились собрать еще одного худо-бедно работавшего синтетика из трех поврежденных и заканчивали с видеонаблюдением по всему кораблю. Восемьдесят четвертый отсек получилось отремонтировать, закачать воздух, подключить к энергосети и ввести в строй. Довольно неплохо для одного офицера и вернувшегося с того света клона! Когда я, то есть он, был в глубокой отключке, после удара током, автоматика сработала на опережение, списала потери и запустила цикл создания клон-единицы. Седьмой клон не стал разбираться и просто запихнул тело в морозилку. Но я не помнил этого, хоть убей. Видимо, действие было не столь важным, и семантический вариатор не стал включать его в лист загрузки следующим клонам.


В один из циклов перезагрузки и калибровки датчик температуры не сработал, и камера разморозила содержимое. Отлежавшись, Марти решил выпить кофе, и принять душ, пока кофеварка сделает порцию напитка. Заметив как я паникую, и потрошу мозги кофеварки с синтетиками, он решил повременить с "воссоединением" на сутки.  Оказывается, я довольно интересный собеседник. Немного расспросив друг друга мы сошлись во мнении, что сотрудничать не только выгодно, но и не скучно.


Шкала обновления приближалась к ста процентам. Через пару секунд я смогу видеть все, что творится на корабле. Но меня не покидало странное чувство. Слишком много совпадений с Марти. Так не бывает. Интерфейс звякнул и мигнул зеленым. Система исправна и готова к работе. Сегодня мы завтракали и трепались ни о чем, потом разошлись по ремонтным нарядам. Отлично, архив с записями из кухни нашелся практически мгновенно. Найдя нужный файл, я почти едва не включил его, но задумался. Датчики и сканы памяти синтетика ничего не дали. Только мое присутствие. Но ведь Марти, технически, был мной, а я им. Запросы на количество одинаковых жизненных форм постоянно обваливали систему в перезагрузку. После десятой попытки я плюнул и принял чудесное воскрешение Марти как данность. К тому же, работалось вдвоем куда как легче и продуктивней. Мечта интроверта - иметь друга, такого же, как и ты! Но, черт побери, я должен знать! Иначе окончательно свихнусь. Зеленый треугольник помигивал на экране коммлинка. Я на девяносто процентов был уверен, что будет на записи. Вернее, кого на ней не будет. Жизнь штука жестокая, особенно в космосе. Я хотел знать наверняка, но подтверждать свои опасения и быть правым, ценой потери друга я был не готов. Но и решимости включить запись у меня не хватало. Смахнув окно с архивом в сторону, я ткнул в иконку связи.


- Марти, приятель, как дела? - сдавленно просипел я в коммлинк. Поговорю с ним, а потом решу. - Может сделаем кофе-брейк? Марти, прием!


Тишина в эфире. Я снова позвал. И вновь остался без ответа.


- Система! - всплыло диалоговое окно с куцым искусственным интеллектом корабля. - Поиск синтетика эм-шесть дробь два!


Через пару секунд на схематическом изображении корабля замигала точка. Отсек гидропоники. Напор в водопроводе был меньше на тридцать процентов и Марти, взяв восстановленного синта, пошел посмотреть.


- Камера! - Коридор и дверь перед отсеком. В дверях лежит раскуроченный синтетик. - Статус!


Я прочел всплывшую информацию. Обширные повреждения, работает только резервный источник питания. Теперь точно не восстановить.


- Твою мать! - я бросился в оружейную. Еще одного ходячего мертвеца я не переживу!


Пока я бежал, пытался найти Марти по камерам. Ничего. Система снова сбоила. Значит, будем тыкаться вслепую. Оружейная комната была заварена. На стык пневмодверей был наплавлен слой металла в полдюйма, не меньше. Грубо, но эффективно. Ладно, совсем безоружным я не буду. Турбонож все еще со мной, и куда же в космосе без старой доброй монтировки? Не мешало бы броню, или усиленный скафандр, но бежать далеко. И, скорее всего, я наткнусь на такой же шов в дверях. Бросив бесполезные метания по «Орискани» я рванул в отсек гидропоники. По пути загляну в медблок, прихвачу расширенную аптечку.


Медблок встретил меня изгвазданными в крови стенами, месивом из ошметков мяса и внутренних органов. Тела из холодильников были буквально выпотрошены, некоторые части отсутствовали. А вот это уже серьезно. На хер аптечку! Не очень то и хотелось. Джесс, говна ты кусок, знал бы я, во что превратится мое путешествие, послал бы тебя на хер, вместе с твоим пропуском в лучшую жизнь! Надо подумать. Найти безопасное место и прикинуть дальнейший план действий. Вспомогательное техническое помещение на третьей палубе вполне подойдет. Кто-то хозяйничал на корабле за мой спиной, и довольно долго. А сегодня этот кто-то начал действовать. Ну почему в моей жизни столько совпадений?


***


Дверь открылась, вместо полутемной подсобки я зашел в освещенное помещение. С простым набором мебели, рабочим столом и стопкой голодисков на нем. Да что же это такое?! Осторожно подошел к столу. Чертежи корабля, схемы синтов, взрыв-схема клон-капсул, код системы видеонаблюдения и сенсорных датчиков. Пара вскрытых медпаков. Неосторожно задев рукой стол, я активировал голопроектор. Над столом высветился список записей. Ткнув наугад, я увидел на проекции свое лицо.


- Транспортный корабль Объединенного Космического Флота «Орискани». Джей-си триста семьдесят один. Вахтенный инженер первого ранга Марти Хат. Запись отчета по состоянию. С момента удара током прошло полтора года. Система списала меня как безвозвратные потери, как я уже говорил. Новый клон не помнил инцидент. Пришлось заблокировать шестую ячейку в морге. Забавно, ни один из них так и не проверил. По всей вероятности, система повреждена и в семантическое ядро и эмоциональные паттерны вносятся значительные изменения. С каждой новой клон-единицей я становлюсь другим, теряю воспоминания, получаю новые. Происходят необратимые изменения в психике. На контакт с новичками не иду, по причине невозможности прогнозирования реакции. Внес изменения в систему, что бы следующие клоны занимались исключительно мелким ремонтом в определенных зонах. Заблокировал оружейную и отсек с тяжелыми скафандрами…


Я не стал смотреть дальше, выбрал запись посвежее.


- Транспортный корабль Объединенного Космического Флота «Орискани». Джей-си триста семьдесят один. Вахтенный инженер первого ранга Марти Хат. Запись отчета по состоянию. Тела клон-единиц подвержены усиленному разрушению после значительных повреждений. Невозможно регенерировать структуру. Препараты помогают лишь отсрочить отторжение на клеточном уровне. Придется договариваться с последней клон-единицей. Черт, надо было раньше…


Включил последнюю запись. Пропустил стандартный протокол с идентификацией.


- …Дольше откладывать невозможно. Отмирание клеток развивается стремительно. Планирую перезапустить клон-капсулу, но для этого нужен биоматериал и источник питания. Придется собирать своего собственного франкенштейна. Скорее всего, материала не хватит. К десятому я привязался, но… Да еще придется пожертвовать одним из синтов. Жаль, еще одна пара рук лишней не бывает…


Понятно. Ублюдок ты, Марти! Мразь последняя. Я побежал в отсек с клон-капсулой…


***


- Ты хоть понимаешь, что произошло?! - Марти держал меня на мушке. Спер-таки из оружейной пистолет. - Мы с тобой копии, ущербные. Но я ближе к оригиналу!

- И что это меняет? - опускать руку с монтировкой я не спешил. Во второй руке я сжимал прорезиненную рукоять турбоножа. Лезвие было активировано и едва слышно жужжало.

- Я жить хочу!

- Я тоже!

- Смотри! - Марти протянул руку. Двух пальцев не было. Кожа на руке, обвисла, словно чулок, я даже не мог представить, как она там держалась.- Я гнию заживо, приятель! Мне осталось не долго, а у тебя пока полностью здоровое тело, оно покроет весь дефицит компонентов.

- И когда же ты собирался меня убить? - я покрепче сжал свое нехитрое оружие.

- Как закончу с приготовлениями, но ты уже и сам меня нашел.

- Марти, прежде чем ты выстрелишь, я хочу кое-что спросить, - во рту пересохло. Я с трудом проглотил колючий комок в горле. - Ты внимательно читал контракт? Ну, тот, который мы подписывали на земле?

- Не заговаривай мне зубы! - закричал Марти.

- Да послушай же ты! У вахтенного офицера имеется десять клон-единиц. В случае нештатной ситуации они активируются. Никто не будил оригинал! Мартин Хат спит в криокапсуле, на мостике, - я смотрел, как он меняется в лице. - Мы всего лишь копии, призванные устранить неисправность и сдохнуть. Ты помнишь, какого цвета был пропуск Джесса? Красный или зеленый? А что был за камень на кольце, которое мы дарили Эрин, алмаз или рубин?

- Прекрати! Я тебе не верю! - Марти был растерян. Видимо, у него паранойя и я попал в точку, хоть и блефовал.

- Проверь, коммлинк при тебе, выведи на экран контракт, пункт двенадцать, часть три. Раздел внештатная ситуация.


Марти поднял руку с тремя пальцами, что бы отдать команду. Он все еще смотрел на меня. Я ждал. В это время, кожа на его руке окончательно отделилась и с мерзким чавкающим звуком сползла на пол.


Я рванул вперед, занося над головой монтировку. Второй рукой я метил ножом в его живот. Марти замешкался, я уже подскочил к нему и ударил по руке, сжимавшей пистолет. Он вскрикнул и выстрелил, в бок сильно ударило и обожгло огнем. Меня чуть развернуло, удар ножом прошелся вскользь, распарывая комбинезон на брюхе, я снова ударил монтировкой, пробив голову противнику. Марти упал, кровь из раны текла по его лицу, заливая один глаз. Второй смотрел прямо на меня. На лице покойника застыло выражение обиды и непонимания.


…Из раны в боку текло не переставая. Я с трудом забрался в капсулу. Ноги по колено увязли в кровавой каше. Пришлось попотеть, вырезая и разбивая чип из головы Марти. Потом я закидывал более-менее целые части его тела в капсулу.


Господи, какое же это счастье, быть одному. На борту транспортника, битком набитым замороженными людьми, животными и растениями. Лететь сквозь невообразимые горизонты. К новой жизни, к новому чистому миру. С чистыми помыслами и новым телом. Ноев ковчег, версия два ноль. Я хмыкнул. Вновь стать самим собой... На хер этот ваш ремонт. Всегда мечтал просто лежать в гамаке, пить холодный коктейль и смотреть на звездное небо. Я отер лезвие турбоножа об рукав. Больше не хотел пачкаться кровью этого урода. Захлопнул прозрачную дверь. Автоматика сработает, и моя личность будет перезаписана в новое тело. Нащупал на рукояти ножа кнопку и нажал, активируя турбо режим. Лезвие превратилось в едва уловимый силуэт, кабину капсулы наполнило мерное жужжание. От своих рук я еще не умирал. Хм, это будет интересный и захватывающий опыт...



Текст мой, скриншот из фильма "Чужой: Завет" 2017 (не реклама же)

Счастливчик Фантастика, Клонирование, Космос, Длиннопост
Показать полностью 1
18

Славная традиция

- Сын, я расскажу тебе историю. - пробасил смуглый мужчина в годах, глядя на свет лампады, стоящей на верстаке. - Историю о нашем легендарном предке, Сендзивое из Остророга!

- Хорошо. - обреченно выдохнул мальчик лет четырнадцати, проворачивая медное ведро другим боком. - Ты мне никогда ее не рассказывал и вот опять…

- Не перебивай старших!

- Давай уже свою историю, не хочу снова полночи просидеть, дел-то невпроворот! Вон, ведро так и недолужено до сих пор! Как обряд проходить? Ты полуду готовить будешь, или языком чесать, дед старый?

- А знаешь, неблагодарный сын, я передумал. - отец бросил на верстак куски олова и гордо вскинул подбородок. - Пред твоим становлением как мужчины, Спытко, тебе не стоит набираться мудрости предков.

- О, святая Фаустина! - парень горестно поднял взгляд к потолку. - Прости меня, отец. Внемлю мудрости твоей.

- То-то же. - глаза старика довольно блеснули. Он приосанился и прочистил горло. - Я, Златогар Трновский, поведаю о славных деяниях Сендзивоя из Остророга!


Спытко тяжко вздохнул, и, отложив ведро, принялся собирать куски олова и свинца с верстака. Полуду опять придется самому готовить. Ладно, не впервой.


- Случилось это под самый Сочельник. Дюжина рыцарей возвращалась утром с обозом от данников по зимнему тракту. И тут, на них коварно напали лесные разбойники. Сиречь оборванцы и дармоеды! Был их бросок столь быстр и внезапен, что половину дюжины умертвили на месте, бесчестно расстреляв в упор с арбалетов. Остальные мужи принялись сечь неприятеля, щитами прикрываясь. Но столь многочисленны были вороги, что полегли все славные рыцари кроме одного. Сендзивоя из Остророга.


Спытко слушал отца в пол-уха, сноровисто срезая с крупных кусков мягкого металла стружку для тигля. Златогар, тем временем, настолько увлекся повествованием, что начал изображать героев в лицах.


- Прижали его к обозу, окружив двойным кольцом мечей. И воззвал рыцарь к ним, призывая атамана на бой. Явился тот лиходей, и бились они до самого вечера. Силен был атаман и выбил он оружие из рук Сендзивоя. Но не пал духом рыцарь! Ухватив медное ведро с обоза, размахнулся он, и ударом могучим вмял его в голову супротивнику! Взъярилась свора и кинулась на рыцаря. Пришлось ему отступить, и искать подмоги в ближайшем городе.


Златогар закашлялся, прочистил горло и продолжил.


- Вернувшись с новыми силами, Сендзивой отбил обоз с данью и воротился с почестями. Именно с тех самых пор, Спытко, отроки, готовящиеся вступить во взрослую жизнь, должны одним ударом медного ведра снести голову пугалищу поганому. Аккурат под Сочельник, ибо благостно вступать в новую жизнь в новом году!

- А я слышал другую историю, отец. - проверив жар в горне, и подсыпав угля, Спытко длинными щипцами поместил тигель с полудой в печь. - Будто бы пришли рыцари за данью в богатую деревню, а местные гнали их ссаными тряпками до самого Щецина! Из всех богатств только вот ведро и досталось. И до драки между соседями доходит, когда выясняют чье ведро «то самое»!

- О, курва! А ну цыц! - Златогар отвесил мощный подзатыльник сыну. - Молод ты еще, для речей таких крамольных! Сначала мужем стань!

- Завтра уже стану! - Спытко потер затылок. - А как нарекут меня, так надуюсь пива и за бороду тебя оттаскаю! Топай спать, я сам тут закончу!


Златогар, кряхтя и бранясь, встал из-за верстака, надел полушубок, и вышел из мастерской в морозную ночь. Лишь луна и звезды видели, как он плакал от гордости за бойкого, сноровистого и смелого сына. Такой в обиду не даст и сам не пропадет!


Пока отец брел к дому, Спытко быстро залудил внутреннюю часть ведра. Подумав пару секунд, он вылил остатки металла и, покрутив ведро, распределил равномерным слоем по дну. Чем тяжелее ведро, тем сильней в итоге удар. На сегодня все. Осталось только прибраться в мастерской и, уже завтра, надраить это курвино ведро до ослепительного блеска.

Рассказ мой, ведро на картинке из интернета.

Славная традиция Авторский рассказ, Юмор, Стилизация, Длиннопост
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!