BuhBuhov

BuhBuhov

пикабушник
Все, что не делается, то лень!
пол: мужской
поставил 51406 плюсов и 556 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 4 редактирования
38К рейтинг 2458 подписчиков 6549 комментариев 37 постов 19 в "горячем"
1 награда
более 1000 подписчиков
262

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни.

Продолжение этого поста.


Лесной пожар, это стихийное бедствие. Наверное, нельзя сравнить его с извержением вулкана, цунами или торнадо. Но. Чтобы там не говорили, а человек лесной пожар потушить не может. Когда я разговаривал об этом с парашютистами, которые уже несколько лет работали на тушении пожаров, то они говорили, что теоретически такая возможность есть. Если есть пара бульдозеров, несколько помп для подачи воды и рядом хороший водоем, большое количество людей.… То есть, при некоторых идеальных условиях, потушить все-таки, наверное можно. Вот только где взять в тайге бульдозер? Да и озера с реками не на каждом шагу, а уж людей так вообще десяток, это в лучшем случае. И помпа есть, только рукав у нее сто, ну двести метров и все. А пожар тянется на несколько километров.

Поэтому, люди могут сделать только одно. Остановить пожар. Не дать ему распространяться дальше. Или как любят говорить официальные лица – локализовать.

Пожары бывают трех видов.


Верховой пожар:

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Это северный пушной зверек, товарищи. Песец. Пламя высотой 30 метров, ревущее, дымящее, стреляющее как ветками, так и стволами деревьев, это ужас. Рядом, (в смысле метрах в ста-ста-пятидесяти, ближе опасно) находиться некомфортно, жарко и просто страшно. Плюс, верховой пожар может, очень быстро распространятся. Но к счастью, верховые пожары очень редки, нужен сильный ветер. Я лишь однажды в жизни его видел. Это было задолго до того, как я пошел работать в лесоохрану. И это хорошо, не представляю, чтобы мы делали, столкнись с таким пожаром. Хотя, представляю. То же самое, что и делали на всех остальных пожарах. Только это было бы опаснее.

Итак, наиболее часто встречающийся вид лесного пожара низовой:

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

По сути это большой, длинный костер, который потихоньку движется по направлению ветра, пожирая мох, траву, валежник, нижние ветки и кору деревьев. Деревьям к сожалению, придет кирдык. Повреждения коры и корней приведут к тому, что они засохнут. Опасности для человека такой пожар не представляет. Можно ходить между кострами, перепрыгивать через них. Главное не лезть в задымленные места и следить за деревьями в оба глаза. Поскольку сгоревшие корни часто не могут удержать дерево, и оно падает. Вот главное чтобы вы не стояли в месте, куда оно упадет. Ну и начальство ругается, если ты слишком глубоко лезешь, куда не надо.

Как это все тушить? Если есть бульдозер, то просто вспахивается полоса земли вдоль горящего фронта. А потом, пожарные ходят, вдоль этой полосы тушат мелкие искорки, которые изредка перелетают через полосу. Если бульдозера нет, то берется лопата и… Пару километров полоску земли шириной хотя бы в штык. В общем, это самый трудоемкий процесс. После того, как полоса готова, можно поджечь лес у полосы со стороны пожара. Да. Поджечь. Чтобы горело навстречу. Называется «Встречный пал». Очень сильно облегчает работу пожарных и уменьшает время тушения пожара. Как говорил наш инструктор - что сгорит, то не сгниет! После того как основной вал огня остановлен, ждем пару дней патрулируя границы пожарища. Когда сгорело все, что могло сгореть идем на пожарище и тушим, тушим, тушим мелкие очаги. Так, чтобы даже дымок не поднимался. Как тушим? А очень просто. Кирзовым сапогом!

Нет, конечно, выдается специальный инструмент. Резиновый квадратный мешок с большой горловиной и лямками. Ранцевый огнетушитель. В него помещается 20 литров воды. Дальше шлангочка и насос, по типу велосипедного. Ты его качаешь, а из торца бьет тонкая струя воды. Ну, можно переключить, и будет разбрызгиваться зонтиком.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Вот только беда в том, что воды как правило, рядом нет. Вот то, что на картинке реально… Пару раз псыкнуть из огнетушителя, чтобы пламя сбить, а потом просто затоптать. К концу первого сезона мои кирзачи были похожи на блины. Подошвы от жара разъехались в стороны, ребра протектора под жаром сплавились в гладкую поверхность, кожа полопалась, и между ними было видно гвозди. Короче, не знаю как сейчас, а в то время кирзовый сапог десантника-пожарного это наше все!


Первый мой пожар приключился в районе крохотного поселка, в котором раньше был оленеводческий совхоз. Поселок ныне официально не существует, поскольку совхоз приказал долго жить, несколько тысяч оленей забили и распродали на мясо, а оленеводы перебрались в поселки побольше. Большинство спились. Ну.… Не, будем о грустном.


На тот момент оленеводы еще жили в поселке и у них было кладбище. Так вот пожар двигался в сторону кладбища. И оленеводы начали звонить в администрацию района. Ибо священные предки и все такое. Администрация, в свою очередь накрутила хвост нашему начальству, а наше начальство закинуло весь отряд в полном составе – спасать кладбище. Пожар был большой, от воды пару километров, бульдозер хоть и обещали, так и не пригнали. В общем, первые сутки мы полным составом даже спать не ложились. Хотя, отправили пару человек, чтобы они установили палатку и подготовили нам место для жилья, приготовили еду, соорудили туалет, умывальник и прочие необходимые вещи.

Остановить пожар удалось лишь к одиннадцати часам следующего дня. И мы, отправив патрулировать тех, кто были на хозяйстве, попадали спать.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Две недели мы, разбившись на две группы, посменно ходили на пожар тушить, работая по 12 часов в сутки. Лагерь был разбит на берегу реки Вилига и как раз только-только начинался нерест красной рыбы. Красную икру ели как таможенник Павел из фильма «Белое солнце пустыни»:

- Опять ты мне эту икру поставила? Не могу я ее каждый день проклятую есть.

Впрочем, хлеб нам подвозили регулярно, так что проблем не было.


Вообще, тушение пожара штука двоякая для лесоохрановца. С одной стороны, это нудная, противная, тяжелая физически работа. С другой стороны, если пожаров нет, то ты сидишь в конторе целыми днями и нифига не делаешь. А раз не делаешь, тебе не начисляют премию, не начисляют суточные, командировочные, не выдают сухпай. А лишняя банка консервов в девяностые никак лишней не была. У вертолетчиков нет нужного налета часов, у начальника снижается бюджет на расходы. В общем, нет пожара – всем плохо. В первый сезон, когда я работал, пожаров было в самый раз. И отдохнуть успевали и поработать хорошо, чтобы иметь неплохую прибавку. А вот на следующий год пожаров не было. Совсем. Сидеть целыми днями на базе было печально и скучно. Бильярд и теннис надоели хуже горькой редьки. Если поначалу занимали очередь, чтобы поиграть, теперь столы частенько стояли без дела. Завхозу помогли вынести все из склада, вымести и вновь все сложить. Разобрали и смазали бензиновые помпы. Все палатки зашили и постирали. Хотя, пользовались мы только одной десятиместной палаткой.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Пару раз в месяц правда, загружались полным составом в вертолет и летели на облет территории. То есть поднимались повыше и высматривали хотя бы маленький дымок. Как назло, дымков не было. Однажды, второй пилот высунулся из кабины и спросил, не желает ли кто вертолетом порулить? Конечно же желающих нашлось несколько человек. Я в том числе. Второй пилот уступал свое место, и разрешалось немного пошевелить штурвалом и понажимать педали. И если штурвал довольно жестко контролировал первый пилот, то на педали я понажимал от души. Не так чтобы уж очень сильно, но ощутимо чувствовалось, как хвост вертолета движется влево-вправо.


Иногда мы приземлялись где-нибудь у реки и ловили рыбу. Почему бы и нет? В округе поселка тоже рыба водится, но там она распугана, да и рыбаков много. А тут до ближайшего человека 200-300 километров, лови не хочу.

Вот рыбка:

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

А вот грибочки:

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Однажды вот так приземлились, и начальник велел выгружать снаряжение. Все в недоумении – зачем выгружать? Пожара ведь нет, что мы тут делать будем? Но приказ есть приказ, выгрузились. Вертолет взлетел, ненадолго завис над небольшим островком посреди реки, в открытую дверь высунулась рука с пистолетом-ракетницей и выстрелила в залом из сухих деревьев. И вертолет улетел. Две недели, пока островок горел, мы ловили рыбу, собирали ягоды, грибы, у кого были ружья ходили на охоту. Оленя убили. Правда, олень сам к нам пришел прямо в лагерь. Видимо людей раньше не видел. Про всяких там глухарей и куропаток вообще молчу. Ну и я же говорил про суточные, командировочные, премиальные?....


Остался последний вид пожара. Подземный.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Тут боковой выход, когда стоишь над таким пожаром, его вообще не видно. Так… Кое-где поднимаются дымки. Благо, в нашей местности не бывает торфяников в несколько метров глубиной. Однажды, мы несколько дней бегали по полю и тушили то тут, то там вспыхивающую траву. Посреди поля был небольшой вал, метра полтора высотой. И вот когда мы через него переходили, я туда по грудь и провалился. Прямо вот в это вот красное адское пламя. Хорошо, что я был не один и парни меня тут же подхватили под мышки и выдернули. На мне были болотные сапоги поднятые по самые яйки до самого верха. И плотная брезентовая курточка, так что я практически не обжегся. Но тот жар, что я успел почувствовать за пару-тройку секунд, я не смогу описать словами. И не забуду никогда.

Начальство, узнав об этом, велело плюнуть на этот пожар и собирать манатки. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь погиб. Благо торфяник располагался на излучине реки. С одной стороны вода, с другой голая, каменистая сопка. Огню некуда было распространяться, потому можно было с чистой совестью оставить его догорать и тухнуть самому.

Ну вот наверное и все. Теперь вы знаете о лесных пожарах то же самое, что и я.

Всем добра. Пусть пожары обходят вас стороной.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Будни. Авиа, Лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост
Показать полностью 8
117

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение.

На Колыме, тайга не такая как в Сибири. Местность горная, сопки скалистые, фактически голый камень, поросший твердым мхом. Распадки промыты тающим все лето снегом (да-да, если лето не слишком жаркое, то порой местами снег так и не успевает растаять до зимы). А вот где есть вода, там уже что-то растет. На сопках это обычно кусты карликовой березы и стланика. Стланик, это такая елка. Только куст. Когда зимой на него ложится снег, под его весом ветки укладываются на поверхность земли, да так и зимуют, пока солнышко не позволит им освободиться и вновь выпрямиться. Порой, заросли стланика тянутся по бокам сопок на несколько километров.

Зато в долинах, где текут мелкие, горные реки настоящее буйство природы. Вот как-то так, река Сугой, впадает в Колыму:

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Тополя, березы и конечно лиственница. Очень прочное, куда прочнее дуба дерево. А вместо листьев у него иголочки. Только иголочки не такие как у ели или сосны, а мягкие. Как листики, только иголочки. В детстве мы их ели, пока они молоденькие.

В общем, местами заросли такие густые, что пройти через них не получится. В зарослях валяются старые, поломанные деревья, засохшие мелкие деревца, которые не успели вырасти, и оказались в тени более шустрых собратьев. Кроме того, на берегах рек часто скапливаются упавшие в воду деревья, которые течением прибивает одно к другому и стволы лежат так годами, очень хорошо высыхая на ветру и солнце, они становятся очень горючими.

Вот вам фоточка местного жителя на фоне зарослей и сухих заломов. Молоденький и глупый, человека не боится еще.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост
АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Ну, и как вы понимаете, что если этот лес загорится, то будет гореть очень хорошо.

В середине девяностых, я сидел без работы. У меня было двое детей, я только получил диплом о высшем образовании, а опыт работы у меня был только слесарем да кочегаром. Я хватался за любую деятельность, лишь бы как-то поднять благосостояние семьи. И вот прошел в поселке слух, что набирают людей на сезонную работу в местное отделение авиа лесоохраны. Ну, что же. А почему бы и нет? И как итог, в моей трудовой книжке есть две записи о том, что я принят на должность десантника-пожарного в районное авиа отделение. Две потому, что я отработал два сезона. Принимали на работу только на лето, с начала мая по конец сентября.

Набрали нас 8 человек. Плюс на постоянной основе там работали два парашютиста-пожарных (ну, то есть они уже профессионалы, в отличие от нас, сезонников), начальник авиа базы, завхоз, два пилота вертолета и борттехник. Пилоты в отделении появлялись очень редко, вертолет стоял в аэропорту и, на базе им было, в общем-то, нечего делать. Борттехник тот вообще не выползал из аэропорта и нянчился со своим вертолетом как с ребенком. Мы же приходили на работу к восьми утра и осваивали премудрости пожарного дела. Впрочем, премудростей там не много, потому по большому счету мы тренировались с утра час-другой и потом пинали балду. Благо на базе стояли бильярдный и теннисный столы и было чем заняться. Естественно, что это в том случае, что в округе не обнаружены лесные пожары.

Тренировки заключались в том, что мы практиковались надевать подвесное устройство на себя, потом залезали на вахтовку в гараже, высотой метра четыре, цепляли трос за крюк в потолке и имитировали спуск с вертолета. Подвесное устройство, это система ремней, которые хитрым образом оплетают человека, в результате он в этом подвесном устройстве сидит (по типу парашютного, но с креплением на груди, а не плечах). К подвесному устройству крепилось спусковое устройство на груди, в которое запускался трос. И в зависимости от веса десантника заводился через ролики. Вот как-то вот так:

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Это уже более современный вариант, у нас были попроще. Но принцип абсолютно тот же. Эта штука у вас на груди (на нее еще жестяной кожух одевается, так что трос никак не выскочит), а свободный конец троса в правой руке. Если вы потянете трос рукой, то спуск замедлится вплоть до остановки. Тут, как говорится «Но есть ньюанс». Пока вы спускаетесь с высоты 5-7 метров, ваш трос (кстати, трос тоже сматывался хитрым образом, чему нас тоже учили) большей частью лежит на земле. А вот когда вы десантируетесь с высоты метров 30-40, трос висит в воздухе и своим весом тянет даже без помощи ваших рук. На правую руку, кстати, одевается специальная перчатка, с нашитыми в области ладони кожаными накладками. Потому как от трения об трос, она нагревается и без накладок либо ожог заработаешь на ладони, либо не выдержишь и отпустишь и полетишь к матушке земле значительно быстрее, чем надо. Убиться не убьешься, но ноги переломаешь.

В общем, тренировались мы пару недель, спускаясь с крыши вахтовки, а потом нас взяли, да и отправили в командировку на центральную авиабазу в «соседний» поселок. В кавычках потому, что 450 км. Но там это не расстояние. И вот тут началось самое интересное. Все по взрослому. Настоящий вертолет Ми-8, настоящий спуск с настоящей высоты.

Поскольку на тренировки собрали отряды со всей области, из каждого района свой, то спуски выродились в некий соревновательный процесс. Итак, десантирование.

Вертолет висит на определенной заранее высоте, о которой предупреждает выпускающий. Первые спуски были пять-семь метров. Потом 15, потом 25-30 и финальные, как бы завершающие спуски - с сорока. Этот спуск был экзаменом, если не смог, то потом тебя не допустят к спускам, особенно в реальных условиях на пожаре. В день проходило два-три спуска, учитывая, что все мы сделали по 15 спусков, мы там больше недели этим занимались.

Подходит твоя очередь, встаешь, пристегиваешь спусковое устройство к подвесному. Выпускающий осматривает, чтобы все было правильно. Я на первом спуске ухитрился прицепить устройство не к подвесному устройству, а к поясному ремню. Волновался видимо. Выпускающий посмотрел на меня как на идиота. Я тут же понял ошибку и исправился. Потом, конец троса цепляешь карабином за балку, которая выступает над дверью вертолета. А длинный конец бросаешь вниз. (Если трос не развернулся, а запутался, то стыд и позор. Спуск отменяется, трос сбрасывается, там внизу его подберет инструктор. А ты остаешься в вертолете до посадки.) Если все в порядке, то садишься на пол, свесив за борт ноги. И плавно переносишь свой вес на веревку. Зависаешь, удерживая трос. А потом начинаешь его отпускать. И вжух! Но как это бывает в жизни, не всегда все проходит гладко. И порой десантник зависает между небом и землей. Причина в основном не правильное заведение троса между роликами, но бывает и утолщения на тросе, тогда вообще, как ты свой трос каждый сантиметр не изучил? И вот если вжуха не получилось, и ты застрял, то свободный конец троса закидываешь петлей вокруг специального уха на спусковом устройстве и фиксируешь трос так, что он уже не может скользить. После чего раскидываешь руки в стороны. Все. Ты застрял, пилоты выносят тебя из условно опасной зоны и опускают на землю. В общем, тоже стыд и позор.

В момент касания с землей, надо навалиться всем весом на спусковое устройство и дернуть его вниз изо всех сил, чем ниже стащишь, тем лучше. Потому, что вертолет не висит идеально на одной и той же высоте. Его качает вверх-вниз порой на метр. И если ты не сможешь обеспечить провисание троса, то не сможешь его отцепить и будешь болтаться как мешок у самой земли. Пилоты, конечно заметят и снизятся, но это произойдет не в ту же секунду и тебя может приложить об землю пару раз. Что тоже, стыд и позор.

Чтобы не позориться, в нашем отряде запускали тросы с уменьшенным весом. То есть я, допустим весил 80 килограмм, а трос закладывал как на 70. Скользили быстрее, да и сдернуть в момент касания устройство гораздо легче… Дураки конечно. Никакого стыда и позора конечно же не было в том, чтобы поступать по инструкции, но хотелось показать другим, что мы самые лучшие.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

На фотке кстати, типичные ошибки новичка. Ноги должны быть вместе, чтобы не подвернуть в момент касания с землей, а правая рука должна удерживать трос справа внизу, тут же он вцепился ей выше спускового устройства. Хотя конечно, может быть у него какое-то другое спусковое устройство.

Когда я спускался с сорока метров, это было нечто. Выглянув в дверь вертолета, я инструктора внизу не сразу заметил. Букашка на асфальте с высоты человеческого роста выглядит больше. Сесть на бортик и свесить ноги было еще нормально, а вот перенести вес и зависнуть… Когда завис, начал отпускать трос, чтобы поехать вниз, отпустил. Как висел, так и вишу напротив вертолета. Веса всей длины троса хватило, чтобы удержать меня на весу, пришлось толкать трос в спусковое устройство. Но через пару-тройку метров дело пошло. Да пошло настолько хорошо, что стало жутковато. Ветер свистит, трос ползет, перчатка греется. И чем дальше, тем скорость спуска выше, трос короче, усилий для торможения надо прилагать все больше. Перчатка уже горит, дым валит сизый, воняет паленой кожей, руку жгет, а до земли еще далеко… Когда до поверхности от моих ног оставалось метра три, я все-таки трос отпустил и довольно ощутимо приложился ногами об землю.

В следующем году, я наученный горьким опытом, когда спускался с этой высоты, одел две перчатки. Правда, чтобы тормозить из-за двух перчаток приходилось сжимать веревку с значительно большим усилием, но это длится недолго, можно и потерпеть.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Все эти тренировки занимали в день часов пять. С дорогой на полигон и обратно. Остальное время орава мужиков болталась по территории базы и маялась бездельем. Поселок чужой, знакомых нет, в гости не сходишь. Лично я тёрся вместе с нашими парашютистами. Укладывали-перекладывали парашюты. Они ведь тоже тренировались, только прыгали не с вертолета, а из грузового АН-24. Фактически на том же полигоне что и мы. Только мы с утра делали спуски, а парашютисты после обеда. И многие из десантников крутились там же, «болели» за своих. Расстилали на поле простынь, и парашютисты стремились приземлиться в ее центр (хоть это было совсем не обязательно, но соревнование же!). Отношение профессиональных парашютистов очень сильно отличается от отношения спортивных. Для них это работа. Опасная, но работа. Нет необходимости попадать точно в цель как у спортсменов, главное не угодить в лес, который рос в полукилометре. Ну, а простынь это так, понты. Хотя на самом деле, это очень красиво, когда ты стоишь внизу и, рядом с тобой опускается человек на парашюте. Спускается он довольно быстро и кажется, что вот-вот он хряпнется на землю, но в последний момент он делает взмах руками, тянет на себя клеванты (прямо как крыльями взмахивает) и парашют надувается, увеличивается в размере, а парашютист зависает в нескольких сантиметрах над землей. И плавненько так – тюк! Становится на ноги даже не покачнувшись. Не всегда конечно так получалось, был случай, когда одного из них тащило ветром по грунтовой дороге и, он сильно ободрал себе ноги об камни. Но в основном они практически всегда прилетали куда надо и даже не падали на землю. Парашюты были у всех «крыло», так что управляемость у них была нормальная.

А еще, на базе, почти у входа в общежитие стоял лопинг.

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост

Два кольца, одно вращается по горизонтали, второе внутри первого по вертикали. Тут конечно красивый, покрашенный и современный. Там конструкция была попроще и местами ржавая. Вместо красивых ремней были обычные брезентовые полоски. Вставляешь ноги в ремни, просовываешь руки в петли и пожалуйста. Шесть степеней свободы. Я в первый же вечер залез в него и крутился практически каждый день по полчаса. А чего… Вечерами делать нечего, с вестибюлярным аппаратом у меня проблем никогда не было, а молодость компенсировала силы, потраченные на бесплатный аттракцион. Как ни странно, никто кроме меня даже не попытался залезть в это дявольское устройство, даже парашютисты.

Однажды, пилоты самолета пришли к парашютистам в гости. С парой бутылок. Ну, а поскольку я с парашютистами постоянно общался, то пригласили и меня. И вот выпили мы, сидим болтаем о том о сем, ну я и высказал желание прыгнуть с парашютом. Пилоты на меня просто уставились:

–Так ты же парашютист!

– Нет, десантник я.

– Ну, как так-то? Я же сам видел, как ты на лопинге крутишься! Да ни один парашютист лучше тебя не сможет!

В общем, пилоты пообещали на следующий день взять меня в самолет и позволить прыгнуть. Для тех, кто сейчас начнет орать, что это невозможно, что там контроль и порядок, что никто не позволит и т.д. Просто скажу, что это была середина девяностых и, что это был крохотный таежный аэропорт, в котором было два диспетчера, уборщица и начальник порта. Вот он-то и обломил нашу затею. Когда я уже сидел в самолете, за спиной имея круглый парашют, а на груди запасной, когда АН-24 уже прогревал двигатели, из здания аэропорта выбежал начальник и, потрясая кулаками, бросился к самолету. Что он там орал останется тайной, потому как за ревом двигателей не было слышно. Но пилоты не стали взлетать. По рации получили запрет от диспетчера. Ну и пришлось мне покинуть самолет. Откуда начальник порта узнал, что я собрался прыгать, тоже неизвестно, видимо кто-то доложил. Так что, я так и не осуществил мечту юности, прыгнуть с парашютом.

Когда все тренировки были окончены, нормативы выполнены, инструктажи проведены, наш отряд вернулся домой, в свой поселок к родному бильярду и теннису. Ожидая вылета на пожар. И он не заставил себя ждать.

Но об этом уже в следующем посте.

Первые три фотки и фотка белочки сделаны одноклассником моей жены несколько лет назад. Надеюсь, что он не будет против того, что я их выкладываю.

Где белочка? А вот она:

АВИА ЛЕСООХРАНА. Обучение. Авиа лесоохрана, Пожар, Реальная история из жизни, Длиннопост
Показать полностью 7
127

Персональные данные.

На прошлой неделе пришло уведомление от почты, что необходимо прийти и получить заказное письмо. Подумал, что штраф от ГИБДД, хотя странно, обычно я получаю штраф в госуслуги гораздо быстрее, чем он реально приходит по почте. Я не часто нарушаю, но все-таки бывает (стоп-линия там, скоростной режим). Сегодня выдалось время и я решил забрать письмо. Для чего таки прочитал уведомление внимательно. И был очень удивлен, что уведомление оказывается не от "Почта России", а от какой-то конторы, которая называется "Воронежская почтовая служба". И находится оно совсем не рядом с моим домом.

Придя в это заведение, получил чуточку хамства (блин, на "Почте России", не видел такого), но не суть. Вручили мне квиточек, в котором надо указать паспортные данные. И написано, что заказное письмо мне от организации "ГАЗПРОМ". Так и написано в квитке - ПИСЬМО ОТ ГАЗПРОМ. Большими буквами. Ну, я без задней мысли заполнил уведомление и собрался уже расписаться, когда гляжу - под подписью, что-то очень мелким шрифтом. А я без очков. В общем, путем сужения левого глаза, кое-как разобрал надпись, что подписывая сей документ, я разрешаю хранить, обрабатывать и использовать мои личные данные. Девушка (хамка (чуточку)), куда-то запропастилась и пришлось ждать пару минут. Когда она пришла, я задал вполне резонный вопрос - На каком основании, вы хотите использовать мои личные данные? На что получил ответ - Не хотите давать свои данные? Оставьте свой телефон!

Я говорю - Я вообще не жду писем от газпрома. Задолженностей по ЖКХ у меня нет, с чего я должен предоставлять свои паспортные данные какой-то левой конторе, которая хочет вручить мне заказное письмо неизвестно от кого?

- Не хотите, не получайте.

Я старательно вымарал ручкой номер паспорта, который уже написал, оставил бумажку и ушел. Сейчас жалею, надо было сфотать это произведение бумажного искусства. Был бы пруф. :)

А теперь вот сижу и думаю... Может мне газпром хотел подарить свои акции? И я прозевал единственный момент в своей жизни, когда мог продать эти акции и уехать на Канары?

415

Армейский дзен. Или кто в армии главный.

Поспорил я тут с товарищем @AHTOH.KG,  по поводу формы одежды в армии и вспомнилась мне одна история.

Дело происходило в отдельностоящей роте в конце восьмидесятых. Перестройка во всю шагала по СССР, хотя следов развала Союза еще не наблюдалось.

Из офицеров у нас был только командир роты, да замполит после института призванный на два года в звании лейтенанта. Такой же срочник как и мы, только немного постарше и офицер. Всем в роте заправляли прапорщики. Ротному было лет 25-26, замполиту чуть меньше. А вот среди прапорщиков возраст был другой. Самому молодому было 35, остальным всем было за сорок.

В общем, служили и служили. В меру раздолбайничали, в меру бегали в самоволки по девкам, бывало и побухивали, но редко и осторожно, чтобы не спалили отцы-командиры. По выходным ходили в увольнения, выбирались в город в кино, или опять же по девкам.


Квартиры офицеров и прапорщиков находились в шаговой доступности от казармы. Ну, то есть максимум в паре километров. По этой причине практически никогда ночью в роте никого из старшего командного состава не оставалось. Дежурный офицер или прапорщик командовал отбой, дожидался когда большинство солдат засопит в своих койках и отваливал домой, к семье. Следующий дежурный приходил перед подъемом на следующий день. Соответственно солдаты ночью были предоставлены сами себе. Что очень радовало местных одиноких дам. Ну, да ладно. Про что ни начну рассказывать, все разговор на баб переходит. Женщины простите, что так грубо вас называю, это оттого что я неотесанный болван и служил в стройбате.

В общем, худо-бедно отслужили мы год, привыкли уже к тяготам и лишениям воинской службы, научились ходить строем, петь армейские песни одновременно печатая шаг по плацу и застегивать верхнюю пуговицу воротника при приближении начальства. Когда на нашу голову свалилось несчастье. Слон сказал не разобрав - Видно быть потопу! В общем так один жираф... Ой, это не отсюда.

Не знаю, чем думали армейские боги, но в наше тихое, спокойное существование пришла беда. Бедой был лейтенант, только что окончивший училище.

Армейский дзен. Или кто в армии главный. Советская армия, Реальная история из жизни, Офицеры, Прапорщик, Длиннопост

Представьте себе парнишку, который добровольно в 16 лет поступил военное училище. Не в летное, не в космическое или какое-нибудь инженерное. В пехотное. Вот мне в 16 лет такая мысль никогда бы в голову не пришла. Но люди разные. И вот человек добровольно заперший себя на пять лет в казармах училища проходит учебу, где ему вдалбливают понятия о чести, долге, достоинстве. А главное, ему вдалбливают, что все в армии должно происходить по УСТАВУ. И никак иначе. И видимо ему это вдолбили настолько хорошо, что он стал требовать исполнения Устава до последней буквы и от нас.

Нет. Обязанности солдата и сержанта я знал наизусть (я хоть и был рядовым, но сержантов не хватало и я командовал отделением), да собственно все знали. И честь при встрече с офицером отдавал. И в увольнение ходил чисто выбритый и подшитый. Но в случае с нашим лейтенантом эти простые вещи превратились в кошмар.

Устав он требовал выучить ВЕСЬ. Учитывая, что существует устав боевой, строевой, Устав гарнизонной и караульной службы. И еще какие-то, я уж не помню. Несколько вот таких книжечек:

Армейский дзен. Или кто в армии главный. Советская армия, Реальная история из жизни, Офицеры, Прапорщик, Длиннопост

Ему так и не удалось заставить солдат его выучить, но он постоянно пытался это сделать.

Воинское приветствие необходимо было отдавать как положено по уставу. Переходя за 5-6 шагов на строевой шаг, принимать положение “смирно”, и подняв правую руку к козырьку шагать мимо, поедая глазами начальство. Если вы, по мнению лейтенанта недостаточно четко чеканили шаг, или не дай бог не так смотрели на него, то он заставлял все переделывать. То есть, бегом возвращаетесь на исходную позицию и все повторяете. Несколько раз, пока ему не надоест. Ну или пока он не сочтет, что вы все сделали правильно.

Уход в увольнение выглядел вообще издевательством.

Как это выглядело у других прапорщиков и офицеров. В 10 утра у канцелярии выстраивалась небольшая очередь из тех, кому по графику положено увольнение. По очереди заходили в кабинет, там дежурный офицер/прапорщик на вас смотрел, делал вывод, что вы чисто выбриты, прилично одеты и выписывал увольнительную. Если что-то не нравилось, то отправлял исправить недостатки, после чего опять же выписывал документ. Вся процедура занимала минут 10. Ну, если кто-то гладил штаны или перешивал подшиву, тот мог немного дольше задержаться, но остальные уходили сразу.

Как происходила отправка в увольнение, когда дежурил лейтенант. Он строил всех увольняемых на плацу и начинал осмотр по порядку. Если к примеру на третьем бойце он обнаруживал, что тот не брит, осмотр прекращался и боец отправлялся бриться. Мы же стояли на плацу и ждали. После того как боец возвращался, осмотр продолжался. Если еще кто-то оказывался небрит, то опять ожидание. Вторым кругом шел осмотр подшивки, потом осмотр чистоты сапог, потом наличие носового платка, потом наличие расчески. Каждый раз, когда у кого-то что-то было не так, осмотр прекращался и мы стояли и тупо ждали, когда недостаток будет исправлен. Уход в увольнение затягивался на пару-тройку часов, а ведь это наше законное время, когда мы должны строить глазки девчонкам на улице, а не стоять на плацу… И только когда все недостатки были устранены, он отправлялся в канцелярию где садился выписывать увольнительные для всех. А мы все стояли на плацу и ждали.

В общем, я наверное уже сумел донести до вас манеру поведения лейтенанта и уровень нашей “любви” к этому офицеру. Потому, перейду к самой истории.


Как-то ночью, часа в два, я возвращался из самоволки. Войдя на КПП, я понял что попал на гауптвахту, поскольку там сидел наш лейтенант и смотрел как я вхожу. Ну что ж. Мне не привыкать, вхожу и докладываю:

- Рядовой Бухов из самовольной отлучки прибыл! - лейтенант как-то печально посмотрел на меня и назвав по имени (чего за ним сроду не водилось, он с солдатами на “Вы” разговаривал) произнес:

- Бух, ты не знаешь, где можно водки взять? - У меня отвисла челюсть и я на пару секунд онемел, но потом все-таки сообразил что к чему и ответил:

- Водки ночью не купить, а вот где самогон продают, знаю. Тут есть недалеко.

Лейтенант полез в карман и достав смятую пятерку протянул мне:

- Слетай, а? - Потом пошарил в кармане брюк и вытащил оттуда огурец:

- У меня и закуска есть.

Для меня эта ситуация выглядела горячечным бредом. Чепухой. Чем-то невозможным. Все равно, что в полночь взошло солнце. Но я не стал задавать вопросов, взял пятерку и упылил к ближайшей бабке-самогонщице.

Вернулся я быстро, минут через десять. За это время лейтенант где-то нашел два граненых стакана и порезал огурец на кружочки.

Армейский дзен. Или кто в армии главный. Советская армия, Реальная история из жизни, Офицеры, Прапорщик, Длиннопост

Я отдал бутылку, он выдернул из нее бумажную пробку и разлил по полстакана в каждый. Один протянул мне:

- Давай.

В общем, чокнулись и вздрогнули. И тут я понял, что пора задавать вопросы:

- Товарищ лейтена… - Летеха взмахнул рукой прерывая мой вопрос и произнес:

- Витя. Я просто Витя. Конечно на плацу не надо меня так называть, но когда мы наедине, можешь обращаться ко мне по имени. Мы ведь ровесники. Ты даже старше на пару месяцев.

Я призывался в армию на полтора года позже, потому мне было уже почти 21.

- Хорошо Вить. Слушай, а что случилось-то? Ты чего такой странный?

Он опять печально посмотрел на меня и сказал:

- А…. Ну да. Ты же еще в казарме не был. Пойди, сходи. Когда вернешься, еще по стаканчику пропустим.

Казарма у нас была трехэтажная. На первом этаже раздевалка и сушилка. На втором каптерка, комната боевой подготовки, ленинская комната. В торце коридора, зарешеченная пирамида для автоматов. Но автоматов там не было, все оружие хранилось в батальоне, потому пирамида стояла пустая, хоть и запертая на замок. На третьем умывальник, канцелярия, тумбочка (та, на которой стоит дневальный), ну и собственно казарма, куча двухъярусных коек. В закутке были еще теннисный и бильярдный стол. По выходным, кто не попал в увольнение знатно резались в эти игры.

Когда я вошел на первый этаж, то почти сразу начал понимать, что случилось.

Прямо перед входом, на полу, на грубой кафельной плитке красного цвета, сладко спал прапорщик. Слегка похрапывая, причмокивая губами и подложив под голову руку. И от него знатно несло алкоголем.

Второй прапорщик обнаружился на втором этаже у входа в ленинскую комнату. Он точно так же спал, с той только разницей, что не на плитке, а на линолеуме. А вот третий меня удивил. Он лежал на лестнице между вторым и третьим этажом. Тоже спал. Но лежал он головой вниз. То есть ноги на верхних ступенях, а голова почти на межэтажном перекрытии лестницы. И он обоссался. Струйка мочи стекала рядом с его головой и где-то в районе второго этажа заканчивалась небольшой лужицей на ступеньке.

Я поднялся в казарму и спросил у стоявшего на тумбочке дневального:

- Давно они так?

- С час наверное. Один в дупль был, идти не мог, они его повели типа домой, уронили, так и лежит на лестнице. Да и сами недалеко ушли.

- А откуда они тут взялись? Я в десять уходил, не было же никого.

- Где-то в одиннадцать пришли и сидели в канцелярии, вроде все тихо было, я даже не знал, что они там бухают. Все за тебя боялся, что пройдут по казарме и увидят, что тебя нет на месте. А потом приперся летеха, ругался с ними в канцелярии, но они его не послушали и сидели дальше. Потом лейтенант ушел на КПП, отправил дежурного по КПП спать и теперь там сам сидит. В общем, никто и не видел их такими бухими. Только я, ты и лейтенант.

- А сержант? Дежурный по роте.

- Не… Он спать лег когда еще летеха не пришел, велел его в три часа ночи разбудить, чтобы меня на тумбочке сменить.


Ситуация была аховая. Казарма спала. Молодым людям вообще свойственно дрыхнуть без задних ног, а уж в армии и подавно - сон солдата крепок как гранитная плита. Я подумал, что чем меньше народу будет знать о таком конфузе, тем будет лучше. И обратился к дневальному:

- Слушай. Ты не буди сержанта. Пусть спит. Я с ним утром поговорю, чтобы он тебе разрешил днем поспать. И это… Не рассказывай никому про прапоров. Мужики они нормальные, ну перепили, зачем об этом солдатам знать?

Вы же помните, что я хоть и рядовой, но занимал сержантскую должность?

- Хорошо.

После этого, я вернулся на КПП к Вите. К тому времени он уже разлил самогон, мы выпили и его понесло:

- Понимаешь, я пять лет в училище мечтал с друзьями, как мы станем образцовыми офицерами, как будем защищать Родину, как будем честно нести службу, как будем блюсти честь офицера…. А они меня на хуй послали. И я ведь им ничего сделать не смогу.

Он долго говорил. Рассказывал про учебу, про старушку мать, про девчонку, что где-то у него в родном городе есть… А я лишь кивал и периодически повторял:

- Это жизнь, Витя. Это жизнь…

Я хоть и был старше его на пару месяцев, все же у нас был слишком разный жизненный опыт. Мне тогда казалось, что я старше его лет на десять, потому, что видел гораздо больше дерьма, чем он в своей казарме училища.

-------------

В принципе, на этом можно рассказ и закончить. Я ушел спать, даже не допив с Витей бутылку. Когда раздалось громогласное “Рота подъем!”, прапорщиков уже не было. Правда на подъеме был командир роты, хоть и не его дежурство было. Видимо Витя позвонил ему под утро. А еще, наверняка ротный впоследствии вздрючил прапорщиков, возможно даже премии лишил, но до комбата сведения об инциденте не дошли. Да и вообще об этом случае знали единицы.

И еще. Не следует думать, что прапорщики были алкаши. За два года, можно по пальцам одной руки пересчитать случаи, когда я видел кого-то из них выпимши. Просто не рассчитали мужики. Кстати, четвертый прапорщик - старшина, в пьянке не участвовал.

А Витя… Витя, после того случая, стал нормальным офицером. В меру требовательным, в меру придирчивым. Но уже без дурацких закидонов по Уставу.

Кстати, говоря о том, что Витя учился пять лет, я возможно соврал. В то время разные были училища, где-то и четыре, и три года учились. Просто помню, что Витя был мой ровесник. А сколько он в училище учился, фиг его знает.

Морали нет. Просто случай из моей жизни.

Всем добра.

Показать полностью 2
704

Баба Груня.

Я вырос на Колыме, в крохотном поселке в шестистах километрах к северу от Магадана. На самом деле детство проходило в двух поселках, но это не принципиально. В те далекие, советские времена, там было ужасно скучно. Из развлечений только клуб, где мы собрали небольшой, как тогда называлось ВИА (вокально-инструментальный ансамбль). Вообще, если быть точным, то был еще Дом пионеров, где я занимался в авиамодельном кружке. Чуть позже, лет с 13 я еще ходил в танцевальный кружок. О чем никогда не жалел, хоть и бывало получал подколки от своих товарищей и одноклассников. Мол, что за пацан - танцами занимается? Не мужское это дело. Но мне нравилось. Шел 1983 год.

Все эти занятия были 2-3 раза в неделю, остальные вечера я проводил со своими друзьями Серёгой и Сашей. Нет, друзей было больше, но это были самые центровые - закадычные.

Серега был самый старший в нашей компании и когда ему исполнилось 17, он уехал от родителей в Приморский край к бабушке. Хотел призываться в армию оттуда.

А когда мне исполнилось шестнадцать, я заявил родителям, что больше в школу не пойду ни за что. Пойду работать. Тогда родители сделали хитрый ход конем и предложили мне поступить в ПТУ на токаря. Поскольку учебных заведений в нашем районе не было, я в ответ заявил, что ПТУ должно находиться в том городе, куда уехал Серега. Родители согласились. Когда я рассказал это Саше, тот тоже переговорил с родителями и они также решили отправить его учиться вместе со мной. Так получилось, что мы втроем оказались в Приморье. Вернее, сначала вдвоем с Саней. Поскольку адреса Серегиного мы не знали. Только город куда он уехал. Но это ведь не проблема?

Мы знали, что живет он в частном доме. И целыми днями мы болтались по окраинам города (в центре не было частных домов) и расспрашивали местных парней. И мы нашли Серегу! Неделю где-то искали. Город небольшой, 60+ тысяч населения. Но тем не менее, побродить пришлось. Ну, да рассказ не об этом.

Приморский край великолепен. Конечно, сравниться с грозной, суровой красотой Магаданской области он не может. Но ему это и не нужно. Мягкий, чуть влажный климат, невысокие сопки заросшие сплошной тайгой (а может это не тайга, а лес?) даже в окрестностях городов…

В общем, очень красивые, живописные места. Если вы никогда не бывали в Приморье и у вас вдруг появится возможность туда съездить, обязательно сделайте это. Не пожалеете. Да и Владивосток, по моему личному мнению, самый красивый город после Киева, из всех мест где я побывал. А побывал я много где. Правда в Питер съездить не довелось, потому ставлю на второе место. Надеюсь, что еще исправлю этот недостаток в своей жизни.

Просьба, не обижаться жителей других городов. Каждый город по своему красив, это только мое личное мнение.

Жил Серега у бабушки. Дом ее стоял у подножия сопки. Ну, вот где-то тут:

Баба Груня. Знахарство, Бабушка, Реальная история из жизни, Длиннопост

Дом был небольшой, метров 50-70 квадратных. Кроме дома во дворе был курятник и летняя кухня. За двором огород. Летняя кухня была всегда заперта на ключ и доступ туда нам был запрещен.

Дело было в конце августа, до начала занятий еще было несколько дней и мы, заселившись в общежитие ПТУ, целыми днями болтались по городу и маялись бездельем. Вечерами, ходили на танцы в городском парке, что в общем-то было небезопасно, потому как местные очень ревниво относились к посторонним. На танцах знакомились с девчонками, провожали их до дому. Слова “пикап”, тогда еще не было. Но мы именно этим и занимались. Очень увлекательно знакомиться с новыми девушками, когда ты прожил долгое время в поселке, где всех знаешь уже давно.

В другие дни, когда танцев не было, мы собирались вечером у Сережиного дома, сидели на лавочке, мучали гитары и слушали магнитофон. Был у меня Романтик. Бобинный еще. В него вставлялись десять больших батареек и их хватало часа на полтора. Но возле дома, мы пробрасывали переноску и включали его в сеть. Вот такой:

Баба Груня. Знахарство, Бабушка, Реальная история из жизни, Длиннопост

Слушали Pink Floyd, Deep Purple, Nazareth, Urean Heep. Ну и вообще все, что не транслировалось по ящику и радио. Порой и шансон заходил. “Мой друг, уехал в Магадан. Снимите шляпу, снимите шляпу. Уехал сам, уехал сам. Не по этапу, не по этапу”. Для Магаданцев, в те времена очень актуальная песня.

Бабушку Сереги, звали Груня. Не знаю, как полное имя, но мы говорили просто - баба Груня. Было ей на тот момент 74 года. Довольно высокая, худощавая, в каких-то невероятных юбках, легкой фуфайке, порой в валенках (это в августе-то!). Но в целом, женщина была симпатичная, общительная. Ни о каком маразме речь не шла. Очень вменяемая бабушка была. Был у нее и дед. Имени к сожалению не помню. Но если вы видели фильм “Любовь и голуби”, то вспомните дядю Митю. Вот вылитый. Да и по поведению очень похож.

Баба Груня нас подкармливала, поскольку тусили мы там довольно часто, а ехать в ПТУ-шную столовую было довольно далеко. А однажды, она купила два сухих тополя в полтора обхвата. На дрова. Их привезли на длинномере и сбросили рядом со двором. Потом, пришел мужик с бензопилой и раскатал их на чурки. А вот чурки мы два дня кололи на обычные поленья, пригодные для загрузки в печь. Ручками. Топор там не подходил, потому как сильно большой объем, потому пользовались колуном и клиньями.

Вот колун. А клинья выглядели как колун без ручки, и в них не было отверстия. Ну, вот на фотке почти такие:

Баба Груня. Знахарство, Бабушка, Реальная история из жизни, Длиннопост

По улице важно ходили огромные петухи, которые периодически дрались, если какой-нибудь конкурент заходил за пределы своей территории. Бегали разноцветные курочки. Кроме них, бывало попадались диковинные тогда бройлеры, нетипичные куры с огромными окорочками и небольшим тельцем. Мы неспешно кололи дрова, складывая их во дворе в поленницу, в общем, убивали время. Изредка, к бабе Груне приходили какие-то люди (один-два в день), она запиралась с ними на летней кухне ненадолго, потом они уходили. Мы внимания не обращали. Ну, мало ли какие дела у взрослых? Но однажды пришла симпатичная девчонка, а поскольку на улице были только мы, она подошла и спросила:

- А баба Груня где живет?

Мы тут же вспомнили, что мы юные пикаперы и всякими глупыми шутками попытались заинтересовать девушку. Впрочем, показали, что баба Груня именно тут. И даже позвали ее из дому. Когда она вышла, то шикнула на нас, чтобы не приставали к девчонке и увела ее в летнюю кухню. Через несколько минут она оттуда вышла, попрощалась с нами и ушла. А я спросил:

- Баб Грунь, а что за девушка-то?

Она поморщилась, нахмурилась и выдала:

- Жалко девку. По женски она болеет. Врачи говорят, детей не будет. Вот пробую помочь, да не знаю. Старая я стала, не уверена, что смогу.


Так я узнал, что баба Груня не просто бабка, а знахарка. И все, кто к ней периодически приходил, приходили лечиться. Более того, люди не просто приходили. Приезжали со всего Приморского края. Так и эта девушка, она приехала на автобусе из другого города! Просто, чтобы пять минут провести на летней кухне с бабой Груней. Она потом еще пару раз приезжала, но чем дело кончилось, к сожалению не знаю.

Денег за свои услуги баба Груня не брала. Вообще. Более того, жутко ругалась, если ей предлагали. Потому, большинство посетителей, совали трешки и пятерки куда найдут. Под горшки с цветами, в карманы пиджаков, что висели на входе в дом, могли даже в поленницу сунуть. Дед кстати этим пользовался во всю. Постоянно ходил на веселе. А вот баба Груня, если находила, даже не прикасалась к деньгам. Звала кого-нибудь кто рядом и, просила забрать. Нам студентам, очень хорошая прибавка выходила.

Все это была преамбула. Теперь сама история.


Я вышел ростом и лицом, спасибо матери с отцом. © Высоцкий.


Вот только была у меня болезнь. Стоило немного простыть и я кашлял. Нет, не так. Я КАШЛЯЛ. То есть, это случалось приступами. Вдруг начинало першить в верхней части легких, сначала кашлянешь, потом еще и еще. А потом, кашель доходил до такой степени, что я не мог вдохнуть. Процесс мог затянуться на несколько минут и порой в глазах уже темнело, вот-вот сознание потеряю, воздуха не хватает, а я все давлюсь и давлюсь, меня почти рвет… А потом внезапно отпускает и все. Как ни в чем ни бывало. Такие приступы случались не часто, два-пять раз в день. Врачи разводили руками, говорили “хронический бронхит” и могли только предложить регулярно сосать таблетки “От кашля”. Они кстати, хорошо помогали если до приступа успеть закинуться. Но поскольку приступы случались спонтанно, то предугадать когда таблетку кинуть в рот, было невозможно. А когда приступ начался, то все. Ничего не помогало, пока само не пройдет.

Однажды, такой приступ увидела баба Груня. Молча достояла, досмотрела до конца, а потом произнесла:


- Сегодня, остаешься ночевать у нас. В общежитие, не поедешь. Вечером, ко мне в летнюю кухню.


Часов в восемь, когда солнце уже зашло за горизонт и начало темнеть, баба Груня позвала меня в свои владения. Это был единственный раз, когда меня пустили в домик под названием “летняя кухня”. Изнутри, летняя кухня была крохотной. То есть дом, метра три шириной и пять длиной, половину которого занимала печь. Оштукатуренная, побеленная и огромная. Нет, не полноценная русская печь, забраться на нее вряд ли бы получилось, но пол кухни она занимала точно. А на стенах… Ну, вот как-то так:

Баба Груня. Знахарство, Бабушка, Реальная история из жизни, Длиннопост

Только тут красивые баночки с одинаковыми крышечками. А там стояли граненые стаканы, поллитровые-литровые банки, какие-то кувшинчики, глиняные горшки, баночки из-под майонеза, какие-то свертки из газеты… И все это от пола до потолка. На печи тоже лежали веники трав, сушились. Эдакий домик бабы Яги.

Справа от входа, стоял крохотный столик, абсолютно пустой. Рядом стул. На этот стул меня и усадили. Потом, баба Груня достала граненый стакан и из трехлитровой банки налила его полный. Абсолютно прозрачная жидкость, я думал вода. Потом, с полки она взяла небольшой сверточек из тетрадного листа. Обычный листик, в клеточку, свёрнутый конвертиком. Развернула и высыпала в стакан с жидкостью. Похоже было на какую-то древесную труху. Размешала веточкой и протянула мне:


- Пей. Как бы ни было трудно, допей до конца.


В стакане был самогон. Я пил. Самогон не хотел литься в мое юное горло, я давился но толкал его в глотку как мог. А баба Груня, уже достала ковшик с квасом и показывая мне, что как только я допью самогон, то смогу залить это адово зелье прохладным напитком. И при этом негромко что-то бубнила. Я слышал каждое слово. К сожалению, запомнить не смог. Нечто вроде: “Солнце всходит и заходит, а медведь по лесу ходит, ягоду-малину кушает, а болезнь приходит и уходит, никого не слушает”. Это я уже сейчас срифмовал, она по другому говорила, но про солнце и медведя точно было. И про малину тоже. Ну и про болезнь.

По моим щекам текли слезы, горло пыталось отторгнуть такое количество алкоголя, в голове почти сразу начало мутиться и, как только я допил квас, почувствовал, что сам идти не смогу. Баба Груня, ласково подхватила меня под локоть:

- А теперь милок, тебе надо лечь спать.

И повела меня в дом. Свободных кроватей там не было, потому мне был на полу постелен матрас, обычный - полосатый. Простынка, подушка, одеяло. Я лег и сразу отрубился. Ночь была ужасной. Мне снились кошмары, я жутко потел. Простыня промокла насквозь, но раза три ночью, я чувствовал, как баба Груня меня переворачивает с боку на бок и меняет простынь. Утром пришлось матрас выносить и вешать на солнце сушиться.

Такая вот, народная медицина.


Лет десять после этого, я вообще не кашлял. От слова совсем. Мог простудиться, схватить грипп. Температура, сопли… Все как положено. Кашлять? Ни в коем случае.

Потом, кашель все же вернулся, если заболею. Но это кашель, когда болит горло. Бронхит? Не, не знаю, что это. До сих пор.


Я человек не верующий. Если быть точным, то наверное я агностик. То есть, я допускаю, что возможно существует некая высшая сила, но не верю в ее пророков на земле. А уж религию вообще презираю. Правильно Великий Комбинатор говорил про опиум.

А вот баба Груня, была глубоко верующей. В доме был целый “красный угол”, добрый иконостас, перед которым почти всегда горела лампадка. И как-то помогая ей в огороде, я слышал от нее жалобы:


- Давно пора мне уже в мир иной. Да не берет Господь. Видать грешила я много. Да что там… Я и сейчас грешу. Но как людям не помогать?

......

Не болейте, пусть ваш организм работает как хорошие часы, чтобы не нужно было лечиться.

Друзей я таки растерял. Не знаю, где теперь Серега и Саня, чем живут, как живут... Жаль. Но жизнь идет дальше.

А токарем, я так и не стал. Но это уже совсем другая история.

Всем добра.

Показать полностью 4
151

КАЮР.

Согласно толковому словарю Ожегова, каюр это погонщик собак или оленей, запряженных в нарты. Однако в далеком 1981 году, когда я работал в геологии, так называли и погонщиков лошадей, которые перевозили грузы для геологов там, где не могли пройти вездеходы. В самом первом своем посте на пикабу, я упоминал про такого человека. Теперь решил рассказать о нем подробнее.

Игорь Иванович был бомж. Да-да. Мало того, что он выглядел бомжом. Он им и был. Зимой бомжевал, бухал, жил по подвалам и теплотрассам. С такими же собратьями по алкоголю. А весной, уходил в завязку, что впрочем, не мешало ему изредка побухивать и, устраивался на работу в Геологоразведочную Экспедицию каюром.


Шапка-ушанка (летом!) очень похожая на ту, в которой ходил знаменитый почтальон Печкин. Седая борода размером с лопату. На левой руке нет первых фаланг пальцев. Измятая хоть и чистая спецовка, никогда не видевшая утюга, фуфайка и… И кроссовки! Вы должны понимать, что в 81-м году кроссовки были дефицит. То есть, купить их было можно только у спекулянтов, и за бешеные деньги. Рублей 200, а может и больше. При том, что зимние ботинки, к примеру, стоили рублей 5-7. Прекрасные импортные адидасы (китайских подделок тогда не существовало), которыми он очень дорожил. Где он их взял, не могу себе даже представить.

Нет, конечно же, у него были и болотные сапоги, которые там поголовно носили все, но они всегда были связаны за лямки на вершине голенища и либо висели через хребет Гоши, либо болтались на дереве. Водные преграды Игорь Иванович преодолевал верхом. А в сапогах у него, настаивалась бражка. Правда, об этом никто даже не догадывался. Я случайно узнал.

КАЮР. Каюр, Тайга, Медведь, Реальная история из жизни, Длиннопост

Ах да! Гоша это конь. Конь, который любил читать книжки. Стоило оставить где-то без присмотра блокнот, книжку или вообще любую бумагу, как неизвестно откуда появлялся Гоша и «читал». Особенно было забавно, если он находил книгу. Открывал ее и выдирая по одному листочку гибким, влажным языком съедал. А грубую, невкусную обложку оставлял без внимания. Гоша был молодой, дерзкий и все время норовил лягнуть кого-нибудь или укусить, потому отобрать у него книжку было не так просто. Еще у Игоря Ивановича в табуне было две кобылы. Но они были в годах и смирные.

На Гошу одевалось вьючное седло, к которому можно было много чего прикрепить, к этому же седлу привязывалась одна из кобыл, вторая привязывалась к первой. И Игорь Иванович вел Гошу в поводу, перед ручьями или речками запрыгивая в седло.

На лошадях переезжало довольно много груза: палатка, печка, продукты, наши рюкзаки, посуда… В общем, возглавлял процессию каюр, потом шел Гоша, потом по очереди две кобылы, а уж за всем этим топали геологи. Благодаря животным, не несли на себе ничего. Ну, разве что Саня тащил карабин. Вдруг попадется, какая съедобная живность, отвязывать от седла слишком долго. Вот как-то так:

КАЮР. Каюр, Тайга, Медведь, Реальная история из жизни, Длиннопост

Игорь Иванович был в годах. Было ему за шестьдесят, и на Колыме он оказался случайно. То есть не случайно конечно же, а при активном содействии НКВД. Хотя сам Игорь Иванович утверждал, что репрессий не существовало и что за просто так никого не сажали. А Сталина он очень уважал.


Когда-то, когда наш каюр был молодым, перспективным моряком, во Владивостоке он получил высшее морское образование и работал то ли вторым, то ли третьим помощником капитана. И что-то там на судне такое произошло… То ли старший помощник капитана дал в зубы кому-то из матросов, то ли на ногу наступил. Причина конфликта не важна. А важно то, что четверо матросиков во время шторма, взяли этого старпома и аккуратненько выбросили за борт. А Игорь Иванович, в тот день стоял на вахте. И то ли пожалел матросиков, то ли старпом и правда был козел тот еще… В общем, в бортовом журнале он записал, что его смыло волной. Только НКВД в те времена не зря кушало свой хлеб. Может заложил кто-то, а может не выдержал на допросе, но всех их повязали. Тем четверым, высшая мера – расстрел. А Игорь Иванович поехал на Колыму на долгих 25 лет. Отсидел он 18 и вышел досрочно. Как он рассказывал, в те времена были так называемые «зачеты». Если выполнил норму 100% то день срока шел за два. Зачет. А теперь представьте. Семь лет. Семь лет, на лесоповале, без выходных и отдыха. В морозы и жару, с тучами комаров, недоеданием и плохими бытовыми условиями. На Колыме. На семь лет он сократил себе срок. Когда вышел, родители уже умерли, квартира за ним не сохранилась, возвращаться некуда. А к тайге привык. Так и остался жить в Магаданской области.


А еще, Игорь Иванович был шустр. Знаете, Фигаро тут, Фигаро там. И везде к месту. Руки были у него пришиты куда надо. Стачать кожаные ремни на седле? Да легко! Топор наточить? Свободно! Костер развести? Не вопрос! Чай заварить? Оппа. А чай-то заваривать ему нельзя было давать. Ибо на двухлитровый котелок он, приговаривая «Щас кайф поймаем - Щас кайф поймаем», высыпал большую пачку заварки. А если не уследить, так и две. Всю жизнь прожил на чифире. Если мы успевали отобрать у него заварку, то он приговаривая «Кого ловить? Одна вода!», чай пить отказывался.

КАЮР. Каюр, Тайга, Медведь, Реальная история из жизни, Длиннопост

Однажды, шли мы по маршруту по широкой, утоптанной тропе. Каюр как всегда впереди, остальные сзади. Да растянулись прилично. Тут гляжу, он машет на меня руками, страшно вращает глазами и шипит. Не сразу, но до меня дошло, что он шипит – СОХАТЫЙ! А мы только заехали в тайгу и из мяса у нас только тушенка в банках. А тут лось! Саша с карабином отстал, я развернулся и побежал к нему, чтобы тихонько позвать, а Игорь Иванович начал потихоньку разворачивать лошадей назад. И вот, Саша с карабином лег на пригорочке прицеливается и, вдруг растерянно говорит – Это не лось. Это медведь.

Тропа, по которой мы шли, была медвежья. До него было метров четыреста. А каюр не разглядел. Но шел медведь в нашу сторону, а ветер дул от него, потому зверь и не почуял ничего. Быстро собрали совет и решили, а какая разница, какое мясо есть? И тогда Саша начал стрелять. Вот только близко подпускать к себе медведя не рискнул и с расстояния в двести метров ухитрился попасть медведю в заднюю лапу. А тот мгновенно развернулся и прыгнул в ближайшие кусты. С трех сторон голые сопки, по распадку течет ручей, вокруг которого растет кустарник. Эдакий овал метров семьдесят на пятьдесят. И вот где-то там, в этих густых кустах сидит опасный, подраненный хищник, которого надо добивать. Подходить к кустам страшно, а медведя не видно. Куда стрелять? И тут в дело вступил Игорь Иванович.


Он вручил узду Гоши мне в руки. Гоша напуганный выстрелом и запахом медведя рванул так, что я еле удержал. А сам каюр, подбежал вплотную к кустам и с криками «Ах ты ж мишка е.аный! Вылезай давай!» стал швырять в кусты булыжники размером с хороший кирпич. И таки поднял его. И вот картина. Где-то в середине кустов, на задних лапах стоит огромный медведь и ревет. Прямо перед ним у края кустов стоит наш каюр, жутко ругается матом и швыряется камнями. А Саша, стоя выше на сопке палит из карабина. БАХ! БАХ! БАХ!

Четырнадцать! Четырнадцать выстрелов! Пули прошивали кустарник, сшибая веточки. Щелкали по камням с противоположной стороны распадка. Попадали в ручей, вышибая трехметровые фонтанчики. А в медведя попала только последняя.

Сашу конечно тоже можно понять. Стрелять стоя на сопке с расстояния метров семьдесят, через голову Игоря Ивановича… Да и нервы, наверное, были натянуты так, что руки тряслись. Та еще охота. Вот так мишка и выглядел:

КАЮР. Каюр, Тайга, Медведь, Реальная история из жизни, Длиннопост

Только зуб сломан был с другой стороны. Целый зуб, кстати, до сих пор валяется у меня в комоде, как память. Пост пишу на работе, а то бы сфотографировал.


В общем, съели мы мишу. Не сами конечно. Туша огромная, мяса килограмм сто. Пришлось по рации вызывать вездеход и отправлять часть мяса соседям, там их было народу человек двадцать. Себе, конечно, оставили самые хорошие куски.


А шкуру забрал Игорь Иванович. Вернувшись в палаточный городок, "базу" геологов, сначала долго вымачивал в каком-то растворе, в бочке. Потом долго шкреб мездру, чтобы не осталось на коже ничего. Шикарная вышла шкура. Я спросил его, зачем ему такая вещь? А он ответил - Зубы стали плохими. Отдам зубному врачу, а он мне за нее новые вставит.

Вот так наверное, он себе и кроссовки купил.

Показать полностью 3
308

Взросляк. Работа. Люди.

Это заключительный пост из цикла моих рассказов о тюрьмах/зонах Советского Союза. Напомню, что действие всех рассказов происходит в период 1984-1986 год.


Работа.


Что может быть проще, чем строительная рукавица? Сейчас конечно вошли в моду всякие вязаные перчатки с пластиковой насечкой на ладони. Но в те далекие Советские времена, рукавицы использовались повсеместно. В кочегарках, на стройках, в слесарных мастерских. В арсенале сварщика, каменщика, разнорабочего, шахтера и даже хлебопека. Каждый уважающий себя водитель имел их в комплекте автомобиля. В общем, этот неказистый предмет был практически незаменим. Да и сейчас думаю без рукавиц не обойтись. Где их делают в наше время, я не имею ни малейшего понятия. А вот где шили рукавицы тогда, ответ прост - их шили заключенные.

Взросляк. Работа. Люди. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Я тут посчитал, лично я сшил больше 10 тысяч пар. Грубо говоря, семь месяцев, по 22 рабочих дня перемноженных на 75 пар за смену (это норма была), получается 11550 пар. Норму, можно было не выполнять. Но если не делаешь регулярно, то на твое теплое место за швейной машинкой, быстро найдется зад, который эту норму выполнять будет. А твой зад отправят в сварочный цех таскать траки от бульдозерных гусениц или на лесопилку. Таскать бревна. А там тоже есть норма. Так что, как вы понимаете, лучше выполнять норму сидя в теплом цеху, либо все равно норму будешь выполнять, но на Колымском морозе. Ну, а если не будешь выполнять норму, значит, ты уклоняешься от перевоспитания трудом. А раз уклоняешься от перевоспитания, то по тебе плачет штрафной изолятор.

Следует отметить, что никто не предъявлял требований, чтобы норма была выполнена любой ценой. Если у меня сломалась швейная машина, я как бы не старался, норму сделать не смогу. И никто мне этого и не будет предъявлять и требовать «Как хочешь, а чтобы норма была!». Правда, при таких раскладах, я не смогу выполнить месячную норму. А тем, кто ее выполняет, выдают маленькую бумажку с печатью и подписью отрядника. Чтобы не потерять эту бумажку, на тыльной стороне воротника пришивался целлофановый кармашек, куда эта бумажка и закладывалась. А потом, в столовой можно было подойти к раздаче и отогнув воротник предъявить повару. После чего, повар тут же накладывал тебе добавки. При чем как правило, добавка была не та, что стояла на столах. То есть, к примеру, на столе овсянка, а повар накладывает тебе кукурузную кашу. Которая на порядок вкуснее. А мог и вообще картофельного пюре отвалить. Поэтому, как вы понимаете, норму старались выполнить все, кто работал. И когда приходили в столовую, сначала шли за добавкой, а уж потом ели то, что было накрыто для всех. Если конечно добавки не хватало наесться.

Несмотря на то, что рукавицы были основной продукцией швейного цеха, иногда подкидывали разовую работу. Например, пошив автопологов для грузовых прицепов. Приходилось тягать многометровые полотна дермантина и прострачивать очень длинные швы. Но норма там была невысокая и выполнялась легко, так, что за пологи брались с удовольствием. А еще, весной шили огромное количество мешочков для геологических проб. В те времена геологоразведочные экспедиции были очень богатыми организациями, потому заказывали мешки сотнями тысяч перед началом полевого сезона. Работа простая. Прострочил вдоль и поперек, подвернул край и прострочил бортик под завязку. Все. Норму уже не помню, но делали их очень много за смену.

Я вообще, почему про эти мешочки вспомнил. Дело в том, что шились они из ситца. Обычного дешевого ситца, 7 копеек за метр погонный. А вот расцветка у этого ситца была самая разная. Очень редко однотонная. Почти всегда розочки, лютики, ромашки. В общем, очень веселенькая расцветка. А поскольку шилось очень много этого добра, то строгого учета за материалом не было. И зэки начали шить себе трусы. Обычные семейные трусы. Я до сих пор помню, как их выкроить и сшить. И вот представьте себе картину, когда утром после подъема, сто с лишним мужиков ходят по казарме в одних трусах. А трусы имеют расцветку, покруче попугаев какаду. Довольно забавное зрелище. Администрация сначала пыталась бороться, ведь все должно быть однообразно! Пусть и безобразно. Да где там. Не будешь же с каждого зэка трусы стягивать. Ну и как бы носить пусть самосшитые, но новые трусы, гораздо приятнее, чем армейские темно-синие, стопиццот раз перестиранные и сменившие не меньшее количество хозяев.

Взросляк. Работа. Люди. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Люди.


Вы когда-нибудь задумывались о том, насколько разные люди нас всех окружают? Или насколько странными могут быть их дела, поступки и мировоззрение? Я например начал об этих вещах думать только лет в сорок, а до этого всех принимал такими, какие они есть. Ну, то есть я и сейчас так делаю (принимаю как есть), но теперь либо делаю скидку на странности человека, либо наоборот никаких скидок не делаю. Вот только в повседневной жизни, как правило, люди скрывают свои странности и мировоззрение. А вот в замкнутом обществе, рано или поздно вылезают все скелеты из шкафа.


Был у нас в отряде дед. Ну, в прямом смысле – 62 года. Невысокий, почти лысый с редкими седыми прядками над ушами. Сидел он за подделку документов и о деле своем не распространялся. Ну, если вы не знаете, в тюрьме не принято задавать вопросы о том, за что сидишь. Только статью можно спросить. Был этот дед образован, очень не кисло играл в шахматы и частенько к нему обращались те, кто хотел написать кассационную жалобу или прошение о помиловании. Бюрократом он был великолепным, умел сформулировать казенным языком любую мысль на бумаге. По скупым рассказам, можно было понять, что дед бывший коммунист и работал большой шишкой. То ли начальником, то ли зам. начальника морского порта где-то на Чукотке. Чтобы вы понимали, к примеру, в Певеке или Анадыре – порт это градообразующее предприятие и начальник порта, грубо говоря, стоит на одном уровне с главой района. А районы там, размером с Великобританию.

Взросляк. Работа. Люди. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Так вот, не помню уже, откуда просочилась информация, но таки всем стало известно, за что сидел этот дед. Во время войны, дед попал под оккупацию где-то на Украине. И вроде бы ходили слухи, что даже был полицаем у немцев. Но это доказать не удалось. А вот после того, как немцев выбили, дед (хотя тогда он был совсем юношей), подделал документы и присвоил себе какие-то боевые награды. В итоге, опираясь на «боевое» прошлое, построил жизнь, карьеру, вступил в партию и дорос до большой шишки. И только спустя почти сорок лет, кто-то догадался направить запрос в часть где награды выдавались и, выяснилось, что они выдавались совсем не деду. Деда потом долго называли «полицай» и даже относились с негативом, все-таки возможно изменник Родины. Он обижался и говорил – «Вас там не было. И все там было совсем не так, как сейчас показывают в телевизоре». Может он в чем-то и прав. Не мне судить.



Еще был то ли узбек, то ли киргиз с зубодробительным отчеством Кудайбергенович. Там всё ФИО было зубодробительным, но запомнил я только отчество. Киргиз, да и киргиз. Работал где-то на низкоквалифицированной работе, куда никто идти не хотел, в казарме держался от всех в стороне. Тихий, почти не заметный. Дело шло уже к весне, когда народ начал обращать внимание, что этот киргиз все время чешется. Вши? Да нет! Не может быть! Раз в неделю баня, белье не только стирают, его прожаривают! Спросили его самого – Ты чего чешешься? – Так это у меня крапивница. Раздражение такое.

В общем, раз внимание обратили, два… А потом решили таки проверить.

Расстелили белую простынь на полу, поставили его в центр и, велели раздеваться. Это было отвратительное зрелище.

Взросляк. Работа. Люди. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Вши у него были повсюду. На голове волос нет. Но вшам волосы и не обязательны. В одежде, на швах, на стыках, на поясе, на воротнике… При чем, не то, чтобы поштучно. Нет. Они сидели колониями, прямо стопочками. Блин, я не смогу это описать, но зрелище премерзкое. Это был один из тех редких случаев, когда воспользовались телефоном на тумбочке и вызвали ДПНК. Кудайбергеновича голышом, тонкими ножками, вставили в сапоги и под присмотром наряда увели в баню. Где с него сбрили всю растительность и заставили мыться несколько часов. Когда вас моют насильно, это то еще удовольствие. Одежду, как он скинул ее на простынь, и завернули в эту же простынь. Так мешком и отнесли в кочегарку. Где благополучно весь мешок засунули в топку.

Как впоследствии оказалось, он не мылся. От слова «вообще». То есть в баню ходил, но прятался в раздевалке. Одежду не снимал, белье не менял. Кто там следит, заходит ли он в помывочную? Для зэка, баня это удовольствие. И никому в голову не приходило, что есть люди, которые не моются по доброй воле. Для всех осужденных это было ЧП. Потом еще несколько месяцев следили друг за другом и, не дай бог почесаться, сразу вопрос – Ты чего это чешешься? Да и сами за собой потом следили, просматривали швы на одежде и проверяли белье. Ну, а уж как следили за Кудайбергеновичем… Теперь его мыться заставляли регулярно. А если противился, то пинками.


В общем, много было разных людей. В Советском Союзе, в паспорте была отметка о национальности. И была тогда такая национальность как «ингуш». Ну, она и сейчас есть, только в паспорте не отмечается. Так вот все кто имел такую национальность на зоне, имели сроки, начинающиеся от восьми лет. И выше. Много выше. Ибо существовала, да ходят слухи, что и сейчас существует «золотая мафия». На Колыме добывается огромное количество золота и нет ничего удивительного, что часть его уходит «налево». А заправляют этим всем, та самая мафия.

Взросляк. Работа. Люди. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

К счастью, я к ним не имел никакого отношения, потому не могу рассказать особых подробностей. Но сидели они странным образом хорошо. Держались обособленно, не работали. При этом всегда у них было что пожрать, в изоляторы их не прятали, да и всякие отрицательные элементы лезть к ним боялись. Видимо, мафия спонсировала администрацию, чтобы ее членов в тюрьме не обижали.


Еще было парочка людей с нестандартной внешностью. Один прибалт, не имел с правой стороны лица куска челюсти. Из-за чего очень странно выглядел. Под глазом шишка, а где должна быть скула, яма. Я спросил его, чего с лицом. А он рассказал, что когда служил в армии, хотел застрелиться. Приставил автомат под горло и нажал на спуск. Вот только пуля была, как тогда говорили «со смещенным центром тяжести». Она вошла в язык, разорвала его пополам, как у змеи и вышла из головы вбок, прихватив с собой кусок челюсти. Может и врал, я не специалист в оружии. Но реально, не представляю, как можно по-другому получить такое ранение.


Еще один чукча был, без лица. То есть совсем. Убегал от медведя, тот его догнал, когтями ухватил за верхнюю губу и сдернул лицо, с половиной скальпа. Чукчу успели доставить в больницу, где ему пересадили кожу с жопы других частей тела и он выжил. Но вот честно, никому не желаю его увидеть. Уж очень страшное зрелище. Совершенно плоская маска с глазами и дырочками носа.


Эстонец Рейнольд, выглядел как Арнольд Шварцнеггер. Я бы даже сказал, что получше выглядел. Он работал со мной на швейке и после того, как выполнял дневной план, качался. Так вот гантеля у него была… Два трака от бульдозера, между которыми вварена железная труба. Я не знаю, сколько она весила. Я только двумя руками мог ее от земли оторвать. А он по 20-30 раз каждой рукой. Да несколько подходов. И когда он рассказывал, как его избивали на «красной» зоне, я не мог поверить. Но как известно, кодла зайцев может и льву навалять.


В общем, почти каждый из заключенных имел какую-то свою историю, какой-то свой скелет в шкафу. Если бы я взялся писать эти рассказы тогда, то запросто можно было написать целую книгу. Но прошло больше тридцати лет и я помню лишь то, что было наиболее запоминающимся. Периодически память подсовывает какие-то истории из моей жизни, но для этого нужен повод.


Так и подошел мой срок к концу. По выходу, я устроился на работу, через полгода ушел в армию, после армии поступил в университет… Но это уже совсем другая история.

А чтобы не выглядеть голословным, я порылся у себя в документах и нашел пруф. Конечно же немного его подредактировал в фотошопе, чтобы убрать свои личные данные. Но в остальном, это реальный документ. Отсканированная с двух сторон справка об освобождении:

Взросляк. Работа. Люди. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Этим документом, я завершаю цикл рассказов о тюрьме/малолетке/зоне и лишний раз хочу подчеркнуть, я никоим образом не сторонник АУЕ, тем более никоим образом не хочу сказать, что в тюремной жизни есть какая-то романтика. Более того, я всегда подчеркивал, что тюрьма/зона это плохо. Там грязь, подлость, жестокость. Да и просто лишение свободы, никому не доставляет удовольствия. Не совершайте преступлений, не попадайте в тюрьму.

Показать полностью 5
133

Взросляк. Матчасть.

Продолжение рассказов о моих приключениях в тюрьме, малолетке, а теперь и на взрослой зоне. Хотя, слово «приключения» тут не уместно, скорее подойдет «злоключения». Напоминаю, что действие происходит в 1984-1986 годах. И как всегда напишу, что я никоим образом не романтизирую преступность. Утверждаю, что АУЕ это для тупых дебилов, а в тюрьме плохо. Там грязь, боль, унижения. Не попадайте туда, будьте законопослушными гражданами. А пишу я это все, потому, что люди просят. Очевидно, люди хотят знать, каково это отбывать наказание.

Вместе с видеокультурой утвердилась и мировая преступная идея, представленная фильмами – шедеврами крупнейших мастеров. Суть этой идеи проста. Человек остается хорошим и добрым только тогда, когда он выспался, согрелся и покушал. Попытайтесь отнять у него жизнь, еду, комфорт, самку – и увидите, как он превратится в лязгающее клыками животное, не обращающее на закон никакого внимания. То есть каждый из нас, внешне добрых и честных, станет преступником, будь на то обстоятельства. ©А. Рубанов

Итак…

Взросляк. Матчасть. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Как я уже говорил в предыдущих постах, что в отличии от малолетки, которая была краснее помидора, взрослая зона была «черной». Я считаю, что это неправильное название, потому что всем на этой зоне заправляла администрация. И именно поэтому, никто никого не избивал, никто не издевался ни над кем, и никого не унижали. Конечно же, конфликты случались, как это бывает в любой замкнутой среде. Но, как правило, до драк дело не доходило. За восемь месяцев, что я там провел, было всего две или три драки, да и то, один на один и дерущихся быстро растаскивали. Во всех случаях администрация выявляла зачинщика и отправляла его в штрафной изолятор на 15 суток. Первые пару месяцев, мне вообще казалось, что я попал в дом отдыха. Никто тебя не бьет, кормят пусть невкусно, но сытно. Никто не издевается и не унижает. Нет, позже я таки понял, что хорошего в этом «доме отдыха» все же мало. Но по сравнению с малолеткой…

А чернуху придумывали себе уже сами зэки. Да и то, в основном молодежь. Большинство тех, кто под 30 и выше жили без всяких там «понятий». Работали и ждали конца срока. А «авторитеты», те кто продвигал АУЕ и "понятия" по большей части находились в ШИЗО неделями, особо их и не видели в зоне. В "общак" сдача была чисто добровольной и соответственно туда сдавали только те, кто увлекался зэковской романтикой. Люди сдавали продукты, сигареты, одежду для так называемого "подогрева" тех, кто сидит в ШИЗО безвылазно. Но, на деле получалось, что в ШИЗО это все попадало очень редко, а попадало в рацион тех, кто в данный момент там не находился и занимался управлением "общаком".

Взросляк. Матчасть. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Всего в зоне было пять отрядов, в каждом из которых было по 100-120 человек. Исключение составлял лишь первый отряд, который полностью состоял из хозобслуги. Там народу было меньше. Повара, посудомои, парикмахер, управляющие клубом и карантином, библиотекарь, банщики и т.д. Все они были «осужденные ставшие на путь исправления» и с остальными зэками пересекались лишь издалека либо вообще только под присмотром военных, чтобы живущие по понятиям не могли их обидеть. Казарма их была в стороне и не имела «локальной зоны». То есть они могли передвигаться по зоне без сопровождения офицеров. Это не значит, что они болтались где попало, но имели больше доверия со стороны администрации. Остальные же четыре отряда находились в двух двухэтажных казармах имеющих разные выходы. Второй отряд на первом этаже выход на восток, третий на втором этаже выход на запад. Аналогично с четвертым и пятым, пятый на первом, четвертый на втором. Перед казармой «локальная зона» или попросту локалка. Ограда из рабицы, с колючкой по верху. Из отряда можно было беспрепятственно выходить, но не далее чем в локалку. Все выходы из локалок были на электрическом замке и открывались из будки, которая находилась за их пределами. Вдобавок будка находилась на высоких столбах и из нее просматривались все окна обеих казарм. Там сидел зэк из первого отряда, и в его обязанности входило в случае обнаружения какого-то кипиша, звонить на пульт и докладывать. Ну и понятно, что без веской причины он из локальной зоны никого не выпускал. Кроме того, у шныря на тумбочке тоже стоял телефон и в одном случае, когда затеялась драка он позвонил на пульт и вызвал ДПНК с нарядом. Ему потом попытались предъявить, на что он резонно ответил – А что, надо было ждать пока они друг друга поубивают? – И от него отстали. Какие понятия можно предъявить бомжу?

По факту, обстановка контролировалась везде. Нельзя сказать, что наблюдение велось прямо за каждым, но в случае возникновения какой-то подозрительной движухи, военные оказывались на месте буквально в считанные секунды. Конечно же прибегал только ДПНК с нарядом (человек пять), но на КПП постоянно дежурил взвод солдат в спецобмундировании, а вообще зона охранялась батальоном внутренних войск и в случае тревоги думаю очень быстро упаковали бы любое количество недовольных.

Изначально, я думал сделаю как сделал с малолеткой, найду на гугл.картах и все покажу. Ан нет. Индейское жилище. Фигвам. В окрестностях Сусумана я не нашел ничего похожего на бывшую там когда-то зону. За столь долгий период не осталось ничего. Вернее, может что и осталось, но скорее всего перестроено, что-то снесено, что-то само разрушилось. 30+ лет, не маленький срок. Потому, пришлось доставать mspaint и рисовать. Художник из меня от слова «худо», но в общих чертах думаю будет понятна схема:

Взросляк. Матчасть. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

1. КПП, там же в правой части комнаты для свиданий. При условии хорошего поведения, свидание предоставляется на трое суток. Так что там полноценная гостиница, спальни, кухня. Где-то в этом же здании дежурный взвод солдат на случай экстренных ситуаций.

2. Первый этаж баня, второй карантин.

3. ШИЗО или Штрафной ИЗОлятор. Я там ни разу не был, потому не могу ничего сказать о нем. Снаружи, здание покрытое «шубой», с крохотными окнами в ряд под самой крышей.

4. Клуб, школа, библиотека. В отличии от малолетки, кино взрослым зэкам было не положено. Потому в клубе был всего два раза. Один раз выступали какие-то странные тетки, что-то пели. Но тетки были все старые и страшные, потому зэками были приняты холодно. Второй раз выступали участники «культ-массовой секции», такие же зэки как и остальные, но не почуравшиеся вступить в ряды «осужденных ставших на путь исправления», что дало им право ходить в клуб репетировать. Очень хорошо помню, что довольно не плохо выдали «О чем поет ночная птица» Никольского. Собственно, если бы мне не оставалось до дому несколько месяцев, я бы тоже пошел в эту секцию. Люблю играть на гитаре и довольно не плохо пою (не по моим оценкам, а по оценкам окружающих). Школа понятно для чего. Пусть в Советские времена практически у всех было среднее образование, но среди пятисот заключенных все-таки нашлись те, кто его не получил. Вот их туда и водили на занятия. Причем, не особо спрашивая, хотят они учиться или нет. Ну, а библиотека, она и в Африке библиотека.

5. Штаб. Там находилась бухгалтерия, опер-часть, начальник колонии и т.д. Я там был всего раз, да и то не больше трех минут, так что и рассказать ничего особо не могу. Но в целом, обычный офис. Длинный коридор, по бокам кабинеты. Контора.

6. Столовая. Два ряда армейских столов с проходом посередине. Крайний у входа стол для опущенных, потом за следующим столом никого нет, дальше садятся как хотят. С одной стороны стола вмещается пять человек. В общем, довольно свободно. Вполне помещались сразу два отряда. С разных сторон, по проходу курсируют военные, пресекая лишние контакты между отрядами. Ну, то есть поговорить, вполне можно было, а вот при попытке что-то передать через проход, тут же вызывало реакцию – Что это у вас там черненькое белеет? Если предмет не запрещенный, то разрешат передать, а если что-то запретное, то и отберут.

7. Больничный корпус. Напомню, что в нем лежали больные зэки со всей области с разных режимов, потому он был как зона в зоне, отделен не кислым таким забором.

8. Цех по сборке гусениц для тракторов. Вход в него был с верхней стороны слева, а снизу, я прямоугольником отделил, была казарма первого отряда. Еще справа выпирающий квадратик, это та самая будка, в которой сидит зэк открывающий входы в локальные зоны.

9. Первый этаж пятый отряд, второй четвертый. Между собой сообщения не имеют, выходы в разные стороны. Правда, я как-то описывал, что в пятом отряде в туалете была отогнута решетка и если ты не слишком жирный, то можно пролезть и попасть в четвертый отряд. Я это делал, хоть это и было нарушением режима. Зачем? Я уже описывал в комменте, с которого собственно и началась эта серия рассказов. Если не читали этот комментарий, рекомендую. Он хорошо дополнит пост.

10. То же самое, что и девять, но находятся там второй и третий отряды.

11. Там что-то строилось. Но поскольку строить зону «западло» (ну, думаю понятно, что строить тюрьму для самого себя не по понятиям), то работали там осужденные из первого отряда. А что это будет когда построится, нам сообщить забыли.

12. Малая швейка. Я там работал. 14 столов с промышленными швейными машинами и крохотный кабинетик для бригадира.

Взросляк. Матчасть. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

13. Лесопилка. В зону завозились бревна, на лесопилке их распускали на доски. Потом вывозили. Здоровенная бандура, с несколькими пилами.

14. Большая швейка. То же что и малая только машинок было больше, и плюсом есть цех кройки (Огромная пила, которая режет сложенную слоями материю толщиной сантиметров в сорок. Этому агрегату место в фильме ужасов), а так же стоит парочка оверлоков, которых в малой швейке не было.


Все это хозяйство обнесено тройным, четырехметровой высоты забором. Плюс сети на столбах, чтобы перебросить с воли ничего нельзя. Плюс один забор изнутри из колючей проволоки, три метра до забора с надписями "Запретная зона, проход воспрещен". По углам вышки размером с небольшой дом. В них тепло и дежурят прапорщики и офицеры. А между ними просто по два помоста на которых по два часа несут службу рядовые и сержанты внутренних войск. С автоматом в руках. И если им доводилось стрелять в бегущих зэков, то они стреляли не задумываясь, потому что за это полагалось 10 суток отпуска домой. Разговаривать с заключенными им запрещалось, но бывало попадался какой-нибудь дембель, и вполне можно было пообщаться. У солдата и зэка много общих тем для обсуждения.


Казарма пятого отряда, в котором я находился, практически не отличалась от всех казарм в нашей стране. Длинное помещение, в котором в два ряда стоят двухярусные шконки. У входа, кабинет начальника отряда – отрядника. Напротив стоит металлический титан с краником, так что чай можно было заварить в любое время. У титана тумбочка, на ней дневальный. Дневальный, это на языке администрации. На зэковском жаргоне просто «шнырь». Я уже писал где-то, что в шныри шли в основном бомжи и бичи, которые не хотели работать. Зэки народ чистоплотный и уборка казармы не доставляет особых сложностей. Прошелся с утра по казарме с шваброй и все. Зато на работу ходить, план делать не нужно. Шныри были по шкале авторитета чуть выше петухов. Но никто их не трогал и не обижал. Убирать-то кому-то надо.

Там же, на входе раздевалка-сушилка для верхней одежды, это же помещение для курения. Формально курить в казарме, было запрещено и, в основном народ выходил на улицу. Но как вы понимаете, что на Колыме иногда бывают сильные морозы и особо не покуришь стоя на улице. Потому, начальство смотрело сквозь пальцы на то, что народ курил в раздевалке. Благо там была большая фрамуга под потолком и она проветривала не только табачный дым, но и крепкий запах, исходящий от фуфаек и кирзовых сапог.

Взросляк. Матчасть. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Рядом с раздевалкой туалет на пять «очек» и умывальник. В умывальнике было всего три раковины, потому по утрам выстраивалась довольно большая очередь. Впрочем, успевали почистить зубы и умыться все. Вода только холодная. С тех пор, не могу умываться теплой водой. Только ледяная бодрость. Впоследствии в армии тоже была только холодная вода в казарме, что еще более укрепило меня в любви к холодному утреннему моциону.

Еще в казарме была ленинская комната. Десяток лавочек и черно-белый телевизор.


Еще не было "Дома-2", не было сериалов про ментов, не было даже "Санта-Барбары". Но перестройка уже во всю шагала по стране. На экране то и дело мелькали "Модерн Токинги", "Сикрет Сёрвисы" и прочие образчики западного искусства редкие для Советского Союза. В моду вошли телемосты с другими странами, появились первые развлекательные передачи вроде "Оба-На"... Именно тогда прозвучала знаменитая фраза "В СССР секса нет!".Я видел эту передачу. Народу понемногу начинали говорить правду. Чернобыль, Южно-Корейский боинг, Афганистан, международный терроризм, культ личности... Телевизор вдруг превратился из бесполезного предмета вещающего сколько колхозник Иванов намолотил центнеров с гектара, в удивительное окно в мир. В другой мир, в который превращалась страна за забором. А в зоне... В зоне ничего не менялось. Изо дня в день тянулся срок, все приближая  дату выхода на свободу.


---------------

Наверное, нашкребу воспоминаний на еще один пост на эту тему. Расскажу как шил варежки, полога и трусы. Каких странных или удивительных людей встречал. В других местах таких не встретишь.

Всем добра.

Показать полностью 4
236

Взросляк. Прибытие, больничка, карантин.

На Колыме, в декабре обычно стоят самые лютые морозы в году. Минус 45 это почти тепло. Частенько бывало, что температура по ночам опускалась до минус пятидесяти пяти. В такие дни, воздух на улице ощущается физически. Кажется, он трещит и вот-вот расползется над головой как трухлявая простыня вдоль шва. Дым из труб котельных поднимается строго вертикально вверх и, лишь достигнув какого-нибудь воздушного потока на большой высоте, расползается в стороны. Солнце в этот период появляется не больше чем на три-четыре часа. Где-то около полдвенадцатого выползает из-за сопок и к трём уже прячется за горизонт. От мороза в воздухе замерзают мельчайшие частички влаги и над землей висит туман. Из-за этого тумана, в ясную погоду практически всегда наблюдается эффект «Солнце в рукавицах», эдакая радуга вокруг светила.

Взросляк. Прибытие, больничка, карантин. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Вот в один из таких дней, очередным этапом меня привезли с малолетки во взрослую колонию общего режима в г. Сусуман.

Был конец 1985 года, перестройка набирала шаг, ускорение и гласность в один голос утверждали, что период застоя окончен. А Михаил Сергеевич практически каждый день появлялся в телевизоре и рассказывал, как хорошо мы теперь заживем. Плюрализм, альтернатива, суверенитет, секвестирование…


Еще не взорвался реактор в Чернобыле, не рубят виноградники в Крыму и на Кавказе, полки магазинов не завалены китайскими товарам, а цены на продукты диктуются плановой экономикой. За забором все еще СССР, хотя первые ростки под его фундамент уже брошены. Скоро они прорастут и развалят это здание.


Если вы читали мои предыдущие посты, то должны помнить, что у меня в Хабаровске и на Сахалине на ногах высыпали язвы. «Амурская розочка». Тут описано, для тех кто не читал. И практически весь период, что я находился там, медицинская помощь оказывалась лишь поверхностная – кварцевание, мазь Вишневского и все. Поэтому, по приезду на взросляк, я прямо из карантина угодил в тюремную больницу, которая находилась тут же. Но была она отделена от остальной зоны и в ней находились зэки из всей области. То есть там были и матерые волки с «полосатого» режима, и строгачи, и усиленные. Мне досталась палата, в которой я лежал с одним строгачом. Конечно же, мы не вдвоем лежали в палате, но запомнился только он. На вид лет 30-35, весь в наколках, пальцы веером.


В первый же день он предложил сыграть в шахматы «под интерес», я же будучи самоуверенным молодым человеком и имея второй разряд по шахматам, согласился. Шахматист млять. Через пару партий, я лишился шарфа и варежек. После этого играть под интерес категорически отказался, чем вызвал недовольство и обиду. Но я твердо стоял на своем и в конечном итоге мы стали играть без ставок, чисто чтобы скоротать больничные будни. Я так и не выиграл ни одной партии.


Зэк был колоритный. Просыпаясь утром, он начинал травить какие-то байки и анекдоты, еще не встав с постели. И травил их до тех пор, пока не начинал похрапывать, засыпая вечером. Он не затыкался, даже играя в шахматы. В его голове была просто пропасть каких-то диких историй про воров, бандюков и прочих асоциальных личностей. Не обошлось и без поганых ментов, собак-прокуроров и продажных судей. Наверное, ему казалось, что я восхищаюсь этой романтикой и хочу стать таким же. Но после малолетки, перспектива стать уголовником у меня не вызывала никакого восторга. Вообще, находится в одном помещении с этим типом, было жутко неприятно. Какой-то он был… Ну, не знаю. Скользкий. Будто кто-то высморкался, а вам приходится вытирать это. Пусть и в резиновых перчатках.

Взросляк. Прибытие, больничка, карантин. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

К счастью, видимо, от хорошего питания, сухого (пусть и холодного) Колымского климата, а так же возможностью плотно заниматься личной гигиеной, язвы на ногах начали подсыхать и буквально на третий день уже выглядели не так страшно. Потому меня вернули обратно в карантин общей зоны. Через некоторое время ноги полностью зажили и, теперь лишь шрамы напоминают об этой неприятной болезни.

Когда я говорю, что питание было хорошим, это не совсем так. Еду, подаваемую в столовой, можно охарактеризовать одним хорошим русским словом – бурда. Вкусовые качества оставляли желать лучшего. Точнее, вкусовых качеств она не имела. Но в супе было полно картохи, пусть и разварившейся. А в ухе довольно часто попадались куски рыбы. Каши были перловые, сечка, овес, пшенка. Никакого риса или гречки. Но это была полноценная каша, даже заправленная растительным маслом. И еды было много. Вкусно, не вкусно, но сытно и достаточно. За восемь месяцев оставшихся мне до конца срока, я отъел изрядную ряшку, набрал мышечную массу и перестал быть похожим на скелета.


Карантин располагался на втором этаже над баней. Потому ничего удивительного, что я познакомился с начальниками карантина и бани. Эти должности занимали зэки. Оба они имели большие сроки, оба были осуждены по экономическим статьям и оба были интеллигентного вида евреями. Интеллигентного, не в смысле в очках и сутулые, нет внешность у них была вполне себе мужская и брутальная. Но в глазах светился ум, речь была почти без использования жаргона и мата, и оба имели высшее образование, что в тюрьме очень большая редкость. Уж не знаю почему, но у меня с ними сложились довольно дружеские отношения и вечерами они приглашали меня в кондейку начальника карантина, где мы пили чай и беседовали за жизнь. Там я впервые попробовал салат, о котором перед новым годом запилил целый пост.

Взросляк. Прибытие, больничка, карантин. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

В карантине произошло еще два события. Ко мне пожаловала целая делегация бывших малолеток выяснять, почему это я должен был прибыть еще в августе, а прибыл в декабре. Уж не решил ли я остаться на малолетке и стать там «блатным»? Кто не читал мой пост «Малолетка. Кто есть кто» прочитайте, иначе вам будет не понятно о чем идет речь. После моего рассказа о том, что малолетка была закрыта на карантин из-за эпидемии дизентерии, они успокоились. Хотя первоначально были настроены очень решительно. Боюсь, если бы и вправду имел к «блатным» отношение, то мне пришлось бы туго. К счастью, в свое время я сделал правильный выбор.


Кроме того, мне был задан прямой вопрос – «Кем ты собираешься тут жить?». В общем-то, вариантов было ровно два. На самом деле, конечно выбор был больше.

Например можно было попроситься в хозобслугу (об этом я расскажу позже). Но поскольку в зоне было довольно много тех, с кем мне потом предстояло общаться на воле, я не мог пойти на этот шаг, не потеряв уважения земляков.

Потому только два варианта: Стать «отрицаловом» или стать мужиком. И заметьте, в отличии от малолетки, никто не называл себя вором, блатным или еще каким громким словом. "Блатной", так вообще звучало как ругательство. Нормальные мужики не блатуют. Максимум «в авторитете». Ну или чаще - «отрицалово».

В чем отличие, спросите вы? Пожалуйста, объясню:


Мужик отбывает наказание, работает, исполняет распоряжения администрации и не нарушает распорядок. Человек просто тянет лямку и ждет окончания срока.


Отрицалову работать западло (не совсем, но на многих видах работ), выполнение распоряжений администрации западло и т.д. и т.п. Соответственно, регулярный штрафной изолятор, лишение посылок/свиданий и прочие репрессии, зато авторитет среди зэков и некий «вес» в этой среде.

А еще гастрит. Почему гастрит? Потому что график кормления в ШИЗО был по принципу «День лётный, день пролётный». Ну, то есть в лётный день кормили как обычно, как всех. А в пролётный день действовало меню:


1. Завтрак: Хлеб с водой.

2. Обед: Вода с хлебом.

3. Ужин: И то, и другое.


Как вы понимаете, при таком меню, большинство тех, кто регулярно отбывал наказание в ШИЗО, буквально через пару месяцев начинали маяться животом.

Взросляк. Прибытие, больничка, карантин. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Вопрос «Кем я буду жить» для меня не был неожиданным и ответ на него был заготовлен заранее: - "Ребят, я конечно все понимаю, авторитет там, общак и остальное прочее, но мне до дому осталось 8 месяцев, нафига мне эти головные боли? Буду мужиком".

Вообще, большинство тех, кто поднялся с малолетки, как раз выбирали обратный путь. Уходили в отрицалово. Почему? Для меня это загадка. Казалось бы, пройдя тот кошмар, ты должен быть ниже воды, тише травы. В общем, не могу сказать почему, но было так как было.

Если судить по себе, то наверное потому, что малолетка отучила меня бояться. А человек без инстинкта самосохранения, опасный человек. Но меня всегда сдерживала природная интеллигентность, а так же огромное количество прочитанных книг, в которых были добрые сюжеты. А вот малообразованные дети неблагополучных родителей, становились злыми, дерзкими и по-настоящему отрицательными. Кстати, поэтому многие начальники отрядов не хотели брать к себе бывших малолеток, чтобы не портить статистику.

Со мной же произошло наоборот, когда случилось второе событие.


Буквально через пару дней после встречи с бывшими малолетками, в карантин пожаловал офицер, начальник пятого отряда. Отрядник. И первый вопрос, который он мне задал – Я слыхал, ты собираешься жить мужиком?


Как говорит @TS24, нас было двое, нас кто-то предал. Впрочем, информация не секретная и я ее подтвердил. Единственно, что озвучил отряднику просьбу, отправить меня работать на швейку. Ну, вы понимаете, на швейное производство. Очень уж не хотелось зимой работать в полуоткрытых цехах лесопилки или металлообработки. На что тот выдвинул условие - не выделывайся,  веди себя достойно, будешь работать на швейке. Если будут косяки, пойдешь пилить лес или таскать траки от бульдозерных гусениц. В общем, как говорил незабвенный Михаил Сергеевич, мы достигли консенсуса. Надо сказать, что и я и он, выполнили свои стороны договора и до самого моего освобождения никаких конфликтов или трений между нами не возникало. Не смотря на то, что мы фактически находились по разные стороны баррикад.

По окончании срока карантина, я продолжил отбывать наказание в пятом отряде, под руководством старшего лейтенанта Ч. Но это уже, другая история.

Взросляк. Прибытие, больничка, карантин. Зона, Реальная история из жизни, Длиннопост

Ну и как обычно хочу сказать всем моралфагам - я не пропагандирую АУЕ. Ни в коем случае не хочу сказать, что в преступном мире есть что-то романтическое или вообще хорошее. Тюрьма/зона это грязь, унижения, боль. Ничего хорошего там нет. Не нарушайте закон.

Ну а я... Я просто рассказываю о части своей жизни тем, кому это интересно. Пусть это и была не лучшая часть моей жизни.  Скорее худшая.

Моим подписчикам: Будет еще пост на эту тему. Может два. Но мой тюремный срок подходит к концу. А когда он закончится, я больше не буду писать на зоновские темы. Впрочем, у меня есть истории не только об этом.

Всем добра.

Показать полностью 4
192

Возвращение домой.

Продолжение историй про малолетку, хотя рассказ пойдет уже о взрослом периоде. Напоминаю, действие происходит в 1984-86 годах.



На Дальнем Востоке в Тихом океане водится рыба «уёк» (Гусары, молчать!). Название местное, по сути эта рыба обыкновенная мойва. Ну или килька. Или хамса. Ну, короче я не специалист. Просто мелкая морская рыбешка. Вот такая:

Возвращение домой. Зона, Малолетки, Реальная история из жизни, Этапы, Взросляк, Длиннопост

Когда она глубокой осенью идет на нерест, в воде рыбы больше чем воды. Извините за тавтологию. То есть, если подойти к морю, зачерпнуть воду ведром, а потом аккуратно слить воду, то в ведре останется полведра рыбы. Ну, может не полведра, но треть ведра точно. Чтобы было понятно, то прибрежная полоса в море выглядит вот так:

Возвращение домой. Зона, Малолетки, Реальная история из жизни, Этапы, Взросляк, Длиннопост

Длится такой нерест всего несколько дней. И в эти дни, все население прибрежных городов едет на берег и набирает уёк впрок. Его солят, вялят, консервируют, коптят…


Старушка баландерша в Южно-Сахалинской тюрьме приносила нам уёк горками, на газете. Помимо положенной пайки. Она искренне нас жалела и заботилась как могла. Иногда даже приносила в большой фарфоровой тарелке отваренную картоху. Вы не сможете себе представить, что такое год питаться бурдой из алюминиевой шлёмки, постоянно быть голодным, а потом вдруг получить огромную гору ещё дымящейся картохи и большую кучу уйка на газете. После того, как вы съели штатный обед. А старушка-баландерша, сядет под дверью с другой стороны и через кормушку нас расспрашивает. Кто, откуда, кто родители, есть ли братья-сестры… Уж не знаю, зачем ей это было нужно. Видимо просто любопытство бабушки на лавочке. Конечно же, разговоры с нами это было нарушение режима, но вот каким-то образом, старушке это разрешали. Ну, а наше отношение к ней было аналогичным, ласково называли ее «бабулей» и всегда говорили большое спасибо за подкормку. Однажды, я спросил, сколько у нее срок. Оказалось 15 лет. В СССР это было максимально возможное наказание. Я тихо офигел и спросил по какой статье – «По девяносто третьей сынок. По девяносто третьей». 93 статья УК РСФСР в Советском союзе, была вершиной воровского уважения. Ибо подразумевала под собой кражу у государства. Да не просто кражу, а кражу в особо крупных размерах, свыше пятидесяти тысяч рублей. Вот такая вот старушка-баландерша.


Поскольку в зоне на малолетке была эпидемия дизентерии, этапы тех, кому исполнилось 18 лет, на взросляк не отправляли долгое время. А когда эпидемия закончилась, нас собралось уже человек 30, которых пора было увозить. В общем, кошмар под названием «малолетка», подошел к концу. Нас погрузили в КАвЗ-ик и повезли в тюрьму, чтобы отправить потом дальше по этапу. КАвЗ-ик был даже без решеток на окнах и я смог рассмотреть немного город Южно-Сахалинск. Стояла поздняя осень. Светило солнышко и последние листья облетали с деревьев. Город после беленых казарм, серых зданий в зоне и высоких заборов показался прекрасным. Так что я могу сказать в разговоре, что бывал на Сахалине. Хотя, по большому счету, кроме санатория «Горный воздух», который располагается на сопке и его видно даже из-за забора, больше ничего там и не видел. Вот вам КАвЗ-ик, точно на таком мы ехали. Даже цвет был такой. В обычный автозак такая толпа бы не поместилась, а возить несколько раз наверное не захотели.

Возвращение домой. Зона, Малолетки, Реальная история из жизни, Этапы, Взросляк, Длиннопост

В автобусе выяснилось, что примерно половина едущих - Сахалинцы и большинство из них приблатненные. «Малолетка. Кто есть кто», читайте тут, чтобы понимать кто это. То есть, все понимали, что если мы попадем в одну камеру, то порядки заведенные на малолетке, скорее всего, продолжатся. Еду, у кого какая есть, отберут. Хорошие вещи тоже. Нам ведь вернули все вещи, которые были при нас, когда мы приехали в зону. С другой стороны, мы все понимали, что большинство из нас этого терпеть не захотят, а значит придется драться. Настроения это не поднимало. Перспектива массовой драки в камере была настолько мрачной, что когда сахалинцы зашли, в камеру, остальные остановились и отказались туда идти. "Дубак" удивленно посмотрел и спросил – Вы что, все обиженные? – Нет, ответили ему. Но если мы войдем туда, то у вас будет большая куча проблем, потому что почти сразу же, начнется драка. "Дубак" оказался не дурак, а скорее всего представил себе махач 15 на 15 в одной камере и быстренько закрыл дверь. Отвели нас в этапку, во временную камеру. Помню, было ужасно холодно, а окон в камере не было. Просто проемы забранные решеткой. Мы все забрались на второй ярус нар и сбились в кучу под лампочкой. Так ночь и провели, прижавшись друг к другу. Ночью, я пошел в туалет, а когда возвращался на свое место, наклонился над лежащими парнями и лицом уловил тепло исходящее от них. Так и стоял несколько минут, ловя теплые волны поднимающиеся к потолку, грелся.

А на утро, нас перевели в нормальную камеру, со шконками, окнами, матрасами с бельем, столом, светлым беленым потолком, туалетом и старушкой-баландершей. После малолетки, где нам приходилось «летать» целыми днями, тюрьма показалась райским местом. Мы целыми днями валялись на шконках, резались в домино и карты, шахматы. Впрочем, в шахматы со мной никто играть не хотел. Перед тем как угодить в тюрьму я выполнил норматив второго разряда, участвуя в районной шахматной олимпиаде. Однако, забегая вперед, скажу, что в дальнейшем, мне попадались такие шахматисты, которые меня обыгрывали без проблем. Карты, конечно же, были запрещены. Но никто не мешает нарезать картонную коробку из-под сахара-рафинада на квадратные кусочки. А затем ручкой нарисовать на них масти. Конечно, при первом шмоне их отберут. Но ничто не мешает нарисовать новые.

Возвращение домой. Зона, Малолетки, Реальная история из жизни, Этапы, Взросляк, Длиннопост

В общем, начался длинный этап на взрослую зону в Магаданской области в городе Сусумане. Ничего нового в этом этапе не случилось, в общем-то все уже описано в «Как я этапами ходил» и «Как я этапами ходил. Продолжение». Только не было уже никаких прописок и прочего дерьма. Южно-Сахалинск – Хабаровск – Магадан – Сусуман. В Хабаровске мы еще оставались вместе, только одного «опущенного» от нас отселили, хотя мы его не обижали. Просто по мере формирования этапов к нам подсаживали еще других зэков, а опущенный в мужской хате, это не комильфо.

Запомнился один персонаж. Кореец по фамилии Ким. Впрочем, наверное, половина корейцев носят эту фамилию, так что не раскрою никаких личных данных. Высокий (что для корейца редкость), спортивная фигура, широкие плечи, язык как помело… Лет 25. Любимец женщин. Чем и пользовался. Ездил по стране, в ресторанах по вечерам снимал подвыпивших женщин и набивался к ним домой. Ночью, после секса прикидывался спящим и дожидался, пока женщина заснет. Потом вставал, тихонько собирал вещички-шубки-золотишко. Выносил это дело на улицу и прятал на входе в подвал. Ну или в кусты. Не принципиально. Главное рядом. А потом возвращался и ложился спать. Утречком вставал, как ни в чем не бывало, прощался с женщиной и сваливал в туман. Точнее на рынок к барыгам, скинуть товар. Как его вообще поймали, не знаю. Потому как большая часть обманутых женщин даже не писали заявления в милицию. Стыдно было.


В общем, особо рассказывать больше и нечего. Где-то в начале декабря, я приехал на взрослую зону, о чем будет еще один-два поста. Ну и как обычно, напишу, что я не пропагандирую АУЕ. Никоим образом не хочу сказать, что в тюрьме есть какая-то романтика. Ничего хорошего там нет. Грязь, боль, унижения и голод. Не нарушайте закон, не попадайте в тюрьму.

Показать полностью 2

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Привет!


У нас отличные новости для геймеров и всех тех, кто неравнодушен к играм. Вместе с LG мы объявляем август — месяцем геймерства. Для тех, кто уже подзабыл или просидел весь июль в неведении, прошлый месяц был посвящен фотографам. Мы собирали ваши посты с тегом «фотография», а вы выбрали победителя. За вот этот пост @Iradiada получит шикарный 29-дюймовый монитор LG. Поздравляем :)


В этом месяце мы собираем истории, фотографии или видео по теме игр и геймерства. Прохождения, баги, обзоры, пасхалки, мемы и разборы – это может быть что угодно, но обязательно про игры. Для участия в конкурсе опубликуйте пост, поставьте тег «игры» и метку [моё] до 25 августа включительно. А пока будете выкладывать свои посты, мы расскажем, для каких игр нужен ультраширокий монитор, и как в нестандартном соотношении сторон работалось гейм-дизайнеру (скоро появится). В конце месяца по традиции запустим голосование, а автору лучшего поста подарим новехонький UltraWide-монитор.


Итак, закрепляем. Что нужно делать:

Написать пост на тему месяца (август — игры и геймерство);

Поставить тег #игры и метку [моё] и опубликовать до 25 августа включительно;

Все. Вы в игре. Остается только ждать результатов.


Ваш шанс засветить свое остроумие и скилл (ну и выиграть приз, конечно!).

Отличная работа, все прочитано!