SallyKS

SallyKS

Пикабушница
поставилa 2462 плюса и 675 минусов
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 5 редактирований
Награды:
лучший авторский текстовый пост недели 2020-й сделал меня лучше номинант «Детский пост года – 2018» лучший авторский текстовый пост недели более 1000 подписчиков
330К рейтинг 7944 подписчика 4524 комментария 112 постов 112 в горячем
688

Огреть мужика ковром

Позвали мою маму на юбилей ее предпоследнего места работы — большого предприятия. После встречи с коллегами-бухгалтерами мама пришла в глубокой задумчивости: одна из дам поведала, что еще одна коллега, Ирина, сейчас находится в очень бедственном положении — тяжело болеет, чуть ли не лежачая, а ухаживать за ней некому — ее дочь живет в другом регионе, приехать не может. Больная просила помыть ее, а также сделать у нее генеральную уборку, а то в грязи помирать как-то не хочется. Сердобольные женщины, конечно, решили взять над коллегой шефство и помогать кто чем может.

- Понимаешь, - сказала мне мама. - Я Ирку эту не любила никогда. На работе за ней вечно приходилось все доделывать, деньги занимала — никогда в срок не отдавала, и вообще... Я много с ней ругалась.

Мама еще подумала.

- Ладно, - сказала. - Помогу, а то неудобно как-то. Если Ирка и была в чем-то виновата, то ее жизнь за это уже наказала. Посмотрю, может, ей продуктов надо купить или еще что. Пятнадцать лет не виделись.

Сказано — сделано. Мама надела дачный спортивный костюм, взяла из дома моющие средства и прочее необходимое и поехала к болящей.

И вот картина маслом: в большой и когда-то приличной, но теперь конкретно засранной квартире бывший финансовый директор предприятия на кухне перемывает всю засаленную посуду и готовит супчик из принесенных ею же продуктов, бывший главный бухгалтер сворачивает ковры, чтобы мыть пол, выметает из-под них горы песка, бывший зам главбуха чистит сантехнику, моет двери, вытирает пыль... Параллельно слушают печальный рассказ о болезни и страданиях, охают, сопереживают. Ирина на дочь ворчит — мол, могла бы мать забрать к себе или к матери приехать, раз такое дело, а то стыд-позор — у чужих людей приходится помощи просить.

И вот когда наши пенсионерки-тимуровцы, крякнув, втроем взвалили на плечо самый большой ковер, чтобы нести на улицу выбивать, входная дверь отворилась, и вошел здоровый румяный мужичище, который весело спросил:

- Ну что, не закончили еще?

Оказалось — муж. Ну как муж… Сожитель. С которым болящая живет уже несколько лет на своей территории, он то работает, то не работает, живут в основном на ее пенсию. Он не дурак выпить, из-за чего «то не работает» происходит чаще, чем «то работает». Моя мама и вторая ее бывшая коллега с немым вопросом уставились на третью, которая всех и сподвигла делать благое дело: мол, какого хуя, Мариванна? А Мариванна (она в этой квартире уже не в первый раз была, и у нее ключ имелся, чтобы входить самостоятельно) пренебрежительно замахала рукой и зашептала:

- Да что эти мужики понимают в уборке, разве они помощники? А нам ведь нетрудно!

- Нетрудно. А сейчас будет еще легче, - согласилась моя мама. - Мужчина, возьмите, пожалуйста, ковер!

Тот нехотя согласился:

- Почему бы не помочь женщинам!

Когда он, подобно Ленину на субботнике, только не с таким одухотворенным лицом, удалился, мама приступила к допросу с пристрастием. И под тяжестью улик болящая Ирина созналась, что она не совсем одинока. Мама вспомнила, что у Ирины еще сын есть. Далее оказалось совсем интересно: сын живет буквально на соседней улице, но помогать матери не может, ибо ему всегда при виде больных тягостно, и он потом может в запой уйти. С женой сын в разводе, поэтому рабочей силы в дом к матери привести не может.

Под конец допроса Ирине на мобильный позвонил ее мужик с улицы, который недовольно спросил, долго ли ему еще во дворе охранять ковер, и когда его придут выбивать. Мама моя просто за голову схватилась.

Уборку женщины доделали. Выбивалку для ковров и старую куртку, чтоб не уделался песком, отнесли мужику с лапками (Ирина переживала, что теперь он неделю будет злой ходить).

После этого две другие коллеги уже без моей мамы (которая решила, что два здоровых мужика в состоянии присмотреть за одной не чужой им женщиной) по очереди еще ходили к Ирине несколько раз — готовили еду, прибирались, помогали ей оформлять какие-то документы. Но в один прекрасный день прозрели и они. Эта самая Мариванна, активная женщина, пошла с паспортом болящей и доверенностью на представление ее интересов в нужное ведомство, как вдруг звонок от Ирины:

- Быстро приезжай ко мне!

Мариванна в непонятках вернулась — и на нее обрушился крик в две глотки, Ирины и ее сожителя, что она тварь и мошенница. Оказалось, что пока Мариванна с паспортом ждала очереди в МФЦ, Ирине позвонили, как пишут в полицейских сводках, «неизвестные, представившиеся сотрудниками безопасности банка», которые сказали, что на ее, Ирины, имя прямо сейчас оформляется крупный кредит. Ирина решила, что Мариванна устала на нее бесплатно батрачить («я ведь чуяла подвох, что ты неспроста ко мне ходишь!»). Мариванна так опешила от этого наскока, что не смогла доказать свою непричастность ни к каким махинациям и просто ушла в слезах и потом звонила моей маме, рыдая. Причем рыдать она стала после того, как позвонила Ирине и попыталась еще раз объяснить, что с ней связались мошенники, и никакая служба безопасности банка по каждому кредиту никому не звонит. Ирина в ответ рассмеялась:

- Да я уже все выяснила, хотели меня развести.

Ни извинений, ни сожалений. А когда Мариванна сама подняла этот вопрос, Ирина возмутилась:

- Ты слишком нежная какая-то! Что я такого сказала? Подумаешь, любой бы на моем месте запереживал!

- Мы же хотели эту Ирку еще в девяносто восьмом уволить, - сокрушалась моя мама. - Вот я тоже дура, еще извиниться хотела перед ней за все былое. Надо было хоть ее мужика ковром огреть.

- Мама, он бы тебя тоже огрел!

Мама изумленно подняла брови:

- Тогда их уже ничем не исправить!

Показать полностью
447

Человек с прибором (Записки редактора)

Вот и накопилась еще одна небольшая подборочка перлов — журналистских, литературных, рекламных. Словом, всех, что проходят через мои натруженные руки. Предыдущие здесь, здесь и здесь.


«Воду своих рассуждений он разбавил незначительным количеством сомнительных фактов». Что ж, разбавляй, но проверяй.


«Раньше Иванов был членом Смирнова, но с тех пор многое изменилось». Журналисту на заметку: пропусти всего одно слово - «команда» - и текст уже гораздо интереснее, читается на одном дыхании и запоминается надолго.


«Чтобы глаз радовал и горожан, и гостей областной столицы». Ну, если это Мордор, то Око Саурона может много-много радости орочишкам принести.


Еще один образчик забавного использования пословиц и поговорок: «И он, как говорится, раздал всем сестрам по серьгам: Николай получил подарочную карту, а Игорь наушники».


И еще в том же духе: «Наши простые советы помогут вам почувствовать себя в любимом платье как дома!»


«Мои переживания усугублялись его лавинообразным нежеланием этого свершившегося факта». И настроение падало стремительным домкратом.


«Слесарь Степанов всегда был человеком с прибором». Что же, вполне базовая комплектация для слесаря.


«Автоледи повредила только бампер и фару, а следовавшей за ней «Шкоде» повезло гораздо меньше: полностью смятая крыша». Ничего, бампер автоледи себе еще накачает, лишь бы крыша была цела.


«За пять лет коллектив сменился на 100%, остались только лучшие кадры». У вас статистика отклеилась.


«И она поблагодарила его легким движением плеча». От плеча к плечу душевно в душу.


«Бабушка отодвинула в сторону мешок, и этим защитила его от падения на голову внука». Может, этот внук картошку о голову ломает, не напасешься корнеплодов.


«С появлением грызунов работы на объекте значительно активизировались». А если бы они еще тараканов позвали, справились бы с пятилеткой за три года.


«Если позволите мне выразиться стихами, то осенняя пора как бы говорит: пора, ребята, пора заканчивать с отпускным настроением». Я поэт, зовусь Ромашка, от меня вам всем приветик.


«Тяжелым патриотическим трудом поисковики вернули к жизни останки 15 бойцов». Хоть что-то хорошее произошло.

Показать полностью
1853

Присесть на дорожку

Вообще главный коридор нашей конторы оглашается рыданиями крайне редко, но иногда бывает. Сегодня, например.

Есть у нас сотрудница, допустим, Света. Должность у нее не самая важная (и скоро должна была попасть под сокращение), свободного времени достаточно. И эта Света вступила в какую-то секту, которая якобы продает товары, но на самом деле запудривает мозги работникам, всячески их мотивируя пластмассовыми чашками, званиями бриллиантовых директоров и кольцами с монограммой из нержавеющей стали. На работе Света слушает какие-то вебинары и тренинги по засиранию мозгов. Пару раз пыталась вести торговлю в офисе, всеми была в мягкой форме послана, сникла и перестала афишировать то, что в скором времени, возможно, перейдет на качественно новый уровень жизни и сознания.

И вот вчера Света приходит ко мне в кабинет с грустным взглядом и тихо, торжественно спрашивает:

- Салли, могу я тебя попросить о чем-то жизненно важном?

- Не стоит, - вежливо отвечаю я.

- Ну я просто попрошу, а ты сама решишь, согласиться или отказаться, я не обижусь.

- Света, даже если ты обидишься, я заранее откажусь. Что такое?

- Понимаешь, у нас в группе (имеется в виду ее секта, которая, очевидно, делит всех на группы - прим. мое) одна девочка сильно провинилась, и за это наказали всех…

- Как в армии?

- ...и каждому из нас нужно сделать пятьсот приседаний, снимая это на мобильный…

- Света, я не буду снимать на мобильный, как ты приседаешь!

- Нет, снимать я сама могу, это не проблема. Дело в том, что мы можем разделить задание с кем-то другим — и тогда нужно будет присесть каждому всего лишь по двести пятьдесят раз.

- И?

- Ты не могла бы мне помочь? Ты же занимаешься фитнесом?

- Света, ты в уме?

И тут она заливается слезами:

- Салли, мне уже все отказали, а я не могу присесть пятьсот раз! Ты не представляешь, как это для меня важно! Меня только что поощрили за волю к победе, я не могу сейчас показать, что я ни на что не способна!

Опускаю наш дальнейший разговор, вы и сами себе его можете представить. Мои слова вкратце: «Света, беги оттуда, это моральное насилие». Ее слова: «Это мой шанс на лучшую жизнь». В общем, Света была выпровожена из кабинета, я посидела пару минут в позе «рукалицо» и вернулась к работе.

А дальше было вот что. Поскольку никто не захотел помогать Свете, она решила сделать все сама. Пролезла в переговорную, где никого нет, установила телефон так, чтобы попадать в кадр, и начала приседать. Ее прервали вызовом в бухгалтерию — расписаться в какой-то бумажке. Она сходила и начала сначала. Ее опять прервали, причем когда она уже дошла до трехсот — переговорная потребовалась сотрудникам. Третью попытку Света сделала уже в своем кабинете после работы, когда все ушли. А поскольку к этому времени она уже была измочалена предыдущими подходами, почти на завершении экзекуции упала в обморок, и ее обнаружила уборщица.

Наутро, то есть сегодня, Света имела бледный вид, но воли к победе не утратила и попыталась предпринять еще одну попытку выполнить задание, закрывшись в переговорной изнутри. Не знаю, была ли попытка успешной, но на выходе Свету ждала главный кадровик Изольда Карловна. После двадцатиминутной беседы Света написала заявление по собственному и довольно весело со всеми прощалась.

Она ушла собирать вещи, а спустя где-то полчаса руководитель ее «группы» сообщил, что считал приседания и не досчитался то ли трех, то ли четырех, так что она вылетает из списка перспективных обратно на первый уровень.

Света рыдала так, что некоторые наши девочки тоже едва сдерживали слезы. Она била кулаками в стены и отталкивала руки с водой, которую ей принесли.

- Она с собой ничего хоть не сделает? - обеспокоенно спросил завхоз Петрович. - Может, поприседали бы с ней и всего делов?

Я не знаю, честно. Но мне кажется, что Света уже с собой все сделала. Конечно, все это очень неприятно. Это зависимость, болезнь, эмоциональное рабство. Я могу ей посоветовать хорошего психолога или психиатра, но я не буду приседать на камеру двести пятьдесят раз во имя Светиных достижений, потому что тогда в мире станет на одного больного больше. Но что-то объяснять здесь совершенно бесполезно.

Показать полностью
2262

Чипированным вход воспрещен

Вы помните Катю? Конечно, вы помните Катю! Для Лиги лени и рада бы изложить вкратце историю, но не знаю даже, с чего начать — со сжигания моей кожаной дубленки, ухода в монастырь или потери полумиллиона рублей? Короче, меня просили рассказать о дальнейшей судьбе этой девушки, так я рассказываю.


Свадьба с потерявшим голову от любви женихом прошла в штатном режиме. Катя перестала работать в магазине и осела дома создавать семейный уют. И все бы ничего, теперь этот цветок не наша проблема, но Катерину переклинило на почве вакцинации. Если раньше она порывалась сжечь паспорт из-за «числа зверя», давайте догадаемся с одного раза, вступила Катя в стан сторонников или противников вакцинации. Иии… Вы угадали! Чипирование не пройдет. Коронавирус это выдумка для тотального контроля над всей планетой. Неизвестно, что там в этой вакцине намешано. Русский народ медленно травят. От гриппа и ДТП больше людей умирает, и вакцинация не помогает.


Как водится в историях про прекрасных, но недопонятых барышень, Катя встретила возмутительный протест против своих убеждений. Оказалось, что ее муж — идиот и предатель. В то, что он идиот, мы всей семьей искренне верим, так как нормальный на Кате бы не женился, но вот насчет предателя есть сомнения, ибо его вероломство заключалось в том, что он вакцинировался. Сказал, что ездит по многим регионам, часто бывает в Москве, и не хочет рисковать.

Катин муж позвонил мне и говорит:

- Салли, ты такая умная, можешь мне сформулировать какой-нибудь аргумент, который успокоит Катю? Она уже неделю со мной не разговаривает.

- Витя, - отвечаю я, - у меня есть прекрасный аргумент, который успокоит Катю: «Не согласна — пиздуй в деревню к маме».

- Салли, ну давай не так радикально! Я ведь ее люблю, я не хочу разводиться.

- Витя, я знаю Катю все двадцать лет ее жизни. И поверь, единственное, что может ее угомонить, - это твердое «нет» на все ее закидоны. А все эти попытки дискутировать, почему пандемия реальна и смертельно опасна, - пустое бисерометание. Не хочет — пусть не вакцинируется, а другим не мешает.

Катин муж еще попытался вытянуть из меня какие-нибудь волшебные слова, которые дошли бы до Катиной бездонной души, но мне казалось, что я и так выдала все волшебство, на которое способна, и на том мы распрощались.


А второй удар Катерине нанесла остальная ее семья. Оказалось, что и родители, и братья с семьями тоже записались на вакцинацию, а некоторые уже и сделали первый компонент. Катя позвонила матери и припугнула, что ноги ее не будет в родном селе, если семья «чипируется» и этим вымостит себе дорогу в ад. «Рожу ребенка — а вы внуков увидите только на фото, да и то не факт!» - заявила девушка с крепкими убеждениями. Мама что-то лепетала в оправдание. Когда же она донесла Катин ультиматум до мужа, Катиного бати, Катин батя позвонил дочери и сказал без лишних предисловий:

- Не хочешь — не приезжай. А учить меня не вздумай. И внуки у меня уже есть, им больше клубники достанется.

У Катиного отца весной от коронавируса умерли сразу два друга с разницей в месяц (один в моногоспитале, другой от последствий болезни), и он это очень сильно переживал, а по рассказам знал, как мучительно проходит болезнь, как люди по 10 дней не могут получить тело умершего близкого, а потом еще очередь на копку могилы, поэтому для него никаких вариантов не было — только прививаться. Да и вообще каждый, думаю, насмотрелся на истории знакомых и знакомых знакомых (дай бог, чтоб не на примере своих близких), которые не смогли пережить новый вирус. А Катерина, которая с Нового года не работает, имеет 56 друзей в соцсетях и общается только в группах антипрививочников, убеждена, что вируса нет, — она же не заболела!


Одним словом, после отцовской отповеди она звонила матери, братьям и всей прочей родне с рыданиями, что отец от нее отрекся. Сколько мозгов там было выклевано, сколько нервных окончаний окончено, я не знаю, но предполагаю, что много охуллионов. Но поскольку родня далеко, а муж рядом, ответил за всех как раз муж. В один прекрасный день он вернулся домой из командировки, двадцать часов ехал за рулем без остановок, чтобы скорее встретиться с любимой, — а его не пускают. В его же, на минутку, квартиру (Катя в своей жизни если что и заработала, то знатных пиздюлей, правда, ей их почему-то все никак не выдадут). Короче, ключ не подходит, Катя дверь не открывает. Из-за двери прилетела смс-ка: «Чипированным вход воспрещен».

Катин муж опять звонит мне:

- Салли, ты можешь ей позвонить и убедить меня впустить?

- Витя, тебе нужна помощь, чтобы войти в собственную квартиру? Ты слесаря вызвать не можешь?

- Она написала смс, что если я зайду, она вены вскроет!

- Не вскроет, заходи спокойно.

- Что мне ей сказать, чтобы она успокоилась?

- Скажи: «Если что-то не нравится — пиздуй к маме в деревню».

- Салли, если с ней что-то случится, я себе никогда не прощу!

- Так вызывай сразу слесаря и психиатрическую скорую! Вены она, конечно, не вскроет, но в истерике побьется долго. Я давно подозреваю, что ее надо лечить.

- Салли, неужели ты совсем не любишь ее? Это же твоя племянница!


Люблю ли я Катю? Сложный вопрос. С одной стороны, все члены семьи, если не разругались и не разбежались, чувствуют привязанность друг к другу и готовность помочь, даже если они не особенно близки. К кому-то привязанность сильнее, к кому-то слабее, но она есть в любом случае. Я вот встречу каких-нибудь моих не сильно близких родственников, о которых даже не вспоминаю никогда, увижу в них знакомые черты — бабушки, деда, мамы моей — и как-то теплеет внутри, потому что мы одна кровь. С другой стороны, если я вижу, что одна из моих родственниц выросла человеком гаденьким, должна ли я наступать на горло собственным представлениям об этике просто потому, что невежественная эгоистичная Катя дочь моей двоюродной сестры?


В общем, Катин муж побился в дверь с мольбами, уговорами и смс-ками длиной с рулон обоев еще часа два, был впущен, облит презрением и новыми аргументами, почерпнутыми из вещающих истину групп в соцсетях.


А Катин батя через Катину маму единственной и любимой дочурке передал: уйдет от мужа — в родительский дом со своими истериками пусть даже не суется, тут ее проповеди никому не интересны. Но я бы, конечно, еще посоветовала поменять замки.

Показать полностью
1478

Бухгалтерия против Халка

Есть такие мужчины, которые люто кайфуют от своей физической силы, совершенно при этом не принимая во внимание чувства и комфорт людишек помельче. Пожать руку так, чтобы посинел, распух и лопнул в области глаз весь остальной человек? Пжаааалста! На просьбу прибить гвоздь долбануть кувалдой так, чтобы обрушилась стена, а потом гордо расхаживать, будто не накосячил, а одолел Челубея? Как здрасьте. Поздороваться с погруженным в свои мысли человеком во всю мощь легких, чтобы тот подскочил на месте и схватился за сердце? Отличная идея, особенно если дополнительно заржать и слегка ткнуть напуганного пальцем в плечо. Одним словом, этим богатырям неинтересно сделать, им интересно сломать, потому что так они проверяют мир на прочность, и мир, как правило, проверку не выдерживает.


Нашего Халка зовут Паша, и его взяли в помощь завхозу Петровичу — экспедитором. Паша высокий, выше метра девяносто, и очень плотный. У Паши оглушительно громкий голос, черная борода и неуемное желание демонстрировать мощь. К примеру, иду я по коридору, несу пятилитровую бутылку с водой. Меня встречает Паша в коридоре:

- Салли Каэсовна, что ж вы так слабенько! Я по две девятнадцатилитровых ношу!

- Восхищаюсь вами, Павел, - говорю мрачно и иду дальше.

Я, кстати, сильно помельче Паши. Другие женщины себе убавляют возраст, а я прибавляю рост, когда спрашивают. Так что для публики мой рост метр шестьдесят три. Нет, пожалуй, лучше метр шестьдесят два, а то неправдоподобно.


До этого мне одна из сотрудниц жаловалась, что Паша, увидев ее маленькую машину, попытался эту машину раскачать на парковке, чтобы доказать, какое это небезопасное транспортное средство, и объяснить, что мельче уазика — вообще не машина.


После того, как стало ясно, что Паше тупо пофиг на качество работы и на причиняемые им разрушения, Петрович сильно раскаялся, что выбрал себе этого Халка в помощники. Это вообще какой-то феномен: человек реально считает, что его работа — физически превосходить окружающих (особенно женщин), а не добиваться конкретного результата. Например, предыдущий экспедитор брал за один раз четыре пачки бумаги, чтобы погрузить в машину. Паша берет восемь-девять и в половине случаев роняет. Некоторые пачки рвутся, некоторые просто пачкаются, если дело происходит на улице. Но он показал, что он это может.


Одним словом, Пашины богатырскую силу и удаль мы вообще не оценили. Особенно от его молодецкого задора страдала бухгалтерия. Дело в том, что Петрович с Пашей и бухгалтерия имеют общий городской телефонный номер, и если трубку взяли в одном кабинете, а зовут сотрудника из другого, надо постучать в стенку. Стены тонкие, достучаться способен кто угодно. И бухгалтерия со спаренным телефоном от Пашиного стука в стену уже конкретно спарилась, потому что он долбит как бухой медведь, очень при этом радуясь. Ему неоднократно было сказано, чтобы он делал это потише, но Паша с поистине детским хлопаньем глазами уверял, что и так стучит буквально одним пальчиком. В конце концов, ему вообще запретили брать трубку, так как ему лично на городской никто не звонит.


А вчера утром Паша то ли решил сбросить с себя оковы запретов, то ли до него в принципе вежливые просьбы не доходят, но это опять произошло — телефон зазвонил, он схватил трубку и радостно забарабанил кулаком в стену бухгалтерии. От этого со стены упали часы, причем неудачно — они не только разбились сами, но и разбили подарочный фигурный коньяк, стоявший на столе у зама главного бухгалтера (у нее как раз накануне был день рождения, и она не все подарки успела унести). В бухгалтерии в это время никого не было. И что, по словам Петровича, сделал наш Халк? Он на цыпочках зашел в соседний кабинет, увидел разбитые часы и разбитую бутылку и так же бесшумно ушел из конторы.


Петрович потом два часа не мог до него дозвониться. А когда Паша взял трубку, то непривычно тихим голосом спросил, что ему теперь будет. Петрович объяснил, что за часы ему не предъявят, так как они сувенирные, подарочные от одного из партнеров (дешевый пластик, такие в каждой конторе, наверное, есть), на балансе не числятся, а вот коньяк нужно возместить и неплохо бы извиниться. Кстати, я посмотрела потом в магазине — такая фигурная бутылка в виде туфельки семидесятого размера стоит в районе тысячи рублей. На это наш богатырь гордо молвил:

- Извиняться — еще чего! Мужики не извиняются!

- Тогда уябывай, - резюмировал Петрович.

И Паша принес заявление. Правда, по словам завхоза, неся бумажку в отдел кадров, мимо бухгалтерии добрый молодец прошмыгнул тише мыши.

Показать полностью
1081

Сколько нам заплатили за этот беспредел

Мое «любимое» рабочее — заказы, где информацию нужно согласовывать с десятками самых разных людей. Обычно это альбомы и памятные книги про сотрудников какой-либо крупной организации. Тут каждый хочет любить — и солдат, и моряк, и корова, и волчица, и жучок, и паучок, и медведица. И каждый хочет иметь научить меня работать. Писать тексты. Верстать книги. Мне научиться не жалко, как говорится, любой каприз за ваши деньги, просто заказчик и «учителя» в данного типа проектах - это всегда очень сильно разные люди. А в этом году - как назло! - вдобавок к выборам проходит еще и несметное количество различных юбилеев у органов и организаций, в которых народ жаждет, чтобы про него написали книжку.


Вот делали по госзаказу каталог предприятий, выбранных по определенному принципу (в данном контексте неважно какому). Для «виновников торжества» каталог был совершенно бесплатен, и от них требовалась только общая информация (год создания, профиль работы, особенности, контакты), логотип и фото. Каждому — по странице. Было сказано: если у вас нет хорошего фото производства и продукции, мы пришлем фотографа, и он сделает сам. Если текст окажется больше оговоренного объема, мы его сократим.


И вот тексты и фото получены, мы их оформили, выслали «героям» в верстке на согласование (пусть проверят, не назвали ли мы директора фирмы Иваном Ивановичем вместо Сильвестра Арнольдовича, и такого ли типа втулки там изготавливают). И тут традиционно началось. Из сорока одной фирмы двенадцать пришли меня лечить. И ставить, и ставить мне градусники.


- А почему вы наш текст сократили в два раза?

- Потому что у нас на странице определенное количество печатных знаков, больше поставить нельзя, мы предупреждали.

- Тогда давайте уберем фото!

- Фото обязательно.

- Давайте фото сделаем маленькое!

- Фото должно быть большое и красочное.

- Мы вам вообще-то за эту работу деньги платим!

- Нет, не платите.

- Такого не может быть! Вот у меня счет лежит на 42 тысячи! А, погодите, это не ваш...


- А почему вы наш текст сократили в два раза?

- Потому что больше на страницу не влезает. Фото убрать нельзя, сделать его мельче нельзя.

- Тогда давайте шрифт сделаем помельче!

- Шрифт во всем каталоге одного размера.

- Тогда дайте нам больше места в каталоге!

- Всем дан одинаковый объем.

- Мы вам заплатим!

- Спасибо, но деньги мы ни с кого не берем, и у нас четкое техзадание заказчика: одно предприятие — одна страница.


- А почему вы убрали все наши фото, кроме одного?

- Потому что согласно техзаданию нужно только одно фото.

- Тогда пусть это будет фото нашего директора!

- Мы ставим только фото производства или продукции.

- А как можно решить этот вопрос?

- Можем сфотографировать директора на производстве или с продукцией.

- Но он хочет в кабинете!

- Тогда никак.

- Тогда фирма откажется участвовать в вашем каталоге!

- Очень жаль, но что поделать.

- Да? Ну, мы еще подумаем, я передам директору…


- А почему...

- Фото убрать нельзя, сделать мельче нельзя, дополнительное фото директора поставить нельзя, больше текста поставить нельзя, шрифт уменьшить нельзя. Очень сожалею.

- Вы хоть ошибки поправьте!

- Какие?

- У вас написано «в течение года», а надо «в течении»!


Наконец, вроде бы все угомонились. Я вытряхнула из панамки градусники, выдохнула и...

Один из двенадцати самых придирчивых «героев» оказался то ли членом общественного совета при каком-то важном ведомстве, то ли председателем общества, в которое входил в том числе представитель заказчика. В результате этот общественный член нажаловался, что про его прекрасную фирму не хотят писать прекрасно, а хотят писать как у всех, и он протестует и негодует. Заказчик, который сам утверждал концепцию и через помощника просил передать, что никакие отступления неприемлемы, долго орал на директора нашей конторы, что надо делать так, как нас просят.


В итоге картина маслом: у сорока фирм по одной странице с одним фото, у одной — разворот с тремя фото, из которых самое большое — портрет директора. Для одиннадцати остальных протестующих (ой, да что я подслащиваю пилюлю, для всех сорока) мы — мудаки, пидорасы и сколько нам заплатили за этот беспередел. После выхода каталога мне позвонили представители двадцати восьми фирм с диапазоном чувств от вежливого удивления до неистового возмущения. А тем, кто звонил представителям заказчика жаловаться на дискриминацию, представители заказчика отвечали, что просто исполнитель не умеет работать с людьми и ставит слишком жесткие рамки.


На данный момент у нас сразу два подобных проекта. Я решила, что основную часть переговоров по проблемам согласования возьмет на себя мой заместитель Юля. Потому что иначе нафига мне заместитель. Когда заканчивали уже упомянутый проект, Юля просто слушала, как я принимаю претензии, как отвечаю и чем аргументирую свой личный пидорасизм и беспредел. А когда узнала, что это теперь ее крест, заплакала и пошла писать заявление на увольнение. Я ее еле отговорила.

Показать полностью
761

Труд выходного дня

Обещала опус из серии «как я провел...» - вот и он. Сразу скажу, что это просто зарисовка из жизни, не содержащая экшена, вампиров и сексуальных сцен. Зато здесь есть попытка погони и мертвый голубь.

- Салли, нужно съездить на субботник, - сказал перед тем, как всю страну отпустили на майские каникулы, директор Сергей. Напомню, что контора у нас в учредителях имеет органы власти, поэтому в ряде вопросов свободой воли не обладает.

Я сразу вскипела в лучших традициях «а вот хрен вам монашек в сауну!», ибо не много ли на нас разнарядок за последнее время? Мы только мусор вокруг военных памятников убирали три раза в разных местах — якобы добровольно, с песней и исключительно из патриотических чувств. И это только за одну неделю! Если нам фонарь на лоб, мы и ночью какое-нибудь добро творить сможем… Но при Сергее повышать голос нельзя — он сразу включает режим стеклянных глаз, и потом с ним полдня невозможно работать, поэтому я прикрыла глаза и спокойно, и даже слегка безучастно, как спящий Будда, спросила:

- Что конкретно нужно делать?

- Один кандидат… - Сергей сделал многозначительную паузу, а я поясню, что в нашем регионе год выборный, и мы хотя и слегка озолотимся на всяческих агитках, но потом все деньги потратим на лечение нервов. - Один кандидат будет делать уборку территории у ветерана, а мы — ему помогать в виде общественности, которую ему удалось собрать на доброе дело.

Блядь.

- Сколько человек нужно и когда? - мирно пробормотала я в ответ.

- От вашего отдела — вас и вашего зама, - уточнил Сергей.

Тут с меня слетела вся безмятежность, и, видимо, глаза мои открылись на полную ширь с таким громким щелчком, что Сергей стал говорить чуть живее — то ли из уважения к моему горю, то ли из страха, что не успеет досказать до того, как я заору:

- Кандидат человек… не из простых, поэтому хочет, чтобы с ним вместе трудились не просто волонтеры, а… начальники среднего звена.

Блядь.

Опускаю дальнейшие вопли и восклицания своих коллег «да почему?!», «да сколько можно?!», «да у меня проект!», «да мне нужно к бабушке на кладбище!», «да у меня ребенок останется один дома!». Весь день прошел в этом буйстве. Но, как бы там ни было, в шесть утра в субботу возле работы собрались я, мой заместитель Юля, финансовый директор, главный дизайнер Игорь, старший маркетолог с ребенком пяти лет, ибо оставить его было не с кем, юрист Федор Михайлович и кандидат из народа завхоз Петрович, он же водитель микроавтобуса. Ехать было часа два с половиной, а кандидат сказал, что ветеран встает рано, и он, кандидат, будет там уже в восемь, чтобы пораньше закончить.

Тронулись.

Федор Михайлович бодро сообщил, что всю дорогу будет спать — и тут же смежил веки. Но поспать ему не дала дочь маркетолога, которая на каждое изменение вида из окна истошно кричала: «Мама, что это?!» Федор Михайлович подскакивал. Главный дизайнер, многодетный отец, напротив, спал беспробудно всю дорогу. У него гиперактивные близнецы-сыновья и дочь, которая до двух лет имела свойство беспричинно кричать по ночам, так что он может спать в любой ситуации — сидя, стоя, в прыжке, когда ему раскрашивают лоб фломастерами, дергают его за уши, льют ему на спину холодную воду или горячий чай, бубнят в бубен, дудят в дуду, барабанят в барабан и дуют в трубу. Лишь бы никто не плакал.

Сюрпризом в этот скорбный час стало поведение Юли, моего нового заместителя, которая работает у нас всего два месяца, и я мало что о ней успела узнать (то есть я что-то заподозрила, увидев, что она ездит на машине, где на одном боку мощными буквами написано «спасибо за сына!», а на другом «спасибо за дочь» «любимой жене от мужа», но решила на этом не зацикливаться. Кому какое дело). Так вот, Юля каждые минут 20 делала селфи и отправляла мужу, а когда он ей звонил по видеосвязи — обводила экраном весь салон микроавтобуса, доказывая, что она едет с коллегами по делу и оргия все еще не началась. Но Юля, по крайней мере, говорила тихо, а не орала: «Мама, дай пряник! Мама, я хочу пить! Мама, я хочу писать!» Федор Михайлович с ненавистью бормотал: «Я тоже хочу пряник...», а Петрович ему ехидно отвечал: «Главное - не писайся!»

Меня же больше беспокоило другое: сколько там мусора у ветерана, если на уборку потребовалась такая прорва народу?

Приехали к половине девятого, надеясь увидеть кандидата в разгар работы. Но кандидат, как выяснилось, еще не прибыл. Кандидат (пусть будет Иван Иваныч) позвонил около девяти и, позевывая, сообщил, что опоздает минут на двадцать. Забегая вперед: он приехал в десять. Сука.

Тем временем ветеран, дедушка 95 лет, бодрый духом, показал нам фронт работ.

Предчувствия меня не обманули.

Вкратце: несколько лет назад он решил расчистить чердак. И с помощью детей, внуков, правнуков, не знаю, кого еще, постепенно стаскал оттуда весь мусор в сарай, чтобы вывезти, но дальше дело не пошло. Ремарка: сарай не обычный, с рабочим инструментом, а сенной — а это огромнейшая махина высотой почти в два этажа. Там реально было до потолка всякого хлама — все, что дед накопил за 95 лет жизни. Может, еще от предыдущих поколений осталось. А кандидат обещал трактор с прицепом, чтобы все это с почестями и под вспышки фотокамер доставить на свалку. Казалось бы, по большому счету, в чем проблема? Круглое тащим, квадратное катим, мелкое собираем в мешки. Но не тут-то было. Выяснилось, что дедушка все свое добро перед выбрасыванием будет тщательно осматривать — вдруг нужное?

Кандидат прибыл на двух машинах, когда маркетолог увела дочку в дом пить чай с родными ветерана, Юля в очередной раз вышла в эфир с мужем и со словами «любимка, мы еще работаем» обводила камерой окрестности, мы с финансовым директором пытались отобрать у ветерана пакет с размокшими, неразличимыми от старости и плохого обращения тетрадями и доказывали, что хранить это нет никакой возможности, мужчины же, Игорь и Федор Михайлович, уже погрузили в прицеп два полуразвалившихся стола и грузили кровать с металлической спинкой. Процесс был прерван криком помощников кандидата:

- Подождите, подождите! Не грузите!

Все замерло, а помощники продолжали:

- Верните кровать обратно, пусть ее загрузит Иван Иванович!

Игорь осторожно поставил свою часть на землю, а Федор Михайлович бросил ее в сердцах со словами «и вам тоже здравствуйте» - и демонстративно отошел в сторону.

Фото с кроватью было сделано с четырех ракурсов и с тремя выражениями лица кандидата (жизнерадостным, серьезным и напряженным), но забраковано — мол, кровать какой-то символ разврата и безделья. Игорь с кандидатом покидали в прицеп еще немного крупногабаритных вещей, а Федор Михайлович отошел проведать дам, которые тем временем сортировали мусор попроще — книги, битую посуду, дырявые сапоги, чемодан с мертвым голубем и прочее. Когда дошли до двух обгрызенных мышами прялок, наш юрист воспрял. Его брат владеет антикварной лавочкой и как-то находит покупателей даже не самые затрапезные артефакты. С прялками ветеран расстался легко, а вот заскорузлые тетради в линеечку с расплывшимися чернилами никак не хотел отдавать в мусор. Дедушка объяснил, что долгие годы в таких тетрадках записывал важные мысли. В принципе, мне все равно, пусть бы он хоть все это добро перетаскал обратно на чердак, но он ведь пытался прочитать каждый лист и подходил ко всем волонтерам с просьбой всмотреться, какое слово тут написано, цитировал по памяти некоторые великие мысли и всячески нас просвещал. Процесс от этого вставал, что ветерана не огорчало, но безмерно травмировало нас, рабочую силу.

Ровно в полдень я объявила, что мы работу закончили и отправляемся по домам.

- От забора до обеда? - пошутил кандидат.

- Именно, - с достоинством подтвердила я.

- Но здесь работы еще много, рановато вы засобирались, - с добродушной улыбкой Иван Иваныч раскинул руки — мол, не пущу — а в глазах стоял злобный вопрос: с хера ли?

Ко мне подбежали помощники, которые до этого вяло ковыряли ветошь, отвлекаясь на фотографирование ветерана, кандидата и нас, волонтеров, и зашептали, что так не договаривались, что они сфотографировали сарай, полный хлама, а кульминацией мероприятия должно стать фотографирование пустого и чистого сарая.

- А вы примерно представляете, сколько это работы? - осведомилась я. - Здесь нужна рота солдат, чтобы все разгрести к вечеру, а с учетом нашей скорости мы и за трое суток не управимся.

- А мы наляжем все вместе! - пытались воодушевить меня. - Мы ускоримся!

- Вы приехали в десять, до одиннадцати сидели с ветераном в доме, говорили за жизнь и благодарили за его подвиг, - напомнила я. - А мы приехали в восемь и пахали четыре часа с пятнадцатиминутным перерывом на чай с баранками. Для недобровольного доброго дела в выходной день более чем достаточно. Спасибо за компанию и всего хорошего.

Кандидат убежал звонить начальнику моего начальника (забегая вперед — безрезультатно, ибо тот просто трубку не взял), а наша компания потянулась в дом мыть руки и прощаться с хозяевами.

В машине стояла какофония.

- Любимка, пожалуйста, не доставай меня, я так устала, - уговаривала Юля мужа по видеосвязи.

- Да у вас там мужиков полно! - возмущался ее благоверный.

- Мама, а когда мы приедем?!

- Отличные прялки! Тяжелые! Одна с веретеном!

- Да ты совсем сдурел, какие мужики, я полдня мусор выбрасывала из старого сарая!

- Даром отдал дед, представляешь?

- Мама, я хочу пить!

Кандидат из народа Петрович включил веселую музыку. Дизайнер Игорь мирно спал, уткнувшись лбом в прялку.

P.S. А кандидат с помощниками реально поднапряглись и очистили одну треть сарая, которую и сфотографировали. Если не знать, какая там площадь, выглядит очень эпично.

Показать полностью
11387

Жена мужа твоей сестры

Приходит ко мне дизайнер, занимающийся оформлением заказов. И лицо у него странное — как у стюардессы, которая идет в кабину пилотов, чтобы сообщить, что в салоне сидит террорист.

- Салли, ты не могла бы подойти в мой кабинет?

- А что случилось?

- Тебе лучше самой посмотреть…

- Только не говори, что книгу в типографии хреново напечатали, я этого просто не переживу!

- Нет, книгу еще не привозили, но ты подойди...

Заинтригованная, иду к дизайнерам. Посреди кабинета стоит женщина средних лет и держит в руках стопку бумаги формата А4. На меня реагирует с какой-то подозрительной радостью.

- Девушка, объясните, почему мне здесь не хотят помочь!

- А что у вас случилось?

- Я хочу напечатать портрет любимого человека на холсте. У него скоро день рождения! У моего мужа день рождения!

- То есть вы частное лицо?

- Да, я хочу напечатать один портрет своего мужа! Своего мужа, понимаете?

- Мы, к сожалению, по таким вопросам с частными лицами не работаем. Да и холст у нас не текстильный, а из специальной бумаги. Вам лучше обратиться в какую-нибудь небольшую частную рекламную фирму.

- Но я хочу у вас! - она настаивает, а глазки как-то подозрительно светятся. И тут она показывает, что у нее на бумажках, которыми она усиленно трясет: распечатанные на плохом черно-белом принтере фотографии.

Я беру у нее из рук все фото, внимательно разглядываю и возвращаю со вздохом:

- Видите ли, даже если бы мы согласились напечатать один портрет по заказу частного лица, у вас все фото очень плохого качества. Пусть муж сфотографируется в салоне.

- Но поймите, девушка, я хочу сделать сюрприз к годовщине наших отношений!

- Так сделайте, - пожимаю плечами. - А мы ничем помочь не можем.

- Я сейчас пойду жаловаться к вашему начальству, что вы мне отказываете! - говорит она зло.

- Идите, - соглашаюсь я. - Но больше нас от работы не отвлекайте.

Женщина еще некоторое время стоит посреди кабинета, будто бы ищет наиболее сильные аргументы, но ничего, видимо, не придумав, убирается восвояси.

- И как это понимать? - чуть ли не хором спрашивают дизайнеры, которые очень внимательно следили за нашим диалогом. - Почему эта странная баба принесла фото ТВОЕГО мужа?!


Почему, почему… Потому что бывают люди-козлы. Еще в марте один такой знакомый попросил мужа дать небольшую юридическую консультацию его сестре, очень просил. Дело было довольно простое — права потребителя — и муж согласился. Он у меня вообще жалостливый персонаж, не может отказать в простых просьбах посторонним людям, за что был неоднократно мной грубо порицаем. В итоге пришла женщина, вела себя вроде бы вежливо и вопросы задавала по делу, но муж остался в убеждении, что с ней что-то не так. Смотрела странно, напряженно, словно у него на лице были написаны одной ей видимые тайные знаки, и не выражала особого интереса к делу, по которому пришла, хотя, по ее словам, для нее это очень важно. Консультация была короткой, от денег муж отказался, и на том бы всему и закончиться, но это было только начало. Я бы сказала, прелюдия.


На следующий день начался конфетно-букетный период. Женщина позвонила моему мужу, попросила встретиться с ней в кафе. Он отказался, сославшись на то, что дал ей достаточно сведений по ее делу, а если ей их мало, то лучше нанять юриста или обратиться в общество защиты прав потребителей. Она извинилась и попрощалась. Вечером нашла его в соцсетях и начала писать что-то типа «как дела?», «что делаешь?», «я думаю о тебе».


Муж осторожно спросил у своего знакомого, почему его сестра так себя ведет. Тот ушел в отказ: мол, понятия не имею, может, ты ей понравился, не бери в голову. А дальше — больше. Мужу посыпались смс-ки из серии «моя любовь все победит, и будем вместе мы всегда», «я думаю о тебе — а значит, и ты думаешь обо мне», «мне снилось наше будущее, мы будем счастливы». Мрак, в общем. Мой благоверный, понятное дело, занес поклонницу в черный список. И она стала караулить его у работы. Иногда подходила с радостным видом и восклицаниями о том, что они же договорились сегодня встретиться в кафе, и отделаться от нее было очень непросто. Иногда просто молча смотрела издалека. Оставляла у него на работе мелкие подарки — ежедневник, конфеты, коньяк с открытками в виде сердечка. Хорошо, что на работе у мужа коллеги люди серьезные, шутить не умеют (каждое мое появление там — моральная травма), а то подняли бы «объект страсти» на смех.


Спустя некоторое время через знакомых знакомых я выяснила, что дама эта психически нездорова (как бы ничего нового, но у нее, как выяснилось, есть и справка, и пенсия по инвалидности). Она преследует всех мужчин, с которыми имеет дело. Например, вызывает сантехника на какую-то небольшую неполадку. Он чинит, берет деньги, уходит. Через день-другой она звонит снова, зовет на другую неполадку, тот приходит — вроде все порядке, а она его встречает при полном параде, с вином и угощением. И так далее. Живет с родителями, которые в уже очень преклонном возрасте. Рассказывает родственникам и знакомым, что у нее появился поклонник, который дарит ей цветы и приглашает на свидания. Потом начинает буквально рыдать и истерить, якобы он ее бросил. И семья вместо того, чтобы как-то пробовать организовать ей лечение, просто ищет для нее «жертв». И вот когда однажды она купила что-то с браком (то ли фен, то ли что-то в этом роде), брат надоумил ее сходить к юристу на консультацию — и посоветовал моего мужа. Договорился о приеме — и вуаля, сестра поглощена «новой любовью», родных не донимает. Кандидатура моего мужа, что характерно, эту семью полностью устраивает, поскольку он человек по характеру мягкий, грубо не пошлет и вреда не причинит (а то пыталась она преследовать одного таксиста, так тот ее чуть не избил, увез в промзону и выкинул из машины, потом с полицией искали). Находчивые суки, да?


Что предпринять в такой ситуации, муж как юрист не представлял совершенно. Подобное преследование ни под какие санкции не подпадает, вдобавок женщина со справкой, даже если она начнет на него кидаться — что с нее взять? У нас и сильно буйных не госпитализируют, пока кого-то не покалечат основательно. Муж звонил этому суке-знакомому, просил убедить сестру оставить преследование, лучше смотреть за ней, врачу показать. Знакомый только пожимал плечами: мол, ничего не могу сделать.


И вот в итоге она заявилась ко мне в контору, точно зная, что здесь работает «разлучница». Объяснив коллегам, что мужа преследует психически больная женщина, я решила действовать сама. Телефон брата «соперницы» у меня был. И я позвонила.

- Здравствуй, любимый!

- Вы куда звоните? - изумился он.

- Тебе, Коленька, - нежно ответила я. - Давай встретимся в кафе.

- Вы меня с кем-то спутали?

- Я Салли, жена мужа твоей сестры, - объяснила я. - Понял теперь?


И он ведь понял. Он, сука, очень быстро понял, к чему я веду. Например, к тому, что его жена ни за что не поверит, что он не ходил на сторону или хотя бы не пытался, если я начну писать ему нежные смс и прочее. Я-то без справки. А если не поверит, еще что-нибудь придумаю. Главное — начать и углубить. Что далеко ходить за примерами - тут, на Пикабу, были тематические истории. И Коленька, тварь, смекнул, что я очень, очень разозлилась, и сейчас будет ответочка с задействованием всех моих ресурсов, потому что у меня работа такая - накапливать полезные знакомства.


Не считая майских праздников (которые были-таки совсем не праздниками, но это уже другая история), больше двух недель нас с мужем никто не преследует. Привет тебе, Коленька, если ты читаешь Пикабу.

Показать полностью
1162

Тетя Люда

Здравствуйте, дорогие подписчики! В качестве извинения за долгое отсутствие примите этот очень длинный пост.


Перед Восьмым марта мои двоюродные сестры и брат предложили отправить наших мам (трех сестер, соответственно) куда-то в небольшое путешествие, потому что испытывали неловкость, что не могут в праздники составить им компанию и практически бросают старушек. Я никакой неловкости по этому поводу не испытывала, потому что со своей старушкой мы практикуем любовь на расстоянии, однако если меня чему жизнь и научила, так это тому, что в подобных ситуациях лучше просто поддакнуть и раскошелиться на двухдневную путевку в не очень далекий гостевой дом с праздничной программой для женщин.


Вступление. Оно же отступление


У моей бабушки две дочери с детства были умные, а третья... романтичная. Назовем вторую после моей мамы сестру тетей Зиной, а младшую, романтичную, — тетей Людой.

Так вот, тетя Люда с ранней юности чудит на любовном фронте. Несется в атаку полной грудью наперевес, поражая противника рюшами, духами, стихами и общей широтой души. Ее на этом фронте уже не раз контузило, но тетя Люда героически возвращается в строй, а если в строй не пускают (например, дети очень убедительно просят одуматься и остановиться) — партизанит в тылу. До появления интернета ее письма регулярно публиковали в газетах в рубриках «Знакомства», а интернет и вовсе обеспечил нашу ветераншу любовных битв невиданно широким полем для деятельности.

- Разве я какая-то потаскуха? - периодически возмущенно вопрошает она своих сестер. - Я же всего три раза была замужем!

- И двенадцать раз — где придется, - парирует моя мама ехидно.

Если обратиться к краткому содержанию трех браков тети Люды, то первый был трагедией, второй мелодрамой, а в третий раз история повторилась уже в виде фарса и вместо потерь духовного свойства принесла потерю материальную — пришлось обменять хорошую трехкомнатную квартиру на плохую трехкомнатную квартиру, а разницей (исчислявшейся в миллионах) покрыть долги мужа, которые суд признал совместно нажитыми, хотя наживал их в одну харю исключительно муж (более ничего и не наживший). Это был примерно год 2012-й.

Вот здесь проявилась главная разница между тремя сестрами. По рассказам моей мамы, тетя Люда тяжелее всего перенесла первый развод (муж ушел к другой), а тетю Зину очень расстроил второй развод сестры, поскольку фактически без отца остались двое детей. Моя же мама еле отпилась корвалолом после третьего тетилюдиного развода, потому что у нее в голове не укладывалось, как можно было вообще выйти замуж за альфонса и игромана. Маму в жизни никто не обманул даже на копейку, а потеря квартиры в ее глазах была чем-то средним между терактом и апокалипсисом.

Как бы там ни было, тетя Люда все пережила, воскресла, как Феникс, и накупила новых кофточек. Так что между ее главными любовными битвами были побоища помельче.

Нет, тетя Люда не какая-то гулящая или совсем уж несимпатичная дура. Она милая, добрая, работящая и достойна хорошего мужчины, просто ее романтизм и неописуемые по бредовости представления о любви, жертвенности и принце на белом коне в белых тапочках отпугивают людей приличных, а вот неприличных тянут со страшной силой.

Тетя Люда не видит очевидных вещей, а неочевидные — видит внутренним оком. Допустим, прилип к ней сектант (при воспоминании о котором дети тети Люды ставят в церкви свечку размером с домну «Северянка» - «спасибо, боженька, что пронесло»). Человек противный, недалекий, агрессивный. Но внутреннее око тети Люды подсказало, что он в поисках истины и у него в глазах застыло страдание (будешь тут страдать, когда тебе вместо автомобиля на нужды общины дарят галстук с собачками!). Или ухлестывал за ней маньяк-пчеловод, который разводил этих бестий не ради меда, а ради пчелопокусывания, чтобы лечиться от всех болезней. Тетя Люда решилась попробовать волшебное средство, и ее потом еле откачали — начался отек всей тети Люды. А маньяк сказал: значит, у тебя ничего и не болело.

Вообще личное счастье тети Люды — энциклопедия женской жизни мирового масштаба, и, родись она пораньше, Лев Толстой сразу забросил бы писать «Анну Каренину» и взялся бы за «Тетю Люду». А потом за право сыграть главную роль в экранизации в предбаннике Голливуда дрались бы Кира Найтли, Софи Лорен и Сергей Безруков Лиза Боярская. Думаю, масштаб личности ясен, так что вступительную часть считаю законченной.


Наступление


Три наши грации вечером 6 марта прибыли в гостевой дом с культурной программой. Младшие сестры сразу ушли спать. Тетя Зина потому, что была за рулем и устала, а тетя Люда в принципе жаворонок. Ей в шесть утра в голову уже стихи стучатся. Мама моя считает, потому второй муж с ней и развелся: он приходит с ночной смены в шесть, а в семь жена будит, чтобы прочесть только что родившиеся дивные строки собственного сочинения об их любви. На третьем-то муже она уже осознала, что стихи — блюдо, которое подают холодным.

И вот по приезду, когда сестры уже мирно спали, а мою маму все еще трясло от стихов, которые тетя Люда вслух производила на свет всю дорогу, она пошла в местный ресторанчик выпить чашечку кофе с коньяком. Там уборщица уже полы протирала, но бар еще работал и звучала легкая музыка. Принесли кофе, мама только расслабилась, как вдруг за ее столик музыкой навеяло мужичка лет сорока пяти или чуть старше. Он был, согласно санитарных норм, в маске с логотипом «Армани». Повращав черными глазами поверх маски, мужчина спросил, может ли он составить компанию прекрасной женщине и помочь сориентироваться на местности в эту дивную звездную ночь. Кстати, разрешите представиться, - Руслан. Как женщина без поэтической жилки, к тому же меньше года как вдова, мама от мужского плеча отказалась наотрез. Мужчина отошел. И тут уборщица подобралась поближе и, энергично натирая пол под маминым стулом, прошептала:

- Женщина, вы от этого мудака держитесь подальше. Жулик он.


...На этом месте мама прервала свой рассказ и посмотрела на меня с упреком.

- Это ты виновата, что ко мне клеятся всякие прохиндеи на двадцать лет моложе! Я же тебе говорила, что эта сумка выглядит проститутской, скидывала тебе фото в вацап, а ты «покупай, покупай!»…


Одним словом, мама допила кофе и ушла спать. А за завтраком тетя Зина со смехом рассказала обеим сестрам: проснулась она первой, увидела в окно, что машину поставила на парковке весьма криво, и решила ее переставить поровнее, да и место освободилось получше. Вышла и перепарковалась к большому черному джипу, который стоял без водителя, но с включенным двигателем. И тут к ней подкатил мужичок в маске с логотипом «Армани», повращал глазами и спросил, не нужна ли помощь очаровательной леди этим прекрасным утром, когда в воздухе уже отчаянно пахнет весной. Кстати, разрешите представиться, - Руслан. Тетя Зина в помощи не нуждалась, но с незнакомцем немного побеседовала. Он сказал, что сам сюда заехал по делам и небрежно кивнул на джип — вот мой маленький космический корабль. И даже сделал какое-то замечание — мол, на двери брызги грязи, надо сделать моему водителю внушение, чтобы чище мыл. На этом месте к джипу подошел другой мужик, сел в него и уехал. Тетя Зина засмеялась, и Руслан ретировался.

Далее были прогулки на природе, развлекательная программа, русская баня и прочие радости, а на другой день к вечеру наши дамы вернулись домой.

- Нормально, разок можно, - сказала моя мама.

- Очень мило, уютно, - сказала тетя Зина.

- Ах, это был маленький рай! - сказала тетя Люда и всю обратную дорогу с кем-то эсэмэсилась.


Преступление


Руслан в нестираной китайской маске с логотипом «Армани» только моей маме показался придурошным, а тете Зине смешным. Для тети Люды он стал «добрым другом».

Тетя Люда то ли не придала значения рассказу тети Зины за завтраком, то ли решила, что происшествие на парковке было каким-то недоразумением (например, у Руслана прямо у него на глазах угнали машину, а он как джентльмен не мог оборвать разговор с дамой и сделал вид, что ничего не происходит), но они с этим странным чуваком сумели где-то пообщаться. Его тупые подкаты ей нормально зашли, и поскольку сестры во время культурного отдыха не постоянно ходили бок о бок, он улучил момент, чтобы обработать самое слабое звено. Видит, что женщина приехала без мужа, что, судя по шубе и прочему, деньги у нее водятся, а судя по тщательно завитым буколькам и нарядной одежде она явно жаждет внимания — вот и вцепился. Он ей представился одним из менеджеров гостевого дома.

Забегая вперед, скажу, что позже выяснилось: этот Руслан в гостевом доме был кем-то вроде разнорабочего на полставки, помогал грузить продукты на кухню и убирал снег на территории, а за это ему платили символическую сумму, кормили и разрешали жить в каком-то маленьком помещении.

В общем, Руслан и тетя Люда познакомились, а когда она уехала, начали общаться по телефону. Он быстро нащупал слабое место доверчивой неопытной девушки 58 лет от роду — стал восхищаться ее стихотворным талантом и удивляться, почему за честь выпустить сборник ее произведений еще не борются лучшие издательства страны. Дескать, творения «Я беспомощная тигрица/ В твоих крепких львиных руках...» и «Прости и отпусти, я ухожу/ Туда, где дом построит мое сердце...» - это заявка на Нобелевку. Тетя Люда читала ему стихи по телефону часами, а потом отправила по электронной почте фотографии рукописных страниц из толстой тетради, куда записывала все, что когда-либо стучалось в бедную контуженную голову беспомощной тигрицы. Руслан заявил, что стихи должны увидеть свет, и он лично займется их изданием. Только пусть тетя Люда родным про это пока не говорит. Раз они не ценили ее редкий дар, зная ее много лет, значит, сборник ее стихов будет им сюрпризом и живым упреком. После этого в течение пары недель тетя Люда: перевела ему десять тысяч рублей для оплаты услуг дизайнера, который будет делать обложку книги; перевела ему тридцать тысяч рублей для оплаты услуг типографии; перевела ему еще восемьдесят тысяч, когда Руслан сказал, что в типографии сломалась машина и нужно идти в другую, а в другой стоимость печати посчитали без учета возможной прибыли от продажи бесценных книг.

И этот аферюга, возможно, поимел бы с беспомощной тигрицы еще что-нибудь, но он не знал, что племянница тети Люды, Салли, то есть я, имеет самое прямое отношение к издательскому делу и полиграфии. Поэтому когда он сказал, что с издательством возникли проблемы, тетя Люда обратилась ко мне: «Салли, помоги напечатать мою книжку! Деньги Руслан переведет».

Вот тут-то все и открылось.

- Я же тебе сто раз говорила: не давай деньги малознакомым мужикам! - кричала моя мама. - Да и знакомым не давай!

- Ты говорила, чтобы я не давала им деньги для них самих, а Руслан брал деньги для меня же, он мне хочет помочь! - кричала тетя Люда в ответ.

- Он тебе хочет помочь с голой жопой в старости остаться! - кричала моя мама.

- Он взял мои стихи и отнес издателю! - не сдавалась тетя Люда.

- Так пусть он скажет, в какое издательство отнес стихи, какая типография их печатает, Салли это в два счет проверит!

- А вот и скажет, я сейчас ему позвоню!

Тетя Люда, действительно, позвонила Руслану. Он отозвался мгновенно:

- Привет, любимая!

Но когда она попросила назвать издательство и сказала, что ее племянница работает в этом бизнесе и может решить проблему с типографией, если опять что-то сломается, Руслан замешкался, поскучнел, сказал, что записал название издательства неразборчиво и пообещал перезвонить. Надо ли упоминать, что не перезвонил и вообще пропал? Тетя Люда звонила в гостевой дом, чтобы ее соединили с менеджером Русланом, но там сказали, что разнорабочий Руслан неделю назад уехал на родину, в другой регион.


P.S. По настоянию обеих сестер тетя Люда подала заявление о мошенничестве, но насколько успешно все пройдет — фиг его знает. Все обещания аферист давал устно, а деньги она переводила на номер, привязанный к карте некоей женщины (Руслан сказал — его секретарши). Точных фамилии-имени-отчества Руслана она не знает, а в гостевом доме не факт, что остались его паспортные данные, раз он не был официально устроен. Просто жил какой-то приблудный, потом уехал. Еще можно взыскать с женщины, которой тетя Люда переводила деньги, неосновательное обогащение, но денег на адвоката тете Люде жалко. А еще жальче расстаться с идеей издания стихов. Мне кажется, она все еще верит, что Руслан вернется с книжками.

Показать полностью
8697

Будь как дома, путник

Уже практически закончила пост совсем о другом, но вдруг возникла ситуация из серии «не могу молчать». Рассказал знакомый.

У него два сына — один в классе третьем-четвертом, другой подросток. И младшему на уроке музыки задали: подобрать песню, которую могли бы исполнять какие-либо животные в зимнем лесу, и написать об этом небольшой текст с объяснением, почему именно это животное поет эту песню. Так вот, ребенок поделился своей бедой со старшим братом. Он знал только одну звериную песню - «Про зайцев». Но старший брат ее вставлять в сочинение отсоветовал, сказал, что там зайцы косят траву, а трава это плохо, к тому же, учительнице кто-то и так нехило отсыпал. Тогда младший выбрал себе волка и решил, что будет искать песню про волка.

В порядке братской помощи старший стал гуглить. Нашел у Высоцкого «Охоту на волков», дети послушали — не зашло. Нашли какой-то блатняк, послушали — не зашло. И вот нашли песню группы «Король и шут» «Будь как дома, путник».

Ребенок рассудил так: для людей песня с трагическим концом, но если взглянуть на нее с точки зрения волков, то она — о добром дедушке, который их кормит. Родители вечером это совместное творчество прочитали, посмеялись, потом задумались и позвонили знакомому из сферы развлечений, с которым проконсультировались, подходит ли песня по возрастному цензу. Знакомый долго думал, но постановил, что в целом сцены жестокости не представлены, на них есть лишь намек, и то можно на голубом глазу заявить, что думали, будто лесник пошел с гостем кормить волков гречневой кашей. Так что поправили ошибки, сочинитель переписал начисто и понес опус в жизнь.

Через день пришел из школы расстроенный: учительница поставила ему три с минусом, и то сказала, что три — это лишь потому, что два — для тех, кто вообще не сдал, а он хотя бы сдал, пусть и полную ахинею и плод больного воображения.

Отец ребенка не поленился и позвонил в школу, чтобы узнать, почему за вполне логичные рассуждения поставлена такая низкая оценка, и что, собственно, тут такого больного учительница диагностировала. Или волки должны, в ее понимании, петь романс «Отцвели уж давно хризантемы в саду»? Учительница ответила:

- Ребенок должен был в своей фантазии очеловечить зверя и подобрать ему песню как будто зверь — это такой же человек, со своими интересами!

- А о чем, по-вашему, мог бы петь волк?

- Как о чем! Например, о маме! - победно заявила учительница.

- Даже если сильно очеловечить волка, в лучшем случае это будет песня Раммштайн «Муттер», а не песня мамонтенка, - парировал мой знакомый. - Волк всегда останется хищником.

- А зачем ваш ребенок выбрал волка? Выбирал бы мирное животное! - не сдавалась учительница.

Видимо, все-таки надо было брать песню про зайцев.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!