SallyKS

SallyKS

Пикабушница
поставилa 3081 плюс и 733 минуса
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 5 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу лучший длиннопост недели более 10000 подписчиковЗа жизненные истории лучший авторский текстовый пост недели 2020-й сделал меня лучше номинант «Детский пост года – 2018» лучший авторский текстовый пост недели
395К рейтинг 10К подписчиков 5043 комментария 126 постов 126 в горячем
3828
Истории об отношениях

Посылка с вашим мальчиком

Одна моя знакомая, пусть будет Вера, влюбилась в импозантного мужчину. Пусть будет Артур. Поскольку они жили в разных городах, то встречались по несколько раз в год – вместе проводили праздники и отпуска, иногда выходные. Он на момент встречи с Верой был в разводе и активном поиске, а его бывшая жена поиски завершила еще в браке – на сайте знакомств нашла иностранца и собралась с ним на ПМЖ в одну из стран Европы.


Казалось бы, совет да любовь всем причастным, но у пары остался совместно нажитый сын 16 лет. Отец постоянно мотался по заграничным командировкам, а мать брать ребенка с собой в Европу к новому мужу не хотела. Мол, ему там будет трудно, он языка не знает, друзей у него там нет, поэтому… почему бы мальчику не поступить в учебное заведение в городе, где живет Вера? Она за ним и присмотрит. Бабушки-дедушки смотреть за ребенком не могли: у матери родители живут в Казахстане, а бабушке со стороны отца уже под восемьдесят (Артуру самому около полтинника), она живет в доме престарелых.


Вера даже опешила. Спасибо, конечно, за доверие, говорит, но у меня свои дети уже взрослые, а я впервые за двадцать последних лет почувствовала себя свободной от обязательств женщиной, так что посылку с вашим мальчиком мне не надо.


Здравомыслие вещь хорошая, но есть еще и любовь. Артур нежно и ласково уговорил Веру все же принять пацана. Мол, мы же одна семья практически, я буду помогать финансово, часто приезжать... Вера поплыла и сдалась. И ребенок прибыл к ней жить.


- Салли, он приехал с одной маленькой сумкой и без копейки денег! – рассказывала она мне. – Сказал: «Мне мама собиралась на вокзале деньги отдать перед поездом, но, наверное, забыла». Зато мама не забыла выложить в Фейсбуке трогательный пост о том, как больно отпускать взрослеющих детей… И комментаторы такие: «О, крепись, дорогая!», «Ах, материнское сердце!», «О, ты Великая Мать!»


Еще до приезда мальчугана у Веры был отдельный квест по выцарапыванию из великой матери нотариальной доверенности на представление интересов ребенка – вдруг заболеет или еще какая-то фигня с ним произойдет? Великая мать долго упиралась – типа, вдруг Вера задумала худое? Требовала, чтобы Вера ей по скайпу лично объясняла, зачем это нужно, по какому такому закону посторонняя женщина не может просто поселить у себя постороннего ребенка без бумажки? Только надежда на создание крепкой семьи с мужчиной мечты запечатывала Вере уста, когда хотелось послать великую мать в великое место и перестать бороться за сомнительное счастье принять на себя ответственность за незнакомого подростка.


Надо сказать, что Веру раньше жизнь не баловала на приличных мужчин. Там долго рассказывать, история типичная. Но к моменту встречи с Артуром ей в мужике было важно одно – чтобы он был добрым, спокойным, говорил ласковые слова. Даже если бы Артур был горбатым и нищим, она бы на это даже не посмотрела, коли любит, а Артур был красавец – высокий, широкоплечий, интеллигентный и при деньгах. Для него Вера была готова на многое.


Артур не обманул – деньги на сына высылал регулярно и не жадничал. Мальчик оказался не то чтобы беспроблемным, но терпимым. Косячил не больше, чем другие подростки. А вот великая мать выклевывала мозг по скайпу регулярно. Требовала, чтобы сын показал ей по видеосвязи комнату, в которой живет, критиковала занавески и постельное белье и в целом недостаточно нарядную обстановку. А когда узнала, что Вера делает ремонт в прихожей (не по приказу великой матери, а потому, что раньше руки не доходили), и сын помогает ей обдирать старые обои, устроила скандал: кричала, что у ребенка астма, аллергия, непереносимость и прочее, и как смеет Вера использовать его в качестве бесплатной рабочей силы?! Подросток потом сказал, что у него сроду не было ни аллергии, ни астмы. После этого Вера общаться с неуравновешенной мадам отказалась. Мадам пыталась даже убедить сына не помогать Вере по дому – не мыть посуду, не стирать свою одежду, не делать уборку – типа, отец достаточно платит этой женщине, чтобы она все делала сама. Сын оказался адекватнее родительницы и, кажется, искренне переживал. По его словам, он и во время жизни с матерью все делал сам, а она даже завтраки не готовила – ходила в кафе или ждала, что сын пожарит омлет или сварит кашу. Они, конечно, материально не бедствовали, однако не настолько шикарно жили, чтобы иметь штат прислуги, которая подаст-принесет-уберет. Уборщица приходила раз в две недели и все тут.


Но окончательный разрыв дипломатических отношений произошел, когда перед Новым годом великая мать прислала Вере в соцсети длинное «поздравление» и пожелание. Вкратце: Вера должна знать себе цену и не завышать ее, она простая провинциальная замухрышка, которую люди более высокого уровня осчастливили вниманием, и коли уж ей выпало счастье в чем-то этим сверхчеловекам услужить, не надо выпендриваться, сама она от этого «избранной» не станет.


Артур из-за границы пытался бывшую урезонивать: понимает ли она, как глупо на пустом месте оскорблять человека, которому ты сама же доверила своего единственного ребенка? Но доводы разума великая мать давно отринула и отряхнула их прах со своих ног. Потому что если к ним прислушиваться, это ж никаких решений в жизни принять нельзя – все время будет возникать подозрение, что ты дура. А это очень неэкологчно и портит самосознание.


Так прошел год, пошел второй… Встречи Веры с Артуром становились все реже, он постоянно был занят. И однажды во время такой встречи Вера поняла, что Артур ей изменил. Не просто разово, а уже давно имеет по постоянной женщине везде, где регулярно бывает в командировках. Недельные свидания с Верой три-четыре раза в год – не то, чего бы ему от жизни хотелось. Решение о расставании она приняла в тот же момент, причем сказала сразу: в трехдневный срок перевозишь от меня сына и исчезаешь навсегда. Артур такого не ожидал. Он был уверен, что Вера, коль скоро терпела выходки его жены, и его «косяк» как-то потерпит – у них же такие замечательные отношения, она его так любит… Мужчина мечты попросил подождать полгода, пока сыну исполнится 18, чтобы не нужно было отзывать доверенность на представление интересов ребенка, и пока сын не поступит в вуз и не съедет в общежитие. Но Вера, совершенно опустошенная, от переговоров отказалась. Категорически.


Финалом истории стала сцена, которую ей устроил мальчик, заявивший, что она его предала. Мать, которая укатила в Германию и сразу сказала, что он к ней приедет «может быть», когда станет совершеннолетним, не предавала. И отец не предавал. А Вера предала. Потому что на нее была вся надежда.


Сейчас Вера снова одна. Правда, мальчик, который поступил в вуз в ее городе, к ней приходил извиниться. Сказал, что когда стал жить один, понял, кто на самом деле в этой ситуации неправ, и кому на него на самом деле плевать. Сейчас заходит иногда – то полочку прибить, то просто чаю попить.


P.S. Честно говоря, я сама не ожидала, что пост в честь моего пятилетия на Пикабу окажется таким грустным. Но тут уж какие сюжеты жизнь подкидывает – такие я и выдаю. Однако поздравления с юбилеем принимаю без грусти и печали! И от души благодарю всех, кто читал меня, кто вдохновил меня вообще начать здесь писать, кто убедил меня не бросать аккаунт и кто просто поддерживал всегда теплыми словами. Друзья, без вас моя жизнь была бы другой.


PР.S. Модераторы, ну выпустите же из бана @Irka89! Прекрасный же человек. Спасибо ей за донаты.

Показать полностью
3317

Женский секрет

Вы все еще помните Катю? Девушку редкой красоты и феерического темперамента. Я-то помню – племянница все-таки. Так вот, мы оставили эту барышню в состоянии беременности, когда у нее с мужем возникли непреодолимые противоречия: она хотела, чтобы он делал вид, что женился на адекватной женщине, а он хотел не делать вид, а просто нормальную жену. Хотя бы такую, которая, обидевшись, не пытается закрыть ему доступ в собственную квартиру.


Катя, понятное дело, родила. В первые месяцы ее пылкое желание развестись поутихло, возникли другие заботы, но постепенно, когда начала временами оставлять дочку с няней и бабушками, она накопила силы для создания решения других проблем. И проблемы подоспели. Мужу Вите пришла повестка – мобилизоваться в зону спецоперации.


Катя поплакала. Витя говорит, сам чуть не заплакал, когда она, прижимая к себе ребенка, причитала, как не хочет оставаться одна в этом мире. В общем, муж ее поутешал, собрал вещи и наутро пошел в военкомат, убежденный, что его точно заберут. К этому времени у него несколько знакомых уже отправили в учебный центр под Костромой, дав два часа на сборы. Но в военкомате просто записали его данные, а явиться с вещами распоряжения не поступило. Витя отправил жене сообщение в мессенджере: «Пока не отправляют, любимая!» - и тут же, буквально одновременно пришел ответ от Кати. «Слава богу, моего забирают», - писала она кому-то. Окном ошиблась. Сообщение жена быстро удалила, а он… постоял в офигении - да и пошел домой. Пока шел, все больше и больше разъярялся. Вот странное дело. Что бы она раньше ни творила (три предыдущих поста о ней дают некоторое представление о характере), он вел себя терпеливо, как будто это не так называемые звоночки, не черти в рельсу бьют с криками «уябывай», а так, нежные колокольчики звенят и тешат ухо. И вот прозрел.


Дома по классике: жена-красавица на шею бросается, а он к жене и не прикасается. Витя потребовал ответа, какой-такой он херовый муж, что жена так лицемерно его провожает. Катя сначала отпиралась – ничего не было, ничего не писала, но Витя стоял твердо: это было, я видел  сообщение от тебя непонятно кому. Так что будь добра – объяснись. Сказал: не дашь внятного ответа – возьму твой ноут и сам посмотрю, а если запаролен – отнесу ребятам, которые помогут. Ни к телефону жены, ни к ее ноутбуку он никогда не прикасался раньше. Катя неверно оценила степень опасности и пошла в атаку из серии «кому ты больше веришь – своим бесстыжим глазам или моим честным словам?». А Витя ушел с ноутом в ванную, запер дверь и начал читать – пароля не было, страницы открыты.


Как он потом мне рассказал, нашел переписку жены с подругой: как ее достала жизнь с мужем, который ее не понимает и не ценит, а в последние дни – на что она потратит сто тысяч (их выплачивают мобилизованным – в нашем регионе, не знаю, как в других). Больше всего Витю задело, что Катя ответила на вопрос подруги «А не боишься, что его убьют?» «Я поняла, что хочу жить одна». Кроме этой переписки, он ничего увидеть не успел – пока читал соцсеть в ноуте, Катя в телефоне оперативно все подчистила, и при обновлении страницы Витю ждала пустота. Предвосхищая возможные вопросы читателей, скажу, что признаков супружеской измены Витя не нашел, и, полагаю, их нет. Катя действительно ему не изменяла. Она просто любила себя, не любила его, и хотела, чтобы он исчез из ее жизни.


Он вышел молча. Посмотрел, как она кричит: именно посмотрел – вот шевелятся красивые сочные губы, огромные глаза наполняются слезами, и вся она изгибается в возмущении такая тонкая, высокая, гибкая – и понял, что думал, будто живет с живой женщиной, пусть придурочной, но вышедшей за него по любви, а она что-то вроде андроида. Похожа на женщину, но чувств нет, есть только потребности. И бесполезно хотеть, чтобы тебя любили и уважали. Ей нужно пространство для жизни. Нужны деньги. Нужна независимость. И кто-то, кто это все обеспечит и отойдет в сторону, не мешая ее счастливой жизни.


Ночевал Витя не дома – боялся, что ударит жену, а какой смысл бить андроида?

Думаю, теперь точно разведутся.


P.S. Пост не был бы написан без @Irka89, поддержавшей истории про прекрасную и ужасную Катю. Моя признательность!

Показать полностью
1150

О спорт, ты - увольнение

Сегодня у меня для вас маленькая зарисовка. Давно лежала, но @Sovest13 не велел лениться, и я восприняла это как знак свыше: как раз в момент получения его напутствия слушала Ва-Банк про Васю-Совесть. Так что пусть будет очень маленькая зарисовка.


У кого какие жизненные принципы, бывают и очень замысловатые, а у Маши очень простой: каждый день она делает зарядку, причем долгую, комплексную, с растяжкой, бегом и силовой нагрузкой. Так она когда-то для себя решила и со временем поняла, что это очень помогает – зацепиться в жизни за что-то, имеющее смысл. Хорошо ей или плохо, ожидается свидание или предал любимый, устала она или бодра, есть время или нет его, хочется спать или хочется умереть – она будет заниматься. Последовательность определенных действий вселяет в ее сердце покой и уверенность, что все будет хорошо.

- Когда Сережа от меня ушел, казалось, сойду с ума, хотела руки на себя наложить, - рассказывала мне Маша. – Но подумала: раз я пока еще не лежу в ванне с бритвой, надо заниматься. А то вдруг не решусь умирать, а только запущу себя. И после пробежки стало легче. Каждый день себе говорила: завтра будет еще легче. И стало.

Внешне Маша обычная – в смысле, не глянцевая с оттопыренной накачанной попой как орех и наращенными ресницами. Просто очень стройная девушка с хорошей фигурой, ухоженная и спортивная. Еще бы - десять лет практически ежедневных занятий - то в зале, то самостоятельно.
И вот поехала она со своей организацией на базу отдыха в честь профессионального праздника - две ночевки, шашлыки, прочие мелкие радости в домиках на природе. В семь утра по привычке вышла на улицу позаниматься – побегала, сделала растяжку, несколько упражнений. Через полчаса оказалось, что у нее появились зрители, чьи окна выходили во двор с беседками – как раз прямой наводкой на попку в обтягивающих леггинсах. Еще минут через двадцать, когда Маша закончила и возвращалась в корпус, чтобы присоединиться к всеобщему завтраку, ее окружили коллеги – дамы, которые очень недобро щурились.

- Почему ты не сказала нам, что занимаешься по утрам? – инквизиторским тоном спросила одна.

- Почему нас не позвала? – возмутилась другая.

- Ничего, завтра мы все присоединимся! – жизнерадостно успокоила третья. – Маша нам все покажет!

Желающих стать такими же красивыми, как Маша, и начать для этого новую жизнь завтра в семь утра набралось человек восемь. Маша вздохнула и согласилась прорубить им окно в мир физкультуры. А куда было деваться?

В семь утра следующего дня на площадку не вышел никто. Маша пожала плечами и начала наклоны туда-сюда, махи руками и прочие магические ритуалы молодых и спортивных. Вскоре прибежали первые две дамы:

- Почему ты нас не подождала?!

Они присоединились уже к действу, но были остановлены укоризненным окликом секретарши начальницы:

- Ираида Геннадьевна просила ее подождать, она сейчас будет!

Остальные сразу благодушно защебетали: «Как не подождать Ираиду Геннадьевну? А вот у меня вчера вечером…» Начался обычный треп. Маша, которая уже догадалась, чем все закончится, сказала, что стоять не может, пока мышцы разогреты, и побежала трусцой по территории, но далеко убежать не смогла – секретарь начальницы, раскинув руки, буквально бросилась ей наперерез, жертвуя собой ради великой цели – не дать не подождать Ираиду Геннадьевну. Упомянутая дама в сопровождении еще двух не спеша вышла в половине восьмого и сразу же навела порядок между пытающимися бегать, пытающимися растягиваться и теми, кто еще не решил, будет он бегать, растягиваться или просто подышит свежим воздухом.

- Так, Машенька, я готова! – оповестила она. – Покажите, с чего вы обычно начинаете. Девочки, давайте серьезнее, это же наше здоровье!

Девочки построились, Маша попыталась быстренько объяснить, что нужно делать, чтобы вернуться к своим занятиям, но Ираида Геннадьевна посмотрела строго:

- Не бросайте нас, Машенька! Ведь это вы нас соблазнили вашими занятиями!

Соблазнительница начала показывать движения, из корпусов подтянулись и мужчины – посмотреть на происходящее. Когда у физкультурниц стало получаться более-менее, начальница властно подняла руку.

- Стоп! – провозгласила она. – Нужно вот так сфотографироваться для нашей группы в соцсетях!

- А я не накрашена!

- Я тоже!

Две девицы стремительно скрылись в корпусе.

В общем, вышло именно так, как Маша и опасалась.
К завтраку она была нахохленная, вымотанная морально, ругала себя за то, что не пошла заниматься куда-нибудь подальше от домиков. А одна из коллег с завистью сказала:

- Вот тебе повезло! Такая хорошая фигура ОТ ПРИРОДЫ!

А Ираида Геннадьевна объявила:

- Предлагаю устраивать физкультминутки дважды в неделю! У нас и помещение для этого есть!  Скоро у нас будет не организация, а конкурс красоты!

«Надо увольняться», - подумала Маша.


P. S. Особая благодарность @shaman9445, @tp77m и чудесной @ScaryCorgi за донаты и теплые слова. Такие вещи вдохновляют писать больше постов.

Показать полностью
2255

«Я объясню, что это неправильно!»

Книги неудобны тем, что их надо читать. Такой неутешительный вывод сделала одна моя заказчица.


Женщина вся из себя духовная-предуховная. В социальных сетях бесконечные фото в кружевных платочках со свечками то в одном храме, то в другом. Репосты святых старцев. О том, собственно, и книга ее – как ее организация возрождает, укрепляет, окормляет и просветляет. Задача: побеседовать с энным количеством ее подчиненных и партнеров организации об общем деле, выбрать двести фото из присланного архива на три тысячи штук. В общем, ничего необычного. Собрали тексты, отредактировали, соединили в целое, отправили текст книги на согласование заказчице. Подготовили мешочек для денежек.


Она буквально в трех местах поправила формулировки и распорядилась верстать макет книги. Сверстали. Отправили заново – для уже, собственно, чисто косметических коррективов. И пошли по домам с чистой совестью. Проверили, чтобы мешочек для денежек был не дырявый.


Первый звонок от нее поступил мне в половине одиннадцатого вечера. Второй – спустя минут двадцать. Далее полетели смс-ки с требованием срочно перезвонить. Поскольку я телефон вечером перевожу в беззвучный режим, то лишь в семь утра обнаружила, что мы, по мнению заказчицы, прислали ей какую-то чушь, и она требует переделать все. Вообще все. Когда я начала выяснять, что происходит, если еще две недели назад ее все устраивало, она ответила изумительно:

- Я посмотрела расположение глав и заголовки! Я же не думала, что все эти тексты мне нужно будет читать!


Я, в общем, на работе не удивляюсь уже ничему, но иногда хочется взять подготовленный мешочек для денежек, надеть себе на голову и потуже затянуть завязочки.


- …а потом зацепилась глазом за неточность и как начала все проверять – у меня волосы дыбом встали! – продолжала возмущаться заказчица. – Как вы могли написать, что фирма «А» сотрудничает с нами десять лет?

- Потому что директор фирмы нам об этом рассказал и согласовал свой текст.

- Такого не может быть! Я сейчас ему позвоню и спрошу! Как вы могли не написать, что Полина Петровна стала заниматься благотворительностью после того, как потеряла ребенка?

- Она не захотела об этом рассказывать.

- Как это? Я ей объясню, что это неправильно!


Спойлер: не убедила.


В течение следующих нескольких месяцев мы пилили книгу в мелкую стружку и клеили все по новой. Духовная дама скандалила с авторами и героями текстов, объясняя сим последним, что они на самом деле хотели сказать о ее организации, а бездуховная дама – то есть я – пыталась сделать так, чтобы все окончательно не переругались из-за одной альтернативно одаренной.


Самое смешное – даже раздав рекомендации, что поменять в том или ином тексте, она потом окончательный вариант вновь не читала практически до отправки в типографию, а перед типографией начала возмущаться, что опять получилось не то. Ну вот не хотели наши герои говорить так, как она велела, такое, понимаешь, горе. И фарш уже было назад не провернуть - еще раз типография сроки печати не передвинет, мы и так из-за этого хапнули горя.

Стремясь сделать хоть один приличный портрет заказчицы, мы провели семь фотосессий в пяти локациях силами трех фотографов, а она голосила, что у всех руки из жопы, потому что у нее на фотках жопа вместо лица, а это противоречит ее представлениям о своей красоте.


И вот страдалово закончилось, осталась только презентация книги в узком духовном кругу – какие-то батюшки, матушки, меценаты и неравнодушная общественность. Выходит на сцену заказчица. На грудях крест с сапфирами. На жопе черная юбка до пола с полупрозрачным подолом. Встала. Сжала ноги под темной вуалью. Вещает:

- Эта чудесная книга была мной поистине выстрадана… Но как прекрасно, что вокруг так много хороших людей, профессионалов, с которыми мы понимали друг друга с полуслова… Результат нашей совместной работы вы можете увидеть на этих стеллажах. Книга продается по символической цене, а все средства будут переданы на благотворительность...


Тут мы с дизайнером икнули и переглянулись: заказчица говорила изначально, что книга будет передаваться в дар партнерам и всякому незащищенному населению, которое не имеет сил и мужества отмахнуться от этого великого дара, - пенсионерам, детям в детских домах и т. д. Если бы книга готовилась на продажу, ценник на наши услуги был бы другой.


Р. S. Друзья, спасибо большое за ваши донаты. Я уже упоминала, что считаю неправильной и нелогичной систему донатов на Пикабу в принципе, но от этого донаты не становятся менее ценными – не как способ обогащения, а как вид поддержки и одобрения. Нам всем иногда это очень нужно.

Показать полностью
13645

Ну не может мой друг оказаться вдруг

Иногда друзья уходят.


В 18 лет Никита мне «достался» в качестве стажера, когда я работала журналистом в газете. Всклокоченный, с падающей на пол-лица косой челкой, в огромных заношенных кроссовках, невозможно пафосный в своем юношеском максимализме. Юноша учился на журфаке, и мне было поручено довести его до ума – а ему не доводить меня до белого каления. Я была для него весьма взрослая тетя, старше на целых 10 лет.


А потом как-то незаметно мы подружились на почве любимой музыки. У меня была возможность получать бесплатные приглашения на концерты известных групп – и он просто млел от счастья, когда ему доставался бесплатный билет. Никита стал приносить в редакцию гитару, подбирал мои любимые песни. Оказалось, он на редкость талантливый самоучка – откуда в его деревне учителя музыки? Потом, уже будучи студентом журфака, стажировался на радио, записывался сам, записывал меня. Нас насобиралась целая компания, таких любителей песен под гитару.


В 20 лет он вылетел из вуза за какие-то косяки и пошел в армию. Любимая девушка ему заявила, что ждать не будет, писать письма ей некогда, и звонить ей не надо – ей нужно защищать диплом. В общем, не до глупостей. Никита звонил мне, совершенно убитый. Чтобы хоть как-то поддержать парня, мы с будущим мужем приехали к нему в часть, и нам удалось устроить совершенно феерические выходные – с прогулками по Питеру, с концертом одной из любимых групп, с ночевкой в очень маленькой гостинице, которая казалась Никите практически дворцом. Когда расставались в метро – нам на вокзал, ему служить – он почти плакал. Потом писал, что это было счастье, и он хочет жить так, чтобы в любой момент можно было сорваться, поехать куда хочешь, купить билеты на любой концерт и ни из-за чего не париться. Я писала ему длинные смешные письма с историями – вроде тех, которые сейчас читает Пикабу, только про наших общих знакомых и про себя лично.


В общем, его потихоньку отпустило, спокойно дослужил, вернулся. Нашел работу, восстановился в вузе на заочку, снял комнату в трехкомнатной квартире – типа такой, в которой когда-то жил и мой муж. В квартире произошла поножовщина с трупом, и Никите (он оказался даже не свидетелем – когда пришел, стены уже были залиты кровью, и люди в форме никого не пускали на этаж), пришлось экстренно искать новое жилье. Буквально на следующий день у него в семье случилось несчастье, и он попросился пожить немного у нас – один оставаться не мог. Вечерами я ему пела «Спи, братишка, я не знаю, отчего мы все такие…»


Да разве все упомнишь? Все эти собранные шкафы и отремонтированные краны, связанные шарфики, вытащенные из сугробов машины, шашлыки, смех, споры… И музыка, которая, казалось, будет вечной.


К 25 годам он женился, стал работать в смежной со мной сфере. Поставил себе задачу – сделать хорошую карьеру. И делал, старался. Где-то ошибался, где-то попадал в точку.


В 30 получил первую свою руководящую работу. Как я им гордилась: был такое чудо в перьях, сутулый, тощий, а теперь посмотрите-ка – орел, красавец, взгляд такой уверенный, широкие плечи, улыбка белозубая, и его уже не испугать незнакомым термином. Приятно было, что в этом преображении есть доля и моих стараний, поддержки и просто желания помочь простому сельскому мальчику вырваться и взлететь. Нипочему. Я-то не с нуля начинала.


И вот сидели мы веселой компанией, отмечали его день рождения, пели песни под гитару, обсуждали жизнь, дела… Когда остались наедине ненадолго, Никита спросил, как дела у меня на работе – и я заплакала. Вот непроизвольно. Рассказала, что обстановка тяжелая, да еще рынок сильно сузился (даже в пандемию такого не было), ищу варианты, нашла один очень перспективный, надо быстро соображать, и я планирую согласиться, а то просто с катушек съеду. Поговорили, отметили, разошлись.


Через два дня я звоню в организацию, чтобы заявить о своем согласии, а там мнутся – мол, место уже занято. Спрашиваю, кем – естественно, не говорят. Но вскоре выяснилось. Он. Никита. Узнал у меня все необходимое и поймал свой шанс. И он знал, что именно сказать, чтобы предпочли его кандидатуру – человека менее опытного, но с рядом качеств, которые можно считать преимуществами (я же с ним и поделилась опасениями и все карты раскрыла – организация не местная, головной офис в столице, здесь они никого из своей сферы толком не знают…). Не буду вдаваться, но подготовился он отлично – это раньше половину сказанного пропускал мимо ушей, а сейчас прямо законспектировал в мозгу каждое мое слово. Когда и успел сразу после дня рождения. Но это в 20 лет он мог опоздать на рейсовый автобус, потому что до пяти утра играл в компьютерные игры или пил с приятелями, а теперь научился собираться и отделять важное от неважного. Вот он и отделил.


Что говорить, когда друзья уходят? Видимо, эта музыка не будет вечной. Даже если я заменю батарейки.

Показать полностью
2017

Акт личной мести

Знакомый монтажер пришел посоветоваться. Делает он ролик с поздравлением одному небольшому предприятию, и там задача подать все максимально сусально: с пожеланиями дальнейших успехов и достижений, с упором на профессионализм сотрудников и мудрость руководства. При этом видеозаписи, с которыми нужно работать, ему прислали готовые с предприятия. Пока начальство рассказывало о достижениях, все шло хорошо, но потом пошли его сотрудники...


Раньше самым большим фейлом на моей памяти была запись в одной деревне: там важный человек в день каких-то народных гуляний говорил односельчанам на камеру местного телевидения теплые слова. И вот пока он говорил на фоне весьма живописного домика, на заднем плане появились два козла, которые стали активно совокупляться. Камера тут же взяла важного человека, который не подозревал, что снимается в порно, крупным планом, и, казалось бы, проблема решена, но нет! Откуда-то сбоку прибежала нетрезвая хозяйка козлов с длинной палкой, которая заорала прямо поверх теплых слов: «А ну пошли нахуй, пидорасы!» Пришлось съемку остановить и перенести в другую локацию, а женщине объяснить, чтобы больше так не делала. И вот записывают важного человека на сто метров левее, и тут к нему подходит хозяйка козлов, залезает в кадр и душевно так говорит: «Извини, Макар Иваныч!» Но там с третьего раза все получилось нормально.


А здесь... Сотрудники должны были поделиться воспоминаниями – и они поделились. Сначала там шло как по писаному, а потом начались откровения. Как бригадир после двух стаканов водки отлично работает. Как станочнику чуть палец не отрезало. Как директор ступил в банку с каким-то химикатом и чуть не уволил половину работников. А сделать новые записи не представляется возможным – тут либо ехать самому (а это четыреста километров), за что дополнительно не заплатят, либо просить предприятие перезаписать теплые слова – но с этим тоже большие проблемы, потому что ответственный за подготовку материалов к ролику на днях уволился на почве личных неприязненных отношений с начальством. Не исключено, что политически безграмотные заявления сотрудников стали его личной местью. Он и оператора разыскал, который делал записи, и, видимо, договорился, что цензуры никакой не будет. Теперь организовывать запись сотрудников некому, и даже странно, что предприятие с таким уровнем конфликтности в коллективе как-то дотянуло до юбилея.


Впрочем, монтажеру от этого не легче. И заказ выполнить невозможно, и отказываться жалко – все-таки деньги предлагают неплохие. Вот он и решил посоветоваться: нельзя ли из этих роликов смонтировать слово «вечность». Я посмотрела три раза. Неа, нельзя.


И вспомнила, как мы сами недавно записывали поздравления директору, и наш завхоз Петрович родил перл, не вошедший в финальную версию: «Уважаемый Сергей Михайлович! Я всегда уважал вас как специалиста, но самое приятное мое воспоминание о вас – как я приезжал к вам домой и смог погладить вашего сфинктера. Будьте здоровы оба!» В тот день Петрович привозил домой директору коробки с кое-какой документацией, поднялся к нему с грузом в квартиру, и оказалось, что у директора живет лысый кот породы сфинкс. Пока директор разговаривал с Петровичем, кот залез в коробку, и Петрович, никогда таких вблизи не видавший (я, кстати, тоже лысых котов видела только на картинках), успел погладить животное, пока оно не убежало. Сергей очень удивился, потому что обычно его кот посторонним вообще не дается. И Петрович про то, что у директора погладил лысого сфинктера, всем рассказывал с гордостью.


Но Петровича мы смогли перезаписать.

Показать полностью
5322

В удаленном от цивилизации санатории

Мне много раз сообщали, какой я плохой человек, но обычно делали это завуалированно. А на днях прямым текстом сказали.

Одна сотрудница очень сильно изменилась за последнее время. Похорошела, стала наряжаться, цветы на работу ей кто-то периодически присылал. Оказалось – познакомилась в интернете с мужчиной, стали переписываться, и очень скоро он признался ей в любви, даже стихи отправлял собственного сочинения.

- Он же простой слесарь на предприятии, откуда в нем такое дарование? – умилялись и сама дама сердца, и ее ближайшие коллеги.

Тут уже все всё поняли, но дама и коллеги почему-то нет.

И омрачало ее радость только то, что личная встреча с поклонником все переносилась, и она устала из месяца в месяц освежать стрижку и делать маникюр с эпиляцией. То он говорит, что поехал в командировку, то надо родителям помочь, а дальше совсем беда случилась – получил серьезную травму ноги на предприятии и провалялся на больничной койке два месяца с дальнейшей долгой реабилитацией в удаленном от цивилизации санатории. В общем, бегать на свидания ему было нечем, и он лежал, мечтая о прекрасной возлюбленной. На этом месте все уже давно всё поняли, но только не моя коллега и не ее товарки по отделу, которые продолжали восхищаться, вместе слушали его аудиосообщения – такой брутальный обволакивающий хрипловатый голос, без устали повторяющий «любимая», «родная» и прочее. Тут, говорят, поплыла даже ее старушка-мама, заслуженная учительница. И стихи она одобрила. Бывает же такое счастье людям.

И тогда я не выдержала. В очередной раз, когда коллега сокрушалась, что ее дорогой что-то очень долго лежит на реабилитации, я ей на ухо сказала:

- Он не лежит. Он сидит.

- Как? – оторопела она.

- На жопе. В тюрьме. Ну, или в колонии какого-нибудь режима, - пояснила я. - Вангую строгий – уж очень голос наглый. Так что его санаторий точно сильно удален от цивилизации.

- С чего ты взяла?

Я перечислила все явные признаки и настойчиво посоветовала присмотреться к поклоннику и задать ему пару наводящих вопросов.

Итог: я мерзавка, потому что он оскорбился до глубины души и порвал отношения. В этот момент хуже меня были только Чикатило и Эмбер Херд. Потом, после ее долгих извинений и уговоров, объявился снова и нехотя ее простил. И признался: да, сидит. Да, строгий режим. Но попал по беспределу, осужден неповинно. Скоро выйдет, и они встретятся, и ничто не сможет их разлучить.

Коллега моя, слава те яйца, женщина достаточно здравомыслящая, плюс у нее дома дочь-подросток и мама заслуженная учительница, им в семью такие кадры не нужны.
Итог: я все равно мерзавка, разрушила чужое счастье. Коллега была такая светящаяся, а теперь ходит такая несчастная. А зэк вместо стихов ей гадости всякие пишет.

Научите молчать, пока у меня напрямую не спросили совета, а? Пропаду ведь.

Показать полностью
1585

Вежливый лось

Заботиться о дураках очень трудно, если ты сам не совсем идиот.


Есть у меня хорошие знакомые – супружеская пара. Пусть будут Люся и Володя. Люди очень милые, добрые, искренние, щедрые, гостеприимные. Собаку взяли из приюта, зимой лечили птичку с больной лапкой, всем бабушкам-соседкам в пандемию носили продукты и лекарства из аптек. Кто первый на субботник, собирать мусор, не ими накиданный? Люся и Володя. Кто покупает рассаду по весне и разбивает клумбы во дворе? Люся и Володя. Чьи дети самые вежливые, начитанные и приветливые? Ну, мы уже знаем. В общем, люди прекрасные, но… блаженные. Вот абсолютно не замутненные здравым смыслом. Сейчас расскажу, и заранее грустно от комментариев.


У Люси и Володи трое детей. Их среднему сыну Алеше сейчас 11 лет, и у него начались очень недетские проблемы: в класс перевели из другой школы очень агрессивного мальчика, который выбрал себе Алешу в качестве любимой мишени, потому что Алешка такой… не от мира сего. Кудрявый, мечтательный, девочкам помогает, любит немальчиковые занятия – рисовать, шить, в театральном кружке занимается. В общем, идеальная жертва. И начал мелкий ублюдок Алешу гнобить. Тот приходил домой в синяках, ссадинах, с разорванными тетрадками, а родители взывали к учительскому контролю: мол, проведите беседу с родителями хулигана. Учительница призналась, что сама ничего сделать не может, потому что гладиолус: оказывается, ребенка еле-еле спровадили из другой школы по многочисленным жалобам объединившихся родителей. Последней каплей стало, когда хулиган отправил чьего-то ребенка в больницу с сотрясением мозга. Так что в той школе до сих пор отмечают, наверное. Трудность коммуникации еще и в том, что родители у мальчика тоже агрессивные. Пишут жалобы, угрожают школе и другим родителям, а еще имеют знакомства в силовых структурах и регулярно об этом напоминают – в общем, люди, судя по всему, малоприятные.


- Салли, что нам делать? – спросила Люся. – Мы пытались поговорить с мамой мальчика, но она нас послала. Сказала, что еще неизвестно, кто кого обижает.

- Обращайтесь к директору школы, пишите заявление в полицию, снимайте побои, - говорю я. – А еще заручитесь свидетельскими показаниями других родителей, если их дети тоже жалуются. Смогли же как-то его выжить из прежней школы, значит, есть способы воздействия. Не будет ответа школы – пишите в управление образования. Не будет реакции от полиции и образования – пишите в прокуратуру, – в общем, объясняю ей весь этот бумажный путь, единственный законный. – Если хочешь, я помогу вам составить письма в инстанции – так, чтобы отписок точно не пришло.

- Долгая бюрократическая волокита, - возмутилась она. – Неужели нельзя поскорее? Мы что-нибудь другое должны придумать…


Через месяц Люся звонит снова:

- Салли, что нам делать? У нас какой-то ужас! Володя пошел поговорить с этим мальчиком, когда забирал Алешу после уроков. Предложил отойти в сторонку и сказал: «Перестань нападать на моего сына». А мальчик тот сказал: «Хорошо». А дома он сказал родителям, что Володя ему угрожал и его ударил! И теперь Володю в полицию вызывают, хотят дело завести!

Я просто за голову схватилась.

- Люся, нельзя даже близко подходить к чужому ребенку, а уж «решать с ним какие-то вопросы» тем более! В полиции в любом случае расценят эту ситуацию как угрозу, потому что Володя превосходит ребенка и возрастом, и габаритами. И если нет свидетелей, он в жизни не докажет, что не трогал мальчика! И неважно, что нет следов, потому что побоями могут быть действия, просто причинившие физическую боль.

- Но ты же знаешь, что Володя никого не станет бить! – возмутилась Люся.

Кстати, да. Володя один из самых мирных людей, которых я знаю. Охотно верю, что у него была благая цель – тихо и вежливо поговорить с хулиганом, чтобы тот не хулиганил. Но какой смысл быть невиновным, если ты ведешь себя как дебил - безобидный двухметровый лось?!

- А свидетели разговора были?

- Нет, Володя специально отошел, чтобы никто не видел – а то вдруг над Алешей будут смеяться, что за него папа заступаться пришел.

Я даже слов подходящих не нашла, только посоветовала нанять адвоката, чтобы тот дал совет, как теперь лучше поступать.

- Адвокат – это очень дорого, наверное, - возразила Люся. – Мы что-нибудь придумаем.

- Люся, не надо больше ничего придумывать!!!


Но они придумали. Попытались договориться с родителями других детей, чтобы те сказали, что якобы они видели, как Володя разговаривал с хулиганом, и Володя его пальцем не тронул. Родители, естественно, не захотели вмешивать в эту полицейскую историю своих детей. А сам факт попытки уговорить сразу несколько человек на дачу ложных показаний быстро стал известен. И не пошел Володе на пользу.


Люся мне еще звонила, спрашивала, как теперь быть. Но я больше не стала разговаривать. Дико бесит, когда пытаешься что-то доказать, объяснить, тебя не слушают – а потом все равно идут к тебе за новым «мудрым советом». Тебе же все равно мои советы не нравятся, так зачем ты их все время просишь?!


В итоге Алешу с нового учебного года собираются переводить в другую школу, а для мирного урегулирования конфликта родители хулигана требуют сто тысяч рублей. Надеюсь, Люся и Володя ничего больше не придумают. Не их это путь.

Показать полностью
3994
Истории об отношениях

Женщина его мечты

Есть волшебная история, конец которой прекрасен и ужасен одновременно.


Жила-была молодая и красивая женщина. Пусть будет Юлия. Вышла замуж за такого же молодого и красивого мужчину, родила ребенка. А муж, приличный с виду человек с непыльной офисной работой, с хорошей квартирой и машиной, оказался игроманом и проиграл вообще все, что у него было, плюс то, чего у него не было, плюс набрал кредитов… Наступил момент, когда она, только проснувшись утром, сразу же бежала проверять, что за ночь пропало из дома. Потому что ложились спать вместе, а ночью муж тихо вставал и тащил в ломбард что плохо лежит. Работу он потерял, машину отдал за долги и стал уже поговаривать, что семье из четырех человек трехкомнатной квартиры много, можно и двушку взять, или даже полуторку. А на разницу – хороший ремонт. Короче, старая история. Знаем мы эти ремонты.


Когда стало совсем плохо, Юля развелась. Из совместно нажитого у супругов остались лишь долги, и те по большей части только мужа, но ушла женщина все же не с пустыми руками. В одной руке у нее был шестилетний ребенок, а в другой – дарственная на квартиру от родителей мужа. Они понимали, что от такого отца сын алиментов никогда не дождется, и жалели внука, да и Юлю, поэтому решили обеспечить внука жильем - у них была квартира, которую они сдавали.


И после развода она натерпелась неслабо: долги мужа передали коллекторам, а те начали прессовать женщину – мол, кредиты взяты в браке, плати. Угрожали ей, ребенку, расписывали двери – тоже старая история. Преследовал ее с угрозами и бывший, который хотел продать квартиру, в которой она жила с сыном, считая, что это его «наследство», а она как без ничего к нему пришла, так и должна была уйти. В общем, по сравнению с тем, что происходило в браке, можно сказать, наступило вполне мирное время.


Через несколько лет Юля встретила новую любовь. Мужчина ее мечты был женат, но у каждого свои недостатки. Когда она забеременела, он сначала обещал развестись и жениться на ней, потом просто развестись, потом разводиться передумал, но клялся, что будет поддерживать ее материально, а когда делать аборт было уже поздно, оказалось, что его переводят на повышение в Питер. Он сменил симку и пропал из вида.


Вот теперь Юля оказалась в по-настоящему тяжелом положении. На зарплату библиотекаря сильно не разгуляешься. Она написала в социальных сетях о своей беде с просьбой помочь хотя бы вещами и коляской для будущего ребенка.


На этом месте обычная история про женщину с трудной судьбой заканчивается и начинается необычная. Про мужчину с трудной судьбой. Потому что на отчаянный призыв откликнулся один ее давний поклонник. То ли бывший одноклассник, то ли сосед по лестничной клетке еще с тех времен, пока она жила с родителями, – тут не знаю точно, да и не суть. Главное – он давно был в Юлю влюблен и готов был принять ее любую – с детьми, с проблемами, с коллекторами, с болезнями и здравием, с богатством и бедностью. Лишь бы быть с ней. Сначала он просто приезжал и привозил деньги и продукты, потом купил хорошую коляску и другие вещи для будущего малыша. Забирал ее с дочерью из роддома. Потом сказал, что соседняя, рядом с его, квартира сдается, она побольше, и будет отлично, если Юля с детьми туда переедет, а он будет оплачивать это жилье. Она подумала – и согласилась. Свою квартиру стала сдавать.


Тут надо отметить, что Юлин поклонник, пусть будет Николай, не был человеком особенно обеспеченным. Но он жил один, имел весьма скромные потребности и с не самой маленькой зарплаты отложил вполне приличную сумму, которую потихоньку начал тратить на помощь женщине своей мечты. Николай никогда не был женат, и вообще не считался завидным женихом – несимпатичный внешне, не особо разговорчивый, закомплексованный и выросший в полной уверенности, что недостоин хорошей женщины, а уж такой королевы, как Юля, и подавно. Фиг знает, откуда это берется у людей в головах, может, воспитывали так, может, еще какие-то детские травмы, однако Николай реально был на седьмом небе от счастья, что Юля разрешила помочь ей. Спустя несколько месяцев беззаветного обожания Николай решился сделать ей предложение. При этом между ними никаких близких отношений по-прежнему не было.


Юля прямо ему не отказала. Наоборот – поощрила: мол, мне нужно подумать, сможем ли мы быть вместе, будешь ли ты мне каменной стеной. А в течение этого ожидания начала реально наглеть, атакуя бедного Колю повышенными запросами: старшему ребенку нужен хороший телефон, ей бы тоже, да и неплохо бы съездить на море, а то малышка что-то очень болезненная, наверное, чувствует, что отец ее бросил, и она никому на целом свете не нужна…


Дальше – больше. Юля заявила, что ее кинули жильцы, которые снимали у нее квартиру, – выехали, оставив полную разруху и гигантский долг за коммуналку. Коля дал деньги на возмещение и этих расходов. Потом снова и снова. Юлины «несчастья» были разнообразны и нескончаемы, как и Колино терпение. Коля во что бы то ни стало решил доказать, что он будет хорошим мужем. Уже даже Юлин сын, подросток, начал понимать, что ситуация ненормальна, и отговаривал Николая выполнять очередную хотелку матери, доказывая, что она обманывает. Но у Николая был цель – жениться на Юле. Если он не мог дать ей того, что она просит, она кричала: «Ты обещал мне помогать! Ты обманщик!» Потом она ластилась к нему, называла своей единственной защитой и лучшим мужчиной в своей жизни...


Когда деньги из заначки потенциального жениха иссякли совсем, Юля заявила, что не может выйти замуж за человека нищего. Тем временем этот самый нищий продолжал оплачивать ее съемную квартиру и давал ей деньги из зарплаты – сколько было. А нуждаться мать-одиночка начала все сильнее – якобы у нее нашли серьезное заболевание, и нужно много денег на операцию… Николай пошел брать кредиты. Его долги росли, единственный приличный свитер ветшал. Мужчина уже не мог снимать Юле отдельную квартиру, и она переехала к нему. Поселилась с детьми в комнате, а он спал на раскладушке в кухне. Себе заваривал бичпакеты, Юля покупала себе и дочери что хотела. Ее сын, которому на тот момент уже исполнилось 13, ушел жить к бабушке и дедушке.


Колины знакомые просто за голову хватались и прямо ему говорили, что проститутка вышла бы дешевле. А когда выясняли, что Юля Коле даже за руку подержаться не позволяет («я тебя еще недостаточно люблю!») – и вовсе начинали выдирать волосы, отчаявшись объяснить мужику, что он делает не так.


Кончилось все предсказуемо ужасно: Николай умер от сердечного приступа прямо на работе. Присмотреть за его имуществом перед вступлением в наследство из другого региона приехала его сестра, суровая крановщица, единственная родственница. Юля была выперта из квартиры быстрее, чем успела сказать «Это был мой жених!». Сестра, которая знала о последних месяцах жизни Коли и роли Юли в его судьбе, не стала вступать с ней вообще ни в какие разговоры. Пришла сразу со слесарем менять замки. В квартире осталось все, что Николай успел подарить женщине своей мечты, так как в чеках значились его данные как покупателя, а факт дарения имущества Юля доказать не могла.


Когда Юля на чемоданах рыдала в подъезде, сестра Николая спросила, почему бы ей не вернуться в свою квартиру, заплатив жильцам неустойку за разрыв договора. И тут выяснилось, что жилье Юля давно не сдает – там уже несколько месяцев живет ее бывший муж, потому что он свою квартиру все-таки продал, часть отдал за долги, а часть проиграл. И деньги, полученные от Николая, Юля тоже приносила ему. Что-то себе оставляла, но самые крупные кредитные суммы, которые шли якобы ей на лечение, получал бывший. Она даже обналичила материнский капитал. Деньги исчезли в той же прорве. Недавно они с прорвой разругались на почве того, что у Николая деньги закончились совсем, и даже «жалкие десять тысяч» Юля не могла с него вытрясти. Оскорбленный бывший поменял замки в квартире. Его родители помогать выселять сына отказались, потому что, во-первых, тогда он бы стал ломиться к ним, а, во-вторых, ранее уже убеждали Юлю не пускать его к себе жить – тогда он, понимая, что останется вообще без крыши над головой, поостерегся бы продавать квартиру.


Мощный финальный аккорд: Юля опять беременна. И точно не от покойного многострадального Николая.

Показать полностью
2113

Скажите, как ее зовут?!

Жизнь в маленьком городе иногда бывает хороша. Например, когда человек, который неимоверно тебя бесил или, того хуже, делал тебе подлянки разного калибра, приходит устраиваться на работу, и твой голос – брать или не брать - решающий. Немало было в моей жизни таких ситуаций, но одна особенно приятная.


Так вот. Есть один рекламодатель, достаточно крупная организация. У нее — пресс-секретарь Вероника. Девиз Вероники: мы должны доказать, что мы крутые, поэтому будем вам массажировать мозг до последней минуты, чтобы вы вдруг не решили, что вы профессионалы и хорошо работаете. В принципе, мозгоклюев-клиентов вокруг много, но их ответственные за пиар редко превосходят наглостью работодателей. Обычно это спокойные, интеллигентные пресс-секретари, которые десять раз извинятся за очередную придурь «господина» и постараются помочь чем могут. Но Вероника не из этих слабаков. Она из тех, кому доставляет особую радость передавать очередные правки и очередные вводные, а в ответ на «еще вчера вы хотели совершенно другое, вот скриншот нашей переписки» - заявить, что ее не так поняли, и, чем копаться во вчерашней переписке, лучше смотреть в день сегодняшний.


Рекламный отдел однажды на полном серьезе подсчитывал, что дешевле: послать этого рекламодателя в лице Вероники в дыру волчью и недополучить премию по итогам года или найти другую работу, пусть с зарплатой поменьше, зато сэкономить на лекарствах. В разгар их обсуждения зашел юрист Федор Михайлович, который, узнав причину грустного настроения сотрудниц, со снисходительной улыбкой молвил:


- Вы слишком близко к сердцу все принимаете. Нужно быть спокойнее, дамы. Спо-кой-не-е! Вот я изучал психологию, и хрен меня кто выведет. Давайте я вам покажу, как нужно дышать, чтобы восстанавливать душевное равновесие…


Артистично подышал и вышел, победительно усмехаясь. Мол, женщины, женщины, у них что не фарс, то трагедия!


А потом Федора Михайловича призвали провести переговоры с Вероникой, потому что она требовала внести в документы ряд существенных изменений, которых там в принципе быть не могло, — например, составить дополнительное соглашение об оценке качества нашей работы по критериям, выработанным ею, иначе за работу нам не платить не будут. Она пробыла в кабинете Федора Михайловича два часа. После ее ухода (а остальные сотрудники в это время тренировали правильное психичекое дыхание для особо невозмутимых йогов – и у них отлично получалось!) он выполз весь красный, потный и слабым голосом попросил налить ему корвалола. Понюхав рюмочку, отставил и достал из шкафа бутылку коньяка.


- Реееедкостная дрянь, - протянул он страдальчески. И это, скорее всего, было не про алкоголь в рабочее время.


Веронику и ее способность превращать спокойных и мирных людей в команчей на тропе войны знают практически все в нашей сфере. И вот мой хороший приятель и коллега, пусть будет Игорь, тоже однажды столкнулся с Вероникой во всей ее красе. Вероника прислала ему текст для буклетов. Он сверстал, отправил на согласование. Оказалось, что текст еще не согласован двумя начальниками из трех, и нужно его полностью менять. Полностью поменяв текст, когда, по словам Вероники, его согласовали все причастные и непричастные, обнаружил, что Вероника опять наврала, и согласовали не все, так что нужно переделывать опять, причем тип буклета тоже был задан неверно. А потом опять. И каждый раз Вероника убеждала, что он все не так понял. Но он понял все правильно: человек создает имитацию бурной деятельности, а на самом деле ему нравится командовать куда более профессиональными людьми. А что имитатор отдает тупые команды – так кто такая эта челядь, чтобы о них судить?


А потом еще один мой коллега столкнулся с Вероникой по долгу службы. И Вероника вела себя как обычно – сначала саботировала свою работу, ставила неверные задачи и вводила в заблуждение относительно степени согласования материалов для рекламы, а потом обвиняла в непрофессионализме исполнителей. Но она не учла, что на этот раз директор фирмы-исполнителя ее священной воли – хороший приятель ее же начальника, при этом начальника не непосредственного, а самого главного. Они вместе катаются на горных лыжах. И директор маленькой фирмы оповестил директора фирмы побольше, почему эти рекламные лыжи не едут.


Не знаю, насколько прямой была связь между этими двумя событиями, но через некоторое время Вероника утратила гордое звание «главного пиарщика», обретя статус «ищу работу». Одним словом, платочки белые, глаза печальные. И отправилась гастролировать по тем самым фирмам, где в роли заказчика феерила ранее. Она побывала в моей организации. Звонила Игорю с просьбой встретиться и серьезно поговорить. Мы улыбались и пожимали плечами: вакансий нет. Даже если вакансии были. Много куда она обращалась, но оставалась вся в слезах и в губной помаде. Мыкалась, мыкалась – все-таки пристроилась пресс-секретарем куда-то. Куда – я не знала до тех пор, пока одна знакомая не пожаловалась:


- Вот была у нас нормальная работа с предприятием ХХХ, а теперь они взяли пресс-секретаря (я даже не знаю, как ее зовут) – и это стал какой-то ужас…


А я, кажется, знаю, как ее зовут. Я только не знаю, почему ее жизнь ничему не учит.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!