GrafoMMManus

GrafoMMManus

Пытаюсь переплюнуть Кинга и Лавкрафта, но пока получается не очень)))0)
На Пикабу
поставил 20 плюсов и 2 минуса
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование

Сообщества:

Награды:
С Днем рождения, Пикабу!более 1000 подписчиков
19К рейтинг 3549 подписчиков 347 комментариев 221 пост 173 в горячем
42

Мопсик вещает...

Мопсик вещает... Буддизм, Психология, Психотерапия, Мат

Это был крик дофаминовой системы, вводящий нас в заблуждение.


Не верьте этому мопсу. Действие не ведёт к счастью.


Так заставляет нас думать примитивная дофаминовая система. Функция которой заключается в закреплениях определённых эмоциональных реакций на определённый вид деятельности однажды приведший к этим самым эмоциональным реакциям. То есть наркоман будет стремиться въебать наркотиков, лудоман — сделать ставку, пиздораб — отлизать писечку.

Игнорирование позывов дофаминовой системы, точнее, осознание этих порывов и их безмолвное созерцание ведёт к прозрению в природу желания.

И к состояниям, называющимися в буддизме — дхъянами.


Состояниям беспричинного счастья....

Показать полностью 1
38

Щёлк! Глава 43

До места схрона Жека добирался на такси – светить машины соратников было бы глупо. По пути он заскочил в магазин инструментов – за кувалдой… Старая кирпичная заброшка на краю города. Провалившаяся, дырявая крыша гарантировала, что здесь не будут тусоваться даже бомжи и наркоманы. Жека осмотрелся – никто ли не следит? Нет ли поблизости подозрительной машины с наблюдателями? Или подозрительных прохожих? Практически никого. Только бабулька плелась по обочине

с полным пакетом из «пятёрочки» в руках. Жека дождался, пока и та исчезнет, сделал крюк по окрестностям. Никого. Ещё бы! Если это и засада, на такой громадный схрон, то спецслужбы наверняка позаботились о максимальной незаметности. Ведь простой дурак не станет покупать так много стволов. Наверняка террористы! А значит и подход к их преследованию будет основательный.


Предыдущие главы: https://vk.com/topic-170046450_48339328


Жека перекинул тяжёлую кувалду в другую руку. С этой кувалдой и в адидасах, да в такой глухомани он выглядел максимально подозрительно…

Он шёл по заброшке, перешагивая через обломки, обвалившиеся деревянные балки, через догнивающую и дурно пахнущую мебель… Шёл и постоянно глядел в телефон, на фотографию.

А вот и нужная кирпичная стенка.


Кладка на ней была свежая. Но сделали её из старого кирпича, валяющегося всюду поблизости. Посторонний глаз даже ничего не заметил бы. Даже Жека не сразу смекнул, что за место – на фотографии солнечные лучи падали под другим углом.


Жека харкнул на пол, ругнулся на свою новую надоедливую привычку и замахнулся кувалдой. Размахивал он ею практически полчаса – полностью забив руки, истерев до мозолей ладони.

Стенка не хотела легко сдаваться.


-- Заложили, блять! – шипел Жека. – Как себе родной дом строили!

Пот стекал по лбу ручьями. Будь он в своём теле – он бы не пробил и половины… А что, если там ничего не окажется? Если он перепутал места?...


Провалился первый кирпичик. За ним – второй, третий. Скоро образовался достаточно широкий лаз. Жека харкнулся, отбросил кувалду и посветил внутрь фонариком. Пыль в воздухе. Куча коробок. Куча стволов и броников.


И как ему тащить всё это добро до гаражей?..


Жека отошёл к ближайшему окну. В такие моменты, чтобы хорошенько поразмыслить, полагалось закурить. Но Жека бросил. Потому что боялся отправиться в Изнанку раньше времени…


Звать грузотакси? Этот вариант ему не нравился. Слишком палевно.

Звать ребят Игорёши на своих машинах? Тоже не особо… Но всё же лучше, чем грузотакси или угонять чью то машину. Жека на свой страх и риск набрал Игорёшу – если на них устроили засаду, то телефончик будут проверять.


С другой стороны, если где-то поблизости действительно сидят ФСБшники, то брать его прямо здесь они не станут, а проследят, куда он повезёт весь этот хлам. И даже тогда – не факт, что будут брать всех. Скорее они будут пасти их дальше, пытаясь вычислить ещё больше соучастников. И только когда «преступники», с этими стволами наперевес, куда-то подозрительно выдвинутся – тогда их всех и повяжут. А значит и беспокоиться не о чем. Пока что...

-- Да…

-- Это я, Жека… У тебя нет знакомых водителей с газелью? Которых не жалко, если вдруг чё?

-- Всех жалко, -- ответил Игорёша. – Но к тебе уже едет один доброволец.

-- В смысле…

-- В прямом.

-- Как…как ты… Наверняка она только-только выезжает? Да?

-- Она уже рядом с тобой должна быть. Жди.

-- Быть не может…


Со двора вдруг посигналили, и у Жеки сердце убежало в пятки – даже ещё дальше! За пределы тела.


Он аккуратно подобрался к окну и выглянул. Газель.

-- Чего притих?

-- Газель какая-то сигналит… -- прошептал Жека.

-- Это он. Антоха.

-- Ладно, -- кивнул Жека. -- Для этого не нужно быть всевидящим. Достаточно задуматься получше, чем задумался я. Спасибо за машину.

-- Правильно мыслишь, -- сказал Игорёша. – А то уже начал считать меня всемогущим!

-- Скажи честно. Что нас ждёт. Что будет при штурме? Ты что-то знаешь?

Игорёша ответил не сразу.

-- Делай что должно. И будь, что будет.

-- То есть ты, всё-таки, знаешь?

-- Я этого не говорил.

-- Но ты и не отрицаешь…

-- Соберись, -- сказал Игорёша. – Слишком много мыслей и смятения в твоём сознании.

-- Ещё бы! Я не каждый день иду на штурм логова вооружённых отщепенцев!

-- Доверься тому, что происходит, -- сказал Игорёша. – Только так можно переплыть океан.

-- Океан, ёпта… -- Жека харкнул на землю, психанул от верблюжьих привычек, психанул от туманных ответов «иисусыча»… и просто сбросил трубку. Задолбали. Конечно, не было никаких оснований полагать, что эти просветлённые обладают каким-то сакральным знанием. Вполне может быть, что всё это лишь коллективная шиза. Однако, в последнее время складывалось определённое предчувствие…


Предчувствие, что всем им – конец.


Жека отбросил эти мысли. Толку от них не было совершенно никакого. Он взял коробку и направился к «газели».

-- Здарова! Вершителям правосудия! -- поприветствовал его Антоха – бородатый мужичок в квадратных очках.

Жека загрузил коробку в машину и поздоровался в ответ.

-- Чёж ты раньше не приехал? – спросил он. – Помог бы мне кувалдой махать.

-- Уж извини – на дорогах пробки.

-- Отмазки… Хоть коробки помоги стаскать.


Коробки с оружием и бронежилетами они загрузили быстро. Жека постоянно озирался по сторонам, пытаясь высмотреть хоть кого-нибудь. Но слежку, если она и была, тщательно замаскировали.


Потом они поехали к гаражам, а Жека всё глядел в зеркала, запоминая машины, едущие сзади.

-- Чего такой напряжённый? – хохотнул Антоха. – Расслабься!

-- Я ощущаю безысходность.

-- Это ещё почему?

-- Этим вечером многие из нас могут погибнуть. И на душе становится черно. Как тут не быть напряжённым?

-- Существует такая область в космосе — огромная пустота. Диаметром в два миллиарда световых лет. Просто представь. Ты даже одного светового года не сможешь представить! Даже масштабов нашей-то планеты… И вот угодивший туда фотон будет лететь по этой пустоте два миллиарда лет, прежде чем настигнет чего-либо.

-- И чё?

-- Вот это я понимаю — экзистенция и безысходность. А ты тут разнылся...

Жека эффектно фыркнул. Этому он научился у Лизы.

-- А вы зачем пойдёте на штурм? Какой у вас интерес? Культисты даже никак не угрожают вам, не преследуют.

-- О! – махнул рукой Антоха. – Как же, оказывается, ты низко смотришь! Это даже не игры в благородство, как ты мог подумать. Мы на вселенское дело идём! Ведь если они победят, то наш мир будет обречён на съедение.

-- Понятно, -- вздохнул Жека. – Но легче мне от этого не становится. Если мы все погибнем, даже если мир благодаря нам никто и не схавает… То нам это будет безразлично.


Машины сзади не преследовали их «газель». Может быть, они попросту сменялись. А может, за ними вообще следили при помощи дрона… Паранойя это или здравый смысл?..


И вот они свернули к гаражам. Никакого хвоста, вроде бы… Вот они подъехали к гаражу Игорёши. На шум мотора тут еж вышла целая толпа. Человек десять-пятнадцать…

-- Это ещё кто… -- спросил Жека.

-- Это наш каратэ клуб! – с гордостью ответил Антоха.

-- Не думал, что они явятся так быстро.

-- Ждут оружия. Иваныч хотел провести тренировку и инструктаж для всех, кто не умеет обращаться со стволами.

-- Иваныч?

-- Спецназовец в отставке. Вон тот с седой щетиной, большими бицухами и в берете…

Жека отыскал взглядом Иваныча.

-- Нихрена себе. Так у нас есть командос!

-- А ты ссал! Мы нагнём этих культистов! Вот увидишь!

-- Тогда мне следует обсудить свой план по штурму с настоящим военным. Он накидает идей лучше! – Жека выпрыгнул на улицу, параллельно запуская плевок.

-- Приветствую всех! – весело сказал он. С ним поздоровались в ответ, но без особой радости. Через секунду появился Игорёша. За ним следовали двое в рваных грязных одеяниях, будто бы даже в крестьянских… В простых рубахах и грубых штанах. Незнакомцы были измазаны землёй и глиной. А в глазах их застыл невыразимый ужас. Игорь тоже был чем-то обеспокоен.

-- Что случилось? – спросил Жека.

-- Культисты Красного Черепа напали на «городок», -- ответил Игорь. – И жестоко казнили всех, кто попался к ним в руки. А ребятам удалось сбежать лесами.

Незнакомцы молчали, будто проглотив языки.

-- Что за «Городок»?

-- Наши братья по философии, -- ответил Игорь. – Я был хорошо знаком с их лидером – Константином. Хороший человек, прелюбопытнейший. Вот только этой ночью его не стало… Как и почти двухсот его последователей. Их всех – убили.

«Очередная секта?» -- Жека едва ли не фыркнул – вовремя передумал портить траур.

-- Красный Череп совершил немыслимое…

-- Но что они забыли? Зачем им «городок»? – спросил Жека.

-- У Константина была «Книга Знания». Прочитав которую, можно приблизиться к истине. Отцу был нужен этот артефакт. Для лучшего доступа к Изнанке. А людей он казнил, чтобы запугать остальных.

-- Двести человек?... – не верил своим ушам Жека. Это была немыслимая цифра.

-- Помогите нам… -- простонал один из незнакомецев. – Помогите отомстить за наших детей… братьев и сестёр…

-- Мы должны отправиться на штурм особняка прямо сейчас! – крикнул раскрасневшийся от ярости командос Иваныч. – Этим чертям нельзя дать жизни!

-- Да! – тут же подхватили его опешившие от невообразимой жестокости каратисты.

-- Они наверняка ещё не вернулись в особняк, -- сказал Сега. – Ведь «городок» достаточно далеко. Нужно подождать до завтра.

-- Или выставить у особняка разведчиков. Чтобы знать, когда вернутся все, -- предложил Шуруп.

-- Лиза, ты же опознала участников массовой казни? Ты узнаешь, если они вернутся в особняк? – спросил Сега.

-- Ну… да… -- ответила Лиза. Ужасающее известие выбило её из равновесия. Казалось, рыженькая даже утеряла контакт с реальностью – её захватил ужас.

– Тогда мы возьмём тебя с собой.

-- Бабу на войну?! – возмутился Иваныч.

-- КАК СЛАВНЕНЬКО! ХА-ХА-ХА-ХААА!! БАБУ НА ВОЙНУ!

Над гаражами пронёсся лающий хохот.

-- ХА-ХА-ХА!

-- Кто…

-- КАК ЖАЛКО, ЧТО Я ИСПОРТИЛ ВСЕ ВАШИ ПЛАНЫ! ХА-ХА-ХА!!!

Все бросили свои взгляды на приближающуюся размеренным и ленивым шагом фигуру. По дороге между гаражами шёл человек. С чёрной собачьей головой.

-- Ведь особняк штурмовать не понадобится! – воскликнул человек. -- ПОТОМУ ЧТО МОИ РЕБЯТА ПРИКОНЧАТ ВАС ВСЕХ!!! ПРЯМО ЗДЕСЬ! И ПРЯМО СЕЙЧАС!!!

_______________________________

Спасибо за донич)

70р неопределённый с тинькова

Показать полностью
33

Щёлк! Глава 42

— Э-э! Стоять! СТОЯТЬ! – Шуруп набросился на культиста-Мельницу, вышедшего из гаража Игорёши. – Тебе не сбежать, гад!!

— Погоди-погоди! – пятился назад Мельница.

— И как ты развязался?!..

– Погоди! Это же я! Жека! Я переключился в тело Мельницы, при помощи Пульта!

Борцуха ненадолго замер и задумался, но потом снова двинулся в атаку.

— Ты врёшь! – не поверил Шуруп. – Жека не харкается через каждые два шага!

— Да это рефлекс, ёпт… — сказал Жека и совершенно неожиданно для себя изрыгнул на землю смачный шмат соплей в перемешку со слюной. Как мерзко… Ещё и походка эта дебильная передалась – шея вперёд, взгляд исподлобья, ебло недовольно морщится, как у Онидзуки, а руки разведены в стороны, чтобы рама казалась шире… И пальцы ловко двигались, вращая что-то воображаемое. «Чётки!», догадался Жека.


Предыдущие главы: https://vk.com/topic-170046450_48339328


Шуруп встал в борцовскую стойку, растопырив ладони. Жека сделал два шага назад и, о боги, харкнул под ноги ещё раз. Неужто внатуре через каждые два шага? Как в баскетболе?...

— Я залез на собаку, когда сам был собакой! — вспомнил Жека, что могло бы идентифицировать его личность.

— Ты мог подслушать наши разговоры, — отмахнулся Шуруп. Он подкрадывался всё ближе, словно хищник.

— Вы чё, разговаривали об этом при Мельнице? – возмутился Жека.

— А чё такого? Это же смешно, — буркнул Шуруп.

— Вот вы гады! – Жека даже немного разозлился. Шуруп уловил эту агрессию и тут же бросился к ногам.

— А-а-а!—испугался Жека. Он попытался уйти в сторону, но Шуруп ухватил его за впереди стоящую ногу.


— Забодаю-ю!!! – зарычал Шуруп и Жека сильно перепугался. Этот кретин ведь убьёт его! Шуруп оторвал ногу от земли, перехватился и резко дёрнул, пытаясь провести бросок. Но что-то пошло не по плану. Жека не понял, что именно, однако в следующее мгновение борцуха шлёпнулся на землю, перед этим с воплем пролетевшись через его плечо…


Но на этом Шуруп не остановился. В процессе полёта он накрепко ухватился за куртку Мельницы и потащил за собой. Жека снова попытался освободиться, но ничего не получилось – он повалился следом. И когда он увидел, как страшно изменилось лицо у Шурупа – снова испугался, забылся, каким-то образом выкрутился, вышел на болевой и… вовремя остановился. Калечить Шурупа не хотелось.


— УБИВАЮ-Ю-ЮТ!! – прохрипел Шуруп насколько позволило сбитое дыхание.

— Успокойся! Я Жека!...


Разнимали их все и сразу. Шуруп совсем разошёлся. Его уязвило, что какой-то гопник-дрищ оказался техничней его. Но ещё больше его уязвляла мысль о том, что это даже не гопник – а Жека. Задрот, куряга и задохлик. Конечно, он долго не хотел верить, что это Жека!

— Нормально ты его! – удивился Сега. – Джиу-джитсер что ли? А че молчал?

— Это не я, — сказал Жека и харкнул на землю. – Это рефлексы.

— Стало быть, культисты очень сильны, — сказал Игорёша. – Если даже Мельница может расправиться с одним из моих лучших учеников…


Эти слова для Шурупа были как ножом по сердцу…


— Ниче страшного, — отмахнулся Жека. – Главное не кто лучше дерётся. А у кого стволов больше. И мне уже прислали координаты схрона!

— Так быстро?

— Да. И этой ночью мы идём на штурм особняка! – воскликнул Жека и снова сплюнул.

— У тебя есть план? – спросил Сега.

— Да. Я всю ночь над ним думал, — ответил Жека. – Без потерь не обойдётся… Но план хорош. Он минимизирует все шансы культистов!

— А если менты поймают? Когда за схроном с нелегальными стволами поедешь? – спросила Диана.

— Потому-то я и захватил контроль над телом Мельницы, — ответил Жека. – Если меня поймают – я… выпилюсь. И вернусь обратно в тело.

— Жестоко… — нахмурился Игорёша.

— Жестоко? – переспросил Жека. – А то, что ты рвёшься уничтожить Отца и его приспешников – это не жестоко?

— На Мельницу у меня были планы, — пояснил Игорёша. – Я вижу в его глазах Свет…

— Началось… — закатила глаза Лиза.

— Это война, — развёл руками Жека. – Либо мы их, либо они нас. Я обеими руками за мирный выход. Но такового я не вижу… Я вижу только отсрочку к выгоде врага.

— И наши головы, насаженные на пики… — мурлыкал в медитации довольный Рябина.

— Доверьтесь Вселенной, — сказал Игорёша. – Если мы во всём будем действовать, как наши враги – мы сами станем Злом. И даже если победим материально – проиграем духовно. Зло восторжествует, прокравшись в наши сердца через потаённый ход.

— И что ты предлагаешь? – спросил Жека. – Я с радостью соглашусь, если у тебя есть способ, как помириться с Культистами, промыть им мозги и сделать из них – лучших друзей.

— Это невозможно! – воскликнула Лиза. – Они – это шайка преступников и маньяков. Они психически нестабильны!

— Все мы по своему нестабильны, — сказал Игорь. – Было бы хорошо всех их пленить. И работать со всеми по отдельности. Но, я понимаю, что это невозможно. В этой войне нам придётся пожертвовать своей человечностью. И взять на душу величайший грех – лишение жизни. Любое убийство идёт на угоду Злу. И ты это знаешь, Женя. Ты уже был ТАМ. То пространство хочет вернуть всех нас туда. И хоть мы боремся с ним – оно своё получит…

— А жаль, что у нас нет вариантов, — сказал Жека. – Но я хочу жить спокойно. А культисты этого не позволят никому из нас. И другим тоже не позволят. Скольких они ещё безнаказанно принесут в жертву?

— Всех нас, — улыбался Рябина. – И больше никого…Слушайте… слушайте…

Игорёша тяжело вздохнул. Вести от просветлённого Рябины каждый раз что-то задевали внутри Жеки. Дурные вести. А что, если он действительно что-то знает?

— Что ты знаешь? – решил спросить напрямую Жека. – Говори!

— Я знаю, — ответил Рябина. – Что нужно СЛУШАТЬ… И ты, Женя. Слушай. Слушай. Это тебя спасёт…

— А… Э… — не нашёлся, что ответить Жека. Поэтому он обратился к Игорёше. – Ты ведь тоже – Просветлённый? Ты тоже должен видеть что-то особенное? Так? Какое будущее нас ждёт?

— В борьбе со Злом нам придётся жертвовать, — ответил Игорёша после небольшой паузы. – Очень многим жертвовать… И только если ты будешь СЛУШАТЬ – ты пройдёшь этот путь до конца.


Игорёша заглянул Жеке прямо в глаза. Взглядом, полным надежды. И какой-то растерянности… Взглядом жертвы. Он был готов снова пожертвовать собой во имя всех. Как и две тысячи лет назад… И в этом взгляде таился вопрос. А готов ли и Женя чем-то пожертвовать?

Жека понял. Что-то тут нечисто. Они оба что-то знают, определённо. Но что?...

— Говорите прямо и сразу, — сказал Жека.

— Что говорить? – спросил Игорёша. Наваждение тут же куда-то исчезло, как и этот странный взгляд. – Ты о чем?

— Что вы знаете?

— А что мы можем знать? – пожал плечами Игорь. – Мы ведь всего лишь просветлённые. А не Боги. Чтобы смотреть в будущее – нужно охватить разумом всю Вселенную, все тела, все скорости, все координаты... Это закон физики. А я разве похож на физика? Или Рябина?

— Слушай… слушай…


Игорёша не был похож на физика. Жека тряхнул головой.


— С вами каши не сваришь, — сказал он. – Тащите сюда всех желающих пойти на штурм особняка. А я поехал на схрон. За оружием.

— Я позову сюда всех своих учеников, — пообещал Игорёша.

— Отлично!

— Я с тобой, — вызвался Сега.

— Нет. На схроне нас действительно могут поджидать менты. Такая куча оружия – это очень опасная сделка. Я-то вырвусь, а если попадёшься ты, то появятся только лишние проблемы…

— Тогда удачи, Жека…

— Удача – это пустой трёп, — отмахнулся он. – Сколько раз за последние дни мне желали удачи? И всегда приходилось разгребать дерьмо. Так что я почти уверен – облава будет. Ну или что похлеще…

__________________________

Спасибо за донич!

Кирилл Александрович 50р

Показать полностью

Книга

Книга
26

"Щёлк" и "Олег из Иных Миров". Пояснение за ЛОР

Попросили пояснение за строение Вселенной в моих рассказах. Ибо ряльно можно голову свернуть, пытаясь всё соединить воедино, перечитывая "Олега из Иных Миров", "Щёлк" и "Извечного Палача". Вкратце.


1. Есть Изнанка. Штука, типо как бы за пределами измерений, структура на порядок выше Вселенной. Из неё вышла Жизнь. Точней сказать — сбежала. Изнанка хочет Жысь захавать обратно, как недостающую часть себя. Изнанка не отпустила Жысь, а сама жысь имеет шото вроде ПТСР после вечности в пиздеце — потому в мире так много страданий+смерть всего живого. Жизнь олицетворяет одна сущность-Бог — чото типа "Брахмы" индуистского. Которая бежит от небытия, чтобы забыться во сне жизни, проявляя себя как всё живое.


Брахму в то же время пасёт Паразит. Сущность, которая не даёт ему опомниться, кто он такой (то есть и нам не даёт опомниться, что мы — на самом деле Брахма) (аля Майя из того же индуизма, тока он более лавкравтофский, ИЛИ, если вы христианин — Змей из рая, ибо дал "яблочко"), сущность, которая кормится нашими страданиями. А ещё благодаря Паразиту мы обладаем такой шнягой, как счастье (то самое эдемское яблоко), или стремление к нему. Никто не может бросить этот наркотик (попробуйте по-настоящему отринуть все-все свои привязанности, ага) — потому практически никто не может вырваться из его плена. Да и куда? В Изнанку? Никто земной и не помыслит сыбать туда. Чтобы посчитать Изнанку своим домом — нужно быть не просто не человеком — нужно быть не-жизнью.


И тем не менее, в Культистских философиях (что у Красного Черепа, что у Джермундаева) стремление к слиянию с Изнанкой — считается за высшую цель бытия. Оно и понятно — жизнь эт бегство, ложь (брахма спит и видит сон жизни, чтоб не видеть муки небытия) и ваще слабость. Нужно сделаться сильными и не зассать вернуться в Изнанку, и стать её частью.

Наиболее осознавшаяся частичка сущности-Бога — это Игорёша из Щёлка. Потому он и сын человеческий... Но есть ещё один Бог — прямо БОГ. Натуральная ЕБАНИНА, которая властвует над Изнанкой. Не существо, в привычном понятии, оно, скорее — ВСЁ. Вы бы никогда не захотели увидеть ЭТО. И сын этой ебаки — Отец из Щёлка с собачьей головой. Игорёша и Отец потому противопоставлены. Как Иисус и Антихрист. Кто победит — тот склонит чашу битвы между Изнанкой и Жизнью в свою сторону...


2. Человеческие религии породили в Изнанке могущественных искажённых сущностей. Например, Офаним и прочие "ангелы". Демоны. Тот же Херувим https://vk.com/@emir_radriges-heruvim — порождение Изнанки, сошедшее в этот мир после неумелых ритуалов древних племён в Сибири (а потом и византийских церковников, желавших узреть рай), из-за чего, кстати, и пришёл в движение процесс Великого Переселения Народов — и нашествие гунн.


3. Сущность-Бог-Жизни сначала успешно сыбал из Изнанки. Жизнь, вплоть до кембрийского взрыва практически не имела страдания и была блаженна. Но потом изнаночное "ПТСР"\проклятье\Паразит был недоволен, и всплыло наружу и произошёл спонтанный эволюционный скачок — твари начали пожирать друг друга. Чтобы лучше выживать, лучше адаптироваться, лучше жить, лучше гнаться за счастьем — ведь хоть эдиакарская биота была блаженной, она не была избавлена от смерти, а это и толкало жизнь к дальнейшему бегству.... Вообще, сама суть жизни — бегство. Она сбежала из Изнанки. Она продолжает убегать и внутри своего собственного сна...


Тем и обусловлен процесс эволюции. И, если протянуть такую логику в будущее — Жизнь должна была эволюционировать настолько сильно, далеко и глубоко, должна была извратиться в своём вечном бегстве, что она должна была бы стать копией Изнанки... Но это я уже забегаю вперёд. Тем более этого не случилось — пушта случился Олег (СПОЙЛЕР) и он избавил Жизнь от мучений, собрав все осколки Брахмы воедино, взяв всё страдание сути на себя — и воссоздав РАЙ. Демонический Олег стал частью Изнанки, но при том не отдал Жизнь БОГУ-ИЗНАНКИ, но при том он как бы имеет Жизнь в себе и потому все остаются довольны... (кроме Олега, бугага, ему ваще пиздец)


4. "Злой Парень" (на Пикабу я его не публиковал, но вы много не упустили если че) тоже как бы в одной Вселенной со всем этим. Однако, там были и Азатоты и Йог-Сототы, и Зевсы и Кибергитлеры. Но там Дима прост пережрал мухоморов по сюжету. Единственный перс, чьё существование оттуда признаю — это Хранителя Храма Цветков. В книговселенной он занимает место не самого БОГА (вакансии заняты), а ВНИМАНИЯ БОГА. То бишь, его глаза, уши, нос, рот. Все, кто достигает просветления, становятся с этим хранителем единым целым. Они видят суть, но богом не становятся.


5. А ещё у всех сторон есть свои мнения по поводу Изнанки и Жизни. Их взаимодействия и целей. Все они по своему правы и все они по-своему ошибаются. Потому нельзя скзазать, что Истина — в Изнанке. Или что достигшие Просветления — на самом деле уснули более сладким сном, насланным Паразитом. Секта Константина — да. Там были спящие люди, потому что Книга Знания — игрушка дьявола...


Надеюсь, я ничё не упустил. По вопросам в комменты.

Чего уж тут таить, всё описанное — это моё глубочайшее путешествие, в котором моё атеистическое мировоззрение разлетелось нахуй и надолго. Свой ахуй до сих пор выкладываю сюда, в форме творчества (но, отмечу, это не значит, что я в это верю, лол). Зато теперь понятно, чё жрали основатели мировых религий.

Свою собственную религию с этой идеологией открывать не буду. Покашто) Но на всякий случай открываю вакансии верховных жрецов, записывайтесь...

Показать полностью
37

Щёлк! Глава 41

Гипсокартон уже опрокинул бутылку водки и позаривался на вторую. Но Отец тому строго наказал не разгоняться. Ибо Книга Знания могла поведать необычные вещи… Гипсокартону Отец эту самую книгу не дал. Сослался на то, что она ему нужна сейчас для проведения неких ритуалов. Громила ещё давно заподозрил, что притронуться к Книге Отец позволит только лишь самым приближённым. Любимчикам. Чтобы держать остальных в тонусе. Но сейчас он удивился, что Отец не дал ему прочесть ни строчки. Ведь он считал себя любимчиком… Антон старался. Он сделал всё идеально. Он забрал и доставил артефакт. Он снова рисковал своей жизнью. Ради Отца, его прихотей, его желаний.


Но теперь Антон прямо-таки разозлился. Пришёл в ярость. Пытался её как-то контролировать. А тут ещё и забыться в спирте не позволяют…


Антон мог бы уже давно послать Отца куда подальше. Но, увы. Генетика суперсолдата не позволяла ослушаться приказов вожака стаи. Тем более, Отец всё-таки – это самый близкий… человек… если можно так сказать про собакоголовое девятисотлетнее существо, человечность которого уже давно утеряна в путешествиях за гранью реальности.


Предыдущие главы: https://vk.com/topic-170046450_48339328


Гипсокартон вышел к одному из двориков – с фонтанчиком посередине, и закурил самокрутку.


-- А когда мне помогут? – поинтересовался очкастый писатель, что постоянно сновал рядом, опасаясь затеряться в коридорах. – И как…

-- Не знаю, -- сердито буркнул Гипсокартон. Ему хотелось убивать, руки чесались, но писателя трогать было нельзя. Численность культа следовало восстанавливать, а, по словам Отца, очкарик поднаторел в эзотерических учениях и после соприкосновения с Книгой познал всю их еретичность, поэтому лидер видел в нём ценного соратника…

-- Мрачное у вас местечко… -- решил найти тему для разговора писатель. – Чем занимаетесь в свободное время? Устраиваете человеческие жертвоприношения?


Очкарик посмеялся над своей шуткой, но столкнувшись с недружелюбным взглядом громилы, затих в смутной догадке, что шутка, похоже, и не шутка вовсе.


-- Какова Книга? – вдруг спросил Гипсокартон. Очкарика передёрнуло.

-- Словами не объяснишь. Даже в моём рассказе – это всё шелуха без сути. Картинки, без проживаний…. Короче, это худшее, что может с тобой приключиться. Не понимаю, зачем вам нужна эта Книга. По мне так – она полный отстой.


Гипсокартон о чём-то задумался.


-- Тогда почему такое увидел только ты? – спросил он. – А остальные жители «городка» -- стали счастливыми и освобождёнными?

-- Не знаю… -- очкарик пожал плечами.

-- Потому что жители «городка» попались в мощную иллюзию, -- сказал вдруг появившийся посреди дворика Отец. – Их учение о Паразите – лишь наполовину истинно. На ту самую половину, где говорится о том, что есть некая сущность – Паразит. Которая питается страданиями всех живых существ. Которая запирает их в этой жизни на бесконечную циклическую вечность. Паразит определяет действия всех существ. Паразит лишает их свободы воли. А Книга, при правильном использовании, освобождает прочитавших от власти этой твари. И наделяет истиной, которую не видно спящим.


-- Жители «городка» не были похожи на «спящих». Они выглядели просветлёнными и счастливыми, -- вспомнил очкарик. – Может это я забрёл не туда? Что-то не так понял?

-- А вот про счастье – это ты зря, -- Отец уселся на диван рядом с громилой. – Истина не несёт счастья. Она принесёт океаны скорби. А затем – покой.

-- Покоя я тоже не увидел…

-- Счастье – это не истина. Именно счастьем Паразит удерживает в своём плену. Никто не захочет выйти за пределы лжи и соприкоснуться с Источником. И да, -- Отец подхватил мисочку с сушёными грибами. – Ты забрёл не совсем туда, куда надо. Но, по-крайней мере, ты на пути к Источнику. Но страдаешь, потому что не смог отринуть это самое счастье до конца – и отпустить эту Вселенную. Выйти за пределы вообще самой сути жизни.

-- Звучит как-то по-буддийски…

-- Нет. Буддизм – это лжеучение, -- Отец закинулся грибасами. – Уж мне поверь, я знаю. Да ты и сам увидишь скоро… Все эти «просветления» -- это коконы. И это вовсе не свобода. Это ещё большее погружение в плен. В плен, где страдание отсутствует. Будда никуда не дел Паразита, не освободился. Просто Паразит придумал для того ещё более сладкий сон. Чтобы удержать над ним свою власть…

-- Вот как, -- кивнул очкастый. – Действительно страшный мир, получается. А насчёт христиан у вас какие воззрения?

Отец вдруг ухмыльнулся.

-- Религия, облитая кровью, страданиями, яростью, завистью. И страхом. Огромным страхом, ужасом. Но она мне нравится больше всех.

-- И почему так?

-- Христианство близко к истине. По-крайней мере было, до тех пор, пока попы не стали придумывать, будто мир, созданный Господом – не может быть не идеальным… Наделили бородача качествами, которые ему не присущи. И это в этом-то мире, где каждый хищник – это целое кладбище, палач на четырёх лапах. В мире, где всё вершится из страха. Что сожрут тебя или что не исполнится очередное желание – без разницы… Этот мир – недоразумение. А Господь – самый жуткий маньяк, даже похлеще меня.


Писатель поправил очки и задумался.


-- По-крайней мере, сейчас. А начиналось-то как всё хорошо, -- Отец закинул ещё грибов в свою пасть и о чём-то замечтал. – Вплоть до кембрийского взрыва. Пока существовала прекрасная эдиакарская биота. Тогда даже казалось, что задумка стоит того… Что не зря Первоначало вырвалась из ужаса Иных Пространств, зародив счастливую жизнь.

-- Так всё-таки Бог есть? – удивился очкарик. – Я многое повидал в Книге. Но его не встречал…

-- Потому что ты не дошёл до самого конца, -- сказал Отец. – Но не боись. Боженька – это не бородатый дедушка с добрым взглядом. Боженька – это то, с чем ты никогда не захочешь встретиться, уж поверь! Я когда его впервые увидел – построил целый коричневый дом. Где-то посреди современной Украины… Но всё же, встреча с ним того стоит. Иначе, не будет полной картины.

-- И как его увидеть?

-- Заглянуть за Паразита, -- сказал Отец так, будто это было что-то простое. – Рассуждая библейскими аллегориями – этот Паразит и есть Змей. Он «подарил» жизни «счастье». Разве что, он не изгонял жизнь из «рая». Напротив – он сильнее всех сущностей заботится о её скором возвращении обратно. В Изнанку. Ну, ты там был, когда читал Книгу. Фрактальные пространства и подобное…

-- Ага…

-- Я не зря тебе мозги промываю, -- отвлёкся Отец. – У тебя теперь нет дороги назад. Это ты и сам понимаешь, но знай, что либо ты идёшь до конца, либо мы тебя убиваем прямо здесь.

-- Я иду до конца, -- твёрдо ответил очкарик. – После всего, что я увидел, и после этого ужаса, который испытываю каждый день…

-- Вот и славненько, -- сказал Отец. – Короче, Боженька заботится о возвращении жизни обратно. Но не распускай слюни от радости! Ведь возвращаться ты будешь не в рай! Он хочет сожрать тебя. Выжать из тебя все соки. Он страшней Паразита! Но это, если мыслить человеческими категориями. Если избавиться от эмоций, то есть от подарка Паразита, аля, от Эдемского яблока, то ты постигнешь вообще иное существование. Истинное существование.

-- Я не совсем понимаю…

-- А вот дальше мне тебе уже ничего и не объяснить… Это ты увидишь в Книге Знания, когда осилишь её до последнего символа.

-- Крыша едет? – усмехнулся Гипсокартон.

-- Она у меня уже давно отъехала, -- признался писатель. – И когда же мне будет позволено прочитать Книгу Знания до конца? И где вообще гарантия, что в этот раз я её точно прочту? Страшно открывать её вновь…

-- Это мы сделаем потом, -- Отец поднял ладонь. – А сейчас у меня есть очень важная новость! Особенные времена настали! Особенные!

-- Что-то случилось? – Гипсокартон уловил тревожные нотки в голосе своего хозяина.

-- Книга Знания показала мне, что на землю явился Он! – Отец вскочил, оскалившись. – Он!

-- Кто?

-- Сын человеческий!

-- Иисус? – удивился Гипсокартон.

-- Не зря та шишка на твоём лбу вызвала у меня необъяснимое негодование! Это след от удара! Тебя ударил Он!

-- Да ну, нафиг!

-- Сын человеческий по ту сторону баррикад! – продолжал Отец. – Это члены его шайки похитили Пульт! Все эти смерти наших ребят – всё это объясняется. У нас серьёзный противник!

-- Инкарнация?...

-- Второе пришествие перед Судным Днём! – усмехнулся Отец. – Поэтому наш ритуал по повороту времени вспять ненадолго отменяется. Нам необходимо пленить Сына Человеческого, заключить его душу в Пульт и уничтожить, устроив торжество Зла и Изнанки!

Отец громогласно захохотал. Гипсокартон снова нахмурился, а в голову писателю что-то пришло:

-- Но если это сын Божий, то почему вы хотите его уничтожить? Ведь вы сами, судя по сказанному, стремитесь к слиянию с Изнанкой… По логике, он тоже должен быть «злом»?

-- Он – самое страшное зло. Только вот сын он Первоначалу! Тому, что откололось от Изнанки, воссоздав свою вселенную.

-- Пиздец, -- только и сказал писатель. – Тогда тот Господь из Изнанки – он не тот, что в Библии? Богов – двое? И у того истинного -- у него нет сына, которого распяли на кресте?

-- Сын есть. Но никто того ещё не распинал, в отличие от самозванцев из Нового Завета, -- хитро ухмыльнулся Отец. – И этот истинный сын стоит прямо перед тобой.

-- Я нихуя не понял…

__________________________

Спасибо за доничи!)

Максим Владимирович 1000 р

Неизвестный с Тинькова 500р

Неизвестный с Тинькова 500 р

Показать полностью
42

Щёлк! Глава 40

Сначала Жека думал, что он злой – его заебало сидеть на гвоздях, а Игорь не давал встать. Но потом совершенно внезапно оказалось, что злой не он. А «злость возникает». Это от него как бы и не зависело никогда. Ведь будь его воля – он бы никогда не злился, никогда не боялся, никогда не печалился… И через полчаса сидения на гвоздях Жека словил первое прозрение. Страшное прозрение в то, что он – механизм, состоящий из обусловленностей и действующий совершенно на автомате… И во всём этом не было никакой свободной воли. Разве что совсем немного – капля в океане.


Предыдущие главы: https://vk.com/topic-170046450_48339328


И тогда Жека стал смотреть на события из прошлого, на свои эмоциональные реакции к этим событиям. И понял одну вещь, которая его сильно насмешила. Тогда он перестал занудствовать и просто сказал вслух:

-- Надо же, и ведь это я убедил себя в том, что это всё подумал – я!

И через мгновение стало гораздо легче. Это и есть просветление?

-- Нет, -- ответил Игорёша, словно прочитав его мысли. – Тебе до просветления ещё как раком до Китая.

-- Но ты же обещал, что сегодня я достигну его!

-- Я напиздел, а ты повёлся.

-- Вот ты гнид…! – не докричал Жека, как тут же осознал эту эмоциональную реакцию, пронаблюдал её, позволил ей быть и даже посмеялся. А затем позволил ей так же уйти, исчезнуть, раствориться в бесконечном пространстве разума…

-- Охуеть, а разве так можно было? – удивился Жека. Заебательский лайфхак.

-- Главное – не сопротивляйся…


Жека стал наблюдать все возникающие подобным образом страхи, навязчивые мысли, все сожаления, все тревоги и печали… Но не все они исчезали. Это было странно! Почему это получается отпускать страдания только через раз? Чё за залупа?!


-- Ожидание того, что страдание исчезнет – снова ведёт к сопротивлению. Обними свою боль. А не убегай от неё… Иначе не получится отпустить.

-- Как всё тонко, однако, блять… -- удивился Жека, но применил противоядие и то вскоре сработало.

-- Ты направлен на страдание чёт, -- сказал Игорёша. – Не умеешь кайфовать.

-- Так а ты научи! Тыж учитель!

-- Обнаружь, какие телесные ощущения сопровождают определённые эмоции. Особенно – сконцентрируйся на эмоциях кайфа.

-- И чё это даст?

-- Телесные ощущения, если ты их запомнишь, укажут на ту область разума, где живёт кайф. И если ты начнёшь воспроизводить их по памяти, то найдёшь путь к кайфу.

-- Но почему нельзя выйти на кайф, лишь запомнив этот самый кайф? Саму эмоцию?

-- А ты попробуй, умник. Ниче у тебя не получится. Зато через телесные ощущения – вполне.

-- Это почему так?

-- Я ебу штоле? Я Будда, а не нейрофизиолог. Попробуй сначала.

Жека попробовал, сконцентрировался. Но не допёр.

-- Так, -- сказал он. – Но где же тогда взять кайф, если я сижу на ебучей доске с гвоздями? Как я запомню телесные ощущения? И потом воссоздам их по памяти? Замкнутый круг, батяня…

-- Именно поэтому я пригласил путану! – воскликнул Игорёша. – После сеанса медитации – она твоя!

Жека открыл глаза, охренел с того, какая горячая красотка к ним приехала. Она, кстати, танцевала голышом прямо перед ним…

-- Ёптить! – Жеку что-то обожгло. Целый сноп из различных чувств и эмоций. Но он вовремя осознался, направил своё внимание на возникающие мысли, телесные ощущения… Какие же они все разноцветные. Ожидание приколюх ощутимо подняло настроение. Жека обрадовался. Радость сопроводили определённые телесные ощущения. Возникло чувство удовлетворённости – ведь в ближайшем будущем всё будет ништяк. Жека запомнил это чувство, ощущения и форсировал их при помощи концентрации.


Тогда Жека прозрел в природу радости… И теперь запомнил дорожку в «области кайфа» внутри своей головы…


Но не всё было так радужно. Возникло страдание, прямиком из желания. Казалось бы, желание должно вести к счастью… Однако это было не так. Свою призрачность и иллюзорность желание проявило, когда Жека всё-таки схватил проститутку за сочную жопу, наконец, заполучив то, чего хотел. Однако, увидел там небольшой прыщик. Это сразу глубоко разочаровало Жеку. Он думал, что будет счастлив, а тут – такое! И тогда Жека прозрел в природу желания…


-- Мы любим свои желания, а не желаемое! – додумался он.

-- Ты прошёл обучение и великолепно справился со своей задачей! – похвалил его Игорёша. – Теперь ты за одну ночь добился того, чего многие практикующие добивались годами!

-- Но ведь это ещё не просветление?..

-- Прояви терпение, мой ученик…

-- Это двадцать лет медитировать надо! – воскликнул Сега. – И йогой заниматься!

-- Двадцать лет, стоять как цапля… -- Жека задумался. – Всё, что я знаю об йоге – это видос с упражнениями для тех, у кого проблемы с метеоризмом. Там минут двадцать девушки в лосинах извергаются во всех позах, а люди в комментариях делятся своими историями, как этот ролик изменил их жизнь, и поздравляют друг друга с удачным пуканьем…

-- …Странное у тебя представление об йоге… -- поморщился Сега.

-- Эй, меня кто-нибудь будет ебать уже?! – возмутилась несчастная проститутка Света.

***

Пока все отправились спать – Жека сидел у гаража и смотрел на звёзды. Он уже выспался, пока гулял в телах разных людей.

Сега заказал в даркнете оружие и снаряжение. Оставалось ждать, когда скинут координаты «схрона».


Теперь нужно было планировать атаку на особняк культистов. Жека глядел на спутниковые снимки окрестностей особняка и понимал, что это всё равно ничего не даст. Коридоры охраняет Морок. Культисты могут легко скрыться в глубинах. И тогда любой штурм – обречён на провал. Они заблудятся в изломанных пространствах. А потом враги перебьют их, пользуясь своим умением обращаться с Мороком… Или даже просто оставят их, как есть – тогда они просто сдохнут с голодухи. Или однажды случайно набредут на Улей с пчёлами-мясоедами. А может, и на что похуже…


Можно было захватить контроль над телом Мельницы. Что, если умение преодолевать Морок передастся ему? Это повысит шансы на выживание. Но всё равно – эта операция будет чертовски опасной.


Жека заметил, что стал куда смелее за последние дни. Он повидал столько всего, что иначе и быть не может…


Игорь сказал, что поведёт своих людей на штурм. Ведь это – битва добра со злом. А Жека наоборот – уже предлагал вылавливать культистов по одному. Караулить их у выхода из особняка.


Но и так штурма не избежать. Отец, по словам Лизы, очень редко покидает своё убежище. Оно и понятно – собачья голова не сочетается с прогулками по улицам города…

-- Опять не спится? – дверь гаража скрипнула и наружу вышла Лиза.

-- А тебе сколько спать можно? И так целый день дрыхла.

-- А чего ещё делать? В гараже скука! И не поговорить ни с кем толком. Одни сектанты.

Жека промолчал. Он же теперь тоже стал сектантом…

-- Чё грустишь? – спросила рыжая и присела рядом. Жека хотел ответить, что он теперь выше всяких там мирских понятий, вроде «грусти» и «печали», но понял, что это прозвучит слишком горделиво и понтово…

-- Вероятно, наслаждаюсь последним ранним утром своей жизни, -- сказал он и посмотрел на светлеющее небо, будто действительно в последний раз.

-- Это ещё почему?! – встрепенулась рыжая.

-- Следующий день уйдёт на подготовку к штурму. А потом мы нагрянем в особняк Отца. Начнётся штурм. И никто не знает, чем он может закончиться.

-- А больше нет иного выхода?... Без потерь не обойтись.

-- Полиция бессильна. Я уже пытался их всех сдать. Но ничего не вышло. Да и не выйдет. Культ древний. И его лидер знает, как удрать от спецслужб.

-- Я имею в виду… -- сказала Лиза. – Может, нам стоило куда-нибудь бежать? За границу… С этим Пультом мы могли бы иметь много денег где угодно.

Жека задумался. Соблазнительная идея. Убежать, укрыться, спрятаться. Да ещё и с рыженькой красоткой на пару…

-- Ты что, подкатываешь ко мне? – спросил Жека. – Если и валить за границу, то в одну харю. Зачем ты мне нужна? Мозг мне парить?

Рыжая опешила от такой наглости, даже растерялась. Ничего лучше не придумала, чем зарядить Жеке по хребтине.

-- Вот-вот, -- подметил Жека. – На кой мне нужна такая принцесса. Я в телохранители не нанимался!

-- Я в твои телохранители тоже! – сказала она. – Надо было убегать тогда, на ужине у Дианы. А не стреляться с культистами!

-- За то спасение – спасибо, кстати. Ты очень эффектно положила ублюдков.


Лиза растерялась. Он её обвиняет? Или хвалит? Ничего лучше она не придумала, и зарядила Жеке по хребтине ещё разок. Тот заржал


-- Спасибо за комплимент, -- пробормотала Лиза и тоже уставилась на угасающие в рассвете звёзды. – Просто я заметила одну твою особенность.

-- Какую?

-- Ты всегда придумываешь хороший, практически гениальный план. Но всегда что-то идёт через задницу.

Жека хмыкнул. И действительно.

-- Я об этом ещё как-то не размышлял…

-- Потому я считаю, что этот штурм закончится нашим поражением.

-- Почему ты так уверена?

-- У них есть Гипсокартон. У них есть Лернер. Только они двое размотают весь кружок каратэ Игоря.

-- Кто такой Лернер?

-- Палач. Садист и маньяк. Больной человек. Но по силе он равен Гипсокартону. Если войдёт в состояние безумия… Это судя по рассказам Отца.

-- У нас будут стволы. Мы их загасим. Мы же не придурки – махаться с ними на кулаках.

-- И всё равно… Ты видел, как стреляет Гипсокартон.

-- Убежать не получится, -- сказал Жека. – Я встретился с коренной сутью Пульта. С Офанимом. С существом за гранью, которое и является источником силы Пульта. Если культисты обращаются к своим ритуалам, то наверняка есть способ узнать у этого Офанима, где находится владелец Пульта. Я в этом почти уверен.

-- Тогда почему бы не бросить Пульт? И не угнать? – дверь гаража снова скрипнула. Вышла Диана.

-- Без Пульта жизнь в бегах будет очень сложной. К тому же нас почти наверняка разыскивает полиция… Тебя уж точно. Ведь у твоего подъезда нашли убитых. А нас… Лизу ищут точно, как без вести пропавшую. И как должницу, утонувшую в долгах. А меня… Всё зависит от камер видеонаблюдения. Я уже сомневаюсь, что я нигде не засветился.

-- А если мы перебьём культистов, то жизнь разве станет легче? – спросила Диана. Она тоже уселась рядом.

-- Конечно, -- сказал Жека. – Одной опасностью меньше. По-крайней мере, если меня посадят в тюрягу после того, как мы их перебьём – никто меня ночью там не пырнёт зубной щёткой.

-- Оптимистично.

-- Да и если кто-то из нас в тюрьму угодит, то можно пользоваться Пультом, чтобы оправдать себя в суде. Захватив тело какого-нибудь прокурора… Ну или просто жить на воле в другом теле. Уже не так страшно…

-- Какой же ты умный! – искренне восхитилась Диана. – Я бы ни за что не догадалась до такого…

-- Это уж точно, -- подтвердила Лиза. – Я бы ничего особенного не придумала. Казалось бы – ну и что. В тело другое перемещать может Пульт. Как это использовать?

-- Да ладно вам, -- заскромничал Жека. – Я уверен, что тупой как пробка. И наверняка есть какой-то способ, при помощи которого можно было бы победить культ без крови…


Некоторое время они сидели молча, каждый думая о своём.


-- Мне кажется, -- Диана мечтательно взглянула в небо, а её волосы колыхнул прохладный ветерок. – Что всё у нас будет хорошо. Что после всех кошмаров – нас всех ждёт нечто большее. Нечто особенное в будущем. Не может быть так, чтобы всё закончилось плохо… Попросту не может быть… Это было бы неправильно… И когда всё закончится, мы все обязательно подружимся между собой. И будем жить вместе, как настоящая семья!

-- Вот ещё…

-- Это ещё почему? – спросил Жека.

-- Потому что вы, ребят, мне все очень нравитесь!


Лиза поморщилась…


-- А что? – хмыкнул Жека. – Я бы не отказался каждый день хавать твою стряпню!

-- Тогда замётано!


Слышалось, как тихим шёпотом колышется листва на высоких тополях за гаражами и как в овраге затевает свою песнь утренняя птица. Всё было спокойным перед грядущей бурей…

_____________________

Спасибо за донич!

Кирилл Андреевич 500 р

Показать полностью
34

Щёлк! Глава 39

Вооружённые люди в масках красного черепа продвигались по полям около «Городка» — небольшой деревни на пятьдесят домов, раскиданных по оба берега мелкой чистой речушки. Двести человек – не больше. Достаточно большой кусок, чтобы отхапать всех без потерь и без беглецов. Лернер и Гипсокартон понимали, что уложить всех, по завету Отца, скорее всего, не получится. Эта бойня будет иметь огромные последствия для их культа. Дел подобных масштабов они не совершали уже лет пятнадцать… Спецслужбы сразу навострят уши, засунут свой нос особенно глубоко. Тут важно даже не перебить всех – а совершить акт устрашения. И, конечно же, раздобыть Книгу Знания. И при всём этом не оставить для ФСБ слишком много зацепок.


Ссылка на предыдущие главы: https://vk.com/topic-170046450_48339328


— Их наверняка уже пасут, — тихо сказал Гипсокартон Лернеру, когда группа подошла к краю деревни.

— В смысле?

— В прямом. Службисты. Это открытая околосекта. Подозрительная ячейка вне официальной религии.

— Я тоже думал об этом…

— И чё придумал?

— В рядах сектантов тоже могут быть агенты. Но на это всё вцелом насрать. Мы же их всех прикончим, и вряд ли в окрестностях стоит броневик со спецназом, чтобы нас всех остановить.

— Правильный настрой, — буркнул Гипсокартон. – Тогда начинаем.

— Да…


Гипсокартон поднял руку вверх, обращая на себя внимание бойцов. Сигнал к действию. Затем включил прибор ночного видения. И побежал через огороды и дворы вперёд, так быстро, как мог… Следом за ним двинулась только девушка со снайперской винтовкой — Виктория.

Остальная группа разделилась на «двойки» и рассыпалась по местности, медленно окружая поселение. Мало бойцов, чтобы окружить всё толково. Поэтому решили занять наиболее вероятные точки бегства и выгодные для боя позиции. Дороги, деревянный мост через речку, соединяющий обе части деревни, холм на окраине… Снайперша залезла на водонапорную башню – оттуда просматривалась практически вся деревня, теперь главная её задача – никого не упустить. И никого не подпустить – если нагрянут гости. А так же координировать продвижение «двоек» и сообщать об опасностях.


Собаки лаяли и скулили недолго. Быть может, никто даже не понял, что происходит нечто подозрительное. Гипсокартон стрелял метко, с глушителем.


Потом выдвинулась двойка Лернера – на штурм дома лидера секты – Константина. В его доме могло храниться оружие, поэтому нельзя было допустить собраться с мыслями его обитателям – иначе кропотливый штурм…


— Здравствуйте, добрый человек. Вам чем-то помочь? – послышался приглушённый голос мужчины. Гипсокартон, кажется, допустил оплошность, раз уж его заметили скорей, чем он успел выстрелить.


Однако повторно голос не послышался.


Лернер со своим напарником приближались к хоромам Константина, а Гипсокартон уже подобрался к высокой центральной постройке из камня, с замысловатой архитектурой. Постройка резко выделялась на фоне избушек. Стало понятно, что проектировщик знаком с Иными Пространствами не понаслышке… У её дверей спал коренастый мужичок. Сторожил. Гипсокартон не стал тратить патроны и просто переломал мужичку шею, едва тот раскрыл глаза.


— Красиво работаешь, — в наушнике послышался прокуренный голосок Виктории.

— Следи за округой, а не за мной, дура, — ответил Гипсокартон. – Со своей работой я справлюсь сам.

— Извини, засмотрелась на твой зад.

Гиспокартону никогда не нравились эти подкаты от воинственной ветеранки-ЧВКашницы. Особенно сейчас, когда он на взводе.

Дверь в постройку вполне ожидаемо оказалась заперта. Гипсокартон вытащил из кармана «бомбочку».

— Придётся пошуметь, — сообщил он по микрофону.

— Шуми, — ответил Лернер. – Все на позициях. Можно начинать.

Через несколько секунд грохнуло и дверь вылетела из петель.

— Штурмуем, — сказал Лернер, разбил окно и запрыгнул внутрь дома Константина с удивительной для жирдяя ловкостью.


Гипсокартон осторожно вошёл в постройку, осмотрел углы, проверил, нет ли растяжек… Это он, конечно, перебарщивает с осторожностью. У сторожа ведь даже ружья с собой не оказалось.

На резном столе посреди единственной комнаты лежала книга. Она самая. Та книга, за которой их культ гоняется уже много лет… Книга, которая казалась решением всех проблем. Книга, ведущая к всеобъемлющему знанию, к огромной власти.

Снаружи уже слышались выстрелы…


Кожаный переплёт, фрактальные символы на обложке. Древняя книга. Захотелось открыть её тут же. Прочитать. Прикоснуться к истине. Но Гипсокартон только лишь закинул её в рюкзак и двинулся обратно.


— Книга у меня, — сообщил он остальным и пустился бежать.

— Отлично, — ответила Виктория. – Я прикрываю.


В окнах загорался свет. Обеспокоенные жители выглядывали на улицу. Они понимали, что полиция может в любой момент устроить визит по любому сфабрикованному делу. Но вряд ли подозревали, что на них могли объявить охоту другие сектанты, гораздо зубастее всех их вместе взятых.


Громила разбивал очередями окна домов, забрасывал внутрь гранаты и бежал дальше… Взрывы сменялись криками ужаса, воплями, хрипами…


Гипсокартон без препятствий покинул «городок» и скоро вернулся к фургону.

— Всё в порядке? – спросил обеспокоенный писатель.

— В полном, — буркнул в ответ Гипсокартон. – Вылезай.

Громила вытащил из фургона мотоцикл. Очкарик вышел из фургона.

— Что ты делаешь? И где остальные…

— Остальные заняты важными делами. А нам с тобой нужно валить. И не рисковать.

В деревне щёлкали выстрелы. Кто-то рыдал.

— Ты их кинул?...

— Нет. Нам нужно вывезти Книгу и доставить её Отцу. Потому что спецоперация может пойти не по плану. И потерять Книгу снова – непозволительно. Садись, — ответил Гипсокартон и завёл двигатель. – Быстрее.

Писатель уселся сзади, и они рванули по пыльной грунтовой дороге в ночь…

***

Спецоперация шла очень гладко. Лернер убил всех в доме Константина, а самого лидера секты сковал наручниками, вывел во двор и поставил на колени.

— Что вам нужно… — простонал тот.

— Смерть еретиков, — коротко ответил Лернер.

— Вы пришли за Книгой? – спрашивал Константин. – Мы могли бы отдать её вам и без всякого кровопролития… Не убивайте моих людей. Берите, что хотите. Но не нужно никого убивать, прошу…


Лернер хорошенько зарядил Константину по лицу, отчего тот со стонами свалился на землю.


— Ты ошибаешься, папаня, — сказал Лернер. Глаза жирдяя наливались нездоровым животным блеском. – Ещё как нужно!

— Вооружённые с севера, — раздался голос Виктории. – Четверо с дробовиками.

— Понял, — ответил Лернер. – Остальные – входим в деревню. Убивайте всех местных. Но не сильно увлекайтесь. Мне нужны пленные! Для удовольствия… А ты, Вика, разберись с теми четырьмя. И следи, чтоб никто не удрал!

— Поняла.


Виктория быстро расправилась с вооружённой группой. А больше никто в деревне оказать сопротивления не мог…


«Двойки» вошли в городок. И на целых полчаса деревня стала филиалом ада.


Сначала жители думали, что это полиция и поэтому пытались сдаться. Но очень скоро они осознали, что их пришли не арестовать. Их пришли убивать. И тогда люди ломились через огороды к лесу, безуспешно пытались скрыться от снайперских пуль, прыгали в реку и тонули, раненные. Дома горели, взрывались баллоны с пропаном. Культисты не жалели никого. А детей и женщин старались поймать, по приказу Лернера.


Скоро стрельба утихла. Лишь изредка Виктория выщёлкивала притаившихся по тёмным углам и кустам, за стогами сена. Раненные пытались уползти, оставляя за собой кровавый след.

Основное действо переместилось к хоромам Константина, куда культисты отвели с три десятка хнычущих пленных.


— Прекратите это безумие, люди… — молился Константин, стоя на коленях. – Не нужно омрачать свои души ужасными поступками… Мы ещё можем договориться!

— Не можем, — отвечал Лернер с ухмылкой, полной наслаждения. Он чувствовал власть. Чувствовал себя вершителем судеб. Не зря Отец назначил его своим палачом. Это было его призвание… Лернер обратился к пленным. – Минуточку внимания! Эй! Хватит скулить! Это, между прочим, последнее, что вы видите в своей жизни!


Но толпа не успокоилась. Тогда жирдяй вскинул автомат и в упор расстрелял старую женщину, высадил в неё весь рожок. Кто-то завыл.


— Если не заткнётесь! – заверещал Лернер. Он не любил, когда ему не повиновались. – Я буду расстреливать так КАЖДОГО! Пока вы наконец-то не заткнётесь! Я всё равно добьюсь своего! Так что заткнитесь! ЗАТКНИТЕСЬ!!!


Через несколько секунд вопли стихли. На него смотрело так много глаз, полных ужаса… И это заводило. Лернер расплывался в блаженстве.


— Прекратите… — простонал Константин.

— Это всё по твоей вине, между прочим, — сказал Лернер. – Все сегодняшние смерти! Это ты украл Книгу! И ты подставил всех этих людей. Твои руки – по локоть в крови.

— Я несу людям мудрость. Я несу людям благодать…

— Ты несёшь людям ложь. Только наш Отец знает, как правильно воспользоваться Книгой.

— Забирайте Книгу. Только отпусти моих людей…

— Твоих людей? ТВОИХ? – улыбка вдруг исчезла с лица жирдяя. Он медленно подошёл к Константину и склонился, заглянув тому прямо в глаза. – Что ты только что сказал? Ну-ка повтори…

— …Отпусти моих людей… Пожалуйста…


Лернер вдруг пришёл в бешенство. Одним удивительно техничным ударом ноги он сбил Константина на землю. А затем замахнулся автоматом, словно дубиной и стал лупить того со всей силы по лицу. Руки Константина были связаны за спиной, поэтому бедняге оставалось только пытаться уклониться...


— ТВОИ ЛЮДИ? ТВОИ?!!


Лернер замахивался снова и снова, разбивая лицо Константина.


— ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ НЕТ ТВОИХ! ОНИ ВСЕ ПРИНАДЛЕЖАТ МНЕ! И Я БУДУ ДЕЛАТЬ С НИМИ ВСЁ, ЧТО ЗАХОЧУ!

Лицо Константина превратилось в кровавое варенье. Контуры лица сгладились до неузнаваемости. Когда жирдяй закончил, лидер едва шевелился и был похож на раздавленное насекомое.


— Ты демон! – выкрикнул кто-то из толпы. Какой-то маленький мальчик. Лернер лишь посмеялся. Он чувствовал себя слишком хорошо, чтобы расстраиваться из-за какого-то щегла, которому осталось жить от силы – один час.


— Да! – ответил жирдяй. – Я самый страшный демон! И я хочу увидеть, как вытекают ваши вспоротые глаза! Как вылезают ваши кишки! И как матери рыдают по своим разодранным в клочья детям! Да-а!...


Лернер закатил глаза, словно в припадке.


— Но я справедливый! СПРАВЕДЛИВЫЙ ДЕМОН! Я дам некоторым шанс! И поэтому я предлагаю вам всем сыграть в одну интересную игру!


В толпе кто-то пёрнул жиденьким от страха. Наверняка, чтобы разрядить немного напряжённую атмосферу.

_____________________________

Спасибо меценату за донич)

2000 р с тинькова, фамилия-отчество не определилось, но атдушы!

Показать полностью
5

Офаним

Ветхозаветный ангел...

Офаним Ангел, Ветхий завет, Мистика, Крипота

Закосплеить психоделический стиль Алекса Грея не получилось чёт нифига, не так то это и просто) Так шо фракталы и объёмные узоры не получились, намзал вот так

52

Щёлк! Глава 38

-- А дальше начинается территория их общины… -- писатель поправил очки, и указал пальцем в сторону холма. Сумерки стремительно поглощали лес.

-- Это хорошо, -- сказал Лернер и остановил фургончик на обочине грунтовой дороги.

-- Они не пропускают на свою территорию чужаков, -- говорил писатель. – Непосвящённых они вежливо просят уйти.

-- А если мы не будем уходить? – тут же набычился Гипсокартон.

-- Тогда они спустят свору собак.

-- Много собак? – спросил Лернер.

-- Не считал, -- признался писатель. – Может с десяток…

-- Собак мы перестреляем, -- отмахнулся Гипсокартон. – Ты лучше скажи, как у них с охраной и вооружением?

-- Не видел у них никакой охраны, -- ответил очкастый. – Оружие вряд ли есть. Даже собаки – не кусаются. Жители общины мирные. Они не станут никого убивать.

-- Как скучно, -- Гипсокартон вдруг достал из под пальто пистолет-пулемёт и вышел из фургона.


Писатель испугался.


-- Вы что, собираетесь их убивать?

-- Еретики должны быть уничтожены, -- сказал Лернер. – Таков приказ Отца.

-- Но зачем?

-- Они украли Книгу и должны поплатиться за это.

-- Это как-то… неправильно.

-- Привыкай, -- сказал Лернер и в свою очередь вытащил из под сиденья укороченный автомат калашникова. – Тебе нет пути назад. Ты уже познал конечную истину. И только мы можем помочь тебе справиться с болью всезнания. Ты станешь одним из нас.

-- Окей, -- кивнул очкарик и снова поправил окуляры. – Жалко ребят… Они все такие счастливые и гармоничные. У них не община, а земной рай.

-- Им не хватило смелости прочитать Книгу до конца. Они глупцы. А ты – сиди здесь и не высовывайся. Мы скоро вернёмся, -- сказал Лернер, повернулся назад и крикнул в салон. – Выдвигаемся, парни!


Из фургона высыпали вооружённые люди в красных черепообразных масках.

Ссылка на предыдущие главы: https://vk.com/topic-170046450_48339328

***

Жека перевёл почти все деньги богача на свой биткойн кошелёк. Дофига денег. Жека даже не верил своим глазам. А он то поначалу строил какие-то замысловатые схемы! Чуть ли не стал содержанкой. Но тогда он ещё не знал механизма Пульта и полагал, что в его распоряжении имелось только лишь одно тело – тело красивой девушки. Вот и действовал соответственно… Но сейчас… Жека вдруг осознал, что если они одолеют культистов, если при этом их всех не посадят в тюрьму за убийства, если-если-если… Если всё пойдёт как надо, то он наконец-то начнёт жить безбедно, на широкую ногу. Хватит на всё. И тогда Жека уедет в Норвегию. Или в Японию. Куда угодно! С такими-то деньгами… Пульт – это совершенное оружие. При помощи него можно не только заиметь бездонный кошелёк, но и, например, захватить власть над целым государством! Много идей влетало в голову Жеки, пока он покидал шикарный особняк богатея. Та соска долго не могла отстать с расспросами, куда это он намылился на ночь глядя. Жека отбрехался, мол, за пивом в красное-белое… Интересно, такие богатеи вообще ходят в красное-белое?

Жека выгнал из гаража ярко-красный полосатый «додж».


-- Роди меня обратно! – восторженно воскликнул он и решил немного прокатиться по городу…

Хоть Жека не умел водить, однако руки знали, что надо делать. Главное – это не задумываться над самим процессом, а просто делать, как бы на автомате, ничего не осознавая. Иначе – всё. Моторная память мигом куда-то пропадает. Жека не гнал, держал небольшую скорость, никого не обгонял и не выскакивал на встречку. И надеялся, что этого достаточно, чтобы не остановили менты – правил дорожного движения он не знал. Да и одолевали сомнения насчёт трезвости богатея… Слишком уж Жеке было хорошо. И вряд ли это обычная радость, как Жека думал поначалу. Но что это было – Жека понять не мог, такого он никогда не пробовал…


Перед точкой встречи с Сегой Жека остановил «додж», направив видеорегистратор в другую сторону. Затем разбил телефон об асфальт. Пережёг симку зажигалкой, а оставшиеся обломки телефона скинул в канаву. И погнал дальше пешком, прикидывая нет ли здесь камер видеонаблюдения. Вроде не было...


-- Жека, ты? – неуверенно спросил Сега.

-- Да.

-- Нифига, мажор! Вот это повезло!

-- Теперь уже не мажор! – расхохотался Жека.

-- Ты его полностью ободрал?

-- Типа того.

-- И как много?

-- Дохуища! Хватит на стволы, броники и коптеры. И ещё останется на две толпы элитных шлюх! – Жека достал Пульт.

-- Куда будем девать его тело? – спросил Сега.

-- Пусть здесь валяется. Думаю, не простудится.

-- А если он нас вычислит? Ты нигде не спалился?

-- Даже если и спалился, кто вообще в это поверит? Что можно сознание переключать в тело другого человека каким-то рычажком… А биткоин-кошелёк мой никто не запалит. Короче, всё чётко.


Жека щёлкнул Пультом и оказался снова в своём теле. Богатей шлёпнулся на асфальт. Да, он определённо был под чем-то. Голова у Жеки заработала ощутимо яснее. Тогда Жека прикинул, где мог проколоться, пока был в теле объёбыша…


Когда они вернулись к гаражам – все спали, кроме Рябины и Игоря. Первый всё так же продолжал медитировать, а второй просто сидел на скамейке и ждал.

-- Как всё прошло? – сразу спросил Игорёша.

-- Хорошо всё то, что хорошо кончается, -- ответил Жека.

-- Ничто никогда не заканчивается, -- философски заметил Игорёша. – Такое бывает только в книжках, когда герои побеждают зло и всё у них становится хорошо, и живут они долго и счастливо. В жизни одно сменяется другим, другое – третьим. Негативные эмоции неизбежно сменяются позитивными – и наоборот. Всё течёт. И даже в смерти нет конца…

-- Это я сегодня уже осознал, -- передёрнуло Жеку. – После смерти нас всех ждёт полная задница.


Игорь вдруг внимательно присмотрелся к Жеке, заглянул в глаза.


-- Вот оно что, -- кивнул он. – Я помню, как почти две тысячи лет скитался по Изнанке, прежде чем снова удалось вырваться оттуда и заполучить эту инкарнацию.


Игорь показал на себя, а Жека чуть ли не уверовал – он же не говорил ничего про те пространства, куда его закинуло после смерти… Он всё понял одним лишь взглядом.


-- То есть ты тоже был там? – спросил Жека. Игорь кивнул.

-- Но тогда что-то не вяжется. То место вообще никак не похоже на классический ад с чёртиками и котлами.

-- Потому что наши представления о мире ложны. Ты должен был понять это, едва оказался в тех пространствах, которые реальней этой реальности.

-- А если ты внатуре Иисус, то почему ты попал в этот самый ад? А не в рай?

-- Иисус? – ничего не понял Сега.

-- Это не ад, -- хмыкнул Игорёша. – И не рай. Хотя в чём-то ты прав. То место может быть страшнее ада. Но так же и прекрасней рая…

-- Прекрасней? – усмехнулся Жека. – Я видел ваших ангелов. И страшно представить, какие там тогда демоны!

-- Всё просто, -- ответил Игорёша. – Они никакие.

-- Я теперь никогда не забуду этого. Мне это будет сниться в кошмарных снах… Это перекрыло даже кошмарные сны про убийства культистов!

Игорёша расплылся в улыбке.

-- Писание искажено. Переврано. Я учил людей совершенно другому. Описание ада – это земная фантазия. Да и вообще, хватит слов. Ты, наконец, готов, Женя. Твой момент настал, -- Игорь поднялся.

-- В смысле настал? – попятился Жека. Шизофрения – заразная штука. А ещё буйные пациенты всегда нападают совершенно внезапно, их поведение невозможно предсказать.

-- В том, что теперь ты способен понять то, что я тебе сейчас преподам.

-- Что преподашь?

-- Начну с практических моментов, -- ответил Игорь. – Тебе нужны навыки концентрации, чтобы более полно использовать Пульт. Я могу прокачать твою концентрацию в короткие сроки так, что ты, вселившись в собаку, больше никогда не будешь залезать на сучек! Если, конечно, сам не захочешь…

-- Чё, бля…

-- Концентрация поможет тебе не заблудиться в Изнанке, -- продолжал Игорёша. – Концентрация позволит тебе выбирать, на что обращать своё внимание там. На страшные адские муки. Или на неземное блаженство.

-- Я не совсем понимаю…

-- Слушай, слушай! – вдруг повысил свой голос Рябина.

-- А, я понял, -- не без сарказма фыркнул Жека. – Ты хочешь мне просветление подарить типа?

-- Совершенно верно, -- серьёзно сказал Игорь. – Я хочу показать тебе, какое было моё учение на самом деле. Две тысячи лет назад на Голгофе. Или на пять веков ранее под деревом Бодхи… Или бесчисленные века назад, когда только-только моё зерно откололось от Первоначала, которое некоторые ещё называют Брахмой…

-- Чувак, -- сказал Жека. – Твоя шизофрения прогрессирует. Я бы на твоём месте обратился к врачам, серьёзно. Ты уже не отдаёшь себе отчёта…

А вот Сега расплакался.

-- Я знал! Я знал! Учитель! – воскликнул он. – Чувствовал!

Игорь подошёл к Жеке почти вплотную.

-- Не веришь мне, да? – спросил он.

-- Нет, -- фыркнул Жека.

-- Тогда давай поспорим, что ты необратимо изменишься этой же ночью в лучшую сторону. На косарь.

-- У меня этих косарей…

-- Зассал?

-- Ладно, блять. Уговорил, -- плеснул руками Жека. – Давай поспорим. Мозги мне промывать будешь?

-- Ты чуть ли не сошёл с ума от боли в автокатастрофе. А потом чуть ещё раз не сошёл с ума от страданий в аду. Ещё у тебя назревает тревожное расстройство на фоне последних событий. Твоё сознание уже травмировалось. Но я научу тебя, как излечиться.

-- И как?

-- Концентрации у тебя нихуя нет. Значит будешь медитировать на боль. Она сильно притягивает внимание и ты не столкнёшься с притупленностью или отвлечением – главным врагом медитации на первых ступенях.

-- Я не буду медитировать…

-- Ты поспорил на косарь. Так что делай, чё я тебе говорю. Или ты зассал? – спросил Иисус.

-- Ладно, блять…

Игорь вдруг вытащил доску с прибитыми к ней гвоздями. И положил на землю.

-- Тогда садись, если не зассал.

-- На гвозди? – ужаснулся Жека. – Ты чё, рехнулся?

-- Садись!

-- Я же очко себе проколю!

-- Не проколешь. Они густо наколоты, вес равномерно распределится. Но будет больно – это точно.

-- И чё…

-- Садись! Или гони косарь!

-- Ну ты и гад! – сказал Жека. – Я сяду на эту доску только ради того, чтобы доказать – ты шизофреник!


Игорёша лишь расхохотался. Жека сел жопой на доску с гвоздями и почувствовал не только сильную боль, но и абсурд всей ситуации…


-- Ну и? – крякнул Жека.

-- Сиди дальше! И сконцентрируйся на боли.

-- Заебись… И чё дальше?

-- Отринь свои желания и привязанности! – могучим голосом воскликнул Игорь. – Всё состоит из влечения-отвращения! Пронаблюдай это, чтобы прозреть, мой ученик! Гвозди – это отвращение. А для влечения мы сейчас позовём…

-- Другую доску? Но только не с пиками точёными? – предположил Сега.

-- Нет, -- ответил Игорь. – Для этого мы позовём…

***

У проститутки Светы рабочий день не задался с самого начала. К полудню, едва она оклемалась после предыдущей ночки, её вызвали на дачи. На целый день. И пообещали солидную оплату. Какие-то чрезмерно горячие парни…


«Опять эти шашлычники на отпуске…» -- буркнула проститутка, напялила чулки и поехала на такси.


На месте её встретили двое. Какой-то качок и негрила в рэперской кепке. Они уже выставили во дворе мангал и нанизывали на шампуры мясо…


-- Красавица, -- первым обратился к ней качок. – Зачем ты так нарядилась сексуально? Так опрятно, красиво и аккуратно?

«Вот тупица» -- подумала проститутка, но, мило улыбнувшись, ответила:

-- Всегда в этом езжу на свою работу!

-- Ёу, -- вмешался в разговор негр. – Мы же тебя сильно замараем, ю ноу? Конкретно замараем, запачкаем курточку, ножки и личико. У тебя сегодня будет слишком много работки, за много money! На весь день, камон?

-- Ничего страшного, мальчики. Я постираю, не первый день работаю…

-- А с виду и не скажешь, -- оценил качок проститутку предельно надменным взглядом.

-- Да, не похоже, ёу!

-- Вы мне льстите…

-- Сама напросилась. Раз уж ты такая опытная, то мы не дадим тебе отдыхать, -- добавил качок. – Даже пяти минут.

-- Дима, ёу! – возмутился негр. – Немного дадим ей отдохнуть, камон. Иначе она умрёт от остановки сердца, ю ноу?


Дима задумался, но кивнул. Света напряглась. Неужели нарвалась на сатириазисовых?! Похоже они относятся к тем, чьим орудиям перезарядка не требуется. Так их ещё и двое… тяжёлая будет смена. Действительно замарают с ног до головы.


-- Ладно. Немного дадим отдохнуть. А то действительно она на следующий день ходить не сможет. Даже стоять. Даже лежать.


Света поперхнулась.


-- Ты пока присаживайся, -- по-джентльменски обратился качок. Он придвинул стул ближе. – А мы пока отойдём поговорить…


Света села, а они отошли поговорить. Но недостаточно далеко. Она могла слышать всё, о чем они говорят…


-- Какая-то она так себе… -- прошуршал качок. – Не находишь?

-- Ю ноу. Но за такую цену, ёу, она должна уметь ВСЁ! Профессионально!

-- Думаешь не стоит её выгонять? Попробуем? А если она не вывезет?

-- Да ты посмотри, ёу, на её рваные чулки, камон. Сразу видно, что тёлка работящая, ю ноу?

-- Ю ноу…

-- Давай ещё дунем?

-- Давай.


Света кашлянула, явно намекая, что тоже хочет. Но парни её нагло проигнорировали.


-- Тебе, -- сказали они. – Не нужно. А то обленишься. Можем дать тебе только «кримпай». Будешь?

-- Без резинки – оплата дополнительная! – тут же возмутилась Света.

-- Эй, я тоже хочу кримпай, ёу! – не обратил на проститутку никакого внимания негр. Он насупился и уставился на качка красными накуренными глазами. Света удивилась ещё сильнее. Сатириазисовые гомосеки-наркоманы!

-- Ладно, жри, -- качок фыркнул и отдал негру пачку печенья «CreamPie». – Там на дне осталось две печеньки, на всех не хватит.

-- Обожаю их жрать понакуре! – гыкнул негр и принялся чавкать. А качок повернулся обратно к Свете и спросил:

-- А в смысле «без резинки» -- оплата дополнительная?

-- В прямом! – сказала Света. Ей не хотелось подцепить чего-нибудь от этих глиномесов.

-- Но у меня нет резинки. В смысле, мы могли бы натянуть шланг по диаметру…

-- Шланг?

-- Ну да, -- сказал Дима. – У меня есть в сарае… Натянем на лопату и руки мозолить не будет.

-- Не нужно шланг! У меня есть с собой резинки! – остановила его проститутка и достала из сумочки целую пачку.

Дима нахмурился и наклонился поближе.

-- Так это же гандоны… Ты их чё, на лопату натянешь? Ну-у… как знаешь…

-- Лопата?! Проникновение нестандартными предметами тоже отдельно оплачивается!..


-- Какого хера, блять?! – вдруг во двор влетела высокая блондинка с большими… боеукладками. – Это чё за шлюха?! Это чё за «проникновения нестандартными предметами»? А?!


Блондинка налетела на качка и принялась отвешивать тому люлей.


-- Эй, Эллада, ты чё? Успокойся! Успокойся!

-- Я т-те покажу, проникновение! Гад! Сволочь! Изменить мне удумал, урод!

-- В смысле «изменить»?! – качок перестал убегать от блондинки и похлопал своими непонимающими обкуренными глазами. – Я даже и не думал!

-- Ю ноу, Эллада, -- добавил негр. – Это просто женщина на час! Мы в интернете посмотрели. Всё чётко!

-- Женщина на час?...

-- Ну не мужчину же брать! Мыж не гомики…

-- Она дорогая, значит профессиональная, ёу. Она вскопает огород за день! А мы пока будем жарить шашлыки и кайфовать! Дима всё рассчитал! Он прораб!

-- Да, Рэпчик! Я всё рассчитал! – подтвердил качок.

-- Вы чё, дебилы?! Вы позвали проститутку копать огород? Совсем уже мозги высохли?! Чёртовы укурки…

-- Так это проститутка, ёу?! Так вот чё она такая нарядная пришла на работу! – додумался Рэпчик.

-- Я не буду ничего копать! – воскликнула Света. – Я сюда приехала ебаться!

-- Никто тебя ебать не будет! – крикнул в ответ Дима. -- За такие-то деньги! Ты должна копать как два экскаватора!


Наркоманы ещё долго гонялись за Светой по огородам, пытаясь заставить её копать грядки… И вот она оторвалась от придурков, вернулась домой, смыла пот и приготовилась к следующему вызову. Позвонили только ночью… Звали к гаражам. Опасно, но деньги были нужны…

Когда она приехала на место, то подумала, что оказалась посреди психушки.


На доске с гвоздями сидел в позе лотоса парень, рядом с ним так же сидел другой и что-то бубнил себе под нос. И бомжеватый бородач – что то вещал. Он нарисовал мелом на стене гаража формулу «Количество страдания=фактическая боль*на сопротивление ума этой боли».


-- Как видите из формулы! – восклицал Игорёша. – Боль никуда не исчезнет, нет! Но если вы прекратите сопротивляться боли, то страдание исчезнет! Умножение на ноль – даёт ноль! Это – главная истина! Твоя концентрация и умение противостоять боли увеличатся в разы! А теперь – стриптизёрша! Танцуй!


Света даже не удивилась. Она просто поняла, что день её не задался с самого утра. Странный день…


-- Ладно, -- сказала Света и сбросила с себя курточку…

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!