GrafoMMManus

GrafoMMManus

пикабушник
Пытаюсь переплюнуть Кинга и Лавкрафта, но пока получается не очень)))0)
поставил 7 плюсов и 2 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
6410 рейтинг 2873 подписчика 110 комментариев 29 постов 17 в "горячем"
1 награда
более 1000 подписчиков
8

За тучами Звезда

Небо было залито толстыми свинцовыми тучами всегда, насколько Фаан мог припомнить. И сад всегда был полон мёртвых деревьев – единственных свидетелей некогда сиявшей наверху Звезды. Ветер тяжело и уныло завывал свою песню, раскачивал эти безобразные коряги. Уж сколько им времени? Никто не знал. Они здесь стояли вечность. Иногда Фаан валил эти коряги, разрубал на части и разжигал костёр. Костёр давал тепло и, кажется, заменял звезду. Но вдохнуть в этот сад жизнь? Этого костёр сделать не мог. Что такое эта звезда? Наверное, тоже потрескивает, выкидывает снопы искр. Может быть, даже музицирует – кто его знает? Почему-то Фаан думал, что Звезда должна музицировать. И только проклятые толстые тучи не дают этой прекрасной музыке жизни пробиться сюда, в этот мёртвый сад.


Как только Фаан смог выбраться из Древа – он первым делом увидел эти тучи. Но тогда он и не знал, что же это такое и откуда исходят все беды. Мёртвый сад; какие-то существа, большую часть времени трудящиеся над еле-живыми растениями, чтобы прокормиться; тучи… Откуда ему было знать, что где-то там есть Звезда?


Сородичи быстро заметили пополнение в своём племени и отвели Фаана к костру, где стали всё наперебой разъяснять, подкладывая новичку куски еды получше. Тогда-то он и узнал, что эти «коряги» некогда пышно цвели и благоухали, растения давали богатые урожаи, племя их было многочисленным – все грелись в тепле Звезды, не знали забот и ужасов холода. Теперь же многие сгинули, а на этой бедной издыхающей земле осталось только одно Древо, способное продолжать их род. С великой радостью рассказывали сородичи о Звезде. Фаану даже стало тоскливо и обидно, что небо пустое, что раньше цвели густые сады, а теперь здесь ничего нет. Именно в тот день он возненавидел тучи и понял, что нужно вернуть Звезду. Во что бы то ни стало вернуть.


Фаан, как и все, трудился в саду, тратил много сил на обработку истощённой земли. После труда он сваливался без сил. И не всегда капризная земля была благосклонна к племени – часто силы уходили впустую, поэтому жили впроголодь. Перебегая на новые, ещё не истощённые, места.


– Да и нет вовсе никакой Звезды, – как-то сказал Ваанг, друг Фаана. – Это всё бред и выдумки.

– Как это «нет»? – удивился Фаан.

– А ты видел эту Звезду? Лично я её никогда не видел. И никто не видел. Ни цветущих садов, ни Звезды. Это сказки.

– А как же деревья?

– Деревья всегда были такими. Ты можешь себе представить, чтобы они вдруг взяли и расцвели? Эти-то недоразумения? Я могу представить только, как они горят в костре или как они заваливаются, когда их подрубаешь. Потому-что это я видел.

– И что теперь получается?

– То и получается. Нет никакой Звезды. Многие поколения не видели этой Звезды. Но все мечтают её увидеть, все винят в своих бедах её отсутствие. Все продолжают род, чтобы однажды кто-нибудь придумал способ достать эту Звезду. И тогда всё наполнится смыслом, думают они. Всё станет иначе, все станут жить счастливо…

– А разве нет?

– Не знаю. Но по-моему спокойней думать, что нет никакой Звезды. И не мучать себя.

– Ты мыслишь, как проигравший! – воскликнул Фаан. – А значит и живёшь зря. Какой с тебя толк? С такими мыслями Звезду не раздобудешь.

– Тогда посмотрим, как её раздобудешь ты, – засмеялся в ответ товарищ. Фаан обиделся на такие слова. Но в то же время впервые стал всерьёз задумываться над тем, как бы вернуть Звезду.


Время шло, все так же работали в саду. Иногда Ваанг подшучивал:

– Чего же ты горбишься здесь? Не лучше ли раздобыть Звезду и получать богатые урожаи, не прикладывая таких усилий?

Часто Ваанг за свои необычные мысли нарывался на конфликты с другими соплеменниками, из-за чего отдалялся от остальных, но всё же, несмотря на разный образ мысли, они с Фааном оставались друзьями.

– Им просто страшно принять мысль, будто Звезда – это выдумка, – говорил он после очередной драки, потирая синяки. – Страшно признавать, что всегда будет ТАК… А вот по-моему наоборот. На душе будет спокойней.


После работы Фаан направлял свои последние силы на сооружение хитрого приспособления с винтом. Уже много времени он потратил на эту штуковину. По задумке она должна была поднять его высоко в воздух, к небу. За толстый слой чёрных туч. А там, над чернотой, он смог бы увидеть Звезду. Или не увидеть. Есть ли она, существует ли… Или же действительно над чернотой – лишь такая же бесконечная чернота? Это была тяжёлая мысль. Она и двигала Фаана вперёд, потому что не давала покоя.


В племени объявилось несколько фанатично настроенных существ. Они выбежали в сад и принялись раскидывать всюду угли от костров. Поднялся пожар, на который стали сбегаться остальные. Пламя поглощало мёртвые деревья и перекидывалось на соседние. Фанатиков быстро скрутили и поколотили, но те стали изъясняться, будто если Звезда – это большой огонь, то можно попробовать сделать новую Звезду, поджигая всё вокруг. Эта мысль так понравилась всем, показалась вполне себе логичной, что всё племя мигом кинулось к остаткам костров за угольями. Скоро огромной силы пожар пронёсся по округе, снося и деревья, и скудные урожаи.


– Сборище идиотов! – кричал Ваанг и хватался за голову. Он и Фаан пытались остановить безумие огненной лихорадки, но фанатизм охватил всю толпу. Сад превратился в выжженное пепелище. Звезды, что странно, не получилось. Только тогда ко всем пришло ужасающее понимание того, что урожай пропал. Стали искать виновных. Зачинщиков обвинили во всех грехах, последовала кровавая расправа, которая, впрочем, урожай не вернула.


Предстоял большой голод, и можно было даже ощутить холодное дыхание смерти. Единственное, что они все могли сделать – так это подготовить поля для следующего поколения. Вот только воспользоваться плодами своих трудов никто не успеет. Паника охватила толпу.


Ваанг, не верившей в «бредни о Звезде» совсем опустил руки – гибель племени казалась ему неминуемой. Фаан, видя отчаяние друга, решил притащить к нему законченный летательный аппарат.

– Поднимись над тучами, – сказал он. – И узнаешь, существует Звезда, или же это выдумка.

– Чего же ты сам не поднялся?

– Моим словам и кому-либо ещё ты не поверишь. Поэтому поднимись сперва сам. А затем мы объединим усилия и раздобудем Звезду. И спасём остальных.


Ваанг усмехнулся, но возражать не стал.

Они вытащили аппарат на поляну, Фаан объяснил, как управлять им. Вокруг собралось несколько любопытных сородичей. Когда они узнали, что Ваанг будет первым, кто с помощью этого приспособления увидит Звезду, то возмутились.

– Почему он первый? Он же недостоин Звезды!

– Пусть сидит в грязи и говорит, что Звезды нет! А полететь дай кому-нибудь из нормальных! Из нас!

– Ваанг достоин! – отвечал им Фаан. – И достоин больше всех. Потому что вы убеждены в существовании Звезды и без того.


Ваанг уселся удобней, показал ворчунам кулак и включил винт. Медленно и плавно поднялся аппарат в воздух, поднимая облака пыли и пепла.

– Я надеюсь, что Звезда существует, – сказал он через шум винта.

Аппарат постепенно уменьшался на фоне неба и, наконец, совсем пропал из вида.


Фаан долго ждал своего товарища, высматривал знакомую точку, прислушивался к звукам, ожидая услышать жужжание винта. Что-то пошло не так. Почему он застрял в тучах на целую вечность? Может, ударился о небесную твердь? Или он вдруг нашёл другой сад, над которым не нависла чернота? А что, если он нашёл способ убрать тучи и прямо сейчас борется с неведомым противником за право владения Звездой?..


Довольно много времени прошло перед тем, как нашли разбившуюся машину с бездыханным телом Ваанга. Во время полёта какой-то механизм сломался. Соплеменники сразу же запретили опечалившемуся Фаану создавать подобные аппараты. Смерть сородича всколыхнула племя, хоть никому до Ваанга не было никакого дела. Сомневался в существовании Звезды? И за это сгинул? Как вообще можно сомневаться в таких вещах? Случай был удивительным и привёл к серьёзным дебатам, в ходе которых пришли к выводу, что подобные сомнения приведут лишь к проблемам и новым смертям, поэтому подобные мысли решили запретить, хотя бы на время голода. Нельзя передать сомнение грядущему поколению! Иначе весь род в опасности.


Фаан был вынужден отойти от своих изобретательств – не столько из-за запретов, сколько из-за потери веры в свои способности. Ведь это по его вине погиб Ваанг… Успел ли он увидеть Звезду?


Племя в спешке возделывало новые поля для грядущих поколений. Все знали, что смерть близится, но ничего с этим поделать не могли. Отчаяние росло с каждым днём и в конце концов оно вылилось в новое движение фанатично настроенных существ. Фанатики верили, что если думать, будто туч нет, то мысль материализуется и они исчезнут. Ведь от самого рождения всем первым делом показывали наверх и внушали мысль, будто Звезда за тучами. Племя ещё помнило предыдущее помешательство с поджогами мёртвого сада, поэтому к новому движению присоединялись неохотно, вяло.


Но время шло, отчаяние росло, и секта набирала силы. Настал момент, когда племя чётко разделилось на два лагеря. Тогда-то фанатики рассудили, что тучи исчезнут, только если исчезнет и последнее существо, убеждённое в их существовании. Последняя мирная попытка склонить на свою сторону скептиков закончилась кровавой резнёй. Фаану удалось скрыться – он с самого начала понимал, к чему клонится дело. Долго скитался он по окрестностям сада, прятался от сектантов и от их противников, питался тем, что попадалось по пути. А когда всё будто бы стихло – любопытство взяло верх, и Фаан вернулся на стоянку. Множество трупов он встретил по пути и никого из живых. Опустел сад, будто сделался уже окончательно увядшим.


Только под мёртвым деревом он нашёл раненного. Безумный фанатик сидел, оперевшись на ствол, и с улыбкой на лице говорил, что видит Звезду, что он достиг своей цели – так и умер…


И вот прошло много времени с тех пор. Фаан сидит у костра в полном одиночестве и смотрит на игру пламени. Костёр даёт тепло. Но тепла и света звезды он не заменит. Хоть Фаан никогда не видел звезды и не ощущал её света и тепла, но он был уверен, что костёр всего этого не заменит. Не могли все его сородичи погибнуть в своём лихорадочном стремлении к Звезде зря. И он теперь не мог уйти из этого мира, не выполнив своего долга.


Через что только ему пришлось пройти, чтобы создать этот огромный винт! Осталось внести всего пару штришков и всё будет готово. Но сейчас он внезапно решил помедлить. Как следует посмаковать этот торжественный момент. Возможно, усилия его обратятся в прах, а возможно через пару минут он больше никогда не увидит туч над собой. И тогда позади останется целая эпоха…


Колоссальных размеров винт раскручивался, набирал обороты. Вихри ураганного ветра устремились ввысь, вместе с пожухлой листвой и пеплом мёртвого сада. Оставалось только наблюдать, надеяться на удачу... Не может всё быть так легко! Всё было бы слишком просто! Но дрожь охватила Фаана, когда тот увидел за раздвигающимися тучами клочок голубого неба. Всё расширяющийся и расширяющийся клочок… И вот что-то яркое выглянуло из-за кромки. Впервые мёртвый сад посветлел, наполнился цветом, согрелся в лучах. И Фаан почувствовал, как ласковые лучи согревают его теплей любого костра. Настоящие лучи от настоящей Звезды. Тучи разошлись далеко, до самого горизонта, над головой теперь золотом сиял круг. Удивительно, что не было никакого треска, как от костра, Звезда горела без дыма и хоть она не излучала музыки, но этого и не требовалось – музыка играла в душе…


Мёртвый сад расцвёл и наполнился жизнью. Ветвистые коряги вдруг дали пышную листву. Буйная растительность распространилась по пепелищу. Созрело много сладких плодов. Пищи теперь имелось столько, что хватило бы на десять таких же племён… И не нужно было добывать пропитание в тяжёлом труде. Радовался Фаан, бродил всюду и с любопытством разглядывал преобразившийся сад. Спал в тени лесов, под шелест листьев, наедался до отвала и любовался Звездой и её теплом.


Но прошло время. Радость эта блекла, с каждым часом становилась всё менее явной. А затем и вовсе куда-то пропала, будто и не было ничего. Ни лишений, ни страданий, ни тяжёлого пути. Ни шелест лесов, ни тепло лучей, ни сладкие плоды теперь не доставляли радости. Вот же – в небе Звезда сияет. И сад цветёт. Но чего же не хватает? Будто это всё было миражом... Сердце Фаана наполнилось скукой.


Без эмоций собирал он сладкие плоды, с тоской размышляя о прошлом. От чего же эта тоска? Ведь раньше жизнь была тяжела и горестна. Сейчас же она беспроблемна… Но она вовсе не радостна.


– У меня есть Звезда! – крикнул Фаан, когда внутренняя пустота стала слишком уж жгучей. – К чему стремились сотни, если не тысячи поколений! Я исполнил волю этих тысяч, и теперь всё стало иначе! Скоро Древо даст новую жизнь – последующие поколения будут счастливы!..


Или же не будут?

Чего не хватает?

Не хватало горя.

Взгляд Фаана, ранее направленный в сторону туч, теперь направлялся на другие вещи, за этими вещами он будто бы видел выход из своего дурацкого положения. Новые Звёзды. Нужно было повторить путь.


В порыве отчаяния Фаан разрушил колоссальный винт. Нет, не в новых звёздах дело. Это всё коренится гораздо глубже и от этого не уйти. Тучи снова сомкнулись над головой. Сад погрузился во мрак и серость. Родные мрак и серость. Деревья пожухли и превратились в уродливые коряги, листва осыпалась, а растения зачахли. Возвращались тяжёлые времена, тяжёлый труд и нужда.

Фаан сжёг Древо со словами «Звезда ничего не значит».

Показать полностью
47

Тульпа

Эти записи я нашла в ноутбуке своего брата только спустя полгода после его самоубийства. Папка была хорошо спрятана в системе, поэтому наткнулась я на документ «Дневник» только совсем недавно. Страшно узнавать причину самоубийства родного человека. Особенно если она заключается в чём-то необъяснимом. Что заставило моего брата создать тульпу? Ниже его записи я буду чередовать со своими пояснениями. Некоторые моменты здесь могут показаться вам лишними, но без этого контекста всего не понять.


Первые записи начались два года назад. Тогда-то всё и началось. Кирилл пребывал в угнетённом эмоциональном состоянии. Жизнь будто настроилась против него, она разрушала все мечты и стремления, за какие он цеплялся и к моменту начала Дневника брат был сломлен. Дневник он начал вести по заданию в психотерапевтической книжке. Этой книжке он потом будет благодарен, потому что она вправила ему мозги – он взглянул на жизнь другими глазами. Эта же книга показала ему, насколько можно изменить своё мышление всего лишь прочитав книгу. Он решил проверить, насколько вообще далеко можно зайти в этом направлении, как можно изменить своё мировоззрение, занялся поиском подходящей философии и в итоге остановил выбор на буддизме.


5 сентября: <…> Читаю книги по дзен-буддизму. Новое усваиваю, мыслеконтроль улучшается. Теперь могу заставить себя делать почти что-угодно, главное избавиться от привычки судить <…>

7 сентября: <…> С утра медитация – образ будды с утра удерживать проще. <…>

14 сентября. <…> Весь день смотрел лекции по буддизму. <…>

24 сентября: <…> Сны стали сниться сюжетные. Осознаюсь уже второй раз за неделю и все одинаково – я вглядываюсь в сон, и всё обретает потрясающую чёткость. Давно не осознавался. Это всё медитации стопудос <…>

3 октября. <…>Утро началось с медитации. А потом сел писать книгу. Пишется легко! И пишу и медитирую. Смотрел видосики Дады.<…>

15 октября: <…> С утра пытался попасть в осознанный сон непрямыми техниками, не получилось, но было забавно. <…>

Мой брат несколькими годами до этих записей увлекался осознанными сновидениями. Долго увлекался и упорно. Однако особых результатов не достиг. По-крайней мере, он так думал.


16 октября. <…> С августа пытался закрывать на это глаза. <…> полно метафизики, полно всяких основоположений, которые за гранью опыта. Хоть там и говорится о том, что это философская система – там очень много места для веры. А верить просто так я себя заставить не могу. Всё разбивается о критику, о мои научные знания и вообще о банальную нелогичность. Всё это складывается между собой, пересекается и получается урод, которого принять может только слепец. <…> Единственное по настоящему интересное – это медитации. Вот откуда можно пользу извлечь. Быть может, в дзен уйти <…> но и там просветление отображается неописуемым, то есть опять попахивает пиз*ежом. А в книге Геше Тинлея прямым языком сказано – не веришь в перерождения, карму и т.п. – всё бессмысленно. <…>


После этого разочарования Кирилл отошёл от философии буддизма и внимание стал уделять только медитациям. Он перешёл к другим философиям: Монтень, Ницше, Шопенгауэр, античные философы, но это не имеет значения, поэтому упомяну об этом вскользь. Значение имеет его увлечение буддизмом. Оно дало свои корни в будущем.


Брат не остановился в изучении самого себя. Он почувствовал в себе некую мыслительную силу. Ему было интересно, насколько далеко он может зайти в лишении себя благ, при этом оставаясь счастливым внутри. Он полностью обрубил все связи, стал вести изолированный образ жизни, свёл общение с людьми к минимуму. Питался скудно. А затем исключил из своего дня и множество развлечений.


18 ноября <…>Общение\интернет\книги – это всё преследует одну цель – утолить жажду информации <…> Тут либо голова богата интересными мыслями, либо медитируешь и держишь разум в спокойствии. <…> В изоляции отлично пишутся книги.<…>Меттабхавана компенсирует потребности в удовольствиях <…>

22 ноября: <…>То, что было в явнаре\феврале\марте – чёрная дыра в душе. Я от всего этого отделался и теперь сместил центр тяжести с внешнего мира, в мир внутренний. Боже мой, это охеренно. Я теперь даже часто задумываюсь, что в такой гармонии, в какой я нахожусь сейчас, можно быть только в одиночестве, но никак не с другими людьми – всё равно возникнет мало-мальский диссонанс из-за разницы в настроениях. <…>


Так сложилась жизнь, что брат был вынужден устроиться на тяжёлую работу – грузчиком на завод. Весь день таскать тяжести в пыльном цеху. И так день за днём. В своём дневнике он называл это отличной духовной практикой. Он практиковал чёртово «несуждение» и заталкивал свои негативные мысли в себя, откладывал их на самые дальние полочки. Весь негатив забивался в подсознание…


Казалось бы, всё замечательно. Мой брат на пути к Просветлению и душевному совершенству. Но всё было совсем наоборот. И проявляться это стало на самом-то деле довольно поздно.


6 Февраля: <…>Экзистенция пробралась и на завод. Один из худших дней. Очень стрессовый и трудовой. Сколько же токсичных людей вокруг, искренне их не понимаю. <…> Вообще, если так подумать, то у меня одна из худших жизней. Некая беспросветная задница. Все мечты – разрушены. В будущем – такая же задница. Творческий кризис! Одиночество! И выход из этого дерьма – сраная философия. Научиться жить, как собака… Короче, не зря мне снился сон, что против меня настроились все высшие сущности. <…>


«Высшие сущности» – в этой записи он употребил эти слова не всерьёз. Пока что. Наверное, на некотором бессознательном уровне истина начала пробиваться наружу. Но это было лишь началом. Ничего особенного в тот день не случилось, нет. Просто в чашу его «превозмогания» упала последняя капля. Негатив очень долго откладывался в сторону, заталкивался по щелям. Мыслеконтроль – это страшная штука. Она его и сгубила. Но мой брат боялся его отключать, потому что душу тогда сразу бы атаковали демоны. В тот день он освободил своих демонов. А когда стал жалеть об этом, то вдруг обнаружил, что совершенно не может контролировать свои эмоции.


10 февраля: <…>Медиации не помогают. Тьма вернулась. Я даже помышляю о самоубийстве. Снова. Давно я не задумывался над этим всерьёз. Как же Черно на душе. Сейчас я понимаю, что давно этого не испытывал. Уже одно лишь отсутствие такой Тьмы – счастье. Только когда ты окунаешься в эту черноту с головой – понимаешь, насколько она ужасна. Почему я не могу вернуться к спокойствию? Ведь ничего не случилось. Когнитивная психотерапия не помогает. Медитации тоже. Какая-то внутренняя склонность к злобе и Черноте<…>


Полмесяца длилась Хворь, как это называл Кирилл. Он отчаялся и забросил медитации, возненавидел философию. В философах он теперь видел обманщиков.

25 февраля:<…> Суть философии в том, чтобы убедить себя, будто постоянно получать дубинкой по голове – это не просто круто и закаляет, но и даже приятно. <…>

<…>Философия – это компьютерный подход к жизни. Но мы закованы в иррациональных капризных телах. Невозможно полностью возвыситься над своими желаниями. По-крайней мере, я уж точно не могу<…>


Вместо увлечений медитациями и саморазвитием он стал пить. За этим последовал и длительный творческий кризис – он не мог выдавить из себя и слова. Душа будто сгорела. Так продолжалось вплоть до июня. Пока к нему в голову вдруг не пришла идея, как заполнить свою внутреннюю пустоту.

3 июня: <…> Она будет рыженькой. Весёлой. Лучезарной. С такими веснушками. И зелёными глазами. Она будет излучать Свет. Поддерживать. И, так как она не настоящая, то не будет подвержена истерикам, уж точно не изменит, не разобьёт сердце. Всё по буддистским канонам, можно сказать – минимум Эго, больше любви и заботы. Это будут Просветленные отношения, такого не добиться с реальными…<…> «Помните, что тульпа – это на всю жизнь». Пожалуй, такую спутницу можно и на всю жизнь. <…>


5 июня: <…> С работы – и сразу в вондер (примечание. вондер – воображаемый мир), форсить тульпу. Мою крошечку. Пока она безлика, без характера. Я работаю над внешностью. Черты расплывчаты. <…>

8 июня: <…> мне безусловно помогает опыт медитаций. Гораздо легче концентрироваться, гораздо легче визуализировать – это же почти то же самое, что и шаматха, где я воображал перед собой образ Будды. Не зря считается, что эта тема с тульпами пошла как раз-таки из буддизма. <…>

12 июня: <…> Тульпа становится чётче. Но всё ещё сложно удерживать своё внимание на всей ней, чтобы при этом какая-то отдельная часть не потускнела. В медитациях Будда был размером с палец. Тульпа же – с человеческий рост<…>

15 июня: <…>Соседи по квартире очень рано утром шумели, отчего мой сон сделался поверхностным. Я рассматривал картинки, произвольно появлявшиеся передо мной – на грани сна и бодрствования. Всё это под шум реактивных двигателей (примечание. Похоже, он имел ввиду слуховые галлюцинации, возникающие при входе в сон). Прикольно, короче. Вообще, я думаю, что осознаюсь во сне гораздо чаще, чем помню. Потому что в такие моменты я подмечаю, что использую техники удержания этих «картиночек» довольно мастерски. Вряд ли я дошёл бы до такого уровня, не практикуя ОС (примечание. ОС – осознанные сновидения). Скорее, я просто забываю сны. <…>


16 июня: <…> Снова осознался. Походу ОС возникают, когда ты начинаешь практиковать концетрацию: через медитацию, или через форсинг тульпы – неважно. Сон был удивительно чётким. И вдруг подумалось, что можно бы форсить тульпу прямо здесь. Это было что-то! Она такая чёткая, прямо как настоящий человек! Я даже мог ощущать её тепло, коснулся волос, видел каждый узор на роговице её зелёных глаз! От восхищения я проснулся. Остаток ночи пытался снова попасть в ОС и повторить экспириенс, но не удалось. Нужно форсить тульпу прямо во сне. <…> Весь день тренировал «якори», делал проверки на реальность – необходимо было заново приучать себя осознаваться во сне. Хотя, похоже, мне бы лучше натренировать память на сны. А для этого их надо записывать. <…>


19 июня: <…> Снова утром шумели соседи, поэтому удалось держаться наплаву и через концентрацию на «картиночках» сразу проникнуть в ОС. Чёткости не было – чёткость ведь есть только при спонтанных осознаваниях. А тут нужно было её наращивать, углубляясь в сон. Тульпа была не такой явной, как в прошлый раз, но гораздо реальней, чем в вондере<…>


Впоследствии Кирилл сделал акцент на осознанные сновидения. С середины июля он стал попадать в них чаще – это он списывал на свою крайнюю замотивированность и опыт предыдущих медитаций. Но так же у него улучшилась и память на сны. В этих снах он замечал, как постоянно преследовал кого-то, в одном и том же знакомом городке – городке, который снился ему чуть ли не с рождения, почти каждую ночь. Сюжеты снов сводились к тому, что он проникал в дома, отыскивал прячущихся от него существ и убивал их.


8 июля: «Приснилось сегодня, как я с девушкой искал дома заброшенные, в одном из них я нашел демонов и их всех уничтожил с помощью какой то концентрации луча фиолетового цвета, от чего они выжигались. Последний демон убегал от меня и я попросил хозяина дома выдать его мне, на что тот мне отказал (хозяин тоже какая то сущность), но потом пришла какая то другая сущность и указала мне закоулок на улице, где прятался последний жёлтый демон. Я его убил, без пощады, хотя была такая мысль.»


12 июля: «С рыженькой зачищали подвалы (вроде бы те самые, что под нашим домом, очень похоже). Рыженькая не хотела зачищать их, но вдвоём оказалось проще, я её научил концентрировать луч, когда мы подходили к существам, то вдвоем справлялись с ними быстрей.»


Эти сны не были осознанными, Кирилл не контролировал их. Но в них прослеживаются общие черты – он не дружил с обитателями своих снов.


1 августа: <…> В вондере теперь могу держать её образ вполне уверенно. Разговариваю с ней. Ожидаю реакции, но по большей части говорю сам с собой. Чувствую себя глупо<…>

4 августа:<…> Осознался во сне. Гуляем с рыженькой по городку. Ощущаю её ладонь в своей руке, её улыбка – самая настоящая улыбка и самая близкая к сердцу. Ласково прижимается ко мне, а я чувствую, как её волосы, развевающиеся по ветру, щекочут плечо. Изо всех сил удерживал сон, хотелось побыть с ней дольше. Спросил у неё вдруг: «А как тебя зовут?». И услышал в ответ добрый голосочек: «Анита». Впервые услышал её голос. Скоро я проснулся. В пустой квартире. <…>


5 августа: <…> Усилил форсинг тульпы. Хочу видеть Её. В реальном мире, а не только во снах. Иду по улице – пытаюсь её визуализировать. Мысленно с ней пытаюсь говорить. <…>

6 августа: <…> Иногда мне кажется, что Анита отвечает мне, хотя это, возможно, самовнушение. <…>

9 августа: <…> Господи, она пошутила! Когда я сильно опоздал на смену, то мне не повезло случайно попасться на глаза директору завода. Он принялся делать мне выговор – тут-то раздался знакомый голосок. Анита сказала что-то про его жирные бока и ходячее кладбище бифштексов. А я, как идиот, захохотал. Не смог удержаться. Было и смешно и радостно одновременно. Директор ничего не понял, помотал головой, да и отправился по своим делам. <…> Второй раз я услышал её голос перед сном. Она пожелала мне спокойной ночи. <…>


10 августа: <…>Мы гуляли по городку в моём сне. И смеялись с того случая на заводе. Анита призналась, что эту фразочку про кладбище бифштексов она запомнила, когда я пару лет назад читал Ремарка «Три товарища», в одной из сценок с перепалкой двух мужчин. Я такого не помнил совершенно. Удивительно, что она способна вспомнить забытое мной, хотя мы делим одну голову<…> Чёрт. В это сложно поверить. Но она теперь говорит независимо от моих мыслей! Она – теперь отдельная личность! <…>


11 августа. <…> Весь день отличное настроение. Во время перерывов на заводе я закрываю глаза, расслабляюсь и погружаюсь в вондер. Получилось даже немного поговорить. Но совсем немного. Она будто не слышит и до неё нужно докричаться – с помощью своей же концентрации. И самовнушения, конечно же. Как же больно называть Аниту «самовнушением»… <…>

15 августа. <…> Чёртов наш первый поцелуй. Во сне, конечно же. Но насколько же он был реалистичен! До сих пор всё помню. Это ведь настоящая параллельная реальность. Наш мозг действительно – безграничная штука! Всё чаще в голове проскакивают солипсические мысли. Не прочитай я кучу философов – я бы действительно посчитал, будто реальность коренится в моей голове<…>


Полмесяца проходит в основном во снах. В «вондере» постепенно личность Аниты становится всё более явной, активной. Всё чаще Кирилл слышал голос Аниты при бодрствовании.


28 августа: <…>Я шёл по улице и услышал её голос. «Как дела?» – спросила она. «Будто ты не знаешь» – как-то автоматически ответил я. Завязался шутливый разговор, в ходе которого моя радость всё нарастала и нарастала. ОНА ЗАГОВОРИЛА ПРИ БОДРСТВОВАНИИ. ПРОСТО ВЗЯЛА И ЗАГОВОРИЛА! <…>


30 августа: <…> Она не всегда «на связи». Сама как-то решает поговорить. Я не могу её никак позвать. Вернее, иногда могу. Но иногда не получается, она, типа, не слышит. <…> Пошёл в магазин за пивом, но тут она меня остановила. Убедила, что мне теперь эта дрянь не нужна. А я пошутил в ответ, что теперь, когда не смогу до неё достучаться – просто пойду в магазин за выпивкой. <…>


5 сентября. <…> Я сидел за компом и подыскивал, чего бы посмотреть на вечер. Сзади меня кто-то обнял. Рыжие волосы опустились на плечи. Она чмокнула меня в щёчку. Я напугался от неожиданности, Анита посмеялась над моей реакцией. Спросила, какой бы сегодня фильмец посмотреть. А у меня сердце стучит. Вот же она! Прямо здесь! Не в каком-то там сне. А в моей комнате, прямо за спиной. Но когда я обернулся – никого уже не было. Она исчезла так же внезапно, как и появилась. <…>


6 сентября. <…> Мы гуляли по улице. Она шла рядом. Не во сне. В реальности. Не совсем реальная. Лучше видеть её как бы краем глаза. Но я работаю над ясностью. <…>


Тульпа появлялась перед ним теперь каждый день. По зову или без того. В начале октября он уже видел её отчетливо, а «вызывать» уже и не требовалось. Она просто всегда была рядом. Кирилл, похоже, добился своего. Анита получилась практически такой, какой он её и задумывал. Доброй, отзывчивой, с отличным чувством юмора.


12 октября. <…> С ней можно бесконечно разговаривать. У нас с ней очень много общего. Это понятно – мы с ней живём в одной голове. Она хорошо разбирается в философии, склонна сочинять стихи, поёт песни, когда я играю на гитаре… Когда внутренний критик говорит «Она всего лишь галлюцинация», то я отвечаю ему «Эта галлюцинация интересней 95% реальных людей». В ответ внутренний критик не способен придумать ничего. Потому что я бесконечно прав. <…>


Кирилл тронулся умом, как вы можете наблюдать. Всему виной – неустойчивая психика. Стрессы вогнали его в эту экзистенциальную яму. Однако, это и в самом деле не худшее, что могло с ним случиться. «Анита» поддерживала его. Эмоциональный фон в последние полгода его жизни был стабилен, мрачные и упаднические записи в дневнике сменились записями, полными оптимизма и любви к жизни. Когда тульпа стала сильной и перестала требовать особого внимания к поддержанию своего существования – Кирилл вернулся в буддистские духовные практики. Кажется, эзотерика теперь ему заходила на ура.


Анита помогла ему выйти из затянувшегося творческого кризиса.


21 ноября: <…> Это просто гениально! Я чёртовых полгода топтался на одном и том же месте, не зная, как бы выкрутить сюжет книги дальше, как бы подтолкнуть персонажей в нужном направлении. И что? ОДИН ВЕЧЕР. Всего ОДИН ВЕЧЕР. Мы снова заговорили о смысле жизни, и разговор дошёл до той незаконченной книги. Я махнул рукой, мол, к черту эту книгу, она мне надоела, я просто не знал, как быть с этой писаниной дальше. НО АНИТА ГЕНИАЛЬНО РЕШИЛА СЮЖЕТНЫЙ ТУПИК. Конечно, придётся малость переписать, но мне настолько понравилась её идея, что я всю ночь не отлипал от клавиатуры и на работу пошёл с сонной башкой. <…>


Анита, хоть и была лишь галлюцинацией, но позволяла вытащить из подсознания моего брата нужные идеи. Она и Кирилл, можно сказать, вместе писали эту книгу. Тульпа предлагала неожиданные и интересные идеи, а радости Кирилла не было предела, ведь вдохновение вернулось к нему. Поэтому уже в декабре книга была завершена и отправлена в издательство. На одной книге они не остановились и продолжали публиковать короткие рассказы в интернете – идеи приходили к парочке одна за другой. Рассказы пользовались популярностью в Рунете, число подписчиков росло по минутам. И даже появились деньги – с изданной книги (продажи которой шли недурно) и интернет-донатов. Достаточно денег, чтобы в один мартовский день прийти в заводскую контору и написать заявление на увольнение.


3 марта: <…> Я бесконечно рад, что всё сложилось таким образом, что у меня теперь есть Анита <…>


Запись от 6 апреля:

«Я помню сон, будто мы с кем-то летаем и вроде как дерёмся, я запустил чем-то смертельным в своего противника и ещё одну мысль помню при этом, что это была какая-то высшая сущность. Это имеет значение. А когда я проснулся в холодном поту, Аниты рядом не было, но я слышал жёсткий шёпот позади и чувствовал злобу дикую – я же чувствую эмоции своей тульпы. Она стояла за изголовьем дивана, и лицо её изменилось во что-то кошмарное – чёрные глазницы во всё лицо и разорванная пасть с клыками, похожими на ветви. Как же я пересрался, блять! Как в страшных фильмах стереотипных, только когда ты видишь ЭТО у изголовья своей кровати ночью – тебе похер, что это блять клише. Я кинулся к включателю света, но нихера не помогло. ОНО кинулось следом. Я ломанулся к двери в чём был и выбежал из дома, но эта ТВАРЬ пошла прямо за мной. Она не ходит через двери. Ведь она живёт в моей башке. От неё не убежать! Она хотела меня прикончить. Но я убегал, хотя ведь она в моей голове! Она могла бы с моей шеи не слезать при желании. И голос её поменялся и манера двигаться – на какую-то неуклюжую механическую. Неправильную походку – словом не передать. «Эффект зловещей долины» – вот самое точное описание. <…> Я понял, что эта ТВАРЬ мне ничего не сделает, ведь она нереальна, да и запыхался бегать. В квартиру я вернулся и Тварь следом за мной. Совсем не разобрать, что она там говорит. Я понимаю, что это Анита. Но что с ней случилось? Почему преобразилась? Я спрашивал у неё, но она в ответ издаёт поломанные звуки, то ли вывернутую речь, будто. И чувствую от неё злобу, просто жгучую злобу. Никакой любви, никакой буддисткой доброты. Мне страшно. <…> Я не могу отвертеться никак от неё. Она засоряет всю мою голову ненужным шумом. Она как бы сбивает все мои мысли. Эта Тварь уже не Анита. <…> Днём тульпа исчезла. В доме пусто. Но я-то понимаю, что она вернётся. Она в моей голове. Ни на чем не мог сконцентрироваться сегодня. А что делать? <…>Лёг спать. Снились тревожные сны. Когда очутился в городке, то решил форсить Аниту. Нужно было исправить её. Возможно, это был лишь сбой в концентрации. Может, это от переутомления. Но когда эта Тварь появилась передо мной во сне, то сразу напала на меня и я проснулся. Она снова стояла у кровати и говорила что-то на поломанном языке. Дело клонилось к ночи. С таким соседом мне точно не уснуть. <…>


7 апреля: «Ночью не сомкнул глаз. Эта Тварь хочет меня убить. Она ждёт, когда я усну. В реальности она ничего мне не сделает. Она вмешивается в мои мысли. Пытается, по крайней мере. Но я хозяин своей головы. Я не даюсь. Моя воля сильней. <…> Идти к психиатру? Нет. Я уверен, что ситуацию можно спасти. Без Аниты мне будет очень тяжко. Я не вынесу одиночества…<…> Я погрузился в сон утром. Специально не задёргивал шторы, чтобы солнечные лучи не дали мне погрузиться в глубокий сон – так легче сохранить осознанность. После нескольких попыток непрямого вхождения – я всё-таки попал в городок. Я планировал разобраться с Тварью. Не знаю. Подраться с ней. Во сне можно очень легко навоображать себе силы, сконцентрировать на ней фиолетовый луч... Но ОНО опередило все мои мысли. «Ты нажил себе здесь врагов». Не ручаюсь за точную формулировку, но тогда я всё понял. Вспомнил все свои давно позабытые сны. Я действительно осознавался гораздо чаще, чем мог себе представить. Что же я натворил! Зачем? И всё из-за подавления своей агрессии, эмоций?… Целый мир по ту сторону сознания… Только сейчас до меня дошёл весь ужас ситуации. Я проснулся сразу. <…> Невозможно держать концентрацию, когда эта Тварь вмешивается в твою голову. <…> Это были всего лишь сны. Я искренне на это надеюсь. Мне хочется в это верить».


Это была последняя запись Кирилла. Через три дня он поднялся на крышу высотки и разбился об асфальт внизу.

Показать полностью
34

И почему так страшно?

Вылез из пизды. Детсад, школка, шарага. Затем. Встаёшь утром рано. Полежал бы ещё часиков двенадцать, но нет. На работу, бля, пора. Жрёшь, срёшь, чистишь зубы и на скотовозку бежишь, лишь бы не опоздать. На завод ехать. А там пылюга, хоть через сраку дыши – другого конца цеха не видно, цепляй грузы, отцепляй, на крановщика тупого матерись, слушай как крановщик матерится на тупого тебя. В животе бурлит, сука. Ну ещё бы – жрать всякое говно, ведь вечером не хочется варить нормальный ужин, хочется после смены фильмец посмотреть. Да что-нибудь творческое сообразить. Если сил хватит.


Бежишь к туалету с надписью «Цельтесь сракой метко». Никто, канеш, не целится – кладут, как получится. Вот и ты кладёшь, как получится, потому что до тебя уже кто-то наложил как получилось, а получилось плохо – даже не подлезть.


Отпахал смену. Идёшь по улице, едешь на скотовозке обратно. Какая-то баба предъявляет тебе за то, что ты не мужик, ведь место не уступил. Гонишь эту бабу в шею, ведь ты ценник. Ты на заводе смену отработал.


Дома. Смотришь ютабчик. Ну или пытаешься сотворить что-то творческое, чтоб наполнить жыз нь великими смыслами. Черта с два. Творческая волна не ловится. Как это, уже спать пора? Да, времени мало, завтра вставать рано… Спать. Повторить цикл.


Проходит пара лет. Базарите как-то подвыпившие с тем крановщиком. Думаете, чёт какта неправильно. Хреновое общество. Вот при коммунизме было бы заебись. При коммунизме работать не надо. Там каждый может творить чё хочет.


Чешешь репу. Какта неоч, думаешь. Внатуре смысла нет в жызне. Философ. Печалишься. Найти себя в творчестве? Но всё равно хочется чего-то большего. Вот только чего?


Покупаешь пиво, чтобы отвлечься от говна. Пиво – это круто. В пятницу можно что-то и покрепче. Снова на завод. Снова не видно другого конца цеха из-за пыли. Цепляешь грузы и думаешь «жысь полна граней, вон сын маминой подруги деньги жеппой жуёт». Щя так же сделаю! Всё ведь зависит от человека. Правда? Погоди. А чё делать-то надо для этого? Задумываешься. А хрен его знает. Задумываешься ещё раз. Думаешь, какое на вечер прикупить пиво.


Тёлку нашел, наконец. На конец. Заебательскую. Жопа норм, лицо канеш, неоч, но борщи варит круть и сверху скачет нормально. Душа расцветает, весна наступает. Цех посветлел. Пыль не такая противная. Вечером ждёт не только комп и пиво.

Пожили вместе полгода. Всё стало ещё ахуенней. Ну, всё, это знак. Свадьба.


Ты шо, дура, какие дети, зачем их рожать. Как это, запузярилась? Ладно, хрен с тобой…


Снова завод. Её пузо растёт от тугосери, а твоё от пива. Капризы. Крайняя тебе плоть, а не секс после завода. Вот ты отец. Ну, охуеть теперь, сколько всего надо. Приходится оставаться на дополнительные часы. Деньги-то нужны. Карусель из дней. Завод, дом, завод, дом. Пиво. Пива стало больше.


Впрочем, а не так уж и плохо. Просто работаешь, да и дома хлопот много. Не задумываешься о высоких смыслах. Времени на это нет. Да и не надо. Зачем душу травить? А так – нирвана. Год. Ещё один. Ещё один ребёнок. Почему бы и нет? В старости не будет одиноко.


Хоп, хоп. Сорокет. Охренеть постарел. Вот же только молодым был, портфели у одноклассниц прятал. Был убеждённым холостяком, а сейчас представить свою жизнь без семьи не можешь. Что бы делал без них? Сошёл с ума в бесконечной карусели из работы, скотовозки и одиночества?


Жена превратилась из некогда красивой и весёлой бабы в занудную свиноматку. Пиво ей не нравится, блять. Да пусть на жопу свою посмотрит!


У детей проблемы в школе. Один умный, но его травят в школе. Другой туповат, зато за себя постоять может и баб нормально приходует. Хрен с ними.


Опять завод. Год, год, год. От пыли уже давно появилась астма. Хреново.


А вот умный сын закончил жизнь самоубийством. Не очень ему жизнь понравилась. Шибко умный был. Естественный отбор сработал. Жена вопит, как загнанный зверь. Думаешь, что по твоей ведь вине родился несчастный человек. Впрочем, и хрен с ним.


Оставшийся подрастает, в ПТУ выходит. Быстро женится, находит работу. На заводе слесарем. Хороший малый. Всё как у людей. Нормально, короче.


Вот внуки подоспевают уже. Жена мрёт от рака. Долго промучилась, бедняга. Малый чего-то спивается. Мучает его экзи…. Экзо… как это слово правильно выговаривается… Экзистенция, во! Выпирают его с завода – с трясущимися руками болгаркой много не нарежешь. Разводится, в деревню уезжает, а там чёрт его сыщет, без новостей.


Внуков сваливают к тебе. А ты не против. Делать всё равно нечего. Вот уже пенсия скоро. Дожил таки. Вот теперь будет много свободного времени.


А что-то в этом есть. Смотреть, как мелкотня играется, резвится. Потомки. Видишь в них себя. Своё отражение. У них ещё целая жизнь впереди. Школа, шарага, любовь, дети – получается, твои правнуки… А у тех правнуков так же свои дети, у которых тоже будет бескрайняя, кажется, жизнь… Карусель, мать твою. Кружится, кружится и никогда не останавливается.


Опа! Что-то в груди защемило, а сердечко-то как забилось… Поплохело. Телефон далеко. А внуки… Кажется, вот ещё немножко и пойдут финальные титры. Не хочется. Ещё бы пару лет. Совсем чуть чуть. И почему так страшно?

Показать полностью
70

Куклы

Значится, началось это в середине ноября. Я тогда чото загонялся по поводу своей никчёмности, настроение было мерзкое, а когда у меня мерзкое настроение, то я люблю слушать грустные песенки и бродить по городу, копая глубокие ямы в своей душе. Эдакий поклонник БДСМ. Ну иду значит, и тут меня соизволили остановить три четких пацанчика в адидасах. Типичная такая ситуация: братом родным назвали, то ли мобилку прикурить просили, то ли сижек позвонить. Удивившись сколько оказывается вокруг родственников, я послал ребят гулять в ДНР (настроение же плохое), но тут же чото ссыкнул, однако было поздно. Кароч убежать не получилось, братаны повалили меня в грязный сугроб и стали не на шутку так пинать под говно.


Я думал, что ща пиздарики придут, но вместо этого из ниоткуда пришёл какой-то коренастый хач и под крики "ежжи, виибу" ринулся в атаку на гопоту. Потом я приметил, что с кавказцем был еще один чел — кучерявый такой узбек. Вдвоём они необычайно быстро воткнули братишек в тот же обоссаный сугроб, на котором, вальяжно разлёживался я, не понимавший чё происходит.


"Братух, как ты?" — обратился ко мне спаситель-кавказец. Ну, про себя думаю такой: слишком много родственников на один квадратный метр чот, а вслух отвечаю: "Нормально. От души душевно в душу. С меня пузырь". Те двое отмахиваются, мол не пьют, спортсмены, ЗОЖ, про приседания на бутылку чё-то пошутили, сами же посмеялись. Ну я из вежливости улыбнулся в ответ, голову поднял, разглядеть получше спасителей. И ахуел.


Прямо сейчас я смотрел на лицо тому чуваку, чья фотка у меня на хачовском фейке, с которого я трольбасил в ВК диванных нациков. Только одно НО. Тот, у кого я стянул фотки жил в солнечном Дербенте и пас овец, а этот стоял прямо напротив меня, на одной из холодных улиц Говногорска. Я глянул на его товарища. Этот был похож на чувака с фото на моём кыргызском фейке. Первая мысля — они меня вычислили и пришли пиздить.


"Чё ты рот разинул, рюсске? — закатился смехом хач. — Меня Зауром звать, его Азаматом. Представьтесь и вы, молодой человек, а то чё как фаршмак, ежжи?!". Вроде бы дальше ахуевать некуда, но я всё-таки ахуел, ибо имена у них были как ники на моих фейках. Но рот я всё-таки закрыл и представился. Те пригласили покинуть сие место, во избежание спауна новых агрессивных мобов на месте файтинга.


Сначала я думал, что это они стебут, что ща сорвутся, да отпинают, мол будешь знать, как воровать чужие фотки и залупаться на всех подряд. Но ребята оказались весёлыми, дружелюбными, мы разговорились. Они явно не казались враждебными, вели себя расслабленно, шутили. Я стал замечать, что им присущи те черты характера, которые я придумал для своих страничек ВК (а я человек творческий: каждый фейк у меня оригинален, со своим характером и заёбами): Заур был дерзким и резким, занимался вольной борьбой, носил бороду, а Азимат был типичным "подъехавшим киргизом". Несмотря на всё это я каким-то образом нашёл с ними общий язык и мне даже было по кайфу с ними.


Ребята предложили на выходных сгонять с ними в кальянную, кофий попить, сказали, что там ещё люди будут с их пати, познакомишься мол. Я не стал отказываться, ибо ситуация казалась мне слишком интересной. На том и попрощались: я побрёл к себе в общагу, а они на треню кидать друг друга с прогиба.


Сразу включил комп, побежал мониторить аккаунты, а они — удалены. Я такой: "чо за дела, ебать?". Даже восстановить нельзя, хотя я буквально несколько дней назад их все проверял: даже если бы кто-то их удалил, то страничку можно было восстановить ещё в течении полугода или около того, но точно не нескольких дней! Проверил комп на вирусы на всякий пожарный, вроде всё ок. Было до слёз обидно, ведь я так долго занимался фейководством, а теперь какой то пидр взял и снёс все странички к чертям собачьим!


Ну ладно, думаю, хрен с ним, надо в больницу сгонять, голову показать, вдруг чё там гопники во время махача повредили? На завтра сгонял, врач грит "норм всё". К психиатру ходить не стал, в дурку мне не хотелось. С нетерпением я дождался выходных, погнал на место встречи.


Вот кальянная, что-то типа антикафе — модная хипстерская атмта. Не ожидал от кавказцев такого, если чесн. Скидываю куртку, иду к столикам, ищу взглядом знакомые лица, вижу Заура, Азимата и ещё несколько человек с ними за одним столиком, кальян курят, дым пускают, кофий пьют.


Робко стал подплывать ближе, с каждым шагом ахуевая всё больше и больше. Тут же все мои фейки! Вот сидит гомосек-либераст Санёк, рядом с ним поправляет толстые очки интеллектуал Геннадий, тут же и Альгердика — поехавшая бабища со скверным характером и таким же ебалом. И ватник Стёпа в футболке "За дидов". И анимешный-школьник-мамкоёб Дима...И даже ламповая рыжая тян Аня! Сферическая няша в вакууме, в создание которой я вложил столько сил и времени! Во плоти! Разве такое вообще возможно? Мечта любого питурда, ахуеть.


Мне не по себе аж чото стало, я, бледнющий, поздоровался, присел к ним. Все такие давай знакомиться. А у меня колотун начался, паника, животный такой страх. Задней мыслёй думаю: "Зря к психиатру не пошёл", курнул калика, вроде полегчало, расслабило, потом еще пивка сверху немного, принялся базарить с ними о том-о сём, даже с гомосеком Саньком (оказывается норм чувак). Шутили шутки, угорали. Весело было так, аж прессак затёк от смеха. Я всё глаз с рыжей не сводил и ожидал, что по канону проснусь на лекции с говном в труселях, но как-то обошлось.

Дело быстро приблизилось к ночи, обменялись телефонами, распрощались, рассосались. Я , сбитый с толку, умотал в общажку, сразу вырубило, как в кровать лёг, даже адовый дискач этажом ниже не помешал.


Ну с тех пор мы часто собирались вместе, лампово общались. Я так и не понял механизмов нихуя. У каждого ведь была своя история IRL, целая жизнь, свой круг общения. По иронии они не сидели в ВК, мол времени и сил сеть много отнимает. Заур заманил меня на борьбу, я стал настоящим задротом-борцухой — настолько по душе пришлось мне это дело. С умником-Генкой ещё было сносно базарить о тщетности бытия и высоких материях, а вот гомосека, ватника и школьника я несколько сторонился. Вообще странно, что такие разные люди смогли сдружиться между собой.


Ламповая рыжольда особо запала в моё сердечко, но я всё чёто не решался на первый шаг, очковал. Однако через месяц она позвонила мне сама, предложила встретиться. Знатная тральбасина кстати, постоянно подъёбывала и стебала меня, что малость бесило, жопа накалялась, но в какой-то степени это было даже мимимишно. По холодным зимним вечерам под тёплым пледом мы вдвоём зырили аниму, бились дёснами, слюнявились. Романтика, хули.


И вот уже несколько месяцев прошло, март на дворе, сейчас глубокая ночь, яркий монитор бьёт по глазам, я листаю соцсети и пишу этот пост. Никому я ещё не рассказывал об этом, потому как знал, что верить никто не будет. Лучше запилить анонимно, пускай говном льют — мне похуй, надо выговориться. Конопатая тем временем лежит рядом в кровати и смотрит сны, сотрясая стены своим могучим храпом и пуская слюни на подушку. Такая милая, прям как котёнок, так и хочется сказать "НЯ КАВАЙ" и потрепать за щёчки. И всё же в последнее время меня терзает тревога...


Я всё чаще задумываюсь: а реально ли это всё? Или я сейчас лежу там, во дворе спального района с пробитым черепом и всё это лишь предсмертная галлюцинация? Я осилил столько эзотерической литературы, что глаза на лоб лезут, а ответа так и не нашёл. Тульпы? Нет, тогда бы их видел только я. Суккубы или что-то подобное? Вряд ли, дел с существами из ада я не имел. Может ангелы-хранители? Так что же это!? Они ведут себя по написанному мною сценарию, как талантливые актёры. По сценарию, который написал я от безделья. Я их творец, кукловод, главный в этом театре. На этой съёмочной площадке, где никто никогда не говорит "Стоп, снято!".


Мне страшно. Понятно только одно — они точно не люди.

Куклы Мистика, Тульпа, Длиннопост
Показать полностью 1
11

Любящая доброта

Это случилось сегодня и этим я искренне хочу поделиться со всем миром. Начну издалека, чтобы общая картина была понятна. Примерно с сентября предыдущего года я занимался медитациями. Не регулярно – я тот ещё прокрастинатор и пинатель хуёв. С сентября я с головой ушёл в изучение буддизма, слушал лекции, читал научные книги по предмету («Изменненные черты характера» тут достойны упоминания в посте – ибо содержат в себе исчерпывающее объяснение матчасти, и вам не придётся собирать разбросанную повсюду информацию по крупицам то здесь, то там), читал так же и эзотерику, хоть у меня на такие вещи и аллергия, но всё же некоторые вещи оттуда извлечь тоже можно, отделяя зёрна от плевел.

Я стремился, как и все мы, к обретению счастья, нирваны и тому подобных вещей. Буддизм с точки зрения обретения счастья, ну или, по крайней мере, спокойствия, казался (и кажется) мне очень подходящей философией. Все эти месяцы я занимался лишь медитацией на концентрации внимания – вроде прислушивания к своему дыханию, к ощущениям в теле; присматривался к мыслям в голове, отчего казалось, будто я вижу некий Источник Мыслей при взгляде на который все мысли в голове будто исчезают. Исследования говорят, что медитация позволяет трансформировать мозг, натренировать какие-то там центры, привести серотонин в порядок, чем понизить реакционность суждений медитирующего – он становится спокойней. Ради такого, конечно, стоило уделять по 10-20 минут два раза в день. Особенно перед сном – тогда ты быстро вырубаешься и утром помнишь много снов. Не знаю, совпадение ли, но после медитаций на концентрации внимания я стал чаще осознаваться во снах, хотя испробовал и прочие методы попадения в осознанный сон – такого результата, как медитации, они не дали. Всё это, конечно, круто, но эти ощущения – ничто, по сравнению с тем, что я испытал сегодня, усевшись в позу лотоса.

В этот день я решил поэкспериментировать с новым видом медитации – за старыми видами я уже скорее испытывал скуку, делаю без особого энтузиазма – «для галочки». Новый вид – медитация «любящей доброты», о которой я вычитал в книжке. В этой же книжке говорилось, что каждый вид медитации оказывает разное воздействие на мозг и приносит разные результаты. Простыми словами: хочешь стать менее агрессивным и более спокойным – для тебя подойдёт концентрация внимания на дыхании или ощущениях в теле. За собой же я заметил, что стал сухим и безэмоциональным, даже циничным. Следовало бы привнести в свою жизнь побольше эмоций. Потому я сел в позу лотоса, сначала успокоил ум концентрацией на дыхании, прислушался к Источнику Мыслей, а потом открыл глаза и направил всю доброту на дерево за окном, на колыхание листьев. Поначалу ничего не происходило, но я не судил об этом – просто концентрировался на этой доброте. Посетила закономерная Шопенгауэровская мысль – как всё можно любить, если всё кругом так ужасно и сама жизнь выстроена на страдании, каждое существо – кладбище сотен других существ, но себе я сказал «Забей на это, подумаешь об этом в остальные 23 часа, но не в эти 20 минут медитации».

Скоро появилось некое тёплое чувство. Затем я из любопытства направил это чувство на прохожих, получилось перенести это чувство и на них. Вспомнилось высказывание: «Если вонзить нож в сердце Просветленного, то он и тогда не даст гневу возникнуть в голове – настолько он наполнен любовью ко всем»; поэтому я попробовал направить свою доброту на своих врагов – обозлённых людей, которые обходились со мной нехорошо. Тут чувство доброты сбавило силу, но вывод я сделал – необходимо практиковать «любящую доброту» без суждений. Просто направлять это теплое чувство в груди на Всё, без суждений, и даже само это чувство вызвать без суждения, аля «я люблю всё» — просто постарайтесь вызвать доброту без суждений, чисто изнутри. Тут на самом деле хз, как объяснить – просто прочувствуйте.

Я всё-таки направил свою доброту на мир за окном, и с каждой минутой это чувство становилось теплее и радостней. И вот потекли первые слёзы. Поначалу я и им старался не придавать значения, подумал, что это я просто заодно с добротой их начинаю из себя выдавливать. Хотя плакал я редко, только когда пьян. Прозвенел будильник – двадцать минут прошло ОЧЕНЬ быстро. А это значило одно – медитация прошла отлично. Следовало идти в магазин за шаурмой. Но я был слегка заплакан, а я же МУЖЫК, черт возьми, потому решил переждать немного, посидеть на диване. И тут я понял, что это чувство доброты меня не покинуло. Оно осталось в груди. Я стал смотреть в окно и наслаждаться этим чувством – безэмоциональности и сухости теперь не было. Было хорошее настроение, лёгкость и доброта к миру за окном. И тут меня накрыло по-особому! Это чувство к листьям на дереве за окном! Ко всему миру, ко всем звукам, к ветерку. Я расплакался от счастья. Из любопытства я продолжил пытаться излучать эту любящую доброту, отчего она всё усиливалась и усиливалась. И вот я уже рыдаю с улыбкой на лице. Слёзы льются сами. Получилось! Раньше я этого чувства мог добиться лишь после бутылки хорошего вина – тогда я становился невероятно добрым и тоже плакал от счастья. Потому я и любил выпить – ради эйфории. Сейчас же я добился этого состояния сам. И это было великолепно.

Вполне вероятно, что это всё звучит, может, смешно или что-то вроде того. Но сейчас я чувствую себя живым. За время написания этого текста эйфория стихла и я даже смотрю сейчас на то воспоминание, как на что-то странное, будто это было во сне. Но надеюсь повторить этот восхитительный опыт снова. Как только сгоняю в магазин за шаурмой!

Я не знаю, получится ли у новичков повторить медитацию «любящей доброты» сходу, или же мой успех стоит на тех нерегулярных медитацях на протяжении полугода. В конце концов, и любящая доброта требует определённых навыков концентрации. Одно скажу – повторить стоит. Хотя бы попытаться. Потому что если хотя бы паре читателей удастся раскрыть своё сердце – мир станет чуточку добрее. Любить весь мир – это восхитительно.

Любящая доброта Медитация, Духовная практика, Буддизм, Эзотерика, Длиннопост

Место для медитации (сегодняшний опыт посетил меня не там, хотя уверен, что в том прекрасном месте сила Любящей Доброты была бы ошеломительной) и закат

Любящая доброта Медитация, Духовная практика, Буддизм, Эзотерика, Длиннопост
Любящая доброта Медитация, Духовная практика, Буддизм, Эзотерика, Длиннопост

Созерцание ряби тоже неплохая практика -- хорошо успокаивает

Показать полностью 3
47

Поломанная Богородица. Часть четвертая.

В своих руках я держал прямое доказательство существования потустороннего мира. И это было странно. Ведь до самой последней минуты я не верил, что смогу отыскать икону, считал, что это всё-таки выдумка. И даже в тот момент около зарослей малинника – я сомневался, что эта икона действительно способна ужаснейшим образом калечить людей. Проверить на себе, правда, не решался. Я вытащил из кармана плотный чёрный пакет и вложил туда находку, завернул края, достал второй такой же пакет и повторил процедуру. Затем наконец стащил с глаз повязку из шарфа и направился через огороды обратно к автомобилю. Пусть икона и была под большим слоем полиэтилена, но даже так я старался не смотреть в сторону свёртка.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...
Вторая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_vtoray...

Третья часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_tretya_chast...


В автомобиле я достал из бардачка скотч и щедро обмотал находку, чтобы пакеты случайно не развернулись и икона не выпала наружу. К своей квартире я добрался без приключений. Замечательно, что за этим артефактом не велось охоты. Ведь иначе по первому же слушку в тот огород наведались бы гости и всё там перерыли вдоль и поперёк. Значит никто, скорее всего, и не знал об артефакте.


На часах было два ночи. Я рассудил, что следовало бы выспаться, чтобы вступить в завтрашний день со свежей головой. Свёрток спрятал в глубинах шкафа, хоть и жил один – на всякий случай. Даже подумалось как-то, что ночью я мог бы залунатить к этому шкафу и, ничего не соображая, гляну на икону. Ведь если существуют души и подобные вещицы, то почему бы не случиться и такому? По прихоти своей паранойи я придавил икону различным хламом, на разгребание которого ушло бы порядочно времени, за которое я бы проснулся. Всю ночь мне снилось, как я прощупывал малинник длинной палкой…


Только на утро я в полной мере осознал, что держу в своём шкафу нечто коварней атомной бомбы. Коварней и непредсказуемей. И так как сам факт существования подобной иконы уже ставит всё человечество под угрозу – я намерен был совершить изучение в одиночку. А если мне удастся с её помощью каким-то непостижимым образом не только доказать существование «потустороннего мира», но и выяснить способы влияния на этот самый потусторонний мир… Тогда в грубых невежественных руках человека окажется оружие гораздо более опасное, чем весь ядерный арсенал сверхдержав.


Становилось страшно просто от одних лишь мыслей о том, каким образом с помощью ведьм, тёмных ритуалов, подобных икон и духов можно было бы подчинить мир. Как войны между государствами перешли бы на совершенно иной уровень. Как беззащитное человечество оказалось бы заковано в цепи могущественными диктаторами, имеющими доступ к тайным знаниям. Нет. Такое ни в коем случае нельзя было допустить к широкой огласке. Это должно стать запретным знанием. Я твёрдо решил никому ничего не рассказывать, но от исследований отказываться не стал – тут сыграла свою роль моя великая природная любопытность. Упустить возможность стать первопроходцем? Я себе этого не прощу до конца жизни! Вторым аргументом к молчанию было моё сомнение в том, что я – первый человек, столкнувшийся с этим и решивший подойти к теме научно. Наверняка были предшественники, которые либо предпочли молчать, либо их кто-то заткнул. Это так же значило, что необходимо действовать осторожно. Вполне возможно, что я стоял у начал некой новой протонауки, которая породила бы новое понимание действительности.


С другой стороны, если такие вещи существовали бок о бок с человечеством на протяжении тысячелетий, то почему они не попали в руки диктаторам? Почему наша цивилизация не приняла оруэлловский облик с оттенками мистики и сверхъестественного? Выходит, что я либо ожидаю от магии слишком большого, либо же наша цивилизация уже находится под безграничной властью какого-нибудь безумца, только мы никогда не сможем этого осознать. Ну, или третий вариант – я действительно первопроходец.


Весь день на работе я был занят размышлениями. Как выглядит икона? Что она содержит в себе такого, раз уж повреждает мозг человека: это некая особая совокупность контуров или же просто действительно страшное изображение? Вряд ли это просто очень страшное изображение – оно бы просто шокировало, но не вызывало агнозии, галлюцинации, способность видеть души… Скорее, эта икона просто воспринимается человеком, как нечто страшное. Очень многое об иконе может сказать её облик. Но как увидеть изображение и сделать это безопасно?


Возможно, дело в контурах и совокупности цветов, определенным образом влияющих на психику. Если это предположение верно, то будет достаточно отразить икону в зеркале, слегка исказить изображение, пропустить через светофильтры. Конечно, это всё равно риск. Икона могла бы «просто обладать некой магией», ведь дело это склоняется к мистике. Тогда никакие светофильтры не помогут и я всё равно получу жестокую психотравму. Поэтому вечером я отправился в магазин животных и прикупил двух самых дешевых попугаев и двух крыс. Насчет крыс я сомневался, что они были способны различить цвета, но если, например, икона окажет эффект только на попугаев, то я буду точно знать, что дело в цвете, а не контурах. Но даже попугаи воспринимали цвета не так, как человек, а чего уж говорить об устройстве их мозга… Пришлось просадить немало денег. Лучше всего было бы купить обезьяну, а еще лучше – иметь подопытного человека… с несколькими жизнями.


Когда я пришел домой, то сразу же достал свёрток, очень аккуратно распаковал его, достал икону и приступил к эксперименту. Первым делом я добился, чтобы на изображение посмотрели крысы. Смотрели они на дощечку с полным безразличием. Себе я сказал, что дело тогда, наверное, в цвете. Но и попугаи не проявили особой реакции. Эксперимент провалился. Зато теперь я выяснил, что на животных икона никак не действует. И это ОЧЕНЬ усложнило мою задачу – изучить икону. Ведь что я теперь смогу выяснить без подопытных?.. Получается, для восприятия изображения необходим человеческий мозг. Если это так, то неужели выходит, что икона изначально заточена против человечества?


Больные, кстати, из всех душ видели именно старуху, а это значило, что они получили способность видеть только её, а не весь потусторонний мир сразу. Учитывая, что на Земле в общей сложности за все времена жило около ста миллиардов человек, то потусторонний мир должен быть населен довольно плотно и пациенты наверняка заметили бы кого-то ещё. Значит старуха и икона связаны. Зачем же старухе пытать тех, кто её увидел? Чтобы каким-то образом накопить энергию и упокоиться? Ведь Дарья отказалась принимать способности своей бабушки, и было бы логично, если старуха решила позаботиться о поиске иного пути покинуть этот мир. Но тогда зачем она завещала прятать икону? Почему бы наоборот всячески не поспособствовать попаданию иконы к бОльшему числу людей? С другой стороны – она ведьма. Почему бы ей не уметь предсказывать будущее?... Я внезапно осознал, что рассуждаю о мистических вещах с точки зрения самых распространённых клише о ведьмах. Имеют ли эти клише право на существование? Я опять напоролся на слепые зоны.


Я слишком переоценил свои возможности, потому что был почти уверен в том, что смогу проводить эксперименты на животных. А больше в голову не шло никаких хитрых экспериментов, с помощью которых можно было бы что-то выяснить об иконе. Наверняка можно было что-то сделать, но я не мог ничего придумать, кроме как провести эксперименты на живых людях.


От совершенной безыдейности я сначала приложил к иконе свой старый крестик, который уже давно перестал носить. Сходил за святой водой в церковь и капнул на икону. В обоих случаях ничего не произошло. Абсолютное безмолвие иконы начинало меня беспокоить. И той ночью мне было как-то тревожно спать – чудилось, будто в комнате кто-то есть, хоть никаких шумов я не слышал. Икона всё-таки создавала в квартире какую-то гнетущую атмосферу ужаса, ведь попробуй спать спокойно, когда в нескольких метрах от тебя лежит нечто настолько страшное, что оно даже способно этим сводить с ума.

На следующий день произошёл любопытный случай. Когда я делал обход – ко мне вдруг обратился Влад.

– А вы тоже видели икону, доктор?

– Нет, с чего вы взяли?

– А почему тогда старуха теперь всюду ходит за вами?


Меня передёрнуло от испуга и я автоматически оглянулся, но никого не увидел. Когда от транквилизаторов отошли и другие пациенты – они подтвердили слова Влада. Старуха теперь ходила по моим пятам. Что еще удивительно – она отстала от пациентов. Те могли даже отдохнуть от препаратов.


За время обеда быстро съездил к дому, взял икону и привез её в больницу. Я уловил момент, когда в палате останутся только пациенты и попросил их пронаблюдать за реакцией старухи, а сам достал икону из пакета, держа ее так, чтобы пациенты не могли увидеть лик. Направил икону я прямо на старуху, в некоторой надежде, что это может её изгнать. Со слов больных – старуха лишь криво улыбнулась.


Остаток дня прошёл в паранойе – старуха теперь не приставала к больным и, судя по всему, вовсе уходила из палаты вслед за мной. Ночью тревога сильно возросла – комната будто наполнилась различными звуками. Я понимал, что это все может быть просто лишь следствием взвинченных нервов – в спокойном состоянии я бы даже и внимания не обратил на эти звуки. Однако мысль, что прямо сейчас рядом стоит то, чего я не могу увидеть… Не убьёт ли оно меня? Спал я с включенным светом и сквозь тревожный сон мне часто мерещилось, что в комнате кто-то есть.


Прошло несколько дней. Симптомы у больных вдруг смягчились, теперь они чувствовали себя лучше, хоть всё еще испытывали страх и видели ведьму. Я уже начал думать, что пациенты не безнадёжны, что ведьме нужно было лишь, чтобы икону кто-то нашёл и отнёс в безопасное место... Вместе с санитаром мы решили освободить их от фиксирующих бинтов. Но едва развязали троих – те на нас отчаянно набросились. Мне неплохо прилетело, но всё же на нашей стороне была сила, против их измотанности и неспособности полноценно воспринимать реальность. Однако было удивительно, что они оказались в состоянии выполнять такие сложные движения. Мы их поколотили, скрутили и привязали обратно. Больные принялись захлёбываться и верещать что-то вроде «умрите, доктор, иначе умрём все мы». Как я позже понял – старуха настроила пациентов против меня. Они совершили сделку – ведьма прекратит пытки, а когда больных отвяжут – они должны были напасть на меня и убить.


Тем же вечером состояние пациентов обострилось и даже стало ещё хуже, чем было ранее. Старуха возобновила пытки с удвоенной яростью. Пришлось снова использовать препараты.


Шоковая терапия не помогала. Инсулиновая терапия тоже оказалась бесполезной. Галлюцинации не прекращались. Быть может потому, что это были вовсе и не галлюцинации. Коллеги разводили руками, а я понимал, что медицина тут бессильна.


«…Иначе умрём мы…». Препараты лишь оттягивали неизбежное. Психика больных под действием постоянного ужаса постепенно истощалась. И сложно было оценить масштабы этого ужаса, ведь им удалось повидать то, что человеческая психика была неспособна воспринять, нечто за гранью. Первым скончался отец семейства. Затем ослепленный близнец. Они были истерзаны жестокой старухой.


Похоже, что икона предназначена лишь для уничтожения людей и более никакой ценности не представляет. Чтобы узнать, что же там такое на ней изображено, все совокупности линий – придется либо самому туда посмотреть, совершив, фактически, самоубийство, либо же проводить опыты над другими людьми. Иначе никак.


Неотвратимость смертей, моё упадничество, безвыходность в изучении иконы – всё это сложилось между собой, и я решился на бесчеловечный шаг – провести эксперименты с иконой над уже обреченными и беззащитными людьми.


Заранее я подготовил фотографии иконы – отзеркаленные, искаженные и пропущенные через светофильтр. Даже по глупости чуть ли сам не глянул на фото – вовремя отвел взгляд. Я дождался, когда от препаратов отойдет ещё живой близнец. А потом показал ему эту фотографию. Близнец испугался, но всё же прореагировал не слишком остро. Я предположил, что у него мог выработаться некий иммунитет к лику и поэтому пошёл дальше – показал ему саму икону. Тот долго сопротивлялся, не хотел смотреть в её сторону, но я силой заставил его раскрыть глаза…


На истинный лик Поломанной Богоматери он отреагировал совсем иначе – кричал и ревел он так сильно и громко, что негде было спрятаться от его пронзающего душу вопля. Этот вопль до сих пор терзает меня в кошмарных сновидениях. Смерть близнеца была поистине ужасна. В содеянном я раскаялся сразу же – внутри стало погано и мерзко. И ради чего? Ради любопытства? Ради науки? Куда эти научные данные сгодятся? Зачем мне всё это?


Для того чтобы потешить своё тщеславие – иное объяснение не годится.


Ночью я так и не смог уснуть. На следующий день взял отгул и, после долгих размышлений, позвонил Дарье и предложил встретиться – по телефону говорить не хотелось – разыгрывалась паранойя. Я рассказал ей о том, что отыскал икону, после того, как один из больных, ныне усопший, вдруг вспомнил, что запустил её в заросли малины, рассказал и о виденьях больных, будто теперь старуха ходила за мной. Рассказал и то, что пытался проводить эксперименты. Но об убийстве близнеца говорить не стал.

– А почему ты просто не сожгла икону? Зачем было рисковать с игрой в прятки?

– Бабушка завещала мне ее ни в коем случае не сжигать и не уничтожать – иначе «будет хуже». Но сама я не знаю, что именно будет и будет ли вообще. Лучше просто спрятать икону и не рисковать.


Я согласился с этим – рисковать не стоило. В тот же день мы отправились на машине Дарьи в какие-то глухие края. Свои глаза я завязал тем же шарфом, чтобы не видеть дороги. Единственное требование, какое я выдвинул – это ехать туда, где точно никогда не будут строить дома, деревни и города. Скорее всего, Дарья направилась в края, далёкие от важных транспортных артерий, в края, где постоянно вымирают деревни, где нет перспективы развития. Я помню только сильную тряску, что говорило об очень плохих дорогах.


По пути девушка мне поведала о своих предположениях по поводу иконы:

– Моя бабушка по жизни была злобной и завистливой. О том не одна история в деревне гуляет. «Злая шептунья» – так её звали. Потому что проклятия на других людей она наводила очень тихим шёпотом… Она и садисткой была, много людей сгубила… поэтому её действия против пациентов понятны. А икона, скорее всего, что-то вроде домика для её души, где она могла бы пребывать в чем-то похожем на спячку. Чтобы облегчить своё существование после смерти. Ведь без этого она была бы вечно неупокоенной.


Когда я снял шарф – машина стояла на какой-то лесной дороге. Слева и справа – берёзы. Пасмурно, дело клонилось к ночи. Дальше – мой черёд. Дарья надела на свои глаза шарф и включила в наушниках музыку – чтобы даже не слышать, в какую сторону я направлюсь. Некоторое расстояние я прошёл по дороге. Как машина скрылась из виду – шагнул в лес. Шёл ровно двадцать минут. Потом остановился и принялся копать яму. Было тяжело, ведь я не привык к физическому труду: разнылась спина и плечо, по лбу ручьями стекал пот… но яма получилась глубокой – остановила меня только неумолимо надвигающаяся на лес темнота.


На дно ямы полетел чёртов свёрток. Следом – мой плевок. Засыпал землёй я всё быстро. Заложил сверху травой, чтобы замаскировать раскоп. Обратно шёл с чувством выполненного долга и завершившегося кошмара, но всё же терзаемый одной мыслью. Мыслью, которая была во многом страшней событий в лечебнице, а может даже и страшней самой закопанной иконы… И неужели всё же существует некое Всесовершенное Существо, Господь, который и стоит за всем этим? Я сильно надеялся, что нет. Однако после всего увиденного стать убежденным атеистом мне уже никогда не получится. Я до сих пор пытаюсь прогнать эту страшную мысль о Боге. Она не даёт мне покоя. Ведь если у этого безнадёжного мира, где существа живут только тем, что пожирают друг друга, где возможны такие ужасные вещи, есть Творец – я не вижу иных причин, подтолкнувших его создать эту Вселенную, кроме как заставить каждое созданное им существо постоянно пребывать в метаниях и страданиях. Не мог Добрый Господь допустить саму возможность страдания. Не мог Добрый Господь допустить всё то, что произошло с теми людьми. А значит он садист – по определению. И что же помешает ему и после смертей швырять всех нас в кошмарную бездну ада?

Показать полностью
121

Поломанная Богородица. Третья часть.

Я видел ужасные страдания безнадёжных пациентов, фактически экспериментально доказал, что их массовая галлюцинация вовсе и не галлюцинация, я услышал истории об этой самой иконе от разных и, казалось бы, не связанных между собой источников… Я даже провел допрос пациентов и выяснил, что на месте поля действительно совсем недавно находился вишнёвый сад. Дозвонился до участкового и узнал от него, что в том доме и вправду проживала нелюдимая старуха, о которой по деревне ходило много различных слухов разной степени правдоподобности.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...

Вторая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_vtoray...


Но этого всего было недостаточно. В голову, конечно, прокрались сомнения, но они еще не были достаточно сильны, чтобы пробить толстую стену материализма. Я старался ко всякой подобной информации относиться, как истинный философ, без излишнего догматизма – не отрицал до самого конца возможности существования чего-то сверхъестественного, хоть и воспринимал любую мистическую историю очень скептично. Мистика обросла различного рода шарлатанством и поэтому ее репутация безнадежно испорчена – тут ничего не поделаешь. Однако электричество и магнетизм совсем недавно могло восприниматься, как нечто сверхъестественное. Нужно было лишь провести исследование и найти всему этому научное объяснение…


Эти события – начало чего-то грандиозного, и я, возможно, стоял у истоков новой науки. Во мне разгорелся азарт, ведь многие в детстве мечтали стать учёными, а тут появилась такая возможность. Я сразу же принялся ломать голову, какой бы ещё эксперимент провести, чтобы доказать или опровергнуть всю эзотерику, услышанную от Дарьи. Однако в голову ничего не шло. Самый банальный эксперимент я уже провёл – он подтвердил наличие чего-то, что видели только пациенты. Однако это могло объясняться чем-то, на что я просто не обратил внимание, до чего не хватило ума додуматься.


Допустим, что призрак существует, и ведьма действительно не упокоена, бродит здесь и с некой целью пытает больных. Почему тогда больные видят то, чего не вижу я? Из-за иконы. Значит, придётся признать, что икона действительно неким образом повредила мозг тем, кто её увидел, развились агнозия и, допустим, способность видеть души мёртвых. Бред, но я заставил себя продолжить мысль в том же ключе… Эти повреждения мозга совершенно не усматриваются на МРТ. Значит изменения очень тонкие. Но за счет чего вообще можно было бы увидеть старуху? Если души не излучают в видимом спектре (а если бы излучали, то их видели бы все), то не значит ли это, что изменился сам глаз больных? Например, видеть в инфракрасном или ультрафиолетовом диапазонах? Ведь изменения лишь структуры мозга недостаточно для того, чтобы воспринять то, чего не улавливает сам глаз…


Гипотеза глупая, но ведь и сама возможность мистики – бредятина. Поэтому необходимо было проверить всё. На следующий день я приобрёл инфракрасные и ультрафиолетовые светодиоды, убедился, что свет от них невидим и протестировал на больных. Пациенты тоже не увидели света. Значит, никакого изменения структуры глаза не произошло. Да и за счёт чего душа была бы способна излучать? Ведь на месте «старухи» я ничего не ощутил, а значит это нечто нематериально, а значит и вовсе требует иного подхода…


Если верить словам Дарьи – то придётся принять эзотерические толкования на уровне астральных тел и прочих психических энергий. Это меня не удовлетворяло, потому что на этом поприще я оказался бы бессильным – никаких психических энергий уловить не смог бы, ведь никаких приборов для этого не существовало, а чтобы разработать их – нужно было знать хотя бы в теории, что собой эти астральные тела и психические энергии представляют.


В Интернете я нарыл несколько эзотерических книжек и прочитал их в спешке по диагонали – здравого объяснения природы этих сверхъестественных вещей я там не нашёл. Оно и логично – было бы здравое объяснение – были бы и эксперименты, а значит и прорывы в науке. Но обнаружил я там одну лишь словесную эквилибристику, хитрые, но пустые формулировки, правдивость которых никак нельзя проверить. Строить собственные теории с нуля? Для этого у меня имелось чрезвычайно мало данных, мало возможностей. Но если бы я отыскал ту самую икону и смог бы её изучить…


Я спрашивал у пациентов, куда они могли деть икону, но безрезультатно. Они просто оставили её около того же места, где и откопали. Вблизи трактора ведь ничего не нашли? Или всё же нашли, но умолчали? И теперь икона на самом деле в руках у других учёных? Или преступников… Вообразить только, каким оружием они обладают. И ведь однажды какой-нибудь обиженный на людей человек может выложить фотографии этой иконы в Сеть или же протранслирует искаженный лик по телевидению – страшно себе представить масштабы последующего за этим ужаса. Миллионы жертв…


Состояние пациентов усугублялось – агнозии прогрессировали, способность людей воспринимать окружающий мир ухудшалась с каждым днём. Пространство искажалось всё сильней, количество неких «новых граней» преумножалось. Отец семейства бОльшую часть времени находился под препаратами – иначе его терзали жестокие галлюцинации. Больные всё так же испытывали изматывающий страх. Мать и два брата-близнеца всё чаще видели проскакивающий перед ними образ «поломанной Богородицы».


Дежурный санитар потерял бдительность и не предотвратил серьёзное происшествие – один из братьев умудрился выколоть себе глаза. Пациенту быстро оказали медпомощь, однако же тот ослеп. После этого случая даже тех, кто еще не испытывал жестких симптомов – привязали бинтами к кроватям. Все в отделении теперь считали, что этот случай не так уж и прост. Ослепление не избавило парня от видений иконы. Он так же видел худую старуху – мог указать на её точное местоположение в надзорной палате.


В конце концов, старуха взялась за близнецов и мать. Пытка каплей оказывалась слишком тяжёлой – никто не мог её выдержать, никто не мог сохранить хотя бы подобие спокойствия. По итогу всё заканчивалось криками и мольбой о помощи. Едва мы переводили одного пациента на препараты – старуха переходила к другому. Для лечения галлюцинаций была необходима шоковая терапия.


В поле я проникать не осмеливался. Не было желания рисковать. Изо дня в день, наблюдая за происходящим в надзорной палате, я всё сильнее уверялся в сверхъестественной природе происходящего. Все теперь были переведены на препараты. На меня влияли и крики больных, их бред. Разговоры санитаров между собой. К нам часто приходили гости из других отделений – всем было любопытно, ведь по больнице поползли завораживающие слухи. Тут было не до скептицизма.


Я уже совсем потерял надежду выяснить природу феномена, но в один из дней – примерно через полторы недели после начала событий – ко мне вдруг обратился отец семейства. Он в очередной раз отходил от транквилизаторов и уже начинал что-то воспринимать, видеть и старуху. Тогда он и сказал мне, что на самом деле в порыве ужаса запустил икону куда-то в заросли малинника. По моей спине пробежались мурашки лишь от осознания того, что теперь я могу прикоснуться к этой жуткой вещи, изучить её или же уничтожить… А так же ощутил что-то вроде облегчения – ведь был шанс, что икона не попала в руки к «верхам». Страшно, но найти икону – мой долг. Нельзя было допустить, чтобы случайно пострадал кто-то ещё.


Сразу после работы я сел в машину и выехал к той деревне. Закупился едой, припарковался в неприметном месте и стал дожидаться темноты – проникать в светлое время на чужой участок было опасно. Только когда темнота залила округу – я направился к месту по дороге. В доме свет не горел, однако шестнадцатилетний паренек мог просто спать. Вызов полицейских по мою душу – событие крайне нежелательное, однако за время сидения в автомобиле я успел осмотреть спутниковые карты и прикинуть возможные пути бегства через огороды. И носил я черное пальто – в темноте меня будет заметить трудней. Проник на участок тоже через огороды – перемахнул через низкий соседский забор, дал крюк и вышел прямо к тому самому полю. Шёл я без фонарика. Редкие и далёкие фонарные столбы с дороги немного разбавляли мрак. Темнота и холод. И тишина. Совсем редко эту тишину нарушал лай собак, а ещё реже – далёкий шум двигателя проезжающего автомобиля. Посреди поля угадывался силуэт трактора, чуть позже я увидел и высокие заросли малины.


В животе похолодело от волнения. Приготовил длинную палку – её я раздобыл по пути из города, когда подумал, что мои шаги по трещащим зарослям поднимут слишком большой шум. Затем обмотал вокруг головы шарф, чтобы закрыть глаза и принялся постепенно прощупывать заросли палкой издалека, стараясь всё проделывать как можно тише. Однако звуки казались громкими, что действовало на и без того взвинченные нервы.


Возился я так примерно минут пять, пока не услышал позади стремительно приближающийся злобный рык. Среагировал я удивительно быстро – бросил палку, развернулся, быстро стянул шарф. Когда я вытащил газовый баллончик из кармана и брызнул – псина была уже совсем рядом. Стрелял я наугад, но по морде, похоже, попал, после чего пёс мгновенно потерял ко мне интерес, просто развернулся и даже без скулежа припустил куда-то обратно в темноту. Только когда я развернулся обратно к зарослям и продолжил работу – адреналин стал доходить до меня. Я стал прощупывать малинник шустрее и держал баллончик наготове. Не знаю, сколько времени прошло, но в состоянии испуга минуты капали быстро. В один момент палка уткнулась во что-то твердое. Судя по стуку – доска. Не стягивая шарфа, я вытащил эту штуковину из зарослей. Небольшая четырёхугольная тонкая дощечка. Дотрагивался я до нее с опаской. Кончики пальцев нащупали что-то вроде рамы с узорами и потрескавшуюся краску... Да – это определённо была икона.

Показать полностью
102

Поломанная Богородица. Часть Вторая.

В лечебнице ситуация лишь усугублялась, становилась всё более пугающей. Неизвестно по какой причине, но симптомы зрительно-пространственных агнозий стали проявляться и у остальных членов семейства. К полудню они выразились у обоих братьев-близнецов двадцати лет, затем у отца, дедушки, а во время ужина и у Влада – тракториста, который увидел ту икону первым. Влад просто не смог донести ложку с едой до своего рта – его мозг был дезориентирован и перестал давать отчёт о положении конечностей, отчего Влад просто не смог определить, как следовало двигать руками, чтобы поднести ложку ко рту. Чуть позже Влад разучился распознавать и совокупность предметов, при этом сохранив способность узнавать предметы по одному – долго в них всматриваясь. И подобные симптомы наблюдались у всех.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...



Пациенты ощущали, что пространство совершенно изменилось, стало каким-то другим, будто бы в нём «появились некие новые пугающие грани». Они не чувствовали своего тела – оно будто поломалось, разлетелось на осколки, соединилось с пространством, будто бы от всего тела остался лишь один больной разум, которому некуда бежать, некуда деться от этого кошмара.


Состояние со временем ухудшалось. Прогрессирующая агнозия? Такое я видел впервые. Дело в том, что агнозии – это следствие повреждений в различных отделах мозга, а если агнозия усугубляется со временем, да еще и так стремительно – это значит лишь то, что в головах больных происходят некие опасные процессы, захватывающие всё новые и новые участки мозга. Травм головы у больных обнаружено не было, инсульты – тоже исключены. Чтобы выяснить причины развития агнозий, пациентов в срочном порядке направили на МРТ. Но что оказалось ещё более странным – МРТ не выявила никаких дегенеративных процессов, никаких опухолей и повреждений. Однако было очевидно, что нечто всё же происходит. Агнозии не могли развиться в здоровом мозге! Некие глубинные и тонкие изменения в коре, непонятно чем вызванные, которые нельзя зафиксировать?.. Из-за невозможности определить природу изменений – невозможно было определить и метод лечения. Я оказался загнан в тупик и совершенно не понимал, что предпринимать. А ведь помимо агнозий у больных были зафиксированы и галлюцинации. Они проявлялись у них именно ночью – когда обычно и обостряются все психические заболевания. Однако была в этих галлюцинациях одна действительно пугающая вещь – больные видели одно и то же. Я бы мог снова списать это на массовые галлюцинации, но любопытство и та самая тихая тревога в глубине души вынудили меня остаться в надзорной палате на ночь. Я не мог просто уйти и затем спокойно спать у себя дома. Следовало убедить себя, что это действительно массовая галлюцинация, феномен, который можно хитро объяснить.


Я исходил из того, что хоть мысли у больных могли культивироваться одинаковым образом, но галлюцинация не могла быть абсолютно одинаковой для всех. А значит, мне нужно было разделить их, чтобы те не могли даже одним лишь своим взглядом намекнуть своему товарищу по несчастью, где находится эта галлюцинация.

– Где стоит эта старуха? – спрашивал я поочередно у пациентов. Те прищуривались, пытаясь сориентироваться в пространстве сквозь пелену агнозии, находили взглядом изголовье кровати и испуганно отвечали.

– Вон же она… У кровати стоит…

– Как она повёрнута? Куда смотрит и что делает?

– Она смотрит… на вас, доктор…Она просто стоит…

Затем я уводил больного из палаты, заводил другого и получал аналогичный ответ. Все они смотрели в одну и ту же сторону, хоть и не могли ориентироваться в пространстве. Черноволосая старуха с худым лицом – это единственное, что они видели хорошо и отчетливо.


И это пугало. По-настоящему пугало, потому что я совершенно не мог объяснить это. Серия совпадений? Я бродил вокруг кровати, проходил сквозь то место, где якобы стояла старуха, но ничего особенного там не ощущал. Примечательным то место не было совершенно. Что же могло пациентов бессознательно притягивать именно к тому месту и вызывать этим галлюцинацию? Старуха не реагировала ни на мои обращения к ней, ни на слова пациентов, которые опасались к ней обращаться. Я говорил себе, что мы еще многого не знаем, многого не понимаем, что человеческий мозг невероятно сложен и недостаточно изучен. Но всё равно этот ночной эксперимент только лишил меня покоя, разволновал ещё больше.


Перед больными навязчиво проскакивал пугающий образ той самой иконы. У некоторых образ проскакивал реже, у некоторых же почти постоянно, как то было у отца. Он не мог никуда деться от этого образа, закрывание глаз не помогало, вертеть головой из стороны в сторону – тоже. Поэтому он стал пытаться выцарапать себе глаза. Повезло, что дежурный санитар вовремя сообразил, к чему клонится дело и связал пациента фиксирующими бинтами. Тот не успел нанести себе никакого вреда – ведь его глаза попросту затерялись среди обломков тела, в тумане жуткой агнозии. Руки не смогли найти их.


После этого привязанный принялся вопить, будто эта старуха подошла к нему и принялась капать ему на лоб из некоего блюдца водой. По одной капле. Остальные лишь подтвердили его слова. Поначалу отец еще пытался сохранить спокойствие, но потом зашёлся в громком крике, чем здорово напугал своих близких. Капли, якобы, колотили в голову с силой молотка. Нам пришлось успокоить его препаратами, уж слишком тяжелый стресс он испытывал.


К утру я оказался совершенно измотан, как, впрочем, и пациенты. От кошмаров им практически не удавалось спать, жуткая галлюцинация не давала им покоя. Мне удалось проспать в общей сумме часа полтора, поэтому на утро в глазах был песок и я чувствовал некую заторможенность и даже безразличие. Пришлось принять немного кофеина, чтобы взбодриться. Я подумал, что в таком состоянии эти пациенты и мне смогут внушить что угодно и в итоге я сам увижу чёртову старуху с ужасающей иконой.


Симптомы тем временем всё прогрессировали. Когда отец отошел от препаратов – старуха снова пристала к нему и принялась за пытку каплей.


Примерно в два часа дня к нам в лечебницу заявилась рыжая девушка, довольно необычно одетая – в моих глазах даже зарябило от ядовито-разноцветных калейдоскопических узоров на её кофте. Девушка сказала, что хочет поговорить со мной насчёт недавно поступивших больных. Вышел я к ней с большой неохотой – хотел немного выспаться в ординаторской, пока вырвалась свободная минутка.

– Они увидели Икону? – бахнула она безо всяких приветствий, едва лишь я подошёл.

– Вроде того. Вы тоже увидели, раз уж пришли сюда?

– Где икона? Вы её забрали? – девушка была насторожена и серьезна.

– Вы представьтесь для начала.

Девушка задумалась, будто взвешивая в голове что-то, но потом заговорила:

– Мне нужно срочно знать, куда делась икона.

Она была напряжена и явно не спешила представиться, а я оказался слишком уставшим и поэтому не стал давить:

— Нет никакой иконы. Это была галлюцинация.

— Как это галлюцинация? — удивилась рыжая девушка. — Эта икона... Она принадлежала моей бабушке… Вы уже наверняка знаете, что икона опасна. Её нужно спрятать от других людей. Где она?

— Бабушке, значит? И что это тогда за икона? – спросил я.

— Я не знаю, я не видела изображения… После своей смерти бабушка оставила эту икону мне, завернула в полотенца. А мне завещала зарыть свёрток в неприметном месте, в вишневом саду. При этом ни в коем случае никому икону не показывать и самой не заглядывать внутрь…

– Вишнёвый сад? Вы промахнулись – икону нашли в картофельном поле.

– Вовсе не промахнулась, – нахмурилась рыжая. – Кто же знал, что новозаселившиеся туда люди выворотят весь сад и решат садить там картофель? Спросите у них сами, что там было до этого... Я совсем не придумала места получше, чтобы припрятать чертово наследие... Но кто же знал?..

– Откуда же такая икона взялась у вашей бабушки?

– Я не знаю этого. Но моя бабушка творила нечистые вещи…Короче говоря, как по деревне слух пошёл, что в доме мертвой ведьмы нашли какой-то предмет и потом все увидевшие его в психушку загремели – я сразу все поняла.

– Ведьма, значит…

– В поле самой зайти мне смелости не хватило. Но я думаю, что икону могли утащить заинтересованные люди для своих целей... Вы представляете, насколько опасна икона? Вы уж точно видели последствия, поэтому я и думаю, что вы поймёте меня. Икону нужно спрятать.

– Но ведь никакой иконы не нашли.

– Вы искали?

– Полиция искала.

– Вот-вот. И не факт, что полицейские и в самом деле не нашли.

– Во всяком случае, если тут, как в фильмах, замешаны всякие секретные агенты – мы уже ничего точно не узнаем, – ухмыльнулся я.

– Так вы не относитесь к этому серьёзно?

– Не знаю. Я слишком сонный, чтобы толково проанализировать эту ночку. Тут происходили удивительные вещи… Чего только стоит одинаковая на всех галлюцинация – видят черноволосую старуху с худым лицом… Уж не ваша ли это бабушка? – спросил я скорее лишь ради шутки, но рыжая девушка испуганно ахнула.

– О, Господи…

***

Оказалось, что по описанию та галлюцинация очень сильно походила на умершую ведьму. Рыжая девушка представилась Дарьей. Она восприняла рассказ об этой галлюцинации очень остро – ведь бабушка заменила ей погибшую во время родов мать. Всё свое детство и юность она провела в доме у ведьмы. По словам Дарьи – ей часто доводилось наблюдать странные вещи, хоть бабушка и старалась оградить свою наследницу от темных дел. Я же слушал её рассказ с изрядной долей скепсиса – иначе и не мог. Любая мистика вызывает у моего мышления почти полное отторжение.

– Что же в таком случае побуждает её «душу» здесь оставаться? – спросил я.

– Её астральное тело, как у любой ведьмы, слишком сильно развилось, поэтому не смогло отпустить душу в иной мир. Потому что астральное тело думает, что погибнет без души.


Я не удержался и всё-таки хохотнул – всякого рода эзотерика у меня, материалиста, вызывала лишь насмешку.

– Что то не так? Вы ведь сами видите, что творятся необычные вещи.

– Вижу. Но отношусь к этому скорее как к некому необычному феномену, который следует хорошенько изучить.

– Не все вещи в этом мире поддаются объяснению. За Гранью находится совсем иная логика. Но, если не хотите – не верьте, я вас не заставляю.

– Подождите… И как же сделать так, чтобы астральное тело отпустило душу?

– Ведьма перед смертью должна была передать свой дар кому-то.

– И почему же не передала?

– Этого я не знаю. Когда она мне предлагала его, то я отказалась.

– А чего так? Это же настоящие суперспособности.

– Вы ничего не понимаете. Её сильное астральное тело заменило бы моё, во мне бы жил другой. Подселёнка. Такое и даром не нужно.

– И каким же образом происходит процесс замены астральных тел? – поинтересовался я.

– Начну с того, что её душа – это низкочастотная энергия, потому что при жизни она свою магию производила через нижний астрал, через общение с мёртвыми.

Я лишь кивал головой, с трудом выдерживая спокойное выражение лица типичного психиатра, беседующего с пациентом.

– Она развилась неравномерно. И эта самая сильная низкочастотная энергия не давала ей уйти в иной мир. Оттого и существует такое явление, как призраки, потому что у некоторых людей заряд энергии очень велик. И эту энергию она должна была передать мне или кому-то ещё.

– То есть необязательно быть родственником? – спросил я. Несмотря на сонливость и рассеянность – очень уж хотелось подколоть её. В голову ничего только не шло.

– Вовсе нет.

– А как же происходит сам процесс передачи?

– Этого я не знаю, я же не ведьма. Просто касается рукой. Но подробного механизма я не знаю.

– Хорошо, вы говорили о некой низкочастотной энергии. Если речь шла о частоте, то можно заключить, что это «что-то» имеет колебания. Так? Значит, из курса физики, следует, что это радиоволны? Радиоволны тоже имеют энергию. Значит, мы можем просто поставить заглушки, какие ставят школьникам на экзаменах и это изгонит призрака и спасет пациентов. Так?

– Нет, вы не сможете услышать эти волны по радио. Это психические волны, они мало общего имеют с радиоволнами.

– Ясно, – сказал я вслух, а сам подумал: «Удивительно, что здоровые люди могут нести подобную чушь».

– Почему же вашу бабушку видят только те, кто посмотрел на икону?

– Этого я не знаю. Возможно, это как с телевизором – вокруг нас много радиоволн, которые мы своими глазами не видим, но это ещё не значит, что их нет. А та икона каким-то образом позволила настроить восприятие этих людей так, чтобы они смогли видеть сущности.

– Звучит логично, надо признать, – почесал я затылок. – Особенно если учесть, что у пациентов развились всяческие агнозии – искажения реальности.

– Что в вашем понятии «реальность»? Мы воспринимаем предметы с помощью несовершенных органов чувств – искажать нечего. Вы психиатр и должны понимать, что нервные импульсы в нашем мозгу не дают прямого доступа к реальности. Вообще наше ощущение пространства и времени ограничено сознанием.

– Понятно…– сказал я, подготавливаясь принять массив сектантской словесной эквилибристики. – А икона, значит, позволила им расширить это самое сознание, так?

– Возможно, я не знаю природы этой иконы. Моя бабушка сожгла все свои основные записи перед смертью, чтобы они никому не попали в руки.

– А по-моему зря. Ведь если что-то такое действительно существует, то её поступок лишил науку великолепных исследовательских материалов.

– Науку? Наука находится не в самых лучших руках – по ядерным бомбам знаем. Понимаете, есть вещи, о которых человечеству лучше не знать. Тем более я сомневаюсь, что чёрная магия принесёт кому-то пользу. Разве что горстке олигархов или военных.

– Да, пожалуй, тут вы правы. Но рано или поздно человечество всё равно столкнётся с этим.

– Тогда это будут последние счастливые дни на Земле.

Поломанная Богородица. Часть Вторая. Мистика, Психиатрия, Крипота, Ужасы, Психиатрическая больница, Длиннопост
Показать полностью 1
112

Поломанная Богородица. Часть Первая.

Первое, что вы ощутите при входе в лечебницу – это запах дерьма, мочи и сигарет. Уборку здесь проводят часто, но такие уж здесь бывают пациенты – некоторые не подтираются, некоторые по ночам мочатся в кровать. Хоть таких и меньшинство, но этого вполне достаточно для создания непередаваемых ароматов. Сюда прибавить сигареты – своеобразную внутрибольничную валюту – и получим уникальный парфюм, типичный для большинства лечебниц. Эта стойкая вонь уже, кажется, впиталась в стены и никакими химикатами её оттуда не выжечь – разве что раскатать больницу бульдозером и закопать руины поглубже в землю. Но всё же к запаху привыкаешь. Через некоторое время вонь даже не будет способна отбить вам аппетит.

В коридорах и палатах довольно унылая атмосфера – иного ожидать и не следовало. Полно тараканов, хоть их и регулярно травят. Наверное, мало удовольствия в том, чтобы просыпаться посреди ночи и чувствовать, что по тебе что-то ползет. Однако следует сказать, что наша лечебница ещё не самая плохая – существуют места гораздо хуже и персоналом, и самими условиями содержания. Просто очень сложно из такого безрадостного места, как психиатрическая больница, сделать уютный люкс отель.


Пациентов у нас распределяют по различным отделениям. В сущности, отделение представляет собой коридор, запираемый железной дверью. Тут есть и комната с диванами и телевизором, есть и кухня. В буйных отделениях, конечно, нет кошмаров, какие можно увидеть в кино, как например в «Поворот Не Туда», однако мне в этих отделениях не раз доставалось от пациентов: и кусали до крови, прилетало кулаками в морду, и ногами по рёбрам. Не расслабишься – это уж точно. И если днём пациенты ведут себя терпимо, то по ночам в их голове словно щёлкает рубильник – лечебница превращается в адскую карусель. Например, по молодости меня здорово впечатлил случай, когда я в одиночку шагал по мрачному коридору и вдруг обнаружил, что за мной по пятам увязалась девушка, передвигавшаяся неестественным образом на четвереньках, прямо как паук. Сейчас через призму профдеформации этот случай мне бы показался смешным, но тогда я был готов рвануть к выходу из отделения.


Особо взбесившихся больных крутят санитары и привязывают фиксирующими бинтами к кровати, чтобы дел не натворили. По кумполу санитары получают не редко – сложная у парней работа, проявлению вежливости не способствует, поэтому иногда могут и переборщить с жестким обращением. Оно и понятно – когда тебя заплёвывают, кусают и пинают, то проявлять сердечную доброту непросто. Я частенько слышу истории из других больниц, как там санитары издеваются над пациентами, вымещают на них свою злобу, но в нашем заведении такого не замечал.


Если относиться ко всему происходящему в этих стенах с чрезмерной долей серьезности, что свойственно людям моральным и эмоционально чувствительным, то хорошим это не кончится. Вы либо не выдержите всего концентрата ужаса, творящегося здесь, и уволитесь, либо же сами станете пациентом, словив депрессию. Ваша душа попросту не выработает того огромного количества сострадания и сочувствия, которого заслуживают пациенты, какой бы широкой душа не была. Жутких жизненных историй здесь полно. Например, семнадцатилетняя девушка, еще даже не успевшая окончить школу. Поздним вечером она нарвалась на компанию пьяных отморозков и её изнасиловали, после чего ей и сорвало крышу. Другой пациент ¬– мужчина средних лет видел, как его дочь заживо сгорала в обломках автомобиля. После столкновения ему удалось быстро выбраться, но дочь зажало искуроченным металлом. Отец ни чем не смог ей помочь. И это лишь малая часть местного ужаса – всё не перечислить. Некоторые люди просто живут самой обычной жизнью без каких-либо эмоциональных потрясений, но по каким-то причинам их поведение меняется до неузнаваемости. Они теряют способность адекватно общаться с другими, карьеры и семьи ломаются, а через некоторое время эти люди угождают сюда.


Я убежден, что единственное место, по-настоящему достойное фильмов и литературы ужасов – это психиатрическая больница. Здесь кошмары всех мастей воплощаются в реальность. И лучше бы ко всему этому привыкнуть и спрятать своё собственное психическое здоровье за стеной профессионального цинизма и юмора.


За долгое время работы здесь я действительно повидал многое и уже утвердился во мнении, будто не существует вещи, что смогла бы меня пронять – от излишних эмоций я отгородился той самой ментальной стеной. Однако эта холодность относилась к делам обыденным, ко всему тому, что можно было объяснить, что я видел в этих стенах каждодневно. В конце мая прошлого года на моих глазах и развернулись события, перед которыми я оказался бессилен и которым никакого толкового объяснения дать не смог. Эти события до сих пор вызывают во мне ужас, порождённый непониманием природы того, с чем мне пришлось иметь дело.


Ночью полиция направила к нам в лечебницу сразу шестерых – целую деревенскую семью и одного стороннего человека, который был с ними «заодно». Поступившие пребывали в очень возбужденном состоянии и почти утеряли самообладание. «Бились в истерике» – вот наиболее понятная, хоть и не медицинская, характеристика их поведения. С первого взгляда стало ясно, что они чем-то сильно напуганы, шокированы, однако выражали они свои мысли спутанно. Я бы и не обратил на всё это внимания сверх меры, не будь их так много – всё сразу списал бы на вещества или белую горячку. Во время белой горячки люди могут увидеть и не такое. Начинается настоящий цирк: то больные слышат голоса из, например, кастрюли, больные могут видеть проезжающих мимо лыжников, умерших родственников и прочий сюрреализм. А чего уж говорить о психоделических веществах – бэдтрипы никто не отменял. Некую «Поломанную Богородицу», о которой можно было услышать от поступивших, тут можно было посчитать вполне себе подходящим случаем, если бы только не одно обстоятельство – массовость самого явления. Абсолютно все они твердили одно и то же.


Во второй половине того самого майского дня в отделение полиции по телефону обратился обеспокоенный паренёк и передал, что его родственники нашли нечто необъяснимое и теперь бесятся, ведут себя очень неадекватно и пугающе. Конечно, в отделе этим заниматься было некому и незачем, потому что никакого состава преступления или правонарушения даже по описанию не было, но всё же это дело передали участковому, который навестил семью только к ночи. Полицейского у ворот деревенского дома встретил шестнадцатилетний паренёк – ждать участкового ему пришлось несколько часов, поэтому, когда он увидел мужчину в форме, то обрадовался, будто ожидал, что сейчас кошмарный сон закончится.


Дома действительно были найдены люди в неадекватном состоянии, которое участковый вполне справедливо списал на последствия употребления наркотиков. Паренёк же всё не умолкал и говорил, что причина на самом деле крылась в некой «ужасающей иконе», обнаруженной его семьёй во время распашки поля. Сам он вовремя смекнул – в поле лучше не соваться и поэтому представление об опасности имел лишь на уровне обрывочных фраз, что довелось ему услышать от своих родственников. Участковый, конечно, не отнесся к словам юноши серьёзно, однако тот оказался слишком уж настойчивым и поэтому полицейский, вооружившись фонариком, направился осматривать место. То ли из-за темноты, то ли из-за небрежного осмотра (кому захочется марать ботинки о свежевспаханную землю?), а может и из-за того, что «ужасная икона» являлась лишь выдумкой – участковый ничего подозрительного там не нашёл.


Оставлять без присмотра шесть человек, испытывающих крайне негативные психические состояния, участковый не хотел — дело могло плохо кончиться, к тому же он был уверен в наркотической природе происшествия. Участковый вызвал бригаду медиков, чтобы те в дальнейшем провели экспертизы и решили, что с этими людьми делать дальше. С перевозкой пациентов пришлось повозиться.


Следов наркотиков, однако, в их крови не обнаружили, что уже прибавило делу странности, а с алкоголем проблемы были только у тракториста, который в тот день вспахивал поле семейства. Однако даже в его случае это был не делирий. Люди явно оказались чем то травмированы.

Всех поступивших мы расположили в надзорной палате – следовало наблюдать за их состоянием, более точно определить диагноз, перед тем, как перемещать в общее отделение.


Было очень интересно, особенно когда после трудных опросов у нас сложилась общая картина произошедшего. Все твердили одно и то же, будто сговорившись, хотя на сговор это похоже не было — чтобы отыграть так натурально, нужно быть даже больше, чем профессиональными актерами. Это бросало мне вызов, как человеку, привыкшему всё объяснять с позиции науки.


Во время распашки поля тракторист заметил, как из-под бороны вытащился свёрток из грязных полотенец. Подгоняемый любопытством он спустился и развернул свёрток – дальше события разворачивались известным нам образом. Только лишь тот шестнадцатилетний паренёк додумался не заходить в поле – остальные сбегались на крики и из любопытства глядели на то, что было завёрнуто в полотенца. Со слов пациентов – это была некая икона Богоматери. Но не обычная. На ней было отображено нечто до ужаса поломанное и искаженное. Непередаваемый вывих облика, ввергающий увидевшего икону в жгучий кошмар, в бездну страха.


У пациентов очень острая реакция на некое травмирующее событие, говорили они об одном и том же, все описываемые детали совпадали, и расхождений в изложениях почти не было никаких. Однако следовало брать во внимание и факт, что никакой иконы около трактора (а именно только около него и следовало искать) так и не нашли. Пациенты уж точно никуда не брали её с собой – это подтвердил и паренек. В чём же тогда дело?


У этих людей могли иметься схожие мысли, которые постоянно культивировались, тем более люди были религиозными, а так же не исключено, что в деревне могла ходить старая мистическая байка о некой «иконе». К этому прибавить давление группы увидевших "нечто" первыми и этим самым внушивших остальным, будто там действительно что-то было. Все эти факторы сложились и проявились вот таким образом. Короче говоря – массовая галлюцинация и чрезмерная впечатлительность необразованных людей. Такие вещи были вполне объяснимы с позиции учений о бессознательном. Ведь у каждого из нас существует множество неосознаваемых связей, незаметно побуждающих к определенным мыслям и действиям после того, как мозг воспринял некий «триггер»: звук, мелодию, запахи… Пострадавшие могли иметь общий триггер, который и оказался первой искрой внутри пороховой бочки. И это объяснение – лишь первое пришедшее мне в голову, одно из десятков возможных, но сокрытых от взора из-за неполноты картины…


Однако время шло, а тревожность пациентов совсем не спадала, хотя после травмирующих событий такая возбужденность должна идти на спад уже через несколько часов. С самого начала тихо себя вёл лишь отец семейства – он ушёл в себя и отгородился от внешнего мира, вяло и заторможено реагировал на вопросы. К вечеру первого дня он громко разрыдался, а потом уснул и спал очень беспокойно. Остальные же не находили себе места и всё говорили о Поломанной Богородице, будто они никак не могут выкинуть её из головы. Некий пугающий образ буквально маячил перед их глазами, и никуда от него нельзя было деться.


На следующее утро от дежурного санитара я услышал плохую новость – ночью у пациентов произошло ухудшение состояния. Особенно у матери семейства. Обострение случилось у всех – больные видели одну и ту же галлюцинацию, но у матери, судя по симптомам, развилась ещё и зрительно-пространственная агнозия. Женщина оказалась полностью дезориентированной и даже не смогла подняться с кровати. Она не ослепла, но её мозг утратил способность правильно воспринимать окружающее её пространство – всё вокруг чудовищным образом «поломалось».


Именно тогда ко мне в голову впервые закрались сомнения и порожденная ими иррациональная тревога – ещё обитающая на обочине сознания, отрицаемая разумом, но постепенно набирающая силы.

Поломанная Богородица. Часть Первая. Мистика, Психиатрическая больница, Психиатрия, Икона, Крипота, Ужасы, Длиннопост
Показать полностью 1
7

"Вопль" аудиокнига (крипи, мистика)

Тут мою когда-то взлетевшую крипоту решили озвучить, получилось довольно качественно и атмосферно, автор однозначно заслуживает лайка)
Так как на меня подписаны в основном любители крипоты, то не лишним будет упомянуть, что у автора на канале её навалом

Ну а напоследок своим подписчикам скажу, что я не умер, просто творческий кризис -_-. В голове обитает несколько шЫкарных идей, до которых просто не доходят руки. Думаю, что в этом месяце выпущу еще один длинный рассказ в несколько постов... Нет, не просто думаю, а даже обещаю, что выпущу его в апреле! Все, теперь мысль о данном вам слове не даст мне покоя и вытащит мою ленивую писательскую тушу за пределы бесконечной прокрастинации. Нужен лишь пинок))

Показать полностью 1

Пользователи Пикабу сняли очень милые видео про Авито. Посмотрите!

Ребят, у нас новый конкурс. Помните, как пикабушники писали истории про покупки и продажи с Авито? Теперь делаем то же самое, только добавляем интерактива, экшена и мимими – снимаем видео!


Внимание: мы продлеваем сроки приема работ до 20 октября. Поэтому если вы долго оттягивали – есть шанс успеть побороться за призы.


Например, геймер @Little.Bit рассказал, как нашел на Авито кота (осторожно: это очень трогательно).

Теперь ваша очередь: включайте камеру на смартфоне или ноутбуке, а потом 30-40 секунд рассказываете про свой опыт использования Авито. Все просто! За самые интересные истории мы подарим классный смартфон или классный квадрокоптер (а может, все вместе). Читайте правила и вперед. Остальные видео по ссылке.

Отличная работа, все прочитано!