Christopher55

Christopher55

пикабушница
4419 рейтинг 237 комментариев 3 поста 2 в "горячем"
1216

Не качайтесь на стульях, дети и …учителя!

Памятник бы поставила тому, кто придумал стулья на колесиках, особенно такие, у которых спинка качается. Сидишь эдак, задумался, откинулся на спинку, покачался и мысли умные пришли. У меня эти стулья-кресла повсюду: и на работе и дома в каждой комнате, и на кухне. Туда, правда, не так давно по необходимости купила – случились у меня костыли на 3 месяца и для исполнения функций идеальной хозяйки кресло на колесиках идеально подошло. Костыли закончились – кресло осталось и я все так же весело разъезжаю на нем от холодильника до плиты. И безопасно, не то что…

С детства заимела я дурную привычку качаться на стульях. Компьютеров тогда не было, равно как и компьютерных стульев, поэтому качалась я на обычных, деревянных. Наклоняешься вперед, опираясь только а передние ножки, потом так же назад, опираясь на задние. Есть в этом определенный экстрим, главное, слишком далеко не наклониться.


Но это вступление, а сама история вот. Было это уже больше 20 лет назад, уже не так стыдно. Работала я тогда в школе пятый – шестой год. Идет урок в 8 классе, кто знает, поймет – возраст тотального «отрицалова». Дети выполняют письменную работу, а я…правильно, качаюсь на стуле, бдительно следя за классом. В какой-то момент амплитуда раскачиваемого стула доходит до точки невозврата (физики, простите гуманитария), задница теряет сцепление с деревянным сиденьем, и я оказываюсь под собственным столом, а стул с грохотом отлетает к классной доске.

- Это фиаско, - размышляю я, сидя под столом (сегодня бы я не так охарактеризовала ситуацию – взрослеем, грубеем). Но, делать-то нечего, на четвереньках выползаю из-под стола, встаю, смотрю на класс. Тишина гробовая, головы опущены, глаза неподвижно устремлены в какую-то точку в тетради, но щеки постепенно краснеют и надуваются от желания лопнуть.

-Ну что, -отряхнув юбку говорю я, - поняли, что бывает, если качаться на стуле?!

Взрыв хохота. Посмеялись, закончили урок. Честно говоря, было опасение, что к концу дня вся школа будет ржать надо мной и тыкать пальцами. А нет, ничего подобного не случилось.

Класс этот я доучила до выпуска, никто ни разу не припомнил мне этого эпизода. Дети очень часто бывают благородными.

31

Топонимика немецких городов от Татьяны Толстой)

Развлекательный ресурс Пикабу! Для субботнего развлечения предлагаю вам прочитать отличный, немного хулиганский рассказ Татьяны Толстой.

Даже если и читали прежде, не беда, мое настроение поднимается каждый раз, когда я его читаю.


Вот люди любят собирать говорящие фамилии; я тоже это очень люблю. Фехтовальщик Кровопусков, повар Пригорелых, начальник военкомата Забирохин, врач скорой помощи Антон Лепило и многие чудесные другие. Но не менее прекрасны названия городов и сел, особенно иностранные. В прошлом году, намереваясь съездить в Баден-Баден (куда ж еще деваться писателю), я изучала карту Германии и обрадовалась большому количеству говорящих имен. Выписала их себе в столбик. Смотрю - слова сами складываются в рассказик, нравоучительный такой. Названия городов выделены. Тема - вечная.


Один господин встретил Дамме и был Раден: Ах, Ухте, и так далее. Вскоре они поженились, и он был к ней Добриц. Жили сначала хорошо: разводили Цапель, во дворе у них жил маленький Пёснекк, в хлеву – Овен.


Но шло Времен, жена часто Родах, и появились Деттинген (целых Восмер, и все девочки) с обычными проблемами – то Моккрена, то Какаёль, то Горлозен, а иной раз и Гнойен. Тяжело стало жене жить: целый день приходилось ей Подельциг, - с утра на Торгау, а потом целыми днями Варен: ели Раков, или Устер, или Хек. Иной раз некогда было Гребенау в руки взять: не Даме, а домашний Раб. Голова Гудов, дети Дерзеков, а дома завелись Мольшлебен, Мух и Клоппенбург, и это всех Мучен.


Вскоре Паппенхайн стал раздражаться, что дома такой Бабенхаузен, начал ходить в Бар, налегать на Бухлоэ, стал Кривиц и Грубе. Жена Требель денег, а он не Даден, так что она часто Ревен, и от слез у нее распухла Харен. Муж стал Хамм, Гадебуш и Бад-Кольгруб. Редичке он ее теперь Гладбекк – видно Люббов прошла.


Эхинген, - часто думала жена, - за что мне такой Лихен? Заведу-ка я легкий Флирш, наставлю мужу Рогец. Как задумала – так и сделала, ударилась в Блуденц, стала Шлюхтерн, забыла всякий Острах. Жизнь ее стала Клеве: раньше-то одевалась в Марль, а теперь каждый Любц дарил ей Золотурн, или драгоценный Камен, а один Любарс купил ей новенький Мёрс.


Но тут-то и поджидал ее Гибельштадт. Муж увидел подарки, и все ему стало Ясниц. Не мог он потерпеть такой Вреден: каждый Мудау может безнаказанно Пюхау его жену, каждый может ее Бахарах, а то и Руппихтерот!А соседи за спиной Айхах и Хахенбург над ним, над мужем. Эта мысль причиняла ему Болльштедт. Сначала у него была простая Целль: нарвать Вербен и хорошенько задать ей Плеттенберг, да вышло иначе. Как-то вернулся он в свой Узедом, заглянул в одну из Кемнат, а там - Ах-Линц! Очередной Берен-Любхин на его собственной кровати Прирос к его жене! Туттлинген вышла неловкая Пауза.


- Даргун! – вскричала жена. – Вер мне! – Но было поздно. Муж выхватил пистолет, - Пфраймд! – и его соперник превратился в хладный Охтруп, - даже Пульсниц не прощупывался. Увидев, что тот Уммерштадт, жена в испуге спряталась Затруп. Но и ей пришла Гибельрот.


Люденшайд, будьте Верне своим супругам!

Показать полностью
242

О воспитании первоклассников…

навеяно https://pikabu.ru/story/zvezdyi_na_bortu_6507002


Читать и считать я научилась в 3 года. Нет, никто специально не занимался со мной по развивающим методикам, вышло это само собой, об этом как-нибудь в другой раз.

За последующие годы я эти умения усовершенствовала и в когда пришла в школу в 7 лет, искренне считала себя абсолютной суперстар и не очень усердствовала с домашними заданиями. Наша учительница, очень пожилая и очень строгая, была и справедливым человеком: любимчиков не держала, хвалила и ругала каждого по делам. Меня она периодически поругивала за грязь в тетрадках, помарки и небрежность, даже оставляла несколько раз после уроков переписывать каракули, но оценки в 1 полугодии не ставили и все, в том числе и я, были уверены, что все ОК. Маме моей, которая работала в этой же школе, она тоже не жаловалась, как и другим родителям -решала проблемы сама (не такая уж и редкость в то время).

Во 2 полугодии в тетрадках появились оценки и по письму, я начала получать пятерки, четверки, изредка тройки, в зависимости от старания. Родители в полной уверенности, что ребенок успешен, как-то туда не заглядывали. Нет, они не забили на меня, со мной читали, решали головоломки, ребусы, водили в театр, ходили на лыжах, но вот в тетрадки не смотрели. А я, видимо, окончательно уверовав в собственную гениальность, делала домашку за 5 минут «левой ногой» и занималась более приятными вещами…пока не наступил тот день.

В тот день я получила тетрадку по письму с двумя двойками (за домашнюю и классную работы). Я не плакала, но скудным своим умишком понимала, что это не останется безнаказанным: меня не пороли, не кричали, но что-то должно случиться. С холодком на сердце я явилась домой, сделала на этот раз очень аккуратно домашнюю работу. Поразмыслила, собрала портфель, завернула его в одеяло и затолкала в глубину шкафа.

Родители в тот день пришли домой очень поздно, то ли из театра, то ли из кино, но я не спала – осознание рыла в пуху мешало. Мама зашла ко мне в комнату, проверила сплю ли я и начала переодеваться, с ужасом я услышала, как она открыла шифоньер и… конечно же, под ноги ей выпало одеяло с портфелем. Тайна спрятанного портфеля была немедленно раскрыта, после чего под шипение «Поззоррищщее!» меня извлекли из кровати. После короткого совещания отец выдал мне чистую тетрадь и сказал: «Переписывай!» Радуясь, что легко отделалась, я открыла свои двойки. «Нет, переписывай всю тетрадь, с самого начала!» 10 страниц ужаснули меня. В надежде на помощь, я оглянулась на маму – ее лицо было непроницаемо. Спасения нет, поняла я и началось…

После первой же ошибки листок был вырван и моя «голгофа» началась заново. После каждого упражнения мне разрешали отдохнуть, поили меня чаем и даже давали откусить от шоколадки – стимулировали, так сказать, умственную и физическую деятельность. Почему-то я не истерила и не скандалила, хотя и умела это делать, как любой единственный и любимый ребенок в семье. Взвыла только когда где-то ближе к концу снова сделала помарку. Но уж это мне простили и разрешили закончить работу. Спать мы пошли около 3-х часов утра.

На следующий день, сгорая от стыда, я отдала тетрадку учительнице. Она совершенно невозмутимо проверила и поставила после каждой работы большие пятерки.

Дома тетрадку встретили спокойно, как нечто само собой разумеющееся. Контроль не усилился, жизнь потекла как раньше…

Мои выводы на тот момент: надо сразу хорошо делать!

Через несколько лет, прочитав Эдгара По, Честертона и Конан-Дойла, я несколько изменила позицию: не спрятала бы, не нашли бы. К счастью, навык добросовестного выполнения письменных заданий уже успел сформироваться.

А уже во взрослом возрасте, с собственным ребенком, я, наконец, поняла: как здорово, когда родители «дуют в одну дуду», предъявляют одинаковые и разумные требования к своему ребенку, не попрекают совершенными проступками

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!