zeliard

zeliard

пикабушник
пол: мужской
поставил 27553 плюса и 14351 минус
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
61К рейтинг 27 подписчиков 9915 комментариев 351 пост 43 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
-4

Пирамида?

Читаю "Комсомольскую правду" и натыкаюсь на статью предложение в которой сразу заставило задуматься:

"Я живу в городе Арск в Татарстане. Вышла на пенсию, но продолжаю работать.

Об акции «13 пенсия» Почта Банка узнала случайно. Будучи клиентом банка, я активно пользуюсь его мобильным приложением. Хотела положить деньги на телефон и увидела в приложении смешную картинку – поросенка – и кликнула на нее. На экране появился рассказ об акции.

Условия простые. Приводишь на обслуживание в банк 5 знакомых пенсионеров и получаешь на счет 8700 руб. Ограничение только одно – чтобы стать участником акции, нужно получать пенсию в Почта Банке и зарегистрироваться в банковском мобильном приложении или интернет-банке."

https://www.kp.ru/daily/26934.7/3984314/

-9

Только мне достался подарок?

Автор котолампового поста https://pikabu.ru/story/metkost_6407343#comments только меня осчастливил в игнор? Или есть еще пострадавшие?  Ну серьезно! С 15-го этажа 2 раза яйцами (происхождение умалчивает, но видимо самонаводящиеся производства секретного завода)  то в руку попасть, то в лицо попасть. Этому приятелю на олимпиаду нужно. Негоже скрывать таланты. Причем 3845 пикабушников голосуют за это дело!

298

Генсек ООН объявил о начале новой холодной войны

Генсек ООН объявил о начале новой холодной войны ООН, Холодная война, Россия, США, Война, Текст, Политика

"Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш признал неэффективность Совета Безопасности и рассказал о начале новой холодной войны. Об этом он заявил в интервью шведскому телеканалу SVT.

Отвечая на вопрос о законности авиаударов страна Запада по Сирии в ответ на появившуюся информацию о якобы химической атаке в городе Дума,.он сказал, что «у нас есть понятные правила для разрешения таких ситуаций, но теперь важно не оглядываться назад».

«Холодная война вернулась», — заявил он, отметив, что по сравнению с аналогичным периодом XX века есть существенные отличия. «Тогда был серьезный конфликт между США и Советским Союзом. Теперь Вашингтон и Москва не контролируют всех, как это было тогда. Многие страны очень активны в регионе: Турция, Иран, Саудовская Аравия и другие, нет двух однородных контролируемых блоков», — пояснил он.

«Во время холодной войны существуют функции для диалога, контроля и коммуникации, чтобы гарантировать, что, когда возникнет риск конфронтации, события не будут выходить за рамки контроля. Теперь у них больше нет механизмов. Вот почему ситуация была настолько опасной, и я рад, что все успокоилось», — сказал генсек.

Гутерриш также назвал «серьезным» конфликт между Россией и Западом. «Мы должны сделать все возможное, чтобы восстановить диалог, чтобы стороны смогли преодолеть напряженность, которая достигла на прошлой неделе своего апогея», — резюмировал он."

https://lenta.ru/news/2018/04/23/cold_war_ii/

3744

После операции Шварцнеггер произнес свою знаменитую фразу

Первыми словами актера Арнольда Шварценеггера после срочной операции на открытом сердце стали I'm back («Я вернулся»). Об этом в Twitter сообщил представитель артиста Дэниел Кетчелл.

«Шварценеггер очнулся и его первыми словами в самом деле стали I'm back, так что он в хорошем настроении», — написал Кетчелл. Реплика Шварценеггера, по всей видимости, отсылает к культовой фразе его персонажа Терминатора I'll be back."

После операции Шварцнеггер произнес свою знаменитую фразу Арнольд Шварценеггер, Терминатор, Операция, Конан, Ill be back
-19

Брендан Фрейзер не плакай

По словам Фрейзера, в 2003 году к нему приставал бывший президент Голливудской ассоциации иностранной прессы Филип Берк. Инцидент произошел на светском обеде, организованном ассоциацией, в комнате, полной людей.

Артист, которому на тот момент было 34 года, поведал, что Берк засунул руку ему между ног. «Он приобнял меня левой рукой, схватил меня за ягодицу и коснулся промежности. А потом он начал двигать рукой туда-сюда», — рассказал Фрейзер. «Мне стало плохо. Я был словно маленький ребенок. Я почувствовал комок в горле и думал, что сейчас разревусь», — отметил он.



Фрейзер заявил, что этот случай частично повлиял на его решение временно уйти из большого кино. Сначала он рассказал об инциденте своей жене и не хотел предавать это огласке. У артиста началась депрессия, он винил в случившимся себя.

Филип Берк извинился перед актером, но не признал, что сделал что-то, чтобы его оскорбить. Обвинения Фрейзера он назвал ложью.

Брендан Фрейзер не плакай Мумия, Брендан Фрейзер, Секс, Домогательство

https://lenta.ru/news/2018/02/23/fraser/

Брендан Фрейзер не плакай Мумия, Брендан Фрейзер, Секс, Домогательство
-8

"Ближайший родственник" (Эрик Фрэнк Рассел)

"Адмирал Флота Маркхэм оглядел его из-под кустистых бровей. Холодный взор медленно скользнул с ног до головы и обратно.

- Ты кто такой?

– Офицер-разведчик Джон Лиминг, сэр.

– Ах да, – взгляд Маркхэма на мгновение застыл, и вдруг он прорычал: – Застегни ширинку!

Лиминг смущенно потупился:

– Не могу, сэр. Молния сломалась

– Так почему же ты не зашел к портному? Для этого на базе и существует мастерская, верно? Неужели твоему командиру нравится, когда его люди вваливаются ко мне в таком виде? Ты что себе, черт побери, позволяешь?

– У меня на это не было времени, сэр. Молния сломалась всего несколько минут назад, – объяснил Лиминг.

– Это правда? – адмирал флота Маркхэм откинулся в кресле и нахмурился. – Идет война, галактическая война. Для того чтобы успешно вести ее и победить, мы должны целиком и полностью полагаться на наш космический флот. И чертовски скверно, когда флот идет в бой с расстегнутыми штанами.

Поскольку адмирал явно ждал ответа, Лиминг не замедлил его дать.

– При всем уважении к вам, сэр, я не считаю, что это так уж важно. В бою человеку все равно, что у него со штанами. Главное – остаться в живых.

– Согласен, – кивнул Юаркхэм. – Однако меня беспокоит другое – ведь уставу могут не соответствовать и иные, более важные вещи. Если наши добровольцы не избавятся от гражданских привычек в мелочах, они определенно проиграют в главном. Подобные ошибки могут стоить жизни.

– Да, сэр, – ответил Лиминг, недоумевая, к чему тот клонит.

– Возьмем, к примеру, новый неиспытанный корабль, – продолжал Маркхэм. – Если он ведет себя так, как это предусмотрено конструкторами, то все как нельзя лучше. А если нет… – Он не закончил фразу и, помолчав, добавит – Мы объявили набор добровольцев в дальние разведывательные патрули. Ты вызвался первым. Я хочу знать – почему.

– Если нужно выполнить работу, то ведь кто-то же должен за нее взяться, – уклончиво ответил Лиминг.

Это я и так прекрасно понимаю. Но я хочу знать конкретно: почему ты пошел добровольцем. – Он сделал паузу, а потом настойчиво потребовал: – Давай, говори! Я не стану наказывать парня, идущего на такой риск, если он скажет мне правду – какой бы она и была.

Почувствовав одобрение адмирала, Лиминг начал:

– Я люблю действовать. Люблю работать в одиночку. Терпеть не могу всю эту муштру на базе. От нее меня просто тошнит. Смирно, вольно, грудь колесом, живот убрать, ботинки надраить, постричься, не – смотри на меня как придурок, отставить разговорчики. Я квалифицированный пилот-разведчик, а не манекен для словесных упражнений горлодеров в форме. И хочу заниматься делом, которое мне по душе, вот и все.

Маркхэм не выказал гнева. Напротив, он понимающе кивнул.

– Большинство из нас считает так же. Земляне – непоседливый народ. Ты думаешь, мне интересно торчать здесь, за столом, когда разворачивается главное сражение? – Не ожидая ответа, он добавил: – Я не хочу убивать время на тех, кто пошел в добровольцы из-за несчастной любви или для того, чтобы потом хвастать напропалую. Мне нужен опытный пилот, одиночка и непоседа.

– Да, сэр.

– Кажется, ты подходишь. Пилотское удостоверение у тебя первоклассное. Но дисциплинарная карточка – хуже некуда, – адмирал с каменным лицом уставился на Лиминга. – Два случая невыполнения приказа, четыре случая дерзкого поведения и неповиновения. Один раз ты встал в строй в фуражке, надетой задом наперед. Какого черта тебе это понадобилось?

– Накатило настроение, когда хочется всех послать, сэр, – объяснил Лиминг.

– Да? В таком случае ты – ходячая обуза. Без тебя на базе все вздохнут спокойно.

– Да, сэр.

– Как тебе известно, мы, вместе с несколькими союзниками, сражаемся с крупным космическим сообществом, которое возглавляют латиане. Размеры сил врага нас не беспокоят. Там, где мы уступаем в количестве, мы превосходим в умении и эффективности. Наш боевой потенциал огромен и быстро растет. В конце концов мы с этих латиан шкуру сдерем заживо.

Поскольку Лимингу надоело поддакивать, он воздержался от комментариев.

– У нас есть одно серьезное затруднение, – сообщил Маркхэм. – Отсутствие точной информации о вражеских тылах – я имею в виду глубокие космические тылы. Мы знаем, на какую ширину раскинулось сообщество, но не представляем, как глубоко оно уходит в звездное пространство. С другой стороны, враг тоже не имеет о нас подобной информации; но это уже его проблема.

Лиминг опять промолчал.

– Продолжительность полета обычного боевого корабля не позволяет разведчику копнуть поглубже тылы Сообщества. Мы справимся c этим затруднением, когда захватим пару-тройку их баз на планетах, близких к фронту – вместе с ремонтным и заправочным оборудованием. Однако мы не можем ждать так долго. Нашей Разведывательной Службе требуются точные данные – и как можно быстрее. Ясно?

– Да, сэр.

– Отлично! Итак, мы создали новый сверхскоростной корабль-разведчик. Я не имею права-объяснять тебе все принципы его устройства, кроме одного: в нем нет цезиевых ионных двигателей. Его силовая установка строго засекречена. Поэтому он не должен попасть в руки врага. В крайних обстоятельствах пилот обязан уничтожить корабль, даже если это означало бы его собственную смерть.

– Полностью уничтожить корабль, пусть даже небольшой, гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд, сэр.

– Только не этот, – возразил Марихэм. – В его силовом отсеке расположен мощный заряд взрывчатки. Пилоту нужно лишь нажать кнопку, чтобы двигатель разнесло на мелкие кусочки.

– Понятно.

– Заряд – единственная взрывчатка на борту. У корабля нет ни пушек, ни управляемых ракет, ни другого оборудования. Это – предельно облегченная машина, в которой ради скоростных качеств пожертвовано всем лишним; его единственное спасение – шустро смыться подобру-поздорову. А на это, уверяю тебя, корабль вполне способен. Вруби все двадцать двигателей – и никто в нашей галактике не сможет тебя догнать.

По мне – неплохо звучит, сэр, – одобрительно заметил Лиминг, облизывая губы.

– Это отличный корабль. Он просто обязан быть отличным. Единственное, что нам неизвестно – достаточно ли он хорош, чтобы вынести все передряги долгого, очень долгого полета. Самая ненадежная часть любого космического корабля – дюзы. Рано или поздно они выгорают. Меня тревожит именно это. На новом корабле дюзы защищены специальной внутренней обшивкой; теоретически, они должны выдержать многие месяцы работы. Но на практике может и не получиться. Понимаешь, к чему я клоню?

– Ни ремонта, ни запчастей на вражеской территории и никакого способа вернуться обратно, – кивнул головой Лиминг.

– Верно. Причем корабль должен быть уничтожен. И с этого момента пилот, если ему удалось выжить, окажется один, совсем один в просторах вселенной. Шансов вновь увидеть человечество у него практически никаких.

– Бывают ситуации и похуже. Я бы предпочел остаться живым неизвестно где, чем трупом здесь. Пока живешь – надеешься.

– Ты все еще хочешь рискнуть?

– Конечно, сэр.

– Тогда пеняй, несчастный, на себя, – с мрачным юмором произнес Марихэм. – Ступай по коридору, седьмая дверь направо. Доложить полковнику Фармеру. И скажи, что тебя прислал я.

– Есть, сэр.

– Но сначала попробуй застегнуть свою чертову ширинку. Сейчас же, при мне!

Лиминг покорено повторил попытку. Молния застегнулась, как по маслу. Он изумленно уставился на адмирала с выражением оскорбленной невинности.

– То-то, – многозначительно промолвил Маркхэм. – Я сам начинал с рядовых и еще не забыл такие проделки. Меня не проведешь!

Полковник Фармер из Военной разведки оказался тучным и краснолицым. Несмотря на туповатый вид, он был весьма проницателен. Когда Лиминг вошел в кабинет полковника, тот изучал огромную карту звездного неба, висевшую на стене. Фармер резко обернулся, будто ожидал удара в спину.

– Тебя что, не учили стучаться перед тем, как войти?

– Учили, сэр.

– Почему же ты не постучал?

– Забыл, сэр. Я размышлял о разговоре, который только что был у нас с адмиралом Маркхэмом.

– Это он послал тебя ко мне?

– Да, сэр.

– А, так ты – тот самый пилот дальней разведки? Не думаю, что коммодор Крутт расстроится, когда ты уйдешь от него. Ты ведь у коммодора как бельмо на глазу, верно?

– Нет, сэр, – возразил Лиминг, – просто у него в заднице стреляет, когда он пытается сесть на меня верхом.

– В армии к подобным вещам приходится привыкать.

– Извините, сэр, но я не согласен. В армию идут, чтобы воевать с врагом, а не по каким-то другим соображениям. Я не малолетний преступник и не нуждаюсь в том, чтобы коммодор или кто-то там еще меня перевоспитывали.

– Здесь вы с ним расходитесь. Он поборник дисциплины. – Фармер усмехнулся собственным мыслям и добавил: – Крутт по фамилии, да и нравом крут. – Некоторое время он разглядывал собеседника, потом продолжил более серьезно: – Ты выбрал себе нелегкую работу, парень.

Это меня не беспокоит, – заверил его Лиминг.. – Рождение, женитьба и смерть тоже нелегкий труд.

– Ты рискуешь никогда не вернуться.

– Ну и что… Все мы когда-нибудь отправимся в путь, из которого нет возврата.

Не стоит говорить об этом с таким мрачным удовольствием, – заметил Фармер. – Ты женат?

Нет, сэр. Каждый раз, когда у меня к этому идет дело, я залезаю в кровать и отлеживаюсь, пока не пройдет охота.

– Боже! – простонал Фармер, возведя глаза к потолку."


(ньюфагам (искать книгу и читать дальше), олдфагам цитировать "Отверзлась ткань и в тот же миг растрескался зеркальный лик сбылось проклятье взвился крик владычицы… Отверзлась дверь, и в тот же миг два охранника чуть не рухнули в камеру ...")

Показать полностью
-21

"Верой и правдой"

Не очень известный фильм.

"Фильм повествует о переломном этапе для советской архитектуры, когда в 1950—1960 годах началось массовое строительство и люди начали постепенно переезжать из коммунальных квартир.

Архитектор Квашнин и его ученик Минченко, вынужденно следуя изменениям линии партии по отношению к жилищному строительству, от проектирования сталинских зданий переходят к панельным хрущёвкам. В пылу борьбы страдают их проекты, которые могли бы сказать новое слово в градостроительстве"

Отличная работа, все прочитано!