purginet

На Пикабу
поставил 660 плюсов и 77 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
в топе авторов на 700 месте
Награды:
лучший пост недели лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели
37К рейтинг 7 подписчиков 1 подписка 32 поста 7 в горячем

Просто поговорить

- Давай поговорим – жена устало присела на стул рядом с Потаповым.
- Ну вот – подумал он – Снова о лоботрясе сыне, снова «часто пьёшь», снова об их отношениях. Что называется, разговоры о жизни. Ненавижу!
Он взял в руки пульт от телевизора и сделал звук громче. По телевизору шёл футбол. Наши играли так же, как мастер по ремонту телефонов Потапов ремонтировал на работе телефоны. Не то, чтобы совсем не играли. А так, без энтузиазма. Откуда-то издалека долетели до него слова жены. Долетали, пролетали мимо Потаповских ушей и кружились по комнате, поднимаясь к потолку и устраивая хоровод вокруг люстры.
- Интересно – думал Потапов, смотря в телевизор – Смогут ли наши хотя бы сравнять счёт? Судя по выражению лиц наших игроков, они ничуть не сомневались, что нет.
- Ну, когда же ты станешь человеком! – увидев безразличие в его глазах, сказала жена и вышла из комнаты.
Утром, на работе, он вспомнил эту фразу. Жена уже не в первый раз просила его стать человеком, здорово раздражая его этой просьбой.
А то он не человек? Руки, ноги есть. Голова на месте. Всё как надо. Не чайник, не утюг какой. В конце – концов, и на аппараты телефонные он не похож, которые до чёртиков ему надоели.
Паршивости настроению добавлял начавшийся дождик, который грозил перейти в хороший ливень, судя по стремительно темнеющему небу. Скорей бы добежать до телефона–автомата, наряд на ремонт которого ему только что вручил мастер.
Дождь полил как из ведра, когда до телефона оставалось буквально метров десять. В стеклянную кабинку телефона Потапов заскочил уже изрядно промокший. Отдышавшись, Потапов приступил к осмотру телефона. Телефон был мёртв. Совсем. Не издавал никаких звуков.
- Ну что ж, голубчик, сейчас мы тебя оживим - пробормотал Потапов, доставая инструменты.
Поломка была пустяковая, с которой он справился довольно быстро, минут за пять. Осталось только поставить корпус аппарата на место. Но как только он начал закручивать последний шуруп, кабину осветила яркая вспышка молнии, и в ту же секунду, как будто бы над ухом Потапова прогремел резкий, оглушающий раскат грома. Отвёртка в его руках стала стремительно плавится. Между рукой и телефоном образовалась ослепительная электрическая дуга, от которой отделился сноп искр и, через глаза, хлынул в его голову. Когда этот фейерверк погас, Потапову вдруг стало хорошо и спокойно. Так хорошо и спокойно, как не было никогда. Он уже не чувствовал неприятной мокрой одежды на себе, не чувствовал головной боли, оставшейся после вчерашних дежурных двести грамм, не чувствовал раздражения на жену.
Он вообще ничего не чувствовал. То есть совсем ничего. Ни рук, ни ног, ни головы, ничего другого. Хотя почему? Какие-то, совсем новые ощущения всё же были. Но это были крайне непривычные ощущения. Его организм состоял из металлического корпуса, начинённый клеммами, реле, проводами. Он находился в телефоне и даже более того, сам был этим телефоном!
Вот ёптель! – подумал Потапов. – Кажется, меня здорово шандарахнуло!
Он, похоже, начал понимать, что с ним произошло. Мысль, поразившая его, была подобно молнии, незадолго до этого поразившей его бренное тело.
- Это что ж, души монтёров после смерти вселяются в телефоны, которые они ремонтируют? –
Трепет прошёл по новому Потаповскому организму. Трепет от столкновения и познания вечности. Так вот он какой, тот свет! Ну, если так, то жить ещё можно. Жить… жить… жить… Интересно, а как это сейчас называется? Потапов никогда не был праведником и не задумывался о том свете. И теперь очень обрадовался, что попал не в ад, а стал очень даже неплохим, современным телефонным аппаратом. Сделав это открытие, Потапов осмотрелся. Вернее, прислушался к себе, так как глаз у него не было. В телефоне было довольно хорошо, уютно и даже как-то по-домашнему пахло тёщиными блинчиками.
- Ну ладно, - решил Потапов. Вариант, в конце-концов, не из худших.
Едва он освоился со своим новым положением, как в кабину стали заходить какие-то люди. Начался обычный рабочий день Потапова в новом телефонном теле. Сначала в будку забежала девушка, набрала номер подруги, и они сорок две минуты обсуждали события, происшедшие в очередном соплевыжимающем сериале. От их возбуждённого диалога у Потапова начали плавиться микросхемы, закисать и плесневеть контакты. Это было невыносимо. Уже после тридцати минут их разговора, он начал назойливо шуршать в телефонном капсюле, создавая помехи. Девушка кричала со всей силы в трубку про какого-то Дона с крайне неприличной фамилией, пытаясь прорваться сквозь треск телефонной линии, окончательно сводя тем самым Потапова с трансформаторных катушек. Потом она раздражённо бросила трубку на рычаг, испортив тем самым и без того отвратительное настроение электронного Потаповского организма. Ему вдруг остро захотелось сгореть от короткого замыкания и послать весь мир в монетоприёмник. Добили Потапова два шустрых пацана, которые целый час занимались тем, что набирали наугад номера, высовывали язык, надували щёки и издавали в трубку непотребные характерные звуки. Потапов начал понимать, что за свои грехи он попал отнюдь не в райское место, и начал усиленно вспоминать молитвы, изо всех сил пытаясь запоздало улучшить свою карму. К тому времени, когда Потапов в сороковой раз дочитывал «Отче наш», дверь кабины открылась, и в неё зашел неприметный человек, который повёл себя совершенно неожиданным образом. Он не стал набирать номер, а, просто сняв трубку, спокойно, но многозначительно произнёс: «Алло»
- Очередной кадр – решил Потапов – Нет, чтобы вместо этого своего эпатажного «алло» в молчащую телефонную трубу, просто в неё дунуть, как это делают подавляющее большинство придурков, он пытается чем-то выделиться из их массы. Интересно, что будет дальше. Человек, выдержав небольшую паузу, совершенно не меняя интонации, спокойно, но многозначительно повторил: «Алло»
- Вот блин, совершенно неадекватный – Потапов хотел было выругаться, но вместо этого вдруг сказал в ответ: «Ну, алло!»
Вернее не сказал, так как рта у него не было, а как-то по-особенному подумал.
- Здравствуйте! – обрадовано сказал человек – Я хотел бы поговорить.
Потапова поразило то, что человек его слышал. Но он не мог понять, с кем он собрался разговаривать. С ним, с телефоном, что ли? Честно говоря, он при жизни с женой-то разговаривал словами: приготовь, постирай, принеси, подай. А о чём можно разговаривать с незнакомым человеком сейчас, когда он стал телефоном, никак не входило в его голову. Вернее сказать, так как головы у него уже не было, в его информационное поле.
- А с кем вы желаете поговорить? – осторожно спросил он.
- А с кем можно? – в ответ спросил собеседник.
- Ну… - Потапов на секунду задумался. - Честно говоря, уж если вы меня слышите, то я могу соединить вас с кем угодно.
- Прям так и с кем угодно? – с сомнением произнёс собеседник. – А вы не обманываете?
Потапову стало обидно: - Извините, а вы когда-нибудь слышали, что бы телефоны кого-нибудь обманывали?
- Нет – произнёс собеседник. Немного подумал и добавил уже твёрже – Правда, нет.
- Вот видите – обрадованный Потапов решил показать свои возможности – С кем вас соединить?
- Я даже не знаю…
- А давайте, для начала я вас соединю, ну, например, с мавзолеем!
Потапов напрягся всеми своими реле, пощелкал, поискрил, на другом конце провода раздались слабые гудки, потом щелчок и бодрый голос на том конце произнес в трубку: «Говогите, товагищ, я вас вниматейно с,ушаю!»
- Замечательно! – сказал человек, говорящий с Потаповым – Но вы знаете, не то – А кто у вас ещё есть?
- Да кто угодно! – воодушевлённый Потапов принялся перечислять: Цезарь, Конфуций, Наполеон… Только для этого вам надо знать языки. Переводчик у нас в штате не предусмотрен. Кстати, раз уж заговорили о Наполеоне… Есть очень хороший телефон. Горячая линия. Скорая психиатрическая помощь… Вот вы меня… хорошо слышите?
- Замечательно! – ответил человек. – Как будто вы говорите где-то совсем рядом.
- Ну вот… - Потапов взял многозначительную паузу…
Однако стоящий рядом с ним человек, похоже, не понял более чем прозрачного намёка.
- Знаете, а можно поговорить… ну, например, с президентом?
- С каким? Могу соединить вас, к примеру, с Джорджем Вашингтоном.
- Нет, с нашим президентом.
-Эк, куда вы замахнулись – вздохнул Потапов – я всего лишь телефон, а не Господь Бог.
- Вот-вот – человек оживился – А нельзя ли мне поговорить… - он сделал небольшую паузу и стеснительно произнёс – С Богом?
- С Богом? – Потапов искренне удивился – Вы желаете поговорить с Богом?
- Да – произнёс человек – А что здесь такого?
- Дело в том, - начал объяснять Потапов – Что с Богом не разговаривают.
- Почему? – удивился человек.
- Ну как вам это объяснить… - Потапов задумался – Ну, это не принято, что ли. С ним не разговаривают. Его просят. Сначала хвалят, а потом сразу просят. Для этого разработаны специальные стандартные тексты. Ну, может быть, вы помните: "Отче наш, Иже еси на небесах! Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя…»
- Да-да, помню, - перебил его человек – но как это, наверное, грустно, когда тебя все время о чём-то просят, и никто никогда не хочет с тобой поговорить…
Внутри Потапова что-то щелкнуло и как-то тоскливо защемило во всей его проводке.
- Ну, так что, вас соединять? – встрепенувшись, спросил он.
Да-да, пожалуйста, если можно – умоляюще произнёс человек.
Потапов снова защёлкал реле, напрягся, через шорох телефонных линий послышались далёкие гудки, которые вскоре прекратились, и на том конце провода вдруг установилась пронзительная, глубокая, многозначительная, ясная и слепящая тишина. Настолько слепящая, что хотелось посильнее зажмурить глаза. Вместе с ощущением света пришло ощущение сильной головной боли.
- Как болит голова – подумал Потапов – Голова… голова… голова… У меня есть голова???
Только сейчас он понял, что ощущает свою голову. Вслед за этим ощущением пришло ощущение всего тела. В первую очередь, ощущение затёкших рук и ног. Он приоткрыл глаза. Через стеклянную телефонную кабину в его глаза светило летнее солнце. Дождь кончился. Потапов сидел в кабинке, побелевшие пальцы его правой руки сжимали расплавленную отвёртку. В кабинке пахло не блинчиками, а горелыми волосами. Его собственными, потаповскими волосами.
Потапов сидел и улыбался.
Ему хотелось жить. Ему хотелось домой. Ему хотелось к жене.
И он точно знал, что больше всего он хочет.
Ему хотелось с ней просто… поговорить.

Показать полностью

Объясните детям

Перехожу дорогу, две полосы с разделительной широкой полосой, светофоры разные для каждой полосы.
Рядом пацан лет десяти.
Загорается зелёный, он перебегает дорогу и останавливается перед второй полосой, там горит красный.
Я дохожу до него и говорю: - Ты дорогу никогда не перебегай. Когда ты спокойно идёшь, если рядом появится машина, то водитель спокойно сможет тебя объехать.
А если ты бежишь, то появляешься перед машиной неожиданно, и водителю некуда деваться, он не успевает ни затормозить, ни объехать и часто сбивают насмерть.
Он подумал, видно что осмыслил, кивнул, сказал спасибо.
Я в детстве тысячу раз слышал, что дорогу нельзя перебегать.
Но не знал почему.
В детстве кажется, что чем быстрей миновать опасный участок, тем лучше и безопасней.
А надо видеть это с точки зрения водителя и объяснять детям именно так, что гораздо безопасней для тебя, если ты предсказуем, а не появляешься на дороге неожиданно.

Надкусаное яблоко

Двигайся. Если пропустил удар, всё равно двигайся.
Двигайся, во что бы то ни стало. Заставляй думать голову, наливающуюся свинцом, заставляй работать ноги, который превращаются в вату. Не дай попасть в тебя ещё раз. Не дай добить.
Занятия боксом на гражданке вбили в его голову это правило. Только поэтому он был ещё жив. Отлетев от пули «калаша», которая через бронежилет, ломая ему грудь, кинула на спину, он не потерялся ни на секунду. Сгруппировавшись, оттолкнувшись от земли руками и ногами, он отскочил от неё как мяч, резко бросив своё тело в сторону. Пули тут же взрыли асфальт, где он находился только что. Изрешечённый автоматными очередями УАЗ, из которого он выпрыгнул на ходу, крикнув «Всем из машины!», проехав метров пятьдесят, с грохотом врезался в стену дома. У ребят не было шансов остаться в живых. Впрочем, как и у него. Плотный перекрёстный огонь, который вёлся из окон близлежащих домов, не позволял на что-то надеяться. И это в городе, который давно контролировали федералы!
Время приобрело какое-то другое свойство. Застывший студень, который медленно и методично разрывают секунды. Удары сердца набатом отдаются в голове. Какими медленными кажутся ему его собственные движения!
Метров в двадцати от него приоткрытая дверь здания, в которую только что кто-то забежал. Кто-то из редких прохожих, которому не посчастливилось оказаться на этой улице именно в этот момент. Эта дверь, единственный его шанс. Двадцать метров, которые нельзя преодолеть по прямой. Нельзя становиться лёгкой мишенью. Маятник. Толчок левой ногой вперёд и вправо. Нагрузка на правую ногу, толчок вперёд и влево. На уши давит разрывы автоматных очередей, свист пуль и крики духов, наполненные азартом охотников. Для них он не человек. Лишь движущаяся цель. Загнанный зверёныш, который дарит им удовольствие добить его.
Мысли работают гораздо быстрей, чем его тело позволяет ему двигаться. Кажется, что бесконечно медленно надвигается на него тёмный проём распахнутой двери. Место, которое позволит ему укрыться от летящего в него свинца. Как мешает автомат, который нельзя выкинуть. Без оружия догонят, возьмут живым, и будешь завидовать ребятам, которые погибли сразу. Последние пять метров до укрытия. Нервы не выдерживают. Ноги несут по прямой. В дверном проёме его настигает очередь, закидывая во внутрь дома, отбивая через бронежилет почки. Перехватывает дыхание. Ноги подкашиваются, и он скатывается вниз по лестнице, ведущей в подвал. Заставляет себя встать. Перед ним коридор слабо освещённого подвального помещения.
Снаружи топот ног и крики приближающихся духов. Он бежит по коридору. Стоп. Слева дверь подвального помещения. Толкает. Открыта. Оказывается в комнате, полной мусора, пустыми картонными коробками и деревянными ящиками. Через небольшое окошко в бетонной стене, находящееся примерно в полуметре от земли, виден участок улицы, с которой он только что забежал сюда. Бросается к окну, чтобы оценить ситуацию. Автоматная очередь заставляет его отпрянуть от окна. Несколько пуль влетают в комнату, откалывая от стен куски бетона.
Его заметили. На лестнице, по которой он скатился в подвал, уже кто-то есть. Он слышит возбуждённый разговор. Высовывает автомат и стреляет в том направлении. В ответ тоже очередь. Приходит осознание того, что он оказался в ловушке. Узкое окно в толстой бетонной стене позволяет контролировать лишь узкий участок улицы. Духам ничего не стоит подойти вдоль стены дома и бросить сюда гранату. Или ещё проще. Пальнуть в окно из гранатомёта. И всё.
До этого момента он не ощущал страха. Этому чувству просто не было времени войти в него. Теперь, когда он остановился и от него ничего не зависело, он почувствовал, как внутрь него заползает это липкое, холодное ощущение. Ощущение стремительно приближающейся смерти. Ожидание неминуемой смерти, которое страшней её самой.
И в это время, как-то совсем не к месту, как будто из другого мира, из другой реальности, донёсся до него голос ребёнка, который прозвучал из угла подвала.
Он сделал несколько шагов в сторону этого звука. В углу подвала, за стопкой картонных коробок, сидела молодая женщина, чеченка. На руках у неё был ребёнок, девочка лет трёх, которую она прижимала к себе. И ребёнок, и женщина смотрели на него. Ребёнок, широко распахнутыми глазками, как будто бы с интересом изучая. В обеих ручках девочка сжимала большое яблоко, от которого только что откусила кусочек, и теперь тот слегка высовывался из её удивлённо приоткрытого рта. Женщина же смотрела на него глазами, полными ужаса. И не только. Наверное, так смотрят на змею, от которой нельзя убежать и которая должна обязательно ужалить. Ужас, смешанный со страхом и омерзением.
- Не воспринимает местные нас как солдат-освободителей, - мелькнула у него мысль - Наверняка муж её воюет на стороне боевиков. Сколько ей? Двадцать два – двадцать три года?
Сердце защемило. Именно такими он видел в последний раз свою жену и дочь. Обкуренный сынок одного из высокопоставленных чиновников городской мэрии сбил их, три года назад, на своём джипе. Сынка того суд оправдал. Нашлись свидетели, которые сказали что «видели», как женщина с ребёнком сама бросилась под колёса. В медицинском заключении говорилось, что ни наркотиков, ни следов алкоголя в крови водителя обнаружено не было.
Жизнь для него тогда потеряла смысл, жить в своём родном городе стало невыносимо, и он записался по контракту в Чечню.
И вот сейчас, вспоминая свою жену с дочкой, он смотрел на этих людей и понимал, что они его единственный шанс на спасение. Заложники. Ребёнка выставить в окно, женщину поставить у дверей. Если боевики местные, они наверняка не станут стрелять. А скоро на шум подтянутся наши.
Если там наёмники из других стран то…
Прокрутив всё это в голове, он вдруг отчётливо понял, что нет никакой разницы, кто там. Он всё равно не сможет закрыться ими. Он не сможет дальше жить с этим. И сейчас, брошенная граната разнесёт на клочья не только его, но и их.
- Их-то за что!
Понимая, что на счету каждая секунда, он подскочил к ним:
- Тряпка, нужна белая тряпка!
Похоже, что женщина плохо понимала по-русски.
- Дай вот это! – Он показал пальцем на косынку девочки, белую, в красный горошек.
Женщина, плохо слушающимися руками сняла косынку и протянула ему.
Быстро привязав косынку к дулу автомата, он кинулся к подвальному окошку, высунул автомат и начал махать им:
- Не стреляйте, не стреляйте!
- Что солдат, жить захотэлось? – раздался в ответ с улицы высокомерный голос и вслед за ним дружный хохот боевиков.
- Здесь женщина. И ребёнок. Пусть уйдут.
- А что, солдат? Мы не против. Пускай выходят. И ты выходи. Мы тэбе кишки выпустим!
Снова дружный, радостный хохот.
- Сейчас!
Он кинулся вглубь подвала.
- Вставай, уходите отсюда!
Женщина смотрела на него со страхом, наверное, плохо понимая, что он от них хочет.
- Вставай! – Он взял женщину за куртку, показывая, что надо подняться, и подтолкнул их к двери – Уходите!
Женщина неуверенно посмотрела на него, крепко прижав к себе ребёнка,сделала несколько шагов по направлению к двери.
- Стой!
В голове мелькнула мысль, что их запросто могут убить на выходе. Нервы у всех на пределе, и стрельба ведётся на любое движение. Он скинул с себя бронник, который ему был уже совершенно без надобности. Уж лучше сразу погибнуть от разрыва гранаты, чем контуженному, попасть в руки боевиков. Он знал, что они делают с пленными.
- На, надень.
Она посадила ребёнка на пол, и попыталась надеть бронежилет поверх куртки.
- Нет, так хуже, за солдата примут. Под куртку, под куртку.
Женщина скинула куртку, надела бронник, поверх накинула куртку, взяв на руки ребёнка, запахнула бронежилет на нём. Девочка всё ещё держала в руках большое яблоко.
Он отвязал детскую косынку от автомата и засунул в карман женской куртки.
Подойдя к дверям подвальной комнаты, женщина что-то крикнула в коридор на своём. Ей ответили. Она побежала по коридору в сторону выхода.
Он прислушался. Выстрелов не было. Издалека был слышен приглушённый разговор на чужом языке.
Вот и всё. Он остался один. Осталось только ждать. И ждать, судя по всему недолго.
Он подошёл к окошку, и расстрелял из него рожок из автомата. Просто так, от отчаянья. Сел на пол под окошком, поставил автомат между ног и откинул голову. Взгляд упёрся в сырую бетонную стену напротив.
И тут он оказался в детстве. За домом, в высоченных лопухах они играют с Димкой в войну. Димка взрослый пацан, на два года старше его, закончивший уже второй класс. А ему осенью только в первый. Димка неожиданно выскакивает на него с пластмассовым автоматом в руках и орёт:
- Тра-та-тах, ты убит!
- Мимо! Мимо! – Кричит он и скрывается от Димки в лопухах. Он не хотел быть убитым. Если его когда-то и «убивали», то только после того, как он сам поубивает много-много врагов, и лишь только тогда он мог умереть героем. Он убегает от Димки, ложится на землю и начинает терпеливо караулить его. Димки всё нет, и он начинает замерзать. Ноги неприятно затекают, в глазах начинает темнеть. И вот, вместо лопухов, перед ним снова тёмная стена подвала. Он очнулся.
Он не знал, сколько просидел в таком положении. Тело затекло. Он посмотрел наверх, на окошко. На улице смеркалось. Он встал, прислушался. Похоже на то, что боевики ушли. Вставив новый рожок в автомат и передёрнув затвор, он осторожно вышел в подвальный коридор. Стараясь наступать бесшумно, подошёл к лестнице, ведущей наверх, на улицу. Никого не было. Поднялся по лестнице наверх. На ручке подвальной двери висел его бронежилет. Ни о чём не думая, механически, он поставил автомат на пол, прислонив к стене, и одел бронежилет. В нагрудном кармане бронника что-то лежало. Достал. Это было, завёрнутое в детскую белую косынку в горошек, яблоко. Большое, надкусанное яблоко. Он с хрустом откусил от него большой кусок и уставился на тёмное, сумеречное небо. Он начал понимать, что завтра снова для него настанет день. И этот день просто не может быть пасмурным. И завтра он обязательно увидит солнце. Яблоко таяло во рту, смягчая пересохшее горло. Даря сладковато – кислый, пронзительный, свежий вкус.
Вкус жизни.

Показать полностью

Пасхальное

Христос воскрес для того,
чтобы дожить человеческую жизнь в человеческом теле,
встретить старость в окружении любящих внуков
и, перед смертью,
чувствуя приближение её, сказать им:
- А вы знаете, я ведь и есть... тот самый… Бог…
- Да, да, дедушка, мы догадывались – дружно кивают внуки,
а за его спиной, с жалостливой улыбкой
крутят пальцем у виска, перешёптываясь:
- Совсем на старости лет спятил,
бедолага…

Как я лечил спину

Может кому-то пригодиться.
Когда-то были серьезные проблемы со спиной, сорвал, работая на шахте в 21 год.
Были моменты, когда ощущение, что тебе пику в позвоночник втыкают, отнимается вся нижняя половина и падаешь на пол.
Научил родственник, спортсмен.
Собственно, это для тех, кто дружит со спортом.
Закачивание спины.
Кажется что немыслимо, при такой боли давать нагрузку на спину. Вроде как должно быть хуже.
Но там работает по другому.
Мышцы укрепляются, поддерживают корпус, растягивают позвоночник и позвонки встают на свои места.
Облегчение наступает сразу.
Если есть станок для спины как на картинке, хорошо.
А я доползал до табуретки, ложился на нее низом живота, лбом упирался в пол.
На ноги полуприседала жена
И начинаешь по чуть-чуть, напрягая спину, отрывать лоб от пола.
Так как боль идёт от смещения позвонков, а не от мышц, то они работают нормально и начинаешь чувствовать, что можешь увеличивать амплитуду.
Понемногу делаешь прокачки глубже и глубже.
Уже после этого чувствуешь облегчение.
Встаю, выгибаю спину, тыльными сторонами ладоней за спиной надавливаю на позвоночник.
Два-три раза в день.
В свое время работал на себя, к врачам некогда было обращаться, спасался таким образом.

Как я лечил спину Остеохондроз, Спина, Здоровье, Лечение
Показать полностью 1

Москвич самокатчик

Москва. Митино. Ремонтируют тротуар.
На половину тротуара полоса срезанного асфальта, грязная и неровная, а наполовину старое, более-менее гладкое покрытие.
Иду как все пешеходы по ровному, впереди появляется специалист по доставке продуктов из ближнего зарубежья на электровелосипеде.
Едет навстречу мне по ровной полосе.
Я, как культурный и воспитанный человек, делаю шаг в сторону и схожу на не ровное, грязное покрытие, уступая ему дорогу.
Он невозмутимо проезжает мимо.
Я возвращаюсь обратно, не успеваю пройти и десятка метров, как невдалеке снова появляется товарищ на транспорте, только теперь на электросамокате.
Я как воспитанный человек (сибиряк все-таки), только собираюсь снова уступить дорогу, как самокатчик съезжает с гладкого покрытия и невозмутимо проезжает мимо меня по шершавой и неровной полосе.
САМОКАТЧИК!
И главное, внешность у него чисто московская. Не в том смысле, что пидорско-дровосекская. А такой, знаете, молодой, но интеллигентный москвич в десятом поколении.
Получается такой ненавистный симбиоз москвич-самокатчик, который делает полный разрыв шаблона.
Я немножко в ахуе продолжаю путь.
Потом остановился и сфотал то место, где только прошёл.
Меня самого дровосеки на самокатах достали, а тут вдруг простая человеческая вежливость удивила.

Москвич самокатчик Самокат, Москвич, Вежливость, Культура, Москва, Митино, Мат
Показать полностью 1

Каким образом А.С. Пушкин развращал проституток?

"Закончив лицей, 18-летний Пушкин пустился во все тяжкие. Все три года, вплоть до своей высылки из Петербурга в 1820 году, он вместе с Иваном Пущиным посещал самый фешенебельный публичный дом Петербурга. Владелица заведения Софья Евстафьевна не раз жаловалась на поэта полиции как на «безнравственного человека, развращающего ее овечек». Даже представить страшно, чем Пушкин смог шокировать прожженных столичных проституток, чтобы те решились пожаловаться в полицию" 

А давайте вспомним одно из произведений великого поэта:
- Как широко, как глубоко!
Нет, Бога ради, позволь мне сзади!

Так все таки, каким образом великий поэт мог развращать даже проституток?

Подсказка в картинке.

Каким образом А.С. Пушкин развращал проституток? Поэзия, Загадка, Вопрос
Показать полностью 1

Вопрос знатокам

Считается ли оскорблением фраза: "Я твою маму ебал", если её произносит папа?

Отличная работа, все прочитано!