kushnirstory

на Пикабу
поставил 4 плюса и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
15К рейтинг 64 подписчика 130 комментариев 20 постов 12 в горячем
421

Нечестная пятёрка за ворованную плесень

Когда я училась в школе, в 7 классе,  нам дали домашнее задание по биологии - вырастить правильную плесень на хлебе.
Обладатель любой плесени получает гарантированную пятёрку, а если вырастит  несколько видов микроорганизмов различного цвета, то сможет очень существенно улучшить свою четверную оценку. Мне по биологии грозил трояк, поэтому разноцветная плесень нужна была позарез.


Как выращивать плесень я даже не представляла, но я знала, где есть халявная плесень в больших количествах. Помните, как в мультике "эй ты, птичка, летим со мной, там много вкусного...", так и я подговорила одноклассницу: "Эй, подружка, идём со мной, там много плесени".


И мы с Маринкой пошли по подъездам, копаться в мусорных баках.
Первоначально эти баки поставили в каждом подъезде для сбора чёрствого хлеба для свинарника в нашей воинской части. Но русский народ никогда не дружил с раздельным сбором, поэтому в баках вперемежку с хлебом валялись пакеты, окурки, мятые газеты.


Маринка стояла на стрёме, пока я внимательно осматривала содержимое алюминиевых баков. Выбирала хлебные огрызки, стараясь не повторяться в колоре:
чёрная плесень у нас уже есть;
вот почти целая заплесневелая буханка, словно в серой красивой пушистой шубке;
этот кусок ржаного затянула плёнкой бурая махровая плесень;
ещё один кусочек хлеба в страшных зелёных пятнах, как в гнойных язвочках - в руки брать страшно.
Прямо Клондайк плесени.


Биологичка что-то говорила о голубой плесени, самой капризной, трудновыращиваемой, и о жёлтой, самой ядовитой. Никак не найти. Уже третий подъезд обходим.


Потом на лавочке мы рассматривали наши сокровища, делились наиболее ценными экземплярами. Из-за одного маленького кусочка с редкой жёлтой плесенью чуть не раздружились. В результате, его забрала я как организатор и мозг нашей операции.


На урок биологии каждая принесла едко пахучий пакетик с разными кусочками несъедобного хлеба. Там были и чёрные липкие паутинки из плесени, и серая лёгкая шубка, и мохнатые язвочки, и зелёные островки всех оттенков.
Если бы учительница стала нас расспрашивать, как мы вырастили на хлебе столь богатую флору, мы б засыпались. Но училка только прошлась по рядам, позаглядывала в пакетики, похвалила и выставила оценки.


Мы с подружкой возвращались домой, хитрые и довольные, с нечестными пятерками.
В итоговой четверти я получила четыре. Никакая разноцветная плесень не смогла вытянуть мой трояк с минусом.

Нечестная пятёрка за ворованную плесень Школа, Биология, Плесень, Обман
Показать полностью 1
61

Маленькие шажочки

Дело было в Абхазии.

Нет, мы там не отдыхали. Мы поселились по соседству, по другую сторону пограничного перехода, в микрорайоне Адлера недалеко от олимпийского парка, в совхозе «Россия», в одном из многочисленных переполненных гостевых домиков.


И однажды я устала.

Устала от людской скученности на улицах, в кафе, в магазинчиках, на море и набережных. От беспардонной назойливости продавцов на пляже.

От жадности и предприимчивости местных жителей, которые, борясь друг с другом за каждый квадратный метр, всё новыми и новыми надстройками, застройками, пристройками заслонили небо.

От непрекращающегося шума перфораторов и громкого армянского мата строителей.

От запредельных сочинских цен и «местной» турецкой черешни.

От нелогичности — в Адлере кукуруза вдвое дороже, чем в Питере.

От подделок — чурчхела с таким количеством крахмала, что она крошилась в руках, как пенопласт. Вино, которое обжигало язык дешёвым спиртом.

Устала от такого суетливого и неприятного южного курорта, которое совсем не пахло долгожданным морем.


Вместе с Татьяной — новой соседкой по общему балкону — мы решили проверить, а так ли хороша Страна Души, как её нахваливают. Мы только на денёк, туда и обратно.

Удобно. Одна дорога проходит через всю Абхазию. Сел в маршрутку и за несколько часов проехал страну.


- Тань, поехали? - А, давай. Поехали.


Посмотреть на горы, пообнимать эвкалипты, подышать их пряным запахом. Абхазы называют эвкалипты бесстыдницами за их готовность полностью скинуть кору — обнажиться.

Выпить настоящего домашнего вина.

Попробовать легендарную хачапури-лодочку по-аджарски.

Побродить по немноголюдному  пляжу с мелкой приятной галькой.

Послушать сложный язык абхазов, совсем без гласных, слова как будто спотыкаются друга о друга.


На всё это у нас был один день. Нам хватит. Мы быстро.

Не хватило.

Вечер застал нас в Новом Афоне. Никакие маршрутки уже не ходили. А абхазские бомбилы бомбили такими ценами за такси, что легче было переночевать на месте, чем возвращаться обратно в отель. Будем искать ночлег.


В южной, рано наступающей темноте мы бродили по кривым улочкам Нового Афона, стучались в окошки и калитки:

«Хозяйка, комнату не сдаёте?»

Нам ночевать на улице нельзя. У нас трое детей: моих двое и Танина дочка — тоже шестилетка, Дианкина ровесница. Да и небо всё больше и больше хмурится, в воздухе пахнет близким дождем.


Наконец, кто-то нас послал к Замире в кафе, а та — к Зое на рынок. «Посидите тут, около рынка, я её предупредила, она скоро пойдет домой и вас захватит».


Мы сидели на деревянной скамейке, ели горячую хрустящую хачапури-лодочку и запивали мандариновым соком. Вкусно. Ноги гудят от впечатлений. И морем пахнет.

День удался. Сейчас только Зою дождемся…


— Зоя, добрый вечер! Пустите переночевать? На одну ночь. Двое взрослых и трое детей. Сколько?

— Пятьсот. С каждого.

— Так дорого?! Мы утром уже уйдем.

— Пятьсот. С каждого.


Наконец, договорились — 2 тысячи за пятерых.


Зоя жила на горе. Огромный пожилой дом, весь в зелени. Веранда, словно плотным, огромным ковром, увита плющом. Дом поделен на две части: хозяйская и гостевая. Много комнат, общая летняя кухня, туалет и душ тоже общий, в отдельной пристройке.


Вот вам постельное белье, полотенце, чайник. Угощайтесь пахлавой. Вот ваши комнаты — одна на первом этаже, другая — на втором. Выбирайте.


Таня с дочкой пошли наверх. Дианка с ними, отпросилась к новой подружке на ночёвку. Нам с сыном досталась маленькая угловая комнатка, совсем простенькая, пара кроватей, минимум мебели, деревянные полы и огромное окно.


А за окном густая темнота. И дождь. Уютно засыпать, когда по стеклам барабанит мощный южный ливень, а тебе тепло и приятно. Для меня это маленькое скромное счастье.


В детстве маленький Тёмка спрашивал, мама, а что ты любишь больше всего на свете. Я люблю, сынок, когда идёт дождь, а я дома. Это для меня счастье. Однажды он прибежал на кухню и зовёт меня в большую комнату: «Мама, идём быстрее. Там у тебя счастье началось». Тянет к окну: «Смотри, на улице дождь. А ты дома».


В маленькой комнате я укуталась в одеяло, вдохнула незнакомый запах чужого дома, сладкий аромат южных трав и прохладного ночного дождя со вкусом моря. Вот сейчас у меня счастье начнется.


Спи, Артёмка. Люблю.


Дремота, пережитыми мыслями и мечтаниями, медленно залезала под одеяло. Тело становилось легким. Звуки угасали.

Остался только шепот шу-шу-шу-шу.

Дождь? Море? Ветер? Шу-шу-шу-шу-шу-шу.

Я сплю. Почти сплю. Что-то не давало мне раствориться в мягких сновидениях. Тянуло обратно.


— Маааа. Мама. Ма, проснись, — сын дергал за одеяло.

— Тёма?

— Слышишь? Маленькие шажочки. Маленькие шажочки.


Да, слышу. Я проснулась, а шепот остался — шу-шу-шу-шу-шу-шу.

Включила слабый свет, и непонятный шёпот превратился в сереньких ушастых мышек, снующих по полу.


Знаете понятие муравьиная тропа? У нас в комнате была мышиная. Деловито, не страшась света, они шуршали по полу невесомыми быстрыми «маленькими шажочками».

В неясном полумраке комнаты серые пушистые комочки торопились по своим мышиным делам. Из-под кровати — в щель около двери. В коридор. Наверное, к девчонкам пошли.


Утром спрашиваю:

— Татьяна, у вас ночью мыши были?

— Нет. Нам больше повезло. У нас был мужик. Завалился какой-то пьяный придурок, топтался у дверей, бурчал что-то. Меня увидел, руками замахал: «О, братан, извини, извини», — и вывалился в коридор. Я испугалась. До утра уснуть не могла.


(оказалось, взрослый сын хозяйки, под самое горлышка накачанный абхазским крепленным, ночью перепутал комнаты. Да что там комнаты. Он перепутал этажи. Хозяйская часть дома располагалась отдельно, внизу)


В отличии от Татьяниного мужика наши мышки не испортили мой сон. Я не испугалась. Ни капельки. Эта шустрая мелочь была частью старого дома, вместе с мандариновыми деревьями, плющом на веранде, скрипучими деревянными полами и затихающим дождем.


Придвинула Тёмкину кровать вплотную к своей. Укрыла одеялом своего напуганного подростка. Обняла. Люблю. Спи.


Эх ты, трусишка. «Маленькие шажочки».

Показать полностью
3174

Про ЭТО. Поговорим о сексе?

В нашей семье тема секса была не то чтобы под запретом, её просто не существовало. Вообще. Но и время было такое. Молчала не только моя мама. Молчали взрослые, молчала школа, молчали телевидение и пресса. Вокруг был словно какой-то информационный вакуум.


Еще свежи были отголоски телемоста 86-го года «Ленинград-Бостон», когда фраза «В СССР секса нет» полетела в народ.

Кто-то произносил ее с гордостью: «В СССР секса нет!».

Кто-то неуверенно, словно сомневаясь, вроде бы есть, но сам не видел.

А кто-то просто с издевкой: «В СССР секса нет? Да ладно»


Конечно, все мы знаем, что сама фраза была, как говорится, выдернута из контекста. И полностью звучала так "В СССР секса нет, есть любовь". Но почему-то в народ полетел только "секс".


Для меня эта фраза стала олицетворением времени моего взросления, полового созревания. Время, когда я менялась и в голове, и в теле. Время моих безответных вопросов.


Первый интерес, как полагается, появился еще в детском саду.

Мне, девочке выросшей в полном матриархате, с редким воскресным папой, было вдвойне интересней, как у них, у мальчишек, там все устроено. Наши детсадовские игры в дочки-матери становились всё взрослее, а игры в доктора — все интереснее. И в тихий час, сдвинув раскладушки, мы с девчонками тихо шептались, что у мальчишек, там, всё напутано — много лишнего.


К выпускному из детсада мы уже успели многое: выучили песенку про весёлого капитана, научились выжигать на дощечках, показали своё и увидели чужое.


Как большинство детей того времени, выросших в маленьких военных городках, я всё своё свободное время проводила на улице. Домой забегала покушать, да посмотреть очередную серию «Ну, погоди!» 

Улица была не только место для игр, для общения, она являлась мощным источником информации. Все самое интересное, страшное, постыдное, все самое запретное я приносила с улицы. Именно улица рассказывала мне то, о чем молчали взрослые.


На детской площадке, в старом деревянном домике с облезшей краской, в проверенной компании, передо мной открывалась дверь в запретный мир взрослых тайн.


Верховодила в нашей компании моя подружка Ольга. Она поражала и восхищала меня знанием такого огромного количества пошлостей: анекдотиков, стишков, песенок.

И каждый день у нее бенефис:

" А  вот слушайте еще один анекдот.


Мальчик залез на дерево, подходит к нему милиционер и говорит:

--  Слезай. — Не слезу.

— Как тебя зовут? — Ган.

— Как фамилия? — Дон.

— А где твоя мать работает? — В аптеке.

Милиционер приходит в аптеку да как заорет:

— Ваш Ган Дон не слезает!

А ему в ответ:

— Надо было по размеру покупать».


От этого анекдота ржали все. Все, кроме меня. Я не понимала, что смешного в том, что мальчик со странным именем Ган Дон не хочет слезать с дерева.


А Оля удивленно спрашивала:

— Ты не знаешь, что такое гандон?

— Нет, — мотала я головой.

— Это… конфетка. Вкусная-превкусная. Иди в магазине попроси.


Но в ее хитреньких глазках чувствовался подвох, и я понимала, что если гандон, действительно, конфетка, то очень невкусная.


Да, кстати, дети 70-80х, вы помните, как в СССР назывался презерватив?

Резиновое изделие №2. Бытует мнения, что резиновое изделие №1 - это противогаз, изделие №2 - презерватив, изделие №3 - калоши, а номер четыре - напальчник. Но это всего лишь мнение.


Презервативы продавались только в аптеках и были замаскированы невзрачными серыми квадратиками, словно из упаковочной бумаги. Никаких вам усиков и ароматизатором.


Так вот, пользуясь своей сексуальной осведомленностью, а моей сексуальной безграмотностью, Ольга частенько меня подставляла:

— Жанна, смотри, вон на лавочке сидят старшеклассницы. Иди скажи им, что они шлюхи.

— А что это?

— Ну, это значит, что они красивые. Они обрадуются и шоколадку тебе дадут.


Может, я и была дурой, но очень осторожной.

Я близко подходить не стала, остановилась неподалеку, сделала приветливое лицо и нежно, по-доброму сказала:

— Девочки, вы такие шлюхи.


В ответ в меня полетели ругань и комья грязи. Я поняла, надо удирать, шоколадки не будет.


В пятом классе я уехала в лагерь, а обратно привезла "бесценное сокровище"-  заветную тетрадочку, где были записаны откровенно неприличные анекдоты, песенки и стишки, с пояснением непонятных слов. На целую неделю я затмила популярную Ольгу в нашей компании, вернее даже в нашем дворе. Да что там двор - я стала звездой городка.


Подружки толпились в подъезде:

— Здрасьте, тетя Юля. А Жанна выйдет? — и мне тихонечко, украдкой, из-за маминого плеча шептали: «Тетрадку захвати».


Матерные стишки из моей заветной тетрадочки растиражировались по другим заветным тетрадочкам. Я была мега-популярна. Но недолго. Через неделю я сожгла этот бесценный артефакт в топке домашнего титана. Страх быть пойманной и уличенной в чем-то постыдном затмил жажду славы.


И вот такие пионерские лагеря, деревенские родственники и друзья пополняли мой сексуальный багаж запретными стишками и скабрезными историями. Частенько информация, полученная на улице, пугала и тревожила. Она требовала выхода и пояснений. А к кому идти?


Я решилась и пошла к  маме. К своей строгой маме. У меня было всего два вопроса. Первый, несколько запоздалый, но достаточно традиционный и безобидный детский вопрос - Откуда берутся дети?

А вот второй, взрослый и опасный вопрос, я вынесла всё из того же облезлого домика на детской площадке: «Мама, а что такое секс?»

В ответ я получила резко и категорично: «Дети от любви, а секс — это грязно и стыдно. Им занимаются только проститутки».


Мамина интонация пугала и не располагала к дальнейшим расспросам. Кто такие проститутки, я примерно догадывалась и поэтому уяснила главное: секс — это плохо, секс — это грязно, секс — это стыдно.


И когда соседская Наташка сказала, что все родители занимаются ЭТИМ, я набросилась на нее с кулаками и слезами:

— Неправда! Неправда, моя мама не такая!


Я училась в сельской школе. Частенько учителей не хватало, уроки совмещались. Иногда домоводство для девочек и трудовое воспитание для мальчиков превращались в один большой общий труд. На этом уроке наш бессменный трудовик Сергей Николаевич объяснял нам, как нужно вести себя в театре и кто такие гомосексуалисты.


Делал он это как трудовик, доступным простым языком:

— Вот иду я по школе, слышу, пацаны в классе вошкаются и обзываются: <<П@дорас! Сам ты п@дорас! >>  Увидели меня и уши прижали, и врассыпную. А слово это очень даже литературное и означает…


И трудовик выводил мелом на классной доске большими буквами длинное  красивое, непонятное слово — ГОМОСЕКСУАЛИСТ.


Вот, говорит, ругайтесь на здоровье, только грамотно.

Ещё трудовик  учил, как правильно вести себя в культурных общественных местах, в театре:


- Значит так, записывайте. Не ржать, не харкаться, не материться. Николаев, это к тебе относится. И когда вы проходите к своему месту, то с извинениями и лицом к человеку, потому что никому не приятно нюхать вашу задницу..."


И тут же с последней парты летел вполне логичный вопрос от второгодника Николаева:

-  А передницу нюхать приятно, что ли?


В старших классах ввели новый предмет «Этика и психология семейной жизни». Унылая тусклая училка также уныло и бесцветно диктовала из учебника под запись «семья как ячейка общества…» 

Скукотища. Мы засыпали.


А однажды то ли она заболела, то ли уволилась, но у нас появилась новая, совершенно потрясающая учительница. Именно на ее уроках я увидела презерватив живьем и узнала, что оральный секс происходит не от слова «орать».


На одном из уроков, в качестве учебного пособия, учительница повела весь класс на фильм «Греческая смоковница». В маленьком кинотеатре мы расселись как враги — мальчики налево, девочки направо.

Суть фильма такова: юная сексапильная красотка путешествует по стране, бесстыдно оголяется, флиртует и подсматривает за парочками во время секса. И снимает всё это на камеру, чтобы выяснить, почему люди занимаются любовью без любви.


Этот же вопрос нам задала и учительница после окончания фильма.

Но два враждебных лагеря напряженно молчали и старались не смотреть друг на друга. Мальчишки тихонько посмеивались. А девчонки сидели пунцовые от стыда и обиды, потому что в фильме было показано много обнаженного женского тела, а мужского совсем чуть-чуть, буквально кусочек задницы. И было такое ощущение, что мальчишки нас видели голыми, а мы их нет.


Но, несмотря на этот шок, стыд и неловкость, я с нетерпением ждала следующих уроков по «Этики и психологии семейной жизни». Впервые я получила ответы на свои вопросы. Не в виде пошлых стишком и песенок, это были правильные и деликатные объяснения от взрослой понимающей женщины. Она разговаривала с нами наравне, как женщина с женщиной, как мать с повзрослевшей дочерью.

К сожалению, эти уроки продолжались недолго. Кто-то из родителей углядел разврат и написал докладную директору. И на смену «греческой смоковнице» вновь вернулась «семья как ячейка общества».


Сейчас у меня подрастает дочь.

И, помня свои подростковые метания, этот тяжёлый бурлящий суп в голове с привкусом стыда и запрета,  я всегда открыта для ее вопросов.

Я никогда не отмахиваюсь от Дианки, мол, рано тебе еще это знать. Раз спрашивает, значит, время пришло.  Мне не стыдно объяснять своей подросшей дочери то, о чём молчала моя мама.


Ну, а что не смогу объяснить я - поможет Яндекс.

Показать полностью
1761

Чага-обманщица

Я до сих пор помню, как горели мои содранные ладошки, когда я, цепляясь за шершавый ствол, падала с березы. Прошло много времени, но как увижу чагу - сразу ладошки горят.


А началось всё с объявления в сельской аптеке "Аптека купит у населения...", и далее шел перечень лекарственных трав и ягод: зверобой, шалфей, подорожник, душица, брусничный лист, рябина, шиповник ...

Длинный список и против каждого названия цена за 100 грамм в сушенном виде. И в самом конце списка гриб чага.


Вот с него-то мы с моей школьной подружкой Маринкой и решили начать. Грибы собирать легко и сушить не надо. А уж в ближайшем лесочке этого добра навалом. Все выходные мы ходили по лесу и сшибали с пней и поваленных деревьев корявые сухие грибы-губки. И радовались лёгкой добыче.

Возвращались домой с полными пакетами и уже подсчитывали прибыль. Маринка копила на магнитофон, я - на шоколадку и живую обезьянку.


В понедельник мы встретились на школьной автобусной остановке с объёмными неудобными пакетами и на все вопросы одноклассников отвечали:

"Это так, ерунда, ботаничка попросила набрать чаги, для поделок".


Мы ж не дуры рассказывать, на какую золотую жилу напали. Сейчас это сдадим, деньги получим и еще пойдём.


После школы пошли в аптеку, сдавать добычу.

Когда мы вывалили на прилавок пакеты с чагой, тётенька в белом халате только руками замахала - убирайте эту грязь, это не чага, а ложный трутовик, мы такое не принимаем.

И выдала нам по специальной памятке о грибах рода Inonotus obliquus: что это за гриб, как выглядит, где растет и чем полезна настоящая чага.


На следующие выходные мы с Маринкой снова пошли в лес уже вооруженные знаниями - настоящая лечебная чага растёт только на живых деревьях и самая ценная это березовая. И, как назло, все это богатство росло на приличной высоте.

На дерево полезла я, потому что я сильная и крепенькая пацанка и по канату хорошо лазаю, а Маринка худощавая, слабая девочка и по физ-ре у неё трояк.


Всё произошло быстро - высота приличная, я держусь за ветку, вот ещё чуть-чуть и дотянусь до огромной волнистой шляпки, сейчас только руку поменяю, а то затекла уже. Три сбитые чаги уже лежали на земле, и вот эту, самую большую, никак нельзя оставить. Я обязательно дотянусь.


Вот-вот, еще немножко и ....очнулась я на земле с саднящими ладонями и отбитым копчиком.

Чага победно висела на березе.


После этого мы решили собирать подорожник. Это безопаснее. Да и ложных подорожников точно не бывает.

Чага-обманщица Реальная история из жизни, Заработок, Подруга, Длиннопост
Показать полностью 1
846

"Я от Сюзанны" или Как устроиться на работу в бордель      (история из жизни)

Я местная. Родилась и выросла недалеко от  Питера, в военном городке, которых по области было раскидано множество. В Питере училась, работала и присматривалась к  дальнейшей жизни.


Но «географически невыгодное» замужество забросило меня сначала в Казахстан, а после на Урал. Целых 10 лет я прожила в глухом, уральском, военном городке: родила детей, завела собаку, обросла друзьями, вещами и даже организовала свой бизнес.

Но собственная лень привела меня к банкротству, а подросшие дети – к мысли о цивилизации. Последней каплей была потеря шестой по счету съемной квартиры.

Мы решили вернуться в Питер и начать всё заново.


Питер встретил нас негостеприимно. Он нас не ждал.

В тот год выдалась очень лютая зима, солнце совсем не показывалось, а ледяной ветер, пронизывающий насквозь мою неубедительную одежонку, и вовсе прописался в городе. Каждый день было темно, холодно, голодно и безрезультатно. Я искала работу.


К поиску работы я подключила родных и знакомых, и со всех сторон мне поступали самые разнообразные предложения. Я старательно штудировала сайты работодателей, созванивалась по объявлениям, ездила по собеседованиям и … получала отказы. Что-то не устраивало меня, но чаще отказывали мне.


- Нет опыта работы

- Неподходящее образование

- Не устраивает прописка

- Не соответствует дресс-код


Но кто бы мог подумать, что главным камнем преткновения станет мой возраст. Оказывается, если вы перешагнули 35-ти летний возрастной рубеж, ваши шансы на работу сокращаются втрое. Каждый день я слышала одно и то же «мы вам перезвоним», что было равносильно категорическому «нет».

Я была близка к отчаянию.


В очередной раз я направлялась на очередное собеседование по объявлению «Крупной серьезной компании требуется администратор без опыта работы. Удобный график. Достойная зарплата».


Офис компании находился на канале Грибоедова, где-то во дворах. Проходя по Невскому проспекту, мимо Дома Книги, я, помня о своем библиотечном образовании, решила попытать счастья и в сфере книготорговли. При всей своей любви к литературе, работа в библиотеке не для меня. Память до сих пор хранит воспоминания о пыльных запасниках, о гнетущей тишине читальных залов и о постоянных упреках руководителя библиотечной практики: «Жанна, ходи тише. Жанна, разговаривай тише».


Другое дело - книжный магазин, да еще такой огромный и знаменитый, как Дом Книги. Здесь мне все нравится. Здесь я хочу работать. Мысленно я уже представляла, как буду так же ловко шустрить между стеллажами (вся такая деловая, в фирменном галстучке), как буду помогать - советовать покупателям и быть частью этого красивого и благородного«муравейника».


В отделе кадров меня встретила привлекательная моложавая брюнетка.  Узнав о моем образовании и желании работать, она немного погоняла меня по основам библиотечного дела, поинтересовалась личными книжными предпочтениями.

Неуверенно ерзая на стуле, я поняла, что последние 10 лет на Урале не прошли для меня бесследно. Я отупела. Ни одного достойного ответа. Как стыдно!


Интервьюер даже не говорила успокаивающего «мы вам перезвоним». Она была предельно честна и кратка: «Извините, на данный момент вакансий нет. До свидания».

Унося с собой мечту о фирменном галстучке, я вновь шла по Невскому. Впереди меня ждал «администратор без опыта работы».


Первое, что бросилось в глаза, когда я добралась до нужного места, как хорошо защищен офис. Массивные решетки на окнах, тяжелая железная дверь, камеры, домофон. Металлический голос спросил о цели визита. Меня пропустили внутрь.


Дальше решётка, за ней еще одна крепкая дверь с глазком. Через этот дверной глазок меня внимательно рассматривал другой глазок. Вскоре я познакомилась и с его обладателем. Дверь мне открыл типичный боец разборок 90-х: бугристое от перекаченных мышц тело, квадратная челюсть, тяжелый немигающий взгляд.

ОТ страха я немного замешкалась на пороге. Мама дорогая! Куда я попала? Они что здесь, наркотой банчат?


Осторожно прошла дальше, огляделась. Пока ничего криминального. Большая светлая комната разделена перегородками. За столами сидят тётеньки. Мне досталась кудрявая, в очочках, она представилась психологом, стали разговаривать. Ряд стандартных вопросов, анкетные данные, не употребляла, не привлекалась и т.д. Психолог что-то записывала, периодически поглядывая на меня поверх очков.

Наконец допрос закончен. Итак, приговор.


-Милочка, вы нам подходите, мы берём вас на работу. Нас устраивает всё: ваш возраст, образование, ваша внешность и психическое здоровье (да-да был и такой пунктик).  Вы хотите узнать, какую работу мы предлагаем? Но предупреждаю, если вы будете ругаться и размахивать руками, мы вынуждены будем применить силу.


Ничего себе, заявочка! Я вновь ощутила, как по телу судорогой пробежал холодок. А вдруг действительно наркота!


Я напряглась и спиной почувствовала, как напрягся охранник. Ой, Жанна - дура! Сидела бы на Урале, не высовывалась. Я откашлялась: «Что за работа?». Ответ меня просто огорошил


- Мы предлагаем вам работу администратора в борделе.


Ни фига себе! Вот так вакансия!

А психологиня словно не замечала моего растерянного лица и спокойно продолжала:

«Работа сутками, двое через двое, зарплата до пяти тысяч за смену. В обязанности входит: обзвон девочек, обзвон клиентов, расчет с наемными водителями, ведение журнала посещений, контроль за продлеванием услуги…»


Я слегка потрясла головой, приходя в себя от столь необычного предложения. А инструктаж продолжался: «Если девочка выездная, необходимо курировать ее на протяжении всей работы».


Голова шла кругом.

Что я знаю о борделях? «Интердевочка» с Еленой Яковлевой. Улица красных фонарей в Амстердаме. Японские гейши. Но у нас-то не Япония. У нас это криминал.

Я вспомнила страшные газетные истории о провинциалках, не поступивших в театральное, о бесправии, убийствах и рабстве в подпольном секс-бизнесе. И задала очень волнующий вопрос:


- А для меня эта работа безопасна?


Тётенька от удивления даже очки сняла:


- Милочка, посмотрите на себя. Мы специально на эту должность берем невзрачных, возрастных женщин. Все наши девочки модельной внешности: маникюр, педикюр, солярий. Вы на себя посмотрите и успокойтесь, никто к вам приставать не будет.


От возмущения я аж поперхнулась «Вот сучка!» Но на работу согласилась, получила пароль и отправилась по указанному адресу.


И вновь проходя по Невскому проспекту, мимо Дома Книги, я невесело усмехнулась: « Вот ведь превратности судьбы: из Дома книги – в бордель».


Бордель находился на улице Восстания, недалеко от метро, у всех на виду. Особо не маскировался, да и пароль был немудреный «Два длинных, два коротких. Спросить Стаса. Я от Сюзанны».


Классика жанра – Сюзанна. Интересно, это её рабочий псевдоним или настоящее имя.


Я поднялась на второй этаж. И снова «пуленепробиваемая» дверь. Этим меня уже не удивить. Здесь подпольный бордель.

Дверь мне открыла возрастная женщина невзрачной внешности.


Здравствуйте, коллега. Я от Сюзанны.  Мне нужен Стас.


Однако, приглашать меня не торопились. Я выжидающе смотрела на администраторшу, она оценивающе – на меня. Наконец, посторонилась и пропустила внутрь.


Так вот ты какой, питерский бордель? Я почувствовала небольшое разочарование. Обычная переделанная коммуналка, большой холл с красными диванчиками, по обе стороны длинного коридора расходятся комнатки. Ничего особенного. Общага, блин!

А где же легендарный красный фонарь? Где эротическая лепнина, где крамольные гравюры?


В холле тот самый Стас нецензурно напутствовал на работу молоденькую проститутку.

Он ещё раз повторил мне должностные обязанности и отправил знакомиться с коллегами и документацией.


На следующий день я должна была выйти на работу.

Меня аж потряхивало от нервного возбуждения. Я буду работать в борделе! Я видела живую проститутку!

Эмоции и впечатления переполняли меня. Я поделилась этой новостью с сестрой и получила от неё восторженное одобрение. Я позвонила подруге и получила от нее ханжеское непонимание. Вечером, не выдержав, рассказала все мужу и получила от него... «люлей».


Муж орал так, как будто я в этот бордель устраиваюсь работать не администратором, а проституткой-стахановкой.


Я защищалась: «Валера, там платят хорошие деньги».


«Какие, к черту, деньги!– брызгал слюной мой разъяренный муж. - А если облава, мне тебя потом из ментовки вытаскивать? А если тебе понравится, мне тебя на трассе искать?»


Не отпустил.

Вот так и не сложилась моя карьера в секс-индустрии. Но если вас заинтересовала эта вакансия, могу подкинуть адресок, пароль-то я помню «Два длинных, два коротких. Я от Сюзанны»

Показать полностью
546

Похудейка-тур.  All inclusive наоборот

Больше всего из того, что перечисляла Наталья,  тур-оператор "Алохи" -

двухместные номера с удобствами, первая береговая линия, вай-фай бесплатный, бассейн, трансфер, страховка, прикрепленный гид, экскурсии - больше всего меня настораживало страшное слово ол инклюзив. Всё включено.


Значит, алкоголь - хоть залейся и шведский стол - хоть обожрись. И лопни.

Я не пью, но я ем. Ещё как ем.


Я смотрела фотографии разных отелей и видела только горы еды: всевозможные салаты, гарнир на любой вкус, сочные шашлыки, много мяса, изобилие фруктов и овощей, выложенные затейливо и живописно, словно для натюрморта.

И самое опасное, десерты - турецкие сладости. Маленькие коварные сверхкалорийные бомбочки.


- А можно только завтраки? И немножко ужина. А алкоголь вычеркните вообще.


Наталья профессионально порхала по клавишам компа, водила мышкой туда-сюда, пальчиками щелк-щелк.

- Нет, везде пансион. Всё включено. Да вы не волнуйтесь, алкоголь там качественный.


Девушка, милая, да не это меня тревожит. Нельзя мне шведский стол. Я же не остановлюсь. И за дочкой не услежу. Проблемные мы - любим поесть.


Последняя попытка:

- А если вообще без еды? Есть такие отели? Заодно и сэкономлю.

- Ну, если только апартаменты. Но стоят в разы дороже, чем all inclusive


Я сдалась.

ОК. Давайте ваш ол инклюзив.

Я сильная. Я справлюсь. Сколько кг привезла в Турцию, столько и увезу обратно. Заучу как мантру от соблазнов "меньше можно, больше нельзя" и буду повторять весь отпуск.


Мы прилетели как раз к завтраку, и я поняла, мантра не понадобится.

Наш отель Ипсос работает по своей системе - "Всё выключено".

К счастью, это касалось только еды.


Отель маленький - всего 3 этажа, скромный, уютный. Славный.

Под деревом котята играются. В тенёчке апельсиновых деревьев дремлет беленькая собачка. Домашний такой отель. Неторопливый.

И очень цветущий.

Внутренний дворик словно покрыт мягким зеленым ковром из цветущих лиан, которые крепкими ветвями - канатами поднимаются до самой крыши, этажи вьются нежной фуксией, обеденная зона под апельсиновыми деревьями.


Пожалуй, эти апельсиновые деревья немножко скрашивали наш ежедневный скудный стол. Приятно кушать под апельсинами, даже если кушать нечего.


Я никогда не понимала, зачем некоторые отдыхающие подрываются с пляжа и торопятся на обед или ужин. Ведь шведский стол безграничен и необъятен.

Он как космос. Потеряться можно.

Теперь я знаю, это были постояльцы такого же отеля как наш Ипсос.

Если вы не пришли заранее или вовремя, значит вы пришли к пустому столу.

Несколько раз мы с Дианой, не торопясь, заходили на раздачу, а там всё, пусто - банкет окончен. Остался только тушеный лук-порей.


Но и в этом есть плюсы.

Повар турок (хороший дядька) готовил только для нас вкуснейший сливочный омлет с зеленью и сыром. Такого пышного и аппетитного омлета никогда не бывало на общем столе. Специально для нас.


Мы усаживались под апельсинами, наливали себе чуть винца и смаковали этот божественный омлет, посылая толстому доброму повару наши благодарные воздушные поцелуи.

Тот расплывался в улыбке и прикладывал руку к сердцу.


За десять дней, что мы провели в Турции, я не съела ни кусочка коварной калорийной бомбочки. Самое сладкое, что я себе позволила - это ароматная сочная дыня.


На завтрак сухие хлопья с молоком. Сыр. Три раза в неделю - омлет.

На обед крупы, тушеные овощи, свежие салаты, томатные супы, много листовой травы и нарезанная дыня целыми подносами.

На ужин то же, что на обед, но без супа.


Дианка полюбила булгур. Я сделала для себя открытие - без сладкого можно жить. И без мяса тоже. В меню мясного не было ни разу. Ни кусочка. Даже запаха не было.


Однажды в обед, на раздаче, по очереди прошёлся шепоток: "Мясо, сегодня мясо дают"

В конце очереди заволновались: "А много? А что там, курица или говядина?"

Оказалось, ни то, ни другое. Рыбные консервы в овощах.


Новенькие поначалу оглядывались в поисках щедрого, как на рекламных картинках, шведского стола, спрашивали:

"И это всё? А десерт когда вынесут? А мясо по каким дням дают?"


Мы, на правах старичков, советовали вновь прибывшим:

Местный сыр не берите, невкусный.

Дыня здесь обалденная. Мужики - бедолаги её с белым хлебом едят. Для сытости.

Мясо? Ха-ха-ха. Забудьте это слово.

Нет, это не прокисший суп. Это йогуртовый суп. Да дрянь, но местные его обожают.

Где наливают алкоголь? Вон мальчик стоит около соков. Точнее, это не настоящий сок, а что-то типа нашего Юпи - просто добавь воды. Гадость химическая. Лучше уж воды попейте.

Да, кстати, белое вино - кислятина, но бесплатно, а красное - вкуснятина, но за деньги.


Как-то раз я стояла в очереди  с обеденным подносом, выбирала, чем себя сегодня порадовать - тушенной капустой или баклажанами. Возьму оба.


Слышу за спиной глубокий вздох:

- Есть совсем нечего. Одна трава.

Оглядываюсь бодренько:

- Так это же хорошо. Зато похудеем.

В ответ женщина развела тоненькими и слабыми ручками-веточками:

- Куда уж дальше?!


Если было совсем голодно или несъедобно, нас выручала кафешка неподалеку с бесплатным интернетом, гранатовым чаем и чудесными лепешками, с разными начинками.


Частенько в этом кафе собиралась компания из нашего отеля - музыканты - и пели народные песни.

"Дорогой длинною, погодой лунною,

Да с песней той, что вдаль летит, звеня,

И с той старинною, да с семиструнною,

Что по ночам так мучила меня!"


Спасибо, Ipsos, за ненабранные килограммы.

Сколько кг привезла в Турцию, столько и увезла обратно.

Стоп, минуточку. Минус 2 кило!!!

Похудейка-тур.  All inclusive наоборот Турция, Отпуск, Все включено, Длиннопост
Похудейка-тур.  All inclusive наоборот Турция, Отпуск, Все включено, Длиннопост
Похудейка-тур.  All inclusive наоборот Турция, Отпуск, Все включено, Длиннопост
Показать полностью 3
1000

Мой друг - контейнер для пластика

Моя младшая итальянская сестра говорит, что если ты постоянно выносишь на мусорку только один пакет, итальянские соседи могут настучать в определенные службы, и тебя оштрафуют за несоблюдение закона о раздельном мусоре.

Семья из четырех человек должна выбрасывать, как минимум, два пакета: один с органикой, в другом может быть пластик или бумага, или же стекло.


В итальянских домах по три - четыре компактных симпатичных мусорных контейнера. Достаточно мудрёная для русской хозяйки сортировка отходов у итальянки происходит на автомате (например, лампочка - это не стекло, а магазинный чек не считается бумажным мусором).


Если я поставлю в свою крохотную шестиметровую кухню ещё пару - тройку мусорных контейнеров, тогда мне придется вынести стол или холодильник. Сработает закон Архимеда "тело, погруженное в жидкость...".

Ещё одно лишнее ведро на 60 литров просто вытеснит из моей кухни что-то равноценное ему по объему - мультиварку или половину собаки.


У меня одно ведро, и оно гостеприимно принимает в себя всех подряд. Всех, кроме пластиковых бутылок.

Пластика в нашей семье много. Я покупаю молоко, сын - колу, муж - пиво. И поэтому пластика у нас больше, чем у среднестатистической семьи.

Мне очень стыдно перед природой за такое замусоривание, поэтому пластик я сортирую и отношу в специальный контейнер, благо, что в нашем дворе их целых два.


Раньше просто скидывала бутылки, все подряд, включая блистерные упаковки, подложки для продуктов, тару из-под бытовой химии, одноразовую посуду.


Однажды, засовывая в отверстие очередную бутылку, я заметила чисто вымытые, очищенные, сплющенные бутылки. Они ярко и осуждающе выделялись на фоне остального разношерстного грязного пластика.

Какой дурак этим занимается, подумала я. Дома залезла в интернет, почитала правила, какой пластик идёт в переработку, в каком виде сдаётся, и стала также аккуратно мыть пустые бутылки, очищать от этикеток и сжимать для уменьшения объема.


Теперь, когда я вижу в контейнере неправильный и грязный пластик, я думаю, какой дурак сюда засунул эту упаковку из-под торта. На контейнере ведь по-русски написано, что можно, что нельзя. А для особо тугих ещё и бумажка прикреплена крупными буквами ТОЛЬКО БУТЫЛКИ.


Я строго слежу за передвижениями всех пластиковых ёмкостей в нашей семье.

- Кто выкинул в ведро пустую бутылку? Я сколько раз говорила, пластик отдельно.

И лезу в ведро, вытаскиваю нарушителя.


Муж морщится, что ты ерундой занимаешься, всё пойдет на одну свалку. Повторяешь за сестрой бесполезную работу. Никто этот пластик не перерабатывает. Сожгут или закопают.


Я молчу в ответ, невозмутимо сдираю этикетку, споласкиваю тару и сплющиваю для компактности. Это занимает меньше минуты. Даже меньше: очистить, сполоснуть, сплющить - 15 секунд. Я засекала.

Валерке этого не понять. Он не видел то, что видела я, и это меня так потрясло, что я стала сортировать пластик.


Дело не только в моей старшей сестре. Ирина давно занимается раздельным сбором и вторичной переработкой. Это её личная жизненная философия, экологическая активность.


Дело не только в стихийных лесных свалках. Меня это очень бесит. До матерных ругательств, злых слез и стыда за людей. Дайте дубину покрепче - рука не дрогнет.


Дело не только в ужасающих кадрах о целых мусорных островах, дрейфующих в океане, огромных территориях, покрытых бытовыми отходами.

Я помню, в новостях показывали мёртвого кита, брюхо которого было набито пакетами и бутылками. Большое сильное животное погубил банальный мусор.

Это страшно. Больно смотреть.

И всякий раз, используя даже самую маленькую пластиковую бутылочку, я вижу этого мёртвого кита.


Я стала активно и честно разделять пластик после того, как увидела скамейку. Да, друзья, не удивляйтесь - скамейку.

На территории молочного заводе, где я проводила экскурсии, эта симпатичная скамеечка с разноцветными полосами и надписью "вторая жизнь" входила в мои любимые достопримечательности.


Я подводила к скамейке школьную группу и задавала вопрос:

- Угадайте, из чего она сделана?

Дети прыгали по скамейке, гладили, постукивали, нюхали, даже пробовали на зуб, потом сдавались - мы не знаем.


Из переработанного пластика, друзья. Да-да, те самые ежедневные незаметные и привычные в нашем быту пластиковые емкости.

Вы можете бросить её в мусорку, и она пополнит свалочные полигоны. А можете отнести в ближайший пункт раздельного сбора или в контейнер около дома, и из неё сделают полезную вещь.


Например, как эта скамейка - крепкая, красивая, прочная, которая не боится ни влаги, ни жары, ни мороза. И прослужит очень долгие годы.


И что бы ни говорил мой скептик муж, я знаю куда пойдут эти бутылки, и что сделают из переработанного пластика. Валерик, раздельный сбор - это не бесполезная работа. Это реальная польза.


Я это точно знаю. Я видела эту чудесную полосатую скамейку с надписью "вторая жизнь".

Мой друг - контейнер для пластика Пластиковые бутылки, Мусор, Экология, Реальная история из жизни, Длиннопост
Мой друг - контейнер для пластика Пластиковые бутылки, Мусор, Экология, Реальная история из жизни, Длиннопост
Мой друг - контейнер для пластика Пластиковые бутылки, Мусор, Экология, Реальная история из жизни, Длиннопост
Показать полностью 3
162

Нормандия и собачья мафия

Моя собака Нормандия - крупный сильный лабрадор - их очень боится.


Они стремительно и грозно, организованной группировкой, берут лабрадоршу в кольцо и, пугая воинственными выпадами на коротких лапках, заливаются скандальным дребезжащим громким лаем.


Все 8 штук сразу. Аж уши закладывает.

Маленький вертлявый шпиц по имени Рита стоит во главе этой банды шпицев, йорков, ши-тцу и прочей собачьей мелюзги. Ритка зачинщик скандала. Начала она, подхватят остальные.


Вообще, этого симпатичного шпица зовут Марго, но это когда она ведёт себя прилично, как и положено гламурной собачке, гуляет спокойно рядышком рыжим пушистым колобком и радует хозяйку.

Но как только шпиц видит на горизонте собаку не из их клана, она сразу превращается в "Ритка-зараза-такая-вот-сейчас-по-башке-получишь".

И несётся Ритка на врага, за ней остальная лающая мафия, а следом хозяйка с палкой.


Моя собакуля - пацифистка, за мир во всём мире, она старается уйти от конфликта, не обращает внимание на агрессию и, сверкая собачьей улыбкой, бежит здороваться с Людмилой, владелицей всего этого тявкающего недоразумения.

У Людмилы, в разное время, от 5-ти до 10-ти мелких собачек и большой черный терьер.

Сейчас это Миша. Ему 6 лет. Я ещё застала его предшественника - большого чёрного терьера Васю и до сих пор путаюсь, кто из них кто. Этот Миша, тот Вася? Или тот Миша, этот Вася? Поэтому нынешнего кудлатого огромного добряка я зову Миша-Вася.


Выгуливаются они по очереди: сначала мелочь, потом Миша-Вася.

Завидев впереди многоупряжную грозную компанию во главе с Риткой-скандалисткой, Норма жмётся к моим ногам и с тоской в глазах смотрит на меня, мол, опять начинается, давай обойдём.


Поздно. Обступили. Сейчас порвут большую Норму на много маленьких Нормочек. Моя лабрадорша поджимает хвост, вздыхает и терпеливо пережидает атаку.


Этот аттракцион повторяется постоянно.

Иногда мне становится жалко свою деликатную добрейшую собаку, она послушно идёт рядом, не поддаваясь на провокации, и заглядывает мне в глаза, словно жалуется, "ну сколько можно терпеть эту несносную Ритку, все уже полаяли и отстали, воон как далеко ушли, а этот визгливый лохматый шарик на коротеньких лапках всё бежит следом, не реагируя на охрипшую от крика хозяйку, да еще зубами около хвоста клацает. Надоело. Можно?"


Я киваю: "Нормуша, можно".

Моя собака разворачивается к истеричной Рите и говорит: "Рррр-гав". Таким густым впечатляющим басом "Рррр-гав"

Переходя на ультра звук и ультра скорость, шпиц стремительно удирает из зоны конфликта. Ритка ведь не дура, понимает, один в поле не воин.


А ещё в этой компании есть Владимир. Был Владимир. Умер три недели назад от старости. Людмила говорит, совсем глухой -слепой стал и больной на голову, рак мозга, наверное. Жалко Володю.


Наше знакомство было мимолетное и запоминающееся.

Мы гуляли вместе с Наташкой. Наши лабрадоры - Норма и Тоби - ровесники и друзья, почти неразличимые по окрасу и экстерьеру. Тоби давно и безнадёжно влюблен в Нормандию. Без взаимности.

Мы с Натальей болтаем о чём-то, собаки перетягивают палку, причём, дама не уступает кавалеру ни в силе, ни в массе, ни в напоре.


Гуляющие собачники обходят нас стороной, знают, Тоби боец и если у него на пути встретится чужой кобель, будет разборка. Наташка всегда настороже. Тоби всегда на поводке.


Людмила тоже вывела свою мелкопородистую компанию, но держится стороной. Все местные собачники знают друг друга, кто дружит, кто не дружит, и на прогулках соблюдают безопасное расстояние, словно встречные самолеты в высотном эшелоне.


Мы кивнули друг другу издалека. Сегодня скандальный шпиц нам не грозит, Тоби - авторитет, его боятся.

Слышим Людмилин голос:

- Владимир! Володя, ты где?


Володя? Внук, что ли? Никогда не видела Люду с внуком, только с собаками. Мы с Наташкой завертели головой, где мальчик потерялся. А Людмила все зовёт:

- Вовочка! Вова, иди-иди ко мне.


И тут совсем рядом с нами сквозь узенькую оградную решётку протискивается маленькое, сморщенное, облезлое существо непонятной породы на дрожащим тоненьких лапках - Владимир. И идёт смело на наших больших собак. Прямиком на альфа-самца Тоби.


Эй, родной, ты чё, бессмертный?


А Вова подошёл, остановился между ними, поводил носом по сторонам, поднял мутные глаза сначала на Норму, потом на Тоби, заглянул к ним под хвосты и невозмутимо побрёл дальше, на зов хозяйки.

Моя собака не обратила внимания на старичка, а Тоби - гроза района - от такой наглости забыл и про палку, и про Норму, и про то, что он крутой.

Мы с Наташкой замерли от восхищения.

Владимир, однако, как вы смелы. Браво, браво. Знал бы ты по краю какой пропасти только что прошёл.


И вот недавно я узнала, что, оказывается, Володя не отважный и бесстрашный герой, а очень-очень старый, подслеповатый, глухой, на голову больной йоркширский терьер. И ему пофиг, кто там на пути, он всё равно не видит.


- Да, не стало Вовочки, - вздыхала Людмила. - Уж три недели, как умер. 10 годков прожил. Совсем больной был. Вот и Габи на подходе, тоже одиннадцатый год, глухая, на один глаз ослепла. Плохая стала. Шерсть клоками лезет, пришлось постричь. Видать уже скоро.


Габриэлла в это время стояла рядом, слушала наш разговор и явно была не согласна с хозяйкой. Рано ей еще к Владимиру.

Нормандия и собачья мафия Реальная история из жизни, Питомец, Собака, Длиннопост
Нормандия и собачья мафия Реальная история из жизни, Питомец, Собака, Длиннопост
Показать полностью 2
905

Воровка конфет

Есть у меня в биографии неприятный грешок - я воровала конфеты в маленьком продуктовом магазинчике, когда жила в Казахстане в военном городке Эмба-5.

Причина всего одна и пребанальнейшая - очень хотелось сладкого.


В то время я пребывала в депрессии, которая усугублялась одиночеством в чужом месте, тоской по далёкому дому, натянутыми отношениями с будущей роднёй, претензиями к будущему мужу и болезненной - прямо до дрожи - тягой к сладкому.


Я грызла жёсткий солдатский кусковой сахар, не жалея зубов, до воспаленных, в мелких ранках, губ и ненавидела вкусный кондитерский отдел в местном универмаге. Меня постоянно тянуло к сладким витринам, я заходила в магазин с пустыми карманами, тупо и надолго зависая около кондитерки. Просто смотрела. Личных денег у меня не было.


Немного спасала плодородная казахстанская земля. У Валеркиной семьи был большой щедрый огород. В июне уже вовсю краснела первая клубничка, еще несколько недель и подтянутся малина, смородина, вишня и сладкие помидоры. Каждый вечер, когда спадала жара, я ходила на огород и объедала ягодные кусты до оскомины на зубах.

А по ночам мне снился шоколад.


Валеркина мама работала в продуктовом магазине фасовщицей и уборщицей. Три раза в неделю. Я с готовностью подменяла её на работе. В том магазинчике я воровала конфеты.

В подсобке, фасуя муку и сахар, я потихоньку прятала по карманам дешёвые карамельки и каменные ириски "кис-кис" - грозу зубных пломб. На дорогие шоколадные конфеты у меня было табу. Это уже серьезное воровство.


Я выносила по четыре - пять конфеток и всякий раз, проходя мимо продавщицы, втягивала живот и прижимала руки по швам, прикрывая свои воровские кармашки.

Почему-то мне казалось, что конфетки предательски торчат из моих карманов, и если я вытянусь в струнку, это будет не так заметно.

Вот таким солдатиком я маршировала в туалет, где в тёмном коридорчике прятала добычу в рабочий, весь в малярной краске, синий халат.


Работала я два часа в день и пару раз наведывалась в свой схрон. Математика проста - я воровала около десяти конфет в день. Самые дешёвые.

Я помню свои слёзы, когда я, по дороге домой, торопливо жевала эти конфетки. Мне было очень стыдно и очень вкусно.


Если фасовки не было, а бдительная продавщица - хозяйка сама стояла за прилавком - не покидала свой пост, у меня был продуманный план.

Широко размахивая руками, я возила шваброй по полу магазина, поднимая в воздух вездесущий сухой казахстанский песок.

Хозяйка недовольно морщилась:

- Напылила-то, напылила. Опять что ль забыла водой побрызгать, теперь жди, когда всё уляжется, - и выходила на крыльцо подышать.


У меня было несколько секунд, чтобы метнуться в подсобку и схватить в воровскую ладошку несколько конфет.

Какая коробка была открыта, то и хватала: привычные копеечные карамельки или ненавистные соевые батончики, сухие вафельные конфеты или мои любимые лимонные драже.

Однажды хватанула большую шоколадную конфету, на секунду зависла - уж больно она дорогая и заметная - да пофиг, засунула в карман и вернулась к своей швабре.


Моя совесть была подорвана глюкозным голоданием.

Мое эмоциональное состояние на грани срыва и требовало хоть какой-то подкормки.

Хотелось сладкого, поплакать и на ручки. Поддержки не было, а мой будущий муж с утра до вечера изменял мне в гараже с разбитым "Москвичом"-комби ужасного зеленого цвета. Он ласково называл этого старого зелёного пердуна "моя ласточка".


Валера приходил поздно вечером уставший, чумазый, пропахший машинными запахами, и моментально засыпал. На меня уже не хватало ни сил, ни времени.

Я сама угощала себя ворованными карамельками и брала на ручки.

Спасала себя как могла.


Потом устроилась работать на местный шмоточный рынок, появилась карманная мелочёвка, и в магазин за сладостями я уже приходила как покупатель, а не как воровка.


В то время, когда я воровала конфеты в маленьком продуктовом магазинчике, мне было 24 года.

Показать полностью
77

Это был КРЫС

Огромный, мощный, взрослый самец. Судя по тому, как тяжело прогнулся пакет, в который он свалился, на полкило не меньше.

Он сдавленно пищал на весь подъезд подвальным крысиным матом и рвался наружу. Для этого ему достаточно несколько секунд.


Пакет трясло в разные стороны. Дианку трясло вместе с пакетом.

- Маааааа!

- Дочь, еще минутку. Давай перефоткаем, нечетко получилось. Улыбайся.

- Маааам, давай быстрее. Мне кажется, уже нос появился.


Нос, действительно, уже торчал из пакета. Крыса отчаянно царапала когтями, еще секундочку-другую и она вывалиться на лестничную площадку - агрессивное и непредсказуемое дикое животное.

Диана, быстро на улицу! И подальше её отнеси, чтобы обратно дорогу не нашла.


Сразу оправдаюсь перед зоозащитниками грызунов. Никто не пострадал.

Эта история произошла в октябре, когда на улице было тепло и сытно. Я думаю, крыса благополучно нашла себе новый подвал. С новосельем, дорогая.

Если бы мы выловили её, когда на улице был приличный зимний минус, и шансов выжить мало, то выпустили бы в подъезде, обратно в родной подвал. Мы любим животных, несмотря на то, что у некоторых из них жёлтые зубы и длинные мерзкие хвосты.


Это крыса доставала нас несколько ночей. Ровно в час ночи (я не шучу, мы проверяли) она начинала шуршать у детей в комнате. Рыла себе проход.

Сыну доставалось больше всех, потому что "копала" она под его кроватью.


- Мам, крыса опять скребётся. Ну, сделайте что-нибудь, я спать хочу.

- Постучи по полу, она уйдет.

- Я стучал. Не помогает. Наверно, она глухая.


Крыса "работала" ровно час и уходила. Наверное, крысиные профсоюзы не одобряют сверхурочные работы.

Каждую ночь - с часу до двух - мы всей семьей слышали одно и то же.

- Скрып. Скрып. Скрып.

Это крыса.

- Вот сука, да когда же ты прекратишь. Надоела.

Это Тёма.

- Скрып. Скрып. Скрып.

Это крыса.

- Аааааа!

Это Тёма.


А потом "скрып" прекратился и начался ночной "шур-шур" по всей квартире. Прорыла всё-таки, зараза хвостатая.

Муж лазил с фонариком под кроватью, искал лаз. Нашёл. Забросал кусками плитки, запенил.

На следующую ночь, ровно в час, опять:

- Скрып. Скрып. Скрып.

- Аааааа! Сука!


Квартирная хозяйка подала заявку в ЖЭК, на санитарную обработку подвала. Мы терпеливо ждали.

Скоро их потравят, и мы наконец-то выспимся.


Можно сказать, этой крысе повезло, что первыми её нашли мы с Дианкой, а не ЖЭК. И как это ни странно, она осталась жива благодаря шаверме. Именно на запах шавермы эта наглая особа залезла в тумбочку сына и шуршала там ароматной промасленной бумагой.

- Мама, иди послушай. У Тёмки в столе крыса сидит, шуршит.


Прихожу. Сидит. Глядит из глубокой тёмной тумбочки блестящими глазками.

Голыми руками за ней не полезешь. Дианка, тащи пакет для мусора. Будем крысу ловить.

Это был умный стратегический план.

- Ты держишь пакет. Я стучу по тумбочке.

- Давай наоборот.

- Нет, дочь. Ты держишь, я стучу. Смотри, чтобы мимо не проскочила.


Стукнула - тишина.

Стукнула - опять никакого движения.

Как шарахнула по столу, крыса с грохотом вылетела из тумбочки прямо в пакет.

Держи крепче. Завязывай.

Визжа и кувыркаясь, крыса рвалась наружу. Не ори, дура, мы тебя спасаем.


Вечером похвасталась мужу:

- Валера, а мы сегодня поймали огромнейшую крысу.

- Надеюсь, вы её убили? - (да, конечно! Убили, расчленили и съели. Иди кушай, дорогой, мы тебе лапку оставили) - Выпустили?! Вот ненормальные. Мочить их надо. Головой об стенку.


Валерку понять можно. С крысами у него личные счеты. Война, можно сказать.

Когда мы въезжали в эту квартиру, знали - ремонт предстоит огромный. Прежние жильцы оставили нам разбитую квартиру.

Пока муж разгружал машину с вещами, я ходила по грязной пустой хрущевке и прикидывала работу: полы, двери, сантехника, обои, окна, потолок.

Это выбросить. Это отмыть. Это прикрыть. А что это там, по углам? К полу крышки от консервных банок прибиты? На хрена?

Ладно, потом разберемся. Сегодня клеим обои. Ненавижу клеить обои. Ненавижу и не умею.

Работу закончили около двух ночи.

Валерик, я так устала, собери детские кровати, на них переночуем. Ну, не хочешь и ладно, бросай матрасы прямо на пол. Спать.

- Спокойной ночи.

- И тебе.


Знаете, как в ужастиках, выключаешь свет и сразу происходит что-то страшное. Я не успела уютненько укутаться в одеяло, как темнота ожила.

Зашептала шорохом маленьких лапок, быстрыми прикосновениями по рукам, по одеялу, глухим стрекотом, поскрипываем острых зубов, чужими вздохами, незнакомыми запахами, сдавленным писком и злым взвизгиванием. Комната шевелилась.

- Валера, что это?!

- Не вставай. Сейчас включу свет.


Знаете, как в ужастиках, включаешь свет и сразу видишь тот ужас, который не забудешь никогда.

Крысы! Кругом крысы.

От включенного света они бросились по углам и укрытиям, и я видела, как подрагивают их серые тельца и голые хвосты. И настороженные глазки следят за новыми хозяевами.


Я человек с твердой устойчивой психикой, но в тот момент у меня началась лёгкая истерика. Хотелось забраться повыше, под потолок, поджать ноги и никогда не выключать свет.

- Я сегодня спать не буду. Я в этой квартире жить не буду. И если ты сейчас же не соберешь кровать, я с тобой разведусь.


В третьем часу ночи бедолага муж пошёл заряжать шуруповерт.

Собрал двухъярусную кровать. Закрыл двери. Прихватил молоток, по полу стучать.

- Валера, возьми большие кастрюли, набери туда воды и поставь ножки кровати в эти кастрюли. Чтобы крысы до нас не добрались.


Это был, конечно, бред. Но и я была не в себе.

- Жанна, не сходи с ума. Ты спишь наверху, я сплю внизу. Если что, я их задержу. Обещаю.

- Свет не выключай!!!


Наша война продолжалась около полугода.


Мы заменили полы, сделали бетонную стяжку на кухне, забили битым стеклом все щели. Крысы прогрызали новые лазы.

Мы сыпали отраву, запенивали свежие дыры. Крысы обходили ловушки и портили продукты.

Мы вскрыли полы в поисках крысиных гнезд. Крысы плодились заново, много, быстро.

Мы купили ультразвук. Крысы положили с прибором на этот ультразвук.


Мы привыкли засыпать под шуршание цепких лапок и поскрипывание острых длинных желтых зубов. Друзьями, конечно, не стали. Так соседи. Неудобные опасные назойливые соседи.


Я стала относится к ним спокойнее, толератно - крыса тоже живое существо, - с пониманием, до тех пор пока не нарушаются границы. Пока они у себя в подвале, а не у меня на кухне. Любое нарушение пресекалось моим абсолютно нетолерантным мужем.


Потом ЖЭК провел серьезную санобработку всего дома. На несколько лет стало тихо.

Сейчас эпизодически возникает какой-нибудь залётный грызун. Но ненадолго. Или попадает под Валеркины репрессии, или сам уходит.


Вот такой "рататуй".


Поздравляю всех с Новым Годом  и пусть Металлическая крыса будет вам только в радость.

Это был КРЫС Реальная история из жизни, Крыса, Страшилка, Крысиные хроники, Длиннопост
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!