Regent1

Regent1

Пикабушница
поставилa 97 плюсов и 3 минуса
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
Награды:
лучший длиннопост недели лучший авторский текстовый пост недели
58К рейтинг 802 подписчика 155 комментариев 71 пост 45 в горячем
64

Житие мое

Живу, то ли в кармане у Гоголя, то ли за пазухой у Зощенко (а хотелось бы у Христа, но нет).


Когда я начинаю описывать свои серые будни, свою незамысловатую бытность, вокруг меня звучит либо громогласный хохот, либо кто-то просто покрутит пальцем у виска со скорбным видом, да плюнет себе под ноги, проронив : «Ну брешет же, не бывает такого! Выдумывает небылицы на потребу публике! Нормальные люди так не живут».


Вот взять последний случай, произошедший со мной на кладбище. Ничто не предвещало беды, я всего лишь решила облагоустроить папенькину могилку. Сделать всё по-людски. У него место такое колосистое на погосте- просто живи там и каждый день с косой ходи. Бурьян хоть рви, хоть не рви, за неделю вымахивает, как хороший бамбук. Вьюн, как лианы в дебрях Амазонки. Рвешь его и боишься, что с корнями и покойного с гробом из могилы вывернешь. Хорошая земля, плодородная. Хоть и тверда, как камень.


Ну и плюс осадка-усадка грунта и прочие тектонические почвенные сдвиги. Только подсыплешь земли, хоп, опять всё обваливается. Поэтому на кладбище мы с подрузией моей Марго, а у неё тоже уже целый пантеон родных и близких там же, появляемся чаще, чем принято.

У неё свои «радости». Рядом с местом, где похоронены родители, кто-то организовал несанкционированное помоище. Там тебе и старые венки с цветами и гора гниющей травы, и ветки, и тряпки, и бутылки и бычки в паутине, и всё, что хочешь. А кому понравится, когда возле места упокоения родных такое безобразие? Никому.


И одним прекрасным летним днём мы с Марго, Ильёй и помощником-добровольцем из сочувствующих граждан, погрузились в машину, запаслись инструментами, мешками и поехали выручать своих покойничков из мусорно-травяного ига.


Всё шло, как по маслу. Мусорную кучу мы разгребли, перенесли всё в контейнер кладбищенский и решили ту небольшую выемку, в которой образовалась помойка, засыпать землёй и посадить там дерево, чтобы кучу опять не возродили лентяи, не желающие протопать лишние двадцать метров до организованной свалки.


А где столько земли взять? Не соседние же могилы раскапывать. Едем в администрацию. И там нам показывают пальцем на человека, который «делает всё». И траву выполет, и осыпавшуюся могилу поправит и земли привезёт. Царь и бог местный.


Мы к нему с поклоном. Не соблаговолит ли любезнейший помочь двум слабым женщинам. Любезнейший соблаговолил. «Везите,- говорит- к вашим фамильным склепам, всё сделаем в лучшем виде!». А мы и рады. На улице чуть не плюс пятьдесят, пока мусор таскали уморились и взопрели, как те озимые. А тут такая нечаянная радость – за мзду посильную всё нам сделают.

Рванули сначала к моему папке. Любезнейший осмотрел могилу, выслушал просьбы и пожелания, записал фамилию в потрёпанный молескин, обвязал крест белой тряпицей, «чтобы не перепутать», взял пять тыщ и велел не волноваться, мол, всё будет исполнено скоро и в лучшем виде. И траву всю вырвут и холм поправят и крест подновят. И успокоилась моя душа. Дочерний долг выполнен малой кровью и от солнечного удара не умру. Поди плохо?


Потом к Багинским уже поехали, там всё осмотрели, обсудили, денег заплатили и отправились мы восвояси.


Вечером царь всея погоста отзвонился Маргарите и сообщил, что всё сделано и волноваться нам более не о чем. Тут мы возрадовались и возвеселились уже окончательно.


Собирались посетить своих усопших в конце октября и в ноябре, в день годовщин, но мама моя засобиралась раньше, благо погоды у нас стоят великолепные. Солнце, золото берёз, костры рябин, багрянцы и никакого дождя. А к памятным датам прогноз обещает иней, леди, мрази, сланы и снези. Поэтому ехать нужно срочно, вот просто сию минуту. Поехали конечно.


А аккурат перед поездкой снятся мне непримиримые друзья – папа и его тёща, бабуля моя Клавдия Ивановна. И сон такой неприятный, тягучий, они в нём не то живые, не то мёртвые, вид имеют совсем ужасный и куда-то идут-идут от меня, а я их никак догнать не могу, окликаю, а они меня не замечают или делают вид, не пойму никак.


Проснулась, заупокойные молитвы прочла, все страхи отринула, пошла на кухню сыну завтрак готовить. Тут синица бешеная об оконное стекло – хрясь! Да со всей мочи. Я усилием воли все предрассудки из головы выбросила, «Со святыми упокой» да «Вечную память» трижды прочла, форточку для надёжности прикрыла, завтрак на стол, макинтош накинула, ноги в туфли, в сумку пшена пакет для птичек, свечки и в путь.


И первым делом направились мы с мамой к папке.


Подъехали к могилке его, благо она сразу у дороги, не нужно репьи со всего погоста юбками собирать. Я как на неё глянула, так и зашлась… Бурьяны с последнего моего приезда окрепли и выросли чуть не до неба, вьюны задушили своими объятьями крест так, хоть Вия снимай без декораций, могильный холм осел вообще чуть не до центра земли.


Мама смотрит на меня вопросительно, я глаза к небу закатила, пытаюсь дыхание выровнять, попутно Господу вопросы задаю: «За что? Зачем? Для чего? Почему я не взяла с собой водки, дура такая?», попутно всякого желаю тому проходимцу с молескином, королю лопат и вафельных полотенец. Глаза на маму перевести боюсь. Она у меня женщина не крикливая, но тихо так спросит, в глаза значительно посмотрит, не знаешь куда и бежать.


Слышу мама прокашлялась. Приготовилась я к напалму, как вдруг слышу её хохот. Я от небес с вопросами отстала тут же, смотрю на свою всегда сдержанную Зою Ивановну и поверить не могу. Хохочет, заливается, просто разрывает старушку от смеха. Ну, думаю - всё. Истерика такая. Сейчас она мне задаст жару.


А она на меня ноль эмоций. Платок сняла, слёзы им осушила и говорит: «Эх, Вовка, Вовка, а ведь ты меня и не удивил нисколько. Ехала и всю дорогу думала, какой же мне от тебя сюрприз ждать. Ну не может быть всё хорошо и гладко. Жизнь прожили, всё через подножки, скорби да болезни и после смерти без «сюрпризов» никак. Молодец, не разочаровал!». Причём я вижу, что тирада эта без горечи звучит. Маме реально смешно и, не побоюсь сказать – радостно. Стабильность всегда радует,да. Пусть даже и такая.


А мне не до смеха. Руки чешутся найти проходимца, который с меня денег взял и ничего не сделал, да придушить его со всей христианской любовью, мерзавца бессовестного. Давление вверх, физиономия пылает огнём. Хочется рвать и метать, но некого.


Только Зое Ивановне всё нипочём. Улыбается во весь рот. Не багровей,- говорит,- доча, не наливайся злобой, а то лопнешь и умрёшь, а хоронить тебя в таком бурьяне я не хочу.

Перекрестилась мама, зажгла свечу, по памяти литию по мужу дорогому прочла, пшена птичкам на помин рассыпала у могилы и потопала к машине. Я, было, поплелась за ней, да вовремя остановилась, что-то смутило в пейзаже.


Рядом с отцом, в тот же год и месяц похоронили ещё одного мужчину. Моего ровесника. Я почему запомнила его могилу – она все три года была в страшном запустении. Ни цветочка, ни венка, ни рюмашки с кусочком хлеба, ничего, что свидетельствовало бы о том, что хоть кто-то к нему наведывается. Трава уже не трава там, а лес непролазный, земля провалена, крест деревянный на боку лежал. Полное запустение.


Сейчас же не могила, а чистый огурчик. Гриб-боровик, а не могила. Крест ровно стоит, победоносно сверкает свежим лаком, табличка новенькой краской блестит. Холм по всем законам геометрии насыпан и ни травинки на нём. Чистота и порядок просто идеальные. А у подножия креста стоит блюдце из нашего чайного сервиза, которое я папе на могилку привозила и оставляла на нём пасхальные яйца и кулич по весне.


Тут у меня пазл и сложился. Работнички кладбищенские перепутали места упокоения. И облагородили чужую могилу. Давай им звонить – не отвечает никто. Доехали уже и до бабушки и до дядюшки, всех проведали и помянули, не берут трубку. Что делать? Не ночевать же на погосте. Поехали домой.


Только порог переступили, отзванивается благодетель мой кладбищенский. Я давай вопросы задавать разные. «Вы, - спрашиваю, - пьяный что-ли были в дым, когда мы договаривались? Нет, - говорит, - это вы, наверное были пьяная и показали мне чужую могилу, я никак не мог ничего перепутать, я никогда ничего не путаю! Я сейчас в своём молескине все записи проверю и дам вам сокрушительный ответ. Я в нём фамилию вашего папаши записал, которую вы сами назвали! И номер участка! И подругу вашу помню и вообще всё!».


Пока он там гроссбух свой листал, да на участок мотался, я созвонилась с Марго, рассказала ей эту разрывающую душу историю. Та в шоке, конечно же. Все договоры-разговоры были в её присутствии.


Не проходит и получаса, как отзванивается мне кладбищенский дядька и орёт в трубку : «Всё сходится! Всё верно! У меня записан Егоров, квартал номер 45 со звёздочкой! И всё на этой могиле в идеальном порядке! Не морочьте мне голову!».


То, что фамилия моего папы – Меньшиков, гражданина рабочего нисколько не смутило. Егоров и всё тут. Орёт дурниной, что я ему сама назвала эту фамилию и сама показала могилу. (А то, что тот Егоров мой ровесник, 1975 года рождения и никак на роль отца даже по этому параметру не подходит, никого не смутило, конечно же). Требует, криком кричит, чтобы я приехала в пятницу «разбираться»! Я тоже на него поорала. Про блюдце что-то там вякнула, меня обозвали овцой, на том и расстались.


А я села, подумала минут пять. Да чего уже орать? Дело-то сделано. И, в общем-то, неплохое дело. Никто же не ездил к Егорову. И никто ни разу не полол бурьян и не вырывал вьюны. И крест некому было поправить. Почему? Бог весть. Думаю, это папка мой его пожалел и поморочил голову рабочим. Человек он был щедрый, добрый и весёлый. Умел и любить и дружить и жалеть, как редко кто из мужчин умеет.


Другой версии у меня нет. Потому, что перепутать Меньшикова с Егоровым (а в наших многочисленных родовых ветвях нет и не было никогда Егоровых) я не смогла бы в любом состоянии, хоть вы меня режьте. И блюдце это…


Никуда я разбираться, конечно же, не поеду. Найму других людей и буду у них сама стоять над душой, пока при мне всё не сделают. Буду считать, что это поминальная милостыня за папу. Не драться же на кладбище с мужиками, в самом деле😊


Так и живу. Между Гоголем, Зощенко и немного Эдуардом Багрицким.

Но в крови горячечной

Подымались мы,

Но глаза незрячие

Открывали мы.

Марго, кстати, тоже теперь боится к своим ехать. Мало ли что эти замечательные люди-рабочие засыпали землёй. А вдруг не ямку, которую приспособили под свалку? Поедем вместе. Где ещё так повеселишься?

Показать полностью
46

Как жить, если ты жиробас?

.Быть толстым - ужасно. Невыносимо просто. Знаю по себе, всю жизнь здоровА, как лошадушка.


Я была толстой всегда, с двенадцати лет. Вот только что твои коленки кузнечика вызывали у окружающих ужас и вот на тебе, они уже круглые и круглое всё - пузо через колено, щчёчки, попенгаген и прочие части организма.


Над тобой начинают сначала смеяться, потом унижать, а потом жалеть.


Меня всегда спасала харизма и крепкий кулак. Особо рьяным нелюбителям жиробасов я всегда умела втащить в щи так, что навеки заслуживала уважение. Но, согласитесь, для женщины важно не столько уважение, а смотрибельность и восхищение.


Боже ж мой. Чего я только не делала. Я голодала месяцами, я годами ходила какие-то тысячи километров пешком. И, да, я скидывала ненавистные килограммы, но, увы, всегда-всегда-всегда их набирала, чуть только расслаблялась. Главное здесь - чуть.


В мои сто пятьдесят уже лет выяснили при помощи невероятных аппаратов и анализов проблему, которая при обычном питании и движении заставляет быть тебя жиробасом (да, такое бывает, когда ты ешь, как обычный человек), но кому от этого легче?


И опять марафон, и опять - поднажми и я поднажимаю, но ёмаё, кому от этого легче и опять же это всё закончится тем же весом и ненавистью к себе.


Наше общество бъётся за принятияе всякого ранее неприемлемого типа мужской любви, но никак не примет того, что толстым быть, в принципе, нормально.По ряду причин.


У меня в родне, с маминой стороны, вообще никогда не было худых. Ни в голод, ни в холод. Все были тёти ого-го какие. В войну, после войны. Все вкалывали, как черти, в колхозах, совхозах, на строительстве своих домов, на огромных огородах, дома строили, детей растили, работали, как проклятые, и при этом все были "в теле".


Почему сейчас, как только что хотят показать ужасное в женщине, к посту прикрепляют фото "жиробасины". Мол, гляньте, этот мешок с жиром тоже чего-то хочет - одеваться красиво, просто жить, работать, отдыхать или, не дай Бог, чего-то творить или летать в самолёте (и это есть), потому, что наши чемоданы с рахат-лукумом на 50 кг ценнее вашего природного веса.


Совсем уже чокнулись все или мне показалось?


Но, блин, мои толстые бабки жили до 89 и 96-ти лет, а их худые дедки, макимум до 67. Где логика, бро?

Показать полностью
631

Сельская жизнь

У нас дома время от времени происходят баталии с мамой из-за животных. Вот бесят её в доме и кошки и собаки, но ради внука, который с детства просто патологический животновод и животнолюб, смирилась. Правда не до конца. И время от времени показательные выступления на тему: «Да как это можно, чтобы собаки и кошки в доме жили, да ещё и по диванам мотались?!», случаются.


В её понимании коты с собаками должны жить исключительно на улице. Кто в будке, кто в сарае на сеновале и приносить практическую пользу. Охранять дом и давить крыс и мышей. И умирать не от плохого пищеварения и некачественного корма, а только в честном бою, ну или в родах.


Дом, мол, место чистое и нечего всякому скоту по нему шляться. А вот птичек дома держать и нужно, мол, и можно. Они красивые, безобидные и крылья у них, как у ангелов. Божьи твари.


Я всегда в таких случаях вспоминаю наше с бабушкой Клавой (маминой мамой) зимне-весеннее житие на улице Дубровской. Когда скотина и птица, которой тогда все держали помногу, начинала телиться-пороситься и садилась на гнёзда, высиживать потомство.


В доме (в стайке-то холодно) под одной кроватью две гусыни сидят на яйцах, в деревянных ящиках с соломой. Под другой три-четыре курицы. Попробуй забудь про них и спусти голые ноги с перины. Тут же тебя ущипнут со всей мочи или клюнут.


Корова отелилась? Куда телёнка, если на улице морозы? В дом. К печке. Он для своей мамы-коровы малыш и ягодка, а для тебя в пять или шесть лет – огромное глупое чудовище, которое по ночам начинает взлягивать, прыгать боком, снося всё на своём пути и страшно цокать копытцами в темноте.


А ещё нужно за ним бегать с банкой или старой кастрюлей, чтобы он туда нужду справлял. Если же не успеешь – вот тряпка, вот совок, вот веник. Помогай, убирай, большая уже. Подрастёт, окрепнет телёнок, потеплеет на дворе, тогда уже его и в сарай можно спровадить и кухню перемыть да перебелить,а пока вот так. Не сопи, приучайся к порядку и помощи.


Как потеплело – тут цыплята и гусята повылупились. Мамок на двор, малышню в коробку, да под лампу. И вот с утра до ночи им нужно то пшёнки наварить, то яиц нарубить, то травы, то газеты из-под них вытаскивай запачканные. А то возьмутся поносить, да на ноги садиться. Их тут же братики и сестрёнки до смерти в голову заклюют. И уже знаешь, что не жилец, а всё равно отсаживаешь в другую коробку, где он тихо мирно и преставится за пару дней.


Но случались и чудеса, конечно. Помню, один такой бедолага как-то выжил, вопреки всем прогнозам. Валялся в этой чумной коробке недели две, ноги за собой еле таскал. Его уже хотели на двор кошкам выбросить, да я отбила со слезами. И ведь выжил и на ноги встал и вырос из него «чистый Гитлер» по меткому определению бабушки.


Из чаморошного птенчика такой петушище злобный да красивый получился, любо-дорого посмотреть. Ростом и статью с доброго гуся, там один гребень килограмма на три тянул. Оперение – вырви глаз. Шея огненная, крылья сине-айвазовские с переходом в густой фиолет, хвост – изумруд с малахитом! Как он затесался такой в отряд своих невзрачных белокрылых собратьев, непонятно.


Злобен был настолько, что, появись на горизонте Чёрная мамба или дикий кабан, он бы и их забил до смерти. С особенным цинизмом ненавидел детей. Забегая вперед скажу, что видимо что-то знал наперёд, гад. Дети его от смерти спасли и от детей же он и смерть принял.


Хитрый был, как лис, бесшумный, как рысь. Подкарауливал, налетал со спины и клювом своим костяным старался пробить голову с первого же раза. В туалет без палки выйти нельзя было. Фашист этот выскакивал всегда бесшумно и начинал убивать.


По-хорошему такую злую сволочь нужно было сразу в суп отправлять, но что-то дедам мешало хладнокровно оттяпать башку этому нечестивцу. Уже и не помню причин, но, предполагаю, что или за красоту или из уважения к характеру.


Таких петухов в округе ни у кого не было. И кур топтал исправно, да и вообще в курятнике держал порядок близкий к арийскому. Петухов, каким «свезло» жить с ним в одно время гребни пооборвал, загнал под насесты и над курицами властвовал безраздельно. Чётко по утрам всех выводил из стайки, вечерами заводил, беспорядка не допускал. Утренняя вседеревенская голосовая побудка начиналась в нашем курятнике с его утробного клёкота и первого хрипло-басистого кукареку. Вождь. Натуральный.


Единственный человек, которого он серьёзно побаивался, была бабушка. Он как-то попытался на неё кинуться, за что получил прободение нарядного бока вилами и аудио-рецепт домашней лапши, в которой сгинет его буйна голова. К деду же относился, скорее, снисходительно и с жалостью, понимая с какой врагиней тот живёт и особо не трогал. Меня же, свою спасительницу ненавидел неистово, со всей мощью, на которую способен облагодетельствованный некогда индивид.


Я неплохо тогда поднаторела в палочных боях и умении держать круговую оборону. Скорость реакции на появление противника приближалась к индейскому абсолюту. Спиной и затылком научилась слышать и моментально реагировать на нападение.


Его запирали и в сарае, и на скотном дворе, но всё без толку. Находил прорехи, копал лазы и всегда вырывался на свободу, чтобы вволю поохотиться на жалких людишек и их отродье.

В мечтах, конечно, было убить этого паскудника, но силёнок и роста ещё не хватало для по-настоящему сокрушительного удара, к тому же Гитлер очень быстро бегал, а я с тяжёлой палкой – не очень.


Смерть свою лютую он принял, увы, не от меня, а от рафинированной девочки-балерины восьми лет от роду из славного города Алма-Ата, которую впервые привезли в деревню на каникулярную побывку.


Девочка приходилась мне дальней сестрой (бабушки наши были двоюродные) и её в первый же день пребывания на алтайской земле отправили к нам знакомиться, «чтобы было с кем играть», благо дома бабушек стояли друг напротив друга. Почему её не предупредили о наличии у нас во дворе Гитлера, не знаю. Но ребёнок пришёл один. Неподготовленный. Без дубины и двустволки.


Лёгкий сарафан на тонких лямочках, носочки, сандалики, бантики. Походка совсем юной, но уже вышколенной танцовщицы. Прямая спина. Чистое одухотворённое лицо городского ребёнка, разлива семидесятых-восьмидесятых прошлого столетия, из интеллигентной семьи.


Мы с бабушкой вылетели во двор, когда всё уже было кончено. Всполошил нас жуткий детский визг, где-то под окнами, перемежающийся мощными идиоматическими выражениями, производимыми всё тем же детским голосом.


У калитки стояла красивая тонкая, как ивовая ветвь девочка в белоснежном сарафане, по которому расползались кровавые реки. Чуть поодаль валялся поверженный ,но ещё живой Гитлер с разбитой головой, клокоча и извиваясь в последних своих петушиных судорогах.

Бабушка схватила девочку на руки, начала осматривать голову, причитая : «Детка, детка, ты чья? Чья ты? Гуля, тащи топор скорее, надо Гитлеру голову отрубить, пока не издох!».


Представляете, с какой скоростью и усердием я кинулась на поиски топора? Не представляете. Причём рубить ему голову готова была самолично. Но не успела.

На наши крики сбежалось народу с трех дворов. «Хто убывся, Клавдя?! Хто крычав так?! Рабёнка чьево задавыли?!».


Тут и родители девочки с дедами подоспели и весь соседский гомонящий кагал ввалилился в дом.


Когда я с топором подошла к Гитлеру, в надежде отхватить его злую башку и отомстить разом за все страхи, унижения и побои, он злорадно глянул на меня исполненным вселенской ненависти глазом, выдал последнюю судорогу и победоносно ушёл на петушиную радугу, где ни печали ни воздыхания, а только бои и драки с полной победой над жалкими людишками. (в птичьих и скотских смертях я уже кое-что в то время понимала и не одну видела). Рубить голову мёртвому врагу не стала. Хотя очень хотелось.


На спонтанном соседско-родственном собрании выяснились детали побоища. Девочку-балерину хитрый Гитлер заприметил сразу, как только она вышла со своего двора и подстерегал свою добычу сидя на заборе, где располагался его наблюдательный пункт. Ну петух и петух на заборе сидит, мало ли в деревне петухов, на то она и деревня, подумала наивная городская детка и пошла навстречу приключениям.


Девочка зашла во двор, закрыла за собой калитку и только успела сделать пару шагов по направлению к дому, как яростный Гитлер молча спикировал на неё и со всего маху долбанул клювом между лопаток, выдрав кусок кожи. Метил-то он, понятное дело, в голову, но промахнулся, изверг. Со злости клюнул пару раз ниже спины, обогнал и бросился уже лоб в лоб. Ребёнок закрывал лицо и голову руками, пытаясь спасти глаза, а Гитлер всё нападал и нападал. И благо, что за пару дней до всей этой истории у нас в доме перебирали печь и во дворе лежала небольшая горка битых кирпичей.


Девочке удалось схватить один из них и ловко метнуть в голову врага. Рукой её в тот момент точно управлял ангел-хранитель, потому что пробить с первого раза голову бегущему петуху, пусть он и размером с собаку, под силу не каждому взрослому человеку. А уж тщедушной малолетке и тем паче. Но тем не менее. Удар был точен и смертоносен.


Правды ради Гитлер и с пробитой головой не собирался сдаваться и дал пару кругов по ограде, потом пал, несколько раз дёрнулся в сторону своей убийцы всем телом, в надежде доклевать её до смерти, но не вышло. И тут девочка уже начала визжать и обзывать этого чёрта всякими нехорошими словами. Тут и мы подоспели с бабушкой. К шапочному разбору.


Но, слава Богу, что всё закончилось так, как закончилось. И обошлось без выклеванных глаз и других тяжёлых увечий. Девочка-балерина на всё лето приобрела статус героя-освободителя, хотя у взрослых, конечно были вопросы по поводу того, кто её научил таким заковыристым выражениям, которые слышала вся улица, но победителей же не судят. Подвиг смывает все грехи и терзать расспросами девчонку не стали. Попросили только немного сдерживаться в выражениях, даже если тебе очень страшно, «потому, что ты девочка» и всё.


А мёртвого Гитлера утащили со двора собаки и растерзали тушку недалеко от дома. И долго его роскошные многоцветные перья с бриллиантовым блеском гонял по пыльной дороге ветер в назидание тем, кто забыл, что царь природы это не птица, а человек. Даже если он ещё детёныш.

Так что собака на диване никакая это не трагедия и не моветон, твержу я маме. Собака, которую ты спасешь от смерти и выкормишь своими руками никогда не бросится тебя грызть и убивать, если она не бешеная. А вот к птичкам вопросики, да.


Но когда меня мама слушала?)

Показать полностью
879

Про отношение к возрасту

Читаю авторов, которым от двадцати пяти до тридцати и у большинства нет-нет, да и промелькнет в публикациях претензия к возрасту. Мол, старость подкатывает, вот уже буквально на пороге стоит. То там хрустнет, то здесь свистнет, то пьянствуют по пятницам уже не с тем усердием. Дети, конечно.. Глупые ещë. Кокетничают;)


Бабушка моя по отцовой линии-Анна Макаровна Меньшикова, женщиной всегда была красивой, статной и замуж ходила исключительно по любви раз пять или шесть. Неофициальные отношения тоже случались, счёт им не вели. Красивые женщины всегда нарасхват были.

И вот ей уж лет семьдесят восемь - семьдесят девять было, приезжает она к своей внучке, моей двоюродной сестре в гости.


Говорят о том, о сëм. И тут бабАня задаëт неожиданный вопрос:


- Лен, а я-то уже сильно старая?


- Ну не молодая уже, ба.


- И моршшины, поди уже есть? (Поди!!!!))))


- Да есть немного - деликатничает Лена.


- А ну ка дай мне зеркало!


Лена подаëт бабушке зеркало с увеличением. Один глаз у нашей Анны Макаровны почти не видел ничего, после того, как угольком из печи в него стрельнуло, когда ей лет пятьдесят ещë было. Она долго, с большим интересом в него смотрит и изрекает :


- А старость-то, сука, УЖЕ подкрадывается!


Вот это я понимаю оптимизм и здоровое отношение к возрасту, когда на пороге девятого десятка старость к тебе только начала подкрадываться, а о наличии моршшин ты до этого и не догадывался;)

Показать полностью
8322

Мечты сбываются

А мечты всё равно сбываются:)

Летом поехала на дачу с целой кучей скарба, вызвала такси, погрузили с водителем все мешки, коробки и отправились в путь. Была пятница, народ, предсказуемо устремился из города в сторону загорода и мы застряли в огромной пробке. Разговорились с водителем, само-собой.
Слава Богу он не стал мне рассказывать, как обустроить Россию и о том, как мало платят в такси.

Уже и не помню с чего начался разговор, но через несколько минут выяснилось, что он жил в одной деревне с моим крестным и очень хорошо с ним знаком (а это уже, почитай, родственники). Переехал с женой и сыном в город, да что-то пошло не так. Жена вышла замуж за другого, забрала сына и вернулась в деревню. И остался мужик один, с котом, которого покупали сыну, да в новой жизни оказался никому не нужен. И с долгом по ипотеке.
Причем он не жаловался совсем и не поносил жену. Вышло и вышло так. Всё бывает. Чем и подкупил, собственно.

А потом рассказал о своей мечте. Один раз за всю жизнь они с семьёй съездили в Турцию. Для большинства селян из наших краев это совершенно недоступный вид отдыха из-за невысоких зарплат. А они как-то накопили и поехали. Жили в недорогом, но очень неплохом отеле, посещали много экскурсий.

И загорелась душа у человека - захотел водить туристические автобусы. Спал и видел эту работу. Просто мечтал. Как это можно осуществить оне не знал. И языками не владеет - кто же возьмёт? А тут еще локдаун, все туристические направления закрыты, там для местных бы работа была, чужаков никто не пустит. Одним словом, везде клин, куда ни кинь.

Проговорили мы с ним долго, пока не рассосалась пробка. Доехали до дачи уже по темну и он меня не бросил у забора с узлами и коробками, всё сам перетаскал в дом. Оставил номер телефона, пообещал забрать, как домой соберусь. Куда вы, мол, с собачкой в автобус, затопчут немощные старушки с трёхведерными рюкзаками. Да ладно, не нужно как за такси платить, на бензин возьму и хватит, свои же люди. И крёстный ваш отличный мужик. Звоните. И уехал.

Через пару дней забрал меня и вообще никаких денег не взял, как ни предлагала. И племянницу мою, приехавшую погостить из деревни, возил - забирал из спортивного лагеря, деньги с боем ему вручала. Узнал от неё, что собираемся поехать на кладбище, убраться на могилах - утром уже был у нас. "Да что вы там женщины одни наубираете?".

Смотрю - ну хороший же человек. Работящий, добрый, не спился, оставшись один, как это частенько бывает. Вкалывает, да ещё и мечтает мир увидеть с водительского места туристического автобуса. А когда у человека есть мечта, это здорово.

Начала думать, чем я смогу ему помочь. Сначала обзвонила друзей, у кого свои турагентства. Те руками и ногами замахали, мол, ты что, там только своих берут и как он будет с дорожной полицией общаться, в случае чего? По русски? Однозначно - нет. Но когда меня останавливало слово "нет". Да никогда.

Пишу ему, что надо бы начать английским заниматься. Иначе шансов никаких. И что вы думаете? Начал. Я тут ещё крепче призадумалась, видя такое упорство.
Написала в ФБ, Вконтакте, что нужна человеку вот такая работа, может быть кто-то или хороший совет даст, как это всё устроить или подскажет, куда обратиться.

Не проходит и дня, Вконтакте приходит сообщенние от подписчицы. У неё сын в Санкт-Петербурге как раз занимается международными перевозками и вот его номер телефона - напишите, он и совет даст и объяснит, куда и к кому обращаться.

И что вы думаете? Всё получилось. Всего за два месяца) На днях сын подписчицы прислал мне сообщение и фото, где на фоне огромного автобуса стоит наш алтайский парень - отправляется в первый рейс по Европе. А потом и он сам мне написал, что всё отлично, всё получилось даже лучше, чем он хотел. И люди замечательные - помогли во всём. И с жильём и с оформлением документов. Как ангелы на крыльях донесли. И человек счастлив - мечта сбылась:)

И я очень рада, что всё получилось. И благодарна всем своим друзьям и читателям, которые всегда помогут совершенно незнакомым им людям и вылечиться, и воду в дом провести и исполнить мечту, за что нижайший мой всем поклон.

Поэтому, когда заходит где-то разговор о том, как нам обустроить Россию я помалкиваю, хотя у меня и есть свой ответ на этот вопрос:)

@Ульяна Меньшикова

P. S. Ульяна Меньшикова это я, хозяйка страницы. Не надо меня ругать за копипаст. Сама пишу)

Показать полностью
2734

Психанул

Психанул.

Интересная история произошла вчера с пассажирами автобуса Новосибирск-Барнаул.

Водитель автобуса несколько раз делал замечания одному из пассажиров, сидевшему на одном из ближайших к водителю мест, за то, что тот безостановочно болтал по телефону и , видимо, отвлекал от дороги. И даже, дойдя уже до ручки от нескончаемой болтовни, предложил словоохотливому мужчине пересесть в хвост автобуса или выйти.


Говорливый пассажир оказался не лыком шит и посоветовал водителю самому выметаться из автобуса.


И что вы думаете? Водитель остановил автобус, собрал котомку, оставил ключи зажигания в салоне и, помахивая сумочкой, ушёл в закат, оставив пассажиров (которые в конфликте не участвовали, сидели и помалкивали, как воспитанные люди) в совершеннейшем недоумении.

Люди ждали-пождали возвращения блудного капитана ночных дорог, но тщетно. Пришлось проявить находчивость и смекалку, вспомнить молодость и добираться автостопом до вожделенного Барнаула. Их подобрал на вечерней трассе автобус, следующий до Усть-Каменогорска.


Выяснилось, что покинувший боевой пост водитель тут же и уволился из автопарка.

Уж психанул, так психанул парнишка:)


Но до настоящего экшена не дотянули, конечно. Было бы круто, если бы сами на этом автобусе до города добрались. Слабаки)

Показать полностью
9843

Помогать - просто

Была такая традиция в моем деревенском детстве - "пойти на помощА".

Ну, допустим, пришел парень из армии, женился, колхоз выделил пай земли и стройматериалы. Справится он один, двадцатилетний, пусть даже и с отцом? Нет.

Собиралась вся родня до десятого колена, друзья, друзья друзей и за лето ставили дом. Тут же женщины - кто глину ногами месит, кто борща три ведра варит, кто пироги на всех печет, кто воду подвозит, водопроводов то еще в селах не было.

За лето и ставили дом всем скопом, а потом отмечали на славу дружно новоселье.

Если свадьба - женщины варят-парят всей улицей, мужики палатку на сто человек ставят, лавки-столы колотят. Вместе, не спрашивая платы.

Если умер кто, через час уже полный двор людей, пришли на помощА.

И это было настолько в порядке вещей...

Помню, стою одна на бескрайнем бабушкином огороде, картошка куда-то за горизонт уходит. Садили ведь не только самим поесть, а и скот кормить, много нужно было. Бабуля в больнице, так-то мы с ней всегда вдвоем выходили эту плантацию обрабатывать. Стою, смотрю в даль светлую и боюсь этой дали, одной это очень тяжело прополоть и окучить.

Не прошло и получаса, у меня шесть соседей с тяпками в огороде стоят и молча полят. Увидели, что одна, бросили свои дела и пришли помочь.

Без звонка, без просьбы. Просто побросали свои бесконечные дела и пришли.

Так и надо жить и быть. Как они все, люди моего детства и юности. Видишь кому-то тяжко, иди и помоги. Не ожидая ничего взамен.

И это были лучшие люди из всех, что я встречала. Очень простые и бесхитростные. Без двойного дна. Вот на них и надо равняться. Потому, что помогать - просто. Для этого нужно всего лишь быть человеком и ничего больше.

631

С Днем знаний!

В четвёртом классе на торжественную линейку, посвященную Дню знаний мы с моей подругой Танькой Котовой не попали.

Я зашла за ней в бантах размером с капустный кочан (помните, их называли "розочкой" - набирали на нитку длинную капроновую ленту для волос и потом стягивали гармошкой, а потом формировали такой пышный шар из неё?) и невероятно красивом школьном платье с юбкой в мельчайшую плиссировку, воздушном белом фартуке,белых ажурных гольфах с висячими бомбошками (мама привезла из Риги, в Барнауле таких роскошеств не добыть было). И с букетом астр, хотя я всегда страстно желала гладиолусы, но мне их, ввиду потрясающей криворукости и полоротости не доверяли - ломала я их на третьей секунде, папа засекал. Но и астры тоже ничего были. Красивые.

Таньку бабушка тоже здорово нарядила. Но помимо наряда она ещё и волосы ей заплела короной и вплела в косы красивые атласные ленты. И тоже астры. Гладиолусы не доверяли и Таньке тоже, не зря же мы с ней были закадычными подругами.

Мы могли бы поразить всю школу своей красотой и нарядами, но не случилось. Зачем, уже не помню, мы поперлись не проторенной дорогой, асфальтовыми путями, а через старый заброшенный двор большого двухэтажного деревянного дома, который расселили давно, но все никак не сносили.

Короче, провалились мы во дворе того дома в старый погреб. Он был прикрыт куском шифера. Ну и... :)

Нет, не убились и не переломались, но извозились как два свинопотама. И не могли выбраться сами. Глубок был погребок.

Мы немного поплакали, а потом начали представлять себя пионерами-героями и плакать уже не хотелось. Мы всë слушали, не пройдет ли кто мимо нас этим двором и не поможет ли выбраться из затвора. Но дураков больше в тот день не нашлось.

Вечером нас нашла служебная собака. По тревоге было поднято пол города милиции. Пропали дети! Не пришли на линейку и не вернулись домой!

Собака села у погреба и начала лаять. В погреб посветили очень сильным фонариком. На дне его сидели две чумазые дурищи с астрами в руках. Несломленные!)

Почему нас тогда не убили, я не знаю.

Но в тот замечательный чудесный школьный год в моей характеристике, правда ненадолго, появилось определение :"Склонна к бродяжничеству" и форменное платье пришлось носить обычное, потому, что рижское испачкалось чëрной погребной жижей настолько, что восстановлению не подлежало.

Зато мы с Танькой Котовой поняли, что способны на подвиг и сможем стать даже партизанами во время войны, потому, что за весь день в этом погребе мы поплакали всего один раз.

С Днем знаний нас!)

С Днем знаний! Школа, Истории из жизни, Юмор, Длиннопост
Показать полностью 1
32

Курица раздора

После четырёх месяцев мытарств, после хождений по множеству кабинетов, а ведь все - и глава поселения, и участковый и работники прокуратуры - все односельчане Марины Кузнецовой, помощи она ни от кого не получила.

Спасибо журналистам алтайских Вестей, не отмахнувшихся от большой проблемы маленького человека. И спасибо вам всем, кто деньгами и добрым словом помог Марине.

Теперь у неё будет самый настоящий, СВОЙ водопровод и от настроения своих, гм..., малопорядочных соседей, она больше не зависит. А это самое главное.

57

Нет понятия - не могу. Есть - не хочу

У меня часто бывает так - когда берешься разбираться даже в самой большой проблеме, выясняется, что решение у неё очень простое и то, что не решается месяцами и годами, можно сделать в один день.


И в основе всего не "беспомощность и равнодушие" государства и властей, на что принято обычно пенять, а обычный человеческий фактор. Чья-то лень, халатность, равнодушие, неумение и нежелание выполнять свои прямые обязанности и обычный наш русский "авось". Когда я в очередной раз слышу : "Забыл, потерял, не успел, посмотрите на мою колоссальную занятость, я не успеваю!" - меня начинает потряхивать.


Моего дядю оперировали три года назад. Помочь хирурги-онкологи уже ничем не могли - опухоль разрослась так и дала такое количество метастаз, что остановить разрушительный процесс в организие не представлялось возможным. Выписали домой. Доживать.

И тут начались мытарства с поликлиникой и оформлением инвалидности. Ждали мы пождали обещанных на дому анализов и визитов врачей, не дождались. Пошла к терапевту и онкологу, сама. Наш, некогда могучий Василий Иванович после операции был очень слаб. Там меня, было, опять хотели помурыжить и даже пристыдить. Мол, вы не видите сколько людей на приёме? Сидите дома и ждите, когда к вам придут (а ждали мы три недели).


Иду к начмеду. По человечески, без ругани и крика решаем все вопросы и в один день (!) проходим всех врачей и сдаём анализы. Тащила я его везде на себе, беднягу, но мы прошли этот квест и всё успели. Я лично отнесла всё в кабинет к участковому терапевту, отдала в руки и принялись мы ждать ответа уже от ВТЭК.


А его нет и нет, нет и нет. Проходит ещё какое-то время - иду опять к терапевту. Его нет. На учёбе. На больничном. В отпуске. Тот, кто замещает - ничего не ведает.

А дядя хоть и ходит ещё своими ногами, но уже видно, что угасает. Но вопросы про пенсию по инвалидности задаёт. Он начал готовиться к смерти и ему было очень важно оставить денег и на похороны и на обустройство могилы.


Прихожу к нему как-то ( нужно было менять калоприёмник, сам он не мог), а его нет дома. Я испугалась, звоню :" Дядь Вась, ты где?".

Ему позвонили из поликлиники и любезно пригласили "сдать анализы, чтобы оформиться на инвалидность. "Нет, вы не сдавали ничего, у нас ваших обследований и анализов нет и не было!" - заявила подлечившаяся, отдохнувшая и повысившая квалификацию участковый терапевт.

А тем временем после операции прошло два месяца. У человека неоперабельный рак кишечника и жизни осталось чуть.


Забираю его, еле живого. Отбираю пачку назначений. И уже, минуя, вечно занятого терапевта, марширую к главврачу. Разговор уже, само-собой, на повышенных тонах. На очень повышенных. Потому, что вначале меня попытались отфутболить. Но разве это возможно, если моих родненьких обижают? Конечно же нет.

Через пол часа. Ровно через пол часа всё до последнего листочка нашлись. У терапевта в тумбочке. В которую она не заглядывала. Некогда или забыла, уже не важно. Хотя просили же поискать.


И инвалидность дали даже без посещения комиссии ВТЭК на следующий день.

Минздрав виноват? Нет. Главврач виноват? Нет. Мы виноваты? Тоже нет. Делали, что могли. Про Василия Ивановича просто забыли. В кабинете терапевта забыли про умирающего человека, сунули не глядя документы в дальний угол. А там занятость, пациенты вереницей, учеба, отпуск, больничный... Дела житейские. Кто виноват? Да вроде бы и никто. Обстоятельства.

В прошлом году резко, в один момент, абсолютно до этого здоровая, сильная, весёлая, невероятная труженица, тётка моя Елена Павловна, заболевает. Рак желудка. Четвёртая стадия. Метастазы везде. Её даже оперировать не стали.


И тоже нужно оформлять инвалидность. Но не в ней даже дело. У тётушки начались сильнейшие боли, которые препаратами из обычной аптеки не купировались. Мы в больницу. А там трамадол выписали, который ей, что мёртвому припарки. Сестра в слезах по всей сельской больнице бегала, вымаливала хорошее обезболивающее. Почему не выписали? Почему не дали в тот же день? Я не знаю.


Уже оглохнув от её криков, я в отчаянии, ночью, написала своему другу Сергею Шаргунову :"Помогите!".

Утром, на следующий же день все препараты были выписаны и все они спокойно лежали в аптеке, не нужно было за ними ехать ни в Барнаул, ни в Рубцовск. Через пару дней была оформлена инвалидность. (А это ещё доковидное время). Нашлись и медсёстры, которые приходили и ставили капельницы.


Нельзя это всё было решить без звонка депутата Государственной думы министру здравоохранения? Можно.


Но почему-то оказалось нельзя. Некогда, видимо. В больнице шёл ремонт, все силы и помыслы были кинуты на него. Умирает же человек, не вылечишь, ну и пусть умирает. Это называется преступное равнодушие и халатность. Но за это нынче не наказывают, а надо бы.

Сейчас, вот именно сейчас происходит ещё одна история. В селе Топчиха живёт мужчина пятидесяти лет, Игорь Лактионов. Всю жизнь работал мастером по ремонту кассовых аппаратов, теперь профессия эта невостребована, Игорь пошёл работать кочегаром. Семья есть. Всё хорошо в целом.


Одно плохо - начались проблемы со здоровьем. Коксартроз. Болели суставы и раньше, да кто же на это внимание обращает. Когда уж совсем занемог и не смог встать - обратился к врачу. И тут пришёл на землю русскую ковид и плановому лечению пришёл каюк. Год Игорь провёл на больничном. Кое-кое весной получил направление в нашу краевую больницу, где его хорошо приняли и утешили, что всё ещё поправимо, нужно только прооперироваться. Заменить сустав.

И сделать операцию можно бесплатно, получив квоту. Только её нужно правильно оформить. Выдали документ-справку и отправили обратно в Топчиху. Справку ответственный Игорь отнес своему врачу, который ему год выписывал больничный. Прошло почти три месяца. Ни ответа ни привета по квоте. Всё это время Игорь регулярно ходит к врачу, продлевает больничный. Ходит всё хуже и хуже, это и ходьбой нельзя назвать.


Не буду уходить в детали, долго все мытарства описывать. Если кратко - никто в Топчихинской районной больнице не почесался оформить документы или хотя бы ПОМОЧЬ и ОБЪЯСНИТЬ человеку, как это делается. Начали разбираться - то забыли, это потеряли, а этого у вас вообще не было. Да как же не было? Вот! А... Это было? и опять по кругу.

На этапе оформления временной инвалидности я еще смогла помочь. Но с квотой точно никак. Вновь я прошу Сергея Шаргунова. И опять он безотказно подключается, отправляет запросы во все инстанции. Я вместе с женой Игоря осаждаю горячую линию нашего алтайского минздрава, но тщетно. Все операторы всегда заняты и я понимаю почему. Потому, что везде на местах кто-то что-то забыл или выгорел, или перетрудился, время-то непростое (другим оно не было никогда, сколько я живу).


А время уходит, а квоты может не хватить, а платить селянину-кочегару нечем. Ему даже свинью на продажу не вырастить, он ходить нормально не может. А ему пятьдесят всего. И он хочет не на завалинке с костылём в малахае сидеть, а работать, жить, ходить.


И такие истории я могу рассказывать часами. И везде нужно биться и всегда нужно было подключать сильных мира сего, чтобы на местах исполнили то, что должны. Чтобы отдали то, что уже и так дано государством и на что имеет право любой гражданин. (Моя знакомая, врач, такую операцию своему супругу устроила очень быстро. Потому, что она хорошо знает алгоритм действий, а если где и не знает - коллеги помогут. Но кочегар-то сельский не обязан сам всё делать, он не знает и не умеет. И жена у него кассир, а не доктор.)


Коль после начальственного пинка всё решается в одно мгновенье, чего вы всё тянете и тянете, мучаете и мучаете людей, а потом их же и страмите, что они пожаловались на вас?

Все мы живём трудно. Всем нелегко, я знаю. Но профессионализм это немного больше, чем просто ходить на работу и жить там от отпуска до отпуска. Это совокупность несколько иных качеств, позволяющих не употреблять в своей речи понятий - "забыл, болел, не смог, большая очередь". Помню даже в школе это не считали уважительной причиной.

А моя незабываемая Надежда Владимировна - педагог по фортепиано, всегда говорила только одну фразу : "Нет слова-не могу, есть-не хочу. И никаких отговорок никогда не принимала. И была права.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!