KenuLen

Мои Дзен: https://dzen.ru/kenulen ВК: https://vk.com/kenulen Телега: https://t.me/kapiboris
На Пикабу
Дата рождения: 06 ноября 1997
поставил 2 плюса и 0 минусов
316 рейтинг 26 подписчиков 2 подписки 24 поста 0 в горячем

Шкура. Послесловие

Предыстория: Отчет о происшествии. Шифр: "Шкура"

Всем привет! На моё удивление, "Шкура" меня высушила. Пожалуй идея начать с нелюбимого рассказа была не самой светлой. С другой стороны, после его написания я ощутил некоторую свободу и опустошение. Мне банально неохота ничего делать теперь :D Понятно, что это временно, нужно переосмыслить результаты и подойти к делу более серьезно, ответственно.

Ниже прилагаю интересные результаты генерации от нейронки, которые не подошли к рассказу, но выглядели любопытно.

В текущую эпоху книжный формат мне кажется устаревшим, его удачно мог бы заменить графический роман. Совмещение визуального стиля и прекрасного слога какого-нибудь умельца. Но это так, размышления в пустоту.

Показать полностью 5

Отчет о происшествии. Шифр: "Шкура"

Предыстория: Шкура. Эпилог

Сокращения

УВМ - устройство внедрения мысли.

Введение

В ходе работы девятого, аналитического, отдела по оценке преступлений, были обнаружены следы аномальной активности. Для расследования была направлена команда специалистов седьмого отдела. Результаты представлены ниже по тексту.

Преступник: Остин Йоршк.

Преступление: Извращение человеческой природы. Убийство с использованием аномалии. Создание аномального существа.

Поставлены на содержание: Остин Йоршк, Джастин Йоршк, Аномальное существо №1.

Остин провел над своей дочерью операцию, приведшую к трансформации обычного человеческого тела в аномальное. Для процедуры использовалось оборудование предоставленное неизвестной стороной. Проводится дополнительное расследование. Оборудование, в совокупности определяемое как "устройство внедрения мысли" ( далее - УВМ ), утилизировано. Из результатов допроса Остина Йоршка и материалов, полученных в ходе обысков его собственности, была сформирована инструкция для проведения эксперимента.

Эксперимент

Джастин Йоркш ( далее - АС0 ) была оплодотворена путем искусственной инсеминации. Беременность прекращена медикаментозно, на седьмой неделе. Зародыш, изъятый из живота АС0, пересажен в подопытного. Плод, после соединения с человеческим телом, начинает вести паразитический образ жизни.

Первая. Подопытный ( далее - АС2 ) не может вспомнить процедуру пересаживания зародыша. У подопытного увеличивается выработка дофамина и эндорфина. Уровень серотонина снижается. Общее состояние улучшается, незначительно увеличиваются способность к регенерации и мышечная масса.

Вторая. После начала данной фазы, изменения становятся необратимы. АС2 испытывает регулярные провалы в памяти, неконтролируемые вспышки агрессии и склонность к манипуляции окружающими. Появляются зрительные и слуховые галлюцинации. АС2 начинает вести диалоги с голосом, который описывает, как "очень похожий на его собственный и говорящий правильные вещи". Ребра срастаются, образуя защитный панцирь. К концу стадии наступает полная моральная деградация. Для перехода на следующую стадию АС2 требует человеческую жертву ( предполагается, что добровольное содействие паразиту в убийстве необходимо для закрепления контроля над человеком и дальнейшей трансформации тела ).

Третья. После перехода на данную стадию подопытный признается умершим, выросший паразит занимает его место. Интеллект АС2 снижается до уровня четырехлетнего ребенка. Мышечная и костная масса увеличиваются, что приводит к повреждению старой кожи и формированию новой, более прочной. АС2 зовет биологического отца по имени, несмотря на то, что данная информация не раскрывалась участникам эксперимента.

АС2 отказывается снять остатки кожи и одежды подопытного. Ниже приведена стенограмма из допроса Остина Йоркша:

"Мои дети всегда сохраняют свой первый охотничий трофей. Шкура на память, чтобы помнить, какими убогими они могли быть, если бы я позволил им родиться."

Кандидат

Во время физических изменений на третьей фазе на сердце человека приходится нагрузка, вызывающая разрушение органов. Единственными, на данный момент, успешно трансформированными существами числятся АС1 и АС убитое В. Томасом. Срок жизни прочих АС, созданных Остином Йоршком, не превышал недели. Причина смерти: остановка сердца.

Вывод

Необходимо провести дополнительные исследования в области коррекции лояльности и увеличения интеллектуальных способностей данных аномальных существ. Решение об утилизации Остина Йоркша рекомендуется принять по мере уменьшения его полезности в будущих исследованиях. Несмотря на то, что УВМ, найденный в операционной Йоркша, несовершенен, возможности неизвестной стороны вызывают опасения. Требуется немедленно принять меры по поиску и устранению.

Должность: Специалист пятого отдела

Подпись: Антон Д.

Продолжение: Шкура. Послесловие

Показать полностью

Шкура. Эпилог

Предыстория: Шкура. Часть 5

Отвратительный сон. Все было на своих местах. Все, кроме человека на той стороне. Он был другим, был мной. Настала моя очередь копировать движения. Мы шли навстречу друг другу. Два идеально совпадающих силуэта. Странное ощущение, словно я смотрел фильм через экраны своих глаз. Неимоверных усилий стоило выговорить слово:

- кто?

Меня будто и не существовало вовсе. Бесплотный образ, который смог собрать материальную оболочку только для того, чтобы прошептать вопрос. Двойник не ответил, лишь беззаботно поднял руку. Я повторил за ним. Взмахи ногой, повороты головой - мое тело следовало его воле. Он наблюдал, любовался. Улыбка красовалась на его... моем лице. Тело отвечало абсолютно любой команде, превращая меня в безвольное отражение, запертое в зеркале. Такая беспомощность в собственном сне ужасала. Отчаяние начало поглощать ослабший разум. В момент, когда темные воды страха заполонили нутро, я услышал крики. Среди множества голосов узнавались сестра, родители, друзья. Они страдали, ненавидели, смеялись, рыдали. Гул голосов обращался белым шумом, еще сильнее выделяя моих родных. Хор. Ярость потери наполнила ясностью сознание и испарила трясину, что совсем недавно затягивала меня. Контроль над телом вернулся. Между человеком и мной началась борьба за власть. Мы поочередно сменяли роли куклы и кукловода. Ломали друг друга, словно дети ненавистные им игрушки. Это продолжалось пока несуществующие нити не истончились и порвались, расцепив нас. Казалось, двойник был удивлен таким исходом. Недоумение на его лице сменилось злой ухмылкой. Он ринулся в мою сторону, взгляд, переполненный хищным намерением, сверкал в полумраке. Мне удалось только чудом сдержать смех, когда двойник с разбегу врезался в невидимую преграду. Человек на той стороне ощупывал препятствие, беззвучно ругаясь. Я разглядывал силуэт, что преследовал меня с того рокового дня, в моих собственных снах.

- кто ты? - спросил я, в надежде наконец-то получить ответ.

Двойник одарил меня недовольным, обиженным, взглядом. Какая честь! Все его самодовольство испарилось. Он ходил кругами, изображая глубокие раздумья. Это продолжалось какое-то время, пока яркий свет не начал разъедать комнату. Близилось пробуждение.

- в следующий раз, ты мне все расскажешь!

Бросил я угрозу напоследок. Ответом стал жест преисполненный брезгливости - двойник отмахнулся от меня рукой, словно я был надоедливой мухой. Алекина сидела рядом, тыкая мне в висок ручкой:

- тебе знакомо чувство дежавю?

И правда, мы вновь в больничной палате. На этот раз в комплексе организации.

- напоминает о нашем первом свидании.

Куратор легонько треснул меня журналом по лбу.

- как ты?

Торс перебинтован, руки в гипсе, грудь дико болела. Правая нога, которая служила опорой во время ускорений, неприятно ныла.

- голова болит, в остальном сойдёт. Что с Йоршком, монстрами?

- после вашей с Газом прогулки на место подъехали коллеги из пятого отряда. Они забрали всех кого нашли, а заодно все, что представляло интерес. Мы же можем плевать потолок и отдыхать.

- что ещё за пятый?

- военизированное крыло организации. Лучшее оружие, технологии. Победители конкурса "самое раздутое самомнение". Самовлюблённые козлы, хуже которых не найти! - Алекина повысила тон, они ей действительно очень не нравились.

- значит, на этом все?

- ага. Ты хорошо справился. Я рада. - она глянула на часы, - о, пора бежать, поправляйся!

До более-менее рабочего состояния меня довели всего за день. Руки побаливали, но пальцы уже свободно шевелились. Переломов словно и не было. После выписки, я даже не успел уйти из больничного крыла, как Алекина, без подробностей, перехватила меня и повела в актовый зал. В него мы зашли со стороны сцены. Так я оказался в халате и тапочках перед толпой народа. Повсюду висели шарики и плакаты: "с первым удачным делом!". Краем глаза я заметил плохо спрятанную сетчатую доску с именами. Они и в правду делали ставки. Алекина вручила микрофон. Какое неловкое чувство, сцена казалась чем-то лишним. С другой стороны я ещё чувствовал себя уставшим и был взбешён отсутствием нормального общения в комплексе. Необходимо задать тон, для нашего настоящего знакомства и будущей совместной работы.

- для начала, всем спасибо, что пришли поздравить меня.

Тихое "ура" вернулось из зала. Отлично. Я указал на доску.

- а теперь, идите нахер и давайте праздновать выгоревшую ставку!

Громкое одобрение победителей вперемешку с грустными смешками проигравших заполнило помещение. Пожалуй, теперь можно и расслабиться. Я спустился к людям, взял бокал. Коллеги поздравляли, болтали, хвалили. Сегодня я был звездой. Маленькой, блеклой, но звездой. Из головы на время вылетели мысли о голосах, снах и тварях. Алекина быстренько затерялась в толпе. Газ сидел в углу, уныло покуривая сигарету, пока Эсма трясла его за руку. Надо будет расспросить болтушку о своем напарнике. Все выглядели счастливыми, беззаботными. Картина умиляла. Пожалуй, впервые с парка, я искренне улыбался, испытывая настоящую радость.

Продолжение: Отчет о происшествии. Шифр: "Шкура"

Показать полностью

Шкура. Часть 5

Шкура. Часть 5 Сверхъестественное, Страшные истории, Еще пишется, Самиздат, Фантастика, Длиннопост

Предыстория: Шкура. Часть 4

Зверь замахнулся когтистой лапой, но мне удалось пригнуться прежде чем он успел снести мне голову. Адреналин ударил в голову. Бороться, нужно бороться, как тогда, до последнего. Новый выпад прошел по касательной, едва не вспоров моё брюхо. Зверь открыл свой правый бок. Лучшего шанса могло уже не представиться, пришла пора проверить устройство в реальной битве. Я устремил левую ногу к ребром существа, крича во все горло:

- фуэтэ!

Из протеза вырвалось пламя, ускоритель придал удару с разворота дополнительный импульс. Тяжёлый металлический носок в миг достиг бока зверя. Удачное попадание отсалютовало звуком ломающихся костей. Существо истошно закряхтело. Распрямление ноги с такой скоростью и силой, по ощущениям, чуть не сломало мне колено. Посмотрим, чье тело не выдержит первым.

- кха-а... Уб... Убью... Убью тебя!

Оно могло говорить, мало того, в существе ещё полно сил. От меня требовалось выложиться на полную. Ослабить и добить. Прямой удар:

- шассе!

Попадание в коленную чашечку смогло подкосить зверя. Протез выдерживал два срабатывания подряд, дальше охлаждение или риск стать барбекю. Положение не столь отчаянное, требовалось выиграть хотя бы минуту. Я увернулся от очередной попытки снести мне голову, одновременно приближаясь к раненному боку зверя. Собрав всю злость и желание выжить я ударил существо так, что из него вылетел воздух. Глаза существа закатились, туша пошатнулась и уткнулась в стену. Нельзя останавливаться. Серия новых ударов обрушилась на сломанные ребра, увеличивая вмятину, превращая внутренности в кисель. Быстрее, ещё быстрее! Кровь и мясо разлетались в стороны. Руки ныли, словно били бетонную стену. Сосредоточившись на цели, я не заметил, как зверь пришел в себя. Его неловкий взмах лапы запустил меня в полет по коридору. Больно, слишком больно. Ладони дрожали, почти все пальцы переломались. Я гордо встал в полный рост, со свободно висящими руками, расправил плечи, как бы приглашая существо продолжить. Хромающий зверь медленно приближался, угрожающе рассекая когтями стены коридора. Половицы скрипели под весом твари.

Некуда бежать. Разобью, раскрошу, перетру, разорву, порублю, сожру, сожгу, развею, уничтожу, вырву глаза и язык, скормлю тебе твои кишки.

Чужие мысли проникали в меня. Мы не отличались. Чудовище живёт, чтобы убивать людей, а я отныне живу, чтобы убивать чудовищ. Сознание бревном упало в бурный поток и понеслось по течению, омываясь негативными эмоциями, наполняясь мерзкими помыслами. Я поддался им.

- разорвать? Какая восхитительная идея! - радостно закричал я, уводя корпус из-под новой атаки.

Зверь щёлкнул пастью там, где мгновение назад было моё плечо. Последовавший удар лапой в развороте не смог достичь цели. Чудовище превратилось для меня в открытую книгу, в которой движения заранее напечатаны и прочитаны. Ещё уворот, в течении которого я успел вытащить запасную кассету с гранатами, комично удерживая ее мизинцем и большим пальцем. Очередной бесплодный замах лапой открыл рану зверя, куда, не теряя времени, я сразу воткнул "подарок". Чуя неладное, чудовище попробовало ещё раз отбросить меня, но я был быстрее, уже занося ногу для удара:

- фуэте!

Носок протеза забил торчащий комплект внутрь зверя, заставив того пошатнуться. Кассета оказалась слишком прочной. Она прекрасно фиксировала гранаты, не дав им взорваться от удара. Спасибо за работу, Эсма! Требовалось нечто посильнее. Оставалось последнее ускорение и я придумал ему самое дебильное применение. Зверь сделал выпад, пытаясь пробить когтями мою печень, но неудачно пролетел мимо, разбив собой стол. Как только он поднялся на четвереньки, я приблизился и вскочил на его голову. Левая нога напряглась в преддверии нового прыжка:

- реверс!

Нос протеза ощетинился языками пламени, ускоритель помог дальше отпрыгнуть от импровизированной опоры, одновременно обжигая существу затылок. В полете я ухватился за встроенный гранатомёт и вжал кнопку. Выстрел. Заряд угодил зверю под правую лопатку. Вбитый комплект наконец детанировал, разорвав зверя изнутри. Вырвавшаяся ударная волна поглотила меня, отбрасывая от своего эпицентра.

Щеки горели. Меня хорошо приложило, достаточно, чтобы я очередной раз потерял сознание. Когда веки, наконец, начали меня слушаться и раскрылись, я увидел стоявшего надо мной Газа. Он обеспокоенно хлестал меня по лицу.

- живой?

- иди ты нахер, Газ. - со всей вежливостью ответил я человеку, предложившему разделиться.

- ха-ха! Живой! Молодец молокосос!

Он закинул меня на плечо и потащил по коридору. Сознание ещё несколько раз ускользало в процессе. У выхода из здания нас поджидал зверь. Сколько же их здесь? Рука машинально потянулась за потерянным револьвером. Адекватность мышления отсутствовала, как и понимание собственной беспомощности. Газ остановил меня, аккуратно посадил у стены. Существо сделало шаг в нашу сторону, не спуская с меня глаз. Раненая дичь выглядела привлекательнее. Напарник загородил меня, заставив чудовище застыть в нерешительности. Газ только замахнулся кулаком, как зверь забился в ближайший угол, дрожа в луже собственного страха. Хмыкнув, напарник вернулся ко мне:

- ничем не лучше собаки. Я хорошо его надрессировал. Будет сидеть смирно, а вот тебя бы в больничку, отбивная ты наша.

Мне хотелось ответить хоть какой-нибудь колкостью, чтобы не оставлять ему шансов для дальнейших издевок, но усталость и потеря крови сделали свое дело - хор неотвратимо поглощал меня.

Показать полностью 1

Шкура. Часть 4

Шкура. Часть 4 Самиздат, Страшные истории, Еще пишется, Сверхъестественное, Длиннопост

Предыстория: Шкура. Интермедия: рост

То ли удар был слишком сильным, то ли несколько бессонных ночей имели накопительный эффект, но сознание покинуло меня. Очнуться получилось уже на операционном столе. Это было легко понять по убранству комнаты, запахам лекарств и крови. Дополнительным лёгким намеком стали ремни, которыми сковывали мои ноги, руки и даже голову. Прекрасно. Оставался единственный разумный вариант действий.

- помогите! - заорал я.

- о, Эндрю, вы очнулись! Как я рад! Мне уже начало казаться, что мой подопечный перестарался.

Йоршк выглядел предельно довольным, поигрывая своим скальпелем перед моими глазами. За ним высилась несуразная фигура, отдаленно напоминавшая оборотней из простеньких фильмов ужасов. Вместо шерсти на теле красовались свисающие лоскуты кожи и остатки одежды, голова напоминала лошадиный череп, а когти больше смахивали на костяные кинжалы. Глаза светились алым, из них сочилась ненависть и презрение.

- что вы собирайтесь делать?

- как это что?! Я улучшу вас!

- каким образом? И зачем вы меня привязали? Отпустите, давайте попьем чаю, поговорим как цивилизованные люди!

- о мой мальчик! Понимаю, ты в смятении, боишься. Страх, который ты чувствуешь, скоро пройдет. Тебя ждёт перерождение! Глупая гусеница станет прекрасной бабочкой!

- оте-е-ец... - прохрипел кто-то, вне поля моего зрения. Знакомый мерзки скрежет.

- да, дорогая?

- отпу-усти-и, про-ш... рошу.

- доченька, ты же знаешь, как это важно, потерпи. Генри, покорми ее. - обратился он к существу, стоявшему за спиной.

В столь неуютной ситуации, стоило попробовать вытянуть из Йоршка информацию. Возможно, раздутое эго и полный контроль ситуации не позволят ему вовремя заткнуться.

- давайте будем благоразумны! Вы меня держите против моей воли, это незаконно!

- брось эти глупости, иначе мне придется воспользоваться кляпом.

Хорошо, тогда позлим тебя.

- я читал ваши работы о человеческом самосознании.

- оу! Как приятно встретить фаната!

- ага, говно твои работы! Как они вообще связаны с... этим всем? - я обвел глазами комнату.

Доктор обошел стол, обводя скальпелем моё лицо.

- когда окружающие меня тупицы не приняли мой взгляд на мир, я не сильно расстроился. Мне это дало... стимул.

Он отвязал мою голову, обхватил ее ладонями и продолжил:

- Люди отвратительны, вечно грызутся из-за всякой мелочи. А в животном мире царит порядок, организованность. Человечество несёт хаос и разрушение.

Йоршк развернул мою голову, показав клетку в углу комнаты, в которой хныкало ещё одно существо. Забитое, трясущееся. Грязные длинные волосы опутывали раздутый живот.

- я решил, что не слова докажут мою позицию, не идеи, а действия. Моя замечательная дочь согласилась помочь, стать матерью нового человечества. А я буду отцом. Когда мы закончим, вся ночь покажется тебе дурным сном. Пара месяцев, может чуть больше, и ты переродишься моим сыном.

- отец? Мать? Что ты вообще несёшь? Посмотри на свою дочь! Она страдает, ты же изувечил ее! Больной, наглухо отбитый, безумец!

- Эндрю, Эндрю, Эндрю. Кто ты такой? - тон Йоркша сменился на угрожающий. - люди твоего типа, на этом самом столе, плачут, зовут мамочку и молят их отпустить. Но ты, мелкий засранец, решил повякать. Расскажу тебе кое-что. Для успешной операции, у пациента должен быть особый склад ума и эмоциональное состояние. Если он не подходит, то начинается долгий и мучительный процесс отторжения. Каждый раз процесс протекает по-разному. Твои кости будут расти, уничтожая внутренние органы, мозг вытечет через уши. Может что похуже, но исход один, ты сдохнешь, Эндрю. В своем же дерьме и соплях. Либо, расскажешь кто ты, зачем устроил спектакль. Тогда обещаю быструю смерть.

Надо тянуть время. Газ обязательно придет.

- я обычный журналист...

- последняя попытка. - перебил меня Йоркш, брезгливо держа пальцами ствол моего пистолета.

- нынче нельзя журналисту оружие носить?

- допустим, но видишь в чем вся проблема. Ты не испугался Генри.

- о ужас, берегитесь Остин, позади вас какая-то жуткая тварь!

- с меня хватит этого фарса!

Доктор положил револьвер, нажал переключатель на стене и цепи, сковывающие его дочь, натянулись. Йоркш зашёл в камеру из которой разнёсся холодящий кровь женский крик, переплетённый с мерзким скрежетом звериного воя.

Мой ребенок! Верни! Верни!

Чужие мысли въедались в разум. Боль существа словно проникала в меня, объединяя нас в страдании. Нужно остановить безумца. Ремни крепко удерживали меня. Возможно ускорителем получится освободить ногу, но что потом? Думай, я не умру здесь, думай! Раздался выстрел, ремень мешавший рукам ослаб. Существо, стоявшее за доктором, мгновенно ринулось из комнаты к стрелявшему. В этот момент хотелось заобнимать Газа до хруста костей. Сомнений в том, что это был его перформанс у меня не было. Порванный ремень уже не мог удержать меня. Теперь уже свободными руками, я развязал ноги, напрягся для единственного рывка. Всего через секунду Йоршк лежал на полу с выбитыми зубами. Меня переполнили детская радость и азарт. Зубов было мало, мразь должна получить сполна.

Помоги, прошу.

Неожиданное вмешательство в разум осадило пыл. Глаза поднялись на владельца мыслей. Рана на животе дочери Йоркша затянулась, оставив кровавый след на полу. Девочка тихо стонала. Во мне смешались жалость и отвращение. Передо мной лежали ребенок, в обличье монстра, и монстр, в обличье человека. Рядом с Йоршком лежало что-то, завернутое в полотенце. Он забрал её ребенка. Мой мир застыл, от непонимания жёсткости происходящего. Замешательство помогло переосмыслить приоритеты. Генри побежал за Газом. Нужно помочь. Я привязал Йоршка к столу, заодно забрав револьвер, и бросился к выходу, на звуки борьбы.

- Газ!

Шум доносился из глубины коридора. Смежные комнаты были либо пусты, либо наполнены хламом. Отсутствие крови радовало, но беспокойство за напарника неуклонно росло. Над головой что-то рухнуло, выбив крошку штукатурки из потолка. Пришлось искать лестницу, благо она оказалась недалеко. Этажом выше располагался холл переходящий в широкий проход усеянный новым множеством дверей. Окружение отель. Я провернул барабан до взрывных патрон. Рисковать не было желания, если стрелять, то наверняка.

Дичь. Дичь. Играть!

Опять. Чужие мысли, притворяющийся моими. Я сконцентрировался, пытаясь найти источник. Левее, правее, выше, левее, дверь.

Сначала рука.

Жажда крови опутала тело, если зайду - меня убьют. Я сделал по выстрелу в стороны от двери, пробив небольшие дыры в стенах. Ответом стал крик боли и недовольства, раздавшийся в голове.

Неинтересно, плохая игрушка, убить, подонок!

Источник мыслей перемещался из комнаты в комнату, иногда переползая на этаж выше. Он искал позицию для атаки, выжидал. Я быстро зарядил ещё взрывных патрон. Коридор погрузился в напрягающую тишину. Казалось, даже сердце перестало биться от страха. Смерть ходила рядом, и чем ближе она была, тем менее желательной становилась роковая встреча.

Убить!

Почувствовал порыв, но не успел среагировать. Существо вырвалось из-под пола, отбросив меня в стену. Револьвер вылетел из рук, спину парализовала боль. Лёжа на полу, ощущая невыгодность своего положения, я машинально перевернулся, сгруппировался и отпрыгнул, оказавшись прямо перед лошадиной мордой.

Показать полностью 1

Шкура. Интермедия: рост

Шкура. Интермедия: рост Самиздат, Сверхъестественное, Еще пишется, Фантастика, Страшные истории, Длиннопост

Предыстория: Шкура. Часть 3

Когда я пришел в себя, первым делом бросилась в глаза убогость комнаты. В таком месте может жить только последний отброс. Серое жилище, грязное, полное мусора и хлама. Это... Это моя квартира. Я с осторожностью принялся вспоминать вчерашний день, он был похож на неразборчивую зарисовку. Работа, тренинг, дом. Что потом? Ничего не помню. Вечер с ночью превратились в пыль. Очередная попытка вспомнить была вознаграждена жуткой мигренью. Пускай, неважно, я дома. Место достойное своего неудачника. Мысли на удивление остры и ясны. Непривычно отчётливо они подсказывали мне, в каком дерьмовом состоянии моя жизнь, что нужно поправить. Жить для себя. Я ведь достоин лучшего, не так ли? Надо на работу, к чмо начальнику, которого следует поставить на место. Рабочий проект. Сделаю его, покажу всем - я лучший. Мысли такие прямолинейные и решительные. Так чужеродно и приятно, тепло в груди. Чувствую рвение, энергию переполняющую меня бесконечным запасом мотивации и желаний. Загруженный день, надо не забыть вечером зайти к матери.

Пусть другие заботятся о себе.

Действительно, к черту каргу. Она давно не ребенок. Получает пенсию за свою жирную задницу, а я на побегушках. Ещё вчера подобный эгоизм показался бы мне отталкивающим, но сегодня... я вижу! Вижу мир через призму незнакомого прагматизма, это кажется... правильным? На кухонном столе, лежал чек на доставку пиццы. Такую сумму тратить на еду? Расточительность... Нет, нет. Я заслужил. Моё удовольствие стоит своих денег. Боль в груди такая приятная. На мгновение в голове мелькнула мысль, что лучше будет просто уйти от всех, начать новую жизнь, где нет места обязательствам и компромиссам. Моё сердце стучало тревожно, но в глубине души я чувствовал некую удовлетворённость. Что-то подсказывало, настанет день, когда приоритеты поменяются местами и жизнь выкроится исключительно под меня.

С каждым новым днём наваждение становилось всё настойчивее. Ради великой цели можно пожертвовать чем-то невеликим... или кем-то. Отношения с близкими изменились. Я стал замечать их слабости, использовать. Чувство зависимости от манипуляций окружающими возбуждало. Не стоит открыто конфликтовать. Лицо заменила маска вежливости. Я чувствую, как нечто вгрызается в мою душу.

Никто тебя не любит.

Ночью я встал и направился к компьютеру. Мои пальцы летели по клавиатуре, печатая проект, который обещал сделать меня намного богаче. Я покажу всем. Я лучший. Спустя часы проект был готов. Начальнику понравилось.

- Наша работа даст большие плоды! - сказал он.

Наша. После этого слова дни понеслись как стадо неудержимые быков. Вчера могло быть неделю назад. Стоит моргнуть и в руке уже лежит статуэтка. Награда за спортивные достижения. Начальник получил ее двадцать лет назад и до сих пор тычет ей в нос всем сотрудникам. Она в крови. Моргаю, я в баре, с девушкой. Жизнь обращается сном. Приятным сном.

Меня окутывает шёпот. В стенах, на потолке, внутри моего тела. Он становится все тоньше, изворотливее, коварнее. Проникает в самые глубины сознания, изъедая его как червь яблоко. Я неукоснительно следую идеям. Они делают меня лучше, всё дальше отдаляя от меня прежнего, это так приятно/пугает. Начальник пропал, с работы не звонят. Отражение в зеркале сломалось, вытянулось, перемешалось. Мои/его глаза горят уверенностью и силой. Я хочу этого.

Ты заслуживаешь.

Были моменты, когда я пытался бороться, заставить себя делать, как мне казалось, правильные вещи. Такие, которые выбрал бы прежний я. Мужчина упал к моим ногам. Несчастный. Я помог ему, отряхнул. Голос внутри засмеялся, мой голос. Мужчина, из его виска текла кровь. Почему? Точно. Грязный бомж просил подачку, посмел коснуться меня.

Накорми.

Я хищник.

Да. Накорми.

Шепот перешел на крик. Скрежет металла раздался в ушах. Какой приятный звук. Он зовёт меня домой...

Продолжение: Шкура. Часть 4

Показать полностью 1

Шкура. Часть 3

Шкура. Часть 3 Сверхъестественное, Самиздат, Страшные истории, Мистика, Авторский рассказ, Фантастический рассказ, Расследование, Фантастика, Длиннопост

Предыстория: Шкура. Часть 2

В среднем, между началом посещения тренингов и преступлением проходило три месяца. Сама информация о том где брали жертв давала нам немного. От того, наш поход был обусловлен одной лишь верой Газа в судьбу, удачу и меня. Я же верил только фактам, которые твердили: "вы тратите время". Нам не хватало улик, в схеме зияли пробелы. Пока мы будем сидеть и слушать классные истории, кого-то, возможно, растерзают в парке. Спецы из отряда вооружили нас заготовленными фразами, чтобы вызвать максимальную жалость на собрании. Газ позаботился о том, чтобы сценарий отскакивал от моих зубов, превратив меня в болтливого зомби. Тренинг начинался поздно вечером, я предвкушал третью бессонную ночь. Если все пройдет по плану, то преступник выберет одного из нас следующей жертвой. Собравшихся усадили на жёсткие, неудобные стулья. Поставили в заведомо невыгодное положение, заставляя итак ущемленных людей чувствовать себя ещё беззащитнее. Звезда шоу опаздывал, наверняка намерено. Когда уже начал расходиться нервный шепот, двери громко распахнулись. Ведущий тренинга, подтянутый мужчина с аккуратно уложенными седыми волосами, бодро шагал к нам. Остин Йоршк явил себя в дорогом бежевом костюме и обезоруживающей улыбке. Образ эффектно завершали бегающие крысиные глазки. Стандартный набор мошенника для такого мероприятия. Всем своим видом он пытался показать нам, неуверенным в себе "лохам", как выглядит "идеал". Большой ориентир на внешний вид, прячущий гнилую начинку.

- добрый день, друзья!

Зал неуверенно приветствовал ведущего в ответ.

- чувствую, вам не хватает энергии! Расскажите, как я могу вам помочь?

Спрашивает об этом у нас, забавно. Сидящие мялись, не решаясь ответить. Печальное зрелище. Эх, придется подыграть. Я состроил печальное лицо и быстро глянул на ведущего. Он заметил мой фальшивый интерес и обратился напрямую:

- вам не нужно волноваться, мы здесь, чтобы разобраться в вашей ситуации и найти пути улучшения! - сказал Остин обращаясь к залу, но смотря на меня.

- честно говоря, мне даже сложно сказать... Я всегда чувствую себя как-то неважно, недостойно. Не уверен, что со мной что-то можно сделать.

- инициатива, замечательно! Как вас зовут?

- Эндрю...

- Эндрю, очень красивое имя! Меня зовут Остин, рад нашему знакомству! Давай поговорим о том, когда ты впервые подумал, что у тебя низкая самооценка.

Значит сразу на "ты". Бесит.

- это... это было очень давно. Понимаете, я из тех, кто всегда сидит на задней парте, боится поднять руку. Мне кажется, я никогда не верил в себя достаточно, чтобы попробовать... Попробовать выйти за рамки.

- тебе не стоит укорять себя за скромность и осторожность, это важные качества. Но я понимаю, что ты хочешь чувствовать себя увереннее. Как и все здесь присутствующие. Расскажи, что, по-твоему, могло привести к таким ощущениям?

- наверное, мои родители всегда ожидали от меня большего, чем я мог предложить. Я чувствовал, что разочаровываю их каждый раз, когда пытаюсь что-то сделать, что-то представлять из себя. И в школе... Дети постоянно подшучивали, издевались надо мной.

- ты столкнулся с довольно большим давлением и не нашел поддержки, которая была столь необходима. Что ты чувствуешь, когда думаешь о тех временах?

Поддержка. Я слегка даже призадумался. Сестра, как мне тебя не хватает. Мама, отец. Я скучаю по вам всем. Теперь грусть и разочарование по-настоящему захватили меня. Газ выглядел обеспокоенно. Действительно, работа, нужно собраться:

- на меня наваливается огромный груз. Я чувствую себя маленьким мальчиком, который не может соответствовать ожиданиям...

- Эндрю, важно помнить, что ты нынешний, не тот что был в прошлом. У тебя есть сила и возможность переписать свою историю. Давай поговорим о твоих недавних достижениях. Есть ли что-то, чем ты гордишься?

- честно говоря, я даже не знаю... Наверное, мне стоит гордиться тем, что я сюда пришел. Мне было страшно начать этот разговор, но я знаю, что мне нужна помощь.

- это, без сомнения, большой шаг, и ты должен быть горд собой за это решение. Преодоление страха и принятие трудного решения — это признак силы. Какие еще качества ты в себе ценишь?

- я всегда стараюсь быть добрым. Наверное, это хорошее качество?

- конечно, это прекрасное качество! Доброта — это нечто, что мир ценит повсюду. Важно понимать, что ты вносишь свой вклад, и это также должно поднимать твою самооценку.

После ещё нескольких невыносимых обменов заготовленными фразами, Йоршк переключился на других собравшихся. Он выглядел искренне удовлетворённым. Похоже чем-то удалось его зацепить. Когда очередь дошла до Газа, тот с лёгкостью кинул:

- да я так, поржать зашёл.

Все таки он мудак. Пришлось собрать всю волю, чтобы не заржать. Когда собрание закончилось и народ начал расходиться, Йоршк, знаком, подозвал меня к себе. Я принял забитый вид, неуверенно подошёл к нему.

- у меня есть одна методика, очень действенная. Мне кажется, вы идеально вписываетесь. Приходите сегодня, дверь будет открыта.

Он всучил мне бумажный свёрток и зашагал прочь. Выгнанный с собрания Газ спал в машине, когда я радостный ворвался нему. По адресу из записки располагался старый трехэтажный дом. В жизни бы в такой не додумался зайти. Он выглядел заброшено со своими окнами, заколоченными досками. Прямо-таки идеальное место для притона. Смущало отсутствие граффити, мусора и сомнительных личностей шныряющих по округе. Газ представил свой план:

- иди через парадный. Я зайду сзади.

- может вместе?

- не, тебя же пригласили. Давай-давай, шуруй.

Он выпихнул меня из машины и поехал за дом. Трость осталась в багажнике. Зашибись. Хорошо револьвер всегда при мне. Входная дверь действительно оказалось открыта. Я прошел по длинному, скромно освещённому, коридору, который оканчивался развилкой. Ни указателей, ни звуков. Не этого ожидал. Замешательство оборвала тупая боль, отозвавшаяся в затылке. Нечто пряталось на потолке, в тени. Свет в глазах резко потух, не оставив времени отругать себя за неосмотрительность.

Продолжение: Шкура. Интермедия: рост

Показать полностью 1

Лёгкий путь

Лёгкий путь Стихи, Рифма, Самиздат

Я гляжу на счастья краски,

Красный вязкий грубый цвет!

Тишины внимая сказки,

Вижу ясных очей блеск!

Грубый вязкий красный цвет

Овладел моим сознанием

И змеем обернул желания,

Раскрепощая все мои мечтанья.

Ножик нерешительно сжимая,

Себя былого забывая,

От страха в крысу обращусь,

Пища в углу в слезах сожмусь.

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!