Deftman

Deftman

пикабушник
пол: мужской
поставил 84078 плюсов и 153 минуса
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
9834 рейтинг 15 подписчиков 2451 комментарий 25 постов 4 в "горячем"
4

"Я убью тебя, лодочник!"

Здравствуйте, граждане.

Вспомнились тут "школьные годы чудесные", когда ближе к моему выпуску, из каждой колонки играло вот это. Играло неразборчиво, смог разобрать только припев и не понимал чего так все прутся по нему. Ну лодочник, а чего угрожать-то? А потом посмотрел вот этот клип и понял.


"Я убью тебя, лодочник!" (С)

18

Сказ о том, как мы к Георгию Данелия в гости ходили

Ноябрь 2016 года, мы едем в совместный отпуск с Урала в Москву. На экскурсии и за впечатлениями. В программе посещений: Мосфильм, Телебашня, КВН, Дом Трёх Актёров, визит к Дмитрию Русу, выставка виртуальной реальности, Булгаковские места, цирк "На Цветном" и выставка Game Expo.

Распланировали в день по экскурсии. Чтобы эмоции взбалтывать, но не перемешивать.


Но ещё у меня была мечта - встретиться с Данелией. Творчество Георгия Николаевича давно и крепко засело в моём сознании. Частично умудрился и жену подсадить. В начале нашего с ней знакомства я показал ей Кин-дза-дза. Посмотрела, оценила, захотела ещё :).


Итак, в книгах Георгия Николаевича упоминался его друг - Юрий Рост. Было сказано, что они соседи. И за месяц до поездки мне попадается на глаза документальный фильм-интервью про него. Режиссёр с квадрокоптера сделал отличную панораму его квартиры и дома. Я запомнил дом, Чистые пруды и расположение квартиры.


Приехали в Москву, пошли на встречу с моим хорошим знакомым. Договорились встретиться с ним там-то и там-то. Вышли из метро, прошли немного и ВОТ ОН! Дом, где живут Данелия и Рост! Дыханье участилось, я закрутил головой, вдруг сам режиссёр где-то тут гуляет со своей собачкой Липочкой! Не заметил. Жене говорю:


- Хочешь покажу где Данелия живёт?

- Да ладно!

- Пошли!


Про намеченную встречу мы забыли. Встали под балконом, рукой показываю - вон, говорю, его окна! И что-то меня дёрнуло... Стал искать подъезд. Их там всего два было. Разумеется, закрыто на замок, ключ-таблетка. Ни на что не надеясь, достал ключи из кармана, стал по одному прикладывать. Конечно, не подходят. И тут дверь открывается и выходят две женщины. Я отступаю, говорю:


- Здравствуйте, проходите пожалуйста.


Сам ныряю в подъезд, жена за мной. "Вежливость - лучшее оружие вора" (С). Там достаточно широкий тамбур (или как его там), справа окно с консьержкой. Ну приплыли, думаю. И тут я вижу как оттуда выходит женщина и уходит куда-то с дымящейся кружкой, из которой свисает чайный пакетик, не замечая нас.


Так не бывает, думаю. Невозмутимо проходим выше, поднимаемся на этаж. Вижу три квартиры. Начинаю высчитывать. А в голове полный хаос! Ноги вдруг подкосились, сердечко застучало, в голове зашумело. Ладони и спина вспотели, я согнулся, нащупал опору перил. Жену, смотрю, тоже слегка колбасит.


Отдышался, отступать некуда, позади Урал, думаю. Такого шанса больше не будет. Звоню, ни на что вообще не надеясь. Сейчас думаю выгонят, если не сдадут куда положено. В домофоне мужской голос. Дословно не помню, но примерно так:


- Алло!

- Здравствуйте, можно услышать Георгия Николаевича?

- А кто это?

- Поклонники творчества.

- А что вы хотели?

- Сказать спасибо, руку пожать, сфотографироваться, если дадите.


... До самого уже доходит с кем я разговариваю...


- А чего же не предупредили, что придёте?! Позвонили бы хоть.

- Сами не знали, что тут окажемся, с Уральских гор приехали.

- Гхм, ну заходите...


А дальше как в тумане - открылась дверь, пришли длинный коридор и налево была его квартира. Открыл САМ Георгий Николаевич! Меня переклинило. Рот сам растянулся с улыбке, был какой-то особенный душевный подъём, который не знаю с чем сравнить. Были бы крылья - взлетел бы! Извинились за вторжение, пожали руку, сделали КУ три раза, поклонились совершенно искренне. Что-то говорили, не помню что.


Помню, он писал, что не любит интервью, поэтому долго не задержались. Данелия подарил нам небольшой набор рисунков из мультфильма "КУ! Кин-дза-дза", расписался на нём, как мог. Руки его уже подводили на тот момент. Разрешил сфотографироваться, спросил как его нашли. Я рассказал про документальный фильм и про книги.


Вышли мы совершенно обалдевшие и очарованные. Нас два дня не отпускало после этого, если честно. В груди копошились такие чувства, как будто пожал руку Будде (ну, например). На экскурсию в тот день не пошли, помчались в гостиницу смотреть фильмы. Первым был "Серёжа".

Приехав домой, сделали клип. Долго не решался выложить его сюда. Всё-таки пришли мы незваными гостями и я переживал, что нашему примеру могут последовать многие. А Георгий Николаевич вряд ли обрадовался бы паломничеству. Он и так один не бывает, к нему то и дело звонят и приходят близкие ему люди, журналисты, исследователи и прочие граждане.


Теперь, полагаю, можно.


Светлая КУ Вам, Мастер!

Сказ о том, как мы к Георгию Данелия в гости ходили Георгий Данелия, Гости, Везение, Видео, Длиннопост, Режиссер

P.S.: На стене в комнате у меня висит вот это:

Сказ о том, как мы к Георгию Данелия в гости ходили Георгий Данелия, Гости, Везение, Видео, Длиннопост, Режиссер

Баянометр намякивает, но это же "элементарное КУ" в тему.

Показать полностью 2 1
39

Древно-Свитские хокку

Древно-Свитские хокку Хокку, Обливион, The Elder Scrolls V: Skyrim, Стихи, Длиннопост

Играли в Обливион DnD с командой и что-то музыка навеяла. Родилось вот это:


Древно-Свитские хокку



Много нежити поднял,

Устал некромант...

На отдых в Обливион!


Спасибо за кров,

Спасибо за стол,

Хозяйка Намира...


Тугой кошелёк,

Обернулся - и нет.

Беги, каджит...


Ты представляешь!

Я видел у них!!

Кривые мечи!!!


Весь мир бы я спас,

Но внезапно пришла

В колено стрела...


Как много всего

На прилавке твоём...

Где же большое ведро?


Ты лучший мой друг,

С тобой я вовек,

Коль септимы есть...


Ты был нехорош,

Ты мера убил.

Мы знаем о том...


Привет, милый пёс,

Кто Барбас? О нет,

Кто это сказал?


- Что ж бледен ты, друг?

- Не ел я давно.

Ответил вампир...


- Дай силу мне, принц!

- Изволь, смертный прыщ,

Держи Ваббаджек...


Я крысу убил,

И труп обыскал.

И хвост получил...


Гробница темна,

Сокровищ полно...

Ой, я не один?


Телепорт не горит,

Нести тяжело,

Я "пёрышко" пью...


Бегу налегке,

Стражам угрюмым

Меня не догнать...


Свернул я с тропы,

Лишь только заслышав

Травы перезвон...


Септим обернулся,

Услышав: "- Скажите,

Как в библиотеку пройти?"


Всё, можете забрасывать сыром. На приз не претендую :)

Всем септимов!


P.S.: картинка просто по случаю. Это мой персонаж в TESO. Ну, тот, что справа :)

Показать полностью 1
1

Мир хижинам, война дворцам

Лирическое отступление автора.


Послушав совета Козьмы Пруткова, я заткнул фонтан. Ибо все более-менее приличное, что можно было поведать публике, уже изложил. Причем "менее приличного" было гораздо более, чем "более", простите за тавтологию. Писать об остальном-это попирать уже все нормы приличия. Или сродни чистосердечному признанию в ментовке. Но мне начали писать, телеграфировать, звонить, "А из зала мне кричат: "Давай подробности!" Что ж, я пожалуй, немного раздвину рамки самоцензуры. Нервным, больным, беременным совет: не читайте дальше.

...


В торговлю недвигой меня втравили в начале 90х. По национальному признаку. Знакомый мутный славянин Коля собирался покупать флэт у двух репатриирующихся аидов и позвал меня понюхать чем там у них в мишпухе пахнет.


...


Дверь открыл милейший пенс с ветеранской колодкой на потертом пиджачишке и сходу начал нас обаять.

Чудесный старикан. Копия Зиновия Гердта , но с одесской подачей. Говорил дядя Вова (так он представился) много, "но хочется, чтобы он сказал еще что-нибудь"

Потом к чаепитию подключилась его рафинированная карга (Суламифь Исааковна) -и Коля расстаял окончательно. Эдакая смолянка с еврейским грассированием вместо французского.

Я тоже умилялся, хлопал ресницами , искренне хохотал над шутками хозяев, но уже нисколь не сомневался, что передо мной ломают комедию два коверных, пока на арене готовится грандиозное кидалово.

Играли они безупречно, но обаятельным репатриантам просто не повезло со мной.


Во-первых, я не испытывал особого пиетета перед ветеранами. Мало ли! У меня вон дедушка ветеран и этот факт никак не мешал ему быть редкой сукой. Наоборот-помогал, потому как он кровь проливал за наше будущее, и чтоб молчать , трепетать, потеть и смирно! Слушая дедушкины истерики под грохот канонады его палки по паркету, я меланхолично думал о соотношении пролитой и выпитой из нас крови в дедушкиной донорской бухгалтерии. Получалось, что если б литраж сравнялся, дед мой был бы кашалотом.


Нет, место уступить ветерану в общественном транспорте или очереди-это святое, потому я в метро не ездил и в очередях не толкался лет с 20, но вот доверить денюшки любому типу, побывавшему под обстрелом- увольте.


А во вторых я знавал одного завбазой Моню, работающего в том же стиле , но рядом с тем Моней дяде Вове осталось бы только вывесить язык беспородной дворняжкой и умерить свое нечистое дыхание в углу.


К тому же Дядьвова переборщил с деталями. Планка медали "За безупречную службу" в его колодке была явно лишней, посколь кадровым он не служил.

Хотя это все было второстепенно.

Мой дед в своих рассказах о войне с годами тоже становился все кровожаднее.

Бабка,не выдержав накала этих эпических саг, втихую поведала, как соломинка вклада дистрофика-деда сломала хребет фашистского верблюда. Забрали его в 41м и в составе "народного ополчения" (необученного, наспех снаряженного пушечного мяса ) погнали на фронт, где немцы по дороге разбомбили колонну к чертовой матери. Деда контузило, потом в госпитале он подцепил тиф, затем там же навернулся с лестницы и сломал ногу. Впечатленная ратными подвигами, Советская Армия здраво рассудила, что держать такого воина в рядах-себе дороже, деда комиссовала подчистую.

Но в рассказах он разве что "Тиграм" стволы руками не завязывал.


Но тут было не бахвальство отставного маразматика, а вполне выверенная легенда.

Ну что ж, пора выяснить где нас собираются поиметь. Угу, утром деньги-вечером стулья. Надо переслать сначала лавэ на счет в Израиле, а потом, как бабло упадет , они подпишут бумаги у нотариуса. А то нал в землю обетованную везти через таможню стремно. Логично. А пока бабло идет отсюда туда они нам документы на собственность отдают. В залог.


Беру тайм-аут. Выясняю порядок оформления. Понятно, сначала договор купли-продажи у нотариуса, а потом регистрация купчей на Зеленом проспекте. Приезжаю на этот Зеленый и синею. Мама моя! Толпы испорченных квартирным вопросом москвичей штурмуют сей департамент. Каждый вечер народ составляет списки, потом поутру решительные оппозиционеры их рвут. Переклички, драки, истерики, бабий визг, ночевки на ступенях присутствия вповалку. Зарегистрировать договор за неделю в этом аду-дикая удача.

Ночью крыльцо жилищного департамента напоминало Освенцим образца 27 января 1945 года. Концлагерные ассоциации усиливали расписанные синими номерами конечности у валяющихся собственников.

Жуть.


Нет, это не наш метод.

За день умудряюсь склеить одну из работниц. Все стандартно: "Девушка, можно вас до дому подвезти?" "Ой, а я далеко живу!"-"Для бешеного кобеля семь верст не крюк"

Через пару дней растленная мной Света уже таскает нужные сведения. И тут выясняется, что обаятельный Дядявова получил дубликат свидетельства о собственности взамен утерянного.

Оппаньки. Картинка сложилась. Дядьвова решил забить два шара дуплетом. Найти двух баранов, продать им хату , а пока деньги идут или на Зеленом в очередях стоишь, (в 90х это небыстро) -свалить. А дальше -кому повезет зарегистрировать договор первым, того и тапки.


Это становится интересно.


Очень хочется бортануть Колю, но стремно. Его жена Света -сестра жены ментовского енерала. (Министра внутренних дел впоследствии). Кидать генеральского свояка чревато. Попробую уговорить.

-Коль, это кидняк.

-Как?

-Какая тебе разница? Найди другую квартиру.

-Мне эта нужна. (Тогда квартир продавалось мало)

-Вольному-воля. Есть тема взять ее задешево. Но надо подключить женины связи. Неофициально.

-Без проблем. Задешево-это сколько?

-20000 бакинских.

-Пархатому деду?

-Пархатому внуку. То есть мне.

-Согласен.

-Деньги вперед.

-Ээээ...

-Коля, я с вашей семейкой буду работать только из ста процентов предоплаты. Ты знаешь, я не стану нарываться на личную вендетту клана ярыжек ради 20 тонн. Оно мне надо, что бы моя харя на каждом столбе висела? Не нравится-рули сам. Только аиды тебя кинут.

-Точно?

-Честное жидовское.

-Я подумаю.

-Два дня.

За это время похабная хавирка Дядьвовы уже у Светы на контроле. Через два дня Коля приносит деньги.

Мы приходим к Дядьвове и даем добро. Получаем документы на хату, номер счета и отваливаем.

Спустя три дня Света рапортует, что договор на куплю продажу квартиры подавали в Департамент.

Гражданин Ильхам Мамедов стал москвичом. Сбылась вековая мечта азербайджанского торговца фруктами.

Почти. Света по моей указке заворачивает документы. Подпись неразборчива или еще что-уже не помню. И заодно снимет с них копии.

К этому времени наши отношения с любимой плавно перетекли из возвратно-поступательных в коммерческие.


Пора идти брать Дядювову за жопу.


-Суки! Уроды! Пошли вон! Да я вас всех на херу вертел!

-Владимир Иосифович, соблаговолите выглянуть в окошко.

-Хули я там не видел, пидор ты неотъебанный?

-Будущее свое вы там узреете. Видите лирических вьюнош в костюмах цвета маренго? Возле бобика стоят?

-Ну?

-Помашите им ручкой. Эти архангелы по вашу душу прилетели.

-Какого хера им от меня надо?

-Им от вас надо совсем немного вашего драгоценного времени- лет пять примерно.

-Кха! Испугал ежа голой жопой! Слышь, пиздюк, да я таких как ты...

-Вова Иосифович, вы меня фраппировать решили? Если вам таки сие удастся, то вы через час уже будете тарахтеть в обезъяннике.

-И что ты мне, сука, шьешь?

-Я? Помилуйте , голубчик, да вы себе сами дело сшили и печать поставили! Не дело-конфета! Достаточно вот этого договора купли-продажи вашего семейного гнезда горному ленкоранскому орлу Ильхаму и диктофонных записей наших бесед! И все! Мошенничество в особо-крупных. Вас ждут курорты Магадана!

-Аээээ!!!

-Я смотрю, до вас начало доходить общее положение вещей?

-Ты кто, тварь?

-Я тот, кто объясняет вам, как дела обстоят на самом деле.

-Что ты предлагаешь?

-Вы подписываете договор купли-продажи квартиры, расписку в получении денег и летите свободной птахой в гнездо мирового сионизма.

-А деньги?

-А вы, батенька, изрядный пошляк. Какие деньги между близкими людями? Пропахшие мандаринами купюры вы уже получили от сына солнечного Азербайджана. Пожалуй, и хватит.

-Пшел вон!

-Ну что ж, Владимир ибн Иосифович, насильно мил не будешь. Коля, зови своих архаровцев. Будем афериста принимать. Да заодно и Ильхаму Раисовичу позвони. Обрадуй, что хата под арестом. Думаю, что его земляки на киче выразят ,о благородный старик, свое восхищение вашей выдумкой и смекалкой. В доступной форме.

-Стойте! Ну хоть 5000 дайте! Я ж хачику скидку сделал!

-Может тебе, сука потная, еще ковер и телевизор вручить!

-Коля! Не нервничайте! Мне еще вашей ажитации не хватало! Достаточно одного сангвиника в беседе.

-Да я Родину защищал! А вы, твари!

-А давайте сделаем так: запросим Министерство Обороны о ваших подвигах. Если вы хоть день были на передке-я вам таки отдам пятеру. А если вы нам тут шторы вешаете - пятера с вас? Идет?

-Банкуйте, псы глоданые.

-Я так и думал. Коля, зови нотариуса.

...

-Все?

-Немного терпения, почтенный ибн Иосиф. Сейчас Коля отзвонится с Зеленого проспекта, что сделка переоформлена.

-Ты тут неделю мне своим мурлом глаза мозолить собрался?

-Отнюдь.

...

-О! Да? Все в порядке? Ок, Мыкола. С тебя стакан и пончик.

-Прощайте, дорогой вы мой человек! Встреча с вами была исключительно приятной. А главное-полезной!

-Тварь.

-Пусть радость нашего расставания не затуманится печалю наших встреч. Кстати, не советую медлить.

Как бы до Ильхама не доперло, что вы его банально швырнули. А то потом отмывай квартиру от ваших внутренностей. Кишки на люстре...фи...

-Без сопливых скользко.


...


На следующий день чета отбыла в Палестины. Через два дня выяснилось, что я недооценил репатрианта.

Он таки умудрился впарить хату еще одному терпиле. Но меня сии подробности уже не касались.


Максим Камерер (https://vinauto777.livejournal.com/)

Показать полностью
15

Спасение утопающих силами vinauto777

Будни спасателей. 16+


Рассказ уже звучал тут 4 года назад, но на волне, так сказать... Заодно получайте краткий ликбез от опытного ОСВОДовца.


Иисус сказал им Следуйте за Мной, и Я сделаю вас ловцами человеков, а не рыб. Они тотчас же оставили сети и последовали за Ним. (Марка 116-18)


Как то довелось и мне половить в воде не рыб, но человеков. В ЦС плавания МИСиС была приятная обязаловка – оттрубить месяц спасателем в Пицунде. Обычные студенты пресмыкались и елозили хвостами по профкомовскому паркету, вымаливая заветную путевку в лагерь, нас же туда гнали в приказном порядке.


Полная лафа. В твоем полном распоряжении дом на берегу, два катера и все бабы в округе. Как же спасателю-то не дать? Святое ж дело человек делает. Да плюс – все как на подбор – спортсмены. Загорелые да мускулистые – страсть какие душки. Грех то великий – таким белозубым не отпустить.


Если б не отдыхающие, маму их… с этой идиотской привычкой тонуть где ни попадя.


Все как про пожарного в анекдоте: «коллектив душевный у нас в расчете, брандмейстер – отец родной, кормят до отвалу – но как пожар – так хоть увольняйся!»


Поначалу мы познакомились с начальником. Заскорузлая пьянь Михеич – в прошлом флотский сундук был ярчайшей личностью. Внешне напоминал перевернутые пассатижи – своими короткими кривыми ножками и огромными ручищами, болтающимися до колен. Силы был просто неимоверной.


Из флота в спасатели его поперли потому как разок не подрасчитал малеха – дал бурому матросу в дыню, а тот через фальшборт возьми и булькни в воду.


Хорошо у причала дело было. Михеич его и вытащил, нырнув следом. Начальство оценило таланты мичмана и выпиздило героя с флота, пристроив работать по призванию.


По приезду Михеич провел с нами пару занятий. Впечатлил он нас, нечего сказать. Запомнился.


Следует отметить, что реальные будни спасения на воде кардинально отличаются от тех благостных плакатов, украшающих любую станцию ОСВОДа.


Запомнилось:


– Рыпается клиент, не рыпается, перво-наперво – глушащий удар в дыню ему! А потом волоки уже. А то вцепится – хуй ты его от себя оторвешь. Вместе и потонете к ебеням…


Надо сказать, что прислать в воде в бубен, с раушем в итоге – дело далеко не простое. Опоры-то нет. Надо выпрыгивать из воды и бить в висок – сверху. Вот этому-то непростому делу Михеич нас и учил…


Еще – из его инструкций:


– Если скорая приедет – жмура забирать, глядите в оба, чтоб указали в бумажках, что с ним спасательные мероприятия проводили. А то легко патанатомы насильственную смерть поставить могут – сколько раз ребры ломали при искусственном дыхании – не счесть. Замудохаетесь потом бумажки писать…


И, главное:


– Нашли жмура ночного поутряне – тяните его к соседям на участок. И тут же в ментовку звоните.


Тогда они будут отписываться, а не вы. А там бумаг писать – тьма. Еще и премии лишить могут. Ну и следите, чтоб они вам своих не притаранили.


Впоследствии мы регулярно конфликтовали с соседней станцией по этому поводу. Часто доходило до мордобоя. Картины были эллинистические – группа полуголых мужчин в лучах рассветного солнца бьют друг дружке хари над покойником. Битва троянцев и греков за тело Патрокла в чистом виде.


Точнее не за, а против.


Патрокл доставался побежденным вместе со всем сопутствующим геморроем.


Но, несмотря на алкоголизм – порядок в хате Михеич поддерживал абсолютно флотский. Ни один черт на нашем участке днем так и не утоп, как ни старались.


Своего первого навсегда запомнил. Большой дядя был. И громкий. Запил бутылочку водочки морской водицей и резко сменил тональность с «Пааашли все нах!» (в ответ на наши вопли в матюгальник про буйки, назад, и те де), на: «Ой, бля, тануууу!»


Кстати-это редкость. Утопленники, как правило, люди тихие – им орать скромность и отсутствие воздуха не позволяют. Но этот голосил на всю округу. Исключительно матом.


Подходим на лодке – кидаем круг – не берет. Соображалка отрубилась. Руками лупит по воде, зенки вылупил – и нихрена не понимает. М-да… А туша за центнер. Подгребать ближе рискованно – перевернет лодку как нехрен делать. Ныряю, подплываю к красавцу. Вспоминаю уроки мичмана.


– НННА!


Черт, по носу попал… Расквасил сразу. Мужик изумленно таращит на меня бараньи очи.


– НННННА!!!


Опять мимо. Губу разбил только и кулак об зубы поцарапал.


Изумлению мужика нет предела. Наверное, он не так себе процесс спасения на воде представлял.


Вместе с ним за этой впечатляющей картиной наблюдает пляж. В полном изумлении.


– ННННА!!!


Да что за чертовщина-то такая… в глаз прислал…


До мужика допирает, что дело плохо, он резко повышает плавучесть и довольно резво сваливает от меня. Да хрен там…


– НННА!!!


– Ироды! Подонки! Вы что творите Милиция! – Доносятся с берега вопли возмущенных зрителей.


Но мне не до них. Вошел в раж.


– Не уйдешь, сука! Я тебя все равно спасу!


Наконец попадаю по затылку – мужик обмяк. Ффффу, наконец то. Рывком за волосы, черт, оторвал, еще раз и тяну в лодку. Упарились его втроем втягивать.


Завели мотор, подходим к берегу – очнулся. И тут же бросился на меня. Встречаю его двойкой в горло – спасенный летит за борт. Хорошо – неглубоко. Вскакивает и скачками несется к берегу. Я зачем-то за ним. Успеваю только пнуть его в жопу – красавец резким спуртом уходит в отрыв. Народ с визгом разбегается с нашего пути. Ноги вязнут в песке, я притормаживаю – эта свинья несется не разбирая дороги. Сносит грибок, ни на йоту не замедлив бега. Перепрыгивает через два лежака – без касания. Хуй догонишь такого. А чего это, собственно, я бегу – приходит, наконец, в голову.


Клиент жив, здоров, в прекрасном тонусе – чем я ЕЩЕ могу ему помочь


Телегу на меня накатали всем пляжем. Но Михалыч с помощью свояка в ментовке уладил вопрос.


Даже пожал руку – что для него, скупого на похвалу, значило много.


– Красавчик! Так держать!


После этого на нашем участке установилась военная дисциплина. Никто близко к буйкам не подплывал.


Стоило кому то попробовать сунутся – сами граждане ловили смельчаков за плавки.


– Ты что! – слышалось издалека. – Ты куда, блять! Тут спасатели – звери! Намедни мужик за буйки заплыл – они его ТАК отпиздили! Всю рожу расхуячили – насилу убежал от них! А не убежал бы – убили б нахуй!


Потому, наверное, у нас и утопленников не было.


Аминь.


(С) Максим Камерер

Спасение утопающих силами vinauto777 Vinauto777, Спасение утопающего, Баян, Рассказ, Длиннопост, Мат
Показать полностью 1
25

Немного о Данелии

Немного о Данелии Георгий Данелия, Книги, Автобиография, Париж, Длиннопост

Небольшой отрывок из его книги "Кот ушёл, а улыбка осталась". Французский эпизод.


Нет проблем, товарищ


Фестиваль кончился, и на следующее утро мы должны были улетать.


Когда я спустился вниз, чтобы ехать в аэропорт, Баскаков сообщил, что мы с Галей не летим, а остаемся во Франции по приглашению общества дружбы «Франция — СССР». Будем ездить с фильмом по городам и выступать перед зрителями. За нами сейчас приедет представитель общества месье Лангуа, он уже выехал. А им со Шкаликовым, к сожалению, ждать некогда: опоздают на самолет. Я возмутился:


— А почему вы нам только сейчас об этом говорите?


— А потому, что только сегодня сообщили, что есть положительное решение ЦК.


— А деньги? У меня ни копейки не осталось.


— Ваше обеспечение взяло на себя общество.


Они попрощались и уехали. А мы с Галей стоим у входа в гостиницу.


— А как мы его узнаем, этого Лангуа? — спросила Галя.


— А черт его знает!


Я достал пачку, закурил. Посчитал, сколько осталось сигарет, — шесть штук.


Тут ко входу подъехал длинный открытый белый «кадиллак». Водитель, в ливрее, в фуражке и в перчатках, подошел к нам и что-то спросил по-французски. Я ответил «уи». Он взял наши вещи, уложил в багажник и открыл правую переднюю дверцу. Машина широченная, мы с Галей вдвоем сели на переднее сиденье. И мы поехали.


Водитель включил радио, зазвучала музыка. Слева — море, справа — блондинка, еду в лимузине по Франции…


Вдруг сзади раздался истошный крик: за нашей машиной, размахивая руками, бежал человек в клетчатом пиджаке. Водитель затормозил. Человек подбежал и начал что-то возбужденно объяснять. Водитель выслушал, вышел из машины, вынул из багажника наши вещи, поставил их на тротуар и показал нам, чтобы мы тоже вылезали. Мы вышли. «Кадиллак» уехал.


Человек в пиджаке опять стал что-то говорить. Из того, что он говорил, мы поняли только, что он и есть месье Лангуа. Я взял чемоданы, и месье Лангуа повел нас обратно к гостинице, к своей машине. Это оказалась малюсенькая двухдверная таратайка, без багажника, не помню какой марки.


И мы снова поехали по Франции. Я сидел на заднем сиденье, прижатый к чемодану месье Лангуа, со своим и Галиным чемоданами на коленях. Галя втиснулась на переднее сиденье, рядом с месье Лангуа. Я хотел выяснить у месье Лангуа, куда мы едем, но мне это не удалось. Английский месье Лангуа не знал, немецкий не знал… А по-русски знал три слова. И на все вопросы он бодро отвечал:


— Нет проблем, товарищ! — И улыбался.


Часа через четыре мы приехали в небольшой городок. Остановились перед двухэтажным домиком. Месье Лангуа представил нас хозяевам, симпатичной пожилой супружеской паре. Русского они тоже не знали, но мы поняли, что Галя будет ночевать в комнате их сына (сын сейчас учится в Москве), а мы с месье Лангуа — в гостиной на диванах.


Нас угостили вкусным домашним обедом, и месье Лангуа повел меня и Галю выступать в небольшой кинотеатр. Про суточные Лангуа помалкивает.


— Галя, спроси у него насчет денег, а то у меня сигареты кончаются.


— Неудобно, Георгий Николаевич. Он, наверное, после просмотра даст.


В вестибюле нас встретила переводчица-француженка, она представилась и попросила во время выступления говорить помедленнее — когда говорят быстро, она плохо понимает.


Я заглянул в зал: там шли последние кадры «Иванова детства». Я попросил переводчицу сказать месье Лангуа, что это не наш фильм, это фильм Андрея Тарковского. Она сказала. Месье Лангуа объяснил: он показывает то, что дали. И возит тех, кого прислали. Тогда я попросил переводчицу узнать у месье Лангуа, когда он нам даст суточные. Месье Лангуа сказал, что деньги нам не положены, так как общество обеспечивает нас и питанием, и проживанием.


— Нет проблем, товарищ!


— Георгий Николаевич, и я все потратила, — виновато сказала Галя. — Я муку купила.


— Какую муку? — спросила переводчица. — Мука — это сленг? Пудра?


— Да нет, пшеничная мука. Для пирожков. В Москве уже второй месяц муки нет…


Фильм кончился, и мы пошли выступать. По дороге я шепнул Гале, чтобы на сцене рот не открывала. Народу в зале было много, в основном французы. Но были и наши эмигранты последней волны — те, которые попали во время войны в плен и боялись вернуться. Начались вопросы. Трудные: правду говорить нельзя, а нагло врать стыдно. Отвечал я. Изворачивался, как мог… Очень устал, будто вагон угля разгрузил… Но на один вопрос пришлось отвечать и Гале. Из зала спросили, какая у советской звезды квартира. У Гали была двенадцатиметровая комната в коммуналке, где они жили вчетвером: Галя, ее муж, дочка и Галина мама. А Гале обещали дать к Новому году комнату 20 метров. И она выдала мечту за действительность и сказала:


— Двадцать пять квадратных метров!


Переводчица не знала, что такое «квадратные метры», и перевела:


— Двадцать пять комнат.


В зале возмущенно загудели. Наши эмигранты — потому, что поняли, что француженка неправильно перевела, а французы — потому, что удивились. Какой-то господин крикнул, что разочаровался в социализме: таких апартаментов даже у французских «звезд» нет…


Потом я проинструктировал Галю: квартира у нее трехкомнатная, получает она шесть тысяч франков в месяц… И пшеничной муки для пирожков в Москве в магазинах навалом.


Когда мы вышли из кинотеатра, у входа нас окружили эмигранты, стали расспрашивать… Один из них курил.


— Не угостите сигаретой? — спросил я. — А то я бросил, специально не покупаю.


— Пожалуйста! — он протянул мятую пачку.


— А можно мне? — спросила некурящая Галя.


— Конечно!


— А можно две?


— Да берите все! — эмигрант протянул Гале пачку и любезно чиркнул зажигалкой.


— Я на улице не курю, — сказала Галя и убрала сигареты в сумочку.


Этого метода мы придерживались и дальше.


Так и ездили по Франции. Останавливались в разных городах, поселялись в семьях у членов общества дружбы, показывали «Иваново детство», отвечали на вопросы, стреляли сигареты…


Поздним вечером шестого дня мы въехали в Париж.



Чужой Ленин


По дороге в Канны я Париж не видел: мы переехали с одного аэродрома на другой. А сейчас на Париж у нас был день: в Москву мы должны были улетать послезавтра утром.


Месье Лангуа поселил нас в гостинице на окраине. Я попросил его сегодня же покатать нас по ночному Парижу. Но месье извинился — он очень устал. Завтра, завтра утром он за нами заедет, и мы все до вечера посмотрим. А вечером у нас выступление в Руане, в половине пятого надо выезжать. (За неделю мы с Лангуа уже стали вполне сносно понимать друг друга.)


— А нельзя не ехать?


Месье Лангуа объяснил, что нельзя. Мэр Руана — большой друг СССР и устраивает прием специально в нашу честь.


Ладно, завтра так завтра. Вошел я в свой номер — хорошо! Один, наконец-то можно хоть в туалет пойти, не рискуя наткнуться на хозяйских детей или бабушку. Утром спустился — Галя уже ждет в вестибюле. Двери в гостиничный ресторанчик открыты, два араба за столиком пьют кофе и едят круассаны.


— Завтракала?


— Нет. А разве у нас завтрак оплачен?


— Не знаю. Пошли, поедим, поставим месье Лангуа перед фактом.


— Неудобно. А когда он должен приехать?


— Сказал, утром.


Я взял у портье план Парижа и попросил показать, где наша гостиница. Далеко — до центра не меньше двадцати километров. На метро добираться удобно, но денег у нас нет. А пешком часов пять…


Вышли на улицу. Вокруг панельные пятиэтажки, стройка неподалеку. Микрорайон Москвы. Только улицы чище. Тут, наконец, подъехал месье Лангуа на своей таратайке. Мы сели в машину и поехали. Я стал объяснять, что мы хотим посмотреть Лувр, Нотр-Дам, Монмартр и Елисейские Поля. Но месье Лангуа сказал, что сначала нужно заехать в общество дружбы «Франция — СССР», и там нам должны вручить презент для общества дружбы «СССР — Франция».


В обществе дружбы нас встретили улыбчивый, похожий на Пикквика учитель русского языка Жан Блюмель и чопорная дама лет под семьдесят — секретарша общества, Мадлен. Блюмель сообщил, что председатель общества сейчас в Москве, и предложил нам кофе (Блюмель по-русски говорил хорошо). Мы отказались: мало времени — завтра улетаем, и хотелось бы сегодня успеть посмотреть Париж.


— Помощник советника по культуре товарищ Панибрат должен присутствовать при вручении, — сказал Блюмель. — Он уже звонил, что выезжает.


Панибрата ждали больше часа. Наконец он появился — пожилой грузный мужчина. И Блюмель от имени общества «Франция — СССР» торжественно вручил мне в качестве презента обществу «СССР — Франция» бронзовый бюст Ленина.

Немного о Данелии Георгий Данелия, Книги, Автобиография, Париж, Длиннопост

Бюст был очень тяжелым — килограммов двадцать пять.


Панибрат шепнул, чтобы мы не волновались: перевес оплачивает французская сторона.


Блюмель сказал короткую речь, потом Панибрат сказал короткую речь, потом я поблагодарил, а потом Блюмель нас всех пригласил на обед. Я стал от обеда отказываться, но Панибрат отвел меня в сторонку и сказал, что пойти надо:


— Если вы не пойдете, это будет для него страшным ударом. Ему выделили на обед деньги, и они с этой мадам уже навострились на халяву.


Мне показалось, что пообедать бесплатно не прочь и сам Панибрат.


— А может, вы Ленина в посольство заберете? — спросил я у советника по культуре по дороге в ресторан. — В посольстве как раз хорошо его поставить.


— Бюст этот вам вручили для общества «СССР — Франция», — сказал Панибрат. — И не вздумайте его где-нибудь забыть!


Французы обедают долго: долго изучают меню (даже если заранее знают, что будут есть), долго и придирчиво выбирают вино…


И времени на Лувр все меньше и меньше… Так мы ничего и не увидим, так и просидим в ресторане до завтра. Курить охота. Я спросил у Гали, не осталось ли у нее сигарет.


— Всего две штуки… А можно сигареты заказать? — шепотом спросила Галя у Панибрата. — Они оплатят?


— Оплатят.


Гале принесли пачку «Мальборо». Панибрат достал зажигалку, но Галя убрала сигареты в сумку:


— В ресторанах не курю.


Сыр подали без пяти три.


— Мы в Лувр успеем? — спросил я месье Лангуа, когда обед, наконец, закончился.


Лангуа посмотрел на часы и сказал, что в Лувр нет. Это долго. Можно так покататься, Париж посмотреть.


— Но только на Джоконду взглянуть! — взмолился я. — Бегом.


Ехали к Лувру минут тридцать, потом долго искали место для парковки. Наконец припарковались на соседней улице. Выскочили из машины. Месье Лангуа открыл заднюю дверцу и вытащил Ленина.


— А Ленин зачем?


— Украдут.


— Да кому он нужен?


— Париж! Арабы!


И мы побежали. Впереди, прижимая Ильича к груди, — Лангуа. Выбежали к Лувру и увидели — в Лувр стоит длиннющая очередь. Сегодня в музее бесплатный день.


— Ну, все. Не успели, — расстроился я. — Не увидел я «Джоконду» и теперь уж, наверно, никогда не увижу.


Месье Лангуа посмотрел на меня, показал, чтобы мы шли за ним, и побежал вдоль очереди. Мы — за ним. У входа дежурил полицейский. Месье Лангуа подбежал к нему и, тяжело дыша, стал что-то говорить. Я понял: «Канн» и «Джоконда».


— Ленин? — полицейский показал пальцем на бюст.


— Ленин.


Полицейский сплюнул сквозь зубы и отвернулся.


Делать нечего, поплелись к машине. Я хотел взять Ленина у месье Лангуа, но тот не отдал, тащил сам.


В Руан мы приехали вовремя. Перед фильмом мэр сказал речь. Потом мы посмотрели «Иваново детство», потом ответили на вопросы (Галя рассказала, что у нее трехкомнатная квартира). Потом на приеме выпили шампанского, и мэр нам сообщил, что позвонил своему приятелю в Париж и тот оплатил нам ночную прогулку на пароходике по Сене. С ужином. (Месье Лангуа ему сообщил, что нам в Париже ничего не удалось посмотреть.)


Поехали обратно. Месье Лангуа был счастлив и все расхваливал нам предстоящую поездку по Сене. Он сам по Сене никогда не катался: дорого. Но кто ездил — в восторге.


Когда подъезжали к Парижу, черт дернул Галю спросить:


— А где Ленин?


Месье Лангуа резко затормозил и выругался. В Руане, когда начался фильм, он на всякий случай перенес бюст из машины в будку механика. Там он и остался.


Развернулись. Доехали до Руана — кинотеатр заперт. Месье Лангуа побежал выяснять, где живет механик. Поехали к механику. Его не было; мама сказала — он у подруги. Где живет подруга — она не знает.


— Да бог с ним, с Лениным. Поехали, — сказал я и попытался объяснить месье Лангуа, что в Москве таких бюстов — навалом. Вернусь домой, куплю такого же и отнесу в общество дружбы. В ответ месье Лангуа разразился длинной тирадой, из которой я понял, что этого Ленина поручили именно ему, месье Лангуа, и он будет заниматься им до тех пор, пока не посадит нас в самолет.


Сидим в машине, ждем. Ни о каком пароходике уже не может быть и речи.


Подошел полицейский и оштрафовал Лангуа за парковку в неположенном месте. Тот совсем расстроился.


Пошел дождь. Мы с Галей заснули, а Лангуа не спал, караулил.


Механик появился только под утро, пьяный и веселый. Поехали в кинотеатр, забрали Ленина и помчались в Париж. На автобане месье Лангуа, усталый от волнений и бессонной ночи, прозевал нужный поворот, и пока мы крутились, времени осталось только-только на то, чтобы заехать в гостиницу за вещами. Месье Лангуа разогнал свою таратайку на полную мощность — до восьмидесяти километров в час.


В аэропорт приехали впритык. Поставили машину на стоянку, я взял наши с Галей чемоданы, а месье Лангуа — Ленина — и опять побежали.


У стойки регистрации «Аэрофлота» нас уже ждал Жан Блюмель. И он нам взволнованно сообщил, что произошло ужасное недоразумение — он нам чужого Ленина отдал!


— В каком смысле?


— В прямом! Этого Ленина прислали ваши для товарищей с Корсики. А для вашего общества художник Шарль Лассаль, большой друг Советского Союза, нарисовал картину «Жанна д'Арк на коне». Вот, держите! — Блюмель вручил мне небольшую картину, шестьдесят на сорок, аккуратно упакованную и обвязанную бечевкой. — Но я не виноват. Это Мадлен все напутала. Я сам удивился: Ленина — русским? Зачем? Но она сказала, что так велели. Хорошо, что я вчера председателю позвонил! Ну, счастливого пути!


Блюмель пожал нам руки и ушел.


Я взглянул на месье Лангуа. Он стоял осунувшийся, небритый, с красными глазами.


— Досталось вам, бедненькому, — с сочувствием сказала Галя.


Месье Лангуа швырнул на пол бюст, развернулся и…


Так бы я снял в кино.


А на самом деле месье Лангуа ничего не швырял — так и стоял с Лениным в обнимку. А когда Галя его пожалела, сказал:


— Нет проблем, товарищ, — и улыбнулся.


Георгий Николаевич Данелия (С)

Немного о Данелии Георгий Данелия, Книги, Автобиография, Париж, Длиннопост

Картинка из интернета, не факт, что подарили именно эту :)

Показать полностью 2
1361

Как снимали фильм "Афоня"

Как снимали фильм "Афоня" Афоня, Фильмы, Георгий Данелия, Леонид Куравлев, Евгений Леонов, Евгения Симонова, Брондуков, Ностальгия, Длиннопост

АФОНЯ


В Госкино мне дали почитать сценарий Александра Бородянского: «Про Борщова, слесаря-сантехника ЖЭКа № 2». Сюжет был жесткий, с печальным концом. Сценарий мне понравился. (После фильмов «Не горюй!» и «Совсем пропащий» мне, как всегда, хотелось снять что-то совершенно иное.)

Я встретился с Бородянским, мы поговорили, поняли, что понимаем друг друга, и сели работать.

Работали мы несколько месяцев, а в итоге чуть-чуть изменилась интонация, кое-где сместились акценты, и появилось новое название — «Афоня». А сюжет, в принципе, остался таким, каким и был.

СЮЖЕТ: Слесарь-сантехник Афанасий Борщов, пьяница и эгоист, живет безалаберной, непутевой жизнью. В него влюбилась молоденькая и наивная медсестра Катя. Афоня переспал с ней и бросил. Есть там и штукатур Коля, которого жена выгнала из дома и он поселился у Афони. Есть и друг Афони — законченный алкоголик Федул. Кончается все тем, что Афоня, потеряв всех и вся, берет билет на самолет и улетает сам не зная куда.

Как снимали фильм "Афоня" Афоня, Фильмы, Георгий Данелия, Леонид Куравлев, Евгений Леонов, Евгения Симонова, Брондуков, Ностальгия, Длиннопост

С ПЬЯНЫМ САНТЕХНИКОМ НЕ СПАЛ!


На Афоню у нас было три кандидатуры — польский актер Даниил Ольбрыхский, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев. Три замечательных разных актера. Три разных фильма. Остановились на Куравлеве. И не ошиблись! Есть в Куравлеве какой-то секрет. Афоне в его исполнении прощают то, чего никогда бы не простили ни Афоне Ольбрыхского, ни Афоне Высоцкого. А этого мы и добивались. Нам хотелось, чтобы зрители в конце фильма не возненавидели нашего Афоню, а пожалели.

Между прочим, думаю, что мы даже слегка перестарались. Афоня в исполнении Куравлева получился настолько обаятельным, что на «Мосфильм» пришло немало возмущенных писем от жен пьющих особей. Особенно запомнилось одно, в нем дама из Омска спрашивала: «Товарищ режиссер, а вы сами когда-нибудь спали с пьяным сантехником?»

В ответном письме я сознался, что не спал. Ни с пьяным, ни с трезвым.


ЛУЧ СВЕТА


На роль Кати ассистент по актерам Леночка Судакова привела юную студентку Театрального училища имени Щукина Женю Симонову. Женя мне понравилась, и я утвердил ее без проб. Но тут выяснилось, что она уже подписала договор с другой картиной. Там у нее главная роль, и все лето она будет сниматься где-то в Башкирии. Стали искать другую Катю. Приводили немало способных молодых актрис — хорошеньких и славных, но все не то. И я понял, что никого, кроме Жени Симоновой, в этой роли не вижу.

— И что в ней особенного, в этой Симоновой, что ты так за нее держишься? — спросил меня директор картины Александр Ефремович Яблочкин.

— Что в ней особенного, не могу объяснить, — сознался я, — но она в фильме будет луч света в темном царстве.

Тогда он сказал:

— Будет тебе твоя Катя.

И действительно. Яблочкин полетел в Башкирию и привез оттуда Женю и ее маму в Ярославль. (Этот фильм мы снимали в Ярославле.) А на следующий же день из Башкирии от директора той группы пришла истеричная, гневная телеграмма! Раздались не менее истеричные, гневные звонки со студии «Горького» и из Госкино. Выяснилось, что актрису с мамой наш директор просто-напросто похитил, чуть ли не тем же способом, что и герои Гайдая в фильме «Кавказская пленница». И только оставил записку: «Не волнуйтесь, через три дня будем. Ваш Яблочкин».

А мне он сказал:

— Кровь из носа, но ты ее должен снять за три дня. Иначе сорвем съемки на той картине!

Яблочкин был матерый киношник и понимал, что нельзя, но все-таки можно, а что — никак нельзя.

И мы снимали Женю днем и ночью, в буквальном смысле этих слов. (Иногда ей удавалось немного поспать на заднем сиденье машины, пока ставили свет или переезжали с объекта на объект.) А так она была все время с нами на съемочной площадке.


ТРИ ГРОША ШТУКАТУРА КОЛИ


Штукатура Колю сыграл Евгений Леонов. В противовес разгильдяю Афоне Коля считался у нас фигурой положительной: он аккуратный, здраво рассуждает, интересуется международной политикой и мечтает о всеобщей коммуникабельности.

А Леонов своего героя не уважал, говорил, что Коля эгоист еще хуже, чем Афоня. И все время ворчал, что этот штукатур у него получается плоский, как блин. И только когда сняли сцену «уход Коли домой», он успокоился. В этой сцене Коля, который помирился с женой, уходя от Афони, оставляет ему листок со своим телефоном. На репетиции Леонов вынул из кармана бумажку с телефоном, и из нее на стол случайно выпало несколько монет. Он убрал монетки и записку в карман и сказал:

— Смотри.

Он снова достал бумажку из кармана, из нее снова высыпались монетки. Он снова аккуратно их собрал и положил в карман.

— Понял? — спросил он меня.

— Что?

— Какой говнюк твой штукатур! Две недели прожил у человека, пил, ел, а самому жалко три гроша оставить!

Женя всегда искал в своих героях отрицательные черты — считал, что так образ объемнее.

Как снимали фильм "Афоня" Афоня, Фильмы, Георгий Данелия, Леонид Куравлев, Евгений Леонов, Евгения Симонова, Брондуков, Ностальгия, Длиннопост

ФЕДУЛ


Зрители полюбили светлую и наивную Катю (не зря старались!), рассудительного Колю и даже разгильдяя Афоню, но самое большое количество аплодисментов на встречах в кинотеатрах срывал алкоголик, мерзавец и законченный подлец Федул, которого в нашем фильме великолепно сыграл Борислав Брондуков.

(Реплика Федула: «Гони рубль, родственник!» — стала визитной карточкой фильма.)

В костюме и гриме Боря был настолько органичным, что когда во время съемок в ресторане (ресторан мы снимали ночью в Москве) он вышел на улицу покурить, швейцар ни за что не хотел пускать его обратно. Брондуков объяснял, что он актер, что без него съемки сорвутся, — швейцар не верил. Говорил: много вас тут таких артистов! Брондуков настаивал. Швейцар пригрозил, что вызовет милицию. И вызвал бы, но тут на улицу выглянула моя помощница Рита Рассказова.

— Борислав Николаевич, вы здесь?! — обрадовалась она. — А там паника: куда актер делся?!

— Неужели он и вправду артист? Надо же! — удивился швейцар.

А позже, когда снимали «Слезы капали» в Ростове ярославском, в гостинице я у себя в номере вдруг услышал, что кто-то в ресторане поет французские песни. Я спустился. Была поздняя осень, народу в ресторане было мало. На сцене с микрофоном в руке Брондуков пел песню из репертуара Ива Монтана. И это был уже не доходяга и алкаш Федул, а элегантный, пластичный и обворожительный французский шансонье. Жаль, что эта грань его таланта так и осталась нераскрытой.

Как снимали фильм "Афоня" Афоня, Фильмы, Георгий Данелия, Леонид Куравлев, Евгений Леонов, Евгения Симонова, Брондуков, Ностальгия, Длиннопост

ЛАБУХИ


Танцы договорились снимать ночью, в зале клуба имени Крупской в Текстильщиках. Я попросил, чтобы были современные музыканты. Привели группу, главный — курчавый лохматый парень. Худющий. Одеты небрежно, держатся независимо. Спросили, сколько заплатим, и сказали, что сыграют. Показались мне ненадежными, потому что в мое время лабухи выглядели совершенно по-другому, красиво: длинные волосы густо набриолинены и ровно зачесаны назад, пиджак в клетку до колен, яркий галстук, чаще всего с павлином. Темные брюки дудочкой, белые носки и туфли на толстом каучуке, на безымянном пальце — перстень. А эти! Какие-то не такие. В мятых дырявых джинсах, в майках, небритые и волосы во все стороны. Я сказал, что эта компания не вызывает у меня доверия и я не уверен, что они придут.

— Вы же сами просили современных. Эти и есть самые современные, — возразили помощники.

— Приведите еще кого-нибудь для страховки, — сказал я.

Они привели еще, точно таких же волосатиков.

Вечером я не мог проехать к клубу — столько было кругом народа. Толпы молодых девушек и парней, которые рвутся в клуб и их еле сдерживает милиция. А мы-то боялись, что ночью будет трудно наполнить зал массовкой, потому что мало кто согласится за три рубля всю ночь не спать.

Оказалось, что мы пригласили сниматься самые популярные и самые запрещенные в те времена группы. Первая группа была «Машина времени» Макаревича, а вторая — «Аракс» Шахназарова.

Теперь я очень горжусь, что «Машина времени» дебютировала в фильме «Афоня». И при любом удобном случае не забываю об этом сказать.


БЮСТГАЛЬТЕР


На девушку с бюстом Леночка Судакова привела актрису Распутину. Очень хорошая артистка, но с нормальным бюстом. А нам хотелось, чтобы бюст был внушительный.

Вронский сказал, что надо взять бюстгальтер большого размера и положить в него презервативы, наполненные водой.

— Во время танца груди будут очень натурально колыхаться.

На первой же репетиции, когда актриса подпрыгнула, презервативы разорвались и окатили всю ее водой.

Кто-то из съемочной группы, тот, кто жил рядом, сбегал домой и принес манную крупу. Ею и наполнили бюстгальтер. Пуговицы тяжести манки не выдержали, и пришлось лифчик связать на спине узлом. (На экране это видно.)

Как снимали фильм "Афоня" Афоня, Фильмы, Георгий Данелия, Леонид Куравлев, Евгений Леонов, Евгения Симонова, Брондуков, Ностальгия, Длиннопост

БАНАЛЬНЫЙ ХЕППИ-ЭНД


По последнему варианту сценария в финале Афоня покупает в провинциальном аэропорту билет на первый попавшийся рейс и валяется на летном поле в ожидании самолета. К нему подходит милиционер и просит предъявить документы. Афоня сует ему паспорт. На фотографии в паспорте молодой парнишка, с кудрями и беззаботной улыбкой, а в действительности перед милиционером унылый мужчина с абсолютно пустыми глазами. На этом фильм и заканчивался.

Такой мрачный финал мне с самого начала не нравился. И мы с Бородянским еще в процессе работы над режиссерским сценарием написали вариант, в котором Афоня и Катя в конце фильма встречались. Но поняли — такая концовка нарушает логику повествования, это банальный хеппи-энд. И оставили все, как было.

И все-таки финал я переделал. Когда Женя Симонова прилетела в Ярославль и мы начали ее снимать, Катя получалась такой чистой, нежной и трогательной, что мне очень захотелось, чтобы она обязательно появилась в конце фильма. И мы решили снять так: Афоня в аэропорту лежит на траве и ждет самолет. К нему подходит Катя и говорит, как всегда:

— Афанасий, мне кто-то позвонил, я подумала, что это вы.

Афоня открывает глаза — никакой Кати нет. Над ним стоит милиционер и требует документы. (Катя ему привиделась.)

В последний съемочный день Жени — третий — работали очень интенсивно, снимали по одному дублю, чтобы успеть снять незапланированный «сон». И к концу дня приехали в аэропорт. Начали снимать подход Кати. Первый дубль сняли рапидом — Катя идет медленно, словно плывет. Не то! Сняли вариант — идет с цветочком. Не то! Сняли: она идет, волосы развеваются, платочек. Не то!

И я понял, что дело не в том, как Катя идет по полю, с цветочком или еще как. А в том, что мне очень хочется, чтобы Катя появилась реально.

И вот уже тридцать лет в конце фильма, когда Афоня идет к самолету, его кто-то окликает. Он оглядывается, а там стоит Катя и говорит:

— Афанасий, мне кто-то позвонил, я подумала, что это вы!

А умные люди написали в рецензиях, что фильм мог бы быть не таким примитивным, если бы не финал. Появление Кати на летном поле — банальный хеппи-энд…

«Истина никогда по существу не приносит добра человеку — это идеал, к которому стремятся математики и философы. В человеческих отношениях — доброта и ложь дороже тысячи истин» (Грэм Грин).

Как снимали фильм "Афоня" Афоня, Фильмы, Георгий Данелия, Леонид Куравлев, Евгений Леонов, Евгения Симонова, Брондуков, Ностальгия, Длиннопост

САША ЯБЛОЧКИН


Яблочкину, когда мы вернулись из экспедиции, за Женю Симонову вынесли строгий выговор с предупреждением и понизили в категории — до второй. Что заметно сказалось на его зарплате. (До этого у него была высшая.)

— Луч света в темном царстве будет? — спросил Саша, когда я пришел его утешать.

— Будет.

— Это главное. Остальное — наплевать.

Есть директора, которых называют режиссерскими. Его, конечно, волнует смета и все такое, но во главу угла он ставит воплощение замысла. Яблочкин был как раз таким директором.

Как-то в выходной день мы с Сергеем Вронским (он был оператором на «Афоне») решили снять стадо коров. Афоня идет в деревню, а навстречу ему идет стадо коров, красивых, пестрых, ярославской породы.

Подъехал на «газике» Яблочкин.

— Чего не работаем?

— Да вот хотели снять проход Афони, а коров нет и администрации — никого.

— Администрация уже здесь, — сказал Яблочкин, — сейчас и коровы будут, — и побежал по полю в сторону деревни, напрямик.

Часа через два от деревни к нам шло стадо. Рядом с пастухом — Яблочкин с хлыстом в руке. (А ему тогда было под шестьдесят.)


Постскриптум:

ГОЛЫЙ ЛЫСЫЙ МУЖИК


В семьдесят шестом году американцы отобрали «Афоню» для показа на кинофоруме в Лос-Анджелесе, и я должен был полететь туда на три дня.

Перед вылетом меня вызвал Сизов и сообщил, что фильм Акиры Куросавы «Дерсу Узала» получил в Лос-Анджелесе «номинейшн» на «Оскара» за лучший иностранный фильм, и поручил мне эту «номинейшн» получить и привезти.

— Это такая доска, на ней нарисован голый лысый мужик, — объяснил мне Сизов. — Фильм — наш, советский. Ты все равно летишь туда, вот и возьми эту доску, чтобы мне из-за этого сутки в воздухе не болтаться!

Из-за нестыковки самолетов в Нью-Йорке я задержался, и в Лос-Анджелес на день опоздал.

Доску с голым лысым мужиком вместо меня получил помощник консула и, когда я прилетел, он мне эту доску вручил. А также он дал мне билеты на торжественную церемонию и на банкет. И объяснил, что в зале я обязательно должен сидеть на своем месте, потому что всех номинантов будет снимать телевидение.

В этот же день был просмотр «Афони». В холле кинотеатра меня встретили классик американского кино — автор фильма «Королева Христина», кинорежиссер Рубен Мамулян и советский консул (консул специально прилетел на просмотр «Афони» из Сан-Франциско). Мы стояли и беседовали. Мамулян сказал, что в этом году советский фильм вряд ли получит «Оскара». По политическим мотивам.

Пришли на просмотр и бывшие мосфильмовцы — Яша Бронштейн, Миша Суслов и другие… Они стояли в стороне и ко мне не подошли, чтобы у меня из-за общения с эмигрантами не было неприятностей. И я к ним не подошел, чтобы не подумали, что они агенты. Так мы и смотрели друг на друга издалека.

Зал был большой, около трех тысяч мест. Я сидел с Рубеном Мамуляном, смотрел на экран и думал: «Зачем я привез сюда эту картину? Они ничего не поймут». Чтобы перейти дорогу, я стоял полчаса из-за машин, а у меня за весь фильм проехало не больше десяти-двадцати.

Но американцам фильм, как ни странно, понравился. Они долго аплодировали, и была очень доброжелательная пресс-конференция.


Из книги Георгия Николаевича Денелия "Тостуемый пьёт до дна"

Как снимали фильм "Афоня" Афоня, Фильмы, Георгий Данелия, Леонид Куравлев, Евгений Леонов, Евгения Симонова, Брондуков, Ностальгия, Длиннопост
Похожий пост был 2 года назад, но информация была не полная. ИМХО, про этот фильм можно диссертацию сочинить.
Показать полностью 6

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Вячеслав Лебедев – сотрудник и аспирант МГУ им. М.В. Ломоносова. При знакомстве с трудами нейроученых понял, что мозг – целая вселенная внутри человека, и при более глубоком его изучении возникает еще больше вопросов. Вячеслав создал центр нейрофизиологической немедикаментозной помощи детям NeuroFuture, где уже несколько лет занимается развитием внимания и концентрации у детей.


Такие истории успеха вдохновляют, заставляют искать профессию мечты и посвящать свою жизнь тому, что любишь.

Отличная работа, все прочитано!