Сообщество - Око государево
Око государево
183 поста 3 223 подписчика
82

Милиционер, ч.4

Продолжаю публиковать интересные ситуации своей короткой службы в милиции почти 10 лет назад. Спасибо тов-щу @Lawen за совет по публикации постов в сообществе "Око государево"; подписчиков данного сообщества, которых заинтересует пост, прочитайте и оцените предыдущие, буду благодарен. И да, обещанный пост про гранату))))


Случай этот произошёл летом всё того же 2008 года, с нашим экипажем в лице меня, водителя Игоря и старшего группы, вышедшего с больничного после перелома рёбер. Заступили на службу в пятницу. Тут стоит отдельно сказать, что в нашем городе периодически по пятницам проходила профилактическая операция "Ночной город", т.е. наряду к обычным нарядам, заступавшим на службу, привлекалось усиление, в основном к нарядам ППС, связанное как с  увеличением сотрудников в группах патрулирования, так и увеличением количества самих групп патрулирования, а также дополнительные экипажи ГАИ. Причина банальна - пятница. Этот день знаменует у большинства людей окончание рабочей недели , т.е. все расслабляются в меру своих сил, кто-то бухает тихо и мирно дома, кто кто-то бухает в предназначенных для этого заведениях, кто-то бухает на улице ну т.д., тут всё понятно. Количество нетрезвых людей в этот день, точнее вечер и ночь, возрастает. Для этого и привлекаются дополнительные силы для обеспечения порядка и предотвращения всяких нехороших ситуаций. Вот и мы выехали на маршрут патрулирования для обеспечения вышеперечисленного. Все знают, что у службы ОВО установлены кнопки тревожной сигнализации на определённых объектах, в том числе и в кафе, ресторанах, и всяких закусочных-выпивонных. Вот в последних и происходят в основном всякие непотребства на алкогольной почве.


И вот около часа ночи дежурный связывается с нами, сообщая, что в одном из злачных заведений, которое по городу входит в топ-5 рейтинга самых хреновых мест для бухания, сработала кнопка тревоги, и нам надо выдвинуться туда для выяснения всех обстоятельств и принятия мер для пресечения нарушения закона! Так получилось, что центр нашего маршрута патрулирования, где мы находились в том момент, расположен в 500 метрах от этого заведения, и это место - уличная стоянка служебного автотранспорта УВД. На кнопки тревоги мы выезжаем не как на обычные срабатывания сигнализации на объекте, т.е. пока едем - экипируемся, а водитель надевает броню уже по прибытию, ибо его дело это оставаться у служебного автомобиля у рации и координировать действия Дежурный ОВО - Старший группы задержания. Однако на кнопки тревоги магазинов и кафе сперва "одевается" водитель, и пока мы едем к объекту, "одеваются" старший и третий группы. Отработано всё более-менее быстро, поэтому к закусочной мы подлетели секунд наверное через 20 после принятия сообщения.


*****

Тут стоит обратить снимание на место и время вызова. Место рядом с УВД, т.е. место где не только сидят опера, следаки, сотрудники отдела кадров, начальники всевозможных ведомств и т.д., а так дежурный УВД со сменой и оружейной комнатой под боком, плюс какие-то ночные смены на обеде, плюс группа задержанного привезла в КАЗ, т.е. ночью людей при оружии вполне себе определённое количество. Город мой, кстати, хоть и в Центральной части России расположен, но сам по себе небольшой, поэтому таких ребят как ОМОН и СОБР не базируется здесь. По времени же срабатывания тревоги в час ночи хочется уточнить, что операция "Ночной город" заканчивается как раз в 1-00 после полуночи. Те. все экипажи усиления и сотрудники усиления доставляются в УВД для разоружения и сдачи документов, рапортов и т.д. Кто-то уже приехал в УВД, кто-то на подъезде, но в это время концентрация вооружённых сотрудников милиции на квадратный метр в районе достигает высокой плотности.

*****


И представьте ситуацию, как в голливудском боевике.

Мы подъезжаем к объекту. У выхода, расположенного рядом с углом здания, что немаловажно как окажется, стоят 3 человека. Машина останавливается, мы резко выпрыгиваем из неё, и слышу я резкий хлопок и вижу небольшой предмет, летящий под машину. У меня на тот момент даже мысли в голову не могло прийти что в нашем относительно тихом городке может такая ситуация произойти, поэтому я не мог предположить что это была граната (хоть и учебная как оказалось в итоге), да и выпрыгивал я из машины с заднего места, поэтому и не видел мгновения броска. Но, как я говорил ранее, старший был мужиком опытным, видевшим многое на службе (вот человек правда один из двух и подразделении на тот момент был, которым постоянно "везло" на всякую движуху, у обоих в сумме раскрываемости преступлений и задержаний по розыску за год больше чем у всего подразделения было за тот же период, хотя это и не профильная работа отдела была, то ли им действительно везло на этот счёт, то ли работали они как-то по-своему, но факт тем не менее был), он сражу меня за шкирку рывком за угол здания, параллельно крикнут водителю не помню фразу, помню что она была матерная, резкая и короткая, все всё сразу поняли и моментально за укрытия попрятались (русский язык обладает словами с такими свойствами). Старший же сразу радирует дежурному обо всём происходящем, и тут см. выше, куча "ментов" в это время находится рядышком. Товарищи, как только гранатку то бросили, сразу наутёк нехило так поднажали, да только их через полминуты тормознули доблестные стражи правопорядка))))) Как их не ухандохали сразу же на месте, я не знаю, но задерживали их жёстко, по словам очевидцев. А мы такие за углом сидим, хз чё делать, дежурный по УВД хоть и майор целый, всю жизнь в этой дежурке отработавший, даже он первый раз столкнулся с такой ситуацией.

В общем вызвали областной ОМОН и группу сапёров оттуда же. Ехать им около часа на всех парах, а мы пока организовали всеми силами оцепление и эвакуацию злосчастного заведения. Этой ночью до утра никто из сотрудников домой не попал, всё ждали ОМОН, а потом ему активно помогали в организации полноценного оцепления, пока сапёры разбирались что к чему. Разобрались быстро, но времени в итоге было всё равно затрачено много на проведение всех работ. Как потом я рассказывал эту историю в армии командиру роты (служить в итоге попал в часть за 15 км от дома), эта граната возможно была именно с этой части (голос БигРашнБосса тут же сказал "но это не точно").

________

Кстати, кому интересно, после рассказов про милицию могу написать о службе в армии, как я послужил там в 27 лет, будучи отцом двоих детей)))))))

________

Что в итоге с этими гавриками стало я не знаю, не интересовался, знаю только что им выписали очень большой штраф (надеюсь его приплюсовали к какому-нито большому административному сроку или чего похуже). Ну а как всё закончилось, ОМОН с сапёрами убыли к себе, остальные наши сотрудники наконец-то дошли-доехали до УВД, где благополучно разоружились, написали кучу рапортов каждый по поводу и без него по ночному происшествию. И мы в том числе)))))


Вот такая история приключилась на моей службе. Всем спасибо кто прочитал и поделился своим мнением. Всем добра ))))

Показать полностью
752

О непростом возрасте и отдельных особенностях планировки санузлов или если долго мучаться, что-нибудь получится

Несколько дней назад в комментариях к одному из постов, посвященных суицидам, анонсировал историю по теме суицида. @timfox, как и обещал :)


***

Едва ли не в каждом подразделении любого правоохранительного органа, имеющего непосредственный и плотный контакт с населением, есть свои постоянные клиенты. В районных отделениях полиции это могут быть обитатели не самых благополучных квартир, заслуженные герои эпоса участковых уполномоченных и инспекторов по делам несовершеннолетних.

В прокуратуре – завзятые жалобщики, искренне полагающие, что без их непосредственного участия ни о какой законности на территории района / города речи идти не может, и потому бомбардирующие помощников прокурора тоннами бумаги, исписанной дурным почерком. Чаще всего эти опусы не наполнены смыслом и практической значимостью, однако являются важным средством социализации душевнобольного и пенсионного населения.

А в одном районном следственном отделе СК таким персонажем была гражданка Петренко Мария Витальевна, шестнадцати лет от роду. Младшая дочь во вполне благополучной семье, где папа занимал инженерную должность на местном промышленном предприятии, а мама учительствовала, рассказывая пубертатным детишкам о французской революции и прочих значимых вехах мировой истории. И так мамашу, видимо, задрали подростки в школе, что на имеющуюся дома Машу внимания она старалась не обращать, воспринимая ее по уровню значимости где-то между мягким уголком и миской для кошачьего корма. И была в этом отношении не одинока.


Точно такое же отношение к кровиночке демонстрировал и отец, который вообще очешуевал дома среди трех баб (жена и две дочери), и при любом удобном случае сваливал из дома в близлежащий гаражный кооператив. Откуда приходил в состоянии сумеречного сознания и, передвигаясь по приборам, падал на супружескую постель. Что вдумчивому воспитанию Маши также не способствовало.


Но особенно усердствовала старшая дочь, Настасья, 21 годика, которая волновала своими изгибами, впадинами и прочими особенностями телесного ландшафта всех особей мужского пола, что находились в возрасте между 12 и 80 годами. Участковый Кравчук, регулярно по служебным надобностям бывавший в соседней от семейства Петренко квартире и вовсе утверждал, что стоит на Настю даже у соседского кобеля смешанной дворовой породы. Честно говоря, верю безоговорочно.


А Маша, как ни обидно, но внешней привлекательности была лишена совсем. Серая мышка, с выступающими передними зубами, редкими волосами на странной формы голове, одевающаяся во что-то, отдаленно напоминающее мешок из-под брюквы. При этом я понятия не имею, как выглядит брюква, но полагаю, что мешок из-под нее смотрелся бы именно так. Само собой, все вышеперечисленное определяло Машино мироощущение, особенно на фоне столь выдающейся сестры.


И родители тоже, как это часто бывает, не стеснялись показывать, что младшая дочь вышла неудачной. Мол, стоило бы, по уму, и на первой остановиться. А то вовсе, на одном из семейных праздников, куда был приглашен какой-то молодой человек, коего в перспективе рассматривали в качестве супруга для Насти, Машу отправили в соседнюю комнату и сказали сидеть там, не высовываясь. Чтоб не отпугнуть потенциального зятя такой родственницей раньше времени.

Впрочем, родители были милосердны и внимательны: с учетом того, что проход из комнаты, где закрыли Машу, в туалет был через зал, где происходило застолье, ей выделили тазик под справление малой нужды. Даже не эмалированный, между прочим, чтоб не смущалась звонкими брызгами.


Если есть среди читателей поклонники, или же просто знакомые с мультсериалом «Гриффины» граждане, то очевидные параллели они уже провели. А кто не знаком, советую ознакомиться, кстати. Удивительно забавно местами бывает. Впрочем, мы отвлеклись.

***

И Маша, как любой подросток, страдала от недостатка внимания. И любви. И тепла. И вообще всего, помимо удовлетворения базовых физиологических потребностей. И так как конструктивных путей по привлечению к себе внимания родителей у нее не было, и из ниоткуда им появиться не грозило, она выбрала путь сколь простой, столь же и идиотский. Она начала имитировать попытки суицида.


Первая попытка состоялась по зиме, когда к приходу родителей Маша вызвала у себя рвоту, обглотавшись воды с содой, набросала в получившуюся лужу таблеток и картинно легла посреди прихожей. Эффект превзошел все возможные ожидания. Вокруг начали суетиться, звонить в скорую, беспокоиться о самочувствии Маши, отец на руках отнес ее на диван, а мама даже притащила с кухни стакан воды. Сестра, правда, во время этого цирка отсутствовала, однако в известность поставлена была, и вроде как что-то обеспокоенно по телефону проквакала. Успех налицо.


Правда, пришлось немножко потерпеть, пока скорая выясняла, что и в каком количестве кушала Маша, пока ее повезли на больничку и полоскали ей там желудок до посинения, пока пообщалась с психиатром… А потом пришлось пообщаться со следователем – ведь попытка суицида со стороны несовершеннолетнего есть очень серьезный сигнал, который подлежит обязательной проверке.


Мало ли чего у ребенка в жизни происходит: тот случай, когда, лучше «пере», чем «недо». Вот именно следователю Маша под большим секретом и призналась, что не глотала ничего, а просто решила пошутить, чтобы привлечь внимание родителей. С учетом того, что в рамках проверки пообщались со всей семьей, желание Маши пошутить вызвало своего рода понимание, и началась у Маши новая жизнь.


Точнее, это она так думала. Первые пару недель эффект от ее демарша, конечно, сохранялся, но стал ослабевать с каждым днем, а спустя месяц с небольшим все вернулось на круги своя. И Маша не нашла ничего лучше, чем провернуть подобный фокус во второй раз: решив опробовать кожные покровы верхних конечностей на прочность. Все, как водится, было сделано красиво. Подгадала время, набрала воды, взяла из гардероба сестры белую блузку и синие стринги (странное сочетание, конечно, но о вкусах не спорят), легла в теплую ванную и со звуком ключа в замке смастрячила пару неглубоких надрезов на запястьях. Никакой угрозы жизни они, само собой, не представляли, однако на впечатлительную маму реакцию возымели.


Канитель пошла заново: скорая, которая перевязала запястья и сказала, что уже через день можно будет повязки снять, общение с детским психиатром, которая после разговора с подростком долго общалась с родителями, и само собой, без предварительной проверки по ст. 110 (доведение до самоубийтсва) также не обошлось. Встречались уже, как старые знакомые. Объясняшку можно было набивать и без ее участия, в целом. Инспектор по делам несовершеннолетних, понимая бессмысленность действа, еще раз посетила семью, поглядела, и сделала вывод, что ей здесь делать нечего. Когда родители ребенка не любят – к сожалению, это не компетенция органов власти. Не заставишь.

***

Родители во второй раз отреагировали на имитацию остро. Предъявили претензии Маше, что она задрала, что сколько можно, что на родителей уже пальцами показывать начинают, что если сама дура, не нужно делать это проблемой других и вообще. Осталось тебе, доченька, два года до вольного полета, а потому готовься и думай, куда почешешь по наступлению этой знаменательной даты. Ибо сил никаких нет, да и жрешь, зараза, порядочно.


И тут Маше повезло: ей встретился примерно такой же обиженный жизнью ровесник, она заканчивала 11 класс и вспыхнула меж ними любовь. Любовь была яркой, бурной, телесной, но недолгой ¬– лишив Машу невинности, ровесник поступил в столичный ВУЗ и свинтил, обещав писать Вконтакте и не забывать свои искренние к ней чувства. Маша же погрустила, поплакала, поступила в местный заборостроительный институт, и ей пришла в голову мысль: а ведь можно жить в общаге! Вдалеке от семейства и родителей, раз уж так сильно не хотят они ее видеть. Сменится окружение, и возможно, что все в жизни пойдет по-людски, а не через задницу. И с этой мыслью Маша подкатила к родителям.


Ответ был категоричным: нет. Мотивация простая: «Залетишь еще, какая ты шалава, мы уже убедились, хахаль не успел уехать, а ты уже в общагу рвешься, в подоле принесешь, а тебе и 18 нет, нам что ли твоего спиногрыза потом кормить? Посему до 18 дома, а потом хоть в общагу, хоть на панель, хоть в регулярную армию». И Маша в отчаянии решила обратиться к последнему средству, которое имелось в ее арсенале. Она решила в очередной раз сымитировать суицид, с тем, чтобы заебать родителей настолько, чтобы они-таки отпустили ее – уловив, что для них ее развлечения обходятся гораздо дороже, чем для нее.


И в один прекрасный день Маша приготовила записку, в которой подробно изложила мотивы своего поступка, взяла поясок от халата, перебросила его через пластиковый держатель шторы в ванной, прекрасно зная, что он хрупкий, держится на честном слове и ее веса никак не выдержит. Идея была продуманной, кроме одного момента: когда она, обвязав шею этим самым поясом, встала на край ванны, то потеряла равновесие и, поскользнувшись, ударилась затылком о сливной бачок унитаза. Держатель для шторы, само собой, тоже при этом с креплений слетел, и петля даже борозды не оставила. Таким образом, Маша, с одной стороны, поставила родителей перед необходимостью обновлять сантехнику, а с другой – лишила их проблем, с собой связанных. К моменту приезда скорой помощи Маша отошла в мир иной, где нет проблем с родителями, сестрой и непостоянными молодыми людьми. Где вообще нихера нет и не будет.

***

Третий раз осматривать одну и ту же квартиру и общаться с одними и теми же людьми напоминало какой-то хреновый артхаусный фильм. Родители при этом демонстрировали высшую степень спокойствия, пили чай, обсуждали домашние дела и вообще, происходящее, казалось, касалось их крайне мало. Сестра переписывалась с кем-то в телефоне и была все столь же великолепной, как и всегда. Папа лишь, комментируя произошедшее и памятуя о том, что его предприятие имело отношение к авиации, обогатил словарный запас следователя фразой: «Пизда рулю, хана закрылкам». Вторая часть ее используется не столь часто.

Сомнений в характере и причинах наступления смерти не возникало, и потому через непродолжительное время в возбуждении уголовного дела в связи с доведением несовершеннолетней Марии Петренко до самоубийства было отказано, с каковым решением прокуратура района согласилась. Как говориться, быть сукой – уголовно не наказуемо.

Какая же из этого следует мораль? Во-первых, не стоит дрочить судьбу – на третий раз оно, скорее всего, так или иначе, но случится. Во-вторых, иногда лучше свалить в закат тихо, не ставя никого в известность и не спрашивая. Как говорит старая флотская мудрость: чем просить и унижаться, лучше спиздить и молчать. А в-третьих, пусть лучше сортир будет узким, но отдельным. Глядишь, и поможет когда в неоднозначной ситуации.

***

И, само собой, всех причастных и сочувствующих, вносящих и приносящих, привлекаемых и поддерживающих, обжалующих и отписывающихся - с праздником! От всей души желаю красивых цифр, больше пользы и как можно меньше геморроя. Остальное как-нибудь приложится:)

Показать полностью
627

Про запоздавшее понимание

Для тех, кто не читал моих старых постов, краткое содержание предыдущих серий: в начале 90-х годов романтично настроенный молодой человек, начитавшись детективов и насмотревшись фильмов типа «Место встречи изменить нельзя», «Инспектор Лосев», «Я, следователь» и тому подобных, трудоустраивается в органы прокуратуры, чтобы недрогнувшей рукой насаждать вокруг себя справедливость и законность, ну и расследовать всякие таинственные и загадочные преступления. Он попадает работать следователем в прокуратуру сельского района в глубинке за Уралом, где суровая действительность стучит его еб***ником об асфальт, заставляя день через день выезжать на ножевые по синьке, трупы неудавшихся пианистов (отравившихся спиртом «Рояль») и тому подобные происшествия, тем самым быстро выбивая из него всю романтику. Так вот, тот молодой человек – это я.


В общем, в начале 90-х, являясь следователем сельской прокуратуры, 7 января я в составе следственно-оперативной группы выехал на место обнаружения трупа в поселок Синие Зори нашего района. Тогда только-только начала возрождаться традиция праздновать Рождество, ранее напрочь запрещаемая. Что-что, а возрождать традиции празднования у нас любят и умеют, поэтому бухать в рождественскую ночь стали не просто так, а вдумчиво и серьезно. Но сейчас не об этом. Труп молодого человека на вид 23-28 лет, одетого в верхнюю одежду по сезону, лежал на плотно притоптанном снегу тропинки в положении на животе. Тропинка была шириной метра полтора, и вела от стоявших в ряд нескольких двухэтажных домов через двор на другую улицу. При этом она пересекала наружную теплотрассу, возвышавшуюся над уровнем земли где-то на метр или около того, причем над теплотрассой был выстроен деревянный переход с несколькими ступеньками с каждой стороны и небольшой площадкой на вершине. По случаю зимы переход был покрыт плотно утрамбованным снегом, причем утрамбованным до состояния льда. Проще говоря, переход был очень скользким. Труп лежал буквально в метре от перехода, на стороне, ведущей к улице, и головой туда же. Из видимых телесных повреждений на трупе имелась обширная ссадина в области лба справа. В дальнейшем судебно-медицинское исследование показало, что смерть парня наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, причем эксперт не исключал ее получение от соударения с неограниченной поверхностью при падении с высоты собственного роста. В крови трупа было обнаружено какое-то серьезное количество промиллей, соответствовавшее сильной степени у живых лиц.


Личность трупа установили сразу же, поскольку погибший являлся местным жителем. Так же быстро установили и обстоятельства, предшествовавшие смерти. В рождественскую ночь несколько молодых семей лет по 25-28 собрались отметить это дело в квартире одной из пар, проживавшей как раз в двухэтажном доме у перехода через теплотрассу. Отмечание проходило в теплой, дружественной обстановке, но часа в два ночи супруга погибшего парня заявила, что достал он ее уже, и друзья-алкаши ее тоже достали, поэтому собралась и ушла пешком домой. Парень посидел еще пару часов с друзьями, и потом тоже пешком вышел из квартиры, сказав, что идет домой. А поутру его нашли у того самого перехода.


Ситуация была яснее ясного: парень, утратив координацию движений на почве алкогольного опьянения, преодолевая скользкий переход через теплотрассу навернулся оттуда, упал головой вниз и получил смертельную черепно-мозговую травму. Поэтому я, получил заключение судебно-медицинского исследования, с легким сердцем вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.


Однако где-то через пару месяцев, когда наши отказные материалы проверяла прокуратура области, это постановление было отменено и прокурору района было прямо указано возбудить по этому факту уголовное дело по статье 103 УК РСФСР – умышленное убийство. Все наши доводы о том, что это просто несчастный случай, прокурора отдела по надзору за следствием прокуратуры области не убедили совсем.


Поэтому уголовное дело было возбуждено, и началось предварительное расследование. Не буду много распинаться о том, что по делу было сделано, отмечу только, что сделано было немало. Но никаких сведений о том, что парень стал жертвой убийства, получено не было. Поэтому после истечения установленного законом двухмесячного срока следствия и обсуждения этого вопроса с прокурором района я данное уголовное дело прекратил за отсутствием события преступления.


Но надзирающий прокурор из областной имел другое мнение, и это мое постановление было отменено. Уголовное дело возобновилось, и мы с уголовным розыском снова стали пахать носом землю в поисках убийцы. Нас даже дважды вызывали на заслушивание в прокуратуру области, где высокие руководители искренне недоумевали, почему мы в течение такого длительного времени не можем раскрыть такое просто бытовое колхозное убийство.


В общем, порасследовав это дело еще месяца два, я приостановил его за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Или, говоря на жаргоне, дело заглухарилось. Было очень жалко потраченных на него сил, времени и средств, но тем не менее.


К чему я припомнил этот случай? К тому, что надзор за предварительным следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью необходим, и без него никак нельзя. Да, в тот раз надзирающий явно перестраховался, это было понятно всем. Но в таких вещах, как убийство человека, наверное лучше перестраховаться, чем пустить все на самотек и отдать на откуп исполнителям. Понимать все это я начал только с годами, и то только после того, как сам перестал быть следователем.


Так что я вынужден признать, что несколько погорячился вчера со своим поздравлением в ЖЖ. И именно сегодня, 12 января, я хочу поздравить всех причастных к органам прокуратуры Российской Федерации с их профессиональным праздником, и пожелать им всего самого наилучшего, а главное – успехов в укреплении законности.


Ну и мои отдельные поздравления админу сообщества «Око государево» @velialife, который умышленно, с целью экономии личных средств умудрился родиться не раньше, не позже, а именно 12 января, и тем самым совместить отмечание двух праздников – профессионального и личного.

Показать полностью
672

Привет, моя последняя любовь, или о людской черствости

Есть люди, которые заходят в кабинет широко, размашистыми шагами, и закрыв за собой дверь, уже готовят руку к приветствию. Это коллеги, представители разнопогонных структур, адвокаты и прочая братия, для которой коридоры следственных отделов, прокуратур и заплеванные ментовские закутки, где привычно тушат бычки о стену - привычная среда обитания. С ними все ясно, от них если и приходится ждать подлянки, то она примерно ожидаема.

Другое дело, профессиональные сутяжники. Это люди, которые так же прекрасно знают внутреннюю архитектуру обшарпанных зданий, как и их вынужденные обитатели, но при этом воспринимают происходящее вокруг как личный вызов. В их представлении, сотрудник, замеченный в рабочее время проходящим по коридору - уже признак коррупции. Хули это он в рабочее время ходит, а не работает, прижав пятую точку? Ну очевидно же, или пьянствовать, или пытать очередного невиновного, или за взяткой. Явное нарушение Конституции и конвенции о правах человека. Подлянка от них также понятна: письма, направленные в адреса от спортлото до президента.

Но есть и третья категория людей, что неловко скребется в двери служебных кабинетов. Это те, для кого появление в казенном учреждении - неприятная необходимость. Вроде как постыдное, но необходимое предприятие - типа исследования простаты для мужчины за сорок. И нужно, и необходимо, но с друзьями за кружкой пива лучше обсудить что-нибудь другое. И вот с ней-то иметь дело приятнее всего. Быстро, четко, по делу, стараясь не задерживаться лишней минуты, эти граждане выполняют свой гражданский долг в качестве свидетелей, потерпевших, опрашиваемых по материалам и т.д. Но, опять же, не всегда...

***

Юлия Петровна оказалась в двухэтажном здании, совмещавшем в себе сельскую прокуратуру и насильно отделенный от нее СК, впервые, и увиденное ее не порадовало. Да и повод был такой себе: хотела поделиться происходящим между ее дочерью и новым мужем. Дочери было двенадцать, новому мужу - сорок семь, и он полгода как освободился из мест лишения свободы. Где провел шестнадцать лет на строгом режиме, отбывая за защиту незнакомой девушки от хулиганов. Ну, или подравшись с сыном прокурора. Или еще стопицот стандартных вариантов, что излагают сидельцы заочницам. Правда, по приговору было несколько эпизодов изнасилования не достигшей 14-летнего возраста девочки, но это ж мусора из злобы навешали чужого. Само собой, у нас иначе не бывает.

Юлия Петровна заметила, что с момента появления в доме Сережи дочь начала себя вести как-то иначе. Смотрела на мать свысока, внезапно начала шуршать по кухне, не отказывалась прибраться и закинуть / вытащить из машинки белье, и вообще - всами силами показывала, что в качестве женщины и хозяйки она тоже вполне ого-го. А самое главное, интимные отношения у супругов фактически прекратились, и Юлия подозревала, что это связано не с внезапно возникшей у Сережи импотенцией, а с тем, что возникла конкуренция.

Неискушенный жизнью читатель на этом моменте, возможно, подумает, что мама пришла с тем, чтобы защитить свою дочь от грязных лап насильника? Оберечь ее и направить Сережу по месту отправления, навсегда избавив общество от его несвежего дыхания? Так вот хуй там плавал. Мама пришла узнать, как на сегодняшний день законодательство карает проституцию, в особенности - проституцию со стороны двенадцатилетних девочек. Человек пришел бороться за личное счастье, и степень постепенного ахуя собеседника, с каждой последующей репликой, волновала ее крайне мало.

Оставив гражданку на пару минут в кабинете с коллегой, следак вышел до канцелярии. Выяснить, что вообще происходит, и как это понимать. При общении с "девочкой на ресепшене" выяснилось, что Юлия пришла, заявила о том, что знает о факте детской проституции, и попросила, чтобы ее выслушали. Вот уж что что, а выслушать у нас государство всегда готово. И выслушало. Внимательно и пододвинув стул. И перешло к решительным действиям.

Связались с опекой, решили вопрос с тем, чтоб приехал человек от них и поучаствовал в происходящем. Дернули оперов, пообщались со школой и выяснили, что девочка еще минимум полтора часа будет у них - два урока, как-никак. Согласовали с бюро СМЭ живых лиц, что максимально быстро выделят доктора на предмет провести освидетельствование по приезду. И, помолясь, поехали за девочкой. А задроченный жизнью и начальством участковый с опером двинули на адрес, зафиксировать невинно осужденного любителя юных прелестей. День становился все интересней и интересней.

***

Сережа в этот день решил, что без стакана с утра жизнь удачной не будет - и потому к моменту приезда сотрудников чувствовал себя если не Халком, то где-то рядом. Даже когда он увидел за окном знакомое табло участкового, понимания всей печали ситуации не появилось, и он попытался совершать различные, и даже местами агрессивные, движения руками. Не вышло. Как говорится, много вас таких, по весне оттаяло... Стреножили и, злобно урча, притащили в околоток, где начали проводить профилактическую беседу на предмет недопустимости оказания сопротивления народной полиции. К моменту появления на сцене следака, девочки, похмельной бабы из опеки и прочих сопутствующих лиц, Сережа в полной мере осознал неправоту и более не телепался. Сидел и ждал развязки своей преступной любви.

Девочка все рассказала без утайки. Мол, было, девки, было - я так его любила, и далее по тексту. В попу, за щеку, подмышку - как того желал новый папа. Который пообещал, что когда девочке исполнится хотя бы 16, он сразу же на ней женится, и будут они жить долго, счастливо и насыщенно. И она искренне не понимала, почему будущий муж столь рьяно отрицает факт их связи, и отказывается от ранее данных обещаний. А когда поняла, налилось печалью девичье сердце и мир перестал играть яркими красками. Плюс еще и мама...

Мама в итоге уехала до профильных докторов. То ли ее так опечалил факт разрушенной личной жизни, то ли она разочаровалась в дочери - но адекват у нее окончился на моменте, когда она увидела Сережу и дочь в одном помещении. В результате она осталась с диагнозом, и смогла избежать судимости по неисполнению обязанностей по воспитанию ребенка. Два месяца на дурке, дочь у бабушки, и что происходило с ней далее, не знаю. Думаю, что нихрена хорошего.

***

Сережа умер в СИЗО на этапе следствия, не дождавшись суда. Острая сердечная недостаточность, отягощенная общим ослаблением организма вследствие недолгосрочного домашнего хавчика, подкосила здоровье. Так и не сложилась новая ячейка общества. А еще говорят, мол рождаемость поднимаем.

Мораль? Да все просто. Если любишь - не кричи о своем счастье, и не позволяй завистникам в него вмешиваться. А то возьмут, захватают хрустальный сосуд радости грязными лапами, и останешься и без мамы, и без папы, и без мужа.

Показать полностью
3759

Про торжество правосудия

Данный пост вызван воспоминаниями, возникшими после прочтения поста коллеги @neirat “Об отпечатках пальцев» (http://pikabu.ru/story/ob_otpechatkakh_paltsev_5148376). В истории, о которой пойдет речь, тоже фигурировали отпечатки пальцев. И эти отпечатки тоже способствовали в итоге поимке злодея, но сама история в сущности немного о другом. Точнее,  совсем о другом. В общем, судите сами. Необходимое предупреждение: история не короткая, мягко говоря.


События происходили в середине нулевых годов нашего века, когда я служил в подразделении собственной безопасности органов внутренних дел. В один из летних дней мне позвонил заместитель прокурора областного центра, курировавший следствие прокуратуры (следственного комитета тогда образовать еще не успели), и пригласил приехать к нему для разговора по весьма серьезному делу. Конечно же, я незамедлительно прибыл в прокуратуру города, где от заместителя прокурора и одного следователя узнал обстоятельства этого дела. Вкратце суть была такова:


Примерно за месяц до нашего разговора в городе произошло двойное убийство. Потерпевшими были два бомжа в классическом понимании этого термина,то есть самые настоящие лица без определенного места жительства. Трупы их были обнаружены на краю стихийной свалки в промзоне города, смерть обоих наступила от проникающих колото-резаных ранений в жизненно важные части тела. Проще говоря, их зарезали. На месте происшествия наблюдалась картина внезапно прерванного пикника, то есть имелись напитки и бутылки из-под них, посуда и какие-то объедки. Что было очень нехарактерно для подобных случаев, трупы нашлись спустя очень непродолжительное время после убийства, на месте происшествия при осмотре было даже обнаружено несколько больших луж вещества бурого цвета, похожего на кровь (хотя не буду тут соблюдать формальности — собственно, это кровь и была).


Из-за того, что с момента совершения преступления прошло мало времени, наружные наряды милиции были ориентированы на задержание всех подозрительных лиц, находящихся в ближайшей к месту убийства местности, и прежде всего бомжей. Буквально через пару десятков минут один из нарядов задержал в той же промзоне метрах в пятистах от места происшествия молодого паренька, находившегося в состоянии алкогольного опьянения, и выглядевшего, как бомжик. Его тут же доставили в райотдел, где с ним стал работать уголовный розыск.


Паренек этот (назовем его Вася Шапкин) был из сельской местности, было ему что-то около восемнадцати лет. Где-то с полгода до этого он приехал в город искать работу. Однако ничего он не нашел, быстро спустил деньги, которые давала ему мать на съем жилья на первое время, но возвращаться в родную деревню все равно не захотел. Он связался с какими-то бомжиками и стал с ними бомжевать, перебиваясь каким-то случайными заработками время от времени. При этом он был не судимый, и вообще ранее с законом никаких проблем не имел.


Вот с этим Васей Шапкиным и стал плотно работать уголовный розыск Ленинского райотдела, на чьей территории и было совершено двойное убийство. Главным по этой теме был оперуполномоченный Заставкин, на котором тоже надо немного заострить внимание.


Заставкин пришел работать в уголовный розыск пару лет назад после окончания гражданского ВУЗа, и сразу обратил на себя внимание руководства как парень толковый, расторопный, работоспособный и схватывающий все на лету. Сначала он был так называемым «зональным» опером, то есть курировал определенную часть территории, обслуживаемой райотделом. Но поскольку на том поприще он достиг немалых успехов, то буквально за месяц до описывамых событий получил неформальное повышение: был назначен в группу по раскрытию тяжких преступлений против личности, или как говорят в милиции — в «тяжкие».


По раскрытию двойного убийства бомжиков Заставкин тоже сразу начал работать быстро и эффективно, так что буквально через пару часов после задержания Васи Шапкина позвонил следователю городской прокуратуры, который был на «дежурных сутках» и возбуждал это дело, сказав, что у него есть фигурант, который «в раскладе» по этому убийству, готов дать признательные показания и даже сделать «выводку», то есть подтвердить свои показания на месте происшествия.


Следователь немедленно приехал в райотдел, где допросил Шапкина, подтвердившего, что это он по синей грусти на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений зарезал двух малознакомых ему бомжей, с которыми распивал спиртное на стихийной свалке. Куда выбросил нож, послуживший орудием убийства, Шапкин не помнил. С ним был сделан осмотр места происшествия, и он на местности показал, где распивали спиртное, где он наносил удары ножом и где лежали трупы. Всё было «в цвет».


Кроме того, опер Заставкин указал следователю на мастерку Шапкина, на правом рукаве которой и на груди имелось несколько обширных пятен явно кровавого происхождения. Мастерка была изъята в присутствии понятых, и по ней была назначена судебно-биологическая экспертиза.


После этого Шапкин был задержан,затем арестован и помещен в СИЗО. Следствие же по делу неспешно продолжалось своим чередом: были получены заключения судебно-медицинских экспертиз по трупам, заключение биологической экспертизы, гласившее, что кровь на мастерке Шапкина происходит от обоих убитых бомжей. В общем, ничего особенно — рутина. Но потом пришло уведомление из экспертно-криминалистического центра УВД о том, что на бутылках, изъятых с места происшествия,изъяты следы пальцев рук обоих бомжей, а также еще двух лиц, известных системе АДИС «Папиллон». А вот следов пальцев рук Васи Шапкина не было обнаружено вообще никаких.


Получалась странная картина: Вася Шапкин, который пил с бомжами, своих следов на посуде не оставил, а оставили их какие-то два ранее судимых аяврика, которые ранее в деле вообще не фигурировали. С целью устранения данного противоречия следователь поехал в СИЗО и вновь допросил Шапкина,надеясь узнать от него, кто еще присутствовал на том злополучном банкете на свалке. Однако Шапкин поведал совсем другое.


Никакого двойного убийства он не совершал. В тот день он подрабатывал какую-то мелкую работу на одной базе, с ним рассчитались, и на эти деньги он тут же купил некой гамыры, которую употребил там же в промзоне, в кустиках. Когда он шел пешком оттуда, его задержал наряд ППС и доставил в Ленинский РОВД. Там опер Заставкин сразу стал заставлять его признаться в каком-то двойном убийстве. Шапкин все отрицал, тогда Заставкин и еще один опер посадили его в свою машину и привезл на стихийную свалку, где были лужи крови. Время было вечернее, и вокруг на километр, наверное, не было ни души. Заставкин поставил Шапкина лицом к себе, достал пистолет ПМ и сказал, что если тот не признается в убийстве, то его прямо сейчас завалят из ПМа, и искать никто не будет. Шапкин повторял, что он не убивал бомжей, и тогда Заставкин четыре раза выстрелил чуть в сторону от его головы. Шапкин понял, что сейчас его в натуре могут завалить и сказал, что он готов все признать. Тогда Заставкин показал ему на месте, где лежали трупы, объяснил, что говорить следователю — кто где сидел, как наносились удары ножом и т. д. В довершение всего Заставкин снял с Шапкина мастерку, и несколько раз обмакнул ее в лужу крови разными частями. Ну а дальше они вернулись в райотдел, был приглашен следователь, и все завертелось.


Короче говоря, со стороны Заставкина имела место конкретная подстава. Зам прокурора города и следователь кипели праведным гневом, потому что по существу подставили непосредственно их самих. Поэтому предстояло подтвердить либо опровергнуть показания Шапкина,для чего им требовалась квалифицированная помощь сотрудников собственной безопасности. Я такую помощь пообещал, и мы начали работать.


Прежде всего, я взял у следователя разрешения на вывоз нашими силами Шапкина из СИЗО на место происшествия. Там он оказал нам конкретные места — где стоял Заставкин в момент выстрелов, а где стоял он сам. То есть примерный район поисков возможного нахождения стреляных гильз (метров так десять в диаметре) был определен.


Затем в пятницу после работы я попросил наших сотрудников (именно попросил) одеться по рабочему и взять с собой чего-нибудь по своему вкусу. Лично я взял пива. Мы приехали на свалку и стали в буквальном смысле рыть носом землю,то есть искать в слое разнообразного мусора сантиметров десять толщиной стреляные гильзы. Искали мы часа два, когда мне улыбнулась удача — я нашел первую гильзу. Тут же я позвонил следователю прокуратуры, который расследовал то злополучное дело, и попросил срочно приехать на свалку с двумя понятыми делать осмотр. Следователь понял, что дело очень важное, и приехал буквально через полчаса, привезя с собой в качестве понятых двух молодых парней, которые в итоге выжрали почти что все наше пиво и даже часть кое-чего покрепче. А все потому, что нам стало некогда: мы продолжили рыть. В итоге нашлось еще две гильзы. Итогов нашем распоряжении имелось уже кое-что, а именно вещественное подтверждение слов Шапкина о том, что тут стреляли из Пма.


На следующей недели мы со следователем выехали в Ленинский РОВД изымать ПМ, закрепленный за Заставкиным. Когда следователь предъявил постановление о производстве выемки, дежурный по райотделу, отвечающий за оружейку, затупил и сказал, что без разрешения руководства отдавать табельное оружие не может. Из руководства на месте был только начальник КМ (криминальной милиции) Косогривов. Мы со следователем поднялись к нему, но кабинет был закрыт. Прождав минут двадцать, мы вернулись в дежурку и обнаружили начальника КМ там. Он сказал,что тоже ждет нас, поскольку случайно зашел туда и дежурный сообщил ему об изъятии пистолета. После этого ПМ мы изъяли и сразу отвезли его в ЭКЦ УВД на баллистическую экспертизу.


Где-то через неделю после этого мне позвонил следователь и недоуменно сообщил, что насколько он узнал от эксперта-баллистика, гильзы, найденные нами на свалке, судя по следам бойка на капсюлях, были стреляны не в пистолете Заставкина. Выходило, что из доказательств у нас ничего не было.


Тут мне пришлось призвать на помощь весь свой опыт,полученный при расследовании бандитизма и заказных убийств в 90-х годов. Я сам съездил к эксперту и спросил у него, сравнивал ли он гильзы только по следу бойка или еще по каким-либо признакам. Эксперт сказал, что только по бойку — это общепринято. Тогда я поехал в отдел вооружения УВД области и получил хранящиеся там четыре гильзы с контрольного отстрела пистолета Заставкина. Их я привез следователю и попросил того назначить новую экспертизу с вопросом: не стреляны ли контрольные гильзы и изъятые на свалке, в одном стволе. Следователь вынес такое постановление, и я отвез его в ЭКЦ сам,поскольку уже не доверял вообще никому.


Эксперт сам позвонил мне через два дня и сообщил, что контрольные гильзы по следам бойка полностью совпадают с найденными на свалке. Так для меня все встало на свои места: пока мы со следователем поднимались к кабинету начальника КМ, дежурный, который знал, что его там нет, позвонил по сотовому и срочно позвал в дежурку.Там, узнав о цели нашего визита, начальник КМ Косогривов зашел в оружейку, поменял боек в пистолете Заставкина на боек с какого-то другого ПМа, и подумал, что он всех перехитрил. Но о нем позже.


Вообще, когда стало известно, что мы работаем против Заставкина, у меня было несколько приватных разговоров с руководством управления уголовного розыска УВД области, в ходе которых меня активно убеждали, что Заставкин — хороший опер, хоть и молодой, у него впереди большое будущее, что Шапкин вообще его оговаривает и все такое прочее. Но меня эти доводы почему-то не впечатлили, потому что я понимал: мужики просто хотят прикрыть свои задницы на случай глобальных разборок по поводу причин и условий случившегося беспредела, и ничего больше.


Еще я предложил назначить физико-техническую экспертизу с вопросом: каков механизм образования следов крови на мастерке Шапкина? Ответ эксперта был однозначен — эти следы образовались путем мазков, а не брызг, что полностью подтверждало слова Шапкина.


Тем временем убойный отдел областной уголовки без лишнего шума нашел тех двух клоунов, чьи следы пальцев были обнаружены на бутылках с убийства.Один их них раскололся и дал показания о том, что это он убил обоих бомжиков ножом. Второй полностью эти показания подтвердил.


Так что в отношении Шапкина уголовное дело было прекращено, он был освобожден из-под стражи, отсидев в общей сложности что-то около двух месяцев, и уехал из города в свою деревню. А дело по обвинению Заставкина в превышении должностных полномочий и фальсификации доказательств было направлено для рассмотрения в суд.


В суде дело продвигалось очень муторно и сложно, и прежде всего потому, что резко переобулся потерпевший, то есть Шапкин. Для начала он тупо загасился, и не являлся в судебное заседание. Нам приходилось ездить в деревню и с помощью методов оперативнорозыскной деятельности извлекать его из нычек от различных знакомых, чтобы притащить в суд. Но в суде он сразу повел себя неожиданно. Для начала Шапкин заявил, что не имеет вообще никаких претензий к Заставкину, потому что он просто ошибся — бывает же. А то, что он на два месяца заторчал на СИЗО — так это даже лучше, его там кормили бесплатно, и только там он понял, что хватит бомжевать. Показания Шапкин в суде давал каждый раз разные, в конце договорившись до того, что никто в его сторону не стрелял, это он сказал под давлением сотрудником УСБ. Короче, Шапкина тупо перекупили, и это было понятно всем, думаю, что и судье тоже.


В концовке суд признал Заставкина виновным и назначил ему наказани в виде шести лет лишения свободы. Приговор этот устоял и в областной суде. Заставкин уехал отбывать наказание в колонию с несчастливым номером, расположенную в городе, широко известном своей оборонной и металлургической промышленностью, а также лозунгом русских туристов. Что с ним стало потом — я не знаю, его судьбу не отслеживал, так как было много других забот.


А вот судьбу начальника КМ Косогривова я как раз отслеживал, и в итоге он был уволен из органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции. Вполне возможно, что этот его проступок (он по пьянке настучал кому в бубен в кабаке) и прошел бы незамеченный, но почему-то (даже не знаю, с чем это могло быть связано) об этом сразу стало известно подразделению собственной безопасности, и была назначена официальная служебная проверка. Закончил же он вообще печально: где-то через год после увольнения его приняла госкомдурь с весом на кармане прямо в его же машине, когда он толкал хмурого какому-то телу. Поэтому Косогривов сначала заехал на СИЗО, а потом и в ту колонию, расположение которой я уже описывал.


Вот так благодаря отпечаткам пальцев рук восторжествовало правосудие в одном конкретно взятом случае.

Показать полностью
3634

Про юридически подкованных сельских жителей

Очередная правдивая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры будет посвящена некоторым аспектам, возникающим на практике при квалификации таких преступных деяний, как изнасилования. Конечно, начало звучит для обывателя несколько путано и неочевидно, но на самом деле всё будет понятно и жизненно. Итак, приступаем.


Время и место будет традиционным для моих рассказов: сельский район уральской глубинки в первой половине 90-х годов прошлого века. Да и главный герой все тот же — я сам, в те поры следователь прокуратуры сельского района. Как-то ко мне в кабинет зашли двое: молодая девица и тетка лет под пятьдесят. Типичная такая тетка советских времен, с непомерно развитой кормовой часть, отчего в целом её фигура напоминала утку. Девица же была самой обычной девичьей наружности, по тогдашней молодежной шкале её можно было отнести к категории «с пивом потянет». Тетка с порога сообщила, что они пришли писать заявление об изнасиловании. Мне бы тогда уже надо было насторожиться, ведь как правило, с заявлениями о преступлениях люди идут в райотдел, а уже потом собирается следственно-оперативная группа и начинает крутиться веселая процессуальная карусель. А эти сразу пришли в прокуратуру. Но почему-то я тогда не обратил на это внимания, и предложил объяснить суть происшествия.


Девица (назовем её Анюта и добавим, что ей на тот момент было двадцать лет) совершенно спокойно и ничуть не стесняясь начала рассказывать, что вчера в райцентре, где она живет с матерью, на улице случайно познакомилась с молодым человеком, пусть его звали Геннадий. Завязался разговор, по ходу которого Геннадий произвел на неё весьма приятное впечатление. Она предложила Геннадию пойти к ней домой, продолжить знакомство. Геннадий не отказался, купил бутылку сухого вина, они пришли домой к Анюте (мать была на работе), где употребили внутрь вино, после чего, говоря казенным языком, совершили половой акт в естественной форме по обоюдному согласию. После того, как половой акт и вино закончились, Геннадий собрался и ушел, оставив свой телефон на случай, если Анюте захочется продолжить знакомство.


Тут вступила в разговор мать Анюты и сообщила, что они пришли писать на Геннадия заявление об изнасиловании. Выслушав эту незамысловатую историю и удивившись такой нестандартной концовке, я задал матери Анюты резонный вопрос: Уважаемая Авада Кедавровна, а в чем, собственно, заключалось изнасилование? Мамаша тут же достала из сумки потрепанную бумагу и с победоносным видом протянула её мне. Бумага эта оказалась заключением врачебной комиссии о том, что Анюта страдает заболеванием в виде олигофрении в степени легкой дебильности, в связи с чем имеет третью группу инвалидности.


Эта бумага в корне меняла дело. Дело в том, что в те времена уголовная ответственность за изнасилование была предусмотрена частью первой статьи 117 УК РСФСР, которая гласила: «Изнасилование, то есть половое сношение с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей». При этом под использованием беспомощного состояния потерпевшей подразумевалось, что оно в силу своего психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, к примеру) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий.


Таким образом, в действиях Геннадия усматривались признаки преступления, предусмотренного часть первой статьи 117 УК, и корячилось ему ни много ни мало, а от трех до семи. Поэтому я не мешкая приступил к сбору первоначального материала, то есть опросил Анюту и её мать, выдал Анюте направление на судебно-медицинское освидетельствование, а также снял копию врачебного заключения. Потом я по телефону, номер которого мне предоставила мать Анюты, я пригласил в прокуратуру самого Геннадия.


Явившись ко мне на следующий день, Геннадий на все задаваемые вопросы отвечал прямо, вроде бы ничего особо не скрывая. Ему девятнадцать лет, учится в городе в техникуме, живет там же - в городе. В тот день приехал в райцентр к приятелю, по дороге познакомился с девушкой Анютой, та после непродолжительного разговора предложила пойти к ней, чтобы немного удовлетворить инстинкт размножения. Он не стал отказываться - а что было отказываться, собственно, тем более при наличии юношеского спермотоксикоза на грани срыва контрагайки? Прикупив вина, они проследовал домой к Анюте, где и произошла борьба с вышеупомянутым инстинктом по обоюдному согласию.


Вместе с тем, Геннадий добавил, что накануне ему звонила мать той Анюты, и предложила зарешать вопрос с возбуждением уголовного дела об изнасиловании за кругленькую сумму. Сколько она запрашивала, я сейчас уже не припомню, но что-то много по тогдашним меркам. Однако денег таких у Геннадия не было, соответственно заплатить требуемую сумму он бы не смог в любом случае. Зафиксировав всё это в бланке объяснения, я отпустил Геннадия домой, и вообще по этому материалу взял паузу, с целью крепко подумать.


Через несколько дней, будучи в райотделе по каким-то другим делам, я спросил у участкового, который территориально обслуживал райцентр, за эту Анюту. Участковый тут же рассказал, что эта девицу именуют в местных райцентровских кругах не иначе, как «Анюта — Я тута», поскольку её неуемное стремление к удовлетворению половых потребностей было широко известно. Однако местные опасаются с ней свои потребности удовлетворять, поскольку уже несколько раз Анюта и её мать обращалась после таких случаев с заявлениями об изнасиловании, и чтобы не загреметь под фанфары на годы долгие парням приходилось от них откупаться.


Я не поленился и поднял в архиве прокуратуры несколько отказных материалов за последние года три, обстоятельства которых один в один совпадали с заплетом, в который попал Геннадий. Причем все эти материалы заканчивались заявлением Анюты о том, что никакого изнасилования не было, и что она просит разбирательство по этому факту прекратить.


Тут надо объяснить, что в те времена действительно существовала такая практика, по которой в возбуждении уголовного дела по износам отказывалось при наличии заявления потерпевшей о том, что она ни к кому претензий не имеет и просит к уголовной ответственности никого не привлекать. Хотя это и было, мягко сказать, не вполне законно, но объяснялось очень просто: в условиях невероятно возросшей в начале 90-х годов нагрузки на следственный аппарат это был единственный выход из ситуации. Потерпевшая довольна, а как именно обеспечили это — не важно: либо денег заплатили, либо свадьба, либо еще какие-то плюшки материального или нематериального характера, вот это и считалось главным.


Так что картина представлялась ясной: Авада Кедавровна как-то прочухала (как именно — не суть важно), что любое половое сношение с её дочерью вполне можно квалифицировать как изнасилование, и извлекала максимум пользы для себя из этой юридической ситуации. Вот поэтому она и пришла сразу в прокуратуру: уже знала, куда идти и что говорить.


Однако у меня возникло желание как-то помочь Геннадию в этой мутной ситуёвине, и прежде всего потому, что у меня имелось твердое убеждение, что на самом деле он никакого изнасилования в данном случае не совершал. С этой целью мне пришлось призвать на помощь конспекты по уголовному праву за второй семестр четвертого курса юридического ВУЗа, а также пыльную подшивку Бюллетеней Верховного Суда. Так вот, высшая судебная инстанция и юристы-теоретики трактовали норму о беспомощном состоянии потерпевшей в случае слабоумия однозначно: для того, чтобы такое деяние признавалось преступным, необходимо было явное понимание виновником того факта, что потерпевшая на самом деле имеет признаки психического расстройства и не может осознавать характера произведенных с её участием действий.


В случае с Геннадием этот момент представлялся вовсе не очевидным. Потому что Анюта выглядела опрятно, никаких явных отклонений от общепринятых норм поведения не проявляла. Да, если с ней разговаривать достаточно долго и на всякие темы, то можно было понять, что рассуждения у неё, как у двенадцатилетнего ребенка. Вот, пожалуй, и все явные признаки слабоумия. Поэтому я опросил нескольких жителей райцентра, которых мне любезно указал местный участковый, которые подтвердили все вышеописанные обстоятельства, из чего можно было сделать вывод о том, что распознать в Анюте умственного инвалида впервые видевшему её человеку было очень трудно. Дополнительно опросил и Геннадия, сообщившего, что ничего особенного в поведении Анюты он не заметил — обычная деревенская девица, о её психическом заболевании не догадывался, поскольку никаких поводов к этому не было.


В общем, на этих основаниях я и построил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Геннадия. Получив почтой уведомление об этом, Авада Кедавровна, понятное дело, жаловалась на меня в прокуратуру области и другие вышестоящие инстанции, однако ни к чему её движения не привели: решение было признано законным и обоснованным, оснований для его отмены не нашлось.


Больше заявлений об изнасиловании Анюты в прокуратуру района не поступало.

Показать полностью
2915

Дети - не всегда цветы жизни, или о том, как подростки дом подломили

Место действия – небольшой депрессивный посёлок в паре десятков километров от районного центра Чебукино. Из развлечений – длинный деревянный барак, переделанный владельцем под торговый центр, пивной бар в здании, где раньше была поликлиника, и дом культуры, несколько лет как закрытый на ремонт. Его помещения в теплое время года использовала половозрелая молодёжь для уединенных встреч. Романтические свидания на крышах в тех местах особой популярностью не пользовались. Да и зданий этажностью больше двух в поселке не было.


В седьмом классе местной школы учился мальчик Ваня, который был не то чтобы забитым, но вот как-то не получалось у него находить общего языка с коллективом. Трогать его не трогали, обижать не обижали, но и общаться с ним ни у кого желания не было.


Мальчик Ваня по этому поводу ожидаемо расстраивался, и потому делал то, что обычно делают дети – то есть, глупости. Для того, чтобы хоть как-нибудь получить свою толику общения и социализации. Так как по меркам поселка его родители были людьми обеспеченными, дома у него стояла Сони Плейстейшн 2, единственная на всю округу. И он регулярно приглашал пацана из дома по соседству на предмет поиграть – а тот был, в целом, не против. Соседский мальчик имел возможность пару часов пошуршать с приставкой, а Ваня на какое-то время чувствовал себя полноправным членом общества и Чебурашкой, у которого всё-таки есть друзья.


Мальчик Толя (который соседский), приходя к Ване домой, помимо игры в приставку, не забывал внимательно оглядываться по сторонам. И ему, как ребенку из не самой благополучной семьи, в глаза бросались признаки материального благополучия. Два ноутбука на разных столах, микроволновка, похожая на космический аппарат, большой плоский телевизор и прочие вещи, какие он, сын матери-одиночки, работающей санитаркой в местной больнице, видел только по телевизору. И начала в Толе зарождаться классовая ненависть. Правда, он не знал, что это чувство называется именно так, но ощущал, видимо, какое-то жжение в груди и неуёмное желание всё взять и немедленно поделить.


Но ведь в одиночестве восстанавливать социальную справедливость неинтересно, правда? Потому он поделился с товарищами идеей подломить дом Вани. А те, бестолочи в количестве пять штук, с радостью на эту авантюру согласились. Подобрали день, когда родители Вани на работе, а сам он в школе на занятиях, свалили с двух уроков и пошли на дело. Как с улицы открывается калитка, Толя знал, выдергу для того, чтобы оторвать навесной замок на дверях, также припасли. Только вот навыков не хватило, проваландались с замком минут двадцать, потому решили сделать по рабоче-крестьянски: разбить стекло и проникнуть в дом через окно.

Полез самый худой, остальные по очереди принимали вещи из окна.


В совокупности похитили: неработающий ноутбук без батареи, работающий ноутбук, но без зарядного устройства, несколько кнопочных мобильных телефонов, один сенсорный "Леново", три флакона духов с серванта, триста рублей денег, палку сырокопченой колбасы из холодильника и приставку спутникового телевидения "Ростелеком". Телевизор с кронштейнов снять не получилось, да и не пролез бы он в окно. Потому просто несколько раз ударили молотком по экрану – чтоб неповадно было буржуям жить в роскоши, когда в стране системный кризис экономики. А под занавес навалили нехилую такую кучу прямо посреди ковра.


До сих пор для меня лично остается загадкой, почему не взяли приставку. Видимо, как-то в голову не пришло. А может, догадались, что сдать ее будет некуда, равно как и объяснить в случае чего родителям её происхождение.


Затарив весь этот хлам в заранее припасенный рюкзак, спрятали его в нычке под мостом и пошли в школу. Кипиш начался через несколько часов, когда Ванин папа, придя домой на обед, обнаружил следы вторжения. По моим ощущениям, его возмутили не сколько разбитая плазменная панель и пропавший сигнал спутникового ТВ, сколько непригодность ковра к дальнейшему использованию и общая оскорбительность жеста.


Папа пошел к участковому, тот глянул на место происшествия, по перечню пропавшего сделал логичный вывод, что развлекались детишки, отзвонился в школу, и выяснил, кого сегодня не было на занятиях. Школа маленькая, все на виду, и вычислили злодеев быстро. Краткая воспитательная беседа, категорический отказ папы Вани решать вопрос миром, и вот уже на место едет следователь СК – ведь несовершеннолетними совершено тяжкое преступление, и как можно в столь важном случае обойтись без следователя комитета? Пока все оформили, пока всё изъяли, на следующий день назначили пацанам с родителями явиться в райцентр, давать объяснения по материалу проверки. Возбуждаться сразу как-то желания особого не было, да и мало ли что, в конце концов.


Когда родители вместе с ребятами пришли в отдел, они были на удивление спокойны. Родители, как и дети, были уверены, что всё это просто невинная шалость, и не более – ведь ничего серьёзного не пропало. За ковер уже заплатили, стекло вставили, замок поправили и даже взяли кредит на покупку нового телевизора. Потерпевшие тоже умерили пыл и звонили следователю с просьбой забрать заявление.


Только вот маленькая проблема: вопреки мнению обывателей, кража относится к делам публичного обвинения, и позиция потерпевшего органы предварительно следствия в этом случае волнует крайне мало. Тем более, здесь налицо была группа лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище – до шести лет лишения свободы, между прочим.

Посему всех детишек вместе с родителями опросили, и несмотря на настойчивые советы найти адвокатов, родители отмахнулись: "Нечего, мол, нас запугивать, мы сами грамотные, в интернете читали, что только на учет поставят, и всё". А одна мамаша, особенно возмущавшаяся происходящим, вообще высказала предположение, что следователь с адвокатами в сговоре и просто хочет с его гонорара свой кусок поиметь.


Ну что же, хозяин – барин. Не хотите, не нужно, государство защитника на бесплатной основе предоставит. У нас же страна социально-ориентированная, граждан своих любит, как не в себя, разорится уж на защитника-то. Когда уголовное дело было возбуждено, и всех начали по новой тягать, но уже на допросы, родители громко кричали, что это беспредел, что они будут писать "коллективный иск в прокуратуру" и со следователя завтра же сорвут погоны.


Когда предъявили обвинение, энтузиазм несколько поугас, и в глазах начало просыпаться понимание того, что ситуация развивается немножко не так, как о том писали в интернете. И что просто пригрозить нахальному следователю прокуратурой – вопроса не решает. Следствие прошло быстро, в суд дело улетело со свистом, и все, помимо 13-летнего пацана, который еще не достиг возраста уголовной ответственности, получили свои штрафы. Вместе с судимостью за совершение тяжкого преступления. Хотя до последнего были уверены, что все это шутка, и как же можно детишек за баловство под суд отдавать. Что сказать – полна идиотами земля Отечества.

Показать полностью
2321

Про скелетированный труп

Очередная небольшая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры будет посвящена не очень результативному выезду на место происшествия по факту обнаружения скелетированного трупа. Ответ на резонный вопрос: «А почему не очень результативному?» вы найдете в конце этого рассказа.


Короче, как обычно в моих историях, дело было в середине 90-х годов, в сельской глубинке за Уралом, в мою бытность старшим следователем прокуратуры сельского района. Летним вечером, часов в восемь, мне позвонил дежурный по райотделу и сообщил, что в лесу в окрестностях деревни Клюевка местные жители обнаружили прикопанные останки скелетированного трупа девушки. «Почему они решили, что это была девушка?» - спросил я дежурного, потому как ясно отдавал себе отчет в том, что на скелете ни первичные, ни вторичные половые признаки в принципе просматриваться не должны. «Да там труп с длинными черными волосами» - пояснил дежурный, присовокупив, что скоро за мной заедет «дежурка» с экспертом-криминалистом и опером уголовного розыска.


«Дежурка» заехала за мной, потом мы заехал за судмедэкспертом и заторопились в сторону Клюевки с максимально возможной скоростью для старенького УАЗ-469, то есть 50 км/час. Так что когда мы прибыли на место, то обстановку можно было охарактеризовать словами забытой ныне песни: «На деревню Клюевка опустился вечер, небо залунявилось, звезды пальцем тронь...». В общем, стало темно. Но нас это не смутило, и взяв с собой местного участкового и мужика, чьи ребятишки нашли в лесу прикопанные кости и показали ему это место, выдвинулись туда.


Место происшествия представляло собой небольшую поляну, точнее прогалину в лесу, размером где-то двадцать на двадцать метров, и метрах в пяти от грунтовой дороги. До деревни было наверное с пару верст. Подогнав УАЗик так, чтобы он светил фарами на поляну, приступили к осмотру. Действительно, в земле имелось небольшое углубление с полметра в диаметре, в котором просматривались длинные черные волосы и что-то белое, скорее всего кости. Поскольку это уже являлось осмотром трупа, то к делу приступил судмед, старый заслуженный потрошитель трупов по имени Юрий Николаевич (царство ему небесное, его уже лет десять как нет в живых). Юрий Николаевич надел перчатки и стал ковыряться в углублении со словами «Сперва достанем череп», подразумевая, что раз мы наблюдаем длинные черные волосы, то они явно должны примыкать к черепу. Наличие волос такой длины на других частях человеческого тела представлялось совершенно невероятным.


Юрий Николаевич возился минут десять, но упорная кость не поддавалась и извлекаться из земли не желала. Взяв имевшийся в УАЗике шанцевый инструмент, мы стали подкапывать землю вокруг углубления, но даже это не давало быстрого результата. «Ничего не понимаю» - недоумевал Юрий Николаевич, - «Это что же там за кость такая исполинская?». В воздухе явственно запахло мистикой, прямо как в момент основания телеканала РенТВ.


Но человеческий разум, упорство и желание поскорей закончить работу оказались сильнее всякой мистики, и в итоге совместными усилиями на свет фар УАЗика были извлечена здоровая такая костяра сложной конфигурации, но явно не человеческий череп. «За**па конского медведя!» - употребил Юрий Николаевич какой-то загадочный зоологический термин. «В смысле?» - переспросили мы. «Лошадь это, пацаны, лошадь!» - разъяснил судмед, - «Эти длинные черные волосы — конский хвост, а кость — тазовая».


Вот так не очень результативно и закончился этот выезд на место происшествия. Хотя не исключено, что в той местности до сих пор ходят легенды о закопанной в лесу девушке с длинными черными волосами…


Ну и пользуясь случаем, хотел бы поздравить всех причастных с сегодняшним праздником — днем работника прокуратуры Российской Федерации, и пожелать всего самого наилучшего, а главное — здоровья.


Кроме того напоминаю, что проект книги «Сообразим на троих» который мы запустили с  ДокторомЛобановым, практически завершён, но не совсем. По всем вопросам писать сюда https://vk.com/public139245478

Показать полностью
1588

О том, как опера подзаработать решили, или ещё раз о мошенничестве

Не так давно обещал рассказать историю о телефонном мошенничестве - как говорится, армянское радио обещало, армянское радио сделало. @FicherFi26, @MartyAnn, @A.Kuzyashin, @Xpomou - к вашему вниманию)


***

Немногие обыватели знают, что сидеть, на самом-то деле, очень и очень скучно. Однообразный быт, одни и те же люди перед глазами, а из развлечений – чай, сигареты да стиры. Именно отсюда, кстати говоря, и берёт своё начало тюремный жаргон, отживающий своё институт "прописки" и прочие прихваты, призванные, по большому счёту, просто разнообразить жизнь. Однако с широким распространением мобильных телефонов отбывать свой срок сидельцам стало заметно интереснее.


С одной стороны – масса одиноких женщин, которые желают познакомиться и с большим удовольствием переписываются на сайтах знакомств с "несправедливо осуждёнными". С другой – не меньшее количество лохов, которые прямо-таки изнемогают от желания поделиться своими деньгами с предприимчивыми гражданами. И если первые на свиданки приезжают через раз, то вторые деньги переводят гораздо чаще.


***


Вот и Кирилл с Константином, когда уселись на свои, не самые длинные, срока (4,5 и 6 соответственно), быстро поняли, что без денег плохо везде. Что на воле, что на сроке – и потому начали искать возможности для организации своего финансового благополучия. Но сразу же встала глобальная проблема: без ведома администрации на нормальном лагере не происходит ничего. Начиная от перекидов, и заканчивая бизнесом на телефонных разводах. Потому-то и привела спустя непродолжительное время кривая дорожка Кирилла и Костю в оперчасть.


А получилось-то всё как? Банально до невозможности. Оказался у Кирилла телефон, а у Кости - отлично подвешанный язык. Историк по образованию, изъясняться он умел красиво, разнообразно и настойчиво. Обязанности распределили по справедливости: кто на что учился. Кирилл размещал в интернете объявления о продаже автомобилей премиум-класса по стоимости, вполовину ниже от реальной.


Указывал номер телефона, а на звонки отвечал уже Костя – сообщая потенциальным покупателям, что претендентов на такой вкусный вариант немеряно, но вот отчего-то голос звонящего ему очень нравится. Напоминает ему, значит, голос давно почившего двоюродного дяди, и оттого вызывает доверие. И потому он готов придержать машину – но ведь одним голосом сыт не будешь, верно? И потому Костя просил перевести ему минимальную сумму в качестве предоплаты – в доказательство серьёзности намерений контрагента. Скажем, тысяч 50-100. При возможности купить машину стоимостью в полтора миллиона за семьсот, кинуть полтос на карту – не проблема же? И кидали. Причем, с большим удовольствием.


***


Деньги переводились на купленные вольным товарищем Кирилла в даркнете карты, оформленные на левых лиц – и около месяца бизнес шёл неплохо. Пока в какой-то момент ребят не слил стукач из отряда – и в дело включилась оперчасть учреждения. Пригласили, пообщались, и изъявили желание войти в долю – а ведь опера умеют делать предложения, отказаться от которых фактически невозможно. И схема заиграла в новом свете: оперативные сотрудники затягивали в учреждение трубки, парни из отряда переехали в отдельно стоящий корпус для особо обласканных администрацией, где им никто не мешал трудиться круглые сутки, и деньги потекли если не рекой, то насыщенным ручейком – точно.


И всё бы было нормально, если бы не один момент, который порушил стройность схемы напрочь. У Кости возникло ощущение, что Кирилл вместе с вольным товарищем ставит его в известность не о всех транзакциях по карте, которые намотанные граждане производили. Он задал вопрос – а в ответ увидел лишь непонимание и агрессию, каковые его в имеющемся недоверии только укрепили. Кстати говоря, в ходе следствия было установлено, что подозрения были абсолютно беспочвенными – никто Костю не наёбывал. Но, как говорится, фарш обратно не прокручивается, а поданное через сайт заявление в региональный ФСИН обратно не забирается...


А вот именно через сайт Константин и решил найти справедливость – и с чистой совестью описал всю схему в своём пятистраничном заявлении. В службе собственной безопасности управления с документом ознакомились, вопросом озадачились, и начали, говоря официальным языком, "проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление причастности должностных лиц к совершению ряда преступлений". Поставили на потапа, подвели в личный состав учреждения своего человечка, и уже спустя месяц с небольшим на руках был материал, позволяющий намотать товарищей офицеров, как не в себя.


***


В один прекрасный день вся весёлая команда во главе с начальником оперчасти была принята в тёплые, ласковые и заботливые руки следственно-оперативной группы. После непродолжительной беседы сначала показания дали два опера, которые непосредственно передавали трубки осуждённым, после них размотался начальник, а зэки – что с них взять? Зэки дали полный расклад, пытаясь кивать друг на друга.


Мол, делов не знаю, ведать не ведаю, думал, что помогаю продать реальную машину, а чего они там потом с предоплатой делали – не моё дело. Такова была позиция Константина, однако внятно ответить на вопрос, отчего он считал возможным принимать предоплату за одну и ту же машину с четырёх человек в день, у Кости не получалось – он начинал злиться и писать жалобы в прокуратуру о ментовском беспределе. Помогло ему это мало, и сверху к своим шести он получил ещё семь с половиной. Что, нужно сказать, с учётом количества эпизодов и общей суммы причиненного потерпевшим ущерба, было со стороны суда очень человеколюбиво.


Кирилл на этапе следствия начал активно сотрудничать, и помог выявить ещё несколько эпизодов преступной деятельности сотрудников, к изложенной истории никакого отношения не имеющих. Потому при осуждении к нему были применены все возможные смягчающие варианты, и из зала суда его вывели лишь с пятью годами – дав по самому минимуму, не более половины от максимальной санкции.


Опера, улучавшие своё материальное положение за счёт усилий двух друзей, получили по 6, 7.2 и 7.6 лет, вкупе с лишением специальных званий и запретом на занятие должностей в правоохранительной системе. Начальника учреждения за недостатки в организации контроля над личным составом спустя некоторое время после задержания злодеев уволили по статье. В принципе, все получили своё, но вот стало ли от этого мошенничеств меньше, и перестали ли лохи быть лохами – вопрос открытый.

Показать полностью
4515

Секс бесплатным не бывает, или сказ о том, как следователь нагнул систему

Звонок из дежурки разбудил Пашу глубокой ночью. Изнасилование, говорят, у нас тут – приезжайте, товарищ следователь, разделите вместе с нами горе потерпевшей. Так как по графику дежурств разделять горе была очередь именно Пашина – делать нечего. Тихо матюгаясь и стараясь не разбудить жену, оделся, подхватил папку и пошел к машине.


Уже на лестнице позвонил руководитель отдела, и в мягкой, ненавязчивой форме попросил не рубить шашкой сгоряча, присмотреться повнимательнее: а вдруг там и вовсе изнасилования не было, например. А то и без того, знаете ли, столов под бумагой не видать, семьи отцов в лицо не узнают, а клавиатуры к концу дня дымиться начинают. Паша на службе был не первый год, незадолго до описываемых событий получил свою четвертую звездочку, и сам все прекрасно понимал. Клятвенно пообещав сделать все по уму, и без нужды на себя и коллег дополнительный геморрой не вешать, положил трубку.


В кабинете угрозыска к моменту его прибытия было весело. Девочка потерпевшая, типично блядской внешности, заигрывала с операми, стреляла у них сигареты и намекала на то, что чай – это, конечно хорошо, но вот если бы чего покрепче мальчики налили, то она прям будет вся такая, как им надо. Закравшиеся сомнения окончательно оформились уже через пять минут разговора: изнасилования не было, а был лишь факт неоплаты услуг сексуального характера.


Стояла тем вечером девочка на улице, скажем, Заградительной, и зарабатывала себе на помаду. Где минетиком за пятихатку, а где и по полной программе – как клиент пожелает. Подъехал гражданин на автомобиле Хонда ЦРВ, обратился за полным комплексом услуг, каковой и получил согласно прилагаемой спецификации. Однако расплатиться отказался, сославшись на тяжелую экономическую ситуацию в стране и хроническую невыплату заработной платы, после чего работницу секс-индустрии из машины выкинул и поехал себе дальше. Но она глазастая оказалась, и обидчивая вдобавок – номер и марку машины запомнила. А уж где ближайший отдел находится, этой категории населения рассказывать не нужно – сама, без 2гис нашла.


Пришла в околоток, предварительно размазав слезы по щекам, добавила жалобности в голос и очаровала сначала дежурного, а потом и дежурного опера, который взял с нее объясняшку. Так, мол и так, шла себе вдоль дороги из магазина, подъехала автомашина, затащил меня злодей вовнутрь, изнасиловал и, слава богу, живой оставил. Марка такая-то, номер такой-то, прошу незамедлительно найти и покарать по всей строгости закона.


Опер по молодости лет и отсутствию рядом старших товарищей, уже предвкушая раскрытие тяжкого преступления в течение дежурных суток, подвоха не почуял. Заяву зарегистрировал, владельца автомашины установил и в течение двадцати минут вместе с экипажем ППС в обезьянник его и доставил – благо жил злодей в пяти минутах от отдела. После чего радостно сообщил проснувшимся коллегам, что он молодец, и вообще.


Энтузиазма коллеги не разделили – ибо расклад был, как говорится, налицо. Вот примерно в этот момент Паша к коллективу и присоединился. Руководитель как в воду глядел – износом и не пахло. Однако девочка заняла позицию неожиданно жесткую: или этот контрацептив штопаный платит мне 200 тысяч, или я стою на своем, и заявляю об износе. Акт был, был с ним, был без согласия, синяки найдутся – обратное не докажете. И в каком-то смысле она была абсолютно права. Перед Пашей встала нравственная дилемма.


С одной стороны, можно просто забить болт, опросить ее под возбуждение, направить на СМЭ, возбудиться и без особых моральных терзаний прилепить мужику лет пять. За жадность. Но такое поведение, во-первых, плохо сказывается на карме, а во-вторых, "и так столов под бумагами не видно". Значит, нужно искать другой вариант. А другой вариант девочка предложила сама – получит она свои деньги, а там уже как-нибудь извернемся и поработаем на отказной. Поразмыслив, Паша выбрал вариант номер два – что и сыграло с ним впоследствии злую шутку. Похерил бы свою совесть – целее был бы.


Доставленный в отдел гражданин отпираться от факта половой связи не стал что не заплатил - признал, и сам спросил: можно ли как-то решить вопрос. Паша, дабы уберечься от возможных обвинений в корыстной заинтересованности, на десять минут оставил девочку с гражданином наедине, а когда вернулся – были они не разлей вода. Сумма его устроила, девочка уже в мыслях начала ее тратить, и вопрос был только в гарантиях. Паша, максимально аккуратно выбирая формулировки, предложил гражданам освежить память о событиях, имевших место быть этой ночью, на протяжение, скажем, трех дней. А через три дня опять всем вместе уже у него в кабинете встретиться и окончательно определиться с версиями событий. Но вот девочку на СМЭ все-таки отправил. А как же – порядок есть порядок.


Дальше все начало развиваться непредсказуемо. Когда первая эйфория от такого легкого разрешения вопроса у мужика поутихла, стало ему казаться, что платить какой-то шалашовке за свою свободу две сотни – это непозволительное расточительство. У него же все-таки жена, детей в школу собирать нужно – а она и сама заработает. Но вот как бы вопрос с перспективой уголовного дела решить? Да все же просто. Достаточно сказать, что следак вместе с проституткой с него, честного гражданина, деньги вымогают. Угрожая перспективой уголовного преследования. И на второй день пошел гражданин в местное УФСБ, жаловаться на беспредел следственных органов. Где встретил полное понимание и заботу.


Паша подобный вариант, само собой, рассматривал. Как с вероятностью исчезающе малой, но все же – и потому в день встречи отзвонился девочке и попросил ее притаранить вечером на встречу бутылку коньяка. Рублей за пятьсот – а то работа тяжелая, весь в делах, в магазин сходить некогда. Девочка, конечно же, согласилась – но из врожденной жадности перепоручила эту задачу "насильнику". Так и сказав ему, что впоследствии было установлено в ходе изучения ПТП: "Капитану конины возьми пузырь, только чтоб не сильно фуфловый". Он, конечно же, взял.


Вечером на третий день мужик, заряженный операми мечеными деньгами и аппаратурой, нарисовался в следственном отделе. Встретился с девочкой в коридоре и напрочь забыл все инструкции. Она требовательно протянула руку к сумке, и он ее на автомате отдал. Распоряжаясь уже как у себя дома, она ему кивнула на кресло в коридоре: "посиди, мол, здесь пока". Зашла в кабинет, вытащила бутылку, отдала следаку, тот ее убрал в стол, и тут в кабинет залетели доблестные чекисты.


Пояснения Паша давал простые и очевидные: да, был проблемный материал с изнасилованием, опрашиваемые ссылались на плохую память, попросили время повспоминать. У меня на разрешение материала 30 суток есть, торопить их не стал. СМЭ, как полагается, назначил, чин-чином. Вот что попросил заявительницу мне за коньяком в магазин зайти – здесь да, был не прав, конечно. Ну так я вот уже деньги приготовил ей отдать, не за бесплатно же, верно? Готов понести дисциплинарное взыскание, на крайний случай.


Вырисовывался для чекистов и следака из управы, приехавшего крепить коллегу, качественный тухляк. В ПТП между следаком и девочкой ни слова о деньгах не было. Деньги были переданы ей, следак к ним не прикасался, да и девочка стояла на своем: с капитаном на бабки не договаривались, дал время подумать и определиться, делить с ним сумму не собиралась, предложения такого он не высказывал.


А вот мужик начал понимать, что дело пахнет керосином... Потому что смена следователя как таковая вопроса с заявлением девочки не решает. А ведь денег он ей не заплатил. А в материале пока только одна ее объясняшка, которую она давала оперу с самого начала. Начало, в общем, до него доходить, какую глупость он сотворил.


Руководителем следственного управления был тогда человек, скажем так, не сильно умный. Попал в регион, по большому счету, случайно – и рассматривал его как промежуточный этап в карьерной лестнице к большим и расшитым золотом звездам. А тут как раз очередная кампания по борьбе с коррупцией – и на момент, когда опергруппа в кабинете у Паши появилась, уже было возбуждено уголовное дело по факту вымогательства взятки. Деваться некуда – нужно избирать следаку меру пресечения.


Суд просили о страже, но в страже суд отказал, и отправил Пашу под домашний арест. С семьей, так сказать, побыть, пообщаться. А вот кадры управления побежали впереди паровоза и, пока он был на домашнем аресте, провели по-быстрому служебную проверку. И Пашу уволили. За дискредитацию всего, что только можно дискредитировать. Стал вот так бывший товарищ старший следователь ждать суда...


Год ждал. А проблема заключалась в том, что в суд никто этот тухляк направлять не хотел – ибо оправдательным приговором пахло, как дерьмом у деревенского сортира. Прокурор обвинзак подписывать отказывается – ибо ему за косяки смежников тоже никакого интереса выхватывать нет. Стали думать, что делать – и в ходе пристального изучения всех уголовных дел и материалов, что вел Паша на протяжение последних пары лет, обнаружили нарисованную подпись на протоколе допроса – сроки горели, пришлось изворачиваться. Обычная практика – но ведь это же СОСТАВ!!! По-быстрому возбудились, дела соединили, обвинение перепредъявили, исключив из него взятку, и с чистой совестью отправили в суд дело о фальсификации по ч. 2 ст. 303 УК, предусматривающей наказание до 5 лет лишения свободы. Без нижней планки наказания, что немаловажно.


Но ведь и Паша тоже не просто так дома сидел. К концу первого года своего домашнего ареста он направил жалобу в органы прокуратуры, в которой пояснил, что полагает свое увольнение незаконным и необоснованным. Служебную проверку провели с косяками, его не опросили, с результатами не ознакомили – так что, не восстановить ли следственному управлению Пашу в занимаемой должности, например? И не выплатить ли ему денежные средства за вынужденный прогул? Не говоря уже о компенсации морального вреда, который он испытывал, будучи отлученным от родного следственного управления, которому отдал не год и не два своей молодой жизни?


Прокуратура, очень нехотя, дала заключение об обоснованности Пашиных претензий, и в судебном процессе его представителя поддержала. Суд, сломленный натиском, Пашу на работе восстановил, вынужденный прогул посчитал, а вот компенсацию морального вреда выписал лишь в размере 3 000 рублей. Ну да и хрен бы с ним, на самом деле, с моральным вредом. Там и по компенсации сумма вполне себе получалась. Апелляционная инстанция решение райсуда засилила, и спустя пару недель после этого на Пашину карточку упали деньги. Оплата за домашний арест, можно сказать.


Стоит отметить, что, находясь в статусе отстраненного от исполнения обязанностей сотрудника, Паша получал зарплату от управления еще 8 месяцев, пока знакомился с делом и пока шел суд. И еще четыре месяца, пока не пришло решение апелляционной инстанции, которая утвердила приговор: 1 год 3 месяца лишения свободы. А за пару недель до вынесения решения апелляцией Паша уволился по собственному желанию, не дав злобным гномам из кадрового подразделения вновь испоганить ему трудовую книжку.


Как мы помним, в соответствии с положениями ст. 72 УК и 109 УПК, срок, который лицо отбыло под домашним арестом, засчитывается в срок лишения свободы день в день. Таким образом, Паша по итогу оказался абсолютно свободным человеком, но с судимостью. Так как он совершил преступление средней тяжести, то и судимость там гасится очень и очень быстро... Можно сказать, что отделался за свою доброту малой кровью. В настоящее время Паша – частнопрактикующий юрист. Вполне успешный, нужно сказать. А упоминание его имени в управлении вызывает среди кадровиков нервный тик и непроизвольное мочеиспускание.


Но что же было с незадачливым товарищем, который так не любит платить за оказанные услуги, спросите вы? А догадайтесь с трех раз. Девочка очень обиделась и остановилась на своих первоначальных показаниях. Категорически. Да и следователи, мягко говоря, после всех проделок гражданина, ни малейшего сочувствия к нему не испытывали. Посему следствие прошло быстро, обвинзак утвердили без проблем, и получил любитель халявной пиздятинки свои четыре с половиной года лишения свободы. Ибо не зря сказано: скупой платит дважды. Особенно, если виноват. Заплатил бы еще тогда, на улице Заградительной, несчастные полторы тысячи рублей честно отработавшей девочке, и жил бы себе спокойно.


Какая же из всего этого следует мораль? Да очень простая. Во-первых, пользоваться услугами проституток – небезопасно. Во-вторых, если пользуешься – плати. В-третьих, если тебе идут навстречу – не нужно считать себя самым умным и пытаться прощемиться между еб...ых.

И еще, как вы думаете? Часто теперь коллеги Паши будут проявлять понимание и пытаться разрешить ситуацию в обход установленной процедуры? Если можно просто сделать по закону, и не париться. То-то и оно.

Показать полностью
1851

Про мелкую деталь, которая решила всё

Очередная небольшая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры навеяна постом http://pikabu.ru/story/nevezuchie_voryi_5123233. Уголовное дело, о котором пойдет речь, расследовал не я, а мой наставник и первый учитель в следственном ремесле – Алексей Максимович, который тогда был следователем по особо важным делам прокуратуры области. Сам я в то время тоже уже работал в областной прокуратуре, поэтому о главных перипетиях этого дела узнавал, что называется, в режиме реалного времени. Итак, вот сама история.


Как обычно, события развивались во второй половине 90-х годов в относительно небольшом провинциальном городе. Сотрудники местного УБОПа совершенно случайно узнали от каких-то добрых людей о том, что в местном же РЭПе (регистрационно-экзаменационном подразделении) ГАИ успешно функционирует организованная преступная группа, которая исключительно из бескорыстной любви к денежным средствам помогала несознательным гражданам ставить на учет фактически нерастаможенные автомобили, ввезенные из стран Западной Европы. Суть аферы была такова:


Некий сотрудник РЭПа (назовем его Фуражкин) подыскивал людей, которые не хотели платить установленные таможенные платежи за автомобили иностранного производства, приобретенные в основном в Германии (хотя была вроде Бельгия, и еще какие-то страны). Этих людей с одной стороны вполне можно было понять: они покупали в Германии автомобили престижных марок одно-двух годичной давности выпуска, а государство самым наглым образом принуждало их перед постановкой на учет платить совершенно конские деньги, чуть ли не превышающие стоимость самого автомобиля в ФРГ. Надо было что-то делать, и по некоторым каналам эти люди находили доблестного гаишника Фуражкина. Причем люди эти были в основном из обеих наших столиц (хотя преимущественно все-таки из Москвы), а также нескольких городов-миллиоников западной части России. Они передавали различными путями Фуражкину немецкие документы на автомобиль, а дальше Фуражкин пускал эти документы в работу. У него в РЭПе было два коллеги, один из которых подделывал документы белорусской таможни о том, что автомобиль пересекал границу под управлением какого-то жителя нашего города, и второй, который подделывал российские таможенные документы об уплате пошлин. После этого автомобиль ставился на учет на имя жителя нашего города (их было много, и зачастую эти люди даже не знали, что они владельцы «семерки» БМВ или «мерина» в последнем кузове). Примерно через неделю эта автомашина с учета снималась, потому что её как будто приобретал тот самый житель Москвы, который и заказывал весь этот цирк с конями. Затем москвич приезжал к себе в Москву и спокойно ставил на учет уже якобы законно приобретенный им в Российской Федерации автомобиль.


Да, схема выглядит несколько туповато, но на самом деле она была достаточно эффективна. Дело в том, что в то время компьютерных учетов практически не было, все делалось в рукопашную – ручные картотеки и тому подобные прелести доцифровой, то есть аналоговой эпохи. Поэтому выявить тот факт, что жители небольшой города за Уралом отчего-то массово ломанулись в Германию покупать дорогостоящий автотранспорт, было не так-то просто. В основном расчет РЭПовцы делали на то, что никто не будет перепроверять поддельные документы, которые они клали в картотеки, и этот расчет в общем-то оправдывался.


Но тема расширялась, по городу пошли разговоры, да и гаишники явно повысили в глазах окружающих свой жизненный уровень, и даже стали есть роллы без хлеба. Тут-то этой темой заинтересовался УБОП.


Операция по выявлению и документированию злодеев была задумана в лучших УБОПовских традициях, то есть с элементами оперативного внедрения. Для этого из соседнего города был выписан коллега – сотрудник тамошнего УБОПа, с соответствующим реквизитом. Реквизит представлял собой свежий «Крузак» без документов, а также цепуру в палец толщиной. Потом мне довелось много раз встречаться с тем опером по фамилии Жуков, и я могу поручиться: в общем-то, никакой реквизит ему особенно был и не нужен. Потому что это не Жуков был похож на бандита, а настоящие бандиты на его фоне выглядели жалкой пародией.


Короче говоря, Жуков на «Крузаке» заехал в наш город, нашел одного относительно авторитетного человека и сказал, что другой, уже очень авторитетный человек из большого города посоветовал пошукать тут насчет регистрации авто без растаможки. Относительно авторитетный человек ответил, что для уважаемых людей проблем не будет, и свел Жукова с Фуражкиным. Фуражкин озвучил ценник (тысячи две долларов, что ли), Жуков молвил «без базара ваще», ударили по рукам. Стрелу забили через неделю, Фуражкин пообещал привезти уже готовые документы на автомобиль.


Через неделю Фуражкин приехал на «стрелку», отдал Жукову свежеприготовленные документы, получил свои две штуки баксов, и тут же был захвачен в плен сотрудниками нашего УБОПа. Сразу же было возбуждено уголовное дело, Фуражкин был задержан, а потом и арестован. Само же дело передали следователю по особо важным делам прокуратуры области, поскольку УБОПовцы привычно изображали Кинг-Конга, то есть стучали себя кулаками в грудь и громко кричали, что эпизодов и фигурантов будет еще очень много.


Но с другими эпизодами как-то не заладилось, потому что предстояло вручную перерывать все картотеки за последние несколько лет, выбирать из них дорогие иномарки и смотреть, не подделаны ли на них документы. Причем не просто смотреть, а проводить экспертизы этих документов. Короче, работы предстояло на год с большим хвостиком. Сам же Фуражкин сотрудничать со следствием категорически отказался и заявлял, что всё это – провокация УБОПа.


Плюс несколько трезвых голов в руководстве прокуратуры области тоже стали говорить, что весь этот заплет с оперативным внедрением крепко попахивает провокацией, то есть искусственным созданием правоохранительными органами условий для совершения подозреваемым преступления. И в этих словах был большой резон, если честно. Так что никакой внятной перспективы у этого уголовного дела как-то не наблюдалось.


Как обычно, выручила халява, то есть оперская удача. Помимо всего прочего, следователь изъял из РЭПа несколько единиц оргтехники, на которой предположительно изготавливались поддельные документы. Среди этой техники была электронная пишушая машинка «Самсунг». В то время стали появляться в обиходе такие агрегаты, которые представляли собой нечто среднее между пишущей машинкой и компьютером. То есть на клавиатуре вводился текст, который отображался на небольшом экранчике, и если ошибок не было, то оператор машинки нажимал «печать», и она со страшной скоростью и удивительно ровным и красивым шрифтом печатала набранное. Вот такую машинку следователь направил на криминалистическую экспертизу.


Эксперт позвонил следователю чуть ли не в тот же день и сказал, что есть очень интересная новость. Следователь тут же прилетел в ЭКЦ, где эксперт показал ему снятую с этой пишущей машинки красящую ленту. При просмотре этой ленты на свет было видно, что она использовалась только один раз, и весь текст, который на ней набирали, отобразился очень четко.


А получилось вот что: Эту машинку гаишники-аферисты не использовали для печати обычных служебных документов. Они приберегали её специально для того, чтобы печатать на ней левые таможенные бумаги. Лента была достаточно длинная, и на ней запечатлелось больше сорока эпизодов левой растаможки. Поэтому уголовное дело со страшной силой двинулось вперед.


Впрочем, в дальнейшем было процессуальное закрепление полученных с ленты данных, которым я никого утомлять не буду. УБОП катался по стране в командировки, изымая автомобили с поддельными документами, владельцы каялись и рассказывали на протокол, как они обманули государство. В связи с этим Фуражкин резко передумал и пошел в расклад, видимо резонно рассудив, что лучше это сделать раньше, чем позже. Он сдал всех своих коллег, которые участвовали в этой афере, а также посредников, через которых к нему приходили клиенты.


Любопытно, что одним из этих посредников был адъютант командующего войсками ПВО, целый майор. Правда поскольку он являлся военнослужащим, то уголовное дело в отношении него было выделено в отдельное производство и направлено для дальнейшего расследования в военную прокуратуру Московского гарнизона. Через некоторое время мы узнали, что это уголовное дело было по каким-то мутным основаниям прекращено, а адъютант командующего ПВО понес суровое наказание: понижен в должности до завклубом какого-то отдаленного гарнизона в Московской области.


Дело же по гаишникам и остальным посредникам ушло в суд. В основном все получили условные сроки, потому что полностью признавали вину и каялись. Несколько человек самых активных участников группы, которые непосредственно делали левые документы, получили от трех до четырех лет лишения свободы, Фуражкину дали пять.


Самое же интересное в том, что по эпизоду с автомобилем Жукова суд Фуражкина оправдал, поскольку посчитал, что в данном случае имела место самая настоящая провокация. В адрес УБОПа судом по этому поводу было даже направлено частное определение. Впрочем, никакого наказания никто из участников той операции не понес, видимо потому, что победителей не судят.


Таким образом, данная история в очередной раз демонтирует тот факт, что везение – это неотъемлемая часть оперативной и следственной работы. Иногда даже кажется, что самая неотъемлемая.

Показать полностью
2226

"Убийство с целью изъятия почки для трансплантации". Реальная история с оттенком крипоты.

Убийство человека с целью использования органов или тканей потерпевшего для целей трансплантации очень редкий зверь в уголовной практике. Если честно, я никогда специально не искал судебную практику и вообще не знаю, есть ли в России люди, осужденные по п. "М" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Мне "посчастливилось" столкнуться с этой редкостью, о чем я и хочу вам сегодня рассказать.


Уважаемые читатели, сразу сообщаю что всё, что я пишу в этой истории - чистая правда. Я ничего не выдумал и не приукрасил, только факты, даже без моих выводов. Только имена изменил, а так история реально имела место в начале 2000хх в одном из городов Дальнего Востока России, желающие могут погуглить приговор суда. Я же расскажу ее так, как стало мне известно из первых рук и по горячим следам.


В те годы работал я следователем районной прокуратуры одного из городов ДВ. Дело было в начале ноября, в мои дежурные сутки. В нашем немаленьком и неспокойном районе дежурные сутки, как правило, означали 3-4 выезда "на бабушку" (естественная смерть старушки или деда, на которые мы тогда выезжали по приказу руководства) плюс "Троянец" (смерть от употребления технических спиртосодержащих жидкостей, в те времена у нас чаще всего травились жидкостью для чистки сантехники "Троя", до сих пор помню характерные следы белой пены на трупах) или "полукриминальный" (труп с парой синяков и с запахом перегара, по которому до судмедэкспертизы была непонятна причина смерти).


Эти сутки не задались с самого утра. В 9-10 я сел верхом на дежурку и до 8 вечера на работе не показывался, труп шел за трупом и хотя явного криминала не было, но технической работы хватало за глаза. Около 20 часов я наконец вернулся в контору и сел разбирать материалы. В это время мне, дежурному следователю позвонили опера краевого УВД и попросили быть на месте, потому что они везут мне странный материал и заявителя.

Как правило для следователя районной прокуратуры звонок из краевого УВД означал или огнестрел или что-то связанное с бандитами и орг. преступностью. Тяжелая и объемная работа, но гораздо интереснее "бабушек", поэтому я по быстрому запарил доширак и приготовился работать.


Пара оперов приехало ко мне около 21 часа и привезли с собой мужичка лет 35, опер зашел ко мне в кабинет и сказал: "#megakot этот пациент пришел к нам в 18 часов с явкой с повинной. Мы пока ничего не делали, поговори с ним сам, потому что он несёт такую чушь, что непонятно что с ним делать". Ну ок, послушаем....


- Я летом лежал в больнице, в ожоговом отделении, со мной в палате лежал Алексей. В сентябре нас выписали, но с Алексеем мы продолжали дружить и общаться, он часто бывал у меня. А недавно ко мне подошел незнакомый человек и сказал, что когда Алексей лежал в больнице его почки обследовали и они по всем параметрам идеально подходят для пересадки жене одного очень влиятельного и богатого человека. Он предложил мне подраться с Алексеем, нанести ему рану, потом вызвать "скорую" по номеру сотового, который он мне даст и приедет специальная бригада врачей, которая устроит Алексею естественную смерть в больнице, мне будет максимум пара лет за причинение вреда, а его почка будет изъята и пересажена.

За нанесение удара мне обещали 15.000$. Я согласился и он передал мне нож и сотовый телефон.

Сегодня утром мы с Алексеем сели выпивать, в процессе распития я ударил его ножом, но он встал и бросился на меня, я испугался и несколько раз ударил его молотком по голове, он упал и захрипел. Я вышел покурить и успокоить нервы, когда вернулся домой Алексей уже не дышал. Я вызвал по телефону медиков и сказал, что Алексей умер. Они обругали меня, сказали что труп им даром не нужен, бросили трубку и этот сотовый больше недоступен. Я подумал, завернул тело Алексея в ковер, закрыл квартиру и пошел сдаваться в милицию. Пока гулял выбросил нож в гаражах в районе Жд вокзала.


История была и правда диковатая, мужик (назовем его Кротов) подписал свои показания в виде явки с повинной и объяснения и мы поехали проверять рассказ на адрес.

Поскольку в правдивость истории поверить было тяжело, то первоначально мы поехали вчетвером на машине опера, не стали беспокоить эксперта медика и криминалиста.


Приехали, там было общежитие коридорного типа, помню что ключей у Кротова не оказалось и в комнату проникнуть мы довольно долго не могли, ждали пока его мать по его звонку привезет дубликаты. В общаге все было спокойно и история казалась нам еще более фантастической. Наконец дверь открыли и мы зашли.

- Где труп?

- В ковре, за креслом.

Заглядываю и там действительно лежит труп, завернутый в ковёр, пропитанный кровью. Приехали.


Дождались экспертов криминалиста и патанатома, все отфотографировали, осмотрели труп (одиночное проникающее колотое ранение груди и пара проломов черепа), отправили труп в морг и поехали с подозреваемым искать выброшенный им нож в гаражи. Сейчас на этом месте у нас модная и дорогая гостиница, а тогда было полузаброшенное ГСК с частью работающих и частью просто открытых гаражей. Там, в одном из гаражей по указке Кротова я и нашел нож. Приблизительно вот такой

"Убийство с целью изъятия почки для трансплантации". Реальная история с оттенком крипоты. Длиннопост, Преступление, Трансплантация органов, Убийство

(фото из интернета). Эксперт на месте мне сказал, что это медицинский ампутационный нож.


С Кротовым и всем наработанным материалом мы поехали в контору чтобы допросить его с адвокатом и отправить в изолятор.


Несмотря на ранний час (а было всего только 8 утра) в конторе нас уже ждала платный адвокат. Дорогой и известный. С ее слов - она хорошая подруга матери Кротова и та попросила её о защите... Ну что, все в жизни бывает. Естественно Кротов тут же отказался давать показания, взял 51ю и уехал на ИВС.


На следующий день это дело забрали у меня следователи краевой прокуратуры. Доказать какую-либо связь с медиками не удалось, дело было отправлено в суд по ст. 105 ч. 1 УК РФ (простое убийство), Кротов осужден.

От коллег знаю, что Кротов и погибший Алексей действительно летом вдвоем лежали в палате ожогового отделения одной из больниц, однако медицинских документов толком не сохранилось.


Что это было? Не хочу делать никаких выводов. Либо Кротов поехал головой и решил таким образом снискать сомнительную славу, либо я краешком задел что-то очень очень темное. Если честно было не по себе, да и сейчас вспоминать эту историю не очень приятно.

Показать полностью 1
1319

Про оборотня в погонах

Сегодня вашему вниманию будет предложена полноценная история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры: с убийством, стволом, коррупцией и, как понятно из заголовка, с оборотнем в погонах. Строго говоря, этот термин родился только лет через пять после событий этой истории, но очень подходит к её главному герою. Данное уголовное дело расследовал не я, а мой коллега по работе в прокуратуре области, но дело было громкое, шумное, интересное, и в силу этих причин я очень хорошо знаю его подробности. Кроме того, мне даже удалось найти копию обвинительного заключения по этому делу. История получилась очень длинная, а это на любителя, но я предупредил. Итак, приступаем:

События, о которых пойдет речь, произошли во второй половине 90-х годов в глубокой уральской провинции. 12 августа в дежурную часть сельского райотдела поступило сообщение о том, что грибники (будь они неладны) нашли в лесу труп. Выехавшая на место следственно-оперативная группа установила, что тело лежало в лесу, метрах в десяти от проселочной дороги, которая, в свою очередь, через четыреста метров приводила к оживленной автотрассе. К трупу от проселочной дороги вели следы волочения. Труп принадлежал мужчине средних лет, то есть примерно около сорока, он был одет в весьма неплохую по тем временам одежду, но денег и ценностей при нем не было. Зато были телесные повреждения в виде колото-резаных ранений в области правого плеча и предплечья, поясничной области справа и правой боковой поверхности туловища (повлекли легкий вред здоровью), а также сквозных огнестрельных ранений груди (с повреждением сердца, желудка, поясничной мышцы), правой ноги, головы (с повреждением костей черепа, оболочек и вещества головного мозга). Рядом с трупом были обнаружены две гильзы калибра 9мм от штатного боеприпаса к пистолету ПМ, с маркировкой на донце «89/38».

Личность убитого была установлена практически сразу, потому что его приметы были в ориентировке как раз с утра 12 августа. Как без вести пропавший разыскивался Заглотов Василий Петрович, 1960 года рождения, уроженец и житель областного центра, преуспевающий коммерсант – владелец ООО «Коррозия Металла». Как ясно из названия, фирма занималась очень прибыльным в те годы бизнесом – скупкой лома цветных металлов у населения по заниженным ценам с последующей реализацией предприятиям металлургической промышленности по обычным рыночным.

Опера сельского райотдела поехали домой к Заглотову, где побеседовали с его супругой – Василисой Петровной. Она рассказала, что дела по бизнесу у них с мужем двигались нормально, в связи с чем в последнее время он увлекся игрой в казино. Накануне, то есть 11 августа, она отпустила мужа в казино немного поиграть, дав с собой всего 500 тыс. рублей (курс доллара тогда был что-то около 5 тыс.руб. за бакс). Вечером, часов в семь, один из работников отвез мужа на своей машине с базы домой. Туда же подъехала и младшая сестра Заглотовой, которой сам Заглотов сказал, что поедет в казино чуть позже, а пока ему нужно совершить какой-то телефонный звонок. Сестра Заглотовой уехала в казино развлекаться, но Заглотов там так и не появился. Когда его супруга около десяти часов вечера приехала домой, то его там не было. Нашелся он, как мы уже знаем, на следующий день в трупном виде в лесу.

Кроме того, Василиса Петровна поведала и о возможных мотивах убийства её мужа. По её словам выходило, что где-то за несколько месяцев до этих событий у фирмы «Коррозия металла» начались некоторые неприятности по линии правоохранительных органов. Так, фирму почему-то начал постоянно окучивать городской ОБЭП с составлением административных материалов за различные мелкие нарушения. Фирмы платила назначенные штрафы исправно, но частота и методичность проверок хозяев стали настораживать. Через каких-то знакомых удалось выйти на неформальный разговор с начальником ОБЭПа майором Каймановым. Он в доверительной беседе рассказал Заглотовой, что их конторой сильно интересуется налоговая полиция, а именно сотрудник по фамилии Хохлов. Заглотова слышала про этого сотрудника, так как он курировал скупки цветмета по городу, но лично с ним не сталкивалась. Со слов Кайманова, Хохлов мотивировал свой интерес тем, что якобы фирма «Коррозия Металла» разрабатывается им по линии налоговых преступлений, и её необходимо прощупать оперпутем.

После этого, опасаясь за судьбу своего бизнеса, неугомонная Василиса Петровна Заглотова нашла очень дальнюю родственницу по мужу, которая работала в налоговой полиции. Звали её Ольга, и она была тоже Заглотова. Ольга Заглотова, выслушав свою родственницу, предложила высказать все претензии напрямую Хохлову в кабинете начальника его отдела Пстороннинского, на что Василиса Петровна согласилась. Забитая «стрелка» в итоге состоялась в том самом кабинете, туда пришел и Хохлов, который на предъявы Василисы Петровны ушел в глухой отмороз. В свою очередь начальник отдела Постороннинский порекомендовал им разбираться между собой в рабочем порядке, на чем участники «стрелки» и разбежались.

Об этом разговоре Василиса Петровна тогда же рассказала своему мужу, который сообщил, что Хохлов по телефону уже несколько раз предлагал ему зарешать этот вопрос, обозначив ценник в двадцать тысяч зеленью. В итоге супруги Заглотовы постановили Хохлову ничего не платить.

Таким образом, в деле возникла фигура сотрудника налоговой полиции. В связи с этим само уголовное дело было передано для дальнейшего расследования следователю по особо важным делам прокуратуры области, а оперативное сопровождение по нему стал осуществлять убойный отдел управления уголовного розыска областного УВД.

Первым делом пробили за этого Хохлова, то есть изучили его личность оперативным и следственным путем. При этом выяснились достаточно интересные подробности. Хохлову этому было чуть больше тридцати лет, он закончил в начале 90-х годов военное училище, был распределен в войска, но послужив три года попал под сокращение. Приехав в наш город, он устроился работать в налоговую полицию. Он не курил, не употреблял спиртного, серьезно занимался парашютным спортом. Старался быть юридически грамотным, заочно закончил юридический ВУЗ. По службе характеризовался нейтрально, то есть звезд с неба не хватал, но и в явных залетах замечен не был, курировал оборот металлов. Но как раз за месяц до убийства Заглотова с этим Хохловым приключилась вообще интересная история.

Дело в том, что в отдел собственной безопасности УФСНП (то есть управления налоговой полиции) пришел один коммерсант, занимающийся скупкой цветмета. Он заявил о том, что сотрудник по фамилии Хохлов вымогает у него взятку в сумме десять тысяч долларов за непроведение в его шарашке налоговой проверки. ОСБ налоговой полиции решило задерживать злодея с поличным. Дали коммерсу диктофон и пометили его баксы. В назначенное время прямо у здания налоговой полиции состоялась запланированная встреча Хохлова с взяткодателем. Сказав, что все вопросы решены, Хохлов взял в руки пакет с баблом, а потом положил его на заднее сиденье припаркованной неподалеку своей автомашины ВАЗ-21099. Тут-то его и приняли радостные сотрудники ОСБ УФСНП. Хохлова притащили в служебный кабинет ОСБ, а после этого доложили самому главному, то есть начальнику управления. Начальник управления сказал, что Хохлова срочно нужно уволить, и на этом поставить точку, поскольку скандал с документированием его подчиненного на взятке ему вообще в пах не дышал. ОСБ-шники сказали Хохлову, что у него есть шанс свалить по собственному, и тот прямо у них в кабинете написал рапорт на отпуск с последующим увольнением. Так что все как бы остались довольны: ОСБ-шники выявили взяточника, начальник УФСНП избавился от коррупционера, Хохлов отскочил от уголовной ответственности, а коммерс остался при своей десятке штук баксов.

Но потом что-то пошло не так. Выйдя 10-го августа после отпуска на службу, Хохлов, вместо того, чтобы сдавать дела, принес рапорт об отзыве своего первого рапорта в части увольнения, заявив, что он на самом деле ни в чем не виноват, это была чистая подстава от коммерса, а ОСБ-шники все фальсифицировали. Этим своим заявлением он привел ОСБ, а также руководство УФСНП в состояние полного очленевания. Дело в том, что следы выявления коррупционера в своих рядах ОСБ-шники по указанию начальника управления заметали по-честному, то есть замышили факт регистрации заявления коммерсанта о вымогательстве взятки, уничтожили все собранные материалы, включая объяснения участников событий, а также тупо просохатили куда-то видео самой приемки с баблом в «девяносто девятой» (по самой вероятной версии, просто записали поверх нужного фрагмента другое мероприятие, забыв поменять кассету в камере). Короче, со стороны Хохлова имело место беспощадное нагибалово системы. И пока великие умы управления налоговой полиции морщили мозг себе и своим подчиненным единственным вопросом: как теперь нагнать этого Хохлова из своей конторы без причинения ему тяжких телесных повреждений, несовместимых с жизнью, сам Хохлов внезапно пришел 12 августа в кадры и написал новый рапорт на увольнение. Мотивировал он это тем, что больше не хочет работать в одном коллективе с такими несимпатичными ему людьми, как сотрудники ОСБ и лично генерал. Его с огромной радостью включили в приказ по личному составу в тот же день, и даже незамедлительно выдали расчет (огромная редкость по тем суровым временам).

Короче, клиент попался настолько интересный и многоплановый, что следователю и операм аж плакать хотелось от умиления. Начали работать как обычно, то есть с конца. Первым делом в налоговой полиции изъяли закрепленный за Хохловым табельный пистолет ПМ, и назначили баллистическую экспертизу, поинтересовавшись: а не стреляны ли часом в этом пистолете две гильзы с осмотра места происшествия и две пули, которые удалось наковырять в трупе Заглотова? Экспертиза дала однозначный ответ: да, в нем самом они и были стреляны.

Настало время плотно пообщаться непосредственно с Хохловым. С этой целью его пригласили в убойный отдел для беседы. Хохлов туда явился, но беседовать категорически отказался и попытался выйти из кабинета. Путь ему преградил один из оперов, сказав, что разговор еще не закончен. Однако Хохлов пнул его в коленную чашечку, а сам попытался сбежать, но был скручен другими сотрудниками убойного. Таким образом, Хохлов сам дал повод для возбуждения в отношении него уголовного дела по части 1 статьи 318 УК РФ по факту применения насилия в отношении представителя власти. Он был тут же задержан, по месту его жительства провели обыск. Там не нашли ничего особенно интересного, кроме газового пистолета "PERFESTA", калибра 8 мм и четырех патронов к нему. По этому факту тоже возбудили уголовное дело уже по части 4 статьи 222 УК РФ (в редакции, которая действовала в тот момент).

Хохлова арестовали и пометили в СИЗО, а тем временем стали подсобирывать доказательства, несмотря на то, что Хохлов свою причастность к убийству Заглотова категорически отрицал. Начиналось хорошо: все лица, упомянутые в рассказах супруги покойного Заглотова, включая начальника ОБЭПа и начальника отдела налоговой полиции, её показания подтвердили. Но потом начали трудности, и в первую очередь, с табельным пистолетом.

Оказалось, что уходя в отпуск в начале июля, Хохлов оставил свой пистолет в сейфе, расположенном в его служебном кабинете. Изначально Хохлов давал показания, что в конце июля он уезжал на соревнования по парашютному спорту, а в это время должен был производиться контрольный отстрел табельного оружия налоговой полиции. Поэтому он явился на работу, взял из сейфа пистолет и отдал его своему соседу по кабинету для того, чтобы тот передал его тыловику (самого тыловика в тот день на месте не было). Он же, то есть Хохлов, получил от тыловика пистолет обратно только 12 августа, то есть уже после убийства Заглотова.

Сосед по кабинету и тыловик подтвердили, что такой факт имел место, но контрольные отстрелы были закончены 23 июля, и через три дня, то есть 26 июля, тыловик вернул его Хохлову, о чем имеется запись в журнале.

Тогда Хохлов выдвинул другую версию. Он заявил, что как он сейчас припоминает, он действительно появлялся на работе в конце июля и получил от тыловика пистолет, положив его в сейф. Но, сетовал Хохлов, его замок его сейфа не обладает надлежащей надежностью, в связи с чем его мог открыть любой желающий при помощи канцелярской скрепки. Он даже заявил ходатайство о проведении следственного эксперимента с целью проверки этих его показаний. Такой эксперимент был проведен, и во время него Хохлов действительно сумел открыть сейф согнутой скрепкой, причем без особых усилий. Да, вот такие сейфы (а точнее – металлические шкафы) стояли тогда на вооружении налоговой полиции.

Помимо этого были получены сведения, что в налоговую полицию поступали боеприпасы к пистолетам ПМ с маркировкой «89/38». Тыловик же показывал, что когда 12 августа Хохлов сдал свой пистолет после увольнения, то три патрона в магазине были с другой маркировкой – «78/39». Но это, в сущности, вообще никак на доказанность вины Хохлова не влияло в свете изложенного выше.

Автомобиль Хохлова ВАЗ-21099 был осмотрен с особым тщанием. С него изъяли всю обивку, но следов крови не нашли. Зато физико-химическая экспертиза обнаружила на обивке загрязнения химическими элементами, указывающие на возможность производства выстрелов внутри салона автомашины. Попутно изъяли и всю верхнюю одежду Хохлова, и продукты выстрела из огнестрельного оружия были выявлены также на подкладе рукавов и левом рукаве одного пиджака. Хохлов парировал, что в пиджаке он был на тренировочных стрельбах, а откуда взялись следы выстрела на обивке, он не чаял в душе, вполне возможно, что и подстава ментовская.

На этом возможности доказывания были, в общем-то, исчерпаны. Да, допросили еще целую грядку разнообразных свидетелей, провели кучу каких-то не давших результатов экспертиз, но все это было впустую. Никаких новых доказательств вины Хохлова в убийстве Заглотова получено так и не было.

Хотя было получено одно, так сказать, полудоказательство. Дело в том, что опера с убойного отдела подогнали следователю для допроса свидетеля. Это свидетель содержался с Хохловым в одной камере СИЗО неделю сразу после того, как бывший налоговый полицейский туда заехал. Свидетель этот был обычным сидельцем по мелким кражошкам, но с богатым внутренним миром в силу особенностей своей биографии: «восемь ходок, шесть побегов, два последних с применением технических средств – на велосипеде». Сиделец на протокол допроса рассказал, что в хате Хохлов по тихому поделился с ним обстоятельствами произошедшего. Якобы у него с Заглотовым была достигнута договоренность за десять тысяч долларов, он вечером заехал к металлисту на своей машине домой и они поехали за город поговорить. Там Заглотов объявил, что денег у него нет, так как он проигрался в казино. Хохлов начал на него наезжать по этому поводу, завязалась ссора в машине, потом драка, душа налогового полицейского не вынесла позора мелочных обид в виде отсутствия мзды, он достал табельную валыну и шмальнул комерсу в ногу. Потом вытащил его из машины, отволок в вглубь леса, и там добил сначала из ПМ, а потом для верности потыкал ножом.

Честно говоря, показания эти были так себе, средней паршивости, и по большому счету никто в их достоверность не верил. И дело даже не в том, что операм как будто удалось «убедить» кого-то дать показания за базары в хате (на самом деле такое в реальной жизни представить себе невозможно). Дело было в том, что эти показания не объясняли толком ничего, потому что плохо стыковались с обстоятельствами дела.

Вообще, предположений и версий по этому делу выдвигалось много. В том числе думали и о том, что в реальности Хохлов был не один, что с ним был кто-то еще, возможно даже и из коллег по налоговой полиции, и этот второй тыкал Заглотова ножиком, а Хохлов уже добивал из табельного. Но все равно это были всего лишь версии, которые какими-либо доказательствами не подкреплялись.

Короче говоря, Хохлову предъявили окончательное обвинение по статье 105 ч.1 УК РФ – убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, статье 222 ч.4 УК РФ - незаконное приобретение и ношение газового оружия, статье 318 ч.1 УК РФ - применение насилия, не опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Вот с таким обвинением уголовное дело и пошло в суд.

В успех рассмотрения дела по убийству не верил вообще никто, потому что при наличии кучи косвенных доказательств никаких прямых добыто не было. Точнее, единственное прямое доказательство – пистолет – можно было запросто поставить под сомнение. Чем не преминул воспользоваться Хохлов и его адвокат. Так что по убийству Заглотова Хохлов был оправдан за недоказанностью вины. По эпизодам с побоями оперу и газовым пистолетом он был признан виновным с назначением наказания в виде трех лет лишения свободы. Насколько мне известно, он откинулся по звонку и уехал куда-то из нашего города. Про его дальнейшую судьбу я ничего больше не слышал.

Показать полностью
2455

Колхозный рэкет, одежда из секонд-хенда и две неудавшихся любви

В одном красивом, но очень далёком от столицы городе в хорошей, интеллигентной и обеспеченной семье жил мальчик Женя. Хорошо окончив школу, он поступил пусть и в не самый престижный, но неплохой университет, где учился на специалиста в области мировой экономики. Учился средне, но и на развлечения времени тоже хватало: клубы, нетребовательные девочки и легкие наркотики. Тем более, что жить в общежитии необходимости у него не было: заботливые родители сняли квартиру, чтобы не мешать сыночку грызть гранит науки.


Но в какой-то момент мальчик Женя не рассчитал свои финансовые возможности, и оказался должен некоему молодому человеку, имя которого за давностью лет уже покрылось неизвестностью. Сумма была не сильно крупной, но ощутимой – и молодой человек - кредитор, водивший дружбу с плохой компанией, предоставил своим товарищам решать вопрос по долгу.


Плохая компания быстро просекла, что забрать один раз долг, пусть даже и с процентами, неинтересно и неприбыльно, а вот доить – уже что-то. Тем более к тому моменту гиперзаботливые родители снабдили Женю еще и подержанной иномаркой, то есть, он был очень удобным таксистом, например. Плюс ещё и хата... Посему компания взяла Женю в цепкие клещи, и он под тяжестью долга, с каждым днём росшего, покорно всю братию возил по их мелкокриминальным надобностям, кормил, и оставлял им хату на ночь для гуляния с блядьми, уходя ночевать по знакомым.


Однажды они попросили его вечерком сопроводить их до одного адреса, постоять у подъезда, а потом – отвезти обратно. Он, как водится, согласился... а уже через полгода получил пять лет за соучастие в вымогательстве. Как выяснилось, ребята в тот день, поднявшись на адрес, нанесли очередному должнику тяжкие телесные повреждения. Компанию весёлых друзей размотали еще на несколько эпизодов, и во всех них, как назло, мелькал и Женя – иногда водителем, иногда стоял рядом, не принимая, правда, активного участия в происходящим. Да и на хате его кое-какие свидетельства о его участии в деятельности группы нашлись. Потому участие в организованной группе было сочтено полностью доказанным, а оправдания не приняты во внимание. И уехал Женя топтать зону.


Родители его там не забывали и потому, несмотря на слабый характер и природную трусливость, Женя в учреждении жил нормально. Регулярно уделяя на общее как от передач, так и денежными суммами, он спокойно протянул весь срок от звонка до звонка: собрать денег на УДО у родителей отчего-то не получилось. А когда вышел, твёрдо решил больше никакого, даже косвенного участия в криминале не принимать. И занялся бизнесом: в частности, продав родительскую дачу и с их помощью заняв у знакомых, открыл сначала небольшой секонд-хэнд, через пару-тройку лет ещё один, еще через несколько – ателье по пошиву и ремонту одежды, и даже заочно окончил институт.


Денег хватало и на развитие бизнеса, и на хорошую машину себе и жене, и на отпуск за границей дважды в год, и даже начал строиться дом за городом. Как однажды Женя встречает в городе человечка, с которым отбывал срок в одном отряде: некоего Широкова. Тот, в отличие от Жени, в жизни после освобождения так и не устроился, перебивался случайными заработками, и потому попросил боевого товарища помочь ему с работой. Женя, памятуя о том, что в лагере Широков относился к нему нормально, и к беспредельщикам явно не относился, на предложение ответил согласием – и вскоре Широков вышел на должность грузчика в один из принадлежащих Жене магазинов.


Широков работал неплохо, в излишнем пьянстве замечен не был, и потому вскоре был назначен начальником склада, с уже вполне весомой по меркам города зарплатой. На которую бывший зэк без образования рассчитывать в иных условиях никак не смог бы. И он даже завёл себе подругу – из числа работниц магазина, некую Галину, женщину с непростой личностью сорока без малого лет. На почве некоторой жизненной неустроенности и обиды на окружающий за его к ним несправедливость, хвостами-то они и сплелись.


Спустя какое-то время после знакомства, выпивая, Широков вместе с Галиной пришли к выводу, что Женя слишком хорошо живёт. Ему, мол, всё – а им, таким талантливым и умным, хрен да маленько. Объедки с барского стола. И тут у Широкова возникла мысль: а почему бы Женю не заставить немного поделиться получаемыми сверхдоходами? Причем, желательно не разово, а на постоянной основе. Идея встретила горячее одобрение подруги: по оперативной информации, она в своё время пыталась заграбастать Женю себе, но то ли шарма не хватило, то ли в музыкальных вкусах не сошлись, но не получилось у неё. А обида осталась.


Широков решает, что его умения базарить и знания отдельных деталей лагерной биографии Евгения, вкупе с мягкотелостью последнего, будет достаточным для того, чтобы ежемесячно выставлять того, скажем, на 25 % от выручки. Несмотря на то, что на дворе были уже далеко не 90-е, идея отчего-то её авторам показалась благостной и подлежащей реализации.


Галина же, помимо мести Жени на не сложившуюся любовь, была заинтересована в увеличении материального благосостояния Широкова, так как рассчитывала на него, как на долгосрочный вариант. И потому приняла посильное участие в плане: пустила Широкова жить к себе. С какой же целью? Да всё просто. Чтобы он, избавившись от необходимости снимать квартиру, где он жил, и частично хавая за её счёт, смог сэкономить деньги на приобретение пистолета Макарова с двумя магазинами патронов и гранаты. Вещи это всё в хозяйстве нужные, полезные, и вообще. Какой же рэкет без ствола?


Через пару месяцев совместными усилиями ствол с гранатой были приобретены, и ребята поджидали удачного момента для решающего разговора. Он наступил, и однажды, в свой выходной день, Широков выцепил Женю на беседу у магазина. Сказал, что есть важная тема, и предложил пообщаться в машине, где и выложил всё начистоту. Так мол, и так, социальная справедливость, акула капитализма, требует восстановления. У тебя вот тут инфинити свежий почти что, а я на маршртуках всё ещё шагаю – нехорошо. Хотя сидели в одном лагере, и одну пайку делили. Да и семью тоже хочется, а на зарплату завсклада разве получится наладить достойный быт?


"Да и вообще, помнишь ли ты, Женёк, как в лагере с близким моим по-первости да по глупости катал, и вкатал ему шестьдесят рублей? А он с тебя почему долг спрашивать не стал? Потому как я подсобил – помог тебе, братуха, а то жил бы ты далеко не так кучеряво, как получилось в итоге. Так вот считай, что это была моя инвестиция в твоё светлое будущее, и теперь я желаю получать дивиденды. В виде пресловутой четверти от выручки. А в противном случае может и дом сгореть, и жена-красавица с пулей в голове оказаться."


На Женю пахнуло давно забытым блатным базаром, и он вновь ощутил себя в отряде, в абсолютно чуждой, непонятной и пугающей среде. Потому после незначительного нажима согласился – да и демонстрация ствола своё дело сделала. Договорились, что первый платеж он сделает через неделю. Довольный жизнью Широков поскакал делиться радостью с сожительницей, а раздавленный произошедшим Женя поехал домой.


Дань он платил три или четыре месяца, ничего не говоря жене, а когда та начала замечать, что денег в семье стало меньше, на него, в свою очередь, надавила, и узнала, в чем дело. Пожурив мужа за безхребетность, и взяв решение ситуации в свои руки, обратилась за советом к одному из своих родственников – Михаилу Валентиновичу. В прошлом – оперу РУБОП, в настоящем – начальнику СБ одного из магазинов известной сети по продаже электроники. Тот, выслушав подробности и опросив Женю, посмеялся, сказал, что это всё фуфло тряпочное, и в органы обращаться нужды нет – он по-родственному поможет. Так сказать, задача в аккурат по профилю, буквально на двадцать минут пообщаться.


И в один прекрасный день приехал Михаил Валентинович к дому Галины, где до той поры проживала счастливая пара. Поднявшись на этаж, позвонил в дверь, дверь открыла хозяйка, и сказала, что Широкова дома нет. Валентиныч представился работником полиции, забрал у неё трубку и сел ждать клиента. Тут сразу поясню: для людей, далёких от силовых структур, кажется, что именно ксива определяет принадлежность человека к органам. Ни хрена подобного – ключевым моментом является поведение, знание отдельный тонкостей общения с гражданами и соответствующая смесь уверенности, настойчивости и готовности вовремя подавить волю клиента выданным лещом. Всеми этими качествами Михаил Валентинович обладал в полном объёме, и продавщица без малейших сомнений пустила его в квартиру и отдала трубку.


Но вот подрастерял навыки оперативной работы засидевшийся на скучной должности начальника СБ Михаил. Не обшмонал квартиру по-быстрому, хотя бы поверхностно, иначе бы, без сомнения, нашёл примышенный в вентиляционной решетке туалета ствол. Вместо того спокойно сидел на кухне, пристрелочными вопросами прощупывал Галину, рисовал в уме картину происходящего и вообще чувствовал себя хозяином положения.


Широков явился примерно через полчаса, изрядно поддатый. Увидев незнакомого мужика характерной внешности, сориентировался быстро и, реалистично изобразив рвотный позыв, рванул в сторону сортира. Не желая, опять-таки, портить костюм и туфли, Валентиныч сделал вторую ошибку, поведясь на этот жест, и допустив потеряю объекта из поля зрения...


Широкову очень не хотелось опять идти на срок. Деньги в сумме около полутора миллионов рублей у них с Галиной были, и он наивно полагал, что этой суммы хватит, чтобы в случае чего свалить из города навсегда. При этом согласие Галины отчего-то считалось самим собою полученным, а вероятность покинуть город – стопроцентной. Потому из туалета Широков вышел уже с Макаром в полной боевой готовности.


Увидев в руках у Широкова ствол, Михаил Валентинович сделал третью ошибку, не восприняв его намеренья всерьёз. Считая Широкова абсолютным бакланом, который просто пытается взять его на понт, бывший опер пошёл на него, и получил четыре пули – одну в шею, одну в ногу, одну в живот и одну в грудь. И опал, как озимый. Вскорости отойдя в мир иной.


Галина героического жеста сожителя не оценила – так как становиться заочницей в её планы совсем не входило. Потому она категорически заявила, что сваливать никуда не собирается, вины за собой никакой не чувствует, готова отдать половину скопленных денег, и даёт любимому ровно десять минут на то, чтобы свалить с глаз долой и из сердца вон. А по истечении этого срока она вызывает полицию и честно рассказывает, как и что произошло.


Широков плюнул, в очередной раз убедился, что все бабы – суки, и пошёл забирать деньги. Абсолютно не приняв во внимание, что стрельбу слышали соседи, и они тоже наверняка уже позвонили на 02. Что ещё раз доказывает: валить людей в состоянии алкогольного опьянения – затея плохая.


Скидав кое-какие шмотки и деньги в спортивную сумку, закинув туда же сверху ствол и гранату, он двинулся на выход. Где ровно на входе в подъезд был жестко и грубо задержан в превентивных целях подъехавшим экипажем ОВО. Мало ли кто из подъезда, где только что слышалась стрельба, выходить может? Лучше, как говорится, "пере", чем "недо". Пока они его винтили, Галина уже отзвонилась в ОВД и сообщила, что её сожитель только что убил полицейского и ушёл с оружием в неизвестном направлении.


По прибытии на место, СОГ сначала долго пыталась выяснить, что за сотрудник был убит – ведь ксивы у него при себе не было. Потом опера нашли его машину, припаркованную у дома, где в бардачке были документы на авто, паспорт и служебный пропуск на текущее место работы. Кое-что стало проясняться. И уже вскоре установили, отчего принявший лютую смерть представился сотрудником.


Галина отпираться не стала, выложила всё, как на духу, и пошла в итоге свидетелем. Потому как вменять ей в качестве пособничества предоставление Широкову жилья вариантом было в высшей степени тухлым. К концу следующего дня картина прояснилась полностью. И в довесок к обвинению в убийстве Широкову впаяли ещё и вымогательство. За что и выхватил он в итоге по совокупности что-то около 20 лет лишения свободы.


Галина с работы, ожидаемо, уволилась. Женя ещё во время следствия с женой развёлся: она обвинила его в том, что из-за его трусости погиб её родственник, и с такой тряпкой она жить не может. А магазины, насколько я знаю, все ещё в городе стоят, вроде как и новые появились. Значит, Евгений работает и работает плодотворно. Ну и молодец – главное, ещё кого на улице не встретить. Людей-то в лагере много было...

Показать полностью
2440

Про халяву

Был такой старый советский фильм, который назывался «Это сладкое слово — свобода», что-то там про побег из тюрьмы латиноамериканских коммунистов. Не знаю, как там в Латинской Америке, может для них свобода — это и есть сладкое слово. Для российской действительности более актуальна другая сентенция: «Это сладкое слово — халява». Халява, как известно, бывает всякой, но основополагающим её признаком является халявность. Да уж, получилось как в том старом анекдоте: Слово «фундамент» происходит от латинского «фундаменто», что в переводе на русский означает «фундамент». Но суть в том, что халяву в России любят и ценят абсолютно все, включая и сотрудников правоохранительных органов. Вот о паре случаев невероятнейшей халявы и пойдет речь в очередных воспоминаниях бывшего следователя прокуратуры.


Первый случай произошел в середине 90-х годов. В наш провинциальный уральский городок приехал в командировку по какому-то своему делу сотрудник уголовного розыска из другого города, назовем его Гонцов. Приехал Гонцов без каких-то церемоний, по-простому: один, в плацкартном вагоне, имея при себе из служебного инвентаря только шариковую ручку, ежедневник, пистолет ПМ с запасным магазином да две бутылки водки. Вернее, водку он использовал по назначению еще в дороге, поэтому вышел на перрон нашего вокзала уже без тяжести в руках, но с тяжестью в голове. С целью ликвидировать абразивный эффект от движений языка в ротовой полости, а также придать некоторое ускорение мыслительному процессу, Гонцов посетил абсолютно непафосное привокзальное заведение, называвшееся без затей «Пельменная». Взяв две порции пельменей с уксусом, три хлеба, стакан томатного сока и двести грамм водки, он расположился за столиком и вдумчиво приступил к процессу излечения.


Когда водки оставалось уже где-то грамм сто, а пельменей — еще меньше, к Гонцову за столик внезапно подсел молодой паренек, очень вежливо попросивший оставить ему пару пельменей. Пареньку этому на вид было меньше двадцати лет, одет он был чисто, но явно в вещи с чужого плеча. На почве резко улучшившегося состояния здоровья в Гонцове внезапно проснулись изрядно притупившиеся за годы службы с милиции доброта и человеколюбие, и он купил пареньку отдельную порцию пельменей. Пока паренек жадно ел, Гонцов расспрашивал его о том, как тот докатился до такой жизни. Паренек поведал, что он служил в армии, но сбежал из части, так как не видел своего дальнейшего там существования в условиях процветающей дедовщины. При этом паренек пообещал обязательно рассчитаться с Гонцовым за пельмени, и даже дать ему много денег, но за небольшую услугу: надо помочь продать автомат Калашникова и два магазина с патронами, которые паренек подломил при самовольном оставлении части.


После этих слов доброта и человеколюбие почему-то покинули Гонцова также резко, как и нахлынули. «Навоз-вопрос!» - сказал он пареньку, - «Толкнем твою валыну, есть тут у меня один брат лихой, сейчас позвоню ему, забьемся на стрелку у центрального рынка, там и бабло получим сразу. Кстати, а автомат-то у тебя где?». Паренек объяснил, что автомат в спортивной сумке он спрятал в кустах у железнодорожной линии. Гонцов купил ему еще порцию пельменей, и даже сто грамм, а сам пошел звонить из телефона-автомата (сотовых тогда еще не было) якобы тому самому «брату лихому», а на самом деле оперу из нашего управления уголовного розыска, с кем он созванивался перед командировкой и который обещал свою помощь в случае чего.


После того, как паренек провел Гонцова к заветным кустам, и взял оттуда припрятанную сумку с автоматом, они на автобусе поехали на центральный рынок, где перед парадным входом их уже ждала группа встречающих с понятыми и видеокамерой. Дальше «опись, протокол, отпечатки пальцев», замытие Гонцовым редкой удачи вместе с местными операми, а уже потом процесс сугубо творческий: составление служебной документации, свидетельствующей о проведении совместной углубленной оперативной разработки, увенчавшейся задержанием дезертира с похищенным автоматическим оружием. Кому в тот раз достались какие медали — не помню уже, если честно.


Зато знаю от ветеранов историю другого награждения. На этот раз события происходили еще раньше, в середине 80-х годов. В августе месяце молодой выпускник высшей школы милиции, пусть будет Сергей Солодовников, приступил к исполнению своих служебных обязанностей в качестве оперуполномоченного отделения уголовного розыска дважды краснознаменного имени комиссара Мегрэ Ленинского районного отдела внутренних дел нашего городка. Если еще точнее, то у Солодовникова случился первый рабочий день, который, как правило, бывает не очень-то и рабочий — вступление в должность и все такое.


В 17 часов, по окончании служебного времени, молодой лейтенант Солодовников в гражданской форме одежды вышел из райотдела и двинулся в сторону автобусной остановки. Путь его проходил по одной из центральных улиц городка, причем мимо вино-водочного магазина (советский аналог «Красного и Белого»). У этого магазина шел активный махач между какими-то колдырменами. Заметив явное нарушение охраны общественного порядка, молодой милиционер Солодовников посчитал своим долгом вмешаться и сделать замечание. Однако своих противоправных действий алкогольноориентированные граждане не прекратили, в нелитературных выражениях указывали Солодовникову направление его дальнейшего маршрута движения, а один, наиболее активный, даже пытался заехать начинающему сотруднику в глаз. Будучи парнем физически крепким и далеко не робким, Солодовников сам стал наносить этому колдырю предупредительные удары в туловище и расслабляющие в челюсть, в результате чего противник был повержен, а его сподвижники позорно покинули поле битвы, рассосавшись по дворам.


Солодовников же, подхватив побежденного, доставил его в дежурную часть уже своего родного Ленинского райотдела для составления протокола об административном правонарушении. Однако там при установлении личности доставленного выяснилось, что этот колдырь — не просто колдырь. Это оказался какой-то сильно особо опасный, уже пару лет находившийся во всесоюзном розыске за совершение ряда особо тяжких преступлений, и вроде бы даже нескольких убийств. В общем, он даже и пятнадцать суток в райотделе не отбывал, потому что сразу заехал на СИЗО, а потом этапом куда-то в центральную Россию.


Напомню, что времена тогда, в середине 80-х, были совершенно глухие, темные, скажем прямо - тоталитарные. Поэтому на запрос из МВД СССР о том, кто именно задержал особо опасного и находившегося два года в розыске жульмана местному милицейскому начальству пришлось отвечать честно: оперуполномоченный Солодовников. Спустя непродолжительное время из Москвы пришел указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении лейтенанта милиции Солодовникова медалью «За отличную службу по охране общественного порядка» за храбрость и самоотверженность, проявленные при задержании опасного преступника.


Вот так, с совершения подвига в первый же рабочий день, началась карьера оперуполномоченного Солодовникова. Кстати, его карьера не закончилась и сейчас, потому что в данное время он возглавляет управление МВД России по одному из субъектов Федерации и является генерал-майором полиции.


Ну а этим постом я хотел бы поздравить всех причастных с сегодняшним праздником — днем Уголовного розыска, и пожелать (нет, конечно же не халявы) оперской удачи. Выпьем за день уголовного розыска, выпьем и снова нальем!

Показать полностью
1486

Про ловлю на живца

Почему-то некоторые люди убеждены, что сотрудники правоохранительных органов служат для того, чтобы зарабатывать «звездочки», ордена, почетные грамоты и тому подобные вещи. На самом деле это глубокое заблуждение, хотя карьеризм у некоторых присутствует, это факт. Но в низовом звене правоохранительной системы, или «на земле», мотивация сотрудников в основной своей массе не сводится к получению званий, или к получению медалей за совершение подвигов. Преимущественно они заняты элементарным выживанием, то есть попытками разгрести огромных ворох дел и материалов, который падает на них в режиме «нон-стоп», стремясь при этом избежать привлечения к дисциплинарной или уголовной ответственности. Тем не менее, зачастую у сотрудников появляется некий охотничий азарт, когда работа по раскрытию преступления переходит от обычного рутинного на новый, уже в какой-то степени личный уровень. Как говорили в моё время - «опера закусились». Об одном таком случае и пойдет речь в очередной правдивой истории из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры. Тем более, что я как-то уже давненько об этом случае упоминал вскользь и даже обещал про него рассказать.


И снова середина 90-х годов XX века, сельский район уральской глубинки, и снова я — старший следователь прокуратуры этого сельского района. Недалеко от нашего райцентра, километрах в восьми, имелся поселок, в котором располагался техникум. По существу, техникум этот являлся поселкообразующим предприятием, и вся жизнь в населенном пункте вертелась вокруг него. Для студентов имелось несколько общежитий, а для преподавателей — пара пятиэтажных домов. Мимо поселка проходила оживленная автотрасса, но от трассы до поселка вела дорога длиной километра в два. При этом большинство автобусов, которые следователи по трассе, в поселок не заходили, а останавливались на повороте, и дальше желающие добраться до поселка, шли эти пару километров пешком. Вдоль этой дороги был расположен дачный кооператив, членами которого в основном были преподаватели техникума. Это была небольшая вводная часть, необходимая для более полного понимания той ситуации.


И вот как-то по осени в райотдел поступило несколько заявлений от студенток и преподавательниц техникума о совершенных в отношении них изнасилованиях. Что характерно, сюжеты данных заявлений были абсолютно однотипны и различались только небольшими деталями, а именно:


Потерпевшая в позднее время суток шла пешком с автобуса от трассы в поселок. Когда она проходила мимо дачного кооператива, её нагонял некий мужчина, хватал и силой тащил в дачный домик, уже закрытый по случаю окончания дачного сезона. Дачные домики каждый раз были разные, но все они не имели надежных запоров на дверях и элементарно вскрывались монтировкой. В этом домике и совершалось изнасилование. Все потерпевшие описывали преступника одинаково: мужчина средних лет, то есть от сорока до пятидесяти лет, среднего роста, одет в рабочую одежду — фуфайку, штаны из плотной ткани и кирзовые сапоги, на голове вязаная шапочка. Из особых примет была бородка с усами, про которую все говорили, что она похожа на бородку Ленина. И еще: когда мужчина тащил потерпевших в домик, он рассказывал одну и ту же историю, а именно о том, что он раньше жил в Грозном, и во время штурма города федеральными силами в декабре 1994 года у него погибла вся семья, на почве чего он намеревается мстить всем русским, в том числе и путем изнасилования их женщин. Потерпевшие отмечали, что мужчина говорил по-русски правильно, но с каким-то акцентом, в котором одна из потерпевших узнала чеченский. При этом другая потерпевшая утверждала, что на самом деле этот демон по национальности русский, так как его акцент показался ей явно искусственным.


Нужно отдельно отметить тот момент, что половые акты преступник совершал в презервативе, который потом забирал с собой, а значит никаких следов биологического происхождения не оставлял.


Работая по этим фактам, уголовный розыск установил, что на самом деле потерпевших было больше как минимум раза в два, то есть не пять, а девять. Но остальные преподавательницы и студентки, с которыми беседовали опера, категорически отказывались писать официальные заявления, в основном мотивируя тем, что не хотят огласки — им еще в этом поселке жить. На уговоры со стороны оперов они так и не поддались, хотя в беседах обстоятельства рисовали совершенно те же, что и по заявленным изнасилованиям.


С целью раскрытия данных преступлений уголовный розыск предпринимал разнообразные усилия, описывать которые особого смысла нет, так как они все равно никакого результата не принесли. Применялась и такая мера, как скрытое наблюдение за дорогой от трассы в поселок в темное время суток, однако жулик как будто чувствовал засаду, либо просто палил оперов, и на свою охоту в те вечера не выходил. Но за этот период времени случился еще один факт изнасилования по той же самой схеме, что означало, от от своих намерений он не отказался.


После этого руководство уголовного розыска решило пойти на такую меру, как «ловля на живца». Изначально к данному мероприятию была привлечена девушка, работавшая в инспекции по делам несовершеннолетних, но походив один вечер по той дороге, она от дальнейшего участия отказалась, так как ей было очень страшно. Других сотрудниц райотдела, или просто знакомых гражданских девушек убедить участвовать в качестве живца операм не удалось. И это понятно.


Но у оперов уже давно сработал охотничий инстинкт, и они были готовы пойти на крайние меры. В качестве таковой решили прибегнуть к переодеванию оперативного сотрудника в женскую одежду. Переодеваться согласился оперуполномоченный Леша Самохвалов (пусть будет так). Он был относительно молод — двадцати пяти лет, невысок — метр семьдесят и достаточно худощав — был «тонкий и звонкий» (как говаривали в период прохождения мной службы в рядах Советской Армии). Единственное, что сразу выдавало в нем подставу, были черные усы, которые он носил для солидности и категорически отказывался сбривать. Из этого положения решили выходить путем капюшона — авось в темноте и со спины усы видно не будет. Ему подобрали женские сапоги на каблуках и женскую же куртку с капюшоном, поскольку был уже ноябрь и на природе совсем не климатило. С собой Леша взял только ксиву и пистолет ПМ с двумя магазинами.


Вот в таком виде часов в восемь вечера Самохвалов и начал свою пешую прогулку от трассы к поселку. Трое оперов сидели в засаде на машине в стороне от трассы (чтобы не расшифровать мероприятие раньше времени) и готовы были прибыть на место в случае кипиша по звуку выстрела (Леша должен был стрелять в воздух). Он успел сходить туда-обратно раза три, и уже порядком умаялся, когда идя по дороге от трассы четвертый раз услышал за спиной чьи-то тяжелые шаги. Леша немного ускорился, шаги за спиной тоже стали чаще. Через несколько минут Леша начал понимать, что звук шагов приближается к нему с достаточно высокой скоростью, а еще через минуту уже отчетливо различал тяжелое дыхание за своим затылком.


И тут у Самохвалова не выдержали нервы. В общем-то, трудно его за это упрекать, потому что далеко не каждый готов идти один поздно вечером по проселочной дороге в женских сапогах на каблуке и осознавать, что тебя вот-вот либо стукнут чем-то тяжелым по голове либо сунут что-то острое и холодное в спину. Леша резко развернулся навстречу преследователю и увидел, что его догоняет мужчина среднего роста в какой-то темной одежде. Дело в том, что за спиной мужчины была луна, и его лицо Леша толком рассмотреть не мог. Зато преследователь в свете прямо падающего на лицо опера света луны сразу заметил совершенно не характерную для женщины деталь экстерьера — черные усы. Мужчина сразу побежал с дороги в глубину дачного кооператива. Самохвалов побежал за ним, так быстро, как смог в женских сапогах, достав ПМ, стреляя в воздух и хрипло крича: «Стоять! Милиция! Уголовный розыск! Стоять!». Но мужчина скрылся между дачных заборов, и куда он делся после этого, Самохвалов заметить уже не успел. Когда на звук выстрелов подъехали остальные опера, они нашли на проселочной дороге только Лешу с пистолетом в одной руке и сигаретой в другой. Маньяк ушел.


Потом в уголовном розыске был разбор полетов, на котором с особой тщательностью выяснялись причины, которые привели к провалу мероприятия. Но осознание руководством своих косяков при планировании оперативно-розыскных мероприятий и косяков оперов при его проведении не отменяло одного простого факта: реальный шанс взять в плен маньяка был упущен.


Но впоследствии оказалось, что у проваленного мероприятия был один важный плюс: изнасилования прекратились. Судя по всему, преступник понял, что его ищут, причем ищут конкретно, и решил залечь на дно.


После этих событий прошло два года, когда так же осенью в райотдел обратилась заявлением об изнасиловании некая девушка, назовем её Овечкина. В ходе сбора мной первоначального материала она пояснила, что приехала на днях из Казахстана в нашу область, с целью устроиться на работу и переместиться на постоянное место жительства. Родители дали ей адрес в деревне Карамультуково нашего района, где жил их давний знакомый по фамилии Козленышев. Этот Козленышев пообещал предоставить ей на первое время угол и помочь с трудоустройством. Приехав в Карамультуково, она нашла этот адрес и в нем того самого Козленышева. Лично Овечкина до этого с ним была незнакома. Он встретил её очень радушно и сообщил, что снимает большую комнату в этом адресе у бабки, и первое время она может пожить в этой комнате. В комнате действительно стояла кровать и диван, вполне можно было разместиться вдвоем. После ужина, когда все легли спать, к ней на диван пришел Козленышев и стал приставать. Она всячески сопротивлялась, но ему удалось преодолеть это сопротивление и совершить с ней половой акт в естественной форме, причем в презервативе. Под утро, когда Козленышев уснул, ей удалось тихо одеться и выбраться из дома, а затем добраться до райцентра, где она пошла в милицию и обратилась с заявлением.


Затем два сотрудника уголовного розыска выехали в Карамультуково, откуда привезли в райотдел этого Козленышева. Я узнал об этом так: в кабинет, где я продолжал брать объяснение с Овечкиной, забежал Саша Самохвалов и громким шепотом начал кричать: «Это же он! Сто пудов — он! Тот самый маньяк!». Я пошел в соседний кабинет уголовного розыска, куда поместили доставленного, посмотрел на него и понял: да, вот именно его и описывали потерпевшие по изнасилованиям. Среднего роста, с ленинской бородкой. Причем от Карамультуково до поселка было десять километров пешим ходом по прямой.


На небольшом оперативном совещании было принято решение сразу же этого Козленышева крепить. Для этого я съездил в прокуратуру, поднял приостановленные уголовные дела об изнасилованиях и возобновил их. Опера по моему отдельному поручению поехали в его адрес, и изъяли там фуфайку и кирзовые сапоги. Также стали принимать меры к поиску потерпевших по тем делам двухлетней давности, чтобы провести опознания.


Сам Козленышев оказался человеком очень непростым. Выяснилось, что он приехал в наш район около двух лет назад из Казахстана, где работал преподавателем истории и обществоведения в ПТУ. Поселившись у бабки в Карамультуково, он занимался разными случайными заработками, находясь в процессе получения российского гражданства и собираясь после этого также заниматься преподаванием. Из первых же разговоров выходило, что он был далеко не дурачок, имел грамотную речь, и в целом производил впечатление вполне юридически подкованного человека. Суеты с заявлением об износе Овечкиной он ничуть не боялся и утверждал, что совершил с ней половой акт по обоюдному согласию, а сейчас Овечикна якобы оговаривает его по непонятным мотивам.


Поскольку никаких процессуальных оснований для задержания Козленышева в качестве подозреваемого у меня в тот момент не имелось, операм пришлось вспоминать, что когда они приехали за ним в Карамультуково, тот был пьян, уже на улице выражался грубой нецензурной бранью и даже пытался справить у забора естественную нужду, то есть совершал мелкое хулиганство. Им даже пришлось съездить в деревню, где удалось найти одного местного мужчика, который утверждал, что является очевидцем этих событий. На основании этого по Козленышеву был составлен административный материал, по которому судья назначил ему наказание в виде пяти суток ареста.


Итак, у нас имелось всего пять суток на доказывание причастности Козленышева к изнасилованиям в поселке два года назад. Но всё сразу пошло не так. Потерпевшие почему-то начали отказываться участвовать в процедуре опознания, говоря, что они все давно забыли и сейчас им ничего не нужно. Трех все-таки получилось уломать, мы провели опознание, но ни одна из них не указала на Козленышева как на лицо, совершившее изнасилование.


Опера поехали к тем потерпевшим, которые два года назад отказывались писать заявления по изнасилованиям, попытались уговорить их начать официальную процедуру и объясняя, что маньяк уже задержан. Но никто из этих девушек и женщин не согласился, несмотря на многочасовые беседы и чуть ли не стояние на коленях с нашей стороны.


В довершение ко всему, на третий день в райотдел пришла Овечкина и сказала, что хочет написать заявление о том, что она никаких претензий к Козленышеву не имеет, и просит разбирательство по факту её изнасилования прекратить. Мы также долго и упорно пытались уговорить её не делать этого, но она пояснила, что так ей сказали поступить её родители, и пойти против них она не может. После того, как Овечкина написала такое заявление, она сразу же уехала обратно в Казахстан.


Короче говоря, все нашли усилия были напрасны. Колоться по собственному желанию Козленышев категорически не хотел, и чуть ли не смеялся нам в лицо со словами: «А вы сначала докаждите, а потом поговорим». Поэтому по истечении пяти суток административного ареста он был выпущен из райотдела и убыл сначала в Карамультуково, а оттуда — в Казахстан. Больше я о нем ничего не слышал. Но и фактов маньякских изнасилований у нас тоже больше не было.


Так что несмотря на имеющийся азарт и желание работать не за «звездочки», а за настоящий интерес, получается далеко не всё и далеко не всегда. Ну, такова жизнь, как говорится, и с этим ничего не поделать.


Кстати, пользуясь случаем хотел бы напомнить, что наш совместный с Доктором Лобановым проект продолжается, желающие ознакомиться с его подробностями и поучаствовать в нем, могут пройти по этой ссылке: https://vk.com/public139245478

Показать полностью
1677

Про то, как рождаются легенды

Небольшая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры приурочена к созданию на Пикабу сообщества «Око государево». Не знаю, честно говоря, как данное сообщество будет жить и развиваться, но надеюсь, что будет и жить, и развиваться. В любом случае, желаю удачи создателю сообщества на этом нелегком поприще, и приступаю.


Зачастую городские легенды рождаются совсем не на пустом месте, в их основе лежат какие-то события, происходившие на самом деле, просто в силу разных причин неверно истолкованные. Пример: Как-то в начале 90-х годов, в ожидании своего автобуса на остановке общественного транспорта, расположенной у одного из зданий УВД нашей области, мне довелось послушать пламенную речь какого-то пенсионера. Он, обращаясь к другим находившихся там же гражданам, на чем свет крыл коммунистов, советскую власть в целом и проклятого Сталина лично (тогда это было еще достаточно модно, волна постперестроечных разоблачений до конца не отшумела, и желающих поучаствовать в таком безопасном занятии, как допинывание «мертвого льва», было предостаточно). Так вот, помимо всего прочего этот пенсионер заявлял, что прямо в подвале вот этого самого корпуса УВД в 1937-м и последующие годы НКВД-шники расстреливали жертв массовых репрессий. Более того, продолжал он, до сих пор в этом здании приводят в исполнении смертные приговоры, потому что он сам неоднократно слышал доносящиеся из подвала приглушенные выстрелы.


Пенсионер вещал очень убежденно, но я сразу понял, в чем дело. Нет, у деда не было слуховых галлюцинаций, и он на самом деле наверняка слышал из этого подвала звуки выстрелов. Просто в подвале данного корпуса располагался стрелковый тир УВД области, в котором регулярно проходили плановые стрельбы личного состава, а также курсантов «полицейской академии» (так в то время иронически называли Учебный центр УВД). Так что выстрелы были, но вот как их интерпретировали – это совсем другой вопрос. Тем более, что сам корпус построили уже в середине 70-х.


Второй случай имел место также в середине 90-х годов, но уже в прокуратуре нашей области. В кои веки тогда прокурорским работникам представился случай в массовом порядке злоупотребить служебным положением. Дело в том, что работники охотдепартамента повязали каких-то браконьеров, незаконно отстреливших большое количество лосей (не помню, сколько точно, но достаточно много). Злодеев оформили, мясо животных изъяли, и решили его реализовать по установленным государством ценам. За давностью времени точной стоимости я уже не помню, могу только сказать, что выходило не в разы дешевле рыночных цен, но поменьше, это точно. Поскольку стоял октябрь месяц, и хранить мясо было негде, то вопрос реализации оходепартаменту предстояло решить как можно быстрее. Вот они и предложили областной прокуратуре приобрести это мясо. Получив добро, к зданию прокуратуры области подъехал бортовой ЗИЛ, в кузове которого и были навалены большие части туш.


Насколько мне известно, вопрос о том, как делить мясо, послужил предметом острой дискуссии. От некоторых поступали предложения распределять его в зависимости от занимаемой должности, классного чина, выслуги лет, и так далее. Но в то время в руководстве прокуратуры еще оставались люди пресловутой «советской» закалки, которые приняли волевое решение: делить поровну, невзирая на погоны и заслуги, то есть где-то по 10-12 кг на одного сотрудника. С целью неукоснительного соблюдения принципов равноправия и социальной справедливости в подвал прокуратуры откуда-то притащили колоду и топоры, и два весьма уважаемых членов коллектива, которые еще не утратили полученных в деревенской юности навыков, приступили к процессу рубки, который происходил «по-честному», то есть с равномерным распределением по долям мяса и костей.


Таскали же мясо из ЗИЛа в подвал мы – молодые парни, то есть следователи. ЗИЛ стоял с задней стороны здания прокуратуры у небольшой двери, которая и вела в подвал. Для удобства разгрузочных работ мы (а было нас человек восемь) сняли пиджаки и закатали рукава рубашек. Но все равно при перемещении мяса из кузова в подвал все запачкали руки кровью. Закончив разгрузку, мы стали подниматься из подвала на первый этаж по лестнице, ведущей прямо в фойе прокуратуры. Как на притчу, в тот день у прокурора области был личный прием, в связи с чем народу в фойе накопилось достаточно много.


А теперь представьте, что увидели все пришедшие на прием люди: откуда-то из подвала толпой поднимаются восемь молодых мужиков, вспотевших и отдувающихся, одетых цивильно, но с засученными по локоть рукавами рубашек, причем руки также по локоть в каких-то пятнах бурого цвета, и идут внутрь здания. И еще представьте, что эти люди могли о причине этого зрелища подумать. Представили? Вот и мы тоже представили. Но только после того, как один из нас, причем идущий последним, не решил глупо пошутить, обронив как бы случайно, но достаточно громко, чтобы слышали все окружающие, фразу: «Да, в этот раз какой-то особенно упорный попался».


Не могу сказать точно, но почему-то у меня имеется убеждение, что в тот день родилась очередная городская легенда.

Показать полностью
1597

Про инвалидов

Очередная история из воспоминаний бывшего следователя сельской прокуратуры носит незамысловатое название, которое как минимум на половину раскрывает её содержание. Да, речь в ней пойдет о преступниках-инвалидах. Катализатором для данных воспоминаний послужила некоторая недавняя новость, разбирать которую я смысла не вижу, а вот поделиться своими воспоминаниями из области работы с обвиняемыми-инвалидами могу.


Первая история случилась в канун очередного юбилея Победы. Жила в одной из деревень нашего района бабушка — ветеран войны, зенитчица, с боевыми и трудовыми наградами, но, к сожалению, в последние годы практически обездвиженная на почве какой-то болезни. Понятное дело — почтенный возраст и особенно перенесенные в молодые годы лишения рано или поздно дают о себе знать. И был у этой бабушки дед. Обычный такой дед, но почему-то не фронтовик. Как так получилось — не вдавался в подробности, если честно. После выхода на заслуженную пенсию у деда особенно усилилось увлечение одним хобби, а именно употребление внутрь недорогих, но крепких спиртных напитков. А поскольку пенсия у бабушки в связи с её заслугами была вполне приличная, то на хобби деду хватало вполне. Бабушка, конечно, это его увлечение не поддерживала, хотя и выпивала с ним понемногу, поскольку ей резонно было жалко пропитых дедом денег, да и ухода за ней по причине дедовского пьянства особого не было.


И вот в один из дней дед сбегал до лабаза, принес бутылочку какой-то гамыры, и стал её неспешно испивать, в полуха слушая бабкины причитания по поводу вреда пьянства с точки зрения экономики и здравоохранения отдельно взятой российской семьи. Причитания эти дед слышал регулярно, поэтому не реагировал на них вообще. Но, как позже выяснилось, совершенно зря. В один момент бабушка изловчилась, тоnянулась до стола, который стоял не сильно далеко от кровати, на которой она лежала, схватила расположенный на краю стола кухонный нож и что есть силы воткнула его в спину сидевшему на стуле к ней задом деду. Потом несколько часов она ждала, пока не зайдут соседи, и уже им все рассказала, попросив вызвать милицию.


Приехавшей следственно-оперативной группе бабушка тоже рассказала все, как было, ничуть не скрывая того, что убийство деда совершила именно она. По факту убийства возбудили уголовное дело, расследовать по которому было особо-то и нечего, поскольку все было ясно и очевидно. Бабушке избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде, которую она, понятное дело, ни разу не нарушила.


Буквально через два месяца уголовное дело ушло в суд и уже там остро встал вопрос, как это дело рассматривать по существу. Проблема была в технической стороне вопроса — кто будет доставлять обездвиженную бабушку в суд, какими силами, кто будет возвращать её на место и так далее и тому подобное. Решилось всё в итоге очень просто: заместитель председателя районного суда сказал, что лично рассмотрит это дело в выездном судебном заседании. С этой целью он сам, секретарь судебного заседания и помощник прокурора сели на «Волгу» председателя суда и приехали в ту деревню к бабке домой. Судебное заседание проходило в той самой комнате, где лежала бабушка, то есть практически на месте преступления. Причем формализм был соблюден до такой степени, что зампредседателя суда даже отдельно разрешил бабушке лежать при поступлении команды секретаря «Встать, суд идет!». Так что дело рассмотрели быстро, бабушку признали виновной в совершении убийства и назначили ей наказание «ниже низшего», да и вообще условное с испытательным сроком на один год.


Кстати, следователь, который направлял в суд это уголовное дело, наверняка тоже читает эту историю, поэтому, пользуясь случаем, передаю Андрею привет от напарника.


Другое уголовное дело расследовал уже я сам, и оно было намного сложнее. Опять же в середине 90-х годов на территории нашего сельского района произошло убийство. Убили пациента туберкулезной больнички. Прямо в палате самой больницы. Туббольничка эта представляла собой несколько одноэтажных деревянных бараков, расположенных в паре километров от одного села, в сосновом лесу. Для тех, кто не в теме, объясняю: пациентами таких туберкулезных больниц практически на сто процентов являются различные деклассированные элементы, либо сидельцы с многолетним стажем, но без особых средств к существованию, либо деклассированные элементы из числа сидельцев с большим стажем (вариантов много, но суть их ясна). Недаром туберкулез называют болезнью солдат и заключенных. Хотя я и сам в свое время переболел туберкулезом (быстрее всего, подцепил где-то от благодарных клиентов на тюрьме), но вышеприведенная мысль представляется мне верной. В общем, контингент собрался там еще тот, и этот контингент усиленно лечился, в основном забухивая все, что горит, но под чутким наблюдением медицинского персонала.


Убиенный (назовем его Петропавлов) тоже в прошлом был сидельцем по каким-то «бакланкам» (за хулиганство сидел, чтобы всем было понятно), но давно угомонился, хотя и не утратил некоторых гопнических замашек несмотря на пятьдесят с хвостиком лет. В частности, он постоянно подкалывал своего сокамерника, то есть сопалатника, по фамилии Борисоглебов. Этот Борисоглебов был человеком замечательной судьбы, во всяком случае, он себя таким рисовал. Лет ему тоже было далеко за пятьдесят, и у него не было обеих ног, ампутированных по середину бедер. По сведениям ИЦ (информационного центра УВД), Борисоглебов сначала сидел по статье 103 УК РСФСР (умышленное убийство) восемь лет, потом раза четыре за кражи по статьям 144 и 89, каждый раз года по три-четыре. О причине отсутствия у него ног Борислоглебов рассказывал мне, что на предпоследнем сроку он, работая на лесоповале, повредил бревном одну ногу, долго лежал на морозе, пока его не доперли до больнички, в результате обморозил обе ноги, началась гангрена и по концовке ему оттяпали обе ноги выше колен. Так это было или нет — сказать трудно, я этот вопрос специально не выяснял, поскольку он не входил в предмет доказывания. Да и говорил он много, особо упирая на то, что в первый раз присел за убийство тещи, причем с таким видом, как будто это был как минимум подвиг. Хотя кто его знает, что там была за теща... Но сейчас не не об этом, а о том, что на последний свой срок за кражошку Борислоглебов заехал уже без обеих ног.


В придачу к тому, что он был безногий, у него был диабет, а также туберкулез в последней стадии. Короче, в народе таких называют «полчеловека». Однако по манере поведения он был достаточно дерзкий и на приблатненной волне, так что если закрыть глаза и слушать его не глядя, то о его инвалидности можно было запросто и не догадаться.


Как я уже упомянул, у Борислоглебова с Петропавловым сложились крайне неприязненные отношения. Вот и в тот самый вечер, когда обитатели палаты раскружили на пятерых два пузырька «палёнки» по 0,5, главным развлечением собравшихся стал спор между Петропавловым и Борисоглебовым. Точнее, спором это было назвать трудно, они просто выясняли, кто именно из них является представителем самцов из подотряда куриных, то есть дискуссия носила преимущественно научно-орнитологический характер. В итоге водка кончилась, и Борисоглебов сказал Петропавлову, что тот еще пожалеет о своих словах, поскольку в истинно интеллигентных кругах именование оппонента «петухом» никому и никогда не прощается. После этого все участники брифинга потянулись в холл (если можно так выразиться) барака, где стоял телевизор, по которому начинался какой-то сериал. А Петропавлов сказал, что эту муть сериальную он смотреть не будет, и лег спать в своей койке.


Минут через сорок один из обитателей третьей палаты пошел в свою тумбочку за сигаретами, но вернулся очень быстро с криками «Петропавлова замочили!». Все пациенты и персонал в виде медсестры ломанулись в палату и увидели, что Петропавлов лежит на своей постели в положении на спине, но с нехарактерным предметом между ребер левой части груди — ножом.


Вызвали из соседнего барака дежурного врача, тот пришел, посмотрел трупа и снова ушел звонить в милицию. Тем временем медсестра занялась привычным для неё ритуалом приготовления отошедшего в мир иной пациента к похоронным процедурам, то есть сняла с него все казенное белье, чтобы не нарушать отчетности, вытащила из груди нож и тщательно его вымыла, поскольку имущество больницы не должно находиться в грязном виде, а также обтерла влажной тряпкой потеки крови с груди трупа Петропавлова. Короче, методично и у всех на глазах уничтожила все улики, лошадь педальная.


Кто, когда и в какой последовательности заходил во время просмотра телевизора в третью палату и выходил, установить не представлялось возможным, поскольку решительно все пациенты говорили, что не следили за этим, и подробностей не помнят. Тот же Борисоглебов говорил, что он на своей коляске выкатился из палаты вместе со всеми, и приехал туда уже после обнаружения трупа.


Вот в таком виде мне досталось это уголовное дело. С целью установления истины я решился провести одно невиданное в наших краях следственное действие - следственный эксперимент с большим количеством участников. Второй раз на такой подвиг я решился еще только однажды (кстати, еще раз привет моему тогдашнему напарнику Андрею, это было по его делу, когда мелкие бандиты на пляже битами забили одного мужика насмерть, а второго оставили инвалидом), и больше такого желания у меня не возникало.


Смысл следственного эксперимента сводился к следующему: Все, кто был в момент происшествия в наличии в том бараке, то есть больничном корпусе, были собраны в холле у телевизора. К телеку подцепили видеомагнитофон и включили ту самую серию фильма, которая шла тем вечером. Участникам эксперимента (а их всего было где-то пятнадцать человек, включая медсестру) было предложено занять места согласно тем позициям, которые они занимали в тот вечер, и если имелись противоречия, то они сразу устранялись путем получения пояснений с занесением их в протокол. Должен сказать, что все это вышло очень хлопотно, хотя участники эксперимента в основном подобрались люди культурные, обращавшиеся ко мне исключительно по старинной традиции «гражданин следователь». Тем не менее, когда Борислоглебов занял на коляске место перед одним из пациентов, тот тут же заявил, что Борисоглебова в тот вечер тут не сидело, поскольку в таком случае он бы загораживал ему экран. Борислоглебов откатился к другому месту, но и там заявили, что его тут не было.В конце концов выяснилось, что он установил в тот вечер свою коляску перед стулом, на котором сидел обитатель первой палаты, который, в свою очередь, сказал, что он посмотрел фильм минут десять, и потом пошел покурить. Причем на момент его ухода Борисоглебова еще не было. Выходило, что Борислоглебов был единственный, кто прикатил из палаты к телевизору позже всех, то есть оставался последним в палате наедине с убиенным в течение как минимум десяти минут.


Сам Борислоглебов свою вину отрицал. Но делал он это так, что всем сразу становилось понятно, что это он замочил Петропавлова. Потому что он с ухмылкой заявлял без протокола: «А вы докажите, у вас доказательств-то нету, эта клюшка-медсестра ножик вымыла, всё, нету у вас доказа!», и все в таком духе. Было понятно, что в силу имеющегося криминального опыта он прекрасно понимал перспективы доказывания.


А с ними у нас было весьма негусто. Точнее имелось только: личная неприязнь с потерпевшим, ссора в вечер убийства с обещанием поквитаться, да следственный эксперимент свидетельствующий максимум о том, что Борисоглебов покинул палату минут на десять позже всех. Поэтому, несмотря на внутреннюю убежденность в том, кто является убийцей, предъявлять ему обвинение я не спешил.


Но где-то через месяц меня и исполняющего обязанности прокурора района вызвал в областную прокуратуру начальник следственного управления (была тогда такая должность), который, не позволив нам даже присесть, стал выговаривать, что мы — не прокурорские работники, а мальчишки и слюнтяи, добыли достаточно доказательств на убийцу, но боимся пойти на риск и все в таком духе. Мы пытались возражать, но нам было четко дано понять, что доказательств достаточно, и что убийца, тем более совершивший такое преступление повторно, не должен разгуливать на свободе, то есть его нужно арестовать.


Тут нужно сделать необходимое пояснение: В Уголовном кодексе РСФСР образца 1960 года имелась статья 102, в которой был пункт «и» - то есть умышленное убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство. Наказание там предусматривалось двух видов — от восьми до пятнадцати лет лишения свободы, либо смертная казнь. Короче говоря, поскольку Борислоглебов был ранее судим за убийство, ему корячилась областная подсудность со всеми вытекающими.


Но тогда нам хотелось убедить руководство, что мы не мальчишки, поэтому вернувшись к себе в районную прокуратуру, я изготовил постановление о привлечении Борислоглебова в качестве обвиняемого по статье 102 пункту «и» УК РСФСР, а также постановление об избрании в отношении него меры пресечения виде заключения под стражу, которое и.о. прокурора района тут же утвердил. Исполнять постановление поехал конвой с РОВД, который худо-бедно погрузил Борислоглебова в УАЗик и оттартал до СИЗО вместе с коляской.


Уже потом парни из оперчасти СИЗО со смехом показывали мне документ из личного дела Борисоглебова, в котором он давал подписку о предупреждении наступления уголовной ответственности за побег. Но мне было не до смеха, дело нужно было направлять в суд. На следственные действия в следственный кабинет Борисоглебова таскали двое из «хозбанды», но он сам почему-то не падал духом и все так же с усмешкой говорил, что ничего у нас не получится, и доказательств нету.


Тем не менее, было составлено обвинительное заключение, которое утвердил заместитель прокурора области (дело-то, напомню,было областной подсудности). Дело ушло в суд и было назначено к слушанию.


Однако суд не состоялся, потому что Борислоглебов скончался в камере СИЗО от туберкулеза. Поэтому уголовное дело в отношении него было прекращено судом за смертью.


Наверное, многие скажут (или подумают), что я загнобил ни в чем не повинного человека до смерти и все такое прочее. Но я до сих пор убежден в его виновности, хотя как бы расценил мою убежденность суд на основе имеющихся доказательств — это большой вопрос.


Вот такие две неравнозначные истории вспомнились мне про обвиняемых-инвалидов.

Показать полностью
1928

Про друзей и знакомых

Когда говорят про коррупцию в России, то обычно имеют в виду высокопоставленных должностных лиц, которые берут многомиллионные взятки, ну или гаишников. Между тем, наиболее распространенное явление — это так называемая бытовая коррупция, которую раньше называли кумовством или как-то в таком духе. Причем по большому счету это еще вопрос, кто больше изъедает изнутри колесики государственного механизма - крупные взяточники или мелкие чиновники, решающие вопросы «по знакомству» или «по родственному». Хотя крупные взяточники и расхитители — это да: сильно, мощно и привлекает наибольшее внимание общественности, но все-таки бытовых коррупционеров намного больше и они располагаются на всех уровнях государственной пирамиды, включая самые нижние.


Особенно распространено это явление в небольших городах или райцентрах, то есть там, где все друг другу родственники, знакомые, друзья, одноклассники, соседи, соседи родственников, одноклассники знакомых, знакомые соседей, друзья одноклассников и так далее и тому подобное. То есть практически всегда имеется возможность неформально выйти на нужное должностное лицо и зарешать с ним вопросы по-простому, причем зачастую даже вообще без всяких денег.


К примеру, надо какому-то провинциальному коммерсанту порешать вопрос с ГИБДД. Ну, допустим, разместить на обочине рекламный щит. Ничего противозаконного тут вроде бы нет (хотя кто его знает), но хочется, чтобы без очереди, проволочек и наверняка. Решает этот вопрос инспектор городского отдела ГИБДД, на которого у коммерсанта прямых выходов никаких нет. Тогда коммерсант рисует у себя в голове схему связей: есть у него корефан (вместе в ПТУ электроды портили), у этого корефана есть брат жены, который возит за просто так на дачу директору школы экологически чистый навоз с животноводческого комплекса, на котором работает. Так вот этот корефан как-то говорил, что директор школы может порешать с инспектором ГИБДД, потому что в свое время директор пристроил к себе в школу сына этого инспектора. Вот и все, подходы найдены, разрешение на размещение рекламной конструкции получено, бутылочка дешманского «армянского» псевдоконьячка «Дно Севана» (чисто от души) вручена, все довольны.


Все вышесказанное очень условно, но вот так (ну или примерно так) делаются дела в глубокой российской провинции. Причем подавляющее большинство населения (в реальной жизни, а не на популярных интернет-ресурсах и в соцсетях) не имеет ничего против такого положения вещей. Поэтому этого данный порядок незыблем, он был таким с советских времен и вряд ли поменяется, даже если в России официально провозгласить любой другой государственный или общественный строй: хоть православный фундаментализм, хоть исламский парламентаризм, хоть что угодно.


В силу этих причин, когда я служил в правоохранительных органах в небольшом городке, у меня была одна небольшая проблема, переходящая в постоянный головняк: меня неведомыми путями находили решительно все люди, с которыми я встречался на своем жизненном пути, причем начиная с детского садика. В основном просьбы, с которыми они обращались, были однотипными: замели по пьянке в райотдел, как решить, чтобы отпустили? Тут алгоритм был простой: я звонил начальнику райотдела и просил его, чтобы административный материал по моему знакомому рассмотрел ответственный по отделу не как обычно - утром, а прямо сейчас, в два часа ночи. После этого материал рассматривался, назначался штраф и моего знакомого из отдела нагоняли. Только так и никак иначе. Ну или паспорт надо срочно поменять по утрате (завтра свадьба сына знакомого, а сынуля паспорт вчера потерял). Такие, в общем-то, жизненные ситуации. Хотя бывали и клинические случаи.


Звонит один приятель и говорит: мой брат купил горящую путевку в Египет, как бы ему загранпаспорта всей семье поскорей сделать? Спрашиваю: А насколько поскорей? Отвечает: Да ему через три дня уже вылетать. Говорю: Не могу, опухли. Он спрашивает: Кто? Я отвечаю: Да мозги у вас там у всех опухли, что у тебя, что у брата твоего. Обиделся смертельно, потому что сильно он рассчитывал на мою помощь. Сказал, что не зря в народе говорят, что все менты — козлы, потому что не хотят помочь человеку в беде.


Или приходит ко мне одноклассник мой. Лет пятнадцать я его не видел, и даже забыл, как он выглядит. Но оказалось, что он меня не забыл и знает, что я работаю в ОСБ. Рассказывает душераздирающую историю про ментовской беспредел: сын его, оболтус семнадцати лет, пытался бутылку коньяка из алкомагазина «Синее&Фиолетовое» вынести. Ну поиграться мальчик решил, ничего так-то серьезного. Да и вынести-то толком не успел — продавец стал зачем-то бежать за ним, ну мальчик и подскользнулся на крыльце, выронил бутылку и разбил. Так что в сущности и не украл он ничего. Но дело уголовное возбудили, говорят, что эта бутылка 2800 рублей якобы стоила. Сейчас дело в суд собираются направлять, уже с материалами ознакомили. В общем, надо как-то порешать, чтобы дело в суд не уходило, потому что у мальчика уже два условных приговора по кражам, и если до суда дойдет, то только реальный срок, без вариантов, это он уже выяснил.


Начинаю объяснять: тут грабеж в классическом виде, как ты собрался что-то зарешать? Нет, по идее зарешать было можно, и я даже объяснил бы как. Но только если бы ты мне позвонил сразу после этих событий, и я бы смог тебе вжевать простую мысль: надо срочно ущерб возместить по сумме коньяка, и продавцу бутылку коньяка по такой же цене выкатить, чтобы он кипиша не поднимал. Вот тогда бы и дела уголовного не было. А сейчас ты предлагаешь мне паровозом по 286 самому пойти и еще кого-то за собой прицепом потянуть? Нет, в эти ролевые игры играй без меня.


Короче, и этот обиделся смертельно, до сих пор со мной не общается, потому что я обманул его ожидания. Видимо, на самом деле я не очень отзывчивый к чужому горю человек.


И специально для тех, кто прочитав этот текст подумал, что автор хочет выглядеть честным человеком, а на самом деле отмазал всю свою родню и друзей: я вас ни в чем не собираюсь убеждать, потому что это просто бессмысленно — убеждать в чем-то неограниченный круг людей. Особенно незнакомых, не живущих со мной в одном городе и не родственников парней, отбывавших со мной вместе в 1982 году две смены подряд в пионерском лагере «Звонкие горны».

Показать полностью

Подумываю купить квартиру. Куда бежать и на что смотреть?

Подумываю купить квартиру. Куда бежать и на что смотреть? Длиннопост

Живешь несколько лет на съемной квартире – все отлично: платишь исправно, сделал ремонт под себя. А тут – бац! – хозяин просит съехать через месяц. Возможно, это прекрасный момент, чтобы подумать о покупке своего жилья и переехать раз и навсегда. Пикабу и застройщик ПИК запускают проект «10 шагов к покупке квартиры». Мы проследим путь покупателя от момента, как у него только появилась безумная идея купить квартиру и ввязаться в ипотеку, до выбора планировки и оформления трех тысяч бумажек (на самом деле меньше).

С чего начать: новостройка или вторичка


Если задумались о собственном жилье, пора изучить рынок и выбрать «свою» квартиру. Определите, что в приоритете: въехать сразу или сделать квартиру с нуля?


Если покупать квартиру в строящемся доме, нужно понимать, что сразу въехать в нее может не получиться. Сначала надо дождаться, пока закончится стройка, а потом еще потратиться на ремонт и потерпеть, пока ремонт закончат соседи по подъезду. Но есть существенный плюс — квартира и дом будут новые, ремонт сделан под вас. Не будет никаких пятен на обоях, протекающей сантехники, старой потрепанной ванны, дыр в стенах или скрипящих от времени полов. К тому же, покупая новостройку на ранних стадиях строительства, можно сэкономить до 30% стоимости, если сравнивать с готовым жильем.


Есть другой вариант – новостройка с отделкой. Обсудите его с менеджером по продажам и попросите показать ремонт «вживую». Важно, чтобы это была не просто черновая отделка, а чистовой ремонт в новой квартире с обоями, полом и сантехникой. Если вам понравится – выбирайте такой вариант, чтобы переехать сразу. Часть соседей все равно будет делать ремонт, но головной боли точно меньше (только если от дрели). Останется только завезти мебель и пригласить друзей на новоселье!


Вторичка – вариант для тех, кто не готов ждать. В нее можно въехать сразу, постепенно делать ремонт и покупать «свои» вещи. Одним из плюсов квартир на вторичном рынке считается развитая инфраструктура района. Поблизости точно есть магазины, аптеки, поликлиники. Хотя сейчас многие новые дома строят в районах, где с этим все в порядке и можно не переживать, что останетесь без цивилизации.


Минусы у вторичного жилья тоже есть: вам может не повезти с домом, подъездом и лестничными площадками, где, кажется, ничего не менялась с советских времен, особенно затхлый запах и бабушки на лавочках. Кто-то, конечно, покупает квартиру на вторичном рынке и сразу затевает мегаремонт со сносом стен и заменой всех труб (хотя это не так-то просто!), но особенностей старого дома это все равно не исправит.


Другой момент – темное прошлое квартиры, или ее так называемая чистота. Тут вам предстоит стать подозревающим всех и всё детективом и провести собственное расследование, чтобы докопаться до истины:


— Понять, кто собственник квартиры не на словах, а по документам: точно ли он адекватен и согласен с продажей. Иначе через несколько месяцев после покупки он может передумать, решит оспорить сделку через суд и вернуть себе квартиру (бывает и такое).

— Узнать, кто прописан в квартире. Например, несовершеннолетних детей сложнее выписать, если у них нет альтернативного жилья. Если детей никуда не пропишут, сделку можно оспорить в суде. И вам придется вернуть квартиру, даже если вы уже сделали в ней ремонт.

— Выяснить, нет ли на квартире обременения: договоров аренды, залога, задолженностей по коммуналке, капремонту, налогам. Иначе получится, что купите себе не только квартиру, но и стопку долгов в придачу.

— Спросить, были ли перепланировки, а если да, узаконены ли они? Если перепланировки были и  не узаконены, то нужно договориться или о большой скидке (на оформление), или отказаться. Перепланировка должна быть узаконена, иначе вам могут выписать штраф и попросить вернуть квартиру в первоначальное состояние. Также вам не дадут ипотеку на такую квартиру.


Рисков со вторичным жильем много. И справиться со всем одному, без помощи риелтора и юриста, будет сложнее. Готовьтесь уделить этому время. Много времени.


Где квартиру искать: сайты для поиска

Подумываю купить квартиру. Куда бежать и на что смотреть? Длиннопост

Есть хорошая новость! Уже никто не ищет квартиру в газете или по объявлениям на подъезде. Да здравствуют онлайн-площадки для поиска жилья.


На ЦИАНе и Яндекс.Недвижимости – самый большой выбор квартир, от новостроек до элитных домов на Рублевке. Домофонд агрегирует и собственные предложения по квартирам, и варианты с Авито (их больше).


Сайт Дом.Клик от Сбербанка помогает связать продавца и покупателя, причем не важно, ищите вы новостройку или вторичку. Еще он поможет с одобрением ипотеки в Сбербанке, проверке квартиры и консультации по покупке или продаже без риелтора.


Если думаете о новостройке – мониторьте сайты застройщиков. Например, на сайте застройщика ПИК всегда есть самые свежие квартиры и новости рынка. Это сократит время на поиск.


Есть несколько платных баз, которыми пользуются риелторы, но обычно сайтов из списка выше хватает для того, чтобы найти тот самый вариант.


На что смотреть при выборе жилья


На стоимость квартиры влияют много факторов: часть из них могут быть ключевыми для вас, а часть совершенно неважными. Для того, чтобы правильно рассчитать бюджет и понять, чего хочется, представьте квартиру своей мечты.


Хотите прожить там сами всю жизнь или покупаете ее на время, а потом будете сдавать? Если квартира «на всю жизнь», выбирайте площадь побольше на случай расширения семьи – дети или 15 кошек. Если «на время» с перспективой сдачи – лучше взять однушку или евродвушку (кухня, объединенная с гостиной, и отдельная спальня), их проще сдать.


В каком районе вы хотите жить? Предложений на рынке относительно много, поэтому выбор района поможет не распыляться на все. Выберите районы или направления, которые для вас комфортны и сфокусируйтесь на них при поиске. Опять же, помните, что чем дальше от центра и ближайшей станции метро (или другой транспортной точки), тем больше вы сможете сэкономить.


А вообще, какая она – квартира вашей мечты? Без ответа на этот вопрос не задать правильные фильтры в агрегаторах квартир. Сначала выберите идеальные для себя параметры, а позже посмотрите, можно ли от каких-то отказаться и как это повлияет на стоимость.


Чек-лист: о чем подумать, прежде чем выбирать квартиру


1. Насколько просторной должна быть квартира. Оптимальный размер однушки в новостройках и для жизни – 34-45 м², двушки – 55-70 м². Важен и размер санузла. Если он совмещен, то должен быть не меньше 4 м², иначе вы в нем просто не поместитесь. Оптимально – 5-7 м². Чтобы понять размеры комнат, ванной и кухни – узнайте о габаритах своей нынешней квартиры и решите, все ли вас устраивает в них. Хотя в деле квартир не столько размер имеет значение, сколько планировка. Но об этом в другой раз.


2. Хочется ли устраивать ужины на кухне. Если да, то нужно рассматривать кухню не меньше 10-12 м². В кухню 6-8 м² поместится только небольшой стол или барная стойка.


3. Сколько комнат в квартире и как они расположены. Кому-то нравятся студии, а кому-то нужна трешка для большой семьи, для кого-то важен раздельный санузел, кто-то любит совмещенный, кто- то выбирает линейную планировку, кто-то – распашного типа (на обе стороны дома).


4. На каком этаже хотите жить. Первый этаж обычно стоит дешевле, но его будет сложнее продать в будущем. Готовы вы к решеткам на окнах? Хотя в новостройках придумали уловку, и на деле первый этаж часто второй! Еще стоит учитывать, что пятиэтажки значительно дешевле высотных домов. Но, скорее всего, они уже старые, придется как следует вложиться в ремонт.


5. Куда выходят окна: на улицу или во двор. Если окна выходят на шумное шоссе, то вы не сможете открывать их на ночь, а в квартире будет пыльно.


6. Хотите ли вы балкон/лоджию. Квартиры с балконом стоят дороже, при этом сокращается общая площадь жилья. А потом оказывается, что это вовсе и не балкон, а склад запылившихся ненужных вещей. Подумайте, насколько он вам нужен.


7. Чего хочется помимо самой квартиры. К новостройкам иногда можно сразу взять бонусы. Например, в жилых комплексах компании ПИК есть кладовая, в которой можно хранить велосипед, шины или зимние вещи, и машиноместо рядом с домом или на подземной парковке.


Понятно, что можно мечтать о 100-метровом лофте с высокими потолками и ультрасовременной мебелью. Но для начала важно определиться с ключевыми параметрами. Это поможет сузить список районов и квартир, чтобы найти ту самую.


Эти же вопросы можно задать по телефону менеджеру по продажам. Сразу отсечете неподходящие варианты и сэкономите время. Покупая вторичку, возьмите часть вопросов из пункта про риски: спросите, кто собственник, прописаны ли дети, были ли перепланировки.


На что придется еще потратиться при покупке квартиры (помимо самой квартиры)


Вбейте свои запросы на сайтах с поиском квартир, чтобы увидеть реальные предложения. Если все кажутся слишком дорогими или вариантов будет мало, придется чем-то пожертвовать чем-то из своего списка.


В основном все квартиры на сайтах, особенно вторичка, выложены с надбавкой в цене, поэтому, если умеете торговаться, можно скинуть от 10 до 100 000 ₽.


Переговоры с продавцом в среднем помогают скинуть от 1 до 3% от первоначальной стоимости. В Москве можно смело попросить скидку в 100–200 000 ₽, просто начав обсуждение условий покупки. Например, у застройщика ПИК система скидок прозрачная, чтобы клиентам не приходилось гадать и проходить курсы навыков успешной торговли: есть одна единственная скидка для всех – 2%, если оплачиваешь квартиру полностью (ипотека или 100% оплата).


Учтите, что к стоимости квартиры добавится несколько трат. Не избежать оплаты госпошлины на оформление права собственности или оформления договора купли-продажи у нотариуса (все это до 10 000 ₽). Помимо этого вас ждет:


— оплата риелтора, если будете с ним работать: это может быть процент от стоимости квартиры, а может фикс;

— оплата банковской ячейки/аккредитива для передачи денег, иногда при покупке новостройки можно сделать банковский перевод на счет застройщика;

— страхование квартиры и, возможно, еще и жизни в случае ипотеки;

— стоимость переезда, если есть что перевозить;

— покупка мебели и ремонт, если квартира продается без отделки и мебели;

— «подушка безопасности» на случай форс-мажора: допустим, выдача ключей или выезд жильцов задержались, и вам нужно где-то жить в это время.


Нужен ли риелтор или можно обойтись самому


Покупая квартиру на вторичном рынке, лучше работать с риелтором. Причем с проверенным. Во-первых, риелтор экономит время на просмотре объявлений и звонкам продавцам. Во-вторых, при финальных просмотрах он поможет найти все минусы и плюсы и еще скинуть стоимость за недочеты. А при выходе на сделку – проверить документы.


Если готовы провернуть все это самостоятельно – риелтор вам не нужен.


С новостройками дело обстоит иначе: если застройщик работает по 214 Федеральному закону, ваши права защищает государство. Главное – проверьте все уставные документы и проектную декларацию.


Самое важное (и страшное) – копить или брать ипотеку

Подумываю купить квартиру. Куда бежать и на что смотреть? Длиннопост

Если на квартиру мечты немного не хватает, а слово «ипотека» звучит очень страшно, нужно взвесить плюсы и минусы. Подумайте, хватит ли вам однокомнатной квартиры. Порой лучше смотреть в будущее, чтобы не пришлось потом жалеть.


Тут несколько решений: довольствоваться тем, на что хватает, или взять ипотечный кредит или рассрочку.


Ипотека – это долгосрочный кредит, предоставляемый под залог приобретаемой недвижимости. То есть пока вы платите ипотеку, квартира вам принадлежит не полностью: она в залоге у банка. Если не сможете платить, банк вправе забрать квартиру и перепродать ее, чтобы погасить ваш долг. На деле – банки редко так поступают и всячески предлагают ипотечные каникулы, отсрочку платежей или пересчет процентов в случае сложных ситуаций (болезни, потери работы и тому подобное).


Рассрочку же дают застройщики покупателям с большим первоначальным взносом (30–80%). Условия рассрочки у застройщиков могут отличаться, в целом она . выгодна тем, кто сможет выплатить остаток стоимости в короткий срок (буквально за несколько месяцев).


Чтобы понять, на какую стоимость квартиры реально рассчитывать, воспользуйтесь ипотечным калькулятором. Иногда, взяв ипотеку 2 миллион рублей с ежемесячным платежом около 20 000 ₽, можно купить квартиру в два раза больше, чем планировали. Удобнее, чем несколько лет копить и жить это время на съемной.


Так как все-таки понять, потяните ли вы ипотеку? Считаем в рублях


Если знаете сумму первоначального взноса, но не понимаете «смогу ли я платить 20 лет кредит», есть такой прием. Несколько месяцев откладывайте сумму месячного платежа по ипотеке, чтобы понять, насколько комфортной осталась ваша жизнь.


Допустим, ваша зарплата 60 000₽, на первоначальный взнос накопили 1 000 000₽. Поискав квартиры, вы поняли, что вам нужно 4 000 000 ₽, чтобы купить квартиру. В ипотечном калькуляторе получили сумму платежа – 31 000 ₽ в месяц.

Подумываю купить квартиру. Куда бежать и на что смотреть? Длиннопост

Если вы снимаете жилье за 25 000₽, попробуйте откладывать еще 10 000₽, чтобы понять, готовы ли вы отдавать за ипотеку 31 000₽ (не забудьте, что около 4 000₽ будет уходить на коммунальные услуги). Если не снимаете – несколько месяцев откладывайте 35 000₽. Так вы проверите себя и легко накопите деньги для первоначального взноса.


Если вы точно не готовы брать ипотеку, можно копить. Самый простой способ – открыть пополняемый депозит без возможности снятия на год или два. Позже – продлить его или открыть новый. Главное, чтобы процент по депозиту был выше инфляции, иначе можно ни на что и не накопить.


Прежде чем принять финальное решение: 6 ошибок новичка


1. Посмотрите несколько квартир. У крупных застройщиков в портфолио всегда несколько проектов в разных районах. Если рассматриваете вторичку – не соглашайтесь на покупку первой же квартиры, лучше сравните несколько вариантов.


2. Не смотрите слишком много квартир в небольшой промежуток времени. Если вы посмотрите 10 и больше квартир в неделю, принять решение будет сложно. Во всех будут плюсы и минусы, а от обилия вариантов выбрать будет невозможно. Или хуже: вы просто забудете все, что смотрели, а варианты перепутаются между собой


3. Снимите видео на телефон при осмотре квартиры. Это поможет восстановить все подробности и взглянуть на нее со стороны. В момент просмотра вы можете не увидеть торчащие провода без ламп, плохой ламинат, спрятанный под ковром, или сколы на плитке в ванной. Попросите разрешения прежде, чем доставать камеру и расскажите для чего вам это нужно: чтобы не забыть впечатления, чтобы показать жене/маме/брату. Если квартиру показывает арендатор, скорее всего, проблем со съемкой не возникнет. Если риелтор или хозяин, могут и отказать.


4. Осмотрите квартиру несколько раз. Если рассматриваете вторичку – минимум два раза в разное время суток, чтобы оценить пробки, загруженность парковок и шум из окна. Приезжая в квартиру второй раз, вы увидите нюансы, которых не заметили раньше. Даже если выбираете новостройку, посмотрите объект два-три раза: это поможет оценить район, дорогу и инфраструктуру.


5. Не стесняйтесь задавать вопросы продавцу или застройщику. Спрашивайте обо всем, что вас интересует, так как вы покупаете целую квартиру (!) за несколько миллионов рублей (!!). Если рассматривайте вторичку, спросите о соседях, как хорошо топят батареи, есть ли рядом парк, чтобы гулять с собакой. Если ваш выбор – новостройка, уточните сроки сдачи квартиры и что может на них повлиять, уточните, не будут ли строить рядом дороги, метро или какие-то другие крупные объекты. То есть любые вопросы, которые приходят в голову и волнуют именно вас. Ловите еще один лайфхак для покупателей квартиры в новостройке: поищите чаты жильцов в telegram или whatsapp. Гарантированно узнаете много нового и о застройщиках, и о районе.


6. Не соглашайтесь на покупку сразу. Иногда риелторы или слишком активные менеджеры по продажам давят на покупателя, предлагая внести предоплату прямо сейчас. Сразу нет. В такой спешке можно не заметить ключевых деталей. Лучше отказаться, взять контакты менеджера и взвесить все «за» и «против» спустя время. Только после этого вернуться к разговору о покупке. Некоторые застройщики предлагают услугу по бронированию – так вы «заморозите» цену на понравившийся вариант и выиграете время на размышления, поиск дополнительной информации на форумах и обсуждение с семьей, друзьями или коллегами.


Это лишь первый шаг, но чуть ли не самый важный. В следующем выпуске – расскажем, как выбрать застройщика и разобраться во всех документах и договорах, которые понадобятся для покупки квартиры. Stay tuned! ;)

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!