swammerdam

swammerdam

на Пикабу
поставил 316 плюсов и 6 минусов
отредактировал 4 поста
проголосовал за 4 редактирования
сообщества:
20К рейтинг 793 подписчика 2607 комментариев 275 постов 29 в горячем
32

Что после принятия?

Что после принятия? Психология, Психотерапия, Переживания, Принятие, Текст, Длиннопост
Статья для коллег, поэтому скучная. Извините.

В бытность мою в восхитительном Петербурге мне случилось удивиться некоторым питерским психологам, полагающим свою работу завершенной с выполнением ее аналитической части, когда разобрались, что и почему клиента беспокоит. «Ну вот, теперь нам все ясно!» – говорит он с удовлетворением, исполняя интонациями и руками финальную сцену и приглашая клиента присоединиться к его облегчению.


Недавно мне случилось испытать хоть и меньшее, но аналогичное удивление по поводу того, что не все психологи знают ответ на вопрос, вынесенный в заголовок. Нет, не в пику им и не в упрек, есть психологи и молодые, и неопытные, и проспавшие соответствующие лекции, и просто упустившие какие-то моменты. Да я и сам... Если б вы только знали, сколько всего я не знаю и не умею!


Так вот.


Переживание — процесс адаптации к новой ситуации, уничтожение старых когнитивных и поведенческих стереотипов и создание новых.
«Искусство терять»

В замечательной книге Ф.Василюка (земля ему пухом) переживание описывается как сложный и многосоставной процесс инкорпорации объекта (предмета или явления) в картину мира. Модель Кюблер-Росс («отрицание-гнев-торги-депрессия-принятие») дает нам возможность упростить последовательность переживания практически до предела, несмотря на некоторую кривоватость в обывательском представлении (это не стадии, а форм переживания, и они не обязаны ни присутствовать в полном составе, ни идти непременно в этой последовательности, ни отделяться одна от другой, пусть и чаще всего бывает именно так).


Обработка впечатления, переживание заканчивается принятием и приходящим с ним облегчением, отчего и вправду может показаться, будто на этой оптимистической ноте работа психолога больше не требуется, благо клиент отмучился. Но участие психолога в судьбе клиента не исчерпывается облегчением душевных страданий, каковое не является даже целью этого участия, а вернее является одной из задач, обычно даже не самой важной.


Рискну самонадеянно сформулировать цель работы психолога как повышение адекватности клиента его ситуации и повышение адаптивности клиента, что ведет к повышению качества жизни клиента, в том числе в долгосрочной перспективе.


Таким образом сиюминутная, пусть и стойкая ремиссия, радующая клиента и мотивирующая его на оплату труда психолога, не может считаться финалом их взаимодействия.


...принятие вовсе не означает терпения, согласия, примирения и одобрения, это всего лишь готовность учитывать обстоятельство как существующее и (возможно) закономерное.
«О понятии принятия в психологии»

Ключевое слово – «учитывать». В него входит понимание границ объекта, форм его взаимодействия с другими объектами и способы взаимного влияния личности и объекта. Очевидно, что такое понимание само по себе достаточно сложная структура, и не может быть естественным и тривиальным результатом одного лишь принятия. Оно может быть построено на обычной связке аналитической, экспериментальной, моделирующей и обобщающей деятельности, что практически сводится к сложному акту познания. Одном словом – к обучению.

И именно обучение в данном случае и является задачей и формой работы психолога с клиентом после фиксации «принятия». Работа, можно сказать, только начинается.


Теперь чуть подробнее.


После того, как в реальности клиента обнаружился новый объект (отнесем потерю существовавшего объекта к явлению, и обозначим такое явление также как новый объект), автоматически возникает сакраментальный вопрос: «Ну и что теперь с этим делать?»


Много раз писал, и еще много раз напишу, что вопрос «Что делать?» имеет смысл только после получения ответа на вопрос «А чего хотим-то?», то есть для психолога с клиентом появляется даже не вопрос и не задача, а целое поле работы: структурирование системы ценностей, в рамках которой только и возможно понимание вектора взаимодействия индивидуума с объектом, постановка целей, задач и способов решения этих задач.


Далее совершенно необходимо изучить свойства объекта и пределы его влияния на жизнь клиента. Собственно, границы объекта, его определение и его свойства в философском смысле сводятся к единой сути.


Само слово "определение" имеет корнем "предел", то есть границы. Определение задает границы понятия, объекта, указывает, где еще объект, а где он уже кончился. А границы выясняются, образно говоря, шваброй. То есть тем, как объект взаимодействует с другими. Вы понимаете? Имя объекта, определение, зависит исключительно от того, как объект себя проявляет. Напомню, что если никак не проявляет, то не считается существующим. Если определения у чего-то нет, то свойства этого чего-то не могут быть обсуждаемы. Как раз потому, что определение и есть описание основных свойств.
«Моя правда о чудесных исцелениях»

Таким образом приходится изучить не только сам объект, но и весь класс объектов, к которому он принадлежит, то есть подготовить клиента к встрече со всеми остальными объектами этого класса. Научить опознавать, вычленять из реальности эти объекты и классифицировать их. Тоже не маленькая задача, правда?


Еще далее требуется понимание, какие свойства объекта приводят к его взаимодействиям, и к каким именно. В утилитарном смысле надо выяснить, как объект влияет на клиента, и как клиент влияет на объект. Пусть и опосредованно, через другие объекты.

И после этого надо сформировать, с учетом системы ценностей и целей клиента (в которых, напоминаю, мы уже разобрались), какие свойства объекта могут быть вредными, а какие полезными, как уберечься от первых, и как использовать вторые. С учетом, само собой, экологичности.


И остается только разобрать «как». Выстроить алгоритмы реагирования и манипуляции, и закрепить их.


Вот теперь, после всего описанного, можно условно считать клиента подготовленным к новой жизни.


Несмотря на громоздкость описания, в практике весь этот процесс может оказаться простым и быстрым. Например, потому, что в голове у клиента уже содержались все необходимые компоненты, но только в разрозненном, несобранном виде. Или потому, что для формирования новых стратегий и тактик не хватало одного-двух неуловимых для клиента, но очевидных для психолога компонентов. Или же потому, что клиенту было необходимо построить всю эту систему с поддержкой внешнего референта, ментора.


Мне случалось завершать такую работу за сорок минут. Впрочем, это я хвастаюсь, таких блистательных случаев было немного.


Вот и все, что я хотел изложить. Наверняка я что-то упустил, возможно, я буду исправлять и дополнять эту статью, но я надеюсь, что коллегам достаточно и этой короткой статьи для прояснения каких-то моментов, если раньше что-то было недостаточно ясно.


Источник

Показать полностью
25

Как 6000 превратить в 9000

Смотрите, какая веселая фигня: телефончик стоит 6000 , но как только вы его кладете в корзину, цена оказывается уже 9000!

Покупатель же дебил, разницы не заметит!

https://technoshoper.ru/products/smartfon-samsung-galaxy-a7-...

24

Как не делать глупостей

Как не делать глупостей Психология, Психотерапия, Саморазвитие, Здравый смысл, Текст, Длиннопост

Статья не для легкого чтения, извините.

Текст не совсем полно и точно отвечает на вопрос заглавия, но в общем и целом он об этом.

В «Книге о тебе» я сформулировал последовательность формирования действия:


Человек — сложная структура, и человеческий волевой акт — сложный, многосоставной, многоступенчатый процесс. Это вам не коленный рефлекс и даже не условный. Чтобы не размазывать кашу по столу, сразу построю последовательность:

ПОТРЕБНОСТЬ
НЕУДОВЛЕТВОРЁННОСТЬ
ЖЕЛАНИЕ
ЦЕЛЬ
НАМЕРЕНИЕ
РЕШЕНИЕ
ДВИЖЕНИЕ
РЕЗУЛЬТАТ
УДОВЛЕТВОРЁННОСТЬ

Это стандартный цикл почти любого действия.

Еще где-то я писал, что любое явление можно рассматривать в рамках разных моделей. Здесь я хочу то же самое действие рассмотреть как совсем другую последовательность, исходя из желательной для разумного человека проактивности и осознанности.


Довольно часто, выступая в роли психолога, я задаю вопрос: «А зачем ты это сделал?» или «Ну и зачем тебе это надо?». Также довольно часто приходится объяснять, что то, что человек считает нужным сделать – это способ, метод, не имеющий смысла без задачи, для решения которой этот метод предназначен.


Нужда в таких вопросах и объяснениях происходит, когда действие, реальное или запланированное, автоматически, реактивно вытекает из желания. Косвенно я это обсуждал в статьях «Как реагировать на хамство», «В тысячный раз о конфликтах», в главе «Осознанность» той же самой «Книги о тебе»...

Наверное, пришло время выделить эти рассуждения отдельным куском и сформулировать системно.


Строго говоря, то, что я хочу написать, относится к зазору приведенной выше модели между желанием и намерением.


Цель у нас в любом случае — удовлетворить какое-то желание. Сложность в том, что желания у нас могут случиться сиюминутные, внезапные, созданные некими обстоятельствами, пусть даже эти обстоятельства созданы какими-то вторыми лицами именно для того, чтобы вызвать у нас определенное желание и заставить действовать в соответствии с ним («Немного букаф о мотивации и манипуляции»). И такие сиюминутные желания могут противоречить другим, стратегически более важным желаниям и целям. В подобных условиях, если новое, случайное или манипулятивно инициированное желание оказывается доминирующим, хотя бы и на короткое время, человеку случается делать глупости, о которых потом иногда приходится жалеть. Иногда сильно жалеть. Так что умение делать то, что вам надо, а не что-то другое – не просто полезное умение, а основа ваших комфорта и безопасности.


Если не фиксироваться на расхожих обывательских представлениях об осознанности, то она — внутренняя активность, направленная на захват контроля над психическими функциями, без чего от природных автоматизмов избавиться не получится.
Даже умозрительно понятно, что такая активность должна состоять из трёх программ:
1. Получение информации о происходящем. Сати или майндфулнесс. Концентрация, сосредоточение на сиюминутных восприятии, переживании, чувстве, эмоции и их сочетаниях, присутствие «здесь и сейчас».
2. Постановка целей и соотнесение с ними своих действий, как внешних, так и внутренних. Сампаджанна или ассертивность.
3. Блокирование автоматизмов, замеченных в 1 и конфликтующих с 2. Аппамада или самоконтроль (ну, допустим).
Грубо говоря, идёт некий осознанный человек в магазин. И неожиданно от стены слышится пьяное: «Тыказёл!» Инстинкт требует бросить всё и вступить в схватку за положение на иерархической лестнице (то бишь статус, честь и достоинство), потому что обществу удобно иметь простроенную иерархию. Сати этот импульс осознает, сампаджанна определяет, что схватка не поможет человеку дойти до магазина, а аппамада решает, что интенция набить гаду морду должна быть подавлена и игнорирована.
К сожалению, такое поведение – не вопрос инструкций, а результат выработки соответствующего навыка.

«Книга о тебе» - «Осознанность»

Ну и в завершение предисловия хочется вспомнить о таком явлении, как смещение цели на средство. Это когда некто хочет что-то сделать, выбрал, каким именно способом (если у него вообще есть выбор), и преодолевая разнообразные препятствия, усердно и самоотверженно стремится... Нет, не к достижению своей цели, а к выполнению заданной выбранным способом последовательности действий, даже когда цель становится неактуальной, или расходы на совершение этой последовательности становятся неразумными. В качестве иллюстрации могу напомнить серию мультфильма «Ну, погоди!», в которой волк, пытаясь размять закаменевшую воблу, в фрустрации крушит ею все вокруг.


Так вот. В тот момент, когда у вас возникает намерение что-то сделать, будет очень хорошо, если в вашей голове всплывет простая структура:


ЦЕЛЬ

ЗАДАЧА

СПОСОБ


Любое, абсолютно любое действие должно быть способом решения какой-то задачи, поставленной для достижений какой-то цели, и ведущим именно к этой цели.


Часто мне приходится говорить: Вопрос «Что делать?» имеет смысл только после ответа на вопрос «А чего хотим-то?»


Выделю даже жирным.


И тоже часто возникает парадоксальная ситуация: запланированное действие, или даже выбор из нескольких вариантов оказывается не привязанным к какой-то задаче, или привязанным к к внешним ожиданиям, или случайным, неудачным образом выбранным способом решения какой-то задачи.


Позволю себе процитировать показательный ответ на подходящий вопрос:


Что делать, если у мужа появилась любовница?

Я всегда говорил, что прежде, чем решать вопрос "Что делать?" надо ответить на вопрос "Чего хотим-то?"
Если сохранить эксклюзивность доступа к телу мужа - это одна задача. Если чтобы в семье все оставалось хорошо - другая. Если обработать собственные переживания по этому поводу - третья. Если поступить "как положено" - четвертая. Если что-то пятое, то, соответственно, пятая.
После этого можно осмысливать, а что надо делать для решения этой задачи.

Там дальше еще, но нам сейчас не важно. Как вы понимаете, на этот вопрос надают достаточно конкретных советов, не вдаваясь в постановку задачи. И, как вы тоже понимаете, без осознаваемой задачи шанс наделать глупостей весьма высок. Я бы даже сказал, в приведенном примере вопрос даже не в задаче, а в цели.


Выбор цели и задачи важен также, когда ситуация в общем-то понятная и однозначная, но последовательность действий может быть разной. Это особенно актуально в медицине, в боевых действиях, в ликвидации форсмажора... Специалистов в этих областях специально учат последовательностям «Что делать в первую очередь?» Да что там, даже в автошколах, когда идут занятия по теме оказания первой помощи, большое внимание уделяется именно последовательности. Обращаю ваше внимание, что вопрос содержит уже сакраментальный фрагмент «Что делать», и, следовательно, последовательность тоже относится к способу решения уже поставленной, пусть и в неявном виде, задачи, ведущей к достижению конкретной, пусть и, опять же, неявно заданной цели.


Я уверен, что если ставить цель в явном виде, то и постановка задачи, и поиск метода решения будут и более легкими, и более корректными, а поведение – более разумным и эффективным.


Психологически загвоздка состоит в волевой паузе после появления желания и в использовании ее для анализа этого желания. Впрочем, об этом я писал в упомянутых статьях. Алгоритмически мы:


• Выясняем, какую потребность (или какие потребности) нам надо удовлетворить.

• Выясняем, какие впечатления нам для этого требуются. Это могут быть и обстоятельства, и какие-то триггерные знаки, и поведение других людей.

• Выясняем, как нам максимально быстро и с минимальными затратами организовать эти впечатления.

• Формулируем, какие телодвижения нам для этого надо совершить.


Либо есть второй вариант: критически идти с конца:


• Какой результат я получу от того действия, что собираюсь совершить?

• Какую задачу этот результат призван решить?

• На какую цель направлена эта задача?

• Какие еще пути (задачи) могут вести к достижению этой цели? Является ли выбранный путь наилучшим?

• Если да, то наилучшим ли методом мы хотим решить поставленную задачу? Нет ли попроще, побыстрее и подешевле?


Цитата:


Я не очень честолюбивый человек, но пару раз в год пробивает желание славы и почёта. Менять ради этих редких эпизодов свой образ жизни мне не хочется. Когда-то я написал текст «Слова Ванталы», разошедшийся по всей сети. Сейчас он мне не очень нравится, но не в том дело. А дело в том, что когда у меня появляется потребность в признании, я гуглю их в сети, читаю обсуждения и описания, и где-то на пятой странице выдачи моё нетребовательное честолюбие меня удовлетворенно отпускает. До следующего раза. Прилагать в этом направлении больше усилий мне просто лень. Нефункционально.

«Книга о тебе» - «Счастье»

И еще одна цитата:


Лично мне удалось вычленить из своего восприятия личного пространства ключевые моменты, и теперь для того, чтобы воспринять некое жилье "своим", пусть даже и временно, мне достаточно сделать три действия: распаковать вещи, поспать, уйти куда-нибудь и вернуться. Этих трех элементов хватает, чтобы я непроизвольно обозначал это место "дома". "Пойдем домой" — относительно гостиничного номера.

«Чувство дома»

И сейчас, когда я пишу эту статью, я понимаю, какую цель я преследую, какую задачу решаю, и почему именно этим способом.


И вам того же желаю.



Источник

Показать полностью
34

Психолог о полиамории

Извините, текст длинный и не для легкого чтения.

Психолог о полиамории Психология, Отношения, Любовь, Текст, Длиннопост

Давно подбирался к этой теме. Буду цитировать статьи «Желанный и пугающий брак», «Традиционная трагедия измены», «Выйти замуж за ревнивца», «Брак как проект», «Механистично о семье», «О материнской и отцовской ролях», «Портрет Настоящего Мужчины», «Почему женщины выбирают козлов?», книгу «Книга о тебе».


Как я уже писал в перечисленных (и не только) текстах, моногамный брак – довольно свежее по биологическим меркам изобретение.

Несколько тысяч лет назад впервые была зафиксирована (в Месопотамии) церемония заключения моногамного брака, официальное закрепление такой формы поведения, когда один мужчина и одна женщина добровольно взяли на себя взаимное обязательство строго соблюдать K-стратегию. До этого все было проще и стихийнее: люди жили коммунами, прайдами, стаями, сексом занимались по взаимному влечению, о потомстве заботились сообща, и откуда берутся дети, в общем как-то не задумывались. Даже и сейчас есть племена, в которых сексуальная фиксация на каком-то одном человеке считается болезненной и требует лечения.

Иметь все потомство от единственного партнера эволюционно невыгодно. Не бывает такого в природе, за исключением случаев, когда особь способна размножиться единожды в жизни. И легенда о пожизненной верности пары лебедей – всего лишь легенда.

Моногамный брак — следствие актуализации К-стратегии размножения, стратегии, в которой самец обихаживает одну самку, не подпускает к ней других самцов и помогает заботиться о потомстве, в отличие от R-стратегии, когда размножение обеспечивается старательным оплодотворением всех подвернувшихся самок. Обе стратегии эффективны.

С одной стороны, R-стратегия и необходимость разнообразить генофонд потомства требуют размножаться усердно, активно, и достаточно разнообразно, особенно от мужчины, который может совершать оплодотворение хоть несколько раз в неделю, а в период юношеской гиперсексуальности — и несколько раз за день (так, конечно, не происходит, если не считать всяких царей Соломонов, Чингиз-Ханов и прочих героев размножения), что в ситуации с одной постоянной женщиной биологически невозможно. Ну сами посудите, вот забеременела от него жена, и что ему делать с оставшимся на 9 месяцев (строго говоря, больше) запасом сперматозоидов? С другой стороны, K-стратегия требует образования устойчивой пары и заботы о потомстве. У милых дам ситуация осложняется тем, что размножаться самка гомосапиенса в состоянии примерно раз в год, и потому понять желание мужчин иметь секс со всеми подряд, а то и разом, ей трудно и неинтересно. Но биологическая необходимость ротации настигает и ее, и выражается это в том, что каждые несколько лет ее тянет оставить потомство от нового самца. Если отвлечься от механистического подхода, то женщине свойственно примерно раз в несколько лет влюбляться. Именно отсюда 30% детей «не от мужа». Нет, не во всех семьях, конечно, не во всех. Так же как и не все мужчины поддаются своим мужским инстинктам, и 30% мужей так и остаются верными хранителями супружеского ложа.

Откуда вообще взялись моногамные (моноаморные) отношения? Во-первых, конечно, из той же биологии. У ребенка может быть ровно два родителя (простейшие организмы и достижения науки рассматривать не будем). И у видов, требующих заботы о потомстве, родители оказываются связаны общими интересами – той самой заботой. Во-вторых, эти интересы, естественно, в свое время оказались в области внимания правового поля. А как же иначе? И в-третьих,

Моногамный брак стал популярен с развитием и распространением христианства. Христиане, если вы почитаете Жития Святых, почти сплошь были редкостные неудачники. Поэтому они радостно трактовали слова Писания о том, что "Да прилепится жена к мужу своему" в том смысле, что жена должна быть только одна! Потому как употреблено в единственном числе! А при таких порядках что-нибудь достанется и неудачникам.

Кстати, всех всем хватает не всегда.

Долгое время мужчина мог иметь столько жен, сколько был способен содержать. А и логично: если он силен и успешен, то именно его генофонд должен сохраняться и распространяться. При таких условиях жен на всех не хватит. Поэтому, кстати, войны были в том числе направлены на захват невест. Читайте Библию. Если же некто был настолько слаб и туп, чтобы не мочь содержать даже одну жену, то и ни к чему такому размножаться, зачем портить породу...

Даже и при современных европейских традициях моногамии все равно не всем всех хватит.

Мужчина может размножаться по нескольку раз в неделю, а по молодости — и по нескольку раз в день. При этом даже самый закоренелый поборник религиозной этики должен признать, что пытаться оплодотворить уже беременную самку совершенно бессмысленно. Женщина же размножается в лучшем случае примерно раз в год. Поэтому избыток самцов используется природой для экспериментов. Вариабельность параметров анатомии, физиологии, неврологии у мужчин существенно выше, чем у женщин (по некоторым данным — в несколько раз). Самцов не жалко. Поэтому гениев среди мужчин заметно больше, чем среди женщин. И идиотов тоже. Нормальных мужиков для размножения достаточно совсем немного. И поэтому чисто биологически и статистически на всех нормальных женщин нормальных мужчин элементарно не хватит.

Зайду с другой стороны.

Как обычно, сначала следует понять, о чем, собственно, идёт речь. И сразу начинаются сложности. Взять любовь к Пушкину, к мороженому, к родине, к родителям, — это всё одно и то же чувство, или разные? Впрочем, этот-то как раз вопрос решается довольно просто.

Развращённые тёплым климатом греки изобрели гораздо больше слов для чувств. Поэтому было меньше путаницы не только в словах, но и в мыслях. Любовь они разделяли на несколько видов (по разным классификациям от 4 до 7)

Агапе
– самоотверженная, отдающая любовь; к Родине, богу или ребёнку, например.
Эрос – телесная любовь.
Сторге – спокойная дружба-благорасположение к членам семьи, коллегам, или соратникам, привычным предметам и домашним животным.
Филия – интерес, привязанность, дружба по сходству душ и мыслей (отсюда разные библио- и прочие филы).
Мания – одержимость, стремление к (отсюда разные пиро- и другие маны).
Людус – игривая лёгкая влюблённость, граничащая с флиртом.
Прагма – любовь по расчёту. Оно соответствует моим таким-то и таким-то идеалам, подходит под такие-то и такие-то мои потребности, следовательно - я его люблю. «Я как раз такое и хотел». Как любимая мобилка, например.

Вроде, ничего не забыл и не напутал.

Каждый вариант вполне имеет право нести в себе нотки любых остальных видов, ибо чистых типов, как мы знаем, не бывает.

Греки, в отличие от нас, не делили топором любовь и дружбу, им не западло было сказать «любимый друг». Накал же страстей дают компоненты эроса, мании и изредка патологические (вроде фанатизма) варианты агапе.

Получается, что любить можно много чего и много чего. Если мы любим шоколад, то это не препятствует нашей любви к креветкам. Людей мы тоже можем любить нескольких, скажем, у многих детей вызывает недоумение идиотизм популярного вопроса: «Кого ты больше любишь, папу или маму?», у взрослых такое же недоумение вызывает вопрос, кого из детей, если их больше одного, они больше любят. Возвращаясь к пониманию, что дружба по греческой классификации – тоже любовь, мы можем недоумевать по поводу сравнения степени дружбы с разными друзьями.

Но удивительно: как только одним из компонентов отношений становится эрос, как тут же очевидность идиотизма требования эксклюзивности становится неясной. Хотеть почему-то допустимо ровно одного человека, хотя оргии разврата, о существовании которых всем известно (а некоторым случалось и принимать участие), однозначно доказывают обратное. Да, высокоморальный член общества, в котором мораль такого не позволяет, может считать такое поведение извращенным и противоестественным, но... Из сексологии мы знаем, что любая сексуальная девиация имеет распространенность в популяции максимум в единицы процентов (обычно цифры крутятся вокруг 4%), а сексуальные фантазии, связанные с одновременным участием нескольких партнеров случаются практически у всех. Реализацию могут себе позволить не все, но это другой вопрос.


Здесь описан случай, когда ошибочно все жители небольшого поселка были признаны зараженными ВИЧ. Повторный анализ чеоез некоторое время показал, что все здоровы, но в промежутке

Все деньги, у кого они были, были сняты со счетов и потрачены на алкоголь, а может и чего еще. Рыбу, разумеется никто не ловил, а все жители занимались развратом по принципу «кто с кем захотел». Ни о каких семейных узах уже не шло и речи. В общем, узнав о том, что они больны такой неизлечимой заразой, они решили, что жить им осталось считанные месяцы, и решили, что эти месяцы надо прожить так, чтоб вообще не жалко было. Умирать, так с песней как говорится.

Понимаете, как грустно... Люди хотели бы прожить жизнь иначе, чем живут, но не могут себе позволить, потому что неприлично, не положено.

...абсолютно здоровые, как выяснилось рыбаки, судятся с департаментом здравоохранения и пытаются жить дальше, с воспоминаниями обо всех бесстыдствах, которые они между собой устраивали. Правда говорят, что в беседе тет-а-тет, они все же признаются, что никто ни о чем не жалеет.

Им хотя бы случилось прожить «от души» несколько месяцев. А большинству-то такой случай не выпадал.

Зато при некоторой осторожности даже супруги могут себе позволить тайные приключения на стороне. Официальная мораль против, но...

С одной стороны, адюльтер повсеместно осуждается. С другой стороны, он осуждается как-то абстрактно. 70% опрошенных людей, состоящих в браке, анонимно признались, что внебрачный секс с их стороны имел место. Это что-то чрезмерно много для исключений из нормы. С третьей стороны, несмотря на трагизм и драму при переживании супружеской измены, в литературе и искусстве постоянно эксплуатируется эта тема, причем сексуально активный мужчина обычно позиционируется как герой и настоящий мужик (исключения есть, я знаю), а сексуально активная женщина — либо как коварная разрушительница, либо как несчастная жертва романтических чувств, обманутый супруг — как комический персонаж, а обманутая супруга — опять-таки как жертва. Вспоминаем, что виноват всегда мужик, да? С четвертой стороны, женщины обычно остаются на стороне подруги, независимо от ее роли в ситуации, а мужчины — на стороне приятеля, хотя позиция рогоносца обычно вызывает меньше сочувствия. Тот же парадокс относится к родне обсуждаемого лица. Родня обычно на его стороне, как, впрочем, и должно быть.

Можно, конечно, возразить, что случайное приключение – не в счет. Но все мы знаем, что любовники и любовницы случаются постоянные. Иногда более постоянные, чем официальный брак. Который, между прочим, с течением времени может и потерять свой сексуальный компонент, оставаясь браком любящих супругов.


Мне вообще иногда непонятно, с какой это стати сексу, эросу, уделяется столько внимания в вопросах любви. Любовь – это приязнь и привязанность, а эрос... Ну, есть люди, с которыми приятно поболтать, есть люди, с которыми приятно совместно трудиться, есть те, с кем приятно заниматься фигней, а есть такие, с которыми приятно развратничать. И слава Афродите. Зачем так, с одной стороны опошлять, а с другой сакрализовать хорошее, но не ультимативно жизнеопределяющее занятие?


Ладно, не буду отвлекаться.


Итак, мы выяснили, что любить можно нескольких людей, хотеть тоже, что является одним из компонентов не всякой любви, не выясняли отдельно, но очевидно, что любовь может быть разной силы, а также разной продолжительности, от «на всю жизнь» до «на одну ночь».


Между прочим, не следует пренебрежительно относиться к быстротечной любви. Один древний индус, а потом один древний еврей считали, что любить следует вообще всех. В нашей цивилизации, к сожалению, вопрос управления чувствами сводится к «сжать зубы и не показывать», но в отдельных сообществах считается нормальным и одобряемым способность произвольно инициировать и ликвидировать не проявления эмоций, а сами эмоции и чувства. Кстати, не такая уж экзотика, этим занимаются в том числе и актеры. Не совсем кстати вспомню не вполне уместную, но интересную для нас сейчас цитату святителя Николая Японского:

«Сначала полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили, а потом говори им о Христе»

Для нас сейчас важно, что в его инструкции любовь к собеседнику позиционируется как волевой акт. Случилось мне также быть знакомым с некоей средой, в которой считалось неприличным спасть с кем-то, предварительно его не полюбив. Не могу впрочем, сказать, что их мировоззрение и образ жизни были вполне привычными, скорее напротив.


Итого получается, что полиамория – вполне естественное состояние нормального (я понимаю многозначность термина, здесь – антоним к «ненормальный») человека. Полиамория в сочетании с эротическим компонентом любви тоже не выглядит чем-то удивительным. Причины социальной неодобряемости тоже, в общем, понятны, не стану приводить длинные цитаты из перечисленных в начале статей.


Можно еще затронуть вопросы ревности, которые опять же традиционно связаны с вопросами любви, не обязательно эротической. Ревновать можно и друга, и начальника, и животное, по совершенно разным поводам, одинаково связанным со страхом потери ресурса, возможности удовлетворения потребности.


Не могу найти читаную в сети историю, приведу своими словами:

По улице идет пожилой крупный мужчина в сильных очках, шаги размашистые, агрессивные. За ним семенит ребенок лет трех.
– Дедушка!
Молчит.
– Дедушка! Возьми меня на ручки!
– Не возьму!
– Ну дедушка!
– Нет!
Останавливается, и поворачивается, обвиняюще указывая пальцем на ребенка:
– Ты сказал, что бабушку любишь больше, чем меня!

Да, ревность сопутствует многим отношениям, по множеству поводов. Но это же не основание для того, чтобы в любые отношения на всякий случай не вступать? Впрочем, о ревности я уже писал отдельно и пространно.


Впрочем, и без ревности полиаморные группы встречаются чаще, чем может показаться. Скажем, маленькие сообщества постоянно живущих рядом людей при пристальном рассмотрении оказываются связанными романтическими отношениями вдоль, поперек и перекрестно. Да, ради соблюдения внешних приличий оно не афишируется, даже если всем все понятно. Но факт-то...


Относительная свобода нравов, вернувшаяся после тысячелетнего сексуально-репрессивного прессинга, сегодня дает людям возможность построить свою жизнь, в том числе семейную, более соответственно своим предпочтениям, чем раньше. В первую очередь это касается неформальных, фактических браков, гомосексуальных отношений. Все еще в жестком законе оказываются отношения с человеками, не достигшими возраста согласия (в разных странах от 12 до 21 года, в некоторых такое понятие вообще отсутствует). Полиаморные отношения находятся где-то в середине шкалы признания. В толерантных социальных средах они могут быть предметом максимум небольшого удивления, в нетолерантных – поводом для судебного разбирательства. По крайней мере мне неизвестны официально признанные формы групповых браков. Впрочем, формальное заключение брака сегодня – скорее традиция и каприз, нежели необходимость. Практически все обязательства, создаваемые браком, могут быть оформлены другими образами.


Когда ко мне приходит клиент, связывающий свои сложности с тем, что традиционные семейные отношения ему по каким-то причинам не очень подходит, я всегда указываю ему на то, что традиции – общественный договор, указание на то, «как положено», если своего ума нет. А если есть, то семью пара строит под собственные потребности. Или не пара. Их дело.



Источник
Показать полностью
3

Об истории и политике

Текст длинный, и не для легкого чтения, извините.

Об истории и политике История, Политика, Психология, Текст, Длиннопост

С детства мне был непонятен предмет «история». Читаю учебник, и никак не могу собрать разрозненные сведения в систему. Какие-то имена, даты, топонимы, случайные обстоятельства... И зачем-то надо это тупо запомнить и пересказать на уроке. Как-то раз от отчаяния я вызубрил страницу про Пунические войны и получил заслуженную пятерку. В памяти осталось только, что этих войн было две, и что это было очень давно. И кажется, в Греции. С тех пор полученные из учебника сведения мне не пригодились ни разу и ни для какой цели.


Однако в общем и целом я помню, что основное содержание учебников — это в каком году какой король какой страны от кого родился, каким образом сел на трон, на ком женился, какие территории захватил или потерял... И опять ничего в памяти не осталось, кроме того, что во Франции было очень много Луёв (Людовиков). Еще там была революция.


Или вот, например, известный всем факт, что Америку открыл Колумб в 1492 году. А если бы ее открыл Альварес в 1485, что бы это для меня изменило? А для вас? И вообще для кого-то из современников? И зачем тогда это знать?


Зачем вообще нужны знания? Ну тогда уж начнем с того, что такое знания. Знания суть логически корректные выводы из достоверных фактов. А сами по себе факты знанием не являются. То, что Волга впадает в Каспийское море — факт. А вот то, что мы можем по Волге попасть в Каспийское море — знание. И это знание нам понадобится, если мы соберемся попадать в Каспийское море водным путем. То есть, знания нам нужны, когда мы собираемся что-то менять в своей жизни, в своем поведении, другими словами, строить планы.

Знания, полученные на уроках физики, химии, математики, мне неоднократно пригождались в жизни. Наверное, напрягшись, я смогу придумать какую-нибудь ситуацию, в которой мне пригодились бы обстоятельства завоевания чего-то кем-то, но это надо напрячься и придумывать. Да и то ничего, кроме викторины, в голову не идет.


С одной стороны я понимаю, что иной истории, кроме написанной придворными хроникерами, не сохранилось. С другой я могу понять мотивацию придворного хроникера, и даже мотивацию заказчика этих хроник, но мне-то оно к чему? Примерно как в случае с рекламой: в ней заинтересованы ровно два человека — заказчик и исполнитель. Тот, кто платит, и тот, кому платят. Все остальные относятся к рекламе с понятной брезгливой скукой. Но в случае с историей деньги уже давно заплачены, и заказчик и исполнитель давно умерли, то есть даже и этот толк уже весь вышел.


Возвращаясь к вопросу: что нам до Колумба и до даты открытия Америки? Единственный ФАКТ состоит в том, что новый континент был обнаружен по историческим меркам довольно поздно. И все. И обнаружен, заметьте, он был не королем, и даже не герцогом, и не министром, и отнюдь не при помощи командования войсками. Это было работой исследователя, и ее результат изменил жизнь множества людей, начиная с той самой поры и заканчивая современностью. А были и другие исследователи, достижениями которых мы пользуемся до сих пор. Некоторых из них даже проходят по истории. Путешественников, астрономов, физиков, но не очень многих.

И это удивительно. Если вспомнить имена ученых, на основе открытий и подвигов ума которых построен, например, современный водопровод, так ведь их много: Архимед, Герон, Бернулли, Паскаль... И когда мы хотим построить, например, душ в деревне, мы пользуемся их знаниями, пусть и опосредованно, выбирая диаметр трубы и способ герметизации. А кто правил их родинами в период их жизни? А фиг его знает... Не поможет оно нам душ построить.


Или ее более яркий пример: был такой древний еврей, у которого сегодня много последователей, несмотря на то, что он ничего не завоевал и на троне не сиживал. Он говорил интересные и нужные по сей день вещи. Все, наверное, вспомнят, что руководителем местной администрации в его время был Понтий Пилат, и то только потому, что он однажды поучаствовал в судьбе Иисуса. А кто был императором? Это уже вспомнят не все. Допустим, кто-то случайно в курсе, что Тиберий. А чем еще Тиберий известен, кроме того, что бы современником Христа? А фиг его знает. И какая разница. Существование христианства и элементы декларируемой христианской морали приходится учитывать даже атеистам и иноверцам, а династии римских императоров... Да Плутон с ними.


Ведь по сути, кто такой король? Первый в династии — это обычно бандит, установивший контроль над территорией, и передавший этот контроль дальше по наследству. Это только в кино король — весь такой из себя царственный и благородный, а если почитать свидетельства, то что ни царственная особа — то поганец и самодур. В отличие от того же Христа. А хоть бы и от Архимеда. Кстати, под каким царем Архимед жил? Или вот, известно, что его убил какой-то безымянный солдат. Что за война тогда случилась? Кто, с кем, по какому поводу воевал? Какие главные сражения этой войны были? Как войска стояли? Да без разницы. Главное событие этой войны — смерть Архимеда.


Или вот Пушкин. Все русские (русскоязычные) знают Пушкина. А какие там цари царствовали? Это даже подсказка: больше одного. А за что его в ссылку отправили? А? Вот то-то. И Архимед, и Иисус, и Пушкин нам известны потому, что после них остались непреходящие научные и культурные ценности. А после царей что осталось? Ну выступил царь войной против соседа, ну угробил кучу людей, ну приобрел или потерял какой-то клок земли, так там что, другие люди стали жить? Налоги жителей этой земли стали поступать не в те карманы, что раньше, и что? Ведь даже им самим, жителям, было безразлично, кто был выгодоприобретателем налогообложения, а нам-то вообще что? Что нам от тех царей ценного и полезного осталось?


С интересом читал, как Эратосфен черт знает когда при помощи двух палок определил (довольно точно) радиус Земли. Это я понимаю, это подвиг, подвиг ума. Метод триангуляции до сих пор используется в разных областях, научных и технических. Ключевое слово, между прочим «используется». Или, например, опыты Физо и Фуко по определению скорости света в домашних (на Земле) условиях. Изящно, остроумно, еще где-нибудь применимо. Это, впрочем, имена, уже неизвестные обывателю, в школах, кажется, не проходят. А если и проходят, то на физике, где не до личностей. Вот еще одно имя, которое не проходят: Игнац Земмельвейс. Не стану рассказывать здесь, чем он поразил меня, захотите — погуглите и почитаете. Но к нынешнему времени счет людей, которых он спас своим открытием, пошел уже, наверное, не на сотни миллионов, а на миллиарды. И судьба его была жестока. Куда там какому-нибудь опальному королю, которому быстро отрубили голову. И жестока была его судьба именно из-за того, что он порывался спасать людей. Вот кого надо проходить в школах. Чтобы каждый раз, когда вы приходите с улицы и берете кусок мыла, чтобы вымыть руки, вы вспоминали этого великого человека.


Вот, слово прозвучало. Всякие правители и политики — не великие, независимо от того, сколько и чего они завоевали, и как бы их ни восхваляли их придворные и прямые потомки. А великие — творцы, ученые, исследователи, первооткрыватели, просветители, нашедшие и создавшие то, чем мы до сих пор пользуемся. В основном даже не вспоминая имен. А иногда называя имя, но не зная даже, что это имя. Вот одно, например: Рудольф Дизель. Поняли, да?


И вся НАСТОЯЩАЯ история — это история открытий и творений. И вот она как раз логична и последовательна, потому что каждое изобретение основывается на предыдущих, и от какого-нибудь древнего естествоиспытателя несложно потянуть историческую нить к какому-нибудь гаджету или способу, применяемому нами каждый день. И каждое произведение искусства построено на тех, что были до него.


И если, например, обыватель, недоумевающий по поводу «Черного квадрата» Малевича потрудится ознакомиться с модернизмом, кубизмом, суперматизмом, книгой Кандинского «Точка и линия на плоскости», и предыдущими работами Малевича, то он поймет, что «Черного квадрата» не могло не быть, он непременно должен был появиться. Равно как и менее известные красный и белый.


Если бы я сообразил это раньше, написание такой истории, истории идей, могло бы стать делом моей жизни. Достойным делом, полезным, а не, скажем, построением политической карьеры. Впрочем, я все же достаточно разумен, чтобы и этим последним тоже не заниматься.


Официальная история — это история политики. Сведения же о политически событиях теряют актуальность стремительно. Кто из нас в состоянии понять реплику политически активного гражданина, «пикейного жилета» из «Золотого теленка»: «Бриан — это голова!» Кто такой Бриан? А фиг его знает. Можно выяснить, но зачем?


Я, конечно, несколько передергиваю. Но только несколько. Скажем, я недавно перечел замечательную, хотя и не бесспорную работу Александра Мирера «Этика Михаила Булгакова», в которой Мирер, анализируя роман «Мастер и Маргарита», обращается в том числе к разнообразным историческим событиям, источникам, без которых понимание книги оказывается неполным. Или, скажем, блистательная книга венгерского автора Лайоша Мештерхази «Загадка Прометея», в которой он анализирует на прискорбно бедном материале, как могла сложиться судьба Прометея после освобождения его Гераклом. Безумно интересно. Но: вне этих двух (ладно, трех) книг все упомянутые в них исторические события не несут мне никакой ценности и не имеют для меня никакого интереса. То есть они ценны только в той мере, в коей иллюстрируют по-настоящему ценные идеи. Идеи, господа!


Поэтому, читая Ильфа и Петрова, я найду время и силы ознакомиться с ситуацией в Советской России описываемого в тексте периода. То есть для понимания опять же идеи. А вне этой задачи оно мне не надо.


Резюме: королей, царей, императоров, ханов, шахов, султанов, президентов, министров, герцогов и так далее — великих не бывает. Бывают великие УМЫ и великие души, только и достойные упоминания в истории. А если кому-то из них случилось занять трон или кресло — так это технические детали. Скажем, обожаемый мной Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин был также вице-губернатором, Рязанским и Тверским. Но любим он мной не за это, и известен он не этим, и главные достижения его не в этом. Еще царя Соломона можно вспомнить, с его Экклезиастом.


А вот кстати. Говорят, что историки выяснили, что царей Соломона и Давида не было. Не осталось, понимаете, никаких следов ни от них самих, ни от их царств, и мест ни в истории, ни в географии, где они могли бы присутствовать, тоже не осталось. И что это меняет? А, собственно, ничего. Или вот вопрос: был Христос или не было его? А какая разница? Был человек, сказавший записанное в Евангелиях, и именно эти записи и есть причина того, что мы вообще знаем имя «Иисус Христос». Или ходят слухи, что две книги про Остапа Бендера написали вовсе не Ильф с Петровым. Ну, конечно, было бы справедливо установить истинного автора, но Остап Бендер уже давно самостоятельно существует в умах людей, наравне с Христом и Соломоном. А Козьмы Пруткова и Николя Бурбаки так и вообще не было. И что за беда? Идеи, господа, идеи. Только они.


Так, вот, возвращаясь к мысли. Нормального человека, не историка, не сплетника, не романтика короны и мантии, политические сенсации прошлого интересовать не могут. Нет там ничего интересного. Родился в семье бандита, контролировал территорию, подрался с одним соседом, помирился с другим, оттяпал кусок земли, потерял другой, уморил толпу солдат, оскандалился там и сям... Мне что, с почтительным интересом изучать биографии и разборки бандитов 90-х и их убогих потомков? По аналогии? Вот еще...


И нет большой разницы, получается, идет речь о жизнеописании короля или о жизнеописании президента, или о жизнеописании вора. Могут быть, конечно, какие-то забавные эпизоды, но и все. И без разницы, как давно объект описания жил. В любом случае ПРИМЕНИТЬ эти сведения для пользы мы не можем. Ну, допустим, мы еще худо-бедно интересуемся относительно недавней историей нашей родины. Потому как это вроде в какой-то степени про нас. Но, как я уже заметил, политические события теряют важность стремительно, особенно имена. Вот, мы знаем имя текущего мэра Москвы. И имя предыдущего еще помним. А позапрошлого? А если да, то зачем? И даже знание фамилии президента никоим образом не может быть применено для какого-нибудь полезного дела. Ну скажите мне, как вы, в своей обычной жизни, можете использовать это удивительно ценное знание? Разве что жалобу написать на его имя... СМИ (средства манипуляции идиотами) нынче играют роль тех самых придворных хроникеров. Они живут в своей собственной информационной среде, и чисто манипулятивными средствами создают у обывателей иллюзию важности описываемых деталей жизни людей, с которыми мы не знакомы, и которые даже не подозревают о нашем с вами существовании.


Иногда манипуляции примитивны до наивности. Скажем, пишут: «Россия выступила с заявлением...» Россия выступила? Что, территория выступала? Нет. Население выступало? Тоже нет. А кто? Ах, начальство... Ну вы как бы собаку не путайте с ее блохами. Или вот мода именовать тех, кого нельзя называть ворами и мошенниками, «сенаторами». Сенатор — это член сената. Где они в России сенат-то нашли? Звучит лестно, понтово, тут не поспоришь, но понты какие-то казаческие — жестяные кружочки во всю грудь и нагайка из кожзама.


Я не спорю, что если фамилия у президента станет какая-нибудь другая, то что-нибудь изменится. Но, во-первых, совершенно не верю, чтобы это случилось в результате получения обывателями дубинкой по морде, а во-вторых, никогда заранее неизвестно, что и как изменится. Всегда есть и надежды и опасения, и всегда получается как-нибудь неожиданно.


Опять растекся мыслью. Так вот, поскольку СМИ манипулируют сознанием обывателя всю дорогу, они достигли в этом мерзком занятии удивительного мастерства. В соцсетях совершенно негангажированные обыватели делятся рассуждениями о каких-то посторонних лицах, доходя до споров, скандалов, и, подозреваю, даже до драк. Напоминаю: речь в спорах и скандалах идет о людях и событиях, знание о которых никак, никаким образом не изменит судьбу этих самых обывателей. Ну, положим, потратят они время и силы на написание и подписание петиции. Вы мне можете назвать хоть одну народную петицию, принятую и исполненную начальством? В крайнем случае, можно толпой выйти на улицу с протестом против чего-нибудь и получить дубинкой от ряженого гопника. Тут влияние на судьбу прямое, тут ничего не попишешь. И начальство позабавит, да. Ну, если ему доложат более подробно, чем «Этим опять в стойлах не сидится» - «Затруднения есть?» - «Никак нет».


Поожим, я могу посидеть над источниками, и вычислить, сколько денег любимое начальство натырило из бюджета и даже у меня лично. И что? Что я буду с этими цифрами делать? Громогласно возмущаться? Идти на площадь с плакатом "Верни деньги"? И что, начальство этот плакат увидит? А если и увидит, то ведь даже фигу показать поленится.

Когда прошение было прочитано и закрестовано, то у всех словно отлегло от сердца. Запаковали бумагу в конверт, запечатали и сдали на почту.

— Ишь, поплелась! — говорили старики, следя за тройкой, уносившей их просьбу в неведомую даль, — теперь, атаманы-молодцы, терпеть нам не долго!
И действительно, в городе вновь сделалось тихо; глуповцы никаких новых бунтов не предпринимали, а сидели на завалинках и ждали. Когда же проезжие спрашивали: как дела? — то отвечали:
— Теперь наше дело верное! теперича мы, братец мой, бумагу подали!

© М.Е.С.-Щ. «История одного города»
Любят русские люди бунтовать! Встанут на колени перед барским домом и стоят, подлецы! И ведь знают, что бунтуют, и всё равно стоят!

Приписывается М.Е.С.-Щ.
"А вы, мерзавцы, думали, что вам комиссия поможет? - сказал полковник.- Ни хрена она вам не помогла! Ну, а теперь пусть каждая рота промарширует передо мною и пусть громогласно повторит то, что я сказал". И мы, рота за ротой, шагали, равнение направо, на полковника, рука на ремне ружья, и орали что есть мочи: "Мы, мерзавцы, думали, что нам эта комиссия поможет. Ни хрена она нам не помогла!" Господин полковник хохотал до упаду, прямо живот надорвал.

© Я.Гашек «Похождения бравого солдата Швейка»

Очень интересный процесс случается, когда обыватель эмигрирует. Он быстренько попадает под манипулятивное влияние другой структуры СМИ, и так же быстренько область его интересов смещается от фамилий русских к фамилиям турецким, американским или немецким смотря по локации. Более того, меняется также и отношение к одним и тем же событиям.


Где-то прочёл удивление смешанной российско-украинской супружеской пары, которая ездит туда-сюда, по поводу того, что, несмотря на отсутствие ксенофобии и политической вовлеченности, их отношение к русским и украинцам меняется за пару недель в зависимости от того, на какой территории они находятся, какие новости смотрят по телевизору и с кем беседуют.

© Иоганн Сваммердам «Психология темной стороны силы»

Так что все поразительные и возмутительные политические сенсации, когда настоящий гражданин, истинный патриот, не имеет права стоять в стороне, а обязан как один встать и сделать какую-нибудь глупость — это все наносное, внешнее и случайное.


Но вот возьмем того же Игнаца Земмельвейса. Допустим, у него вместо исследовательского таланта проснулось бы гражданское самосознание, и пошел бы он получать дубинкой. Быть может, даже крепко получать, до инвалидности и тюремного заключения. Это что, оказалось бы ценнее, чем то, что он сделал на самом деле? Или пусть не так серьезно. Вот я тут ходил к замечательному стоматологу, мастеру своего дела. Волшебные руки, огромный опыт. Хотел бы я, чтобы его гражданское самосознание оказалось паче профессионализма? Чтобы он вместо работы над моим зубом пошел получать дубинкой по морде? Да ни в жисть!


Да, я понимаю, что огромная часть населения занимается на работе перекладыванием бумажек. Другая огромная часть населения занимается перепродажей чего-нибудь. Какая-то мизерная польза от этого есть. Наверное, неплохо, что я могу пойти пешком не в один супермаркет, как в какой-нибудь провинциальной деревне, а в целых восемь. Хотя, если честно, мне и одного бы хватило. И да, не вижу особой беды, если эти люди будут сочинять и подписывать петиции, скандалить в сети, получать дубинкой по морде... Но если этим заниматься станет стоматолог, а хоть бы и невролог, или окулист, а пусть даже и ветеринар, а также столяр, электрик и вообще любой человек, приносящий своей деятельностью зримую пользу, я буду против. А особенно буду против, если получать дубинкой по морде пойдет талантливый писатель, художник, ученый, музыкант. Не в этом его основная ценность. Идеи, господа, идеи! Нет, журналистам, попсятникам и уринотерапевтам — можно. Пусть. Я здесь лишь о тех, кто приносит пользу.


Когда-то, вскорости после моей эмиграции из Москвы в Петербург, я поделился с Николаем Ивановичем Козловым своей радостью от кормления уток на Фонтанке с Пантелеймоновского мостика. Это был один из двух раз, когда я наблюдал Никалая Ивановича рассерженным:


– Ты талант! Как ты можешь тратить свое время на такую ерунду! Ты очень много важного и полезного можешь сделать, а ты уточек! уточек кормишь!


Тогда я был несколько удивлен таким эмоциональным потоком, но сейчас, наблюдая, как хорошие люди спорят до хрипоты о том, голова Бриан или нет, и стоит ли класть ему палец в рот, испытываю сходные чувства.


Если ты способен на деятельность, имеющую результат, то ей и надо заниматься, а не играть роль лемминга-манипулянта, рядового строителя бесполезной истории политических склок, расходного материала в политических играх и войнах.


Dixi.

Источник

Показать полностью
87

Я тут посчитал

Со школы помним, что скорость света 300 мегаметров в секунду.
Заявленная скорость SATA3 - 6 гигабит в секунду.
Принимая длину шлейфа полметра, получаем, что при максимальной скорости часть данных, примерно один байт, хранится в проводе.
Такой вот буфер получается.

12

Еще о страхе публичных выступлений

Еще о страхе публичных выступлений Психология, Саморазвитие, Социофобия, Личный опыт, Текст, Длиннопост

В моем возрасте и при моей профессии психолога естественно, что эмоциональные неожиданности случаются редко. Поэтому, когда такое происходит то, независимо от окраски нового впечатления, оно является ценностью и предметом для исследования себя. И вот, у меня случилось. Спешу поделиться выводами из анализа.


Не могу, конечно, гарантировать абсолютную корректность и безупречность рассуждений, но, мне кажется, я не ошибся, а если и ошибся где-то, то ненамного.

Я всегда легко выступал перед людьми, начиная со школьного возраста. Выступал перед классом, выступал со сцены, читал лекции, вел тренинги, озвучивал какую-то информацию перед залом... И никогда у меня не было волнения, чувства страха, на какое иногда жалуются. Поэтому природа такого отношения к выступлениям всегда была для меня не особенно понятна, даже когда мне случалось проводить (и успешно) терапию подобных фобий.


И вот, впервые в жизни это чувство настигло и меня.


Я играл на гитаре для дебилов.


Это не шутка. Знакомая, приехавшая в гости, попросила рассказать о гитаре и что-нибудь сыграть посредством видеочата воспитанникам интерната для умственно отсталых детей. Я рассудил, что мне несложно, набросал в уме последовательность презентации, сел перед экраном... И тут началось.


Я волновался и был в панике. У меня не было времени проанализировать происходящее в самом процессе, я был занят тем, чтобы все же сделать то, что собирался, не сбиться с мысли, не сбиться с ритма, не подавать ненужных эмоций на аудиторию... Я был занят. Очень занят, аж вспотел. Но когда мероприятие кончилось, я отдышался, и занялся неторопливым анализом: что же это такое со мной произошло? Чем это выступление отличалось от всех остальных?


Задача моя была проста: чтобы им было хоть как-то интересно. Не требовалось, чтобы они поняли все, что я говорю. Просто несколько ослабить неминуемый в их положении и в нынешней ситуации (статья пишется зимой 20/21 года, ковид) недостаток впечатлений. Я показал им пять разных гитар (акустику, другую акустику, настроенную в open G, электруху, бас и укулеле), прокомментировал устройство, поиграл немного на каждой, и это все, что от меня требовалось, что я собрался сделать и что сделал.


Всякий раз, как я даю абсолютно любой посыл абсолютно любой аудитории, я ловлю ответную реакцию, и понимаю, достиг ли мой посыл цели, а если нет, то что надо исправить. Это естественно и нормально для любого человека, я сам на каких-то занятиях показывал демонстрацию: предлагал человеку что-то рассказать, и при этом просил слушателей либо увлеченно реагировать, либо демонстративно отвлекаться: смотреть в сторону, разговаривать между собой и все такое. И даже когда выступающий знал, что это происходит в порядке учебного процесса, в первом варианте выступать оказывалось не в пример легче и комфортнее.


Театральные актеры середины прошлого века, приглашенные сниматься в кино, жаловались, что очень трудно играть перед мертвым, стеклянным зрачком камеры, когда нет реакции зала. На то же жалуются преподаватели, вынужденные перейти на дистанционную форму обучения, когда студенты по разным причинам свои камеры отключают. Я пару раз попытался записать какие-то рассказы на видео, и заметил, что свойственных мне увлеченности и искрометности не случилось.


Достаточно очень слабых проявлений внимания публики, чтобы они были заметны. Помню эпизод не то из книги, не то из фильма, когда актер за кулисами определяет, что представление не захватывает зрителей. "Зал шумный", — объясняет он. Когда зритель увлекается действием, он замирает. Не шепчет, не кашляет, не шуршит одеждой... Даже так можно судить о реакции. В индивидуальном общении достаточно мелкого движения глаз или тела, чтобы эмоциональный интеллект оказался в состоянии как-то их интерпретировать.


Выстроим промежуточное резюме: выступлению помогает наличие и внимание аудитории.

Однако произошедшее со мной было, по ощущениям, куда неприятнее, чем невнимательная или недружелюбная публика.


Мне всегда была свойственна эмпатичность, то есть я довольно легко опознаю эмоции и настроение, а то и характер и какие-то черты личности окружающих. Получая профессиональное образование психолога, я научился это восприятие анализировать и систематизировать. Я в состоянии довольно тонко и точно интерпретировать поведение людей, и даже по четвергам веду психологические разборы фильмов, где мы анализируем поведение персонажей.


Как оказалось, я не только анализирую и учитываю то, что получаю от эмоционального интеллекта, но и использую полученное в построении общения. Взаимодействую. И наличие понятной мне реакции позволяет мне строить общение, начиная с формирования и развития контакта, и заканчивая заданным его результатом.


Но, как тоже оказалось, умение мое ограничивается довольно узким спектром нормальных реакций. В случае же людей с отклонениями, с которыми я почти впервые имел настолько плотное взаимодействие, мне их реакции малопонятны. Как я сформулировал почти сразу по завершении мероприятия: "Мне было бы легче работать перед одной камерой".


Чем же мне помешало изображение моей (довольно небольшой, кстати) аудитории?

Аудитория была, внимание ко мне было, реакция на мои слова и действия, хоть и слабая, тоже имела место, но: я не мог ее прочесть!


Аналогия: вообразите, что вы что-то печатаете, но вместо тех слов, что вы ожидаете, появляются какие-то другие, и совершенно непонятные. Аналогия так себе, придумаю лучше — вставлю.

Понимаете, какая штука? Моя эмпатическая часть получает какие-то сигналы, но проинтепретировать их не может! Старается, и не может! Имеющаяся реакция публики велит мне строить поведение в соответствии, а соответствия-то и не находится! Мой мозг напрягается, пытаясь построить привычное взаимодействие, но оказывается в ситуации, к которой не готов. Не умеет. Непривычен. Что рождает напряженность, нервозность и неуверенность.


Появилась идея эксперимента: попросить кого-нибудь выступить через видеочат, чтобы он видел публику, но зрителям дать запись какого-нибудь совершенно другого выступления. И расспросить, что чувствовал выступающий.


Теперь попробую обобщить жалобы на страх перед выступлением со своим опытом.


Я полагаю, что такое может случиться, когда нет опыта восприятия и интерпретации реакций публики. Наверняка не только поэтому, но в том числе. Если человек вообще слабо способен к восприятию эмоциональных проявлений, если он не умеет подавать материал и корректировать подачу, если он, в конце концов, близорук... То есть, в тех случаях, когда он не может убедиться в наличии контакта с аудиторией, и не просто контакта, а пригодного к интерпретации, контакта понимаемого.


Косвенно это предположение подтверждается известным советом выступающим: выбрать какого-нибудь одного доброжелательного зрителя, и обращаться к нему.


Абстрактной и универсальной рекомендацией будет развитие эмоционального интеллекта, эмпатии, внимательности к эмоциональным проявлениям окружающих.


Это позволяет иметь ощущение контроля ситуации, возможности управления ею. Когда я веду занятия, я держу в зоне внимания всех присутствующих, в каждый момент понимая примерно, в каком эмоциональном состоянии он находится. И да, чисто технически это дает возможность контроля. Если, к примеру, я вижу, что кто-то отвлекается, я могу обратиться непосредственно к нему. Или, скажем, если я вижу, что люди утомляются, разбавить речь анекдотом. Если наблюдаю у кого-то сомнения, могу задать вопрос, чтобы дать (и получить) возможность прояснить какие-то моменты. Да мало ли...


И сейчас вспоминаю, что понятие "контакт с аудиторией" играет важную роль в подготовке актеров и преподавателей. Другое дело, что расшифровывается это понятие обычно невнятно. Ну вот и получилось разобрать какие-то его аспекты...


О других вариантах социофобии.



Источник
Показать полностью
23

Как фейсбук перестал показывать мне рекламу

Господа френды мои!

У меня случилось рождественское чудо.


Кто-то из вас знает, что я не люблю рекламу. Я даже писал об этом:

Ссылка на статью есть в источнике

Мне также случалось упоминать, что прикроватный ноут у меня слабый, на нем стоит простенький и легкий браузер, на который я не могу поставить расширение Facebook Purity, убирающее рекламу в ФБ, поэтому по утрам я ее вижу, и мне неприятно.

Пару дней назад мне пришло в голову комментировать нерелевантные посты, за появление которых в моей новостной ленте кем-то заплачено, какой-нибудь ссылкой на мой сайт. Ну а чо, им же можно гадить в мою новостную ленту?


Я раздергал написанные мной тексты на цитаты, более-менее внятно воспринимающиеся вне контекста, навалял сотню строк кода, дабы цитаты рисовались на плашке, и радостно занялся комментированием.

На третий день этого развлечения реклама из фейсбука пропала!


Я не знаю, политика ли это ФБ, припадок ли благоразумия админа, или что еще, но вот такое вот приключилось.

Если у вас есть, что рекламировать непрямым (это важно) образом, пользуйтесь.


Если нечего, то с удовольствием и злорадством предосталяю вам в пользование мое изобретение:


Ссылка есть в источнике


Релоад генерирует новую цитату. Картинка завернута в перманентную ссылку на страницу с ней. У картинки есть также собственный адрес, чтобы при нужде использовать только ее, отдельно.


Я понимаю, что массовое использование этого трюка может привести к каким-нибудь другим последствям, но вряд ли оно перерастет в массовость, и все равно будет прикольно.


PS: Сам я глубоко неверующий, но моих верующих друзей поздравляю с теплом в душе.


Источник

Отличная работа, все прочитано!