swammerdam

swammerdam

пикабушник
поставил 297 плюсов и 3 минуса
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
12К рейтинг 1520 комментариев 156 постов 12 в "горячем"
-6

Как я стал психологом

Как я стал психологом Психология, Психотерапия, Биография, Текст, Длиннопост
Текст очень длинный. Бандерлоги идут мимо.

Время от времени клиенты и коллеги, а иногда и просто знакомые интересуются, как получилось, что я выбрал и приобрел профессию психолога. Я рассказываю, более или менее подробно, и эта история оформилась достаточно четко, чтобы доверить ее тексту.


В профессию меня привела последовательность обстоятельств и событий, начинающаяся прямо с моего рождения. Первые пять лет своей жизни я провел в старом, двухэтажном, деревянном доме в Вадковском переулке. Затем дом был приговорен к сносу, а нас, как всех простых москвичей, переселили в новостройку на крайнем севере Москвы. Из окна новой квартиры была видна деревня Коровино, и, кажется именно тогда я впервые увидел корову, и особенно смешно эта корова сочеталась с названием деревни.


Мы, понятно, не хотели ехать в такую глушь, но, как мне позже объяснял отец, других вариантов не было, да к тому же нам обещали, что там вот-вот построят метро (и обещали еще долгие годы), так что... Пока же единственным сообщением с цивилизацией был автобус №194, шедший до метро Новослободская минут 45 набитым, как рюкзак туриста.


Поэтому, когда я окончил школу, выбор, куда поступать, был ограничен вопросом близости к дому. Если бы мы жили в центре, то, по всей вероятности, я захотел бы учиться на врача, но из текущего положения вряд ли я выдержал бы такие концы каждый день. Еще два фактора влияли на выбор: должна быть военная кафедра, и должно быть не очень много черчения. Таким образом я благополучно стал студентом МХТИ (сейчас РХТУ).


Не могу сказать, что учеба была мне очень интересна, не скажу также, что она меня обременяла. Я изобрел чудесный способ делать и использовать шпаргалки, плюс мне, в общем, везло, я разгильдяйничал, и на третьем курсе меня чуть не исключили за двести часов прогула. Двести часов — это примерно половина учебной программы.


На третьем же курсе я понял, что химия мне не особенно интересна, а интересны три вещи: медицина, психология и компьютеры. Я еще не рассматривал ни то, ни другое, ни третье как основу для своей деятельности, я просто вел себя, как любопытный щенок, продолжая обучение только для того, чтобы получить диплом и не загреметь в армию. Одновременно я сообразил, что студенческие годы — возможно, лучшие в жизни, и даже ушел в академ, чтобы избежать исключения и продлить этот восхитительный период.


Я могу вспомнить множество забавных и удивительных происшествий из тогдашнего моего студенческого существования, но не стану отвлекаться.


Впрочем, на одну историю отвлекусь.


Когда я только поступил, в самый первый день, на самой первой лабораторной работе у меня не заработала установка. Просто не захотела включаться. Несмотря на то, что это только что было выставлено и проверено лаборантами, и никто из студентов ее до меня не трогал.


На другой лабораторной работе у нас получилась вычисленная константа (не важно, чего) вдвое меньше нужной. Преподавательница лично проверила все реактивы, которыми мы пользовались, все расчеты, но тем не менее. Так нам неправильную константу и зачли.


Еще на какой-то лабе тоже что-то в моем присутствии не пошло.


Спустя время все мои одногруппники знали, что делать со мной в подгруппе лабы надо одним-единственным правильным образом: отгонять меня подальше от установки, а допускать только до расчетов.


Тем не менее, это не всегда помогало.


Как-то студент Семененко, как его звали за то, что, поступив после армии он так представился преподавателю, делавший со мной работу по аналитической химии, сел за установку, снимать долгую кривую релаксации неважно чего, а я пошел гулять. Гулял-гулял и решил заглянуть, вдруг он уже. Аккуратно встал на пороге лаборатории, и увидел, как студент Семененко сидел за установкой, потом заволновался, стал хвататься за разные ее части, потом завертел головой, увидел меня и замахал руками: проваливай, мол. Потом показал мне кривую: «Вот, все гладко, как и положено, а вот этот зубец — это ты вошел».


В другой раз на лабе по вакууму надо было сначала откачать воздух до определенной степени. Я старательно держался снаружи, и только когда насос сменили на пароструйный, решился зайти и взять сигареты (я тогда еще курил), рассудив, что в пароструйном насосе движущихся частей нет, отказывать там нечему. Когда я проходил мимо нашей установки, от насоса отвалилась печка.


Были и другие случай, которые я не запомнил.


Постепенно моя способность своим присутствием ломать приборы, после моих долгих и последовательных стараний, сменилась способностью своим присутствием приборы чинить, что помогало в бытность мою компьютерщиком (тоже до анекдотичных случаев).


Пока что важно то, что мироздание мне наглядно предъявило пример таинственного и необъяснимого взаимодействия, от которого я не мог отмахнуться. Это спасло меня от чрезмерного материалистического скептицизма и, в конечном счете, дало возможность наблюсти и выделить в техники некоторые по большей части не особенно хорошо объяснимые эффекты, не чураться загадочного и не отвергать огульно дикие идеи.


Доступнее всего из перечисленных моих интересов были для меня компьютеры. Я завел знакомства на кафедре, проводил много времени за всеми компьютерами, до которых меня допускали, и даже успел застать перфокарты и перфораторы, которые эти карты дырявили с ужасным и волнующим грохотом.


К слову, диплом я писал на Фортране (был такой язык программирования), и, несмотря на то, что стараниями замдекана я получил за него тройку (напоминаю, поведение мое было ужасно), завкафедрой после защиты прочувствованно пожал мне руку и сказал, что мой диплом спас положение, все остальные дипломы были очень слабыми.


Но вернемся к студенчеству.


В те времена, на исходе существования СССР многие люди тянулись к таинственному и непознанному, в меру тех крох информации, которые удавалось протащить сквозь партийную цензуру (запрещена в РФ). Понимая ценность информации, я записался в Ленинку, медицинку, патентную библиотеку, ГПНТБ, и проводил там в читальных залах много времени. Это сейчас знания доступны, как никогда, а тогда они были наградой для настойчивых и любознательных,


Мне приходилось выцеживать незамеченные оком цензора капли из кладезя знаний, и, зачастую имея в своем распоряжении очень мало источников, а то и вовсе один, проверять прочитанное на себе и окружающих Таким образом мне удалось самостоятельно убедиться в методической бессмысленности таких, с позволения сказать, искусств, как астрология, хиромантия, френология, отвергнуть христианство и ислам, коснуться буддизма, принять в копилку полезного азы массажа, включая точечный массаж и...


Добрый человек, познакомивший меня с миром мистики, дал мне для ознакомления учебник гипноза. Как сейчас помню, авторства Слободяника. Это было для меня неким несусветным откровением: как же, гипноз, тайны индийских факиров, египетские жрецы, аббат Фариа, Вольф Мессинг, и вдруг — учебник! Понятно, что я изучил его от корки до корки, занялся ради освоения техники постановкой речи (ранее речь моя была... э... умеренно внятной), что мне потом очень пригодилось.


И хорошо помню свой первый сеанс. Соседка, мамина знакомая, зашедшая к нам в гости, пожаловалась на бессонницу. Я аж подскочил: отличное показание для гипнотического воздействия! Уговорил ее испробовать мое искусство, зашли мы к ней, я погрузил ее в не очень глубокий транс, объяснил, что теперь она будет спать глубоким, здоровым, спокойным и крепким сном, все по учебнику, вывел из транса, распрощался...


На следующий день, естественно, мне было очень интересно, ну как оно там получилось? И, возвращаясь из института, я позвонил соседке в дверь, просто наудачу, поскольку знал, что в это время она должна быть на работе. Как ни странно, она открыла дверь, и на мой вопрос, как она себя чувствует, ответила:


— Ужасно!


У меня так все внутри и опустилось.


— Что, не спите?

— Напротив, все время сплю! Даже с работы отпросилась.


И тут до меня доходит, что я забыл! Забыл уточнить, что спать здоровым и крепким сном она должна только ночью!


Это было для меня уроком ответственности, и больше подобных ляпов я не допускал. Гипнотик, видите ли, делает то, что вы говорите, а не то, что вы имеете в виду. Есть, конечно, множество оговорок, но это отдельная и долгая тема.


Тем не менее, подтверждение моей способности манипулировать человеческим подсознанием меня воодушевило. Из своих увлечений я не делал секрета, бескрайние (как тогда казалось) возможности гипноза меня окрыляли, и я всем подряд в институте предлагал свою помощь по любым поводам. Температура, а надо ехать в другой город? Сейчас собьем! Не знаешь материала перед зачетом? Ерунда, сейчас под гипнозом все прочтешь и запомнишь! Чувствуешь себя неуверенным с девушками? Пять минут, все поправим!


Я даже набился на кафедру физкультуры поработать с институтской спортивной командой. С интересными результатами, между прочим.


Изнутри мне все это казалось милой игрой, хотя сейчас я понимаю, что по уровню владения инструментом сумел стать средней руки московским гипнотизером. И я искренне не понимал и не задумывался, почему на меня оглядываются в коридорах, почему преподаватели на экзаменах вместо вопросов по билету заводят какие-то разговоры на посторонние темы...


Позже я не то, чтобы совсем разочаровался в гипнозе, но пришел к тому, что метод специфический, отнюдь не универсальный, более того, во многом проигрывает менее эффектным техникам, имеет массу ограничений по разным параметрам... Забросил я его.


После окончания института я поработал инженером, программистом, журналистом, целителем (честнее сказать, колдуном), еще кое-кем, но это все отдельные истории. Все это время я продолжал исследовать возможности личности, в первую очередь своей, что стало легче и интереснее, так как горбачевская перестройка принесла свободу слова, цензурный аппарат рухнул, и на рынок хлынул поток литературы самого, впрочем, разного качества. Тем не менее мне удавалось отделять полезные сведения от сорняков, чему немало помог усвоенный мной в институте научный подход.


К этому времени относится один эпизод, который сыграл важную роль в дальнейшем. В те времена я женился второй раз, жена моя была моложе, и готовилась к второй попытке поступления в медицинский. А вы помните, что я был нагружен пусть и разрозненными, но знаниями, и подсказывал и разъяснял ей непонятное в процессе подготовки к экзаменам. Она поступила, и тут обнаружилась такая интересная вещь: если до ее поступления и на первом-втором курсах я был в состоянии что-то рассказать и где-то поправить, то, начиная примерно со второй половины второго курса мои разрозненные знания оказывались несостоятельными. Все чаще в спорах оказывалось, что она права, а я — нет, несмотря на всю массу прочтенных мной книг о тайнах работы человеческого организма. Я ей — чжень цзю, а она мне — учебник, в котором четко и ясно написано, как оно устроено, чем иннервируется и какими ферментами и гормонами управляется.


Это поставило в моей голове важную, жирную галку: систематическое образование, даже в самом начале, во всем превосходит любую самостоятельную образованность. И любой обученный (прошу обратить внимание на это слово) специалист в предмете разбирается лучше неспециалиста, даже если неспециалист очень умный.


Вернемся ко мне.


Кстати, впервые пишу о себе, и ощущения... Необычные.


Итак, я продолжал свое самообразование в области моих (и человеческих вообще) возможностей. Работающие методики я оставлял в своем багаже, неработающие отвергал, и получилось так, что я оказался довольно развитым молодым человеком с некоторыми, не всегда объяснимыми со стороны, возможностями.


Один из моих знакомых, молодой человек по имени Егор, меня время от времени дергал вопросами: "Ну как это у тебя получается? Откуда ты все это знаешь? Как тебе удается? Где все это изучить?"


Мне было лень вспоминать, откуда я вычитал то или другое, лень рассказывать, как я все это проверял, как практиковался на коленке... И я отбрехивался многозначительной вракой: "Это старая китайская школа Дао Цзи Бай". А на просьбы передать ему тайное знание, отвечал, что это все не так просто, это групповые занятия, а не поток слов, практики, и без группы и помещения ничего не получится. А так бы я, конечно, с радостью.


И вот однажды он мне сообщает, что помещение он нашел, и группу собрал.


Гад такой.


И мне уже отбрехаться нечем. И объяснять, что я его обманывал, и никакой старой китайской школы не существует, уже как-то неудобно.


В те времена я был большим озорником, и подумал, что это может быть прикольно, учить обывателей тайным знаниям, можно хорошо развлечься.


Тролль я был, вот что.


И я начал вести занятия в качестве крупного такого стеба. Не то, чтобы я явно издевался над людьми, но строил занятия по принципу пародии на секту.


Да, поначалу это и впрямь было забавно.


А потом... Потом я вдруг увидел, что люди, несмотря на всю несерьезность моего отношения, чему-то у меня учатся. Понимаете, даже если человек преподает математику или пение, ученики все равно берут с него пример глобальный, снимают техники и методы, перенимают манеру и способ мышления...


И как-то стало мне стыдно. Не то, чтобы очень, но все же достаточно чтобы я сменил отношение к занятиям. Я подумал, что раз уж у меня получается что-то хорошее помимо моих стараний, то еще более хорошее может получиться, если я приложу к тому усилия.


И я стал учить. Вспоминать, что и почему я делаю, откуда я это взял, и что там еще было полезного.


И вот тут моих знаний и умений мне стало резко не хватать. Помните эпизод с женой-студенткой?


Я бросился искать систематических знаний. По тем временам это мог быть либо психфак МГУ, либо педвуз. Ни то, ни другое меня не устраивало: ни изолированная от жизни академичность МГУ, ни студентки педа с пуговичными глазами... Ни, тем более, сроки, в которые мне обещалось второе высшее.


Отвлекусь. Хочу извиниться перед педагогами, но, когда я работал в НИИ Физико-Химической Медицины, он располагался в старом здании второго меда, в одном дворе с МИТХТ и педом. А между ними была пельменная, по прозвищу "промежность", в которой мне случалось встречать студенток-педагогов. Будучи троллем, я, бывало, вежливо обращался к кому-нибудь из них с вопросом: "А какими качествами должен обладать человек, чтобы в семнадцать лет решить, что его призвание — учить других?" на что почти без исключений получал смущенный ответ, что, вообще-то она не собиралась, но не поступила, куда хотела, а здесь можно было подать документы позже, и вот...


Но к делу. Итак, четыре года хождения на лекции меня не устраивали. Тем более, что у меня были работа, семья, хобби... Мне не надо было через четыре года, мне надо было вчера, и не все подряд, а то, чего не хватает.


Время тогда было странное. Было много неудобного, но также и много интересных инициатив. И в поисках упорядоченных знаний я наткнулся на центр обучения "Контакт", ныне не существующий. Они занимались преинтереснейшим делом: к ним приходил некто, стремительно нуждающийся в обучении. Они выясняли, какие знания, умения и бумажки у него уже есть, что конкретно ему нужно, составляли из разницы программу, формально подходящую под вузовские требования, приглашали преподавателей из хороших институтов, учебных и научных, и в маленьких группах, а то и индивидуально, в штурмовом порядке насыщали заказчика жаждуемым. Денег это стоило, как вы сами понимаете, диких, но они у меня были. Нагрузка была тоже дикой, но я справился. Лицензия на выдачу дипломов государственного образца у них была. Клиентов у них было не очень много, они могли себе позволить обихаживать каждого наилучшим образом, контакты в академической и научной среде у них были исключительные, и даже те преподаватели, кто не особенно всерьез относился к этой деятельности, попросто не умели учить плохо. Так что диплом у меня не престижный, нет, но образование — отменное.


Жалею о том, что в погоне за удовлетворением конкретных нужд я прогуливал патопсихологию, статистику и детскую психологию, в которых не видел тогда надобности. Да тогда-то ее и не было, но потом очень не хватало, а статистику пришлось даже осваивать самостоятельно, со скрежетом зубовным.


Как я уже сказал, преподавателей они приглашали отличных, и к этому периоду относятся мои знакомства с очень яркими, интересными людьми, специалистами высочайшего уровня и даже светилами, включая основателя отечественной практической психологии Аркадия Петровича Егидеса, влияние личности которого на меня оказалось больше, чем мне тогда представлялось.


Поскольку программа составлялась с учетом моих пожеланий, в первую очередь мне давали то, что позволяло мне вести могу группу, не особенно позорясь. И, в общем, могу сказать, что мне удалось закончить ее на таком уровне, что люди не пожалели, что ходили ко мне на занятия. Нет, не скажу, что с блеском, но краснеть мне не придется.


На этой волне мне хватило наглости и везения напроситься в Синтон к Николаю Ивановичу Козлову вести тренинги. Он тогда еще не был маститым и серьезным, располагался, правда, уже не в подвальчике на Академической, а в доме культуры в Сокольниках. И это был не центр психологического развития, а клуб практической психологии, в котором молодые люди получали возможность приобщиться к миру, внезапно открывшемуся после десятилетий прессинга.


Здесь я мог бы пространно рассказать, почему в СССР не было не только секса, но и психологии, но не стану отвлекаться.


Произошло мое восшествие в Синтон так. Я в те времена уже не любил работать, но еще был хорошим компьютерщиком-эникейщиком (был такой промысел). Лето мне удавалось проводить на даче, лишь иногда заезжая в Москву за мелким заработком, но каждую осень приходилось заново искать более-менее постоянную работу.


И вот одной такой осенью я позвонил Козлову и спросил, не нужен ли ему в Синтоне учитель старой китайской философии Дао Цзи Бай. Уточню, что к тому времени мы были хоть и не близко, но знакомы, и моя личность не вызвала у него вопросов. "Нет, — ответил он, — Старая китайская философия мне не нужна. А нужен мне психологический театр". У меня было два варианта, либо ответить: "Давай, я сделаю", либо спросить: "А что это такое?"


Понятно, что я пошел по первому варианту, в результате мне пришлось выяснять, на что же я подписался. Оказалось, что никто этого не знает. Сам Николай Иванович знал только, что была у него тетя, которая этот психологический театр вела, и людям нравилось. А сам он туда не заходил, и представления не имеет, о чем это. Он, надо сказать, вообще очень толерантный руководитель. Если все идет как надо, то и трогать незачем.


Я даже доехал до той самой тети и терзал ее вопросами о программе, на что она мило и растерянно ответила, что и не было никакой программы. "Я просто смотрела, что ребятам нужно, то им и давала". Я рассудил, что с этим я тоже справлюсь, и в результате создал один из популярнейших тренингов Синтона.


Просто в порядке хвастовства сообщу, что такие реализованные сегодня тренеры, как Дмитрий Устинов и Игорь Незовибатько начинали с позиций моих ассистентов на психологическом театре.


Спустя год я уговорил Козлова разрешить мне вести Дао Цзи Бай.


Понимаете, мне не только жаль было отправлять в небытие те наработки, которые я использовал в моей первой группе, но я продолжал заниматься изучением возможностей человека, и мне не хватало материала. Работая только над собой, я никогда не мог быть уверенным в надежности результата, никогда не мог точно сказать, является ли результат методом или относится к моим личным особенностям. Нужна была группа людей любопытных и ориентированных на развитие.


Все получилось. Группа была группой не просто учеников или посетителей, но группой соратников. Мы вместе разрабатывали методы, проверяли гипотезы, применяли техники в реальной жизни.


Мы много экспериментировали. Иногда я приходил и говорил: «Есть предположение, что мы можем сделать так-то и так-то с таким-то результатом. Давайте подумаем, как мы можем это проверить?»


Я говорил: мы будем пользоваться тем, что работает, даже если у нас нет понятного объяснения, и не будем пользоваться тем, что не работает, даже если теория очень красивая.


Иногда это получалось в отношении вещей, которые я сам проверить никоим образом на себе не мог бы.


Например, интуиция у меня была слабая, практически никакая (пока мне не удалось ее развить до более-менее средней степени, пригодной к использованию), но я как-то обнаружил, что если замотать лицо платком или шарфом, то форма моего лица помогает подглядывать на пол в щелку между носом и щекой. Я пришел и сказал: «А теперь мы будем учиться чувствовать живое». Мне завязали глаза, раскрутили, и я показал пальцем в те направления, в которых мог увидеть чьи-то ноги. Затем я велел повторить это же другим, дав самые общие инструкции, вытекавшие из общих же представлений о механизмах восприятия, которые у меня тогда имелись.


Удивительным образом примерно половина группы сразу смогла показать более-менее приличные результаты, а вторая половина присоединилась к ним позже. Кому-то это упражнение не давалось вообще, как и мне.


Во избежание суеверий: исследуя это явление, мы поняли, что фокус основан на субсенсорном восприятии при не очень большом расстоянии, и получается тем хуже, чем Уже каналы этого восприятия. Если старательно перекрыть все органы чувств (заткнуть уши, заглушить звуки музыкой, замотать лицо и руки, чтобы не чувствовалось тепло, организовать вентиляцию, чтобы не влияли запахи), то фокус переставал получаться у всех. Справедливости ради, было там двое-трое, кто показывал отличные результаты из любого положения, и объяснить это я не могу по сей день.


В общем, было интересно. Я видел, как люди становятся лучше, сильнее, свободнее, талантливее, как они научаются и привыкают строить свою жизнь.


Я доволен этим периодом моей активности.


Нет, случались, конечно, оплошности и неудачи, но пальцев на одной руке с избытком хватит, чтобы их перечислить. И не буду этого делать.


Если когда-нибудь стану писать мемуары, то непременно расскажу, чем мы занимались, какие результаты получили, с какими неожиданностями встретились, какие забавные и поучительные случаи происходили, но пока что это не мемуары, а рассказ о том, как я стал психологом. И, в общем, он подошел к концу. Дальше было то, что называется карьерой психолога. Можно, конечно, расписывать, где я работал, какие занятия проводил, как консультировал, какую вел научную работу, как начал писать статьи на психологическую тематику, но это уже не о начале, не о становлении, и любой психолог может что-нибудь похожее описать в своем резюме.


Ну, вообще-то не любой, но скроем за маской скромности мою лень писать больше, чем собирался.


Под конец обычно принято формулировать какую-нибудь мораль.


Мне хотелось бы, чтобы читатель вывел из этого текста понимание важности систематического образования, научного подхода и общения с достойными людьми.


Вот.



Источник

Показать полностью
21

Притча о просветленном коте

Притча о просветленном коте Притча, Современная притча, Текст

Жил-был молодой, любопытный кот. Он искал Смысл Жизни. Он выкапывал ямку, заглядывал, нет ли там Смысла Жизни, от досады гадил в нее, и закапывал обратно.


Однажды он встретил старого кота, от дряхлости превозмогшего и страсть к разврату, и охоту на птичек, и императивную потребность стащить сосиску. Этот старый кот в порыве маразма нагадил прямо на ковер, и даже, кажется, не заметил, что получил за это пинка от (наверное) Мироздания.


Молодой кот был в шоке. До него вдруг дошло, что Смысл Жизни – не в том, чтобы его искать. И его нет не только в ямке, но даже и на ковре. И еще много в каких других местах. Молодой кот с благодарностью воспринял полученный урок, и с почтением поднес старому коту свежепойманную мышь. Впрочем, тот сослепу ею пренебрег, чем произвел на молодого кота еще большее впечатление.


Под этим впечатлением (и вообще) молодой кот решил, что тоже хочет стать таким же мудрым и непокобелимым, как старый кот. Он стал от всего воздерживаться, перестал гоняться за кошками, перестал гоняться за птичками, отказался от сосисок, начал гадить на ковер, стоически перенося пинки от (наверное) Мироздания, и назвал это Путем Старого Кота.


Постепенно у него появились последователи, которые даже спорили между собой, что важнее для достижения мудрости и просветления: не смотреть на кошек, отказаться от сосисок или все же гадить на ковры, и на какие именно.


И только старый кот мог бы сказать им, что они идиоты. Но ему было все равно, и он даже вообще помер.


Впрочем, к старости молодой кот достиг желаемого: перестал обращать внимания на кошек и птичек, не таскал сосиски, привычно гадил на ковер и тоже почти ослеп. Из чего неминуемо следует истинность Пути Старого Кота.



Источник

Показать полностью
9

Так как же все-таки писать рекламу для психолога?

Так как же все-таки писать рекламу для психолога? Психология, Психотерапия, Реклама, Текст, Длиннопост

Некоторое время назад я, насмотревшись на неуклюжие попытки молодых коллег найти в сети клиентуру, написал юмореску «Как писать рекламу для психолога» , где высмеял наиболее наивные и распространенные штампы саморекламы. Однако неожиданно оказалось, что эта сатира действительно стала популярной инструкцией, несмотря даже на то, что я в начале добавил едкий и обидный комментарий.


UPD: Я вижу, многие люди сюда попадают по соответствующему запросу в поиске. Если это ваш случай, и вы считаете себя психологом, то не вы должны интересоваться у рекламщиков, как делать рекламу, а они у вас. Прочтя статью вы, конечно, сможете составить традиционный рекламный текст, а то и эталонный, но только ни хрена вы не психолог, и рекламировать вам нечего. Идите и учитесь.
«Как писать рекламу для психолога»

Половина поисковых запросов, по которым приходили ко мне на сайт за сегодняшний день, была именно о рекламе, и приводила именно на эту юмореску. Как бы иронически я не относился к неуклюжести попыток распушить хвостик, тема-то получается, важная, нужная многим, и, наверное, стоит поделиться каким-нибудь конструктивом.


Ну а раз стоит, то почему бы и нет.


Поскольку пишу для коллег, пусть даже молодых и неопытных, не наработавших еще поток клиентов, сюсюкать и деликатничать не буду. Если вы, коллега, еще не научились отделять информацию от личности и настроения ее источника – вам на терапию, а к живым людям вам пока рано.


Итак. Если вас живо волнует вопрос, как себя рекламировать, значит вы во-первых, в рекламе нуждаетесь, то есть, вам не хватает того спроса, который на вас сейчас есть, а во-вторых, опыта, в котором вы решили бы эту задачу, у вас еще нет. Но, надеюсь, все же есть диплом.


Диплом — не есть достаточное условие, чтобы называться психологом, а лишь необходимое. То есть, вы пока еще не психолог, а обладатель диплома. Ну, может быть еще каких-нибудь сертификатов. Будь вы психологом, вы консультировали бы рекламщиков, а не искали бы у них мудрости.


Увы, наличие диплома еще не о чем не говорит. Говорит отсутствие, человек без диплома - не психолог. А вот человек с дипломом — тоже не обязательно психолог. Но может им быть.
«Как опознать психолога»

Практически все, что вы можете сказать потенциальным клиентам, это что у вас есть диплом, поэтому вы считаете себя специалистом и хотите от них денег. Собственно, если посмотреть личные странички большинства психологов, этой информацией о себе они в основном и ограничиваются. Создав «сайт», а то и просто профиль в соцсети с этой информацией, они гордо садятся на попу, принимают важный вид и начинают ждать клиентов.


Самые продвинутые из них регистрируются на какой-нибудь площадке для лохов, типа b17, и принимаются старательно нарабатывать для этой площадки рейтинг, в надежде на отдачу, которой обычно не случается, так как площадка сделана не для того, чтобы вам было хорошо, а для того, чтобы было хорошо владельцу площадки.
Попробуйте, загляните, например, на b17, зарегистрируйтесь и сообщите, что у вас психологическая проблема. Вы увидите, как немедленно, наперегонки, торопливо стуча каблуками и жадно стуча зубами, на вас накинется псипланктон: "Я! Я вас проконсультирую совсем бесплатно!", "И я! И я могу! Я хороший и умный!", "Ой, я опоздала... Хнык... Ну я тут с краешку советики попишу, вдруг на меня обратят внимание..."
«Психологический планктон»

Но, раз уж вы психолог, то не пристало вам наивно верить, что, прочитав, что вот, еще один обзавелся дипломом и хочет денег, клиент решит, что надо по такому случаю денег дать. Более того, с чего вы взяли, что он вообще доберется до вашей странички?


Как попадают на какой-то сайт? Во-первых, из поисковиков. Если, конечно, кто-то будет искать по ключевым словам «психолог, записаться». Попробуйте, сделайте этот поиск и посмотрите, на котором десятке страниц выдачи встретитесь вы. Если вообще встретитесь. Вот специально сейчас посмотрел «психолог запись на прием» – Яндекс предлагает 53 миллиона вхождений. Не знаю уж, откуда он столько взял. И естественно, потенциальный клиент не ищет какого попало, первого встречного психолога. И сразу встает вопрос: чем вы не какой попало и не первый встречный?


Воооот. Что вы такого можете про себя написать, чего не может никакой другой коллега? Чем вы лучше любого другого, который считает себя самолучшим? И, главное: как вы убедите в этом клиента?


Ведь, напомню, все, что вы о себе написали это: «Я психолог. Я люблю (с торжественным придыханием) гештальт (или, с таким же придыханием, психоанализ»). Я хочу, чтобы вы целый год каждую неделю приносили мне по 2000р. Можете как угодно подробно все эти три факта расписывать, желая, чтобы клиент восхитился глубиной вашего таланта, но почему-то эти три факта оказываются не самой интересной для клиента информацией.


Писать, оказывается, надо не о том, чем вы гордитесь, и не о том, о чем вам мечтается, но о том, что ищет клиент. А клиент, гад такой, зачастую сам не знает, что ему надо. Ищет всякую фигню, вместо того, чтобы поинтересоваться вашими расценками. Ведь ваш ценник – это весь самое-самое важное и интересное, правда?


Отвлекитесь от своего эго и встаньте на место клиента. Вы ко мне на сайт как попали? Искали то, что интересно вам, искали ответ на свой вопрос, выясняли, как рекламировать себя. Вот и клиента интересуют какие-то вопросы, как ему то или как ему се. То есть существует набор запросов, с которыми люди попадают на сайты психологов.


Тут бы самое время отвалить бабла рекламщикам-СЕОшникам, которые могут сделать так, что хитрым образом люди по таким запросам будут попадать к вам на сайт. Я не спец но важно, чтобы на вашей странице были соответствующие ключевые слова. На какой-нибудь двухсотой странице поисковой выдачи вы даже найдете фишинговые сайты, битком набитые именно ключевыми словами. Просто списком. Больше там ничего нет. Если даже кто-то туда и придет, то вряд ли прведет там больше секунды.


Поэтому, даже если вы сможете утянуть к себе какой-то процент трафика, то клиент, пришедший по запросу «как помириться с женой» (ну, например), и увидевший рассуждения о том, сколько вы хотите денег и на сколько согласны под видом акций и скидок, быстро поймет, что по его вопросу информации нет, и скотина этакая, не задержится читать ваши дифирамбы о себе.


Ему, понимаете, нужна информация.


Вообразите, что вы сами ищете, где купить холодильник, и вас интересуют технические характеристики, цены, гарантии... И вот вы заходите на сайт продавца и производителя или продавца, а там – только красивые картинки. Как называется такой производитель или продавец, который считает, что насмотревшись на красоты, вы возьмете и купите неизвестно что по неизвестной цене? Правильно, идиот.


Отсюда внезапно следует вывод, что хороший сайт – это такой, на котором есть полезные для посетителя сведения. И только такой сайт сможет похвастаться посещаемостью. И, стало быть, для того, чтобы к вам ходили, вам надо где-то найти и разместить у себя полезное и интересное. Статьи, тесты, исследования. Это тоже проблема. Любая интересная информация уже растиражирована многочисленными расторопными конкурентами. Что бы вы в сети по теме ни нашли, они нашли тоже. Но раньше. И чтобы эти сокровища предъявить посетителю, вам надо становиться в очередь.


У вас два выхода: переписывать интересное своими словами (это называется рерайтинг и стоит три копейки пучок) или писать самому. Первое — просто, но скучно, второе — интересно, но трудно (см. «Как писать статью»).


Второй путь, которым приходят на сайт – ссылки откуда-нибудь. Вы, конечно, можете платить денежку разным сервисам, которые обещают небывалый приток посетителей, если они разместят у себя ссылку на вас, и какой-нибудь (не небывалый) приток таки будет, но, поскольку все методы накрутки посещаемости сводятся к обману пользователя (классический винтажный способ — открытие вашего сайта в фоне), то счетчик-то, конечно, нащелкает, но и все. То есть как все... Вы заплатили? Цель достигнута.


Чтобы кому-то пришло в голову добровольно разместить на любом своем ресурсе, хотя бы даже в соцсети, ссылку на вас, это должно быть зачем-то нужно. То есть опять-таки нужен какой-то полезный материал, на который будет ссылка.


И это ключевое.


Один древний еврей говорил, что дерево познается по плодам своим. Либо ваши плоды кому-то нужны, и из этого с непременностью следует, что нужны вы, либо плодов у вас нет, и вы тоже никому не интересны со своими предложениями дорогостоящей и долгосрочной терапии. Что вы есть, что вас нет – пофиг.


И вот только после того, как народ начнет интересоваться вашими плодами, часть его заинтересуется не только тем, зачем пришел, но и чем-то еще, а часть этой части – вами лично, а часть уже этой части – как бы с вами поговорить, пусть даже и не бесплатно.


И вот только после этого вам понадобится раздел сайта с ценами и условиями. Или с сообщениями, какие вебинары и какие занятия вы намерены провести.


Это называется «воронка продаж» (гуглите). Чем лучше материалы у вас на сайте, чем их больше, тем медленнее сужается воронка, тем больше человек доходит до последней стадии – передаче вам вожделенных денег. Но, сами понимаете, для того, чтобы написать годный контент, вам надо иметь что-то в голове и что-то за душой. Заметки типа «Я вот внезапно подумала: наверное, все люди разные!» - не катят.


То есть, получается такой тривиальный вывод: чем более качественный вы специалист, чем лучше вы мыслите и чем интереснее излагаете, тем больше к вам внимания.


А отсюда вывод парадоксальный: наилучшая реклама – это старательная работа над собой и бесплатная дележка опытом.


А потому – идите и учитесь.



Источник

Показать полностью
20

Как реагировать на хамство?

Как реагировать на хамство? Психология, Психотерапия, Агрессия, Конфликт, Хамство, Текст, Длиннопост

Как обычно, по моей хорошей привычке, которая меня неоднократно выручала, спасая от бессмысленного словоблудия, сначала надо определить, что такое хамство.


С функциональной, симптоматической точки зрения хамство — это поведение, побуждающее нас защитить свои честь, достоинство, реноме, статус, мелкие материальные и нематериальные права, на которые совершается посягательство, в общем то, что некоторые тожепсихологи, не имея в голове четких определений, называют мутным эпитетом "границы" (о чем я писал в статье "Границы личности, как артефакт").


Понятно, что такое желание определяется некоторым набором триггеров, пусковых механизмов, по которым мы, пусть и подсознательно, отличаем хамство от чего-то другого.


Страдающие конкретные интересы в ситуациях хамства обычно мелки — порядок очереди куда-нибудь, спихивание некоторых, не очень обременительных обязанностей, например по уборке, эстетическое чувство, состояние покоя в общественном месте или в непродолжительной ситуации вынужденного соседства, требования к вежливости и этикету, и все такое. Некоторые ситуации вообще не дают возможности толком понять, а что именно нам не нравится. Вот просто ведет кто-то себя по-хамски, не как дОлжно, и все.


Отметим критерии вежливости и "как дОлжно", нам потом пригодится.


Как сказано, ущерб от хамства формально невелик, вплоть до полной ничтожности. Незнакомый человек на ходу вам нагрубил. Вербально обхамил. Вы его больше никогда не увидите. Секундный эпизод, объективно ни на что не влияющий. Казалось бы, и что вам до этого? Почему такие моменты способны вдруг вызвать долгое, неутихающее возмущение, обиду, испорченное настроение, агрессию, зачастую требующие перенаправления этих чувств на ни в чем не повинных собеседников уже совсем в других ситуациях? Почему жалобы на подобные случаи вызывают энтузиазм комментаторов, наперебой придумывающих, как можно было бы достойно ответить гаду? Или вспоминающих аналогичные случаи (с удачным отпором или без оного), которые, по уму-то, и запоминания не стоят?


Как обычно, бурная реакция свидетельствует о том, что ситуация затрагивает вовсе не мелкие интересы, а закрепленные эволюцией поведенческие механизмы, обслуживающие, в свою очередь, социальные потребности, базирующиеся на компонентах стадного инстинкта.


Мы добрались до корня, и теперь, от корня, уже совсем несложно понять, что хамство наносит ущерб статусу, иерархической позиции пострадавшего, которые между прочим, определяют порядок доступа к ресурсам (ну, в диком мире), то есть человек, узурпировавший право на хамство, тем самым столбит право на какие-то более понятные выгоды и бонусы. И вот именно эта ситуация вызывает ощущение покушения на ваши права и интересы, воспринимается как агрессия и вызывает столь яркий протест.


Даже в поисках иллюстрации к статье на "хам" и "хамство" не нашел релевантной картинки — все сплошь относятся в первую очередь к агрессии.


У большинства стайных животных порядок доступа к пище (к лучшему лежбищу, к лучшей самке, и так далее) определяется именно внутристайной иерархией. Право первого выбора принадлежит вожаку, альфа-самцу, затем его приближенным, затем всем остальным. Иерархия же определяется гандикапом поединков, зачастую символических, особенно у тех видов, которые в состоянии причинить серьезные повреждения. И, собственно, вызов на поединок может быть оформлен не только ритуально (и у животных, и у людей есть свои ритуалы), но и демонстративно высокоранговым поведением. То есть особь, открыто выбирающая лучший кусок, тем самым обозначает свое право, и одновременно предлагает это право оспорить.


Это вызов. "Я сильнее, я имею право брать лучшее, бить тебя, отбирать у тебя твое, а если ты не согласен, ты должен драться". И инстинктивный механизм предусматривает всего две реакции: либо прийти в ярость и броситься в драку, либо признать право нахала, с соответствующими эмоциональными проявлениями снижения иерархической позиции: чувством посрамленности, стыда, унижения, и тому подобное. Если схватка проиграна, то может иметь место третья реакция: обида. Обида, как я писал в книге "Психология темной стороны силы", может выражаться в пяти проявлениях, и, что важно, предусматривает реванш, то есть дает возможность отыграть потерянную иерархическую позицию.


Небольшое отступление. Озорники-экспериментаторы посадили в соседние клетки вожака обезьяньей стаи, и слабого омега-самца. При этом выдали омеге лучшую еду и элитную самку. Вожак был возмущен. Он орал, бросался на решетку, грыз прутья, требовал справедливости, грозил карами, а осознав свое бессилие, впал в расстройство и получил инфаркт.


И забавная аналогия: ровно в той же ситуации находятся телезрители, которым постоянно демонстрируют жирующих убожеств, недоступных для честной драки. Это описание ситуации можно разбирать и критиковать, оговариваясь по разным поводам, но реакция на такой стимул совершенно однозначно обусловлена обозначенными выше инстинктивными механизмами.


Отсюда вывод: не хотите инфаркта — не смотрите дебилизор и не читайте советских газет. Ну, я имею в виду новостных агрегаторов.


И следующий вывод: в дебилизор вам специально показывают такие сюжеты, чтобы вы бесились и не переключались на другой канал.


Теперь вернемся к более жизненным, реальным ситуациям, когда хам тут, перед вами, и доступен для драки. Я отметил ранее, что не всегда хамство напрямую претендует на какие-то ресурсы. Но хамское поведение, узурпирующее более высокую ступеньку иерархии, самим фактом столбит это право на какие-то будущие бонусы в распределении. Именно поэтому особь, пренебрегающая принятыми у собеседника или, тем паче, в данной социальной группе, правилами поведения, выглядит хамом. Помните «как дОлжно» и «вежливо»? Собственно, изначально иерархическая структура именно в этом и проявляется. Цель иерархии, конечно, другая, но это отдельная тема, затронутая мной в многих моих статьях (например, "Кто тут самый главный?", так что не буду об этом.


Напомню, что возможных реакций всего две, либо принять, чаще всего по двум основаниям: "Ну, может быть ему можно" или "Да ну его, вдруг укусит еще", либо все же вступить в конфликт.


Вот и прозвучало слово "конфликт".


Опять-таки, если отвлечься от бытового значения, синонимичного слову "скандал", то конфликт означает столкновение несовместимых интересов.


О конфликтах, об их природе, о структуре, о методах ведения написано много и даже очень много. И статья не об этом.


Но одну важную вещь надо сказать:


На низком уровне осознанности решение о вступлении в конфликт принимается спонтанно, на основе эмоций, даже без понимания происходящего. Более простроенные люди принимают это решение взвешенно, обдуманно, в идеале с использованием уравнений из теории игр. В промежуточном, бытовом варианте, разумному человеку достаточно воспользоваться квадратом Декарта: выгоды от вступления в конфликт, потери от вступления в конфликт, выгоды от невступления в конфликт, потери от невступления в конфликт. С учетом рисков. С учетом отдаленных последствий. В том числе и с учетом того, что на конфликт вас могут провоцировать, имея пару козырей в рукаве. Так же взвешенно и обдуманно ставятся цели конфликта, принимается стратегия, выбирается тактика и определяются инструменты.


И тут оказывается, что часть случаев хамства не стоит потерь времени, а остальные сводятся к обычному ведению мелкого конфликта. Но да, полезно иметь навык быстрого определения, когда гаркнуть и постучать по столу, а когда и заняться своими делами и уйти побыстрее.


Ну и непременно надо упомянуть о ситуациях кажущегося хамства, когда одна сторона ведет себя не так, как привычно другой. Скажем, это бывает в парах из разных социальных групп. Одному привычно материться и остро шутить, а второму, который не приучен к брани и имеет совсем другое чувство юмора, это видится агрессивным поведением. Если же у второго кончается терпение, и он огрызается, то первый это воспринимает как движение к нормальному, свбодному общению. Конфликты в этой ситуации ни к чему не приводят, поскольку речь идет не о модификации иерархических отношений, а о воспитании. Собственно, отчасти на этой основе построен конфликт профессора Преображенского и Шарикова. За симпатией к профессору и отвращением к Шарикову как-то теряется бедственное своей неопределенностью положение последнего, непонимание норм поведения, которые от него требуют, растерянность и естественная защитная реакция.


Чтобы не раздувать объем, не стану разбирать примеры и случаи (хотя и хочется, о чем я писал в самом начале). Все определяется вопросом, а что вам в этой ситуации нужно. И, в общем, больше ничем. И гордые императивы типа "Заткни хама!" или "Отвечай хаму так: ..." ни на что не годны, поскольку игнорируют вопрос ваших целей.


То есть, если вы воспринимаете происходящее как хамство, то главное, что вам необходимо — это отвлечься от эмоций и понять, чего вы лично хотите именно от этой ситуации, и заниматься именно этим. Да, бывают случаи, когда у вас настроение поругаться, поорать и поскандалить, и, если случился безопасный повод, то почему бы и нет, но если у вас другие намерения, недостаток времени, сил, избыток обязательств, то, наверное, нежелательно.


Важно опираться именно на себя. Об ассертивности я тоже писал, но в ситуации с хамством это особенно важно. Иными словами, если кто-то хамит, то вам в первую очередь надо подумать: а как вы можете это использовать, что вы можете выиграть и как это сделать. Во вторую — что вы рискуете потерять, и как этого избежать. А эмоции лучше оставить побоку.


И все же попробую сформулировать универсальный принцип (Не метод! Не технику!) реагирования на хамство. Неполный, с множеством оговорок, но все же:


Реагируйте на хамство так, чтобы продолжить движение к поставленным вами целям.



Источник

Показать полностью
18

Кто я? (Психологу о поисках своего Я)

Кто я? (Психологу о поисках своего Я) Психология, Психотерапия, Аутоидентификация, Текст, Длиннопост

На вопрос "Кто ты?" обычно называют имя, профессию, должность, реже — другие параметры, позволяющие оценить участие человека в ситуации, например "ваш сосед", "брат жениха". Такое обозначение дает (желательно) собеседнику возможность сформировать адекватное поведение.


Но, естественно, подобный ответ не удовлетворяет человека, задавшего этот вопрос самому себе. Несмотря на то, что вопрос относится скорее к философии, чем к психологии, путаница в этом предмете для психолога чревата неприятными и неудобными коллизиями, поэтому попробую написать несколько слов для того, чтобы их не случилось.


Поиск себя, своего Я, в том числе истинного и высшего Я, в отличие от ложного Я, требует прежде всего понимания, а что же этакое мы ищем. Иначе, сами понимаете, такой поиск аналогичен посылке в магазин с требованием купить шуршанчиков.


Вероятно, наиболее полный и корректный, хотя все равно рекурсивный ответ на вопрос "Кто ты?" приведен в Библии: "Я тот, кто я есть". То есть местоимение в данном случае в явном виде указывает на того, кто произносит эти слова, однозначно его идентифицируя.


— Хорошо, - сказал я. — Я тоже задам последовательность вопросов о местоположении.
— Задавай, задавай, — пробормотал Чапаев.
— Начнем по порядку. Вот вы расчесываете лошадь. А где находится эта лошадь?
Чапаев посмотрел на меня с изумлением.
— Ты что, Петька, совсем охренел?
— Прошу прощения?
— Вот она.

©В.Пелевин «Чапаев и Пустота»

Поэтому прежде всего о том, что такое определение.


Определение — это перечисление свойств объекта, позволяющее однозначно отделить его от других объектов или (это важно) перечисление свойств класса, позволяющее отделить его от других классов. Например, определение, что такое дерево, вы можете посмотреть в учебнике по ботанике, а идентифицировать конкретное дерево можно по местоположению и некоторым признакам, например: "Большая ива, что растет у калитки".


Если определение не дает возможности идентифицировать объект или класс, то, строго говоря, оно не является определением, пригодным для использования. Хорошее определение обычно содержит параметры, которые присущи только этому объекту или классу, либо же признаки, которые ему присущи и (с отрицанием) признаки, которые ему присущи быть не могут. "Человек — это двуногое существо без перьев" ©Платон. Когда же Платону принесли ощипанного петуха, он уточнил: "И с плоскими ногтями".


Определение необходимо для того, чтобы понимать, о чем идет речь, так как если понятие не определено, то то оно может относиться к произвольному объекту и, соответственно, иметь произвольные свойства, в том числе и не существовать.


— Вы, конечно, тоже наслышаны про клад, зарытый известным мошенником Барбаром. Говорят, этому сокровищу нет цены, хотя никто не знает толком, что в нем и где он зарыт. Но я раздобыл копию карты, — сообщил кладоискатель, таинственно оглядываясь сразу в три стороны.
— И что же он зарыл? — не удержался Саня.
— Блямбимбомбам! — воскликнул кладоискатель, стараясь поразить юнгу.
— А что это такое?
— Юнга, вы не знаете, что такое блямбимбомбам?! Если вы не знаете, что это такое, то вам никак не объяснить. Его нужно просто иметь! Лично мне он кажется круглым и малиновым. Однако каждому блямбимбомбам представляется по-своему. Кому как! В общем, собирайтесь, да поживей! У нас мало времени.

©Г.Садовников «Продавец приключений»

Поэтому ученые не то, чтобы отрицают бога. Они просто не видят предмета для обсуждения за отсутствием годного определения. Существует ли блямбимбомбам? Фиг его знает. А что это такое?


С точки зрения логики никакие свойства неопределенного объекта, включая свойство существования, не могут быть обсуждаемы.


Опять таки, с точки зрения логики, "Я" — это слово, указывающее на говорящего, и другого значения не имеет.


Существуют определения, не указывающие на какой-либо объект. Например, "султан Германии", и особняком стоят определения, указывающие на идею, не соответствующую какому-либо объекту, например бог существует как мифологема в религиоведении и фольклоре.


Вернемся к "Я". Какой бы текст, касающийся этого вопроса, вы не взяли, внятного определения, пригодного к использованию, вы в нем не найдете. Феномен же самоосознания, приводящий к наличию чувства своего "Я", основан на трех иллюзиях: непрерывности памяти, ассоциации личности с телом, и полноты восприятия себя. Тем не менее, функция сознания достаточно молода с точки зрения эволюционного процесса, фрагментарна, дефектна по многим параметрам и грешит разнообразными искажениями. Собственно, это и дает основную работу психологам.


Смысл сознания — в возможности какого-никакого стратегического контроля поведения, и только. В восприятии сознание, вкупе с отражением в нем ощущений, эмоций, некоторых бессознательных функций, воспринимается им самим как некое рекурсивное ощущение собственного "Я", о котором и идет речь.


То, что это восприятие – именно психологический феномен, подтверждается существованием диссоциативных расстройств, при которых оно нарушается разными образами.


Но, поскольку для каждого сознания этот феномен является уникальным и несет эксклюзивную важность, и поскольку инстинкт самосохранения требует относиться к нему как к ультимативной ценности, у человека время от времени возникает попытка сакрализации ощущения своей личности.


"Я" наделяется высшей важностью, ценностью, нагружается ощущением осмысленности, содержания, центральности. При этом необходимость определения понятия игнорируется за самоочевидностью и непосредственностью прямого восприятия.


Как я уже сказал, исследовать свойства неопределенного объекта невозможно, но, поскольку искатели своего ("истинного", "высшего") Я занимаются именно этим, то и находки случаются самые разные и неожиданные. Иногда это туманные мистические переживания, иногда сборники этических требований, иногда мечты о вечной и бессмертной душе. Да что там, посмотрите в поисковике, там всякого полно.


— А когда мы добудем блямбимбомбам, — продолжал безжалостный искуситель, — то сразу научимся писать хорошие стихи.
— Теперь я знаю, что такое блямбимбомбам. Это же талант! — догадался Саня.
— Для меня он талант. Для вас что-нибудь другое.

©Г.Садовников «Продавец приключений»

Теперь об утилизации этого безобразия в психологии.


Если вы — психолог, и к вам пришел клиент с философской или эзотерической интоксикацией, то, очевидно, предмет терапии — именно эта интоксикация. С большой вероятностью в ее пределах вы встретитесь с поиском себя, который не может быть успешно завершен по указанным выше причинам, по крайней мере до тех пор, пока не проработана философская (эзотерическая) интоксикация. Если по каким-то причинам вопрос поиска себя требует какого-нибудь решения в первую очередь, то имеет смысл указать, что, поскольку "Я" — это не мысли, то и найдено оно путем рассуждений и умствований быть не может, а требует работы над собой в области присутствия "Я" здесь и сейчас. Это позволит направить внимание клиента на реальность, на актуализацию личности, и даже еще до завершения детоксикации может дать субъективное ощущение успешного результата поиска "Я".


Внимательно надо отнестись к случаям деперсонализации, возникающих моментах потери или продолжительного ослабления ощущения собственного "Я", что может оказаться психиатрической симптоматикой.


Если ваш клиент — логик, то требуется попросту обратить его внимание на семантическую состоятельность предмета поиска, о чем я писал выше.


В случае же, если ваш клиент не способен к сложным интеллектуальным усилиям, то имеет смысл подобрать такое определение "Я", с которым он будет согласен, и которое позволит ему наиболее эффективно распоряжаться своими ресурсами для достижения его личных целей.


Специальной работы требуют клиенты, начитавшиеся попсовой литературы по психологии, накопившие невнятную терминологию с невнятными же связями между модными понятиями. Скажем, сейчас (статья пишется в конце 2018 года) в моде словосочетание "границы своего Я" или "границы личности", не несущее смысловой нагрузки (об этом я писал в статье "Границы личности как артефакт").


Таким клиентам следует объяснить, что не всякий текст, декларируемый как психологический, имеет отношение к психологии, и не следует принимать такие тексты всерьез, даже если они легко воспринимаются и создают иллюзию осмысленности.


Успехов вам в избежании бесплодных поисков.


Источник

Показать полностью
204

Сказка о кошке-хозяюшке и чёрте

Сказка о кошке-хозяюшке и чёрте Сказка, Япония, Текст, Длиннопост

На острове Сикоку жила кошка-хозяюшка. Она жила одна, вела хозяйство, и все получалось у нее хорошо, так что она могла себя побаловать бутылочкой ароматного сакэ. В той же местности жил они (Такой японский черт. - прим. перев.), который от скуки шатался по деревням, безобразничал и никак не удавалось его утихомирить.


Однажды он забрел на двор к кошке-хозяюшке, чтобы сотворить какую-нибудь пакость. Кошка-хозяюшка не очень хорошо разбиралась в людях, и, не поняв, кто заявился к ней в гости, вежливо предложила ему саке, бутылка которого уже грелась в котелке.


Они очень удивился, ведь никто никогда не встречал его приветливо, все всегда только ругались и гнали его со двора. От растерянности он принял приглашение, хотя раньше не пробовал сакэ. Он выпил чарку, другую, ему понравилось, и он напился так, что заснул в рисовой соломе. Проснувшись утром, он почесал затылок и в растерянности ушел домой.


В течение двух или трех недель они вспоминал, как кошка-хозяюшка поила его сакэ, и он решил снова прийти к ней. На этот раз он не стал шумно врываться во двор, а стоял у калитки, сопел и покашливал, пока кошка-хозяюшка не заметила его и не пригласила в гости. В этот день она не собиралась пить сакэ, но нашла бутылочку и подогрела ее для гостя.


Утром они опять проснулся в рисовой соломе и, довольный, пошел домой.


С тех пор он зачастил в гости к кошке-хозяюшке на чарку сакэ, и даже приносил ей дрова, поскольку был большой и сильный, и легко мог принести дров сразу на целый месяц. А однажды поймал за ногу кабана, и тоже принес с собой. Кошка-хозяюшка удачно продала кабана на рынке.


Они забросил безобразия, не докучал деревнским жителям, и все были очень рады и благодарны кошке-хозяюшке, приносили ей рыбу, рис, масло и утварь, только бы она не перестала принимать у себя они.


У они не было опыта питья сакэ, он пил его все больше и чаще, и в конце концов умер от пьянства.


Тут бы жителям окрестных деревень и порадоваться, но ведь в последнее время они вел себя примерно, и мог бы себе жить и жить. Так что вроде как кошка-хозяюшка совершила дурное дело, погубив они, пусть и не нарочно. А с другой стороны, если бы она не поила они сакэ, то он продолжал бы творить свои пакости.


Об этой истории прослышали монахи монастыря на соседней горе, и восемь месяцев спорили, добро ли сделала кошка-хозяюшка, или зло. В конце концов они пришли к выводу, что, исправившись, они заслужил хорошее перерождение, и кошка-хозяюшка сделала доброе дело и для жителей деревень, и для самого они.



Источник

Показать полностью
15

Сказка о добродетельной кошке

Сказка о добродетельной кошке Сказка, Текст, Япония, Длиннопост

На берегу залива острова Кюсю жила-была кошка. Она жила у рыбака. По утрам они с рыбаком шли на берег, и ловили рыбу. Кошка не ловила рыбу. Она садилась на камень и ждала, когда рыбак вытащит улов и угостит кошку. А тем временем она, чтобы занять время, молилась за души выловленных рыб.


Однажды рыбак с утра уехал за рисом и солью, а кошка по привычке одна пошла на берег, села на обычное место и стала молиться за души погибших рыб. Внезапно из воды показался дух залива и сказал кошке:


– Ты каждый день приходишь на берег и молишься за души умерших рыб. Это очень помогает им в перерождениях. Мы все тебе благодарны. Но век кошки недолог, и кто будет молиться за души рыб, когда ты умрешь? Я могу превратить тебя в девушку и ты сможешь прожить еще много лет. Если ты при этом будешь молиться за души рыб, это будет очень хорошо.


Кошка ответила:


– Я бы рада прожить еще много лет, но было бы очень грустно провести их в одиночестве.


Дух залива сказал:


– Раз я превращу тебя в девушку, то ты сможешь выйти замуж, родить детей, и не будешь в одиночестве.


Кошка ответила:


– Как же я выйду замуж, если я никого не знаю, кроме рыбака?


Дух залива сказал:


– Ты можешь выйти замуж за рыбака.


Кошка ответила:


– Я – красивая кошка, но стану ли я красивой девушкой, и захочет ли рыбак взять меня в жены?


Дух залива сказал:


– Ты говоришь разумно. Я сделаю тебя красивой девушкой, и рыбак с радостью возьмет тебя в жены.


Кошка ответила:


– Но я всего лишь кошка, и умею только мурлыкать у огня, ловить мышей и еще, конечно, молиться за души рыб, как я смогу быть хорошей женой для рыбака?


Дух залива сказал:


– Раз ты так предусмотрительна, я сделаю так, что ты будешь уметь хозяйничать и вкусно готовить.


Кошка ответила:


– Но будет ли рыбак мне хорошим мужем? Будет ли обо мне заботиться, и не покинет ли меня?


Дух залива сказал:


– Я сделаю так, что ты будешь приносить удачу рыбаку. Пока ты рядом с ним, у него всегда будет богатый улов. Он никогда тебя не покинет и будет заботиться о тебе.


Кошка ответила:


– Я всего лишь кошка, но считаю, что каждый проживает свою собственную жизнь. Котята всегда красивы, они быстро растут, а человеческие дети растут медленно, болеют, а бывают, что и умирают. Смогу ли я жить спокойно и радостно?


Дух залива сказал:


– Ты хитрая кошка, но мы все тебе благодарны, и я сделаю так, что твои дети будут здоровы и красивы.


Кошка хотела попросить еще о чем-нибудь, но она видела, что терпение духа залива заканчивается, кроме того, ничто не приходило ей в голову.


– Хорошо, – сказала она, – Я буду рада превратиться в девушку и молиться за души рыб еще много лет.


Дух залива погрузился в воду, а кошка превратилась в миленькую девушку. Она пошла в дом рыбака, дождалась его возвращения, и все ему рассказала. Они поженились, у рыбака всегда был богатый улов, они родили много красивых и здоровых детей, и все они жили долго и умерли в положенный срок.



Источник

Показать полностью
61

Терапия травмы для начинающего психолога

Терапия травмы для начинающего психолога Психология, Психотерапия, Травма, Сатира, Шутка, Текст, Длиннопост

Предположим, вы психолог, но неопытный. Или не очень образованный, пошли в психологию из романтики, а там скучно. Или вообще не психолог, но очень хочется. Для таких случаев есть довольно универсальное средство: психотерапия травмы.


Во-первых, никто толком не знает, что это такое. Возьмите любую статью по поводу, и если даже вы в ней найдете определение, то оно будет невнятным, полным неопределенных выражений, и возможностей для толкования остается море.


Во-вторых, само слово ассоциируется с чем-то, что непременно надо срочно терапировать. А то будет плохо.


В-третьих, это модно.


Сложностей для плохого психолога ни в диагностике, ни в терапии травмы никакой нет.


1. Сначала надо травму найти. За травму сойдет любое неприятное впечатление, любой эпизод с испорченным настроением. Но чем сильнее испорчено настроение, тем лучше сойдет.


2. Лучше всего искать травму в детстве, желательно раннем, когда человек уже толком не помнит, что там такое было, когда на каждое воспоминание можно намотать соплей и философии, и когда на заверение, что за столько лет на этот эпизод в психике много чего могло налипнуть, возражать сложно. Психолог лучше знает.


3. Искать тоже несложно. Всем мы умеем с мудрым видом задавать вопросы о детстве и родне, и многозначительно поднимать брови время от времени. Чем больше клиент расскажет, тем больше у вас будет выбор. Еще очень удобно развернуть клиента от вас лицом на кушетке, опять-таки, как в кино, и тогда можно заниматься своими делами или просто прикорнуть. Два главных правила: не храпеть, и вовремя сказать, что время вышло и пора платить.


4. Важно уловить момент, когда клиенту начинает надоедать рассказывать всякую ерунду, и он может сорваться вместе со своими деньгами. Именно в этот момент надо выбрать эпизод, который вы назовете травмой.


5. Не стоит кричать: "Вот! Вот она!", лучше всего напомнить об эпизоде клиенту и позадавать несколько вопросов, которые сами приведут клиента к этой мысли: "Очень ли вам было обидно?", "Долго ли вы переживали?", "Изменилось ли ваше поведение после этого случая?". Хорошо, если клиент отвечает утвердительно. Однако если вы выбрали травму неудачно, не стоит от нее сразу отказываться. У вас есть отличное слово "вытеснение", которое означает, что клиент может думать одно, а вот НА САМОМ ДЕЛЕ...


6. Вытеснение годится даже дя тех случаев, когда травмы вы вообще не нашли (или проспали), или вам хочется поработать с какой-нибудь специфической травмой. Например, вас очень устроит, если дедушка соблазнил клиентку в раннем детстве. Не стоит больших трудов убедить ее, что это было, просто она не помнит, потому что это ужас-ужас, и она все вытеснила.


7. Травмой можно оформить и то, что клиента не волнует, но кажется неприятным лично вам. Для этого надо просто убедить клиента, что это ужас-ужас. "Ну отнял у меня брат банан, и что такого?" — "Как это что? Это вторжение в личное пространство, нарушение границ, травма потери, символическая кастрация!". Если быть достаточно настойчивым, то клиент согласится переживать этот случай вместе с вами.


8. Когда травма найдена, полезно убедить клиента, что все неприятности, которые с ним в жизни происходят — результат этой травмы. Вы переживаете, когда вас обманул мошенник? Это потому что у вас отняли банан. Вы не поделились покупкой с попрошайкой? Это потому, что у вас отняли банан. У вас случилось сексуальное фиаско? Так это вообще очевидно. Банан.


9. Теперь, когда травма найдена, важность ее неоспорима, и ваш авторитет непререкаем, можно травму лечить.


10. Цель терапии — получать с клиента деньги так долго, как получится. Поэтому сразу предупредите, что случай сложный, полумерами тут не отделаешься, и надо настроиться на долгосрочную терапию. Только шарлатаны завершают терапию результатом на второй-третьей сессии, серьезные специалисты так не делают.


11. Метод выбирайте по настроению. Желательно, не очень скучный. Если вы любите поговорить, то можно так и продолжать. А если любите играть в куклы, большие и живые, то можно заняться расстановками. "Вот этот торшер — ваш брат, а вот эту ручка — банан. Отнимите у брата банан". Желательно удержаться от того, чтобы хихикать и хлопать в ладоши. Хотя, по большому счету, не мешает.


Если вы любите рисовать картинки, то можно заняться арт-терапией Любите трогать посторонних людей — телесно-ориентированной терапией. Если сами не знаете, чего хотите, выбирайте гештальт. В общем, есть всякого на все вкусы. (Смотри "Наглядное различие психологических школ".


К КБТ следует относиться с презрением и негодованием. Во-первых, вы не умеете, а во-вторых, она работает. И быстро.


Если же развлечение вам надоело, всегда можно его под подходящим предлогом поменять. Главное, чтобы вам было весело, и чтобы вам платили.


12. Если вы видите, что клиенту надоело, или что у него кончились деньги, пора объявить, что травма излечена. Это еще проще, чем объявить, что она имеет место. Клиент с облегчением согласится, что его состояние улучшилось, и что можно больше к вам не ходить.


13. Полезно написать глубокомысленное сообщение о завершенной терапии куда-нибудь в фейсбук. Но это уже к статье "Как писать рекламу для психолога".


Если же вы и вправду психолог, то о травме всерьез я написал в статье "Травма для психолога" .



Источник

Показать полностью
-75

Современная Россия с точки зрения кастовой модели

Современная Россия с точки зрения кастовой модели Психология, Каста, Россия, Текст, Длиннопост

В статье «О кастовости в современном обществе» я писал о системе индийских каст, точнее варн, в приложении к нашим дням.


Сегодня очень активно обсуждаются внутри политические процессы в России, и мне хочется сказать несколько слов о том, как они соотносятся с кастовой моделью.


Для того, чтобы было понятнее, желательно было бы предварительно ознакомиться с упомянутой статьей, но там, кто уже в курсе, напомню: касты в Индии делятся на четыре класса – варны: шудры, манипулирующие с материей (рабочие, крестьяне, ремесленники), вайшьи, управляющие денежными потоками (торговцы, финансовые менеджеры, банкиры), кшатрии, имеющие дело с силой и властью (управленцы, военные и политики), и брахманы, работающие с информацией и структурированием мира (учителя, врачи, ученые, люди творческих профессий).


О чем я не написал, это ориентированность разных варн на цель. Для шудр результат их деятельности – это предмет, востребованный обществом. Для вайшьев — прибыль, как правило личная, в некоторых случаях корпоративная. Для кшатриев — контроль над какой-либо ситуацией, то есть власть и причитающиеся к ней авуары – права, известность, знаки почтения и атрибуты перечисленного.. Для брахманов – либо прямая польза людям и обществу, либо та же польза, но опосредованная – создание и сохранение новых знаний, произведений искусства, и так далее.


Обратите внимание, что, несмотря на то, что у каждый варны есть своя важная роль в обществе, конкретный, ощутимый, воспринимаемый результат характерен только для шудр и брахманов. Разумеется, каждый отдельный проект вайшьев и кшатриев также имеет описываемый результат, скажем, принятый закон, достигнутое соглашение или завоеванная территория. Более того, в огромном числе случаев такие проекты отражаются на жизни населения значительно сильнее, чем усилия шудр и брахманов. И хорошо, если эти проекты направлены на благо общества.


Однако благо общества как цель существенно менее характерна для мира торговцев и управленцев, вы можете убедиться в этом, хотя бы сравнив естественность звучания словосочетаний «бесчестный кузнец», «бесчестный художник» и «бесчестный торговец», «бесчестный политик». Сама структура мышления двух средних варн по своей природе эгоистична.


Чтобы как-то компенсировать эту особенность, в законодательствах всех (известных мне) государств существенно большее внимание уделяется регулированию вопросов финансовых отношений и власти, где, тем не менее, случается гораздо больше злоупотреблений, чем где-либо еще. В Индии, на родине кастовой системы, поведение кшатрия регулировалось гораздо большим количеством правил и ограничений, потому что и возможностей, в том числе и для нецелевого, эгоистичного использования своих возможностей у него было гораздо больше.


Важно, что при этом идеологически руководящая роль традиционно отводилась высшей касте – брахманам (хотя разные местности в разные времена управлялись и кшатриями, и вайшьями, и даже шудрами – скажем, некоторые крупные крестьянские общины), так как именно брахманы являлись (да и являются) носителями морали, этики, нравственности (эти три слова – точные синонимы, только на разных языках), и именно брахманы всегда были в больше мере, чем остальные варны, озабочены общественной пользой и социальным благом. Их контроль заставлял (в какой-то мере, когда большей, когда меньшей) вайшьев и кшатриев руководствоваться законами и моралью, даже если личные амбиции требовали иного.


России в этом смысле не повезло. Начиная с принятия православия, брахманы в России были представлены священнослужителями российского христианства, изначально вставшими на путь властолюбия и выгоды. Чтение средневековых хроник и даже законодательных актов позволяет нам убедиться, что православный священник никогда не был в массе своей носителем морали. Я не стану приводить примеры, их более чем довольно и так.


В ситуации такой этической беспризорности и остальные варны в значительной степени были лишены нравственных ориентиров, включая аристократию (кшатриев). Исторических свидетельств по этому поводу также премного. Тем не менее, под давлением европейского примера Россия стремилась во многом придерживаться более гуманистических позиций, чем восточные диктатуры, хотя да, конечно, внутренняя политика зависела и от личности самодержца, и от многих других факторов, и в течение веков претерпевала значительные колебания в этой области.


Вплоть до 1917 года, когда к власти пришли явные кшатрии, отвергнув брахманическое влияние даже в том ничтожном виде, в котором оно осуществлялось православной церковью, мгновенно получив возможность издавать законы и нарушать их без оглядки на кого-либо.. Всем известно, какие последствия для народов России это принесло.


Так продолжалось до хрущевской оттепели, когда ставка была сделана на науку, и влияние брахманов (ученых) принесла в Россию заметный этический прогресс. Стали восстанавливаться институты чести, достоинства, согласно по заслугам, пусть и не без огрехов. Но период этот был исторически недолог: уже при Брежневе, когда перепроизводство интеллектуалов заставило их мыкаться без достойного занятия и без достойного статуса, на какое-то время возникла редкая ситуация: примат варны шудров. Более всего ценилось умение сделать что-то руками, преимущественно из утащенных откуда-нибудь деталей и материалов. Кшатрии были представлены небольшой группой правителей и приближенных, а вайшьи ограничивались прибылями полученными извне правового поля.


Унылый застой разрешился хаосом перестройки. Брахманы наслаждались свободой слова и чтива, шудры в растерянности искали, кто же им оплатит привычную работу, кшатрии увлеклись междоусобными войнами, а вайшьи, наконец, после десятилетий подполья, легализовались и развернулись во всю ширь.


Примерно тогда же крупными торговцами и крупными же политиками стала осознаваться новая реальность рубежа веков: эквивалентность власти и денег. Это очень важный, переломный момент в истории отечества. Именно в результате этого понимания довольно быстро произошла тотальная коммерциализация законодательной власти.


Всем нам неоднократно случалось неприятно удивляться какому-нибудь особенно идиотскому закону, стремительно проходящему все этапы принятия. Однако внимательный взгляд в каждом таком случае мог найти конкретную цель: перенаправление финансового потока в заданные карманы, иногда в качестве самодостаточного инструмента, иногда в качестве отдельного элемента сложного проекта.


"Как появились обманутые дольщики"


Законы, регулирующие деятельность вайшьев и кшатриев, и направляющие ее на благо общества, были быстро ликвидированы как неудобные, или пересмотрены таким образом, чтобы не мешать выгоде высокопоставленных лиц. Абсурдность, вредоносность или даже принципиальная невыполнимость законов в тех частях, которые не касались выгоды, не принимаются во внимание, равно как и негодность законов в части общественной пользы.


Как я уже сказал выше, общественная польза не является целевым параметром для мировосприятия вайшьев и кшатриев.


В результате в России установился удивительный порядок: крупные вайшьи вынуждены агломерироваться с кшатриями для законодательного обеспечения прибыльной деятельности, крупные кшатрии также вынуждены агломерироваться с вайшьями, так как власть должна быть обеспечена капиталом. Шудры нищи и угнетаемы, брахманы нищи и изолированны, поскольку ни те, ни другие не являются зоной интереса для властей, так как финансовые средства для торгашеско-управленческой верхушки обеспечиваются торговлей нефтью. Напоминаю, что понятия «порядочность», «честность», «достоинство», «благо общества» почти полностью эндемичны для варны брахманов, и не являются регулирующими для нынешней власти.


Чуть более поэтично, хотя и менее внятно, я написал об этом в статьях «Почему в России нет государства» и «Что же с нами будет».


Для менее крупных управленцев и торговцев население представляет интерес ровно в той мере, в которой из него можно выжать какие-то средства, чем они усердно и занимаются.


Аналогично, будущее России также интересует только те слои населения, которые ником образом не могут его обеспечить. Конечно, стремительная деградация всех государственных функций не является секретов для правителей, но никто из правителей не станет тратить на реставрацию государства средства, которые может потратить на себя лично, тем более, что восстановление функциональности государства потребует многаджы большего времени, чем горизонт планирования современных политиков и чиновников.


Я не вижу реального выхода для России из этой ситуации. По разным причинам мне не верится ни в революцию, для которой нужно оружие, сопоставимое по эффективности с вооружением защитников существующего порядка, ни в завоевание России кем бы то ни было (кому нужна такая обуза?), ни, тем более, в самопроизвольную смену власти на адекватную понятию «государство».


России предстоит эпоха упадка, и строить свои планы следует именно исходя из этого.



Источник

Показать полностью
24

Ожидания и реальность

Ожидания и реальность Психология, Психотерапия, Ожидание, План, Текст, Длиннопост
Тему для этой статьи (уже не впервые) мне подсказала Азина Кошкимбай, спасибо ей за это.

Однажды Насреддин собирался пойти на рынок, чтобы купить там осла. По пути он встретил своего друга Али, который спросил его, куда он направляется. Насреддин ответил: «Я направляюсь на рынок – купить осла». Его друг отругал его: «Тебе не следует говорить так! Всегда нужно добавлять «Иншалла!» (Бог даст!) в конце своего предложения».


Насреддин: «Сейчас нет необходимости говорить «Иншалла!» Потому что деньги – у меня в кармане и толпа ослов – на рынке, так что я абсолютно уверен, что все получится!» И ушел прочь. Спустя несколько часов, Насреддин возвращался с рынка, как вдруг снова встретил своего друга.

Али спросил его снова: «Ну что, как там на рынке? Почему с тобой нет осла?»

Насреддин ответил грустно: «Кто-то украл мои деньги, Иншалла!»


* * *


Приехали шведы на наш советский кинофестиваль.

И смотрели они какой-то фильм, разумеется, тоже наш.

А там момент такой: мужчина с кем-то поссорился, выходит на кухню, открывает кран, а воды нет.

В этот момент шведы начинают дико смеяться.

Знаете, как они потом это прокомментировали?

"Здорово вы придумали", – говорят, – "Кран открываешь, а вода не идет!"


Ребенок рождается в неизвестный ему мир. Он не знает, кем он будет в этом мире — принцем или рабом, будет в этом мире война или мир, будет он здоровым или больным, и его задача — приспособиться именно к этому миру, научиться жить в нем.


Как правило это удается.


А что означает "приспособиться к миру"? Это означает — постичь его закономерности и научиться ими пользоваться. На этом процессе построен фабулы многих книг и фильмов, главным образом фантастических и фантазийных. Обычно в таком произведении человек попадает в мир, отличный от привычного, и к нему постепенно приспосабливается.


Но адаптивность ребенка многократно превышает адаптивность взрослого человека, в том числе и на уровне структуры мозга. Некоторые адаптивные механизмы доступны только до определенного возраста. Например, если не выучить хотя бы один язык в детстве, то потом не удастся выучить ни одного.


Поэтому фантастические миры весьма похожи на наш. Иначе просто ничего не выйдет. Похожи — значит имеют те же закономерности, что и привычный мир, за некоторыми исключениями. Иногда вообще за единственным исключением, которого достаточно, чтобы сделать мир непривычным и требующим старательного и трудного приспособления.


Однако и полностью предсказуемая ситуация оказывается умеренно комфортной. Отсутствие новизны, информационная депривация, порождает скуку, иногда мучительную. Согласитесь, одиночное заключение, когда все абсолютно предсказуемо и каждый день проходит ровно так, как предыдущий — это не хорошо, а прямо наоборот.


Известна кривая, выражающая интерес в зависимости от степени новизны подаваемого материала. Не буду ее искать и приводить, для нас важно только, что она имеет максимум. То есть, абсолютно знакомый материал не вызывает интереса, он скучен. Слишком новый — непонятен, и потому тоже скучен. А вот когда новизна есть, но ее не очень много, вот тут-то оказывается, что и речь отличная, и книга замечательная, и урок интересный...


Однако пик оной кривой для разных людей приходится на разные уровни новизны. Одному достаточно посмотреть в субботу новый фильм, а второму необходимо ежедневно решать новые задачи.


В фильме "Человек дождя" гениальный Дастин Хоффман сыграл аутиста, привязанного к реальности, к которой он сумел приспособиться, и пасующего перед новостями, приносящими ему раздражение и разочарование. Менее заметно, что его здоровый брат также привязан к СВОЕЙ реальности, отклонения от которой тоже доставляют ему неудобства.


Отклонения от ожидаемой реальности суть неожиданности, требующие реакции. Легко понять разницу между событиями, наносящими ущерб и радостными сюрпризами, однако даже нежданные события, не несущие ни радости, ни потерь, могут восприниматься по-разному разными людьми.


Как уже было сказано, приспособление к миру — это освоение его закономерностей, причинных связей, то есть приобретение способности объяснять, предсказывать и планировать.


Очевидно, что чем выше способность объяснять, предсказывать и планировать, тем лучше человек ориентируется в мире, тем успешнее использует его себе на пользу и удовольствие, тем надежнее сбываются его планы.


Неожиданность — это либо случайность, либо огрех планирования.


Всякий, кому случалось заниматься планированием профессионально, знает, что цепочки события складываются в дерево, у которого есть корни — факторы, влияющие на ситуацию, и ветви — исходы развития ситуации. Чем точнее учитываются факторы, и чем подробнее исследуются возможные исходы, тем более совершенен план. Есть и исключения, но это уже вне темы.


Основных ошибок планирования всего три:


1. Неверная оценка значимости факторов, недооценка, переоценка или исключение каких-то факторов из расчета.


2. Неверная оценка механизма влияния фактора.


3. Неверная оценка вероятности каких-то исходов, недооценка, переоценка или исключение каких-то исходов из расчета.


Причинами этих ошибок может быть как недостаточная адаптированность, сиречь недостаточное понимание закономерностей мира, так и недостаточная аналитическая способность планирующего. Все они замечательно иллюстрируются историями о премиях Дарвина.


Когда я учился ковать, кузнец сказал мне: "Сначала в деталях, последовательно представьте себе, что вы будете делать с металлом, выполните все стадии обработки в уме, а потом уже повторите на наковальне". Он предложил проконтролировать понимание мной свойств материала, действие приемов ковки, тщательно спланировать свои действия.


Разумеется, мир очень сложен, и далеко не все факторы и механизмы возможно учесть, не все вероятности обоснованно оценить, и всю историю это вызывало у людей попытки найти более простые способы предсказания и влияния на ситуацию. Отсюда масса суеверий, мистических представлений и религиозных систем, которые в своем усложнении даже превосходят сложность более адекватных моделей.


Действительно, зачем мучиться обдумыванием и расчетом, когда можно сходить к гадалке и принести жертву богам?


"Правильная" же система планирования основана на математике, точнее на двух ее разделах: теории вероятности и теории игр. Последняя позволяет учитывать в оптимизации стратегий даже неизвестные факторы. В принципе, при известной настойчивости эти дисциплины доступны обычному человеку в объеме, достаточном для применения в обыденной жизни.


Однако и в этом случае неизбежны ошибки, опять же по чисто математическим причинам. Я об этом писал в статье "Ошибка, перфекционизм, прокрастинация".


Интересно, что даже у вполне разумных людей случаются ошибки планирования, связанные с психологическими защитами — подсознательными механизмами, изначально направленными на дистанцирование от опасной или неудобной реальности, а в результате развития мышления способными приводить к блокированию неприятных мыслей. То есть, такая психологическая защита может отвлечь человека от планирования действий в случае неприятного исхода, и эта ветка дерева событий окажется непроработанной.


В ярких случаях планы, имеющие такой огрех, называются "необоснованные ожидания".


Но даже и обоснованные ожидания не всегда оправдываются.


Адекватным планированием можно лишь уменьшить количество ошибок, но устранить их полностью невозможно.


Теперь о том, что случается, в случае ошибки, если наши планы все-таки рушатся, ожидания не оправдываются, предсказания не сбываются.


Человек ожидает чего-то одного, а происходит что-то другое. Такое событие может иметь комический эффект, а может и серьезно расстроить.


На ум приходят две классические реакции:


1. Когнитивный диссонанс — реакция на несоответствие реальности нашим представлениям.


"Да как же так можно! Это же безобразие! Должны же быть какие-то рамки! Как вообще можно такое допускать!" — такие и подобные восклицания мы можем слышать от человека, который был уверен, что наблюдаемое событие не должно иметь место.


2. Фрустрация — реакция на блокирование направленного действия. Остановленный в запланированной последовательности действий человек злится, бесится, ругается, совершает бессмысленные телодвижения... Либо наоборот, расстраивается, плачет, опять же совершает бессмысленные, а то и травмирующие действия. Все мы такое наблюдали.


Собственно, это все всего лишь протестные реакции, неважно какие именно и как выражаются. То есть важно, конечно, приводит ли протест к эффективному взаимодействию с миром или нет, но это отдельная тема.


У разных людей ожидания формируются с разной степенью легкости. Одни до последнего страхуются, чтобы не вышло чего, а другие мгновенно строят многоступенчатые, далеко идущие прогнозы. В принципе, если первое не переходит в форму паранойи, то и пусть его. Если переходит, то полезно обратиться к психотерапевту. Впрочем, есть некоторые профессии, в которых чрезмерная предусмотрительность даже приветствуется, и парадоксально называется "здоровой параноидностью", например безопасники и сисадмины. Впрочем некоторые вопросы коррекции такого мировосприятия я тоже затронул в той же статье.


Второе же неудобно именно из-за обилия фрустраций и когнитивных диссонансов, появляющихся в жизни от такого свойства.


Коллега ноет, что после первого свидания пришлось кинуть девушку в ЧС и удалить анкету с сайта знакомств. Почему? Потому что у неё есть квартира. А у него нет. И это значит, что когда они поженятся, ему придётся переехать к ней. И на любое замечание она сразу начнёт гнать его из «своей» квартиры, а затем и вовсе подаст на развод и выгонит его на мороз в одних трусах. А такое унижение мужского достоинства ему ни к чему, поэтому придётся дальше грустно вздыхать и искать ту единственную, с которой можно по съёмным квартирам мотаться.
Подруга увидела в истории браузера парня что он заходит на сайты по продаже автомобилей. А у неё через полгода день рождения. Сопоставив эти два факта, она, разумеется, впала в депрессию. Ведь он подарит ей автомобиль. А она последний раз за руль садилась на экзамене в ГАИ. Значит, на первом же перекрёстке попадёт в аварию. Не погибнет, конечно, но машина точно пострадает и ей придётся выплачивать за ремонт.
Вторая подруга сидит и плачет над сайтами собачьих питомников. Так хочется иметь верного друга. Но нельзя. Ведь она уже сходила на целых три свидания с парнем из Тиндера. Значит, через полгода они поженятся, она забеременеет, а собака начнёт ревновать к младенцу и придётся её отдать. Или вообще усыпить.
©тырено с тырнетов

С одной стороны, это тоже повод обратиться к психотерапевту, а с другой — многим людям удается самостоятельно скорректировать картину мира.


Я иногда рекомендую клиентам поиграть в нарды (короткие), лучше с компьютером (быстрее игра и потому интенсивнее обучение). Эта игра характерна тем, что каждый ход определяется не только намерениями игрока, но и броском костей, и потому построение долгосрочных стратегий обычно малоэффективно, так как ситуация меняется с каждым ходом. Вот только что у вас было огромное преимущество, и вдруг раз — вы проигрываете из-за неудачного броска. Или наоборот, вы в двух шагах от проигрыша, и неожиданно ваш противник оказывается в безвыходной ситуации.


Один умный партнер по нардам, когда я собрался сдаваться в безнадежной позиции, сказал: "Вы зря так делаете. Доигрывайте проигрышные партии, в двух процентах случаев они выигрываются".


Попробую сформулировать несколько лемм, способных помочь не зацикливаться на неадекватных ожиданиях:


Мир сложен, и потому непредсказуем.


Случиться может всякое, в том числе и неожиданное.


И даже неприятно неожиданное.


И случается.


Надеяться мы будем на лучшее, а рассчитывать — на худшее.


Всегда надо иметь план Б.


И план В.


Вы не можете гарантировать нужное вам развитие событий, но вы можете повысить его вероятность своими действиями.


Чем больше вы для этого сделаете, тем больше вероятность успеха.


Но чем больше вы делаете, тем больше вероятность ошибки.


Иногда не стоит из-за этого париться.


Не ходите к гадалкам, не приносите богам жертв, не пользуйтесь приметами.


Чем больше вы знаете о ситуации, тем больше способны к управлению ей.


Но случиться все равно может всякое.


И случается.


Учитывайте это.



Источник

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!