KusMo

пикабушник
пол: мужской
поставил 61686 плюсов и 83 минуса
проголосовал за 0 редактирований
1400 рейтинг 1356 комментариев 27 постов 2 в "горячем"
15

Поезд и мистика

Раз пошла такая волна про поезда, расскажу и я свою историю.


Возвращался я как-то в Москву плацкарте. Ехать всего ночь, поэтому пришёл, занял свою любимую верхнюю полку с книжкой и часов 5 читал, иногда спускаясь чтобы купить у проводницы чай, выпить его и залезть обратно. Потом меня сморил сон.


Но как это иногда бывает, провалиться в сон до конца не получилось - так и завис в пограничном состоянии, ни туда, ни сюда. Долго лежал, время в таком состоянии идёт как-то иначе. За окном иногда мелькали фонари редких станций, весь вагон мирно спал.


Вдруг в какой-то момент прихожу в себя на полу вагона, в общем коридоре и начинаю по нему ходить, туда, сюда, хожу, все спят. А потом понимаю, что вижу вагон совсем не так, как должен был видеть - не с высоты человека, а гораздо ниже. И хожу не на двух ногах, а на четырёх! И лицо у меня вытянутое... собачье !


Шарюсь по вагону туда-сюда и что-то ищу. Что-то я должен сделать. И в итоге нахожу что - через одно купе от меня ехала пара с ребёнком, совсем малышом, года ещё нет. Прихожу туда - а ребёнок спит беспокойно, мучает его что-то. И от спящих родителей исходят волны беспокойства за него. Смотрю - а у ребёнка на лбу крест нарисован зелёный. Ну и ещё что-то, что я понять не могу. Подошёл к нему близко-близко и стал на него дуть, чтобы Ветер Природы убрал из него всё то, что мешало ему, а меня заставило принять этот облик и не давало покоя. Малышу стало легче, его лицо разгладилось и он теперь уже безмятежно спал, а я выполнил своё задание и тоже уснул.


Утром я проснулся бодрым и слез с верхней полки когда поезд уже подъезжал к Москве. Сходил в туалет, и залез обратно, ждать пока поезд "причалит", все пассажиры выйдут и можно будет спокойно одеться и выйти, не суетясь. На нижних полках сидел мужик с какой-то тёткой и тётка всё время твердила, что нужно срочно сходить в церковь. Мужик пытался её образумить, им нужно было ещё добираться на электричках в какой-то подмосковный город, но тётка была непреклонна - срочно надо в церковь. Вероятно, она тоже в эту ночь не совсем спала :)

-23

Правда что в России нет удаления камней из желчного?

Всем привет.

Столкнулся с ситуацией - у знакомой камни в желчном, регулярные приступы, и оказалось, что в России не делают операцию по удалению камней из желчного пузыря. Можно сделать, например, в Китае, а в России удаляют только вместе с желчным.


Может быть я ошибаюсь, и просто не смог найти где? Подскажите пожалуйста!

36

Зимняя песнь леса

Зимняя песнь леса Мистика, Карелия, Истории, Лес

Ехал я как-то после Нового Года из Петрозаводска в Мурманск. Ох и интересные места там встречаются. Едешь на машине, ночь, тишина, только ветер свистит за окном, да блестят обочины снегом. И вдруг сквозь свист ветра слышаться песня. Хорошо поют, голосов двадцать, слова можно разобрать, но язык непонятный, что-то ближе к финскому.


На источник песни чётко ощущается направление, километров 40 на запад от трассы. По карте там только озёра, болота да лес. Но если погрузиться в песню, можно увидеть поляну, огромный костёр, и человек 20-30 вокруг него в светлых одеждах, стоят и поют.


Не хотел бы я попасть к этому костру. Вряд ли человеку там будут рады. И уж выйти оттуда живым точно не будет никакой возможности.

-10

Пикабу, да что с тобой такое?!

Пикабу, да что с тобой такое?! Пикабу, Проблема

Читаю Пикабу с телефона и постоянно вижу такое сообщение. Сайт залипает и перестаёт реагировать вообще, остаётся только закрыть.


Без разницы, как я подключён к интернету - через ВайФай дома, через 4G, или через ВайФай в метро - регулярно выскакивает это сообщение.


Кстати, есть ощущение, что это возникает из-за корявой рекламы от Гугл, размещённой на сайте. Хотя может и нет.


Кто с этим сталкивался? Лечится?

Показать полностью 1
69

Расчехлился!

Расчехлился! Политика, Русофобия, Выборы, Журналисты, Журнал, Новости

Внезапно расчехлился Андрей Кузин, владелец некогда популярного журнала 3DNews.


Не-товарищ считает ублюдками 90 процентов жителей России, совершенно не одобряя право кажого человека на выбор президента свой страны. При том, что сам он живёт на Тайване и в Россию приезжает крайне редко.

50

Кровавое гламурье. Очерки из жизни высшего света и нижнего подвала

...Деньги на киллера она взяла из его пиджака, благо карманы там были широкие. Самого киллера она нашла из его окружения – предложила грязное дело его собственному шофёру. Оставалось дело за малым – убить его самого и забыть.


Сорокалетний бизнесмен, переживавший кризис среднего возраста, нашёл даму сердца на распродаже девичьих тел – то есть на одном из конкурсов красоты, где она заняла первое место.


Водрузив на голову корону первой красавицы Вселенной и окрестностей, восемнадцатилетняя девчонка считала, что жизнь её состоялась – теперь уж её наверняка купят по самой хорошей цене. И не ошиблась в расчётах. Покупатель-бизнесмен был не то, что олигархом, но человеком вполне состоятельным, у него были точки общественного питания, агропредприятия и прочие сладкие атрибуты бизнесменского благополучия.


Он выделил ей новенькую автомашину БМВ, квартирку, небольшую, но в хорошем районе – все как положено при купле-продаже элитного живого товара. Девушка была почти что счастлива. Одна загвоздка – нрав у её хозяина становился иногда просто невыносимым. Порой, залившись элитной водкой и закушав её чёрной икоркой, он начинал сыпать в адрес своей пассии упрёками – в чёрствости, безделье, дурости и никчёмности. Но это можно пережить легко. Однако после очередной стопочки он начинал говорить страшное:


- Отниму у тебя квартиру и БМВ – тогда узнаешь!


Такие заявления приводили её в состояние ступора. Квартиру и БМВ, с которыми она сроднилась - и отнять?! Это катастрофа похлеще взрыва распиаренного вулкана Йеллоустоун!


Понять, насколько «папик» искренен в своих угрозах, она не могла. Даже намёк на то, чтобы враз лишиться всего самого дорого в жизни – машины, хаты и шмоток, просто туманил ей разум, загоняя его в какую-то беспросветную пучину. Поэтому она стянула, кажется, пару десятков тысяч долларов у будущей жертвы. И, поскольку в Москве мало кого знала из решительных людей, стала подбивать на мокрое дело шофёра – тот своего шефа тоже сильно недолюбливал.


Кончилось тем, что водитель, записав разговор на диктофон, отправился к бизнесмену и выложил всё. Тот, отойдя от шока и решив, что жизнь и Амур в данном конкретном случае несовместимы, отправился в уголовный розыск.


Операция прошла чётко, как по учебнику – имитация убийства, передача денег, задержание. И девушка устроилась на новое место жительства в женском следственном изоляторе.


История эта одно время сильно нашумела в СМИ. Но что было потом – мало кто знает.


Когда эмоции схлынули, девушка начала канючить и плакаться на свиданиях со своей жертвой. Делала она это настолько профессионально, что твердокаменное сердце дрогнуло, расплавилось и потекло горячей лавой, теряя изначальные очертания. Бизнесмен поплыл. И, как утверждают зловредные слухи, которым я ну нисколько не верю, отправился к прокурорским следователям вымаливать для отрады своей души прощение. Естественно, следователь заявил, что это не дело частного обвинения, а покушение на убийство, поэтому от того, заберёт потерпевший заявление или нет, не зависит ничего. На ставший таким привычным вопрос – сколько стоит, ушлые люди, отрекомендовавшиеся посредниками, определили цену в шестьсот тысяч долларов. Жадность и любовь боролись недолго - последняя победила. В общем, правдами и неправдами уголовное судопроизводство было прекращено, деваха вернулась на свободу – к любимым шубам, квартирке и БМВ.


Но жизнь вернулась на круги своя, стало всё как раньше – вместе с запоями и угрозами «папика» лишить самого дорогого. Через некоторое время деваха натырила достаточно денег, чтобы, после очередного скандала, пойти снова заказать своего любимого киллерам. На этот раз она обратилась к приятелю жертвы. Тот, отойдя от минутного шока, тут же её и заложил. На этот раз полицию втягивать в разборки не стали. Деваху изгнали из рая, и что с ней теперь – никому не ведомо.


Можно было бы считать эту историю забавным казусом с хорошим концом. Однако она вполне типична. Типично поведение героини – абсолютно холодное, жестокое и эгоистичное. Есть такой совершенно особый тип молодых женщин. Массовый продукт эпохи развитого капитализма. Гламурная фифа.


Фифа вырастает и приходит во взрослый мир уже со сложившимся осознанием своего гигантского превосходства над остальным человечеством, а особенно – над мужчинами. Мужчины в её понимании – это низшие существа, задача которых обеспечивать её, дарить шмотки и восхищаться ей. Некоторых, особо пылких фиф, интересует телесная сторона отношений, но это не обязательно. Главная черта фифы – это бездонное и бескрайнее, как сама Вселенная, самомнение. Ощущение собственной исключительности. И твёрдое убеждение, что весь мир у неё в долгу за то, что она на свет появилась.


Главные союзники фифы – зеркало, косметика, маникюр. И, как следствие достижения товарного вида – тачки, айфоны, квартиры, деньги на содержание, холодное презрение к остальному человечеству.


У меня была подследственная – балерина Большого театра. Ну, законченная фифа с совершенно искажённым мироощущением. Забирала у людей антиквариат мошенническим путём и искренне возмущаясь, когда они требовали его обратно, да осмеливались ещё жаловаться в милицию. Взяла же ведь ОНА - ей благодарны должны быть, что снизошла. Потому что ОНА – это солнце, а остальные даже на жалкие астероиды не тянут – так, залетевшие по случаю на Землю метеориты. Кстати, глубже погрузившись в среду русского балета, я понял, что среди балеринок, привыкших к почитанию и борьбе за существования в агрессивной женской среде, это нормально. Вспомните скандально известную диву, фамилию не буду называть – она там вполне типична.


Как все социопаты, законченные гламурные фифы не воспринимают людей как людей. Они для них фигуры в компьютерной игре, которых нужно доить, которыми нужно двигать, которые созданы для того, чтобы фифе было хорошо. Эмоциональная тупость к страданиям и переживаниям других людей отличает прирождённую фифу. Поэтому ничего удивительного, что они оказываются втянутыми в самые кровавые преступления.


В последние годы гламурных фиф различные бандформирования активно использовали для внедрения в окружение крупных дельцов, их совращение с последующим расхищением и дележом имущества.


- Ох, ну тёлка, класс, скажу я тебе, - произнёс следователь, демонстрируя мне фотографию фигурантки.


Действительно, на фото была очень красивая женщина. Можно было понять, как старый аферист и крупный бизнесмен клюнул на эту "принцессу цирка".


Кличка Кровосос (изменена) была заработана этим новым русским (по факту старым евреем) недаром – он никогда не упускал своей выгоды, успешно в самые страшные бандитские времена лавировал между отморозками с крупнокалиберными пулемётами, властями с важными бумагами и тяжёлыми печатями, являлся владельцем серьёзной недвижимости в нескольких городах. Состояние его оценивалось в несколько сот миллионов долларов. Однажды он развёлся с женой. И все было у него в жизни хорошо, пока ушлые ребята не подставили ему фифу.


Если бы у него работали мозги, а не гормоны, он бы навёл справки и узнал, что его пассия подрабатывала проституткой в Интуристе, подводила под бандитов клиентов, и на её счету точно один труп – вся банда тогда села, а она выкрутилась. Фифы как-то умеют выходить сухими из воды.


И вот очередная банда, к которой она примкнула, подвела её умелой оперативной комбинацией к Кровососу. Тот клюнул на женские прелести и обезумел. И в результате женился на ней.


Однажды вечером он уехал на встречу без телохранителя, неизвестно к кому. Больше его живым никто не видел. Версия насчёт причастности фифы была первой и единственно заслуживающей внимания.


Следствие велось достаточно долго. Оперативники из МВД и ФСБ поставили на уши всех бандитов. Страсти горели нешуточные – очень большие деньги были на кону. Начались наследственные дрязги по имуществу. В общем, история длинная, с совершенно невероятными, даже для нас, привыкших ко всему, поворотами, о которых и не расскажешь. В итоге бандиты согласились показать где тело, и следственная группа откопала его в лесочке. Изобличили двух исполнителей убийства. И на этом ниточка оборвалась. Фифа и её хозяева остались при своих.


Думаю, это не единственная подобная история. Часто этот бизнес носит более мирный характер, и фифы отжимают у бизнесменов имущество спокойно, через суд. Многие денежные мешки сильно исхудали от таких историй…


По мнению фифы, она должна жить, ни в чем себе не отказывая, и блистать. Только дурное человечество почему-то этого не понимает, и ей приходится напрягаться. При этом способы, которым её цели достигаются, для неё не так уж и важны. Главное – результат.


Помню, в Калининграде прихватили шайку – молодые ребята душили и убивали таксистов, завладевали деньгами и машинами. Там в банде затесались парочка фиф. Замначальника областного розыска Таранов допрашивал одну из них. Сидит кукла такая пластмассовая с совершенно стеклянными глазами. А полковник ей талдычит:


- Совсем вы ошалели со своими ночными клубами, шмотками! Вы за них людей убиваете. Кровь льёте. Чтобы коктейль в кабаке выжрать. Кровь на всём этом. Вы совершенно охренели!


Он говорил эмоционально и правильно. А в глазах фифы не было не то, чтобы понимания, а даже малейшего отблеска. Была только искренняя обида – как её, такую красивую, притащили в ментовский кабинет, да ещё убеждают, что она не должна ходить по ночным клубам и цедить коктейли, покупать новые платья а-ля Диор и пропадать у педикюрщика с маникюрщиком? Это кощунство!


Иногда фифы становятся одержимы страстями. Тогда их не остановит никто и ничто - тушите свет, наш паровоз вперёд летит, в тюряге остановка.


Семнадцатилетняя фифа нашла себе игрушку – симпатичненького мальчика. Встречаться негде, дома срывать плоды любви родители не дают, у него тоже с квартирой неважно. А как хорошо вдвоём, в отдельной хате!


Это стремление для обоих – жить вместе и наслаждаться друг другом, стало болезненным. Но выхода из ситуации не было. Так им казалось до той поры, пока у фифы не возникла потрясающая в своей простоте мысль – она живёт с родителями и братом, а если тех вдруг не станет, то трёхкомнатная квартира останется в её полном распоряжении.


Она доносит эту незатейливую мысль до своего молодого человека. Тот сначала решил, что она шутит. Но постепенно, изо дня в день, она точит ему мозг. Он в любовном дурмане даёт согласие. Всего-то надо – убить трёх близких родственников его возлюбленной. Она ему уже и инструмент киллерский присмотрела – то ли топорик, то ли ещё чего. И план составила. Осталось дело за малым – прийти и переглушить всю семью, как рыбу на берегу.


Перед самым преступлением пацан встряхнул головой, освобождаясь от наваждения. И понял, куда его толкают. Вздохнул и поплёлся в полицию сдаваться. Заказчицу задержали. Помню, показывали по телевизору её семью. Люди хорошо одетые, вполне обеспеченные, интеллигентные – не рвань какая-то. И ошашарашенная мать, для которой даже больше шоком было не то, что заказали её с мужем, а что туда же приплюсовали и маленького братишку фифы.


Да, такие они фифы и бывают – безжалостные и беспощадные.


Фифа без гламурной жизни начинает усыхать, как растение без воды, листья желтеют и осыпаются, и жить не хочется. Больше всего их бесят какие-то общественные обязанности. Фифы ненавидят проблемы и предпочитают решать их любыми способами. И любые проблемы. В том числе и касающиеся близких.


Помню видеозапись задержания очередной такой героини. Такая стильная, шикарно выглядящая мразота. В качественном прикиде, с правильно поставленной речью – явно не из села Кукуево. У неё все в жизни было, в общем-то, не так уж и плохо. Вот только две проблемы – мало денег на кармане и много времени уходит на дочку, которая появилась случайно и совершенно не к месту. Особенно бесила дочка, которая не давала гулять по своему усмотрению - мерзавка такая мелкая требовала постоянно денег и внимания!


Деньги и дочка – при здравом размышлении оказалось, что эти проблемы можно решить одним махом. То есть – продать дочку за деньги. Обрадовавшись такой идее, фифа походила, поискала, кому бы загнать ребёнка, чтобы не вести его на следующий год в школу. Нашла покупателей, которые предложили очень даже приличную цену – то ли десять, то ли двадцать тысяч долларов. Приехала на стрелку в центре Москвы.


Дочка такая тоненькая, трогательная, смотрит на маму, как на защитницу, с любовью и с надеждой. А та:


- Постой тут, дочка.


Оставила девочку у столба и села в машину.


- Деньги мы привезли, - говорит покупатель.


- Я тоже привела, - кивает фифа на девочку, сиротливо стоящую у столба.


- Только хотелось бы уточнить несколько моментов. Понимаете, мы берём ребёнка не для удочерения. Скорее всего, её будут использовать для оказания интимных услуг. Может статься, пустят на внутренние органы.


- Я понимаю. Делайте, что хотите.


- Ну, тогда вот деньги.


Эта зверюга забирает баксы, выходит из машины, берет ладошку девочки, которая доверчиво смотрит на маму, и говорит:


- Поедешь с этими дядями.


Забыла добавить – в бордель или на внутренние органы.


Девочка послушно кивает. Садится к дядям в машину.


Ну а после, как принято: «Хенде хох, уголовный розыск!»


Покупали девочку оперативники из управления по оргпреступности. Насмотревшиеся разного, они были выбиты из колеи этой сделкой. Состояние у них было такое, когда рука тянется к пистолету.


Кого-то такое отношение к собственному ребёнку может удивить. А что особенного? Нормально поведение гламурной фифы.


Фифы были всегда. Думаю, даже в пещерах. Это такое крайнее состояние женской психики, законченный эгоцентризм и потребительское отношение ко всему миру. Просто раньше их били по башке «Домостроем», общепринятой строгой моралью, религией и осуждением общества. Их самоуверенность пытались побороть семьёй и школой, доброй литературой. Их всячески воспитывали и перевоспитывали – из фифы полноценного человека сделать трудно, но держать в определённых границах вполне можно.


Сегодня все изменилось. Фифа – это один из серьёзных ресурсов капитализма. Они – один из главных потребителей избыточного производства, а, значит, источник прибыли, прибыли, прибыли! Фифа – это прежде всего идеальный покупатель. Она как экскаватор сгребает ковшом всё – фирменные бренды, модные коллекции, гламурные журналы, разрекламированные вещи, дурацкие услуги, драгоценности, все то, что позволяет ей показать себя и витать над быдлом. Любая полноценная фифа мечтает, чтобы ей все завидовали – её маникюру, шмоткам, тачкам и, обязательно, новой сумочке, под которую отлично подойдёт золотой кабриолет. Фифа – идеальный субъект торгашеских отношений. При должной рекламе ей можно впарить всё.


Ограниченные только возможностями кредитных карточек бойфрендов, папиков и прочих лохов, потребности фиф – это база для многих иллюзорных отраслей промышленности, надуманных услуг, неравноценного обмена, продажи за тысячу того, что стоит рубь в базарный день. Коко шинели, Люки с Витонами, Гуччи с фигучи, Дольчи с кабанами, Армани – не путать с Арматами, Срачи Версачи и прочая муть (если в названии ошибся – не ругайте) – всё это для них. При этом фифа, как правило, всегда изыщет средства на мишуру, чего бы ей это не стоило.


Все нормальные женщины любят модную одежду, качественную косметику и дорогие вещи. Но для фифы в этом весь смысл её жизни - она удавится за модную шубейку из мексиканского тушкана, за раскрученный гаджет, обеспечивающий мобильную связь с Луной и Марсом, за то, чтобы у неё было, такое, чего не было бы у других. Это цель и содержание жизни, магистральный путь судьбы. И не надо им талдычить о духовности, человечности – новая же коллекция мод от Армани, а вы про какую-то совесть талдычите и любовь к ближнему. Фи вам!


В результате человечество ежегодно тратит на косметику в разы больше, чем на освоение космоса и океана, решение энергетических проблем. Притом тратит в основном не на вещи, а на бренды, в результате чего лягушатники живут очень даже неплохо, пользуясь только магическим словом «Шанель», колдовским образом создающим капиталы из пустоты.


Поскольку фифа – ценный ресурс, на его преумножение, пропаганду неустанно трудятся целые индустрии – кино, гламурные журналы, Интернет-сайты. Миллионы человек делают все возможное с целью воспроизводства этой среды и системы ценностей. Взять современные российские сериалы. Кто главный герой? Тупорылая фифа в исполнении такой же бездарной фифы. Пластмассовая фифа – герой любой рекламы. «Маринованное бычье копыто от фирмы «Жральник интернейшенл» – это истинное наслаждение» - твердит образцовая гламурная фифа на экране, и глаза закатывает, и физиономия при этом такая, что ясно – в мире больше наслаждения нет, кроме как отведать это копыто. Самое интересное – это карикатурное поведение вполне схоже с оценками и поведением самой фифы, для которой это все сделано. Настоящая фифа всегда поверит экранной фифе.


Последний писк моды - многочисленные тренинги для фиф. Там фиф учат оболванивать мужчин и разводить их на деньги, а из женщин делают фиф. Это начинает приобретать у нас какие-то болезненные масштабы, что характерно - ведут их как правило какие-то странные леди, у которых личная жизнь не удалась.


Этот информационно-культурный террор идёт настолько успешно, что целеполагание и образ мышления фиф постепенно становится доминирующим. Культура гламурных фиф – основополагающей. Информационная пошлятина, льющаяся отовсюду, сродни с Великим потопом – в этой мутной жиже фифы плещутся с удовольствием и беззаботностью, как дельфины вокруг Крымского моста.


Фиф массово воспроизводят в семьях «Дочка, ты самая лучшая, самая неповторимая. Ты принцесса, тебя никто не достоин, все ногтя твоего не стоят», - говорят им мамы – бывшие или функционирующие фифы.


Вхожу в Рамблер. «НАТО идёт к холодной войне с Россией». «Бузова после любви в душе заявилась в храм» - это первая полоса новостей. Трагедии, мировые потрясения, движения народов с одной стороны и любовь в душе с другой. Нам кажется, что есть, мягко говоря, несоответствие по масштабам. Для фифы тут все нормально. Точнее, для неё задница Бузовой куда важнее какой-то скучной войны в Сирии.


Эта фифочная психология, стандарты поведения и мышления воспроизводятся во все более пугающих масштабах. Если Запад давно смирился с этим, то у русского человека возникает внутренний протест. Но он запоздал. Фифы везде. Они как авангард инопланетного вторжения – существа с совершенно иной психикой и системой ценностей заполонили вокруг нас всё.


Конечно, далеко не все фифы убивают людей, занимаются преступлениями и готовы на все. В основном они изводят близких нытьём, чтобы им обеспечили должный уровень потребления. Фифы редко бывают умны – ни один развитый ум не переварит их систему ценностей, где бренд важнее сути, игра и понты важнее обыденной жизни, а лайки в интернете важнее людей. Но по большей части они практичны, нередко – сообразительны, хитры и умеют отлично манипулировать людьми. В своей непоколебимой самоуверенности они умудряются доказывать окружающим, что именно они Единственные и Неповторимые, и это честь бросить к их ногам весь мир, но за неимением у объекта манипуляций такового, сойдёт и норковая шуба за каких-то двадцать тысяч евро.


Фифу легко узнать по хорошему макияжу и стеклянным глазам. В них нет интереса к окружающим. В них загорается огонёк только когда речь идёт о них, любимых.


Фифа смакует слова: «Ну, тысяча баксов за шарфик с попугаями – это, считай, даром». Как человек, полезным трудом не заработавший ни копейки, она любит так ненавязчиво демонстрировать, что денег у неё завались, не то, что у гоблинов с Уралвагонзавода.


Фифа всегда права. Фифа обладает самым лучшим вкусом – если кто-то считает, что у неё вкуса нет, это говорит лишь о том, что вкуса нет у оппонента. Фифа однозначно лучше всех – в этом могут сомневаться только уроды и дураки. Фифа должна в кафе гламурно есть смузи, фиксируя это на айфон и рассчитывая на лайки других фиф или всяких недочеловеков. Фифе всё по фигу – нет в мире людей, достойных её эмоционального участия. Иногда у неё проявляются черты стервозности, мстительности, подлости и садизма – но это если затрагивают её, любимую, или просто из-за врождённых дефектов характера, но это не так важно. Да, ещё имеются в мире и другие фифы, но куда им равняться с Королевой Вселенной!


Иногда фифы несут на себе черты других разновидностей женских особей – тупых тёлок и карьерных стерв. Жёсткого разграничения тут нет – женщина как сосуд может впитать свойства многих психотипов. Самое фиговое, конечно, когда объединяются все три типа вместе. Редкость? Да ничуть.


В наше время, когда на любую должность можно назначить кого угодно без учёта деловых качеств, опыта работы и конкретных результатов деятельности, и в бизнес, и в госуправление попёрли валом самые отпетые фифы. Как правило, это чьи-то шкуры-любовницы, старые подружки, которым ну никак не откажешь, реже чьи-то дочки, внучки и прочая накипь. В системе МВД и им подобным это наглядно видно по пресс-службам. Не буду касаться фамилий и имён, но фифы угробили нам несколько пресс-служб своими капризами, амбициями, интригами, при этом не обладая даже зачатками искусства управления коллективом. Работать с ними нормальным специалистам невозможно. Ведь для фифы дело находится на последнем месте, а на первом её самолюбование и вечное доказывание, что все мужики и бабы её мизинца не стоят. В сочетании с властными полномочиями это приводит к стагнации структуры, которой они управляют.


В последнее время пошла мода назначать их на различные тёпленькие должности, порой полковничьи, во вполне серьёзных структурах в расчёте, что делать, они, конечно, ничего не будут, но зато при деле и при погонах. Помню, после очередных выборов целый десант фиф заехал к нам в одно из управлений (все чьи-то протеже, все сплошь психологи, социологи и прочие невежественные плоды странного российского гуманитарного образования), но долго не выдержали – оказалось, что все же работать надо. И они свалили кто куда – наверное, уборщицами в Газпром, на меньшее их амбиции не рассчитаны.


Некоторые отчаянные фифы лезут кандидатами в Президенты нашей многострадальной страны. Как только им сказали, что так можно – тут же выстроилась целая очередь на глазах нашего изумлённого народа. Самое интересное, что другие фифы считают – это нормально, и готовы избрать их хоть Властелином мира, чтобы потом поливать грязью и злословить. Это всё выглядит абсурдно и позорно. Но никуда не денешься. Мы сами столько лет строили мир для фиф, что обижаться нужно только на себя.


Сразу заявляю, что к женоненавистникам я себя не отношу. Можно будет рассмотреть потом и новые мужские психотипы – мажоры, метросексуалы, инфантилы и компьютерные дебилы. Наш беспокойный, пошлый и сумасшедший век порождает все новых демонов сознания, которые воплощаются в людях - или кто там приходит нам на замену.


На глубину анализа не претендую. Это не социологический обзор, а мысли по поводу, навеянные, так сказать…

Показать полностью
21

Рваная Грелка 2017 осенний призыв

Рваная Грелка 2017 осенний призыв Рваная грелка 2017, Литературный конкурс

Призываю всех авторов Пикабу сразиться в написании рассказов на крутейшем литературном конкурсе "Рваная Грелка", где каждый автор анонимно сражается с ведущими российскими писателями-фантастами (например, Сергей Лукьяненко очень часто играет).


Условия равны для всех, конкурс анонимный, шанс занять первое место у всех одинаковый.


Основной фан от участия в конкурсе участвующий получает от написания рецензий на работы других авторов из его же группы и прочтения рецензий на своё произведение. Возникают лютые срачи и побоища, которые являются неотъемлемой частью конкурса.


Чем от этого выиграет Пикабу? Конкурс замотивирует авторов на написание новых рассказов, которые мы здесь потом сможем прочитать.


Конкурс стартует в пятницу 13 октября, будет объявлена тема. Рассказы принимаются до 16 октября и дальше начинается рубилово.


До встречи на поле брани: http://www.leningrad.su/makod/index.php


Очень прошу поднять в ТОП, чтобы максимальное количество авторов увидело это объявление. Комментарии для минусов внутри, даже 3 штуки. Готов пожертвовать всем своим рейтингом, лишь бы в конкурсе было как можно больше участников

9

Салли и Сальвадор

Салли и Сальвадор Не мое, Сальвадор Дали, Рассказ, Грелка, Длиннопост

— Эй, Салли! Во имя всех святых, где тебя носит?


Салли предпочел промолчать. Во-первых, он старался как можно меньше говорить вслух, а во-вторых, когда сеньор Эстебан злился, перечить ему вовсе не стоило.


— Немедленно хватай свою швабру и дуй на второй этаж. Святая Мария, эти туристы просто варвары! Разлили какую-то дрянь возле самой «Атомной Леды»! Знаешь, где это?


Салли молча отвернулся и направился в галерею, но не бегом, а медленно, подволакивая правую ногу, не обращая внимания на то, как сеньор Эстебан клянет его вдогонку за неповоротливость. Необходимости в ругательствах не было — может, Салли и не являлся самым быстрым уборщиком в мире, но уж точно был одним из самых исполнительных и аккуратных.


Взяв по дороге швабру в подсобке, Салли поднялся на второй этаж. План зала ему не требовался: «Атомную Леду» он нашел бы с закрытыми глазами, как и любую другую картину в театре-музее Сальвадора Дали в Фигересе.


Посетителям строго запрещалось проносить с собой еду и напитки, но кто-то, видимо, наплевал на правила. Взглянув на грязный пол, Салли вздохнул. Туристы и экскурсовод старательно обходили темную лужу, но следы успели распространиться вокруг, пачкая паркет грязными дорожками.


— Вы, конечно, узнали женщину на этой картине — Гала, муза и вдохновительница Сальвадора Дали. Пропорции тела безупречны, как у античных статуй, а лицо одновременно буднично и божественно. Хотя она на одиннадцать лет старше Дали…


— На десять лет, — машинально поправил Салли шепотом, выжимая тряпку в ведро.


— Художник не уставал воплощать ее образ на своих самых знаменитых полотнах! Обратите внимание, как гармонично расположены предметы на картине: чтобы соблюсти идеальные пропорции, Дали обратился к венгерскому математику Матиле Гике…


— К румынскому… — пробормотал Салли чуть громче. Туристы начали посматривать на него, впервые заметив скособоченного человека в серой униформе.


Экскурсовод запнулся, метнул в уборщика испепеляющий взгляд, но, не сказав ничего в его адрес, продолжил:


— Посмотрите, сколько труда вложил Дали в эту картину! Как филигранно изображен лебедь, голову которого ласкает Гала…


— Она не трогает лебедя…


Салли не смог удержаться от этой ремарки. Пятно на полу уже исчезло, и нужно было как можно скорее уйти отсюда, но его последнюю фразу услышали, кажется, все. Какой-то турист хихикнул.


— Кто это у нас тут? — экскурсовод лучезарно улыбался, но в голосе его звучал металл. — Вы, кажется, хотели поправить меня, коллега?


Недвусмысленное ударение на последнем слове заставило Салли вжать голову в плечи. Лицо залила краска, но он все-таки сказал:


— «Атомная Леда» написана по принципу «неприкосновения». Ни один предмет не касается другого. Как частицы в атоме: Всё висит в пространстве. Даже море.


Слова давались ему с трудом: правая половина рта почти не двигалась, и речь смазывалась, словно говорил пьяный. У картины воцарилась тишина, нарушаемая приглушенным шепотом и шарканьем ног в других залах.


— Смотрите, и правда! — Девушка, стоявшая к картине ближе всех, показала на нее рукой. — Лебедь находится за Галой, но из-за положения ее кисти кажется, что они соприкасаются!


Туристы завертели головами, посматривая то на картину, то на уборщика, то на экскурсовода.


— Какая похвальная наблюдательность! Это как раз то, что я собирался сказать! Как видите, дорогие друзья, высокое искусство одухотворяет самых… — экскурсовод запнулся, — разных людей. Поблагодарим… как тебя зовут, сынок? — он хищно прищурился, разглядывая табличку с именем. — Поблагодарим Салли, которому стоит вернуться к своей работе, а нам — к своей.


Стиснув зубы, экскурсовод быстро проследовал в другой зал. Туристы засеменили за ним. Салли поднял ведро с водой и направился в подсобку.


— Стойте! — Девушка, поддержавшая его, оторвалась от группы. — Откуда вы это знали? Про неприкосновение?


Салли пожал плечами. Какое ей дело до того, что эта работа — его последний шанс остаться в мире, который он любил больше всего на свете.


— Нет, серьезно! — Девушка говорила по-испански с легким славянским акцентом. — Вы очень наблюдательны для…


— …для уборщика, — продолжил он.


— Я не хотела вас обидеть, Салли…


— Меня зовут Сальвадор, но понятно, что уборщики не заслужили полного имени, — Салли улыбнулся. — Не то что экскурсоводы.


Из-за неподвижного правого уголка рта улыбка получилась кривой.


— Сальвадор? Как Дали! Вас назвали в его честь?


— Вообще-то, да. Мои родители…


— Таня! — из другого конца зала девушку окликнул высокий молодой человек. Та помахала ему рукой.


— Простите, мне пора идти! — Она очаровательно улыбнулась и протянула руку на прощание, потом вдруг посмотрела на его ладонь, смутилась и исчезла в толпе.


Салли вернулся в подсобку, размышляя о принципе неприкосновения. Девушка не прикоснулась к нему. Как Гала к уродливому лебедю.

* * *


В крошечной подсобке он поставил швабру на место и, тихо вздохнув, присел на стульчик у окна. Откинулся на спинку: ссохшееся дерево заскрипело, ножки зашатались, но Салли удержался. Шаркнул кроссовкой по полу, скособочился и замер в крайне неудобной позе.


Диего, добряк-охранник, иногда заходивший к Салли, чтобы тот помог ему с каверзными кроссвордами, как-то заметил, что Салли, уместившийся на стульчике, похож на деформированную фигуру с картины «Предчувствие гражданской войны»: «Салли, ты мог бы стать отменным натурщиком для Усача!» — так в музее называли Сальвадора Дали.


Салли совсем не обиделся тогда на шутку и искренне посмеялся вместе с Диего. Вспомнив эту историю, Салли криво усмехнулся. Сегодня хороший день: голова не болела, и он наслаждался покоем, глядя на стену перед собой. Для кого-то просто стена с четырьмя бумажными прямоугольниками, но для Салли на ней умещалась вся короткая история его жизни. Диплом школы искусств с отличием. С фотографии в простой рамке улыбаются родители, Салли между ними в шапочке выпускника ухмыляется широко и непринужденно; далеко на заднем плане расплывчатым серым пятном виднеется их автомобиль — тот самый, в котором через неделю папа не справился с управлением на скользкой дороге. Незаконченный акварельный рисунок Салли, обезображенный черной кляксой: спустя всего месяц после смерти родителей, прямо за мольбертом, он потерял сознание. А вот прилепленное скотчем заключение врача — инсульт. В его-то возрасте!


В подсобке, которая находилась ниже уровня тротуара, всегда оставалось открытым маленькое зарешеченное окошко у потолка. Шорох автобусных шин, вздорное карканье автомобильных гудков, голоса пронырливых торговцев, которые зазывали иностранцев покупать «подлинные копии великого маэстро», и уродливые безделушки по мотивам музейных холстов, чужая речь — всё сливалось в единый пестрый и бурлящий коктейль звуков, пробуждало к жизни. Фантазия нашептывала: нарисуй! И Салли, закрывая глаза, рисовал в своем воображении. Непослушная рука исцелялась в эти минуты. Он водил ею, набрасывая на холсте эскиз, тут же воплощал в масле улицу, по которой катилась река блестящих на солнце красок, карнавальное шествие (музыканты впереди, а позади — чудаки в масках) — все по колено в краске. По обочинам Салли рисовал деревья, тянувшие ветви к седому от палящего солнца небу.


Потом Салли открывал глаза и видел перед собой дрожащую, скрюченную ладонь — точь-в-точь лапка мертвого цыпленка. В такой не удержать кисть, разве что швабру. В эти минуты он уже не ощущал жгучего стыда, как в первый год после инсульта. Он просто опускал дрожащую руку и задвигал картину в самый темный и пыльный угол памяти, где ее никто не смог бы увидеть.


Даже он сам.

* * *


Сквозь полудрему, как в бреду, он различил голоса. Знакомый женский, мелодичный, со славянским акцентом:


— …что это у вас?


Другой — мужской, уверенный, судя по всему, ее спутник:


— Нет-нет, спасибо, мы уже купили сувениры!


Следующего участника разговора Салли не знал: низкий, хрипловатый, без акцента. Говорил, несомненно, испанец:


— Посмотрите внимательно, сеньорита! Такого вы не купите в обычной сувенирной лавке!


Снова девушка:


— Ух ты! Невероятно! Они выглядят прямо как на картине! Из чего это сделано?


Салли не привык подслушивать или вмешиваться в чужие дела, но поневоле заинтересовался, тем более что обладатель хриплого голоса не внушал ему доверия. Он не любил крикливых торгашей, ошивающихся возле музея, продающих некачественные, а порой и краденые вещи. Что этот пройдоха пытается продать?


Салли поднялся со стула, привстал на цыпочки и заглянул в окошко. Участники разговора предстали перед ним в виде трех пар обуви: бирюзовые босоножки, светлые мужские туфли с квадратными носами и, наконец, пыльные сандалии, надетые на босу ногу. Из сандалий на белый свет смотрели толстые пальцы ног с грязными ногтями.


Салли почувствовал беспокойство: ничего хорошего человек с такими ногами предложить не мог.


— Такого вы больше нигде не купите, сеньорита, уверяю вас! — с жаром заговорил нечистоплотный тип. — Разве вы не хотите оставить себе на память об этой волшебной поездке что-то настоящее, а не просто китайскую штамповку?


— Я же сказал: нет! — резко ответили «светлые туфли».


— Так сколько, говорите, это стоит? — спросила девушка.


Салли знал, как разыгрывается этот сценарий. Она готова что-то купить у проходимца, о чем наверняка пожалеет. Салли не стал ждать развязки, а поспешил за помощью.


Диего нашелся в кафетерии; на сбивчивые объяснения о том, что какой-то подозрительный тип облапошивает туристов возле самого входа в музей, ушло драгоценное время. Диего нехотя согласился пойти и проверить: в конце концов, это его обязанность — следить за порядком на прилегающей к музею территории. Салли же заторопился назад к окошку: на то, чтобы обойти здание вокруг и выйти на улицу, ему потребовалось бы гораздо больше времени.


Пыльные сандалии уже исчезли из поля зрения — на виду остались бирюзовые босоножки и светлые туфли. Они говорили по-русски, и Салли их не понимал: разве что в разговоре несколько раз прозвучало имя Дали. Девушка явно чем-то восхищена. Парень, напротив, настроен скептически и раздражен. Кажется, «бирюзовые босоножки» потратили больше денег, чем хотелось бы «светлым туфлям». Назревала ссора.


Внезапно что-то в разговоре изменилось. Девушка вскрикнула — сначала от удивления, а затем от страха.


Салли был готов выломать решетку и выбраться наружу, чтобы помочь. Где же Диего?


— Сеньорита, с вами всё в порядке? — черные лакированные ботинки Диего появились у решетки, и Салли облегченно вздохнул.


В этот момент ноги девушки подкосились, и она рухнула на асфальт. Ее лицо оказалось прямо напротив лица Салли. Прозрачные голубые глаза, в которых еще недавно светились сочувствие и доброта, казались фарфоровыми глазами куклы.


Ее руки конвульсивно подергивались, сжимая что-то отвратительное — темно-синий сгусток, похожий на кусок блестящей резины. Спустя секунду он растекся вязкой массой по асфальту, запачкав руки и платье девушки коричневыми подтеками. Запахло масляными красками и одновременно чем-то гнилым.


За мгновение до того, как опасный предмет потерял форму, Салли успел разглядеть, что купила обладательница бирюзовых босоножек. Причудливой формы изогнутый циферблат: часы плавились на солнце. Знаменитые «мягкие часы», точь-в-точь как на картинах Сальвадора Дали.

* * *


Прошло несколько дней, но Салли никак не мог успокоиться. Русскую девушку увезли в местную больницу — Диего оперативно вызвал «скорую». Затем всё еще в бессознательном состоянии ее перевезли в стационар в Барселоне. Дальше Диего ничего о ней не разузнал. Салли рассказал охраннику всё, что видел, но, кроме описания его обуви, ничем не смог помочь.


Отныне Салли начал приглядываться к подозрительным людям возле музея и в галереях, но пыльные сандалии на босу ногу ему не попадались. Зато он нашел кое-что другое. Точнее говоря, потерял.


Те разложившиеся сувенирные часы, так странно подействовавшие на девушку, показались ему очень знакомыми. Картину он нашел. Типичный для Дали сюжет: пустынная местность, обожженная лучами каталонского солнца, чахлые ветви деревьев и свисающие с них, будто мокрое белье, растекающиеся циферблаты. Салли когда-то и сам пробовал рисовать подобные сюжеты (впрочем, предпочитая им живописные пейзажи: морские или лесные). Дали чаще рисовал пустынный мир, но с лихвой компенсировал пустоту немалой толикой безумия, высокопарно названной сюрреализмом. На этой картине «мягких часов» было нарисовано много, но не настолько, чтобы Салли не заметил пропажу.


Один из циферблатов отсутствовал.


Зайдя в сувенирную лавку, он под честное слово взял у сеньора Кортинеса буклет с репродукциями. Пальцы дрожали, когда он открыл нужную страницу и сверил рисунок с оригиналом. Так и есть. В правом нижнем углу картины, там, где с нижней ветки свисал еще один «жидкий циферблат», ничего не было. Салли подошел вплотную и миллиметр за миллиметром осмотрел подозрительный участок. Безрезультатно. Словно Дали никогда не рисовал здесь ничего подобного.


Салли не знал, что делать. Сказать одному из экскурсоводов или сеньору Эстебану он не решился — ему и так хватало насмешек. В конце концов, всё могло объясняться просто. Дали рисовал одни и те же сюжеты по-разному. Экспозицию могли обновить. Предыдущую картину сдали на реставрацию, заменили этой.


Только что-то подсказывало Салли, что дело не в реставрации.


Повинуясь скорее инстинкту, чем логике, Салли начал кружить по галереям, всматриваясь в знакомые холсты: причудливый балет слонов на паучьих ногах, растекающиеся сгустки желтой плоти на деревянных подпорках, хищные багровые цветы. Ноги сами принесли его к «Атомной Леде», у которой состоялось памятное знакомство. Гала на картине все так же томно протягивала руку к черноклювому лебедю, море за ее спиной парило в пустоте, несколько книг и измерительных приборов кружили вокруг в идеальной гармонии. Салли присмотрелся внимательнее и почти не удивился, обнаружив, что одной из книг не достает. Более того, на правой ноге Галы виднелась ссадина.

* * *


Салли никому не сказал о своих наблюдениях: у него не осталось людей, с которыми он мог бы поделиться чем-то сокровенным. Даже Диего вряд ли бы его понял. Салли выбрал выжидательную тактику, превратив музей в зону сюрреалистичных боевых действий с неизвестным противником. Между таинственным изменением картин и происшествием с девушкой была связь, и Салли намеревался выяснить какая. Почти всё время он находился в залах, подметая, вытирая пыль, рьяно убирая мусор — сеньор Эстебан даже усмотрел в этом похвальное служебное рвение. Прихрамывая, Салли совершал круговой обход по всем залам музея, начиная с внутреннего дворика с Дождливым Кадиллаком, через центральный зал, мимо гигантского «мозаичного» портрета Линкольна, заглядывая в комнату, где в одной из точек мебель и камин превращались в лицо актрисы Мэй Уэст, и даже наведываясь к могильной плите самого Дали. Салли вглядывался не только в картины: он присматривался к посетителям, восхищенно восклицающим что-то на всех языках мира. Он видел всех — его не замечал никто. В анонимной безликости уборщика имелись свои плюсы.


Несколько дней Салли провел на этом добровольном дежурстве безрезультатно, но потом один из посетителей привлек его внимание — даже не своим поведением, а тем, что это был вылитый Дон Педро из детских комиксов. Дон Педро был карикатурным маленьким неопрятным человечком, устраивающим всем неприятности. Незнакомец крайне походил на него — и ростом, и плотным телосложением, и недобрым взглядом, сверкающим из-под кустистых бровей. В руках он мял пустой пакет из сувенирной лавки. Салли опустил глаза к полу и обомлел.


Грязные пальцы. Пыльные сандалии.


«Дон Педро» подошел к знаменитой «Сферической Галатее» — портрету Галы, выполненному из десятков сфер, устремленных к бесконечности. Пройдясь несколько раз вдоль полотна и воровато осмотревшись, мужчина погрузил свою кисть внутрь картины. Салли не мог пошевелиться, ему казалось, что зрение играет с, ним какую-то злую шутку, как в первые дни в больнице, когда весь мир кружился перед глазами, превращая знакомое и обыденное в сюрреалистическую картинку. Иллюзия или нет, рука мужчины на несколько секунд погрузилась внутрь полотна, словно пройдя сквозь зеркало. Казалось, «Дон Педро» шарил на ощупь в стенном шкафу: толстое лицо сосредоточено, над верхней губой капельки пота. Наконец он вытащил руку и быстро сунул что-то в сувенирный пакет. Салли не успел разглядеть, что именно.


Быстрым шагом «Дон Педро» направился к выходу из галереи — Салли едва поспевал за ним. Незнакомец прошагал мимо скульптур на постаменте из автомобильных покрышек и свернул вниз по лестнице в одну из маленьких боковых улочек. Салли почти потерял его из вида, когда «Дон Педро» остановился, чтобы поговорить с туристами. Мужчина и женщина походили на американцев — наверное, из-за одинаковых широких улыбок. Они рассматривали то, что «Дон Педро» вынул из пакета. У Салли мучительно заколотилось сердце.


— Не берите это у него! — закричал он по-английски. Возможно, грамматически фраза была выстроена неправильно, но интонация и растрепанный вид Салли сыграли свою роль: туристы вернули предмет «Дону Педро» и, испуганно переговариваясь, скрылись в переулке.


— Ты кто такой? — скривился незнакомец.


— Я работаю в музее, — Салли ткнул пальцем в нашивку на униформе. — Я видел вас. Вы… воруете вещи.


«Дон Педро» расхохотался раскатистым смехом.


— Ворую? И что же, позволь спросить? Картины? Скульптуры? Чертовы книжки?


— Покажите, что у вас в пакете.


«Дон Педро» хищно оскалился:


— Ну, если ты так настаиваешь, держи! — он выхватил из пакета предмет и швырнул его Салли. Тот инстинктивно поймал его здоровой рукой.


Это был шар — один из множества, нарисованных на картине. По размеру и весу он напоминал подарочные шары на Рождество или на праздник Трех Королей, где внутри стеклянной сферы кружился искусственный снег. Только эта переливалась всеми цветами радуги, а вместо снега в ней всплывали фрагменты картины, иногда лицо Галы, иногда усатое лицо самого Дали… Как будто частичка памяти художника отразилась в шаре.


— Как вы это сделали? Как вынули его из картины?


Незнакомец отбросил напускную веселость — ее сменила злость.


— Подсматривал, паршивец? Вместо того чтобы заниматься своими ведрами и тряпками, шпионил за мной? — он шагнул к Салли, обдав едким запахом пота. — Что ты видел?


— Вы продали девушке часы! Сунули руку в картину! И достали… это. — Салли покосился на шар. Казалось, он нагревается у него в ладони.


— Ну, да, — неожиданно равнодушно согласился незнакомец. — А тебе какое дело? Законов я не нарушал.


Салли на мгновение опешил. Он ожидал, что вор будет оправдываться или попробует напасть на него и отнять магический предмет. Вместо этого мужчина достал из кармана помятый и несвежий носовой платок и вытер себе лоб.


— Можешь представить, как я удивился, когда у меня в первый раз это получилось. Случайно, конечно… Собирался сунуть руку в сумочку одной дамочке, но оступился и угодил рукой в картину… Подумал, что попал в какой-то кисель. Мерзкие ощущения, как и сама картина… Нащупал что-то — и вытащил одни из этих жидких часов. Кстати, они лучше всего продаются.


— Продаются?


— Ну да, туристы просто с ума сходят от всяких штук в стиле Дали. А эти вещи… сам понимаешь… очень в стиле. Я бы даже сказал, они и есть этот стиль. Платят, между прочим, хорошо.


Салли не мог поверить своим ушам. Этот человек говорил о чуде… о волшебстве! И это чудо он попросту продавал?


— Если бы я мог выбирать, — продолжал «Дон Педро», — то вытаскивал бы из картин наличные. Ты не знаешь, Дали не рисовал деньги? Мне все равно, какой он там художник, но с его картинами у меня лучше всего получается. Пробовал работать по Пикассо — одну бесформенную массу добываю, как пластилин. А тут хоть что-то…


У Салли кружилась голова. Шар в ладони нагрелся так, что начал обжигать кожу.


— Я вам не позволю…


Вор сделал шаг вперед — щелкнуло складное лезвие, и Салли почувствовал, как в живот ему упирается острие.


— Я вижу, ты не понял, дружок… Ты мне даром не нужен, но если встанешь у меня на пути или раскроешь рот… — он надавил на лезвие сильнее, — пожалеешь. Видел шрам у той тетки с картины, где лебедь? Она попробовала мне помешать. Пнула ногой. Дура! Только подумай, я же могу ее всю вытащить наружу! Тепленькую. — Вор хищно улыбнулся. — А что, формы у нее ничего, я бы позабавился. Жаль, что здесь это все надолго не задерживается.


Вор резко отступил назад, и в этот момент шар в руке Салли превратился в бесформенную вязкую массу. Запахло гнилью, кожу как будто обожгло огнем. По рукам и одежде Салли потекли мутные потоки грязной жидкости, которая словно разъедала саму душу. Голова закружилась — точь-в-точь как в тот день, когда его хватил удар, и Салли упал.


Лежа на спине, он видел только слепящее ярко-синее небо. Его накрыла тень: черный силуэт «Дона Педро» заслонил солнце.


— Как тебе этот маленький сюрприз? Неприятно, правда? Я тоже в первый раз чуть концы не отдал. Теперь предпочитаю долго не держать эти штуки в руках.


«Дон Педро» сместился в сторону, и луч солнца снова ослепил Салли.


— Лучше бы тебе сдохнуть, сынок. Но если оклемаешься, не переходи мне дорогу. Я этого не прощаю. И к той толстухе на картине я еще вернусь, можешь мне поверить!


Веки не слушались, солнечный свет выжигал Салли глаза. В висках застучало, голова раскалывалась от боли. «Второго инсульта я не переживу», — успел подумать Салли и провалился, в пустоту.

* * *


— Чего это с тобой? Эй, Салли… Салли, ты слышишь меня?


Салли открыл глаза и увидел над собой расплывчатое испуганное лицо Диего. Охранник тряс его за плечо:


— Живой? Ох, напугал ты меня. Что случилось?


Салли вяло шевельнул языком:


— Потерял сознание… Приступ…


Язык слушался, но Салли сразу ощутил странный масляный привкус во рту.


— Вставай.


Диего помог подняться на ноги.


— Святая Мария, — воскликнул охранник, отступая. — Да ты грязный как черт! Что случилось?


Салли оглядел себя. Серая форма была перепачкана краской.


Через двадцать минут, лежа на койке в комнате охраны, куда ему помог добраться Диего — правая нога совсем не слушалась, ненужной обузой волочась за телом, — Салли обдумал произошедшее. И чем яснее прорисовывалась сложившаяся ситуация, тем тяжелее становилось на душе. «Дон Педро» превосходил его во всем: крепок, нагл, самоуверен, а главное, обладал волшебным даром, и никто не поверит калеке-уборщику, если только…


Если только «Дон Педро» не совершит ошибку. Если он и вправду настолько безумен, чтобы мстить женщине на картине, — сделать это при свете дня он не сможет.


Салли не мог усидеть на месте и с трудом выбрался из комнаты. Спустился на первый этаж. Туристы недоуменно глядели вслед хромому человеку, измазанному краской.


Диего стоял возле входа в музей, глазея на голубей, которые дрались за кусок хлеба. По загорелому лицу струился пот.


— Салли? — удивился охранник. — Иди обратно! Я сказал сеньору Эстебану, что ты заболел. Тебе лучше отлежаться.


— Да, — сказал Салли. — Я отлежусь, но… Диего, можно я попрошу тебя об одной услуге?


— Какой?


— Ну, я хочу помочь тебе в ночном дежурстве?


Диего вздернул густые брови. Тихий уборщик впервые за годы службы попросил кого-то об одолжении, а суть просьбы удивляла еще больше.


— Тебе нужны деньги? Поверь, ночным сторожам платят не так много… Какой из тебя охранник?


— У меня все равно бессонница, а лишние деньги не помешают.


Диего пожал плечами.


— Ну, если сеньор Эстебан разрешит…

* * *


Проходя по длинным коридорам ночного музея, рассматривая картины, Салли размышлял о волшебных предметах с картин. Какая же сила заключена в них, что даже простое прикосновение в нашей реальности столь опасно? Нужно быть безумцем, чтобы собирать их ради выгоды. И нужно быть еще большим безумцем, чтобы пытаться противостоять искателю опасных сокровищ.


Салли заскрипел зубами. Это несправедливо! Он столько молился Святой Марии о чуде, об исцелении, так почему волшебный дар достался тому, кто менее всего этого достоин? Хорошо хоть лопнувший радужный шар оставил его, калеку, в живых… А ведь даже та девушка, которая прямо-таки светилась здоровьем, едва жива осталась.


Ему казалось, что это неспроста. Салли воображал, будто музей, который он так любил — со всеми безумными и гениальными загадками, тайнами, искаженной реальностью, — принял его, сломанного человека, в свою странную семью: младшим братом, защитником.


Где-то наверху, на втором этаже, раздался грохот, вскрик, кто-то негромко выругался. Салли замер. Где же Диего? А ведь в этом и заключался план — компенсировать свою слабость поддержкой друга-охранника… «Какой я дурак, — подумал Салли, спеша к лестнице. — Я ведь только услугу сделал вору! Вместо охранника ему придется иметь дело с калекой!»


У подножия лестницы он нашел Диего: охранник дышал, но был без сознания; его пояс с оружием и рацией пропал. В это время со второго этажа раздался отчетливый женский крик. Не раздумывая, Салли рванул вверх по лестнице, не щадя свою больную ногу.


Он подоспел к «Атомной Леде» как раз вовремя. Вор уже засунул руку в картину по локоть. Поверхность картины покрылась рябью, так что невозможно стало различить детали полотна, но Салли показалось, что на мгновение из глубины возникла женская белая рука. Гала!


Салли секунду колебался, вспоминая холодный укол под ребра, но решительно сорвался с места, налетел на вора и попытался оттащить его от картины. «Дон Педро» отмахнулся от него, как от мухи. Нога подвела Салли, он упал на мраморный пол. Изнутри картины вновь раздался сдавленный женский крик и еще какой-то хлопающий звук… Удары лебединых крыльев?


Вор отскочил от рамы, тряся правую руку.


— Черт, эта тварь меня ущипнула! Ну, держись! — он выхватил складной нож, щелкнул лезвием и ткнул им, как рапирой, в глубь картины. В тот же миг на пол выплеснулось немного красной жидкости — очень похожей на ту, что когда-то Салли вытирал возле картины. Женский крик прозвучал еще пронзительнее… и тут из рамы возникла голова лебедя с иссиня-черным клювом.


Салли только сейчас пришло в голову, что лебедь на картине Дали таких же размеров, как и сама Гала. И, кажется, он рвался наружу.


Огромная птица открыла клюв и издала звук, который Салли никогда не слышал прежде — гортанный, свистящий, грубый. Черные перепончатые лапы заскребли по полу. Лебедь выбрался из картины целиком и бросился на оцепеневшего вора.


«Дон Педро» едва увернулся от хищного птичьего клюва и ринулся в боковую галерею. Салли знал, что второго выхода оттуда нет. Когда он вбежал в зал, кошмарный лебедь уже загнал «Дона Педро» в угол. Вор делал угрожающие выпады ножом, но птица оказалась юркой. А из картин, вывешенных в зале, вразнобой посыпались самые невероятные предметы: жидкие циферблаты, бесформенные сгустки, подпорки-рогатины, пульсирующие сферы. Комната больше не была темной — ее залил ровный оранжевый свет. Музей куда-то исчез: Салли и его противник оказались в совершенно другом месте. Словно выполнив свою работу, белый лебедь грузно взмыл в ослепительное синее небо и пропал. Далеко впереди у горизонта проступили высокие утесы. Оглянувшись, Салли увидел, как вдалеке вышагивают на паучьих лапах огромные слоны.


Они оказались в мире Сальвадора Дали.


Сорри, но целиком рассказ не влез. Продолжение тут:
http://www.leningrad.su/makod/show_product?n=446

Показать полностью
-3

Почта России: где такие чудеса?

России Почта - это дом.

Где такой стоит дурдом?

Может быть в Караганде?

- Неееееее!

Почта России: где такие чудеса? Почта России, Сарай, Разруха, Новая Москва, Москва

- Может где-то в Ишиме?
- Нееее!

- Может это Акбулак?

- Фак!

Почта России: где такие чудеса? Почта России, Сарай, Разруха, Новая Москва, Москва

Может это Бакалы?

-Ыыыыыы!

- Может это Воркута?

- Аааааа!

Почта России: где такие чудеса? Почта России, Сарай, Разруха, Новая Москва, Москва

Что? Пи__ц, не верю я!

Это ж Новая Москва



На фотографиях действующее отделение связи Почты России в Новой Москве в районе "Поселение Новофёдоровское", ТИНАО.


А ещё эти нехорошие люди обещали положить нам лежачие полицейские и не положили нифига !

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!