qpdb

qpdb

Пикабушник
поставил 466 плюсов и 44 минуса

Сообщества:

Награды:
5 лет на Пикабу
540 рейтинг 42 подписчика 72 комментария 7 постов 2 в горячем
62

Я хочу, чтобы ты проснулся. Рассказ

Свет фар встречного авто ослепил меня. Звуковой сигнал ворвался в голову. Резкий поворот руля вправо и машина вернулась в свою полосу.

– Хватит зевать! Ты нас угробишь, – Саша гневно смотрела на меня и ждала хоть какого-нибудь ответа.

– Прости, я буду осторожнее.

Она надула пространство над губами и сморщила лоб. Это её милое возмущение нравилось мне со дня нашей первой встречи в больнице, два года назад. Кто бы мог подумать, что такая крохотная молодая девушка подрабатывает тут санитаром. «Я тут хотя бы работаю, а вот ты, наверняка болен чем-то ужасным» – после этих слов моя шутка о сомнительном месте для знакомства, уже не казалась мне такой смешной. Она всегда знает, что ответить, как пошутить, где молча сделать тяжелый взгляд. Наша разница в возрасте в пять лет никогда не беспокоила меня. Саша всегда удивляла меня чем-то, казалось, что в ней хранится так много знаний и мне не хватит всей жизни, чтобы приблизиться к её уровню. В прочем, тоже самое она говорила и про меня. Видимо, тех, кто мы есть, определяет не возраст, а скорее опыт, пройденный путь, испытания. Путь, по которому комфортно двигаться вместе, ведь нам всегда есть о чём поговорить или о чём помолчать.

– Хей, смотри. Свободное место, мы можем припарковаться там.

Я зарулил в карман и заглушил двигатель. Мы вышли из машины и морозный воздух ударил в ноздри, я сделал глубокий вдох и посмотрел вверх, свет фонаря подсвечивал крупные хлопья падающего снега. Саша подошла сзади и обняла меня:

– Значит мы так торопились, чтобы полюбоваться зимой? Ну давай постоим, посмотрим.

– Ты права, нас уже заждались, идём.

– Нет, я серьёзно. Как ты? Нормально всё? Ты сегодня тихий и задумчивый, даже больше, чем обычно.

– Наверное это из-за работы, неделя была не самой лёгкой.

– Как раз для этого мы тут, чтобы отдыхать, держи – она отдала мне пакет с подарком.

Поздний вечер, во дворе уже не было людей, наши силуэты оставляли следы на свежем снегу. Мы вошли в подъезд и поднялись на шестой этаж. Вечеринка была в самом разгаре, люди уже успели поесть, выпить, и разделиться на небольшие группки по интересам. В дальней комнате играла музыка, где-то прозвучал громкий женский смех, на кухне упало что-то стеклянное.

– Ну наконец-то, я уж думал ты уснул где-то, и вы никогда не доберётесь, – мой лучший друг крепко сжал мне руку.

– Где твоя лучшая половина? – спросил я – мы хотим вас поздравить.

– Она за столом, идём.

Наш приход всех растормошил, люди подходили поздороваться, и вновь собрались в одном месте. Посреди хорошо знакомой мне комнаты стоял накрытый стол. Мы поздравили семью с трёхлетней годовщиной, съели угощения, выпили. Среди компании хорошо знакомых людей я почувствовал себя спокойно и уютно. Время неслось незаметно, постепенно кроме меня за столом никого не осталось. Ещё через какое-то время я почувствовал, как кто-то трясёт моё плечо. Я открыл глаза и увидел Сашу:

– А? Ты что-то хотела?

– Я хочу, чтобы ты проснулся.

– Я не сплю.

– Ага, вижу. Идём, нужно помочь с тортом на кухне.

Большинство гостей уже разошлись, остались самые-самые. Смех, кухонные разговоры за чаем, воспоминания, парочка свежих новостей, истории о третьих лицах. На часах было около трёх ночи, когда нам постелили в гостиной. Я моментально вырубился. Сколько себя помню всегда был совой и лучше всего высыпаюсь, если проснусь около полудня. Саша же напротив была жаворонком и просыпалась рано, даже в выходные. Она начала расталкивать меня около 8 часов:

– Проснись… Проснись… Проснись же.

– Что? Уже? Который час?

– Я договорилась встретиться с подругой, ты же не забыл? Мне нужно в центр к 12.

– Так рано? Ох, сегодня же суббота. – Я нехотя поднялся с кровати и направился в ванную.

Пара красных глаз в зеркале принадлежали кому-то другому, хорошо, что вчера я позволил себе только пару бокалов красного. Холодная вода словно натягивала кожу, это меня взбодрило. Мы быстро собрались и тихо попрощались, стараясь не разбудить остальных гостей. Вчерашний волшебный снег превратился в противную кашицу благодаря плюсовой температуре. Шоссе двигалось медленно, в пробках я всегда засыпаю, и куда все эти люди едут в выходной день. После тяжёлой недели с постоянными недосыпами мне хотелось проваляться в кровати весь день. Я довёз её до метро, и мы попрощались до вечера. Дом, голодный кот, кровать, сон… Телефонный звонок.

– Вас беспокоит курьер, буду у вас где-то через час, вы готовы встретить?

– Что? Какой?

– Из магазина «Электростиль», у вас доставка на 18 число.

– Да, всё верно, но ведь это понедельник.

– Нет, это сегодня, суббота.

– А вы можете доставить мне заказ в понедельник?

– Я просто курьер, вам нужно позвонить менеджеру в магазин и договориться с ним. Только в выходные они не работают.

– Чёрт. Ладно, везите, я буду готов принять через час.

Я не проспал и часа, сегодня действительно 18, мой календарь в телефоне опаздывал на 10 лет, это показалось мне странным. Модель гироскопа нужна мне для запуска ночных тестов уже в понедельник, и я не мог позволить перенести доставку на другой день. Офис в центре, у меня есть правило не ездить на машине в город в декабре, в особенности за неделю до нового года. Автобус, пробки, метро, курьер, пара человек, работающих сверхурочно.

По телефону Саша сказала, что почти закончила свои дела. Мы вместе возвращались домой в полупустом вагоне метро и были слишком уставшие чтобы болтать. Она положила голову мне на плечо, я постепенно погружался в свои мысли глядя на мелькающие лампочки туннеля.

– Молодой человек, Молодой человек проснитесь. – Женщина в лимонном светоотражающем жилете держала меня за плечо. – Конечная станция, поезд идёт в депо, выходите скорее. Саша тоже проснулась, и мы спешно покинули вагон.

Мы оказались дома, заказали пиццу и запустили сериал, который давно собирались посмотреть. Наконец-то можно никуда не спешить, а просто провести несколько часов перед ТВ поедая вредную еду. Я не заметил, как вырубился.

– Пожалуйста. Мне нужно, чтобы ты проснулся, пожалуйста. – Её лицо было вплотную к моему. – Проснись, пожалуйста.

– Что случилось?

– Я забыла кое-что. Купить таблетки для кота, я собиралась сегодня, но потом ты позвонил, и я забыла про всё на свете. Ты не мог бы за ними съездить? Я позвонила в магазин, но он в соседнем районе и работает до 9, если поедешь прямо сейчас, то успеешь.

Эмоции захлестнули меня: «Блин, Саша, ты же сказала, что всё сделаешь, в крайнем случае могла бы сказать мне, чтобы я купил их». Мне очень не хотелось ехать куда-то на ночь глядя. Она сожалела:

– Да, я знаю, прости меня.

– У тебя так постоянно, когда ты уже станешь ответственной?

Она ничего не ответила, и лишь посмотрела в сторону. Я смягчил тон, чтобы спросить:

– А это не подождёт до завтра?

– Нет, ведь мы пропустили ещё и вчерашний день... А если у него снова начнутся проблемы с почками…

Её губы дрожали, зрачки увеличились в размерах, казалось, что она готова расплакаться.

«Ладно, я сгоняю» – Мне не понравился тон, с которым я это произнёс, он звучал как великое одолжение. Но слов уже не вернуть, я быстро собрался и вышел на улицу. Шёл мокрый снег, дороги были покрыты ледяной коркой – мерзкая погода. Я завёл машину, почистил её, всё это время думая о своих дурацких словах. Секрет хороших отношений не сложный, просто делай, о чём просят, выполняй просьбы, только и всего. Холодный воздух улицы остудил меня, в конце концов это просто дурацкая поездка в магазин, ничего критичного, решил, что заеду на обратном пути в цветочный киоск, вернусь и извинюсь за свои слова.

Я выехал на кольцевое шоссе, нужно проехать совсем немного, до следующей развязки. Жёлтые фонари неприятно давили на глаза. Я моргнул, женский голос в моей голове прошептал: «Проснись», удара, занос, ещё удар, машина завалилась на бок, звуковой сигнал, фары грузовика, всё что я мог это закрыть лицо руками.

Писк…

Ещё Писк... Мерзкий.

Яркий солнечный свет слепил меня даже через закрытые глаза. Пение птиц на улице показалось мне раздражительным. Я сумел приоткрыть глаза, медсестра в фиолетовом халате, что закрывала окно, посмотрела на меня, замерла на мгновение и быстро убежала. Потом пришло несколько врачей. Они толпились вокруг, что-то говорили, осматривали, что-то вкололи и я сумел почувствовать свои ноги и руки. После аварии, хотя бы все части тела на месте. За это время я не сказал ни слова, словно разучился говорить вовсе, а горло было жутко пересохшим. Самый старший доктор уведомил меня: «Мы уже сообщили твоим родственникам, скоро они будут тут». Я молча кивнул в ответ, они ушли, посоветовав мне набираться сил.

В палату вошла мама, она выглядела хорошо, словно помолодела. На глазах были слёзы. Мне всё ещё было сложно говорить, но я прохрипел:

– Привет.

– Сыночек! Какое счастье, что ты очнулся. Мы все за тебя так переживали. Ну как ты, как ты себя чувствуешь?

– Вроде бы хорошо – Голос постепенно возвращался ко мне. А как твои дела, кажется мы давно не встречались?

– У меня всё хорошо, теперь хорошо. – Она обняла меня.

Мой мозг начал потихоньку включаться в ситуацию, и я спросил:

– А где Саша? И что с машиной?

– Саша? Кто это? – Мама была действительно удивлена.

– Моя девушка.

– Оу, ты не говорил мне, что у тебя есть девушка. Твои одноклассники навещали тебя пару раз, может быть она приходила с ними?

– Одноклассники? Что? Какие?

– Твои, хотя в этом году они уже заканчивают школу, а тебе, видимо придётся вернуться на год назад. Но ты всё равно сможешь стать биологом.

– Нет-нет, я хотел им стать, но потом случайно наткнулся на тот урок по программированию в интернете. И поступил в технический вуз. И… у меня хорошая работа и, блин, мой проект, нужно было закончить его до конца года. А ещё Саша, мы же теперь живём вместе и её кот со своими почками, и я поехал в аптеку на своей старенькой мицубиси и.. кажется я уснул за рулём.

– Да бог с тобой! Тебе же 15 лет, ты и водить-то не умеешь. Точнее было пятнадцать, когда тот козёл сбил тебя на переходе. Но не переживай, как встанешь на ноги, мы ещё отметим твой День Рождения. У меня и подарок есть, на её глазах снова навернулись слёзы.

– Но мы же отмечали его в прошлом месяце. Мне исполнилось 25, ты ещё сказала, что мне пора жениться, а Саша хихикала и поддакивала. Ты что не помнишь? – Моё тело всё зачесалось от волнения, мама тоже ничего не понимала, я спросил её – Сколько времени я был в отключке?

– Так, три… пять… Где-то 10 месяцев.

«Десять месяцев» – задумчиво повторил я. Мы ещё долго сидели вместе, мама рассказывала про новости, которые произошли, про родственников, про выпускной, про друзей, которые ждут моего выздоровления. Но я ничего не понимал, я всё помню, так чётко, так детально. Я знаю языки программирования, свои пароли от банковских аккаунтов, помню Сашин голос, и тот бар на окраине Праги, где подают зелёное пиво. К вечеру были готовы мои анализы, врачи хотели понаблюдать меня ещё пару дней, а потом были готовы выписывать. Мама сказа, что придёт завтра.

Летний ветерок летал по палате, в которой я не мог уснуть. Мне больше не хотелось спать, к тому же я боялся этого, вдруг проснувшись я снова окажусь в каком-то другом месте. От скуки я решил побродить по коридорам больницы. На посту медсестры никого не было, видимо коматозников не нужно охранять, они ведь не убегут. Я бродил по нашему крылу и сквозь стеклянные двери наблюдал за соседями, старые, молодые, обычные люди. Но тут я увидел её. «Красивая» – подумал я. Эти волосы, маленький нос со слегка заострённым кончиком, угловатые брови, в её лице было столько прямых деталей, словно она собрана на заводе, я бы с лёгкостью узнал её в любом состоянии. Надпись на спинке кровати гласила: «Александра Н. 16 лет». Судя по дате, она лежит здесь уже четыре месяца. Я подошёл ближе и взял её руку, погладил слега выступающую родинку на обратной стороне запястья.

– Саша, – Какой-то из приборов мерзко пискнул – Я хочу, чтобы ты проснулась.

Показать полностью
10

Заказ не принят 2148. Часть 2. Дом вдалеке от дома

Часть 0. Пролог.

Часть 1. Последние дни на Земле.


Молния сверкнула так ярко и близко, что он зажмурился. Верхушка металлической статуи в центре кругового движения окрасилась в ярко-жёлтый цвет. Марк моргнул несколько раз, чтобы с глаз ушёл яркий силуэт.

– Воу! Эта штука выглядела опасно.

– Ты никогда раньше не видел гроз?

– В месте где я вырос даже дождей почти нет.

– Точно, пустыня. Беженцев отправили осваивать пустыню.

Они наблюдали весь день, но ничего не происходило. В дали виднелись небоскрёбы, уходящие верхушками за низкие облака. Дорах думал о том, что нужно сменить место. Забраться куда-нибудь выше. С четырёхэтажного жилого дома невозможно было осмотреть весь город. По возвращении в квартиру он принялся рассматривать карту и искать лучшее место для нового укрытия.

– Марк, посмотри наши записи, нужно узнать маршруты всех андроидов. Мы пробудем тут ещё сутки, затем переместимся в другое место. В центр города, займём высотку. Нельзя чтобы нас заметили во время отхода. Покинем этот район, потом нужно будет двигаться осторожно.

– Отлично, жутко хочу покинуть этот дом. Только я всё ещё не понимаю. От кого мы прячемся? Роботы не могут причинить вред человеку, они скорее всего даже внимание на нас не обратят.

– Робот – это просто инструмент. Когда мы покидали Землю их хотели всех отключить, но сделать это было невозможно. Слишком много разных компаний занимались их производством и управлением, не существует единой системы управления. Вышел указ, обеспечить работу машин ещё на 10 лет, считалось, что они наведут порядок и отключатся. Неизвестно кто в этом хаосе запустил таймер, а кто нет. Но я ожидал увидеть гораздо меньшее количество рабочих моделей. Возможно кто-то использует все эти машины. И мы должны выяснить всё раньше, чем нас обнаружат.

– Думаешь кто-то мог выжить? Победить вирус, найти лекарство?

– Не знаю. В двадцатом веке существовала болезнь, иммунодефицит, передающийся половым путём. Вакцину смогли изготовить, изучив мелких обезьян, которые десятки лет носили вирус и приспособились к нему. Но тут дело другое, наш вирус был слишком быстрым, быстро разошёлся, и быстро стал убивать, словно… Словно им кто-то управлял.

Дорах прошёл в угол комнаты и стал молча складывать оборудование в ящик. Он старался не думать о том, что их может ждать, опытный разведчик всегда проверяет факты, теории и догадки – не надёжны.

Марк разглядывал сделанные снимки, на одном из них он увидел кота. Его мать рассказывала ему про этих животных, что они мягкие и ласковые, а если почесать их за ушком, то можно услышать приятный вибрирующий звук. На Земле, они просто расхаживают по улицам, но дома позволить себе кошку могли только богачи. За эту миссию им должны хорошо заплатить, он купит большой дом у воды, перевезёт туда мать и братьев, они заведут кошку, а оставшиеся деньги вложат в доходное предприятие. Может он купит корабль и станет торговцем, или даже контрабандистом, будет возить ценности с Земли.

Но он не первый кому приходила в голову такая мысль. Первые три года после эвакуации на земной орбитальной станции «Новый Мир» дежурила небольшая группа учёных и солдат, одни следили за планетой, вторые за тем, чтобы никто на неё не прилетал. Но прилетали только корабли снабжения. Сверхсветовой прыжок от Марса до Оазиса занимал два года, реактор среднего корабля терял четверть своего запаса топлива. Ни один контрабандист не мог позволить себе такое путешествие. Смертельно опасный вирус и повышенное внимание военных не прибавляли желания летать к Земле. К тому же у предприимчивых торговцев нашлись новые пути для сбыта товаров. Например, сахарный кризис 2114 года, когда выяснилось, что сахар влияет на Неурбальцев сильнее чем ЛСД на человека, его продавали, воровали, выращивали и синтезировали. На Оазисе вставали фабрики по производству конфет, а Неурбальское правительство было на грани разрыва дипломатических отношений с людьми. Порядок смогли восстановить лишь спустя полтора года. В конечном итоге Альянс принял решение свернуть наблюдательную миссию за Землёй, и транспортировать «Новый Мир» к Оазису. В СМИ сказали, что в этот день человечество окончательно отказалось от своего далёкого дома.

Дальние полёты в космос всегда были мечтой фантастов и романтиков. Они начались с изобретения мощных ионных двигателей, которые в сочетании с реакторами холодного синтеза позволяли строить огромные многоразовые корабли. Луна, Марс, колонизировать другие тела стало прибыльным делом, на Земле начинался новый золотой век. Технологии сверхсветовых прыжков позволили запустить исследовательские зонды к дальним уголкам галактики. Люди отчаянно пытались найти ответ на вопрос, одни ли мы в бесконечном космосе. Несколько пригодных планет для жизни, с водой, растениями и животными, тысячи пустых каменных Миров, но никаких признаков разумной жизни. Оазис был самой дальней точкой, 16 лет ожидания, потрясающие результаты по анализу воды и почвы, большой плодородный мир. Но такой же неразумный, как и десятки других.

Множество великих открытий сделано случайно, так произошло и в этом случае. Альянс решил отправить колонистов на Оазис, билет в один конец, возможность новой жизни для многих. Но корабль оказался слишком большим, ошибка в расчётах массы привела к тому, что он пролетел мимо нужной планеты и вышел из прыжка прямиком перед дипломатическим флотом Халкинов. Любая другая раса восприняла бы такой неожиданный манёвр как сигнал к атаке, но Халкины славились своим гуманизмом и сдержанностью. Состоялся первый контакт. Гуманоиды с зелёной кожей и трёхпалыми ногами были в среднем выше людей на полметра, внутренние стороны их конечностей были покрыты чешуйками как у ящериц, а органы слуха внешне напоминали листья. В их языке было много шипящих звуков, а огромные газа постоянно бегали, выражая эмоции.

Вскоре к новой колонии стали прибывать всё больше новых и самых разных кораблей, на смену страху инопланетной жизни пришло любопытство. Галактику быстро охватила новость о новой цивилизации, вышедшей в далёкий космос, и все спешили первыми наладить дипломатические отношения. Большим разочарованием оказалось, что люди, как и все остальные, не располагают знаниями о том, кто создал органическую жизнь. Но это не помешало масштабному обмену знаниями и технологиями. Инопланетные технологии уже к концу двадцать первого века позволили сократить время в полёте между Землёй и Оазисом в 4 раза. Основав свою первую колонию на краю «Обитаемого сектора» галактики человечество подстегнуло другие расы к колонизации соседних планет. Промышленность и межпланетная торговля развивалась полным ходом, Оазис расцветал и рос, быстро затмевая Землю, «Новый дивный мир», так его называли. Вживляемые импланты позволили отказаться от использования скафандров, начали появляться первые люди, родившиеся вдали от родного Мира людей.

Но всё шло не так гладко, как хотелось бы. Некоторые относились к людям как к конкурентам, которые быстро размножаются и захватывают всё больше планет. Из-за этой угрозы Альянс начал наращивать флот военных кораблей. Большинство кораблей строилось на Земле или покупалось у других цивилизаций. Флот был маленький, а опыт звёздных боёв вовсе отсутствовал. В отличие от других планет, где войны начинались чуть ли не с первого полёта в космос. Люди одни из тех, кому повезло иметь целую звёздную систему, в своём распоряжении. Бывали расы, которые находили разумную жизнь прямо на соседних планетах. Только представьте каким был бы наш Мир, если бы холодная война проходила не между США и СССР, а между Землёй и Марсом. Человечество отчаянно отставало в военной мощи, а напряжённость после эвакуации Земли и миллионах беженцев только нарастала.

Серые тучи опускались всё ниже, Дорах всматривался в них, надеясь увидеть просветление:

– Орбитальный зонд сообщает, что к завтрашнему дню погода наладится. Согласуем маршрут и пойдём ночью. Ты уже принимал пищевую таблетку?

– Я ещё не голоден – ответил Марк не отрываюсь от планшета.

– Ей нужно время, чтобы подействовать, когда проголодаешься – будет поздно.

– Хорошо, хорошо, я сейчас.

Он оторвался от карты города, поднялся со старого дивана и вбил команду, в компьютер на своём запястье. Под шлемом из левой части, к центру, выдвинулись две небольшие трубки, на конце одной из них была таблетка, вторая предназначалась для воды:

– Готово – победоносно отрапортовал он – теперь можно ещё два дня не знать голода и усталости. Интересно, а у нас получится поесть какой-нибудь земной пищи?

– Только если это будет твоя последняя еда в жизни.

– Всё лучше, чем эти «волшебные» таблетки.

Стена дома заскрипела и где-то внутри с шумом потекла дождевая вода. Напарники переглянулись:

– Хорошо, что мы скоро съезжаем – сказал Марк.

Показать полностью
24

Заказ не принят 2148. Часть 1. Последние дни на Земле

Часть 0. Пролог


Дождь барабанил по крыше и рисовал на окнах причудливые узоры. Внутри стен был слышен звук спускающейся воды, кое-где протекали потолки. В подъезде не было света, но путь был слишком знаком, чтобы заблудиться.

Заказ не принят 2148. Часть 1. Последние дни на Земле Рассказ, Научная фантастика, Постапокалипсис, Текст, Робот, Космос, Sci-fi, Длиннопост

Три стука, 45 секунд, ещё три удара по потемневшей деревянной двери. Привычный безответный ритуал. Из-за проблем с производством и поставками посылка пришла к курьеру на несколько лет позже. Теперь же, он несколько лет подряд не мог выполнить свою миссию и доставить её. Но раньше всё было по-другому. Ещё до того, как люди начали вести себя странно DH-14L часто бывал на пороге этой квартиры. Стены внутри были покрашены в зелёный цвет. Внутри было множество старой техники, она не отвечала на посылаемые запросы о своём состоянии, складывалось ощущение, что с ней вообще невозможно связаться, и что только человек способен управлять ей. Темнокожий владелец квартиры не жаловал роботов: «А, снова ты, неужели они не могли доверить посылку кому-то, у кого есть сердце?» Андроид всегда был учтив и вежлив, но ни разу не получил благодарность за свою работу. 45 секунд, три удара, предсказуемый результат.

– Невыносимо! Он приходит сюда каждый день, в одно и то же время, и каждый день колотит в эту проклятую дверь. – Парень смотрел на спину DH-14L через глазок – Наш сосед выбрал очень надёжную службу доставки. – он отошёл от двери, почесал резиновый затылок, но это не помогло – А в этой штуке невозможно спать.

– Я ведь не просто так говорил тебе состричь эти красивые рыжие волосы. Но ты меня не послушал, вы молодые всё время считаете себя самыми умными.

– Тебе легко говорить, у тебя почти не осталось волос.

– Посмотрим сколько их будет у тебя в 50.

Молодой парень, лет за 20 подошёл к зеркалу. Его новенький скафандр для разведки планет «зелёного» уровня отлично сидел. Тёмно-серый цвет костюма гармонировал с его пепельными глазами, в левой части груди белым шрифтом было написано имя: «Mark». Он взглянул на своего спутника, который выискивал что-то за залитым водой окном:

– Зачем нам именные скафандры, Дорах?

– Они были сделаны на заказ, лучшая модель, с моими собственными пожеланиями. Видимо наш наниматель думал, что мы не очень умные и перепутаем их.

– Умные бы на это не согласились. Хотя, когда ты сказал, что это смертельно опасная работа, я не ожидал, что она будет смертельно скучной.

– Нужно действовать осторожно. К тому же, от скуки ещё никто не умирал.

– Кто знает? Может так они все и погибли.

Дорах обернулся, и Марк увидел, как его седые брови нахмурились:

– Мы.

– Мы? – Переспросил парень – Но мы всё ещё живы.

– Мы – люди. Точно такие же люди, как жили на этой планете, на нашей планете.

– Да, да, колыбель человеческой цивилизации и бла бла бла, но вот лично я родился на Астропее-шесть.

Седой мужчина прошагал через комнату и спросил:

– Но ты ведь читал про Землю в книжках, не так ли?

– В трущобах сложно достать книги, а когда мне удавалось украсть одну, я выбирал что-нибудь про электронику или программирование.

– Тебе стоило больше узнать про это место перед поездкой, в особенности про его последние дни.

Последние дни на Земле. Так он это называл. Ему было 11 лет, когда он покинул её, в числе одних из самых последних людей. Прошло 3 года с момента первых инфицированных, когда видишь новости про далёкую неизлечимую болезнь думаешь, что это не про тебя, это не с тобой. Вирус там, на другой стороне Мира, ему никогда не добраться до тебя. Когда болезнь приходит в твою семью ты понимаешь, что теперь он рядом и спрятаться негде. Отец Дораха знал это лучше других, он был доктором, доктором, которого заразил пациент. Зараженных было много, болезнь прогрессировала, но никто не умирал. Отец знал, как работают вирусы, они ждут, распространяются, захватывают новых и новых носителей. И в один момент, он наносит последний удар. Он заперся в лаборатории и изучал новую болезнь, ставил на себе опыты, регулярно общался с контрольными группами по всему Миру. Он прожил в лаборатории ещё целых полтора года, видя свою семью только через толстое стекло. Последние его слова, что он с трудом проговорил в трубку телефона, были: «Бегите, она уже здесь». Но его мать не поверила, она не хотела верить в то, что стабильный и безопасный Мир может когда-нибудь рухнуть. «Лекарство найдут, твой отец сделал многое для этого», так она успокаивала своё дитя. А по ночам плакала в подушку, потому что знала, что сама не верит своим словам.

Тем временем из Альянса Земли выходило одно государство за другим. Страны веками жившие в мире и взаимопомощи начинали одну бессмысленную войну за другой. Заседания Альянса заканчивались драками, военные мятежники пытались взять власть в свои руки, они полагали, что смогут уладить проблемы силой. Но их свергали другие вооруженные мятежники, а проблемы оставались на своём месте. Всё случилось так быстро. Когда люди поняли, что у них нет и года, что эпидемия, от которой не нашлось лекарства скоро погубит всё человечество. Тогда они обнажили свои худшие черты: войны, убийства, мародёрство. Толпа хотела найти виновных, жаждала возмездия за уничтожения своего Мира. Они сжигали больницы, которые не могли излечить больных, сжигали полицейские участки, которые не могли защитить их, сжигали церкви, ведь сам Господь Бог не мог помочь им. Самым ценным ресурсом стал билет с планеты, билет в один конец.

Люди продавали всё, что могли, за возможность получить билет шли на любые преступления. Об этом открыто нигде не говорилось, но это было бегство, самое настоящее бегство с тонущего корабля. Люди штурмовали космопорты, армия открывала огонь на поражение, толпа стреляла в ответ. Альянс созвал все свои корабли, военные, грузовые, гражданские, всё, чтобы спасти как можно больше людей. С собой нельзя было брать много вещей. Никто не думал, даже об историческом наследии. Разведывательные группы вернутся за картинами и старинными артефактами позже, но они многого не найдут, в последние дни своей жизни люди разграбят и уничтожат всю свою историю.

Матери Дораха повезло. С помощью друзей отца ей удалось достать билеты до ближайшей людской колонии. Они жили в Швейцарии, но вылет был из космопорта в Йоханнесбурге. Как добраться до Южной Африки в умирающем Мире? Но ей удалось, опустошив свои сбережения, найдя нужных людей, порой доверясь незнакомцам, порой ожидая несколько суток в аэропорту и убегая от выстрелов. Последнюю сотню километров им пришлось преодолеть пешком. Каждого пассажира перед вылетом проверяли, эта была обязательна процедура межпланетных путешествий, на других планетах, даже ветрянка могла привести к катастрофе. Инфицированных моментально изолировали, аннулировали билеты, вещи сжигали, а людей помещали в карантин. Говорили, что гуманнее было бы их сразу убивать. До карантинов никому не было дела, ни еды, ни воды, ни нормальных условий. Единственное за чем пристально следили – входные ворота, никто не должен был покинуть территорию.

Они прошли контроль, все возможные проверки, казалось, что всё позади. Осталось только дождаться посадки, и провести время в пути. Никто не знал, что будет дальше, их денег хватило бы на первое время. Тогда, мать ещё не знала, что вся Земная валюта не будет стоить и гроша в других Мирах Альянса.

Посадку объявили очень внезапно и срочно, среди ночи. Из-за всеобщей неразберихи не существовало чёткого расписания, на билетах не ставились даты, был лишь номер в очереди. Корабли прилетали и улетали. Им предстояло добраться до пересадочного узла на орбите Марса, а оттуда на межзвёздном корабле отправиться в ближайшую людскую колонию «Оазис». Они уже заняли свои места, когда услышали выстрелы и взрывы. Капитан приказал закрыть входные люки и приготовиться к взлёту, но было слишком поздно. Вооруженные люди проникли на корабль. Их было несколько десятков, Дорах заметил, что часть из них обладают сыпью на лице, как у его отца. Началась паника, люди кричали, террористы палили без разбора. Они хотели того же чего и все, взлетать, покинуть эту планету. Капитан потребовал прекратить огонь, иначе корабль не сможет взлететь.

Люди только вступали в эру космических путешествий, корабли по большей части были военными или грузовыми, для нужд колонистов. Капитаны кораблей были рыцарями своего времени, сложнейшая подготовка, острый ум, беспрекословная преданность делу и честь космического пилота. Этот капитан не был исключением, заперев мостик он сообщил на базу о происходящем. Сообщил и о том, что среди захвативших корабль есть зараженные. Это означало только одно, им не дадут покинуть планету. Задачей было спасти как можно больше людей. Привести же смертельно опасный вирус с Земли, означало конец для всего человеческого вида. Люди сами уничтожили несколько видов животных, и отлично понимали, чем грозит вымирание.

Выходя на орбиту кто-то из пассажиров заметил истребитель и крикнул: «Они собьют нас!» Поднялась паника, кто-то набросился на вооруженных людей, кто-то забился в истерике. Но мать Дораха проделала этот путь не для того, чтобы погибнуть в открытом космосе. Она прошептала о том, что нужно бежать к спасательным капсулам. Маленький Дорах обожал читать про космические корабли, и он знал устройство этого. Люди дрались и пихались, в узких проходах творилась неразбериха, крики, паника. Им удалось пробиться сквозь толпу и чудом не погибнуть от выстрелов. Они закрылись в капсуле, которая вмещала двух взрослых людей. При желании в ней могли бы свободно разместиться до пяти человек. Женщина по ту сторону иллюминатора с младенцем на руках умоляла пустить их внутрь. Мать не смотрела на них, она знала, что если открыть дверь, то они сами не выживут, в лучше случае, в шлюпку набьётся так много народу, что все погибнут без воздуха, но скорее всего их бы просто убили раньше.

Тревожных сигнал, резкий толчок, и удаляющееся пламя от взрыва. Она не знала, спасут ли их, или истребители уничтожат капсулы. Но и им тут повезло, на их пути оказался…

– Дорах? ДОРАХ!

– А? Что?

– Ты чего уставился в одну точку? – Парень держал в руках планшет и говорил, не отрываясь от него.

– Задумался. Ты чего-то хотел?

– Я спрашивал пойдём ли мы сегодня ночью на разведку, погода не самая приятная.

– Ты прав. Сегодня будем наблюдать днём, поднимемся на крышу, последим за периметром, запишем повторяющиеся действия.

– Как скажешь, хотя мы и так уже всех видели. Мусорщики, робот, что каждый день по 3 часа утром и вечером стоит на площадке для выгула собака, и этот чудик-курьер. Больше вокруг никого нет.

Показать полностью 1
111

Заказ не принят 2148. Рассказ

Солнце сегодня светило особенно ярко. DH-14L стоял на остановке и ждал своего автобуса. Автобуса, который всегда приходит вовремя. Статистические анализаторы позволили ему всегда выходить в одно и то же время, ведь в последние годы пробок на дорогах стало совсем мало, а автобусы ходили пустыми и не нужно было их пропускать. Картонная коробка разваливалась, в отделе упаковки её уже неоднократно перевязывали скотчем, необходимо как можно скорее доставить заказ покупателю и взяться за следующий. DH-14L вошёл в салон пустого автобуса, поприветствовал невидимого водителя и нескольких андроидов, спешащих на работу.

Заказ не принят 2148. Рассказ Рассказ, Научная фантастика, Фантастический рассказ, Текст, История, Sci-fi, Робот, Длиннопост
На экране в салоне автобуса показывали небольшую сводку новостей. Погода всю неделю обещает быть жаркой, финансовый кризис продолжается, так как спрос на все уровни товаров остаётся низким, многим заводам пришлось остановиться. DH-14L повезло, в его компании ещё много заказов, которые нужно доставить. Полгода назад, во время технического обслуживания, ему поставили блок ножных приводов от другого андроида, которого разобрали. Многие заводы, вынужденные остановиться, распродавали своих железных работников на запчасти. Робот-курьер вышел на своей остановке, поднялся ветер, пыль кружилась и улетела вдоль пустого тротуара. Нужно было пройти около 200 метров до адреса доставки. Андроиды мусорщики остановились перед пустым мусорным баком, заглянули в него, вернулись к машине и отправились к следующему баку. В городе почти не было мусора, скорее всего скоро и этих механических помощников придётся разобрать.

DH-14L проходил мимо детской площадки и остановился, чтобы посмотреть не неё. Он не всегда был роботом-курьером: когда его только собрали, новый и блестящий, с начищенным алюминиевым корпусом серебряного цвета он стоял в торговом центре среди других моделей и наблюдал за посетителями. Тысячи людей ходили в разные стороны, что-то искали, торопились, волновались. Он выполнял свою стандартную демонстрационную программу, поворачивал корпус, поднимал руки, сжимал и разжимал кисти, когда к нему подбежала маленькая девочка и сказала: «Поиграй со мной». DH-14L осмотрел её с ног до головы: она едва дотягивалась ему до пояса, на ней было розовое платье, а белые волосы были заплетены в 2 косички. «Я робот-помощник, у меня нет такой программы» – ответил он. Девочка не отступила и сказала, что научит его играть. Она взяла его за руку и повела в отдел игрушек. DH-14L не должен был уходить со своего демонстрационного поста, но и отказать человеку не смел, только в случае попытки кражи андроид должен был заблокироваться и подать тревожный сигнал, но в пределах торгового центра он был в безопасности. Девочка выбрала большой красный мяч и велела DH-14L сесть на пол, он подчинился. Она села напротив и катнула мяч к нему: «Теперь толкай его мне». Робот толкнул мяч, девочка поймала его и направила снова к нему:

– Каждый раз, как я качу к тебе мяч, толкай его обратно ко мне.

– Как называется эта игра? – Спросил андроид.

– Не знаю, может быть «Катать мяч».

– «Катать мяч», программа сохранена.

Вдруг к ним подбежала высокая молодая женщина, цвет волос её был такой же, как у девочки, DH-14L оценил её эмоциональное состояние как обеспокоенное. Также к ним неспешно, словно оценивая ситуацию приближался мужчина с тёмными волосами. Женщина подняла девочку с пола и сказала:

– Лиза, мы тебя всюду искали, ты же сказала, что будешь смотреть роботов.

– Мамочка, я решила поиграть с одним из них, он оказался таким милым, давайте купим его.

Отец девочки подошёл к андроиду, задумчиво оглядел его и сказал: «Как тебя зовут? Назови свою стоимость». DH-14L встал, посмотрел мужчине в глаза и назвал требуемую информацию.

– Он дороже среднего, не думаю, что мы можем себе это позволить.

– Ну пааапочка, ну пожалуйста, я буду сама с ним гулять, честно, честно.

– Ха-ха, с ним не нужно гулять. DH-14L, назови свои функции.

– Робот-помощник – все виды помощи по дому: уборка помещений любой площади, приготовление блюд по рецептам всех кухонь мира, возможность добавления новых рецептов, работа со всеми видами домашних животных, включая экзотических. Автоматическая подзарядка, безопасность: три закона робототехники, дополненных уставом, устраняющим противоречия в критических ситуациях, защита от угона и взлома. Уникальная программа – «Катать мяч».

– Ладно, ладно, остановись, мы берём тебя.

– Ура! – Лиза запрыгала вокруг DH-14L – чур он будет жить в моей комнате.

Андроид провёл с этой семьёй несколько долгих лет, у него до сих пор в памяти сохранились многие приобретённые программы, такие как «прятки», «покатай меня на шее», «покачай меня на качелях».

Качели… сейчас он смотрел на пустые качели. Его не просили покачать кого-то на качелях уже 4913 дней. Он знает, знает почему его продали, администратор в курьерской службе только поставил новую программу. Девочка, для которой он несколько лет был лучшим другом долго болела, стала редко ходить на улицу и только и делала, что лежала в своей постели. Что было дальше он не знает, его продали, продали быстро и не по самой высокой цене, почти сразу он начал доставлять посылки, но старые программы и воспоминания никто не удалил. Фактически старая семья могла бы украсть его, и он бы не стал сопротивляться. Эти ржавые качели, на которые он смотрел сейчас, такие же пустые, как те, на заднем дворе, в день, когда его продали.

DH-14L продолжил свой путь по пустой улице, залитой солнечным светом. Уже скоро начнут опадать листья, и у роботов дворников появится хоть какая-нибудь работа, ведь мусора на улицах и даже пыли за последние годы всё меньше и меньше. Четырёхэтажный дом из тёмно-красного кирпича был в отличном состоянии. Андроид зашёл в уже привычный ему подъезд, поднялся на второй этаж и постучал в нужную дверь три раза. Ответа не последовало. Он выждал 45 секунд и постучал снова, ещё 45 секунд и три стука. «Ваша доставка» – произнёс он и постучал ещё раз. Он развернулся, вышел на улицу и медленно побрёл обратно к своей остановке. По расчётному времени робот как раз успевал на нужный автобус. Подходя к остановке, он обнаружил два транспортных средства и копошащихся вокруг андроидов. Автобус сломался, он должен был сделать круг и вернуться на нужную DH-14L остановку, но остался тут. Рядом стоял эвакуатор, и механики цепляли неисправный автобус к нему. На электронном табло высвечивалось время прибытия следующего транспорта. Ждать слишком долго, быстрее будет вернуться в офис пешком.

Он шёл вдоль пустых проспектов, по которым изредка проезжали беспилотные грузовики, мимо парков и скверов, где никто не топтал газон. На одной из таких тихих и спокойных улиц он увидел старый тёмный дом, изнутри доносились живые звуки – кажется, автоматизированная система готовила ужин. В дверь дома скреблась чёрная собака, она была худой и облезлой, входная дверь была вся исцарапана. В небе раздался гул пролетающего самолёта, это редкий звук. Раньше самолёты летали постоянно, но с падением спроса электронные брокеры продавали одну авиакомпанию за другой, до тех пор, пока не остались только грузовые перевозки, а бывшие пассажирские лайнеры были утилизированы. Он прошёл мимо сгоревшей церкви, мимо обанкротившейся лавки с хот-догами, в которой андроид выключился прямо на рабочем месте, не получив команды уйти на подзарядку. Мимо обычных и привычных тихих мест. Он помнил, что они не всегда были такими. Раньше тут было много прохожих, они были самыми разными, но потом среди них стало появляться всё больше людей со странной сыпью на лице, похожей на ту, что была у Лизы. Потом люди с сыпью резко пропали, а остальные уже не смеялись на улицах и в парках, они закрывали свои лица масками, куда-то уезжали, и старались держаться подальше от роботов.

DH-14L зашёл в офис компании по доставке. Он направился к складу, вернул товар в сортировочную станцию и произнёс: «Заказ не принят, попытка 2148, перенести доставку на завтра, уведомить получателя. Выдать следующий заказ для доставки». Следующий заказ, который точно также никто сегодня не примет. Он вышел на улицу, на город надвигался вечер, по проспекту прошли беспилотные поливочные машины, каждый день был невыносимо похож на предыдущий и был похож на следующий.

Показать полностью 1
5

И снова про Париж

Всё эта эпопея с хэштегами и ретвитами выглядит примерно так: "В Париже убили журналистов, давайте поможем им лайками".
207

Самый мирный язык в Мире

А вы раньше замечали что только в славянских языках это одно слово?
Самый мирный язык в Мире А вы раньше замечали что только в славянских языках это одно  слово?

Kane & Lynch 3: Вreaking bad.

Увидел фотку и сразу напомнило героев игры. Навеяно постом http://pikabu.ru/story/_2531129
Kane &amp; Lynch 3: Вreaking bad. Увидел фотку и сразу напомнило героев игры. Навеяно постом <a href="http://pikabu.ru/story/bonus_k_moemu_postu_2531129">http://pikabu.ru/story/_2531129</a>
Отличная работа, все прочитано!