Kalter1

Kalter1

пикабушник
пол: мужской
поставил 2282 плюса и 428 минусов
сообщества:
386 рейтинг 251 комментарий 7 постов 1 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
8

К счастью через тяготы жизни 5

Привет. Меня зовут Фаиль. И я хочу поведать свою историю депрессии в надежде, что кому-то это поможет. История из жизни.

Сколько вам, читатель, везло в вашей жизни? А сколько не везло так, что банально сложившаяся ситуация казалась бы легкой удачей. Я, почему-то, хорошо помню свои удачи: интересная должность, выигранный лотерейный билет с автоматом курсовой, дешевая комнатка в центре города и, вот, понимающий психиатр. Речь о том, что эта женщина уже в возрасте сама «красила» свое место.

Я смутно помню свой первый визит, будто воспоминание состоит из малочисленных ярких вспышек памяти. А заместить отрывки можно просто следуя логике. Например, я уже был вполне уверен в своем депрессивном состоянии, но, как часто это бывает, боялся излить свои подозрения специалисту, будто он подымет меня на смех, приуменьшит значение моих слов и скажет, что со мной все нормально и мне лишь почудилось. Страх страхом, но решимости я был переполнен, насколько это можно было сказать о человеке, которому было во многом все равно.

В разговоре я задавал вопросы и один из них звучал так: можно ли с помощью таблеток улучшить настроение? Ответ меня раздосадовал, как если бы голодным после работы зайдя в магазин не увидеть продуктов. Огорчило настолько, что я не находил больше тем, не было вопросов. Собственно, это был главный вопрос. Поняв мое настроение, она перешла на тему депрессии и много говорила, озвучивала ее симптомы, попутно расспрашивая меня о них. Разговор перешел в другое русло и у меня будто камень с души свалился. Она меня поняла. Выписала антидепрессант с не слабыми побочными эффектами – это меня просто забавляло: легкое головокружение и подташнивало, стоило раскрыть рот или зевнуть.

Стационар. Это предложение доставляло мне лучик надежды. К дополнительным услугам всегда относился скептически в том числе и к этому. Даже если ко мне обратились бы с плохим отзывом я бы не поверил им. Риск был. Более того, сумму, которую мне озвучили, я не мог потянуть, хотя и она не была запредельной. Впервые за много времени у меня появилась цель – накопить денег.

В этот же день мне поставили капельницу. Администратор-сестра справлялась сама, в то время как я покорно лежал. Препарат, вводившейся внутривенно, начинал действовать быстрее чем таблеточный антидепрессант. Утренняя капельница вошла в действие к середине рабочего дня. Я это отчетливо помню. Одним словом, мне было легко. Как воздушный шарик, отвязанный от своего груза, так я летел от переизбытка неосознанных чувств. Как будто безвозвратно потерянный близкий человек оказался бы в дверях, живой и здоровый. Будто безвозвратно эмоционально умирающий человек внутри ожил, пришел в себя, был на пике счастья и вселял надежду.

В понимании пациента – стационар был местом куда можно было скинуть всю свою ответственность. И болячки тоже. Больному нужно в это верить, иначе не остается ничего и не во что верить. И за этим «нужно» остается одна невидимая огрешность: жизнь будет идти своим чередом и после стационара, а эффект от него рано или поздно закончится.

Пожалуй, про стационар напишу отдельно, дабы не затягивать.

4

К счастью через тяготы жизни 4

Привет. Меня зовут Фаиль. И я хочу поведать свою историю депрессии в надежде, что кому-то это поможет. История из жизни.

Пост длинный и, короче говоря, обращайтесь с тяжелыми проблемами с психиатру-психологу.

Человек – существо социальное и потому, попав в беду, ему поможет только человеческая помощь. Говорить я буду о качестве человека - о человечности. О довольно странном качестве: всеми жаждущем, любимым, но столь настоящем редком качестве, как самородок высший пробы. По моему мнению, недостаток человеческого тепла, понимания, уважения и т.д. доводят человека до крайнего положения, появляются болячки на этом фоне, что усугубляют положение, вызывая противоречивые ощущения, мысли от этого. Мысли совершенно пессимистичные, лишенные надежды, желания и жизни. Достаточно недолго и планомерно поддерживать мысли бессмысленности существования, о бесполезности попыток, причислять себя к неудачам, провалам, ругать, не уважать, наказывать себя и так далее, как все это, во-первых, войдет в привычку, во-вторых, будет отравлять существование уже имея негативное подкрепление без слов, чисто по привычке и бессознательно.

Подобным мазохизмом, не полностью давая себе отчет, я занимался довольно долго. Это подобно, как по-маленькому наносить себе кровоточащие раны, сначала чтобы оживить себя, придать каких-либо чувств – чувств боли, потом при каждом движении чувствовать, как агония захватывает каждый участок кожи, постоянно напоминая о боли, от которой уже никуда не деться, как не выпрыгнуть из своей кожи или снять ее, как пальто. (А ведь люди могут друг друга отравлять жизнь и много для этого не надо.) С одной стороны, выгода была в том, чтобы меньше заморачиваться чем-либо. Поругал себя и чистой совестью можно класть огромный болт на все на свете. Замечено, что человек, постоянно себя критикующий, не позволит услышать в свой адрес никакого замечания, тут же раздражается, как бы только сам имея право себя ругать. Известно, что раны заживают не быстро, а душевные могут кровоточить всю жизнь. Не самое лучшее будущее для итак обессилевшего человека. Но лучший пинок под зад, чтобы искать помощи у специалистов.

Что там первое на ум приходить? ПНД? Стационар? Как я радуюсь, что не стал ближе связываться с нашей «карательной» уже оптимизированной «бесплатной» медициной. В городскую поликлинику я звонил в часть платной 1000 р. вроде. Женский голос протараторил довольно быстро и заученно, что к врачу можно записать через N-ную неделю и в N-ный день и мне можно записаться на прием. Звонок тут же оборвался. Как я ей благодарен. Она сделал все, чтобы клиент к ним не обратился.

Оказывается, много-много частных маленьких клиник (если я правильно выражаюсь), которые чаще всего лечат от алкоголизма, думаю, по части таблеток, кодировок и т.д. Мне был важен сам врач, который помог бы и по части психологии, и по части курса таблеток. В этой жизни мне повезло. Реально, как лотерея – вытащил счастливый билет. Доверие мое было ограничено и можно было ее легко потерять. Однако сужу я об этом спустя год. У меня нет критериев как выбирать, ибо рынок пестрит объявлениями, как новогодняя елка. Просто пробуйте, даже если это мало приятно. Всегда есть альтернатива.

В тот сеть платных частных клиник, где я проходил лечение и получал первую помощь, где посещал лечащего врача, ходил на групповую психодинамику расскажу в следующих постах.

-15

Когда закрыты все двери

Просьба, ценителей правильных стихов проходить мимо.

Когда закрыты все двери,
Когда кругом одни потери,
Когда от ран сердце сжимается
Капли от слез в пепел превращаются.

Когда солнце мраком кроет,
Дождь твердь земную не моет,
Вода едко горло сжигает,
Рану души она отравляет.

Когда веет одним лишь смрадом
От цветов луговых иль с сада.
Нет блаженства от ярких красок,
Нет любви от нежных ласок.

Когда вино уже не пьянеет,
В забытьи память не худеет.
Острые скалы прошлых лет
Режут плоть, что нож рулет.

Когда от самого себя некуда деться,
Как одежду душою раздеться,
Остаться нагишом от переживаний,
От ежедневных невзгод терзаний.

12

К счастью через тяготы жизни

Привет. Меня зовут Фаиль. И я хочу поведать свою историю депрессии в надежде, что кому-то это поможет. История из сегодняшних дней.

Всем огромное спасибо за поддержку и теплые комментарии. Они вдохновляют писать далее.


Не стоит забывать, что, опускаясь на дно, существуют глубины темнее и есть куда опуститься ещё глубже. Каждый раз отказываясь в худшей ситуации, я припоминаю, что подобное уже было со мной и теперешняя суть куда хуже, чем когда-либо было. Разравнивает ощущения то, что не во всех сферах жизни происходит эпик фейл и либо нужно постараться, либо быть настолько везучим чтоб рушилась вся жизнь.

Привет, депрессия. Снова. Спустя почти год, я натыкаюсь в самом себе на те же симптомы, с которыми я жил недавно. Что может быть хуже? Это когда уже употребляешь антидепрессанты, когда проработал все возможные травмы, избавился от груза. И опять стоишь лицом к лицу с неизведанным, страшным, к которому ни за не хотел возвращаться.

Нет, отличий много за год. Таблетки все равно делают свое дело, я нахожу усладу и душевный покой в своём дневнике в изящных оборотах речи и т. д., работа без тревоги, безбоязненно отношусь уже ко многому. Даже к тому, что эта зараза опять душит моё сознание.


Мысль рождает чувство

Мысли правят нашим сознанием. То, как вырисовываешь, поясняя себе, ситуацию, и определяет, что будешь чувствовать в этот момент. Другими словами, это позитивное и негативное мышление. Одни мысли вздымают до небес, другие уводят в (запой) депрессию. Я, как все люди, многое мыслю "на автомате", не задумываясь, и (хех) не соображая, о чем думаю. Точнее, как я воспринимаю эту реальность. И многие мысли, опять же "на автомате", заводят настолько глубокую грусть, печаль, что, порой, хочется рыдать навзрыд, глаза наполняются слезами. И происходит последнее зачастую весьма не вовремя. Если говорить о позитивном мышлении, то всегда надо себя этому заставлять, а если заставлять, то неохота и у меня к этому дурацкое отношение, написанное ниже.

Я проследил за ходом своих мыслей. Достаточно задуматься о чем-нибудь, что я давно живу один, отношения ни с кем не строил, зарабатывая от случая к случаю, по профессии полный неуд, денег, то есть, то нет - это притом траты только на еду и бытовые продукты, накоплений нет, целей никаких не имею и т. д. Понятно, что со скоростью света скоро будет грустно. Да, думать об этом выгодней чем о чем-то позитивном. Да и душа к тому располагает. И вот тут и начинается непонятки. С чего это меня тянет пострадать, чем радоваться? И коронный вопрос: с чего это наворачиваются слёзы вообще без задних мыслей? Даже если после них куда спокойней. Часто подобное происходит после работы.

Когда то я всего этого не понимал и страдал. Теперь страдаю с пониманием, с важность своего страдания, со знанием, что я ленивый и слабый (вот они) и мне это надо, как вода всему живому. Однако, хороший вопрос--чего же я хочу.


Так, чего же я хочу?

Вот же простой ответ: найти то, чего хочется и постоянно его удовлетворять, добиваться, получать или съесть. И я уже это делаю: устраиваюсь на полнодневную 12-часовую работу, забиваю на себя, начинаю и бросаю дела и постоянно вопрошаю - почему же я так не доволен. Полусуточная работа — это сладкая слабость отсрочить нерешенные все свои вопросы. Ведь я же работаю. Но всего пуще тревожит мысль, что я таким образом забываю о себе. Это как пить днем и вечером и постоянно сильно тревожиться, что сопьешься, как последний алкаш вкупе бомж. Забиваю в смысле перестаю быть самим собой, отдаляюсь от себя, от своих желаний, перестаю чувствовать что-либо. Начинаю дело в надежде получить удовольствие от него, душевный покой, собственное развитие и свое маленькое хобби. Бросаю по причине уменьшения интереса, не удовлетворённости. В конечном итоге я буду уже насильно заставлять себя работать. И это бесконечный поиск хобби, самого себя, хорошего настроения, просто утомляет от того, что надо. Я не знаю, как это без надо, просто, с удовольствием. Всегда, когда надо, я теряю желание, становлюсь инертным, посредственным, как растаявшее мороженое - можно только выпить. Эта посредственность, как ожидание ясного неба в дождь, когда после дождя можно наконец выйти поиграть в свое удовольствие. А в дождь сиди и жди, делай что говорят, работай чего прикажут. Я бы не запаривался такими вопросами, если бы единожды не прочувствовал весь кайф от всего хорошего.


Есть одно большое различие по прошествии года: это грусть конечна и после него приходит покой и умиротворение или радость. Спасибо за уделенное время.

Показать полностью
13

К счастью через тяготы жизни

Привет. Меня зовут Фаиль. И я хочу поведать свою историю депрессии в надежде, что кому-то это поможет. История отрывками из жизни. Переписываю старые записи из дневника. Всем огромное спасибо за поддержку и теплые комментарии. Они вдохновляют писать далее. Все написанное ниже это о прошедшем, от которого мало что осталось к настоящему моменту.


Утро начинается с кофе, а понедельник начался с тревоги. Вторгся по-тихому и без объявления войны. Пока она была не осознана я был на пол пути к потолку – упорно лез на стену от перенапряжения. К концу дня полностью выжатый лимон по сравнению со мной был просто красавцем. Однако был таким же кислым и неприятным на вкус. Угроза ушла, оставив за собой выжженные земли, хаос, неразбериху, чувство облегчения с чувством прошедшего ужаса с заменой после чувством спокойствия.

На выжженной и обильно посыпанной земле начала бурно расти всякая зелень. Напряжение снялось вместе с тревогой. Впрочем, оно еще покажет свое истинное лицо.

Невидимый спутник

Физическое напряжение было моим постоянным непрошенным другом, ходил по пятам и не оставлял меня в самые ответственные, важные, тяжелые моменты. Своим обществом он придавал в этот яркий, легкий, интересный мир тусклость и невзрачность, тяжесть и невозможность, безынтерестность и усталость. Когда я пытался убегать от него, он легко и непринужденно догонял меня каждый раз. Временами мы расставались- я о нем забывал, а он обо мне нет. Всегда ходил со мной на работу, порой после работы сопровождая до дома. Я не разделял его любезность и преданность и однажды придумал простой и хитрый план.


Вновь и вновь

Уже потом я придумал работе прозвище «филиал ада на земле». Если в аду души умерших страдали от своих грехов, то тут можно было досрочно пострадать. Я не желал себе страдания. Я уже свыкся о присутствии моего неутомимого друга. Если мен так тяжело работать, значит я не тем занимаюсь. Надо увольняться. Сложно более цельно и правдоподобно представить то, что творилось в моей голове: табун промчавшихся диких мыслей поднимали пыль на многие километры времени, напряжение нависавшее, как Дамоклов меч, деньги так необходимые для жизни словно прутья не выпускали на волю и оставляли меня в этом зоопарке. Ее величество тревога незаметно пробиралась ко мне сквозь решетки, пока я озадаченно озирался, куда на этот раз этот табун помчался. Она легонько еле заметно клала свои костлявые пальцы на мои плечи. Это было поистине сюрпризом. Она умело наряжалась под каждый случаи так, что это было совершенно новое лицо. Не знаю, как ладила она с напряжением, но ужились и сдружились они крепко. Как блохи на беззубой собаке, они донимали меня донельзя. И я решился. Хватит этого терпеть! Я писал заявления и увольнялся и много месяцев отлеживал бока. Как борзая натасканная на заячий запах, так мой спутник оказывался тут как тут, как почует усталость. Новая работа была лишь поводом, чтоб очередной раз уволиться для облегчения.


Я знаю его (физ. напряжение) хорошо. Я чувствую, что он рядом. Он дает мне о себе знать по ощущениям. Его можно призвать, достаточно отчетливо подумать об увольнении. Он рисует мне воображение, говоря, как хорошо там, где меня нет. Что упускаю столько всего вокруг. Его подружка тревога более бесцеремонна. Она просто окунает в омут ужаса.


Каждый раз ища работу, я думал, как найти работу, чтоб тратить меньше сил. Я думал найти заинтересованность в работе. Отчасти это помогало. Но интерес угасал, керосин кончался. Каждый раз не справляясь с работой, я думал, что это не моя сфера. Если бы это была моя сфера, то все было бы отлично. И так я оказывался не тем чем я хотел и занимался не тем чем я хотел и, казалось, что время тратиться впустую, не затрагивая меня. Это было бы смешно, если бы не так грустно. Между тем я пробовал разные области толком ничего и не добившись. Я ориентировался на внутренний интерес, но в конечном итоге его совсем не осталось. Он угас, как некогда пылавший костер, но оставшись без дров, он обуглился, пламя потухло. Тепло еще сочилось, но уже ни искр, ни огня.


Падение

Как реаниматологи дают разряд остановившемуся сердцу, так я пытался возжечь интерес к работе, к деятельности. Но погаснув в одном, как домино или как карточный домик, интерес с быстротой поезда угасал во всех частях жизни. Из раза в раз я подталкивал к жизни самого себя, давая разряд. Думал, что надежда же есть, это я что0то делаю не так, не так упорно. Домик рушился, обсыпая пол тонким слоем карт и ничто уже не могло его остановить. Чтобы я ни делал, все было безуспешно, расходованные силы уходили почем зря. Сил катастрофически не хватало абсолютно ни на что. Разруха все больше отнимала, как силы, так и источники этих сил. Нужно было экономить. На всем. Работа, как источник денег, представляла собой концентрированный кошмар, вязкая субстанция, провалившись в которую ни продохнуть, ни выдохнуть. Чем больше шло времени, тем быстрее надо было что0то решать. Ибо в конце концов сил не останется даже не работу.


Счастье

Все стремятся к счастью. Когда его в жизни становится меньше, то понимаешь насколько оно важно. А что может приносить человеку счастье? Раньше никогда не задумывался. Теперь искусственно его создавать и искать стало жизненно важным. Я напряг все оставшиеся клочки силы. Я словно в потемках ползал, искал уронившую вещь. Силуэты и очертания вещей казались мне тем, что я ищу. Но приблизившись и пощупав оказывались совсем не тем. Иногда мир внутри озарялся вспышкой радости. Это было редко и ненадолго. Я бежал навстречу, спотыкаясь и падая, всем своим нутром жаждя испить столь желанный и недостающий глоток. Я стал более чувствительнее к этому чувству и ощущениям, как глаза привыкают к темноте. Между этими редкими моментами я наполнялся решимостью во что бы то ни стало достичь и заполучить это чувство. Мир вокруг сузился до стимула. Если я получал стимул, то я жив, …

Показать полностью
72

К счастью через тяготы жизни

Привет. Меня зовут Фаиль. И я хочу поведать свою историю депрессии в надежде, что кому-то это поможет. История отрывками из жизни. Для начала выношу свою саму историю жизни. Переписываю старые записи из дневника.

Место, где все началось.

Родился в самой обычной деревенской семье, где были мама, папа, бабушка, дедушка. Младенчества совсем не помню, как и своего отца. Он умер, как недавно сказала мама, от рака костей в 22-х лет. Настроение в семье до этого передать не могу. Но в моей памяти хорошо сохранилось, какое было оно после, как нечто само-собой являющееся. Под одной крышей, некогда бывшая единым целым, уже жили две семь: бабушка с дедушкой и я с мамой. Неразговорчивость, может даже враждебность, отстраненность к сторонам царили в доме, развеяно в воздухе, пропитаны в стены.

Так уж случается с детьми, что они полностью уподобляются родителям, будь то хорошее или плохое,  полезное или нет, может даже не сказанное или даже не осознанное самим родителем. Чтобы выжить и получить любовь и внимание мамы я делал все, что от меня требовалось: не разговаривать с "теми" людьми, не заходить к ним. Наверно, это был мой первый урок, как подавлять свои чувства. Вернее, своим чувствам не оставалось в этом мире необходимости, они были отстранены в угоду маме. Помню, как мама посылала меня в соседнюю комнату сказать спокойной ночи. Я это сказал выдав все свое безразличие к ним. Интерес мамы была на первом месте. Она была моим божеством, миром, дарующее любовь и ласку, доброту и тепло. Разгневать ее означало лишиться земли под ногами.


От себя не убежишь

Когда я пошел в первый класс, мы с мамой переехали в районный центр. Снимали однокомнатную комнату у какой-то тёти. Мои бабушка и дедушка вряд ли были довольны этим событием: их сын умирает, его жена враждует с ними, а после и совсем съезжает прихватив внука. Сам того не зная, я оказался в самой гуще бесконечного конфликта. Мне было  строжайше велено не разговаривать, не контактировать с "этими" людьми. Они приходили и раньше до нижеследующего события и давали мне шоколадку. Но шоколадка была найдена, а я получил побои за нарушение. Когда ставят вопрос всё или ничего, выбор очевиден. Я не представлял мира без мамы .

Они пришли еще раз, к моему несчастью во время урока. В последний раз. Я старался как мог. Мне было больно, обидно, горько, страшно, взволнованно, боязливо, озлобленно. Среди более двадцати человек никто меня не понимал, как можно отвергать бабушку с шоколадкой. Но я вытерпел, подавляя чувства. Я сделал это ради тебя, мама. Я боядся тебя потерять, твою любовь. Вечером того дня я услышал лишь слово "молодец". Отныне для меня мои бабушка с дедушкой стали врагами. Тех кого надо ненавидеть. За что я не знаю. Мне было сказано, что я маленький еще и ничего не понимаю. Отец стал алкоголиком или кем-то там еще. Впрочем, утаивание об отце было нормой.


У каждого свои секреты.

Каждый ребёнок рождается при участии мамы и папы, кем бы они ни были.Знать что-то об отце и матери в порядке вещей. Но в моём мире всё было наоборот. Мне ни то что не сообщалось, но и совсем наказывалось узнавать. У всех были свои отцы, но у меня, как физически, так и психологически  отсутствовал. Это тема была табу. И если я когда-либо заговорю с "той" стороной , то я лишался мамы.

В редкие моменты когда упоминалась эта тема, я превращался в помойную яму, куда вываливались все переживания, гнев, злоба, обида мамы. Я боялся и ждал развязки. К тому времени у меня установилось понимание любви - это лишение себя, жертвование. Когда и ко мне приехал автобус набитый первой школьной любовью, я не знал что с ней делать, и она так и осталась висеть в воздухе. Никому не нужная.


Рождение второго демона

Большое внимание мама уделяла моей сытости, здоровью, одежде и учёбе. Умудрялась даже сама учить и находить для этого время. Это было что-то вроде промежутка времени, когда она садилась вместе со мной и проверяла мои работы. Выделялась особой строгостью и наказанием, не утруждая себя в мерах, что под руку попадется. Это не касалось исключительно учебы, но и все проступки. Комната уже в малосемейке была хоть и большая, но деться было некуда. Мама - источник жизни и любви выводила свою агрессию, дневной стресс на мне через побои...


Бьет - значит любит

Во всем, конечно, я винил только самого себя. Ведь наказывают за провинение. Моя мама - божество во плоти не могла иметь изъяны, она была всегда права. Даже во время сильного гнева. Что меня путало, так это то, что она в одночасье из тирана преследователя превращалась в добродушного и милостивого спасителя, способного дарить любовь, защиту и понимание. Я тарялся не гневить её , точнее выполнять дела наиболее лучшим образом. Так у меня появился перфекционизм связанный с ответственность.


Я рос и  вместе с этим появлялись новые открытия - оказывается у бабушек есть имена, новые возможности, новое незнакомое бурление внутри меня. Незнакомые чувства отзывались во мне, как глухой звук. Но надомной торжествовали неловкость, смущение, унижение, вина, стыд.

Если говорить о теле, то все напряжение уходило на неё. Ведь в этом, как я думал, был весь секрет счастья, чтобы выдержать всё. Сначала оборону держал изнутри, потом снаружи. Чувства , после, уже значали что-то инородное, доставляющее лишь страдание и боль. Я пытался полностью их подавить. Человеческая личность перестала иметь значение. Но не было так просто. Часто и очень часто во время ожидания или свободной минуты (в обществе) я не знал куда себя деть. Полностью отсутствовала спонтанность. Всё рассчитывалось, продумывалось до потери памяти. Простые детские развлечения перестали иметь значение. Я полностью погрузился в себя сам же себя там замуровал. Это была многометровая бетонная стена интроверта от внешней угрозы. Я не понимал, как можно получить удовольствие от танцев, прогулки, общения, любви... Со стороны я, может быть, казался трудолюбивым, однако я занимал себя только для того, чтобы не испытывать внутреннее жжение, от которой я не находил покоя. Я был одиноким, но одинокость сжирала меня. Быть самим собой значило невероятное.


Голодные игры.

Пристанище я нашёл в играх. Сначала в телефонных , потом и в компьютерных. Это занятие засасывало меня надолго и полностью. У мамы были резко категорическое мнение на этот счёт. А если быть точнее, первым делом я засматривался телевизором. У меня, как у мамы, начало портиться зрение, по неведомым мне причинам. Но в компьютерных играх я засиживался надолго и до сих пор.

Это мир, в котором я мог хоть как-нибудь самовыражаться, управлять, влиять, двигать, вообще иметь значение. Ту свободу, которую там я получал,  не шла ни в какое сравнение с реальностью. Но спокойно поиграть я не мог. Я прятался, засекал время пока мамы нет дома. Каждый раз, когда она видела меня перед монитором, она меня одергивала, заставляла выключать. Компьютер стал кнопкой давления и управления. Но не только игры меня интересовали, а даже сам комп, приграммы. Содействие, а не противодействие, мне бы как никогда помогло. Но даже это не имело значение.


Учиться, учиться и ещё раз учиться

В универ пошел просто и потому что надо получить в\о, а без него "никак". Закончил его, так и не зная что с этим мне делать.

Работа представлялась мне филиалом ада на земле. Как истинный перфекционист, я должен идеально выполнять обязанности. Трудно переживал замечания, критику. Само собой напрягался при виде начальства и иррационально ждал ругани, критики. Боялся своего гнева.

Отношения не строил и не понимал их значения, кроме необходимости и внуков. К ужасу отмечал, что в определении любви в моём значении присутствует гнев, ярость.


К депрессии отношусь как к спасению и я благодарен ей. Но осознание правды невыносимо, тяжело, его некуда деть, грызёт изнутри, уничтожает и каждый раз напоминает о себе, извращая события и восприятие. Единственным верным решением остаётся выразить эмоции. Тот зажатый гнев и несправедливость.

Моё спасение лежит в глубоком колодце, куда даже заглядывать, думать об этом страшно. Я гордился, написав эти строки, думал какой я крутой. Но то что до осознания доходит, постепенно открывая правду, выстраивая мозаику, ужасает и нету спасения.

Показать полностью
-10

В честь дня матери

День мам прошёл, но мамы остались,
Судьбу и бога за чадо благодаря,
Сколько ночей без сна мотались
И ложились на отдых втихаря.

Блажен и радостен лик чада улыбкой,
Что красит сердце матери вмиг,
Когда зреет чадо в мире зыбкой
Образ матери, который пред ним возник.

Крепится связь младенца в первый миг,
Когда стук сердца в утробе материнской,
Отрадно и долгожданно до слуха достиг
И вещает о существе близкой.

И пусть идут года и и чаду уже не мало,
Помнит мать хорошо крохотное чадо.
И сам он пусть уже и стар
Помнит мягкой руки матери жар.

И быть матерь иль заслуга, иль призвание.
Любить ребёнка божественное дарование.
Пусть каждой матери будущей или ставшей
Снизойдет чудо дарованье оказавшей.

Отличная работа, все прочитано!