Сообщество - Автор DoktorLobanov
Добавить пост

Автор DoktorLobanov

71 пост 657 подписчиков

Популярные теги в сообществе:

Автор DoktorLobanov

Новый формат постов

Новый формат постов Картинка с текстом, Журнал, Медицина, Длиннопост, Вырезки из газет и журналов
Новый формат постов Картинка с текстом, Журнал, Медицина, Длиннопост, Вырезки из газет и журналов

Раз уж Пикабу потихоньку превращается в сборище пенсионеров, я решил потренироваться. Телега, Инстаграм, Тик-ток - это всё чепуха. Встречайте - журнал "Сваты" и мой медицинский "блог" в нём)))

Из минусов - редактор жестко режет 50% информации, не развернешься. И я теперь Вадим))))

Зато популярность у бабушек вырастет))

Показать полностью 2
Автор DoktorLobanov

Приходите за автографами

Приходите за автографами Встреча, Дети, Автограф, Длиннопост, Республика Беларусь

Где можно поймать детского писателя? На фестивале детской литературы.

Приходите за автографами

Приходите за автографами Встреча, Дети, Автограф, Длиннопост, Республика Беларусь
Приходите за автографами Встреча, Дети, Автограф, Длиннопост, Республика Беларусь
Приходите за автографами Встреча, Дети, Автограф, Длиннопост, Республика Беларусь
Приходите за автографами Встреча, Дети, Автограф, Длиннопост, Республика Беларусь
Показать полностью 5
Автор DoktorLobanov

Тёмная сторона (продолжение)

Продолжение цикла рассказов из практики судебно-медицинского эксперта

Ссылка на предыдущую часть

Тёмная сторона (продолжение)

Чистосердечное признание

Несколько лет назад на одной из сельских дорог нашли труп немолодой женщины. Женщина лежала в нескольких шагов от автобусной остановки, на обочине. До ближайшего дома – метров сто-сто пятьдесят. Но никто из живущих в этом доме ничего не слышал.

Вызвали меня на место происшествия. Приезжаю, а там уже толпа. ГАИ, милиция, какие-то чиновники из сельсовета. Топчутся по месту преступления, как слоны, чуть не совещание над телом устраивают. Если и были какие-то следы, то давно их нет.

Мне говорят – приезжал до тебя эксперт, сказал, что это скорее всего ДТП. По характерным резаным ранам определил, что женщину зацепило проезжающей мимо сельскохозяйственной техникой. Что-то вроде косилки или комбайна. А в километре от места происшествия какой-то тракторист работал, так его уже вяжут и волокут на допрос.

Осматриваю я тело и понимаю, что коллега мой ошибся, причём крупно. Разрезы, конечно, имеются. Но разрезы тонкие, края почти ровные. Если бы задело ножами косилки, то имелись бы грубые разрывы. Косилка всё-таки не бритва. Ещё я обратил внимание, что на кистях жертвы имеются характерные разрезы. То есть она сопротивлялась, закрывалась руками, хваталась за лезвие ножа, боролась с убийцей. А с трактором какая тут борьба?

Звоню следователям. Так, мол и так, не ДТП точно, а убийство.

Следователь даже расстроился:

- Точно? Вы уверены?

- Уверен, - отвечаю. – Били ножом. В шею. Это не трактор, не косилка.

- Эх, - вздыхает следователь. – А тракторист уже почти сознался.

Привезли жертву ко мне в морг. Пошёл я осматривать внимательнее. Так и есть. Били ножом сзади в шею. Причём, судя по ранам, напали сначала спереди, жертва отбивалась, потом попыталась бежать. Её догнали, воткнули нож в шею и дёрнули вниз, в раз, потом второй. Рана на шее одна, но разнонаправленная, двухэтапная.

Написал всё, как было, всё бумажки куда нужно отправил. И забыл про этот случай.

А через месяц вызывают меня на место преступления, в ту самую деревню. Нашли  подозреваемого, и он уже в преступлении своём сознался, даёт показания. Надо на месте подтвердить, что всё так и было.

Приезжаю. Стоит в окружении милиционеров обычный сельский мужик. Рассказывает, что жертва отказалась продать ему самогон, так в процессе разговора он достал нож и ударил. Убивать не хотел, только попугать, а оно само как-то получилось. Показывает, как бил, как тело в сторону тащил. И в процессе его рассказа, понимаю я, что врёт преступник. Наговаривает на себя. И признание его липовое.

- Погодите, - вмешиваюсь. – Ну-ка поподробнее. Куда били? Как?

Показывает. Как разговаривали, как резанул жертву по шее. Размашисто так, от плеча.

- Врёт, - тут же говорю я. – Не так всё было. Зачем врёт – непонятно, но врёт.

Следователи, да и сам подозреваемый смотрят на меня недовольно. У них всё так хорошо складывается. А я им всё ломаю.

Не стал я ничего подписывать. Наоборот, написал, что подозреваемый себя оговаривает, рассказывает заведомо неправильную версию.

Через две недели опять звонят. Нашли ещё одного подозреваемого. Приезжаю. «Убийца» похож на своего предшественника, как родной брат. Простоватый сельский мужик, уже пожилой. И этот уже во всём признался. Рассказывает, как втыкал в шею нож, как резал. А про руки – ни слова.

- Жертва не защищалась? – встреваю я.

- Нет, я сразу догнал и ударил.

- И этот врёт, - говорю следователям. – Не знаю, откуда вы их берёте, но говорят они какую-то чепуху.

Следователи уже на меня враждебно смотрят. Я им работу затягиваю, не соглашаюсь, все планы порчу. А подозреваемый уже сознался!

Ещё месяц прошёл и в четвёртый раз зовут меня в эту деревню. На этот раз подозреваемая – женщина, соседка жертвы. Тоже пожилая, тоже деревенская. На этот раз рассказывает всё правильно. Как подстерегла убитую у остановки, как догнала, достала нож. Жертва услышала шаги, обернулась. Успела несколько раз защититься руками от ударов. Потом бросилась бежать. Убийца догнала её и ударила в шею. Дёрнула нож вниз.

А  я уже следователям не верю. Спрашиваю:

- Зачем вам ещё и эта бабка? У вас уже армия подозреваемых. Тракторист и те двое. Не деревня, а лагерь подготовки террористов какой-то.

- Не-ет, - ухмыляются следователи. – На этот раз у неё мотив есть.

- Какой?

- За месяц до происшествия сын убийцы залез в дом к жертве и украл деньги. В деревне его знают хорошо. Пьёт, подворовывает, нигде не работает. Поэтому виновного жертва вычислила сразу. Пошла к соседке и потребовала отдать деньги. Обещала в случае, если вернут, заявление не писать. Соседка сначала в крик, в отказ, но понимала, что сыночек наследил, как только мог. И вычислят его очень быстро. Деньги вернули. Но жертва обиду затаила и заявление всё-таки написала. В день убийства был суд. Жертва возвращалась из города на автобусе, а убийца потратилась на маршрутку. Приехала на полчаса раньше, взяла в доме нож и затаилась возле остановки.

- А кто первые двое Потрошителей?

- Один из них нашёл тело, хотел позвонить в милицию. Но телефона у него не было. Так он пошёл к приятелю, попросил мобильный. Позвонил с него. Вот у нас и стало двое подозреваемых. Звонивший и владелец телефона.

- И они у вас сознались? Оговорили себя?

Молчат. И я молчу. Страшно мне, что с такими людьми приходится работать.

***

Через некоторое время, зимой уже, веду я мелкого в детсад. Идём по дорожке между пятиэтажками. С одной стороны гаражи, с другой – забор какой-то. Снежок мелкий. Идём, болтаем. А в самом углу двора стоит фордик. Старенький, ржавый местами. И, самое главное, окно у него открыто. И снежок уже внутрь салона падает.

- Вот раззява, - решил я. – Наметёт снега в салон, потом сидения сушить будет.

Походил  вокруг в поисках телефона, н нашёл. А мелкий тянет, в детсад опаздываем. Плюнул и ушёл. Наутро идём снова – фордик как стоял, так и стоит. И снега внутри уже сугроб.

И вот тут сомнения меня взяли. Надо бы мне звонить в ГАИ, узнавать владельца машины, поднимать панику. Потому что, судя по состоянию машины, владелец её пенсионер с кучей болячек. Так и представил я, что лежит он сейчас в своей квартире с инфарктом и умирает медленно.

Уже в карман за телефоном полез, и тут вдруг вспомнил свои приключения полугодовой давности. И двух сознавшихся убийц. И равнодушные лица следователей. Рука моя сама телефон в карман опустила. А вдруг криминал? И буду я через три дня сидеть перед столом вот такого равнодушного следователя и сознаваться в убийстве. Очень хорошо я себе это представил. И прошёл мимо.

На утро снова иду мимо. И опять у форда окно открыто. Я уж тут не выдержал. Как в прорубь прыгнул. Достал телефон и позвонил в ГАИ. Так, мол и так. Стоит форд, внутри сугроб. Я мимо проходил, заметил. Ищите хозяина.

После звонка полдня мучился, места себе не находил. Перебирал телефоны знакомых из милицейского начальства, готовился звонить им если что. А позвонили мне ближе к вечеру. Старческий голос долго благодарил меня за то, что я не остался равнодушным, не прошёл мимо машины. Он, оказывается приехал, да забыл окно закрыть. А фордом пользуется редко, хорошо если раз в две недели. За это время там полный салон снега намело бы.

Положил я трубку и вздохнул с облегчением. Кажется пронесло.

Продолжение следует.....

Отрывок из серии "Тёмная сторона" из книги "Палата номер пять" Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov)  

Группа в ВК Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov) https://vk.com/public139245478

Телеграмм-канал, куда же без него https://t.me/PavelGushinec_DoktorLobanov

Яндекс-Дзен https://dzen.ru/id/64ad2e06f5b9d8078647341e

Интернет-магазин Академкнига https://akademkniga-books.by/catalog/?q=%D0%93%D1%83%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D1%86&s=%D0%9D%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B8
Вайлдберриз: https://www.wildberries.by/catalog?search=%D0%B3%D1%83%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D1%86
Книги автора на Литрес :https://www.litres.ru/pages/rmd_search/?q=%D0%93%D1%83%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D1%86

Тёмная сторона (продолжение) Медицина, Судебная медицина, Следствие, Длиннопост
Показать полностью 1

Платформы для онлайн-обучения: что вы о них думаете? Поделитесь мнением!

Онлайн-курсов становится все больше, и нам интересно собрать статистику. Пожалуйста, пройдите небольшой опрос и поделитесь своим мнением!

Автор DoktorLobanov
Серия Истории военного врача

Следы динозавров

По ряду причин осень – самое тоскливое время года. У детей заканчиваются длинные летние каникулы, офисный планктон забывает о двух неделях, проведённых в Турции, а у военных начинаются всевозможные игрища и учения.

Пока тебе лет двадцать пять-тридцать, и ты молодой капитан медслужбы, участие в подобных мероприятиях даже нравится. Бегаешь рысцой по сосновому бору, вокруг истерзанного гусеницами танков полигона. Ночуешь в палатках и землянках, согреваешься подозрительным спиртом из металлического бидончика, греешь озябшие пальцы у огня в буржуйке. И ощущаешь себя настоящим военным.

Когда тебе под сорок и ты уже засидевшийся в майорах начмед, романтика отходит на второй план и поясница начинает жаловаться на неудобный лежак.

Поэтому начмед нашей части, майор Александр Римский страдал, злился на судьбу и гонял своих подчинённых почём зря. Ну, кроме меня, потому как я был на этом мероприятии эпидемиологом, а значит в прямое подчинение к Александру Васильевичу не попадал.

Мы сидим в своей медицинской палатке. Вокруг – шум, гам, крики, рёв моторов. Слева танкисты закапывают танк, закрывают его маскировочной сеткой. Справа десант не поделил место с мотострелками и вот-вот дойдёт до драки. На севере вообще кто-то долго и красочно матерится. Голос почему-то женский. Испуганные звери-птицы разбегаются от этого бедлама, проклиная тот момент, когда прямоходящая обезьяна взяла в передние лапы палку.

А мы сидим, тихо-мирно чай пьём. В железной печурке уютно потрескивают смолистые щепки, проверяющих в ближайшее время не предвидится, всевозможные игрища только на послезавтра запланированы. Благодать.

И тут в медицинскую палатку влетает солдат с вытаращенными глазами.

- Товарищ майор!

У нас внутри сразу всё упало. Сразу представилось, что кому-то из солдат танк на ногу упал, или, что ещё хуже, небольшое подразделение грибы в лесу отыскало и употребило. Были случаи.

- Выдохни, боец, - судорожно опустошив одним глотком половину кружки, произнёс Римский. – Все живы?

- Так точно!

- Уже хорошо.

- Точнее не «так точно», - вдруг смутился солдат. – Мы не поняли.

И совершенно не по-уставному развёл руками.

- Интересно, - отставив в сторону кружку, сказал майор. – Тут же двух вариантов быть не может. Пациент либо жив, либо мёртв. Мы же с вами не Буратины.

- Вам лучше самим посмотреть, - решил проблему солдат. – Меня послали вас позвать.

- Идём, - кивнул Римский, собирая консилиум из двух терапевтов, хирурга и меня, в качестве эпидемиолога до кучи, чтоб в палатке не отсиживался и не вызывал зависть вышестоящих товарищей.

Выбрались из палатки. Осеннее небо хмурится, мелкий дождик идёт, листья жёлтые кружатся, противно до жути. Сейчас бы в тёплом медпункте сидеть, а не вот это вот всё. Но долг Родине зовёт. Вслед нам оборачиваются солдаты и прапорщики. Ещё бы, целых пять врачей куда-то бредут, все серьёзными лицами, не за спиртом ли.

Боец привёл нас в западную часть лагеря, где громоздились неразобранные палатки, возвышались кучи лесного песка, перемешанные с прошлогодней иглицей, и валялись брошенные лопаты. Тут же сбились в испуганную кучку полдесятка солдат, чуть в стороне от них курили два молодых капитана.

- Ну, что тут у вас? – без прелюдий спросил Римский.

- Вот, товарищ майор, - один из офицеров указал на свежевырытый окоп.

Дальнейшие объяснения были излишни. Из сырого песка торчала массивная буроватая кость.

- Во попали, - покачал головой хирург.

- Погоди, может это эхо войны, - попытался успокоить его начмед. – если покопаться, то и снаряды, наверное, найдём.  

Кучка бойцов как по команде шарахнулась в сторону.

- Или в девяностые кого-то в лес свозили, - предположил хирург.

- А вдруг это вообще древнее что-то, - подал голос второй из пехотных офицеров. – Следы динозавров.

- Мелковато для динозавров, - решил Римский, черпавший знания по палеонтологии только из фильма «Парк Юрского периода».

И решительно спрыгнул в незаконченный окоп.

- Бойцы, вы чего инструмент-то покидали? Чуть ногу не сломал, - недовольно заметил он.

- С-страшно, товарищ майор, - отозвался один из солдат.

- Да чего тут страшно. Все там будем, - с пафосом Сократа и Аристотеля вместе взятых сказал Римский.

Он склонился над костью, почти уткнувшись своим длинным носом в бурую поверхность

- Лейтенант, у тебя ручка есть? – спросил Римский у меня.

Я протянул ему карандаш.

- Подойдёт?

- Самое то, - Римский осторожно, кончиком карандаша ковырнул кость. Потом смелее. Потом ткнул уже от души.

Кость сдвинулась со своего места, заскользила по песку и упала прямо под ноги начмеда.

- По поводу эха войны и разборок девяностых можно расслабиться, - глухо донеслось из окопа.

- Почему? – встрепенулись офицеры.

- На одном из концов найденной кости наблюдаю образование в народе называемое «копыто». А по латыни не помню, я не ветеринар. Вряд ли в девяностые на окраине нашего полигона закопали какого-нибудь демона или сатира.

- Так может всё-таки динозавры? – попытался настоять на своём один из офицеров.

- А что у вас, товарищ капитан, в школе по биологии было? – поинтересовался Римский.

- Это не имеет значения, - обиделся пехотинец.

- Понабирают по объявлению, - негромко пробормотал начмед. – Павел Владимирович, глянь своим эпидемиологическим взором. Что думаешь?

Я глянул. Точно. Копыто и есть. То есть найденная нами окаменелость ничто иное, как остатки конечности крупного рогатого скота. Ну или крупного, но не рогатого, то есть лошади. Я так-то тоже не ветеринар. И лежит это копыто в лесу, а это значит…

И тут каким-то периферийным участком мой мозг вспомнил, что может означать это таинственное захоронение в лесу бедной рогатой скотины. Конечно, скорее всего это моя фантазия разыгралась, но лучше перестраховаться.

- Вылазь-ка, Алекандр Васильевич из окопа, - сказал я. – Помой руки и ни к кому не подходи. А вы, товарищи офицеры, распорядитесь огородить место находки верёвками, и чтоб ни один из солдат к этому месту не приближался. Бойцы, участвовавшие в раскопках, тоже должны быть изолированы до выяснения обстоятельств.

- Паша, ты чего? – побледнел майор.

- Пока ничего, - негромко ответил я. – Но хотелось бы проверить одну версию. Вы, Александр Васильевич, понимаете, что такое скотомогильник?

И тут начмед начал материться. Матерился о столь долго и виртуозно, что даже вороны затихли, прислушиваясь. Ибо скотомогильник – это серьёзно. В неизвестные времена невинно погибшие коровы могли откинуть свои копыта от самых разнообразных инфекций. В том числе от сибирской язвы, а как подсказала мне уже сейчас распоясавшаяся память, «последний случай этого заболевания среди животных зарегистрирован в д. Хотомель Столинского района 10 августа 2019 года. По данным санитарно-эпидемиологической службы г. Минска, всего на территории РБ зарегистрировано 505 почвенных очагов сибирской язвы».

Это мы говорим про 505 зарегистрированных очагов. А кто даст гарантию, что мы сейчас не наткнулись на один из незарегистрированных?

- Товарищи офицеры, - обратился я к коллегам. – Прошу организовать изоляцию предположительно заражённых. Я – в местный центр гигиены и эпидемиологии, искать информацию.

- Может обойдётся? – начмед выбрался из ямы, но все его подчинённые шарахнулись в сторону от начальника.

- Может и обойдётся, но лучше перебдеть.

- А может ну их, эти следы динозавров, - предложил один из офицеров. – Прикопаем копыто поглубже и сделаем вид, что ничего не было. Солдаты подтвердят.

- Не могу, - вздохнул я. – Если версия подтвердится, то все контактные потенциально заражены опасным заболеванием.

Дальше снова были непечатные выражения. Но я их уже не слушал.

В городском ЦГЭ новости, что на их территории найден незарегистрированный предполагаемый скотомогильник очень обрадовались.

- Вот вечно от вас, вояки, одни проблемы, - выдала мне с ходу зав.эпид отдела. – То своими приблудами всю мобильную связь в округе вырубите, то кишечную инфекцию в район привезёте. Но со скотомогильником вы, конечно, все рекорды побили.

Поворчав, взялась, таки за работу. Позвонила ветеринарам, собрала бригаду из своих подчинённых и всего через пару часов мы целой толпой выдвинулись в сторону предполагаемого очага заражения.

Благодаря армейскому раздолбайству, мы довольно легко проникли на территорию лагеря, и я подвёл коллег к месту находки. И тут нас ожидал сюрприз. Я точно помнил, что, уезжая, приказал несостоявшийся окоп огородить и никого туда не пускать. Когда же вернулся, обнаружил, что вокруг него возится целая рота солдат, возводя откосы, барбеты, брустверы и прочие редуты. Кость с копытом, уже изрядно припорошенная вынутым грунтом, валялась в стороне.

- Где же оцепление? – уныло спросил ветеринар.

- Примерно здесь, - я кивнул на копошащихся солдат.

Пробегающий мимо офицер с подполковничьими погонами, внезапно затормозил и с гневом уставился на нас.

- Почему посторонние на территории лагеря? Кто пустил?

Я кое-как объяснил ситуацию.

- А, так это вы, умники, мне весь процесс учений срываете?! Иду мимо, а тут какую-то верёвочку натягивают и говорят мне, что бойцов в карантин повезли. Вы что, думаете, мы тут в бирюльки играем?!

Он попытался ещё как-то давить на комиссию и орать, но тут у зав.эпидотделом, что называется, «упало забрало» и она принялась орать на подполковника в ответ.

- Хотите вспышку сибирской язвы в своём пионерлагере?! Пожалуйста! Но учтите, что я зафиксирую, что проводить противоэпидемические мероприятия в очаге нам помешали именно вы.  Фамилия, звание?!

Подполковник притих и посмотрел на грозную тётку с уважением.

- Да чего там. Да я так. Делайте, что надо.

- Во-первых, отзовите бойцов с предполагаемого скотомогильника! Во-вторых, составьте список контактных и ваши медики должны дважды в день измерять им температуру. Списки мне на стол, с подписью командира. Для начала – хватит!

- Какая женщина, - восхитился подполковник.

Мне показалось, что он готов был на заведующей жениться.

Дальше началась собственно работа. Эпидемиологи и ветеринары облачились в спецкостюмы и стали напоминать персонажей восьмого плана из фильма «Обитель зла». Тех самых, которых в первую очередь сжирают зомби, когда вирус выходит из-под контроля. Уже обнадёживало.

Кость с копытом была извлечена из грунта и помещена в полиэтиленовый пакет. Кстати, сколько мы потом не копали, других останков бедной бурёнки так и не наши.

После забора главного вещественного доказательства, медики начали копать землю лопатками. Копнут разок, землю – в банку. А потом паяльной лампой лопатку обжигают. Солдаты всю работу бросили, собрались вокруг, смотрят. Ведь можно бесконечно смотреть на то, как горит огонь, течёт вода и работают другие. Тут как раз два из трёх.

Покопались, повторно разогнали бойцов по местам.

- Результаты будут нескоро, - заявила мне заведующая. – А сейчас выдайте нам полдесятка ваших охламонов, будем очаг обеззараживать.

Мне стало любопытно, как они это делать собираются и я потянулся обратно к машине. К лесу уже подъезжал «козёл» МЧСников, которые тоже приняли участие в веселье. Медики вытащили из багажника несколько старых шин, солдаты перенесли их на место раскопа. После чего всё вокруг было облито какой-то вонючей жидкостью и подожжено с разных сторон. Над лесом поднялся столб чёрного жирного дыма. МЧС расписалось в том, что ситуация взята под контроль.

- Это обязательно? – уныло спросил подполковник, наблюдая за бардаком, учинённым гражданским в его хозяйстве.

- Ещё поучите меня работать, - огрызнулась заведующая.

Участок выжгли и уехали.

Мы потом две недели наблюдали за контактными солдатами во главе с майором Римским. Ежедневно два раза измеряли им температуру. На нервной почве у всех температура прыгала и всё чесалось. К счастью, обошлось без сибирской язвы.

Я ещё потом участвовал в эпидрасследовании, то есть заполнял огромное количество бумажек. Из них узнал, что ветеринары катались в ближайшую деревню, расспрашивали местных на предмет исчезнувшей владелицы копыта. От деревни оставалось пять полуразвалившихся избёнок, и живущие там старики ничего внятного не ответили. Анализы почвы оказались отрицательными и новый скотомогильник на карте страны не появился.

По окончании учений раздавали награды и наказывали отличившихся. Я закономерно получил втык от командования, потому как вредный подполковник нажаловался на меня и всю вину за срыв сроков развёртывания лагеря переложил на меня. Ну, не в первый раз.

Майор Римский на нервной почве и в результате подозрения на заражение сибирской язвой, две недели проходил трезвый и злой.

Ещё и от него досталось.

На следующих учениях солдаты выкопали из грунта почерневший от времени собачий череп. Командир, жестко приказал хранить эту информацию в секрете от медиков и новые «следы динозавров» от греха подальше прикопать. Через пару недель один из солдат проговорился. Но было уже поздно, учения закончились.

Рассказ из книги "Седьмой пациент". Автор - Павел Гушинец (DoktorLobanov)

Напоминаем, что книги автора можно приобрести на Литресе, Вайлдберриз Оз.бай и в других магазинах. Ссылки в профиле.

Ещё больше историй, рассказов интересных фактов и мероприятий в группе автора в ВК https://vk.com/public139245478

И таки пора реанимировать Телеграмм-канал, а то что-то я его совсем запустил https://t.me/PavelGushinec_DoktorLobanov

Следы динозавров Медицина, Армия, Учения, Корова, Длиннопост
Показать полностью 1
Автор DoktorLobanov
Серия Седьмой пациент

Три товарища

Городские бомжи были постоянными гостями в приёмном отделении нашей районной больницы. Их знали по именам, сердобольная тётя Валя подкармливала своих «фаворитов» остатками больничных трапез, а я выслушивал, записывая истории поломанных судеб в неизменный блокнотик. Рассказывать бомжи любят, правда периодически путаются в перипетиях собственной судьбы, и их фантазия заводит рассказ из сферы драматургии на зыбкую почву приключенческой литературы.

Самыми частыми посетителями «отеля Красная больница» в период с осень 1997-г по лето 1999-го были три товарища Федотыч, Михалыч и Петрович.

Михалыч – нестарый ещё инвалид без одной ноги и с отсутствием большей части пальцев на правой руке. Версии получения инвалидности у него разнились. Во время нашей первой встречи трезвый и злой Михалыч коротко рассказал, что по пьянке угодил в какой-то агрегат на комбинате железобетонных изделий. Юристы предприятия (жлобы и козлы, по характеристике пострадавшего), завернули дело так, что получал он за свою травму сущие копейки. Поэтому и бомжевал. Под Новый год Михалыч попал в отделение уже изрядно принявшим, весёлым и поэтому полночи разливался соловьем, рассказывая мне, как воевал в Афганистане и пострадал в яростном бою с моджахедами где-то в горах под Кандагаром. Рассказывал так ярко и подробно, что не будь нашей первой встречи, я бы, несомненно, поверил. Михалыч красочно расписывал, как прыгал с парашютом над вражескими позициями и ходил в рукопашную схватку с автоматом наперевес. Моджахедов он, периодически сбиваясь, называл немцами, но это в сущности пустяки. Видимо это стучалась в существующую реальность предыдущая реинкарнация великого воина. Хорошо хоть не французы с татарами, а то совсем не было бы похоже на правду.

Федотыч без всяких экивоков рассказывал, что он сидел. В его версиях реальности различались статьи и приключения, которые привели героя на скамью подсудимых. Впрочем, различались не сильно. Неизменным оставалось то, что Федотыч с подельниками украл продукцию с завода стекловолокна. Расхождения начинались, когда герой касался объёмов похищенного. В начале нашего знакомства это были «всего лишь два рулона» и слушателю предлагалось посочувствовать молодому искателю приключений, получившему пять лет за столь ничтожное преступление. Через год два рулона раздулись до «фуры стекловолокна» и теперь уже слушателю предлагали восхититься ловкости и предприимчивости Федотыча. Потому как, если бы его не поймали, жил бы сейчас герой на Канарах и попивал бы коктейли, не выходя из бассейна. Впрочем, история не знает сослагательного наклонения. Федотыча поймали на белорусско-российской границе и «впаяли» срок. К 1997-му он как раз «откинулся», но в существующую реальность вписаться уже не смог и быстро покатился по наклонной.

Последний участник триумвирата – Петрович, был интеллигент. Школьный учитель-гуманитарий. В его истории было всё просто и банально, даже скучно. Годами Петрович просвещал сумрачные умы подростков в одной из деревень района. Пытался привить им любовь к высокому слогу Пушкина и научить писать с минимальным количеством орфографически ошибок.

Подростки учить литературное наследие империи не хотели. Они хотели в ПТУ, много денег и друг друга. Над тонкими чувствами Наташи Ростовой глумились, смерть грузинского юноши Мцыри вызывала у них неприличные комментарии, из творчества Достоевского они хорошо выучили только название романа, главным героем которого был кроткий князь Мышкин. Тщетность работы толкала Петровича в депрессию. Он повадился по вечерам употреблять недорогие алкогольные напитки. И дотянул бы до пенсии, угас бы тихо в белорусской глубинке, отчаявшись объяснить новому поколению особенности склонения числительных. Но тут случился 1991-й, под топор лёг многолетний лес, а судьба щепок уже вообще никого не интересовала.

Петрович поступил как истинный интеллигент, то есть запил с утроенной силой. Начал появляться в школе в нетрезвом виде, в разгар обсуждения падежей поражал юных колхозников громогласным и немелодичным храпом. Однажды на уроке поспорил с девятиклассником о творчестве Тютчева и был бит как самим девятиклассником, так и его товарищами. После перенесённого позора от школы Петровича отлучили, а ничего иного, чем нести подросткам «доброе-вечное» он не умел. Следовательно, запил уже без препятствий. Жена от него ушла, детей не нажил. В 1995-м, отстрадав очередную голодную зиму в неотапливаемом доме, понял, что не выживет и подался в город.

Там познакомился со старожилами, которые научили его уму-разуму. В больнице прославился тем, что наизусть читал медсёстрам и санитаркам огромные куски из «Евгения Онегина» и пулемётной очередью выдавал то сонеты Шекспира, то рубайи Омара Хайяма, то высокие вирши собственного производства.  

Как литератор литератора я его понимал и жалел.

Встречаясь в приёмном отделении, «три товарища» приветствовали друг друга с искренней сердечностью, обмениваясь новостями из бездомной жизни и хвастаясь дислокацией, из которой их в очередной раз забирал милицейский патруль.

Обычно, для привлечения внимания, бомжи располагались в людном месте, на газоне. Лежали, раскинув руки в стороны, или скорчившись в позе эмбриона (тут уж как душа просила). Благоухали ароматами алкоголя и немытого тела. Кто-то из прохожих вызывал «скорую», милицию. И любителя приключений с комфортом доставляли в приёмку. Лежать на газоне на больнично-бездомном сленге обозначалось «расти».

- Михалыч, ты где сегодня рос?

- На площади, перед исполкомом. А то народишко нынче бездушный пошёл. На прошлой неделе у музей прилёг, так два часа мёрз, все мимо ходили. А сегодня уже через двадцать минут приняли.

- А Федотыч вчера под памятником Ленину рос. Тоже быстро забрали.

- О, спасибо за наводку, доктор. Я учту.

Михалыч переодевался в чистое больничное бельё и уже через полчаса прогуливался с приятелем по лестницам, курил с санитарами морга, философствовал и наслаждался жизнью.

На следующий день привозили Петровича, его встречали радостными воплями и почти неделю мы лицезрели полный комплект триумвирата. Бомжи правила знали, режим не нарушали, вели себя тихо, ели, что дают и просили добавки. Выписываясь, галантно целовали тёте Вале ручку.

- До свидания, мадам. Увидимся в ближайшее время.

В своих ночных блужданиях по больнице я не раз натыкался на троицу, перешёптывающуюся в тёмных закоулках старой больницы. И умилялся той заботой и доверительностью, с которой относились друг к другу эти опустившиеся и несчастные люди. 

Разлад произошёл внезапно и неожиданно.

В середине дождливого октября в приёмное привезли Михалыча. Вечерело. Дневной поток пациентов уже спал, и больница потихоньку готовилась к ночному режиму с его внезапными «экстренными». Михалыч устал от воли, «рос» на газоне у фонтана и был привезён милицейским нарядом. Ввиду того, что медсестра оформляла полного мужчину с обострением холецистита, Михалыча посадили на скамеечку сохнуть и ждать своей очереди. Бомж не возражал, процедура была для него привычной.

И тут во дворе заскрипели тормоза и в приёмку вихрем ворвалась бригада скорой. Привезли Федотыча. Тот рос в парке и имел отягчающие обстоятельства в виде разбитой кем-то головы. Скоряки по-быстрому обработали рану и обмотали её бинтом, но чувствовал себя Федотыч плохо. Закатывал глаза и валился на бок.

Бомж-то бомж, но человек же. Засуетились врачи, позвали невропатолога, раскочегарили ЭЭГ. Михалыч ревниво поглядывает на специалистов, окруживших товарища. Про него-то самого за всей этой суматохой подзабыли.

Михалыч поймал за полу белого халата пробегающего мимо санитара Виталика.

- Виталь, а я как?

- Погоди, Михалыч. Не до тебя сейчас. Видишь – работа у нас.

Равнодушие Виталика обидело Михалыча ещё больше. Он поймал уже фельдшера Татьяну, идущую в лабораторию с анализами.  

- Танюша, я же первый приехал. Чего сижу тут?

- Михалыч, ну ты чего? Видишь, у друга твоего голова разбитая. Кровь идёт. А вдруг серьёзное ЧМТ, надо же проверить.

- Ничего у него не ЧМТ, - пробурчал Михалыч. – Башка у него крепче кирпича. Вот я вчера тоже упал, головой о бордюр треснулся. И ничего, не ною.

- Михалыч, не сочиняй, - отмахнулась Татьяна.

Федотыча с комфортом повезли на каталке в процедурку. Сделали ЭЭГ, повторно, уже более тщательно обработали раны. Михалыч страдал. Он пытался привлечь к себе внимание, шумел, размахивал руками, но всё, чего он добился, это вялое сочувствие санитарки тёти Вали, которая старательно внесла его данные в журнал и повела переодеваться. По сравнению с той свитой, что собралась вокруг ложа Федотыча – жалкое зрелище.

Федотыч, конечно, перенёс травму удивительно легко.

- Ну какое там сотрясение мозга, - брюзжала в коридоре тётя Валя. – Чему там сотрясаться.

Бывший зек отлежался, отоспался и выбрался в коридор, ослепляя каждого встречного белоснежной яркостью свежего бинта. На лестнице ему попался старый приятель и Федотыч бросился к нему с раскрытыми объятиями.

- Михалыч, здорово.

- Добрый день, - необыкновенно холодно отозвался тот.

- Михалыч, ты чего? Не узнаешь спьяну? Это же я.

- Отчего же. Узнал, - с пафосом, достойным старорежимного графа ответил инвалид.

Федотыч отшатнулся, обиженный его отчуждённым тоном.

- Мы ж с тобой столько…. А ты… Чего вдруг?

Михалыч отвечать не стал и с достоинством удалился. Федотыч пожал плечами и двинулся в морг к санитарам, стрелять сигарету. С тех пор между бывшими товарищами пробежала кошка. Несчастный учитель Петрович страдал, не понимая, что случилось с его друзьями. Ему, пожалуй, приходилось хуже всего. Он метался между Михалычем и Федотычем, пытался дружить и с тем, и с другим. В ответ его обижали с обеих сторон. В конце концов и он не выдержал, обложил приятелей нелитературно и впервые за всю историю ушел из больницы, нарушив режим.

Шли недели. Осенняя слякоть сменилась первыми морозами. Потом всё растаяло и город снова утонул в слякоти. «Товарищей» не было видно. Однажды утром я выбрался из тесного нутра городского автобуса на опостылевшей остановке и двинулся в сторону больничных корпусов, заступая на очередную суточную смену. Навстречу мне тут же попался ковыляющий Михалыч, похожий в утреннем тумане на какого-то искажённого фантасмагорического Джона Сильвера, потерявшего в скитаниях верного попугая.

- Привет, Михалыч, - поздоровался я. – Что-то давно тебя не видно. Пристанище нашёл?

- Не нашёл, - поморщился одноногий. – Но к вам в больницу не пойду. Там ЭТОТ.

- Кто? – не понял я.

- Зэчара бывший.

- Федотыч что ли? Вы же друзья.

- Таких друзей, за ноги - и в музей, - в сердцах бросил Михалыч.

Хотел я его разговорить, но время поджимало, вот-вот должна была начаться планёрка. Вздохнул и побежал дальше. А Михалыч остался грустить.

Дня через два я встретил возле магазина ещё одного члена триумвирата. Бывший учитель Петрович сидел на скамейке, в двух шагах от газона, курил добытую сигарету и мрачновато поглядывал на меня.

- Петрович, сколько лет, сколько зим.

- Здорово, доктор.

- И тебя уже пару месяцев не видно. До лета ещё далеко. Когда ждать?

- Не пойду, - пробурчал Петрович.

- И ты туда же. То Михалыч истерит, то ты. У тебя что случилось?

- Да всё тоже. Сидят там оба эти товарища. Собачатся – смотреть противно. Не пойду.

- Ты подумай, Петрович. На следующей неделе заморозки обещают. А вон газон удобный. Иди, может, расти, а я карету вызову.

- Не пойду, - упрямо замотал головой бомж. – Нехорошо мне там. Негатив кругом. Слово им не скажи – мигом обматерят. Я уж лучше тут.

И он спрятал нос в потёртый воротник из искусственного меха.

Троица не появлялась в приёмном до лета. Кое-как перетерпели самый трудный для бомжей осенне-зимний период, встретили весну. Петрович пару раз появился на задворках пищеблока, получив от сердобольной тёти Вали миску борща. Но в отделение ложиться категорически не хотел. Несмотря на то, что ему торжественно обещали, что никого из его «товарищей» в больнице нет. Михалыча я ещё раз встретил на остановке. Он стрелял у прохожих сигарету и с воодушевлением рассказывал, что через месяц собирается податься на юга, через украинскую границу, к тёплому Чёрному морю.

А в конце апреля ночной покой приёмного взорвался, как китайская хлопушка. Примерно в три часа во дворе одновременно затормозили две скорые. Из первой с матюками и воплями выбрались несколько прилично одетых, но изрядно потрёпанных гражданина в состоянии нелёгкого алкогольного опьянения. Из второй – наша благоухающая троица, тоже в весьма плачевном виде. «Приличные», капая кровью на безнадёжно испорченные белые рубашки, порывались бомжей побить. Те огрызались, плотно держа оборону. Встревать в драку санитарам приёмного было не с руки, поэтому вызвали ближайший наряд ППС. Он-то и развёл буянов по разным углам отделения.

История битвы была достойна Ипатьевской летописи. Пути бойцов сошлись в одном из самых популярных заведений города, ресторане «Белая Русь». «Приличные» пациенты отмечали там свой корпоратив, а Михалыч по опыту знавший, что нетрезвые люди щедры на подачки, ошивался неподалёку. Тут же, притянутые огнями и музыкой корпоратива, ожидали своей доли Петрович с Федотычем. Друг на друга бывшие товарищи старались не смотреть и двигались параллельными маршрутами, не пересекаясь.

Около двух часов ночи группа отдыхающих вышла на улицу покурить и тут, на свою беду, Михалыч подошёл к ним, чтобы поклянчить сигарету или пару рюмок того, что они за столом пили. Зная его, я уверен, что просил бомж максимально вежливо, велеречиво, с креативом. Ибо не раз наблюдал его сценические выступления. Но отдыхающим его обращение не понравилось и они, вместо того, чтоб просто послать люмпена подальше, начали его бить. Скорее всего у кого-то после лишней рюмки чесались кулаки, а завязывать драку с коллегами и друзьями не хотелось. А тут – практически беззащитная жертва. Ещё и убежать не может, ибо инвалид.

Михалыч стоически вынес несколько ударов, лишь прикрывая руками голову. А потом, таки не выдержал и после сильнейшего хука, упал на грязный асфальт. Его принялись бить ногами. Михалыч уже смирился, скорчился, когда приличные люди устанут. Но в этот миг из темноты с нечленораздельным воплем выскочил Федотыч, вооружённый неизвестно где подобранной арматурой. В арьергарде бывшего сидельца, как и положено интеллигенции, держался Петрович, добывший кусок гнилой доски, украшенной страшными ржавыми гвоздями.

Положение мигом поменялось. «Приличные», осыпаемые ударами с двух сторон, начали отступать к крыльцу ресторана. Михалыч, наоборот, поднялся и присоединился к товарищам, пиная обидчиков увесистым протезом. Вместе они загнали отдыхающих в ресторан, но на границе благоразумно остановились, ибо наблюдавший за свалкой равнодушный вышибала, отбросил в сторону окурок и грозно посмотрел на бомжей.

- Вась, ну ты видел? Они ж сами! – крикнул охраннику Федотыч.

- Видел, - пробасил в ответ вышибала. – Но работа есть работа.

Бомжи удовлетворились местью и собирались было ретироваться, но тут к входу в ресторан подкатили сразу две «Скорые». Их вызвали испуганные девушки из сопровождения отдыхающих. Без дальнейших разговоров обе стороны конфликта были упакованы в «буханки» с красными крестами. Причём «приличные» шли охотно, демонстрируя каждому встречному страшные раны от арматуры и гвоздей. Им пообещали по три укола от столбняка, и пострадавшие немного успокоились. Бомжи ехать не хотели, но расквашенная физиономия Михалыча пугала фельдшера, и он настоял на транспортировке.

Именно так вся эта компания оказалась у нас в приёмном.

Были крики, взаимные обвинения, заявления в милицию. Были попытки подкупа со стороны «приличных» и обещанные уколы от столбняка. Федотыч от госпитализации гордо отказался и ушёл в рассвет с заклеенной пластырем физиономией, поддерживаемый с двух сторон покачивающимися товарищами.

А через неделю Михалыч был привезён к нам в отделение. Нетрезвый и весёлый он рос на газоне и с радостью отдался в руки скоряков.

- Наши тут? – с порога спросил он.

- Петровича ещё вчера привезли, - ответила ему тётя Валя. – А Федотыча ещё не видела.

- Прие-е-едет, - довольно улыбнулся щербатым ртом бомж. – Узнает, что я здесь и приедет.

И мы облегчённо вздохнули. Три товарища помирились.

Рассказ из книги "Седьмой пациент". Автор - Павел Гушинец (DoktorLobanov)

Ещё больше историй, рассказов интересных фактов и мероприятий в группе автора в ВК https://vk.com/public139245478

Книги автора можно приобрести по ссылкам в профиле

И таки пора реанимировать Телеграмм-канал, а то что-то я его совсем запустил https://t.me/PavelGushinec_DoktorLobanov

Три товарища Медицина, 90-е, Бомж, Больница, Длиннопост
Показать полностью 1
Автор DoktorLobanov

Юность в подъезде или когда-то я был гопником

На дворе стоял 1995 год.  Я носил причёску под бокс, спортивные штаны Адибас с рынка, черные классические туфли и белые носки. Если бы я сейчас встретил на улице такого красавца, то, наверное, рассмеялся бы. А тогда – ничего, мода такая в нашем городке.

Башню мне сорвало всего полгода назад. До этого я тусовался с неформалами, любил чёрные майки с непонятными надписями, тяжёлую музыку, отращивал волосы до плеч. Воевал в рыцарском ордене нашего города, даже успел поучаствовать в штурме потешной крепостцы.

В одну неделю что-то перевернулось. «Металлика» и «Си-Диси» перестали нравиться, волосы я оставил в ближайшей парикмахерской. Посидел пару вечеров дома – скучно. Бабушка по телеку смотрит какую-то муть, а когда начинаются нормальные фильмы на местном кабельном – тут же выключает. Мол, там кровищща и разврат. Зачем тогда кабельное подключили и каждый месяц за него платим?

К исходу третьего дня я совсем извёлся, вышел на улицу и отправился искать себе компанию. У соседнего дома на спинках скамейки сидели парни из моей школы – Лёшка и Игорь.

- О, Пашка, здорово! Ты куда?

- Да так, шляюсь.

- Курить есть?

- Я же не курю.

- А-а, точно. Ты ж спортсмен. Тогда расскажи чего.

Я присел на спинку скамейки рядом с ними. И остался. Потом подошли Светка с Алесей, Толик, Малой. А за ними – остальная компашка. Посидели, поболтали.

На следующий вечер я опять пошёл. Бабушка заволновалась:

- Что-то от тебя сигаретами пахнет. Ты не куришь?

- Да ты чего, баб? Я в лифте ехал, там какой-то мужик накурил. Вот запах и впитался.

Какой лифт, у меня же первый этаж! Но бабушка поверила. Или сделала вид, что поверила.

Через неделю я был на скамейке как свой. Знал все приколы, всю историю отношений. Компания расступилась, чтобы принять меня в свои ряды. И сомкнулась снова. А длинные волосы, черные майки и «Металлика» остались где-то снаружи.  

Интернета тогда особо не было, поэтому мы собирались на скамейках, а когда становилось холодно - в подъездах между вторым и третьим этажом (между первым и вторым был люк мусоропровода – воняло, да и жильцы с ведрами помоев могли нагрянуть). Сидели, пили пиво или недорогое плодово-ягодное вино, а если удавалось достать, то и чего покрепче. Неумело тискали девчонок.

Будущее виделось простым и безоблачным. После школы на выбор два училища. Если повезёт, то 89-е, от нефтехимического завода. Если не повезёт – 28-е от строителей. Были сумасшедшие вроде меня, которые планировали попасть в другие учебки, в военную Академию, к примеру, но это скорее исключение. Училища – кузница кадров нашего города.

Отцы моих приятелей тоже заканчивали одно из училищ и трудились в той или иной сфере. «Заколачивали» неплохие деньги и другого будущего своим потомкам не желали. Лет двадцать назад они были такими же гопниками, только с уклоном в комсомол и марксизм-ленинизм. Поэтому не видели ничего плохого в наших посиделках. Ещё и денег на сигареты подкидывали.

И их отцы, наверное, тоже так сидели. Хотя нет. Их отцы строили этот город, этот завод и эти подъезды. И детей стругали, чтоб было кому в этих подъездах сидеть.

Подъезд – это отдельная тема. Это крыша над головой, теплая батарея под задницей. Это сухо, когда на улице дождь или снег. Это место, в котором нельзя плеваться под ноги, сорить семечками, потому что если жильцы разозлятся – то выгонят нафиг и ищи тогда новое пристанище.

Ещё он должен располагаться близко от места жительства каждого участника компании. И путь к нему не должен проходить через территории враждебных групп. Целая наука.  Подъезд искали долго. Оседали в нем крепко. Притаскивали какую-то сломанную мебель, даже коврики. Меняли место неохотно. Только в экстренных случаях.

Бесились как-то в этом самом подъезде. Подростки, энергии много, девать некуда, ещё и пиво ударило по мозгам неокрепшим. Толика обуяла страсть, и он носился за Светкой с недвусмысленными намерениями. Светка с визгом и хохотом убегала. Носились минут пять, наступая всем на ноги и толкаясь. Толик, неуклюжий идиот, повернулся как-то не так, взмахнул рукой, пытаясь ухватить Светку за высветленные космы, и выбил локтем стекло. Ну вот где мозг у человека?  Мы потом в этот обжитый подъезд месяц не показывались. А там так удобно было – большая батарея у стены, можно и посидеть, и пятую точку погреть, если за окном холодрыга.

Скитались из-за Толика и Светки по углам чужим, по серым подворотням, да неуютным подвалам. Потом набрались храбрости и пришли «домой». Бли-ин. От стекла даже осколков не осталось. В дыру ветер задувает, подоконник весь мокрый.

- Видишь, что ты натворил, - ворчит на Толика Игорь. – Башкой бы тебя в это окно.

Только уселись, только пиво открыли  - открывается дверь на втором этаже. Выскакивает мужик – хвать Лёшку за шиворот. Остальные врассыпную.

Мужик спрашивает:

- Вы стекло выбили?

- Что вы, дяденька! – Лешка включает жалобный режим. – Это не мы! Нас тут вообще не было.

- Да как же не было – вы тут раньше каждый вечер заседали, а как стекло полетело – вас и след простыл!

Потрепал Лёшку для виду, потом вытащил из коридора лист фанеры и заставил вставлять вместо стекла.  Мы в этот подъезд больше не совались. А Лёшка дождался вечера и собственноручно прибитую фанеру выломал. Раскрошил на мелкие куски. Просто так, из анархистских побуждений.

Мы были гопниками. Не совсем классическими, потому что привычного «гоп-стопа» с вечными вопросами: «мелочь есть? А если найду?» не практиковали. Лёшка с Толиком практиковали, но только когда на пиво не хватало и в отрыве от общего коллектива.  А чтоб массово, да постоянно – нет, это не к нам.

В остальном образы были идеальными. Короткие стрижки, в кассетнике – попса вперемежку с блатняком. Пиво, ленивые разговоры ни о чём. Летом и весной – «квадрат» во дворе, зимой – карты. Песни вполголоса. Но это так, после третьей бутылки пива.

***

Лешка выучил три аккорда и изгалялся на раздолбанной, не знавшей настройки гитаре.

- Витька любит сало, дайте ему сало…

Гениальная песня собственного сочинения. Всего две строки, но сколько души. Я потом по радио слушал хиты, так в них иногда было меньше смысла. И главное, можно подобрать под любого слушателя.

- Пашка любит сало, дайте ему сало, - это он лично мне спел. Душевно.

***

В период тотального дефицита сахара, бабушка где-то достала целый мешок сахарозаменителя для диабетиков. Белые колючие шары. Твёрдые – зубы сломаешь. И на вкус – гадость редкая.

Целый год мы с этими шариками пили чай, грызли вместо конфет. Я ненавидел привкус этого сахарозаменителя, но не мог оторваться, как от семечек. Бабушка расфасовала мешок по разнокалиберным полиэтиленовым мешочкам, мешочки эти рвались и шарики рассыпались по полу и шкафчикам. Они валялись по всем буфетам и  полкам, прокрадывались в холодильник, находились в посуде и духовке. Годы спустя они ещё попадались в бабушкиной квартире в самых неожиданных местах. Последний я выкинул, когда делал капитальный ремонт. С обдиранием обоев, выламыванием плинтусов, заменой пола.

А через год нашёл белый колючий шарик в батарее. Когда я красил эту батарею – никакого шарика там не было.

Так вот я эти шарики таскал в карманах, приносил их в подъезд. Грызли их всей толпой. Плевались, а грызли. Потом родители Толика привезли с деревни огромный мешок семечек и нас отпустило.

***

Вечный круговорот отношений. Сегодня Светка с Игорем. Назавтра они поругались из-за того, что она выцыганила последнюю сигарету, не оставила Игорю даже затяжки. Поорали друг на друга – Светка ушла к Лёшке. Вечером Игорь с Лёшкой подрались. Светка обозвала всех придурками и ушла домой, уроки делать.

На следующий день явилась и не может определиться, вернулась она к Игорю или уже с Лёшкой мутит. А парни страдают,  стараются на неё не смотреть, мрачно затягиваются сигаретами.

Был бы среди нас какой-нибудь Шекспир, замутил бы историю почище «Ромео и Джульетты». Лёшка, к примеру, сочиняет отличные байки. Просто на ходу выдаёт такое, что не знаешь – верить ли или заранее ржать начинать. Он бы смог. Но писать не любит. В слове из трех букв сделает четыре ошибки, по русскому – стабильное «два» в четверти. Некому увековечить историю Светки и её поклонников.

***

А ещё в нашем дворе жили две сестрицы Катя и Маша. Катя была старшая, ей к тому времени натикало лет 17-18, Маше едва исполнилось  15. Естественно, Катя считала себя намного старше, мудрее, ну и всячески Машу гоняла. Особенно в амурных делах. А ещё у Кати была подружка-врагиня Ленка. Как это принято у девушек, в глаза они чуть не целовались, а за спиной Катя Ленку осуждала. Осуждала за связь со взрослым тридцатилетним мужчиной.

- Представляете, - с возмущением рассказывала она нам. – Сидим мы на кухне, на гитаре играем. А этот заходит: «Что играете? Окуджаву?» Представляете? Окуджаву? Да он динозавр! Человек другого поколения! Что она с таким старпёром делать будет?

Мы киваем. Катька для нас – вообще авторитет. Она школу бросила, и швейное училище бросила. Торгует сейчас на рынке колготками. Зарабатывает прилично. Жизнь удалась.

***

Город делился на районы. В каждом районе своя молодёжная банда. Не то, что мы, эти числились настоящими гопниками. С общаком и жизнью по понятиям. Наш двор – на тревожной пограничной территории. Между «шараями» и «барбосами». Спорные кварталы, пустынный участок постоянных стычек. Рейнджеры, кактусы и перекати-поле. А мы то ли в виде сторонних наблюдателей – индейцев, то ли в виде падальщиков-койотов.

Дом наш примыкал к задней стенке кинотеатра «Минск» - извечного места дискотек «барбосов». Так что мы вроде числились барбосовскими. Гопники из «старшей» банды иногда удостаивали разговором. Стреляли сигареты и делились произведениями устного народного творчества. На Диком Западе рассказывали о Поле Баньяне и Всаднике без головы. У нас во дворе рассказывали о Воване – Первом Барбосе. Я потом искал истории об этом человеке в Интернете. Не нашёл. Жаль, красивые были байки.

Шараи тоже иногда заглядывали, но относились враждебно. Могли и по шее дать. Поэтому их тут не любили. Но были и те, кого не любили ещё больше. Дети кавказцев с рынка. Их набралось не то чтобы много, но они отличались какой-то организованностью. Если цепляли одного – мигом прибегали все остальные. А ещё они массово тренировались в местном бойцовском клубе.

Приходит как-то вечером в подъезд Толик. Задумчивый такой. Лицо такое странное. Толик – задумчивый? Такого отродясь не было.

- Чего ты? – спрашиваем.

- Есть такое слово – дилемма, - бормочет Толик.

- Ну ты дал! Умничаешь?

- Я другого термина не подобрал. Иду я сейчас мимо рынка, а там два малых хачика лупят Ваську-шарая. С одной стороны – их двое, да ещё хачи и вообще не наши. Надо вроде как помочь. С другой стороны – он у меня неделю назад мелочь на пиво у магазина отжал. И мне как-то радостно, что ему достаётся. Бабки вокруг ещё разорались: «Помоги мальчику! Что ты стоишь?!»

- А ты?

- А я выбрать не могу, кому из «мальчиков» моя помощь нужнее. Без меня хачи Ваську сильно не отпинают – здоровый больно. Да и он с двумя не справится. Разойдутся при своих. Так и ушёл я в задумчивости.

***

И ещё о философии. Сидели как-то, пиво на скамейке пили. Мимо бежит мужик в трусах. Серьёзный такой, дышит равномерно. Спортсмен, короче.

А Толик опять в состоянии прострации. Смотрит в пустоту, в Вечность.

Я говорю:

- Вот смотри, мы тут бухаем, а человек здоровье бережёт. Бегает.

- Человек, - задумчиво бормочет Толик. – Человек. Человек-паук.

И делает большой глоток из бутылки. Что они тогда в пиво подмешивали?

***

Не знаю, чем бы кончились мои посиделки на скамейках и по подъездам. Годам к семнадцати некоторые из моих соплеменников уже щеголяли судимостями, попадали в разные истории. Отца у меня не было – мозги вправить некому.

Но тут из армии пришёл сосед Мишка.

По молодости и глупости бегал Мишка на разборки с соседним районом. Толпа на толпу. «Барбосы» на «шараёв». Был он спортивный, тренированный, злой, но отхватывал не раз. Приходил домой в синяках, с разбитым носом, рубашка-майка в крови, своей и чужой. Потом изменился очень. Ушёл из старой своей компании, за ум взялся. А после армии это уже совсем другой человек был. Вот и стал он меня как-то вытягивать.

Приходят к примеру, ко мне Толик с Лёхой:

- Пошли пиво пить.

А тут Мишка из двери, как чертик из табакерки.

- Не, пацаны. Ему в Академию поступать. Мы сегодня решили на турники вечером сходить. А после пива – какие турники.

И идём вместо подъезда подтягиваться. Раз, другой. Он мне историй всяких расскажет. Про армию, про жизнь в старшей банде, про то, как там вообще несладко, и законы волчьи. Потихоньку мозги вправлял. Меня и отпустило.  

Последняя моя гастроль была летом перед выпускным классом. Завалились в гости Толик с Лёхой, Малой и Светка. Светка в юбке по самое «нихочу», у пацанов  - пакет, в котором что-то заманчиво позвякивает.

- Пошли, погуляем.

- Да лень чего-то.

- Пошли,  на стадион кенты какие-то приехали. Песни петь будут.

- У меня денег нет.

- Так вроде бесплатно. Сядем, как люди, пива попьём. Послушаем, что петь будут. Пошли, лето же.

Согласился. Пока шли, Толик пакет нести устал. Мы сели на скамейку на полдороги и весь пакет без закуски прямо там уговорили. До стадиона так и не добрались. А жаль, концерт, говорят, ничего получился. Уже в сумерках, я со скамейки поднялся, на неверных ногах шагнул в сторону. Светка сосалась с Лешкой, поэтому они ничего не заметили. Один Толик поднял голову.

- Домой?

- Ага. Пойду. Холодно чего-то.

- Иди. Увидимся завтра.

И я поковылял в сторону своего дома.

Лет через пять, уже одолев четвёртый курс медицинского университета, я приехал в родной город и  вечером пришёл в наш подъезд. Лёшка отрастил пузо и второй подбородок, Коля сходил в армию и добавил к своим байкам несколько историй. Светка забеременела, выскочила замуж. Малой уехал. В компании прибавилось несколько новых лиц. Но разговоры были о том же. Кто сколько выпил, кому потом было плохо, а кто может бутылку из горла – и хоть бы хны. Среди барбосов и шараев произошёл очередной передел территории, но их разборки надоели местному начальнику милиции, поэтому многих повязали. Бандам нанесли непоправимый урон, и они медленно отходили в легенду.

Я посидел немного, мне стало скучно, и я ушёл.

А группа, на выступление которой мы тогда так и не попали, называлась «Ляпис Трубецкой».

Рассказ из книги "Пора в отпуск". Автор - Павел Гушинец (DoktorLobanov)

Ещё больше историй, рассказов интересных фактов и мероприятий в группе автора в ВК https://vk.com/public139245478

И таки пора реанимировать Телеграмм-канал, а то что-то я его совсем запустил https://t.me/PavelGushinec_DoktorLobanov

Юность в подъезде или когда-то я был гопником Гопники, Подъезд, 90-е, Длиннопост
Показать полностью 1
Автор DoktorLobanov
Серия Что хотел сказать автор

Литературные новости

Добрый день, уважаемые читатели.

Российское издательство "Крафтовая литература" выпустила дополнительные тиражи пятого и шестого сборника медицинской серии "Палата номер пять" и "Шесть часов утра", созданный в соавторстве с @MamaLada,

Их можно будет приобрести на стендах издательства на следующих мероприятиях:

14-15 октября - книжная ярмарка Rassvet Book Fair , Москва
19-22 октября - фестиваль иллюстрации Морс, Москва
10-12 ноября - II Книжная волна, Волгоград
18-19 ноября - Фестиваль "Тау", Казань
30 ноября - 3 декабря - ярмарка НонФикшн, Москва
9-10 декабря - PRO книги и уют, Калуга
8-11 февраля - Самарская книжная ярмарка, Самара

Литературные новости Картинка с текстом, Ярмарка, Новинки, Длиннопост
Литературные новости Картинка с текстом, Ярмарка, Новинки, Длиннопост

Там же появится сборник, состоящий из рассказов разных авторов из серии "Юмор лечит". Тут мы поучаствовали совместно с @AlexandrRayn.

Литературные новости Картинка с текстом, Ярмарка, Новинки, Длиннопост

И, наконец, главная новость. Подготовительная работа над третьим сборником военной серии закончена. Принято рабочее название "Звезда над сердцем", рукопись сдана в белорусское издательство "Четыре четверти" и уже прошла предварительную редактуру и корректуру. Ориентировочные сроки выхода сборника - конец ноября-начало декабря 2023. Чуть позже книги появятся в магазинах, Вайлдбериз, Oz.by и прочих. Появление электронной версии на Литресе обсуждается.

Фотографии для сборника нашёл

Литературные новости Картинка с текстом, Ярмарка, Новинки, Длиннопост
Литературные новости Картинка с текстом, Ярмарка, Новинки, Длиннопост
Литературные новости Картинка с текстом, Ярмарка, Новинки, Длиннопост
Показать полностью 6

Трендовые смартфоны — тут

Перейти

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи

Кажется, что смартфоны замерли в развитии: как были «коробочками с экранами», так и остались. Но это не совсем так: изменения за последние 3–4 года, может, и не суперглобальные, но очень полезные и крутые. Рассказываем про главные мобильные тренды современности.

Если вы планируете обновить смартфон, сделайте это на Мегамаркете! Там всегда много предложений от разных продавцов, есть отзывы с живыми фото от реальных покупателей, а еще удобный фильтр, который поможет быстро найти тот самый смартфон. Промокод печенька даст вам скидку в 3 000 ₽ при покупке от 10 000 ₽. Акция действует до 29 февраля, все подробности тут.

Складной экран

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Если вам больше 25, то вы, скорее всего, застали эпоху так называемых «раскладушек» — телефонов, складывающихся пополам. Сенсорных экранов тогда еще не было, зато была физическая клавиатура с механическими цифрами-кнопками. И такой формат многим зашел: в сложенном состоянии телефон занимал в два раза меньше места. Да и чисто эстетически откидывать-закрывать крышку было ой как приятно. Самая известная раскладушка тех времен — Motorola Razr. Настоящий хит.

Но потом iPhone с емкостным тачскрином устроил революцию, и телефоны превратились в смартфоны: прямоугольники с большим дисплеем почти на всю переднюю панель. «Раскладушки» не могли составить им конкуренцию и быстро растеряли популярность, как и устройства других форматов (помните, например, Nokia 3250 с поворотной камерой?).

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Nokia 3250

И вот, спустя десятилетие с небольшим, на рынке опять появились раскладные смартфоны. Все благодаря OLED-матрицам, очень-очень тонким и, главное, гибким. Так что сегодня «раскладушки» складываются прямо посередине дисплея.

Одними из первых такой формат стали развивать в Samsung. Осенью прошлого года компания выпустила пятое поколение в линейке Galaxy Z Fold — Z Fold5. И это уже не просто штука, чтобы понтануться перед друзьями, а полноценный флагман.

В сложенном состоянии Z Fold5 — смартфон с диагональю экрана в 6.2 дюйма. Правда, дисплей тут куда более «вытянутый», чем обычно: все из-за соотношения сторон 23:9. Придется привыкать, хотя листать ленту в условном Telegram кому-то будет даже удобнее. Экран топовый: Super AMOLED, 120 Гц, поддержка HDR+, ОЧЕНЬ высокая яркость в 1750 нит. Но по-настоящему достоинства экрана раскрываются в разложенном виде — режиме планшета. В нем дисплей увеличивается до 7.6 дюймов (для сравнения, у iPad mini экран на 8.3 дюйма). Добавьте сюда поддержку стилуса, мультиоконность с функцией drag’n’drop (это когда можно перетягивать файлы и контент из одной программы в другую одним простым движением) и получите очень универсальное устройство.

Другой формат современных раскладушек удачно вернула на рынок та самая Motorola, воскресив серию Razr. Название осталось прежним, да и формат похож: новая Motorola Razr тоже складывается пополам.

Но теперь у нее есть небольшой дополнительный дисплей на крышке, который показывает время, уведомления и другую полезную информацию. Это классный вариант для тех, кто ищет компактный (а еще очень красивый!) смартфон, но не хочет отказываться от прелестей большого экрана.

Так что раскладные смартфоны — это еще не стандарт, но уже вполне себе тренд. Даже весьма осторожная (по меркам других производителей) Google выпустила свой вариант: Google Pixel Fold. Как и Galaxy Z Fold5, в разложенном виде этот смартфон превращается в планшет с диагональю в 7.6 дюймов. Главные достоинства «Пикселя» — высокое качество дисплея, топовые камеры, «чистый» Android без надстроек и многолетняя поддержка обновлениями.

Дисплеи на 90 и 120 герц

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Стандарт для любого смартфона, претендующего на эпитеты «современный» и «крутой». И это хорошо: технология реально стоящая.

Частота развертки — это параметр, который отвечает за то, сколько кадров в секунду способен отобразить дисплей. Измеряется он в герцах: 60 Гц — 60 обновлений (и, соответственно, 60 к/сек), 90 Гц — 90 обновлений, 120 — 120 и так далее. Чем больше кадров в секунду мы видим, тем более плавным нам кажется изображение. Вот почему геймеры так любят мониторы на 144 Гц и выше: картинка на них ощущается и выглядит очень живой и натуральной. С экранами смартфонов все то же самое: больше Гц — плавнее анимации и игры.

Сейчас дисплеи на 90 или 120 Гц стоят в любом флагмане. Так что тренд скорее в том, что ими стали оснащать даже бюджетные модели. Вот, например, Xiaomi Redmi Note 12 — очень удачный вариант по соотношению цена/качество. За плюс-минус 20 000 ₽ вы получите Android-смартфон с шустрым процессором и большим AMOLED-экраном на 120 Гц. А еще — поддержку двух симок, три неплохих камеры, большой аккумулятор и функцию быстрой зарядки.

Ближайший конкурент — Tecno CAMON 20 Pro: тоже AMOLED, тоже 120 Гц, три камеры, такой же по объемам аккумулятор и сопоставимый процессор.

А вот если говорить об iPhone, то 120 Гц есть только в версиях Pro и Pro Max. И это веская причина выбрать именно iPhone 15 Pro вместо iPhone 15. А еще у «прошки» есть дополнительная камера с трехкратным оптическим зумом и более мощный процессор.

5G

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

5G — самый современный и быстрый стандарт беспроводной связи. Вообще, нужен он скорее для того, чтобы толкнуть вперед «интернет вещей» — экосистемы умных устройств. Но и владельцам смартфонов от поддержки этой технологии одни плюсы: быстрее интернет (ЗНАЧИТЕЛЬНО быстрее: фильм в 720p можно скачать за несколько секунд), ниже пинг (здравствуй, облачный гейминг!) и выше пропускная способность сетей. Последняя позволит вам дозвониться до кого угодно и когда угодно даже в самой многолюдной локации: интернета хватит на всех. Так что переход на 5G всего мира — это лишь вопрос времени.

В России 5G активно тестируется и внедряется. Так что к переходу уже можно готовиться. Тем более, что на рынке есть масса недорогих смартфонов с поддержкой этой технологии.

Самый доступный из них — Umiio A96: он стоит около 8 000 ₽. Это обычная «рабочая лошадка»: AMOLED-экран с qHD+-разрешением (это даже больше, чем 1080p!), несколько камер, простая и понятная «оболочка» Android. Из минусов — слабенький и греющийся процессор и не очень высокое время автономной работы. Но при такой-то цене...

Samsung Galaxy A14 — это вариант чуть посерьезнее, но все еще с ценником до 15 000 ₽. За ним — известный и популярный бренд, дизайн, доставшийся в наследство от моделей покруче, неплохая производительность в популярных приложениях и длительное время автономной работы. Камеры, конечно, не флагманские, но и стоит смартфон совсем других денег.

Ну а в сегменте «до 30 000 ₽» стоит присмотреться к realme 10 Pro. Это уже смартфон почти без компромиссов: аккуратный безрамочный дизайн, 120-герцовый дисплей, весьма мощный процессор Snapdragon 695 и основная камера аж на 108 мегапикселей. Зачем столько — вопрос, но снимает 10 Pro прилично. А еще уверенно держит заряд аккумулятора.

Необычные материалы корпуса

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Сначала смартфоны делали в основном из пластика. Потом — из алюминия. Сейчас чаще всего из стекла. Скучно! Многие производители думают так же и экспериментируют с материалами. Вот, например, Tecno CAMON 20 Premier, Xiaomi 13T и Infinix Note 30 с задней крышкой из кожи!

И выглядит необычно, и тактильно куда приятнее того же стекла.

А вот Xiaomi 13 Pro из керамики. Это, кстати, самый навороченный смартфон Xiaomi: компания буквально засунула в него все-все имеющиеся технологии. 13 Pro — флагман с камерами Leica, очень приметным дизайном и мощнейшим процессором. Даже защита от воды есть!

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Еще для корпусов используют резину. Иногда из эстетических соображений: ее текстура необычно выглядит и ощущается в руках. Посмотрите на Huawei nova 11 Pro: скорее всего, он запомнится вам именно из-за яркой зеленой крышки. При этом смартфон примечателен не только внешним видом: по функциональности он вполне способен потягаться с флагманами.

А вот в Blackview BV 9300 резина выполняет защитную функцию: в корпусе ее столько, что смартфон не страшно уронить хоть на асфальт, хоть на плитку. Учитывая еще и гигантский по объемам аккумулятор, это устройство подойдет тем, кто любит экстремальные виды спорта и активный отдых с выездом на природу.

Много камер

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Сегодня даже три камеры в смартфоне — это почти стандарт. Чаще всего комплект такой: обычная с самым большим разрешением и лучшей светочувствительностью, широкоугольная или даже ультраширокоугольная и так называемый «телевик» с оптическим зумом. Но иногда встречаются варианты с оптикой для макросъемки, так что перед покупкой смартфона стоит подумать, что и как именно вы хотите снимать.

В этом контексте vivo V29 интересен тем, что третья камера у него отвечает за определение глубины кадра, поэтому портреты с эффектом боке (размытием фона) он делает лучше большинства конкурентов на рынке. А еще селфи-камера тут с подсветкой — такое встретишь очень нечасто. Ну и выглядит смартфон броско, как настоящий флагман.

Sony делает лучшие сенсоры для мобильных камер на рынке, они используются даже в iPhone и Google Pixel. Так что будет несправедливо не упомянуть в нашей подборке Xperia 5 III. Если вы любите крутить параметры камеры вручную, Xperia вас не разочарует: настроек тут больше, чем во многих смартфонах, от баланса белого до выдержки. Прибавьте к этому четырехкратный оптический зум и «ультраширик» — и вы получите устройство с очень функциональной камерой.

Ну и напоследок — смартфон, камера которого устроена по принципу «я просто нажал — и получилось круто». Это Samsung Galaxy S24 Ultra. Тут аж четыре камеры: основная на 200 МП, телевик с трехкратным оптическим зумом, еще один — с пятикратным (что? да!) и ультраширокий объектив на 12 МП. Все это работает точно, надежно и просто.Что еще нужно от камеры?

Если вам приглянулся какой-то смартфон из подборки, купить его можно на Мегамаркете! Только не забудьте про промокод печенька, который дает скидку в 3 000 ₽ при покупке от 10 000 ₽.

НАЙТИ СВОЙ СМАРТФОН

Реклама ООО «МАРКЕТПЛЕЙС» (агрегатор) (ОГРН: 1167746803180), юридический адрес: 105082, г. Москва, ул. Спартаковская площадь, д. 16/15, стр. 6

Показать полностью 6

Консультант

Сегодня я публикую не "моё". Этот рассказ написал @DoktorLobanov. На данный момент Павел забанен. Бывает. Но разве должны из-за этого скучать другие? Нет! Поэтому я, с позволения автора, размещу этот рассказ у себя. Уж очень он мне понравился. Веселилась от души.

Консультант Авторский рассказ, Медицина, Самолечение, Вредные советы, Интернет, Комментарии, Диагноз, Длиннопост, Юмор

Консультант

Рассказ из сборника "Седьмой пациент".

У гражданина Иванова на ноге появилось маленькое красное пятнышко. Когда оно точно появилось, Иванов сказать не мог, так как подобно большей части мужского населения планеты, принимая душ, намыливался только до середины бедра. Сверху. А подлое заболевание возникло в укромном месте, на самой середине икры.

Некоторое время Иванов, изогнувшись в позе недоступной для любителей Камасутры, рассматривал свои икры. Потом вооружился отобранным у жены зеркальцем и произвёл инструментальное обследование. Пятнышко ужасало. Его неровные края охватывали почти квадратный сантиметр кожи, на некотором отдалении от основного массива красноты, располагался дочерний метастаз.

Иванов, как подобает каждому взрослому женатому мужчине, бросился с воплями и рыданиями к жене, но благоверная проявила поразительное равнодушие.

- Ну пятно и пятно. Чешется?

- К-кажется нет, - заикаясь от ужаса приближающейся смерти, прошептал Иванов.

- Помажь кремом, - жена бросила в супруга каким-то наполовину использованным тюбиком и принялась собираться на работу.

Иванов помазал, щедро нанося толстый слой крема на икру, пятку, середину бедра и брюки. Тюбик окончательно опустел. Пятно начало чесаться. Иванов хотел снова поступить как взрослый мужчина, то есть позвонить маме, но ему вдруг стало стыдно, и он позвонил бабушке. Бабушка в двухчасовом монологе поздравила его с Новым годом, Пасхой и днём трудящихся, а потом методично перебирала все детские заболевания Иванова, начиная со свинки в ясельной группе и заканчивая первыми признаками гипертонии, когда Иванову перевалило за сорок. Красное пятно на ноге в многолетнем наблюдении за пациентом не фигурировало. Разыгравшийся после роддома диатез в принципе под симптомы попадал, но рецидив спустя сорок лет вызывал сомнения.

Иванов попрощался с бабушкой. Снова выслушал получасовые пожелания здоровья и долголетия, отлепил мокрое ухо от раскалённой трубки и выдохнул.

С пятнышком что-то нужно было делать.

Иванов создал пост на Пикабу, ЯПе, залез на несколько псевдомедицинских форумов и групп ВК. В считанные минуты ему поставили диагноз: системная красная волчанка, рубромикоз, четвёртая стадия онкологии, носки натирают, аппендицит, инфаркт и, естественно, тропическая гемангиома Мовсесяна. Причём большинство консультантов сходились почему-то именно на Мовсесяне. Видимо распространённая проблема.

«- Сдохни, тварь, - добродушно желал Иванову каждый второй комментатор.

«- Пост ни о чём. Отписка! – оповещали незнакомые люди, удивляя Иванова тем, что они, во-первых, никогда не были на него подписаны, а во-вторых, собирались подписываться после того, как Иванов в прошлом году во время очередного «бунда» запостил картиночку с корзиной носков.

«- Вот из-за таких как ты Пикабу скатился, - оповещали третьи.

«- Это всё американцы виноваты, заразили наш народ краснопятной лихорадкой через заброшенных тараканов-диверсантов, ещё и подъезды все испортили, - сообщали четвёртые.

Какие-то жалкие новореги с никами Doctor, Medik и Dermatolog призывали пойти в поликлинику и для начала показать пятно врачу, но это было не интересно и страшновато.

Иванов слегка приуныл, но тут на Пикабу нашлась светлая голова Ilusha2015, который чётко и обоснованно рассказал Иванову, что болячка его есть ничто иное, как папулёзный дерматит Боумена-Шумлянского.

Иванов радостно поставил комментатору «плюсики» во всех постах. Посты были грамотные, на медицинские темы. А то, что под этими постами периодически появлялись какие-то врачи и советовали автору не нести антинаучную ересь, только добавляло топикстартеру популярности.

При этом Ilusha2015 честно признавал, что медицинского образования не имеет. Мол, пустое всё это. В современных медвузах учат только обманывать пациентов. Зато у него жена врач и сам он ежедневно почитывает медицинские форумы. Недавно, вон, сам себе насморк вылечил без этих ваших врачей. А геморрой у него сам прошёл, достаточно было применить безбелковую диету Фущенко. А ведь подлые врачи его едва не залечили, уже к операции готовили.

Кроме того, у него племянник работает ветеринаром в одном из хозяйств. А это почти врач. Вы что, не знаете, что собаки, коровы и люди теплокровные, млекопитающие и все процессы в их организмах одинаково протекают?

От грамотных и взвешенных ответов собеседника Иванову сразу полегчало. Ilusha2015 посоветовал лечить папулёзный дерматит мазью «Котопёс», продающейся в любых ветеринарных аптеках.

- Почему в ветеринарных? – справедливо удивился Иванов.

На что ему напомнили, что коты тоже млекопитающие и теплокровные болеют теми же папулёзными дерматитами, что и люди. А на человеческие лекарства подлые фармкомпании накрутили цены, гребут деньги лопатой. В составе же «Котопёса» тот же кретаконазол толуолин, что и в человеческом лекарстве, а стоит он на 50% дешевле. Ну и что, что дозировка другая. Можно же побольше намазать.

Иванов рысцой побежал в ветаптеку, купил крем и щедро нанёс препарат на больное место. Вечером жена отказалась с ним спать в одной постели, ибо крем раздражающе пах мятой и после нанесения восьмого его слоя, Иванов стал соскальзывать с кровати на пол. Зато под окном всю ночь мелодично орали собравшиеся со всего района коты.

Утром пятно разрослось вдвое и выбросило ещё пять островков.

- Это отлично! – написал в комменте Ilusha2015. – Значит лекарство действует. Продолжай

наносить и в три дня всё пройдёт.

«- Выпей йаду, - вмешался в разговор кто-то из «школоты», косящей под олдфагов.

Иванов не стал обращать внимания на токсика и всего лишь через полчаса переписки позвал модератора, чтоб тот забанил совсем увлекшегося оппонента. Школоту наказали на две недели и Иванов ощутил удовлетворение от победы.

Страдая, Иванов позвонил на работу и сообщил, что берёт больничный. Наврал начальнику, что у него жутко заразное заболевание, от которого весь офис сляжет как минимум на неделю. Начальник напомнил, что через неделю сдавать квартальный отчёт и было бы неплохо, чтоб Иванов внёс свою лепту. Иванов обещал воскреснуть, подобно фениксу как максимум к среде и снова погрузился в мир интернет-медицины.

На следующий день пятно заняло всю поверхность икры и даже переползло на внутреннюю часть бедра. Заболевание медленно, но уверенно двигалось вверх, то есть к самому дорогому. Кроме того, начался неприятный и весьма чувствительный зуд.

- Дело принимает серьёзный оборот, - посочувствовал Ilusha2015. – Папулёзный дерматит Боумена-Шумлянского опасное заболевание и ведёт себя непредсказуемо. Я тут поискал в компетентных источниках и нашёл, что при хронизации заболевания принимают таблетки Декарис-форте.

- Но это кажется от глистов, - промямлил Иванов.

- Любой препарат производит комплексное воздействие, - парировал Ilusha2015 и в доказательство сбросил ссылку на исследования университета фармацевтики Каракаса и статью палестинского профессора Абу аль-Али ибн Ахмеда.

Иванов безоговорочно поверил, извинился и побежал в аптеку, где купил таблетки. Для верности принял сразу три штуки.

Наутро нога распухла, болела и красное пятно затронуло-таки нижние границы самого дорогого.

- Не искал бы ты приключений на это самое дорогое и пошёл бы к врачу, - сказала жена.

Но что для Иванова мнение супруги, несведущей в медицине, по сравнению с высочайшей квалификацией Ilusha2015. Страдающий привычно написал своему спасителю и выложил новый пост.

«- Иди к врачу! – вопили комментаторы.

«- Отрежь ногу бензопилой, - ласково советовали сочувствующие

«- Бензин подорожал, а он тут со своей ж…, - сетовали третьи.

«- При Сталине такого не было! Это всё загнивающее влияние Запада, - вещали четвёртые.

Пост про наползающее на самое дорогое красное пятно собрал на порядок больше плюсов чем про ногу. Видимо опасность для ж… вызывало больший отклик, чем проблемы с ногой.

Ilusha2015 почему-то молчал. И тогда Иванов проявил слабость. Намучившись за ночь, он решил для верности обратиться-таки к официальной медицине. Взял талончик в городскую поликлинику, стыдясь и озираясь по сторонам вошёл в двери учреждения здравоохранения. Длинные очереди старушек в кабинеты терапевта и кардиолога, ласковая перебранка из-за места у двери, запах спирта, лекарств и надежды. Плакаты, предупреждающие об опасности СПИДа и курения в постели. Поцарапанный, местами рваный линолеум и неубиваемый трёхметровый фикус, от которого ещё пятилетний Иванов когда-то отщипнул листочек.

Всего в третьем кабинете с табличкой «Аллерголог», куда его отфутболил дерматолог после

паса терапевта узнал свой диагноз.

- Аллергический дерматит, - убеждённо сказал врач и назначил мазь, таблетки и для верности какие-то витамины.

Иванов пошёл было в аптеку, но, на свою беду, решил для верности проконсультироваться с Ilusha2015. Была надежда, что тот объявился. Спаситель был на месте, в сети. Он чётко и убедительно рассказал ему, что врач из поликлиники – тупица и неуч, прогуливал лекции в своём универе. И вообще получает откат от фармацевтических монстров, поэтому и назначил бесполезное и дорогостоящее лечение в виде БАДов, гомеопатии и прочих фуфломицинов. И лично он Ilusha2015, стрелял бы таких врачей и отправлял в дальние края лечить белых медведей. Обрадованный и обнадёженный Иванов в аптеку не пошёл, а вместо этого принялся прогревать больное место лампочкой накаливания. Именно этот способ подсказал ему Ilusha2015, скинув ссылку на исследование индонезийского врача, профессора физиотерапевтической акупунктуры и гомеопатической гирудотерапии Тонг Ли Фуонга.

Наутро на том участке, который Иванов прогревал лампой, поднялся над кожей пугающий пузырь, наполненный мутной белесоватой жидкостью. Нога ныла и болела уже от пятки до бедра, температура поднялась до 38. Звонил начальник, грозил уволить нафиг. Кроме того, Иванов подглядел, как жена пролистывает на телефоне странички юридических сайтов с запросом: «наследство от умершего мужа».

Ilusha2015 посоветовал пузырь проколоть, продезинфицировать самой обычной магазинной водкой и забинтовать. В подтверждение кидал ссылки на труды известного хиропрактика с мировым именем Самюеля Эндирхауза. К сожалению, ссылки были сплошь на французском языке, Иванов толком ничего не понял, но картинки были впечатляющие. Особенно те, где именитый учёный фотографировался на фоне своей многометровой яхты.

Ночью у Иванова температура поднялась до 40, начался бред. Ногу выворачивало и дёргало, словно невидимый палач терзал её раскалёнными клещами. Иванов и рад был бы выдать палачу расположение засадного княжеского полка, но почему-то запамятовал сию важную информацию. Трясущимися пальцами Иванов пытался набрать сообщение Ilusha2015, но тот почему-то не отвечал. Пришлось вызывать скорую помощь.

- Чем лечились, пациент? – задал вопрос сонный скучающий врач приёмного отделения.

Иванов перечислил.

- Надо было делать смесь из попугайского помёта и крови нетопыря, - вздохнул врач.

- А что, помогает? – с надеждой спросил Иванов.

- Не помогает, - не стал обнадёживать его врач. – Но звучит прикольно.

И, пощупав Иванова за самое дорогое, вынес вердикт:

- Резать к такой-то матери!

Иванов принялся было кричать, бороться за свою ногу и не только ногу, но опытные санитары уже волокли его в процедурную и сдирали трусы. Угасающим сознанием, Иванов воззвал к Ilusha2015 и тот явился к нему в небесном сиянии.

- Нужно было распаренный картофель к ране прикладывать, - вздохнул пришелец. – Как рукой бы сняло.

После этого был сужающийся коридор со светом в конце. И тьма. И скрежет зубовный. И лязг металлических инструментов в эмалированном тазике.

Два дня спустя Иванову немного полегчало и он стал выползать из палаты, держась трясущимися руками за стенку и баюкая искромсанную безжалостными эскулапами ногу. К вечеру он даже рискнул спуститься в буфет на первом этаже, ибо жить на скудной больничной пайке, состоящей из жиденькой водянистой кашки и хлебной котлеты было невыносимо. Душа требовала ГМО и глютамата натрия.

Жена звонила, спрашивала, как дела. Узнала, что пациент жить будет и, кажется, даже немного расстроилась. Иванов умолял привезти ему еды. Жена обещала, но как-то неуверенно. Поэтому и пополз в буфет, превозмогая боль.

В буфете пахло пряниками, хлоркой и тушёной капустой. Под потолком, вокруг старой, пластиковой лампы, лениво крутилась вялая муха. В унисон мухе двигалась вялая буфетчица. Иванов стоял в небольшой очереди, потому как пропускать его никто не собирался.

- Все тут больные, не придумывай! – в ответ на его робкую просьбу рявкнула неохватная тётка в игривом розовом халате.

- Понахватают болячек в своих проститутошных, - поддержала её благообразная старушка с картонной иконой в кармане.

Иванов и перестал придумывать. Действительно, чего он тут. Вон, люди с инфарктами-инсультами стоят, а он со своей операцией на ноге. Кроме того, пред ним было всего четыре человека, можно и потерпеть.

Стоит себе и стоит, поглядывает на заиндевевшую витрину с твердокаменными чебуреками и потускневшими бутербродами в плёнке, слюни пускает. А прямо перед ним такой же несчастный стоит. Скрюченный, жалкий, измождённый. И в телефон пялится. Мозг Иванова возопил пуще желудка. Желудку не хватало глютамата, а мозгу – интернетовской жвачки, потому как свой телефон Иванов в палате забыл, а до буфета целых двадцать минут добирался. За экранчик телефона соседа Иванов зацепился, как утопающий за соломинку. Принялся читать прямо через плечо в поношенном больничном халате. О, знакомый сайт! Какая удача! Картинки с котиками, парочка баянов, политота. Сосед комментит и тут Иванов понимает, что стоит перед ним по странной игре судьбы, его консультант и покровитель в мире медицины и болезней, сам Ilusha2015 собственной персоной. Вот это встреча. Но надо же как-то обозначить себя, поприветствовать товарища. Пока Иванов раздумывал Ilusha2015 пластиковый стаканчик с кипятком взял и к столику отошёл. Иванов, не выпуская его из поля зрения, купил у вялой буфетчицы твердокаменный чебурек. Продукт питания перед употреблением закинули в микроволновку, но работала она так чудесно, что сверху чебурек обжигал пальцы, а в глубине его притаился холод, которому позавидовало бы сердце Снежной Королевы.

Порхнул к столику. Заботливо отодвинул стул указал на него Ilusha2015, который отчего-то стоял рядом и грустно смотрел в окно.

- Присаживайтесь, - предложил Иванов.

- Я лучше постою, - скривился Ilusha2015.

- Мы с вами в некотором роде знакомы, - смутился Иванов.

- Не припомню, - нахмурился собеседник.

- На сайте. NagibatorIvanko. Вы меня консультировали.

- Напомните диагноз, - с недовольным видом корифея медицины произнёс Ilusha2015. – Много вас таких у меня. Не помню каждого, кого консультировал.

- Красное пятно у меня на ноге было.

- А-а, точно. Ну как, помогло?

- Не то, чтобы совсем не помогло, - замялся Иванов. – Но как-то осложнение пошло и воспалилось там всё.

- Лампой грели?

- Конечно.

- И пузырь прокололи?

- Как вы и советовали.

- Ну тогда не знаю. Наверное, вы что-то не так в моих рекомендациях поняли. Если бы всё по моим советам исполняли, то в три дня ваше красное пятно исчезло бы.

Иванов виновато склонил голову. Ему было стыдно перед светилом медицины.

- А как же вас в больницу-то занесло? – он решил сгладить неловкость и перевести разговор на другое.

- Ну-у, то да сё, - замялся консультант.

Иванов сложил два и два.

- Геморрой?

Ilusha2015 снова сморщился, как будто разом проглотил половину лимона.

- Я его уже и тёплой картофелиной, и свежим огурцом по методике профессора московского университета уринотерапии Сидорцева. И дыхательные упражнения делал, и жидкой пищей организм мучил. А эта гадость всё равно вылезла. Вчера, вон, оперировали.

- Успешно? – с сочувствием спросил Иванов.

- Нормально.

Ilusha2015 резко, обжигаясь и шипя, допил содержимое своего стаканчика.

- Пора мне. Там на сайте какого-то бедолагу врачи залечивают от лихорадочного абсцесса ахиллова сухожилия. Но я-то знаю, что у него просто подвывих пяточной кости. Я недавно читал исследование пакистанского профессора Джафара Машери на эту тему. Уж разбираюсь. Надо спасать.

Иванов проводил консультанта восхищённым взглядом. Какой человек, себя не жалеет. У самого выхода Ilusha2015 остановился и произнёс:

- А всё равно они тут все неучи и им лишь бы пациентов на бабки развести. Наберут в университеты блатных и платников, потом страдают.

И поковылял к себе в проктологию, стараясь при ходьбе лишний раз не шевелить пятой точкой.

ПС. Почти все диагнозы, имена учёных и названия научных трудов являются выдумкой автора.

Любые совпадение не случайны, все претензии принимает мой адвокат.

Автор рассказа Павел Гушинец, он же - @DoktorLobanov

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!