Автор DoktorLobanov

Тёмная сторона (продолжение)

Продолжение цикла рассказов из практики судебно-медицинского эксперта

Ссылка на предыдущую часть

Тёмная сторона (продолжение)

Чистосердечное признание

Несколько лет назад на одной из сельских дорог нашли труп немолодой женщины. Женщина лежала в нескольких шагов от автобусной остановки, на обочине. До ближайшего дома – метров сто-сто пятьдесят. Но никто из живущих в этом доме ничего не слышал.

Вызвали меня на место происшествия. Приезжаю, а там уже толпа. ГАИ, милиция, какие-то чиновники из сельсовета. Топчутся по месту преступления, как слоны, чуть не совещание над телом устраивают. Если и были какие-то следы, то давно их нет.

Мне говорят – приезжал до тебя эксперт, сказал, что это скорее всего ДТП. По характерным резаным ранам определил, что женщину зацепило проезжающей мимо сельскохозяйственной техникой. Что-то вроде косилки или комбайна. А в километре от места происшествия какой-то тракторист работал, так его уже вяжут и волокут на допрос.

Осматриваю я тело и понимаю, что коллега мой ошибся, причём крупно. Разрезы, конечно, имеются. Но разрезы тонкие, края почти ровные. Если бы задело ножами косилки, то имелись бы грубые разрывы. Косилка всё-таки не бритва. Ещё я обратил внимание, что на кистях жертвы имеются характерные разрезы. То есть она сопротивлялась, закрывалась руками, хваталась за лезвие ножа, боролась с убийцей. А с трактором какая тут борьба?

Звоню следователям. Так, мол и так, не ДТП точно, а убийство.

Следователь даже расстроился:

- Точно? Вы уверены?

- Уверен, - отвечаю. – Били ножом. В шею. Это не трактор, не косилка.

- Эх, - вздыхает следователь. – А тракторист уже почти сознался.

Привезли жертву ко мне в морг. Пошёл я осматривать внимательнее. Так и есть. Били ножом сзади в шею. Причём, судя по ранам, напали сначала спереди, жертва отбивалась, потом попыталась бежать. Её догнали, воткнули нож в шею и дёрнули вниз, в раз, потом второй. Рана на шее одна, но разнонаправленная, двухэтапная.

Написал всё, как было, всё бумажки куда нужно отправил. И забыл про этот случай.

А через месяц вызывают меня на место преступления, в ту самую деревню. Нашли  подозреваемого, и он уже в преступлении своём сознался, даёт показания. Надо на месте подтвердить, что всё так и было.

Приезжаю. Стоит в окружении милиционеров обычный сельский мужик. Рассказывает, что жертва отказалась продать ему самогон, так в процессе разговора он достал нож и ударил. Убивать не хотел, только попугать, а оно само как-то получилось. Показывает, как бил, как тело в сторону тащил. И в процессе его рассказа, понимаю я, что врёт преступник. Наговаривает на себя. И признание его липовое.

- Погодите, - вмешиваюсь. – Ну-ка поподробнее. Куда били? Как?

Показывает. Как разговаривали, как резанул жертву по шее. Размашисто так, от плеча.

- Врёт, - тут же говорю я. – Не так всё было. Зачем врёт – непонятно, но врёт.

Следователи, да и сам подозреваемый смотрят на меня недовольно. У них всё так хорошо складывается. А я им всё ломаю.

Не стал я ничего подписывать. Наоборот, написал, что подозреваемый себя оговаривает, рассказывает заведомо неправильную версию.

Через две недели опять звонят. Нашли ещё одного подозреваемого. Приезжаю. «Убийца» похож на своего предшественника, как родной брат. Простоватый сельский мужик, уже пожилой. И этот уже во всём признался. Рассказывает, как втыкал в шею нож, как резал. А про руки – ни слова.

- Жертва не защищалась? – встреваю я.

- Нет, я сразу догнал и ударил.

- И этот врёт, - говорю следователям. – Не знаю, откуда вы их берёте, но говорят они какую-то чепуху.

Следователи уже на меня враждебно смотрят. Я им работу затягиваю, не соглашаюсь, все планы порчу. А подозреваемый уже сознался!

Ещё месяц прошёл и в четвёртый раз зовут меня в эту деревню. На этот раз подозреваемая – женщина, соседка жертвы. Тоже пожилая, тоже деревенская. На этот раз рассказывает всё правильно. Как подстерегла убитую у остановки, как догнала, достала нож. Жертва услышала шаги, обернулась. Успела несколько раз защититься руками от ударов. Потом бросилась бежать. Убийца догнала её и ударила в шею. Дёрнула нож вниз.

А  я уже следователям не верю. Спрашиваю:

- Зачем вам ещё и эта бабка? У вас уже армия подозреваемых. Тракторист и те двое. Не деревня, а лагерь подготовки террористов какой-то.

- Не-ет, - ухмыляются следователи. – На этот раз у неё мотив есть.

- Какой?

- За месяц до происшествия сын убийцы залез в дом к жертве и украл деньги. В деревне его знают хорошо. Пьёт, подворовывает, нигде не работает. Поэтому виновного жертва вычислила сразу. Пошла к соседке и потребовала отдать деньги. Обещала в случае, если вернут, заявление не писать. Соседка сначала в крик, в отказ, но понимала, что сыночек наследил, как только мог. И вычислят его очень быстро. Деньги вернули. Но жертва обиду затаила и заявление всё-таки написала. В день убийства был суд. Жертва возвращалась из города на автобусе, а убийца потратилась на маршрутку. Приехала на полчаса раньше, взяла в доме нож и затаилась возле остановки.

- А кто первые двое Потрошителей?

- Один из них нашёл тело, хотел позвонить в милицию. Но телефона у него не было. Так он пошёл к приятелю, попросил мобильный. Позвонил с него. Вот у нас и стало двое подозреваемых. Звонивший и владелец телефона.

- И они у вас сознались? Оговорили себя?

Молчат. И я молчу. Страшно мне, что с такими людьми приходится работать.

***

Через некоторое время, зимой уже, веду я мелкого в детсад. Идём по дорожке между пятиэтажками. С одной стороны гаражи, с другой – забор какой-то. Снежок мелкий. Идём, болтаем. А в самом углу двора стоит фордик. Старенький, ржавый местами. И, самое главное, окно у него открыто. И снежок уже внутрь салона падает.

- Вот раззява, - решил я. – Наметёт снега в салон, потом сидения сушить будет.

Походил  вокруг в поисках телефона, н нашёл. А мелкий тянет, в детсад опаздываем. Плюнул и ушёл. Наутро идём снова – фордик как стоял, так и стоит. И снега внутри уже сугроб.

И вот тут сомнения меня взяли. Надо бы мне звонить в ГАИ, узнавать владельца машины, поднимать панику. Потому что, судя по состоянию машины, владелец её пенсионер с кучей болячек. Так и представил я, что лежит он сейчас в своей квартире с инфарктом и умирает медленно.

Уже в карман за телефоном полез, и тут вдруг вспомнил свои приключения полугодовой давности. И двух сознавшихся убийц. И равнодушные лица следователей. Рука моя сама телефон в карман опустила. А вдруг криминал? И буду я через три дня сидеть перед столом вот такого равнодушного следователя и сознаваться в убийстве. Очень хорошо я себе это представил. И прошёл мимо.

На утро снова иду мимо. И опять у форда окно открыто. Я уж тут не выдержал. Как в прорубь прыгнул. Достал телефон и позвонил в ГАИ. Так, мол и так. Стоит форд, внутри сугроб. Я мимо проходил, заметил. Ищите хозяина.

После звонка полдня мучился, места себе не находил. Перебирал телефоны знакомых из милицейского начальства, готовился звонить им если что. А позвонили мне ближе к вечеру. Старческий голос долго благодарил меня за то, что я не остался равнодушным, не прошёл мимо машины. Он, оказывается приехал, да забыл окно закрыть. А фордом пользуется редко, хорошо если раз в две недели. За это время там полный салон снега намело бы.

Положил я трубку и вздохнул с облегчением. Кажется пронесло.

Продолжение следует.....

Отрывок из серии "Тёмная сторона" из книги "Палата номер пять" Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov)  

Группа в ВК Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov) https://vk.com/public139245478

Телеграмм-канал, куда же без него https://t.me/PavelGushinec_DoktorLobanov

Яндекс-Дзен https://dzen.ru/id/64ad2e06f5b9d8078647341e

Интернет-магазин Академкнига https://akademkniga-books.by/catalog/?q=%D0%93%D1%83%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D1%86&s=%D0%9D%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B8
Вайлдберриз: https://www.wildberries.by/catalog?search=%D0%B3%D1%83%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D1%86
Книги автора на Литрес :https://www.litres.ru/pages/rmd_search/?q=%D0%93%D1%83%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D1%86

Тёмная сторона (продолжение) Медицина, Судебная медицина, Следствие, Длиннопост

Автор DoktorLobanov

71 пост658 подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

Хейт, оскорбления, отсутствие проявления толерантности к жителям Альфы Центавра

Подробнее