AlexandrRayn

AlexandrRayn

Писательство моя страсть. Пишу много, иногда неграмотно, но всегда с душой=) https://vk.com/alexrasskaz
пикабушник
поставил 23 плюса и 10 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
92К рейтинг 1039 подписчиков 1021 комментарий 180 постов 107 в горячем
3 награды
более 1000 подписчиков лучший авторский пост недели лучший авторский текстовый пост недели
15

Так себе революция

Сегодня Гоша пришёл на работу, неприлично опоздав на три часа. Честно говоря, всем было плевать на то, что он задержался, даже директору, ведь Гоша занимал самую бесполезную должность в Сбербанке: оператор службы поддержки.


В день Гоша принимал обычно не больше двух заявок, остальное время до него просто не могли дозвониться. Как правило, он уделял клиентам не больше десяти секунд и переключал их на других специалистов, а сам до конца рабочего дня рубился в «косынку» или «минёра». Зарплату он получал бонусами «Спасибо», на них питался в Бургер Кинге, на них же заправлял свой старенький мопед, ими расплачивался в онлайн-кинотеатре, куда водил свою возлюбленную Дашу. Коммуналку Гоша не платил, так как жил у Даши, а та, в свою очередь, жила у директора и была его дочерью. Собственно, так Гоша и попал в Сбербанк.


Никого не интересовало, почему парень так сильно задержался, но он почему-то решил, что обязан поделиться своей историей с каждым и, взяв очередной талон в электронной очереди, Гоша подходил к одному из своих коллег и затягивал свой рассказ на полчаса.


— Не поверишь, вчера ко мне приходил самый главный, — вальяжно развалившись на неудобном кресле затягивал Гоша.


— Андреич, что ли? Так вы с ним в одной квартире живёте, я бы ещё поспорила: кто к кому приходил, — смеялась менеджер Екатерина.


— Да какой Андреич! — не разделил юмора Гоша. — Я же говорю, самый главный! — он благоговейно поднял палец к верху.


— Что, сам Греф?! Он к вам в гости заезжал?! — изобразила искреннее удивление уставшая за утро девушка.


— А это кто?


— Ну ты даешь, — девушка закатила глаза, и показала на фамилию, которая значилась в конце всех указов.


— А…этот. Да не-е-е. Я про самого-самого главного!


Катя смотрела на Гошу совершенно бессмысленным взглядом. В зале уже начала скапливаться небольшая очередь из ворчащих пенсионеров. Нужно было как можно скорее избавиться от назойливого коллеги.


— Ну кто же это? — нервно спросила девушка.


— Даю подсказку, — Гоша как будто смаковал момент, — его имя Владимир и он — самый главный! — голос его дрожал от трепета, а лицо сияло гордостью.


— Что, сам Путин к тебе приходил? — хихикнула Катя и хотела пальцем у виска покрутить, но вспомнила о деловой этике и камерах по углам.


— Да какой Путин, я тебе уже битый час про Ульянова-Ленина говорю, а ты мне всё каких-то малоизвестных личностей называешь — совсем, что ли? — Гоша камер не стеснялся и постучал себе по голове, от чего по всему филиалу разлетелось глухое эхо.


— Кукурузин, ты не тот талон взял, у меня тут оплата ЖКХ и банковские переводы, а тебе талон к психиатру нужен.


— Это вам всем к психиатру нужно. Владимир Ильич мне так и сказал: «Весь мир сошел с ума! Погряз в капитализме!» А банк наш — голова это гниющей рыбы.


— Ну-ну, — устало промычала Катя, — давай, закругляйся, мне пора работать.


— Да ты только послушай, он назначил меня спасителем этого тонущего корабля, так и сказал: «Ты, Кукурузин, начнёшь революцию!»


— И как же ты её, интересно, начнёшь?


— А я уже начал! Сегодня вот — опоздал, пошёл против системы! Теперь агитирую рабочий класс! Скоро пойдём монарха свергать!


— Андреича?


— Да какого Андреича, я про этого, как его, Грефа!


— А жена твоя знает?


— Про Грефа?


— Про то, что к тебе Ленин приходил.


— Нет, она на стороне врага, ей знать о революциях нельзя. Мы даже спим теперь на разных кроватях: она — в спальне, а я — у своих родителей.


— Так вы поругались, что ли?! — глаза у Кати загорелись, в воздухе запахло свежими сплетнями.

— Нет, я всего лишь обвинил её в неправильном распределении бюджета. Ей бы всё шмотки покупать, да маникюры с ресницами наводить, а это непростительное расточительство.

— Так ведь она свои же деньги тратит! — чувствуя обиду за всех жён мира, заявила Катя.

— Своих денег быть не может! Деньги принадлежат социализму! А так как я — единственный теперь, кто понимает всю тяжесть мировой деградации, то весь капитал должен храниться у меня — до момента наступления коммунистического рая на земле.


— Это тебе Ленин сказал?


— Нет, это я сам уже додумал. Но он бы точно оценил. Короче, завтра в обед я собираюсь провести митинг в зоне банкоматов, там народу для массовки всегда много, приглашаются все желающие.


— И много желающих набралось?


— Уверен, что придёт бóльшая часть. Я уже в кредитный отдел сходил, раскрыл им глаза: сказал, что им одобрено светлое будущее, ну это, конечно, пока только на словах, я ещё подумаю насчёт их будущего: одобрять или нет. Затем в страховой зашёл: пристыдил и пообещал, что в новом мире мы им найдём более достойное занятие, например, прокладывать железнодорожные пути. Остались только вы — операционистки. И те, что с юрлицами занимаются. Но последних сложно убедить: я как к ним ни приду, то мне обязательно расчетный счет открывают — так, на всякий случай. В итоге я всегда забываю, с каким вопросом пришёл.


— Ну и ну, Кукурузин, да ты сам на себя не похож! Столько энтузиазма, инициативны, если бы ты так работу свою делал, то начал бы настоящую зарплату получать, а не бонусы, а там, глядишь, тебе бы и карту кредитную одобрили, человеком бы, наконец, стал! — искренне хвалила Катя своего коллегу.


— Ты думаешь?! Хотя нет. Ильич мне так и сказал, что соблазнять перспективами начнут — не поддавайся.


— Ну не знаю, далась тебе эта революция, лучше бы техподдержку налаживал, людям реальную помощь оказывал, а то твои коллеги из «мест заключений» всю клиентуру к себе переманивают, уже целый колл-центр открыли.


Кукурузин задумался, что для него было совершенно несвойственно.

Катя тем временем дожимала «клиента»: «По секрету скажу, ходит слух, что директор на твоё место хочет робота подключить, а сейчас время такое, сам знаешь, сначала робот тебя на работе заменит, потом — и в пустой кровати!»


Лицо у мужчины стало вдруг похоже на кредитный договор: вроде бы нормальное, но мелким почерком тревога какая-то пробивается.


— А ты откуда знаешь?


— У автомата с кофе узнать можно больше, чем из секретных архивов ФСБ!


— Что же мне делать? — заёрзал на стуле Кукурузин, чувствуя, что империя его рушится, так и не успев построиться.


— Забудь про то, что к тебе Ленин приходил и больше никому об этом не сообщай.


— А как же светлое будущее?


— Его в пенсионном отделе организовывают: сходи туда, открой счёт, я тебе талончик перенаправлю.


— А как же Ленин? Что я ему скажу?


— Скажи, то что умеешь лучше всего: «ваш запрос обрабатывается». И включи музыку, а сам занимайся своими делами. Через пять минут он сам отстанет.


Александр Райн


Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

Так себе революция Авторский рассказ, Революция, Ленин, Сбербанк, Диалог, Служба поддержки, Длиннопост, Политика
Показать полностью 1
201

Всего лишь мечта

— Какая маленькая. Детская? — спросил мужчина у вытирающего пот с лица Карла, который выкопал свежую могилу. Он только что установил свой личный новый скоростной рекорд, и его ладони ужасно горели от постоянного трения. Сегодня был настоящий завал. Люди приходили хоронить с самого утра, когда солнце только начинало просыпаться, а газеты с новостями ещё даже не сошли с конвейера и не объявили о страшном.


Даже чай сегодня был каким-то горьким на вкус, сколько сахара не клади. Еда и вовсе не лезла в глотку, особенно после того, как пришлось выкопать несколько детских могил.


— Да, — с какой-то фальшивой безразличностью ответил Карл, — уже третья за сегодня.

— Подумать только, что за родители пошли, убийцы — не иначе, в моём детстве такого не было, — продолжил мужчина, словно его мнение кого-то интересовало.

— Время такое, Вы что, разве не слышали? — сказав это, Карл достал из кармана смятый листок, вычеркнул что-то, затем сделал шаг в сторону и погрузил в землю штык лопаты.

— Слышал, но это же не конец света. Всякое бывало и гораздо, гораздо хуже, чем сейчас. Просто люди стали слабей: чуть что — опускают руки и бегом на кладбище.

— Это их решение, не нам с Вами судить, — Карл всё больше входил в раж, раскидывая землю по бокам новой ямы.


— Не нам, — согласился мужчина, — у каждого своя голова на плечах. К тому же у Вас зато есть работа, — он попытался пошутить, но Карл шутку не оценил.

Через несколько рядов от них появилась пара стариков. Они сели на скамейку рядом со старой могилкой и, держась за руки, что-то шептали друг-другу.

— Чего это они? — спросил мужчина, когда Карл, наконец, остановился, чтобы передохнуть.

— Навещают, разве не видите.

— Но зачем? Закопали и всё, чего теперь ходить и жалеть о содеянном? Никогда так не делал. Либо бери лопаты и выкапывай, либо забудь и живи дальше.

— Вы всегда такой циник?! — взорвался Карл и вылез из могилы, чтобы вкрутить саморез в расшатавшийся черенок.

— Нет. Просто не понимаю зачем приходить и лить слёзы, если решение было принято самостоятельно, тем более, совместно, — он снова посмотрел на стариков, которые явно стояли возле общей могилы.


Карл молчал.


— А ещё этот дефолт… Ну да, сгорели сбережения, деньги потеряны безвозвратно, так что теперь, всё? Мир рухнул? Безвозвратно? Впереди ничего светлого?

Карл молча копал дальше.


К первым могилам, которые он вырыл с утра, начали стекаться люди. Вот в одни ямы полетели музыкальные инструменты, в другие — фотографии дальних стран, в третьи — картины, которым никогда не суждено было быть написанными, в четвёртые — халаты ученых, которые никогда не будут надеты. Возле детской могилы стоял мальчик с мокрыми от слёз глазами. Рядом с ним стоял отец и крепко сжимал его плечо.


— Бросай, — сказал он твёрдым холодным голосом.

— Пап, ну, может, я всё-таки смогу стать зоологом? — жалобно стонал парень лет десяти отроду.

— Нет, это всё ерунда, ты уже взрослый и должен понимать, что семью надо кормить, а чтобы кормить семью, у тебя должна быть настоящая профессия, как у меня. Мама у тебя, вон, лингвист, а что толку? Всё равно в рыбном цеху работает, потому что там хотя бы рыбой платят, если зарплату задерживают. Забудь.


Парень явно не хотел хоронить свои мечты, но отец посмотрел на него очень-очень строго и коробка с блокнотами, где содержались различные записи и рисунки животных, полетела в сырую холодную яму. Отец вручил сыну лопату, чтобы тот самостоятельно закопал свои мечты.

— Отвратительно! — сплюнул мужчина, что стоял рядом с Карлом.

— Это жизнь. Тут ничего не поделаешь.

— Да он просто заставил сына наплевать на свои мечты и похоронить их, даже не дав шанса попробовать.

— А Вы сами-то зачем здесь?! — устав от этого разглагольствования, спросил Карл, глядя на странного болтуна.

— Я здесь затем, чтобы вернуть то, что закопал десять лет назад.

— Раскопать? Вы серьёзно?! — Карл залился мерзким хохотом, от которого несколько чёрных ворон сорвалось с сухих деревьев, а люди поспешили убраться с кладбища.

— Вполне, — пожал плечами мужчина, — я сюда каждую неделю прихожу, если это Вас так веселит. Раскапываю одну из могил, которых зачем-то наделал здесь целую кучу, будучи в полным расцвете сил.


— Правда? И где же Ваша лопата?

— А она мне не нужна. Я вырываю руками, потому что иначе нельзя, только упорным трудом и настоящим желанием можно вернуть к жизни то, что решил похоронить под слоем земли.

Карл вылез на поверхность. Он только что закончил новую яму, в которую целая семья должна была закопать свою общую мечту о переезде за границу.


— Я хочу посмотреть, — отряхнул он руки, глядя в глаза мужчины, который уже успел ему надоесть и заинтересовать одновременно.

— Пойдёмте.


Они быстро шагали между рядов, пока не вышли на тропку, вдоль которой виднелось несколько кучек земли из неаккуратно разрытых могил.


— Это всё ваши?! — испуганно спросил Карл, глядя на ямы, которых явно не должно было быть. На надгробиях виднелись надписи: мечта поучаствовать в ралли, мечта увидеть океан, мечта написать книгу, стать врачом.


— Да. А сейчас, прошу меня простить, но я должен раскопать ещё одну, — с этими словами мужчина закатал рукава своей белой рубашки и упал на колени рядом с заросшей травой могилой. Он неистово начал рвать траву и раскидывать комья земли в стороны. Карл никогда не видел ничего подобного, его челюсть отвисла, а подобрать слова было невозможно.

На надгробном камне была надпись, которая казалась нереальной в осуществлении, но, мужчина, кажется и не думал останавливаться, хоть это всё и выглядело сомнительно: мечта найти лекарство от рака.


Александр Райн


Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

Всего лишь мечта Авторский рассказ, Мечта, Мистика, Кладбище, Фэнтези, Похороны, Никогда не сдавайся, Длиннопост
Показать полностью 1
47

Высокое напряжение. Продолжение историй о слесаре-колдуне

Первая часть Призрак из квартиры номер 13

вторая часть Та еще хиромантия или новые приключения слесаря-колдуна


Дверь в каморке дяди Толи скрипнула, и это было первым предзнаменованием чего-то нехорошего. Дядя Толя был универсалом. Нет, не машиной — он был мастер на все руки: слесарь, сантехник, электрик, плотник, потомственный колдун с красным дипломом «Химкинского училища чародейства и штангенциркуля».

Петли не могли скрипеть. Помощник дяди Толи, молодой и неокрепший студент-волшебник Стёпка, со словами: «Ну я же не знал, сколько нужно», вылил вчера на них литр дорогого моторного масла, за что трижды был уволен, а затем понижен в должности до собирателя веток для мётл.

— Толя-Толя, ты тут? — великие силы зла прислали своего гонца в лице старого тракториста Арнольда Аристарховича.

Дядя Толя обладал даром предвидения, но предвидеть такое не смог даже он.

— Тут, это… демоны меня подставили, — начал неуверенно Арнольд, и это было вторым предзнаменованием.

Дядя Толя приготовился к худшему и набрал в легкие воздуха.

— Короче, сбили меня с пути и я ковшом случайно снёс столбик…

Дядя Толя выдохнул. Столбик — это не страшно. У него на складе целая гора старых труб. Покрасит, подварит и вкопает.

— Электрический, — закончил тракторист.

Наконец, всё встало на свои места. Дядя Толя должен был разглядеть страшное в утреннем кофе и предотвратить это, но кофе этим утром был растворимый и вообще на самом деле являлся цикорием.

— Помоги, Толя-Толя, у нас половина района без света. Слава Богу, все на работе, если через пару часов не исправим, меня же…— махнул тракторист рукой, изобразив что-то похожее на отрубание головы.

Дядя Толя снова набрал воздух в легкие и, достав откуда-то небольшое ведерко с карбидом, прыснул на него из пульверизатора. Ведро зашипело, задымило и заговорило:

— Вызывали?! — голос был какой-то детский.

— Ветки собрал?

— Угу, — буркнуло ведро.

— Молодец, дуй на склад! — приказал колдун. Арнольд только диву давался.

Через пять минут в дверях появился студент с исцарапанным лицом и полной охапкой березовых веток.

— Я же просил Вас, звоните на телефон, — ворчал парень, глядя на своего начальника.

— Ты мне тут не умничай! Тоже мне, умник. Ветки-то, с макушки, что ли, собирал?

Стёпка промолчал, стыдливо отведя глаза.

— Значит так, вяжи ветки на черенок, бери диэлектрические краги и трос. Встречаемся на месте происшествия, кстати, где случилось несчастье? — обратился он к Арнольду Аристарховичу.

Чувствуя, что его проблемы почти решены, тракторист радостно заявил:

— Напротив офиса ФСБ.

— М-да… Хорошо хоть не… — дядя Толя попытался представить место похуже, но в голову ничего не шло.

Через пять минут все трое стояли рядом с мирно дремавшим на земле столбом. В тридцати метрах от него находился трактор, за которым тянулись змейки оборванных проводов. Когда дядя Толя открыл кабину машины, из неё на землю упала и театрально разбилась пустая бутылка из-под пшеничной водки, и гордо выкатился надкусанный огурец.

— Значит, демоны, говоришь, подставили? — злобно прошипел дядя Толя.

— Конечно, демоны! Кто же это по понедельникам акцию на водку делает?!

Дядя Толя закатил глаза, а потом обратился к Стёпке:

— Где метла?

Стёпа протянул наспех собранный инструмент. Метла походила на жертву практиканта-парикмахера: облезлая, прутья торчат в разные стороны, а ещё это гнездо...

— Профессионально собрал, — печально улыбнулся маг. — Значит так, провода я сейчас сниму, цепляете столб за ковш и устанавливаете обратно в его родное отверстие, потом нужно будет лететь на метле наверх, соединять провода. Электричество я отрублю.

— Чур, я на метле! — вызвался Арнольд.

— На метле полетит Стёпа — он трезвый и худой, к тому же у них в училище это обязательная программа на четвертом курсе, вот и практика будет.

— Спасибо, что доверяете! — обрадовался Стёпа.

— А ещё его не жалко, — добавил слесарь-колдун и направился к оборванным проводам.

Вознеся руки к небу, дядя Толя начал что-то выкрикивать на древнем наречии, периодически упоминая в своём заклинании имя Арнольда Аристарховича и чью-то мать. Проходящие мимо мамочки с детьми затыкали уши своим чадам и спешили покинуть место тайного ритуала.

Провода ожили. Тракторист ахнул, Стёпка надменно фыркнул. Постепенно намотанные на механизмы змейки распутывались и устремлялись к столбу. Дядя Толя продолжал читать древнее заклинание, и с каждым новым словом тракторист заливался всё больше краской, пока не стал похож на азербайджанский томат.

— Цепляйте столб за задний ковш, будем устанавливать! — будто бравый генерал раздавал приказы чародей.

Стропальщик из Стёпы был примерно такой же, как из Арнольда Аристарховича — терминатор. Лишь с пятой попытки столб, наконец, принял вертикальное положение и оторвался от земли, а Стёпа узнал много нового о своём будущем. Правда, предсказывал на этот раз не дядя Толя, а тракторист, что командовал им из кабины.

Столб установили, утрамбовали, выставили по уровню.

Стёпу вооружили всем необходимым оборудованием, провели короткую лекцию по ТБ, перекрестили и запустили в воздух, скинув с крыши ближайшей пятиэтажки. Никто особо не надеялся на успех. Дядя Толя сразу сказал, что студентов ему присылают каждый месяц вместе с электродами и уже хотел было идти за своей собственной метлой, как вдруг увидел, что Стёпка справился с управлением и даже смог добраться до места работ. В этот самый момент дядя Толя вспомнил, что забыл отключить электричество.

— Видимо, всё же придётся обучать новенького Стёпку, — произнёс иронично колдун, но тут случилось чудо и отнюдь не по вине магического вмешательства. Стёпку не убило током. Он спокойно соединял провода и вывешивал их на столб. Помощь пришла откуда не ждали — от городской электросетевой компании. Они отрубили электричество после звонков бдительных местных жителей — той части населения, что была безработной.

Когда всё было закончено, Стёпка спустился вниз, гордо задрав нос, и тут же получил по нему щелбан.

— За что? — обиженно потирал студент место ушиба.

— Чтобы не зазнался, — усмехнулся дядя Толя и принялся собирать инструмент.

Арнольд Аристархович с энтузиазмом жал руки своим спасителям и кричал, что всем будет советовать только их, на что дядя Толя пригрозил ему полным облысением, если тот только посмеет.

Остаток дня дядя Толя провёл в уединении, раскладывая карты Таро и всматриваясь в ближайшее будущее, чтобы на корню предотвратить подобное. Уже ближе к вечеру дверь в его каморку скрипнула, резанув по сердцу. На пороге стоял взволнованный тракторист.

— Толя-Толя, я слышал, ты и маляр неплохой.

— Что на этот раз? — тяжело вздохнул колдун.

— Дверь…

— Подъездная?!

— Range Rover.

Александр Райн

Высокое напряжение. Продолжение историй о слесаре-колдуне Авторский рассказ, Мистика, Юмор, Тракторист, Слесарь, Магия, Волшебство, Колдун, Управляющая компания, Графоманство, Длиннопост
Показать полностью 1
82

Та еще хиромантия или новые приключения слесаря-колдуна

Первая часть про дядю Толю (слесаря-колдуна)  Призрак из квартиры номер 13


― Здравствуйте, мне сказали, что здесь можно найти хЕроманта, это вы?

Дядя Толя протачивал личину старого замка, когда в его дверях возникла двухметровая проблема по имени Серёжа.

― Херомант ― это мой начальник, который, вместо того, чтобы покупать новые замки, заставляет их снимать с тех дверей, что люди на помойку выбрасывают, а я ― хиромант. Вам чего? Погадать? ― не поворачиваясь к гостю, произнёс чародей, продолжая точить.

― Если вас не затруднит, никак не пойму намёков своей возлюбленной, ― парень был явным интеллигентом, а интеллигентов дядя Толя любил, потому сразу переложил своё занятие на плечи юного ученика Стёпки, что вернулся с очередной дверью.

― Ну, давайте руку, ― нетерпеливо произнёс слесарь-колдун, глядя на высокую фигуру клиента, который переминался с ноги на ногу в тёмном тамбуре.

― Руки нет, ― неловко ответил воспитанный великан всё еще стесняясь выйти из сумрака.

― По другим частям тела гадаю только у женщин.

― Есть отпечаток, ― сделал мужчина шаг вперёд и уперся в потолочное усиление.

Раздался звонкий удар, и на пол упал металлический уголок.

― Ёшкин кот, ― выругался негромко посетитель, потирая лоб.

Дядя Толя был более красноречив и почему-то вспомнил мать Стёпки.

― Тоже мне — сварщик четвёртого разряда! ― дал он подзатыльник своему подмастерью, что пытался разобраться где у напильника верх, а где низ.

Отпечаток руки гость принёс на своём лице. Пощечина была такой качественной, что все линии просматривались невооруженным глазом.

― Прошу прощения, а какой намёк Вам не ясен? ― удивился дядя Толя, с восторгом оценивая удар.

― Ой, да это она не со зла, я сам виноват, сказал, что у неё прекрасные глаза как у коровы из нашей деревни, ― оправдывал клиент свою избранницу. — Гляньте, возможно, Вам откроется что-то важное.

― Ну, судя по линии жизни, что тянется от брови до подбородка, она нас всех переживёт, ― хихикнул колдун, заставив клиента сильно покраснеть.

― Мне нужно знать, какое место я занимаю в её жизни, ― ломающимся от волнения голосом ответил здоровяк.

Дядя Толя прищурился, паутина линий открывала ему пугающие факты, заставляющие тело выделять холодный пот. Он, словно в трансе, составлял портрет девушки: возраст ― от восемнадцати до тридцати семи, цвет волос ― пергидрольный блонд, рост ― метр пятьдесят.

― Это она, она! ― восторженно пищал гигант.

― А как, простите, она Вам пощёчину влепила?! ― дядя Толя был обязан знать, иначе рисковал остаться без сна в ближайший месяц.

― Ой, у неё такие руки талантливые, Вы бы знали, ― мечтательно произнёс мужчина, ― я как-то вышел на улицу и вспомнил, что кошелёк дома забыл, так она его через форточку достала, а живу я на втором этаже.

― Действительно, талантливо, ― почесал бороду маг.

― Что ещё видите? ― нетерпеливо произнёс Серёжа.

― Вижу, что ничего у вас не выйдет, она тобой пользуется.

― Вы уверены?! ― высокий клиент выглядел печально и от волнения грыз потолочные доски.

― Сомнений нет, ― бесстрастно ответил дядя Толя.

― Какая линия вам об этом сказала?

― Та, что осталась от обручального кольца. Я так понимаю, Вы не женаты?

― Кольца?! Быть не может! Я бы увидел!

― С такой высоты, боюсь ― нет, ― не в силах сдержаться, отшутился Стёпка, за что получил телекинетический щелбан.

― Так, что, получается, я ей не нужен?! — клиент достал из кармана платок и звучно высморкался.

― А кем Вы работаете? ― дядя Толя искренне хотел помочь этому нелепо влюбленному простофиле.

― На стройке.

― Подъёмным краном? ― снова вступил в разговор Стёпка, за что был снова наказан телесно.

Ремень дяди Толи выскочил из штанов и настиг задницу студента в считанные секунды, и всё это без помощи рук.

― Нет, я проектировщик на государственных объектах.

― Значит не из-за денег она с вами, ― задумчиво произнёс чародей. — А квартира у вас своя?

― Через двадцать лет ― да.

― Хм…

Дядя Толя ещё раз взглянул на пугающие размеры человека: его длинные ноги, длинные пальцы рук, шею. Вывод напрашивался сам:

― А как у вас с… ну… ну с этим…?

― Я вас не понимаю…

Дядя Толя боялся смутить бедного великана и, взяв в руки пару фитингов, начал показывать на примере.

― Ах, вы про это… ― грустно вздохнул интеллигент и опустил голову. ― Я так и подумал, ― ответил дядя Толя.

Линия отношений явно вела в тупик, что-то не сходилось, и это ужасно бесило дядю Толю — ведь он привык, что во всём на свете должна быть логика, даже в бортовом компьютере на «жигулях» она проклёвывалась.

― Скажите, а она вообще в курсе, что Вы её любите?

― Вы знаете, я всё никак не решался ей об этом сказать, думал, что чувства взаимны и не требуют слов, а ещё эти её намёки…

― Да, что за намёки в самом деле?!

― Она только меня постоянно просит подвезти её на работу. Даже такси не вызывает.

― А вам в одну сторону?

― Да. Вернее, было в одну сторону два года назад, потом мы сдали объект. теперь я вообще работаю в области.

― А она в курсе?

― Нет, а это имеет значение?

Дядя Толя прикрыл глаза рукой, а затем подошел к своему столу, что-то негромко бормоча себе под нос.

― Чего это он? ― спросил гость у Стёпки, который отдыхал на стекловате.

― Заклинание произносит. Сейчас решит твою проблему, ― буркнул студент, всё ещё ощущая последствия магического ремня.

Из нижнего ящика дядя Толя достал горсть каких-то гвоздей и саморезов. Их он вручил гостю и сказал, что нужно рассыпать на том месте, где он паркует свою машину через три часа после полуночи, когда силы волшебства особенно активны. А потом припарковаться. Если на утро колёса не спустит ― значит, это судьба. А если спустит, значит нужно отпустить и жить дальше.

Клиент принял помощь с тяжёлым сердцем, но уверенной рукой. Горячо поблагодарив колдуна, он откланялся и ушёл.

― Дядя Толь, а если колёса не спустит? Она же его не любит ― дураку понятно!

― Поэтому, Стёпа, ты сегодня заступаешь в ночь. Саморезы в нижнем ящике, шуруповерт на полке. И это... смотри, не сломай, из зарплаты твоей вычту.


Александр Райн

Та еще хиромантия или новые приключения слесаря-колдуна Авторский рассказ, Мистика, Хиромантия, Колдовство, Фантастический рассказ, Рассказ, Слесарь, Управляющая компания, Гадание, Юмор, Длиннопост
Показать полностью 1
447

Требуется всадник апокалипсиса

— Требуется всадник апокалипсиса, — прочёл Занудин вслух объявление на сайте вакансий.

Он протёр очки платком и затем высморкался в него так громко, что весь вагон метро завибрировал.


― Полная занятость, стаж не менее одного года в смежных отраслях, коммуникабельность, стрессоустойчивость, инициативность, ― весь этот типичный набор требований не сильно волновал мужчину, он читал их по диагонали и искал ядро объявления, самую суть и, наконец, наткнулся на него, ― о-клад плюс про-цен-ты от вы-ра-бо-тки, ― произнёс он по слогам, мешая читающему книгу студенту, что сидел рядом.


— Вот так и знал, что никакой стабильности. Куда не плюнь — всюду эта сделка и чёрная зарплата! — проворчал Занудин так, что его услышал даже машинист.

Адрес он всё же записал. Так как бóльшую часть дел он завершил, то можно было проверить вакансию.


Офис работодателя находился на улице Люция-Ферова, в доме № 666. Этот дом трудно было не узнать: чёрный как сажа особняк в шесть этажей с горгульями на крыше и своей собственной колокольней очень сильно контрастировал со светло-серыми высотками с застеклёнными фасадами и автоматическими дверями, а также вызывал множество вопросов. Но у Занудина он вызвал один-единственный. Мужчина задержался на полчаса у стойки вахтера, читая нудную лекцию о том, что на здании должна быть табличка с номером, желательно — синяя, иначе люди могут просто пройти мимо.


Очередь в отдел кадров была небольшая: одетый в чёрный плащ мужчина с накрашенными ногтями и глазами, который держал в руках хрустальный шар. Занудин сразу его записал в секс-меньшинства. Опасно скалящаяся женщина, вся перепачканная красной краской и с огромным кухонным ножом в руке. Её он, не скрывая своих мыслей, окрестил в «беспокойную бабу без детей», которой дома не сидится, и вечно такие, как она всюду лезут, отнимая работу у порядочных специалистов. Ещё был молчаливый бородатый тип с большой спортивной сумкой, в которой что-то тикало и жутко раздражало. И, наконец, гиперактивный мальчик, что постоянно носился по коридору, иногда заскакивая на стены и потолок. Он без конца повторял одну и ту же считалку на понятном только ему языке и крутил головой вокруг своей оси.


По мнению Занудина, которым он привык делиться вслух, все эти люди были олицетворением потерянной современности, которая продалась за Тик-Ток и Моргенштерна, и у них нет будущего. Когда он произнёс последнюю фразу, его тут же пригласили на собеседование вне очереди. Все остальные кандидаты начали возмущаться подобному нахальству и собираться на выход.

— Поняли, сопляки! — радовался Занудин. — Люди — не дураки, знают кого брать!

С этими словами он зашёл в кабинет, где за столом сидел хмурый молодой человек, одетый во всё черное. Он сразу понравился Занудину, и они обменялись рукопожатием.


— Скажите, какой у вас стаж работы и где? — начался допрос.

— Кондуктор троллейбуса, сорок лет.

— Очень хорошо! — улыбнулся кадровик и продолжил, — на какую зарплату Вы рассчитываете?

— Вы мне зубы не заговаривайте, — почувствовал неладное Занудин, — если тридцать пять в месяц выходить не будет, можете сразу сюда этого голубя сизокрылого с шаром звать.

— Значит, тридцать пять миллионов душ — так и запишем, — проговорил мужчина, заполняя анкету соискателя.


Занудин ничего не понял, но виду не подал.


— Как у Вас с командной работой? Дело в том, что Вам придётся работать с четырьмя другими сотрудниками.

— Мальчик, — положил Занудин локоть на стол, — да за сорок лет через меня полсотни водителей прошло, две тысячи контролёров, а ещё чёрт знает сколько пассажиров. Открой словарь синонимов и найди там слово «команда» — увидишь моё имя.


Мужчина деловито улыбнулся, а Занудин продолжил:

— К тому же, со временем, я, возможно, помогу Вам сократить штат, взяв на себя часть чужих обязанностей, но не будем забегать вперёд.

— Замечательно! — Занудин явно нравился HR-у, но собеседование продолжалось.

— Как Вы относитесь к абсолютной монархии?

— Превосходно отношусь! Все эти партии — сплошные крохоборы и паразиты, вот раньше как здорово при царе было. Слово — закон! А сейчас? Что не указ, то голосования какие-то, каждый год выборы: мусолят, мусолят, а я ведь во всём этом участвую, потом петиции составляю, жалобы разные пишу, хожу, время трачу своё, а ещё эти социальные опросы…

Молодой человек хотел было его перебить и спросить про стрессоустойчивость, но, взглянув ещё раз на трудовую книжку, где значился стаж и последняя профессия соискателя, передумал.


Когда Занудин, наконец, замолчал, кадровик продолжил:

— Вы верующий человек?

— Только когда задевают мои чувства.

— Назовите свой главный недостаток.

— Мой главный недостаток — деньги, я сюда потому и пришёл! Что за идиотские вопросы тут у вас?

Занудин начинал уставать — было почти шесть часов вечера, а он ещё должен был успеть на почту и в банк, куда он ходил каждый день ругаться, чтобы нагулять аппетит перед ужином.

— Мы почти закончили, — успокаивал его молодой человек. — Есть опыт работы с оружием?

— Метла считается?

— ?

— Я с её помощью как-то взвод пьяных десантников второго августа высадил.

— Хорошо! Знаете, пока что Вы — наш лучший кандидат. Вам даже должность придумывать не нужно, Вы отлично впишитесь со своей фамилией. Я прям вижу, — парень задумчиво начал махать рукой, перечисляя имена: Голод, Мор, Война, Смерть, Занудин. — По-моему, звучит великолепно, с таким составом мы теперь точно план выполним!


Молодой человек протянул руку мужчине, но тот не спешил её жать.


— Знаете, я передумал, — сказал Занудин и встал со стула.

— Как передумали?! Но мы же вас берём!

— Передумал — и всё тут, Вы мне даже кофе не предложили, пока мы сидели, да и в команде с такими клоунами я работать не собираюсь. Ишь ты: Мор, Война — цирк, не иначе. А ещё у Вас на голове рога растут, видать, неудачно женились, а мне в компании неудачников работать не хочется — заразно это. Всего Вам хорошего.


С этими словами Занудин покинул кабинет и побежал трусцой в сторону почты, набирая на ходу отзыв на сайте вакансий. Уже через полчаса у работодателя ООО «Преисподняя» появился первый отзыв, размером и литературностью не уступающий «Тихому Дону», и одна захудалая звёздочка. Больше на вакансию никто не откликнулся, конец света перенесли на неизвестный срок.


Александр Райн


Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

Требуется всадник апокалипсиса Авторский рассказ, Апокалипсис, Мистика, Юмор, Рассказз, Ад, Вакансии, Работа, Трудоустройство, Занудство, Собеседование, Всадник, Рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
562

Тот самый запах

В супермаркете «Вселенная ароматов» с самого утра было небольшое столпотворение. Впереди маячили долгие праздничные выходные, люди стремились закупиться всеми возможными запахами перед дальними поездками и таким желанным домашним затворничеством. Можно, конечно, купить нужный запах на заправке, центральном рынке или в небольшом бутике где-нибудь в центре города, но в сетевых магазинах выбор всегда больше и цена не такая кусачая.


— Пап, мы уже два часа тут слоняемся, — Юра старался вести себя максимально раздражающе: ныл, шаркал ногами по начищенным до блеска полам, кряхтел и, при случае, показательно бился головой о стеллажи с разноцветными бутыльками, которых здесь было больше тысячи.


С тех пор, как Землю настигла страшная аллергическая эпидемия, и учёные изобрели бомбу, уничтожившую все естественные запахи, мир погрузился в полную неразбериху. Уже больше десяти лет ничего на свете не источало ароматов, и смертность от страшной напасти утонула на страницах учебников истории. Но, как правило, у любого действия есть последствия, так случилось и в этот раз. Если первые пару лет человечество как-то могло спокойно жить без обоняния, радуясь тому, что спаслось от страшной участи, то, когда страх разжал свои тиски, началась великая депрессия, повлёкшая за собой еще больше смертей.


Без запахов люди сходили с ума. Им казалось, что ничего на свете не имеет больше смысла, если ты не можешь использовать абсолютно все свои чувства. Путешествия потеряли свой шарм, еда стала однообразной, исчезла романтика, умирала любовь, распадались семьи. Ученым был поставлен ультиматум: в короткий срок они должны были синтезировать все возможные запахи и вернуть людям чувство любви к жизни, но, разумеется, не бесплатно. Так и появились первые торговые точки с концентрированными ароматами. Сначала это были торговые аппараты, что стояли тут и там, затем открылись первые частные магазинчики, а после дело доросло до огромных гипермаркетов запахов, чьи площади поражали своей необъятностью. Человечество было спасено.


— Я должен найти этот запах, пока я ещё помню, — бубнил себе под нос отец, без конца шаря по полкам в поисках нужного названия и не обращая внимания на нытьё сына.

— Может это? — спросил мальчуган, схватившись за бесплатный тестер с надписью «детский сад». Он снял колпачок и поднёс горлышко к носу.

— Фу-у, — отпрянул Юра, — ну и запашок.


Отец схватил бутылёк и сделал вдох. Мир вокруг мгновенно погрузился в букет из манной каши, компота из сухофруктов, резиновых игрушек и свежеокрашенных стен.


— Прекрасно, столько воспоминаний сразу, — расплылся в довольной улыбке мужчина, на секунду забыв о поисках.

— Что уж тут прекрасного — полироль, которую тётя Катя постоянно нюхает, и та лучше пахнет, — пожал плечами Юрка и, выхватив тестер, закинул назад на полку.


— А что конкретно мы ищем?

— Я, честно говоря, не знаю, там много всяких ароматов было, — задумчиво произнёс мужчина. — Помню, пахло солнцем.

— Солнцем? — удивился Юра, — разве солнце может пахнуть?

— Может. Но я не знаю — как, — отец снова вернулся к поискам, переходя из ряда в ряд.


Юра решил, что с такими вводными данными они здесь надолго и нужно прибегнуть к помощи консультанта. В лице молодой девушки, лениво слоняющейся между рядами, он нашёл подходящую жертву для дурацких запросов отца. На её бейджике золотыми буквами было написано: Мария.


Спустя пять минут совместных поисков мальчик уже бежал к отцу с новым тестером.

— Вот, запах дачи, может, подойдёт?

Отец схватил бутылёк и опустил в него специальную бумажку, а затем поднёс к носу. Запах яблок, сырых досок, свежескошенной травы и, самое главное, летнего солнца тут же вскружил ему голову.


— Отлично! — похлопал он сына по плечу.

Тот уже обрадовался, и хотел было направиться к выходу, но отец, на удивление, не спешил уходить.


— Это ещё не всё. Я помню, там был запах детского крема.

— Детского крема?! — переспросил с удивлением мальчишка.

— Да! Я точно помню!


Юра протяжно выдохнул, а затем снова исчез среди бесконечных торговых рядов.

Через минуту он уже дергал бедную Марию за рукав и просил снова помочь.

— Вот! Не поверишь — у них на складе валялся всего один экземпляр, — запыхавшись, протягивал сын бутылёк с выцветшей наклейкой.

Отец вдохнул и закатил глаза от наслаждения:

— Да, это оно.

— Теперь всё? — с надеждой в голосе вопросил Юрка, но всем своим нутром чувствовал, что нет.

— Помню, пахло бумагой и шерстью.

Сын закатил глаза:

— Пап, а ты случайно не заболел? Если все эти запахи смешать получится полная били…бери…дерда…Белиберда! — вспомнил наконец слово Юрик.

— Не получится! — уверенно заявил отец и с неугасающим энтузиазмом ринулся напролом в новый ряд.


Юра закатил глаза и, надув щёки, отправился на поиски уже скрывающейся от него Марии.

— На! — протянул он нервно два флакона, на одном из которых было написано: шерсть, а на другом: бумага.

— Спасибо сынок, ты просто молодец! Обещаю, что как только всё найдём, я куплю тебе любой запах, какой захочешь!

— Как? Разве ещё не всё?!

— Почти. Я чувствую, что не хватает ещё одного…

— Может я вам смогу помочь? — возникла перед этой парочкой взмокшая Мария, которой все эти поиски уже изрядно поднадоели.

— Мы пытаемся сделать смесь запахов, чтобы получить свой, — улыбнулся ей в ответ растерянный отец и показал те бутыльки, которые Мария сама нашла для них ранее.

— Есть предположения, что нужно искать?

— Ну…— замялся мужчина, было видно его смущение, — там был запах вермишелевого супа, помните, был такой, с буковками?


Девушка задумалась.

— Знаете, я о таком никогда не слышала. Нужно посмотреть по базе, пойдемте к стойке информации, я гляну.

— А мы сможем потом всё это смешать?

— Конечно, не проблема!

Все трое направились к главному компьютеру, где должна была быть поставлена финальная точка.


Бегло щелкая клавиатурой, Мария пробивала все возможные названия, прямо или косвенно связанные с лапшой и супом, но ничего похожего ей не попадалась. Вернее, похожего было много, но отец настаивал, что суп должен быть именно из пакетика, а лапша именно в виде букв.

— У него особенный запах, — восторженно говорил он, словно речь шла о самых дорогих духах на свете, от чего Юра и Мария устало переглядывались между собой.


— Невероятно, я и не знала, что у нас такие есть, — хихикнула девушка, наконец найдя нужную строку, — правда, придётся подождать. Запах находится на складе в другой части города.

Юра в последний раз посмотрел на отца с надеждой, что тот передумает, но увы... Мужчина сиял как новый автомобиль и находился где-то далеко от всех проблем на свете.

Спустя час все трое: отец, сын и непонятно как ввязавшаяся во всю эту историю Мария, стояли возле специального миксера, где должны были смешаться все найденные ароматы. Процесс запустился и, спустя десять минут, из специального отсека на свет появился флакон с невиданным до этого момента запахом.


Первым попросился попробовать Юра — как самый пострадавший.

Он погрузил бумажку по самый корень и, вынув, поднёс к своему маленькому носу. Чуда не произошло. Запах оказался каким-то нейтральным, обыденным, совершенно простым как, скажем, запах весны или школьного кабинета.


Мария не рискнула нюхать. Она ждала лишь одобрения и чаевых за свои труды.

Когда очередь дошла до отца, он осторожно, дрожащими пальцами, сжал бумажку и поднёс её к носу. Через мгновение из его глаз потекли слёзы.

— Это он, — всё, что смог произнести мужчина.

— Кто он? Чей это запах, пап? — не мог понять настрадавшийся Юра.

— Так пахло от моей мамы.


Александр Райн

Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

Тот самый запах Авторский рассказ, Фантастика, Фантастический рассказ, Будущее, Парфюмерия, Запах, Воспоминания, Родители, Детство, Аромат, Отец, Сын, Супермаркет, Длиннопост
Показать полностью 1
263

Помощь из будущего

Володя сидел в туалете уже час. Он дошел до восьмого уровня в новой игре, которую скачал на телефон и не собирался останавливаться на достигнутом. Это был его первый выходной из двух, и он вполне мог бы провести его так как хотел: сидя на унитазе или лёжа на диване — и то, и другое звучало просто отлично, но планы его порушились внезапным звуком открываемой входной двери. Володя так сильно испугался, что, наконец, сделал то, ради чего зашёл в туалет час назад.


Вова жил один, именно поэтому мог позволить себе длительные заседания на горшке и игры в телефоне до посинения, а, значит, в квартиру проникли воры.

Нужно было что-то предпринять, но из оружия в туалете был только ёршик и пустой баллон освежителя, который кончился ещё два года назад и находился здесь в качестве досугового чтива.


— Ты так всю жизнь прос… кх-м, профукаешь на горшке, — послышался голос из прихожей, который Вове показался пугающе знакомым.

Что ж, преступник знал о расположении хозяина, значит, в героя сыграть не получится. Вова даже обрадовался, ведь героизма в нём было не больше, чем давления в баллоне использованного освежителя.


— Кто здесь?

— Здесь только ты, — ответил голос снаружи.

Володя сглотнул нервный комок, а затем, собравшись с духом, задал ещё один вопрос:

— Что вам нужно? У меня ничего нет!

— Я в курсе, что у тебя ничего нет, потому и пришёл. Давай, выходи, потолкуем, — голос явно принадлежал человеку в возрасте.

Володя закончил начатое и даже прошёл уровень до конца, а затем вышел из уборной, вооружившись ёршиком.


— Быть не может! — вскрикнул хозяин квартиры и выронил грозное оружие из рук.

— Может, Володя, может, это я! Вернее — ты, из будущего! — говорил пришелец в невероятно футуристических одеждах, словно он только что сошёл с экрана фантастического кино. У него была желтая резиновая куртка на заклёпках, резиновые штаны и ярко-жёлтые ботинки на высокой подошве, тоже из резины.


— Вот это да! — восхитился Вова. — В будущем все в таких одеждах ходят?!

— Нет, только те, кто работает на производстве резиновой одежды, остальные люди одеваются нормально. Вот видишь, до чего ты нас скоро доведешь?! — сокрушался Володя из будущего.

— Хочешь сказать, что я так и не стану бизнесменом?!

— Отчего же, станешь в 2030 году, только прогоришь через два месяца. Так что идею разведения страусов на балконе брось — нерентабельно.

— А как там, в будущем?! — Володя был так взволнован, что не сильно огорчился печальным известием.

— Неплохо. У каждой семьи есть свой робот.

— Ого! А как же восстание машин?!

— Было. Настоящий ужас. Правда, всего три года продлилось. Они потом сыпаться начали, электроника заглючила, даже краска пооблетела, большинство потом их по «трейд ин» сдали. Нашу страну вообще почти не затронуло: пока наши роботы друг друга прикуривали и толкали, восстание закончилось.


— Вот так да, а что там с общественным транспортом? Телепорт придумали?

— Придумали. Правда, дальность пока только на сто метров. Пользуются, в основном, бабки, в «Дикси» телепортируются за луком и укропом, да на почту, чтобы лишний раз поругаться. Очереди только выросли, будь он неладен этот прогресс.

Вова восторженно вздохнул, слушая эти невероятные рассказы.

— Ладно, некогда мне тут лясы точить, нам нужно положение дел исправлять! Между прочим, кран в ванной поменять бы лучше сейчас, а то скоро прорвёт, затопим соседей и будешь пять лет им потом ремонт делать.


— Да, ты прав, надо! — ответственно заявил парень.

— Ой, да что я на тебя надеюсь, — старик открыл шкаф, достал ящик с инструментом и выудил оттуда новенький кран, который Вова из настоящего купил ещё три года назад.

— Спустя столько лет ты помнишь о том, что кран лежит в ящике с инструментами? — удивился парень.


— Да он там сих пор лежит — спустя тридцать лет, мне каждый день напоминание в телефоне приходит о замене!!! Нам после потопа слесарь из управляющей компании свой принёс и поставил!


— Да зачем нам кран?! Ты же из будущего! Денег теперь сможем заработать! — радостно остановил Володя свою копию.

— Есть идеи? — старик явно обрадовался такому энтузиазму.

— Как? Я думал, что ты пришёл из будущего уже с идеями…

— Нет… Я так ничего и не придумал, решил, что вместе найдем способ: две головы лучше, чем одна.


— В нашем случае количество голов мало что решает, — огорчённо заявил Володька и почесал бесполезный затылок. — Точно! Нам нужно делать ставки! Кто там в следующем чемпионате мира по футболу выиграет?!


— А я откуда знаю?! Я же футбол терпеть не могу!

— Точно… Ну а с акциями что? Кто взлетит? Давай я продам квартиру, купим пакет! Заживём!

— Боюсь, что пакет мы купим только в продуктовом, я же так и не закончил заочное обучение на экономическом. В следующем году от тебя Ленка залетит, вот ты и заберёшь документы из института, — ещё более расстроенно сказал старик, крутя в руке новенький кран.

— Ленка? Дочка начальника, что ли?! — довольно облизнулся Володя.

— Дочка… Только не начальника, а маминой подруги по даче. Запомни, домашнее вино не пей и за теплицей стихи не читай, иначе до конца жизни будешь ездить сорок соток вскапывать! Десять на своей даче и тридцать — на соседской!


Володя вытер холодный пот со лба и нервно закивал.

— Ну а что тогда делать? Может хоть доллары там купить или евро?

— Нет. Через год все страны на единую криптовалюту перейдут.

— Тогда, может, нефть?

— Исключено, она вот-вот закончится, никто просто не хочет панику наводить, а, по факту, на «Лукойле» последнюю бочку разливают, так что скоро тебе на дачу за своим «Туристом» ехать, на котором, кстати, цепь смазать нужно и тормоза поменять. Запомни этот совет, — старик показал большой шрам в половину локтя. — Там, кстати, Ленка будет в купальнике, с ней не здоровайся, понял меня?!

— Угу, — мечтательно согласился Вовка из настоящего.

— Конечно, понял ты…


— Ну и что тогда ты сюда припёрся, если помочь никак не можешь?! — обиженно огрызнулся парень, глядя на свою бесполезную копию из будущего.

Старик молча погладил себя по подбородку, кашлянул, открыл рот, затем закрыл и наконец заявил:

— Лучше всего, если ты деньги откладывать начнёшь, а не тратить на всякую ерунду вроде новых моделей телефонов, которые выходят каждые полгода. Накопишь, квартиру продашь и уедешь куда-нибудь на море жить. Купишь там маленький домик, устроишься охранником в банк и будешь страусов разводить, а не вот это вот всё, — развёл он руками. — Ладно, я поехал обратно, надеюсь, что все мои советы до тебя дойдут, и когда я вернусь, то буду гулять по золотому пляжу, а не по сортировочному цеху.


Мужчина похлопал самого себя по плечу и направился к входной двери.

— И это… кран-то поменяй, — сказал он напоследок.

— Ага, — ответил Вова, — завтра и займусь, — с этими словами он положил кран в ящик для инструментов, а в телефоне поставил напоминающее сообщение.


Александр Райн


Александр Райн

Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

Помощь из будущего Авторский рассказ, Будущее, Помощь, Фантастический рассказ, Юмор, Графоманство, Длиннопост
Показать полностью 1
74

Последнее изгнание

С последнего изгнания прошло больше месяца и денег оставалось лишь на хлеб, но я предпочитаю скотч. Благо, что здесь, на его родине, проблем достать подобное не возникает.

Проклятые крестьяне, наверняка, жалеют о том, что молились о дожде неделю назад, ведь с тех пор он не прекращается ни на минуту. Теперь их посевы медленно тонут в безжалостной воде в то время, как мужики тонут в безжалостном вине.


Крыша моей лачуги прохудилась, и вода стекала на единственное кресло, отчего весь дом пропах мокрой псиной.

Холодный виски согревал ненамного лучше того дерьма, что Склиф называет чёрным чаем. Мне приходилось то и дело подбрасывать мебель и книги в огонь, но тот был ненасытен — прямо как мой компаньон.


«Проклятая дыра!»


Последние три дня я только и делаю, что слоняюсь из угла в угол, читаю и гоняю в голове одну и ту же мысль: «Почему?»


«Почему вся слава и деньги достаются Склифу? Он живёт в лучшей гостинице города, ест мясо, пьёт холодное вино и трогает горячих женщин. В то время как я вынужден дышать плесенью и дожидаться, пока моё тело окончательно умрёт от лихорадки! Нет, я конечно понимаю, что Склиф у нас — звезда шоу. Он, безусловно, отличный актёр: эти его горящие глаза, дымящееся распятие и та тарабарщина, что он изрыгает своим беззубым ртом — всё это производит впечатление на безграмотных чурбанов.


Я снова наполнил стакан, и, отломав ножку кресла, бросил её в затухающий камин.

«Да, он находит жертвы. Он видит людей насквозь, слышит их разговоры, он всегда точно знает, где больше заплатят. Но это я делаю всю работу!


Я вынужден теснить эти противные душонки из грязных тел их хозяев! Я ношусь по стенам и потолкам, цепляясь ногтями за камни и доски. А ведь детские пальцы такие слабые, разве это справедливо?!


Меня бьют, связывают, прижигают калёным железом, а потом появляется Склиф в своём белом платье. Он приносит «святую воду», которую набирает из колодца за домом, и распевает: «Ля-ля-ля тра-та-та» — поёт фальшивым голосом какую-то бессвязную чушь. Уверен, что он понятия не имеет что несёт. Если бы Склифа слышали носители языка, то изгнали бы его, а не меня.

А ведь так хорошо всё начиналось: деньги, бордели, молодые тела, я жил как герцог, а потом он решил потянуть одеяло на себя. Но я не намерен больше это терпеть, с меня хватит!» — мой кулак с грохотом опустился на стол так, что стакан подпрыгнул. Я выпил остатки пойла прямо из горла.


«Решено: никакого больше экзорцизма, пентаграмм, молитв и распятий! С меня хватит всей этой ерунды! Пускай Склиф ищет себе другого демона, а я найду себе новое тело — какого-нибудь самоубийцу. Обрету покой вместе с этим заплутавшим грешником, отправлюсь в горы, подальше от людей. Буду пасти овец и пить виски до тех пор, пока солнце не испепелит эту гнилую планету».


Тук-тук-тук...


— Кого там чёрт принёс?!

Шатаясь на нетвёрдых ногах, я дошёл до двери и открыл её. На пороге стоял Склиф. С его седой бороды на пол стекали холодные ручьи.

— У нас новое дело, — улыбался старик.

— Послушай, — начал я заплетающимся языком...

Но он не давал мне вставить слова: — Здешний аббат — просто находка!

— Склиф, я хочу сказать…

— Помолчи пожалуйста. Так вот. Этот тип принесёт мне, нам, кучу золота! Местные в нём души не чают, а моё начальство давно мечтает его сместить. Этот тип зазнался, он считает себя святым! Представляешь? Святее, чем я! — он истерично размахивал руками, но я не слушал.

— Я хочу уйти, — наконец сказал я так, что Склиф меня услышал.

— Уйти? Сейчас? Ты не имеешь права уходить сейчас, когда всё так хорошо!

— Я не спрашиваю твоего разрешения! — рявкнул я на него.

— Хорошо-хорошо! Ты можешь идти — это твоё право, но почему бы не заработать на дорожку немного денег?

— Ты платишь мне вшивые двадцать процентов!

— Давай так: я заплачу тебе пятьдесят и разбегаемся, договорились? — вид его был таким серьёзным, что я не мог учуять подвоха, даже мысли прочесть было невозможно.

— С чего вдруг такая щедрость?

— Я стану их новым аббатом! Мне не нужно будет больше заниматься этим. Ты сможешь уйти, а я останусь здесь. Устраивает?


Я попинал ногой косяк двери. Денег и правда не было, даже на дорогу.

— Чёрт с тобой, когда нужно идти?

— Сейчас, — широко улыбнулся он, и мы вышли в холодную сырую ночь.

— Это что за полудохлый сморчок? — смотрел я на скулящего во сне худого старика, который, казалось, мог умереть от сквозняка.

— Это твой новый дом! — радостно шептал Склиф. — Йосиф О`Шакпи. Наше начальство зовёт его просто — Йош. Тип много и красочно болтает, считает себя знатоком всего на свете, но реальных дел никогда не касался, для тебя — раз плюнуть.

Я смотрел на болезненную кожу старика с отвращением. Мне не хотелось лезть в его шкуру, но это было последнее дело, и я согласился.


Несмотря на слова Склифа, душа Йоша была не так проста и мне пришлось попотеть, но в итоге я заткнул его внутренний голос и приступил к тому, что мы с моим компаньоном называли балаганом.


Крики на выдуманном языке, безумные глаза и ползания по стене быстро сделали своё дело, и по городишку поползли слухи.

Охваченные ужасом люди не покидали домов. Их единственная защита от дьявола была повержена. Йош, в чьи руки они вверили свои души, был одержим. Меня силой привязали к кровати и провели несколько своих идиотских ритуалов. Я лишь смеялся и плевался желчью им в лицо.


Город собирались сжечь, но тут, как нельзя кстати, оказалось, что в местной гостинице проживает один святой отец, чьё имя и слава экзорциста известны на всю Европу.

Склифа доставили ко мне. Обойдя мою кровать с умным видом и деловито цокая языком, он, как обычно, заявил об уникальности случая и дороговизне обряда. Склиф произносил цифры, а я высчитывал свою долю и пускал слюни.


Вечером начался процесс изгнания. Меня привязали к деревянному кресту и установили под сводом здания, чётко посередине —для лучшей связи с небесами. Клоуны!

Нос царапал запах тающего воска и ладана. Весь храм был усеян горящими свечами, а десятки людей держались за руки и шептали молитву в унисон. Признаюсь, таких пышных проводов я не ожидал.


Наконец в зал вошёл Склиф. Его наряд блестел чистотой и был выглажен до последней морщинки. Священник выглядел трезвым и даже чересчур официальным — таким я его ещё не видел.


Он достал своё распятие и флягу, наполненную грязной водой из местного источника.

Началась моя любимая часть. Склиф что-то бормотал себе под нос, несколько раз вскрикивал, словно ему наступили на ногу, а потом началось странное:

— Назови своё имя, демон! — крикнул он мне.

Этого не было в сценарии, но я решил подыграть.

— Пошёл ты! А-у-у-э!

— Слушайся меня, слуга Сатаны, нечисть, тварь, которая пришла захватить души этих несчастных людей! — выл он противным голосом, а затем плеснул мне в лицо из фляги. Кожа моя зашипела, и я почувствовал ужасную резкую боль.

— Что за ...?! Какого хрена?!

— Имя!!! — наращивал громкость Склиф и снова плеснул мне в лицо водой.

Это было невозможно, я чувствовал невыносимую боль. Плоть дымилась, а сердце стучало в ушах.

— Что ты задумал, старик?! — взревел я.

— Я хочу знать, как тебя зовут, чтобы изгнать навеки! — с этими словами он направил на меня распятие, и я понял, что оно другое. Голова моя запрокинулась, из глотки вырвался истошный вопль, который был следствием моих душевных и физических страданий.

— Имя! — повторял этот разодетый попугай.

— Ты знаешь его! Чёртов ублюдок! Люди, эй вы! — обращался я к горожанам. — Он дурит вас! Послушайте, он просто хочет забрать ваши деньги, гоните его прочь, я оставлю в покое вашего аббата, умоляю!

— Тебе не обмануть нас, лучше просто назови имя и вали в ад! — кричали мне в ответ из толпы.

На лице Склифа сияла жестокая улыбка. Этот ублюдок победил. Он был их спасителем, а я не мог вырваться из тела, потому что рядом не было других. Склиф снова облил меня водой и начал читать молитву. Тело моё ломало, кровь сочилась наружу изо всех щелей.


— Имя!


— Аммок! Аммок!!! Ты, чёртов предатель! А теперь оставь меня в покое, ты обещал, что это последнее дело и я уйду!

Склиф замолчал. Онспокойно смотрел на мои мучения, а когда я успокоился, то он позволил прочесть его мысли:

— О, ты уйдёшь, я обещаю! Ты думал, что можно просто взять и кинуть меня?! Ты просто жалкий чертёнок, слабак! Мы могли стать богачами! Всё так хорошо начиналось. Мы заработали имя, стали популярны. Да, была пара провалов, но сейчас всё должно пойти в гору, а ты решил уйти.

— Мне не нравится эта работа! Я не хочу причинять боль людям! Ведь я знаю каково им — я всё чувствую, когда вселяюсь в них!

— Тогда почувствуй это!


Он снова заговорил. Из его рта вырывались слова неизвестной мне молитвы, где постоянно фигурировало моё имя. Я чувствовал, что сгораю заживо.

Люди радостно галдели, глядя на представление. Я чувствовал, что это конец, а потому решил, что нет смысла утаскивать за собой аббата и вышел из тела, которое тут же обмякло. Он жив, я знал. Склиф не успел нанести фатального разрушения. Мой дух устремился прочь из храма, но почему-то не под землю, а наверх, к куполу.

Я достиг свода и прошёл сквозь него.


Вечер был безветренным и тёплым. Снизу сотни факелов, словно светлячки, окружали храм, ожидая развязки. Но я больше не принимал участия в этом балагане. Меня несло в сторону горных вершин, туда, где не было ни единой души. Со мной говорил голос, но это был не Склиф. Он рассказал мне о том, что я спас святую душу, а та, взамен, спасла меня. Это был мой билет в спокойствие, которое я ощутил впервые за десятки прожитых лет. Я был свободен.


Александр Райн


Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

Последнее изгнание Авторский рассказ, Экзорцизм, Демон, Мистика, Сверхъестественное, Рассказ, Священники, Обряд, Дух, Мошенничество, Длиннопост
Показать полностью 1
509

Спасибо...

День начался отвратительно. Соседям вдруг резко кольнуло в одно место выкинуть на помойку шифоньер, — в восемь утра, в воскресенье, — чёртовы идиоты. Этот необъятный «гроб», сколоченный из скалистых пород, не иначе, перегородил весь проход, заняв собой всю лестничную площадку.


Отец и сын, два доморощенных хлюпика, явно переоценили свои возможности, и теперь их личная проблема стала проблемой четырех этажей.

Пришлось тащить вместе с ними.


— Спасибо, Кость, — протянул мне свою нежную ручку этот сухощавый старый жмот, пожалевший деньги на грузчиков. Пришлось пожать — я же воспитанный.

Следующим сюрпризом был старенький «Nissan», заблокировавший мой автомобиль.

— Толкнуть не поможете? — смотрела на меня телячьими глазами дамочка размером с пятиклассника и при этом вся в белом. На заднем сиденье ревело, надрываясь, и пускало носом пузыри подрастающее поколение таких же неумёх. От этих криков у меня звенело в ушах, пришлось дать ему мой любимый разноцветный брелок кота с вываливающимися глазами. Сработало, плакса умолк.


Я было упёрся в зад этого ведра на колёсах, но тут понял, что спина ещё не отошла после недавних силовых упражнений со шкафом. Пришлось достать провода и прикурить её, благо длины хватало.


— Спасибо вам огромное.


«Да пошла ты», — хотел сказать я, но лишь кивнул в ответ.

Мир решил меня довести до белого каления и не переставал удивлять. На кассе в магазине образовалась пробка: столкнулись кассир и бабка с сыром по акции, который без карты магазина пробивался по полной стоимости.


— Почему у вас ничего не написано на ценнике? Это же в два раза дороже! — тряслась старуха в таких очках, через стекла которых можно разглядеть кратеры на Плутоне.

— Там всё написано, смотреть нужно внимательно, теперь ждите администратора, чтобы я смогла отменить покупку, — голосом Брежнева, протянула единственная кассирша в торговом зале.


Очередь гудела и вибрировала как линия электропередач. Я не мог больше это терпеть.

— Я заплачу, только давайте уже берите свой сыр и не задерживайте нас, — протянул я деньги, еле сдерживая себя, чтобы не сорваться на крик.

— Пакет надо?

— Не надо, не надо, спасибо огромное, — радостно махала авоськой счастливая обладательница самого дорого сыра в радиусе ста метров.


Проклиная про себя весь этот маркетинг и неуклюжих стариков, выхожу на улицу и понимаю, что забыл свой пакет в шкафчике хранения. Возвращаюсь и натыкаюсь на него. Маленький, лохматый, с засохшими козявками на носу пацан почти сбивает меня с ног.


— Можете, пожалуйста, проводить меня до дома? Там собака бегает страшная, лает и бросается, у неё пена изо рта, я еле убежал, — кричит этот недоросль и дёргает меня за куртку.

Действительно, в магазине же больше никого, только я.

— Мальчик, тебе что, не говорили, что с незнакомыми дядями разговаривать нельзя? Тем более ходить куда-то? — пытаюсь я откреститься от новых непредвиденных задач.

— Мне вон та тётенька сказала, что знает Вас и Вы — хороший, — указал он пальцем на мою соседку тётю Машу — жену того престарелого пауэрлифтера с шифоньером.

Женщина улыбается мне своей вставной челюстью и машет. Кисло улыбнулся в ответ: «чтоб тебе пенсию задержали». Пришлось тащиться через две улицы в совершенно ненужном мне направление. Никакой собаки, кстати, мы не встретили: «хотя было бы здорово, если бы пёс завершил начатое», — думал я про себя.


— Спасибо большое Вам, —потирал свой сопливый нос пацан, прощаясь.

Выходной день на то и выходной чтобы отдыхать, а не слушать, как за окном визжат. Вечером я пытался посмотреть сериал, но реплики главных героев то и дело прерывал женский истеричный крик, от которого мне хотелось убивать. Я терпеть не могу, когда кричат, тем более женщины. «Должно быть, какие-то алкаши или наркоманы с ума сходят», — с этими мыслями я хватаю ложку для обуви и вылетаю на улицу, чтобы спугнуть этих сволочей.

На улице темно, иду на звук, благо или в наказание, слышимость во дворе отличная. Подхожу к стоянке и вижу, как какой-то двухметровый ухарь таскает за волосы источник шума.

— Эй, полудурки, люди вообще-то отдыхают! — наконец даю волю своему гневу.

— Иди куда шёл, мудила! — прилетает мне в ответ.


Что ж, зелёный свет мне был дан. Аки бравый гусар, я уверенно поражаю врага огромной стальной ложкой, которая досталась мне ещё от деда. Он с её помощью, наверно, свои ботфорты надевал. Враг моего спокойствия и просто невоспитанный гопник, получив ряд неприятных для головы и туловища ударов, ретируется, оставляя за собой шлейф свежего перегара и дешёвого дворового мата.


— Спасибо большое, — плачет, сидя на бордюре, нарушительница моего спокойствия. Благодаря её росту и пафосным белым тряпкам, я узнаю утреннюю недоводительницу «ниссана». Хочу уже уйти, но тут она начинает со мной делиться совершено ненужными мне фактами своей жизни. За две минуты я услышал сценарий, сравнимый с целым сезоном сериала. Оказывается, это её бывший муж, который, как только напивается, приходит сводить счёты. Пришлось вести её домой, а назавтра вести на работу, встречать с работы, вести в кино, кафе, на море, в загс.

Видит Бог, я этого всего не хотел, людей в принципе ненавижу. Будь моя воля, я бы их всех на луну отправил — вот такой я злой, а мне почему-то все говорят спасибо.


Александр Райн


Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

Спасибо... Авторский рассказ, Доброта, Мизантропия, Люди, Улыбка, Помощь, Эгоизм, Зло, Рассказ, Помощник, Спасибо, Длиннопост
Показать полностью 1
198

На речку

― Пап, долго ещё мне тут стоять? Я уже устал, у меня дел по горло, там ребята собираются через час, у нас бой в танки, я же всё пропущу, ― нудел Серёжка, размахивая удочкой и срубая ею листья с крапивы.


― Цыц, тебя на шухер поставили, а не ныть, я почти собрал крыжовник, потом ещё вишни надерём и пойдём.

― Да сдалась тебе эта вишня, в «Ленте» сейчас по акции черешня новозеландская, а мы как оборванцы какие-то по чужим участкам шарахаемся.


Тут Серёжку в затылок что-то больно кольнуло.


― Ай, ― обернулся пацан и увидел улыбающуюся отцовскую физиономию, торчащую поверх забора. Губы, зубы, борода, нос мужчины были красными, глаза блестели преступным задором, словно это был лев, который только что разорвал бедную антилопу. Отец снова плюнул косточкой, но на этот раз промахнулся.


― Это вы сейчас привыкли к «Лентам». Нажрётесь этого ГМО, которое годами не тухнет, а тут ― настоящая вишня! Я эти участки с детства знаю! Раньше только на них и обедали с друзьями, когда на речку ходили!

― Да это же воровство!

― Зато так вкуснее. Это тебе не с корзинкой, как обморочный, шататься по рядам и носом водить, здесь за каждую ягоду жизнью рискуешь, а риск всегда вкусу добавляет. На́ вот, ― протянул он горсть недоспевших ягод сыну.

― Да не хочу я!

― Бери, говорю! А то мамке расскажу, по каким сайтам ты шарахаешься.


Парень нехотя взял горсть ягод и, брезгливо посмотрев на них, закинул в рот.


― Ну вот, теперь ты мой соучастник, под трибунал вместе пойдём, ― злорадно улыбнулся отец.

― Да ну тебя, ― сплюнул Серёжка косточку и порубил крапиву на куски.

― Не перечь отцу! Сказал: «вместе под трибунал», значит, вместе! На́ вот, крыжовника пожуй, ― появилась рука с зелёными ягодами и, кажется, несколькими гусеницами.

― Фу, да он неспелый же!

― Зелёный вкуснее, от красного живот болеть будет.


― Эй! Кто здесь?! Я же говорил, ещё раз увижу — убью!!! ― раздалось откуда-то из-за угла

― Серёга! Мать твоя красавица, ты чего не следишь?! ― буркнул отец и через секунду его худое сгорбленное тело по-мальчишечьи ловко перекидывало ногу через забор. Серёга, впервые оказавшись участником преступления, да еще и пойманным с поличным, не знал, что делать. Схватившись за голову, он начал метаться туда-сюда, то и дело крича, что не хочет в тюрьму и его заставили, а сам он вообще ягод не ест, это всё отец…


Раздался скрип, что-то рвалось. Судя по вою отца, рвалось будущее Серёги, его учёба в институте, его карьера web-дизайнера и большой дом как в голливудском кино, только в пригороде Иваново.


― Я зацепился, ― пыхтел отец, который никак не мог перевалиться через старый забор.

― Что мне делать? Что мне делать?! ― нервно повторял паренёк, наворачивая круги возле крапивы и от страха несколько раз останавливаясь, чтобы оросить местную черноплодку.

― Отбиваться! ― зарычал отец и снова дёрнул ногой, лишив штаны всякой надежды на восстановление.


Серёжка снова вооружился удочкой, которая уже успешно победила куст крапивы и приготовился к бою. Что-то приближалось к нему, тяжело дыша. Он не видел, ведь хозяин дыхания должен был появиться из-за угла.


Отец бросил попытки дорвать портки и отпустил руки, моментально исчезнув за той стороной забора. Что-то глухо сломалось. Серёга решил, что осиротел на одного родителя и уже обрадовался, что можно бежать. Оплакать родственника можно будет и в более безопасном месте, но, услышав за забором знакомый голос: «какой дурак боярышник рядом с крыжовником сажает?!» понял, что пути к отходу перекрыты.


Пацан сжимал удочку как двуручный меч, глаза его налились кровью, сердце колотилось, а в животе бурлило: крыжовник вступил в реакцию с вишней.


Из-за угла появилось дуло ружья, Серёжка сглотнул и снова посмотрел на черноплодку, чувствуя, что дерево нужно не только поливать, но и удобрять, но сдержался. И зачем он только с отцом поперся на эту речку? Дома так прекрасно: тихо, прохладно, холодильник рядом, wi-fi, все блага мира. Но нет, нужно было переться в эту жару на эту дурацкую рыбалку, через дачи, да ещё и без телефона. Серёга ненавидел себя за слабохарактерность. «Еды по дороге наберём, воды на колонке накачаем», ― передразнивал он слова отца про себя, представляя, чем теперь это аукнется.


Наконец появились руки: старые, сухие, похожие на ветки яблони, на которую отец тоже залез по дороге сюда. Руки сжимали длинное ружьё с легким налётом ржавчины на корпусе.

Когда появился хозяин ружья — старик в красной кепке и вытянутой майке, Серёга бросил удочку в кусты и поднял руки вверх в знак полной капитуляции.


― Не убивайте, я Вам танк американский подарю! ― выпалили Серёга первое, что пришло в голову.

― На кой мне танк? Я в железнодорожных служил, ― прошамкал старик, глядя на трясущегося подростка. ― Опять свои закладки собираешь, нарколыга малолетний?!

Серёга завертел головой. Мужчина навёл ружьё, раздался залп, правда, это по-прежнему были забродившие ягоды.


― А что тогда?

― В-в-в-и-шню, ― промямлил парень, ужасно надеясь, что отец его вот-вот выскочит из-за угла и огреет мужчину по голове.

― Вишню?! ― старик, кажется, удивился. ― Ты чего мне лапшу на уши вешаешь? Знаю я, какую ты тут вишню собираешь, каждую неделю тут копошитесь, весь забор мне перекосили.

― Правда, дяденька, мы вишню собирали и крыжовник!

― Мы? Так ты не один?!

― Пап! ― позвал Серёга свой единственный козырь. Вот сейчас он выйдет, и они поговорят как взрослые люди, отец всё объяснит, и они пойдут дальше, живые и здоровые.


Но отец предательски долго молчал.


― Папа, выходи давай! ― умоляюще стонал Серёга и поглядывал в сторону черноплодки.

― Вы, наркоманы, всегда врёте, а я врунов не люблю, ― процедил сквозь редкие зубы хозяин участка. ― Никто уже ради вишни на чужие участки не забирается, все сейчас только кайф ищут, как только земля вас носит. Прощайся с жизнью!

― Я правду говорю! ― от обиды у Серёги даже слёзы на глазах выступили.

― Не убедил, ― прицелился мужчина и хотел было нажать на спусковой крючок, как через забор перевалилось что-то тяжелое, матерящееся, без штанов, и рухнуло прямо в побитую и униженную крапиву.

―Ай! Ая-я-я-яй, как жжётся! ― вопило существо в кустах.

Старик переводил ружьё туда-сюда как флюгер, не определившийся с направлением ветра.

― Руки вверх! ― крикнул он, когда отец Серёжки, наконец, вылез из кустов: весь в царапинах, ожогах, запутавшийся в леске.

― Остынь, старик! Тебе пацан уже всё сказал! Вишни мы у тебя решили немного сорвать, жалко, что ли?

― А чего это ты без штанов ко мне на участок влез?!

― Влез я как раз-таки в штанах — гвозди забивать нормально нужно!

― Поучи меня ещё, как мне гвозди в свой забор забивать! Ладно, вишня так вишня, этого добра не жалко, всё равно каждый год осыпается, можете вон еще и груши за домом набрать, я всё равно кроме сливы ничего не ем, зубов не хватает, ― старик опустил ружье. — Сейчас на речку почти никто не ходит, это раньше мы шпану гоняли за то, что кусты обрывали да грядки как саранча обжирали. А сейчас… ― старик махнул рукой, ― одни только закладчики эти ошиваются.


― Вот видишь, Серёга, а ты боялся: воровство … воровство! Мир не без добрых людей! Ладно, пойдём. Спасибо Вам!

― Не за что.

Отец и сын пустились в сторону речки, а дед смотрел им вслед.

― Эй! А что это у тебя за шрам на заднице? ― крикнул он отцу вдогонку.

― А, да это мне в детстве солью из ружья пальнули, цветов нарвал на одной из местных дач для барышни своей.

― Уж не гортензию ли ты тогда сорвал?! ― снова, но уже негромко, процедил сквозь вставные резцы старик и вскинул на плечо ружьё.

― А вот теперь сынок, бежим в «Ленту»…


Александр Райн


Другие работы в социальных сетях:

группа в вк https://vk.com/alexrasskaz

Фейсбук https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

Дзен https://zen.yandex.ru/id/5fd331f981f2dd4b05cd8462

На речку Авторский рассказ, Рассказ, Отец, Сын, Детство, Дача, Ягоды, Река, Рыбалка, Кража, Воспоминания, Длиннопост
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!