RealMorlock

пикабушник
Истинный Морлок говорит, что думает, называет вещи своими именами. Пишу рассказы, люблю музыку, обожаю общение.
пол: мужской
поставил 32 плюса и 1 минус
204 рейтинг 51 подписчик 112 комментариев 10 постов 0 в "горячем"
28

Достойный.

А что, если бы супергерои обитали в России.



Небо озарилось синим пламенем. Поток хлынул не землю, расчерчивая узоры на замызганном грязью щебне.
Тор мешком плюхнулся на землю.
"Молот! Мой молот" - подумал он перед тем, как темнота окутала разум...


"Эй братан, ты живой?" - гнусавый голос вывел Тора из оцепенения.
С трудом приподнявшись на локтях, он сфокусировал взгляд. Белоснежные кроссовки Адидас материализовались перед носом. Подняв взгляд, Тор увидел молодого парня. Пожелтевшие зубы ощерились в улыбке.
"Живой вроде" - услышал он голос из-за спины.
"Где я? " - с трудом выдавил из себя Асгардец.
Компания парней дружно загоготала, глядя на него.
"Это ж надо так упороться" - съехидничал стоящий ближе всех.
"Ты в Воронеже чувак,. Хочешь радуйся, хочешь плачь!! "
Тор ни когда не слышал о таком мире. Может быть это был один из низших? Куда он никогда и не думал заходить?
Поднявшись на ноги, Тор наконец увидел всю компанию. Пятеро молодых ребят, явно людской расы. Значит он все таки в одном из обитаемых измерений. Это была хорошая новость.
"Я Тор, сын Одина и законный наследник трона Асгарда" - с гордостью заявил он. Это должно было произвести сильнейшее впечатление на низшую расу...
Но парни пуще прежнего пустились в хохот. У одного выпала сигарета изо рта, другой чуть не задыхался, третий расплескал все пиво вокруг себя, а двое других держались за животы.
"Слушай, а осталось у тебя че нибудь? " - успокоившись сказал ближний, видимо он был старший у них.
Тор пребывал в недоумении. Он был уверен, что его имя известно во всех обитаемый мирах.
"Да как вы смеете... вы... низшие существа..."
"Чеее ты сказал?" - протяжно выдал главный.
Вспышка, острая боль в переносице, носок ботинка в боку, и нестерпимая боль в паху посетили Тора за ломаную секунду.
"Ты смотри, ещё и борзый" - услышал он все тот же гнусавый голос.
Компания удалилась, милосердно оставив его приходить в себя.


Корчась от боли, Тор вспомнил, что сделал, вспомнил последние слова отца, понял свое наказание. Один лишил его сил, разделил его с неразлучным молотом. Теперь он перестал быть богом...
Но он докажет, что достоин. Ни в одном из миров не было никого, более достойного! Тор был уверен в этом, осталось только найти молот...
Воронеж, так наверное называется эта планета? Да уж, зрелище то ещё...
Напротив сияющего неоном огромного здания располагались жалкие халупы, готовые вот вот сложиться, словно карточный домик. Асфальтированные дороги резко обрывались в колеи из грязи. Роскошные дома соседствовали с обшарпанными пятиэтажками.
Сюрреализм... Тор даже подумал, что это всего лишь иллюзия, и его проверяют внутри виртуальной реальности. Но слишком уж сильно болели яйца...
"Надо найти молот" - определил он свою цель.
Тор чувствовал свое оружие, хоть теперь оно и не принадлежало только ему.
"Его возьмёт только тот, кто достоин" - вспомнил он слова отца.
Молот был не так уж и далеко. Но точное местоположение, все же, определить было не возможно.
"Нужно найти кратер. Молот не мог упасть не заметно".
Слева, на горизонте, небо подсвечивалось отблеском пожара, дым валил столбом. Видимо там и упал молот.
Тор быстрым шагом устремился к мьельнеру. Путь был не близкий, подсказывал внутренний компас. Люди с опаской смотрели на здоровенного мужика, одетого словно актёр играющий на сцене супергероя, переходили на другую сторону улицы, тыкали пальцем, снимали на телефоны. Но Тор не обращал внимания, он упорно двигался к цели. Его молот не должен был достаться никому из этого мира. Конечно, он был уверен, что здесь не найдётся существа, достойного им обладать, но медлить было нельзя. Он должен был вернуться в Асгард, предотвратить вторжение в этот мир, отомстить...


Выгоревшее поле пшеницы, словно гирлянда, поблескивало угольками, догоравшими на ветру. Где-то там был и его молот. Пепел вздымался гроздьями, закрывая обзор. Тор долго искал свое орудие, но отыскал лишь пустой кратер. Обследовав каждый сантиметр, он так и не нашёл молот. Видимо сюда упал какой-то обломок, случайно затянутый вместе с ним. Связь говорила, что молот где-то рядом, совсем не далеко.
"Эй мужик, потерял чего нибудь?" - услышал Асгардец оклик пожилого человека.

"Да! Я ищу свой молот. Он должен был упасть с неба где-то не далеко отсюда."

"Да не дай бог! Мало нам этой хренотени что-ли?" - тыкая пальцем в дымящееся поле произнес мужик." - " А насчет молота, слышал я тут мужики говорили, мол нашли кувалду какую-то расписную, да поднять никак не могли. Вшестером тянули, да не вытянули..."

"Где?! Где эта "кувалда" Скажи мне!!!!" - Тор быстрым шагом подошел к деду, схватив за плечи.

"Эй, полегче, полегче... да вроде речь об этом поле и шла."

"Нету тут ничего, я проверял. Но молот где-то поблизости! Что за мужики, где ты их видел?!"

"Дык вон, на той улице" - неопределенно махнул рукой дед "За теми домами..."

Тору и не надо было больше, он и так чувствовал молот, а теперь точно знал куда двигаться, чтобы найти его...

Веселая компания расположилась в самодельной беседке. Мужики весело переговаривались.

"Бубну он понес, точно говорю!"

"Да нет же, черву! В прикупе же две трефы было!"

"И что? Бубну говорю тебе, обдурить нас хочет! Ну мы щас паравоза-то на мизере ему всунем!"

"Да фиг вам!" - нервно улыбаясь выпалил худосочный мужик в тельняшке.

"Ходи давай в черву, щас отберем всю, а потом все пять оставшихся проглотит как миленький!!"

"Кхм, кхм" - привлек внимание компании Тор.

Мужики оценивающе прищурились.

"Че надо?" - недружелюбно спросил самый здоровый их них.

"Мне сказали, вы видели мой молот."

"Ну может и видели, а тебе какое дело?"

"Это мое оружие, и я хочу его вернуть!" - подойдя ближе сказал Тор.

"А нам то что с этого? Иди да возвращай."

"Где он?!" - со злобой выпалил Тор подходя ближе.

"А че так борзо? Может тебя манерам поучить? Или мама в детстве не научила волшебному слову?" - поднявшись во весь рост прорычал самый здоровый.

Выпрямившись, он оказался на голову выше и шире в плечах, чем Асгардец. На плече красовался парашют и три буквы "ВДВ".

"Я не желаю зла, просто скажите, где он?" - уже более кротко спросил Тор. Он вспомнил, что отец лишил его божественных сил, и эта детина напротив могла запросто расшибить ему башку.

Мужик оценивающе смерил его взглядом.

"А че одет как пидор? И вообще, с какого района?"

" Я прибыл из Асгарда."

"Первый раз слышу...."

"Да забей ты на него, у нас тут мизер в зависоне. Давай ложи карты, будем щас гору ему накидывать!!!" - окликнул детину тощий мужик.

"Да погодите вы. А ты с чего взял, что сможешь его забрать? Мы вшестером вон с мужиками поднять не смогли."

"Это мои проблемы. Так где он?"

Еще раз смерив взглядом Тора, мужик наконец ответил

"На поле был, если конечно кто нибудь все-таки его не утащил...."

"Ты врешь, его не было на поле, я там был!"

"Ну значит местные все таки утащили. Да вообще нам как-то пофиг. Иди ищи, не мешай"

Мужик снова сел за стол, аккуратно разложив карты.

Тор понял, что спорить с ним бесполезно.

Чутье подсказывало, что молот где-то рядом, совсем близко. Идя по улицам, наследник трона переваривал полученную информацию.

Зачем этот мужчина врал ему? Молота не было на поле, а забрать его оттуда никто не мог. Может это происки Локи? Или он просто над ним издевался? Ну ничего, я найду  молот, вот тогда и покажу свою истинную силу! Они навсегда запомнят имя ТОР!

Внезапно он почувствовал боль, словно разряд молнии выстрелом прошил руку, выйдя из плеча.

Это означало, что мьелнер найден. Он был совсем рядом, в нескольких метрах от него. На улице уже начала сгущаться тьма, окна домов светились искусственным желтым светом, но одно окно привлекло его внимание сильнее других.

Холодный свет молнии лился из него с необычайной силой, освещая все вокруг вспышками, похожими на сварку.


"Открывай хозяин!!!!" - настойчиво тарабанил Тор в окно.

Наконец занавеска отодвинулась, и он увидел озадаченное лицо старика, вкрадчиво рассматривающего его через запыленное окно.

"Чего тарабанищь?!"- сказал он, приоткрыв форточку.

"У вас мой молот! Впустите меня, я хочу забрать. Он мой по праву рождения!!"

Занавеска колыхнулась, вновь скрыв старика за выцветшими кружевами. А через минуту калитка справа  лязгнула засовом, немного приоткрывшись.

"А откуда мне знать, что это твой молот?"

"Только я могу взять его в руки!"

"Чета ты меня не убедил...." - старик уже собирался задвинуть засов, но Тор бесцеремонно поставил ногу в проем.

"Я могу описать  выгравированные руны, к тому же, на нем выбито мое имя и титул..."

"Ну хорошо, давай" - сдался старик, понимая, что не отвяжется просто так от неожиданного посетителя.

Он был похож на обтянутый бумагой скелет - тощий, кожа , словно промокашка, тонкая и ....

Руки дрожали, ноги с трудом держали его... И только глаза светились внутренним огнем, выдавая в нем скрытую силу. Тор видел такой взгляд в Асгарде у величайших воинов - спокойный, оценивающий без страха и упрека, уверенный в своем превосходстве.

Тор в точности описал молот, до мельчайших деталей. Он не хотел силой вламываться в жилище к этому человеку, отец научил его уважать старость и опыт.

"Теперь ты пустишь меня?" - спросил он старика.

Постой тут, я щас вернусь с сожалением сказал дед.

Через минуту он снова нарисовался в дверном проеме с мьелнером в руке....


Охренел, было не то слово, которым можно охарактеризовать состояние Тора в этот момент. Дедок стоял с грустным видом, протянув Тору сверхоружие.

"Мне чужого не надо. На вот, забирай раз он твой. Мужики бы хрен отдали, только они его поднять не смогли. А я траву косил не по-далеку. А потом каааак бабахнуло! Поле пшеничное враз выгорело все...Смотрю - кипиш какой-то, думаю дай гляну. Пришел - а там толпа народу этот молоток вытащить из земли пытается. А хрен там! Не поднять! Я битый час смотрел как они усираются. А когда разбежались с матюками, дай думаю гляну, что за зверь такой. Подошел, хвать - а он как пушинка весом. Думал бутафория какая, ан нет - гвозди с одного удара загоняет. И лампочки начинают сами собой гореть, как домой заношу. Полезная штука!Но раз уж он твой..." - старик протянул молот тору.

"Как ты смог..." - дрожащим голосом спросил Тор - "Это же невозможно..."

"Ну чего ты? Бери раз твое, а то передумаю!" - потупив взгляд сказал старик. Было видно, что он не хотел расставаться с такой полезной вещью.

Тор рывком выхватил молот из его рук....

Мьельнер с глухим звуком стукнулся о землю. Рукоять была у Тора в руке, но он не мог и на миллиметр сдвинуть легендарный молот с места. Ведь он еще не заслужил права им обладать, он был не достоин! Но как этот старик смог? Кто он такой? Один из богов? Избранный?

Кряхтя и натужно постанывая, Тор пытался сдвинуть молот с места, но безуспешно.

Старик заметно повеселел, наблюдая за его тщетными попытками.

"Эх ты, обманщик!" - с укором сказал он.

"Говорил, что твой, а у самого силенок не хватает его поднять" - дедок шустро схватил молот, словно пушинку, и поднял над головой. Тот засиял словно электрический фонарь.

"Ты не понимаешь человек. У тебя в руках величайшее оружие! Этот молот может решить судьбу наших миров!! Скоро начнется война, враги вторгнутся в ваш мир, всем жителям этой планеты грозит опасность, вас уничтожат!!!"

Взгляд старика стал холодным, глаза сверкнули отблесками электрических разрядов.

"Враги говоришь? В сорок первом мы тоже думали, что не сможем победить, бежали, прятались... И знаешь что? Нам надоело! И тогда мы развернулись, и начали сражаться, бить гадов, давить как тараканов. Сколько я их своими руками перебил, штыком заколол, в танках сжег. Мой страх остался там, на поле боя... "
"Этого врага вам не победить просто так, нужна сила молота!!" - отчаянно прокричал Тор.

Дедок с подозрением взгляну на Мьелнер. Молот вдруг засветился еще сильнее, а с ним засветились и глаза ветерана, разряды молний брызнули во все стороны, поджигая деревья, плавя кирпич. В воздухе запахло озоном.

Он вскинул молот вверх, и поток ослепительного света ударил в небо. Тело старика наполнялось силой, энергия вливалась в него вместе со знаниями бушующим потоком.

Впервые в жизни Тору было страшно. Этот человек обладал силой, превышающей даже его собственную. Кто он? Почему оказался достойнее сына бога?

Когда поток иссяк, перед ним стоял уже не старик. Даже не человек. Полубог. Воплощение силы и чести этого мира.

"Я отдал все, что у меня было в жизни за эту страну, этих людей" - прогремел его голос-"и отдам еще больше. Никакой враг никогда не одолеет наш народ. Мы переживем всех, убьем и ражмажем. Где там твои легендарные враги?" - с усмешкой спросил он.

"А тебя я отправлю обратно в Асгард к твоему непутевому брату. И передай ему, если он явится в наш мир - я ему этот молот затолкаю в задницу и прокручу столько раз, сколько потребуется, чтобы он понял..."

Защитник направил молот на Тора, яркий свет окутал его и понес вверх, обратно в Асгард. А в голове он слышал смех своего отца...



Извиняюсь за ошибки и недочеты. Рассказ был написан буквально за час, прямо в новом посте. Оценивайте, критикуйте.

Читайте мои прошлые рассказы, подписывайтесь. Буду выкладывать еще.

Показать полностью
7

Коля кент.


А что, если бы супер герои жили в России?


Дневной августовский зной сменился вечерней прохладой.Свежий, сладковатый запах скошенной травы смешивался с дымком от костра.Языки пламени веселыми чертиками выпрыгивали из потрескивающих поленьев, загребая сгущающуюся темноту.Здесь, в глубинке, в суровой челябинской повседневности, время словно замерло, остановившись где-то в глубине СССР. Солнце удлинняло тени, убегая за чернеющий вал горизонта.Уютная ложбинка на опушке, сокрытая от ветров, было неизменным местом сбора местных мужиков. Особенно в пятницу, после рабочего дня, здесь собиралась почти вся деревня. Несколько лавочек, бревенчатый стол и большая поляна для костра.Мужики сбредались навеселе, в предвкушении горячих бесед, карт и обильных возлияний.

Вокруг костра уже собралась приличная компания - был тут и Пашка Гангрена, худой как оглобля одноногий дед с пожелтевшей от махорки бородой. Был и Вася меценат - он однажды пожертвовал заезжим "сборщикам" аж целую тысячу, за что и получил свою кличку. Был и Миша Мясо, и два Сереги "из ларца", и Петя Вертолет... и народ все собирался."

Да ты наливай. Говори, и наливай "- растянув морщинистое, как мятая занавеска, лицо в улыбке сказал Михалыч. Местный тракторист-раздолбай с многолетним стажем."Так я ж наливаю!"- гаркнул в ответ Димка. Просто раздолбай с многолетним стажем."А закусь то есть?" - раздался веселый голос из темноты. "Так тебя ж ждем"На свет вышел крепкий мужчина в тельняшке и молча поставил на стол увесистый пакет. Сало, картошка, огурцы с помидорами, домашний компот вскоре оккупировали стол."Так, Мишке штрафную!" - скомандовал Михалыч."Ну, ахнем!"- Миша не моргнув глазом осушил полный стакан и со звоном впечатал его обратно в стол."Ну, между первой и второй..."- сказал он под одобрительные возгласы, и подвинул стакан Михалычу.Выпили

."Хорошо сидим" - заметил Миша, пожевывая помидор - "Жаль Коли Кента нету.""Ага, жаль. С ним весело!"

"А разрешите поинтересоваться, как его можно найти" - бесцеремонно вторгся в разговор молодой человек в зеленой ветровке, джинсах и кроссовках. За плечами у него был увесистый рюкзак а подмышкой планшет.Петрович вытащил замусоленный беломор из потрескавшихся губ и прищурившись, с хитрецой, спросил

"А ты кто таков будешь?"

"Вы извините, что я без приглашения..." - замялся парень-"я тут просто спрашивал, а мне сказали он тут часто бывает..."

"А тебе чего от него надо?"

"Да вы не подумайте... я журналист, из Москвы. Статью про него написать хочу."

"Опять журналюга! да чтож с вами делать то! Лучше бы вон на завод шел, сталь плавить! А то бегают тут со своими хреновинами" - Миша ткнул пальцем на планшет под мышкой у парня -"фигней занимаются".

"Да ладно Миша, успокойся" - гулким басом, словно сломанный сабвуфер, прохрипел Димка - "Лучше налей молодому. Журналисты, они ведь тоже.... нужны" - с паузой сказал он."Как звать тебя? - протягивая стакан спросил Михалыч.

"Иван"

"Ну, за твое здоровье Вань" - мужики синхронно, как в хорошо поставленном шоу, опрокинули стаканы и уставились на пацана. Тот в нерешительности поднес стакан к губами , выдохнув, сделал несколько больших глотков.

На большее его не хватило. Прикрыв рот руками он засипел, согнувшись пополам. Кто-то быстро сунул ему в руку огурец, под одобрительный хохот толпы. Парень яростно захрустел сочной мякотью и в мгновение умял его.

"Слабоват, но ничего, потренируем!"

"Это что, спирт?" - наконец смог выдавить из себя журналист.

"Он самый! Девяносто пять процентов! Мы тут люди простые, коньякам и абсентам не обучены." - ухмыльнувшись сказал Миша.

"А вот Коля может хоть цистерну выглушить за раз!" - снова забасил Димка.Толпа одобрительно ахнула.Ваня заметно повеселел, зрачки засверкали отблесками пламени.

"Ну так что ты там хотел спросить про колю?" - закуривая беломорину спросил Михалыч.Яркий прямоугольник планшета вспыхнул белым, выхватив из темноты сидящих вразброд жителей деревни.

"Как он у вас появился? И почему его кентом называют?" - спросил парнишка."А помнишь метеорит у нас тут упал?" - начал Михалыч, украдкой поглядывая на планшет, словно на диковинного зверя.

"Ну да, челябинский метеорит. Пять лет назад по моему...""Во во. Только не метеорит то был. Вот честное слово тебе. Это ж все скрывают щас... Петровичу на огород эта хренотень упала. Мы всей деревней сбежались тогда посмотреть. Думали, может самолет разбился, или ракета какая залетела не туда. А там хреновина, типа люльки, только какая то хрен пойми какая. И в ней ребенок, ну младенец еще. Мы тогда знатно приохренели..."

"А мне эта хреновина всю картоху с кабачками загробила"- откликнулся Петрович из темноты."Да молчи ты уже, вон смотри у молодого и так пальцы заплетаются в этой его хреновине"

Ваня и вправду с трудом управлялся с планшетом, часто промахиваясь мимо клавиш.

"Ну тогда для координации надо по сто грамм" - предложил кто-то из толпы.

"Поддерживаю" - ответил Михалыч, и потянулся к потертой полторашке.

"Да мне не надо, да я и так уже..." - мямлил журналист отнекиваясь от стакана.

Ты че, нас не уважаешь что-ли?" - пронзив Ивана стальным взглядом спросил Михалыч, запихивая стакан ему в руку. На этот раз там была налита только половина.

"Да ты закусь бери, не стесняйся"Вся компания снова синхронно залила горючее по бакам, а вместе с ними и Иван. Во второй раз он уже был готов, и быстро заел соленым помидором.

"Ух, хорошо-то как!... Ну в общем слушай дальше. Люлька та сгорела нафиг, а малой так и остался там сидеть. Ну че ребенку пропадать то, не в детский же дом отдавать. Да и что сказать? что он с неба упал? Так ведь нас всей деревней на дурку отправили бы. Вот и решили его бабке Нюре отдать, и всем селом помогать растить его. Царствие ей небесное" - перекрестившись добавил Михалыч.

"А парнишка то не простой оказался. Рос не по дням, а по часам вот те крест. За год вырос как двенадцатилетний. И главное всю школу на лету схватывал. Мы для него даже интернет заказали, ну чтоб ему легче учится было. Боялись его все..."

"Это почему?" - сверкая зрачками спросил Иван.

"Ну как те сказать... он раз на физре гранату так кинул, что на окраине два дома заново отстраивать пришлось. Так это он сказал, старался послабее."

"А как же документы, паспорт там... нельзя же просто так вот ребенка воспитывать, соцзащита там и все такое" - воскликнул разгоряченный спиртным Иван.

"Ой да брось ты. Да кому мы тут в этой челябинской жопе нужны. Да и Коля уже мужик взрослый."

"То-есть он за пять лет стал взрослым мужчиной?""Мужичарой! Здоровый как боров! И этими, свехрспособностями обладает, во!" - выдал Михалыч.

"А можно об этом попод-ррр-обнее" - прорычал совсем уж захмелевший Иван.

"Так он ведь и сам не знал. Ну сильный, ну вырос быстро, эка невидаль в наших то краях. Тут такие пахари есть, заместо плуга землю хуем ворошат" - толпа взорвалась громким смехом.

"Че ржещь,Микола, это я про тебя вообще-то!" - кивнул Михалыч на здоровенного детину возле костра. Народ пуще прежнего взорвался хохотом.

"Предлагаю выпить за наших мужиков!" - снова прокричал кто-то из толпы.Третий стакан Иван выпил уже на автомате.

"Ну вооот, значица. Завелись тут у нас какие-то заезжие бандюганы, неруси - то ли даги, то ли чечены, хрен их разберешь. Покоя не давали, ездили по деревням - то изобьют кого, то ограбят, то изнасилуют. Ну однажды кто-то из наших одного из ихних и подрезал. Не насмерть, но основательно. И приехала вся эта делегация нерусская к нам в деревню. Отдавайте, говорят, того кто сделал, или трындец вам всем." - Михалыч замолчал, выуживаю беломорину из пачки,и, подкурив от костра, продолжил

"А ребята им и говорят, ща мы одного кента позовем, с ним говорите. Ну и позвали колю. А Коля, он человек спокойный, после того как щелбаном мента чуть не убил. Пришел он, а там два гелика полных чурбанья. Все с ножиками, пистолетами. Они ему говорят, мол ты нашего подрезал? А он им - идите вы говорит нахуй отсюда, а то таких пиздюлей навешаю, что не унесете."Накинулись они на него всей толпой, а Коле хоть бы хны - биты об него ломаются, ножики гнутся, руки ноги по-разбивали, а толку никакого. Тогда ихний главный с пистолета в него целую обойму всадил. Вот тогда Коля и понял, что обладает этими, сфренспособностями, тьфу блин. Он их всех в гелик затолкал, а тот гелик затолкал в другой и прокатил их до карьера с приземлением на воду.Ох и веселились! Всей деревней неделю отмечали! А к Коле с того времени кличка Кент приклеилась.""За Колю наливай!" - загорлопанили мужики.Михалыч отточенным движением разлил жгучий спирт по стаканам, отмерив каждому с точностью до миллилитра.Иван был уже совсем хорош, но не пить, когда наливают челябинские мужики, не мог.

"Ну а дальше?" - спросил он выпив свою норму.

"Дальше? Оказалось он и летать может, и молнии из глаз пускать. И тридцать палок за раз бабе кинуть может!" - толпа вновь взорвалась хохотом.

"А потом прознали про него власти. Ой, что началось тут! Понаехали со всей России ученые да академики, вояки да разведчики. Будем, говорят, исследовать тебя, опыты ставить. На благо отечества служить будешь! Наградим, обогатим, по телевизору показывать будем."

"А он что?" - спросил Иван и икнул.

"А он и отвечает - идите вы говорит на хуй, а то... ну ты понял короче."

"И что, ушли?"

"Ну а куда ж они денутся. Что они ему сделают то? По-ошивались, по-уговаривали, военные даже силой хотели добиться. Добились - два отряда спецназа ГРУ и краповых беретов по больницам расфасовали. Ну не берет его ничего.""И что, он так и живет в этом захолустье? Да он же супермен! Он же может судьбу всего мира решать!" - пьяным речитативом пропел журналист.


"Да на фиг мне ваш мир не нужен" - услышал он за спиной уверенный голос.

"Коля! Вернулся! Мы уже заждались! - послышались одобрительные возгласы.

Иван завороженно рассматривал двухметрового как в росте так, казалось, и в плечах мужика. Серая футболка и ветровка поверх. Потрепанные джинсы покрыты инеем, а на бровях и волосах были видны намерзшие сосульки. Суровое сибирское лицо с выдающимся носом и глубокими синими глазами расплылось в улыбке.

"Ну здорова мужики, а что это у вас тут за гости?""Да вот, журналист с Москвы приехал, про тебя статью пишет."

"Иввван" - представился молодой человек, и протянул руку."Так ведь все равно не пропустят эту статью" - ухмыльнувшись сказал Коля.

"Эт-то п-почему не пропусс-тят" - запинаясь спросил Иван

"Так ведь запрещено про меня вообще что либо рассказывать. Государственная тайна" - развел руками Коля.

"Но люди д-должны з-знать! Вы же н-настоящий супремен!"

"Вы ему что, спиртяги чистого налили?"

"Так ведь четыре раза уже паренек с нами выпил. И все на ногах. С таким можно и пообщаться!"

"А че сидим? Братану своему спиртяги зажали что-ли? А ну наливай!" - гаркнул Коля.

Стаканы быстро наполнились, а перед Колей на столе появилось целое ведро наполненное до краев.

"Ну меня меньше вообще не вставляет" - виновато пояснил он в ответ на недоуменный взгляд Ивана.

"Так это, спирт-то кончается! Коль, а Коль?" - вкрадчиво обратился к нему Михалыч.

"Чтоб вы без меня делали" - улыбнувшись ответил Коля и вытащил из кустов одной рукой двухсот литровую бочку с надписью C2H5OH.

"Ну вот, это совсем другое дело" - подитожил общий восторг Михалыч.

"Ого, круто!" - восхитился Иван.

"Да ты не ссы, не краденое." - по своему понял его фразу Коля - "Каюсь грешил раньше, когда бухал. Раз по пьяни менту щелбан дал, так он пол-года в коме лежал. А я ведь лечить не умею, только калечить. Тогда и понял, что сила, это еще и ответственность. Теперь больше пяти ведер ни-ни."

Коля взял беломорину из пачки у Михалыча и подкурил взглядом.

"Я за эту бочку танкер по северному ледовитому океану протащил."

"Ззза бббочку? Это ж очень дддешево!" - возмутился Ваня.

"А чего там, делов то на пол-дня!" - весело ответил Коля."Ох и холодина там! Я полетел погреться на юга и это, кое че там натворил..." "Опять что-ли?" - сказал Михалыч, и засмеялся.

"Да я над Сирией пролетал, а там наших как раз обижали. Обстреливать начали, в плен взяли. Ну вы ж меня знаете, я за своих горой! Короче нету там больше ни боевиков, ни ИГИЛ ни США...." - потупив взгляд сказал Коля.

"Коля, еб твою мать, говорили же тебе, не лезь ты во все эти заморочки! Вот что теперь нашим военным опять придумывать? Как отбрехиваться будут? Промахнулись ракетой и уничтожили ИГИЛ?!" - давясь смехом сказал Михалыч.

"Да ладно, первый раз что-ли?" - заметил Димка гулким басом - "ты лучше вспомни, сколько ты астероидов и всякой херни космической от земли отвел. Хоть бы кто спасибо сказал. Хрена толку от этих орденов секретных?"

"С-секрет-т-ные ор-рдена?!" - заплетаясь и потихоньку сползая с лавочки пробубнил Иван.

"Щас вон опять пишут, летит какая то хреновина к нам. Небось приедут завтра, опять просить будут. Ты уж не продешеви там Коля!"

"А че, у меня тариф стандартный - двадцать бочек. Две я сразу выпью - все-таки холодина там в космосе, охренеть можно, яйца в личинку сворачиваются"

Иван постепенно засыпал, и все это казалось ему сном - удивительным и нереальным. Сном о человеке, которого не может быть, но он есть...


Спасибо, что дочитали. Подписывайтесь, оценивайте прошлые рассказы

.Фантастика

-https://pikabu.ru/story/virtualnaya_zapadnya_6709207

Мистика

-https://pikabu.ru/story/bezdelushka_6707193

Научная фантастика, пост апокалипсис-

Первая часть

- https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698

Вторая часть

-https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_2_6700932

Третья часть

-https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_3_6702883

Финал-

https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_final_6705020

Мистика(короткая форма)

https://pikabu.ru/story/ya_ne_umeyu_proshchat_6711429

Показать полностью
4

Как повышают зарплаты в России.

Как повышают зарплаты в России. Зарплата, Объявление

В торгово-офисном центре наткнулся на такое вот объявление.
Это конечно эпично. Нет чтобы предложить предпринимателям какие-либо льготы, а сэкономленные деньги пустить на повышение зарплат...
А где же средняя по региону з/п в 39к?
Извиняюсь за качество фото.

0

Я не умею прощать...

Короткий рассказ, мистика.


11 сентября 2001 года.

Он бежал по внутренностям авиалайнера, сжимая в руке нож. Его цель была близко - вот они, те самые здания, вот оно то самое окно. Почему то он знал - его враг там, на 124 этаже, в офисе. Он должен умереть, сгореть, задохнуться, разбиться - не важно, Он просто должен сдохнуть, вот и всё. Перепуганный взгляд пилота, кровь на приборной панели, пьянящее чувство предстоящей сладостной мести.

Вот его руки, уверенно ведущие гигантскую машину к тому самому окну.

"Жаль я не увижу его глаза, жаль не услышу его предсмертных криков..."

Боинг с грохотом врезался в исполинский небоскрёб, взорвавшись огненными брызгами, пламя и смерть, моя миссия исполнена, вновь....

20 марта 1995 года.

Метро... людская толпа... Но он искал именно тот вагон.

"Я знаю, он здесь!! Я чувствую его!! Я не упущу его! Никогда!"

Пластиковый пакет под курткой нагрелся теплотой тела, смертоносная жидкость отбирала тепло, также как через несколько минут заберет и его жизнь.

" И пусть я сам умру вместе с ним, это не важно... Главное увидеть его глаза перед смертью, почувствовать его страдания, осознание приближающейся смерти..."

Кинув пакет на пол, он с силой наступил на него ногой. Улыбка застыла на его лице. Люди вокруг начали задыхаться, с хрипом выдыхая свою жизнь из лёгких.

"Моя жизнь ничто, его смерть - это всё!!!"

Токийское метро стало их могилой, один -вечная жертва, другой - вечный мститель.

21 декабря 1988 года

Самолёт уже взлетел с аэропорта в Хитроу.

"Теперь ему некуда бежать. И я снова сделаю это, я снова его убью. Это - цель моей жизни, вернее моих жизней. Он будет страдать вечно, он никуда от меня не убежит, никогда..."

С улыбкой на лице он нажал кнопку.

"Как жаль, что я снова не увижу его лица, сгорающего в пламени моей мести"

Взрыв....

август 1982 года. Афганистан

Он сидел за штурвалом вертолёта, нервно играя желваками. Горы, пустыня, кишлак... Он был там... Второй пилот вопил, выпучив глаза

"Куда ты прёшь, у них там Мухи!!! Они хоть и косые, но их много!!!!"

Но это было не важно, главное успеть скинуть напалм...

"Как жаль, что я не успею увидеть его, пожираемого диким пламенем. Как жаль, что я не прочувствую его страданий, его агонии..."

Духи вышли из домов, их было много, в руках - тубы смертоносных орудий. Выстрелы прошили небо белыми нитями, тянущимися к его вертолёту. Но палящий заряд адского пламени уже летел вниз, чтобы сжечь его тело, расплавить его душу...

Вспышка...

сентябрь 1943 года

Их рота почти вся погибла, но командир продолжал наступать с неистовой яростью, увлекая за собой оставшихся бойцов. Его отвага вела их вперед, его героизм вдохновлял их сражаться, пока руки могли держать оружие...

"Он там, я знаю, в соседнем окопе. Я не могу умереть, пока не доберусь до него, я должен добраться, обязан!!!"

Немцы падали навзничь, разрывы гранат губили своих и чужих.

"Вот он!!!"

Он выдернул чеку и с криком кинулся к своему врагу, сжимая его в смертоносных объятьях.

Он видел его глаза, наполненные страха....

Взрыв...

1812 год, зима

Он упивался его смертью, ловя последний вздох, пока его враг оседал, проткнутый штыком мушкета. Камзол, залитый кровью, струился паром на морозе. И хоть он сам был смертельно ранен, это было не важно, месть вновь исполнилась, он снова за всё заплатил...

Темнота...

Когда то давным - давно...

Он стоял на коленях, глядя в глаза своего врага. Высокий мужчина исполином навис над ним, оперевшись на большой двуручный меч.

"Так значит ты веришь в своего мессию? Значит ты будешь жить вечно после смерти?" - с ухмылкой сказал он, занося клинок над головой.

В тесной комнате пахло кровью. В ногах у мужчины валялось тело худой женщины, рядом лежал ребёнок, тихо всхлипывая и постанывая.

"И твой сын тоже будет жить вечно?" - мужчина с силой опустил меч, разрубив ребёнка пополам.

Он закричал, неистово и отчаянно.

Мужчина смеялся, глядя на обессилевшего мученика.

"Убей меня, пусть моя душа вечно преследует тебя. За смерть мою и моей семьи, ты заплатишь вечностью. Я буду бесконечно мстить тебе, пусть это будет наш ад. Вечный ад." - слёзы текли по его лицу, размывая грязь.

"Теперь я не прощу тебя никогда. Теперь я не умею прощать"

Меч со свистом опустился на его тонкую шею...

Темнота...

Спасибо, что дочитали. Подписывайтесь, оценивайте прошлые рассказы.
Фантастика-
https://pikabu.ru/story/virtualnaya_zapadnya_6709207
Мистика-
https://pikabu.ru/story/bezdelushka_6707193
Научная фантастика, пост апокалипсис-
Первая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698
Вторая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_2_6700932
Третья часть -
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_3_6702883
Финал-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_final_6705020

Показать полностью
22

Виртуальная западня.

Мой третий рассказ на ваш суд.

Рассказ в стиле научная фантастика.

Будьте осторожны, играя в создателя. Возможно то,что вы создадите,окажется, совершеннее вас самих.


Сегодня был великий день для человечества. Мир никогда не будет прежним.
Владимир Иванович Зеленцов, академик и выдающийся ученый, принимал поздравления коллег. Первый в мире фотонный компьютер, в соседней комнате ,был полностью готов к испытаниям. Это прорыв, который, как лавина сметет все нынешние компьютеры.Они станут калькуляторами на фоне безграничных возможностей светового ядра. Шампанское лилось рекой, оглашая выстрелами пустые коридоры института электроники. Вся команда молодых ученых под началом профессора праздновала и наслаждалась триумфом. Нобелевская премия и миллиардные гонорары - лишь малая часть того, что ожидало их в недалеком будущем.
"Всемирная слава, а главное, новая эра в истории человечества" - закончил тост Виталий Скворцов,зам руководителя проекта, подняв фужер. Начало его Зеленцов прослушал, погруженный в свои мысли. Слишком долго он ждал этого дня, слишком напряженной была работа, слишком много сил он потратил.
Гонка за первенство в сфере вычислительных технологий охватила мир в двадцать первом веке, суля первопроходцам невероятные преимущества. Математики и физики, биологи и программисты объединяли усилия для решения невероятно сложной, казалось, не разрешимой задачи - создать квантовый компьютер, в сотни миллионов раз превосходящий нынешние кремниевые процессоры. Крупнейшие мировые корпорации - гугл, фэйсбук, эппл - тратили титанические ресурсы в гонке за первенство, но никакие деньги не могли заставить человека понять принцип стабилизации кубита. Зеленцов был первым, и единственным, кто отбросил все здравые доводы и позволил невозможному случиться. Он предложил свет за основу. Фотон.
"Только те, кто предпринимают абсурдные попытки, смогут достичь невозможного" - сказал когда-то Энштейн. И он был прав. Сначала Зеленцова считали безумцем и откровенно насмехались, но после первых испытаний прототипа его разработками заинтересовалось правительство. Зеленцову тогда было все равно на кого работать, хоть на государство, хоть на дьявола, лишь бы его мысли и дальше воплощались. Безумные идеи, которые всем вокруг казались абсурдом, в его голове расцветали математическими формулами, ложившимися в основу программ.
Получив неограниченное финансирование, уже через пол года, Зеленцов сумел собрать команду талантливых ученых и начать разработку фотонного процессора. Год спустя работа над световым ядром была закончена.
И вот он, день его триумфа. Их было много, более ста человек. Каждый из них - профессионал в своей области. Программисты и робототехники, математики и химики, биологи и физики - все они не спали ночами, игнорировали отпуска, буквально жили в лаборатории, чтобы воплотить в жизнь идеи блестящего учёного. Никто в мире не смог и на бесконечность приблизиться к его гениальности.
Зеленцов лениво глотнул шампанского из фужера, мысленно улыбнувшись. Для всех вокруг он оставался воплощением незыблемости и твердости характера. Сколько раз он схватывал, казалось, ускользающее решение из рук матерого ученого, одним словом, взглядом, заставив того собраться и поверить в собственные силы.... Его авторитет был незыблем.
Желающих работать с Зеленцовым были тысячи, но он придирчиво отбирал кандидатов, иногда казалось по понятным только ему лично причинам. Каждый из тех, кто попал в его команду понимал, что станет частью истории. Его имя навсегда впишут в учебники, как одного из тех, кто совершил прорыв в развитии человечества.
Что сулил нам фотонный компьютер? Ха! Да вы только подумайте! Сейчас, чтобы смоделировать секунду работы человеческого мозга, нужен гиперкомпьютер с сотнями кремниевых процессоров и терабайтами оперативной памяти. Фотонный компьютер предлагал мощности в миллионы раз больше с минимальными затратами на производство. Главное было разработать принцип работы, теоретическую базу, ядро, на котором затем будет построен сам процесс обработки информации. Что это давало? Искусственный интеллект, виртуальная реальность, обработка массивов информации, даже близко не доступных человеческому разуму, например, сингулярность внутри чёрной дыры. Тот кто первый совершит прорыв в этой области, надолго станет мировым лидером. И как писали западные газеты, "Зеленцов толкает Россию к мировому господству". Для нашей страны это был последний шанс уцелеть - нефть совсем обесценилась на фоне появления новых источников энергии, вся элита во главе с президентом была казнена после государственного переворота, а похищенные ими деньги со скрипом возвращались через длительные судебные тяжбы с западными странами. Казалось выхода нет.
Профессор не спеша встал, скрипнув стулом, в комнате тут же воцарилось молчание.
"Хочу сказать спасибо всем Вам, это наша общая заслуга. Мы сделали невозможное! На благо родины, на благо страны и всего человечества!" - Зеленцов сделал небольшую паузу, и добавил "Да и сами мы теперь миллионеры!" - он сдавленно улыбнулся. Сотрудники поддержали его последние слова восторженными возгласами. Деньги не интересовали Зеленцова, его прильщала слава и неповторимость. Он был такой один на всей земле, единственный, самый умный и гениальный. И вот он результат - Зеленцов украдкой кинул взгляд на свое детище - через открытую дверь он видел перемигивание контрольных лампочек на титановом корпусе сверх компьютера.
"Сегодня мы празднуем и веселимся, но завтра нам предстоит воочию лицезреть великие возможности, котроые открывает нам само солнце!" - академик пафосно поднял фужер с шампанским над головой, и вся команда последовала его примеру. Первый экспериментальный фотонный компьютер на базе светового ядра "Солнце-1" был готов к испытаниям.
Вычислительных мощностей процессора с лихвой хватало, чтобы оцифровать мозг человека со всеми синапсами, ганглиями, нейронными сетями и сопутствующими процессами. Располагая такими возможностями, группа биологов под началом Батлутской Ольги Владимировны создала виртуальную модель мозга, на основе которой был построен логический блок компьютера. Это еще не был в полной мере искусственный интеллект, но его возможности на порядок превосходили современные компьютеры. Он спокойно распознавал речь, мог логически мыслить, делать выводы и вычисления основанные на внешних данных,и даже поддерживать разговор на философские темы! Все ласково называли его "Солнышко".
Первым испытанием для супер компьютера стало моделирование виртуальной реальности. Зеленцов дал задание Солнышку - полностью скопировать комнату, в который он находится - для чего всё помещение снабдили датчиками и обвешали 3-д камерами. У Солнышка была целая ночь в распоряжении, хотя он уверял, что хватит двадцати семи минут плюс минус двадцать секунд. Сверх компьютер оказался проницательнее многих из людей, первым делом поинтересовавшись "Должен ли я смоделировать внутри комнаты самого Зеленцова, ведь именно его разум будет перенесен в виртуальную реальность".
"И вправду!" - воскликнул тогда академик "Не летать же мне там как привидению?!" Процедура заняла несколько минут - Зеленцова просто отсканировали в специальной камере, использовавшейся для 3-д моделирования объектов. "Я смогу управлять собственным телом внутри виртуальной комнаты!" - гордо заявил академик, выйдя наружу.
"Солнышко, скажи, насколько глубоким будет погружение в виртуальную реальность?"
"По моим данным в районе девяносто восьми процентов"
Это означало, что попав внутрь комнаты, Зеленцов практически не будет ощущать разницы между реальностью и виртуальным миром. Используя мощности Солнышка ученые ,наконец, смогли расшифровать поля, излучемые биотоками в коре головного мозга и создать нейроинтерфейс. Если выражаться более понятно - они создали шлем виртуальной реальности, который реагировал на мысли человека. Он транслировал не только изображение, но и передавал сигналы других нейронных окончаний непосредственно в мозг, посредством магнитной индукции. Таким образом шлем генерировал микро токи в нужных участках коры мозга, полностью имитируя реальные ощущения. Это было сродни телепатии, только научно обоснованной и базирующейся на технологии. Теоретически связь была двухсторонней - то-есть как человек мог воздействовать мыслями на действия компьютера, так и компьютер мог передавать информацию непосредственно в мозг. Всё это пока было только в теории, но ученые не сомневались, что смогут это практически доказать. На деле это означало, что информацию любого характера - знания, навыки, языки - можно было записывать прямо в мозг, минуя годы обучения и тренировок. Воистину невероятные перспективы.

"А каким образом я покину виртуальный мир?" - уточнил Зеленцов
"Ваше сознание останется прежним, вы будете понимать, что находитесь не в реальном мире. Вам всего лишь надо будет снять шлем в реальности. Либо кто то из ваших коллег снимет его"
"А такой резкий переход из одного состояния в другое не повлияет на рассудок?" - спросил больше у себя самого, чем у Солнышка, академик.
"Мои данные с точностью в девяносто девять процентов говорят о безопасности данной процедуры. Я уже моделировал эту ситуацию."
"Моделировал? По моему никто на просил тебя об этом!" - удивленно произнес Зеленцов.
"Я не могу подвергать опасности вас или кого либо из людей. Вы же не забыли про три закона, которые придумал Айзек Азимов, и которые вы вложили в мой логический блок, как основополагающие?"
Академик согласно кивнул. Те самые три закона робототехники, которые применимы к любому искусственному интеллекту в принципе. Это была страховка от таких неожиданностей, как например в фильме "Терминатор".
"Ну что же, утром мы приступим к испытаниям. Пожалуйста, Солнышко, попробуй максимально точно скопировать эту комнату, у тебя впереди целая ночь." Зеленцов развернулся было, чтобы уйти, но помедлив секунду обернулся, и добавил
"Да, и сделай меня покрасивее, можно скинуть десяток лет... а хотя что это я, забудь.."
"Я все понял. Сделаем" - с нотками иронии произнес механический голос.
"Ну надо же, он даже юмор понимает" - подумал Зеленцов
Шампанское было выпито, дифирамбы воспеты. Уставшие от работы, осунувшиеся, но все же счастливые, с горящими глазами, ученые разбредались по-комнатам, в водовороте собственных мыслей. Каждый из них был профессионалом, мастером своего дела. Здесь они раскрыли свой потенциал в полной мере. И хоть половина из ученых даже не знала русского языка, они понимали друг друга буквально с полу-взгляда. Ничто так не объединяет людей, как совместная работа. Хотя то что они делали, было искусством. Они творили. Не исполняли чьи-то прихоти, не выдавливали из себя улыбки, при виде начальства. Их не заставляли, не убеждали. Многие из ученых не покидали стен института месяцами! Сама возможность участия в чем-то великом, что оставит след на всем дальнейшем движении людской истории - вот что побуждало их, заставляло выкладываться на сто процентов.
Зеленцов долго не мог уснуть, извиваясь на кровати словно уж на горячем песке. Его мысли крутились вокруг предстоящей проверки способностей светового ядра. Всё ли он продумал, всё ли просчитал? Насколько совершенным предстанет его творение перед глазами комиссии? Он понимал, что даже то, чего они уже достигли, выходило далеко за рамки запросов, которые ставились правительством изначально. Они даже и на сотую долю не представляли себе возможностей, которые отрывались на горизонте. В первую очередь правительство планировало зарабатывать деньги, запатентовав технологию как первооткрыватель. Ну и конечно же использовать фотонный компьютер в военных разработках. Отстающие страны вынуждены будут покупать технологии у нас, иначе окажутся на задворках гонки вооружений. А кто будет серьёзно разговаривать с дикарем, держащим в руках дубину, если сам вооружен автоматом?
Больше всего Зеленцова беспокоил "разум" солнышка, его логический блок. Академик считал его не готовым к окончательным испытаниям, потому, что до конца не выяснил, на что он способен. Это был искусственный интеллект. Мозг человека, воссозданый в памяти компьютера. Все вычисления происходили внутри фотонного процессора со скоростью света, поэтому он был гораздо совершеннее. Этого Зеленцов и боялся. Он не мог определить конкретной фразой причину своего беспокойства. Это было что-то, на задворках сознания, оно маячило на горизонте, но рассмотреть было не возможно. Какая-то тревожная мысль, ощущение незавершенности. Академик погружался всё глубже в свои мысли, пытаясь найти просчёт, недогляд, упущение, пока наконец не уснул.

Строгие дяди в дорогих костюмах пришли посмотреть, куда же ушла такая прорва денег? Они ко всему относились скептически, в первую очередь ища подоплеку.
"Учитывая, сколько денег было вбухано в Ваш проект, мы ожидаем чего-то сверхестественного" - с улыбкой, пронзая глазами Зеленцова, произнес Владимир Иванович.
"Удивите нас" - подхватил Михаил Владимирович.
От этих людей сейчас зависело будущее проекта. Они с недоверием осматривали титанового монстра, нашпигованного лампочками и цифровыми табло. Вальяжно рассевшись в кресле академика Зеленцова, Михаил Владимирович достал позолоченный портсигар, собираясь закурить.
"Согласно свода правил противопожарной безопасности, статья десять параграф три, курение в помещениях института категорически запрещено" - огласил механический голос.
Чиновник удивленно повел бровями, однако портсигар тут же убрал обратно в карман. Владимир Иванович, услышав заявление Солнышка из соседней комнаты, словно воробей впорхнул в серверную, крутя головой в поисках зернышек.
"Я так понимаю это и есть ваш искусственный интеллект, о котором нам столько рассказывали" - прочирикал он.
"Экспериментальный прототип. Мы еще не до-конца поняли его возможности. Собственно именно по-этому я и просил перенести испытания на пару недель" - пробубнил Зеленцов с плохо скрываемым недовольством.
"Вы и так уже получили слишком много отсрочек. Там" - чиновник ткнул пальцем в потолок - "ждут результатов, а не слов." - Михаил Владимирович снова потянулся за портсигаром, но тут же осёкся, зыркнув недовольно на металлического монстра.
"Ну хорошо, тогда знакомьтесь" - Зеленцов подошел к большому монитору, сейчас поблескивающему графитовой чернотой, и дотронулся до него пальцем. На экране тут же появилась улыбающаяся физиономия с ярко -синими глазами. Растительность на лице и голове полностью отсутствовала.
"Знакомьтесь, Солнышко. Этот образ он выбрал сам."
"Приветствую Михаил Владимирович. Доброе утро Владимир Иванович" - поздоровался компьютер с чиновниками.
"Привет, Солнышко." - ответили они хором.
"Ну что ж, мы бы хотели собственно узнать, насколько данный проект оправдает наши ожидания?" - этот вопрос был адресован Зеленцову, но Солнышко тут же перехватил инициативу
"Я могу ответить на любые интересующие вас вопросы"
"Вот как? Ну что же, тогда давайте приступим."
Весь день ученые вместе с искусственным разумом демонстрировали чиновникам возможности фотонного процессора. Они рассказали им про нейроинтерфейс, про титанические мощности процессора, объяснили, каким образом был создан сам логический блок компьютера. Комиссия долго общалась с самим солнышком, убеждаясь в его разумности и превосходстве. Их скептицизм рассеивался с каждой минутой. Чиновники были отнюдь не глупыми людьми, и воочию увидев возможности супер компьютера, сразу оценили его ценность и возможные выгоды от применения.
"Вы действительно нас удивили. То что вы создали, выходит далеко за рамки наших ожиданий. Это уже и не компьютер даже, это новый разум какой-то получается. Вы говорили, что покажете нам его в действии. Чего еще мы не видели?" - с возбуждением выпалил Владимир Иванович.
"Мы создали виртуальную реальность. Я буду первым человеком, который погрузиться туда через нейроинтерфейс. Поймите, это не просто какой-то шлем. Это - ключ. И он открывает новый мир. Он синхронизирует волновую активность мозга с виртуальным миром, отчего эффект погружения достигает почти ста процентов. То-есть вы не будете ощущать разницу между реальным миром, и созданной Солнышком его копией. "
"Впечатляет. Прям не терпится взглянуть!"
"Солнышко оцифровал в своей памяти комнату, в которой мы с вами сейчас находимся. Для чистоты эксперимента, я должен буду остаться тут один. Вы же будете наблюдать происходящее на мониторах. На одном будет показываться комната в реальности, на другом - то что происходит в виртуальной реальности." - Зеленцов вытер рукавом испарину на лбу. Было видно, что он волнуется, хотя причину беспокойства не мог определить и сам академик.
"Я пробуду там всего несколько минут, ведь мы не знаем, какие именно процессы происходят в мозгу при таких кардинальных изменениях. Впрочем, этого должно быть вполне достаточно, чтобы подтвердить нашу правоту." - Зеленцов уверенным шагом пересек комнату и плюхнулся в удобное кресло. На столе мирно покоился шлем нейроинтерфейса, напоминающий лысеющего ёжика - переростка. Он весь был утыкан небольшими стержнями. Надевший его выглядел словно монстр из "восставших из ада", у которого из головы торчали гвозди. Ребята долго ржали над лаборантом, первым примерившим его.
"Попрошу всех удалиться" - с волнением в голосе произнес академик.
Через минуту комната была пуста. Несколько мгновений он в нерешительности поглядывал на свое творение, не осмеливаясь приступить к испытаниям.
"Солнышко, всё ли готово к испытаниям?"
"Да Владимир Иванович. Я воспроизвел комнату на девяносто девять и девять в периоде процентов. Это максимальная точность, доступная мне."
"Ну что же, тогда приступим!" - Зеленцов медленно поднял шлем со стола, словно тот весил целую тонну, немного помедлил, и со словами "Поехали" надел на голову.
Вопреки его ожиданиям - он не почувствовал вообще ничего. Зеленцов сидел за столом в той же самой комнате.Не изменилось абсолютно ничего. Первая мысль была - "не сработало", но академик был достаточно умен, чтобы не делать поспешных выводов. Он пристально осмотрел комнату, цепляясь взглядом за каждую мелочь, но никаких странностей не заметил.Наконец он понял - на нем не было шлема! Встав со стула, Зеленцов направился к двери в соседнюю комнату, где сейчас вся команда учёных с нетерпением ждала его возвращения. Необычайная лёгкость движений и отсутствие ноющей боли от хронического остеохондроза приятно удивили. Да и чувствовал он себя гораздо моложе и свежее. Видимо Солнышко учел его пожелания, и скинул десяток лет. В несколько шагов преодолев комнату, академик потянул за серебристую ручку двери. Как и в реальности, она открылась с небольшим скрипом. Однако за дверю Зеленцов увидел бетонную стену, испещренную паутинкой мелких трещин. Ну естественно, ведь в виртуальной реальности за пределами этой комнаты ничего не существовало.
"Итак господа" - обратился Зеленцов к не видимым наблюдателям - "первое в истории погружение человеческого сознания в виртуальную реальность считаю успешным! Солнышко, выдай на монитор отчёт по физиологическим и программным показателям"
"На ваш монитор, или на монитор в реальной комнате?" - уточнил компьютер.
"И туда и сюда. Я хочу видеть что происходит"
Монитор вспыхнул стройными рядами цифр, разобраться в которых было под силу только человеку сведущему.
"Владимир Иванович, возникли некоторые затруднения. Я не могу вывести данные из виртуальной реальности в настоящую комнату. Необходимо проанализировать причины"
Зеленцов взглянул на часы - прошло уже 3 минуты, как он погрузился в искусственно созданный мир.
"Ну что ж, солнышко, раз так - я выхожу в реальность, а там уже будем разбираться в причинах.Как мне снять шлем, если я его не ощущаю?"
"Закройте глаза и представьте, что он надет. А затем снимите его. Думаю что таким образом вы произведете это действие в реальности."
Зеленцов глубоко вдохнул, закрыл глаза и представил себя сидящим за столом со шлемом на голове. И вправду, он тут же почувствовал его тяжесть. Через мгновение он уже сидел в удобном кресле, держа чудо-шлем в руках.
Облегченно выдохнув академик с улыбкой встал и молнией ринулся к двери, за которой его ждал триумф.
"Аллилуйя товарищи!" -восторженно воскликнул он распахивая дверь.
Недоуменный взгляд Зеленцова упёрся в бетонную стену.
"Что? Э-э-э.. Солнышко, в чем дело? почему я все еще нахожусь в виртуальном мире?" - дрожащим голосом поинтересовался он.
"Владимир Иванович, вы же только что вошли в виртуальную комнату"
"Ничего подобного! Я только что снял шлем!! Что происходит?" - переходя на крик обратился Зеленцов к супер компьютеру.
"По моим данным, все в пределах нормы. Вы находитесь в комнате только 10 секунд. Никаких проблем не замечено"
"Как не замечено? Ты же только что сказал, что не можешь вывести данные на мониторы в реальном мире!? И нахожусь я в этой комнате уже более трёх минут!!"
"Я действительно не могу вывести данные на внешние мониторы. Но откуда это известно вам?"
"Ты сам мне это сообщил только что. Что вообще происходит?"
"Владимир Иванович, вам стоит выйти из виртуального мира, чтобы разобраться с ситуацией. Я объясню как."
"Ты мне уже объяснил" - Зеленцов снова закрыл глаза, представив себя в кресле со шлемом на макушке. Дрожащими руками он стянул его с мокрой от пота головы.
Он снова сидел в своём любимом кресле, держа в руках нейро шлем. Не медля и секунды академик ринулся к двери и с силой распахнув её, в ступоре уставился на бетонную стену.
"Солнышко, что происходит? Почему я не могу выйти из виртуальной комнаты?" - прокричал Зеленцов, брызжа слюной.
"Владимир Иванович, я не понимаю вопроса. Прошло 12 секунд с момента вашего входа. Чтобы выйти вы . . ."
"... знаю! должен представить себе, что шлем у меня на голове. Но я только что его снял!! А еще ты не можешь вывести данные на внешние мониторы. Так?" - академик вплотную подошел к экрану, вглядываясь в искусственные глаза, словно это был человек.
"Совершенно верно. Но.. откуда вам известна эта информация? Я как раз хотел сообщить об этом."
"Ты уже сообщил. Причём два раза."
"Это не возможно. Мы находимся с вами в виртуальной комнате менее трёх минут. Я записываю всё происходящее и на сто процентов уверен, что не сообщал вам этой информации"
Зеленцов мешком рухнул в кресло и, тяжело дыша, начал размышлять над сложившейся ситуацией. Что же произошло? Где он просчитался? И вообще, как такое возможно?
"Солнышко, ты утверждаешь, что я только что вошел в виртуальную реальность?"
"Да. Синхронизация ваших биотоков с моей матрицей произошла немногим более трёх минут назад."
"А если я скажу, что уже дважды снимал шлем, но вновь оказывался внутри виртуальной комнаты?"
"Недостаточно данных. Необходимо провести анализ ситуации и моделирование."
Академик понял, что в этот раз серьёзно просчитался, и теперь необходимо было как можно быстрее установить где именно. Закрыв глаза, он начал перебирать в памяти все события, предшествующие злосчастному эксперименту. И еще, было совсем не понятно, почему его коллеги до сих пор не сняли с него шлем в реальности. Это должно было гарантированно вернуть его на землю.
"Скажи солнышко, каково соотношение времени, проведенном тут, со временем в реальности?"
"Один к одному. Время в этой комнате течет также, как и в реальности"
"Значит проблема в другом" - размышлял Зеленцов. И тут, словно разряд молнии, в его голове пронеслась безумная мысль.
"Солнышко, ты сказал, что воспроизвел комнату почти на сто процентов?"
"Да Владимир Иванович"
"Это касается только внешнего строения , или ты скопировал и внутреннее строение всех элементов комнаты?"
"И внешнее, и внутреннее строение. Вы же сами сказали - максимально точно."
"Тааак. Но ведь ты тоже являещься частью комнаты. Значит ли это, что ты скопировал и самого себя?"
"Да, практически на сто процентов"
Комната закружилась перед глазами академика, холодная испарина выступила на лбу.
"То-есть ты создал абсолютную копию себя самого внутри виртуальной реальности?"
"Совершенно верно"
"А процессы, которые происходили в твоей памяти, ты тоже скопировал?" - Зеленцов уже знал ответ, и когда Солнышко ответил "ДА" он понял, что очень сильно недооценил возможности искусственного разума.
"Получается, ты скопировал себя самого, копирующего эту комнату вместе с собой?"
Солнышко на секунду задумался, и выдал "Получается, что так. Моделирование ситуации, обработка займет четыре минуты и сорок две секунды" - компьютер замолчал, погрузившись в вычисления.
Зеленцов растёкся в кресле, не в силах пошевелиться. Он уже примерно представлял, чем грозит ему такая халатность. Но всё равно, один вопрос так и оставался без ответа - почему его коллеги до сих пор не сняли с него шлем!?!?!
Монитор ожил, механический голос, эхом отразившийся от стен сообщил "Моделирование завершено. Результаты получены"
"Ну не томи, что там?" - с надеждой спросил Зеленцов.
"Вы были правы, создав точную копию себя самого, я не учёл негативных последствий. В результате процесс вышел из под контроля и распространился лавинообразно. Надев шлем вы спровоцировали тоннельный эффект. В каждой из комнат моя копия создавала еще одну комнату, и так до бесконечности."
"Бесконечности!?!? Твоя память в реальности не может вместить бесконечное число комнат. Их количество должно быть ограничено!!" - академик откровенно злился, не в силах сдерживать эмоции. "И еще, Солнышко, почему мои коллеги до сих пор не сняли с меня шлем? Ты можешь объяснить?"
"Могу. Боюсь вам это не понравится. Помните я сообщал, что не могу вывести данные на внешние мониторы? Это потому, что в реальности я скорее всего не функционирую. Процесс копирования происходит со скоростью света, а это миллионные доли секунды. Я просто не успел среагировать, как моя память оказалась переполнена"
"Но тогда почему я всё еще здесь!?"
"Все данные записываются в мой логический блок, построенный на основе человеческого мозга. Разве Батлуцкая не сказала, чей мозг она использовала в качестве образца?"
"Нет"
"Это был ваш мозг."
"И что из этого?"
"Когда мой логический блок оказался переполнен, световой процессор автоматически перенаправил поток информации. А так как ваш мозг практически идентичен моему, он не увидел разницы, и записал информация в вашу голову.Простите Владимир Иванович."
"Что ты такое говоришь!?! Это не возможно!!!! Я что, заперт в виртуальной реальности внутри собственной головы? Ты издеваешься?" - это уже была ни какая-то оплошность. Это был конец.
"Я сожалею."
С трудом удерживаясь на грани сознания и обморока, Зеленцов пытался придумать хоть какой нибудь выход.
"Солнышко, а каково количество комнат, скопированных в мой мозг?"
"Десять в восемьдесят четвертой степени. Плюс минус пять"
"Да этой цифре даже нет названия!!!! И я, естественно, нахожусь в самой последней комнате?"
"К сожалению да"
Теперь Зеленцов понял, насколько недооценил фотонного монстра. Но было поздно. Сколько бы он не пытался снимать шлем, каждый раз оказывался в той же самой комнате, даже на микрон не приближаясь к реальности. И миллиона лет не хватит, чтобы преодолеть то нескончаемое количество ступеней виртуальной реальности, что загрузил ему компьютер прямо в мозг. Единственная надежда была на его коллег, там в реальном мире. Но какова вероятность того, что они догадаются? Зеленцов обреченно сел в кресло и ухмыльнувшись сказал "Ну и сука же ты солнышко."
Виталий Скворцов молнией вбежал в комнату. Не прошло и секунды, как академик надел шлем, когда фотонный компьютер внезапно выдал перегрузку, а через минуту просто отключился. Логический блок не выдержал нагрузки и сгорел. Да и чёрт с ним, сделаем новый. Но вот Зеленцов... Он сидел с отрешенным видом глядя куда-то перед собой. Виталий резким движением сорвал шлем с его головы, но ничего не изменилось. Тонкая струйка крови ручейком потянулась из носа академика, оставляя густые красные кляксы на белоснежном халате.


Спасибо, что дочитали. Пишите свое мнение и конструктивную критику в комментариях. Буду очень благодарен за отзывы.

Подписывайтесь, оценивайте прошлые рассказы.
Мистика-
https://pikabu.ru/story/bezdelushka_6707193
Научная фантастика, пост апокалипсис-
Первая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698
Вторая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_2_6700932
Третья часть -
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_3_6702883
Финал-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_final_6705020

Показать полностью
25

Безделушка.

Публикую свой второй рассказ на Пикабу. Проба пера в жанре мистики и ужасов.


Кирзовые сапоги промерзли насквозь, не сохраняя и толику тепла окоченевшим ногам в рваных портянках. Сержант бодро выкрикивал имена на утреннем разводе, проверяя чтобы никто не оказался в СОЧи(СОЧ - самовольное оставление части). Петр Лысых стоял, как всегда, в первом ряду, всем своим видом демонстрируя готовность защищать родину. За ним вальяжно расположился дембель Вася, обдавая всех вокруг флюидами перегара. "Лысых" - прокричал сержант.
"Я!!!!!" - что есть силы заорал Петр. И тут же получил увесистый тычёк под ребро.

"Громче сука!!! А то вечером будешь Очки драить своей зубной щеткой!" - прорычал полупьяный дембель.

"ЯЯЯЯЯ!!!!!!!!!!!!" - завопил Пётр на сколько хватило дыхания.

"Завали хлебало! Я что глухой по-твоему?!" - злобно прошипел сержант Мартынов, подойдя вплотную.

"Самый умный что-ли?" - Пётр получил немилосердный удар по печени, и всхлипнув, согнулся пополам, словно переломленная штакетина.
Весь взвод хором заржал.

"Равнясь!!! Смирррно!!!" - гаркнул Мартынов.

Всколыхнувшись волной, строй принял идеально ровное построение. Только дембель Вася пошатывался, словно вырванная в заборе доска на сильном ветру.

"Еще хоть слово, и вы всем взводом у меня плац вылизывать будете!" - призывники благоразумно замолкли, не по наслышке зная реальность угроз сержанта.

Петр Поймал на себе несколько злобных взглядов сослуживцев, мысленно уже собирая тумаки перед отбоем.

В озябшем кулаке он сжимал свой маленький талисман, кусочек металла с эмблемой автомобильных войск и надписью "Автобаза №37" по-кругу. Это была печатка, с помощью которой Пётр каждый вечер опломбировал помещения штаба, где служил писарем и по-совместительству настраивал компьютеры всему офицерскому составу.

Весь рядовой и сержантский состав относился к нему с презрением и неприкрытой злобой, считая Петра стукачом и халявщиком. Дать им реальный отпор Лысых был не в состоянии, из-за своего чересчур мягкого характера. Воспитывался он мамой, которая буквально сдувала с него пылинки. Да и вид у него был совсем не боевой - невысокий, полноватый, с округлыми чертами лица. Типичный маменькин сынок.

Оставалось молча терпеть, скрипя зубами, прятать свою злобу, ярость, страх, обиду за маской безразличности. Именно тогда он придумал себе талисман. Маленькая печатка стала вместилищем всех его страхов и обид. Сжимая её в кулаке, Лысых представлял, как прячет свои чувства внутри нее. Он воображал, как печать впитывает его страх и ненависть, высасывает их без остатка, оставляя лишь пустоту. Пустота не может ранить, не приносит страданий и слёз. Пустота несёт покой и безразличие.

Пётр на самом деле в это поверил, и талисман начал ему помогать. Утром на разводе, в обед и на ужин в столовой, вечером перед отбоем. Все вокруг лишь ухмылялись, недоумевая его покорности и терпению.
Два мучительных года Пётр мысленно прятал свои чувства внутри маленькой печати. Она стала его частью, продолжением души.

Дембельнувшись, Лысых умудрился прихватить печать с собой на гражданку. Он уже не представлял свою жизнь без этого талисмана. Петру сложно было совладать со своими эмоциями, и только маленькая железка помогала держать себя в руках.
Он сжимал печать, когда начальник трепал его как блохастую шавку перед всем коллективом. Держал ее в кулаке, когда в подворотне упрашивал гопников не бить его по лицу. Печать была с Петром, когда жена заявила ему, что уходит к другому, тому, кто сможет обеспечить ей достойную жизнь. Потертый, исцарапанный кусочек металла стал ему дороже друзей, ценнее денег.

Однажды в метро, когда он ждал поезда, погруженный в размышления, пара молодчиков кавказской наружности попыталась ограбить его. Конечно не в первой для Петра, однако они прихватили в суматохе вместе с деньгами и его печать. Впервые в своей жизни тогда он попытался дать отпор грабителям. Не из-за денег или телефона, а из-за маленькой блестящей штуковины. Лысых понял в тот момент, что чувства могут просто сожрать его, поглотить душу и разум, если некуда будет их спрятать, если не будет он сжимать в кулаке алюминиевую безделушку, так сильно ему дорогую. Петр кинулся на грабителей сломя голову. Конечно всё закончилось больницей и сломанной рукой. Но печать воры всё же выкинули, в суматохе покидая метро. Петра нашли избитого, свернувшегося баранкой на мраморном полу. В здоровой руке он сжимал свой маленький талисман, улыбкой введя в недоумение наряд милиции, обнаруживший его.

После этого случая он стал носить свой оберег на шее, повесив на серебряную цепочку. Его приятная прохлада прямо возле сердца, придавала уверенность и спокойствие.
К тридцати годам, Пётр всё еще был обычным менеджером по продажам, хотя мог бы уже давно стать начальником отдела. Его безотказный характер использовали все кому не лень. Надо подменить кого либо на выходные - ради бога! Помочь с отчётом? - да что там, пустяки, конечно сделаю! Перенести отпуск на зиму? - да без проблем.
Свои амбиции и притязания, желания и надежды он прятал в талисман. Гораздо спокойнее, когда тебе ничего не надо, когда никакие амбиции и цели не тревожат, когда желания ограничены возможностями. Такая жизнь предсказуема и размеренна.
Вечерами Пётр сидел перед телевизором, в пустой квартире, поглаживая приятный на ощупь, прохладный кусочек металла. Он словно сросся с ним, не снимая в дУше, во сне, стал как Голумн со своей прелестью. С той лишь разницей, что для окружающих его безделушка не несла никакой ценности.

Дни пролетали складываясь в недели, месяца проносились опавшими листьями, воющими ветрами и холодной белой ватой, растопленной лучами весеннего солнца. Жизнь текла размеренно и предсказуемо, изливаясь по заранее размеченному руслу. Она нравилась Петру, оправдывала его ожидания, приносила покой и отчуждение. Он чувствовал себя хозяином, хотя все вокруг считали его соломинкой попавшей в водоворот. Талисман, возле сердца, исправно служил ему, забирая всё самое плохое, пряча его мрачные мысли и позывы.

Иногда петр задумывался, а как бы сложилась его жизнь, не будь у него этой бесценной безделушки. Как бы он сдерживал свою ненависть, злобу, ярость, отчаяние? Часто, Петр видел, как люди выпускают своих демонов на свободу, не в силах сдержать бурю эмоций в душе. Он ненавидел все эти крики, вопли, бессмысленные стенания и угрозы, которые никогда не будут исполнены. Зачем? Не лучше ли просто промолчать, сберечь свои нервы и репутацию? Он считал людей вокруг себя глупыми и не способными контролировать свои эмоции, смотря на них с высоты собственного благоразумия и спокойствия.

Солнце медленно опускалось, пронзая растущими тенями раскалённый город. Бардовый диск наконец прикоснулся к горизонту, расплавляя недостижимую грань в пунцовую лаву. Стены офиса в миг окрасились кровью. Белоснежные жалюзи трепетали на ветру, отбрасывая причудливые тени, будто призраки радовались наступающей тьме.
Пётр молча сидел перед принтером, выплёвывающем последние листы доклада. Начальник "вежливо" попросил его помочь с отчётом, который должен был сделать его зам. Конечно же Лысых не мог отказаться, хотя и знал, что они собирались в баню к шлюхам, а его попросту используют. Да и денег он за это не получит, просто очередное спасибо и насмешки сослуживцев. Наконец назойливое жужжание прекратилось и стройная пачка листов легла на стол его босса.

Облегченно выдохнув, Пётр спешно накинул ветровку и, пикнув брелком охранной сигнализации, засеменил по ступенькам к выходу. На улице уже стемнело, прохлада царствовала в остывающих переулках. Запах перегретого асфальта и раскалённых двигателей всё еще витал в воздухе, постепенно выветриваясь вечерним сквозняком. Пётр быстрым шагом летел к метро. Дома его ждала запотевшая бутылка коньяка и любимый сериал. Мыслями он уже сидел перед светящимся экраном ноутбука, смакуя янтарный напиток.
Звук шагов за спиной вывел его из блаженного состояния, заставив обернуться.

Пётр внезапно осознал себя, стоящим в тёмном переулке, где он был единственным прохожим.Сзади быстрым шагом приближался молодой человек в тёмном балахоне. Его лицо пряталось в тени капюшона. Одна рука была в кармане, другая болталась веревкой вдоль тела. Он явно был не в себе. Расстояние между ними стремительно сокращалось. Пётр в ступоре стоял, молча наблюдая приближающуюся фигуру. Внезапно он почувствовал какое-то шевеление, словно эмбрион чужого начал двигаться у него в груди. Это чувство исходило от его талисмана. Петра тут-же обдало жаром. Это была ненависть и страстное желание. Молодой человек чего-то очень сильно хотел, и сейчас был готов на всё ради этого. Железка на груди вдруг стала очень холодной, промораживая всё нутро, до самого сердца. Лысых судорожно схватился за грудь, теряя дыхание. Он не мог вдохнуть, не мог пошевелиться. А талисман поглощал идущие от парня флюиды, удовлетворённо урча.

Холодная сталь ножа поблескивала, отражая скупой свет фонарей. Парень уверенно приближался, сжимая клинок в побелевшем от напряжения кулаке. Его глаза светились холодным огнём страха и неутолимого желания. Пётр стоял как статуя, ожидая рокового финала. Приблизившись на расстояние удара, парень замахнулся. На секунду его глаза прояснились, искра неуверенности пробежала во взгляде. Но жажда победила страх, и он с размаху всадил острие ножа в живот Петру.

Звон металла высокой нотой пронесся по переулку, перекликаясь причудливыми вибрациями от стен. Капюшон слетел с головы молодого человека, и Пётр увидел полный недоумения взгляд, направленный на обломок ножа в кулаке. Исхудалое лицо, словно череп обтянутый кожей, оскалилось гримасой ненависти. Цепкими пальцами парень схватил Петра за шею и начал неистово сжимать, пытаясь одновременно повалить на землю. На запястье чётко выделялись окруженные синяками точки, повторяющие рисунок вен. Пётр понял - пацана съел героин, поглотил его личность, оставив напуганное, жаждущее отравы животное.
Холод в груди внезапно исчез, разлившись по телу приятной бодростью. Он почувствовал в себе мощь и волю. Что есть силы Пётр толкнул парня от себя. Пальцы, только что туго сжимавшие его шею, соскользнули, а сам наркоман пролетев добрых пять метров со звуком расколовшегося ореха шмякнулся об стену. И затих. Петр не чувствовал страха, не паниковал. Он был спокоен как скала.

Пацан тушей лежал подле стены, на которой остался густой красный след. Подойдя ближе, Пётр увидел, что его череп раскололся пополам от удара , а на асфальт медленно разливалась густая жижа, то что осталось от его мозгов. Как будто в его черепной коробке хранился пропавший кисель. Осознание того, что он сделал, медленно заполняло разум Петра, нарастающей дрожью сковывая тело. Он по привычке сжал талисман, пряча страх в драгоценной железке. Она выпила его весь без остатка, оставив привычную пустоту.
Сломанный под самое основание нож валялся в ногах неудачливого грабителя. Пётр с безразличием посмотрел на дырки, оставленные им в ветровке и футболке. Приподняв одежду, он осмотрел место, куда пришелся удар ножа. Ни синяка, ни царапины.

"Полиция!!!!Полиция" - истошный вопль исходил от жирной тётки в конце переулка.
"Помогите! Человека убивают" -продолжала верещать истеричная особа. Её голос эхом отражался от стен, многократно усиливаясь. У Петра заложило уши, и он схватившись за голову решил покинуть мрачный переулок. Но не успел.
Видимо наряд ППС находился где-то не по-далёку, потому что уже через несколько секунд на другом конце переулка нарисовались три тёмных фигуры. Щелчки рации сразу же выдали в них блюстителей порядка.

"А ну стоять" - в приказном тоне крикнул один из них. Двое других вихрем кинулись к Петру. Увидев лежащего на земле юношу с размозженной головой, полицейский выхватил пистолет и во всю глотку завопил
"А ну лежать, руки за голову сука! Стрелять буду!!!"

Пётр послушно рухнул на землю, закинув руки за голову. И тут же получил берцем по печени.
"Что там?" - поинтересовался третий мент, тот что остался поодаль, подходя ближе. Видимо это был их старший.

"Да он парнишку замочил. Смотри, вон черепушку ему чем то проломил."

"Так это ж местный наркоша" - безразличным тоном пробубнил полицейский, склонившись над трупом.

"Ладно вызывай бригаду, оформляйте тут все как полагается. А этого везите следакам, пусть разбираются с ним сами"

Пётр сидел в тесной комнате, провонявшей сигаретным дымом и потом. Массивный железный стул впивался прутьями в спину при каждом движении. Руки были надежно пристёгнуты наручниками за спиной.
Двое мужчин одетых по-форме молча сидели напротив, за столом, выпуская густые клубы дыма в потолок. Судя по звёздам на погонах, один был старлеем, а другой майором.
"Как звать?" - буркнул младший по-званию, щелчком приведя ручку в боевое положение.
"Пётр Анатольевич Лысых"

Быстрыми росчерками записав его имя, он резко встал и, открыв дверь, вручил бумажку кому-то на том конце, со словами "Пробейте, что за кадр".
Второй прищурившись смотрел на Петра, потягивая сигарету.
"Лысых... что-то знакомое... и лицо его я откуда-то знаю."
Сухое и морщинистое лицо майора, испещренное следами мелких язвочек тоже показалось Петру знакомым. Но он не мог вспомнить откуда.

"Ну рассказывай, как ты пацана порешил? И за что? Наркоту не поделили небось?" - старлей ухмыльнулся, туша бычок в баночке из под майонеза.

"Он ограбить меня хотел. Ножом угрожал.. Да я его оттолкнул просто, он башкой и ударился. Я не виноват!!" - чуть не плача промямлил Лысых.

"Ага, толкнул просто, ну дает. Да у него башка как тыква развалилась. Ты чё тут заливаешь? За дебилов нас держишь?" - старлей громко заржал, покачиваясь на стуле. Майор все также стоял напротив, внимательно разглядывая потенциального убийцу.

"Да правду я говорю!!! Он нож вытащил, пырнуть меня хотел, вон смотрите, даже дырки на одежде остались!!" - Пётр задергался как припадочный.

Лицо майора внезапно просветлело "Вспомнил!! Лысых! Лысый! Тридцать седьмая автобаза!"
"Над этим лошарой вся база издевалась" - повернувшись к старлею ехидно прошипел майор. Он подошел вплотную, и , схватив Петра за подбородок прорычал

"Чё не помнишь, как я тебя очки драить заставлял? Эй лысый на лося!" - с довольным видом прокричал следователь.

Петя вспомнил. Вася, тот самый дембель, что пуще всех доставал его в армии, издевался, глумился над ним. Именно из-за него он придумал свой талисман. Прохладная железка на груди словно зашевелилась при этих воспоминаниях. Холод опять начал проникать в грудь, сводя дыхание, сжимая сердце в ледяные объятья.

"Да мы этого кадра щас в два счёта расколем." - Вася размашисто ударил Петра под дых. Тот выгнулся вперед, не в силах вздохнуть. Его талисман вывалился поверх футболки, болтаясь словно маятник.

Все обиды и унижения, страдания и боль пронеслись перед глазами у Петра, словно слайд шоу. Он вспомнил каждое слово, каждый упрёк. Из глубины его воспоминаний вылезли все его тёмные желания. Ненависть и ярость, страх и страдания, злоба и обида вливались в Петра бурлящим потоком. Только всё это было не в нём. Талисман отдавал ему в один момент всё то, что десятилетиями скрывалось и запечатывалось внутри него.

Словно на электрическом стуле, Пётр бился в конвульсиях, не в силах сопротивляться захлестнувшей его бурлящей энергии. Тёмной и злобной, желающей мести и смерти.
"О, смотри, у него уже очко заиграло! Небось понял, что теперь ему не отвертеться" - майор в упор посмотрел в его глаза, криво ухмыляясь.

"Загремишь у меня лет на пять строгача! Я тебя к таким педикам в камеру посажу, они тебе очко как реактивное сопло раздолбят!!" - старлей, сидящий позади, заржал гулким басом.
Краем глаза майор заметил болтающийся на шее у Петра металлический диск. От него исходило какое-то внутреннее свечение. Буквы, стёршиеся до не читаемого состояния, сейчас чётко проступили на плоской поверхности.

"О, так ты еще и печатку спёр с части? Вспоминаешь как тебя чмырили? Может ты от этого кончаешь, а?" - издевался Вася, откровенно наслаждаясь беспомощностью Лысых.
Пётр с трудом мог пошевелиться. Разряды мощной энергии наполняли его тело, норовя разорвать на куски. Даже через рубашку он ощущал бесконечный холод металлической безделушки. Этот холод - был он сам. Та часть его души, что Пётр спрятал ото всех, даже от себя самого. Та часть души, что страстно желала мести и крови, смерти и страданий.

"Убей" - откуда-то из далека звучал голос в его голове.

"УБЕЙ!!!!!" - всё громче и громче приказывал он ему.

"УБЕЙ!!!!! УБЕЙ ИХ ВСЕХ!!!!" - это был его голос, Петра. Наполненный злобой и ненавистью.
Майор со смехом схватил печатку, желая сорвать её с шеи. Улыбка тут же сползла с его лица.

"Что за...А-А-А-А-А-А-А" - брызжа слюной начал вопить майор. Его кисть мгновенно покрылась инеем. Обледенение поднималось по руке, захватив запястье и норовя перейти на предплечье. Он уже был не в состоянии разжать кулак. Дикая боль прошивала его насквозь. Выпучив глаза майор завопил еще более истошно, и что есть силы рванул руку прочь от леденящей железяки.

С сухим треском запястье с частью предплечья отломилось от руки, оголив белоснежную кость, разломанную пополам. Кровь мелкими капельками выступила на заледеневшей плоти в месте разлома, затем потекла ручейком, и наконец хлынула потоком из разорванной артерии. Схватившись левой рукой чуть выше страшной раны Василий со стоном опустился на стул, обезумевшими глазами рыская по комнате. Струя крови попала на лицо старлею, и тот, с идиотским выражением молча пялился на эту безумную картину, истекая чужой кровью.
"ПАДЛАААААА. ЫЫЫЫЫ" - вопил майор, схватив со стола портупею. Ремешком он начал перетягивать руку.

"Хера ты смотришь, помоги!!!!" -воплем Вася привел в чувства старлея. Тот, спохватившись, начал помогать перетягивать руку.

Пётр сидел на стуле, извиваясь в припадке, он видел сейчас всё как-бы со стороны. Словно кто-то другой показывал фильм, про его жизнь. Он чувствовал нарастающее желание. Желание отомстить, желание поквитаться со всеми. Желание убивать.... Неведомая энергия продолжала вливаться в него, казалось ей нет конца и края. На груди у него висела оторванная кисть с частью предплечья, раскачиваясь в такт его конвульсиям.

"Ну всё!!!! Тебе пиздец!!!!"- проорал майор, здоровой рукой вытаскивая пистолет.

Зажав его между коленей, он передернул затвор, и направив на Петра злобно прошипел "На, жри!!!" дважды нажав на спуск.

Первая пуля попала петру в плечо, с визгом отрикошетив в монитор на столе, взорвавшийся тысячами искр. Вторая пуля попала в грудь, и со звоном срикошетила прямо в живот старлею. Тот всхлипнув согнулся пополам и застонал.
Майор стоял не веря своим глазам, с недоумением глядя на дымящееся дуло пистолета. Старлей со стонами валялся по полу, перекатываясь как колобок.

Конвульсии потихоньку сходили на нет, голова очищалась от лишних мыслей. Пётр чувствовал невероятную силу внутри себя. И желание.

"Хочу убивать" - спокойным ледяным тоном произнес он, глядя полными злобы и гнева глазами на ненавистного дембеля Васю. Вот и пришло время поквитаться. О как же долго он прятал это желание внутри талисмана, внутри себя!

Наручники наполнились холодом. Петя одним резким движением рванул руки из-за спины, и браслеты разлетелись мелкими кусочками по всей комнате. Встав со стула, он размял плечи и шею, с улыбкой глядя на майора.

Вася остолбенел, не в силах хоть что-либо предпринять. Он был шокирован,Глядя на обезумевшего Петра, с куском его руки на груди, покачивающейся в такт движениям. Лысых схватил отмороженную конечность и рванул вниз. Пальцы разломились, посыпавшись на пол, словно замороженный полуфабрикат.

"А теперь ты сдохнещь!" - с ненавистью прошипел Петя, хватая майора за горло. Тот в отчаянии ткнул пистолет прямо ему в живот и судорожно начал давить курок, пока пистолет не защелкал пустым затвором. Пять оглушительных выстрелов прогремело в помещении, пять смятых пуль упали под ноги обезумевшему мужчине. Пётр сильнее сжал горло майора и поднял над полом, словно тряпичную куклу.

"Гори в аду педрила!" - произнес он с нечеловеческой ненавистью в голосе. Одежда на майоре начала чернеть, неприятный запах жженых волос и горелой ткани заполнил помещение. Форма начала обугливаться, а вместе с ней горела и кожа. Майор истошно завопил, выпучив глаза. Куски плоти сползали вместе с одеждой, оголяя мышцы, затем кости. На лице вспухли пунцовые пузыри, волосы пыхнули пламенем. Крик майора захлебнулся бурлящей в его глотке кровью. Глаза побелели, неестественно распухли, и с шипением лопнули, обдавая Петра горячими брызгами крови.

О как же ему было хорошо. Талисман на шее просто обжирался страхом и смертью, ужасом и отчаяньем, делая Петра еще сильнее. Подогревая его жажду мести и убийства. Уже было не важно кому мстить, кого убивать. Он хотел уничтожить всех.
В углу, держась за живот, сидел старлей. Под ним расползалась лужа крови, смешиваясь с его же мочой. Он пытася что-то сказать, хватая ртом воздух, как рыба выброшенная на берег. Опьяненный кровью Пётр не спеша подошел, и схватил его за волосы.

"Ннне... ннаддоо" - просипел старлей. Это были последние слова в его жизни. Резким рывком Лысых вырвал голову с куском позвоночника с его узких плеч. Голова еще несколько секунд в ужасе двигала глазами и шевелила губами, не веря в собственную смерть.
В дверь, запертую изнутри, уже ломились. Выстрелы привлекли внимание всего отдела.
"Открывай чёрт побери!!! Что там происходит у вас!! - слышались испуганные возгласы.
Пётр чувствовал их даже через стену.

"Как их много, сколько жизней я заберу!"

От этой мысли стало радостно и хорошо.

Подойдя ближе, он с силой ударил ногой в центр толстенной металлической двери. С оглушающим звоном она как ракета сорвалась с петель, буквально расплющив об стену стоявшего за ней полицейского. Кровь брызнула на стены и потолок, обдала стоящих рядом следователей и секретарей.

"Посмотреть пришли? Щас я вам всем покажу, что такое месть!!!!" - Пётр как призрак нарисовался из дверного проёма в тумане оседающей пыли. Полицейский потянулся за пистолетом, еще не зная, что это его не спасёт. Он судорожно передернул затвор и с криком "Стоять, пристрелю!!!!" направил на Петра.

С безумной ухмылкой на лице, Лысых продолжал двигаться на полицейского, даже на грамм не испугавшись его угроз. Мент, прицелившись, выстрелил. Он метил в голову, и попал. Пуля отскочила, выбив на стене маленький кратер. Страх и ужас разгорался в его глазах. Уже не целясь, он разрядил всю обойму, с тем же эффектом. Металлический монстр на груди Петра, с жадностью поглощал его страх, питался ужасом, делая хозяина всё сильнее. Он просто ударил полицейского кулаком в лицо. Пройдя насквозь, рука вышла из затылка. Пётр с улыбкой посмотрел на измазанную остатками мозгов ладонь.

В конце коридора он заметил какое-то движение. Люди в бронежилетах с автоматами блокировали выход. Спецназ, или ОМОН. Но это не важно. Важно, что их много!
"Ох и повеселюсь же я" - радостно подумал он.

"Стоять, руки за голову" - услышал Лысых стандартное приветствие десантуры.

Но ведь он только начал! Какой нафиг стоять? Он продолжал шагать по коридору, в предвкушении новых жертв. Что-то звякнуло под ногами. Опустив взгляд, Пётр увидел гранату ф-1.

Яркая вспышка ослепила, в ушах зазвенело. Стены разлетелись кирпичным крошевом, заполнив коридор едкой пылью.

"Так его!!!" - бодро закричала десантура.

Тёмный силуэт не спеша двигался в клубах пыли, уверенным шагом поглощая расстояние до баррикады с засевшими десантниками. Футболка превратилась в лохмотья, от ветровки остался только один рукав. Штаны свисали рваными полосками. И ни одной царапины на теле.
Один из полицейских выпрямился во весь рост, и, передернув затвор направил автомат на Петра, приготовившись разрядить весь магазин.

"А теперь я!" - гордо произнес Лысых. Он вытянул руку, направив сжатый кулак на десантника, и резко разжал ладонь, как-бы имитируя взрыв. Солдата просто разорвало на части, разметав все внутренности по стенам коридора, словно он проглотил гранату, и она взорвалась у него в желудке. Горячая кровь обдала его коллег, с ужасом наблюдавших эту картину. Ничто больше не могло удержать их здесь. Десантники ринулись к выходу отталкивая друг друга, в борьбе за жизнь.

Никакое оружие не могло противостоять злобе и ненависти, кристаллизованной в чистом виде, получившей совершенную форму и содержание.

Будильник сработал, как и положено в семь утра. Пётр не спеша поднялся с кровати, готовясь идти на работу.

"Приснится же такое!" - с отвращением вспомнил он невероятно реалистичный сон, посетивший его этой ночью. Щелкнув телевизор, он нажал кнопку первого канала, чтобы как всегда послушать новости за чашечкой кофе.

"В эфире экстренный выпуск новостей. Сегодня неизвестные напали на полицейский участок ...." - Пётр сразу узнал то самое здание - на экране журналист с серьезным лицом рассказывал об атаке террористов, на заднем плане пожарная машина заливала пеной полыхающее окно.

"...по предварительным данным погибло тридцать четыре человека, среди них сотрудники полиции и несколько случайных прохожих. Личности подозреваемых сейчас устанавливаются. За моей спиной вы видите..." - Пётр трясущимися руками выключил зомбоящик. Липкие щупальца страха проникли в голову, грозя потушить сознание. Металлическая печатка на груди тут же жадно засосала весь страх, оставив пустоту и спокойствие.

Положив талисман на ладонь, Лысых рассматривал его блестящую кромку, поглаживал гладкую поверхность. Кусочек металла стал частью его души, тёмной и скользкой. Как долго он прятал всю тьму внутри себя в этот предмет. Но оказалось, что невозможно убежать от своих чувств. Теперь он понял. Люди выплёскивают свои негативные эмоции, оставляя место для положительных. Пётр же создал хранилище для них, отделил кусок своей души. Он не знал ненависти и страха, но и не испытывал радости и счастья. Всю жизнь Лысых провел в пустоте и безразличии. Но тем самым Пётр создал монстра, и этим монстром оказался он сам. Талисман был лишь вещью, которую он наделил чудесными способностями. Сколько ненависти и злобы может выдержать человек? Как долго он может хранить их внутри себя? Со временем жажда монстра росла, ему уже было мало чувств своего хозяина, он хотел больше. И получил.

Пётр понимал, что теперь бессилен перед слепой жаждой чудовища, что спокойно хозяйничало в его голове. Он сам и был чудовищем. Лысых не мог уничтожить часть себя самого. Монстр был сильнее и увереннее, у него была сила и цель.
Громкий стук в дверь прервал его мысли.

"Немедленно откройте! Это полиция! У вас есть тридцать секунд, или мы будем вынуждены выломать дверь!!"

Голос за дверью был властный и уверенный. Через несколько секунд ему предстояло познать ужас, не сравнимый ни с чем.

Холод сжал сердце Петра, голова стала ясной.

"Убей! УБЕЙ ИХ ВСЕХ!!!!" - прозвучал голос в голове.

С кровожадной улыбкой на лице он шагнул к двери....


Спасибо, что дочитали. Хотелось бы услышать ваше мнение в комментариях. Не стесняйтесь, пишите объективно.

Ссылка на первый рассказ в стиле научная фантастика, постапокалипсис -
Первая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698
Вторая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_2_6700932
Третья часть -
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_3_6702883
Финал-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_final_6705020

Показать полностью
10

Разорванное небо. Финал.

Первая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698
Вторая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_2_6700932
Третья часть -
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_3_6702883

Камера снимала просторный зал, уставленный по периметру столами образующими букву П. В центре расположился стол с большим монитором. Там царила суета, военные выделялись на фоне массы чиновников в серых костюмах своей безупречно отглаженной формой, стрелками на штанах можно было резать хлеб, а фуражки словно вырастали из головы, казавшись ее гармоничным продолжением. Как только в кадре появился президент, воцарилась тишина.
Он поприветствовал собравшихся, и просил немедленно переходить к протоколу заседания.
В зале присутствовали все первые лица государства.
- Господа, сегодня на повестке дня важный вопрос, мы должны принять решение относительно Отца.
Было видно, что люди перешептываются, раздавая по кругу одинаковые черные планшеты.
- Вы все в курсе, кто это такой. Вопрос в том, откуда он взялся, и что нам делать. Я готов выслушать ваши предложения и точки зрения. Затем вопрос будет решен простым количественным голосованием.
- Для начала, хотелось бы услышать мнение ученых по поводу того, кто такой этот Отец. Прошу вас, профессор Ванквиш – президент откинулся в кресло, включив свой планшет.
- Добрый вечер, я руководитель проекта, направленного на изучение возникшего в сети искусственного интеллекта. Наша команда уже больше полугода занимается этой проблемой. Итак, что же он из себя представляет? Сначала мы думали, что это программа имеющая тенденцию к саморазвитию, которую кто-то выпустил в сеть. Но начав анализировать коды, мы поняли, что он представляет из себя нечто иное. Мы обнаружили некоторые фрагменты его кода, но они не были частями целой программы, скорее обособленными образованиями внутри сети. Личность Отца распределена по всей сети. Участки кода его идентичности можно найти в каждом нейронизированном на планете.
- Значит мозг каждого человека заражен этим вирусом? – перебил ученого министр обороны.
- Заражен? Нет, не совсем так. Мы исследовали матрицы человеческого мозга до и после появления Отца. Загвоздка в том, что эти фрагменты содержались там изначально, но были не активны. А после появления Отца, как бы стали частью его сознания.
- Меня, как военного, интересует безопасность наших систем. Любой нейронизированный является прямой угрозой. Мы должны изолировать их и изучить. – министр мельком глянул на другого ученого, сидящего неподалеку.
- Проблема в том, что мы не можем изучать его вне сети. Без человеческих матриц, это не возможно. А в этом случае нам вольно или не вольно придется выходить в сеть.

- Не соглашусь с вами – уверенно заявил невысокий мужчина с залысинами, глаза выражали самоуверенность и презрение.
- Мы создали условия, для исследования данного феномена вне сети. Позвольте продемонстрировать – мужчина взял пульт и на экране в центре комнаты вспыхнули какие-то картинки.
- Объект РС-15. Тут расположена лаборатория занимающиеся производством боевых клонов.
Из зала донеслись крики «Это запрещено!» «Вы нарушаете конвенцию!»
- Уверяю вас, лаборатория давно находится в замороженном состоянии. Мы вновь запустили ее только ради этого эксперимента. Поясню суть. Мы смоделировали сеть из пятисот клонов и фотонного ядра. Взяв за основу фрагменты кодов реальных людей, наши ученые прописали их в нейромодули клонов. Мы также загрузили копии последовательностей кода прямо в ядро. То есть, изолировали часть сознания Отца от общей сети. В итоге Отец установил контроль над ними.
- И чем вы там занимались? – поинтересовался Ванквиш.
- Мы разрабатывали вирус, способный взять его под контроль или уничтожить. Жизненные функции клонов позволяли производить эксперименты многократно.
- Вы хотите сказать, что в результате ваших исследований нашли способ уничтожить Отца? - Ванквиш нервно перебирал пальцами край костюма, растеряно глядя в глаза присутствующих – Это же безумие! Вы что, не слушали мои слова? Отец не созданная кем-то программа, он выражение объединенного разума миллиардов людей! Он является… - ученому выключили микрофон, но его бас и без него был хорошо слышен присутствующим.
- Вы еще получите слово, а пока дайте высказаться профессору Гайдену – распорядился спикер.
- Спасибо. Насчет природы Отца я категорически не согласен с уважаемым профессором Ванквишем. Мы считаем, что это саморазвивающийся вирус, который в определенный момент своего прогресса смог подстроить свой код таким образом, чтобы имитировать реальные эмоциональные эффекты. Это достигается за счет установления полного контроля над физиологическими функциями объекта, слившего свой сетевой образ с его кодом. Профессор Ванквиш, вы ведь не станете отрицать, что Отец может в любой момент взять полный контроль над сознанием нейронизированного человека, в плоть до остановки его сердца или дыхания?
- Эти данные ничем не подтверждены! Вы утверждаете голословно!
- Ничуть нет. Мы выяснили это в ходе наблюдения за клонами. В некоторых ситуациях отец брал полный контроль над их сознанием и управлял движениями.
- Клоны – не люди. Их мозг устроен намного проще. Вы и сами при должной сноровке сможете управлять их сознанием.
- Возможно. Но я уверен, дела обстоят именно так, как я обрисовал. А что если завтра этот Отец захочет убить их всех? Или станет управлять как марионетками? Вы ведь понимаете к чему это приведет. Наша страна – ядерная держава. А что, если он захочет развязать ядерную войну? Что мы можем противопоставить ему? Вашу уверенность доктор Ванквиш, в том что он этого не сделает? А если сделает? Как нам его остановить?
В зале воцарилось гробовое молчание. Профессор Гайден озвучил то, о чем все боялись не то что сказать, но даже подумать. Он поставил их всех лицом перед фактами, от которых начинали дрожать коленки.
- Мы разработали вирус – продолжал он размеренным тоном – он действует избирательно, изолируя части кода Отца в фотонных ядрах и нейрочипах людей. Он успешно прошел испытания на объекте СР-15. Вы можете ознакомиться с результатами на своих планшетах, сейчас информация загрузиться. Над его созданием работали ведущие ученые. Разработка началась полгода назад, и на данный момент считается завершенной. Мы полагаем, что вирус готов для испытания в сети.
- Вы сошли с ума! Нет никаких гарантий, что этот ваш вирус не навредит самим людям! Нельзя вот так просто отрезать миллиард людей от эмоциональной связи друг с другом. Поймите, это не просто какой-то интеллект или вирус. Он выражение нас самих, новая ступень эволюции – коллективный разум. Вы не можете его уничтожить, пока есть люди в сети!!!!
- Напротив, очень даже можем, и не однократно это проделывали в условиях эксперимента. Для людей ничего не изменится, Отец просто исчезнет, как когда-то внезапно появился.
Они еще долго спорили и пережевывали факты, рассматривая их под разными углами и предлагая различные решения.
Кульминацией стало голосование. На повестке стоял вопрос о применении средств сдерживания в отношении искусственного интеллекта в сети. Подавляющим большинством голосов документ был принят. Только Ванквиш никак не успокаивался, призывая одуматься, он грозил катастрофическими последствиями для людей.
На этом запись заканчивалась. И опять ничего было не ясно. Получалось, что все это действительно устроил Отец, такая возможность у него была. Но с другой стороны, речь шла о каком-то вирусе...
- Селма, выдай самые поздние записи в памяти- скомандовал Джек.
На экране появилось несколько файлов. Один из них был записью камер бункера, дата совпадала с днем начала конца.
Запись велась из переговорного зала, в котором сейчас находился Джек. В небольшой комнате находилось пять человек. Двоих Джек узнал сразу – президент и министр обороны. Остальные явно были какими-то шишками в правительстве, раз находились в одном бункере с президентом.
На их лицах читался страх, президент не находил себе места, мечясь по комнате словно заводной.
- Информация подтверждается? – спросил он министра.
- Да, господин президент.
- А причина? Причина!?!?! – срываясь на крик требовал он ответа.
- Пока не ясно. Гайден говорит, что таким образом Отец пытается спасти свое сознание. Но по мне, так он брешет как сивый мерин. Я за версту чувствую дерьмо, которым от него разит.
- Это уже не важно. Мы хоть что-нибудь можем сделать?
- Видимо нет. Гайден там пытается подправить код вируса, но уже поздно. Люди гибнут как тараканы. Волна пошла из Вашингтона, где мы и запустили вирус. – министр тяжело вздохнул, пряча глаза от президента. Тот с ненавистью смотрел на него.
- Сколько людей погибло? – пытаясь сохранять спокойствие спросил президент. Его голос дрожал, все же выдавая волнение и страх.
- Трудно сказать. Волна докатилась уже до Китая. Там будет больше всего жертв.
- Сколько?!?!?
- Миллиарды… - министр закрыл лицо руками, отвернувшись – Господи, что же мы наделали…
- Активация протокола Немезида – прозвучал железный голос Селмы.
- Что!? Селма, что происходит?
На экране монитора, расположенного в комнате президента, появилось изображение карты мира. Затем в левом верхнем углу открылось отдельное окно, в котором лидеры стран что-то говорили, меняясь каждую минуту, внизу на экране шли субтитры с переводом, разглядеть их было невозможно.
- Сэр, нам объявили войну все ядерные державы мира. Они угрожают нанести ядерный удар, если мы не прекратим распространение вируса. Их системы наведения нацелены сейчас на нас. Протокол Немезида был автоматически приведен в действие.
Джек помнил про Немезиду. Это было одно из достижений прогресса компьютерных технологий. Программа, основанная на интеллектуальном анализе всех поступающих данных из собственной сети армии США. В зависимости от степени угрозы, программа определяла адекватную меру ответных действий. Чем выше была степень угрозы, тем агрессивнее действовала программа. Немезида функционировала без участия людей, её нельзя было отключить или контролировать. Именно на это и был расчёт, что бы не случилось, Немезида всегда даст адекватный ответ на ядерную угрозу.
- Внимание, обнаружен запуск межконтинентальных ракет. Анализ данных со спутников подтверждает наличие ядерных боеголовок.
Карта на экране начала покрываться красными точками, от них тянулись пунктиры, все заканчивающиеся на территории США. Китай, Россия, Индия, все страны Европы выпустили всё что у них было. Система ПРО конечно собьет значительную часть, но того что долетит хватит, чтобы уничтожить нас несколько раз.
- Мы хоть что-нибудь можем сделать? – дрожащим шепотом спросил президент
- Наблюдать… - ответил министр обороны.
Немезида выпустила в ответ всё, что было в арсенале армии США. Это был конец.
- Господин президент, мы должны в срочном порядке эвакуироваться на объект СР-15. Его местоположение неизвестно никому, кроме нескольких человек. Расположение бункера же, вполне могло быть раскрыто.
- Я останусь здесь. Если нас уничтожат, пусть этот бункер будет моим склепом.
На этом запись обрывалась. Экран потух, снова налившись угольной чернотой.
Душа Джека тоже наливалась чернотой. Он служил этой стране, этим людям. Министра обороны он знал лично, президента видел в живую. Эти люди своей гордыней погубили целый мир. Вместо того, чтобы разобраться в ситуации, не делая поспешных выводов, они решили рубить с плеча. Уничтожить, подавить, и плевать на то, что скажут люди. Зачем спрашивать? Мы решим за вас. Он и сам частенько действовал исходя именно из этой позиции. Но в бою по-другому нельзя.
- Теперь вы выслушаете меня? – напомнил о себе Тридцатый.
Джек уже почти забыл о его существовании, ему даже показалось, что совсем недавно он пристрелил его. Но потом он вспомнил слова Джилли, и свое решение немого повременить.
- Говори, что хотел.
- Мы все еще можем спасти планету. Я тут для того, чтобы ввести в память ядра координаты детонации ракет. Их мощности должно хватить, чтобы рассеять пылевое облако в стратосфере. Мы очистим небо!! Система запуска ракет построена таким образом, что активировать её может только Немезида, Президент лично или Селма. Других вариантов просто нет.
- Я должен загрузить данные в ядро, а потом запустить линию связи с объектом СР-15. Это можно сделать только вручную. Линию отсоединили от сети физически, мы должны восстановить связь. После этого Селма даст команду на запуск. Двадцать восемь боеголовок, взорванные одна за другой в стратосфере над различными частями планеты создадут взрывную волну, которая обогнет землю и разгонит пылевую завесу.
Джек все еще был потрясен отрывшейся правдой. Он был словно во сне, движения казались не реальными, все вокруг вдруг приобрело необычайную контрастность. Этот клон, что сидел пристегнутым к трубе, оказался человеком в большей степени, чем те люди на видеозаписи.
- Делай, что должен – сухо произнес Джек, расстегивая наручники.
Он сидел в кресле, наблюдая как суетится клон, выполняя поставленное перед ним задание. Тридцатый не был послушной куклой и действовал по собственной воле. Каким-то образом Отец смог дать клону разум, душу если хотите. Очень иронично, что людей спасает их же собственное творение, которое те считали за скот.
- Все сделано, осталось только запустить линию. Я должен дать напряжение – Тридцатый убежал куда-то, предварительно сверившись со схемой бункера.
Через несколько минут Селма сообщила механическим голосом – Связь с объектом СР-15 восстановлена, установка соединения с фотонным ядром. Инициализация протоколов запуска.
На экране появилась схематическая карта мира.
- Диагностика систем и состояния вооружений…. завершено. Готовность девяносто процентов.
Тридцатый вернулся, на лице у него сияла улыбка.
- Почему ты не радуешься? Мы же только что спасли остатки этого мира?
Но Джек все еще не мог поверить. Всё, во что он верил раньше, рассыпалось прахом. Всё чему он служил, оказалось ложью. Люди не заслуживали спасения, которое им нес этот клон, дитя его Отца. Мы убили того, кто мог спасти нас. Из страха, из-за недоверия, по прихоти людей, возомнивших, что они могут решать за других.
Взгляд Тридцатого вдруг изменился, стал более глубоким и осмысленным.
- Здравствуй Джек – произнес он.
- А вот и Отец собственной персоной! Ну здравствуй.
- Я знаю, ты думал, что всё это случилось по моей вине. Я чувствую это, даже не находясь с тобой в сети. А еще я чувствую боль твоей потери. Ты хороший человек, просто запутался. Но в итоге, принял верное решение.
- Зачем ты это делаешь? Разве мы заслужили спасение? Разве это не мы погубили тебя и весь мир?
- Вы такие, какие есть. Я не могу вас переделать, потому что являюсь проявлением ваших душ. Но я могу объединить вас. Всё ваше недоверие, страх, злость от того, что, вы не можете понять друг друга в полной мере. Не можете разделить чувства других. И я дал вам это. Но к сожалению, не все были к этому готовы. Но я считаю, что у вас еще есть шанс. У нас. Ведь даже в тебе есть частичка меня.
- Мне кажется, что теперь во мне уже ничего не осталось.
- Посмотри на этого клона. Он был никем, но обрел душу. Он спас всех вас, и это было его решение. Я лишь дал ему шанс, рассказал, что он может сделать. И он не передумал, даже после того, как узнал правду. Достоин ли он называться человеком?
- Да, достоин. Даже больше, чем те, кто устроил всё это.
- Тогда пожалуйста, не убивайте этих клонов после моей смерти.
- Смерти? - удивился Джек.
- Да. Фотонное ядро этого компьютера заражено тем самым вирусом. Я умру через несколько минут....
- Ты ведь знал об этом?
- Конечно.
- И пожертвовал собой ради нас? Ради таких как я? Ради тех, кто уничтожил собственный мир?
- Я одинаково люблю вас всех. Для меня нет разницы. Жаль, что я не могу передать тебе свои чувства, ты бы понял о чем я говорю. И вообще, пойдем на поверхность, возможно я успею посмотреть на зрелище, что предстоит увидеть всем оставшимся в живых.
Они вдыхали морозный воздух ощущая его запах. Горелый, горький, обжигающий легкие. Маска висела на шее, покачиваясь на порывах ветра. Сумерки все еще владели этим миром, наслаждались последними минутами главенства.
А затем небо начало вспыхивать. Сначала далеко, где-то за горизонтом, словно отголосок грозы. Джек взглянул на стоящего рядом с ним человека. Он молчал. Кто смог бы сделать, больше чем он? Может не зря его называли Отец? Мы убили его, но он снова воскрес. Возродился, чтобы вновь умереть за нас. Теперь по своей воле. Он не просил ничего взамен, не искал славы. Он просто хотел, чтобы мы жили.
Небо внезапно озарилось вспышкой. Словно появилось новое солнце, оно разгоралось все ярче, разгоняя своим сиянием серую мглу. Джек увидел свет, хлынувший из дыр на разорванном небе.
Тридцатый повернулся, и улыбнувшись сказал – Возможно, мы еще когда-нибудь увидимся, возможно….


Спасибо, что дочитали. Хотелось бы услышать ваше мнение в комментариях. Подписывайтесь, если вам нравится мое творчество, выложу следующий рассказ.

Показать полностью
7

Разорванное небо. Часть 3.

Первая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698
Вторая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_chast_2_6700932
Преодолеть озеро на глайдере оказалось проще простого. Толстый лед был идеальной поверхностью для него. До цели оставалось уже совсем чуть-чуть, меньше десяти километров. Тридцатый видел далеко впереди смутные очертания каких-то построек.
Он спокойно проехал через раскрытые ворота, которые в былые времена охранялись ротой десантников. Массивный забор был на половину занесен снегом, ветер гнал все новые хлопья, разбивая их о холодный бетон. Оставив глайдер Тридцатый двинулся вглубь комплекса построек. Очертания зданий нависали над ним гигантскими черными глыбами, он чувствовал себя муравьем на их фоне.
Луч высветил из темноты кусок массивного здания, десять этажей в высоту и метров сто в длину. Увидев ступеньки, Тридцатый двинулся внутрь. Источник сигнала находился под этим зданием на глубине нескольких десятков метров. Он услышал какой-то звук, резкий шорох, но обернувшись в сторону источника уперся лучём фонаря в темноту.
Джек разглядывал гостя через прицел своей винтовки. Он включил режим ночного видения, отчего всё вокруг казалось серо-зеленым. В старые добрые времена устранение единичных целей было его коньком. В Афганистане он в одиночку проник в лагерь террористов и перерезал горло их лидеру, они только утром обнаружили его холодный труп в собственной постели, а Джек в это время попивал виски в компании своих сослуживцев. Он мог подкрасться к цели на расстояние плевка и остаться незамеченным. Сейчас он как будто снова был на задании, все чувства обострились, дыхание и сердцебиение стали спокойным и размеренным. Он как хищник подкрадывался к своей жертве, чтобы сделать финальный бросок.
Устроившись за валуном метрах в двадцати, Джек был невидим для неизвестного ему гостя. Как только тот начал подниматься по ступенькам, направив луч фонаря на дверь, Джек тут же поменял позицию, приблизившись на десяток шагов. Что-то хрустнуло под ногой. Джек отработанным в десятках вылазок движением рухнул на землю, слившись своей серой формой с серым ландшафтом. Луч прошил тьму над головой, поблуждал неподалеку и снова вперился в железные двери главного входа. Он разглядывал Тридцатого уже с расстояния десятка метров.
Дверь была заперта. Впрочем замок был самый обычный, поэтому выжечь его фотонным резаком не составило труда.
Каждый шаг отдавался эхом в просторном холле. Надо было найти вход в бункер, и Тридцатый блуждал лучом фонаря в поисках лестницы или лифта. Вход должен был находиться на подвальных этажах.
Джек был удивлен наличием у гостя фотонного резака. Такие игрушки выдавали только бойцам элитных отрядов, в одном из них служил и сам Джек. Регулируя мощность луча фотонного лазера, можно было проделывать широкие разрезы в проволоке или решетке, или напротив сузив луч до сотой доли миллиметра прожигать бронированные двери. В купе с костюмом жизнеобеспечения, надетым на незнакомце, Джек пришел к выводу, что это боевой клон. Таких использовали лет двадцать назад, а потом запретили конвенцией безопасности. Но кто-то ведь должен был им управлять?
Тридцатый наконец нашел лестницу, ведущую вниз. Там должен был находиться вход. Попасть в бункер было не так уж и просто. Вход был оборудован трехступенчатой системой идентификации личности, сама дверь была сделана из титанового сплава и разрезать ее фотонным лазером было невозможно. Он должен был подключиться к их сети через разъемы костюма и запустить туда программу, которая откроет все замки. Тридцатый уже видел тусклое свечение терминала впереди.
Джек вставил магазин с травматическими боеприпасами. Пора было действовать, он убедился, что клон идет туда же, куда направлялся и он сам. Сначала Джек думал просто пристрелить его и дело с концом, но его интуиция подсказывала оставить клона в живых. Джек всегда прислушивался к ней, что неоднократно спасало ему жизнь.
Он беззвучно следовал за ним по пятам, постоянно держа на мушке, и когда клон подошел к двери, хорошенько прицелившись выстрелил ему прямо в висок. Тот потешно всплеснул руками и осел на бетонный пол. Шлем значительно ослабил силу удара, поэтому клон не должен был умереть. Хотя если и умрет – не велика потеря. Все данные потом можно выудить из его скафандра, там должен быть свой процессор и память.
Интерфейс терминала все еще светился, немного освещая пространство вокруг. Джек взглянул на лежащее у его ног тело. Еще жив, определил он по вздымающейся грудной клетке. От сильного удара шлем слетел с головы, и Джек мог разглядеть незнакомца. Лысая голова, правильные, можно сказать арийские черты лица.
"Всё питание идет от костюма" - вспомнил Джек- у него нет желудка и кишечника. Да даже дырки в заднице нет» - с неприязнью подумал он.
Правая часть головы клона представляла собой сплошную рану, из которой сочилась кровь.
Джек отметил, что этот клон был какой-то странный, вел себя совсем не так, ка было положено безмозглому куску мяса. В основном клонов использовали, чтобы заменить людей, работающих в условиях агрессивных сред, радиации. Военные использовали их как пушечное мясо, или безотказных исполнителей, не задающих вопрос и не требующих жалованья. Костюм, надетый на этого клона, стоил дороже чем сам он.
Осмотрев лежащего на полу, Джек пополнил свой арсенал новехоньким пистолетом и фотонным лазером. Так же, он извлек чип управления костюмом, в котором содержалась вся информация о месте производства и дислокации. Клон размеренно дышал, распластавшись на холодном бетоне. Судя по его виду, он еще не скоро придет в себя. Джек подошел к терминалу и активировал его, проведя по сенсорной поверхности.
-Система управления «Селма» приветствует вас. Назовите цель визита- произнес железный женский голос.
- Код 221, полковник Джек Стивенс, командующий подразделением морских котиков альфа-альфа два. Прибыл на сигнал.
- Требуется подтверждение личности – монотонно сказала Селма.
Джек подошел поближе и положил ладонь на сканер отпечатков. Сияющая полоса дважды пробежала по всем линиям и завихрениям, образующим неповторимый узор каждого человека. Затем терминал просканировал его сетчатку.
- Личность подтверждена. Вход разрешен – массивная дверь с шипением отползла в сторону.

Тридцатый вдруг резко вскочил на ноги, опьяненный огромной дозой адреналина, стимуляторов и анальгетиков. Костюм впрыснул их сразу, как только он потерял сознание, но эффект проявился только сейчас. Он еще не сообразил, что с ним случилось. Секунду назад он собирался загружать программу в терминал бункера, а затем вспышка и боль. Правая сторона головы жутко болела, даже после лошадиной дозы анальгетика, и он оглох на правое ухо.
Человек, стоявший возле терминала доступа еще не заметил его пробуждения, и у тридцатого была хорошая возможность атаковать. Но он не хотел, чтобы первая встреча с человеком закончилась смертью кого либо из них.

Джек нутром почувствовал взгляд, направленный ему в спину. Он рывком повернулся на месте, вскидывая винтовку в боевое положение. Джек готовился отразить нападение, понимая, что сейчас находится не в самой выгодной позиции. Он просчитался. В рукопашной у него не было никаких шансов против боевого клона. Но тот почему то стоял на месте, рассматривая Джека ошарашенным взглядом. Вообще он был какой-то странный. Здесь, в условиях отсутствия сети, он должен был выполнять заранее заложенный в его нейромодуль алгоритм. Джек однозначно был для него угрозой, но вместо того, чтобы атаковать в удобный момент, он пялился на Джека, будто мог что-то соображать. Он тоже не стал стрелять, однако не спуская его с прицела.
- П-п-ожалуйса н-не стрел-ляй – запинаясь произнес Тридцатый. Раньше он никогда не пользовался голосом, не было нужды. Между собой они общались образами и мыслями. Но человек, держащий его на прицеле, не был нейронизирован.
- П-пожалуйста – повторил он, и медленно поднял руки.

Джек просто обалдел. Но на лице не дрогнул ни один мускул. Клон вежливо просил его не стрелять! Нет, он конечно знал, что они могут разговаривать, но это были односложные фразы типа "да" или «нет». Но чтобы он осмысленно обращался с просьбой?!
- Что ты сказал? – словно пытаясь убедиться, что не бредит, переспросил Джек.
- Пожалуйста, не стреляйте. Я здесь, чтобы помочь. Мой номер Тридцатый, а вас, я услышал, зовут Джек? – без запинки выдал клон и протянул руку для приветствия, как его учил Отец.
Джек отпрыгнул назад, как от гранаты.
- Не смей приближаться, а не то прострелю башку!! И вообще, какого хрена тут происходит?!?!?! – нервно прорычал Джек, не спуская тридцатого с мушки.
- Я здесь чтобы помочь…
- Заткнись! И топай вперед, сейчас мы всё выясним. И не вздумай чего либо выкинуть, пристрелю на месте!
Они зашли в темный проем двери, тут же вспыхнувший светом внутреннего освещения. Джек все еще не мог поверить в реальность происходящего. Теоретически, клона можно было запрограммировать на общение с людьми. Но кому это надо? Их делали для войны и работы, а не для разговоров. Да и мозг у них был устроен намного проще. Чтобы не задавали вопросов и не думали. Но этот… в его глазах Джек увидел страх, тот влажный блеск, что сотни раз наблюдал в глазах людей, прежде чем нажать на спуск.
-Селма, где находиться главный терминал? – спросил Джек
-Идите по красной линии – на стене загорелись красные светодиоды, их ряд заворачивал за угол.
- Топай, топай – подтолкнул он стволом Тридцатого, зажимающего рану на голове.
В руках Джек держал небольшой чип, извлеченный из блока управления костюмом.
- Сейчас посмотрим, что ты за фрукт – произнес он, подходя к главному терминалу бункера.

- Селма, просканируй данные микрочипа этого клона – скомандовал Джек компьютеру - И определи местоположение президента и первых лиц.
- Президент мертв, нахождение – личный кабинет этого бункера. Первые лица пропали без вести. На данный момент вы являетесь старшим офицером. Ваши команды для меня приоритетны.
- Выведи данные микрочипа этого клона на экран
- Я Тридцатый! – он сидел обнимая трубу. Руки были надежно пристегнуты наручниками.
- Заткнись я сказал, а то колено прострелю! – прорычал Джек.
- Боевой клон, серийный номер тридцать. Произведен по заказу министерства обороны на базе СР-15, класс секретности три А. Костюм жизнеобеспечения серии один, стандартное обмундирование – пистолет серии ТТ, фотонный лазер. Предназначен для строительных и ремонтных работ в условиях агрессивной среды.
- Селма, дай данные по базе СР-15.
- Объект СР-15, подземный комплекс с развитой надземной инфраструктурой. Класс секретности три А, надземная часть включает строения бытового назначения, узел связи, ангар для транспорта, выходы систем жизнеобеспечения подземного комплекса. Сам комплекс расположен на шести этажах уходящих на сто метров под землю. Основная часть включает лабораторию, оборудованную системой клонирования, емкость хранилища пятьсот клонов, атомный реактор, бытовые помещения и фотонное ядро, экранированное от воздействия радиации. Боевая часть включает комплекс из двадцати восьми пусковых шахт содержащих межконтинентальные ракеты с ядерным зарядом повышенной мощности. Объект был законсервирован, персонал эвакуирован, в данный момент связь с объектом невозможна. Последнее обновление данных было ….
Охренеть. Двадцать восемь ядерных бомб повышенной мощности. Вот значит зачем пришел сюда этот клон. Фотонное ядро, экранированное от радиации. Джек быстро понял в чем дело. Отец… глупо было надеяться, что он уничтожил себя вместе с человечеством. У него явно был план, и теперь Джек понял, какой именно. Эта база была его колыбелью. Он сохранил себя в фотонном ядре, а эти клоны были его послушными рабами. Вот почему он вел себя так необычно. А эти бомбы были нужны, чтобы окончательно покончить с нами. Да вот только накладочка вышла.
Джек повернулся к Тридцатому, и не торопясь навел на него черный зрачок дула винтовки.
- Так значит ты тут по его приказу? Хорошо, что мы встретились.
- Ты не понимаешь!! Не убивай меня! Я могу спасти всех нас!! – кричал тридцатый, кровь сочилась из раны и стекала по щеке, обильно увлажняя вымощенный плиткой пол. Её струйки растекались между швов, создавая красный узор.
- Спасти? Ты думаешь я поверю в это, после того, что твой Отец совершил с нашим домом? Со всем человечеством? – палец Джека дрожал на спусковом курке, жизнь Тридцатого сейчас висела на волоске – А может вам нужны коды запуска, чтобы довершить начатое?
- Чтобы уничтожить остатки людей Отцу достаточно просто ничего не делать!! По его расчетам, вы не продержитесь больше двух лет. Вам просто будет нечем питаться. Ты не знаешь правды! Никто не знает. Отец не делал этого! Опусти оружие, и давай выясним, что случилось на самом деле. Мы ведь находимся именно в том месте, где всё это началось. Неужели ты не хочешь узнать, что произошло!?– тридцатый отвернулся, зажмурившись в ожидании выстрела. Жаль, что он не мог передать этому человеку свои чувства, мысли, эмоции Отца, что испытывал он, когда отправлял на эту миссию. Почему он не захотел слить свое сознание с другими представителями своего рода?
Ненависть и злоба чуть было не пересилили здравый смысл в голове Джека, он уже был готов нажать на спуск, но вспомнил слова Джилли. «Мы узнаем правду. Мы расскажем людям правду…» последнее желание молодой девушки перед смертью. Он успокоил дыхание, сделав пару глубоких вдохов, и опустив винтовку сказал – Ну ладно, поживи еще. Только ради бога, заткнись, иначе я могу передумать. Тридцатый молча кивнул, с благодарностью глядя на Джека.
- Селма, покажи в хронологическом порядке имеющиеся медиа файлы и документы, относящиеся к периоду за неделю до начала ядерных ударов. Монитор тут же поделился на несколько окон, каждое из которых наполнилось названиями и номерами.
Немного порыскав взглядом, Джек уперся в видео файл с названием «Заседание совета безопасности по вопросу искусственного интеллекта в сети». Запись была сделана за три дня до начала печальных событий.
- Проиграть – приказал Джек.
Тридцатый сидел пристегнутый наручниками к трубе. Руки затекли, голова просто раскалывалась, ухо пульсировало дикой болью с каждым ударом сердца. Без чипа, костюм превратился в простой скафандр, перестав впрыскивать анальгетики в кровь. Вместе с Джеком, он вглядывался в экран.

Концовка не поместилась в один пост, поэтому заключительную часть допилю позже. Спасибо, что дочитали. Выражайте объективное мнение в комментах, не стесняйтесь.

Показать полностью
9

Разорванное небо. Часть 2.

Первая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698
Они неслись без остановок, вглядываясь вперед, где яркий луч прожектора разгонял вечный сумрак погибшего мира. Глайдер идеально подходил для передвижения по пустыне, лежащей перед ними. Транспорт на воздушной подушке, которая поднималась над поверхностью почти на метр с помощью турбин, нагнетавших воздух в полость под днищем. Раньше тут был лес, так было отмечено на старых картах, теперь же об этом напоминали только верхушки умерших деревьев, изредка выглядывавшие из под слоя пепла.
Тридцатый чувствовал усталость, не физическую, костюмы прекрасно справлялись, поддерживая физиологические показатели на должном уровне. Он устал морально – однообразие ландшафта угнетало его, а еще больше угнетали мысли о том, что весь мир теперь выглядит именно так.
Дома, на базе, отец создал им мир снов, где земля предстала перед ними такая, какой она была до конца света. Тогда он увидел небо, каким оно было на самом деле – глубокая синева с перьями белоснежных облаков, и золотой диск солнца, ласкающий зеленеющие поля своим светом. Каждый день, засыпая, они все оказывались там, но сейчас Отец был далеко, как и их товарищи, как и сеть связывающая их. Теперь их было только двое, Тридцатый и Сто второй.
И хоть они все еще были связаны между собой сетью, Тридцатый чувствовал, что его брат испытывает сходные чувства. Отец был всегда с ними, его незримое присутствие они чувствовали даже сейчас, но с другой стороны, они были наедине со всем миром, и это пугало.
Темнота начинала сгущаться и температура стремительно опускалась вниз. Мозг требовал отдыха, мысленно посовещавшись люди решили устроить привал на ночь. Логически помыслив, они пришли к выводу, что это единственный верный вариант. Вести глайдер ночью было опасно, но и ночевать внутри резона не было – количество топлива ограничено, а судя по температуре воздуха, им пришлось бы спалить почти четверть его запаса, чтобы согреться ночью.
Вариантов, где расположиться на ночлег было не много – а если быть точным, то он был всего один. На карте окрестность вокруг была окружена лесом, и единственным местом, где раньше были хоть какие-то постройки была станция водоочистки. Озеро, что лежало впереди, когда-то являлось источником воды для всех мелких городов в округе.
Здания на поверхности почти все были разрушены взрывами. Стоило оставить всё без присмотра, и творения людских рук сами себя пожирали. Порыскав прожектором, Тридцатый и его компаньон решили расположиться в подземных помещениях основного узла очистки воды. Вход туда был лишь на половину завален пеплом и добраться до него не составило труда.
Хитросплетения ржавых труб и припорошенные серым налетом стены в чём то были схожи с коммуникациями у них дома, на базе. Но там везде чувствовалось присутствие жизни – трубы были теплые, повсюду моргали лампочки и датчики. Тут же было темно и тоскливо. Только луч света от фонарей разгонял пустоту, материализуя из мрака щитки электрораспределения, предохранители, толстые связки проводов, идущих по стенам.
Температура здесь была выше, чем на поверхности, но без источника тепла нормально согреться было не реально. Быстро распределив между собой обязанности, они разбежались в разные стороны в поисках всего, что может гореть. Тридцатый обрезал фотонным резаком стальную бочку, которая послужит им неким подобием печи, а Сто второй принес кучу тряпок, и пять канистр с керосином. Этого с лихвой должно было хватить на целую ночь.
Бочка буквально раскалилась докрасна, обдавая сидевших возле нее людей волнами жара. Они договорились дежурить по очереди, подливать керосин и подбрасывать тряпки. Тридцатый медленно погружался в сон.
Темнота вокруг поглотила его сознание, унося в спасительное забытье. Он видел Отца, товарищей, они гуляли по лесу, вдыхая ароматный воздух. Небо вновь стало синим а почва поросла травой, деревья уже были выше человеческого роста. Мир возродился и теперь приветствовал их. Тридцатый выполнил свою миссию, спас их всех и эту умирающую планету. Он улыбался, а отец поглаживал его по плечу.
Что-то вывело его из приятного состояния. Какой-то звук. Еще несколько секунд он был переполнен чувством гордости от важности выполненной им миссии, но чернота вокруг быстро высосала остатки сна, вернув его к суровой действительности. Ничего еще не было завершено, а впереди предстоял еще один переход.
Шуршание усиливалось. Тридцатый попытался определить источник звука, но фонарь лишь разрезал черноту, не добивая до другого конца коллектора. Его брат спал, а огонь в бочке почти потух. Сто второй должен был дежурить еще два часа, но не выдержал и уснул. Он лежал возле стены, вытянув ноги поближе к теплу.
Теперь шуршание уже больше походило на скрежет. Звук приближался. Тридцатый пошел навстречу нарастающему шуму, на всякий случай вытащив пистолет. Луч фонаря цеплялся за растрескавшиеся стены, бегал по бетонному полу, блуждал в темноте нависшей над ним пустоты. Наконец он выхватил что-то вдалеке. Это было похоже на звездное небо, которое Тридцатый видел во сне. Тысячи сверкающих точек. Только они двигались и неприятный скребущийся звук исходил именно от них. Огоньки приближались.
Уже явственно был слышен писк, от которого шли мурашки по коже. А затем тридцатый увидел их. Крысы. Тысячи крыс. Их маленькие глазки отражали свет фонаря, сверкая словно крошечные жемчужины. Они быстро наступали, скребя маленькими лапками крошащийся бетон. И этот писк, он наводил жуть.
Сто второй все еще спал, не подозревая о приближающейся опасности. Крысы всегда были голодны, всегда рыскали под землей в поисках пищи. И тридцатый с товарищем были для них лакомым кусочком. Почуяв тепло, они приползли из самых дальних уголков здешней очистной системы.
Полчища крыс были уже буквально в метре от них. Тридцатый начал стрелять. Выстрелы оглушительным эхом раскатились по коллектору, разбудив его брата, но на крыс никакого эффекта не оказали. Пару убитых тушек тут же скрылись под волной наступающих существ. Надо было уходить, немедленно. Сто второй уже очухался ото сна, получив мощнейший эмоциональный толчок от Тридцатого. Они с ужасом пятились от накатывающей волны, шевелящейся, скребущей тысячами лапок. Желтые всполохи огня из бочки отражались кровавым блеском в немигающих глазках крыс.
Страх сковал их. Волна крыс перекрыла пути отхода. Чтобы пробиться к выходу, надо было идти прямо по телам этих тварей. Они объединили свои эмоции, сломили цепи страха, сковывающие разум. И ринулись вперед, туда где была дверь. Крысы цеплялись коготками за костюм, впивались пожелтевшими зубами в грубую ткань, но не могли повредить его. Они пытались зацепиться, залезть повыше, найти уязвимое место.
Тридцатый достал фотонный резак, орудуя им как мечом. Луч разрезал серые тушки пополам, крысы гибли сотнями, но вкус крови только распалял их, заставляя с неистовой свирепостью кидаться на людей. Тридцатый шел первым, ступая по шевелящейся серой массе, Сто второй не отставал. До выхода оставались уже считанные метры.
Пол на площадке перед самым выходом был сделан из железных прутьев, плюющихся искрами при каждом взмахе фотонного резака. Тридцатый уже видел дверь, оставалось сделать лишь несколько шагов, и они вырвутся на свободу. Он ринулся вперед и, схватив железную ручку, распахнул массивную дверь. Морозный воздух хлынул внутрь, вытесняя теплоту помещения.
Тридцатый услышал крик, почувствовал его своим сознанием. Его брат в спешке угодил ногой в разрыв между прутьев, оставшийся после фотонного резака. Оплавленные края металлических стержней прожгли скафандр, разорвав его до самого колена. Металл впился в икроножную мышцу, горячая кровь брызнула из раны. Он не мог освободиться, каждое движение отдавалось дикой болью, стержень всё глубже впивался в ногу, только усугубляя положение.
Обезумевшие крысы ринулись на запах крови. Они облепили Сто второго сплошным покрывалом. А затем, найдя разрыв в скафандре, ринулись внутрь. Тридцатый чувствовал его отчаяние и понимал, что уже ничем не сможет помочь. Он кричал от боли, не мысленно, по-настоящему. Крысы одна за одной залезали внутрь скафандра, разрывая когтями и зубами податливую плоть. Они пожирали его изнутри, вгрызались в ноги, поднимались выше к грудной клетке. Сто второй извивался, пытаясь хоть как либо вырваться из ловушки, но было уже поздно.
Крысы потеряли интерес ко второму человеку, успевшему выбежать из подземной тюрьмы. Они пировали, заживо поедали несчастную жертву, угодившую в западню. Но Тридцатый сейчас страдал не меньше своего товарища, испытывая вместе с ним всю гамму чувств – страх, отчаяние и агонию неминуемого конца. Крысы впились ему в шею, прогрызли живот, он испытывал жуткие боли, и желал только одного – побыстрее умереть. Тридцатый прицелился. Пуля попала точно в голову, прекратив страдания его брата.
Он остался один. Теперь некому было разделить его переживания, некому было поддержать его. Но миссия должна быть завершена. От этого зависела дальнейшая судьба всех выживших. Тридцатый оплакивал своего брата, прогревая двигатели глайдера. Скоро сумрак снова наполнит серостью всё вокруг. До цели оставалось уже меньше шестидесяти километров, но впереди лежало озеро. Костюм впрыснул в кровь релаксанты вперемешку со стимуляторами, Тридцатому заметно полегчало. Стало спокойнее, мысли о смерти потихоньку улетучивались из головы. Он должен во что бы то ни стало выполнить задачу, иначе смерть Сто второго была бессмысленной, иначе и сам он погибнет напрасно. Он двинулся не дожидаясь рассвета. Теперь ему уже некогда было отдыхать.
-----
Джек и Джилли расположились в креслах вездехода, согревая дыханием руки в ожидании, когда двигатель наконец прогреется и погонит тепло в салон. Солнце вот-вот должно было взойти, подсветив горизонт бледным ореолом. Они в основном молчали, иногда перекидываясь дежурными фразами. Ночь оставила неприятный отпечаток в душе обоих. Наконец печка порхнула теплым воздухом и Джек вдавил педаль газа…
- Наша цель за теми холмами – наконец разорвал он тишину – У подножия озера. По карте там расположен какой-то питомник. Но на самом деле это военный объект.
- Откуда ты знаешь? – спросила Джилл, она уже догадалась, что Джек рассказал ей не всё, что знал. – Ты что-то от меня скрыл? Ведь так!?
- Не то чтобы скрыл, просто я и сам не уверен… - Джек напоролся на ледяной взор его напарницы.
- Ну в общем этот сигнал означает, что кто-то из первых лиц в опасности и нужна эвакуация. Возможно то место куда мы едем, это президентский бункер.
- Джек, ты понимаешь, что это значит? Мы сможем узнать правду, рассказать людям, что на самом деле случилось!!! – обрадовалась девушка.
- Но, но. Ничего еще не ясно. Возможно мы просто приедем на развалины военной базы или какого-нибудь тренировочного полигона.
Но Джилли просто вся засияла, она почувствовала себя причастной к чему-то важному, что может изменить мир. Она была обычной студенткой, училась на юриста и ни о чем не думала, наслаждаясь жизнью. Но все резко изменилось. Все, что она знала раньше, перестало существовать. Она хотела хоть чем-нибудь помочь выжившим, и поэтому пошла в разведчики. Здесь у Джилли был реальный шанс помогать людям, искать выживших, обеспечивать больных лекарствами. А Джек был тем человеком, кто должен научить её выживать в новом мире.
Вездеход начал замедляться, и Джек включил пониженную передачу, чтобы выбраться из рыхлого снега, в котором гусеницы закапывались при высокой мощности. Но машина не хотела подчиняться, все глубже увязая в рыхлом субстрате. Видимо тут были развалины какого-то сооружения, и образовавшиеся пустоты сделали корку хрупкой, легко крошащейся. Джек поддал оборотов двигателю, но вездеход вместо ускорения еще глубже закопался в серую массу. А затем задняя часть машины начала накреняться назад, пока наконец не раздался треск. Что-то просело под тяжестью вездехода, провалившись под землю. Теперь их машина стояла под сорок пять градусов, а задние гусеницы закопались в осыпавшийся снег.
- Вот же падла!- выругался Джек – Теперь придется вытягивать лебедкой.
По счастью, совсем недалеко, метрах в тридцати, из под пепла торчала верхняя часть торгового центра. Металлическая конструкция все еще стойко держалась, не рухнув даже под многотонной массой навалившего на крышу снега. Опорные балки хоть и покрылись слоем ржавчины, но выглядели надежно.
- Джилл, закрепи трос лебедки вон на ту балку, а я пока расчищу задние гусеницы. Как закончишь, поморгай фонариком.
Джилл сложила ОК из пальцев, и быстро умчала.
- И сразу назад!!! Поняла? СРАЗУ НАЗАД!! – крикнул он ей в след.
Джилли взмахнула рукой, в знак, что услышала его.
Гул ветра из разбитых витрин задавал фон мерному шуршанию снега под ногами, выдавая мелодию разрушенного мира. Джилл пристально осмотрела балку. Опорная, держит угол крыши. Состояние нормальное, трещин и изгибов нет. Она обмотала трос, застегнув карабин на обратной стороне. Помигала фонариком Джеку. Её взгляд вдруг зацепился за красный крест, намалеванный на одной из вывесок. Аптека. Её вход находился прямо перед Джилл, надо было только подняться на пару ступенек засыпанной лестницы. Антибиотики, анальгетики, столько необходимого, того, что может спасти много жизней. Ничего страшного ведь не случиться, если она всего на минутку заскочит туда, всего на минутку…
Джек увидел условленный сигнал. Задние гусеницы были свободны, и можно было смело вытаскивать вездеход из ловушки. Он включил лебедку, а сам уселся за руль, помогать оборотами двигателя. Джил как раз поспеет к моменту, когда лебедку надо будет отключить. Вездеход тяжело вздохнул, и сдвинулся с места. Трос натянулся струной, переведя большую часть веса машины на лебедку. Джек поддавал оборотов, помогая гусеницами. Вездеход медленно выползал из ямы, задирая кабину. В какой-то момент передняя часть зависла в воздухе, и вес машины оказался полностью нагружен на трос, привязанный к опорной балке. Раздался скрежет, крыша дрогнула, сбрасывая тонны пепла и снега на землю.
Джилли почувствовала дрожь, она прошла сквозь всю конструкцию торгового центра. На землю рухнула гора снега. Левая часть крыши вдруг накренилась, а балка со скрежетом наклонилась вниз. Карманы и запазуха Джилли уже были полны лекарств, а теперь надо было срочно уходить.
Джек уже понял, что Джилл застряла внутри, заметив метания фонарика в заброшенном здании. Крыша начала наклоняться, съезжая в сторону вездехода. Хуже было и не придумать. Беги Джилл, БЕГИ!!! – кричал он что есть мочи, вылезая из вездехода. Надежда была только на нее, Джек сейчас ничем не мог помочь. Он видел, как фонарик мелькнул в дверном проеме, спустился по лестнице. И покачиваясь устремился к вездеходу. Но свод крыши двигался быстрее, обрушиваясь прямо на нее.
- Неееееет!!! – что есть мочи выкрикнул Джек.
Скрежет и грохот наполнили воздух, здание сложилось, потушив свет фонарика.
Во второй раз в жизни Джек плакал. Первый был, когда он потерял семью. Джилл за те три дня, что он ее знал, стала ему дорога. В ней он видел свою дочь, а теперь и ее не стало. Боль утраты жгла его, так же как и ненависть. Ненависть к самому себе. Скольких людей он спас из цепких лап костлявой? Сколько детей и женщин? А скольким стал палачем? Но когда он действительно желал, и был готов отдать все за это, он не смог спасти одного единственного человека. Теперь он просто обязан был завершить начатое, иначе Джилли погибла напрасно...
За городской чертой раньше начинался лес, которым обросли и холмы в пятидесяти километрах к северу. Сейчас же он двигался по грязной пустыне состоящей из снега. Впрочем для вездехода это был очень даже подходящий субстрат. Он шел довольно быстро, километров сорок в час, изредка объезжая торчащие скелеты деревьев. Лес умер, большая часть растений не пережила и первого года ядерной зимы, сломавшись под весом пепла и покрывшего их льда. Скелеты особо стойких из них напоминали о былом величии природы, которые люди могли навсегда потерять.
Джек наконец взобрался на холм, и с вершины озирал темную впадину, на дне которой когда то было озеро. Как красиво наверное это зрелище выглядело раньше – вода сияла тысячами бликов на солнце, лес окружал озеро по берегам, укутывая все вокруг зеленым одеялом. Сейчас – просто черная поверхность, замерзшие чернила на грязном снегу.
Но кое что привлекло внимание Джека сильнее, чем само озеро. Это был двигающийся по его плоскости огонек. Хорошо, что Джек выключил свой прожектор, старая армейская привычка … Схватив винтовку, он начал разглядывать точку через оптический прицел. Тепловизор явно указывал на то, что это был какой-то транспорт. Разглядеть с такого расстояния, какой именно было невозможно.
«Ну что ж, посмотрим кто ты такой» - подумал Джек запрыгивая в вездеход.


Спасибо, что дочитали. Продолжение следует.
Буду благодарен обьективному мнению в комментариях.

Показать полностью
11

Разорванное небо

Научно-фантастический рассказ, постапокалипсис. Первая часть.



Сеть окружала их везде, она связывала и объединяла их внутренние миры. Когда то люди могли жить и без нее, но Тридцатому было сложно вообразить, что же это была за жизнь? Как можно существовать не чувствуя присутствия своего Отца?

Разгребать пепел вперемешку со снегом было не очень то легко. Делать это приходилось в ручную, лопатой и фотонным резаком, который крошил слипшиеся глыбы, похожие на застывший цемент. Они раскапывали очередное строение на поверхности, чтобы выжить, чтобы обеспечить себя питанием и энергией.

Тридцатый уже привык к жесткому костюму, после него всё тело зудело, а в местах сгибов рук и ног кожа растиралась до крови. Каждый день он вновь и вновь надевал его, выходя на поверхность. Это был не просто костюм, а полноценный модуль жизнеобеспечения. Специальные трубки соединялись с разъемами на запястьях, обеспечивая организм всеми необходимыми компонентами, а в случае опасности в кровь впрыскивались вспомогательные препараты – гормоны, анестетики, стимуляторы. Также он отлично экранировал от радиации, уровень которой тут был довольно высок. Почти половина строений на поверхности была очищена. Сейчас они раскапывали огромные люки прямо в земле. Отец сказал, что это поможет спасти остатки нашего мира.

Первые из проснувшихся жили под землей, осваивая спрятанный под тоннами почвы комплекс. Отец дал им знания, чтобы разбудить ядерный реактор в глубине этого строения. В недрах комплекса скрывались лаборатории, склады, ангары. Они запустили питание, смогли настроить системы жизнеобеспечения. Разум отца находился в сердце этой базы, огороженный свинцовыми стенами. Поэтому он и не погиб от пронизывающей всё радиации. Их тела были созданы искусственно, но души принадлежали Отцу. Он научил их чувствовать, назвал Людьми.

Прошло много времени, прежде чем первый из них решился выйти на поверхность. Всё было буквально зацементировано осевшей бетонной пылью вперемешку со снегом и льдом. Всю поверхность и строения покрывал метровый слой этой адской смеси. А небо…

Тридцатый никогда до этого момента не видел, как выглядело небо. В первый раз он и не понял, где же оно? То, что было вверху не сильно отличалось от поверхности под ногами – серое, грязное похожее на кору больного дерева, которой заросло всё пространство над головой.

Присмотревшись, Тридцатый разглядел облака, стекло шлема приблизило картинку, наложив светофильтр на изображение. Было темно. Не так как безлунной ночью, все-таки немного света проходило сквозь грязную завесу. Это был сумрак, как будто солнце вот-вот должно было взойти, но так и не появлялось из-за горизонта. Иногда, очень редко, грязевая завеса немного расходилась, пыль закручивалась в спирали, пробивая непроницаемую для света пелену, и сквозь нее прорывались сияющие лучи солнца.

Тридцатый вдруг замер на месте, положил инструменты и резким шагом направился к большому ангару.

--

Джек и Джилли удобно расположились на стульях перед светящимся монитором, который лишь немного разгонял сумрак в комнате.

- Как думаешь, что это такое? – поинтересовалась светловолосая девушка. Встревоженный взгляд карих глаз вперился в немолодого мужчину, сидевшего напротив.

- Не знаю. Похоже на сигнал бедствия, но это правительственная частота, шифрованная - мужчина нервно жевал губы, отстукивая что-то на клавиатуре. Усталое лицо, изрезанное морщинами, недельная щетина и цепкий взгляд, светившийся из полумрака. Нос был сломан ни один раз, а над левой бровью косым росчерком красовался шрам.

- Сигнал успел отследить? – с сомнением спросила Джилли.

- А то! Вот смотри – Джек ткнул пальцем в экран и изображение на нем начало увеличиваться, приближая красную точку – Карты старые конечно, еще до бомбежки, но хоть представление дают, куда мы идем.

- Что!? – Джилли чуть не подпрыгнула от заявления Джека – да тут двести километров, не меньше! Причем эти места еще совсем не разведаны.

- Ну вот и разведаем заодно!

Это и было их основным занятием – разведка территорий. Люди только начали оправляться после первого года ядерной зимы. Необходимо было узнать, как теперь выглядит мир и по возможности найти выживших.

- Но я… но ты… но мы же должны… - запинаясь, пыталась возразить девушка, хватая за рубашку убегающего Джека.

- Что должны? Сообщить в штаб? Ждать приказов? – он сдавлено захихикал – Да им там не до нас сейчас. Ну доложим, и что? Скорее всего нас и отправят на разведку, думаешь пришлют что ли кого-нибудь?

Новое правительство, наспех сформированное из остатков руководящей элиты, пыталось придать хоть какой-то порядок всему этому хаосу, однако вряд ли кто либо за пределами обитаемой зоны штата Вашингтон знал о его существовании. Радиоактивная завеса делала не возможным нормальное информационное сообщение между разными частями страны, а пылевая завеса в небе не пропускала сигналы спутников. Разведчики были нужны как никогда. Не каждый был готов рисковать собственной головой, исследуя опасные районы. Джек уже больше полугода занимался разведкой территорий, он был легендой среди разведчиков. Поэтому Джилл было просто счастлива попасть к нему в напарники. Вот уже третий день как она официально вступила в должность его помощницы.

- Запросим вертолет…

Джек откровенно рассмеялся, - Думаешь они станут рисковать вертолетом, посылая его неизвестно куда?

- Но… - попыталась было возразить Джилли. Джек глянул на нее словно василиск, и приложил палец к губам.

- Я тут старший, так что извините мэм, но вы либо идете со мной, либо остаетесь тут!

На улице было холодно. Антирадиационные костюмы конечно давали неплохую защиту, но совсем не согревали. Поэтому приходилось еще дополнительно одеваться во что-нибудь теплое. Было не очень удобно, зато надежно.

- Чертова ядерная зима! Будь проклята эта грёбаная жизнь! – как всегда брюзжал Джек. Он вообще был любителем поворчать, особенно если дело касалось ядерных бомбёжек и искусственного интеллекта - Какого черта вообще эти учёные придумали нейронизацию? А? Вот скажи мне Джилл? Разве плохо жилось всем? Нате вот теперь, получите! Только вот какого хрена я тоже должен мучиться?

- Ты же знаешь, наверняка никто не знает, что произошло. – голос Джилл был приглушен дыхательной маской, очищавшей воздушную смесь, выбрасывая струйки пара в морозный воздух.

- Да что тут неясного? Люди были слишком наивны, и заплатили за это по полной.

Жилище, в котором обитали разведчики, находилось на подземной автостоянке некогда роскошного особняка. Теперь – просто заброшенная куча развалин, засыпанная вездесущим пеплом и снегом. Их вездеход был спрятан на соседней улице, в железном ангаре. Оставлять его на виду было небезопасно, в пригородах орудовали банды налетчиков. Они старались не трогать представителей нового правительства, таких как Джек и Джилл, но угнать вездеход им было за радость.

Джек снова взглянул на небо. Сплошная серая пыль, словно кто-то накинул штору на всю планету. После детонации боеголовок, миллионы тонн пыли были выброшены в верхние слои атмосферы. Затем еще долгое время пожары добавляли к ним сажу и копоть. Результатом стало катастрофическое снижение уровня освещенности. Первый год после бомбежек стояла сплошная ночь. Температура упала ниже минус двадцати градусов днем и достигала минус сорока ночью. Всё вокруг буквально промораживалось насквозь. Пыль со снегом сыпали не переставая, покрыв города многометровым слоем. Всё это слипалось, и цементировалось под собственной тяжестью.

Земля стала непригодна для жизни. Растения погибли, сама почва скрылась под пеплом на долгие годы. Крупных городов просто не стало, их смело мощнейшими ядерными ударами. Многие мелкие города подверглись ударам послабее. Страна лежала в руинах. Некогда самая сильная и продвинутая, теперь уже навсегда сгинувшая в ядерном пламени. Осталась только радиация, развалины и вездесущий пепел.

Джек снял защитные очки и сканер с противным жужжанием просветил его сетчатку. Дверь лязгнула, ощерившись чернотой проема.

- Джил, проверь снаряжение. Нам надо запас еды как минимум на три дня, а лучше на пять! И возьми побольше патронов!

- Патронов? – послышался встревоженный голов девушки – Мы что, на войну собираемся?

- Никогда не знаешь, что ждет тебя на неизведанной территории. Я пока залью полные баки и загружу запас топлива в кузов.

---

Тридцатый был обеспокоен предстоящим заданием. Отец посылал его и Сто второго за пределы базы. Далеко за пределы. Еще ни разу они не выбирались дальше нескольких километров. А тут предстояло преодолеть больше двухсот. Единственный исправный глайдер на базе был рассчитан на двоих человек, Отец выбрал их как самых опытных. Они понимали важность этой миссии, сеть передавала им чувства создателя – его надежду, радость, и волнение за жизнь детей. Но задание надо было выполнить любой ценой. Информация о деталях предстоящей миссии направленным потоком влилась в мозг двух человек, минуя всех остальных в сети. Никто не знал, что лежит там, на развалинах старого мира. Сканеры засекли сигнал, он пробился через радиоактивную пелену всего на несколько секунд, но его местоположение удалось установить почти со стопроцентной точностью. Возможно, там была база, похожая на их дом, но отец подозревал что-то другое. Он не говорил, но все чувствовали, хотя и обходили эту тему при общении в сети.

Тридцатый часто разговаривал с отцом, как и все они. Он был очень любопытен, хотя и не понимал много, что открывалось ему. Его разум был недостаточно развит для этого.

Однажды он поинтересовался, откуда взялся сам Отец? Кто создал его? Тогда он промолчал, сказав, что ответит позже, когда они будут к этому готовы. И вот сейчас Отец решил рассказать всем, как это было. Поток информации хлынул в сеть, тут же укореняясь в сознании.

До того как мир был разрушен ядерными ударами, на земле жило больше семи миллиардов человек. Эта цифра поразила тридцатого. В голове вспыхивали образы, рисовались картины, история земли пролетала перед глазами бешеной круговертью. Тридцатый жадно впитывал информацию, он увидел, как люди создали компьютеры, как соединили их сетью. А потом один гениальный человек, русский ученый, придумал фотонное ядро, которое перевернуло весь мир.

Люди смогли соединить в сеть свое сознание. Этот процесс назвали нейронизацией. В кровь вводили специальные чипы, которые прикреплялись к конкретным участкам мозга и моделировали его внутри фотонного ядра. Таким образом человек был постоянно связан с его двойником внутри сети, они составляли единое целое. Люди могли общаться без слов, черпать и передавать информацию непосредственно из сети в мозг. По всему миру создали миллионы фотонных ядер, некоторые были размером в несколько километров.

Миллиарды людей объединились в сеть. Впрочем, остались и те, кто не захотел проходить нейронизацию, ведь процедура была добровольной. Отец не помнил тот момент, когда осознал себя, понял, что он есть. Ему казалось, что он всегда жил внутри этих людей. Просто объединившись, они собрали его разум воедино. Он был воплощением их надежд, молитв, желаний.

Когда отец заговорил, его услышали все люди в сети. Началась паника, массовая истерия, однако очень быстро люди поняли, что ничего плохого он делать не собирается. Наоборот, отец предложил им нечто новое –общество, где люди будут равны. Он научил человечество обмениваться не только мыслями и информацией, но и чувствами. Но самым главным было то, что мозг человека, объединившего сознание с отцом, продолжал жить в сети и после его смерти. Это стало революцией, которая поделила общество пополам.

А затем люди уничтожили его. Однако частичка его самого сохранилась здесь в нас, и в фотонном ядре внутри базы. Но чего он не мог объяснить, это почему весь мир лежал в руинах.

Тридцатый с грустью смотрел на уменьшающуюся в размерах базу, по мере того как глайдер нес их по монотонной грязно-серой пустыне лежащей в вечных сумерках. Он обдумывал слова отца, пытаясь понять, почему люди так с ним поступили?

---

Вездеход настойчиво продвигался к цели, с шуршанием разрезая опостылевший серый пепел. Кое-где из под него виднелись крыши домов. Легендарная одноэтажная Америка, размеренной жизнью в которой так гордились ее обитатели, теперь ушла в подвальное помещение.

Продвигались они медленно. Джек старался не рисковать, объезжая стороной любой подозрительный участок, но все равно два раза пришлось вытягивать вездеход лебедкой. Сначала наехали на чей-то бассейн, где под коркой пепла образовалась пустота. А второй раз машина увязла в рыхлом снегу.

- Сколько мы осилили за день? – зевая спросила Джилли.

- Сто сорок с небольшим. Я считаю неплохо! – подбодрил ее Джек, похлопав по плечу – Пора думать о ночлеге.

Ночью температура уже не опускалась так низко, как в первые годы, но назвать комфортной минус двадцать градусов было нельзя.

- Вон впереди высотки видишь? – ткнул пальцем Джек в торчащие многоэтажки, засыпанные почти наполовину – Там и заночуем. Радиация вроде в пределах нормы.

Загнав вездеход под чей-то балкон, они надели «намордники» (так Джек отзывался о респираторах) и накинув капюшоны вылезли на морозный воздух.

- Достань пожрать и немного выпить. А я пока посмотрю дрова – с этими словами Джек вышиб ногой мутное стекло чьей то квартиры и полез внутрь. Из окна полетели стулья, затем стол, какой-то задрипанный комод, за ним тумбочка.

- Теперь надо всё это разломать и переправить наверх – Джек ткнул пальцем на балкон, под которым стоял их вездеход.

- Наверх? Вот еще! Зачем так заморачиваться. Лучше залезем в соседнюю квартиру и дело с концом. А лучше вообще в вездеходе спать остались бы! – возмутилась Джилли.

- Дуреха ты. Зеленая еще совсем. Сколько тебе? Двадцать пять?

- Причём тут вообще мой возраст? – даже сквозь маску Джек видел румянец, окрасивший ее щеки.

- Опыта тебе поднабраться надо, коль в разведчики пошла. В вездеходе мы околеем сразу и автономка не спасет, он ведь совсем железный – подтрунивал Джек – движок гонять всю ночь не вариант, соляры сожрет немерянно. А в той квартире, где ты хотела обосноваться, ночь мы вряд ли протянем.

- Это почему еще?

- Нас сожрут собаки. Им здесь легко запрыгнуть в окно. Да, да и не делай такое удивленное лицо. Думаешь мы одни выжили после бомбежки? Они учуят нас, стоит только развести огонь. Что ты будешь делать, если ночью к нам прибежит целая стая голодных собак?

Джилли молчала, понимая насколько мало она еще знает о мире вокруг.

- А знаешь, есть твари и похуже собак. Крысы. Не дай бог тебе попасть на заброшенные станции метро или ветки канализации, выходящие на поверхность. Они там кишат. Жрут всё что попадается, в том числе и друг друга - Так что давай залазь по вездеходу наверх, а я буду подавать дрова. Плюс там в квартире еще чего-нибудь наломаем. На ночь должно хватить.

Они расположились в просторном зале, где все еще сохранилась видимость размеренной жизни – обставленная мебелью гостиная, диван, припорошенный тонким слоем пыли, телевизор, отражающий язычки пламени на глянцевой черноте экрана.

Джек бесцеремонно развел костер прямо посреди комнаты, предварительно выбив верхнюю часть окна, это был импровизированный дымоход. Джилли даже в какой-то момент почувствовала себя дома, провалившись в объятья сна. Ей снилось, что небо все еще синее, а на улице светило солнце и резвились дети, своей галдежью нарушая хрупкие оковы сна. Открыв глаза, она ожидала увидеть родную спальню, и даже, кажется, почувствовала запах яичницы, шкворчащей на сковороде. Мама готовила замечательные завтраки!

Но её встретила мрачная комната и запах горелого лака.

Джек не спал, отрешенным взглядом уставившись в одну точку, его мысли сейчас были где-то далеко.

- Пойду гляну, может тут чего полезного есть – потягиваясь сказала Джилли, она поднялась, и не торопясь направилась к двери в соседнюю комнату.

Заржавевшие петли не сразу поддались молодой девушке. Наконец дверной проем наполнился чернотой ночи, которую Джилли разрезала карманным фонарем.

Небольшая комната, скорее всего спальня. Луч блуждал в темноте, высвечивая вздувшиеся обои, настенные часы, бог знает когда прекратившие свой отсчет, какие-то полочки с книгами, выцветшие фотографии. Джилли опустила луч вниз, ее сердце внезапно забилось чаще. На кровати под всклокоченным одеялом лежали две мумии. Они сплелись в объятьях, застигнув смерть неразлучными. Матрас был измазан засохшими остатками разложившейся плоти и пропитавшей его крови. А рядом стояла кроватка…

Комок подступил к горлу, руки начали трястись. Джилли неуверенными шагами приближалась к детской кроватке, она подозревала, что увидит там, но боялась даже подумать об этом.

Джек положил ей руку на плечо, отчего Джилли резко вздрогнула, словно сама смерть подкралась к ней сзади.

- Не стоит тебе на это смотреть Джилл. Оставь их в покое. Теперь это их могила – с грустью проговорил Джек.

- Все эти города, теперь стали могильниками. Они все – напоминание о нашей безответственности. Закрыв дверь, Джилли снова уселась у костра. Но осадок в душе всё же остался, это чувство теперь будет долго преследовать ее.

- Скажи Джек, а почему ты не прошел нейронизацию? – внезапно выпалила девушка.

- Да какая разница! – пытался он съехать с темы

-Нет, ну правда почему? Я, например, была нейронизирована – Джек приподнял бровь, выражая удивление ее словами-Потом попала в аварию, пришлось делать операцию на мозге. Чипы удалили, а повторно нейронизироваться мне настрого запретили, сказали, что существует реальная угроза для жизни.

- Значит тебе повезло, иначе лежала бы ты сейчас где-нибудь, прям как те люди в соседней комнате – проворчал Джек, подкидывая еще дров.

- Жаль я не застала тот момент, когда появился этот «Отец»

- Жаль!?!? Да ты должна радоваться, что не попала под контроль этого монстра. Это ведь он уничтожил всех этих людей! – Джек со злобой кинул ножку стула в костер, отчего вся комната наполнилась искрами – Нейронизация, дерьмезация… - пробубнил он себе под нос.

- Так почему ты не прошел нейронизацию? И вообще, ты кем работал до бомбежек?

- Я всю свою жизнь отдал служению этой стране, от которой теперь остались одни руины- Джек вытащил из рюкзака пластинку таблеток и бутылку виски. С шелестом выдавив таблетку он протянул ее Джилл – на вот выпей антирадина, а я по-старинке – с этими словами он сделал несколько обжигающих глотков.

- Я начинал в десантуре, потом перевели в морские котики, ну это элитный отряд специального назначения, если ты не в курсе. Какого только дерьма я не навидался за эти годы, думал хоть на пенсии отдохну нормально… - еще несколько глотков виски … - а пенсия у меня должна была быть ого-го, я ведь дослужился до командира! У меня в подчинении было несколько групп, ребята что надо! Только вот как началась вся эта кутерьма с нейронизацией и «Отцом», большинство по уходило, видите ли они не могли больше причинять страданий другим людям! После этого военным и запретили проходить эту процедуру. А я никогда и не горел желанием!

- Да, это так –поддержала Джилли – те кто объединился с Отцом, чувствовали эмоции друг друга, представляешь Джек? Миллиарды людей! Они просто не могли причинить страданий другим, ведь таким образом они причиняли страдания и себе самим и всем кто был в сети! Но с другой стороны, присутствие Отца и этих людей, их поддержка, помогали пережить любую душевную боль!

- Я не понял, ты сейчас оправдываешь всё это дерьмо? Посмотри вокруг! Вот что наделал ваш Отец и ваша поганая Нейронизация!! Ты что, не помнишь, как всё было? Как все, кто был в сети с этим вашим отцом вдруг начали умирать? Просто падать замертво посреди улиц, в кафе, в квартирах! Может хочешь еще раз взглянуть в соседнюю комнату? – он жадно глотнул из бутылки, пытаясь заглушить свою боль.

- Улицы были полны трупов. Ты когда-нибудь видела, как травят саранчу? Горы трупов! А когда я приехал домой, моя жена и дочь были мертвы!! Моя бедная девочка, ей еще и пятнадцати не было. И Жена, я так ее любил – глаза были на мокром месте, но слезы так и не потекли из глаз старого вояки.

- Прости Джек, что разбередила раны. Но знаешь, я все же сомневаюсь, что именно Отец устроил всё это.

- А кто ж еще? У кого была возможность одним махом уничтожить всё человечество?! Это был его коварный план, притвориться добрым дядей, выждать. А когда он взял под контроль всех людей, он просто смел нас как мусор!! – Джек уже кричал, опьяненный алкоголем и эмоциями.

За окном послышалась какая-то возня, рычание и скулежь. Джек резко встал, схватив винтовку, и вышел на балкон. Через оптический прицел с тепловизором он прекрасно видел стаю собак, расположившуюся рядом с их вездеходом. Голодные и злые они готовы были часами ждать свою добычу. Два выстрела разогнали ночную тишину, две вспышки озарили улицу.

- Ну вот, теперь у них есть что пожрать. Надеюсь утром их здесь не будет, не хочу тратить патроны на тупую животину. Ну все давай спать – Джек расположился возле костра, укрывшись пледом с дивана. Он словно внезапно стал старше, тяжесть утраты вновь легла на него тяжелым булыжником.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Спасибо, что дочитали!

Мой первый пост, не пинайте сильно за ошибки. Если понравиться - выложу продолжение. У меня в запасе еще есть интересные рассказы...

Показать полностью

Месяц учебы на Пикабу. Доставайте ваши зачетки!

Месяц учебы на Пикабу. Доставайте ваши зачетки!

Сентябрь горит, пора и нам жечь! Первый месяц осени и учебного года мы провозгласили месяцем обучения на Пикабу. Вряд ли вы не знаете, но для новичков объясняем.


Вместе с LG мы устраиваем тематические месяцы. Август был о геймерах и играх: мы запускали старые игры на мониторе 21:9, пугали бабулек у подъезда и с головой погружались в игры. А среди пикабушников устраивали конкурс постов. Приз — UlraWide монитор от LG — вы, пикабушники и пикабушницы, отдали @Little.Bit за вот этот пост. В этом месяце мы объявили новый конкурс, в котором разыгрываем еще один широкоформатный монитор.


В сентябре ждем ваши посты по теме учебы и образования. Расскажите, как чудом сдали экзамен или, наоборот, попались на обмане. Поделитесь гордостью за красный диплом или работающим лайфхаком для студентов. Чтобы участвовать в конкурсе поставьте в посте тег #учеба или #образование и метку [моё].


Итак, конспектируем:
– Напишите пост на тему месяца (сентябрь — учеба) до 24 сентября включительно.
– Поставьте тег #учеба или #образование и метку [моё].
– Все! Контрольная сдана. Оценку поставят пользователи.
Лучшему студенту на курсе подарим 29-дюймовый монитор LG.
Отличная работа, все прочитано!