radioenot

пикабушник
поставил 765 плюсов и 1315 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
18К рейтинг 1449 комментариев 14 постов 4 в "горячем"
4293

ФИФА платит Марадоне по 10 тыс. за каждый матч ЧМ-2018, который он посещает

ФИФА платит бывшему игроку и тренеру сборной Аргентины Диего Марадоне по £ 10 тыс. (около € 11,3 тыс.) за каждый матч чемпионата мира—2018, который он посещает, информирует Daily Mail.


Эти выплаты предусмотрены программой легенд ФИФА, которую поддерживает президент ФИФА Джанни Инфантино. Он хочет, чтобы на каждом матче ЧМ-2018 в качестве послов присутствовало хотя бы по одному бывшему игроку играющих команд.


https://www.championat.com/football/news-3475491-fifa-platit-maradone-po--10-tys-za-kazhdyj-match-chm-2018-kotoryj-on-poseschaet.html


Когда нашел работу своей мечты

ФИФА платит Марадоне по  10 тыс. за каждый матч ЧМ-2018, который он посещает Марадона, Чемпионат мира по футболу, Длиннопост, Чемпионат мира по футболу 2018
ФИФА платит Марадоне по  10 тыс. за каждый матч ЧМ-2018, который он посещает Марадона, Чемпионат мира по футболу, Длиннопост, Чемпионат мира по футболу 2018
ФИФА платит Марадоне по  10 тыс. за каждый матч ЧМ-2018, который он посещает Марадона, Чемпионат мира по футболу, Длиннопост, Чемпионат мира по футболу 2018
ФИФА платит Марадоне по  10 тыс. за каждый матч ЧМ-2018, который он посещает Марадона, Чемпионат мира по футболу, Длиннопост, Чемпионат мира по футболу 2018
ФИФА платит Марадоне по  10 тыс. за каждый матч ЧМ-2018, который он посещает Марадона, Чемпионат мира по футболу, Длиннопост, Чемпионат мира по футболу 2018
ФИФА платит Марадоне по  10 тыс. за каждый матч ЧМ-2018, который он посещает Марадона, Чемпионат мира по футболу, Длиннопост, Чемпионат мира по футболу 2018
Показать полностью 5
4019

Яндекс.Маньяк?

Наткнулся тут в соцсетях на пост: https://vk.com/wall153721067_12582


"Сегодня произошел уникально говнистый случай. Казалось бы, при чём здесь Яндекс.Такси ?


Я выезжала из клиники для животных в Купчино домой на машине яндекс такси. Села в машину и по ходу дела начала понимать, что водитель попался странный. Много и странно разговаривал, ехал слишком быстро и, как позже выяснилось, не туда.


Я не очень хорошо знаю маршрут от Купчино домой, но когда навигатор стал говорить, что водитель пропускает повороты и маршрут постоянно перестраивается, я начала понимать, что дело плохо. Попросила его остановиться и посмотреть маршрут, потому что, ОЧЕВИДНО, что-то идет не так. Он отказался. Я начала просить, что бы он срочно остановил машину. На 3 раз он ее действительно остановил и я, по счастливой случайности, вышла. Долго шла в сторону ближайшей заправки, оглядываясь назад. На заправке я узнала адрес и оказалось, что это в 26 километрах от города в сторону Кировска, а дальше в ту сторону - лес и трасса.


На заправке я позвонила в Яндекс-такси с запросом помочь мне в этой ситуации и выслать за мной машину, но мне отказали, сказав, что они могут только внести этого водителя в черный список, причём, только для моего номера телефона. Всё. Кого и куда этот водитель повёз после меня - отличный вопрос, который стоит задать прямо Яндексу.


Я очень прошу максимальных репостов и срочно ищу юриста, который смог бы меня проконсультировать по этому вопросу. Сейчас мы уже позвонили в полицию и передали все данные водителя, такси что-то предпринимать по этому поводу отказалось - сказали "мы рассмотрим вашу ситуацию", и не забыли снять со счёта 700р за эту замечательную полуночную поездку в лес.


Заранее спасибо за репост и помощь с поиском юриста!"


ЗЫ. привет, @Yandex.Taxi!

Яндекс.Маньяк? Яндекс такси, Яндекс, Водитель, Текст, Yandex taxi, Длиннопост, Такси
Яндекс.Маньяк? Яндекс такси, Яндекс, Водитель, Текст, Yandex taxi, Длиннопост, Такси
Яндекс.Маньяк? Яндекс такси, Яндекс, Водитель, Текст, Yandex taxi, Длиннопост, Такси
Показать полностью 3
5

Чем занимаются православные ученые

Православная наука идет вперед даже быстрее технического прогресса. Православные ученые сделали много чудесных открытий. Например, доказали, что молитва убивает микробов. Священное Писание содержит код экономической теории, к которой мы скоро перейдем. Открыли новый способ коптить мускусную утку. Как верой науку поверяют? – изучал «Город 812».


Президент благословил



Организации православных ученых сегодня появляются по всей стране. Петербург – один из первых городов, где еще в 2003 году образовался Союз православных ученых. Но сегодня центр православной науки сместился в село Отрадное Воронежской области. Там в Храме Покрова пресвятой Богородицы в прошлом году встречал Рождество Владимир Путин. Там же расположена штаб-квартира крупнейшего в России межрегионального Объединения православных ученых (ОПУ), имеющего отделения во многих городах страны и 10 филиалов за рубежом, включая Грецию, Болгарию, Германию. Среди членов объединения более полутысячи человек, из них 130 докторов наук.


Объединение православных ученых часто проводит научные конференции. У него есть собственные СМИ – печатные, электронные и радио. В «Вестнике православных ученых» публикуются научные статьи участников объединения. Среди затронутых в публикациях тем есть, например, такие. «Миссионерская деятельность словесника при подготовке к ЕГЭ», «Свобода журналистики и необходимость государственного регулирования в отношении СМИ», «Коммунальная сфера России: инновационные проекты, их реализация и оценка экономических последствий», «Установка для получения копченой мускусной утки с применением избыточного давления».



Температура повышенная



На счету ОПУ уже несколько реализованных проектов. Один из них называется «Изучение жизнеспособности цветов белой лилии от чудотворной иконы Панагия-Крини» (Греция). Дело вот в чем: на острове Кефалония, что неподалеку от горы Афон, каждый год в день Успения Богородицы происходит чудо. На засохших стеблях белых лилий, положенных в киот иконы пять месяцев назад (по случаю предыдущего церковного праздника), распускаются свежие цветы. Чтобы доказать, что чудо существует, православные ученые доставили два экземпляра этих чудесных растений (Lilium candidum L) в Полярно-альпийский ботанический сад-институт им. Н.А. Аврорина (г. Апатиты), где их исследовал кандидат биологических наук, научный сотрудник лаборатории физиологии и биохимии сада-института А.Н. Кизеев. Изучив лилии с помощью микроскопического, физиологического и метода спектроскопии отражения, ученый выдал заключение, что живая часть растения находится на засохшем стебле. Следовательно, чудо – есть.


Члены ОПУ провели первый в мире эксперимент по измерению температуры Благодатного Огня в Иерусалиме. Глава ОПУ протоиерей Геннадий Заридзе, биолог по образованию, пишет об этом исследовании в «Вестнике православных ученых» за июнь 2016 года.


«Меня отправили на Страстной неделе в Иерусалим на схождение Благодатного Огня в составе официальной делегации от Российской федерации. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла ее традиционно возглавил Владимир Иванович Якунин… Со мной был пирометр – инфракрасный термометр VT 303… Благодатный Огонь сошел… быстро… После того, как мне посчастливилось трижды умыться неопаляющим Святым Огнем, была проведена серия замеров температуры пламени Благодатного Огня с использованием серебряной пластины. Лазерный луч прибора многократно направлялся на нагреваемую Святым Огнем серебряную пластинку толщиной 1 мм, шириной 5 мм и длиной 200 мм. Средняя температура была 42 градуса по Цельсию, через 15 минут Благодатный Огонь приобрел температуру 320 градусов по Цельсию. Это еще раз доказывает скептикам, что чудо Благодатного Огня нарушает законы нашей Вселенной. Холодная плазма появляется и несколько минут существует в условиях нашей земной атмосферы (что с научной точки зрения невозможно), потом через 10–15 минут она получает дополнительную энергию и становится обычным горячим огнем, нарушая закон сохранения энергии», – написал в научном отчете православный ученый Заридзе.


Сейчас ОПУ начинает новый научный проект, связанный с чудесным превращением змей в теплокровных гадов. Чудо происходит на том же греческом острове Кефалония, где оживают лилии. Такая концентрация чудес, вероятно, связана с близостью святого Афона. В праздник Успения Пресвятой Богородицы ядовитые змеи со всего острова сползаются на место бывшего монастыря, но никого не кусают. И в этот момент, по словам очевидцев, они становятся теплокровными. ОПУ ищет авторитетного ученого- серпентолога, который мог бы выехать на место чуда, измерить температуру змей и научно обосновать происходящее.



Бред и мракобесие



В Петербурге у Объединения православных ученых есть филиал, куда вошли участники петербургского Союза православных ученых. Одним из самых ярких научных открытий петербургских исследователей стали новые свойства молитвы. Инженер-электрофизик из НИИ промышленной и морской медицины Ангелина Малаховская доказала, что «Отче наш» и крестное знамение убивают микробов.


Для эксперимента была взята вода, загрязненная кишечной палочкой и золотистым стафилококком. Молитву читали и верующие и неверующие, однако число патогенных бактерий в разных средах все равно уменьшалось по сравнению с контрольным образцом в сто раз. Ученые утверждают, что открыли новое, ранее неизвестное свойство Слова Божьего (молитвы) преобразовывать структуру воды. Так, оптическая плотность водопроводной воды, осеняемой крестным знамением обычным верующим, повышалась почти в 1,5 раза. А при освящении священником – почти в 2,5 раза. Ни при каких других сложениях пальцев рук и пассов над водой не удавалось добиться подобных результатов. Исследования велись почти десять лет. По результатам была выпущена монография, снят фильм.


Правда, Комиссия по борьбе с лженаукой РАН неоднократно характеризовала подобные «православные открытия» как антинаучные, предостерегая от усиливающегося напора мракобесия. В частности, глава комиссии академик РАН Эдуард Кругляков (ныне покойный) назвал работу православной ученой Ангелины Малаховской, изучившей влияние молитвы на микробов, бредом. Так же, кстати, как и другое ее исследование – о дезинфицирующем воздействии колокольного звона.



Священное писание как основа прорывных технологий


О том, как использовать Слово Божье в современных методах научных исследований, «Городу 812» рассказал православный ученый – профессор Петербургского государственного экономического университета, доктор экономических наук Сергей Дятлов.


– Много в Петербурге православных ученых?


– Если человек православный и ученый, то он, по идее, православный ученый. Но если человек не православный, тогда он не может называть себя православным. Православный ученый – это верующий ученый. Поэтому есть ученые верующие – значит, православные. Конечно, их много.


– Чем занимаются православные ученые?


– Я экономист. У нас есть еще доктор биологических наук Слезин Валерий Борисович. Он работал в Петербургском НИПИ имени Бехтерева, сейчас на пенсии. Он открыл четвертое состояние сознания – молитвенное. Потом была Ангелина Молоховская (умерла), которая исследовала воздействие крестного знамения на свойства воды. Я являлся ее консультантом. И другие.


– Вы как православный экономист сделали какие-нибудь открытия в своей области?


– У меня вышел целый ряд публикаций, посвященных православным основам русской экономики, государственности и права, и одна монография – «Христианство и Ислам об экономике».


– Какая основная мысль монографии?


– В монографии мы развиваем положение (которое обосновали еще в 2003 году) «методология Священного Писания как основа общенаучных методов исследования». Мы считаем, что в Священном Писании изложена эта методология – в закодированном виде. Она, эта методология, универсальна, и в ее основе лежит информационный императив.


– Не могли бы вы попроще объяснить?


– Конечно! Основой разнообразных социально-экономических явлений является информация в своих определенных количественных и качественных характеристиках. Но информация в рамках разных теоретических концепций имеет разные, скажем так, сущностные атрибутивные свойства. Мы развиваем свою теорию информации, субфункциональную теорию информации, которая является основой информационной парадигмы развития общества, которое идет на смену старой индустриальной, линейной парадигме и которое сейчас начинает развертываться в целую систему понятий – и современной науки, и понятий, которые отражаются в прорывных научных открытиях, которые сейчас делаются…


– А Священное Писание при чем тут?


– Священное Писание содержит в себе универсальную методологию, на которой базируется вся научная методология. Потому что сначала было слово, и слово было у Бога, и слово было Бог. И Бог сотворил словом. А что такое слово? Это определенная информационная структура, сутью которой является информационная функция. Конечные главы нашей работы посвящены изложению духовно-нравственных основ экономики, государственности и права России. Мировоззренческим и научно-концептуальным основанием является именно православие. Солнце дает жизнь, и православие – тоже. Это та энергия, которая позволяет вам сейчас меня слушать, мыслить, жить. Это та энергия, которую Бог вдунул в вас во время творения вас как личности. Этот субфункциональный принцип бытия и есть дар Божий. Когда этот дух из вас выходит, вы превращаетесь в набор химических элементов… Наша работа – это серьезная научная монография на 400 страниц.


– Если во мне нет веры, я – набор химических элементов?


– Потенциально каждый человек обладает способностью верить. Почитайте Священное Писание, там все сказано.


– А если я принадлежу к другой религии, не к православию?


– Это уже другая система координат. Я не специалист в других конфессиях. Я изучаю нашу святоотеческую традицию.


– Что вы в вузе преподаете? Ваше православное мировоззрение помогает или мешает учить студентов?


– Я много предметов преподаю: экономику, экономическую теорию, теорию информационного общества, теорию информационной экономики. Как человек законопослушный, я прежде всего выполняю установки Минобрнауки. Если в том курсе, который я читаю, есть соответствующий раздел – о нравственных и духовных аспектах экономики – я, естественно, их затрагиваю.


Линк: http://gorod-812.ru/chem-zanimayutsya-pravoslavnyie-uchenyie...

Показать полностью
6590

Пьяная зайка ксиве не хозяйка

В Питере сержант полиции пришла в ресторан, перебрала со спиртным и пошла в разнос. Ну, по традиции смело и отчаянно размахивала ксивой, обещала всех найти и т.д. Потом, разумеется, ей стало стыдно. Мы тем временем засекаем время - через сколько часов она будет уволена?

PS. съЯПщено


UPDATE


Сотрудница 14-го отдела полиции 31-летняя Валерия Белова после публикации в сети видео с ее пьяным дебошем в одном из ресторанов города, теперь надеется избежать повышенного внимания к себе.


Помощник оперативного дежурного полиции уже несколько раз за сутки поменяла имя и фамилию «ВКонтакте», а также удалила оттуда информацию о своем месте работы.

Как стало известно 78.ru от источника в правоохранительных органах, Белова с 2015 года находится в декретном отпуске. Должность в отделе полиции Фрунзенского района девушка получила в 2014 году.


В Главном управлении МВД по Петербургу и Ленобласти 78.ru сообщили, что они в курсе ситуации. По данному вопросу начато разбирательство.

Ссылко со скрином из ВК :)


ПОЧТИ МГНОВЕННАЯ КАРМА

13

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы

Выжившие игроки "Шапекоэнсе" Жаксон Фолльманн, Алан Рушел и Элио Нето дали большое интервью о той трагедии.


28 ноября 2016 года рейс LaMia Flight 2933 вылетел из Боливии в Колумбию. На борту находились игроки и тренере «Шапекоэнсе», которые отправились на финал Копа Судамерикана – первый финал в 44-летней истории клуба. Самолет разбился недалеко от колумбийского аэропорта. Выжили только 6 пассажиров из 77, в том числе – три футболиста.

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост
Элио Нето


Мне снилось, что это случится. За несколько дней до того, как мы должны были улететь на финал Копа Судамерикана в Колумбию, мне снился ужасный кошмар. Когда проснулся, сказал жене, что мне снилась авиакатастрофа. Мы летели в сильный дождь. У самолета отключился двигатель. Мы упали, но я почему-то выжил и смог выбраться из-под обломков. Я понял, что нахожусь на холме, но вокруг было очень темно. Это все, что я вспомнил.


В день полета я не мог переключиться с мыслей об этом кошмаре. Сон был таким реалистичным. Поэтому, как только мы сели в самолет, я отправил сообщение жене. Попросил ее помолиться Богу, чтобы они вместе защитили меня. Я не хотел верить, что это действительно произойдет. Но попросил помолиться за меня.


И тогда я увидел все, что произошло со мной во сне.


Двигатель отключился.


Свет отключился.


Мы падали.


И это был уже не сон.



Жаксон Фолльманн


Когда мы готовились к полету, все веселились: болтали, играли в карты и слушали музыку.


Алан Рушел


Перед полетом я показывал карточные трюки, я всегда любил это дело. Мы все смеялись и слушали пагоде (разновидность самбы). «Шапекоэнсе» был группой людей, которые творили историю, независимо от того, выиграли ли бы мы Кубок. Мы представляли клуб из небольшого бразильского городка, и мы дошли до финала Копа Судамерикана. Мы действительно было счастливы.


Жаксон Фолльманн

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

До того момента, как в самолете погас весь свет, полет шел спокойно. Внезапно стало очень тихо, все сели. Мы хотели знать, что происходит, но стюардессы ничего не говорили. Затем, за несколько минут до падения, бортпроводник прошел мимо и сказал: «Наденьте ремни безопасности, потому что мы собираемся приземлиться».


Было очень спокойно. Пилоты нам ничего не сообщали. А потом мы начали падать.


Не так много людей пережили такой момент. Секунду назад вы находились в пути с друзьями, вы летели покорять мечту, а сейчас двигатель самолета перестает работать и вы падаете.


У меня было время, чтобы помолиться и попросить Бога защитить меня. Внутри самолета вы ничего не можете сделать. Вы не можете бежать, не можете плакать, не можете просить о помощи, вы не можете выяснить, почему происходит именно так. Все, что вы можете сделать, – это помолиться и оставить свою судьбу в руках Бога.


Алан Рушел


Иногда я пытаюсь вспомнить те минуты, но не могу. Думаю, мой мозг блокирует эти воспоминания.


Элио Нето


Я помню свои последние слова в самолете. Я молился, молился, молился вслух. Когда я увидел, что до столкновения с землей нам осталось совсем немного, я сказал: «Иисус, я читал в Библии, что ты сделал много чудес. Пожалуйста, будь милостив к нам. Позаботься о нас. Помоги нам. Теперь ты – наш пилот. Помоги нашему самолету. Будь милосерден. Пожалуйста, Иисус, помоги нам».


Даже молясь Богу, который так силен, я понимал, что мы обречены. Моим последним и единственным ресурсом была молитва.


Жаксон Фолльманн


Многие начали молиться вслух. За несколько минут до падения люди в передней части самолета пытались выяснить, что происходит. Они кричали: «Кто-нибудь, скажите, что случилось! Дайте нам хоть какую-то информацию!».


Я помню эти крики. После я не помню ничего.


Элио Нето


И тогда все вокруг потемнело.

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Жаксон Фолльманн


Я очнулся в лесу. Открыл глаза, но ничего не было видно. Шел дождь. Было очень холодно. Я ничего не видел, но слышал стоны. Люди кричали о помощи. Я тоже начал кричать, но я не понимал, где нахожусь. Я не знал, что наш самолет упал. Просто помню, что не хотел умирать.


Самым сложным было слышать, как мои друзья обращались за помощью, но я не мог ничего сделать. Я не мог встать. Было очень темно, я ничего не видел. Теперь благодарю Бога за то, что не видел, как умирает моя команда.


Я то просыпался, то снова отключался. Не знаю, сколько времени провел в сознании, сколько часов спал.


В какой-то момент в лесу я увидел фонарь.


Ко мне навстречу бежали люди. Они кричали: «Полиция, полиция!».


Когда полиция добралась до нас, многие из тех, кто раньше кричал о помощи, уже почти не говорил. Голоса моих друзей становились все слабее. Это был ужасный момент.


Когда до нас добрались спасатели, ко мне подошел сержант Нельсон. Я поднял к нему руку. «Будь спокоен. Ты спасен», – сказал он. Затем он спросил мое имя и мой возраст. Я ответил, что вратарь.


Позже сержант рассказал мне, что это была самая ужасная сцена, которую он когда-либо видел в жизни. Он пытался поднять меня, но у него ничего не получалось – мне было слишком больно. Ужасная боль. Я понимал, что уже потерял правую ногу. Левая нога держалась только на сухожилиях.


Когда меня подняли с земли, меня понесли к холму. Это было очень сложно и опасно – куски самолета были повсюду, они были чрезвычайно острыми. Наши спасатели – герои.


Я помню, что попросил воды. Спасатели влили в меня чуть-чуть, а затем я опять уснул.


Элио Нето


Когда проснулся в больнице, я не мог ничего вспомнить об аварии. Жена сказала, что первое, что я произнес после выхода из комы: «Бог был со мной все это время». Я повторил эту фразу два раза.


Но я ничего не помнил. Врачи не могли рассказать об аварии. Они хотели, чтобы я пришел в себя первым.


Я попытался узнать, где я был. Я понимал, что нахожусь в больнице, но не понимал, как я в ней оказался. Работники больницы говорили на испанском. Я был очень смущен.


Когда я увидел доктора «Шапекоэнсе», вспомнил, что мы должны были играть в финале Копа Судамерикана.


Я сказал: «Док, что случилось в игре? Мне было больно?».


Он ответил: «Да, Нето, ты получил травму в игре».


Я не успокаивался: «Как мы сыграли?».


Доктор не растерялся: «Я не знаю. Тебе было так плохо, что я уехал в больницу сразу за тобой».


Я ему поверил. Я думал, что игра все еще продолжается, и очень расстроился. Я обратился к Богу: «Как ты можешь отнять у меня этот шанс? Мне нужно быть рядом с моими братьями».


Алан Рушел

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Мой отец говорит, что когда я проснулся в больнице, первое, что я ему сказал, было: «Это правда?».


По совету врача отец ответил, что самолет был вынужден совершить аварийную посадку, я, Джексон и Нето пострадали, но уже пришли в сознание.


Я думал, что мы все же сыграем на следующий день. Я лежал в больнице, мое тело жутко болело, я не понимал, что произошло, но больше всего меня волновал наш матч.


Меня успокаивали, искусственно вводили в сон и снова будили. По видеосвязи благодаря отцу я пообщался с друзьями и семьей. Они все говорили, что молятся за меня. Все это было похоже на сон.


На следующий день приехало много врачей, они пришли поговорить со мной. Они сказали, что у них есть для меня информация, но я должен оставаться спокойным. Так я узнал, что наш самолет разбился. Это не была аварийная посадка. Выжили только шесть человек. Я, Джексон, Нето, журналист и две стюардессы.


Мой мир рухнул. Жена говорила, что я целый день просто смотрел в небо. Первое, о чем я подумал: «Это всего лишь кошмар. Это ложь. Сейчас я проснусь».


Элио Нето


Я проснулся в отделении интенсивной терапии и ничего не понимал. Я смотрел на свое тело, которое было покрыто синяками и порезами. Я подумал: «Невозможно получить такие травмы в игре. Что-то здесь не так».


Я лежал там, думая обо всем, что могло произойти. Я спросил у врача: «Какого размера был парень, который нанес мне травму? Думаю, он должен быть очень большим чуваком».


Много мыслей пробежало в моей голове. Я думал, что фанаты выбежали на поле и напали на нас. Я думал, что меня переехала машина на стоянке перед матчем. Но я ни секунды не думал о самолете. Как я мог себе это представить?


Однажды, когда я проснулся, увидел, как мой отец сидит на стуле и плачет. Я понял, что мне лгут.


Через несколько дней в мою палату зашли несколько врачей. Рядом со мной были мама, отец, сестра, психолог и пастор. Мне сказали, что пришло время для чего-то важного.


Отец спросил: «Помнишь свой сон?».


Я сказал: «Конечно, я помню его. Я говорил о нем с женой. Я был ночью в самолете. Шел сильный дождь. Двигатель отключился. Мы упали. Я смог выбраться из-под обломков. Я встал и вышел к холму. Было очень темно».

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Когда я начал говорить о сне, произошло что-то странное.


Заплакал психолог. Мама.


Наконец, доктор сказал: «Это был не сон, Нето. Это реальность. Самолет «Шапекоэнсе» разбился».


Это был один из самых сложных моментов в моей жизни. Я не мог в это поверить. Я думал, что врач – сумасшедший. Этого не было. Что ты мне такое говоришь?


Затем я понял, что если это действительно произошло, а я жив, значит, живы мы все.


Я спросил: «Где остальные? Как они?».


В ответ врача я не мог поверить. «Выжили только ты, Алан и Джексон».


Я не мог в это поверить. Я думал: «Если я жив, почему все мои друзья погибли? Как я смог выжить в авиакатастрофе? Это какой-то бред. Если я упаду с самолета, я умру. Выжить нереально».


Врач сказал: «Вы не должны были выжить. Ты здесь только из-за Бога».


Жаксон Фолльманн


Несколько дней я находился в коме, но когда вышел из нее, понимал, что происходит. Люди говорили на испанском. Я хотел услышать голос кого-то из тех, кого я знал, чтобы немного успокоиться. Когда я проснулся в реанимации, я увидел отца, маму и невесту, это был очень сильный момент. Это было то, чего мне так не хватало.

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Мой мозг не давал мне вспомнить все подробности падения. Я не включал телевизор. Моя семья ничего мне не говорила, да и я сам не хотел ничего знать. У меня было представление о том, как все было, но я думал, что выжило больше людей. Как будто это была небольшая авария или что-то в этом роде. Возможно, аварийная посадка, и с моими товарищами все в норме.


Я помню, как ко мне пришел психолог. «Твой самолет разбился. Все умерли. Ты выжил, но ты больше никогда не сможешь играть в футбол».


Когда он это сказал, я начал вспоминать, как мы лежали в грязи и кричали от боли. Это было ужасно.


Моя семья рассказала мне, что при крушении я потерял правую ногу. Когда я это услышал, я подумал: «Лучше нога, чем жизнь. Спасибо Богу, что я все еще здесь».


Чуть позже я узнал, что Алан и Нето тоже спаслись. Это было большим стимулом для продолжения борьбы.


Элио Нето


Я был последним, кого нашли. Под обломками самолета я провел восемь часов. Потом спасатели рассказали мне, как все случилось. Ранним утром большинство спасателей уже покинули место крушения. Полиция все еще находилась там, чтобы собрать наши вещи. Неожиданно один из офицеров сказал: «Эй, я что-то слышал».

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Он подошел посмотреть, что это. Он говорил, что он слышит, как кто-то стонет.


Другой полицейский в это не поверил: «Брось, это невозможно. Прошло восемь часов».


Через несколько секунд они оба бросились на звук.


Офицеры разбрасывали по сторонам ветви деревьев и части самолета. Наконец, один из полицейских увидел меня. Я был в очень плохом состоянии. Я умирал.


Они освободили меня от обломков и посадили в грузовик. Дорога от места, где меня нашли до небольшой местной медклиники, заняла час. Мои глаза закатились, в разговорах между собой они говорили, что я умер. Но я по-прежнему почему-то дышал.


Никто не верил в то, что я выживу. Когда я вышел из комы, медсестра, которая ехала со мной на машине скорой помощи, приехала ко мне в больницу. Она с изумлением стояла у двери палаты и смотрела на меня. Когда она меня обняла, ее тело задрожало. Она трогала мои руки и плечи и говорила: «Я в это не верю, этого не может быть».


Тогда я понял, насколько это нереально. Это было чудо. Меня нашли почти мертвецом, но я все еще жив.


Алан Рушел


Я был в нескольких миллиметрах от того, чтобы получить паралич. Осколок кости давил на костный мозг, но не проникал в него. Если бы спасатели ошиблись, когда вытаскивали меня из разрушенного самолета, осколок мог бы попасть в костный мозг. И тогда все. Но множество вещей меня спасли. Своей жизнью я обязан многим людям.


Врач, который лечил меня после катастрофы, оказался одним из лучших хирургов в Южной Америке. Мне повезло: он просто оказался в Колумбии во время нашего падения.


И, конечно, я случайно поменялся местами в самолете с Джексоном.


Жаксон Фолльманн


Я договорился с Аланом сесть в самолете рядом. Мы дружим уже на протяжении десяти лет. Одно время мы даже жили вместе. Куда мы бы ни выбирались, мы всегда были вместе. Но при полетах Алан любит занять три места в задней части самолета и спокойно спать.

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Когда мы сели в самолет, Алан занял свое привычное место сзади. Я сидел один и позвал его, чтобы поесть. Я сказал: «Мышь, иди сюда». Он же такой худой, вылитая мышь!


«Мышь! Иди ко мне. Давай послушаем музыку. Пойдем, брат!».


Алан сказал: «Нет, я не пойду. Я хочу спать».


«Мышь! Давай!» – я не успокаивался. И он ко мне пришел.


Через 30 минут мы упали.


Алан Рушел


У меня нет никаких объяснений тому, что я выжил. Это чудо. Когда я возвращался из Колумбии в Шапеко, меня ждала семья. Очень эмоциональный момент.


Жаксон Фолльманн


Я не хотел, чтобы отец помогал мне принимать душ, помогал мне садиться на диван. Я помню, что когда добрался с семьей до Сан-Паулу, почти не мог встать из-за очень сильной боли. Я сказал доктору: «Я не хочу неуважительно относиться к вашей работе, но если есть что-то, что поможет мне снова ходить, даже если мне будет очень больно, скажите об этом. Я хочу вернуться в Шапеко на ногах».


Один из самых счастливых моментов моей жизни – секунды, когда я снова начал ходить перед родителями.


Элио Нето

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Я не мог сдержать эмоций, когда увидел моих детей. У меня близнецы – мальчик и девочка, им 10 лет. После катастрофы жена оставила их в Бразилии со своей сестрой. Я не видел их, пока был в Колумбии. Когда меня перевезли в Бразилию и дети пришли ко мне в больницу, они были ошеломлены. Мое тело было очень тощим, повсюду были шрамы.


Они смотрели на меня так, словно я был призраком.


Я сказал: «Ребята, вы не собираетесь обнять папу?».


Это был первый раз в жизни, когда они обняли меня, не сказав ни слова. Они долго плакали. Пять или десять минут. Они не могли ничего сказать. Они просто обняли меня и закричали. Это был крик облегчения.


Наш отец в плохом состоянии. Но он жив. Он с нами.


Я думал о друзьях, которые погибли, и я думал о своих детях. Самая эмоциональная ситуация в моей жизни.


Алан Рушел


Самый трудный момент заключался в том, когда я начал погружаться в то, что произошло на самом деле. Когда я пошел на поправку, понял, что людей, которых я любил, больше не было. Я был очень близок с нашим вратарем Данило, его женой Летицией и их сыном Лоренцо. Когда я действительно понял, что Данило ушел…для меня это был самый болезненный момент. Это неописуемо. Данило был особенным парнем в моей жизни, и я думаю о нем каждый день.


Жаксон Фолльманн


Единственное, чего мы боимся – и мы будем повторять это, – мы боимся, что люди забудут наших друзей. Люди, которые погибли, были героями. Потерять так много друзей…это очень трудно понять. Почему происходит именно так? Этого же можно было избежать.


Элио Нето


Компания, которая управляла самолетом, часто экономила на топливе. Глядя на факты, мы понимаем, что рано или поздно такая ситуация случилась бы. Они много раз проворачивали такой трюк при перелетах других команд.

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Они хотели сэкономить немного денег, но в итоге забрали жизни многих людей. Общество всегда говорит о пилоте и о его ошибках. Он ее действительно совершил. Это факт. Но я думаю, что виновно много людей. Например, кто санкционировал взлет с самолетом, который был недостаточно заправлен? Они обходили правила. Я думаю, что это была ошибка, потому что просто невозможно разрешить полет на недозаправленном самолете.


Я действительно хотел, чтобы Бог сделал так, чтобы расследование проводили честные и компетентные люди. Хотел, чтобы они выяснили, что произошло. Все виновные должны заплатить за свои ошибки. Пилот мертв, но это не значит, что есть справедливость.


К сожалению, из-за человеческой жадности… вы знаете, Библия говорит: «Любовь к деньгам – это начало всех плохих вещей».


Жаксон Фолльманн


Я все еще не верю в случившееся. Кажется, мои друзья отправились в длительное путешествие, но скоро вернутся. Я, Нето и Алан много об этом рассказываем. Все будет нормально. Мы снова соберемся вместе и сыграем за одну команду.


Алан Рушел


Помню, как несколько месяцев назад, мы с Нето играли в приставку. Мы вспоминали, как наши товарищи рубились с нами раньше. «О, помнишь, как играл Сержио Маноэль?».


Нето ответил: «Друг, похоже, все эти парни еще здесь».


И тогда нам стало очень грустно. В такие моменты вы понимаете, что ничего уже не вернешь. Это очень болезненно.

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Элио Нето


Даже если я умру, я знаю, что окажусь в лучшем месте. После всего случившегося верю, что Бог направит меня. И о всех, кого с нами уже нет рядом, Бог заботится сейчас.


Жаксон Фолльманн


С момента катастрофы прошло восемь месяцев. Вы не сможете найти причин, почему мы выжили. Я перестал искать ответы. После пяти месяцев реабилитации Алан возвращается к игре за «Шапекоэнсе». Нето вернулся к занятиям, это очень хорошо.


А я? Ну, я потерял ногу, да. Но я хожу. И иду вперед. Я живу счастливой жизнью. Если вы ко всему относитесь позитивно, если вы еще помните, как улыбаться, то все будет нормально. Я не потерял вкус в жизни, особенно после крушения нашего самолета. С детства я просыпался с улыбкой на лице. Я был маленьким ребенком, который мечтал стать вратарем. И, слава Богу, что в течение 12 лет эта мечта была явью. Я получил свое благословение.


Я живу настоящим. Завтра принадлежит Богу.


Алан Рушел


Катастрофа научила меня задумываться о каждой секунде. Я не знаю, что произойдет через десять минут, не знаю, что случится, когда я выйду из комнаты. Если вы действительно хотите что-то сделать, сделайте это. Живите полной жизнью. Вы не знаете, что вам принесет завтра.

Интервью выживших игроков "Шапекоэнсе" после авиакатастрофы Шапекоэнсе, Авиакатастрофа, Футбол, Длиннопост

Элио Нето


За день до полета мне снилось, как мы вернемся в Шапеко после финала. Я воображал, что все на улице кричат: «Мы – чемпионы!». Все были так счастливы, вокруг было так много любви. Я фантазировал, будто стою на крыше автобуса, на котором мы объезжаем весь город.


Когда я возвращался домой, пришлось лететь из Колумбии в Бразилию. Я был очень напуган. Когда мы приземлились, я заплакал. Я был подавлен.


Мы вышли из самолета. У аэропорта нас встречало очень много людей. Мы поехали в больницу, и нас там тоже ждали. Везде была любовь. Это было нереально.


Такие моменты меняют жизнь. Навсегда. Но, честно говоря, мой ум все тот же. Я до сих пор вижу хорошее в мире. Наше падение научило ценить маленькие радости в жизни.


Я помню, что в больнице мне пришлось пользоваться подгузниками. Месяц я не мог принимать душ. Когда я впервые почувствовал воду на коже, я чуть не заплакал.


Вода из душа была похожа на Карибское море. Раньше я никогда не чувствовал ничего подобного.


Когда я первый раз после катастрофы ударил по мячу, почувствовал себя ребенком.


Я должен был умереть. Я сказал свои последние слова. Бог дал мне второй шанс. Я сделаю все возможное, что почтить его и всех моих ушедших друзей.


Ссылка: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/fczenitspb/1392233.html

Показать полностью 11
14

Жизнь Марии Комиссаровой после травмы позвоночника

Фристайлистка Мария Чаадаева (Комиссарова) получила страшную травму в феврале 2014-го на Олимпиаде в Сочи и до сих пор не чувствует ног.

Жизнь Марии Комиссаровой после травмы позвоночника Мария Комиссарова, Травма, Олимпийские игры 2014, Олимпиада в сочи, Длиннопост

– Из чего состоит ваш обычный день?


– Посвящаю себя ребенку. Гуляю с ним, кормлю. Он пока совсем маленький – все время уходит на него. Реабилитацию отложила.


– До родов много занимались?


– До беременности постоянно. После сбавила темп, прекратила тяжелые физические нагрузки. Оставила только бассейн. Это произошло в августе 2016 года. Мне тогда сделали операцию – вытащили металлическую конструкцию из позвоночника.


– Какая операция по счету?


– Изначально было три. Это четвертая, необязательная.


– Почему?


– Стоял выбор – ходить с металлом в спине или удалить его. Я решила, что он мешает.


– До этого помогал?


– Да, пластина сделала свое дело, зафиксировала спину. Потом там все обросло мышцами. Она оказалась не нужна. Даже вредна. Из-за нее четыре позвонка обездвижены – пластина же их скрепляет. Получалось, что спина в этом месте не гнулась.


– Пару лет назад вы не находили времени даже на телевизор.


– Помню такие времена – занималась по шесть-восемь часов в день. Сейчас важнее ребенок.


– Врачи не говорили, что беременность – дополнительная нагрузка на спину?


– У меня нет никаких врачей. Так что и сказать некому.


– Как? Вы больше не восстанавливаетесь в клинике доктора Блюма?


– Все оказалось безрезультатно, и я прекратила. Продолжила сама с мужем.


– Сначала вы говорили, что есть позитивная тенденция, и методы Блюма работают.


– Мышечный каркас укреплялся. Но движения в ногах так и не появилось.


– Сколько вы лечились в клинике?


– Около двух лет.


– И в один момент даже начали напрягаться мышцы. Изначально вы ведь не чувствовали ничего ниже пояса.


– Что-то напрягалось, но я также этого не чувствовала. Хотя обещали, что за год восстановят. Реабилитация стоила дорого, возможности небезграничны. Пришлось прекратить.


– Год назад вы сказали, что не верите врачу. Имели в виду Блюма?


– Да.


– Он вас обманывал или все дело в организме?


– Тяжело сказать. Думаю, никто не знает.


– На сколько процентов от нормы вы восстановились?


– У меня нет доктора, который что-то мог бы сказать. Существует только данность – никаких движений не появилось. Но я продолжаю реабилитацию. Не сдаюсь, буду дальше заниматься и стараться восстановиться.


– Верите, что будете ходить?


– Конечно.


– Когда в последний раз ощущали положительную динамику?


– Я считаю, что каждый день есть хоть какие-то изменения. Сейчас, например, более-менее наладилась работа тазовых органов.


– Пару лет назад вы могли стоять.


– С помощью специальных фиксаторов – брейсов.


– Ходить в них нельзя?


– Если можешь передвигать ноги. Но я их не чувствую.


– Почему восстановление проходило именно в Испании, Марбелье?


– Изначально приехала в эту страну и осталась. Здесь врачи пообещали, что восстановлюсь.


– Сами нашли клинику?


– Один знакомый занимался в ней. Сказал, что ему помогает. Мы приехали и тоже стали заниматься.


– Вице-президент федерации фристайла говорил, что у вас поврежден спинной мозг, и восстановить его невозможно. Получается, только в испанской клинике объяснили, что реально?


– Да.


– Не считали, во сколько обошлось лечение?


– Во много. Не хочу об этом вспоминать.


– По вашим подсчетам – 27 миллионов за год. За три года цифра умножилась на три?


– Наверное. Не могу об этом сказать.


– Кто вам помогает из России?


– Фонд поддержки олимпийцев платит стипендию. Плюс есть пенсия по инвалидности от государства.


– Стандартная?


– 17 тысяч рублей.


– После Сочи Мутко сказал, что Россия вас не оставит. Спустя три года скажите – действительно не оставила?


– В любом случае помогает. Большое спасибо за грант от фонда. Я на связи с федерацией. Все хорошо.


– Сейчас вы живете только на эти деньги?


– Есть еще работа в Испании.


– Какая?


– Туристический бизнес. Не свой. Трудимся с мужем в сфере аренды квартир.


– Деньги на сайт все еще поступают?


– Нет, я закрыла сбор. Мы собирали средства на клинику, сейчас надобность отпала.


– От кого поступила самая необычная помощь?


– Одного человека не назову. Помогали многие. От 100 рублей до больших сумм. Спасибо всем за каждый рубль.


– В Испании вам не хватает общения на русском?


– Нет, все нормально. Сейчас не проблема связаться через интернет. Плюс здесь есть люди, с которыми можно пообщаться на русском.


– После травмы никто из друзей не откололся?


– Все самые близкие остались. Если кто-то и отвалился, значит они были не нужны. Хотя я такого не помню. Может, только те, с кем совсем мало общалась.


– Вы дружили с Ириной Скворцовой и Аленой Алехиной.


– С Ирой в друзьях в фейсбуке, но давно не разговаривали. С вот Аленой общаемся до сих пор. Она молодец, до сих пор занимается. Каждый день по пять часов.


– Видел ее гору таблеток. Вы тоже пьете по 15 штук в день?


– Нет. Даже не знаю, для чего они нужны.


– Вы замужем только с прошлого года, хотя предложение муж сделал еще в 2014-м. Почему тянули?


– Так решили. Пришло время.


– Церемония проходила на Тенерифе.


– Да, собралось человек 20 – только самые близкие. Получилось красиво. Море, яркие цвета и пальмы сделали свое дело.


– Почему именно Тенерифе?


– Во-первых, близко и билеты дешевые. Во-вторых, красиво. Всегда хотела свадьбу на островах.


– Не боялись, что после травмы Алексей вас бросит?


– Нет, была в нем уверена.


– Он сделал предложение еще в Красной поляне, когда только отошли от первой операции.


– Неправда. Он отсутствовал в Сочи, прилетел уже в Германию. После немецкой операции и сделал. Прямо в палате.


– Хорошо помните?


– Смутно. Хотелось более красивого предложения. Но потом в Испании Леша еще раз предложил стать его женой. Уже с кольцом.


– Как познакомились с ним?


– На каких-то сборах. Были в одной команде.


– Сразу обратили внимание?


– Когда стали часто ездить вместе, начались знаки внимания. С его стороны и с моей.


– Вас часто посещает отчаяние?


– С малышом вообще нет. Некогда об этом думать. До этого случались дни. Но так у любого человека.


– Страдали, что уже не восстановитесь?


– Больше от того, что устала жить на коляске. Надоело. Но я уверена, что скоро что-то придумают. Появятся если не особые физические упреждения, то операции. Слышала, что в Японии проводили эксперименты со стволовыми клетками, и уже тестировали их на своих гражданах.


– Не связывались с японцами?


– Нет, но один знакомый держит контакт с их специалистами. Когда те выйдут на мировой уровень, мы сразу узнаем. И будем действовать.


– Вы надеетесь только на операцию или на тренировки тоже?


– В комплексе. Физические упражнения нужны, чтобы сформировать мышечный каркас. Но и операция необходима – для стимуляции спинного мозга.


– Когда малыш подрастет, будете тренироваться как раньше?


– По шесть часов? Это, конечно, многовато. Но вообще продолжу. Да и сейчас в свободные минуты с мужем занимаюсь. Он двигает ноги. Еще на массаж хожу.


– Что вас мотивирует?


– Конкретных примеров не назову.


– К чему обращаетесь, когда грустите?


– Друзей много. Общаюсь с ними.


– Фристайл смотрите?


– Да. В этом году в Испании проходил чемпионат мира, ребята из команды ко мне приезжали. Повидались.


– Снится, как участвуете в соревнованиях?


– Не в соревнованиях, но катаюсь во сне.


– Просыпаетесь после этого?


– Нет. Просто с утра помню, что такое снилось.


– А момент падения?


– Ни разу.


– Вы говорили, что трасса в Сочи была суперсложной. Трагедия случилась из-за этого?


– Не думаю. Упала я не на сложном участке.


– Разбирали тот момент?


– Нет. Не видела его.


– То есть так и не поняли, почему это произошло?


– Судьба такая, наверное.


– Ошибки не чувствуете? Несчастный случай?


– Получается, что так.


– Когда у вас отключилась память?


– Ничего не отключалось. Я находилась в сознании даже после удара. Просто высоко взлетела, а приземлилась на плоское. Это тяжело объяснить.


– Когда взлетели, понимали, что случится страшное?


– Нет. Не было таких мыслей. И после тоже. Просто упала и все.


– Боль была адской?


– Плохо помню из-за болевого шока.


– Когда поняли, что у вас серьезные проблемы?


– Только в Германии. Время в сочинском госпитале в памяти особо не отложилось. Там всякие наркозы делали.


– Первый раз вас оперировали в Красной поляне. Если в Германии, шансов на восстановление имелось бы больше?


– Никто не знает, что было бы, если бы…


– Врачи в России не поняли, что у вас поперечный паралич. Это выяснилось только в Мюнхене.


– Возможно. Я не знаю. И не хочу сейчас это вспоминать. Зачем?


– Вы вините русских врачей?


– Нет, они спасли мне жизнь.


– Самая страшная травма, которая случалась до этого?


– Перелом голени, разрыв связок колена.


– Во фристайле это норма?


– Да, трагедии никто не делает.


– Правда, что после Сочи вы планировали завершить карьеру и посвятить себя семье?


– Думала об этом.


– Не рано – в 23 года?


– Нет. Вне зависимости от результата Игр сделала бы так.


– До замужества у вас было много поклонников?


– Кто-то был. Но вообще мы давно с мужем вместе.


– В соцсетях заваливали сообщениями?


– Не особо.


– После таких травм, как ваша, люди говорят, что фристайл, сноуборд – опасные виды спорта. Что им ответите?


– Они правы. Но каждый решает сам, чем заниматься. Я же сама пришла в эту дисциплину.


– Не считаете себя сумасшедшей?


– Нет.


– Вы верующий человек?


– Да.


– Не перестали верить в бога после падения?


– Нет. Были мысли, что где-то в жизни могла поступить по-другому. Якобы тогда ничего со мной не случилось бы. Разные мысли посещали. Но чего уже изменишь?


– Сколько вы зарабатывали во время карьеры?


– Тысяч 30 в месяц. Все остальное – призовые. Самые большие за второе место на Кубке мира – около 4 тысяч евро.


– Не обидно, что рисковали здоровьем, но получали в разы меньше футболистов?


– Нет, я делала это не ради денег, а ради удовольствия. Положительных эмоций.


– Изначально вы занимались горными лыжами. Почему поменяли дисциплину?


– В основной состав сборной не брали из-за травм. Как раз в этот момент пригласили попробовать фристайл. Я согласилась, и с первого сезона пошли результаты. Хотя это разные виды спорта. Всю технику не меняла, но многое учила заново.


Ссылка: http://www.eurosport.ru/freestyle-skiing/story_sto6289355.shtml


PS. Мария - человечище! А некоторые вопросы журналиста, мягко говоря, странные...

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!