aliaksandr111187

На Пикабу
поставил 248 плюсов и 167 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование

Сообщества:

11К рейтинг 40 подписчиков 526 комментариев 74 поста 5 в горячем
854

Ответ на пост «Ситуация накаляется: Мигранты пробили брешь в заграждении» 

Ответ на пост «Ситуация накаляется: Мигранты пробили брешь в заграждении» Польша, Республика Беларусь, Мигранты, Граница, Военные, Вертикальное видео, Политика, Ответ на пост, Белорусско-польская граница
Показать полностью 1

Модель, которую арестовали по обвинению в оскорблении чувств верующих, оказалась украинкой

Модель, которую арестовали по обвинению в оскорблении чувств верующих, оказалась украинкой Украина, Россия, Модели, Оскорбление, Верующие

Ирина Волкова, инста-модель, которую арестовали в Расчленинграде за фото в стрингах на фоне Исаакиевского собора по обвинению в оскорблении чувств верующих, оказалась... Та-дам!

Политической беженкой из Украины после Майдана.

Об этом она сама заявила на суде.

Бежала от проклятых бандеровских фашистов в прекрасную свободную русскоговорящую Россию. Да челюсть, вишь ты, не успела перестроить. Все по старой привычке думает и делает, что хочет. Как будто она у бандеровцев.

У некоторых кора головного мозга произошла от дуба.

Сейчас в клетке плачет и извиняется.

Люблю естественный отбор.

В добрый путь, моделька!

Слава Дарвину.

Показать полностью
50

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками

В белорусских силовых структурах только личного состава насчитывается около 260 тысяч человек. После выборов-2020 в стране появилось много семей, в которых кто-то ходил на протесты, а кто-то — их разгонял. Мы спросили таких людей, повлияли ли разные позиции на их отношения с близкими, как теперь строится их общение.


«Одна из сотрудниц придавила мне шею берцем со словами: „Прикольно, это же его брат!“»

У Кирилла двое родных братьев, старший с весны 2020-го работает в ОМОНе, а средний летом активно участвовал в акциях протеста, поэтому какое-то время между ними был конфликт. Позже они помирились, а вот сам Кирилл со старшим братом больше не общается.

— Я как-то пошел на небольшую тематическую вечеринку, на нее вломился ОМОН — выбили двери, уложили всех на пол. Я понял, что это была его команда: у меня началась паническая атака, одна из сотрудниц придавила мне берцем шею со словами: «Прикольно, это же брат вот этого», имея ввиду моего брата. Они меня узнали и от этого еще больше издевались, — вспоминает Кирилл.

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками Республика Беларусь, Александр Лукашенко, Политика, ОМОН, Милиция, Родственники, Длиннопост

Еще летом, в конце августа, хоть и не близко, парни общались, обсуждали ситуацию в стране.


— Он еще приводил какие-то осмысленные аргументы, его жена говорила агрессивно, даже кричала. Я встал и ушел. Все «подробности» моего отношения к ситуации он узнал уже после моего задержания и очень резко отреагировал, хотел даже ударить — остановило то, что рядом стояла мать. Я сказал: «Что и требовалось доказать. Ты такой же, как и те, с кем ты работаешь. Если раньше я тебя оправдывал, то теперь не буду». Насколько я понимаю, основной аргумент брата — что у него семья и он этим зарабатывает, а деньги, как говорят, не пахнут.


Раньше, когда он только начал работать в ОМОНе, маме на работе говорили, что он молодец, защищает страну. В августе уже не здоровались, говорили «Смотри, кого ты воспитала», сейчас все утихло. Для меня же это до сих пор тяжело: постоянно кого-то из друзей задерживают, кого-то — по уголовным статьям, кто-то посреди ночи собирается и уезжает, а я понимаю, что в таких структурах работает мой брат — а вдруг он задерживал кого-то из моих?


Маме Кирилла, по его словам, неприятно и обидно, что так складываются отношения между ее сыновьями. На ее упреки в том, что он не хочет общаться со старшим братом, у парня один ответ: «Ты не лежала лицом в пол и не смотрела, как они работают».



«Я считаю их преступниками, они считают нас не знаю кем»


Брат Анны работает в одном из белорусских ЛТП, общение с ним и раньше не было близким, а последнее время они еще больше отдалились друг от друга. Девушку это ранит.

— Еще когда мне было 10, брат поступил в военную академию и в отчий дом уже не вернулся. А потом с женой от семьи отдалился, мои родители почти не видят внуков. Мы встречались в конце июня 2020-го года на семейном празднике, с родителями тогда были одинаково настроены, спросили о его взглядах — он сказал: «Я за народ». Мы не стали это обсуждать дальше, но показалось, что поняли друг друга. Меня тогда это воодушевило и порадовало.

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками Республика Беларусь, Александр Лукашенко, Политика, ОМОН, Милиция, Родственники, Длиннопост

После суда над Марией Колесниковой Анна поставила в телеграме на аватар фото, как в Санкт-Петербурге закрашивают граффити с ее изображением. Тогда брат позвонил и сказал, что нужно его убрать: «Ты же знаешь, где я работаю, не надо к себе привлекать лишнее внимание».

— У него в семье двое детей, кредит на квартиру. Почему человек продолжает работать, к сожалению, в нашей ситуации вопросов не возникает. Как-то 15 августа люди гуляли по микрорайону с флагами, мы с мужем тоже выбежали, проходили мимо дома брата и я видела, что он младшего сына поставил на подоконник, показывал ему колонны людей. А позже мне сказал: «Показывал сыну, да. Ну, дураки, что гуляли, делать вам больше нечего». В этой фразе я не увидела много негатива, но даже для себя понимаю, что, если я что-то не так сделаю, это может сказаться на нем, на его семье — могу ли я брать на себя такую ответственность? Я не верю, что он человек с плохими взглядами, но он не готов говорить об этом. Я думаю, что люди там работают вынужденно. Мне хочется поговорить с ним, но я не знаю, как. Сказать: «Давай оставим дома телефоны и встретимся поговорим»? Я не знаю, как решить эту проблему.

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками Республика Беларусь, Александр Лукашенко, Политика, ОМОН, Милиция, Родственники, Длиннопост

А брат Светланы работает в Комитете судебных экспертиз. Летом 2020-го у женщины были большие надежды на перемены, поэтому, говорит, из-за всех событий после августа она сильно переживала, а семья брата твердила, что страну «захватят западники».


— Это говорили люди с двумя высшими образованиями. «Придут гетеросексуалы и захватят нас». Они даже не знают, в чем разница, понимаете? Я уверена, что он не участвовал в разгонах, но какие-то командировки у них все равно есть, свой вклад во всю ситуацию он вносит. Когда мы поняли, что все по разные стороны, перестали общаться. Они даже не понимают, что не так. Для них все происходящее — в порядке вещей. Поэтому уже больше года мы не общаемся. Как будет дальше? Поживем — увидим. Наверное, должно произойти что-то слишком плохое или слишком хорошее, чтобы отношения возобновились.



«Они решили, что мы слили их адреса, называли фашистами»


Как рассказала Александра, муж двоюродной сестры ее мамы работает в «верхушке» ОМОНа в одной из областей. Разлад в семье произошел, когда стали раскрывать личности силовиков, участвовавших в разгоне акций.

— У меня, мамы и бабушки сейчас одна позиция, и мы открыто ее высказываем. Когда начался деанон, в соцсетях появились адреса и телефоны нашего родственника, его жены, детей. От них мы слышали, что угрозы писали даже в подъезде, в соцсети детям. И по какому-то стечению обстоятельств они решили, что это сделали я или моя мама. Они звонили ей, называли нас фашистами, другими не самыми приятными словами, говорили, что мы все сядем и заслужили этого. А я даже не знаю, где они живут, номера телефонов, как я могу распространять эту информацию? Хотя позже я писала дочери этого омоновца, спрашивала, действительно ли они считают, что это сделали мы, — она ответила: нет. Тем не менее, ситуация такая была.

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками Республика Беларусь, Александр Лукашенко, Политика, ОМОН, Милиция, Родственники, Длиннопост

Уже год семьи не общаются. Александра говорит, для ее мамы разрыв отношений был ударом, но сейчас она не настроена продолжать общение. Оно стало лишь формальным, с сухими поздравлениями в праздники.


Витеблянин Максим с семьей уехал из страны еще зимой 2020-го, в Беларуси остались все родственники, с семьей жены мужчина теперь практически не общается: муж ее сестры служит в силовых структурах.


— Раньше он служил в минском ОМОНе, сейчас я не уверен, что там же, но по косвенным признакам он продолжает работать. В августе, когда в интернете появились ролики, как работает минский ОМОН, некоторые родственники сразу напрямую звонили ему и высказывали, что об этом думают; кто-то связывался через его жену, тещу и тестя. Я списывался с ним, старался сразу не обвинять — узнать, как он все видит. Он сказал, что я не знаю всей правды, сбросил около 10 фото машин, которые, видимо, они останавливали для досмотра. Через разбитые стекла из «опасного и запретного» — где-то 2 баллончика с краской, один газовый, в двух машинах по одной бейсбольной бите, защитные наколенники (то ли строительные, то ли роликовые), защитная «черепаха» и четыре строительные каски. Ну и бело-красно-белые флаги, древко для них. Говорил: подожди неделю-две, все утихнет, мы всех проплаченных поймаем, и ты все узнаешь сам. Желание с ним общаться полностью отпало, — рассказывает Максим.

По словам мужчины, до выборов большая семья часто собиралась на праздники. Сейчас из-за разных взглядов родственники жены поделилась на два лагеря.


— Одни с нами общаются, другие — просто игнорируют жену, наших детей и все наши достижения. Теща сама звонила в фонд соцзащиты, чтобы нас, раз мы уехали в Польшу, лишили декретных — говорила, что так будет по закону (выплата государственных пособий на ребенка прекращается после выезда получателя на постоянное место жительства за пределы Беларуси. — Прим. Zerkalo.io).

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками Республика Беларусь, Александр Лукашенко, Политика, ОМОН, Милиция, Родственники, Длиннопост

Сейчас, по словам Максима, в их семье жена и дети немного общаются с бабушкой и дедушкой. Сам он после гибели Романа Бондаренко общение с ними свел к минимуму:


— Они сначала доказывали, что Бондаренко был пьян, «сам нарушал, не все так однозначно». Я спросил, что как бы они себя вели, если бы точно так же убили меня. Услышал что-то в стиле «Ну, мы были бы против, но не надо лезть в эту политику. Мы не лезем — нас и не трогают». Ну, раз так, говорю, относитесь ко мне так, как будто в Минске убили меня. За внуками и вашей дочерью я финансово смотрю, но натянутых эмоций мне не нужно. Через полгода где-то в день рождения они еще попытались мне позвонить, но я не стал поддерживать разговор.


Детей, естественно, мы не настраиваем против бабушки и дедушки, но ведь они живут в семье белорусов в Польше. Я могу допустить, что конкретно зять никого не избивал, что не весь состав минского ОМОНа это делал. Чтобы что-то изменилось, наверное, виновные должны понести наказания, тогда остальные выйдут из-под подозрения.


«Дядь Саш, если будете там — прилетит»

«Мой крестный сын активно разгонял протестные акции, участвовал в задержаниях, свидетельствовал против жителей Беларуси в августе прошлого года», — рассказывает минчанин Александр. С отцом крестника у мужчины были очень близкие отношения: дружили с 14 лет, потом крестили детей друг у друга, позже те учились в одной школе, вместе играли в хоккей, семьи часто встречались.

Крестник Александра учился в Военной академии в России, сейчас работает в минском спецназе. Перед протестами разговор был недолгий и простой:

— Я спросил, на какой он стороне. Хотя он молодой человек, был за Лукашенко, и предупредил, что, если я буду участвовать в митингах, он не посмотрит, что я его крестный папа — мне прилетит. Я звонил родителям, говорил, что его можно забрать из армии, расторгнуть контракт и возместить затраты государству на обучение и остаться человеком. Был готов оказать помощь в этом, но они отказались. После этого мы больше не общались.

Читать полностью: https://news.zerkalo.io/life/5180.html?c

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками Республика Беларусь, Александр Лукашенко, Политика, ОМОН, Милиция, Родственники, Длиннопост

На TUT.BY было фото, где женщина вышла к цепи силовиков, обратилась к командиру подразделения с какой-то речью, а он в ответ рассмеялся ей в лицо, и я на фотографии узнал своего крестника, это подтвердили его родители. Знаете, эта семья мне была настолько близка, я всегда его поддерживал! Я не понимал, как в порядочной, интеллигентной семье может воспитаться такой человек, что он может взять в руки оружие против близких людей, как за два года система может воспитать такого человека из отзывчивого, доброго и жизнерадостного. Мы с семьей сами чудом избежали задержаний.


Но в будущем минчанин готов возобновить отношения с близкими.


— Любому же человеку, наверное, нужно дать шанс опомниться, правда? Если особой крови на руках нет, пусть как-то раскается, наверное. Ведь он не был таким до этого. Я не знаю, стрелял ли он по безоружным, но то, что он принимал активное участие в задержаниях, ездил по городам, где были волнения, — это 100%. Перед одной из самых больших акций в августе я ему звонил, спрашивал: «Будете опять этой жестью заниматься?» Он сказал прямым текстом: «Дядь Саш, если будете там — прилетит. Смотрите сами».



«Заработок стал важнее, чем мы»



Анна из Гомельской области, ее дядя работает в Департаменте охраны МВД на одном из предприятий. Девушка рассказывает, в семье всегда обсуждалась политика, была критика системы, все были на одной стороне. Летом 2020-го ее дядя сначала стал менять отношение к происходящему, «говорил шаблонами», а после августа замолчал. И если раньше она и ее близкие не понимали, как из-за политики еще недавно ссорились семьи в Украине, а теперь это произошло и с ними:


— Политика — это не про «красных» и «белых», а про ценности и их важность. Ведь раньше дядя все понимал, а потом, когда от этого стала зависеть его зарплата, поменял ценности. Он стоял в оцеплении, был на дежурствах в августе. Участвовал ли в разгонах, мы не знаем. Он говорит, что нет, но как мы можем это проверить? — поясняет девушка. — На праздниках, когда все собирались, пытались искать отдаленные темы, но понятно, что в тот момент всех волновало. Дядя рассказывал одно: например, что на его предприятии забастовки не было, а я как участник протестов — другое. Каждый раз это разделяло семью, к нему появлялось недоверие. Это был человек, которым ты очень гордился, которого ты любил, а теперь тебе стыдно и перед другими людьми, в том числе.

«Дядь Саш, если будете там — прилетит». Как сторонники протеста уживаются с родственниками-силовиками Республика Беларусь, Александр Лукашенко, Политика, ОМОН, Милиция, Родственники, Длиннопост

Осенью девушка подписала дядю на «Народную волю». Мужчина позвонил ее родителям, узнать, она ли это сделала: «Вы же понимаете, что я должен буду донести начальству?»


— Как он объяснил, если бы вдруг это оказалась проверкой со стороны начальства, а он не доложил, получилось бы, что он ее не прошел. Он уверен, что его прослушивают. Когда я перестала с ним общаться, он даже не спросил, почему. Это многое сказало мне о мире, в котором он живет. В какой-то момент его заработок стал важнее, чем мы.


Читать полностью: https://news.zerkalo.io/life/5180.html?c

Показать полностью 7
-175

Глава МИД РФ считает, что другие страны должны прекратить вооружать Украину

Глава МИД РФ считает, что другие страны должны прекратить вооружать Украину Политика, Сергей Лавров, Донбасс, Украина, Россия

Россия в контакте с представителями «ДНР» перепроверяет информацию о применении Украиной турецкого ударного беспилотника Bayraktar. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, передает ТАСС.


«Что касается сообщений о применении Вооруженными силами Украины беспилотника Bayraktar по позициям в Донбассе, мы сейчас эту информацию перепроверяем. Из последних заявлений, которыми изобилует киевская власть и которыми она фонтанирует, очень трудно разобрать, где правда, а где вымысел», — заявил Лавров.


Глава МИД РФ отметил, что сейчас происходит перепроверка инцидента, в том числе в контактах с представителями «ДНР».


«История, конечно, должна заставить задуматься всех тех, кто потакает капризным требованиям Украины о том, что ее необходимо завтра принять в НАТО. И, конечно, заставить задуматься тех, кто вооружает подконтрольный неонацистам киевский режим», — резюмировал Лавров.

До этого глава МИД Украины Дмитрий Кулеба заявил, что власти закупили у Турции ударные беспилотники Bayraktar TB2 для того, чтобы Россия «дважды подумала», прежде чем атаковать Украину.


https://sharij.net/lavrov-primenenie-bpla-bayraktar-dolzhno-...

Показать полностью 1
-23

Коньчаю!))

Коньчаю!)) Юмор, Лошади, Длиннопост
Коньчаю!)) Юмор, Лошади, Длиннопост
Коньчаю!)) Юмор, Лошади, Длиннопост
Показать полностью 3

50 вариантов Дегтярёва в Зове Припяти

47

Как живут доносчики | Андрей Паук позвонил стукачам

5865

Интересный вывод!

Интересный вывод!
-31

Чорны кот!!!

Чорны кот - подпольная белорусская антисоветская боевая организация времён Второй мировой войны, вооружённое крыло Белорусской независимой партии, существовавшая с 1944 года по конец 1950-х годов.

Наиболее активно вела борьбу с марта 1945 по 1948 год (c 1948 по 1950-е годы.


В некоторых источниках сообщается, что название «Чёрный кот» имел один из партизанских отрядов или соединение партизанских отрядов БОА (или даже батальон «Дальвитц», который был десантирован в Белоруссии 17 ноября 1944)


Антисоветское движение в Белоруссии до Второй мировой войны


После того, как согласно Рижскому договору в составе Польши оказалась Западная Белоруссия, а остальная часть Белоруссии вошла в состав СССР, не всем белорусам стала нравиться проводимая поляками и большевиками политика. Некоторые из недовольных начали задумываться о создании независимой республики под флагом БНР. Сепаратистское движение вооружённого сопротивления имело место как на польской территории, так и на территории БССР. Активнее всего партизанские формирования действовали в период с 1921 по 1925 годы. На территории, вошедшей в состав Польши, наиболее многочисленными и известными были партизанские отряды националистов Якуба Харевского и Сергея Хмары, а также чекиста Кирилла Орловского. На территории БССР до 1924 года продержался партизанский отряд Егора (Юрики) Монича.


Спецслужбы Третьего рейха планировали создать и оставить в тылу наступающих советских войск целый «диверсионный фронт» от Балтики до Чёрного моря, в рамках чего был разработан план под кодовым наименованием «Любимая кошка» (нем. Liebes Kätzchen). Началась подготовка личного состава и материально-технической базы. Конспиративная сеть в Латвии получила название «Лесные кошки», на Украине «Степной кот», на Смоленщине и Брянщине «Дикий кот». Белорусской организации, задействованной в этом плане, было дано название «Чёрный кот». На должность её руководителя белорусский национальный актив предложил талантливого военного, офицера десантного батальона Дальвитц (военное формирование белорусских националистов, созданное при участии военной разведки и контрразведки нацистской Германии — Абвера в г. Дальвитц, Восточная Пруссия), майора Белорусской краевой обороны[7] Михаила Витушко.


Отряды «Чёрного кота» разделились в Белоруссии на три части: «Белоруссия-Юг», «Белоруссия-Центр» и «Белоруссия-Север». Каждая из частей имела своего руководителя, а те, в свою очередь, подчинялись Главному штабу «Чёрного кота», который размещался под Варшавой. В течение всего существования организации ей руководил Михаил Витушко. Немцы подготовили для армии около трёх тысяч человек, большая часть которых летом 1944 года осталась в Белоруссии и ждала приказов Витушко. Несколько отрядов прошли подготовку в Восточной Пруссии и прибыли позднее. Все отряды «Чёрного кота» были обеспечены оборудованием для радиосвязи, вооружением, поддельными документами, медикаментами и деньгами[8].

Всего же по данным на 1 июля 1945 года в белорусских лесах скрывалось от 10 000 до 30 000 человек, подозревавшихся советскими властями в коллаборационизме во время немецкой оккупации БССР, большая часть из которых была организована в вооружённые группы и совершала нападения и диверсии против советского строя.


Налибокская конференция


В сентябре 1945 года в Налибокской пуще состоялась встреча командиров всех отрядов «Чёрного кота». В ней приняли участие около 40 человек, в том числе сам Михаил Витушко[8]. Конференция рассмотрела много вопросов и приняла решение о начале вооружённой борьбы, но участники отказались от масштабных диверсий, чтобы не подставлять под удар гражданское белорусское население[10].



Боевые действия


Сразу после конференции начались боевые действия «Чёрного кота». Важным направлением его деятельности было освобождение политзаключённых из тюрем МГБ[2].

Белорусские эмигрантские газеты сообщали, что партизаны «Чёрного кота» якобы неоднократно захватывали белорусские местечки и города. Например, в марте 1948 года объединённая группа отрядов организации «Чёрный кот» при помощи нескольких отрядов «бульбовцев» (общее количество 200 человек) напала на Новогрудок, чтобы освободить арестованных участников организации. В городе находилась база Спецотдела МГБ, занимавшегося борьбой с антисоветскими партизанами[11]. В сентябре 1948 года МГБ провело аресты в Кобринском районе, выявляя тех, кто помогал украинским и белорусским коллаборационистам (итого было арестовано более 200 человек). Тюрьмы были переполнены, и заключённых пришлось содержать в казармах Кобрина. Партизаны «Чёрного кота» напали на казармы и освободили заключённых[11]. Также важным направлением деятельности «Чёрного кота» были диверсии на железнодорожных путях[2].

Однако, кроме сообщений в эмигрантских газетах, иных подтверждений тому, что эти события в реальности имели место, не существует[11].

Прекращение существования

В январе 1948 года погиб руководитель сектора «Белоруссия—Север» Пётр Гаевич, чей отряд был разбит, попав в засаду, организованную сотрудниками МГБ. За несколько недель до этого бойцы Гаевича обстреляли автоколонну с советскими солдатами, убив и ранив несколько человек. После жестокого боя лишь четверо из 32 участников отряда были взяты живыми. Антисоветское партизанское движение на территории Белоруссии пошло на спад.

В начале декабря 1948 года был разбит партизанский отряд руководителя сектора «Белоруссия-Юг» по прозвищу «Сыч» (настоящее имя неизвестно), за несколько дней до этого совершивший нападение на автоколонну с сотрудниками МГБ. Несколько дней подряд боевикам удавалось уходить от преследования, но в конце концов их окружили на одном из заброшенных лесных хуторов. Бойцы «Сыча» отказались сдаваться и попытались прорвать окружение, но все до единого были убиты, в том числе и сам командир.

Весной 1949 года погиб руководитель сектора «Белоруссия-Центр» — Николай Хвезько (по другим данным, Хвязько). Сотрудникам МГБ удалось организовать встречу его отряда с переодетыми в боевиков агентами МГБ. На встрече командиру сектора и двум пришедшим с ним бойцам отряда было предложено сдаться, все трое отказались и попытались оказать вооружённое сопротивление, но были убиты на месте. Потеряв руководителя, оставшиеся бойцы его отряда разошлись по домам, либо были арестованы].

В 1952 году Витушко начал выводить людей на запад через Польшу. Остался только отряд под руководством Евгения Жихаря, который продолжал антисоветское сопротивление до ноября 1954 года. После того, как большинство бойцов отряда погибли в боях с войсками МГБ, Жихарь приказал остаткам бежать на Запад через Польшу. Сам он остался и погиб в бою с войсками МГБ в январе или августе 1955 года. С его смертью «Чёрный кот» окончательно прекратил свою деятельность на территории БССР. Но мелкие группы, независимые от «Чёрного кота», ещё проводили теракты (убийства советских активистов, поджоги сельсоветов) до конца 1950-х годов.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Чёрный_кот_(Белоруссия)

Показать полностью 1
2781

Выяснилась реальная причина запрета концерта группы "Каста" в Минске

Выяснилась реальная причина запрета концерта группы "Каста" в Минске
Отличная работа, все прочитано!