SilverArrow

SilverArrow

на Пикабу
поставил 776 плюсов и 40 минусов
отредактировал 14 постов
проголосовал за 16 редактирований
34К рейтинг 798 подписчиков 3287 комментариев 100 постов 45 в горячем
48

Задача одного тела.

Медленно выдыхаю, стоя у закрытой двери допросной.

Да, туда придётся зайти. В очередной раз.

Считаю про себя до трёх, после чего жму на ручку двери.

Она подаётся, открывая мне залитое белым светом помещение.

Свидетель встречает меня с хитрой улыбочкой на лице.

- Мистер Уинкл, день добрый! - кивает он мне.

Я молча киваю в ответ, проходя к своему стулу.

Устроившись поудобнее, я внимательно смотрю в наглые глаза Фреда Уидшоу.

- Фред Уидшоу, сегодня я объясню вам, почему мы не можем удовлетворить вашу апелляцию.

Тот внимательно смотрит на меня.

- Интересно, мистер Уинкл. То есть даже смягчающее обстоятельство...

- Ваш брат убил восемь человек. Из них трое - несовершеннолетних. Мы и так пошли на уступки, выбрав мерой пресечения домашний арест, а не заключение под стражу. И то из-за, кхм, непреодолимых смягчающих обстоятельств. - продолжаю смотреть прямо в лицо Фреду.

Направо смотреть нельзя. Можно увидеть то, что находится напротив.

Так что остаётся только глядеть в лицо Фреду Уидшоу.

Его глаза, один из которых сощурен, смотрят в ответ.

- Вам ещё повезло, что после расследования вас признали свидетелем. Показания вашего брата полностью подтвердились следственным экспериментом, к вашему счастью.

- Пфф. - фыркает Фред в ответ. - Естественно, подтвердились. Он же говорил вам об этом с самого первого допроса. Я не имею никакого отношения к этим преступлениям.

- Это было неочевидно. - я решаюсь на эту фразу.

- Это сейчас была попытка оскорбить?

- Призвать здравый смысл на помощь.

- Здравый смысл, и мой брат заодно, вам всё уже объяснили. Я легко поддаюсь гипнозу. Мой брат шёл на преступления со мной, просто вводя меня в транс. Вы же сами это проверили и неоднократно.

Тут он прав. Он помнил все события и действия своего родственника, но только будучи загипнотизированным.

- В любом случае, единственное наказание, которое мы можем применить к вашему брату - смертная казнь.

Вот тут Фред и даёт слабину. Взгляд сощуренного глаза перестаёт быть едким. Теперь он скорее просит пощады.

- Мистер Уинкл...

- Закон есть закон. - отвечаю ему я. - О том, когда состоится казнь, вас уведомят официально.

Не смотреть вправо.

Верить, что по губам читать умеют не все.

- Но, но... А что делать мне? - в этом сощуренном глазу больше нет напора и наглости.

- Жить дальше. - я бросаю эту фразу, как монетку нищему.

- Мистер Уинкл, но мы же оба понимаем, что это невозможно! - он переводит растерянный взгляд в сторону.

Мои глаза тоже тянутся туда.

Подсудимый Алекс Уидшоу покачивает головой в ритм песни в наушниках. Его глаза закрыты. Играет какая-то классика рок-н-ролла.

- Да, мы прекрасно понимаем, к чему приведёт такой шаг, мистер Уидшоу. Но, со своей стороны, мы не можем предложить иного. - делаю паузу, продолжая смотреть в изменившееся лицо Фреда. - Кроме, разве что, одной экспериментальной технологии. - я говорю это как бы нехотя.

Глаза моего собеседника загораются.

- В каком смысле?

- Вы любите фантастику, мистер Уидшоу?

- Да, но к чему этот вопрос?

- У нас проводится один интересный проект, в котором вы могли бы нам поспособствовать. Наказание для вашего брата остаётся прежним, но появляется возможность избежать некоторых последствий.

Выглядит мой собеседник сейчас, как собака, чующая преступника.

- Вы знаете, мы можем заключить сознание вашего брата в компьютерную симуляцию.

Брови Фреда скользят вверх.

- Что, простите?

- И он будет трудиться на благо общества.

Фред продолжает смотреть на меня. Даже рот приоткрыл.

- Дело в том, что для некоторых явлений компьютер не может предоставить нам широты мышления. Ограничения, связанные с тем, что это программа и в неё сложно заложить моральные аспекты. А у человеческого сознания таких проблем нет.

- И вы просто скачаете его? Как данные на флешку?

- Процесс чуть сложнее, но суть вы уловили верно. Физической смерти за данной операцией не должно последовать.

- "Не должно"? Вы будете проводить её впервые?

- Нет. - твёрдо отвечаю я.

Ложь удаётся. Фред смотрит на меня, потрясённый.

- Алекс знает об этом? - выговаривает он через некоторое время.

Я отрицательно качаю головой.

- Ему об этом ещё не сообщали. Вы же знаете, по правилам, он не имеет права слышать наш разговор. Так что вы первый, кто услышал о такой возможности.

Фред отбрасывает со лба чёлку.

- Секундочку. Вы говорите о том, что способны просто скачать его сознание в компьютер. А что будет с личностью?

- Скорее всего, она не сохранится. Это и даёт нам право считать данную процедуру аналогом физической смерти - достигнутый конечный результат.

- В виде гибели личности?

- Именно. Ваш брат будет с вами - но он больше не будет собой. Останутся, скорее всего, только безусловные рефлексы и какие-то зачатки мышления, не больше. Терапия, скорее всего, сможет помочь вам снова его социализировать.

- То есть, он станет похожим на грудного младенца?

Киваю в ответ.

Фред замолкает, скрестив руки.

- Вы же понимаете, что это ни в коем случае не истинное решение проблемы? И выбор, который встаёт передо мной, совершенно бессмысленный?

Он переводит взгляд на Алекса, своего сиамского близнеца, сидящего рядом.

Я тоже снова смотрю в это лицо, которое с закрытыми глазами наслаждается музыкой. Оно слегка искажено, потому что братья навечно связаны друг с другом сросшейся височной костью.

Именно поэтому всю нашу беседу Фред и сидел с прищуренным глазом.

- Операцию по разделению проводить поздно. Да и очень опасно - мы имеем дело с мозгом, мистер Уидшоу, не только с височной костью. Поэтому другого выхода мы не сможем предложить.

Фред продолжает буравить меня взглядом.

- Вы ставите меня перед выбором - мёртвый груз, висящий на мне всю оставшуюся жизнь, или девяностокилограммовый ребёнок, который будет испражняться в мою кровать каждую ночь, а ещё плакать и просить есть. Вы же понимаете, что обрекаете меня на заключение вместе с ним?

- Жизнь уже обрекла вас на это.

- Жизнь милосерднее, чем вы. Она хотя бы сделала так, что мы с Алексом умрём в одно время, мистер Уинкл. - Фред опускает руки, бессильно падающие на пол.

- И вы не в праве решать за него. Он-то ничего не знает об этой возможности.

Фред продолжает смотреть на меня. В его взгляде нарастает безумие.

"А что я могу вам сказать? Что вы прощены, свободны и вольны делать что угодно? Закон, парни. Преступая его, нужно помнить о последствиях. И одно дело, когда вы у последней черты, одиночка, которому нечего терять. И совсем другое, когда у вас рядом есть человек, которого могут как-то задеть ваши действия" - пока он молчит, мои мысли продолжают бегать по извилинам.

- Я могу пойти на это вместе с ним? - Фред говорит это, переведя взгляд на Алекса.

Я пожимаю плечами.

- Наш штат допускает процедуру эвтаназии. С точки зрения логики...

- Да или нет?

- Да.

Фред ещё раз смотрит на своего брата, улыбающегося из-за музыки в его ушах.

- Тогда не сообщайте ему об этом.

- Что, простите? - переспрашиваю я.

- Не сообщайте ему, что я отправлюсь вслед за ним. Он не допустит этого. Снова загипнотизирует меня и заставит отказываться, во что бы то ни стало. - Фред говорит с жаром. - А я не хочу, понимаете, не хочу! Одно дело - ухаживать за немощным родственником, который хотя бы спит в другой комнате, а другое дело - жить с ним чуть ли не в одном теле! Вы же можете меня понять?

- Да, конечно.

Фред ещё раз оглядывается на своего брата. В его глазах слёзы.

- Теперь вы расскажете всё это ему?

- Да, мистер Уидшоу.

- Роджер, - он обращается ко мне по имени едва ли не впервые. - Вы не скажете ему о моём решении?

Я, не отвечая ему, тормошу Алекса Уинкла.

- Передайте наушники своему брату. - с этой фразой я одобрительно киваю Фреду.

Тот засовывает вкладыши в уши, после чего начинает щёлкать кнопкой на плеере в поисках другой волны.

Я в это время рассказываю про аппеляцию, смертную казнь и альтернативу этому Алексу.

Тот морщит лоб, чешет нос. Думает.

- Вы знаете, я согласен. - отвечает он через некоторое время. - Это же будет безболезненно, я прав?

Я киваю.

- И я просто очнусь в компьютере?

"Вы не очнётесь" - снова проносится в моей голове.

- Да, именно так это и будет.

- Вы, видимо, так и рассчитывали, когда предлагали мне такой вариант, готов поспорить. - Алекс расплывается в улыбке. - Никакой физической боли. Никакого страдания.

- А вы этого боялись?

- Когда приносишь боль, не очень-то желаешь, чтобы она к тебе вернулась.

- А вы не хотите узнать, что будет с Фредом после того, как мы сделаем это? - этот вопрос вырывается сам собой, в ответ на наглое выражение лица и бесстрастную интонацию.

- Вы же, само собой, сделаете операцию по разделению, я прав? - он смотрит на меня, продолжая делать челюстью жевательные движения.

- Нет. Слишком велики риски. - отвечаю я.

- Сделаете, сделаете. Обречь человека на то, чтобы таскаться с девяностокилограммовым полумёртвым грузом за спиной - не перебор ли?

- Перебор. - соглашаюсь я.

- Значит, вы всё-таки пойдёте на операцию. Ну, из соображений логики.

- Скорее всего, да.

- Значит, он будет учиться жить один. И я тоже. Хотя... мне будет его не хватать, Роджер. Он был со мной почти тридцать лет, во все моменты моей жизни.

- Вам будет жаль его, Алекс?

Он переводит взгляд на своего брата, который, зачарованный музыкой, покачивает головой, как змея у заклинателя.

- У него впереди будет долгая жизнь. Может быть, даже счастливая. Так что я ему завидую, мистер Уидшоу. - он переводит взгляд на меня и искренне улыбается.

Я киваю ему головой.

- О времени проведения процедуры вам сообщат отдельно, мистер Уинкл. Вы свободны.

Он кивает мне головой, трогает своего брата за плечо. Тот вынимает наушники, кладёт их на стол, после чего они поднимаются на ноги и выходят из комнаты.

Я остаюсь один.

Теперь я волен смотреть куда угодно.

Но только не вправо.

Там зеркало, в котором я увижу своего брата-близнеца, одетого в синюю форму.

У него моё лицо, мои повадки, мои жесты.

Он просто прячется в моей голове, появляясь, когда я прихожу на работу.

И у каждого из тех, кто охраняет закон, есть точно такой же.

И мы ненавидим его, но терпим.

К сожалению, мне не поможет никакая операция.

Душа не делится на части.
____________________________

Добрый день, на связи @SilverArrow.

Этот рассказ - фантастика постольку-поскольку.
Но сама ситуация мне кажется интересной.
А что бы вы придумали в таком случае?
Делитесь своим мнением в комментариях.

И не забывайте - у вас всегда есть возможность оставить комментарий также для критики, подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.


С уважением, ваш @SilverArrow.

Показать полностью
14

Свалка. Часть 3.

А вот тут начало и вторая часть, если вы увидели этот пост впервые.

***

"Сеть" из нескольких тысяч проводов-волокон повисла перед нашим кораблём.

В облаке пыли, в которое мы вошли через несколько секунд, за нашим кораблём начала образовываться прореха.

Обычно с помощью трала "проходили" через мусорное поле по направлению его движения. Снижаешься, расчищаешь себе пространство - трал больше по площади, чем корабль в фронтальной проекции, а дальше - летишь, постепенно наращивая скорость.

Если вы представляете, что всё это время трал заполняется только потому, что мы собираем мусор, как черпаком, вы ошибаетесь.

Трал за счёт магнитного поля тормозит мусор, а затем - направляет его "вниз", в атмосферу. Мелкие частицы сгорают, крупные же объекты мы обычно перенаправляем с помощью захватов.

И это работает... Пока речь не заходит об неметаллических объектах.

Поэтому трал сделан сверхпрочным, ну, на всякий пожарный.

- Войцех, ты же понимаешь, что мы влипли. - я сказал это, наблюдая за тем, как мы входим в мусорное облако.

Пока что корабль ведёт второй пилот, всё по инструкции.

- Конечно. Вручную, да ещё и без магнитов, его подцепить будет... проблематично. Пся крев, Вит, тут явно что-то нечисто! Этот спутник объявился на радарах не так давно, верно?

- Около недели назад. - трал продолжал отбрасывать мусор "вниз", в атмосферу. Скоро мы пройдём через этот район, наполненный мусором - вот во что превратились все эти амбициозные проекты по созданию всемирного доступа к Интернету со спутников на низкой опорной орбите.

Практически в пыль.

- Тут нам потребуется убираться? - Войцех спросил это через несколько секунд, когда граница практически чистого пространства была уже не так далеко.

- Нет, я думаю... Но трал не сворачивай, мало ли.

В наушниках раздаётся ликование.

- Первый - ЦУПу, что у вас?

- Отрыв лунного корабля произошёл!

- Пся крев, Вит! Ты слышал?

- Радоваться будем, когда они пройдут геостационарную.

Через шелест помех донеслось неразборчивое:

- Вит, это - пшшш - вец-6, как - пшшш - новка?

- О, смотри-ка! - Войцех начал ловить нужную волну. - Свои на орбите!

- Привет, Зак.

- Howdy, partner? - голос коллеги-англичанина был успокаивающим. Словно дворецкий, который наклоняется к вам и почтительно интересуется: "Как ваши дела, сэр?".

- Олл райт. Путём всё.

- Вот и замечательно. - русский за последнее время Зак очевидно подтянул. - Вы выше?

- Поднимаемся.

- Коридор мы не для вас пробивали?

- Нет.. Секунду, а вы ЦУП не слышали?

- У нас связь сбоит.

- Лунный корабль стартовал.

- Bloody hell! - Зак захохотал. - Вилли, ты слышал?

- Ya. - донеслось короткое послание второго пилота.

- Что по этому поводу думаешь, Вилли?

- Sehr gut.

- Как всегда, немногословен. Лунный корабль, чёрт возьми!

- Зак, скажи лучше, не в курсе, где на геостационарной есть разрыв?

- Спроси лучше, остался ли там мусор! - хмыкнул англичанин. - Юджин с Франсуа работали как проклятые там последнюю неделю, смогли пробить несколько окон. Они подзатянулись уже, правда, но "Ловец" гарантированно пройдёт.

- Ближайшее окно по нашему курсу?

- Далековато, но, если выжмете максимум, попадёте.

- Нет, не устраивает. Попробуем на своём трале пройти.

- Против направления движения мусора? - Зак выдохнул. - Удачи, парни. Но вы сумасшедшие.

- Кровь такая. - отозвался Войцех. - С тебя пиво, Зак.

- Договорились. - англичанин даже не спорил. Пиво тут - символ, знак. Надежда, что встретятся снова.

Связь прервалась.

А потом ударило.

Корабль качнуло, мотнуло, но на своём курсе мы всё-таки удержались.

- Вит, всё в порядке? - обеспокоенный голос Войцеха из другой кабины.

Шум в ушах, звон в голове.

И громкий, громкий, невыносимо быстрый стук сердца.

На обзорном стекле кабины сбоку появилась трещина.

- Нормально, жить буду. - я сплюнул и выругался.

Капли повисли внутри шлема. Пришлось снять маску - перед этим я кинул взгляд на датчик давления воздуха в кабине - и выловить их.

- Я всё ещё могу запросить посадку. - неуверенно спрашивает второй пилот. - Франсуа наверху, он может...

- Ни черта твой француз не может, Войцех! Это моя задача, мать её!

Молчание.

Корабль приближается к границе второго постоянного слоя мусора, к району геостационарной орбиты.

Раньше спутники на ней могли занимать одну и ту же позицию относительно Земли десятилетиями.

А теперь здесь лишь хаос. Слой мусора тонкий, в некоторых районах - приполюсных, например, его практически нет.

Но на наиболее выгодных для вывода на орбиту траекториях его полно.

Поэтому трал теперь не стоит стеной перед носом корабля, а как бы охватывает судно до середины.

Жизнь пилота достаточно важна для такого хода.

- Ловец-3 ЦУПу, выходим в район заданной цели. - доложил Войцех, то и дело посматривая в мою сторону.

- Приняли. - голос доносился до нас с помехами, а потом исчез совсем.

- Войцех, видишь что-нибудь? - я осматривал небо в своём секторе обзора, но ничего похожего на посторонний предмет не наблюдал.

- Пока нет. Вит, объясни лучше, почему ты так...

Удар.

Один из боковых сегментов трала отрывается, открывая борт для шальных фрагментов мусора.

- Чёрт, чёрт! Меняем курс! - я начал щёлкать кнопками, но Войцех, переставший трясти головой и открывать рот, как рыба на берегу, закричал в микрофон:

- Пся крев, вот оно! - он повернул голову назад почти до упора и смотрел, смотрел на объект, видимый только ему.

Я начал тормозить.

- Пропустим вперёд.

- А? Вит? - Войцех, очевидно, ещё не совсем оправился от удара, потому что продолжал говорить на повышенных тонах.

Корабль замедлялся.

Через несколько секунд я тоже увидел поблёскивающую поверхность за нами.

Объект, размером с "Ловца", продолжал двигаться к своей цели.

Он был похож на осколок скалы, вырванный из неё взрывом. Угловатый - но глазу не за что было зацепиться, казалось, что космический аппарат перетекает из одной точки пространства в другую - и матово-чёрный.

- Войцех, а ты был прав.

- В чём? - поляк, казалось, выпал из реальности - настолько его голос был отречённым.

- Он и правда чёрный.

- И большой, как задница Стефана.

- Второй - ЦУПу, простите?

- ЦУП - Первому, Второй под впечатлением.

- Видим картинку с камер, Первый. Что планируете предпринять?

- Захват и выведение с орбиты. ЦУП?

- Всё, окно закрылось. - Войцех снова смотрел на меня. - Что думаешь?

- Готовь гарпун. Попробуем своей тягой свести его с заданной траектории. В атмосферу нельзя заводить, слишком большой. Придётся оставить тут, на орбите.


_____________________________

На связи @SilverArrow.


Этот рассказ ещё пишется, поэтому я публикую готовые отрывки. Во-первых, лучшая мотивация работать - это наличие ожидающих результатов твоей деятельности людей.


А во-вторых, я с удовольствием почитаю критику, связанную с моим описанием некоторых аспектов затронутой темы.


И не забывайте - у вас всегда есть возможность подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.


С уважением, ваш @SilverArrow.

Показать полностью
38

Свалка. Часть 2.

А вот тут начало, если вы увидели этот пост впервые.

***
Пока я пересказывал всё это Войцеху, уже пристегнувшись и готовясь к взлёту, он молчал.

Потом, впрочем, он всё-таки повернул в мою сторону голову.

- Неоправданный риск, хмм. Знаешь, один из моих дальних родственников летал на английских самолётах во Вторую Мировую. - через прозрачное стекло его индивидуальной кабины прекрасно видно, как он чешет в затылке.

- И что?

- Поляков тогда тоже считали сумасшедшими. - улыбнулся в ответ второй пилот.

- Так это комплимент для тебя?

- Скорее, признание неизменности бытия. У нас же всё как всегда? Тралим помаленьку?

- В точку, Войцех. Помаленьку. Вот только сегодня рыбка интересная будет.

- Это хорошо, это я люблю. - поляк потёр ладони. - А запускают-то что? - пересказывая диалог со Стефаном, о "Ковчеге" я умолчал.

- Второй, не знаю. Стефан загадками говорил.

- Зелински, не слышу вас! - прервал нашу беседу голос ЦУПа.

- ЦУП - второму, веду приём-передачу.

- Очень смешно.

- Как есть.

- Первый - ЦУПу, к взлёту готовы?

Я закрыл глаза, вдохнул и выдохнул.

- Да, готовы.

"Ловец", напоминающий спящую на дереве кошку, остался недвижим.

А вот самолёт-носитель начал маневрировать на взлётной полосе.

- Виталий, Войцех? - голос Стефана практически не дрожал. - Удачи вам.

Мой напарник обернулся к камере прямой связи и сделал пальцами "клещи".

- Окей, босс.

Я еле сдержался, чтобы не засмеяться.

Войцех же широко улыбнулся прямо в объектив.

- Вот черти... Ладно, будьте на связи.

- Первый - ЦУПу, запуск разрешаем.

Самолёт-носитель, уже прогревший двигатели, начал медленный разгон по лётному полю.

Перегрузка слегка вдавила нас в кресла, а потом всё вернулось в норму.

- ЦУП - первому, связь перед началом второй фазы взлёта. Как приняли?

- Первый - ЦУПу, принято. - в Центре прекрасно понимали, что до начала активного полёта связь с ловцами не требуется, за исключением чрезвычайных ситуаций.

Войцех, ждавший этой фразы, обратился ко мне:

- Слушай, а как давно ты в ловцах, Вит?

- Я из первого набора. Дэнни, Питер, Стефан, я, Коля Даль, - я загибал пальцы, а перед глазами стояли ровные, чёрные плиты на стене нашего тренировочного комплекса.

Там, внутри - урны с тем, что осталось от более везучих.

Менее везучие - на околоземных орбитах. До сих пор. Даже несмотря на то, что в земном некрополе есть плиты и с их именами.

- Ого. - Войцех хмыкнул. - И ты один продолжаешь летать?

- Стефан ушёл на повышение, как ты мог заметить. А остальные... Не будем об этом, ладно?

- Добро.

- ЦУП - первому, как-то медленно высоту набираем. - я ненадолго включил связь.

- Там облачность по маршруту следования, непредвиденная. Метеоспутники в этом районе закрыло мусором, приём затруднён. Первый?

- Принято. Конец связи.

Войцех всё это время смотрел на меня вопросительно.

- А не могу я без этого, Войцех. Не могу. Знаешь, вот уйду я - и что? - я не знал, что ответить на молчаливый вопрос.

Поляк вздохнул.

- Придут другие.

- И будут биться, калечиться, ошибаться?

- Матка боска, как будто ты всегда был безупречен?

- Я уже выучился на своих ошибках.

- Ценное качество. Хочешь, скажу тебе, почему я пошёл в ловцы - и остался после первого вылета?

- Что, слабоумие и отвага? - я усмехнулся.

Войцех, впрочем, тоже ответил улыбкой.

-Неплохо, но... Знаешь, какая деталь высадки на Луну для меня всегда была самой символичной?

- Удиви-ка.

- То, что первым на Луне оказался пакет с мусором, накопившимся за время полёта лунного модуля к её поверхности. Человечество принесло в новый мир свои отходы раньше себя самих.

Помолчали.

- А ведь никто за ним не вернётся. - Войцех договорил, глядя на меня.

Хотелось ему ответить, но меня прервал звук в наушниках.

- Первый - ЦУПу, минутная готовность.

- Принял. Войцех, мы обсудим это позднее.

- Понял, Вит. - второй пилот поёрзал в кресле и принял серьёзный вид.

ЦУП продолжал говорить, я машинально отвечал, пробегал пальцами по сенсорными экранами перед собой, а в голове неслось, неслось, неслось...

"Войцех, я ведь такой же был, как ты. Тоже думал, что могу принести миру пользу, изменить его. А что теперь? Закисаем, закисаем. Первый набор - только я и Стефан остались, но он-то в кабинете сидит. А дальше? У многих семьи, дети, вылеты по большим праздникам. Твой набор - всего-то четыре человека, да и те... Вот, считай, только тебя да Женьку я могу уверенно в своё кресло посадить, остальные не потянут. Радует, что хоть не сделали из отбора шоу, а то и такой вариант рассматривался - сначала как шутка, а недавно Стефан рассказал, что всерьёз рассчитывают на такое. Повышение общественного интереса, блин."

- Первый - ЦУПу, точка отрыва.

"Ловец-3" отстыковался от самолёта-носителя, несколько секунд провёл, планируя, а потом выплюнул реактивную струю.

Нас с Войцехом вдавило в кресла.

"Так что, знаешь, верь во что хочешь. Хоть в уборку мусора от Апполона, хоть в нули на счету. Плевать.

А я пошёл сюда потому, что своими глазами видел, как МКС оказалась в мусорном шторме. Прямая трансляция со всех камер шла - наружных, тех, что в отсеках... Ты-то мелкий ещё был, а в нашем училище все у экранов были, дежурный ни слова не сказал, что после отбоя никто спать не лёг.

Все смотрели на то, как треснул сук, который мы сами и пилили.

Там же, на МКС, ещё и корабль лунной миссии находился, его строили лет десять. Верили, надеялись. Шутили с парнями, мол - кто первым лунатиком будет.

И вот эти мечты наши в тот день взорвались.

Сначала осколками посыпались солнечные батареи.

Потом начали появляться дыры в отсеках. Часть разорвало из-за внутреннего давления воздуха, часть уцелела,но были похожи на решето .

А самое страшное - точнёхонько в лунный корабль угодил какой-то спутник. Чёрт его знает, чей - наш, американский, китайский... Неважно.

Ощущение в тот момент - как будто кто-то пришёл, и тот хвостик, на котором мечта твоя была, ножничками перерезал..."

- Вит, Вит! Вставай давай! - голос Войцеха вернул меня из этого полузабытья.

- Я и не сплю. ЦУП вышел на связь?

- Да нет, я за пределы атмосферы вышел один, про тебя даже не заикнулись. - поляк сказал это с лёгкой гордостью. - Выходим на нижнюю опорную.

Я кивнул коллеге, после чего включил связь.

- ЦУП - Первому, обстановка?

- Штатно. "Ковчег" стартует через пятнадцать минут.

- Иисус Мария?! - Войцех продолжал что-то тараторить на польском, явно радуясь. - Вит, так что ж ты мне раньше не сказал, что лунную миссию сопровождаем?

- Сглазить боялся. Выходи на расчётную траекторию. Трал в порядке?

Второй пилот пробежал глазами по экранам.

- Да, всё в норме.

- Тогда продолжаем.

Пока Войцех разбирался с данными и негромко общался с ЦУПом, я вывел на экран имеющуюся информацию по объекту.

Таковой было немного. Частный спутник, внесерийный, возможно - опытный образец. Обнаружен радарной станцией несколько дней назад. То и дело контакт с ним терялся, зачастую на длительный период - от пяти до двенадцати часов...

- Первый - ЦУПу. Никакой новой информации об объекте не поступало?

- Частные аэрокосмические компании ничего нового не сообщили, а китайские партнёры ссылаются на бюрократические проволочки. А что? - Стефан ответил почти расслабленно.

- У меня просто возник вопрос - почему объект был недоступен для радаров так часто? Специфика орбиты полёта?

ЦУП замолкает. Надолго, слишком надолго.

Видимо, пытается осознать вместе со мной.

До взлёта "Ковчега" - девять минут.

- Пся крев, Вит. - включился Войцех. - Есть одно предположение, но тебе это очень не понравится.

- Ну?

- Смотри, на приёмниках сигналов спутник мог не светиться, если передавал данные нечасто.

- Логично. А что скажешь про иные средства обнаружения?

- Ну, он, видимо, чёрный. Чтобы нельзя было засечь при оптическом наблюдении.

- Конгениально, Войцех. Но, скорее всего, правда. Но скажи мне, почему радары с Земли так редко наблюдали его?

ЦУП всё ещё молчит.

- ЦУП - Первому.

Молчание.

- ЦУП - Первому, ответьте.

Шорохи, отдалённые голоса, топот ног.

- Чёрт, они там носятся с этим "Ковчегом", а у нас тут действительно важный вопрос! - Войцех заёрзал в своём кресле.

- ЦУП - Первому, приоритет красный.

Я знаю, что сейчас изображение с камеры в нашей кабине транслируется прямиком на один из главных экранов, а мой голос слышит каждый в нашем Центре.

- Почему объект появлялся в поле зрения радаров с такими паузами?

В наушнике - напряжённое дыхание.

- Вит, Войцех. У нас, видимо, плохие новости. - упавший голос Стефана говорит о многом.

- "Ковчег"?..

- Нет, с ним всё хорошо, стоит на стартовом столе, прогревают двигатели перед стартом.

- Что не так с объектом? - вклинился в наш разговор Войцех.

- Вит, у тебя же не только магнитный захват установлен? - Стефан не обращает внимания на моего второго пилота.

- Резервный механический... - я перевёл взгляд на своего коллегу. Поляк пробежал пальцами по экранам и кивнул мне. - Да, конечно, всё по инструкции.

- Боюсь, что действовать придётся иначе, Вит. Спутник состоит из композитов, в составе которых нет металлов.

Через несколько секунд я всё-таки выдавил хриплое:

- Чёрт. Войцех, граница мусора, выпускай трал!

Войцех ругнулся по-польски, после чего начал бегать пальцами по сенсорам.

Две направляющие медленно выдвинулись из носового сегмента между кабинами пилотов, растянулись в полную длину и замерли.

- Войцех, быстрее! Мы на нижнюю опорную тоже по ретроградной летим, не забывай об этом!

Второй пилот никак на это не отреагировал, продолжая работать.

Трал развернулся целиком.
_____________________________

На связи @SilverArrow.


Этот рассказ ещё пишется, поэтому я публикую готовые отрывки. Во-первых, лучшая мотивация работать - это наличие ожидающих результатов твоей деятельности людей.


А во-вторых, я с удовольствием почитаю критику, связанную с моим описанием некоторых аспектов затронутой темы.


И не забывайте - у вас всегда есть возможность подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.


С уважением, ваш @SilverArrow.

Показать полностью
57

Свалка. Часть 1.

Ещё одна линия прочертила закатное небо.

Точка ненадолго набрала силу, замерцала - после чего исчезла.

Сирена на улице захрипела и отключилась.

Стефан тоже наблюдал глазами за падающим объектом.

- Опять падают. - выдохнул он, после чего перевёл взгляд на меня. - Виталий, вы же согласны?

Я проводил взглядом ещё один желтый росчерк на фиолетовом фоне. Это напоминало царапины: будто невидимый гигант пробует на прочность небесную твердь.

- А есть вариант отказаться? Может быть, отправите вместо меня других? Почему не Карл, к примеру?

- У Карла недавно родился ребёнок.

- Шестой, я замечу. С таким количеством детей в космос дорога заказана, верно?

- Верно. Компенсации платить разоримся.

Я поёрзал в кресле. Оно было слишком мягкое и обволакивающее.

После крепкого, фиксирующего хвата пилотажного кокпита - чересчур нежное.

- Ван Ли чем не устраивает? - поинтересовался я.

Лицо Стефана скривилось, как от лимона.

- Ну, мы же должны будем передать ему управление в тех точках, где будет происходить процесс очистки. Займёт он не один виток...

- За это время Ван Ли может избавиться от программы автопилота и приземлиться на родине, после чего трудолюбивый народ Китая лет через пять полностью вычистит небо и продолжит распространение идеалов коммунизма. - завершил я фразу за босса. - Зря забыли позвать их на подписание договора об очистке неба.

- Мы не забыли позвать, тогда им это было неинтересно. Пока у них половина навигационной системы не накрылась. А теперь - пусть платят за свою космическую безопасность. - Стефан надавил пальцами на закрытые веки. - Вспомни, Виталь, как грызлись НАСА с Роскосмосом, когда делили сферы ответственности. Нам там ещё не хватало красных коммунистических ручонок, тянущихся к рычагам.

Помолчали.

Снова царапина в небе.

Это сгорают осколки космического мусора.

Человечество, загадив свою среду обитания, обратило внимание на бездну вокруг них, способную пожирать год за годом всё, что угодно, и не давиться.

- Окей, Ван Ли уходит за недоверием.

Сирена опять завизжала.

- О, французский спутник. Килограмм на пятнадцать. - глянул на монитор Стефан. - Как думаешь, в верхних слоях сгорит или что-то доберётся до поверхности?

Я покачал головой.

- А чёрт знает. По пологой идёт или уже точно падает?

Стефан вывел на экран расчётную траекторию.

- Вроде отскочит обратно, но потом зайдёт в атмосферу снова. Может, выпьем? - в районе ящиков стола щёлкнуло.

Мой кивок - и на столе появились два бокала и бутылка неплохого коньяка.

- Прозит. - сказал я из уважения к хозяину кабинета.

- Будте здоровы. - донеслось в ответ на почти чистом русском.

Уважение, да. Стоило только устроить гигантскую свалку в космосе - и все начали друг друга ценить.

А уж нас, парней, которые таскаются в эти Авгиевы конюшни, считать героями.

- Стефан, вы же прекрасно понимаете риски. Ретроградная орбита - то есть мы полетим прямо в скопление мусора, движущееся на нас. Большая масса объекта, который мы должны убрать, вторичные обломки... Плюс у объекта стабильная орбита, - я пролистываю документы, которые получил незадолго до встречи. - Никакого риска в ближайшее время не представляет.

- А если есть вероятность пересечения траекторий с каким-нибудь взлетающим зондом или спутником? - чешский акцент пробился через речь Стефана.

Я отложил папку в сторону, закинул руки за голову и перевёл взгляд на ночное небо.

- Дайте-ка подумать... Удачное окно для взлёта?

- Чересчур удачное.

- Мы можем попробовать свести объект с орбиты, которую он занимает...

- Он движется по ретроградной траектории, я напоминаю вам. Большинство траекторий, сводящих его с орбиты, ведут к попаданию в иные мусорные поля, и к росту числа обломков...

Стефан продолжал, а я смотрел на мерцающий диск Луны в небе.

- И в конечном итоге, извините за каламбур, предсказанные последствия слишком непредсказуемы. - мой начальник, говоря это, внимательно смотрел на меня.

- "Ковчег"?

Стефан осекся, дёрнул себя за воротник рубашки, сглотнул, после чего спросил:

- Виталий, о чём вы говорите?

- Слишком удачное окно, слишком большая Луна на небосводе... Да и слухами земля полнится, знаете ли, Стефан. Всё-таки лунная база всё это время строилась.

- Фундамент. - чех ответил сквозь зубы, покраснев.

- И обслуживающие помещения, очевидно?

- Очевидно.

- И теперь пора заселять жильцов, я прав?

Стефан, впрочем, уже собрался с мыслями.

- Виталий, я в очередной раз поражён вашей проницательностью. - последнее слово он всё-таки исковеркал, волнуясь. - Да, обслуживающий персонал - роботы, эмбрионы колонистов... Двадцать первых жителей колонии, которые родятся непосредственно на Луне, представляете?

- Прекрасно представляю. Тоннаж корабля?

- Около ста пятидесяти.

- Самоубийственная задача, Стефан. Вы же понимаете, что мы до последнего должны двигаться вместе с объектом, затем убедиться в неизбежности столкновения, после чего пролететь через геостационарную орбиту, причём на том же витке, я отмечу, ведь много топлива брать с собой мы не будем - маневренность явно важней, захватить мусор, а затем ещё и плавно сесть с риском, что обломки модуля могут разбить наш ловец к чертям?

- Да, Виталий, я понимаю. А теперь поймите и вы одну простую вещь - сейчас для нас успех миссии значительно важнее выживания ловца. - последнюю фразу Стефан сказал с очевидным усилием.

- Ловцов, вы хотели сказать. Один я не полечу.

- Ловцов, хорошо. Вы согласны?

Я побарабанил пальцами по голове, после чего сел на край кресла и оправил комбинезон.

- Предположим, пока только предположим, что я согласен. Если я откажусь, кого вы сможете отправить вместо меня, кроме вышеперечисленных?

- Войцех. - начал загибать пальцы Стефан.

- У него проблема с психологической устойчивостью, может пойти на неоправданный риск. Например, разминуться с "Ковчегом" всего на пару метров.

- Франсуа?

- Плохо работает с одиночными крупными объектами. Помните, как он умудрился обронить зеркало "Хаббла"? В Африке пара племён всё ещё считает, что боги были разгневаны на них, из-за чего огненный кулак и обрушился на их земли.

Стефан покачал головой, но загнул ещё один палец.

- Маркин.

- Женя? Возможно, возможно... - я почесал в затылке. - Он же на вылете сейчас, а окно примерно через пару дней, плюс-минус. Просто не успеет восстановиться. Неоправданный риск.

- Что вы хотите сейчас сказать, Виталий? Набить цену себе?

- Нет, скорее, найти мотивацию сказать "да". Чёрт с ней, с ценой. Она и так не будет стандартной.

- Разумеется, командование примет во внимание все риски и достойно компенсирует вам потерянные нервные клетки. - усмехнулся чех.

- Вот, видите. Тем более всё ещё проще, Стефан. Мне нужен второй номер, и, наверно, Войцех подойдёт.

Стефан с лёгким присвистом выдохнул и потянулся к бутылке коньяка.

Я накрыл рукой свой бокал.

- Режим, господин Горецка, режим.

Он посмотрел на меня с иронией, после чего отвернулся к окну.

- Вылет назначен на послезавтра, господин Демьянов. У вас есть какие-то особые пожелания к кораблю?

- "Ловец-3", магнитный захват. Остальные требования отправлю сразу механикам. - я встал, с наслаждением хрустнул шеей - всё-таки затекла из-за излишней мягкости кресла - и уже, выходя из комнаты, услышал в спину тихое:

- Да хранит вас Господь, Виталий.

- Не стоит, падре. Войцех оценит, а я не верю.

- А во время полёта?

- Ну, если бы я бился об небесную твердь каждый раз, может быть, начал бы. Хотя там, кто бы что ни говорил, поневоле начнёшь верить во что угодно - хоть в Христа, хоть в Кришну, хоть в Ахурамазду.

Стефан в ответ мягко улыбнулся.

- Идите, Виталий.

__________________


На связи @SilverArrow.


Этот рассказ ещё пишется, но начало я опубликую уже сейчас. Во-первых, лучшая мотивация работать - это наличие ожидающих результатов твоей деятельности людей.

А во-вторых, я с удовольствием почитаю критику, связанную с моим описанием некоторых аспектов затронутой темы.


И не забывайте - у вас всегда есть возможность подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.


С уважением, ваш @SilverArrow.

Показать полностью
247

Будни отеля. Необычные просьбы.

Как я уже писал в предыдущих постах - я работаю в отеле. И иногда гости запоминаются просто необычными просьбами.

Ближе к концу мая, когда я ещё работал в утреннюю смену, у нас проживала довольно большая группа судей, которые приехали в наш город на курсы, если не ошибаюсь, повышения квалификации.
В последний день их пребывания, после получения сертификатов, они решили немного выпить за это в холле нашего отеля.
К моменту, когда я пришёл на работу, судьи (и ночные администраторы тоже) пожинали плоды своего решения.
Коллеги из ночной смены предупредили меня, что караоке у нас в отеле нет, даже если очень нужно, даже если хочет душа, после чего передали мне другую важную информацию и ушли.
Через пятнадцать минут после этого один из судей подошёл ко мне, и тихим, грустным голосом попросил заказать два такси.
Я уже набирал номер, когда он добавил, вздохнув:
- На могилу Хоя поедем. 
Конец мая.
Восемь утра.
В две машины садятся шесть грустных, светлых лицом судей, чтобы ехать к могиле Хоя.
Видимо, Punks всё-таки not dead.
***

Звонок на ресепшн (тут маленькое дополнение - у нас, по концепции отеля, нет минибаров в номерах, а функции бармена в лобби внизу выполняет администратор (т.е. в случае таких историй - ваш покорный слуга)):

- Молодой человек, у вас коньяк есть?

- Есть.

- Сможете его в номер принести?

- Нет, у нас румсервис не предусмотрен.

- Тогда я спущусь, а вы налейте мне грамм триста?


А в тот день у меня один из гостей уже брал грамм триста коньяка и клятвенно обещал вернуться за ещё одной порцией.


Наливаю всё это в один бокал, благо размер тары позволяет.


Спускается совершенно другой гость, смотрит на этот бокал и выдаёт:

- Не, ну я же не алкоголик. Да и хотел с товарищем выпить.

Ладно, разливаю по двум бокалам.

Он смотрит на меня внимательно:

- Может, лучше в графин?

Окей, сливаю всё в мерный стакан, переливаю в графин.

- Сколько с меня?

- 3500.

- Не, не, очень дорого (пару минут рассказывает, что очень дорого). Дайте два пива.

***

Опять-таки звонок на ресепшн.


- Молодой человек, добрый вечер. Не подскажете - у вас на баре внизу есть что-нибудь из еды?

- Ну, снеки в основном. Чипсы, орешки...

- Фисташки есть?
- Есть.
- А не подскажете, сколько в пачке фисташек закрытых?
После этого гость ещё полторы минуты рассказывал мне о том, что очень не любит закрытые фисташки.
4, кстати. 4 закрытые фисташки в пачке. "Нормально" - по словам гостя.

***


Очередная ночная смена, в лобби сидит довольно большая компания, выпивает и спорит. В какой-то момент времени один из гостей подходит к ресепшн, и, после некоторого сомнения, спрашивает:
- Молодой человек, вы не могли бы подойти? У нас тут возник вопрос, довольно специфический.

Выхожу из-за стойки, подхожу к гостям.
Один из них смотрит на меня и спрашивает:
- Молодой человек, а вы определение трёх законов робототехники случаем не помните?
Отвечаю довольно близко к тексту все три закона и возвращаюсь за стойку.
В тот вечер каждый из этой компании, подходя за добавкой, считал своим долгом сказать:

- Уели вы его!
Знать бы ещё, кого.

***

Ну, и напоследок, из недавнего диалога на баре:

- SilverArrow, вот вы как к классике относитесь?
- Ну, скажем так, в консерватории я с большой вероятностью усну.

- М, понятно. А вот мне, например, очень одна симфония нравится. Вечно, когда детей своих вижу дольше часа, она начинает сама собой в голове играть.

*Включает Грига - В пещере горного короля*

- М, понимаю.

- Да, те ещё тролли.

____________________

А я напомню, что предыдущие посты о моей работе доступны по тегу "Будни отеля" или в моём профиле.


Если вы хотите узнавать о моих рабочих буднях первыми (правда, не могу обещать, что эти истории всегда будут смешными и что они будут выходить с завидной регулярностью) - то можете и подписаться заодно)


С уважением, ваш @SilverArrow.


P.S. Если будет интересно - оставляйте ваши вопросы о работе в отеле, с удовольствием на них отвечу. Если наберётся много - сделаю отдельный пост с ответами)

Показать полностью
213

Олимпийское спокойствие.

Как я уже писал в предыдущих постах - я работаю в отеле. И часто гости, которые у нас останавливаются, запоминаются надолго.

А вот эта ситуация, наверно, знакома людям, которые работали в отеле на ресепшн.

Одна из первых ночных смен, примерно час ночи. В холле пусто, только за одним из столов гость пьёт пиво.
Звук открывающегося лифта, я поворачиваюсь и вижу, как в холл выходит абсолютно голый мужчина. Более того, совершенно этого не стесняющийся мужчина. Честно скажу, в тот момент я хотел бы обладать таким спокойствием, как он.
На секунду я даже решил, что ему будет нужна моя одежда и мой мотоцикл (если бы он у меня был).
Он подходит к стойке и говорит:
- Молодой человек, такая проблема - перепутал дверь в туалет и дверь в коридор, вышел, закрыл за собой, а потом понял, что сделал. Ключик от номера сделаете?
Пока я немного нервно ищу его номер по программе, думая, как можно перепутать стеклянную дверь и деревянную, оказывается, что гость, пьющий пиво, знаком с гостем, которому требуется ключ.
Они стоят и общаются между собой, я отдаю ключ, после чего один из них, шлёпая босыми ногами, удаляется в номер, а второй уходит обратно пить пиво.

Примерно тогда я окончательно перестал удивляться чему-либо на работе.
Наверно, такое спокойствие всё-таки передаётся по воздуху.
____________________________________________


А я напомню, что предыдущие посты доступны по тегу "Будни отеля" или в моём профиле.


Если вы хотите узнавать о моих рабочих буднях первыми (правда, не могу обещать, что эти истории всегда будут смешными и что они будут выходить с завидной регулярностью) - то можете и подписаться заодно)


С уважением, ваш @SilverArrow.


P.S. Если будет интересно - оставляйте ваши вопросы о работе в отеле, с удовольствием на них отвечу. Если наберётся много - сделаю отдельный пост с ответами)

26

Ночная смена/Сгореть на работе

Как я уже писал в предыдущих постах (их можно найти по тегу "будни отеля"), я работаю в отеле.


И на этот раз речь пойдёт не об интересных гостях, а о некоторых нюансах самой работы.

Я работаю в ночь, и у ночной смены есть свои плюсы, и разумеется, минусы.


Из плюсов - платят немного больше, получается, пусть и неуклюже, но учиться и работать одновременно, да и находится то и дело полчасика на смене, чтобы подготовиться к экзаменам. Но есть и минусы. Один из них - нервозность, связанная с недосыпом.

Кто-то невыспавшийся, к примеру, заселяет гостей со скучным видом, отвечает с ленцой, в общем, выполняет свою работу без огонька.
Кто-то, напротив, становится колким, как ёж, то и дело позволяя себе какие-то выпады в адрес гостя.
У меня же она проявляется так - я слышу мёртвых людей звуки.
С утра то и дело будто блямкает звоночек на стойке ресепшн, перед которой никого нет. (Поневоле можно и в призрака поверить).
Или ночью я могу услышать звук пожарной тревоги - резкий частый писк. (И так около двух месяцев подряд. Причём, само собой, настоящая тревога не срабатывает).
Или,  находясь не на ресепшн, услышать звук звонящего телефона.

Кто-то, наверно, скажет, что от совмещения работы с учёбой у меня что-то не то с головой.
Возможно.
Благо, звук звонка оказывается всего лишь работающим на шведской линии мармитом.
Резкий, частый писк - фрагмент из одной из песен, которая играет на ресепшн (странно, на самом деле, что я понял это только через два месяца).
А вот звук звонящего телефона пока не удалось объяснить.
Поэтому он и стоит на моих сменах на максимум. Чтобы успеть добежать, если услышу взаправду.
Правда, и бегать, когда он мне привиделся, я не перестаю.

Мало ли.

_______________________________________________________________________________________________


Никакой из этих историй не было бы, впрочем, если бы меня уволили в самом начале из-за другой истории. 


Это была вторая неделя моей работы, и я проходил своеобразный "курс молодого бойца" - работал в качестве официанта на шведском столе. Т.е. следил за чистотой столов, за количеством продуктов на шведском столе, сообщал о нехватке чего-либо поварам и прочее. Соответственно, после конца завтрака я убирался, протирал столы в зоне завтрака, в общем, готовил её к завтрашнему открытию.


И в тот день я уже собирался идти домой, когда меня остановило моё начальство.

Тут стоит сделать ремарку. Убирать на шведском столе необходимо не так уж и много, но есть один важный нюанс - отключить всю технику и погасить горелки, которые используются для подогрева сосудов с водой для чая и с уже сваренным кофе (я правда не знаю, как их назвать иначе, т.к. термосы сохраняют тепло без подогрева, а слово "бачок" веет советской столовой, уж извините).
Именно огонь я и забыл потушить.
Благо, наш инженер решил зайти на кухню и всё проверить.
Встретили его там две пустые и раскалённые докрасна подставки под эти сосуды.
Разумеется, красный для металла не очень естественный цвет, поэтому горелки были потушены, а я задержан на работе ради серьёзного разговора и, на следующий день, вторичного прохождения инструктажа по пожарной безопасности, как, впрочем, и часть моих коллег.
К счастью, при этом, несмотря на испытательный срок, мне не выдали бумажку с надписью "You're fired!", как в "Назад в будущее" Марти Макфлаю из 2015-го года..
А косяк этот, само собой, был далеко не последний.

_______________________________________________________


А я напомню, что предыдущие посты доступны по тегу "будни отеля" или в моём профиле.

Если вы хотите узнавать о моих рабочих буднях первыми (правда, не могу обещать, что эти истории всегда будут смешными и что они будут выходить с завидной регулярностью) - то можете и подписаться заодно)


Также я пишу и выкладываю на Пикабу рассказы, которые тоже доступны в моём профиле)


С уважением, ваш @SilverArrow.

P.S. Если будет интересно - могу запилить пост с ответами на вопросы о работе в отеле. Какие-то вопросы уже есть и будут туда точно включены - например, о том, почему в отель не имеют права по закону РФ заселять гостей по загранпаспорту (за исключением одного случая), или почему гостей отеля называют гостями. Так что задавайте вопросы, буду рад на них ответить (в рамках моих обязанностей, компетентности и взглядов на работу, само собой)).

Хорошего вам дня)

Показать полностью
97

Аквамены.

Как я уже писал в предыдущих постах  - я работаю в отеле. И часто гости, которые у нас останавливаются, запоминаются надолго.


Случилось это в ночь на второе января.
Семья из четырёх человек: родители и двое детей.
После процедуры заселения отец семейства спрашивает у меня:
- Можно вам один вопрос задать?
- Разумеется.
- Мы с семьей по утрам ходим обливаться холодной водой на улицу. Если это будет часов в семь-восемь утра - мы же никому не помешаем?
Такие моменты, на самом деле, идеально отражают твои  навыки с точки зрения реакции на неожиданные просьбы.
- Да, в общем-то, нет. А вам ведро не потребуется?
- Пригодится, да. Мы будем минут через двадцать из номера спускаться, покажете нам его?
- Конечно.
- А воду, воду мы откуда возьмём? - спрашивает гостя жена.
- У нас и вода есть. Могу даже со льдом вам сделать.
- Не надо, молодой человек. Воду мы купим, а ведро вы нам попозже покажете.
Через полчаса я показал им блестящее ведро для охлаждения шампанского, заслужившее одобрительный кивок отца семейства.
Нужно ли говорить, что к утру я был весь в ожидании этой сюрреалистичной сцены? Даже на работе немного задержался.
Без десяти восемь семья вышла в холл, уже одетая, посмотрела в окна, после чего пошла завтракать.
До сих пор жаль, что их что-то остановило. Ведь представьте себе: утро второго января. Мирно спящий город. Пустынные улицы с редкими прохожими. Из отеля, который недалеко от центральной площади, выходит семья из четырёх человек и начинает обливаться водой из блестящего ведёрка для шампанского.
И никому они не мешают.
Фантастическая картина, не правда ли?
_________________________________________

А предыдущие посты доступны по тегу "будни отеля" или в моём профиле.
Если вы хотите узнавать о моих рабочих буднях первыми (правда, не могу обещать, что эти истории всегда будут смешными и что они будут выходить с завидной регулярностью) - то можете и подписаться заодно)

Также я пишу и выкладываю на Пикабу рассказы, которые тоже доступны в моём профиле)

С уважением, ваш @SilverArrow.

7564

Хрупкое или ценное?

Недавно принимаю смену у коллеги (работаю в отеле).
Стоим, считаем кассу, и в процессе заезжают гости. Семейная пара.
Заселяем их, после чего муж спрашивает:
- А у вас есть тележка для багажа?
Отвечаю, что есть, вот она, стоит у входа, предлагаю помочь.
Он отказывается и увозит её.
Начинаем обсуждать с коллегой, что такого можно везти на тележке (за тот год, что я работаю в отеле, это был второй раз, когда ей пользовались. В наш век просто колёсики есть у всего, видимо).
Приходим к выводу, что это либо что-то хрупкое, либо что-то ценное, либо что-то большое.
Пока это обсуждали, дверь отеля открылась, и мужчина торжественно ввёз на тележке ящик пива.
Решили с коллегой, что были правы - и хрупкое, и ценное, и большое.

45

Жевать - не переживать!

- Эй, милейший! А кабан что, на выпас ушёл? - окрик со стороны стола у окна застал врасплох трактирщика.

Тот обернулся на звук.

Внимательные глаза серого цвета.

Разрубленный нос, всхлипнув, выдохнул.

- Я повторяю вопрос: настоящую еду мы увидим сегодня?

Медленно, стараясь обходить лужи разлитого пива, трактирщик приблизился к столу.

Компания не внушала доверия.

Один – сероглазый рыцарь, судя по рукоятке меча, а судя по комплекции - барон, не меньше, затянутый в неполный доспех с накидкой поверх.

На груди блестел шитьём герб - отхлёбывающий пиво воин, сидящий на голове дракона. Выполнен тот был в красно-коричневых тонах.

Спутник этого рыцаря не отличался ни ростом, ни комплекцией. "Метр с капюшоном" - сказал про себя трактирщик, смотря на это недоразумение в клобуке.

Впрочем, из-под обшлага рукава карлика что-то блестело. Словно поняв, куда смотрит трактирщик, сидящий отдёрнул рукав чуть повыше, предоставив вниманию хозяина таверны золотой браслет на предплечье.

- У вас возникли сомнения в том, что мы заплатим? - мягким голосом спросил "капюшон".

Трактирщик замахал руками перед собой.

- Нет, нет, что вы...

Рыцарь шарахнул рукой по недовольно заскрипевшему столу.

- А мы считаем, что этим недоверием вы оскорбляете барона Междулесья Гримза и его спутника, Ротта!

- Но я... Но вы... Сию минуту, господа! Сию минуту! Кабана сейчас поставим, разумеется! - трактирщик, рассыпаясь в извинениях, помчался в сторону кухни.

Барон и карлик снова уставились друг на друга.

У каждого в голове неслись мысли о том, как судьба свела их за этим столом.

Через пару часов перед ними оказалось третье по счёту блюдо - тот самый обещанный кабан, примостившийся между пустыми кружками, грязной посудой и объедками.

Гримз откинулся на спинку стула и осоловело оглядел помещение.

Вокруг стола уже сгрудились другие гости таверны, подбадривая и поддерживая участников состязания.

За Ротта выступала пара людей постарше, чуявших "тёмную лошадку", которой суждено выиграть.

Гримзу же сочувствовали все остальные.

Барон посмотрел на своего оппонента. Карл еле дышал, но в его глазах читалась решимость.

- Позвольте, позвольте господину барону и его оппоненту выйти и насладиться свежим воздухом! – Гримз встал со своего места, отдышался и неспешно направился к выходу.

За ним колобком катился оппонент.

- А, господа соревнующиеся, видимо, до ветру! – с пониманием прокомментировал трактирщик.

Под взрывы смеха оппоненты прошли за угол таверны.

- Господин… барон… - пытаясь вдохнуть, начал говорить Карл.

- Можешь называть просто Гримз, мы с тобой за одним столом кушали.

- Я боюсь, что кушают только короли. Мы-то с вами люди простые…

- Ели?

Карлик промолчал.

- Жрали, господин барон.

Гримз хохотнул, опершись на стену.

- Верно подмечено. Ладно я, но как ты кинулся на цыплёнка… Я только одного человека помню такого, Бранна Прожорливого. Вот уж был настоящий рыцарь! Бочка, а не нутро! Одна проблема – закончил рано.

- Что, в бою стал неповоротливым? – Ротт, прилёгший на травку отдохнуть, повернул голову в сторону барона.

- Нет, до боя доехать не мог. А какой же рыцарь без славной сечи? Но не об этом.

Гримз хотел было продолжить, но карлик перебил его.

- Господин барон, вы знаете, я должен вам признаться…

- Что, хочешь, чтобы тебе дали титул, герб и девиз? Я даже знаю вариант: « Дворянин Карл Ротт, маленький, но такой вместительный!».

- Нет, господин барон. Знаете ли, я… - маленький человек замялся, после чего выпалил, как на духу: - ясовершеннолишёнсредствксуществованию!

- Что-что?

- Янеимеюнигрошавкармане!

- Можно помедленней?

- Нет у меня денег, господин барон.

Гримз убрал руку со стены, некоторое время помолчал, повернулся к карлику:

- Повтори-ка ещё раз.

Глядя на лицо дворянина, Ротт помертвел. Да, барон превзошёл сам себя – насупленные брови, стальные глаза, которые, как лезвие меча, видели немало крови, и готовые увидеть ещё, рот, сведённый в злобном оскале.

- Денег… не… имею… - Ротт ронял слова, как медяки в руку нищего.

Повисло молчание.

- Я, я сейчас всё объясню!

***

Ротт не ел уже три дня.

Сейчас он кутался в клобук - от холода и следил за тем, как пища перемещается по помещению.

Вот гостю в углу принесли жареный окорок, от которого тот начал кромсать куски ножом, вытащенным из-за голенища. Лезвие перед нарезкой было тщательно облизано во избежание заразы.

"Благородный." - решил Ротт. - "Эх, знал бы, что всё вот так повернётся..."

Золотой браслет звякнул, коснувшись стола. Вот оно, хитроумное и по-настоящему жестокое наказание.

Правитель соседнего княжества Борк был умён, умён в той страшной степени, делающей доброту даром богов, а правосудие - карой небесной.

Надеть золотой браслет на руку нищего? А почему бы и нет?

После долгих лет трудной борьбы с попрошайками над ними можно и поглумиться.

Хочешь получать милостыню? А кто подаст человеку с состоянием на руке?

Придётся отрубить руку берущую, дабы не оскудела рука дающего.

Более того, не раз и не два местные бандиты, еле-еле выживающие при власти Борка, на самом отрубали таким нищим руки в поисках лёгкой наживы.

Ротту такая судьба, само собой, была не по душе.

Фазан с горкой овощей приземлился за стол рыцаря в слегка проржавелых доспехах.

Тот скинул кончиком ножа гарнир на пол и принялся за настоящую еду.

Ротт приходил в таверну уже второй день подряд, и охранник, седеющий мужик из бывших стражников, уже внимательно следил за ним.

Карлик нервно почесал щёку.

Браслет впивался в руку. Он специально был подогнан так, чтобы сидеть, как влитой, не давая ни единого шанса снять орудие пытки. Все мало-мальски умелые кузнецы не рискнули бы помогать несчастному - закон был суров и предполагал наказание за помощь осужденному, а к подмастерьям было действительно страшно идти.

Да и пришлось бы делиться.

Нет, Ротт не был жадным. Он был просто очень бережливым, расчётливым и не желающим отдавать кусок неплохого золота какому-то мастеру помахать молотом.

Однако сосущее чувство голода всё чаще подсказывало ему, что умные и расчётливые почему-то часто живут меньше глупых и простых.

Рыцарь, вошедший в таверну несколькими минутами позже, особого интереса не представлял.

Пока не сверкнуло золотое шитьё накидки на доспехах.

Пока не раздался звон королевских монет.

Ротт, уже сам не понимая, что делает, вскочил, на ноги и кинулся, кинулся к этому столику, к этому спасителю в золочёных одеждах, который мог бы прийти на помощь ему, нищему, жалкому, обречённому с самого детства из-за своей внешности на смех и подколки окружающих человеку.

Впрочем, на лице рыцаря бродила такая тяжкая дума, что Ротт замедлился.

"Может, он думает о своем родном крае, который вынужден защищать? Или о любимой девушке, которая ждёт его с победой?"

Рыцарь продолжал звенеть монетами в руке и двигать губами.

"Или он перед едой молится. Неловко, право дело, его отвлекать, но..."

- Достопочтенный господин...

***

У барона заклокотало внутри.

Карл сжался, попытался спрятаться в морщинах своего клобука.

Звуки становились всё громче. Барон побагровел.

А потом неожиданно хихикнул.

«Да он с ума сошёл. Он же сейчас меня прямо тут и…» - мысль карлика прервалась громогласным смехом.

Барон Гримз был страшен в гневе – и неподражаем в веселье.

- Дело в том, господин Ротт, что и у меня нет ни гроша! - Гримз согнулся в три погибели, продолжая гоготать.

- Что?! – потрясённо спросил карлик.

- Ни-гро-ша! Я потратил королевский дар на увеселения, а остатки пошли в лошадь! – Гримз продолжал смеяться, уже упав на колени.

- То есть вы согласились, не имея денег!

- Ты так уверенно предлагал!

- А вы так радостно согласились! – к хохоту барона добавились первые смешки карлика.

- Конечно, я со вчерашнего утра ничего не ел!

- А я три дня!

- Какой, какой кошмар! – утирая слёзы, ответил Гримз. – А золотые браслеты на ваших руках?

- Это наказание?

- Наказать ношением золота? Это за что?

- За попрошайничество, господин барон!

Гримз осёкся, обдумал – и снова взорвался.

- Вот это потеха!

Через несколько минут, когда Гримз вытер все слёзы, а Ротт принял сидячее положение, оба осознали и трагичность ситуации.

- А чем мы платить будем?

- Хороший вопрос. – Гримз почесал заросший щетиной подбородок. – Сразу говорю – достоинство рыцаря не позволяет мне расплатиться накидкой или доспехом.

- Достоинство нищего позволяет мне расплатиться ничем.

Они помолчали.

- Пойдёмте, что ли, обратно, господин барон, к минутной славе и вечному позору. – Ротт встал, отряхнулся, после чего невзначай спросил у собеседника. – А лошадь у вас дорогая?

- Да не очень… Нет, нет, господин Ротт! Лошадь в ближайшие пару дней продавать нельзя!

- Отчего же это? До ближайшего города не так далеко, а денег с продажи хватит на какую-нибудь старенькую кобылку, на которой можно и до вашего края доехать.

Гримз почесал затылок.

- Да тут такое дело…

***

Новоявленный барон Гримз задумчиво смотрел на подаренного королём коня.

Тот с лёгким сожалением смотрел на барона.

- Вот дурак. - сплюнул Гримз. - Нет, спрятать деньги - хорошая была идея. Но надо было думать, куда!

У барона не было ни гроша.

Прошитая золотом накидка на доспехи - сто золотых.

Новый шлем, с плюмажем из перьев добрудинского орла - пятьдесят золотых.

Званый ужин в честь баронства - примерно двадцать пять золотых (за первый ужин, который барон помнил).

Засунуть мешочек с деньгами в торбу с овсом коня - бесценно.

- Вот как, как можно было не заметить, что золото жрёшь, скотина? - в сердцах спросил барон.

Конь терпел эти пассажи уже полчаса, продолжая плестиcь по одному из трактов королевства.

Гримз, отчаянно желающий есть и пива, никак не мог успокоиться. Ему казалось, что при каждом шаге конь слегка позвякивает.

На горизонте показалось добротное, крепкое здание таверны.

Конь пошёл немного быстрее.

Гримз же снова сунул в карман руку и выудил оттуда несколько медных монет - больших, тяжёлых.

- Вот! Вот какие должны быть деньги! - он наклонился и показал коню кругляш. - Чтобы никто покуситься на них не мог! А не эти чешуйки золотые!

Животное никак не реагировало, продолжая идти.

- Знаешь, что я тебе скажу? Правильно - если бы я хотел вложиться в животных, я бы купил уток! Курей! - барон закатил глаза. До него донёсся аромат жареной свинины. В животе заурчало. - Свиней, в конце концов!

Через некоторое время барон, подостыв, погладил по холке коня.

- Ну ладно, ладно. Не обижайся. Ты, это, главное - до безлюдного места дотерпи. Я деньги в навозе прилюдно искать не собираюсь.

Конь кивнул, тряхнув гривой.

- Вот и хорошо.

Возле таверны конь встал.

Не помогли ни просьбы Гримза, ни его крики. Конь продолжал стоять, смотря в сторону корыта, наполненного сеном.

- Ох, неладная... - Гримз снова пересчитал медяки, после чего слез с коня.

- Лошадку покормить сколько стоит? - спросил он у бедно одетого юноши, стоявшего возле корыта.

- Пять медяков, вашеродье! - откликнулся служка.

- Сколько?!

- Пять, пять! Не меньше! Сено дорогое нынче для скакунов! - служка начал загибать пальцы. - За сбор - медяк, за перевозку медяк, таверне прибыль - ещё один...

- Так, а две монеты куда пойдут?

- Акциз. - ответил служка и сплюнул на землю.

- Хммм... - Гримз отсчитал пять монет и сунул их в ладошку служке.

Тот ссыпал их себе в карман. "Акциз" было волшебным словом. Услышав его, все ругались, но платили ровно столько, сколько им говорили.

Что оно означает, служка и сам не знал. Но исправно откладывал две монеты себе, приговаривая: «Акциз».

Конь Гримза, дождавшись конца этой процедуры, позволил довести себя до корыта, после чего уткнулся в него мордой и начал жевать.

- Кушай, кушай. Хорошо кушай, скотина. - нашептал ему в ухо Гримз, после чего прошёл в таверну.

Охранник с лёгкой улыбкой посмотрел на его герб, после чего благосклонно кивнул и пропустил барона в помещение.

Там было малолюдно - всё-таки сказывались утренние часы. Приятно пахло свежим пивом и жареным мясом, а ещё - тонкими нотками специй.

Барон прошёл к столику возле окна, снова покопался рукой в кармане и вздохнул.

Хватало на кружку дешёвого пива, что тело барона устраивало не вполне.

Душа тоже требовала большего.

Впрочем, трактирщика он пока не торопился звать.

За столиками уже ошивались завсегдатаи. В нише, неподалёку от выхода, сидел коротышка в плаще, внимательно наблюдая за остальными.

В любой другой ситуации Гримза бы напряг этот незнакомец, но сейчас он был занят сложными расчётами.

"Хм, а если я закажу полкружки, то мне хватит и на цыплёнка. На полцыпленка. Да хоть бы на крылышко хватило, таверна-то на тракте, тут сдерут, мало не покажется". - мысли барона крутились вокруг трёх медяков в кармане, губы двигались в такт звону монет.

"Может, найти того парня и потребовать акциз обратно?" - дворянин даже привстал, когда коротышка из ниши дёрнулся к нему.

- Достопочтенный господин...

- Гримз.

- Господин Гримз, здравы будьте вовек. Меня зовут Ротт. - коротышка нервно облизнул губы, через которые пролегал шрам. - Карл Ротт.

- Барон Междулесья Гримз, к вашим услугам.

- Вы знаете, я сидел, смотрел на вас, и решил, что вы будете замечательным оппонентом, ваше благородие. Дело в том, что все, кто видят меня, сомневаются в моих способностях касательно еды.

- В каком смысле? - Гримз вернулся на своё место, а карлик вспорхнул на стул напротив.

- Знаете ли, я готов предложить вам состязание. Правила очень просты - кто съест больше, тот и победил.

Желудок Гримза жадно откликнулся на такой призыв.

- Секундочку. А кто оплатит сие ристалище?

- Проигравший, конечно. - ощерился в неровной улыбке Ротт.

Гримз прислушался к своему телу.

"Соглашайся, дурак!" - кричал желудок.

"Ох, как я заждался еды!" - отвечал ему желчный пузырь.

"Нет, нет! Пустите, я не могу тут больше находится!" - лёгким диссонансом откликалась печень.

- По рукам! - рявкнул Гримз. - Трактирщик, пива господам!

***

- Но ведь золотые монеты-то довольно большие. - возразил, дослушав, карлик.

- Зато лошадь ума небольшого.

- Тоже верно. И вы теперь без денег.

- Нет, почему же. Я просто жду возврата инвестиций естественным путём. Может, ближе к вечеру начнётся.

- Но деньги нам нужны ближе к сейчас.

- Хмм, до вечера сидеть и есть мы не сможем, вы правы.

Собеседники замолчали.

- Мы можем напугать лошадь! – лицо Ротта осветилось. – Она и вернёт нам всё назад!

- Конь рыцарский, да чтобы испугался?

- Что, так всё серьёзно?

- Он немало битв и сражений видел. Три, если быть точным. Трудновато будет напугать такого коня.

- А вы сколько битв видели, господин барон? – с издёвкой спросил Ротт.

- Больше. У рыцарей просто ниже смертность, чем у коней. Нас чаще в плен берут, там...

- К сожалению. Кони же прекрасные создания.

- Рыцари поумней, правда. Хотя… - Гримз усмехнулся. – Далеко не всегда.

Ротт хмыкнул.

- И то верно. Впрочем, есть у меня идея. Идите внутрь, садитесь, да скажите публике, что, мол-де, оппонент ваш задержится ещё на пару минут. А потом я вернусь – и, надеюсь, всё пройдёт успешно. – Карл начал что-то искать под ногами.

Через несколько минут, когда барон уже вгрызся в горячую свиную ногу, сидя за столом, карлик вошёл внутрь таверны и вернулся на своё место.

- Что, малец, результаты превзошли возможности? – насмешливо спросил дворянин, болевший за Гримза.

Таверна грохнула.

- Жаль, жаль, что результаты воспитания дворянства не превышают его возможностей. – ответил ему негромко Ротт.

Гримз улыбнулся, откусывая кусок.

Так прошло ещё пятнадцать минут.

Гримз то и дело бросал взгляд в сторону окна, наблюдая за безмятежной жизнью в окрестностях таверны.

Ротт делал то же самое, но смотрел на небо. Рост не позволял ему видеть ничего другого.

В тот момент, когда Гримз отложил под стол обглоданную кость, снаружи раздался громкий треск.

Через открытые двери конюшни пробкой вылетел служка. «Акцизные» монеты оставляли за ним след, как за кометой.

Следом за ним появился конь Гримза, чихающий, ржущий и будто сошедший с ума. Он огляделся по сторонам и кинулся бежать дальше по тракту.

- Чёрт! Конь! – Гримз выскочил из-за стола и кинулся на улицу. – Конь убегает!

«Не знаю, что этот карлик придумал» - Гримз бежал тяжело, пыхтя и отдуваясь. – «Но если он хотел, чтобы мы покинули таверну, он перестарался».

Вслед за рыцарем на улицу высыпала вся собравшаяся публика.

- Надо помочь господину рыцарю догнать коня! – крикнул кто-то из толпы.

- Стоять на месте, песьи дети! – трактирщик возник на пороге. – Пока не оплатите свои харчи, никто с места не двинется!

Толпа, разочарованно гудя, кинулась внутрь.

Ротт же, спрятавшийся за поилкой для лошадей неподалёку от входа в таверну, припустил вслед за бароном.

Служка, видевший это, кинулся к трактирщику.

- Господин, там один из гостей за бароном кинулся! Мелкий такой, с ребёнка ростом!

Толпа обернулась в сторону стола, за которым не оказалось ни одного из соревнующихся.

Трактирщик заорал:

- ТАК! Кто поймает одного из этих двоих – тому сегодня всё за счёт заведения!

После чего первым кинулся к дверям.

- Обмануть хотели, а ещё благородные! Браслетики золотые, тьфу!

Зрители небольшой деревеньки в десяти минутах ходьбы от таверны в тот день наблюдали такую сцену.

Сначала по центральной улице пронёсся крупный, сивый конь, который то и дело бешено ржал. Он скакал не на максимуме возможностей, но довольно быстро.

Через две минуты там же пронёсся рыцарь, а по комплекции – барон, не меньше, кричащий что-то на смутно понятном дворянском языке, который, впрочем, от крестьянского отличался только изяществом используемых оборотов. Староста деревни, впрочем, как общавшийся с благородными, различил что-то про кобылу-мать и мерина-отца.

Затем по улице пронесся, мелко перебирая ногами, карлик в чёрном клобуке, то и дело оборачивающийся. Староста понял не всё из его речи, поскольку тот только повторял два слова: "Крапива" и "Сработало".

Ну а замыкала эту странную процессию группа людей, похожая на кулинарную банду – с вилками и ложками в руках. Первым в ней, с ухватом, был трактирщик.

Его речь староста понял от первого до последнего слова. Земляки, как-никак.

Погоня закончилась ещё через километр.

Конь мирно жевал траву на обочине, когда Гримз, запыхавшийся и задыхающийся, нагнал его.

- Ещё бы ты так быстро не бежал, был бы золотой конь. Хотя ты и так бесценный. – Гримз потрепал коня по боку. – Ты же ещё золотой, я надеюсь?

Взгляд коня ничего не выражал.

- Надеюсь, что да. Ладно, поехали. – Гримз грузно залез в седло, но коня пока не тронул.

Он смотрел в сторону холма, на вершине которого появилась маленькая фигурка, которая то и дело оборачивалась, оглядываясь назад, спотыкалась, пока всё-таки не упала и не покатилась по дороге.

Вслед за ней появилась толпа, преследующая убегающего.

Гримз начал разворачиваться в их сторону.

- Ну что, защитим нищих и обездоленных? - шепнул он, после чего пустил коня рысью.

Доехав до толпы преследователей, он развернулся, дал лошади шенкелей (та перешла на галоп), свесился из седла, не сбавляя ход, схватил карлика и посадил его перед собой.

- Держись крепче! – лошадь перешла на карьер, и через некоторое время преследователи, остановившиеся на середине дороги, и что-то рассматривающие, остались позади.

А рассматривать им было что.

- Чёрт, они пожрали, не расплатились, а теперь мы их даже не обнаружим! – трактирщик злобно потряс ухватом вслед. – А всё, что осталось нам – куча навоза! - он злобно приложился по ней сапогом.

Что-то блеснуло и улетело на обочину.

Служка кинулся в ту же сторону.

- Господин, смотрите! – он держал в руке золотую монету.

Трактирщик выругался.

- Чёртовы дворяне! Нет бы расплатиться по-человечески, а у них только, понимаешь, на уме капризы одни! Оставь пока у себя, вернёшься, вымоешь, отдашь. Деньги-то они не пахнут, верно? – он повернулся в сторону остальных посетителей таверны и засмеялся.

- Но эта монетка пахнет. – служка сунул находку чуть ли не в нос трактирщику. Тот ударил мальчишку по руке.

- Неуч! Подними, отмой и отдай мне потом. – трактирщик посмотрел на всех присутствующих. – А что, кто-то остался в трактире?

Охранник, последовавший за ним, кивнул.

- Так они сейчас могут там наесться и сбежать! Обратно, обратно, бегом обратно!

***

Вильм, зачарованно слушавший эту историю, потряс головой, отпил немного чая и помолчал.

Гримз со вздохом встал со своего кресла и отошёл к камину, поворошил дрова, после чего обратился к ещё одному сидящему за столом.

- Ну что, Ротт, память меня ещё не подводит?

Одетый в чересчур цветастый наряд Карл Ротт, шут из свиты барона, обнажил желтоватые зубы в улыбке и почесал затылок.

- Да вроде всё правильно было. Деталь маленькую забыли.

- Это какую же?

- Да так...

Ротт повернулся к Вильму, убрал с лица ухмылку и серьёзным голосом сказал:

- А о том, что в доспехах у господина барона потайной кармашек был с деньгами, он и забыл. И тогда, - барон начал клокотать. - И сейчас. - Ротт перевёл взгляд на дворянина и широко улыбнулся.

Барон захохотал.

За ним подхватили и все остальные.

______________________________________
Всем привет, с вами @SilverArrow.

Моему профилю сегодня исполнилось три года, и лучшим способом отпраздновать это для меня было написать рассказ с героями, которые были созданы благодаря Пикабу и лично @RusAD, за что сайту и пользователю огромное спасибо)

Итак, если вас заинтересовал этот мир и персонажи - прочитайте предыдущие рассказы:

Магия: инструкция по применению.

Мёртвые с косами

Игра на чувствах

"Погибель Годвина" или Как стать бароном за один подвиг.
Ловкость рук - и какое-то мошенничество! Часть 1.(Когда-нибудь я его допишу))

И не забывайте - у вас всегда есть возможность оставить комментарий для критики, подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.


С уважением, ваш @SilverArrow.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!